Рассказы - Страница 13 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Рассказы - Страница 13 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Рассказы
Рассказы
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 17.06.2014, 19:33 | Сообщение # 181
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
С первыми лучами золотисто-огненного солнца, от которого все в округе просыпалось, Силимэри погрузилась в недолгий, но праведный сон:
— Силимэри, — упрекающее и взволнованно говорила незнакомка вздрагивающим голосом, — я бы на твоем месте все космы ей повыщипывала.

Она вытирала длинные мокрые волосы застиранным больничным полотенцем и смотрела в треснутое зеркало прямо в глаза бледной и подавленной коллеге по несчастью. Силимэри отвернулась, не желая ничего отвечать, не желая верить и не желая ничего слышать о любовницах своего мужа, но рядом стоящая эльфийка не прекращала натравливать ее на кровавую месть:

— Глупо, ой, как глупо прикидываться чайником, прятать голову в песок и не замечать очевидного, — шептала она, и каждое ее слово с болью врезалось в слабое осознание действительности Силимэри. — Я знаю, что говорю: Анк-Морхорке встречается с ней каждый день в семнадцать ноль ноль. Тринадцатый дом по Набережной. Если не веришь, можешь сама проверить.

— Оставь меня в покое. Я не хочу ничего знать, — умоляла ее Силимэри.
В душевой, рассчитанной на десять пациентов психиатрической клиники, шумела вода: другие эльфийки смывали с себя дневной пот, получая удовольствие от ударов множества теплых капель по спине и плечам. У двери стояла строгая надзирательница — госпожа Атанварниэ. Она следила за порядком и не спускала глаз с Силимэри, как будто в этих стенах безумнее ее никого не было.

— Элеонора Арранитри, — отчеканивая каждую букву, произнесла эльфийка. — Анк-Морхорке водит тебя за нос. Его обещания пусты, как колодцы в затерянном городе. Не верь ему. Не верь.

— Это не правда, — чуть ли не плакала Силимэри, — он обещал, что больше не будет.

— И ты поверила? Элеонора вертихвостка, каких свет не видывал. Она любого окрутит и глазом не моргнет. И твой муженек у нее не один такой горячо любимый и щедрый на подарки. Она далеко не дура и умеет вертеть эльфами как захочет, а они как дураки млеют от ее красоты и иностранного шарма. Я призираю таких как она. Разлучница проклятая.

В один миг все вокруг позеленело, и Силимэри едва не упала от потери чувств. Ее подхватили, и Атанварниэ подняла тревогу, срочно вызвав доктора Фабиоре. Все вертелось, расплывалось, чьи-то руки заставили ее взять в рот горсть таблеток, поднесли стакан воды и наклонили его. В этот момент в мозгу Силимэри созрел план побега. Она жадно выпила всю воду и сделала вид, что с трудом проглотила лекарства.

Как только ее оставили одну в палате, она выплюнула таблетки в ладонь и спрятала под подушку. Во рту горчило. Сплевывая со слюной частички растворившихся таблеток, Силимэри вытерла рот и подошла к окну.

Раскрыть его и раскурочить решетку было не так то и просто, но с этим заданием она справилась и спустилась в тенистый сад по плетеному канату их постельного белья. Сама в белой пижаме она побежала к высокому забору и, вскарабкавшись на него, отчаянно побежала, куда глаза глядят.

— Набережная, тринадцать, — сердце Силимэри колотилось от охватившего ее страха.

За резным заборчиком, оплетенным лозами винограда, мелькнули две фигуры. Силимэри вошла через калитку и пошла в тень сада.
 
СообщениеС первыми лучами золотисто-огненного солнца, от которого все в округе просыпалось, Силимэри погрузилась в недолгий, но праведный сон:
— Силимэри, — упрекающее и взволнованно говорила незнакомка вздрагивающим голосом, — я бы на твоем месте все космы ей повыщипывала.

Она вытирала длинные мокрые волосы застиранным больничным полотенцем и смотрела в треснутое зеркало прямо в глаза бледной и подавленной коллеге по несчастью. Силимэри отвернулась, не желая ничего отвечать, не желая верить и не желая ничего слышать о любовницах своего мужа, но рядом стоящая эльфийка не прекращала натравливать ее на кровавую месть:

— Глупо, ой, как глупо прикидываться чайником, прятать голову в песок и не замечать очевидного, — шептала она, и каждое ее слово с болью врезалось в слабое осознание действительности Силимэри. — Я знаю, что говорю: Анк-Морхорке встречается с ней каждый день в семнадцать ноль ноль. Тринадцатый дом по Набережной. Если не веришь, можешь сама проверить.

— Оставь меня в покое. Я не хочу ничего знать, — умоляла ее Силимэри.
В душевой, рассчитанной на десять пациентов психиатрической клиники, шумела вода: другие эльфийки смывали с себя дневной пот, получая удовольствие от ударов множества теплых капель по спине и плечам. У двери стояла строгая надзирательница — госпожа Атанварниэ. Она следила за порядком и не спускала глаз с Силимэри, как будто в этих стенах безумнее ее никого не было.

— Элеонора Арранитри, — отчеканивая каждую букву, произнесла эльфийка. — Анк-Морхорке водит тебя за нос. Его обещания пусты, как колодцы в затерянном городе. Не верь ему. Не верь.

— Это не правда, — чуть ли не плакала Силимэри, — он обещал, что больше не будет.

— И ты поверила? Элеонора вертихвостка, каких свет не видывал. Она любого окрутит и глазом не моргнет. И твой муженек у нее не один такой горячо любимый и щедрый на подарки. Она далеко не дура и умеет вертеть эльфами как захочет, а они как дураки млеют от ее красоты и иностранного шарма. Я призираю таких как она. Разлучница проклятая.

В один миг все вокруг позеленело, и Силимэри едва не упала от потери чувств. Ее подхватили, и Атанварниэ подняла тревогу, срочно вызвав доктора Фабиоре. Все вертелось, расплывалось, чьи-то руки заставили ее взять в рот горсть таблеток, поднесли стакан воды и наклонили его. В этот момент в мозгу Силимэри созрел план побега. Она жадно выпила всю воду и сделала вид, что с трудом проглотила лекарства.

Как только ее оставили одну в палате, она выплюнула таблетки в ладонь и спрятала под подушку. Во рту горчило. Сплевывая со слюной частички растворившихся таблеток, Силимэри вытерла рот и подошла к окну.

Раскрыть его и раскурочить решетку было не так то и просто, но с этим заданием она справилась и спустилась в тенистый сад по плетеному канату их постельного белья. Сама в белой пижаме она побежала к высокому забору и, вскарабкавшись на него, отчаянно побежала, куда глаза глядят.

— Набережная, тринадцать, — сердце Силимэри колотилось от охватившего ее страха.

За резным заборчиком, оплетенным лозами винограда, мелькнули две фигуры. Силимэри вошла через калитку и пошла в тень сада.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:33
СообщениеС первыми лучами золотисто-огненного солнца, от которого все в округе просыпалось, Силимэри погрузилась в недолгий, но праведный сон:
— Силимэри, — упрекающее и взволнованно говорила незнакомка вздрагивающим голосом, — я бы на твоем месте все космы ей повыщипывала.

Она вытирала длинные мокрые волосы застиранным больничным полотенцем и смотрела в треснутое зеркало прямо в глаза бледной и подавленной коллеге по несчастью. Силимэри отвернулась, не желая ничего отвечать, не желая верить и не желая ничего слышать о любовницах своего мужа, но рядом стоящая эльфийка не прекращала натравливать ее на кровавую месть:

— Глупо, ой, как глупо прикидываться чайником, прятать голову в песок и не замечать очевидного, — шептала она, и каждое ее слово с болью врезалось в слабое осознание действительности Силимэри. — Я знаю, что говорю: Анк-Морхорке встречается с ней каждый день в семнадцать ноль ноль. Тринадцатый дом по Набережной. Если не веришь, можешь сама проверить.

— Оставь меня в покое. Я не хочу ничего знать, — умоляла ее Силимэри.
В душевой, рассчитанной на десять пациентов психиатрической клиники, шумела вода: другие эльфийки смывали с себя дневной пот, получая удовольствие от ударов множества теплых капель по спине и плечам. У двери стояла строгая надзирательница — госпожа Атанварниэ. Она следила за порядком и не спускала глаз с Силимэри, как будто в этих стенах безумнее ее никого не было.

— Элеонора Арранитри, — отчеканивая каждую букву, произнесла эльфийка. — Анк-Морхорке водит тебя за нос. Его обещания пусты, как колодцы в затерянном городе. Не верь ему. Не верь.

— Это не правда, — чуть ли не плакала Силимэри, — он обещал, что больше не будет.

— И ты поверила? Элеонора вертихвостка, каких свет не видывал. Она любого окрутит и глазом не моргнет. И твой муженек у нее не один такой горячо любимый и щедрый на подарки. Она далеко не дура и умеет вертеть эльфами как захочет, а они как дураки млеют от ее красоты и иностранного шарма. Я призираю таких как она. Разлучница проклятая.

В один миг все вокруг позеленело, и Силимэри едва не упала от потери чувств. Ее подхватили, и Атанварниэ подняла тревогу, срочно вызвав доктора Фабиоре. Все вертелось, расплывалось, чьи-то руки заставили ее взять в рот горсть таблеток, поднесли стакан воды и наклонили его. В этот момент в мозгу Силимэри созрел план побега. Она жадно выпила всю воду и сделала вид, что с трудом проглотила лекарства.

Как только ее оставили одну в палате, она выплюнула таблетки в ладонь и спрятала под подушку. Во рту горчило. Сплевывая со слюной частички растворившихся таблеток, Силимэри вытерла рот и подошла к окну.

Раскрыть его и раскурочить решетку было не так то и просто, но с этим заданием она справилась и спустилась в тенистый сад по плетеному канату их постельного белья. Сама в белой пижаме она побежала к высокому забору и, вскарабкавшись на него, отчаянно побежала, куда глаза глядят.

— Набережная, тринадцать, — сердце Силимэри колотилось от охватившего ее страха.

За резным заборчиком, оплетенным лозами винограда, мелькнули две фигуры. Силимэри вошла через калитку и пошла в тень сада.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:33
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 17.06.2014, 19:33 | Сообщение # 182
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
— Элеонора, я не хочу тебя ни с кем делить, — стоящий спиной рыжеволосый эльф, тряс красивую женщину в длинном красном платье, расшитом белыми кружевами и рюшками на груди и рукавах.

— Уходи, я прошу тебя, — просила она его, опуская взгляд.

— Нет, я не уйду, — не соглашался эльф, — так больше не может продолжаться. Выбирай: я или он.

— Не смей ставить меня перед выбором, — вспыхнула Элеонора. — Я не люблю этого, ты ведь знаешь. Чего ты кипятишься? Волоинс, милый, меня ведь хватит на вас двоих.

— Шлюха, — он ударил ее по щеке и повалил на землю. — Не бывать этому никогда, слышишь? Ты будешь или только моя, или ничья, — его руки сомкнулись на тонкой шее. — Ну, что же ты молчишь? Давай, клянись, что будешь только моя, или я придушу тебя прямо здесь и прямо сейчас.
Силимэри в замешательстве застыла, выглядывая из-за широкого ствола яблони. Ее разум опять помутился. Из соседнего двора доносились детские крики, а она стояла, как вкопанная, и смотрела, как Волоинс, тот, любовь к которому переходила из весны в весну, убивал на ее глазах свою любовницу.

Элеонора не могла произнести и слова. Ее руки сначала отталкивали Волоинса, а спустя некоторое время безжизненно упали.

Волоинс, осознав, что натворил, встал с измученным выражением лица и выставил перед собой руки, широко расставляя дрожащие пальцы.

— Видят, святые эльфы, я не хотел тебя убивать, — раскаялся он и бегом скрылся с места преступления.

Силимэри, как зачарованная, медленно подошла с лежащей на земле красивой женщине, всматриваясь в ее необыкновенные черты. Она присела рядом и погладила ее по щеке, затем закрыла ее о стеклянные глаза и в этот момент за соседским забором возникла другая женская фигура. На нее встревожено смотрела Ваминея Абернелио.

Со стороны калитки донесся звук остановившихся колес и фырканье единорогов, но Силимэри будто пригвоздило к телу Элеоноры.

— Это не я, — кричала она немым голосом, — это не я.

Объятия Иглесиаса вывели Силимэри из кошмарного сна.

— Драга моја, шта није у реду?

— Что? — переспросила Силимэри, не понимая вопроса, но, собравшись с мыслями, ответила. — Я вспомнила, как это было: это не я задушила Элеонору Арранитри. Моя совесть чиста.
 
Сообщение— Элеонора, я не хочу тебя ни с кем делить, — стоящий спиной рыжеволосый эльф, тряс красивую женщину в длинном красном платье, расшитом белыми кружевами и рюшками на груди и рукавах.

— Уходи, я прошу тебя, — просила она его, опуская взгляд.

— Нет, я не уйду, — не соглашался эльф, — так больше не может продолжаться. Выбирай: я или он.

— Не смей ставить меня перед выбором, — вспыхнула Элеонора. — Я не люблю этого, ты ведь знаешь. Чего ты кипятишься? Волоинс, милый, меня ведь хватит на вас двоих.

— Шлюха, — он ударил ее по щеке и повалил на землю. — Не бывать этому никогда, слышишь? Ты будешь или только моя, или ничья, — его руки сомкнулись на тонкой шее. — Ну, что же ты молчишь? Давай, клянись, что будешь только моя, или я придушу тебя прямо здесь и прямо сейчас.
Силимэри в замешательстве застыла, выглядывая из-за широкого ствола яблони. Ее разум опять помутился. Из соседнего двора доносились детские крики, а она стояла, как вкопанная, и смотрела, как Волоинс, тот, любовь к которому переходила из весны в весну, убивал на ее глазах свою любовницу.

Элеонора не могла произнести и слова. Ее руки сначала отталкивали Волоинса, а спустя некоторое время безжизненно упали.

Волоинс, осознав, что натворил, встал с измученным выражением лица и выставил перед собой руки, широко расставляя дрожащие пальцы.

— Видят, святые эльфы, я не хотел тебя убивать, — раскаялся он и бегом скрылся с места преступления.

Силимэри, как зачарованная, медленно подошла с лежащей на земле красивой женщине, всматриваясь в ее необыкновенные черты. Она присела рядом и погладила ее по щеке, затем закрыла ее о стеклянные глаза и в этот момент за соседским забором возникла другая женская фигура. На нее встревожено смотрела Ваминея Абернелио.

Со стороны калитки донесся звук остановившихся колес и фырканье единорогов, но Силимэри будто пригвоздило к телу Элеоноры.

— Это не я, — кричала она немым голосом, — это не я.

Объятия Иглесиаса вывели Силимэри из кошмарного сна.

— Драга моја, шта није у реду?

— Что? — переспросила Силимэри, не понимая вопроса, но, собравшись с мыслями, ответила. — Я вспомнила, как это было: это не я задушила Элеонору Арранитри. Моя совесть чиста.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:33
Сообщение— Элеонора, я не хочу тебя ни с кем делить, — стоящий спиной рыжеволосый эльф, тряс красивую женщину в длинном красном платье, расшитом белыми кружевами и рюшками на груди и рукавах.

— Уходи, я прошу тебя, — просила она его, опуская взгляд.

— Нет, я не уйду, — не соглашался эльф, — так больше не может продолжаться. Выбирай: я или он.

— Не смей ставить меня перед выбором, — вспыхнула Элеонора. — Я не люблю этого, ты ведь знаешь. Чего ты кипятишься? Волоинс, милый, меня ведь хватит на вас двоих.

— Шлюха, — он ударил ее по щеке и повалил на землю. — Не бывать этому никогда, слышишь? Ты будешь или только моя, или ничья, — его руки сомкнулись на тонкой шее. — Ну, что же ты молчишь? Давай, клянись, что будешь только моя, или я придушу тебя прямо здесь и прямо сейчас.
Силимэри в замешательстве застыла, выглядывая из-за широкого ствола яблони. Ее разум опять помутился. Из соседнего двора доносились детские крики, а она стояла, как вкопанная, и смотрела, как Волоинс, тот, любовь к которому переходила из весны в весну, убивал на ее глазах свою любовницу.

Элеонора не могла произнести и слова. Ее руки сначала отталкивали Волоинса, а спустя некоторое время безжизненно упали.

Волоинс, осознав, что натворил, встал с измученным выражением лица и выставил перед собой руки, широко расставляя дрожащие пальцы.

— Видят, святые эльфы, я не хотел тебя убивать, — раскаялся он и бегом скрылся с места преступления.

Силимэри, как зачарованная, медленно подошла с лежащей на земле красивой женщине, всматриваясь в ее необыкновенные черты. Она присела рядом и погладила ее по щеке, затем закрыла ее о стеклянные глаза и в этот момент за соседским забором возникла другая женская фигура. На нее встревожено смотрела Ваминея Абернелио.

Со стороны калитки донесся звук остановившихся колес и фырканье единорогов, но Силимэри будто пригвоздило к телу Элеоноры.

— Это не я, — кричала она немым голосом, — это не я.

Объятия Иглесиаса вывели Силимэри из кошмарного сна.

— Драга моја, шта није у реду?

— Что? — переспросила Силимэри, не понимая вопроса, но, собравшись с мыслями, ответила. — Я вспомнила, как это было: это не я задушила Элеонору Арранитри. Моя совесть чиста.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:33
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 17.06.2014, 19:34 | Сообщение # 183
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
61. Милая моя, что с тобой?

Эпилог


В Империи Эльфов наступила осень. Сарнатаурон — город моряков, готовился к зимней спячке: разноцветные клумбы отдавали эльфам последние яркие краски, напоминающие о солнечном лете.

Силимэри в свободном зеленом платье из плотной теплой ткани наклонилась над кустом радужных роз с садовыми ножницами и, обрезав последний сухой черенок, бросила его в кучу отживших цветов. Ее глаз порадовала пестрая клумба в осенних цветах, назло холодным ветрам цветущим пышными вьющимися кустами-шапками. Силимэри заботилась о том, чтобы ее новый сад в новом доме как можно дольше оставался цветущим и красивым.

На тротуарной дорожке под развесистым кленом, роняющим медные листья, появилась улыбающаяся Венисуэль. На ней было длинное оливковое платье с рукавом и строгим воротничком, белый фартук и теплый пуховой платок на плечах. — Госпожа Силимэри, господин Иглесиас уже вернулся из порта: он повел Дотриэля в стойло, а Луизия уже приготовила ванильные пирожные, как вы и просили, со взбитыми сливками.

— Это хорошо, Венисуэль, — Силимэри выпрямилась и погладила себя по круглому животу. — Малыши просят сладенького! — Она еще раз окинула взглядом клумбу. — Я разыщу Иглесиаса, а ты, пожалуйста, прибери эту кучу сухих цветов, — она указала на обрезанные стебли и радостно побежала искать мужа.

— Милый, — звала она его, приближаясь к конюшне.

— Милая, я здесь, — ответил Иглесиас на чистом эльфийском.

Она пошла на голос. У деревянной перегородки стоял ее возлюбленный. В черном коротком сюртуке, черных штанах, высоких кожаных сапогах. Он по-прежнему носил длинные волосы и заплетал их в хвост на затылке. На нем была белая рубаха. Верхние пуговицы расстегнуты, и золотая стрекоза в красном янтаре привлекала внимание к его сильной груди.

— Ты кормишь единорогов? — Силимэри положила руки ему на плечи и прильнула в объятия.

— Прощаюсь с ними. Я говорил с Уилбером: наш корабль прибудет завтра утром, — он нежно поцеловал ее в губы и приложил руку к животу, — наши двойняшки родятся в моем городе, и это случится совсем скоро.

— Но в апреле мы приедем сюда! Ты обещал!

— Любое твое желание — для меня закон!

На груди Силимэри тоже блеснула золотая стрекоза в красном янтаре.

— Я люблю тебя, мой волшебник, и буду любить до последнего вздоха.

май 2014 :) Кристина Денисенко
 
Сообщение61. Милая моя, что с тобой?

Эпилог


В Империи Эльфов наступила осень. Сарнатаурон — город моряков, готовился к зимней спячке: разноцветные клумбы отдавали эльфам последние яркие краски, напоминающие о солнечном лете.

Силимэри в свободном зеленом платье из плотной теплой ткани наклонилась над кустом радужных роз с садовыми ножницами и, обрезав последний сухой черенок, бросила его в кучу отживших цветов. Ее глаз порадовала пестрая клумба в осенних цветах, назло холодным ветрам цветущим пышными вьющимися кустами-шапками. Силимэри заботилась о том, чтобы ее новый сад в новом доме как можно дольше оставался цветущим и красивым.

На тротуарной дорожке под развесистым кленом, роняющим медные листья, появилась улыбающаяся Венисуэль. На ней было длинное оливковое платье с рукавом и строгим воротничком, белый фартук и теплый пуховой платок на плечах. — Госпожа Силимэри, господин Иглесиас уже вернулся из порта: он повел Дотриэля в стойло, а Луизия уже приготовила ванильные пирожные, как вы и просили, со взбитыми сливками.

— Это хорошо, Венисуэль, — Силимэри выпрямилась и погладила себя по круглому животу. — Малыши просят сладенького! — Она еще раз окинула взглядом клумбу. — Я разыщу Иглесиаса, а ты, пожалуйста, прибери эту кучу сухих цветов, — она указала на обрезанные стебли и радостно побежала искать мужа.

— Милый, — звала она его, приближаясь к конюшне.

— Милая, я здесь, — ответил Иглесиас на чистом эльфийском.

Она пошла на голос. У деревянной перегородки стоял ее возлюбленный. В черном коротком сюртуке, черных штанах, высоких кожаных сапогах. Он по-прежнему носил длинные волосы и заплетал их в хвост на затылке. На нем была белая рубаха. Верхние пуговицы расстегнуты, и золотая стрекоза в красном янтаре привлекала внимание к его сильной груди.

— Ты кормишь единорогов? — Силимэри положила руки ему на плечи и прильнула в объятия.

— Прощаюсь с ними. Я говорил с Уилбером: наш корабль прибудет завтра утром, — он нежно поцеловал ее в губы и приложил руку к животу, — наши двойняшки родятся в моем городе, и это случится совсем скоро.

— Но в апреле мы приедем сюда! Ты обещал!

— Любое твое желание — для меня закон!

На груди Силимэри тоже блеснула золотая стрекоза в красном янтаре.

— Я люблю тебя, мой волшебник, и буду любить до последнего вздоха.

май 2014 :) Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:34
Сообщение61. Милая моя, что с тобой?

Эпилог


В Империи Эльфов наступила осень. Сарнатаурон — город моряков, готовился к зимней спячке: разноцветные клумбы отдавали эльфам последние яркие краски, напоминающие о солнечном лете.

Силимэри в свободном зеленом платье из плотной теплой ткани наклонилась над кустом радужных роз с садовыми ножницами и, обрезав последний сухой черенок, бросила его в кучу отживших цветов. Ее глаз порадовала пестрая клумба в осенних цветах, назло холодным ветрам цветущим пышными вьющимися кустами-шапками. Силимэри заботилась о том, чтобы ее новый сад в новом доме как можно дольше оставался цветущим и красивым.

На тротуарной дорожке под развесистым кленом, роняющим медные листья, появилась улыбающаяся Венисуэль. На ней было длинное оливковое платье с рукавом и строгим воротничком, белый фартук и теплый пуховой платок на плечах. — Госпожа Силимэри, господин Иглесиас уже вернулся из порта: он повел Дотриэля в стойло, а Луизия уже приготовила ванильные пирожные, как вы и просили, со взбитыми сливками.

— Это хорошо, Венисуэль, — Силимэри выпрямилась и погладила себя по круглому животу. — Малыши просят сладенького! — Она еще раз окинула взглядом клумбу. — Я разыщу Иглесиаса, а ты, пожалуйста, прибери эту кучу сухих цветов, — она указала на обрезанные стебли и радостно побежала искать мужа.

— Милый, — звала она его, приближаясь к конюшне.

— Милая, я здесь, — ответил Иглесиас на чистом эльфийском.

Она пошла на голос. У деревянной перегородки стоял ее возлюбленный. В черном коротком сюртуке, черных штанах, высоких кожаных сапогах. Он по-прежнему носил длинные волосы и заплетал их в хвост на затылке. На нем была белая рубаха. Верхние пуговицы расстегнуты, и золотая стрекоза в красном янтаре привлекала внимание к его сильной груди.

— Ты кормишь единорогов? — Силимэри положила руки ему на плечи и прильнула в объятия.

— Прощаюсь с ними. Я говорил с Уилбером: наш корабль прибудет завтра утром, — он нежно поцеловал ее в губы и приложил руку к животу, — наши двойняшки родятся в моем городе, и это случится совсем скоро.

— Но в апреле мы приедем сюда! Ты обещал!

— Любое твое желание — для меня закон!

На груди Силимэри тоже блеснула золотая стрекоза в красном янтаре.

— Я люблю тебя, мой волшебник, и буду любить до последнего вздоха.

май 2014 :) Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 17.06.2014 в 19:34
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Рассказы
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Рассказы - Страница 13 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz