Игра с тенью - Страница 3 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Игра с тенью - Страница 3 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Игра с тенью (хотелось бы получить критику)
Игра с тенью
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 20.12.2011, 13:32 | Сообщение # 31
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
я в шоке! вот никогда не подумала. мне наоборот кажется, что с этим у меня проблемы. или я уже эту проблему решила? хотя проблема у меня в описании внешнего, а описывать чувства я люблю и могу увлечься.

Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.
Quote (LindaM)
там рассуждения и философия такая, что многие сюжет с трудом замечают. вроде людям нравится, но там меня в рассуждения занесло основательно,

Здесь можно сравнить с классиками - у них всегда одна умная мысль расписана на том, а то и два (как и Толстого). Но не каждому хватит терпения перечитать "Войну и мир" и "Анну Каренину".

Quote (LindaM)
там о любви почти нет. только какие-то предчувствия. это только кажется что Камила сталкивается с Давидом потому что там будет любовь, а на самом деле они сталкиваются, потому что у них есть кое что связывающее их. здесь просто есть основной сюжет, в котором принимает участие и священник и вся эта троица. но попутно есть еще линия Давида с его проблемами, Камилы с её проблемами и Софии с её проблемами

Все со своими проблемами!
Quote (LindaM)
увидите как эти герои выглядят.
Интересно, правильно ли я их себе представила :)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?
 
Сообщение
Quote (LindaM)
я в шоке! вот никогда не подумала. мне наоборот кажется, что с этим у меня проблемы. или я уже эту проблему решила? хотя проблема у меня в описании внешнего, а описывать чувства я люблю и могу увлечься.

Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.
Quote (LindaM)
там рассуждения и философия такая, что многие сюжет с трудом замечают. вроде людям нравится, но там меня в рассуждения занесло основательно,

Здесь можно сравнить с классиками - у них всегда одна умная мысль расписана на том, а то и два (как и Толстого). Но не каждому хватит терпения перечитать "Войну и мир" и "Анну Каренину".

Quote (LindaM)
там о любви почти нет. только какие-то предчувствия. это только кажется что Камила сталкивается с Давидом потому что там будет любовь, а на самом деле они сталкиваются, потому что у них есть кое что связывающее их. здесь просто есть основной сюжет, в котором принимает участие и священник и вся эта троица. но попутно есть еще линия Давида с его проблемами, Камилы с её проблемами и Софии с её проблемами

Все со своими проблемами!
Quote (LindaM)
увидите как эти герои выглядят.
Интересно, правильно ли я их себе представила :)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 13:32
Сообщение
Quote (LindaM)
я в шоке! вот никогда не подумала. мне наоборот кажется, что с этим у меня проблемы. или я уже эту проблему решила? хотя проблема у меня в описании внешнего, а описывать чувства я люблю и могу увлечься.

Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.
Quote (LindaM)
там рассуждения и философия такая, что многие сюжет с трудом замечают. вроде людям нравится, но там меня в рассуждения занесло основательно,

Здесь можно сравнить с классиками - у них всегда одна умная мысль расписана на том, а то и два (как и Толстого). Но не каждому хватит терпения перечитать "Войну и мир" и "Анну Каренину".

Quote (LindaM)
там о любви почти нет. только какие-то предчувствия. это только кажется что Камила сталкивается с Давидом потому что там будет любовь, а на самом деле они сталкиваются, потому что у них есть кое что связывающее их. здесь просто есть основной сюжет, в котором принимает участие и священник и вся эта троица. но попутно есть еще линия Давида с его проблемами, Камилы с её проблемами и Софии с её проблемами

Все со своими проблемами!
Quote (LindaM)
увидите как эти герои выглядят.
Интересно, правильно ли я их себе представила :)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 13:32
LindaMДата: Вторник, 20.12.2011, 14:49 | Сообщение # 32
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 86
Награды: 4
Репутация: 6
Статус: Offline
Quote (korolevansp)
Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.

это зависит от склада характера. я эмоциональный человек, более того по типу я истероид, для меня эмоции очень важны, я без них жить не могу. поэтому когда пишу делаю акцент на эмоциях и чувствах
Quote (korolevansp)
Интересно, правильно ли я их себе представила :)

не знаю не знаю smile
Quote (korolevansp)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?

я обычно когда собираюсь что-то писать и работаю над сюжетом и характерами героев, сразу же в инете ищу образ, которых бы подошел. это меня так бывшая подруга научила. я сначала не могла понять зачем она так делает, а потом попробовала и поняла что так легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать. для меня вот например Давид - война и немцы biggrin я люблю хаос, у меня в комнате всегда легкий беспорядок, а когда я пишу про него, вживаясь в его роль, меня саму тошнит от его любви к порядку. не знаю понятно или нет объясняю, но мне это помогает очень.

Добавлено (20.12.2011, 14:49)
---------------------------------------------
обложка



Глава 7. Оковы прошлого. Камила


Как же это плохо – иметь в сущности всего один выходной! Суббота проходит так быстро, что я даже не успеваю осознать, как после воскресенья, проведенного в разъездах, начинается рабочая неделя. Первые мгновения, пока трезвонит будильник, хочется, протянув руку, отключить его и продолжить спать. Не знаю, откуда у меня берется сила воли встать и все же отправиться на работу. Хорошо еще, что новую почту привозят по вторникам и четвергам – есть время привыкнуть к безумному темпу и втянуться в работу.

После выходных все удивительно активно что-то обсуждали, и я постаралась прислушаться, чтобы понять, а нужно ли мне это вообще.

- Да говорю вам, что это точно! Совершеннолетние евреи, которые родились в гетто и проживают на его территории, по вышедшему указу могут получать раз в квартал субсидии.

Какая хитрость! Хороший же способ они придумали: стимулировать проживание евреев в гетто! Даже платить готовы, только никуда отсюда на уезжайте. Одного не понимаю, чего это они так стараются? Если уж все равно не считают жителей этих районов за людей, так почему бы по примеру фашистов не заточить здесь на смерть? Ужесточить условия содержания, выдавая лишь не значительный прожиточный паек, вынуждая работать на благо государства за даром. И проблем было бы меньше!

- Только вот нужно собрать справки.

- А что для этого нужно? – имею право знать, потому что я еврейка и проживаю на территории гетто. Вполне подхожу под данное описание.

Мне вежливо предоставили список необходимых документов. Бюрократия. Это же сколько времени придется потратить, чтобы все выполнить?

Так как работы не очень много, то мы решили, сменяя друг друга начать уже с этого дня собирать необходимые документы. Когда подошла моя очередь, то быстро оббежав несколько кабинетов, я достаточно скоро вернулась на почту и стала рассматривать справки.

На выписке из акта записи о рождении стояло почему-то другое имя – Ноелл Марин Лазар. Странно. Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге. Попросив вновь меня подменить, я вырвалась на улицу, чуть не сбив с ног какую-то старушку.

-Простите.

- Хамка, - услышала я в ответ, так и не поняв, а за что получила такую оценку.

- Я же извинилась, - виновато заметила я, заворачивая за угол. Нет времени стоять и разговаривать с раздраженной старухой. Если вдруг начальник решит нагрянуть с проверкой, то меня уволят, а это не входит в мои планы.

Мимо лениво проехал автобус, напомнив мне небольшой эпизод, произошедший вчера. Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно. Даже на территории города никто бы не стал пытаться так самоотверженно вернуть мне книгу. Не удивительно, что у него есть девушка. Такой парень способен покорить любую. От этих мыслей мне стало и приятно и горько. Но зато дорога закончилась очень быстро. Влетев в кабинет чиновника, не отдышавшись, начала:

- Вы тут имя написали не правильно. То есть совсем другое имя, а фамилия и все остальные данные правильные. Измените, пожалуйста.

С профессиональным выражением скуки на лице, он взглянул на справку, потом достал толстую книгу в кожаном переплете, перелистал и гнусаво заметил:

- Все правильно. Здесь так написано – Ноелл Марин Лазар. Это у вас не правильные данные.

Он серьезно? Неужели я не знаю, как меня зовут? Что за день то такой суетной? Безобразие! Вот ничего здесь не могут нормально сделать!

- Извините, но, наверное, ошибся тот, кто делал эту запись. Меня зовут….

- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы. – Камила Маритт Лазар?

- Да, именно так.

Он странно посмотрел на меня, а затем вновь уставился в книгу, перелистывая страницу и прочитывая записи.

- Судя по всему, у вас есть сестра, которую и зовут Ноелл Марин.

От удивления я даже присела на скрипучий стул и взяла из рук чиновника книгу. Он пытался возразить, но я не стала слушать. И там черными чернилами написано – Ноелл Марин Лазар, дата рождения 19 ноября 1991 года, имена моих родителей. Не может быть! Руки ослабели, и если бы чиновник не выхватил акт записей, то он бы упал на пол. Я не могла ничего сказать, не могла понять, что он говорит, не видела ничего перед собой, кроме черных букв, которые словно клеймом отпечатались в памяти. Сестра, Марин…. У меня есть сестра, с которой мы провели вместе 9 месяцев в мамином животе. Сестра, имя которой, не смотря ни на что, преследовало меня все эти годы. А я даже не знала об её существовании! Но где она? Почему её не было рядом со мной? Почему мне пришлось разговаривать с выдуманным другом, когда в это время она должна была быть со мной?!

Словно тень предчувствия, что-то не обычное шевельнулось внутри меня. Так бывает, когда хочешь вспомнить какой-то факт, и он назойливо крутиться где-то рядом, не желая показываться. Это ожидания прояснения, это поиск внутри себя ответа, это попытка пробиться сквозь толщу знание, многие, из которых бесполезные. Я зажмурилась, надеясь, что так будет легче проявиться тому, что настойчиво начало стучаться в мой разум. Ну же? Что это, что? От напряжения боль тонкой волной прошла по вискам, проникая в глубь мозга. Казалось еще миг, и я упаду в обморок, не выдержав этой новости. У меня есть сестра! Долгие годы я желала о том, чтобы была не одной девочкой в семье, ведь братья могли обижать, родители заставляли делать много работы. Если бы у меня была сестра, то мы бы вместе отражали нападки братьев, утешали друг друга, помогали друг другу. Так я думала, а оказалось, что сестра у меня есть! И родители скрывали это от меня! Но где она? Что же случилось? Почему она не жила с нами? Может…

- Эй, - зычно окликнул меня чиновник. Я открыла глаза и удивленно посмотрела на него. Я уже забыла, где нахожусь и что я здесь не одна. Время и пространство перестают существовать, когда узнаешь такую важную информацию. Теперь бы еще узнать, где мне найти мою сестренку, где она, моя Марин. Придется связываться с родителями, потому что они знают намного больше, и я добьюсь от них правды.

- Я вас слушаю, - мой голос прозвучал очень глухо и отстраненно. Думаю, он поймет, в каком я сейчас состоянии и по скорее поправит документы, отпустив меня с миром.

- Пока вы обдумывали эту новость, я тут кое-что нашел в последующих записях, что сможет вам кое-что понять.

Он протянул мне книгу, пальцем указывая в середину страницы. Странно, когда я хотела посмотреть на запись о рождении сестры, он не давал, а тут вдруг с чего-то такие перемены. Я рассеяно посмотрела, куда он показывал. От того, что я прочитала, сердце опустилось куда-то в глубь и казалось, перестало биться. Кончики пальцев похолодели, дрожь прошла по телу. Я провела языком по пересохшим губам и покрепче вцепилась в книгу, надеясь, что мне это только показалось. Ноелл Марин Лазар, дата смерти 7 сентября 1995 года. Выстроенный мост надежд, грохоча, рухнул, завалив меня обломками. И хотя это многое объясняло, от этого не стало легче. Крутящийся где-то в голове обрывок прошлого, наконец, прояснился, и я вспомнила эпизод из прошлого.

Большая темная комната, маленькие окна располагаются где-то под потолком. Солнечный луч неровным кругом дрожит на полу. Русоволосая девочка подбегает и протягивает ручки под струю света. На её лице нежная улыбка, она смотрит в мою сторону и произносит:

- Фя фпойфмафла фсолфцне. (Я поймала солнце).

Её слова, произнесенные на странном языке, были мне понятны. Попутно в голове мелькнуло воспоминание, как родители всячески ругали меня и поправляли, когда я говорила вот так, подставляя еще одну букву. И тогда я ответила:

- Фсохфрафни фего фдля фнас. (Сохрани его для нас)

- Марин, Камила, идите обедать, - звонкий веселый голос мамы колокольчиками прозвенел в голове. Я посмотрела на чиновника и рассеянно спросила:

- И что теперь?

- Справку я вам сейчас выдам, а дальше вы сами, - многозначительно ответил он. Я хотела переспросить, а на счет него он так высказался: оформления субсидий или новости о том что у меня есть сестра? Точнее была. Но все же промолчала – разве есть разница? И с тем и с другим мне придется разбираться самой.

Получив заветный клочок бумаги, поблагодарила чиновника и вышла. Попав на улицу, я сразу же позвонила родителям. Мне нужно выяснить все. Телефонные гудки длились, казалось, бесконечность и каждый ударом боли отдавался в сердце. Сколько можно? Хотелось кричать от бессилия, от отчаяния, от ужаса. Почему это никак не закончиться? Все эти тайны, все эти секреты. Почему у меня никогда не бывает все легко и просто? Я хочу заснуть навеки, но не умереть, а просто не быть. Потому что жизнь – это больно, это сложно, это невыносимо. Мою тоску и томление прервал наконец мамин голос:

- Да, я вас слушаю.

Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор. Я не могла вымолвить и слово, только тяжело дышала. Слезы наполняли глаза и неудержимым потоком побежали по щекам. Я вдруг осознала, что боюсь узнать всю правду, что лучше бы мне остаться в неведении и никогда не узнать о существовании сестры. Но отступать поздно, нужно идти до конца.

- Мама, - наконец выговорила я, удивляясь, как же у неё хватило терпения не положить трубку. – Я хочу узнать у тебя о Ноелл.

Я специально назвала её лишь по первому имени, потому что второе в наших разговорах могло ассоциироваться с моей вымышленной подругой.

- О ком? – удивленно спросила мама.

- О моей сестре, Ноелл Марин Лазар, дата рождения та же что и у меня, дата смерти…

- Хватит, я поняла, о чем речь.

Мне показалось или в голосе мамы раздались нотки боли? Так или иначе, но тон голоса изменился – это точно.

- Что ты хочешь знать? – продолжила она.

- Ну, во-первых, почему вы никогда об этом не говорили? А еще от чего она умерла? И где похоронена? И…

- Ты решила завалить меня вопросами? – снова перебила меня мама. – Не говорили, потому что не о чем.

Когда мама начинала вот так юлить, то ясно одно – ответов я не дождусь. Это злило, а сейчас, когда дело касалось очень важного для меня вопроса, то выводило из себя. Мне хотелось рявкнуть на неё, разбить телефон, проломить стену. Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит? Почему бы не разрешить все сразу? А то, так или иначе, останутся вопросы, которыми я буду часто мучить себя. Хотя им до меня нет дела, но о себе бы подумали – за ответами я буду идти к ним. Мне бы хотелось получить хоть какую-то ясность, поэтому я спросила:

- Скажи, а кто был старше: я или она? И кто, как ты думаешь, был красивее?

- Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

Повисла пауза. Что еще можно сказать? Если мама лукаво уходит от прямых вопросов, то больше ничего не получиться узнать, а говорить о чем-то другом в свете нашей ссоры странно.

- Спасибо. Всего хорошего, - торопливо пробормотав, закончила я. Мне многое нужно обдумать, многое понять и осознать. Я побрела по улицам, понимая, что на работу уже не пойду, и пусть увольняют. Что мне работа, когда жизнь пошла кувырком? Я ничего не видела, движения были машинальными, но ни разу ни на что не наткнулась. Даже под машину умудрилась не попасть, хотя несколько раз под визг тормозов славливала поток вслед ругательств. Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

Как они могли? Сколько раз меня наказывали за то, что я разговаривала с Марин, называя это бредом впечатлительного ребенка! Сколько раз запрещали мне упоминать про неё, не потрудившись даже объяснить, почему нельзя! Я спрашивала, но они всегда молчали, говоря только, что не разрешают мне заниматься такими глупостями. Ведь могли рассказать в тот день, когда я узнала что мы евреи. Одной тайной больше одной меньше – вскрывали бы все – так легче перенести. Ладно, они не могли рассказать об умершей сестре, когда я была маленькой, но потом! Из-за них я всерьез считала себя шизофреничкой, которая разговаривает сама с собой! А все оказалось гораздо проще. Я просто один из близнецов, который не может существовать в одиночку и подсознательно ищет свою половинку, с которой был разделен еще в утробе матери.

Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца. Как понять то, что качества, предназначенные одному человеку, делятся надвое и тем самым эти две половинки одного целого чувствуют себя полноценно только в присутствии друг друга. Близнецы – как много тайн сокрыто в этой загадке природы. Возможно, ли разгадать её? Каким образом близнецы понимают друг друга? Это словно у них один разум, одно сердце, но на самом деле согласно всем законам природы это не так. В сердце одного может быть безграничная любовь, а в сердце другого – зло и ненависть. Но, не смотря на это они говорят не устами, а мыслями, которые читаются в воздухе, написанные на только им известном языке. Другое дело двойняшки. Их связь ничуть не ближе связи простых братьев и сестер. Да, они делили одно чрево, но каждый в своей отдельной «комнате». Каждый из них – совершенная личность, существующая в совершенном по своему начальному плану мире. Но близнецы – это нечто иное. Находясь рядом они являют более прекрасное, чем каждый из людей. Как будто все в них помножено на два, они являют прекрасное совершенное видение человека, помноженное на два, но только когда они вместе. Стоит им разделить, как перед вами является уродец с отрезанной рукой и ногой, с дефектами умственного развития. Какое же это сложное явление – близнец. Это словно двухтомник одного романа – всегда не совершенство при отсутствии другого.

Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.



Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок, потому что они быстро отрастают, а я хочу сделать то, что не изгладиться так просто. И пусть они не узнают, но это будет мой поступок во имя свободы. Я давно хотела сделать себе татуировку, но когда однажды заикнулась об этом, отец раздул такой скандал, что пришлось замолчать и больше не касаться этого вопроса. «Зачем ставить клеймо?» Да, конечно, для него клеймом является то, что можно увидеть, а для меня клеймо – это слова, которые прожигают до костей, которые ранят на всю жизнь. А раз я смотрю на это по-другому, то в чем проблема? От отца я теперь не завишу.

- Но это грех, - тихо отозвалась та часть меня, которую я привыкла называть именем своей сестры. Я не знаю, как теперь на это реагировать. И как к этому относиться настоящая Марин? Ведь я словно подменяю её другой. Решительно прогнав эти мысли, я стала вынашивать решение сделать татуировку. Так уж часто бывает, что стоит тебе только сделать шаг в направлении чего-то нового, как что-то обязательно подтолкнет тебя быть еще более решительным. Когда я уже подходила к концу улицы и собиралась повернуть в свой переулок, как передо мной появился мальчик. Ничего особенного, мальчик как мальчик, но татуировка у него на шее – это нечто! Я всегда именно о такой мечтала. Только вот не на таком видном месте, а то меня потом если что и в церковь не пустят. С них станется. Вот на голени – в самый раз.

- Эй, подожди, я хочу у тебя кое-что спросить.

Мальчик удивленно остановился и недовольно смерил меня взглядом. Ну надо же, такой маленький, а уже смотрит оценивающе!

- Скажи, ты, где делал тату?

- А что? – буркнул мальчик, поджав губы.

- Хочу сделать себе татуировку, но не знаю где здесь можно.

Он ничего не ответил, а только еще раз смерил меня недовольным взглядом, в котором промелькнуло презрение. Неужели в этом районе, где татуировки у каждого второго, да еще начиная лет с 10, мое желание кажется странным? Или его смущает, что я девушка? Насколько я видела, тут и девушки ходят разрисованные.

- Пошли, покажу, - на удивление, мальчик оказался сговорчивым. Хотя, может это и не так хорошо как кажется. Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться. Трепет охватил меня – сегодня у меня будет тату. Наверное, плюс к изображению скорпиона надо будет нанести имя сестры. Чтобы она хотя бы так вновь стала частью меня. Вот только где? Наверное, на ключице, там, где слышен стук сердца.

Мальчик оказался не плохим проводником. Конечно, из него и слова не вытянешь, но привел на удивление быстро, используя обходные пути. Салон располагался в светлой квартире, которая, как и многие в этом районе, выглядела слишком запущенной. Грязные засаленные занавески блестели на вечернем солнце, а пыль толстым слоем лежала на подоконнике. Неужели трудно хотя бы раз в какое-то время убираться? Тем более что к ним же люди приходят! Никакого уважения. Мальчик очень быстро ретировался, оставив меня наедине с кучкой мрачных людей, с явными признаки принадлежности к преступной среде. Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное! Это безумие – идти в такое место без надежного сопровождения! Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

- Добрый вечер, - решила привлечь к себе внимание, а то они как-то слишком активно что-то обсуждали. – Я бы хотела сделать тату.

- Да без проблем, - отозвался низенького роста мужчина с длинными спутанными волосами. – Что рисовать будем?

О, какое обслуживание! Может не все так плохо?

- Спасибо. Я бы хотела скорпиона нанести на голень.

Тишина мгновенно заполнила комнату. Даже собака, что с шумом грызла кость, рыча на кошку, что плотоядно посматривала на её добычу, вдруг притихла. Я не могла понять, что случилось. Все они просто впились в меня тяжелыми взглядами. Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха. Ноги словно налились свинцом, и я не могла сдвинуться с места, хотя захотелось поскорее убежать. Взгляды этих людей не предвещали ничего хорошего, они словно бы раздирали меня на кусочки.

- Скорпиона говоришь, - наконец-то проговорил мужчина, переглянувшись с тощим типом, что развалился в кресле. – Что ж, ты попала куда надо, девочка.
 
Сообщение
Quote (korolevansp)
Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.

это зависит от склада характера. я эмоциональный человек, более того по типу я истероид, для меня эмоции очень важны, я без них жить не могу. поэтому когда пишу делаю акцент на эмоциях и чувствах
Quote (korolevansp)
Интересно, правильно ли я их себе представила :)

не знаю не знаю smile
Quote (korolevansp)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?

я обычно когда собираюсь что-то писать и работаю над сюжетом и характерами героев, сразу же в инете ищу образ, которых бы подошел. это меня так бывшая подруга научила. я сначала не могла понять зачем она так делает, а потом попробовала и поняла что так легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать. для меня вот например Давид - война и немцы biggrin я люблю хаос, у меня в комнате всегда легкий беспорядок, а когда я пишу про него, вживаясь в его роль, меня саму тошнит от его любви к порядку. не знаю понятно или нет объясняю, но мне это помогает очень.

Добавлено (20.12.2011, 14:49)
---------------------------------------------
обложка



Глава 7. Оковы прошлого. Камила


Как же это плохо – иметь в сущности всего один выходной! Суббота проходит так быстро, что я даже не успеваю осознать, как после воскресенья, проведенного в разъездах, начинается рабочая неделя. Первые мгновения, пока трезвонит будильник, хочется, протянув руку, отключить его и продолжить спать. Не знаю, откуда у меня берется сила воли встать и все же отправиться на работу. Хорошо еще, что новую почту привозят по вторникам и четвергам – есть время привыкнуть к безумному темпу и втянуться в работу.

После выходных все удивительно активно что-то обсуждали, и я постаралась прислушаться, чтобы понять, а нужно ли мне это вообще.

- Да говорю вам, что это точно! Совершеннолетние евреи, которые родились в гетто и проживают на его территории, по вышедшему указу могут получать раз в квартал субсидии.

Какая хитрость! Хороший же способ они придумали: стимулировать проживание евреев в гетто! Даже платить готовы, только никуда отсюда на уезжайте. Одного не понимаю, чего это они так стараются? Если уж все равно не считают жителей этих районов за людей, так почему бы по примеру фашистов не заточить здесь на смерть? Ужесточить условия содержания, выдавая лишь не значительный прожиточный паек, вынуждая работать на благо государства за даром. И проблем было бы меньше!

- Только вот нужно собрать справки.

- А что для этого нужно? – имею право знать, потому что я еврейка и проживаю на территории гетто. Вполне подхожу под данное описание.

Мне вежливо предоставили список необходимых документов. Бюрократия. Это же сколько времени придется потратить, чтобы все выполнить?

Так как работы не очень много, то мы решили, сменяя друг друга начать уже с этого дня собирать необходимые документы. Когда подошла моя очередь, то быстро оббежав несколько кабинетов, я достаточно скоро вернулась на почту и стала рассматривать справки.

На выписке из акта записи о рождении стояло почему-то другое имя – Ноелл Марин Лазар. Странно. Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге. Попросив вновь меня подменить, я вырвалась на улицу, чуть не сбив с ног какую-то старушку.

-Простите.

- Хамка, - услышала я в ответ, так и не поняв, а за что получила такую оценку.

- Я же извинилась, - виновато заметила я, заворачивая за угол. Нет времени стоять и разговаривать с раздраженной старухой. Если вдруг начальник решит нагрянуть с проверкой, то меня уволят, а это не входит в мои планы.

Мимо лениво проехал автобус, напомнив мне небольшой эпизод, произошедший вчера. Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно. Даже на территории города никто бы не стал пытаться так самоотверженно вернуть мне книгу. Не удивительно, что у него есть девушка. Такой парень способен покорить любую. От этих мыслей мне стало и приятно и горько. Но зато дорога закончилась очень быстро. Влетев в кабинет чиновника, не отдышавшись, начала:

- Вы тут имя написали не правильно. То есть совсем другое имя, а фамилия и все остальные данные правильные. Измените, пожалуйста.

С профессиональным выражением скуки на лице, он взглянул на справку, потом достал толстую книгу в кожаном переплете, перелистал и гнусаво заметил:

- Все правильно. Здесь так написано – Ноелл Марин Лазар. Это у вас не правильные данные.

Он серьезно? Неужели я не знаю, как меня зовут? Что за день то такой суетной? Безобразие! Вот ничего здесь не могут нормально сделать!

- Извините, но, наверное, ошибся тот, кто делал эту запись. Меня зовут….

- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы. – Камила Маритт Лазар?

- Да, именно так.

Он странно посмотрел на меня, а затем вновь уставился в книгу, перелистывая страницу и прочитывая записи.

- Судя по всему, у вас есть сестра, которую и зовут Ноелл Марин.

От удивления я даже присела на скрипучий стул и взяла из рук чиновника книгу. Он пытался возразить, но я не стала слушать. И там черными чернилами написано – Ноелл Марин Лазар, дата рождения 19 ноября 1991 года, имена моих родителей. Не может быть! Руки ослабели, и если бы чиновник не выхватил акт записей, то он бы упал на пол. Я не могла ничего сказать, не могла понять, что он говорит, не видела ничего перед собой, кроме черных букв, которые словно клеймом отпечатались в памяти. Сестра, Марин…. У меня есть сестра, с которой мы провели вместе 9 месяцев в мамином животе. Сестра, имя которой, не смотря ни на что, преследовало меня все эти годы. А я даже не знала об её существовании! Но где она? Почему её не было рядом со мной? Почему мне пришлось разговаривать с выдуманным другом, когда в это время она должна была быть со мной?!

Словно тень предчувствия, что-то не обычное шевельнулось внутри меня. Так бывает, когда хочешь вспомнить какой-то факт, и он назойливо крутиться где-то рядом, не желая показываться. Это ожидания прояснения, это поиск внутри себя ответа, это попытка пробиться сквозь толщу знание, многие, из которых бесполезные. Я зажмурилась, надеясь, что так будет легче проявиться тому, что настойчиво начало стучаться в мой разум. Ну же? Что это, что? От напряжения боль тонкой волной прошла по вискам, проникая в глубь мозга. Казалось еще миг, и я упаду в обморок, не выдержав этой новости. У меня есть сестра! Долгие годы я желала о том, чтобы была не одной девочкой в семье, ведь братья могли обижать, родители заставляли делать много работы. Если бы у меня была сестра, то мы бы вместе отражали нападки братьев, утешали друг друга, помогали друг другу. Так я думала, а оказалось, что сестра у меня есть! И родители скрывали это от меня! Но где она? Что же случилось? Почему она не жила с нами? Может…

- Эй, - зычно окликнул меня чиновник. Я открыла глаза и удивленно посмотрела на него. Я уже забыла, где нахожусь и что я здесь не одна. Время и пространство перестают существовать, когда узнаешь такую важную информацию. Теперь бы еще узнать, где мне найти мою сестренку, где она, моя Марин. Придется связываться с родителями, потому что они знают намного больше, и я добьюсь от них правды.

- Я вас слушаю, - мой голос прозвучал очень глухо и отстраненно. Думаю, он поймет, в каком я сейчас состоянии и по скорее поправит документы, отпустив меня с миром.

- Пока вы обдумывали эту новость, я тут кое-что нашел в последующих записях, что сможет вам кое-что понять.

Он протянул мне книгу, пальцем указывая в середину страницы. Странно, когда я хотела посмотреть на запись о рождении сестры, он не давал, а тут вдруг с чего-то такие перемены. Я рассеяно посмотрела, куда он показывал. От того, что я прочитала, сердце опустилось куда-то в глубь и казалось, перестало биться. Кончики пальцев похолодели, дрожь прошла по телу. Я провела языком по пересохшим губам и покрепче вцепилась в книгу, надеясь, что мне это только показалось. Ноелл Марин Лазар, дата смерти 7 сентября 1995 года. Выстроенный мост надежд, грохоча, рухнул, завалив меня обломками. И хотя это многое объясняло, от этого не стало легче. Крутящийся где-то в голове обрывок прошлого, наконец, прояснился, и я вспомнила эпизод из прошлого.

Большая темная комната, маленькие окна располагаются где-то под потолком. Солнечный луч неровным кругом дрожит на полу. Русоволосая девочка подбегает и протягивает ручки под струю света. На её лице нежная улыбка, она смотрит в мою сторону и произносит:

- Фя фпойфмафла фсолфцне. (Я поймала солнце).

Её слова, произнесенные на странном языке, были мне понятны. Попутно в голове мелькнуло воспоминание, как родители всячески ругали меня и поправляли, когда я говорила вот так, подставляя еще одну букву. И тогда я ответила:

- Фсохфрафни фего фдля фнас. (Сохрани его для нас)

- Марин, Камила, идите обедать, - звонкий веселый голос мамы колокольчиками прозвенел в голове. Я посмотрела на чиновника и рассеянно спросила:

- И что теперь?

- Справку я вам сейчас выдам, а дальше вы сами, - многозначительно ответил он. Я хотела переспросить, а на счет него он так высказался: оформления субсидий или новости о том что у меня есть сестра? Точнее была. Но все же промолчала – разве есть разница? И с тем и с другим мне придется разбираться самой.

Получив заветный клочок бумаги, поблагодарила чиновника и вышла. Попав на улицу, я сразу же позвонила родителям. Мне нужно выяснить все. Телефонные гудки длились, казалось, бесконечность и каждый ударом боли отдавался в сердце. Сколько можно? Хотелось кричать от бессилия, от отчаяния, от ужаса. Почему это никак не закончиться? Все эти тайны, все эти секреты. Почему у меня никогда не бывает все легко и просто? Я хочу заснуть навеки, но не умереть, а просто не быть. Потому что жизнь – это больно, это сложно, это невыносимо. Мою тоску и томление прервал наконец мамин голос:

- Да, я вас слушаю.

Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор. Я не могла вымолвить и слово, только тяжело дышала. Слезы наполняли глаза и неудержимым потоком побежали по щекам. Я вдруг осознала, что боюсь узнать всю правду, что лучше бы мне остаться в неведении и никогда не узнать о существовании сестры. Но отступать поздно, нужно идти до конца.

- Мама, - наконец выговорила я, удивляясь, как же у неё хватило терпения не положить трубку. – Я хочу узнать у тебя о Ноелл.

Я специально назвала её лишь по первому имени, потому что второе в наших разговорах могло ассоциироваться с моей вымышленной подругой.

- О ком? – удивленно спросила мама.

- О моей сестре, Ноелл Марин Лазар, дата рождения та же что и у меня, дата смерти…

- Хватит, я поняла, о чем речь.

Мне показалось или в голосе мамы раздались нотки боли? Так или иначе, но тон голоса изменился – это точно.

- Что ты хочешь знать? – продолжила она.

- Ну, во-первых, почему вы никогда об этом не говорили? А еще от чего она умерла? И где похоронена? И…

- Ты решила завалить меня вопросами? – снова перебила меня мама. – Не говорили, потому что не о чем.

Когда мама начинала вот так юлить, то ясно одно – ответов я не дождусь. Это злило, а сейчас, когда дело касалось очень важного для меня вопроса, то выводило из себя. Мне хотелось рявкнуть на неё, разбить телефон, проломить стену. Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит? Почему бы не разрешить все сразу? А то, так или иначе, останутся вопросы, которыми я буду часто мучить себя. Хотя им до меня нет дела, но о себе бы подумали – за ответами я буду идти к ним. Мне бы хотелось получить хоть какую-то ясность, поэтому я спросила:

- Скажи, а кто был старше: я или она? И кто, как ты думаешь, был красивее?

- Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

Повисла пауза. Что еще можно сказать? Если мама лукаво уходит от прямых вопросов, то больше ничего не получиться узнать, а говорить о чем-то другом в свете нашей ссоры странно.

- Спасибо. Всего хорошего, - торопливо пробормотав, закончила я. Мне многое нужно обдумать, многое понять и осознать. Я побрела по улицам, понимая, что на работу уже не пойду, и пусть увольняют. Что мне работа, когда жизнь пошла кувырком? Я ничего не видела, движения были машинальными, но ни разу ни на что не наткнулась. Даже под машину умудрилась не попасть, хотя несколько раз под визг тормозов славливала поток вслед ругательств. Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

Как они могли? Сколько раз меня наказывали за то, что я разговаривала с Марин, называя это бредом впечатлительного ребенка! Сколько раз запрещали мне упоминать про неё, не потрудившись даже объяснить, почему нельзя! Я спрашивала, но они всегда молчали, говоря только, что не разрешают мне заниматься такими глупостями. Ведь могли рассказать в тот день, когда я узнала что мы евреи. Одной тайной больше одной меньше – вскрывали бы все – так легче перенести. Ладно, они не могли рассказать об умершей сестре, когда я была маленькой, но потом! Из-за них я всерьез считала себя шизофреничкой, которая разговаривает сама с собой! А все оказалось гораздо проще. Я просто один из близнецов, который не может существовать в одиночку и подсознательно ищет свою половинку, с которой был разделен еще в утробе матери.

Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца. Как понять то, что качества, предназначенные одному человеку, делятся надвое и тем самым эти две половинки одного целого чувствуют себя полноценно только в присутствии друг друга. Близнецы – как много тайн сокрыто в этой загадке природы. Возможно, ли разгадать её? Каким образом близнецы понимают друг друга? Это словно у них один разум, одно сердце, но на самом деле согласно всем законам природы это не так. В сердце одного может быть безграничная любовь, а в сердце другого – зло и ненависть. Но, не смотря на это они говорят не устами, а мыслями, которые читаются в воздухе, написанные на только им известном языке. Другое дело двойняшки. Их связь ничуть не ближе связи простых братьев и сестер. Да, они делили одно чрево, но каждый в своей отдельной «комнате». Каждый из них – совершенная личность, существующая в совершенном по своему начальному плану мире. Но близнецы – это нечто иное. Находясь рядом они являют более прекрасное, чем каждый из людей. Как будто все в них помножено на два, они являют прекрасное совершенное видение человека, помноженное на два, но только когда они вместе. Стоит им разделить, как перед вами является уродец с отрезанной рукой и ногой, с дефектами умственного развития. Какое же это сложное явление – близнец. Это словно двухтомник одного романа – всегда не совершенство при отсутствии другого.

Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.



Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок, потому что они быстро отрастают, а я хочу сделать то, что не изгладиться так просто. И пусть они не узнают, но это будет мой поступок во имя свободы. Я давно хотела сделать себе татуировку, но когда однажды заикнулась об этом, отец раздул такой скандал, что пришлось замолчать и больше не касаться этого вопроса. «Зачем ставить клеймо?» Да, конечно, для него клеймом является то, что можно увидеть, а для меня клеймо – это слова, которые прожигают до костей, которые ранят на всю жизнь. А раз я смотрю на это по-другому, то в чем проблема? От отца я теперь не завишу.

- Но это грех, - тихо отозвалась та часть меня, которую я привыкла называть именем своей сестры. Я не знаю, как теперь на это реагировать. И как к этому относиться настоящая Марин? Ведь я словно подменяю её другой. Решительно прогнав эти мысли, я стала вынашивать решение сделать татуировку. Так уж часто бывает, что стоит тебе только сделать шаг в направлении чего-то нового, как что-то обязательно подтолкнет тебя быть еще более решительным. Когда я уже подходила к концу улицы и собиралась повернуть в свой переулок, как передо мной появился мальчик. Ничего особенного, мальчик как мальчик, но татуировка у него на шее – это нечто! Я всегда именно о такой мечтала. Только вот не на таком видном месте, а то меня потом если что и в церковь не пустят. С них станется. Вот на голени – в самый раз.

- Эй, подожди, я хочу у тебя кое-что спросить.

Мальчик удивленно остановился и недовольно смерил меня взглядом. Ну надо же, такой маленький, а уже смотрит оценивающе!

- Скажи, ты, где делал тату?

- А что? – буркнул мальчик, поджав губы.

- Хочу сделать себе татуировку, но не знаю где здесь можно.

Он ничего не ответил, а только еще раз смерил меня недовольным взглядом, в котором промелькнуло презрение. Неужели в этом районе, где татуировки у каждого второго, да еще начиная лет с 10, мое желание кажется странным? Или его смущает, что я девушка? Насколько я видела, тут и девушки ходят разрисованные.

- Пошли, покажу, - на удивление, мальчик оказался сговорчивым. Хотя, может это и не так хорошо как кажется. Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться. Трепет охватил меня – сегодня у меня будет тату. Наверное, плюс к изображению скорпиона надо будет нанести имя сестры. Чтобы она хотя бы так вновь стала частью меня. Вот только где? Наверное, на ключице, там, где слышен стук сердца.

Мальчик оказался не плохим проводником. Конечно, из него и слова не вытянешь, но привел на удивление быстро, используя обходные пути. Салон располагался в светлой квартире, которая, как и многие в этом районе, выглядела слишком запущенной. Грязные засаленные занавески блестели на вечернем солнце, а пыль толстым слоем лежала на подоконнике. Неужели трудно хотя бы раз в какое-то время убираться? Тем более что к ним же люди приходят! Никакого уважения. Мальчик очень быстро ретировался, оставив меня наедине с кучкой мрачных людей, с явными признаки принадлежности к преступной среде. Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное! Это безумие – идти в такое место без надежного сопровождения! Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

- Добрый вечер, - решила привлечь к себе внимание, а то они как-то слишком активно что-то обсуждали. – Я бы хотела сделать тату.

- Да без проблем, - отозвался низенького роста мужчина с длинными спутанными волосами. – Что рисовать будем?

О, какое обслуживание! Может не все так плохо?

- Спасибо. Я бы хотела скорпиона нанести на голень.

Тишина мгновенно заполнила комнату. Даже собака, что с шумом грызла кость, рыча на кошку, что плотоядно посматривала на её добычу, вдруг притихла. Я не могла понять, что случилось. Все они просто впились в меня тяжелыми взглядами. Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха. Ноги словно налились свинцом, и я не могла сдвинуться с места, хотя захотелось поскорее убежать. Взгляды этих людей не предвещали ничего хорошего, они словно бы раздирали меня на кусочки.

- Скорпиона говоришь, - наконец-то проговорил мужчина, переглянувшись с тощим типом, что развалился в кресле. – Что ж, ты попала куда надо, девочка.

Автор - LindaM
Дата добавления - 20.12.2011 в 14:49
Сообщение
Quote (korolevansp)
Я с собой сравниваю - я так глубоко "капать" эмоции, переживания и рассуждения еще не научилась.

это зависит от склада характера. я эмоциональный человек, более того по типу я истероид, для меня эмоции очень важны, я без них жить не могу. поэтому когда пишу делаю акцент на эмоциях и чувствах
Quote (korolevansp)
Интересно, правильно ли я их себе представила :)

не знаю не знаю smile
Quote (korolevansp)
А ты их рисовала? Или делала подборку из интернета, или из домашнего фото архива?

я обычно когда собираюсь что-то писать и работаю над сюжетом и характерами героев, сразу же в инете ищу образ, которых бы подошел. это меня так бывшая подруга научила. я сначала не могла понять зачем она так делает, а потом попробовала и поняла что так легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать. для меня вот например Давид - война и немцы biggrin я люблю хаос, у меня в комнате всегда легкий беспорядок, а когда я пишу про него, вживаясь в его роль, меня саму тошнит от его любви к порядку. не знаю понятно или нет объясняю, но мне это помогает очень.

Добавлено (20.12.2011, 14:49)
---------------------------------------------
обложка



Глава 7. Оковы прошлого. Камила


Как же это плохо – иметь в сущности всего один выходной! Суббота проходит так быстро, что я даже не успеваю осознать, как после воскресенья, проведенного в разъездах, начинается рабочая неделя. Первые мгновения, пока трезвонит будильник, хочется, протянув руку, отключить его и продолжить спать. Не знаю, откуда у меня берется сила воли встать и все же отправиться на работу. Хорошо еще, что новую почту привозят по вторникам и четвергам – есть время привыкнуть к безумному темпу и втянуться в работу.

После выходных все удивительно активно что-то обсуждали, и я постаралась прислушаться, чтобы понять, а нужно ли мне это вообще.

- Да говорю вам, что это точно! Совершеннолетние евреи, которые родились в гетто и проживают на его территории, по вышедшему указу могут получать раз в квартал субсидии.

Какая хитрость! Хороший же способ они придумали: стимулировать проживание евреев в гетто! Даже платить готовы, только никуда отсюда на уезжайте. Одного не понимаю, чего это они так стараются? Если уж все равно не считают жителей этих районов за людей, так почему бы по примеру фашистов не заточить здесь на смерть? Ужесточить условия содержания, выдавая лишь не значительный прожиточный паек, вынуждая работать на благо государства за даром. И проблем было бы меньше!

- Только вот нужно собрать справки.

- А что для этого нужно? – имею право знать, потому что я еврейка и проживаю на территории гетто. Вполне подхожу под данное описание.

Мне вежливо предоставили список необходимых документов. Бюрократия. Это же сколько времени придется потратить, чтобы все выполнить?

Так как работы не очень много, то мы решили, сменяя друг друга начать уже с этого дня собирать необходимые документы. Когда подошла моя очередь, то быстро оббежав несколько кабинетов, я достаточно скоро вернулась на почту и стала рассматривать справки.

На выписке из акта записи о рождении стояло почему-то другое имя – Ноелл Марин Лазар. Странно. Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге. Попросив вновь меня подменить, я вырвалась на улицу, чуть не сбив с ног какую-то старушку.

-Простите.

- Хамка, - услышала я в ответ, так и не поняв, а за что получила такую оценку.

- Я же извинилась, - виновато заметила я, заворачивая за угол. Нет времени стоять и разговаривать с раздраженной старухой. Если вдруг начальник решит нагрянуть с проверкой, то меня уволят, а это не входит в мои планы.

Мимо лениво проехал автобус, напомнив мне небольшой эпизод, произошедший вчера. Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно. Даже на территории города никто бы не стал пытаться так самоотверженно вернуть мне книгу. Не удивительно, что у него есть девушка. Такой парень способен покорить любую. От этих мыслей мне стало и приятно и горько. Но зато дорога закончилась очень быстро. Влетев в кабинет чиновника, не отдышавшись, начала:

- Вы тут имя написали не правильно. То есть совсем другое имя, а фамилия и все остальные данные правильные. Измените, пожалуйста.

С профессиональным выражением скуки на лице, он взглянул на справку, потом достал толстую книгу в кожаном переплете, перелистал и гнусаво заметил:

- Все правильно. Здесь так написано – Ноелл Марин Лазар. Это у вас не правильные данные.

Он серьезно? Неужели я не знаю, как меня зовут? Что за день то такой суетной? Безобразие! Вот ничего здесь не могут нормально сделать!

- Извините, но, наверное, ошибся тот, кто делал эту запись. Меня зовут….

- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы. – Камила Маритт Лазар?

- Да, именно так.

Он странно посмотрел на меня, а затем вновь уставился в книгу, перелистывая страницу и прочитывая записи.

- Судя по всему, у вас есть сестра, которую и зовут Ноелл Марин.

От удивления я даже присела на скрипучий стул и взяла из рук чиновника книгу. Он пытался возразить, но я не стала слушать. И там черными чернилами написано – Ноелл Марин Лазар, дата рождения 19 ноября 1991 года, имена моих родителей. Не может быть! Руки ослабели, и если бы чиновник не выхватил акт записей, то он бы упал на пол. Я не могла ничего сказать, не могла понять, что он говорит, не видела ничего перед собой, кроме черных букв, которые словно клеймом отпечатались в памяти. Сестра, Марин…. У меня есть сестра, с которой мы провели вместе 9 месяцев в мамином животе. Сестра, имя которой, не смотря ни на что, преследовало меня все эти годы. А я даже не знала об её существовании! Но где она? Почему её не было рядом со мной? Почему мне пришлось разговаривать с выдуманным другом, когда в это время она должна была быть со мной?!

Словно тень предчувствия, что-то не обычное шевельнулось внутри меня. Так бывает, когда хочешь вспомнить какой-то факт, и он назойливо крутиться где-то рядом, не желая показываться. Это ожидания прояснения, это поиск внутри себя ответа, это попытка пробиться сквозь толщу знание, многие, из которых бесполезные. Я зажмурилась, надеясь, что так будет легче проявиться тому, что настойчиво начало стучаться в мой разум. Ну же? Что это, что? От напряжения боль тонкой волной прошла по вискам, проникая в глубь мозга. Казалось еще миг, и я упаду в обморок, не выдержав этой новости. У меня есть сестра! Долгие годы я желала о том, чтобы была не одной девочкой в семье, ведь братья могли обижать, родители заставляли делать много работы. Если бы у меня была сестра, то мы бы вместе отражали нападки братьев, утешали друг друга, помогали друг другу. Так я думала, а оказалось, что сестра у меня есть! И родители скрывали это от меня! Но где она? Что же случилось? Почему она не жила с нами? Может…

- Эй, - зычно окликнул меня чиновник. Я открыла глаза и удивленно посмотрела на него. Я уже забыла, где нахожусь и что я здесь не одна. Время и пространство перестают существовать, когда узнаешь такую важную информацию. Теперь бы еще узнать, где мне найти мою сестренку, где она, моя Марин. Придется связываться с родителями, потому что они знают намного больше, и я добьюсь от них правды.

- Я вас слушаю, - мой голос прозвучал очень глухо и отстраненно. Думаю, он поймет, в каком я сейчас состоянии и по скорее поправит документы, отпустив меня с миром.

- Пока вы обдумывали эту новость, я тут кое-что нашел в последующих записях, что сможет вам кое-что понять.

Он протянул мне книгу, пальцем указывая в середину страницы. Странно, когда я хотела посмотреть на запись о рождении сестры, он не давал, а тут вдруг с чего-то такие перемены. Я рассеяно посмотрела, куда он показывал. От того, что я прочитала, сердце опустилось куда-то в глубь и казалось, перестало биться. Кончики пальцев похолодели, дрожь прошла по телу. Я провела языком по пересохшим губам и покрепче вцепилась в книгу, надеясь, что мне это только показалось. Ноелл Марин Лазар, дата смерти 7 сентября 1995 года. Выстроенный мост надежд, грохоча, рухнул, завалив меня обломками. И хотя это многое объясняло, от этого не стало легче. Крутящийся где-то в голове обрывок прошлого, наконец, прояснился, и я вспомнила эпизод из прошлого.

Большая темная комната, маленькие окна располагаются где-то под потолком. Солнечный луч неровным кругом дрожит на полу. Русоволосая девочка подбегает и протягивает ручки под струю света. На её лице нежная улыбка, она смотрит в мою сторону и произносит:

- Фя фпойфмафла фсолфцне. (Я поймала солнце).

Её слова, произнесенные на странном языке, были мне понятны. Попутно в голове мелькнуло воспоминание, как родители всячески ругали меня и поправляли, когда я говорила вот так, подставляя еще одну букву. И тогда я ответила:

- Фсохфрафни фего фдля фнас. (Сохрани его для нас)

- Марин, Камила, идите обедать, - звонкий веселый голос мамы колокольчиками прозвенел в голове. Я посмотрела на чиновника и рассеянно спросила:

- И что теперь?

- Справку я вам сейчас выдам, а дальше вы сами, - многозначительно ответил он. Я хотела переспросить, а на счет него он так высказался: оформления субсидий или новости о том что у меня есть сестра? Точнее была. Но все же промолчала – разве есть разница? И с тем и с другим мне придется разбираться самой.

Получив заветный клочок бумаги, поблагодарила чиновника и вышла. Попав на улицу, я сразу же позвонила родителям. Мне нужно выяснить все. Телефонные гудки длились, казалось, бесконечность и каждый ударом боли отдавался в сердце. Сколько можно? Хотелось кричать от бессилия, от отчаяния, от ужаса. Почему это никак не закончиться? Все эти тайны, все эти секреты. Почему у меня никогда не бывает все легко и просто? Я хочу заснуть навеки, но не умереть, а просто не быть. Потому что жизнь – это больно, это сложно, это невыносимо. Мою тоску и томление прервал наконец мамин голос:

- Да, я вас слушаю.

Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор. Я не могла вымолвить и слово, только тяжело дышала. Слезы наполняли глаза и неудержимым потоком побежали по щекам. Я вдруг осознала, что боюсь узнать всю правду, что лучше бы мне остаться в неведении и никогда не узнать о существовании сестры. Но отступать поздно, нужно идти до конца.

- Мама, - наконец выговорила я, удивляясь, как же у неё хватило терпения не положить трубку. – Я хочу узнать у тебя о Ноелл.

Я специально назвала её лишь по первому имени, потому что второе в наших разговорах могло ассоциироваться с моей вымышленной подругой.

- О ком? – удивленно спросила мама.

- О моей сестре, Ноелл Марин Лазар, дата рождения та же что и у меня, дата смерти…

- Хватит, я поняла, о чем речь.

Мне показалось или в голосе мамы раздались нотки боли? Так или иначе, но тон голоса изменился – это точно.

- Что ты хочешь знать? – продолжила она.

- Ну, во-первых, почему вы никогда об этом не говорили? А еще от чего она умерла? И где похоронена? И…

- Ты решила завалить меня вопросами? – снова перебила меня мама. – Не говорили, потому что не о чем.

Когда мама начинала вот так юлить, то ясно одно – ответов я не дождусь. Это злило, а сейчас, когда дело касалось очень важного для меня вопроса, то выводило из себя. Мне хотелось рявкнуть на неё, разбить телефон, проломить стену. Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит? Почему бы не разрешить все сразу? А то, так или иначе, останутся вопросы, которыми я буду часто мучить себя. Хотя им до меня нет дела, но о себе бы подумали – за ответами я буду идти к ним. Мне бы хотелось получить хоть какую-то ясность, поэтому я спросила:

- Скажи, а кто был старше: я или она? И кто, как ты думаешь, был красивее?

- Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

Повисла пауза. Что еще можно сказать? Если мама лукаво уходит от прямых вопросов, то больше ничего не получиться узнать, а говорить о чем-то другом в свете нашей ссоры странно.

- Спасибо. Всего хорошего, - торопливо пробормотав, закончила я. Мне многое нужно обдумать, многое понять и осознать. Я побрела по улицам, понимая, что на работу уже не пойду, и пусть увольняют. Что мне работа, когда жизнь пошла кувырком? Я ничего не видела, движения были машинальными, но ни разу ни на что не наткнулась. Даже под машину умудрилась не попасть, хотя несколько раз под визг тормозов славливала поток вслед ругательств. Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

Как они могли? Сколько раз меня наказывали за то, что я разговаривала с Марин, называя это бредом впечатлительного ребенка! Сколько раз запрещали мне упоминать про неё, не потрудившись даже объяснить, почему нельзя! Я спрашивала, но они всегда молчали, говоря только, что не разрешают мне заниматься такими глупостями. Ведь могли рассказать в тот день, когда я узнала что мы евреи. Одной тайной больше одной меньше – вскрывали бы все – так легче перенести. Ладно, они не могли рассказать об умершей сестре, когда я была маленькой, но потом! Из-за них я всерьез считала себя шизофреничкой, которая разговаривает сама с собой! А все оказалось гораздо проще. Я просто один из близнецов, который не может существовать в одиночку и подсознательно ищет свою половинку, с которой был разделен еще в утробе матери.

Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца. Как понять то, что качества, предназначенные одному человеку, делятся надвое и тем самым эти две половинки одного целого чувствуют себя полноценно только в присутствии друг друга. Близнецы – как много тайн сокрыто в этой загадке природы. Возможно, ли разгадать её? Каким образом близнецы понимают друг друга? Это словно у них один разум, одно сердце, но на самом деле согласно всем законам природы это не так. В сердце одного может быть безграничная любовь, а в сердце другого – зло и ненависть. Но, не смотря на это они говорят не устами, а мыслями, которые читаются в воздухе, написанные на только им известном языке. Другое дело двойняшки. Их связь ничуть не ближе связи простых братьев и сестер. Да, они делили одно чрево, но каждый в своей отдельной «комнате». Каждый из них – совершенная личность, существующая в совершенном по своему начальному плану мире. Но близнецы – это нечто иное. Находясь рядом они являют более прекрасное, чем каждый из людей. Как будто все в них помножено на два, они являют прекрасное совершенное видение человека, помноженное на два, но только когда они вместе. Стоит им разделить, как перед вами является уродец с отрезанной рукой и ногой, с дефектами умственного развития. Какое же это сложное явление – близнец. Это словно двухтомник одного романа – всегда не совершенство при отсутствии другого.

Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.



Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок, потому что они быстро отрастают, а я хочу сделать то, что не изгладиться так просто. И пусть они не узнают, но это будет мой поступок во имя свободы. Я давно хотела сделать себе татуировку, но когда однажды заикнулась об этом, отец раздул такой скандал, что пришлось замолчать и больше не касаться этого вопроса. «Зачем ставить клеймо?» Да, конечно, для него клеймом является то, что можно увидеть, а для меня клеймо – это слова, которые прожигают до костей, которые ранят на всю жизнь. А раз я смотрю на это по-другому, то в чем проблема? От отца я теперь не завишу.

- Но это грех, - тихо отозвалась та часть меня, которую я привыкла называть именем своей сестры. Я не знаю, как теперь на это реагировать. И как к этому относиться настоящая Марин? Ведь я словно подменяю её другой. Решительно прогнав эти мысли, я стала вынашивать решение сделать татуировку. Так уж часто бывает, что стоит тебе только сделать шаг в направлении чего-то нового, как что-то обязательно подтолкнет тебя быть еще более решительным. Когда я уже подходила к концу улицы и собиралась повернуть в свой переулок, как передо мной появился мальчик. Ничего особенного, мальчик как мальчик, но татуировка у него на шее – это нечто! Я всегда именно о такой мечтала. Только вот не на таком видном месте, а то меня потом если что и в церковь не пустят. С них станется. Вот на голени – в самый раз.

- Эй, подожди, я хочу у тебя кое-что спросить.

Мальчик удивленно остановился и недовольно смерил меня взглядом. Ну надо же, такой маленький, а уже смотрит оценивающе!

- Скажи, ты, где делал тату?

- А что? – буркнул мальчик, поджав губы.

- Хочу сделать себе татуировку, но не знаю где здесь можно.

Он ничего не ответил, а только еще раз смерил меня недовольным взглядом, в котором промелькнуло презрение. Неужели в этом районе, где татуировки у каждого второго, да еще начиная лет с 10, мое желание кажется странным? Или его смущает, что я девушка? Насколько я видела, тут и девушки ходят разрисованные.

- Пошли, покажу, - на удивление, мальчик оказался сговорчивым. Хотя, может это и не так хорошо как кажется. Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться. Трепет охватил меня – сегодня у меня будет тату. Наверное, плюс к изображению скорпиона надо будет нанести имя сестры. Чтобы она хотя бы так вновь стала частью меня. Вот только где? Наверное, на ключице, там, где слышен стук сердца.

Мальчик оказался не плохим проводником. Конечно, из него и слова не вытянешь, но привел на удивление быстро, используя обходные пути. Салон располагался в светлой квартире, которая, как и многие в этом районе, выглядела слишком запущенной. Грязные засаленные занавески блестели на вечернем солнце, а пыль толстым слоем лежала на подоконнике. Неужели трудно хотя бы раз в какое-то время убираться? Тем более что к ним же люди приходят! Никакого уважения. Мальчик очень быстро ретировался, оставив меня наедине с кучкой мрачных людей, с явными признаки принадлежности к преступной среде. Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное! Это безумие – идти в такое место без надежного сопровождения! Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

- Добрый вечер, - решила привлечь к себе внимание, а то они как-то слишком активно что-то обсуждали. – Я бы хотела сделать тату.

- Да без проблем, - отозвался низенького роста мужчина с длинными спутанными волосами. – Что рисовать будем?

О, какое обслуживание! Может не все так плохо?

- Спасибо. Я бы хотела скорпиона нанести на голень.

Тишина мгновенно заполнила комнату. Даже собака, что с шумом грызла кость, рыча на кошку, что плотоядно посматривала на её добычу, вдруг притихла. Я не могла понять, что случилось. Все они просто впились в меня тяжелыми взглядами. Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха. Ноги словно налились свинцом, и я не могла сдвинуться с места, хотя захотелось поскорее убежать. Взгляды этих людей не предвещали ничего хорошего, они словно бы раздирали меня на кусочки.

- Скорпиона говоришь, - наконец-то проговорил мужчина, переглянувшись с тощим типом, что развалился в кресле. – Что ж, ты попала куда надо, девочка.

Автор - LindaM
Дата добавления - 20.12.2011 в 14:49
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 20.12.2011, 15:47 | Сообщение # 33
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать.

Согласна. Я тоже иногда беру образ из картинки с интернета, или из реала - так легче не забыть случайно - какой он...

Вечерком заскочу почитать! l_daisy
 
Сообщение
Quote (LindaM)
легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать.

Согласна. Я тоже иногда беру образ из картинки с интернета, или из реала - так легче не забыть случайно - какой он...

Вечерком заскочу почитать! l_daisy

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 15:47
Сообщение
Quote (LindaM)
легче писать. когда имеешь конкретный визуальный образ перед глазами, то создавая в голове ситуацию достаточно легко проникнуть в сознание героя, понять его, почувствовать.

Согласна. Я тоже иногда беру образ из картинки с интернета, или из реала - так легче не забыть случайно - какой он...

Вечерком заскочу почитать! l_daisy

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 15:47
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 20.12.2011, 18:07 | Сообщение # 34
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
сделана администратором Олька сайта Фаворитка, я просто кинула ей исходники-картинки и описала сюжет вкратце, ну и аннотацию. и вот такое чудо получилось


good Класс! Лица на обложке мне нравятся! И вообще вариант хороший, но название книги не выделяется. Если бы немного по контуру букв сделать белым - было бы четче видно.

администратор Олька сайта Фаворитка - молодца :)
 
Сообщение
Quote (LindaM)
сделана администратором Олька сайта Фаворитка, я просто кинула ей исходники-картинки и описала сюжет вкратце, ну и аннотацию. и вот такое чудо получилось


good Класс! Лица на обложке мне нравятся! И вообще вариант хороший, но название книги не выделяется. Если бы немного по контуру букв сделать белым - было бы четче видно.

администратор Олька сайта Фаворитка - молодца :)

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 18:07
Сообщение
Quote (LindaM)
сделана администратором Олька сайта Фаворитка, я просто кинула ей исходники-картинки и описала сюжет вкратце, ну и аннотацию. и вот такое чудо получилось


good Класс! Лица на обложке мне нравятся! И вообще вариант хороший, но название книги не выделяется. Если бы немного по контуру букв сделать белым - было бы четче видно.

администратор Олька сайта Фаворитка - молодца :)

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 18:07
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 20.12.2011, 18:39 | Сообщение # 35
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Исправишь и можно в печать! :)

Лучше свежая почта, чем новая (вначале где-то).
Quote (LindaM)
Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге.

неправильную

Quote (LindaM)
Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно.

необычно

Quote (LindaM)
- Вы тут имя написали не правильно.

неправильно

Quote (LindaM)
Это у вас не правильные данные.

неправильные

Quote (LindaM)
- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы

...

Quote (LindaM)
Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор.

непонятный

Quote (LindaM)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?
/ не поняла я "?" лишний?

Quote (LindaM)
Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

Quote (LindaM)
Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

не волновало

Quote (LindaM)
Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца

опять слитно

Quote (LindaM)
Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.

может - рискованный

Quote (LindaM)
Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок

незначительный

Quote (LindaM)
Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться.

слитно

Quote (LindaM)
Мальчик оказался не плохим проводником.

опять

Quote (LindaM)
Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное!

...

Quote (LindaM)
Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

случится

Quote (LindaM)
Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха

отчего

Да... ну, в общем - так.
 
СообщениеИсправишь и можно в печать! :)

Лучше свежая почта, чем новая (вначале где-то).
Quote (LindaM)
Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге.

неправильную

Quote (LindaM)
Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно.

необычно

Quote (LindaM)
- Вы тут имя написали не правильно.

неправильно

Quote (LindaM)
Это у вас не правильные данные.

неправильные

Quote (LindaM)
- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы

...

Quote (LindaM)
Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор.

непонятный

Quote (LindaM)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?
/ не поняла я "?" лишний?

Quote (LindaM)
Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

Quote (LindaM)
Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

не волновало

Quote (LindaM)
Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца

опять слитно

Quote (LindaM)
Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.

может - рискованный

Quote (LindaM)
Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок

незначительный

Quote (LindaM)
Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться.

слитно

Quote (LindaM)
Мальчик оказался не плохим проводником.

опять

Quote (LindaM)
Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное!

...

Quote (LindaM)
Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

случится

Quote (LindaM)
Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха

отчего

Да... ну, в общем - так.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 18:39
СообщениеИсправишь и можно в печать! :)

Лучше свежая почта, чем новая (вначале где-то).
Quote (LindaM)
Не столь то, что невнимательный чиновник выдал мне не правильную справку, меня удивило, сколь то, что второе имя принадлежало моей вымышленной подруге.

неправильную

Quote (LindaM)
Я не смогла сдержать улыбку. Не знаю, кто тот парень, но это было мило и достаточно не обычно.

необычно

Quote (LindaM)
- Вы тут имя написали не правильно.

неправильно

Quote (LindaM)
Это у вас не правильные данные.

неправильные

Quote (LindaM)
- Подождите, - перебил чиновник, перелистнув страницу и внимательно рассматривая страницы

...

Quote (LindaM)
Я замялась. Пока шла из кабинета, то столько раз прокрутила в голове, как начну этот разговор, что скажу, а теперь на меня напал не понятный ступор.

непонятный

Quote (LindaM)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?
/ не поняла я "?" лишний?

Quote (LindaM)
Странный вопрос, как я могу сказать кто красивее, если вы близнецы? Я никогда не могла вас отличить друг от друга, как не пыталась. И ты самая младшая.

А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

Quote (LindaM)
Но ничего меня не волновала, потому что внутри ураган мыслей и чувств.

не волновало

Quote (LindaM)
Близнецы – это явление не ординарное, не понятое до конца

опять слитно

Quote (LindaM)
Теперь я понимаю многое о себе, и это меня пугает. Я постаралась отвлечься и переключиться на другое, сделать рисковый шаг, чтобы вытеснить из головы горькие мысли.

может - рискованный

Quote (LindaM)
Думаю, пришло время для решительного шага. Обстричь волосы – это не значительный поступок

незначительный

Quote (LindaM)
Если бы он просто сказал адрес, то я бы, скорее всего, не известно когда решилась, а так не куда деваться.

слитно

Quote (LindaM)
Мальчик оказался не плохим проводником.

опять

Quote (LindaM)
Ой, чует мое сердце, вляпаюсь я во что-нибудь не приятное!

...

Quote (LindaM)
Что ж, буду надеяться, что ничего плохого не случиться.

случится

Quote (LindaM)
Не знаю от чего, но мне даже показалось, что волосы на затылке начали шевелиться от подступающего страха

отчего

Да... ну, в общем - так.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 18:39
LindaMДата: Вторник, 20.12.2011, 20:15 | Сообщение # 36
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 86
Награды: 4
Репутация: 6
Статус: Offline
korolevansp, я с "не " конкретно не дружу blush
спасибо за указанную тавтологию, самое смешное, что когда писала, поставила себе на замечание что тавтология, надо потом исправить и все, забыла. когда проверяла умудрилась и не заметить.
и вообще спасибо за указанные ошибки! l_daisy
Quote (korolevansp)
/ не поняла я "?" лишний?

в смысле? это же риторический вопрос. нет, не лишний
Quote (korolevansp)
А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

я тут так думаю (предупреждаю, может быть запутано biggrin ) речь идет же о внешних качествах, а тут она не могла их отличить так как они близнецы, но повадки и поведение у девочек были разными. как часто бывает у близнецов. у меня есть знакомые близнецы, так я как только их увижу, все не могу отличить кто Паша, а кто Петя. присматриваюсь - неа, никак. до тех пор пока они не начнут что-то делать. а потом сразу видно - это не в характере Пети, значит это Паша и для облегчения различения на ближайшее время достаточно запомнить у кого какая прическа, чтобы не приглядываться к их движениям и ко всему прочему.
 
Сообщениеkorolevansp, я с "не " конкретно не дружу blush
спасибо за указанную тавтологию, самое смешное, что когда писала, поставила себе на замечание что тавтология, надо потом исправить и все, забыла. когда проверяла умудрилась и не заметить.
и вообще спасибо за указанные ошибки! l_daisy
Quote (korolevansp)
/ не поняла я "?" лишний?

в смысле? это же риторический вопрос. нет, не лишний
Quote (korolevansp)
А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

я тут так думаю (предупреждаю, может быть запутано biggrin ) речь идет же о внешних качествах, а тут она не могла их отличить так как они близнецы, но повадки и поведение у девочек были разными. как часто бывает у близнецов. у меня есть знакомые близнецы, так я как только их увижу, все не могу отличить кто Паша, а кто Петя. присматриваюсь - неа, никак. до тех пор пока они не начнут что-то делать. а потом сразу видно - это не в характере Пети, значит это Паша и для облегчения различения на ближайшее время достаточно запомнить у кого какая прическа, чтобы не приглядываться к их движениям и ко всему прочему.

Автор - LindaM
Дата добавления - 20.12.2011 в 20:15
Сообщениеkorolevansp, я с "не " конкретно не дружу blush
спасибо за указанную тавтологию, самое смешное, что когда писала, поставила себе на замечание что тавтология, надо потом исправить и все, забыла. когда проверяла умудрилась и не заметить.
и вообще спасибо за указанные ошибки! l_daisy
Quote (korolevansp)
/ не поняла я "?" лишний?

в смысле? это же риторический вопрос. нет, не лишний
Quote (korolevansp)
А откуда мать знает что именно та младшая, если она никогда не могла отличить дочерей?

я тут так думаю (предупреждаю, может быть запутано biggrin ) речь идет же о внешних качествах, а тут она не могла их отличить так как они близнецы, но повадки и поведение у девочек были разными. как часто бывает у близнецов. у меня есть знакомые близнецы, так я как только их увижу, все не могу отличить кто Паша, а кто Петя. присматриваюсь - неа, никак. до тех пор пока они не начнут что-то делать. а потом сразу видно - это не в характере Пети, значит это Паша и для облегчения различения на ближайшее время достаточно запомнить у кого какая прическа, чтобы не приглядываться к их движениям и ко всему прочему.

Автор - LindaM
Дата добавления - 20.12.2011 в 20:15
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 20.12.2011, 23:43 | Сообщение # 37
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (korolevansp)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?

Я все равно не понимаю - что она спрашивает? Именно "Теперь?" - о времени?
Проще тогда:
Теперь я знаю правду. Но почему она темнит?
 
Сообщение
Quote (korolevansp)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?

Я все равно не понимаю - что она спрашивает? Именно "Теперь?" - о времени?
Проще тогда:
Теперь я знаю правду. Но почему она темнит?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 23:43
Сообщение
Quote (korolevansp)
Теперь, когда я знаю, зачем она еще темнит?

Я все равно не понимаю - что она спрашивает? Именно "Теперь?" - о времени?
Проще тогда:
Теперь я знаю правду. Но почему она темнит?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.12.2011 в 23:43
LindaMДата: Среда, 21.12.2011, 15:05 | Сообщение # 38
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 86
Награды: 4
Репутация: 6
Статус: Offline
korolevansp, поняла, предложение вообще коряво составлено, но чтобы мне это понять потребовалось пять минут. да, твой вариант лучше good

Добавлено (21.12.2011, 15:05)
---------------------------------------------

Глава 8. Одно спасение - бегство. Давид


Тату-салон папаши Марсо располагается в той территории гетто, которая оккупирована «Скорпионами». В свете последних дней ты осознаешь, что есть значительная доля риска показываться сейчас здесь. И ты бы счел разумным пойти домой, то есть к сестре, ведь обещал ей обсудить беременность в спокойной обстановке. Хотя, что там обсуждать? Этот вопрос можно считать решенным, София поступит именно так, как ты скажешь. Но поддержать сестренку в непростой ситуации твой долг. Но есть одно «но», которое вынуждает все же идти по именно этой части гетто в это время. В пятницу вы с Ронни заключили пари, в котором ты проиграл. Наказание - татуировка, нанесенная до среды. Откладывать надолго неизбежное бессмысленно. И завтра и послезавтра будет такой же риск, тем более символично начинать что-то новое в понедельник. Ты не склонен к вере в фатальность, ты не веришь в предзнаменования, но все же если следовать порядку, то сделать нужно именно так. Мягкий стук в дверь – пережиток вежливости, заложенной матерью, и ты проходишь внутрь. В полумраке комнаты ты успеваешь только разглядеть, как папаша Марсо стоит в стороне, а трое здоровых парней, которых видел среди «Скорпионов», пристали к тоненькой хрупкой девушке. Она стояла, задиристо уперев руки в бока, вызывающе щуря глаза, но взгляд, перебегающий с одного бандита на другого - испуганный и растерянный. Нечто родное промелькнуло в этой фигуре, напоминая Софию. Автоматически сработал рефлекс: спасти, защитить, уберечь, помочь сестре в любом обличии. Ты, не раздумывая, направился к девушке и сделал вид, что собираешься обнять.

- Извини, я задержался немного. Зачем ты пошла без меня? – заботливо спросил девушку, сдерживая улыбку. Подойдя ближе, ты узнал в ней ту самую солнечную инопланетянку, из-за которой вчера пришлось преследовать автобус. Что-то слишком часто вы сталкиваетесь, да еще и в не стандартных ситуациях. Ты специально создаешь видимость вашего близкого знакомства, чтобы «Скорпионы» оставили её в покое. Но не все идет так легко и просто, как ты предполагал.

- Ты чего болтаешь? Знаешь, что она заявила? Ты где вообще такую дуру откопал?

В возмущенных потоках вопросов ты пытаешься понять суть дела, уже готовясь переходить к плану Б, то есть к бегству. В одиночку скрываться от преследования – нет проблем, не впервые, но с таким вот прицепом…. Ты обдумываешь, какими путями будет легче сбежать, когда папаша Марсо все же соизволил объяснить причину гнева своих друзей.

- Эта, - сказал он, выразительно кивнув в сторону девушки. – Заявила, что хочет татуировку скорпиона.

Ты судорожно сглотнул слюну. Попросить нанести скорпиона, если не имеешь принадлежности к банде – вызов. Спасти её, не прибегая к значимым усилиям, не предоставляется возможным. Противостоять «Скорпионам» на их же территории, когда они имеют основание для суда – безумство, на которое придется пойти.

- Да? Что же вы так агрессивно настроены? Это всего лишь шутка, она решила немного разыграть вас. Глупо наказывать за плохое чувство юмора. Я ручаюсь, что она не хотела доставить вам неудобства. Извините, но мы вас покинем, вскрылись некоторые обстоятельства, которые вынуждают переменить наши планы. Пойдем, дорогая, это очень важно.

Стараясь говорить более чем убедительно, ты подталкивал девушку к выходу, опасаясь, как бы она не выдала твой блеф. Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком. И тогда случиться непоправимое. Но девушка, мило улыбаясь, кивала, подтверждая все то, что ты говорил. Когда уже казалось, что вы избежали неприятностей и практически вышли за пределы тату-салона, как один из парней вдруг сказал:

- Что ж, если так, то мы вас проводим.

В этих словах таилось недоверие, введшее тебя в замешательство, которое все же удалось скрыть. Ты с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом. Ничего не остается, как привести её к себе, переждать, пока «Скорпионы» уйдут, а затем, уже узнав у неё адрес, довести до того места, где она живет. Можно, конечно, попытаться выведать тайком у девушки, где она живет, но любые перешептывания вызовут у сопроводителей подозрения. Вы молча дошли до твоего дома, но опасения, что она хоть как-то выдаст себя, что откажется идти за ним, затмевали разум. Что делать, если это произойдет? Бежать? От человека убежать можно, но вот от пуль в закрытой местности вряд ли получиться. Тем более с таким прицепом. Покрепче сжав руку девушки, ты подождал, пока она посмотрит на тебя, и одними губами произнес:

- Доверься мне.

Она кивнула, показав, что поняла и согласна поступить, как тебе будет угодно. Что ж, это облегчает твою задачу. Вы поднялись, оставляя бандитов, которые злобно смотрели вам в спины. Их кровожадные планы лишились возможности воплотиться, а напасть на тебя они опасались. Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно. Именно благодаря предстоящим разборкам между бандами, вы смогли безо всяких проблем уйти от серьезной опасности. В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание. «Скорпионы» не слушают оправданий, не воспринимают любые доводы, направленные на нарушение их планов. Они не имеют никаких моральных ограничений, никаких нравственных законов. И хотя после ухода из банды со многими ты остался в хороших взаимоотношениях, в случае неприятностей никто не заступится за тебя. Ты понимаешь, что один, что сам по себе. Те, кто считает тебя своим другом, которые пользуются твоей помощью, когда им плохо, не в силах быть рядом, когда нужны. В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает. И хотя лучше ходить в дом плача, нежели веселья, но как часто первый пуст, там только завывания слез, в то время как во втором – шум и гам, и наплыв народу. Пребывание в первом доме, где царит горе, делает сердце лучше, наполняет добрыми чаяниями. В то время как пребывание в доме, где владычествует радость и веселья делает беспечным и ленивым. Ты понимаешь это.

Когда вы практически приблизились к квартире, проговорил:

- Побудешь пока у меня. Их не хватит надолго, так что через пару часов я тебя провожу до дома. И в следующий раз потрудись изучить нравы гетто, прежде чем что-то делать. А то и не в такие неприятности можешь попасть.

Видимо смущенная всей этой ситуацией, она промолчала и лишь когда вы прошли в гостиную комнату, скромно улыбнувшись, ответила:

- Нравы я изучила, но про татуировки никто ничего не говорил.

Она выглядела слишком напряженной и замерла, сосредоточено осматриваясь. Ты усмехнулся и снял верхнюю одежду, оставшись в темно-серой майке. Когда взгляд гостьи остановился на тебе, она возмущенно заметила:

- А почему это тебе нанести скорпиона было можно, а вот мне нельзя?

Сдерживая искренний смех, который мог бы быть оскорбительным для неё, ты ответил:

- Скорпион – это отличительный знак одной из местных группировок, к которой я когда-то принадлежал. Ничего удивительного, что твоя попытка нанести его самовольно привела к недовольству. Тебе повезло, что сразу же не убили.

Она кивнула, и устало выдохнула:

- Понятно.

Затем, опять окинув взором комнату, с насмешкой проговорила:

- Я смотрю у тебя мания.

- Что? – удивленно спросил ты, не понимая, что она имеет ввиду.

Девушка указала рукой на стены, а затем ткнула пальцем в татуировки, что проглядывали в вырез майки. Ты усмехнулся и, погладив подбородок рукой, сказал:

- Ты наблюдательная.

Люди перестают воспринимать то, что окружает их изо дня в день, делая обыденным то, что для другого – уникальность. Увлекаясь живописью, ты изрисовал все стены в этой комнате. Мексиканский червяк в сомбреро и экзотически изогнутый кактус, два парящих журавля на фоне кровавого заката, дельфин, выпрыгивающий из воды, радостно улыбаясь. Были так же и рисунки, которые несли в себе большой смысл, например, соловей и роза, герои сказки любимого Софией Оскара Уайлда. Рядом висел календарь, на котором сестра зачеркивала даты. Со дня её переезда ты иногда смотришь на него, переводя взгляд на прикрепленную фотографию, где изображены вы вдвоем. Тебе не нужно ничего вычеркивать, как делает Софи, ведь ты и так видишь, сколько дней прошло с того времени, как она переехала. Чистые даты – пустые дни. Без сестры, без семьи. Последний рисунок – это ребенок, что сидит в углу, обхватив колени руками. Все одиночество, что таиться в душе – оно выразилось в этой картине, наполненной мрачными красками и пессимизмом. Все, кто знают тебя, воспринимают Давида Леруа как веселого общительного парня, который видит жизнь в положительном свете. Из-за этого ты чувствуешь себя обманщиком, лжецом. Разговаривая с кем-то, говоришь то, что человек хочет слышать, то есть что у тебя все хорошо. Тебе даже вопросы в лоб удается обойти. Оказывается это очень просто: нужно промолчать, улыбнуться и задать ответный вопрос на тему, которая интересна собеседнику. Он начнет рассказывать, говорить о себе, о том, что важно для него и забудет о том, что что-то там у тебя спрашивал. Иногда бывает конечно не получается избежать и ты начинаешь отвечать, но только то, что на поверхности, то, что любой может увидеть сам если присмотрится. И не смотря на то, что успокаиваешь себя тем, что все вокруг обманывают, ты ощущаешь себя самым падшим человеком на земле. Сказывается воспитание матери, которая постаралась привить вам с Софией самые лучшие качества. Лорелайн хотела, чтобы вы смогли найти себе место в той жизни, что находится за стенами гетто, а для этого нужно соответствовать. Жаль, что мало быть готовым к чему-то, нужно так же чтобы это что-то записали в твоей судьбе. Мечтать, желать, стремиться к тому, что не должно произойти – бессмысленное занятие, которое осталось далеко в прошлом. Теперь ты знаешь что будешь жить в этом до смерти, пытаясь победить весь тот хлам, что мать свалила в твою внутренность.

От рассматривания стен и размышления на тему, что обозначает то или это, отрывает солнечная инопланетянка, не скрывающая своего любопытства.

- У тебя красивая девушка. А чем она занимается? – рассматривая фотографию, спросила гостья. Ты рассмеялся и, подойдя к портрету, где вы счастливо улыбаетесь, проговорил:

- Неужели мы настолько не похожи? Это моя сестренка, София, она работает парикмахером, иногда поет в местной кантри-группе.

Разговор о Софи напомнил о твоем обещании зайти сегодня вечером. Из-за этой ситуации ты вряд ли сможешь вырваться пораньше. Тихо выругавшись, ты достаешь телефон и быстро пишешь СМС-ку, в которой извиняешься перед сестрой и обещаешь что завтра обязательно сразу же после работы пойдешь к ней. Тебе захотелось бросить все и оказаться рядом с ней, ведь сейчас Софии очень плохо, ей нужна твоя поддержка, ей нужен ты, её старший брат, опора и защита. Пытаясь подавить чувство неприязни, которое возникло к девушке, так внезапно вмешавшейся в планы, ты спросил:

- А как тебя зовут?

Она оживленно взъерошила волосы и, скорчив рожицу, проговорила:

- Камила.

Ты галантно поклонился, чем вызвал звонкий смех девушки и представился:

- Давид, можешь называть меня Дев.

- А не слишком ли ты много просишь? – возмущенно заметила Камила, вызвав твое недоумение. Вот уж поистине странная девушка!

- Дев – означает Бог, а я христианка и не собираюсь обращаться таким образом к кому-то из людей, - продолжила она.

Стараясь сдерживать улыбку, которая могла оскорбить религиозные чувства Камилы, ты кивнул и светским тоном голоса предложил:

-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

Ты направился на кухню, предложив девушке располагаться, где ей удобно. Тебе редко приходиться принимать гостей, тем более что Ронни давно уже как член семьи. Ему не доставляет неудобства пить из железных кружек, которыми вы с Софией пользуетесь после ухода матери. А для такой гостьи следует достать красивый набор, который ты не доставал много лет. В шкафчике стоит чашка, которую ты достал и замер, рассматривая её. Из этой кружки Лорелайн пила в то утро, когда завтракала с тобой в последний раз. Вы запивали теплым молоком кукурузные хлопья, а оставшиеся превращали в снаряды, которыми бросались друг в друга. На этой чашке сохранился след от помады, к которому ты слегка прикоснулся пальцами. Мама. Она где-то далеко, за океаном, но эта маленькая частица её, этот отголосок прошлого, эта возможность прикоснуться к счастью, которое было так давно. Тяжело вздохнув, ты поставил осколок прошлого обратно и достал другую кружку из этого набора. Приготовив чай, ты направился в гостиную угощать Камилу. Первая неловкость нарушена, и вы начинаете спокойно разговаривать. Она спрашивает о том, чем ты занимаешь, что тебя интересует, ты же в свою очередь расспрашиваешь её. Тебе нравиться эта милая болтливая девушка, которая настолько не предсказуема, настолько импульсивна, что ты не успеваешь уследить за всем, что она говорит и показывает. Театральные способности Камилы очень ярко раскрывают её прошлое, настоящее и будущее. Она делиться своими мечтами, и ты отчетливо видишь то, чего может никогда и не быть. Но тебе нравиться думать, что в жизни этого человека все будет именно так. И лишь когда она начинает говорить на тему религии, ты ощущаешь себя неуютно и пытаешься направить разговор в другое русло. Но не смотря на кажущуюся легкомысленность и взбалмошность, Камила цепко ухватилась за это и начала допрашивать:

- Нет, а почему ты не хочешь говорить? Я понимаю, что ты еврей, но мне такой же факт почему-то не помешал полюбить Иисуса.

Ты не хочешь отвечать, потому что знаешь – тебе трудно будет удержать от резкости в суждениях. Но непреклонность гостьи не оставляет тебе выбора.

- Если бы ты жила в этом из года в год, видела всю эту мерзость запустения, то считала бы иначе. Подожди, дай договорить, иначе я замолчу и больше ни слова не скажу на эту тему, - заметил ты, когда Камила попыталась вставить возражения. – Ты знаешь чем аргументировали фашисты свои действия, направленные против нашего народа? Что они исполняют волю Христа. Ведь именно евреи распяли Иисуса и сказали что кровь Его на них и на их потомках. То есть фашисты просто взыскивали кровь Иисуса с нас. С тех, кто не имел никакого отношения ко всему этому. С тех, чьи предки даже не находились тогда в Иерусалиме. С евреев. Во имя Христа. И теперь ты говоришь мне о том, что я должен полюбить Того, ради которого, во Имя которого, истребили тысячи евреев? Да что там не известные тысячи, ведь речь идет о тех, кто в настоящее время гибнет в этом городе, только из-за того, что в документах стоит слово «еврей»! Множество антисемитов устраивают демонстрации, призывая закончить дело, начатое фашистами. И все из-за кого? Из-за этого самого Иисуса, которого считают Христом! Если бы Иисус был действительно Сыном Бога Израиля, Сыном Бога нашего праотца Авраама, то разве Он бы допустил, что истребляли избранный Всемогущим Яхве народ? Можешь не отвечать, потому что эти вопросы риторические. О, как уже поздно!

Ты встал и начал одеваться, показывая, что разговор окончен. Еще несколько минут назад, поглядывая на часы, ты с сожалением отмечал, что прошло почти три часа. Теперь же тебе захотелось поскорее остаться одному, потому что общение с Камилой вынудило тебя раскрыться, рассказать то, о чем ты никому не говорил. И чем дольше она находилась рядом, тем больше ты открывался. Тебе стало страшно, что она узнает какой ты на самом деле, что она разочаруется в тебе, что она возненавидит тебя. Маска начала соскальзывать. Ты отчаянно вцепился в неё, но чтобы это не повторилось, необходимо остаться одному.

- Думаю, уже пора тебя проводить. Как бы ни было приятным общение, но уже очень поздно.

Ты стараешься вежливо улыбаться, чтобы она не подумала что тебя что-то расстроило. Судя по выражению лица Камилы, она не заподозрила тебя ни в чем плохом. Девушка даже начала извиняться, что стесняла тебя так долго своим присутствием. Ты галантно заявил, что она скрасила собой твою тусклую квартиру, и выпроводил её за дверь.

Вы медленно идете по пустой улице. Несколько человек так же торопятся куда-то, но никто из них не принадлежит к банде. Расслабившись, ты разговариваешь с Камилой об осени. Оказывается, ей это время года тоже не нравиться. Но тут ты замечаешь, что тот священник, который приставал к тебе и Софи с расспросами, идет за вами. Что ему нужно? Вот прилип ведь как банный лист! Хотя, а вдруг он следит за тобой? Вдруг он один из шпионов «Скорпионов»? Тогда они могут узнать, где живет Камила и все же отомстить ей за попытку нанести тату скорпиона. Да нет, бред. После погонь развилась неадекватная паранойя. Скоро и в младенцах будут мерещиться коварные заговорщики.
 
Сообщениеkorolevansp, поняла, предложение вообще коряво составлено, но чтобы мне это понять потребовалось пять минут. да, твой вариант лучше good

Добавлено (21.12.2011, 15:05)
---------------------------------------------

Глава 8. Одно спасение - бегство. Давид


Тату-салон папаши Марсо располагается в той территории гетто, которая оккупирована «Скорпионами». В свете последних дней ты осознаешь, что есть значительная доля риска показываться сейчас здесь. И ты бы счел разумным пойти домой, то есть к сестре, ведь обещал ей обсудить беременность в спокойной обстановке. Хотя, что там обсуждать? Этот вопрос можно считать решенным, София поступит именно так, как ты скажешь. Но поддержать сестренку в непростой ситуации твой долг. Но есть одно «но», которое вынуждает все же идти по именно этой части гетто в это время. В пятницу вы с Ронни заключили пари, в котором ты проиграл. Наказание - татуировка, нанесенная до среды. Откладывать надолго неизбежное бессмысленно. И завтра и послезавтра будет такой же риск, тем более символично начинать что-то новое в понедельник. Ты не склонен к вере в фатальность, ты не веришь в предзнаменования, но все же если следовать порядку, то сделать нужно именно так. Мягкий стук в дверь – пережиток вежливости, заложенной матерью, и ты проходишь внутрь. В полумраке комнаты ты успеваешь только разглядеть, как папаша Марсо стоит в стороне, а трое здоровых парней, которых видел среди «Скорпионов», пристали к тоненькой хрупкой девушке. Она стояла, задиристо уперев руки в бока, вызывающе щуря глаза, но взгляд, перебегающий с одного бандита на другого - испуганный и растерянный. Нечто родное промелькнуло в этой фигуре, напоминая Софию. Автоматически сработал рефлекс: спасти, защитить, уберечь, помочь сестре в любом обличии. Ты, не раздумывая, направился к девушке и сделал вид, что собираешься обнять.

- Извини, я задержался немного. Зачем ты пошла без меня? – заботливо спросил девушку, сдерживая улыбку. Подойдя ближе, ты узнал в ней ту самую солнечную инопланетянку, из-за которой вчера пришлось преследовать автобус. Что-то слишком часто вы сталкиваетесь, да еще и в не стандартных ситуациях. Ты специально создаешь видимость вашего близкого знакомства, чтобы «Скорпионы» оставили её в покое. Но не все идет так легко и просто, как ты предполагал.

- Ты чего болтаешь? Знаешь, что она заявила? Ты где вообще такую дуру откопал?

В возмущенных потоках вопросов ты пытаешься понять суть дела, уже готовясь переходить к плану Б, то есть к бегству. В одиночку скрываться от преследования – нет проблем, не впервые, но с таким вот прицепом…. Ты обдумываешь, какими путями будет легче сбежать, когда папаша Марсо все же соизволил объяснить причину гнева своих друзей.

- Эта, - сказал он, выразительно кивнув в сторону девушки. – Заявила, что хочет татуировку скорпиона.

Ты судорожно сглотнул слюну. Попросить нанести скорпиона, если не имеешь принадлежности к банде – вызов. Спасти её, не прибегая к значимым усилиям, не предоставляется возможным. Противостоять «Скорпионам» на их же территории, когда они имеют основание для суда – безумство, на которое придется пойти.

- Да? Что же вы так агрессивно настроены? Это всего лишь шутка, она решила немного разыграть вас. Глупо наказывать за плохое чувство юмора. Я ручаюсь, что она не хотела доставить вам неудобства. Извините, но мы вас покинем, вскрылись некоторые обстоятельства, которые вынуждают переменить наши планы. Пойдем, дорогая, это очень важно.

Стараясь говорить более чем убедительно, ты подталкивал девушку к выходу, опасаясь, как бы она не выдала твой блеф. Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком. И тогда случиться непоправимое. Но девушка, мило улыбаясь, кивала, подтверждая все то, что ты говорил. Когда уже казалось, что вы избежали неприятностей и практически вышли за пределы тату-салона, как один из парней вдруг сказал:

- Что ж, если так, то мы вас проводим.

В этих словах таилось недоверие, введшее тебя в замешательство, которое все же удалось скрыть. Ты с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом. Ничего не остается, как привести её к себе, переждать, пока «Скорпионы» уйдут, а затем, уже узнав у неё адрес, довести до того места, где она живет. Можно, конечно, попытаться выведать тайком у девушки, где она живет, но любые перешептывания вызовут у сопроводителей подозрения. Вы молча дошли до твоего дома, но опасения, что она хоть как-то выдаст себя, что откажется идти за ним, затмевали разум. Что делать, если это произойдет? Бежать? От человека убежать можно, но вот от пуль в закрытой местности вряд ли получиться. Тем более с таким прицепом. Покрепче сжав руку девушки, ты подождал, пока она посмотрит на тебя, и одними губами произнес:

- Доверься мне.

Она кивнула, показав, что поняла и согласна поступить, как тебе будет угодно. Что ж, это облегчает твою задачу. Вы поднялись, оставляя бандитов, которые злобно смотрели вам в спины. Их кровожадные планы лишились возможности воплотиться, а напасть на тебя они опасались. Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно. Именно благодаря предстоящим разборкам между бандами, вы смогли безо всяких проблем уйти от серьезной опасности. В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание. «Скорпионы» не слушают оправданий, не воспринимают любые доводы, направленные на нарушение их планов. Они не имеют никаких моральных ограничений, никаких нравственных законов. И хотя после ухода из банды со многими ты остался в хороших взаимоотношениях, в случае неприятностей никто не заступится за тебя. Ты понимаешь, что один, что сам по себе. Те, кто считает тебя своим другом, которые пользуются твоей помощью, когда им плохо, не в силах быть рядом, когда нужны. В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает. И хотя лучше ходить в дом плача, нежели веселья, но как часто первый пуст, там только завывания слез, в то время как во втором – шум и гам, и наплыв народу. Пребывание в первом доме, где царит горе, делает сердце лучше, наполняет добрыми чаяниями. В то время как пребывание в доме, где владычествует радость и веселья делает беспечным и ленивым. Ты понимаешь это.

Когда вы практически приблизились к квартире, проговорил:

- Побудешь пока у меня. Их не хватит надолго, так что через пару часов я тебя провожу до дома. И в следующий раз потрудись изучить нравы гетто, прежде чем что-то делать. А то и не в такие неприятности можешь попасть.

Видимо смущенная всей этой ситуацией, она промолчала и лишь когда вы прошли в гостиную комнату, скромно улыбнувшись, ответила:

- Нравы я изучила, но про татуировки никто ничего не говорил.

Она выглядела слишком напряженной и замерла, сосредоточено осматриваясь. Ты усмехнулся и снял верхнюю одежду, оставшись в темно-серой майке. Когда взгляд гостьи остановился на тебе, она возмущенно заметила:

- А почему это тебе нанести скорпиона было можно, а вот мне нельзя?

Сдерживая искренний смех, который мог бы быть оскорбительным для неё, ты ответил:

- Скорпион – это отличительный знак одной из местных группировок, к которой я когда-то принадлежал. Ничего удивительного, что твоя попытка нанести его самовольно привела к недовольству. Тебе повезло, что сразу же не убили.

Она кивнула, и устало выдохнула:

- Понятно.

Затем, опять окинув взором комнату, с насмешкой проговорила:

- Я смотрю у тебя мания.

- Что? – удивленно спросил ты, не понимая, что она имеет ввиду.

Девушка указала рукой на стены, а затем ткнула пальцем в татуировки, что проглядывали в вырез майки. Ты усмехнулся и, погладив подбородок рукой, сказал:

- Ты наблюдательная.

Люди перестают воспринимать то, что окружает их изо дня в день, делая обыденным то, что для другого – уникальность. Увлекаясь живописью, ты изрисовал все стены в этой комнате. Мексиканский червяк в сомбреро и экзотически изогнутый кактус, два парящих журавля на фоне кровавого заката, дельфин, выпрыгивающий из воды, радостно улыбаясь. Были так же и рисунки, которые несли в себе большой смысл, например, соловей и роза, герои сказки любимого Софией Оскара Уайлда. Рядом висел календарь, на котором сестра зачеркивала даты. Со дня её переезда ты иногда смотришь на него, переводя взгляд на прикрепленную фотографию, где изображены вы вдвоем. Тебе не нужно ничего вычеркивать, как делает Софи, ведь ты и так видишь, сколько дней прошло с того времени, как она переехала. Чистые даты – пустые дни. Без сестры, без семьи. Последний рисунок – это ребенок, что сидит в углу, обхватив колени руками. Все одиночество, что таиться в душе – оно выразилось в этой картине, наполненной мрачными красками и пессимизмом. Все, кто знают тебя, воспринимают Давида Леруа как веселого общительного парня, который видит жизнь в положительном свете. Из-за этого ты чувствуешь себя обманщиком, лжецом. Разговаривая с кем-то, говоришь то, что человек хочет слышать, то есть что у тебя все хорошо. Тебе даже вопросы в лоб удается обойти. Оказывается это очень просто: нужно промолчать, улыбнуться и задать ответный вопрос на тему, которая интересна собеседнику. Он начнет рассказывать, говорить о себе, о том, что важно для него и забудет о том, что что-то там у тебя спрашивал. Иногда бывает конечно не получается избежать и ты начинаешь отвечать, но только то, что на поверхности, то, что любой может увидеть сам если присмотрится. И не смотря на то, что успокаиваешь себя тем, что все вокруг обманывают, ты ощущаешь себя самым падшим человеком на земле. Сказывается воспитание матери, которая постаралась привить вам с Софией самые лучшие качества. Лорелайн хотела, чтобы вы смогли найти себе место в той жизни, что находится за стенами гетто, а для этого нужно соответствовать. Жаль, что мало быть готовым к чему-то, нужно так же чтобы это что-то записали в твоей судьбе. Мечтать, желать, стремиться к тому, что не должно произойти – бессмысленное занятие, которое осталось далеко в прошлом. Теперь ты знаешь что будешь жить в этом до смерти, пытаясь победить весь тот хлам, что мать свалила в твою внутренность.

От рассматривания стен и размышления на тему, что обозначает то или это, отрывает солнечная инопланетянка, не скрывающая своего любопытства.

- У тебя красивая девушка. А чем она занимается? – рассматривая фотографию, спросила гостья. Ты рассмеялся и, подойдя к портрету, где вы счастливо улыбаетесь, проговорил:

- Неужели мы настолько не похожи? Это моя сестренка, София, она работает парикмахером, иногда поет в местной кантри-группе.

Разговор о Софи напомнил о твоем обещании зайти сегодня вечером. Из-за этой ситуации ты вряд ли сможешь вырваться пораньше. Тихо выругавшись, ты достаешь телефон и быстро пишешь СМС-ку, в которой извиняешься перед сестрой и обещаешь что завтра обязательно сразу же после работы пойдешь к ней. Тебе захотелось бросить все и оказаться рядом с ней, ведь сейчас Софии очень плохо, ей нужна твоя поддержка, ей нужен ты, её старший брат, опора и защита. Пытаясь подавить чувство неприязни, которое возникло к девушке, так внезапно вмешавшейся в планы, ты спросил:

- А как тебя зовут?

Она оживленно взъерошила волосы и, скорчив рожицу, проговорила:

- Камила.

Ты галантно поклонился, чем вызвал звонкий смех девушки и представился:

- Давид, можешь называть меня Дев.

- А не слишком ли ты много просишь? – возмущенно заметила Камила, вызвав твое недоумение. Вот уж поистине странная девушка!

- Дев – означает Бог, а я христианка и не собираюсь обращаться таким образом к кому-то из людей, - продолжила она.

Стараясь сдерживать улыбку, которая могла оскорбить религиозные чувства Камилы, ты кивнул и светским тоном голоса предложил:

-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

Ты направился на кухню, предложив девушке располагаться, где ей удобно. Тебе редко приходиться принимать гостей, тем более что Ронни давно уже как член семьи. Ему не доставляет неудобства пить из железных кружек, которыми вы с Софией пользуетесь после ухода матери. А для такой гостьи следует достать красивый набор, который ты не доставал много лет. В шкафчике стоит чашка, которую ты достал и замер, рассматривая её. Из этой кружки Лорелайн пила в то утро, когда завтракала с тобой в последний раз. Вы запивали теплым молоком кукурузные хлопья, а оставшиеся превращали в снаряды, которыми бросались друг в друга. На этой чашке сохранился след от помады, к которому ты слегка прикоснулся пальцами. Мама. Она где-то далеко, за океаном, но эта маленькая частица её, этот отголосок прошлого, эта возможность прикоснуться к счастью, которое было так давно. Тяжело вздохнув, ты поставил осколок прошлого обратно и достал другую кружку из этого набора. Приготовив чай, ты направился в гостиную угощать Камилу. Первая неловкость нарушена, и вы начинаете спокойно разговаривать. Она спрашивает о том, чем ты занимаешь, что тебя интересует, ты же в свою очередь расспрашиваешь её. Тебе нравиться эта милая болтливая девушка, которая настолько не предсказуема, настолько импульсивна, что ты не успеваешь уследить за всем, что она говорит и показывает. Театральные способности Камилы очень ярко раскрывают её прошлое, настоящее и будущее. Она делиться своими мечтами, и ты отчетливо видишь то, чего может никогда и не быть. Но тебе нравиться думать, что в жизни этого человека все будет именно так. И лишь когда она начинает говорить на тему религии, ты ощущаешь себя неуютно и пытаешься направить разговор в другое русло. Но не смотря на кажущуюся легкомысленность и взбалмошность, Камила цепко ухватилась за это и начала допрашивать:

- Нет, а почему ты не хочешь говорить? Я понимаю, что ты еврей, но мне такой же факт почему-то не помешал полюбить Иисуса.

Ты не хочешь отвечать, потому что знаешь – тебе трудно будет удержать от резкости в суждениях. Но непреклонность гостьи не оставляет тебе выбора.

- Если бы ты жила в этом из года в год, видела всю эту мерзость запустения, то считала бы иначе. Подожди, дай договорить, иначе я замолчу и больше ни слова не скажу на эту тему, - заметил ты, когда Камила попыталась вставить возражения. – Ты знаешь чем аргументировали фашисты свои действия, направленные против нашего народа? Что они исполняют волю Христа. Ведь именно евреи распяли Иисуса и сказали что кровь Его на них и на их потомках. То есть фашисты просто взыскивали кровь Иисуса с нас. С тех, кто не имел никакого отношения ко всему этому. С тех, чьи предки даже не находились тогда в Иерусалиме. С евреев. Во имя Христа. И теперь ты говоришь мне о том, что я должен полюбить Того, ради которого, во Имя которого, истребили тысячи евреев? Да что там не известные тысячи, ведь речь идет о тех, кто в настоящее время гибнет в этом городе, только из-за того, что в документах стоит слово «еврей»! Множество антисемитов устраивают демонстрации, призывая закончить дело, начатое фашистами. И все из-за кого? Из-за этого самого Иисуса, которого считают Христом! Если бы Иисус был действительно Сыном Бога Израиля, Сыном Бога нашего праотца Авраама, то разве Он бы допустил, что истребляли избранный Всемогущим Яхве народ? Можешь не отвечать, потому что эти вопросы риторические. О, как уже поздно!

Ты встал и начал одеваться, показывая, что разговор окончен. Еще несколько минут назад, поглядывая на часы, ты с сожалением отмечал, что прошло почти три часа. Теперь же тебе захотелось поскорее остаться одному, потому что общение с Камилой вынудило тебя раскрыться, рассказать то, о чем ты никому не говорил. И чем дольше она находилась рядом, тем больше ты открывался. Тебе стало страшно, что она узнает какой ты на самом деле, что она разочаруется в тебе, что она возненавидит тебя. Маска начала соскальзывать. Ты отчаянно вцепился в неё, но чтобы это не повторилось, необходимо остаться одному.

- Думаю, уже пора тебя проводить. Как бы ни было приятным общение, но уже очень поздно.

Ты стараешься вежливо улыбаться, чтобы она не подумала что тебя что-то расстроило. Судя по выражению лица Камилы, она не заподозрила тебя ни в чем плохом. Девушка даже начала извиняться, что стесняла тебя так долго своим присутствием. Ты галантно заявил, что она скрасила собой твою тусклую квартиру, и выпроводил её за дверь.

Вы медленно идете по пустой улице. Несколько человек так же торопятся куда-то, но никто из них не принадлежит к банде. Расслабившись, ты разговариваешь с Камилой об осени. Оказывается, ей это время года тоже не нравиться. Но тут ты замечаешь, что тот священник, который приставал к тебе и Софи с расспросами, идет за вами. Что ему нужно? Вот прилип ведь как банный лист! Хотя, а вдруг он следит за тобой? Вдруг он один из шпионов «Скорпионов»? Тогда они могут узнать, где живет Камила и все же отомстить ей за попытку нанести тату скорпиона. Да нет, бред. После погонь развилась неадекватная паранойя. Скоро и в младенцах будут мерещиться коварные заговорщики.

Автор - LindaM
Дата добавления - 21.12.2011 в 15:05
Сообщениеkorolevansp, поняла, предложение вообще коряво составлено, но чтобы мне это понять потребовалось пять минут. да, твой вариант лучше good

Добавлено (21.12.2011, 15:05)
---------------------------------------------

Глава 8. Одно спасение - бегство. Давид


Тату-салон папаши Марсо располагается в той территории гетто, которая оккупирована «Скорпионами». В свете последних дней ты осознаешь, что есть значительная доля риска показываться сейчас здесь. И ты бы счел разумным пойти домой, то есть к сестре, ведь обещал ей обсудить беременность в спокойной обстановке. Хотя, что там обсуждать? Этот вопрос можно считать решенным, София поступит именно так, как ты скажешь. Но поддержать сестренку в непростой ситуации твой долг. Но есть одно «но», которое вынуждает все же идти по именно этой части гетто в это время. В пятницу вы с Ронни заключили пари, в котором ты проиграл. Наказание - татуировка, нанесенная до среды. Откладывать надолго неизбежное бессмысленно. И завтра и послезавтра будет такой же риск, тем более символично начинать что-то новое в понедельник. Ты не склонен к вере в фатальность, ты не веришь в предзнаменования, но все же если следовать порядку, то сделать нужно именно так. Мягкий стук в дверь – пережиток вежливости, заложенной матерью, и ты проходишь внутрь. В полумраке комнаты ты успеваешь только разглядеть, как папаша Марсо стоит в стороне, а трое здоровых парней, которых видел среди «Скорпионов», пристали к тоненькой хрупкой девушке. Она стояла, задиристо уперев руки в бока, вызывающе щуря глаза, но взгляд, перебегающий с одного бандита на другого - испуганный и растерянный. Нечто родное промелькнуло в этой фигуре, напоминая Софию. Автоматически сработал рефлекс: спасти, защитить, уберечь, помочь сестре в любом обличии. Ты, не раздумывая, направился к девушке и сделал вид, что собираешься обнять.

- Извини, я задержался немного. Зачем ты пошла без меня? – заботливо спросил девушку, сдерживая улыбку. Подойдя ближе, ты узнал в ней ту самую солнечную инопланетянку, из-за которой вчера пришлось преследовать автобус. Что-то слишком часто вы сталкиваетесь, да еще и в не стандартных ситуациях. Ты специально создаешь видимость вашего близкого знакомства, чтобы «Скорпионы» оставили её в покое. Но не все идет так легко и просто, как ты предполагал.

- Ты чего болтаешь? Знаешь, что она заявила? Ты где вообще такую дуру откопал?

В возмущенных потоках вопросов ты пытаешься понять суть дела, уже готовясь переходить к плану Б, то есть к бегству. В одиночку скрываться от преследования – нет проблем, не впервые, но с таким вот прицепом…. Ты обдумываешь, какими путями будет легче сбежать, когда папаша Марсо все же соизволил объяснить причину гнева своих друзей.

- Эта, - сказал он, выразительно кивнув в сторону девушки. – Заявила, что хочет татуировку скорпиона.

Ты судорожно сглотнул слюну. Попросить нанести скорпиона, если не имеешь принадлежности к банде – вызов. Спасти её, не прибегая к значимым усилиям, не предоставляется возможным. Противостоять «Скорпионам» на их же территории, когда они имеют основание для суда – безумство, на которое придется пойти.

- Да? Что же вы так агрессивно настроены? Это всего лишь шутка, она решила немного разыграть вас. Глупо наказывать за плохое чувство юмора. Я ручаюсь, что она не хотела доставить вам неудобства. Извините, но мы вас покинем, вскрылись некоторые обстоятельства, которые вынуждают переменить наши планы. Пойдем, дорогая, это очень важно.

Стараясь говорить более чем убедительно, ты подталкивал девушку к выходу, опасаясь, как бы она не выдала твой блеф. Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком. И тогда случиться непоправимое. Но девушка, мило улыбаясь, кивала, подтверждая все то, что ты говорил. Когда уже казалось, что вы избежали неприятностей и практически вышли за пределы тату-салона, как один из парней вдруг сказал:

- Что ж, если так, то мы вас проводим.

В этих словах таилось недоверие, введшее тебя в замешательство, которое все же удалось скрыть. Ты с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом. Ничего не остается, как привести её к себе, переждать, пока «Скорпионы» уйдут, а затем, уже узнав у неё адрес, довести до того места, где она живет. Можно, конечно, попытаться выведать тайком у девушки, где она живет, но любые перешептывания вызовут у сопроводителей подозрения. Вы молча дошли до твоего дома, но опасения, что она хоть как-то выдаст себя, что откажется идти за ним, затмевали разум. Что делать, если это произойдет? Бежать? От человека убежать можно, но вот от пуль в закрытой местности вряд ли получиться. Тем более с таким прицепом. Покрепче сжав руку девушки, ты подождал, пока она посмотрит на тебя, и одними губами произнес:

- Доверься мне.

Она кивнула, показав, что поняла и согласна поступить, как тебе будет угодно. Что ж, это облегчает твою задачу. Вы поднялись, оставляя бандитов, которые злобно смотрели вам в спины. Их кровожадные планы лишились возможности воплотиться, а напасть на тебя они опасались. Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно. Именно благодаря предстоящим разборкам между бандами, вы смогли безо всяких проблем уйти от серьезной опасности. В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание. «Скорпионы» не слушают оправданий, не воспринимают любые доводы, направленные на нарушение их планов. Они не имеют никаких моральных ограничений, никаких нравственных законов. И хотя после ухода из банды со многими ты остался в хороших взаимоотношениях, в случае неприятностей никто не заступится за тебя. Ты понимаешь, что один, что сам по себе. Те, кто считает тебя своим другом, которые пользуются твоей помощью, когда им плохо, не в силах быть рядом, когда нужны. В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает. И хотя лучше ходить в дом плача, нежели веселья, но как часто первый пуст, там только завывания слез, в то время как во втором – шум и гам, и наплыв народу. Пребывание в первом доме, где царит горе, делает сердце лучше, наполняет добрыми чаяниями. В то время как пребывание в доме, где владычествует радость и веселья делает беспечным и ленивым. Ты понимаешь это.

Когда вы практически приблизились к квартире, проговорил:

- Побудешь пока у меня. Их не хватит надолго, так что через пару часов я тебя провожу до дома. И в следующий раз потрудись изучить нравы гетто, прежде чем что-то делать. А то и не в такие неприятности можешь попасть.

Видимо смущенная всей этой ситуацией, она промолчала и лишь когда вы прошли в гостиную комнату, скромно улыбнувшись, ответила:

- Нравы я изучила, но про татуировки никто ничего не говорил.

Она выглядела слишком напряженной и замерла, сосредоточено осматриваясь. Ты усмехнулся и снял верхнюю одежду, оставшись в темно-серой майке. Когда взгляд гостьи остановился на тебе, она возмущенно заметила:

- А почему это тебе нанести скорпиона было можно, а вот мне нельзя?

Сдерживая искренний смех, который мог бы быть оскорбительным для неё, ты ответил:

- Скорпион – это отличительный знак одной из местных группировок, к которой я когда-то принадлежал. Ничего удивительного, что твоя попытка нанести его самовольно привела к недовольству. Тебе повезло, что сразу же не убили.

Она кивнула, и устало выдохнула:

- Понятно.

Затем, опять окинув взором комнату, с насмешкой проговорила:

- Я смотрю у тебя мания.

- Что? – удивленно спросил ты, не понимая, что она имеет ввиду.

Девушка указала рукой на стены, а затем ткнула пальцем в татуировки, что проглядывали в вырез майки. Ты усмехнулся и, погладив подбородок рукой, сказал:

- Ты наблюдательная.

Люди перестают воспринимать то, что окружает их изо дня в день, делая обыденным то, что для другого – уникальность. Увлекаясь живописью, ты изрисовал все стены в этой комнате. Мексиканский червяк в сомбреро и экзотически изогнутый кактус, два парящих журавля на фоне кровавого заката, дельфин, выпрыгивающий из воды, радостно улыбаясь. Были так же и рисунки, которые несли в себе большой смысл, например, соловей и роза, герои сказки любимого Софией Оскара Уайлда. Рядом висел календарь, на котором сестра зачеркивала даты. Со дня её переезда ты иногда смотришь на него, переводя взгляд на прикрепленную фотографию, где изображены вы вдвоем. Тебе не нужно ничего вычеркивать, как делает Софи, ведь ты и так видишь, сколько дней прошло с того времени, как она переехала. Чистые даты – пустые дни. Без сестры, без семьи. Последний рисунок – это ребенок, что сидит в углу, обхватив колени руками. Все одиночество, что таиться в душе – оно выразилось в этой картине, наполненной мрачными красками и пессимизмом. Все, кто знают тебя, воспринимают Давида Леруа как веселого общительного парня, который видит жизнь в положительном свете. Из-за этого ты чувствуешь себя обманщиком, лжецом. Разговаривая с кем-то, говоришь то, что человек хочет слышать, то есть что у тебя все хорошо. Тебе даже вопросы в лоб удается обойти. Оказывается это очень просто: нужно промолчать, улыбнуться и задать ответный вопрос на тему, которая интересна собеседнику. Он начнет рассказывать, говорить о себе, о том, что важно для него и забудет о том, что что-то там у тебя спрашивал. Иногда бывает конечно не получается избежать и ты начинаешь отвечать, но только то, что на поверхности, то, что любой может увидеть сам если присмотрится. И не смотря на то, что успокаиваешь себя тем, что все вокруг обманывают, ты ощущаешь себя самым падшим человеком на земле. Сказывается воспитание матери, которая постаралась привить вам с Софией самые лучшие качества. Лорелайн хотела, чтобы вы смогли найти себе место в той жизни, что находится за стенами гетто, а для этого нужно соответствовать. Жаль, что мало быть готовым к чему-то, нужно так же чтобы это что-то записали в твоей судьбе. Мечтать, желать, стремиться к тому, что не должно произойти – бессмысленное занятие, которое осталось далеко в прошлом. Теперь ты знаешь что будешь жить в этом до смерти, пытаясь победить весь тот хлам, что мать свалила в твою внутренность.

От рассматривания стен и размышления на тему, что обозначает то или это, отрывает солнечная инопланетянка, не скрывающая своего любопытства.

- У тебя красивая девушка. А чем она занимается? – рассматривая фотографию, спросила гостья. Ты рассмеялся и, подойдя к портрету, где вы счастливо улыбаетесь, проговорил:

- Неужели мы настолько не похожи? Это моя сестренка, София, она работает парикмахером, иногда поет в местной кантри-группе.

Разговор о Софи напомнил о твоем обещании зайти сегодня вечером. Из-за этой ситуации ты вряд ли сможешь вырваться пораньше. Тихо выругавшись, ты достаешь телефон и быстро пишешь СМС-ку, в которой извиняешься перед сестрой и обещаешь что завтра обязательно сразу же после работы пойдешь к ней. Тебе захотелось бросить все и оказаться рядом с ней, ведь сейчас Софии очень плохо, ей нужна твоя поддержка, ей нужен ты, её старший брат, опора и защита. Пытаясь подавить чувство неприязни, которое возникло к девушке, так внезапно вмешавшейся в планы, ты спросил:

- А как тебя зовут?

Она оживленно взъерошила волосы и, скорчив рожицу, проговорила:

- Камила.

Ты галантно поклонился, чем вызвал звонкий смех девушки и представился:

- Давид, можешь называть меня Дев.

- А не слишком ли ты много просишь? – возмущенно заметила Камила, вызвав твое недоумение. Вот уж поистине странная девушка!

- Дев – означает Бог, а я христианка и не собираюсь обращаться таким образом к кому-то из людей, - продолжила она.

Стараясь сдерживать улыбку, которая могла оскорбить религиозные чувства Камилы, ты кивнул и светским тоном голоса предложил:

-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

Ты направился на кухню, предложив девушке располагаться, где ей удобно. Тебе редко приходиться принимать гостей, тем более что Ронни давно уже как член семьи. Ему не доставляет неудобства пить из железных кружек, которыми вы с Софией пользуетесь после ухода матери. А для такой гостьи следует достать красивый набор, который ты не доставал много лет. В шкафчике стоит чашка, которую ты достал и замер, рассматривая её. Из этой кружки Лорелайн пила в то утро, когда завтракала с тобой в последний раз. Вы запивали теплым молоком кукурузные хлопья, а оставшиеся превращали в снаряды, которыми бросались друг в друга. На этой чашке сохранился след от помады, к которому ты слегка прикоснулся пальцами. Мама. Она где-то далеко, за океаном, но эта маленькая частица её, этот отголосок прошлого, эта возможность прикоснуться к счастью, которое было так давно. Тяжело вздохнув, ты поставил осколок прошлого обратно и достал другую кружку из этого набора. Приготовив чай, ты направился в гостиную угощать Камилу. Первая неловкость нарушена, и вы начинаете спокойно разговаривать. Она спрашивает о том, чем ты занимаешь, что тебя интересует, ты же в свою очередь расспрашиваешь её. Тебе нравиться эта милая болтливая девушка, которая настолько не предсказуема, настолько импульсивна, что ты не успеваешь уследить за всем, что она говорит и показывает. Театральные способности Камилы очень ярко раскрывают её прошлое, настоящее и будущее. Она делиться своими мечтами, и ты отчетливо видишь то, чего может никогда и не быть. Но тебе нравиться думать, что в жизни этого человека все будет именно так. И лишь когда она начинает говорить на тему религии, ты ощущаешь себя неуютно и пытаешься направить разговор в другое русло. Но не смотря на кажущуюся легкомысленность и взбалмошность, Камила цепко ухватилась за это и начала допрашивать:

- Нет, а почему ты не хочешь говорить? Я понимаю, что ты еврей, но мне такой же факт почему-то не помешал полюбить Иисуса.

Ты не хочешь отвечать, потому что знаешь – тебе трудно будет удержать от резкости в суждениях. Но непреклонность гостьи не оставляет тебе выбора.

- Если бы ты жила в этом из года в год, видела всю эту мерзость запустения, то считала бы иначе. Подожди, дай договорить, иначе я замолчу и больше ни слова не скажу на эту тему, - заметил ты, когда Камила попыталась вставить возражения. – Ты знаешь чем аргументировали фашисты свои действия, направленные против нашего народа? Что они исполняют волю Христа. Ведь именно евреи распяли Иисуса и сказали что кровь Его на них и на их потомках. То есть фашисты просто взыскивали кровь Иисуса с нас. С тех, кто не имел никакого отношения ко всему этому. С тех, чьи предки даже не находились тогда в Иерусалиме. С евреев. Во имя Христа. И теперь ты говоришь мне о том, что я должен полюбить Того, ради которого, во Имя которого, истребили тысячи евреев? Да что там не известные тысячи, ведь речь идет о тех, кто в настоящее время гибнет в этом городе, только из-за того, что в документах стоит слово «еврей»! Множество антисемитов устраивают демонстрации, призывая закончить дело, начатое фашистами. И все из-за кого? Из-за этого самого Иисуса, которого считают Христом! Если бы Иисус был действительно Сыном Бога Израиля, Сыном Бога нашего праотца Авраама, то разве Он бы допустил, что истребляли избранный Всемогущим Яхве народ? Можешь не отвечать, потому что эти вопросы риторические. О, как уже поздно!

Ты встал и начал одеваться, показывая, что разговор окончен. Еще несколько минут назад, поглядывая на часы, ты с сожалением отмечал, что прошло почти три часа. Теперь же тебе захотелось поскорее остаться одному, потому что общение с Камилой вынудило тебя раскрыться, рассказать то, о чем ты никому не говорил. И чем дольше она находилась рядом, тем больше ты открывался. Тебе стало страшно, что она узнает какой ты на самом деле, что она разочаруется в тебе, что она возненавидит тебя. Маска начала соскальзывать. Ты отчаянно вцепился в неё, но чтобы это не повторилось, необходимо остаться одному.

- Думаю, уже пора тебя проводить. Как бы ни было приятным общение, но уже очень поздно.

Ты стараешься вежливо улыбаться, чтобы она не подумала что тебя что-то расстроило. Судя по выражению лица Камилы, она не заподозрила тебя ни в чем плохом. Девушка даже начала извиняться, что стесняла тебя так долго своим присутствием. Ты галантно заявил, что она скрасила собой твою тусклую квартиру, и выпроводил её за дверь.

Вы медленно идете по пустой улице. Несколько человек так же торопятся куда-то, но никто из них не принадлежит к банде. Расслабившись, ты разговариваешь с Камилой об осени. Оказывается, ей это время года тоже не нравиться. Но тут ты замечаешь, что тот священник, который приставал к тебе и Софи с расспросами, идет за вами. Что ему нужно? Вот прилип ведь как банный лист! Хотя, а вдруг он следит за тобой? Вдруг он один из шпионов «Скорпионов»? Тогда они могут узнать, где живет Камила и все же отомстить ей за попытку нанести тату скорпиона. Да нет, бред. После погонь развилась неадекватная паранойя. Скоро и в младенцах будут мерещиться коварные заговорщики.

Автор - LindaM
Дата добавления - 21.12.2011 в 15:05
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 21.12.2011, 21:51 | Сообщение # 39
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком.

незнаком
Quote (LindaM)
И тогда случиться непоправимое

без "ь" случится
Quote (LindaM)
ы с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом.

находится
Quote (LindaM)
Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно.

невыгодно
Quote (LindaM)
В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание.

не остановило
Quote (LindaM)
В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает.

надеется

Quote (LindaM)
-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

На этом пока остановилась. До завтра!
 
Сообщение
Quote (LindaM)
Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком.

незнаком
Quote (LindaM)
И тогда случиться непоправимое

без "ь" случится
Quote (LindaM)
ы с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом.

находится
Quote (LindaM)
Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно.

невыгодно
Quote (LindaM)
В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание.

не остановило
Quote (LindaM)
В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает.

надеется

Quote (LindaM)
-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

На этом пока остановилась. До завтра!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 21.12.2011 в 21:51
Сообщение
Quote (LindaM)
Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком.

незнаком
Quote (LindaM)
И тогда случиться непоправимое

без "ь" случится
Quote (LindaM)
ы с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом.

находится
Quote (LindaM)
Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно.

невыгодно
Quote (LindaM)
В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание.

не остановило
Quote (LindaM)
В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает.

надеется

Quote (LindaM)
-Чай? Кофе?

- Мммм, думаю чай.

На этом пока остановилась. До завтра!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 21.12.2011 в 21:51
LindaMДата: Четверг, 22.12.2011, 16:34 | Сообщение # 40
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 86
Награды: 4
Репутация: 6
Статус: Offline
korolevansp, ах, да, еще и мягкий/твердый знак у меня проблемные. hihi спасибо за вычитку этих ошибок

Добавлено (22.12.2011, 16:34)
---------------------------------------------

Глава 9. Кошмар №2: решение. София


София медленно шла по коридору, влекомая непонятным чувством. Ей хотелось остановиться, повернуть назад, но ноги сами несли в помещение, что находилось в самом конце. Через открытую дверь на стену падали тени, зловеще прорисовывая, что происходит. Тонкие пальцы призывно манили, ускальзывали вдоль по стене, то вновь приближались. Встав на пороге, София упрямо смотрела на пол, не желая поднимать взгляд. Она боялась того, что может увидеть, того, на что намекали тени. На кухне, в центре которой находилась большая печь, стояла ведьма. Нос напоминал клюв птицы, остроконечный подбородок выступал вперед, беззубый рот провалился, на голове что-то вроде птичьего гнезда с торчащими во все стороны ветками. Одежда её состояла из грубой мешковины, испещренной грязными заплатками. Выставив голову вперед, до дрожи в теле напоминая стервятника, что высматривает пищу, старуха не обратила на девушку и малейшего внимания.

Она стояла у пылающей огнем печи, держа в руках двух маленьких детей за длинные золотистые волосы. Близнецы били ножками по воздуху, беспомощно взмахивая ручками, пытаясь высвободиться из крепкой хватки. На лице старухи отразился голод, сделавший её еще более отвратительной. Малыши уже покрывались оранжевым светом, а тела превращались в украшенные завитушками пряники. Глаза стали как большие изюмины, а губы как шоколадные полосы. София в ужасе смотрела, как ведьма облизывает кроваво-красным языком сморщенные губы, готовясь откусить немного. Девушка начала отступать назад, желая укрыться за дверью от неприятного зрелища. Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось. Звуки этого дикого смеха заставили девушку сотрясаться от страха. Тело старухи начал покрываться мелкой дрожью, интенсивность которой все учащалась и учащалась. Ведьма начала покрываться серыми полосами, напоминая древнюю мумию. Хохот начал затихать, доноситься все глуше, пока не наступила тишина, которую нарушало лишь потрескивание огня. Языки пламени, разгораясь, выплескивались наружу, угрожая поджечь все. Она отступила назад, пытаясь укрыться от огня, но не смогла сделать больше двух шагов. Ноги перестали слушаться, и она примерзла к полу, пытаясь в отчаянии сдвинуться. В следующий миг кокон разорвался, и показалась прекрасная бабочка, с переливающимися золотистыми крыльями. София уже начала расслабляться и от умиления заулыбалась, как бабочка обернулась Лорелайн. Мама! Она призывно протянула навстречу девушке руки, но в этот миг шелковые пряди волос спустились до пола и поползли в сторону Софии, извиваясь как змеи. Тугие скользкие кольца опутали ноги девушки, поднимаясь повыше, и сомкнулись вокруг горла. Она испугано захрипела, пытаясь оторвать удавку от шеи. Ногти, казалось, до крови втыкались в тельце змей, предчувствие боли охватило Софию и она, наконец, проснулась. Лежа в темноте и всматриваясь в тень от уличного фонаря, она пыталась успокоиться и, перевернувшись на другой бок, заснуть.

Долгие ночи, наполненные страшными темными снами, и впервые ей приснилась мама. Милая нежная мама предстала в виде чудовища, которое пыталось её убить. Но сначала это же чудовище убило двух малышей, двух златокудрых ангелочков, таких беззащитных. Предположения нарисовали в голове такую картину, что София накрыла подушкой голову и отчаянно простонала. Сон показал: мать пыталась убить свое дитя. Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить. Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли. Она старалась спокойно дышать, надеясь, что так поскорее уснет и возможно наступит короткое забвение. Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу. Говорят, что ко всему можно привыкнуть, но это когда речь идет о чем-то хорошем. Плохое оно всегда разнообразно, всегда имеет свой почерк и эксклюзивные очертания. Кошмары так и не смогли стать привычным, потому что тогда бы она смогла приобрести избавление от страха и ужаса. Когда же это началось? Сколько лет назад? София устала пытаться вспомнить, потому что ей казалось, что так было всегда. Первые яркие воспоминания относятся ко времени, когда ей было лет шесть. И уже тогда в её жизни присутствовали сны, наполненные страшными образами. Но это было редкостью, а когда началось систематично? Ответ пришел сам собой: когда отец начал принимать наркотики. Значит, вина за все эти страдания лежит на нем? Значит, опять же, родители виноваты в несчастьях детей? Она постаралась прогнать неприятные мысли, чтобы не мучиться в размышлениях о прошлом.

Темнота, окна от удара ветра слегка дребезжат, звезды таинственно сверкают в небе. Для кого-то романтика, но для Софии все обстоит несколько иначе. Когда луна, заглядывая в окно, рисует на полу и стенах причудливые образы, девушка от лихорадочной дрожи кутается в одеяло. Панический страх не дает закрыть глаза, ведь тогда она не сможет увидеть, кто на неё нападет. Брат учил встречать врагов лицом к лицу, не отводя взгляда. И поэтому она пристально смотрит на шевелящиеся тени, до боли сжимая зубами губы. Тихая осенняя ночь, полная серебристая луна… все не так просто. Софии кажется, что кроме неё в комнате еще кто-то есть, кто-то невидимый, но опасный, зловеще молчаливый. Шорох, тихие, напоминающие сердцебиение, шаги, которые все ближе и ближе, легкое, еле уловимое дыхание… Не в силах бороться с охватившим её ужасом, Софии закрывает глаза, готовая покорно сдаться тому преследователю, что сегодня проник в её комнату. Стук-тук-тук… Сердце гулко бьется, ожидание тисками сдавливает виски, заставляя растеряно трепетать тоненькие вены. Тук-дук-ду…. Сердце бьется так громко, что, кажется, все соседи слышат этот стук. Тук-тук-тук… Все тише и тише и вот измученная девушка все же засыпает, погружаясь в темноту без сновидений, что само по себе уже большая награда.

Утром раздался тонкий писклявый звонок будильника. Изнеможденно открыв глаза, София раздраженно подумала, а зачем она его включила. На работе она еще со вчера взяла недельный отпуск за свой счет, подразумевая, что после операции потребуется время, чтобы прийти в себя. А значит, можно было спокойно поспать, тем более что под утро ей удалось так хорошо заснуть. Недовольство увеличилось еще больше, когда, откинув одеяло, чтобы встать, она заметила что отопление так и не включили. Осенью уже не так тепло, чтобы в пижаме гулять по квартире. Она закуталась в теплый халат и подошла к окну. С неба лениво падал редкий снежок, люди торопливо бежали на работу, птички беззаботно перепрыгивали с перил балкона на подоконник. Если раньше проявление чье-то активности вызывало неприятные карябающие ощущения, то теперь это невыразимо злило. Она понимала, что это из-за беременности и поэтому еще больше ненавидела ребенка. Обострение чувств заставляло её ощущать себя намного хуже, чем всегда, доводя до крайности. Софии казалось даже, что наконец-то она сможет оборвать свою жизнь и перестанет мучаться. Желая прекратить непредсказуемые изменения внутри себя, она была готова на все. Открыть окно, выйти на балкон и выпрыгнуть, наполнить ванну водой и опуститься на дно, запить парацетамол русской водкой, достать веревку и повеситься. Зачем избавляться от ребенка, обрекая себя на муки совести? Лучше сразу же обрести успокоение. И хотя ей мама говорила, что самоубийцы попадают в ад, но разве есть что-то хуже личных кошмаров? София не могла представить, что в гиене огненной будет намного хуже. Даже ад казался ей чем-то прекрасным по сравнению с тем, что окружало её изо дня в день. Настолько полюбив мысль о смерти, её уже больше не останавливали воспоминания о брате и том, как она дорога Давиду. Устав терпеть изо дня в день мучающие её кошмары и мысли, она стала эгоисткой, что думает только о себе, о своем благе. Решив, что для неё хорошо будет умереть, она упрямо лелеяла эту идею, но так и не могла приступить к её воплощению.

Когда вновь и вновь что-то останавливало в последний момент, София задумывалась, что же держит её на этой земле? Неужели латентное желание жить? Очень много времени она потратила на то, чтобы понять причину, мешающую переступить через грань между жизнью и смертью. И лишь совсем недавно поняла, что держит её страх неудачи. Софи боялась, что выживет и останется калекой на всю жизнь. Кому она будет нужна? Стать обузой на долгие годы для любимого брата? Заставить Давида жертвовать своей жизнью, свободой и радостью нового дня из-за неё? На это она не могла пойти. Эгоизм эгоизмом, но все же София не могла пойти на такое. Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Если бы она знала что есть способ, действующий наверняка, то без сомнения бы пошла на это, но, увы, все относительно в этом мире. Она примеряла смерть, надеясь, что однажды ей все же повезет, а теперь еще и ребенок! Словно нет у неё других проблем! Но решать этот вопрос необходимо как можно скорее, так как зародыш становиться больше и операция по избавлению от него может стать полноценным убийством. Сколько не пыталась София отстраниться от мыслей о том, что собирается убить малыша, который уже живой, у неё не получалось. Она ставила барьер в своем сознании не давая себе осознать окончательно, что тот кто внутри неё хочет жить. Девушка думала, что наоборот, оказывает ребенку услугу. Ему не придется мучаться на этой земле, так же как ей жаждать смерти, бояться ночи. Ребенок раз и навсегда войдет в число тех, кому повезло не узнать жизнь во всех её проявлениях.

Не смотря на то, что решение вроде бы уже окончательно принято и получено одобрение старшего брата, она все же сомневалась. Но так не может дольше продолжаться. Нужно сделать решительный шаг.

София поняла, что не сможет пойти на аборт одна. Ей нужен кто-то, кто будет держать за руку, кто поможет не свернуть, не сбежать. Ей нужен Давид. Кроме брата ей не к кому обратиться. Но его могут не отпустить с работы, как бы она того не хотела. Так же она не хотела, чтобы его уволили из-за неё. Работа в гараже месье Гренье заслуженно считается самой выгодной и самой престижной. София искренне радовалась за брата, когда он устроился туда. Но как бы она не думала, чтобы не приходило ей в голову – необходимо действовать немедленно.

Как ураган, промчалась она по комнате, надевая первые попавшиеся вещи и собрав все что нужно, выбежала на лестничную площадку. Руки дрожали так сильно, что она не могла попасть ключом в замочную скважину, чтобы закрыть дверь. Несколько раз связка ключей с жалобным звоном падала на пол. Софии казалось, что если она замрет хотя бы на мгновение, если она остановиться хотя бы на минуту, то передумает. Возмущенно топнув ногой, она все же смогла сконцентрироваться и закрыть дверь. Устало выдохнув, спустилась вниз и направилась вдоль по улице в сторону гаража, где работал Давид.

На улице теперь не так оживленно, потому что те, кто спешили на работу, уже приступили к своим обязанностям. Девушка быстро шла по улице, вдыхая запах мерзлых листьев, и думая о том, что скоро наступит зима. Она с детства не переносила холод, заявляя что у неё на него аллергия. Софи начала размышлять о том, что не плохо было бы уехать жить туда, где всегда тепло и солнечно, как чуть не столкнулась с рыжеволосой девочкой 6 лет. Локоны ребенка развевались на ветру, напомнив о Ронни.

Иногда она думала, что нужно поставить в известность отца ребенка и говорить о судьбе малыша с тем, кого это касается, так же как и её саму. Но стоило представить его реакцию, как эти мысли сразу же отодвигались далеко в сторону за своей ненадобностью. Ронни слишком инфантильный человек в вопросах семьи. Когда они только начали встречаться, он все рвался показать себя джентльменом и торжественно пытался просить руки и сердца Софии, вызывая гомерический хохот возлюбленной. Для неё замужество – это то, что легко растоптать, легко разрушить, легко перечеркнуть. Когда Лорелайн сбежала, оставив их одних, она поняла, что нельзя надеяться на кого-то, кроме Давида. Выйти замуж – это вручить свою жизнь какому-то мужчине, который подобно отцу, может трепать нервы изо дня в день. Выйти замуж – это привязать себя к кому-то, пожертвовав всем, что дорого и имеет значение. А так как в современном обществе в большинстве случаев браки заключаются именно по «залету», то Софи не привлекала возможность отдать в руки Ронни весомый аргумент касательно свадьбы. Будет лучше, если он никогда не узнает о существовании ребенка. И тут она вспомнила, что во время вчерашнего разговора по телефону Рыжик упомянул, что сегодня до обеда собирается зайти к Давиду на работу. Девушка сразу же остановилась и направилась в сторону небольшого парка. Удобные лавочки, ровные ряды деревьев – иногда создавалось впечатление, что они находятся в городской зоне, а не в центре гетто. Она решила подождать до обеда и уже тогда идти к Давиду.

София уверена, что брат ни за что не раскроет этот секрет своему другу. Но Ронни может узнать обо всем сам, если она слишком долго будет его избегать. С той самой минуты, когда местный врач сообщил о беременности, она избегала своего парня, потому что боялась выдать себя. Ей казалось, что все кричит о существовании маленького захватчика внутри неё. Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется, но если Ронни заметит? Она не сможет соврать ему, глядя прямо в глаза. Он названивал ей несколько раз на дню, она придумывала различные отговорки, стараясь, чтобы ложь не заставила его беспокоиться.

София злилась на ребенка, который своим появлением внутри неё создал столько проблем, но иногда намного больше она злилась на Ронни. И не потому что он помог зачать малыша, а потому что его нет рядом, когда ей так нужна помощь. Совесть останавливала подобные осуждения, напоминая, что глупо винить его в том, о чем он не может знать. Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно. Она ждала, что на Рыжика снизойдет озарение, и он поддержит её, но ни в коем случае не начнет пытаться привязать к себе. Подобные внутренние ощущения менялись на категоричное желание скрыть беременность от всего света. Материнство казалось ей чем-то постыдным, носящим груз слабости. В каждом взгляде проходящих мимо людей, София видела: они знают, они её призирают, они считают её никчемной женщиной, которая посмела «залететь». Стереотип, заложенный матерью, которая сбежала от них, очень твердо отпечатался в голове, влияя на мысли и поступки: дети – это плохо. Двойственность, бушующая внутри неё, разрушала сильнее, чем постоянные кошмары. Ведь с другой стороны срабатывал заложенный природой материнский инстинкт. Ласковые мысли о ребенке, возможные картины будущего, как она с ним играет, как купает его, сменялись отвращением. София сравнивала, но не могла понять, что же сильнее, чтобы знать, как правильнее поступить. Она понимала, что в любом случае будет сожалеть о принятом решении. И все же лучше избавиться от ребенка и жалеть, что не оставила, чем смотреть на него, и ненавидеть. Любой человек должен быть уверен в том, что родители любят его, что он им нужен. Любовь матери – главная основа в жизни ребенка, на которой строятся взаимоотношения со всеми людьми, которые встретятся ему в будущем. Если её нет, или она по сути своей слишком ущербна, то появляются моральные уроды, которые только и делают что причиняют боль другим. Такие люди не умеют ценить тех, кто их любит, они не могут понять дружбу и оценить истинного друга, который готов всегда и во всем быть рядом. Они рушат все, потому что комфортнее ощущают себя, когда вокруг них пустота. И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

Для Софы прогулка в парке не принесла пользы. Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище. Сначала она злилась на них, возмущаясь, что разве нельзя в другом месте совершить утренний променад? Но потом все же вспомнила, что этот парк – единственное место, где дети могут быть в безопасности. Да и матерям не приходиться ощущать себя дискомфортно, ведь сюда не заходят озабоченные парни, которые свистят в след.

После часа блуждания по небольшой аллее, она решила перестать себя зря мучить, и пошла к выходу. Даже если на работе у Давида она встретит Ронни, то плевать, все равно решение принято и обжалованию не подлежит, чтобы там отец ребенка не говорил. Лишь бы больше не думать обо всем этом, а, наконец, избавиться от причины, что вызвала так много проблем.

Вдруг что-то мягкое вдавилось в лицо, а в нос ударил резкий запах, вызвавший приступ тошноты. Софи машинально вздохнула, ощутив отвратительный привкус на языке, прежде чем голова закружилась, веки сомкнулись. Ноги налились свинцом, почти сразу же она перестала их ощущать и тяжело осела на чьи-то руки.

Сквозь тугую вязкую темноту до Софии донесся хриплый мужской голос:

- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.

И в следующую секунду она перестала что либо слышать, впав в состояние искусственного сна.
 
Сообщениеkorolevansp, ах, да, еще и мягкий/твердый знак у меня проблемные. hihi спасибо за вычитку этих ошибок

Добавлено (22.12.2011, 16:34)
---------------------------------------------

Глава 9. Кошмар №2: решение. София


София медленно шла по коридору, влекомая непонятным чувством. Ей хотелось остановиться, повернуть назад, но ноги сами несли в помещение, что находилось в самом конце. Через открытую дверь на стену падали тени, зловеще прорисовывая, что происходит. Тонкие пальцы призывно манили, ускальзывали вдоль по стене, то вновь приближались. Встав на пороге, София упрямо смотрела на пол, не желая поднимать взгляд. Она боялась того, что может увидеть, того, на что намекали тени. На кухне, в центре которой находилась большая печь, стояла ведьма. Нос напоминал клюв птицы, остроконечный подбородок выступал вперед, беззубый рот провалился, на голове что-то вроде птичьего гнезда с торчащими во все стороны ветками. Одежда её состояла из грубой мешковины, испещренной грязными заплатками. Выставив голову вперед, до дрожи в теле напоминая стервятника, что высматривает пищу, старуха не обратила на девушку и малейшего внимания.

Она стояла у пылающей огнем печи, держа в руках двух маленьких детей за длинные золотистые волосы. Близнецы били ножками по воздуху, беспомощно взмахивая ручками, пытаясь высвободиться из крепкой хватки. На лице старухи отразился голод, сделавший её еще более отвратительной. Малыши уже покрывались оранжевым светом, а тела превращались в украшенные завитушками пряники. Глаза стали как большие изюмины, а губы как шоколадные полосы. София в ужасе смотрела, как ведьма облизывает кроваво-красным языком сморщенные губы, готовясь откусить немного. Девушка начала отступать назад, желая укрыться за дверью от неприятного зрелища. Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось. Звуки этого дикого смеха заставили девушку сотрясаться от страха. Тело старухи начал покрываться мелкой дрожью, интенсивность которой все учащалась и учащалась. Ведьма начала покрываться серыми полосами, напоминая древнюю мумию. Хохот начал затихать, доноситься все глуше, пока не наступила тишина, которую нарушало лишь потрескивание огня. Языки пламени, разгораясь, выплескивались наружу, угрожая поджечь все. Она отступила назад, пытаясь укрыться от огня, но не смогла сделать больше двух шагов. Ноги перестали слушаться, и она примерзла к полу, пытаясь в отчаянии сдвинуться. В следующий миг кокон разорвался, и показалась прекрасная бабочка, с переливающимися золотистыми крыльями. София уже начала расслабляться и от умиления заулыбалась, как бабочка обернулась Лорелайн. Мама! Она призывно протянула навстречу девушке руки, но в этот миг шелковые пряди волос спустились до пола и поползли в сторону Софии, извиваясь как змеи. Тугие скользкие кольца опутали ноги девушки, поднимаясь повыше, и сомкнулись вокруг горла. Она испугано захрипела, пытаясь оторвать удавку от шеи. Ногти, казалось, до крови втыкались в тельце змей, предчувствие боли охватило Софию и она, наконец, проснулась. Лежа в темноте и всматриваясь в тень от уличного фонаря, она пыталась успокоиться и, перевернувшись на другой бок, заснуть.

Долгие ночи, наполненные страшными темными снами, и впервые ей приснилась мама. Милая нежная мама предстала в виде чудовища, которое пыталось её убить. Но сначала это же чудовище убило двух малышей, двух златокудрых ангелочков, таких беззащитных. Предположения нарисовали в голове такую картину, что София накрыла подушкой голову и отчаянно простонала. Сон показал: мать пыталась убить свое дитя. Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить. Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли. Она старалась спокойно дышать, надеясь, что так поскорее уснет и возможно наступит короткое забвение. Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу. Говорят, что ко всему можно привыкнуть, но это когда речь идет о чем-то хорошем. Плохое оно всегда разнообразно, всегда имеет свой почерк и эксклюзивные очертания. Кошмары так и не смогли стать привычным, потому что тогда бы она смогла приобрести избавление от страха и ужаса. Когда же это началось? Сколько лет назад? София устала пытаться вспомнить, потому что ей казалось, что так было всегда. Первые яркие воспоминания относятся ко времени, когда ей было лет шесть. И уже тогда в её жизни присутствовали сны, наполненные страшными образами. Но это было редкостью, а когда началось систематично? Ответ пришел сам собой: когда отец начал принимать наркотики. Значит, вина за все эти страдания лежит на нем? Значит, опять же, родители виноваты в несчастьях детей? Она постаралась прогнать неприятные мысли, чтобы не мучиться в размышлениях о прошлом.

Темнота, окна от удара ветра слегка дребезжат, звезды таинственно сверкают в небе. Для кого-то романтика, но для Софии все обстоит несколько иначе. Когда луна, заглядывая в окно, рисует на полу и стенах причудливые образы, девушка от лихорадочной дрожи кутается в одеяло. Панический страх не дает закрыть глаза, ведь тогда она не сможет увидеть, кто на неё нападет. Брат учил встречать врагов лицом к лицу, не отводя взгляда. И поэтому она пристально смотрит на шевелящиеся тени, до боли сжимая зубами губы. Тихая осенняя ночь, полная серебристая луна… все не так просто. Софии кажется, что кроме неё в комнате еще кто-то есть, кто-то невидимый, но опасный, зловеще молчаливый. Шорох, тихие, напоминающие сердцебиение, шаги, которые все ближе и ближе, легкое, еле уловимое дыхание… Не в силах бороться с охватившим её ужасом, Софии закрывает глаза, готовая покорно сдаться тому преследователю, что сегодня проник в её комнату. Стук-тук-тук… Сердце гулко бьется, ожидание тисками сдавливает виски, заставляя растеряно трепетать тоненькие вены. Тук-дук-ду…. Сердце бьется так громко, что, кажется, все соседи слышат этот стук. Тук-тук-тук… Все тише и тише и вот измученная девушка все же засыпает, погружаясь в темноту без сновидений, что само по себе уже большая награда.

Утром раздался тонкий писклявый звонок будильника. Изнеможденно открыв глаза, София раздраженно подумала, а зачем она его включила. На работе она еще со вчера взяла недельный отпуск за свой счет, подразумевая, что после операции потребуется время, чтобы прийти в себя. А значит, можно было спокойно поспать, тем более что под утро ей удалось так хорошо заснуть. Недовольство увеличилось еще больше, когда, откинув одеяло, чтобы встать, она заметила что отопление так и не включили. Осенью уже не так тепло, чтобы в пижаме гулять по квартире. Она закуталась в теплый халат и подошла к окну. С неба лениво падал редкий снежок, люди торопливо бежали на работу, птички беззаботно перепрыгивали с перил балкона на подоконник. Если раньше проявление чье-то активности вызывало неприятные карябающие ощущения, то теперь это невыразимо злило. Она понимала, что это из-за беременности и поэтому еще больше ненавидела ребенка. Обострение чувств заставляло её ощущать себя намного хуже, чем всегда, доводя до крайности. Софии казалось даже, что наконец-то она сможет оборвать свою жизнь и перестанет мучаться. Желая прекратить непредсказуемые изменения внутри себя, она была готова на все. Открыть окно, выйти на балкон и выпрыгнуть, наполнить ванну водой и опуститься на дно, запить парацетамол русской водкой, достать веревку и повеситься. Зачем избавляться от ребенка, обрекая себя на муки совести? Лучше сразу же обрести успокоение. И хотя ей мама говорила, что самоубийцы попадают в ад, но разве есть что-то хуже личных кошмаров? София не могла представить, что в гиене огненной будет намного хуже. Даже ад казался ей чем-то прекрасным по сравнению с тем, что окружало её изо дня в день. Настолько полюбив мысль о смерти, её уже больше не останавливали воспоминания о брате и том, как она дорога Давиду. Устав терпеть изо дня в день мучающие её кошмары и мысли, она стала эгоисткой, что думает только о себе, о своем благе. Решив, что для неё хорошо будет умереть, она упрямо лелеяла эту идею, но так и не могла приступить к её воплощению.

Когда вновь и вновь что-то останавливало в последний момент, София задумывалась, что же держит её на этой земле? Неужели латентное желание жить? Очень много времени она потратила на то, чтобы понять причину, мешающую переступить через грань между жизнью и смертью. И лишь совсем недавно поняла, что держит её страх неудачи. Софи боялась, что выживет и останется калекой на всю жизнь. Кому она будет нужна? Стать обузой на долгие годы для любимого брата? Заставить Давида жертвовать своей жизнью, свободой и радостью нового дня из-за неё? На это она не могла пойти. Эгоизм эгоизмом, но все же София не могла пойти на такое. Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Если бы она знала что есть способ, действующий наверняка, то без сомнения бы пошла на это, но, увы, все относительно в этом мире. Она примеряла смерть, надеясь, что однажды ей все же повезет, а теперь еще и ребенок! Словно нет у неё других проблем! Но решать этот вопрос необходимо как можно скорее, так как зародыш становиться больше и операция по избавлению от него может стать полноценным убийством. Сколько не пыталась София отстраниться от мыслей о том, что собирается убить малыша, который уже живой, у неё не получалось. Она ставила барьер в своем сознании не давая себе осознать окончательно, что тот кто внутри неё хочет жить. Девушка думала, что наоборот, оказывает ребенку услугу. Ему не придется мучаться на этой земле, так же как ей жаждать смерти, бояться ночи. Ребенок раз и навсегда войдет в число тех, кому повезло не узнать жизнь во всех её проявлениях.

Не смотря на то, что решение вроде бы уже окончательно принято и получено одобрение старшего брата, она все же сомневалась. Но так не может дольше продолжаться. Нужно сделать решительный шаг.

София поняла, что не сможет пойти на аборт одна. Ей нужен кто-то, кто будет держать за руку, кто поможет не свернуть, не сбежать. Ей нужен Давид. Кроме брата ей не к кому обратиться. Но его могут не отпустить с работы, как бы она того не хотела. Так же она не хотела, чтобы его уволили из-за неё. Работа в гараже месье Гренье заслуженно считается самой выгодной и самой престижной. София искренне радовалась за брата, когда он устроился туда. Но как бы она не думала, чтобы не приходило ей в голову – необходимо действовать немедленно.

Как ураган, промчалась она по комнате, надевая первые попавшиеся вещи и собрав все что нужно, выбежала на лестничную площадку. Руки дрожали так сильно, что она не могла попасть ключом в замочную скважину, чтобы закрыть дверь. Несколько раз связка ключей с жалобным звоном падала на пол. Софии казалось, что если она замрет хотя бы на мгновение, если она остановиться хотя бы на минуту, то передумает. Возмущенно топнув ногой, она все же смогла сконцентрироваться и закрыть дверь. Устало выдохнув, спустилась вниз и направилась вдоль по улице в сторону гаража, где работал Давид.

На улице теперь не так оживленно, потому что те, кто спешили на работу, уже приступили к своим обязанностям. Девушка быстро шла по улице, вдыхая запах мерзлых листьев, и думая о том, что скоро наступит зима. Она с детства не переносила холод, заявляя что у неё на него аллергия. Софи начала размышлять о том, что не плохо было бы уехать жить туда, где всегда тепло и солнечно, как чуть не столкнулась с рыжеволосой девочкой 6 лет. Локоны ребенка развевались на ветру, напомнив о Ронни.

Иногда она думала, что нужно поставить в известность отца ребенка и говорить о судьбе малыша с тем, кого это касается, так же как и её саму. Но стоило представить его реакцию, как эти мысли сразу же отодвигались далеко в сторону за своей ненадобностью. Ронни слишком инфантильный человек в вопросах семьи. Когда они только начали встречаться, он все рвался показать себя джентльменом и торжественно пытался просить руки и сердца Софии, вызывая гомерический хохот возлюбленной. Для неё замужество – это то, что легко растоптать, легко разрушить, легко перечеркнуть. Когда Лорелайн сбежала, оставив их одних, она поняла, что нельзя надеяться на кого-то, кроме Давида. Выйти замуж – это вручить свою жизнь какому-то мужчине, который подобно отцу, может трепать нервы изо дня в день. Выйти замуж – это привязать себя к кому-то, пожертвовав всем, что дорого и имеет значение. А так как в современном обществе в большинстве случаев браки заключаются именно по «залету», то Софи не привлекала возможность отдать в руки Ронни весомый аргумент касательно свадьбы. Будет лучше, если он никогда не узнает о существовании ребенка. И тут она вспомнила, что во время вчерашнего разговора по телефону Рыжик упомянул, что сегодня до обеда собирается зайти к Давиду на работу. Девушка сразу же остановилась и направилась в сторону небольшого парка. Удобные лавочки, ровные ряды деревьев – иногда создавалось впечатление, что они находятся в городской зоне, а не в центре гетто. Она решила подождать до обеда и уже тогда идти к Давиду.

София уверена, что брат ни за что не раскроет этот секрет своему другу. Но Ронни может узнать обо всем сам, если она слишком долго будет его избегать. С той самой минуты, когда местный врач сообщил о беременности, она избегала своего парня, потому что боялась выдать себя. Ей казалось, что все кричит о существовании маленького захватчика внутри неё. Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется, но если Ронни заметит? Она не сможет соврать ему, глядя прямо в глаза. Он названивал ей несколько раз на дню, она придумывала различные отговорки, стараясь, чтобы ложь не заставила его беспокоиться.

София злилась на ребенка, который своим появлением внутри неё создал столько проблем, но иногда намного больше она злилась на Ронни. И не потому что он помог зачать малыша, а потому что его нет рядом, когда ей так нужна помощь. Совесть останавливала подобные осуждения, напоминая, что глупо винить его в том, о чем он не может знать. Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно. Она ждала, что на Рыжика снизойдет озарение, и он поддержит её, но ни в коем случае не начнет пытаться привязать к себе. Подобные внутренние ощущения менялись на категоричное желание скрыть беременность от всего света. Материнство казалось ей чем-то постыдным, носящим груз слабости. В каждом взгляде проходящих мимо людей, София видела: они знают, они её призирают, они считают её никчемной женщиной, которая посмела «залететь». Стереотип, заложенный матерью, которая сбежала от них, очень твердо отпечатался в голове, влияя на мысли и поступки: дети – это плохо. Двойственность, бушующая внутри неё, разрушала сильнее, чем постоянные кошмары. Ведь с другой стороны срабатывал заложенный природой материнский инстинкт. Ласковые мысли о ребенке, возможные картины будущего, как она с ним играет, как купает его, сменялись отвращением. София сравнивала, но не могла понять, что же сильнее, чтобы знать, как правильнее поступить. Она понимала, что в любом случае будет сожалеть о принятом решении. И все же лучше избавиться от ребенка и жалеть, что не оставила, чем смотреть на него, и ненавидеть. Любой человек должен быть уверен в том, что родители любят его, что он им нужен. Любовь матери – главная основа в жизни ребенка, на которой строятся взаимоотношения со всеми людьми, которые встретятся ему в будущем. Если её нет, или она по сути своей слишком ущербна, то появляются моральные уроды, которые только и делают что причиняют боль другим. Такие люди не умеют ценить тех, кто их любит, они не могут понять дружбу и оценить истинного друга, который готов всегда и во всем быть рядом. Они рушат все, потому что комфортнее ощущают себя, когда вокруг них пустота. И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

Для Софы прогулка в парке не принесла пользы. Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище. Сначала она злилась на них, возмущаясь, что разве нельзя в другом месте совершить утренний променад? Но потом все же вспомнила, что этот парк – единственное место, где дети могут быть в безопасности. Да и матерям не приходиться ощущать себя дискомфортно, ведь сюда не заходят озабоченные парни, которые свистят в след.

После часа блуждания по небольшой аллее, она решила перестать себя зря мучить, и пошла к выходу. Даже если на работе у Давида она встретит Ронни, то плевать, все равно решение принято и обжалованию не подлежит, чтобы там отец ребенка не говорил. Лишь бы больше не думать обо всем этом, а, наконец, избавиться от причины, что вызвала так много проблем.

Вдруг что-то мягкое вдавилось в лицо, а в нос ударил резкий запах, вызвавший приступ тошноты. Софи машинально вздохнула, ощутив отвратительный привкус на языке, прежде чем голова закружилась, веки сомкнулись. Ноги налились свинцом, почти сразу же она перестала их ощущать и тяжело осела на чьи-то руки.

Сквозь тугую вязкую темноту до Софии донесся хриплый мужской голос:

- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.

И в следующую секунду она перестала что либо слышать, впав в состояние искусственного сна.

Автор - LindaM
Дата добавления - 22.12.2011 в 16:34
Сообщениеkorolevansp, ах, да, еще и мягкий/твердый знак у меня проблемные. hihi спасибо за вычитку этих ошибок

Добавлено (22.12.2011, 16:34)
---------------------------------------------

Глава 9. Кошмар №2: решение. София


София медленно шла по коридору, влекомая непонятным чувством. Ей хотелось остановиться, повернуть назад, но ноги сами несли в помещение, что находилось в самом конце. Через открытую дверь на стену падали тени, зловеще прорисовывая, что происходит. Тонкие пальцы призывно манили, ускальзывали вдоль по стене, то вновь приближались. Встав на пороге, София упрямо смотрела на пол, не желая поднимать взгляд. Она боялась того, что может увидеть, того, на что намекали тени. На кухне, в центре которой находилась большая печь, стояла ведьма. Нос напоминал клюв птицы, остроконечный подбородок выступал вперед, беззубый рот провалился, на голове что-то вроде птичьего гнезда с торчащими во все стороны ветками. Одежда её состояла из грубой мешковины, испещренной грязными заплатками. Выставив голову вперед, до дрожи в теле напоминая стервятника, что высматривает пищу, старуха не обратила на девушку и малейшего внимания.

Она стояла у пылающей огнем печи, держа в руках двух маленьких детей за длинные золотистые волосы. Близнецы били ножками по воздуху, беспомощно взмахивая ручками, пытаясь высвободиться из крепкой хватки. На лице старухи отразился голод, сделавший её еще более отвратительной. Малыши уже покрывались оранжевым светом, а тела превращались в украшенные завитушками пряники. Глаза стали как большие изюмины, а губы как шоколадные полосы. София в ужасе смотрела, как ведьма облизывает кроваво-красным языком сморщенные губы, готовясь откусить немного. Девушка начала отступать назад, желая укрыться за дверью от неприятного зрелища. Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось. Звуки этого дикого смеха заставили девушку сотрясаться от страха. Тело старухи начал покрываться мелкой дрожью, интенсивность которой все учащалась и учащалась. Ведьма начала покрываться серыми полосами, напоминая древнюю мумию. Хохот начал затихать, доноситься все глуше, пока не наступила тишина, которую нарушало лишь потрескивание огня. Языки пламени, разгораясь, выплескивались наружу, угрожая поджечь все. Она отступила назад, пытаясь укрыться от огня, но не смогла сделать больше двух шагов. Ноги перестали слушаться, и она примерзла к полу, пытаясь в отчаянии сдвинуться. В следующий миг кокон разорвался, и показалась прекрасная бабочка, с переливающимися золотистыми крыльями. София уже начала расслабляться и от умиления заулыбалась, как бабочка обернулась Лорелайн. Мама! Она призывно протянула навстречу девушке руки, но в этот миг шелковые пряди волос спустились до пола и поползли в сторону Софии, извиваясь как змеи. Тугие скользкие кольца опутали ноги девушки, поднимаясь повыше, и сомкнулись вокруг горла. Она испугано захрипела, пытаясь оторвать удавку от шеи. Ногти, казалось, до крови втыкались в тельце змей, предчувствие боли охватило Софию и она, наконец, проснулась. Лежа в темноте и всматриваясь в тень от уличного фонаря, она пыталась успокоиться и, перевернувшись на другой бок, заснуть.

Долгие ночи, наполненные страшными темными снами, и впервые ей приснилась мама. Милая нежная мама предстала в виде чудовища, которое пыталось её убить. Но сначала это же чудовище убило двух малышей, двух златокудрых ангелочков, таких беззащитных. Предположения нарисовали в голове такую картину, что София накрыла подушкой голову и отчаянно простонала. Сон показал: мать пыталась убить свое дитя. Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить. Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли. Она старалась спокойно дышать, надеясь, что так поскорее уснет и возможно наступит короткое забвение. Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу. Говорят, что ко всему можно привыкнуть, но это когда речь идет о чем-то хорошем. Плохое оно всегда разнообразно, всегда имеет свой почерк и эксклюзивные очертания. Кошмары так и не смогли стать привычным, потому что тогда бы она смогла приобрести избавление от страха и ужаса. Когда же это началось? Сколько лет назад? София устала пытаться вспомнить, потому что ей казалось, что так было всегда. Первые яркие воспоминания относятся ко времени, когда ей было лет шесть. И уже тогда в её жизни присутствовали сны, наполненные страшными образами. Но это было редкостью, а когда началось систематично? Ответ пришел сам собой: когда отец начал принимать наркотики. Значит, вина за все эти страдания лежит на нем? Значит, опять же, родители виноваты в несчастьях детей? Она постаралась прогнать неприятные мысли, чтобы не мучиться в размышлениях о прошлом.

Темнота, окна от удара ветра слегка дребезжат, звезды таинственно сверкают в небе. Для кого-то романтика, но для Софии все обстоит несколько иначе. Когда луна, заглядывая в окно, рисует на полу и стенах причудливые образы, девушка от лихорадочной дрожи кутается в одеяло. Панический страх не дает закрыть глаза, ведь тогда она не сможет увидеть, кто на неё нападет. Брат учил встречать врагов лицом к лицу, не отводя взгляда. И поэтому она пристально смотрит на шевелящиеся тени, до боли сжимая зубами губы. Тихая осенняя ночь, полная серебристая луна… все не так просто. Софии кажется, что кроме неё в комнате еще кто-то есть, кто-то невидимый, но опасный, зловеще молчаливый. Шорох, тихие, напоминающие сердцебиение, шаги, которые все ближе и ближе, легкое, еле уловимое дыхание… Не в силах бороться с охватившим её ужасом, Софии закрывает глаза, готовая покорно сдаться тому преследователю, что сегодня проник в её комнату. Стук-тук-тук… Сердце гулко бьется, ожидание тисками сдавливает виски, заставляя растеряно трепетать тоненькие вены. Тук-дук-ду…. Сердце бьется так громко, что, кажется, все соседи слышат этот стук. Тук-тук-тук… Все тише и тише и вот измученная девушка все же засыпает, погружаясь в темноту без сновидений, что само по себе уже большая награда.

Утром раздался тонкий писклявый звонок будильника. Изнеможденно открыв глаза, София раздраженно подумала, а зачем она его включила. На работе она еще со вчера взяла недельный отпуск за свой счет, подразумевая, что после операции потребуется время, чтобы прийти в себя. А значит, можно было спокойно поспать, тем более что под утро ей удалось так хорошо заснуть. Недовольство увеличилось еще больше, когда, откинув одеяло, чтобы встать, она заметила что отопление так и не включили. Осенью уже не так тепло, чтобы в пижаме гулять по квартире. Она закуталась в теплый халат и подошла к окну. С неба лениво падал редкий снежок, люди торопливо бежали на работу, птички беззаботно перепрыгивали с перил балкона на подоконник. Если раньше проявление чье-то активности вызывало неприятные карябающие ощущения, то теперь это невыразимо злило. Она понимала, что это из-за беременности и поэтому еще больше ненавидела ребенка. Обострение чувств заставляло её ощущать себя намного хуже, чем всегда, доводя до крайности. Софии казалось даже, что наконец-то она сможет оборвать свою жизнь и перестанет мучаться. Желая прекратить непредсказуемые изменения внутри себя, она была готова на все. Открыть окно, выйти на балкон и выпрыгнуть, наполнить ванну водой и опуститься на дно, запить парацетамол русской водкой, достать веревку и повеситься. Зачем избавляться от ребенка, обрекая себя на муки совести? Лучше сразу же обрести успокоение. И хотя ей мама говорила, что самоубийцы попадают в ад, но разве есть что-то хуже личных кошмаров? София не могла представить, что в гиене огненной будет намного хуже. Даже ад казался ей чем-то прекрасным по сравнению с тем, что окружало её изо дня в день. Настолько полюбив мысль о смерти, её уже больше не останавливали воспоминания о брате и том, как она дорога Давиду. Устав терпеть изо дня в день мучающие её кошмары и мысли, она стала эгоисткой, что думает только о себе, о своем благе. Решив, что для неё хорошо будет умереть, она упрямо лелеяла эту идею, но так и не могла приступить к её воплощению.

Когда вновь и вновь что-то останавливало в последний момент, София задумывалась, что же держит её на этой земле? Неужели латентное желание жить? Очень много времени она потратила на то, чтобы понять причину, мешающую переступить через грань между жизнью и смертью. И лишь совсем недавно поняла, что держит её страх неудачи. Софи боялась, что выживет и останется калекой на всю жизнь. Кому она будет нужна? Стать обузой на долгие годы для любимого брата? Заставить Давида жертвовать своей жизнью, свободой и радостью нового дня из-за неё? На это она не могла пойти. Эгоизм эгоизмом, но все же София не могла пойти на такое. Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Если бы она знала что есть способ, действующий наверняка, то без сомнения бы пошла на это, но, увы, все относительно в этом мире. Она примеряла смерть, надеясь, что однажды ей все же повезет, а теперь еще и ребенок! Словно нет у неё других проблем! Но решать этот вопрос необходимо как можно скорее, так как зародыш становиться больше и операция по избавлению от него может стать полноценным убийством. Сколько не пыталась София отстраниться от мыслей о том, что собирается убить малыша, который уже живой, у неё не получалось. Она ставила барьер в своем сознании не давая себе осознать окончательно, что тот кто внутри неё хочет жить. Девушка думала, что наоборот, оказывает ребенку услугу. Ему не придется мучаться на этой земле, так же как ей жаждать смерти, бояться ночи. Ребенок раз и навсегда войдет в число тех, кому повезло не узнать жизнь во всех её проявлениях.

Не смотря на то, что решение вроде бы уже окончательно принято и получено одобрение старшего брата, она все же сомневалась. Но так не может дольше продолжаться. Нужно сделать решительный шаг.

София поняла, что не сможет пойти на аборт одна. Ей нужен кто-то, кто будет держать за руку, кто поможет не свернуть, не сбежать. Ей нужен Давид. Кроме брата ей не к кому обратиться. Но его могут не отпустить с работы, как бы она того не хотела. Так же она не хотела, чтобы его уволили из-за неё. Работа в гараже месье Гренье заслуженно считается самой выгодной и самой престижной. София искренне радовалась за брата, когда он устроился туда. Но как бы она не думала, чтобы не приходило ей в голову – необходимо действовать немедленно.

Как ураган, промчалась она по комнате, надевая первые попавшиеся вещи и собрав все что нужно, выбежала на лестничную площадку. Руки дрожали так сильно, что она не могла попасть ключом в замочную скважину, чтобы закрыть дверь. Несколько раз связка ключей с жалобным звоном падала на пол. Софии казалось, что если она замрет хотя бы на мгновение, если она остановиться хотя бы на минуту, то передумает. Возмущенно топнув ногой, она все же смогла сконцентрироваться и закрыть дверь. Устало выдохнув, спустилась вниз и направилась вдоль по улице в сторону гаража, где работал Давид.

На улице теперь не так оживленно, потому что те, кто спешили на работу, уже приступили к своим обязанностям. Девушка быстро шла по улице, вдыхая запах мерзлых листьев, и думая о том, что скоро наступит зима. Она с детства не переносила холод, заявляя что у неё на него аллергия. Софи начала размышлять о том, что не плохо было бы уехать жить туда, где всегда тепло и солнечно, как чуть не столкнулась с рыжеволосой девочкой 6 лет. Локоны ребенка развевались на ветру, напомнив о Ронни.

Иногда она думала, что нужно поставить в известность отца ребенка и говорить о судьбе малыша с тем, кого это касается, так же как и её саму. Но стоило представить его реакцию, как эти мысли сразу же отодвигались далеко в сторону за своей ненадобностью. Ронни слишком инфантильный человек в вопросах семьи. Когда они только начали встречаться, он все рвался показать себя джентльменом и торжественно пытался просить руки и сердца Софии, вызывая гомерический хохот возлюбленной. Для неё замужество – это то, что легко растоптать, легко разрушить, легко перечеркнуть. Когда Лорелайн сбежала, оставив их одних, она поняла, что нельзя надеяться на кого-то, кроме Давида. Выйти замуж – это вручить свою жизнь какому-то мужчине, который подобно отцу, может трепать нервы изо дня в день. Выйти замуж – это привязать себя к кому-то, пожертвовав всем, что дорого и имеет значение. А так как в современном обществе в большинстве случаев браки заключаются именно по «залету», то Софи не привлекала возможность отдать в руки Ронни весомый аргумент касательно свадьбы. Будет лучше, если он никогда не узнает о существовании ребенка. И тут она вспомнила, что во время вчерашнего разговора по телефону Рыжик упомянул, что сегодня до обеда собирается зайти к Давиду на работу. Девушка сразу же остановилась и направилась в сторону небольшого парка. Удобные лавочки, ровные ряды деревьев – иногда создавалось впечатление, что они находятся в городской зоне, а не в центре гетто. Она решила подождать до обеда и уже тогда идти к Давиду.

София уверена, что брат ни за что не раскроет этот секрет своему другу. Но Ронни может узнать обо всем сам, если она слишком долго будет его избегать. С той самой минуты, когда местный врач сообщил о беременности, она избегала своего парня, потому что боялась выдать себя. Ей казалось, что все кричит о существовании маленького захватчика внутри неё. Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется, но если Ронни заметит? Она не сможет соврать ему, глядя прямо в глаза. Он названивал ей несколько раз на дню, она придумывала различные отговорки, стараясь, чтобы ложь не заставила его беспокоиться.

София злилась на ребенка, который своим появлением внутри неё создал столько проблем, но иногда намного больше она злилась на Ронни. И не потому что он помог зачать малыша, а потому что его нет рядом, когда ей так нужна помощь. Совесть останавливала подобные осуждения, напоминая, что глупо винить его в том, о чем он не может знать. Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно. Она ждала, что на Рыжика снизойдет озарение, и он поддержит её, но ни в коем случае не начнет пытаться привязать к себе. Подобные внутренние ощущения менялись на категоричное желание скрыть беременность от всего света. Материнство казалось ей чем-то постыдным, носящим груз слабости. В каждом взгляде проходящих мимо людей, София видела: они знают, они её призирают, они считают её никчемной женщиной, которая посмела «залететь». Стереотип, заложенный матерью, которая сбежала от них, очень твердо отпечатался в голове, влияя на мысли и поступки: дети – это плохо. Двойственность, бушующая внутри неё, разрушала сильнее, чем постоянные кошмары. Ведь с другой стороны срабатывал заложенный природой материнский инстинкт. Ласковые мысли о ребенке, возможные картины будущего, как она с ним играет, как купает его, сменялись отвращением. София сравнивала, но не могла понять, что же сильнее, чтобы знать, как правильнее поступить. Она понимала, что в любом случае будет сожалеть о принятом решении. И все же лучше избавиться от ребенка и жалеть, что не оставила, чем смотреть на него, и ненавидеть. Любой человек должен быть уверен в том, что родители любят его, что он им нужен. Любовь матери – главная основа в жизни ребенка, на которой строятся взаимоотношения со всеми людьми, которые встретятся ему в будущем. Если её нет, или она по сути своей слишком ущербна, то появляются моральные уроды, которые только и делают что причиняют боль другим. Такие люди не умеют ценить тех, кто их любит, они не могут понять дружбу и оценить истинного друга, который готов всегда и во всем быть рядом. Они рушат все, потому что комфортнее ощущают себя, когда вокруг них пустота. И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

Для Софы прогулка в парке не принесла пользы. Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище. Сначала она злилась на них, возмущаясь, что разве нельзя в другом месте совершить утренний променад? Но потом все же вспомнила, что этот парк – единственное место, где дети могут быть в безопасности. Да и матерям не приходиться ощущать себя дискомфортно, ведь сюда не заходят озабоченные парни, которые свистят в след.

После часа блуждания по небольшой аллее, она решила перестать себя зря мучить, и пошла к выходу. Даже если на работе у Давида она встретит Ронни, то плевать, все равно решение принято и обжалованию не подлежит, чтобы там отец ребенка не говорил. Лишь бы больше не думать обо всем этом, а, наконец, избавиться от причины, что вызвала так много проблем.

Вдруг что-то мягкое вдавилось в лицо, а в нос ударил резкий запах, вызвавший приступ тошноты. Софи машинально вздохнула, ощутив отвратительный привкус на языке, прежде чем голова закружилась, веки сомкнулись. Ноги налились свинцом, почти сразу же она перестала их ощущать и тяжело осела на чьи-то руки.

Сквозь тугую вязкую темноту до Софии донесся хриплый мужской голос:

- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.

И в следующую секунду она перестала что либо слышать, впав в состояние искусственного сна.

Автор - LindaM
Дата добавления - 22.12.2011 в 16:34
Kristina_Iva-NovaДата: Четверг, 22.12.2011, 18:02 | Сообщение # 41
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
Глава 9. Кошмар №2: решение. София

Столько мучений... и повторяющихся слов "мучаться" или может лучше "мучиться" ...

Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Quote (LindaM)
Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить.

/ находится (что делает?) без мягкого знака

Quote (LindaM)
Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли.

/ ненужные

Quote (LindaM)
Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу.

/наподобие

Quote (LindaM)
Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

Quote (LindaM)
Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется

smile Конечно, кажется!

Quote (LindaM)
Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно.


Quote (LindaM)
И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

/слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться blush

Quote (LindaM)
Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище.

/Неприятное.

Quote (LindaM)
- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.


Молодец! Неожиданно! good
 
Сообщение
Quote (LindaM)
Глава 9. Кошмар №2: решение. София

Столько мучений... и повторяющихся слов "мучаться" или может лучше "мучиться" ...

Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Quote (LindaM)
Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить.

/ находится (что делает?) без мягкого знака

Quote (LindaM)
Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли.

/ ненужные

Quote (LindaM)
Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу.

/наподобие

Quote (LindaM)
Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

Quote (LindaM)
Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется

smile Конечно, кажется!

Quote (LindaM)
Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно.


Quote (LindaM)
И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

/слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться blush

Quote (LindaM)
Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище.

/Неприятное.

Quote (LindaM)
- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.


Молодец! Неожиданно! good

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 18:02
Сообщение
Quote (LindaM)
Глава 9. Кошмар №2: решение. София

Столько мучений... и повторяющихся слов "мучаться" или может лучше "мучиться" ...

Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Quote (LindaM)
Не засыпающая ни на миг совесть ехидно указала, что на месте Лорелайн находиться она, а на её месте – не рожденный малыш, которого Софи собирается убить.

/ находится (что делает?) без мягкого знака

Quote (LindaM)
Она била руками по кровати, надеясь, что таким образом прогонит не нужные мысли.

/ ненужные

Quote (LindaM)
Но мысли и воспоминания перемешались в голове девушки в подобие каши, изматывая сердце и душу.

/наподобие

Quote (LindaM)
Лучше жить и мучаться, чем иметь шанс жить, мучаться и мучить при этом дорогого себе человека.

Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

Quote (LindaM)
Критически осматривая себя в зеркале, Софи замечала, что бедра стали больше и живот начал расти, и лицо уже опухает. Она смотрела на себя и не узнавала. Возможно, все это ей только кажется

smile Конечно, кажется!

Quote (LindaM)
Но Софа яростно твердила себе, что он обязан догадаться, почувствовать, понять интуитивно.


Quote (LindaM)
И хотя всем сердцем такие люди стремятся к тому, чтобы кто-то был рядом, чтобы быть для кого-то очень значимым и важным, но подсознательно, используя заложенные паттерны поведения, разрушают налаживающиеся связи.

/слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться blush

Quote (LindaM)
Для женщины, которая собирается делать аборт, наблюдать как матери гуляют со своими детьми – не приятное зрелище.

/Неприятное.

Quote (LindaM)
- Эй, чурбан, ты с ней поосторожней. Она должна быть в целости и сохранности до тех пор пока мы не получим деньги.


Молодец! Неожиданно! good

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 18:02
Kristina_Iva-NovaДата: Четверг, 22.12.2011, 18:04 | Сообщение # 42
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
LindaM,
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).
 
СообщениеLindaM,
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 18:04
СообщениеLindaM,
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 18:04
LindaMДата: Четверг, 22.12.2011, 19:15 | Сообщение # 43
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 86
Награды: 4
Репутация: 6
Статус: Offline
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.
Quote (korolevansp)
Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

да, я над этой главой мучилась ohoho мне вообще кошмары с детства не снились и чтобы описывать это, мне приходилось сильно включать воображение. я вообще долго не могла собраться, чтобы описать как София со всем этим справляется, понять что она чувствует. поэтому текст и наполнен мучениями blush
Quote (korolevansp)
слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться

ну я немного (вру, много biggrin )увлекалась психологией. даже пятерки по ней автоматом получала и на всяких конференциях участвовала, поэтому вылазит всякое такое
Quote (korolevansp)
Молодец! Неожиданно!

а вот сейчас начинается кульминация. bravo
Quote (korolevansp)
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).

ну я попробую, хотя у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное.
 
Сообщение
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.
Quote (korolevansp)
Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

да, я над этой главой мучилась ohoho мне вообще кошмары с детства не снились и чтобы описывать это, мне приходилось сильно включать воображение. я вообще долго не могла собраться, чтобы описать как София со всем этим справляется, понять что она чувствует. поэтому текст и наполнен мучениями blush
Quote (korolevansp)
слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться

ну я немного (вру, много biggrin )увлекалась психологией. даже пятерки по ней автоматом получала и на всяких конференциях участвовала, поэтому вылазит всякое такое
Quote (korolevansp)
Молодец! Неожиданно!

а вот сейчас начинается кульминация. bravo
Quote (korolevansp)
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).

ну я попробую, хотя у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное.

Автор - LindaM
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:15
Сообщение
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.
Quote (korolevansp)
Лучше жить и мучиться, чем мучиться и мучить. Интересно :) По-моему какое-то мучение нужно заменить.

да, я над этой главой мучилась ohoho мне вообще кошмары с детства не снились и чтобы описывать это, мне приходилось сильно включать воображение. я вообще долго не могла собраться, чтобы описать как София со всем этим справляется, понять что она чувствует. поэтому текст и наполнен мучениями blush
Quote (korolevansp)
слово такое умное вставила - пришлось словариком воспользоваться

ну я немного (вру, много biggrin )увлекалась психологией. даже пятерки по ней автоматом получала и на всяких конференциях участвовала, поэтому вылазит всякое такое
Quote (korolevansp)
Молодец! Неожиданно!

а вот сейчас начинается кульминация. bravo
Quote (korolevansp)
Если можно разбивай главы на куски, чтобы легче было находить, где остановилась (при чтении с перерывами).

ну я попробую, хотя у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное.

Автор - LindaM
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:15
Kristina_Iva-NovaДата: Четверг, 22.12.2011, 19:25 | Сообщение # 44
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.
 
Сообщение
Quote (LindaM)
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:25
Сообщение
Quote (LindaM)
Quote (korolevansp)
Quote (LindaM)
Старушка насторожено посмотрела на неё и, открыв провалившийся темный рот, напоминающийся ножевую рану, расхохоталось.

/это как?

Ну знаешь, если ножом ударить человека, то будет некоторое отверстие, с неровными краями. вот так же я и представляла рот этой ведьмы.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:25
Kristina_Iva-NovaДата: Четверг, 22.12.2011, 19:27 | Сообщение # 45
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Quote (LindaM)
у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное

Поможет. Там картинка будет отделять!
 
Сообщение
Quote (LindaM)
у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное

Поможет. Там картинка будет отделять!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:27
Сообщение
Quote (LindaM)
у меня все равно идет склейка сообщений, это не очень сильно поможет. наверное

Поможет. Там картинка будет отделять!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 22.12.2011 в 19:27
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Игра с тенью (хотелось бы получить критику)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Игра с тенью - Страница 3 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz