Остров надежды - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Остров надежды - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Остров надежды (Старая конкурсная работа)
Остров надежды
Одина1301Дата: Воскресенье, 03.11.2013, 15:35 | Сообщение # 1
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Что-то у меня с трудом всё пишется и сочиняется новое! А пока новое телепается, я вспомнила старую работу.
Загляните, кому интересно. Ну, и обязательно не молчите, благо, что сказать многое чего найдется.

Итак, это конкурсная работа. Тема ограничивала фантазию только жанром. А был это не больше не меньше - стимпанк.
И ещё конкурс был соавторов. Мне выпал в пару молодой человек - Александр Лункрай. Чему я была очень рада. Интересно вспомнить то время.


Остров надежд

Пролог

Пароход загудел, сообщая о прибытии в порт. Его монотонный крик - радостное и долгожданное событие. Он заставил очнуться и рассыпаться по палубе мрачных и измученных ожиданием людей. Сонное и тревожно-задумчивое море предстало перед только что проснувшимися пассажирами.
Вдалеке - остров, богатая, но безжалостно вымирающая страна, осужденная по закону: нельзя выжить там, где природа медленно, но верно гибнет. Обессиленные волны вяло качали маслянистую пенку, и уже видно, как они неохотно накатывали на прибрежный белый песок и с такой же безнадёжностью отталкивались от него, испытав неприятную близость. Чумазые чайки с безумными криками носились над водой, и в их воплях чудился не то смех, не то оклик: «Не смей, пожалеешь, погибнешь!».
Столпившиеся у борта вглядывались в густые клубы дыма, зависшие над неуютной метрополией Баскарка – столицей Андалии. Мир индустрии, который вбирал в себя нескончаемые потоки рабочей силы, засасывал и переваривал без остатка.
Увидев, выросшие из-за горизонта, зазубренные и местами порушенные скалы, будто зубы старика, гнилые и зловонные, у подножия, которых раскинулось черное сверкающее змеиное тело из шлака и серы, люди в последний раз вдыхали остатки свежего морского воздуха и сутулились от угрожающих криков наглых птиц.
Жаждущие денег, успеха и стремительной карьеры они рассматривали сейчас беспощадную страну грез, приуныв, и их мысли не были уже столь радужными, как вначале пути. Только матросы не скрывали радости, их ждала неделя отдыха и все прелести вольной жизни на суше: кабаки, море выпивки, волны плещущихся юбок, кокетливо доступных и волнующих воображение скрываемыми формами.
В стране не добывали угля, но чёрный цвет преобладал, поглощая даже белый песок редких пляжей, придавая ему вид гнилого риса. Флаг на маяке тоже пепельный, с красным знаком в центре. Всадник, бегущий по кварцевым облакам.
Вскоре пароход погрузился в бесконечный туман гари и легкие гостей столицы Андалии, первыми оценили изменения. Кто-то с непривычки закашлял, у всех заслезились глаза, старый купец, так много повидавший стран, неожиданно для всех запаниковал, судорожно хватая воздух. Но беднягу успокоили бывалые матросы: «Привыкнешь».
Только одному прибывающему эти запахи и пейзажи не внушали ужаса, для него этот город был и спасением и дорогой к славе.
Сорокалетнего Леджи Ре пригласил в Баскарк друг и первоклассный хирург Отто Винтер. Дело в том, что империя получила запрос из Андалии о помощи. Совет страны обратился к императору с просьбой не дать острову погинуть от собственного производства и прислать эколога.
Лед давно мечтал о собственной базе, что сулило независимость. Как один из ведущих учёных империи, он вызвался сам и получил одобрение совета.
Проблема Андалии - избыток выбросов, грязь и сажа. Баскарк прекрасное тому подтверждение. Отсутствие рыбацких лодочек свидетельствовало о том, что остров вымирает.
Тем не менее, Андалия–это лучшие в империи заводы и мастера, крупнейшие фабрики и кузни. Как ни странно, остров, до которого плыть целый месяц, стал золотоносной жилой империи. По непонятным причинами люди работали здесь на износ, творили вдохновенно, сгорая на рабочих местах.
Леджи надеялся изменить ситуацию, сохранив развитую индустриальную структуру, очистить страну от смертельного кислотного тумана. Он приехал оживить Андалию и прославиться.
Оптимистичные и тщеславные мысли переполняли его, когда вдруг зеленый шарфик, сорвавшись с чьей-то шеи, залепил ему лицо и захлопал лёгкими крыльями по затылку. Ученый сдернул ткань и увидел перед собой смеющиеся глаза девушки.
- Спасибо. Я бы огорчилась, если бы он улетел! - она глянула на мужчину оценивающим взглядом.
- Всегда к вашим услугам,- поклонился Лед.

Глава I
Страна хмари

Девушку с зелёным шарфиком ждал огромный паробус. Он, как Титаник, предназначался поражать и убивать на повал всех, кому выпадал случай повстречаться с ним. Попутчица Леджа изящно хлопнула дверкой бесподобного авто и откинулась на спинку сидения в просторном салоне.
Ученый, раскрыв рот, провожал взглядом причуду технической мысли. У него будет такая машина. Нет, не такая! Он всегда посмеивался над тупой показушностью и чрезмерной заботливостью о своём престиже богатеев. Нет, его машина не будет с трудом разворачивать громоздкое сверкающее тело, она будет просто ездить. Просто очень быстро ездить.
Как только Лед представил свою будущую машину, «Титаник» вдруг смачно крякнул, выплюнув струю дыма, и заглох. Водитель в клетчатых галифе суетливо выскочил, открыл капот машины и замер в учтивом поклоне.
Лед решил проследить, чем закончится дело и протиснулся сквозь толпу беспризорных мальчишек, как по команде собравшихся со всех подворотен, прилегающих к порту улочек.
Владелец клетчатого зада чертыхался и тряс обожженные пальцы, клубы дыма продолжали валить из-под капота. В мягком аристократичном салоне опустили на окна плюшевую занавесь и притихли.
Лед склонил голову к дымящейся пасти авто и тихо произнес:
-Чего? Уперлась, стерва! Не там лапаешь. Дай глянуть твою девочку?
Он пару минут что-то быстро раскручивал, колдуя над агрегатом. Механическое тело ответило взаимностью, расчихалось, а его сердце ритмично, с желанием забилось.
Лед победно глянул на приподнятый краешек занавеси в салоне.
Водитель поблагодарил и сунул в руки ученому нехилую купюру, достоинством в сто таннингов. Леджи взял деньги, усмехаясь. Нет, это всё-таки золотой остров, остров сокровищ, его остров. Он покрутил бумажку в руках, переводя взгляд на притихшую кодлу детей. Быстро определив главаря, протянул ему стольник:
- На всех! Поешьте за меня, мне-то кроме пилюль ничего нельзя.
Леджи Ре никто не встречал. Толпа беспризорников мгновенно рассосалась, и на брусчатке остался босой пацаненок лет десяти. Его изодранные в ковбойскую бахрому штаны развивались вокруг загорелых ног. От пиджака, предназначавшегося для солидного дяденьки, сохранилась только спина, а спереди он являл собой тонкие полоски подбортников с огромными пуговицами. А вот на голове у пацана была бесподобная, почти новая кепи. Она ему велика и норовила слететь, в связи с чем, малыш её постоянно придерживал. Он подполз к туфлям Леда и стер пыль с их лакированной поверхности.
-Нравятся?- ученый присел, разглядывая мальчика.
-Ага,- ответил тот.
-Хош, подарю! Доведи меня до ратуши, и ботинки твои.
Пацан радостно зашмыгал носом, указывая дорогу. Леджи порылся в карманах и извлек металлическую коробочку с пружинками и кнопочками.
- А я знаю, что это! Зажигалка!- закричал шустрый малыш.
-А ты, чертёнок, никак куришь?
Ребёнок закивал головой:
-У нас все курят - воздухом!
Он заулыбался, ожидая похвалы за, видимо, уже не раз сказанную шутку.
-Да, да - закашлял ученый, и повертел коробочку у самых глаз мальчика.- Смотри, это волновой передатчик. Если бы у моего друга был такой же, я бы крикнул, а он бы услышал, даже на другой стороне острова и приехал встретить.
-И тогда бы ты не подарил мне ботинки?
-А ты смышленый малый!
Разговаривая, они шли по кривым улочкам трущоб. Хмарое солнце над головой указывало полдень. В поселке безлюдно, и только изредка попадающиеся на пути люди, с интересом рассматривали богато разодетого щёголя с кожаным саквояжем в руках. Он казался ярким пятном возле жилищ портовых грузчиков, и только прыгающий рядом грязный мальчишка сглаживал вопиющую несправедливость и служил пропуском на рабочей территории.
Когда поселок закончился, они очутились в узкой лесопарковой полосе, окружающей центральную часть столицы. Деревья предстали в не менее плачевном состоянии, чем трудовой народ золотоносной вотчины империи. Они старались прижаться к почве, поняв всю безнадёжность стремления в отравленную атмосферу. Низкорослые деревца разбрасывали лианоподобные ветви по земле в надежде, что она очистит, впитает в себя часть губительных веществ, оседающих на них.
Такие леса Лед видел в тундре, когда приезжал к Николе, другу и соратнику в работе с электромагнитными полями. Когда Леджи тяжело заболел и стал серьезно увлекаться экологией, их пути разошлись, а Никола все-таки сделал свою знаменитую катушку. Посмотреть эту молнеметательную штучку и приезжал Лед в Заполярную лабораторию переменного тока. Ник стал очень знаменит, его дуговая лампочка появилась во многих домах и даже улицах трех столиц империи, вытесняя старые газовые фонари. Её называли лампочка Ника. А Леджи стала грызть мечта создания собственной обсерватории климатических явлений планеты. Но чтобы осуществить мечту жизни, нужно, как минимум спасти эту самую жизнь. Тяжелое заболевание печени перечеркивало все планы, и беспощадно отсчитывало последние дни его жизни. Ученый вздохнул и схватился за бок, усмиряя очередные колики. Теперь он надеялся на другого своего друга, гениального врача, смелого экспериментатора и просто шумного озорника Отто.
«Устроюсь и первым делом к нему. Вот обрадуется, старый матершинник!»-думал ученый, рассматривая показавшиеся вдалеке помпезные дома Сити. Пацаненок, а как выяснилось, его звали Том, стал пальцем указывать на остроконечный шпиль башни городской ратуши, на которой трепыхался флаг.
Поход по той части города, где обитали более удачливые его жители, не добавили оптимизма Леджи. Та же чёрная сажа, непроглядный смог, сладковатый привкус воздуха. У нарядных женщин, сидящих в кабриолетах и более современных авто с обязательно закрытым верхом, низменным аксессуаром на лице красовалась маска. Сколько прекрасных взглядов из под расшитых стразами и украшенных затейливыми кружевами повязок, поймал на себе Лед. Лица женщин, которые шли ему навстречу, были замотаны платками. Их взгляды были усталыми, но менее любопытными.
Ученый чувствовал себя путешественником, прибывшим в Самарканд, чему способствовала и раскочегарившаяся погодка. Лица мужчин открыты, но цвет их был таков, что лучше бы они присмирили свою гордость и согласились на паранджу.
Люди умирали и здесь, и в рабочих кварталах. Только здесь мучительно и долго, а там быстро и незаметно.
Теперь проводник Леджи создавал трудности. Путников недоброжелательно осматривали и даже остановили на подступах к ратуше. Ученый достал из кармана письмо императора и протянул городовому. Тот, увидев росчерк монарха, взял под козырек и пропустил.
И вот Лед стоял под развивающимся флагом имперской жемчужины. Всадник на полотнище резво скакал по икрящимся облакам.
Том потянул ученого за рукав.
-Спасибо, дружище! Держи, ты честно заработал.
Стража с изумлением рассматривала, как солидный человек присел, снял с себя ботинки и отдал их беспризорнику.
Леджи Ре бывал на монарших приемах и правила этикета ему знакомы. Он величественно выпрямил спину и, не раскачивая саквояжем, с достоинством поднялся по лестнице ратуши. Он был босым, но знал, что станет боссом.
Губернатор прочитал письмо, лицо его озарилось неподдельной радостью. Он кинулся обнимать гостя:
-Заждались, заждались! Надо было сообщить, я бы прислал за вами. Мы недавно телеграф установили, все новое непременно у нас. Вам выделим автомобиль. Только вот…
-Я сам вожу. Это хорошо, но главное - деньги.
-Об этом не беспокойтесь. В средствах не будите ограничены!
Губернатор протянул чек.
-Это называется «не ограничены»?– усмехнулся Леджи. - На первом этапе потребуется в два раза больше. И еще, мне нужно здание у лесопарковой зоны и рабочие. Пригласите толкового архитектора, мы начинаем строительство обсерватории.
Он достал из саквояжа пачку чертежей.
-Пусть специалисты ознакомиться с проектом. Через неделю проведу опрос и сам выберу подходящие кандидатуры.
Губернатор написал ещё чек, который почтительно протянул спасителю нации и только сейчас заметил, что тот без обуви.
- Я поддерживаю ваш план, но хочу добавить одну деталь. Купите себе туфли.
- Всенепременно.
Лед, очень довольный разговором, вышел из ратуши, на улице его ждал автомобиль.



Сообщение отредактировал Одина1301 - Воскресенье, 03.11.2013, 17:14
 
СообщениеЧто-то у меня с трудом всё пишется и сочиняется новое! А пока новое телепается, я вспомнила старую работу.
Загляните, кому интересно. Ну, и обязательно не молчите, благо, что сказать многое чего найдется.

Итак, это конкурсная работа. Тема ограничивала фантазию только жанром. А был это не больше не меньше - стимпанк.
И ещё конкурс был соавторов. Мне выпал в пару молодой человек - Александр Лункрай. Чему я была очень рада. Интересно вспомнить то время.


Остров надежд

Пролог

Пароход загудел, сообщая о прибытии в порт. Его монотонный крик - радостное и долгожданное событие. Он заставил очнуться и рассыпаться по палубе мрачных и измученных ожиданием людей. Сонное и тревожно-задумчивое море предстало перед только что проснувшимися пассажирами.
Вдалеке - остров, богатая, но безжалостно вымирающая страна, осужденная по закону: нельзя выжить там, где природа медленно, но верно гибнет. Обессиленные волны вяло качали маслянистую пенку, и уже видно, как они неохотно накатывали на прибрежный белый песок и с такой же безнадёжностью отталкивались от него, испытав неприятную близость. Чумазые чайки с безумными криками носились над водой, и в их воплях чудился не то смех, не то оклик: «Не смей, пожалеешь, погибнешь!».
Столпившиеся у борта вглядывались в густые клубы дыма, зависшие над неуютной метрополией Баскарка – столицей Андалии. Мир индустрии, который вбирал в себя нескончаемые потоки рабочей силы, засасывал и переваривал без остатка.
Увидев, выросшие из-за горизонта, зазубренные и местами порушенные скалы, будто зубы старика, гнилые и зловонные, у подножия, которых раскинулось черное сверкающее змеиное тело из шлака и серы, люди в последний раз вдыхали остатки свежего морского воздуха и сутулились от угрожающих криков наглых птиц.
Жаждущие денег, успеха и стремительной карьеры они рассматривали сейчас беспощадную страну грез, приуныв, и их мысли не были уже столь радужными, как вначале пути. Только матросы не скрывали радости, их ждала неделя отдыха и все прелести вольной жизни на суше: кабаки, море выпивки, волны плещущихся юбок, кокетливо доступных и волнующих воображение скрываемыми формами.
В стране не добывали угля, но чёрный цвет преобладал, поглощая даже белый песок редких пляжей, придавая ему вид гнилого риса. Флаг на маяке тоже пепельный, с красным знаком в центре. Всадник, бегущий по кварцевым облакам.
Вскоре пароход погрузился в бесконечный туман гари и легкие гостей столицы Андалии, первыми оценили изменения. Кто-то с непривычки закашлял, у всех заслезились глаза, старый купец, так много повидавший стран, неожиданно для всех запаниковал, судорожно хватая воздух. Но беднягу успокоили бывалые матросы: «Привыкнешь».
Только одному прибывающему эти запахи и пейзажи не внушали ужаса, для него этот город был и спасением и дорогой к славе.
Сорокалетнего Леджи Ре пригласил в Баскарк друг и первоклассный хирург Отто Винтер. Дело в том, что империя получила запрос из Андалии о помощи. Совет страны обратился к императору с просьбой не дать острову погинуть от собственного производства и прислать эколога.
Лед давно мечтал о собственной базе, что сулило независимость. Как один из ведущих учёных империи, он вызвался сам и получил одобрение совета.
Проблема Андалии - избыток выбросов, грязь и сажа. Баскарк прекрасное тому подтверждение. Отсутствие рыбацких лодочек свидетельствовало о том, что остров вымирает.
Тем не менее, Андалия–это лучшие в империи заводы и мастера, крупнейшие фабрики и кузни. Как ни странно, остров, до которого плыть целый месяц, стал золотоносной жилой империи. По непонятным причинами люди работали здесь на износ, творили вдохновенно, сгорая на рабочих местах.
Леджи надеялся изменить ситуацию, сохранив развитую индустриальную структуру, очистить страну от смертельного кислотного тумана. Он приехал оживить Андалию и прославиться.
Оптимистичные и тщеславные мысли переполняли его, когда вдруг зеленый шарфик, сорвавшись с чьей-то шеи, залепил ему лицо и захлопал лёгкими крыльями по затылку. Ученый сдернул ткань и увидел перед собой смеющиеся глаза девушки.
- Спасибо. Я бы огорчилась, если бы он улетел! - она глянула на мужчину оценивающим взглядом.
- Всегда к вашим услугам,- поклонился Лед.

Глава I
Страна хмари

Девушку с зелёным шарфиком ждал огромный паробус. Он, как Титаник, предназначался поражать и убивать на повал всех, кому выпадал случай повстречаться с ним. Попутчица Леджа изящно хлопнула дверкой бесподобного авто и откинулась на спинку сидения в просторном салоне.
Ученый, раскрыв рот, провожал взглядом причуду технической мысли. У него будет такая машина. Нет, не такая! Он всегда посмеивался над тупой показушностью и чрезмерной заботливостью о своём престиже богатеев. Нет, его машина не будет с трудом разворачивать громоздкое сверкающее тело, она будет просто ездить. Просто очень быстро ездить.
Как только Лед представил свою будущую машину, «Титаник» вдруг смачно крякнул, выплюнув струю дыма, и заглох. Водитель в клетчатых галифе суетливо выскочил, открыл капот машины и замер в учтивом поклоне.
Лед решил проследить, чем закончится дело и протиснулся сквозь толпу беспризорных мальчишек, как по команде собравшихся со всех подворотен, прилегающих к порту улочек.
Владелец клетчатого зада чертыхался и тряс обожженные пальцы, клубы дыма продолжали валить из-под капота. В мягком аристократичном салоне опустили на окна плюшевую занавесь и притихли.
Лед склонил голову к дымящейся пасти авто и тихо произнес:
-Чего? Уперлась, стерва! Не там лапаешь. Дай глянуть твою девочку?
Он пару минут что-то быстро раскручивал, колдуя над агрегатом. Механическое тело ответило взаимностью, расчихалось, а его сердце ритмично, с желанием забилось.
Лед победно глянул на приподнятый краешек занавеси в салоне.
Водитель поблагодарил и сунул в руки ученому нехилую купюру, достоинством в сто таннингов. Леджи взял деньги, усмехаясь. Нет, это всё-таки золотой остров, остров сокровищ, его остров. Он покрутил бумажку в руках, переводя взгляд на притихшую кодлу детей. Быстро определив главаря, протянул ему стольник:
- На всех! Поешьте за меня, мне-то кроме пилюль ничего нельзя.
Леджи Ре никто не встречал. Толпа беспризорников мгновенно рассосалась, и на брусчатке остался босой пацаненок лет десяти. Его изодранные в ковбойскую бахрому штаны развивались вокруг загорелых ног. От пиджака, предназначавшегося для солидного дяденьки, сохранилась только спина, а спереди он являл собой тонкие полоски подбортников с огромными пуговицами. А вот на голове у пацана была бесподобная, почти новая кепи. Она ему велика и норовила слететь, в связи с чем, малыш её постоянно придерживал. Он подполз к туфлям Леда и стер пыль с их лакированной поверхности.
-Нравятся?- ученый присел, разглядывая мальчика.
-Ага,- ответил тот.
-Хош, подарю! Доведи меня до ратуши, и ботинки твои.
Пацан радостно зашмыгал носом, указывая дорогу. Леджи порылся в карманах и извлек металлическую коробочку с пружинками и кнопочками.
- А я знаю, что это! Зажигалка!- закричал шустрый малыш.
-А ты, чертёнок, никак куришь?
Ребёнок закивал головой:
-У нас все курят - воздухом!
Он заулыбался, ожидая похвалы за, видимо, уже не раз сказанную шутку.
-Да, да - закашлял ученый, и повертел коробочку у самых глаз мальчика.- Смотри, это волновой передатчик. Если бы у моего друга был такой же, я бы крикнул, а он бы услышал, даже на другой стороне острова и приехал встретить.
-И тогда бы ты не подарил мне ботинки?
-А ты смышленый малый!
Разговаривая, они шли по кривым улочкам трущоб. Хмарое солнце над головой указывало полдень. В поселке безлюдно, и только изредка попадающиеся на пути люди, с интересом рассматривали богато разодетого щёголя с кожаным саквояжем в руках. Он казался ярким пятном возле жилищ портовых грузчиков, и только прыгающий рядом грязный мальчишка сглаживал вопиющую несправедливость и служил пропуском на рабочей территории.
Когда поселок закончился, они очутились в узкой лесопарковой полосе, окружающей центральную часть столицы. Деревья предстали в не менее плачевном состоянии, чем трудовой народ золотоносной вотчины империи. Они старались прижаться к почве, поняв всю безнадёжность стремления в отравленную атмосферу. Низкорослые деревца разбрасывали лианоподобные ветви по земле в надежде, что она очистит, впитает в себя часть губительных веществ, оседающих на них.
Такие леса Лед видел в тундре, когда приезжал к Николе, другу и соратнику в работе с электромагнитными полями. Когда Леджи тяжело заболел и стал серьезно увлекаться экологией, их пути разошлись, а Никола все-таки сделал свою знаменитую катушку. Посмотреть эту молнеметательную штучку и приезжал Лед в Заполярную лабораторию переменного тока. Ник стал очень знаменит, его дуговая лампочка появилась во многих домах и даже улицах трех столиц империи, вытесняя старые газовые фонари. Её называли лампочка Ника. А Леджи стала грызть мечта создания собственной обсерватории климатических явлений планеты. Но чтобы осуществить мечту жизни, нужно, как минимум спасти эту самую жизнь. Тяжелое заболевание печени перечеркивало все планы, и беспощадно отсчитывало последние дни его жизни. Ученый вздохнул и схватился за бок, усмиряя очередные колики. Теперь он надеялся на другого своего друга, гениального врача, смелого экспериментатора и просто шумного озорника Отто.
«Устроюсь и первым делом к нему. Вот обрадуется, старый матершинник!»-думал ученый, рассматривая показавшиеся вдалеке помпезные дома Сити. Пацаненок, а как выяснилось, его звали Том, стал пальцем указывать на остроконечный шпиль башни городской ратуши, на которой трепыхался флаг.
Поход по той части города, где обитали более удачливые его жители, не добавили оптимизма Леджи. Та же чёрная сажа, непроглядный смог, сладковатый привкус воздуха. У нарядных женщин, сидящих в кабриолетах и более современных авто с обязательно закрытым верхом, низменным аксессуаром на лице красовалась маска. Сколько прекрасных взглядов из под расшитых стразами и украшенных затейливыми кружевами повязок, поймал на себе Лед. Лица женщин, которые шли ему навстречу, были замотаны платками. Их взгляды были усталыми, но менее любопытными.
Ученый чувствовал себя путешественником, прибывшим в Самарканд, чему способствовала и раскочегарившаяся погодка. Лица мужчин открыты, но цвет их был таков, что лучше бы они присмирили свою гордость и согласились на паранджу.
Люди умирали и здесь, и в рабочих кварталах. Только здесь мучительно и долго, а там быстро и незаметно.
Теперь проводник Леджи создавал трудности. Путников недоброжелательно осматривали и даже остановили на подступах к ратуше. Ученый достал из кармана письмо императора и протянул городовому. Тот, увидев росчерк монарха, взял под козырек и пропустил.
И вот Лед стоял под развивающимся флагом имперской жемчужины. Всадник на полотнище резво скакал по икрящимся облакам.
Том потянул ученого за рукав.
-Спасибо, дружище! Держи, ты честно заработал.
Стража с изумлением рассматривала, как солидный человек присел, снял с себя ботинки и отдал их беспризорнику.
Леджи Ре бывал на монарших приемах и правила этикета ему знакомы. Он величественно выпрямил спину и, не раскачивая саквояжем, с достоинством поднялся по лестнице ратуши. Он был босым, но знал, что станет боссом.
Губернатор прочитал письмо, лицо его озарилось неподдельной радостью. Он кинулся обнимать гостя:
-Заждались, заждались! Надо было сообщить, я бы прислал за вами. Мы недавно телеграф установили, все новое непременно у нас. Вам выделим автомобиль. Только вот…
-Я сам вожу. Это хорошо, но главное - деньги.
-Об этом не беспокойтесь. В средствах не будите ограничены!
Губернатор протянул чек.
-Это называется «не ограничены»?– усмехнулся Леджи. - На первом этапе потребуется в два раза больше. И еще, мне нужно здание у лесопарковой зоны и рабочие. Пригласите толкового архитектора, мы начинаем строительство обсерватории.
Он достал из саквояжа пачку чертежей.
-Пусть специалисты ознакомиться с проектом. Через неделю проведу опрос и сам выберу подходящие кандидатуры.
Губернатор написал ещё чек, который почтительно протянул спасителю нации и только сейчас заметил, что тот без обуви.
- Я поддерживаю ваш план, но хочу добавить одну деталь. Купите себе туфли.
- Всенепременно.
Лед, очень довольный разговором, вышел из ратуши, на улице его ждал автомобиль.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 03.11.2013 в 15:35
СообщениеЧто-то у меня с трудом всё пишется и сочиняется новое! А пока новое телепается, я вспомнила старую работу.
Загляните, кому интересно. Ну, и обязательно не молчите, благо, что сказать многое чего найдется.

Итак, это конкурсная работа. Тема ограничивала фантазию только жанром. А был это не больше не меньше - стимпанк.
И ещё конкурс был соавторов. Мне выпал в пару молодой человек - Александр Лункрай. Чему я была очень рада. Интересно вспомнить то время.


Остров надежд

Пролог

Пароход загудел, сообщая о прибытии в порт. Его монотонный крик - радостное и долгожданное событие. Он заставил очнуться и рассыпаться по палубе мрачных и измученных ожиданием людей. Сонное и тревожно-задумчивое море предстало перед только что проснувшимися пассажирами.
Вдалеке - остров, богатая, но безжалостно вымирающая страна, осужденная по закону: нельзя выжить там, где природа медленно, но верно гибнет. Обессиленные волны вяло качали маслянистую пенку, и уже видно, как они неохотно накатывали на прибрежный белый песок и с такой же безнадёжностью отталкивались от него, испытав неприятную близость. Чумазые чайки с безумными криками носились над водой, и в их воплях чудился не то смех, не то оклик: «Не смей, пожалеешь, погибнешь!».
Столпившиеся у борта вглядывались в густые клубы дыма, зависшие над неуютной метрополией Баскарка – столицей Андалии. Мир индустрии, который вбирал в себя нескончаемые потоки рабочей силы, засасывал и переваривал без остатка.
Увидев, выросшие из-за горизонта, зазубренные и местами порушенные скалы, будто зубы старика, гнилые и зловонные, у подножия, которых раскинулось черное сверкающее змеиное тело из шлака и серы, люди в последний раз вдыхали остатки свежего морского воздуха и сутулились от угрожающих криков наглых птиц.
Жаждущие денег, успеха и стремительной карьеры они рассматривали сейчас беспощадную страну грез, приуныв, и их мысли не были уже столь радужными, как вначале пути. Только матросы не скрывали радости, их ждала неделя отдыха и все прелести вольной жизни на суше: кабаки, море выпивки, волны плещущихся юбок, кокетливо доступных и волнующих воображение скрываемыми формами.
В стране не добывали угля, но чёрный цвет преобладал, поглощая даже белый песок редких пляжей, придавая ему вид гнилого риса. Флаг на маяке тоже пепельный, с красным знаком в центре. Всадник, бегущий по кварцевым облакам.
Вскоре пароход погрузился в бесконечный туман гари и легкие гостей столицы Андалии, первыми оценили изменения. Кто-то с непривычки закашлял, у всех заслезились глаза, старый купец, так много повидавший стран, неожиданно для всех запаниковал, судорожно хватая воздух. Но беднягу успокоили бывалые матросы: «Привыкнешь».
Только одному прибывающему эти запахи и пейзажи не внушали ужаса, для него этот город был и спасением и дорогой к славе.
Сорокалетнего Леджи Ре пригласил в Баскарк друг и первоклассный хирург Отто Винтер. Дело в том, что империя получила запрос из Андалии о помощи. Совет страны обратился к императору с просьбой не дать острову погинуть от собственного производства и прислать эколога.
Лед давно мечтал о собственной базе, что сулило независимость. Как один из ведущих учёных империи, он вызвался сам и получил одобрение совета.
Проблема Андалии - избыток выбросов, грязь и сажа. Баскарк прекрасное тому подтверждение. Отсутствие рыбацких лодочек свидетельствовало о том, что остров вымирает.
Тем не менее, Андалия–это лучшие в империи заводы и мастера, крупнейшие фабрики и кузни. Как ни странно, остров, до которого плыть целый месяц, стал золотоносной жилой империи. По непонятным причинами люди работали здесь на износ, творили вдохновенно, сгорая на рабочих местах.
Леджи надеялся изменить ситуацию, сохранив развитую индустриальную структуру, очистить страну от смертельного кислотного тумана. Он приехал оживить Андалию и прославиться.
Оптимистичные и тщеславные мысли переполняли его, когда вдруг зеленый шарфик, сорвавшись с чьей-то шеи, залепил ему лицо и захлопал лёгкими крыльями по затылку. Ученый сдернул ткань и увидел перед собой смеющиеся глаза девушки.
- Спасибо. Я бы огорчилась, если бы он улетел! - она глянула на мужчину оценивающим взглядом.
- Всегда к вашим услугам,- поклонился Лед.

Глава I
Страна хмари

Девушку с зелёным шарфиком ждал огромный паробус. Он, как Титаник, предназначался поражать и убивать на повал всех, кому выпадал случай повстречаться с ним. Попутчица Леджа изящно хлопнула дверкой бесподобного авто и откинулась на спинку сидения в просторном салоне.
Ученый, раскрыв рот, провожал взглядом причуду технической мысли. У него будет такая машина. Нет, не такая! Он всегда посмеивался над тупой показушностью и чрезмерной заботливостью о своём престиже богатеев. Нет, его машина не будет с трудом разворачивать громоздкое сверкающее тело, она будет просто ездить. Просто очень быстро ездить.
Как только Лед представил свою будущую машину, «Титаник» вдруг смачно крякнул, выплюнув струю дыма, и заглох. Водитель в клетчатых галифе суетливо выскочил, открыл капот машины и замер в учтивом поклоне.
Лед решил проследить, чем закончится дело и протиснулся сквозь толпу беспризорных мальчишек, как по команде собравшихся со всех подворотен, прилегающих к порту улочек.
Владелец клетчатого зада чертыхался и тряс обожженные пальцы, клубы дыма продолжали валить из-под капота. В мягком аристократичном салоне опустили на окна плюшевую занавесь и притихли.
Лед склонил голову к дымящейся пасти авто и тихо произнес:
-Чего? Уперлась, стерва! Не там лапаешь. Дай глянуть твою девочку?
Он пару минут что-то быстро раскручивал, колдуя над агрегатом. Механическое тело ответило взаимностью, расчихалось, а его сердце ритмично, с желанием забилось.
Лед победно глянул на приподнятый краешек занавеси в салоне.
Водитель поблагодарил и сунул в руки ученому нехилую купюру, достоинством в сто таннингов. Леджи взял деньги, усмехаясь. Нет, это всё-таки золотой остров, остров сокровищ, его остров. Он покрутил бумажку в руках, переводя взгляд на притихшую кодлу детей. Быстро определив главаря, протянул ему стольник:
- На всех! Поешьте за меня, мне-то кроме пилюль ничего нельзя.
Леджи Ре никто не встречал. Толпа беспризорников мгновенно рассосалась, и на брусчатке остался босой пацаненок лет десяти. Его изодранные в ковбойскую бахрому штаны развивались вокруг загорелых ног. От пиджака, предназначавшегося для солидного дяденьки, сохранилась только спина, а спереди он являл собой тонкие полоски подбортников с огромными пуговицами. А вот на голове у пацана была бесподобная, почти новая кепи. Она ему велика и норовила слететь, в связи с чем, малыш её постоянно придерживал. Он подполз к туфлям Леда и стер пыль с их лакированной поверхности.
-Нравятся?- ученый присел, разглядывая мальчика.
-Ага,- ответил тот.
-Хош, подарю! Доведи меня до ратуши, и ботинки твои.
Пацан радостно зашмыгал носом, указывая дорогу. Леджи порылся в карманах и извлек металлическую коробочку с пружинками и кнопочками.
- А я знаю, что это! Зажигалка!- закричал шустрый малыш.
-А ты, чертёнок, никак куришь?
Ребёнок закивал головой:
-У нас все курят - воздухом!
Он заулыбался, ожидая похвалы за, видимо, уже не раз сказанную шутку.
-Да, да - закашлял ученый, и повертел коробочку у самых глаз мальчика.- Смотри, это волновой передатчик. Если бы у моего друга был такой же, я бы крикнул, а он бы услышал, даже на другой стороне острова и приехал встретить.
-И тогда бы ты не подарил мне ботинки?
-А ты смышленый малый!
Разговаривая, они шли по кривым улочкам трущоб. Хмарое солнце над головой указывало полдень. В поселке безлюдно, и только изредка попадающиеся на пути люди, с интересом рассматривали богато разодетого щёголя с кожаным саквояжем в руках. Он казался ярким пятном возле жилищ портовых грузчиков, и только прыгающий рядом грязный мальчишка сглаживал вопиющую несправедливость и служил пропуском на рабочей территории.
Когда поселок закончился, они очутились в узкой лесопарковой полосе, окружающей центральную часть столицы. Деревья предстали в не менее плачевном состоянии, чем трудовой народ золотоносной вотчины империи. Они старались прижаться к почве, поняв всю безнадёжность стремления в отравленную атмосферу. Низкорослые деревца разбрасывали лианоподобные ветви по земле в надежде, что она очистит, впитает в себя часть губительных веществ, оседающих на них.
Такие леса Лед видел в тундре, когда приезжал к Николе, другу и соратнику в работе с электромагнитными полями. Когда Леджи тяжело заболел и стал серьезно увлекаться экологией, их пути разошлись, а Никола все-таки сделал свою знаменитую катушку. Посмотреть эту молнеметательную штучку и приезжал Лед в Заполярную лабораторию переменного тока. Ник стал очень знаменит, его дуговая лампочка появилась во многих домах и даже улицах трех столиц империи, вытесняя старые газовые фонари. Её называли лампочка Ника. А Леджи стала грызть мечта создания собственной обсерватории климатических явлений планеты. Но чтобы осуществить мечту жизни, нужно, как минимум спасти эту самую жизнь. Тяжелое заболевание печени перечеркивало все планы, и беспощадно отсчитывало последние дни его жизни. Ученый вздохнул и схватился за бок, усмиряя очередные колики. Теперь он надеялся на другого своего друга, гениального врача, смелого экспериментатора и просто шумного озорника Отто.
«Устроюсь и первым делом к нему. Вот обрадуется, старый матершинник!»-думал ученый, рассматривая показавшиеся вдалеке помпезные дома Сити. Пацаненок, а как выяснилось, его звали Том, стал пальцем указывать на остроконечный шпиль башни городской ратуши, на которой трепыхался флаг.
Поход по той части города, где обитали более удачливые его жители, не добавили оптимизма Леджи. Та же чёрная сажа, непроглядный смог, сладковатый привкус воздуха. У нарядных женщин, сидящих в кабриолетах и более современных авто с обязательно закрытым верхом, низменным аксессуаром на лице красовалась маска. Сколько прекрасных взглядов из под расшитых стразами и украшенных затейливыми кружевами повязок, поймал на себе Лед. Лица женщин, которые шли ему навстречу, были замотаны платками. Их взгляды были усталыми, но менее любопытными.
Ученый чувствовал себя путешественником, прибывшим в Самарканд, чему способствовала и раскочегарившаяся погодка. Лица мужчин открыты, но цвет их был таков, что лучше бы они присмирили свою гордость и согласились на паранджу.
Люди умирали и здесь, и в рабочих кварталах. Только здесь мучительно и долго, а там быстро и незаметно.
Теперь проводник Леджи создавал трудности. Путников недоброжелательно осматривали и даже остановили на подступах к ратуше. Ученый достал из кармана письмо императора и протянул городовому. Тот, увидев росчерк монарха, взял под козырек и пропустил.
И вот Лед стоял под развивающимся флагом имперской жемчужины. Всадник на полотнище резво скакал по икрящимся облакам.
Том потянул ученого за рукав.
-Спасибо, дружище! Держи, ты честно заработал.
Стража с изумлением рассматривала, как солидный человек присел, снял с себя ботинки и отдал их беспризорнику.
Леджи Ре бывал на монарших приемах и правила этикета ему знакомы. Он величественно выпрямил спину и, не раскачивая саквояжем, с достоинством поднялся по лестнице ратуши. Он был босым, но знал, что станет боссом.
Губернатор прочитал письмо, лицо его озарилось неподдельной радостью. Он кинулся обнимать гостя:
-Заждались, заждались! Надо было сообщить, я бы прислал за вами. Мы недавно телеграф установили, все новое непременно у нас. Вам выделим автомобиль. Только вот…
-Я сам вожу. Это хорошо, но главное - деньги.
-Об этом не беспокойтесь. В средствах не будите ограничены!
Губернатор протянул чек.
-Это называется «не ограничены»?– усмехнулся Леджи. - На первом этапе потребуется в два раза больше. И еще, мне нужно здание у лесопарковой зоны и рабочие. Пригласите толкового архитектора, мы начинаем строительство обсерватории.
Он достал из саквояжа пачку чертежей.
-Пусть специалисты ознакомиться с проектом. Через неделю проведу опрос и сам выберу подходящие кандидатуры.
Губернатор написал ещё чек, который почтительно протянул спасителю нации и только сейчас заметил, что тот без обуви.
- Я поддерживаю ваш план, но хочу добавить одну деталь. Купите себе туфли.
- Всенепременно.
Лед, очень довольный разговором, вышел из ратуши, на улице его ждал автомобиль.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 03.11.2013 в 15:35
Одина1301Дата: Понедельник, 04.11.2013, 07:58 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Глава II
Новая жизнь

Леджи припарковался у ближайшего магазина и, улыбаясь, глянул на свои ноги. Купив дорогие штиблеты, он осведомился, где находится клиника знаменитого хирурга. О хитроумных протезах гениального немца ходили легенды. Сколько оторванных рук и покалеченных ног он заменил поршневыми механизмами! Поговаривали, что одному влиятельному гангстеру, был прикреплен вместо откушенной акулой кисти нарезной пулемет, а в глаз состоятельному банкиру вмонтирован ультрафиолетовый луч для проверки банкнот.
Отто был рад встрече. Зная, что откладывать операцию нельзя, он запланировал её назавтра.
Леджи предстояла пересадка печени. Новенький орган давно был готов. Этот платиновый клепаный сосуд с многочисленными резервуарами и рычагами был первым имплантатом внутреннего органа, и Леду предстояло стать пациентом гениального изобретателя. Он доверял другу и спокойно ложился под нож.
От наркоза Лед отходил быстро, просто головокружительно быстро. Потолок вращался конкретно направо, а лампочка с невероятным проворством выписывала кренделя и более затейливые фигуры над головой. Наконец, он пригвоздил усилием воли её в центре, в сознании сформировалась мысль, что операция закончена, и время уже отсчитывает первые минутки блистательной и успешной жизни.
Ощущения не обманули, дела его, действительно, как нельзя хороши. Отто, испуская ликовательно-восторженные крики, влетел и накинулся с поздравлениями.
-Ты мой самый удачный пациент! Я гений! Я сделаю переворот в трансплантологии! Посмотри, какую гадость я из тебя вытащил!
Он брякнул на стол сосуд с дурнопахнущей жидкостью и отвратительным куском внутри.
Леду не доставало сил ответить и поблагодарить за десятимесячный труд, предшествующий операции, язык прилип к нёбу и не слушался. Он перестал бороться с ним и уставился на бывшую печень, колыхающуюся за стеклом.
Странно, но он не мог без сожаления выбросить самую несчастную часть своего тела, безропотно терпевшую его разгульную юношескую жизнь. Отто потянулся к сосуду, но Лед жестом показал, что хочет оставить его себе.
Лучезарный врач расхохотался и сказал:
-Любуйся! Теперь точно к рюмке не притронешься.
И выздоравливающий Лед действительно «любовался», не силах оторвать глаз.
Отмаявшись неделю в клинике под наблюдением друга, он засобирался прочь, не дожидаясь выписки. Укор собственной безалаберной жизни, в виде баночки, не преминул захватить с собой.
Прибыв к месту, выбранному для научной базы, он первым делом определился с комнатой для себя. Сосуд с печенью поместил в темный шкаф и, странное дело, стал испытывать необычное чувство счастья и защищенности. Возвращаясь, он чувствовал, что его кто-то ждет. Комнатка казалась теплой и чистой, а вода в кране определенно прозрачнее, чем где-либо. Он, было, соотнес эти ощущения к результатам успешной операции, но почему они усиливались именно в его комнате?
Леджи начал работать. Будущее изобретение, представлялось гигантским шпилем, засасывающим выбросы. Очистительных башен планировалось построить сотни у каждого завода и фабрики. Дело отнимало много сил, и приходилось ночевать пару раз в лаборатории около будущей машины. Это были ужасные ночи, на утро он вставал разбитым, голова гудела, а руки тряслись.
Паровая турбина– это богиня, взявшая под покровительство человечество. Она оживляла океанские лайнеры и автомобили, дирижабли и газонокосилки, детские коляски и швейные машинки. Ей же предстояло стать и сердцем очистительного фильтра для Баскарка.
Через два месяца тяжкого труда Леджи добился результатов, фильтр втягивал в себя все выбросы с расстояния нескольких миль, но быстро заполнялся шлаком и останавливался. Леджи не мог подобрать состав для фильтрующей массы основного блока машины. Он перепробовал все сорбенты и адсорбенты, но воздух на выходе имел недостаточные параметры чистоты, а фильтр быстро выходил из строя.
Усталый и разбитый он решил отлежаться денёк дома. Итак, однажды он не выскочил из своей постели, как всегда, а остался под одеялом и думал с закрытыми глазами. Вдруг ароматный запах взбудоражил его, он встал и прошлепал на кухню.
Через минуту он уже сидел в кресле и пил благоуханный напиток, не думая о происхождении аромата, вытащившего из постели. Мысли собирались и текли мощным потоком, двигая лопасти мозгового генератора. Он настолько был сосредоточен, что машинально отпивал из пустой кружки. «Если все известные сорбенты не способны поглотить выбросы, значит нужно искать компонент, который будет решать задачу по-другому. Нужен фермент, способный перевести токсины в индифферентные вещества. Моей машине нужна печень!».
Он подошел к шкафу и раскрыл его, готовый ещё раз испугаться своей прошлой бесшабашной жизни. Однако, то, что он увидел, скорее, заинтересовало, чем испугало. Ткань изъятого органа сверкала эластичностью. Здоровый цвет печени не давал повода сомневаться, что с ней произошли чудесные превращения. Лед схватил банку, в голове понеслись расчеты предполагаемых концентраций раствора самой богатой ферментами ткани организма. Не думая о причине регенерации, он суматошно соображал - поток мысли прокладывал новое русло. Никола сказал когда-то: «Великие тайны нашего бытия еще только предстоит разгадать, даже смерть может оказаться не концом».
«Так и есть!» - ликовал учёный. «То, что умирает - перерождается». Всем известно, что печень единственный орган, способный к восстановлению. Но как, удаленная из организма и изъеденная алкоголем и опиатами, ткань смогла преобразиться? Это осталось загадкой. Он обернул сосуд курткой и понесся в лабораторию.
Идея создания фильтра с использованием экстракта печени оказалась такой же гениальной, как и невероятной. Как естествоиспытатель, но записал все события, которые происходили с банкой с момента её заполнения до получения экстракта.
Как только чудодейственный рассол был добавлен к фильтрующей массе, машина начала выдавать отличные показатели. Но работа превращалась в пустую трату времени, так как очищенный воздух бесследно поглощался смердящим маревом, покрывающим город. Леджи, потративший столько сил для решения этой проблемы, отступить не мог. Пришлось повременить с идеей о многочисленных фильтрах, увлекаясь новой, более сумасшедшей.
Он снова побывал у губернатора и договорился о дополнительной смете, которая пойдет на строительство изолированного «Рая». В таком ограниченном пространстве, машина должна будет показать результаты.
Губернатор ухватился за идею с не меньшей инициативой, чем Лед. Развернулось крупномасштабное строительство и через пару месяцев около ста акров земли вокруг обсерватории покрылось прочным прозрачным колпаком. Тут же в «Раю» стали распродаваться участки для частных домов. Цены на них взлетели до баснословных величин, не дожидаясь результатов работы Леда.
И «Рай» начал очищался. Ученый не отходил от своего детища, он спал и ел около фильтра, постоянно снимал показания с регистраторов и делал записи. У него было много журналов, которые он разбрасывал и вечно терял. Однажды он перебирал кучу хлама и никак не мог найти снятый вчера мономер. Вдруг под столом он заметил кончик зеленой материи. К его удивлению, кончик оказался частью длинного шарфа из изысканного шёлка. Леджи машинально поднес ткань к лицу и вспомнил и этот запах, и обстоятельства знакомства с этим предметом. Он сел на пол и задумался. Присутствие посторонних на экспериментальной территории насторожило его. На следующий день он оставил все двери кабинета распахнутыми и укатил, якобы в больницу к Отто. Сам же вернулся и спрятался.
Он ждал прилично и дождался. В кабинет кто-то вошел и стал перебирать бумаги на столе. Лед выскочил из укрытия, быстро захлопнул дверь и направил револьвер. Перед ним стояла попутчица с парохода, она же владелица зеленого шарфика, она же пассажирка с неповоротливого «Титаника».
- Итак, мадам, чем обязан столь настойчивому вниманию? Кстати, как вас зовут?
- Шанди.


Сообщение отредактировал Одина1301 - Вторник, 05.11.2013, 19:02
 
СообщениеГлава II
Новая жизнь

Леджи припарковался у ближайшего магазина и, улыбаясь, глянул на свои ноги. Купив дорогие штиблеты, он осведомился, где находится клиника знаменитого хирурга. О хитроумных протезах гениального немца ходили легенды. Сколько оторванных рук и покалеченных ног он заменил поршневыми механизмами! Поговаривали, что одному влиятельному гангстеру, был прикреплен вместо откушенной акулой кисти нарезной пулемет, а в глаз состоятельному банкиру вмонтирован ультрафиолетовый луч для проверки банкнот.
Отто был рад встрече. Зная, что откладывать операцию нельзя, он запланировал её назавтра.
Леджи предстояла пересадка печени. Новенький орган давно был готов. Этот платиновый клепаный сосуд с многочисленными резервуарами и рычагами был первым имплантатом внутреннего органа, и Леду предстояло стать пациентом гениального изобретателя. Он доверял другу и спокойно ложился под нож.
От наркоза Лед отходил быстро, просто головокружительно быстро. Потолок вращался конкретно направо, а лампочка с невероятным проворством выписывала кренделя и более затейливые фигуры над головой. Наконец, он пригвоздил усилием воли её в центре, в сознании сформировалась мысль, что операция закончена, и время уже отсчитывает первые минутки блистательной и успешной жизни.
Ощущения не обманули, дела его, действительно, как нельзя хороши. Отто, испуская ликовательно-восторженные крики, влетел и накинулся с поздравлениями.
-Ты мой самый удачный пациент! Я гений! Я сделаю переворот в трансплантологии! Посмотри, какую гадость я из тебя вытащил!
Он брякнул на стол сосуд с дурнопахнущей жидкостью и отвратительным куском внутри.
Леду не доставало сил ответить и поблагодарить за десятимесячный труд, предшествующий операции, язык прилип к нёбу и не слушался. Он перестал бороться с ним и уставился на бывшую печень, колыхающуюся за стеклом.
Странно, но он не мог без сожаления выбросить самую несчастную часть своего тела, безропотно терпевшую его разгульную юношескую жизнь. Отто потянулся к сосуду, но Лед жестом показал, что хочет оставить его себе.
Лучезарный врач расхохотался и сказал:
-Любуйся! Теперь точно к рюмке не притронешься.
И выздоравливающий Лед действительно «любовался», не силах оторвать глаз.
Отмаявшись неделю в клинике под наблюдением друга, он засобирался прочь, не дожидаясь выписки. Укор собственной безалаберной жизни, в виде баночки, не преминул захватить с собой.
Прибыв к месту, выбранному для научной базы, он первым делом определился с комнатой для себя. Сосуд с печенью поместил в темный шкаф и, странное дело, стал испытывать необычное чувство счастья и защищенности. Возвращаясь, он чувствовал, что его кто-то ждет. Комнатка казалась теплой и чистой, а вода в кране определенно прозрачнее, чем где-либо. Он, было, соотнес эти ощущения к результатам успешной операции, но почему они усиливались именно в его комнате?
Леджи начал работать. Будущее изобретение, представлялось гигантским шпилем, засасывающим выбросы. Очистительных башен планировалось построить сотни у каждого завода и фабрики. Дело отнимало много сил, и приходилось ночевать пару раз в лаборатории около будущей машины. Это были ужасные ночи, на утро он вставал разбитым, голова гудела, а руки тряслись.
Паровая турбина– это богиня, взявшая под покровительство человечество. Она оживляла океанские лайнеры и автомобили, дирижабли и газонокосилки, детские коляски и швейные машинки. Ей же предстояло стать и сердцем очистительного фильтра для Баскарка.
Через два месяца тяжкого труда Леджи добился результатов, фильтр втягивал в себя все выбросы с расстояния нескольких миль, но быстро заполнялся шлаком и останавливался. Леджи не мог подобрать состав для фильтрующей массы основного блока машины. Он перепробовал все сорбенты и адсорбенты, но воздух на выходе имел недостаточные параметры чистоты, а фильтр быстро выходил из строя.
Усталый и разбитый он решил отлежаться денёк дома. Итак, однажды он не выскочил из своей постели, как всегда, а остался под одеялом и думал с закрытыми глазами. Вдруг ароматный запах взбудоражил его, он встал и прошлепал на кухню.
Через минуту он уже сидел в кресле и пил благоуханный напиток, не думая о происхождении аромата, вытащившего из постели. Мысли собирались и текли мощным потоком, двигая лопасти мозгового генератора. Он настолько был сосредоточен, что машинально отпивал из пустой кружки. «Если все известные сорбенты не способны поглотить выбросы, значит нужно искать компонент, который будет решать задачу по-другому. Нужен фермент, способный перевести токсины в индифферентные вещества. Моей машине нужна печень!».
Он подошел к шкафу и раскрыл его, готовый ещё раз испугаться своей прошлой бесшабашной жизни. Однако, то, что он увидел, скорее, заинтересовало, чем испугало. Ткань изъятого органа сверкала эластичностью. Здоровый цвет печени не давал повода сомневаться, что с ней произошли чудесные превращения. Лед схватил банку, в голове понеслись расчеты предполагаемых концентраций раствора самой богатой ферментами ткани организма. Не думая о причине регенерации, он суматошно соображал - поток мысли прокладывал новое русло. Никола сказал когда-то: «Великие тайны нашего бытия еще только предстоит разгадать, даже смерть может оказаться не концом».
«Так и есть!» - ликовал учёный. «То, что умирает - перерождается». Всем известно, что печень единственный орган, способный к восстановлению. Но как, удаленная из организма и изъеденная алкоголем и опиатами, ткань смогла преобразиться? Это осталось загадкой. Он обернул сосуд курткой и понесся в лабораторию.
Идея создания фильтра с использованием экстракта печени оказалась такой же гениальной, как и невероятной. Как естествоиспытатель, но записал все события, которые происходили с банкой с момента её заполнения до получения экстракта.
Как только чудодейственный рассол был добавлен к фильтрующей массе, машина начала выдавать отличные показатели. Но работа превращалась в пустую трату времени, так как очищенный воздух бесследно поглощался смердящим маревом, покрывающим город. Леджи, потративший столько сил для решения этой проблемы, отступить не мог. Пришлось повременить с идеей о многочисленных фильтрах, увлекаясь новой, более сумасшедшей.
Он снова побывал у губернатора и договорился о дополнительной смете, которая пойдет на строительство изолированного «Рая». В таком ограниченном пространстве, машина должна будет показать результаты.
Губернатор ухватился за идею с не меньшей инициативой, чем Лед. Развернулось крупномасштабное строительство и через пару месяцев около ста акров земли вокруг обсерватории покрылось прочным прозрачным колпаком. Тут же в «Раю» стали распродаваться участки для частных домов. Цены на них взлетели до баснословных величин, не дожидаясь результатов работы Леда.
И «Рай» начал очищался. Ученый не отходил от своего детища, он спал и ел около фильтра, постоянно снимал показания с регистраторов и делал записи. У него было много журналов, которые он разбрасывал и вечно терял. Однажды он перебирал кучу хлама и никак не мог найти снятый вчера мономер. Вдруг под столом он заметил кончик зеленой материи. К его удивлению, кончик оказался частью длинного шарфа из изысканного шёлка. Леджи машинально поднес ткань к лицу и вспомнил и этот запах, и обстоятельства знакомства с этим предметом. Он сел на пол и задумался. Присутствие посторонних на экспериментальной территории насторожило его. На следующий день он оставил все двери кабинета распахнутыми и укатил, якобы в больницу к Отто. Сам же вернулся и спрятался.
Он ждал прилично и дождался. В кабинет кто-то вошел и стал перебирать бумаги на столе. Лед выскочил из укрытия, быстро захлопнул дверь и направил револьвер. Перед ним стояла попутчица с парохода, она же владелица зеленого шарфика, она же пассажирка с неповоротливого «Титаника».
- Итак, мадам, чем обязан столь настойчивому вниманию? Кстати, как вас зовут?
- Шанди.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 04.11.2013 в 07:58
СообщениеГлава II
Новая жизнь

Леджи припарковался у ближайшего магазина и, улыбаясь, глянул на свои ноги. Купив дорогие штиблеты, он осведомился, где находится клиника знаменитого хирурга. О хитроумных протезах гениального немца ходили легенды. Сколько оторванных рук и покалеченных ног он заменил поршневыми механизмами! Поговаривали, что одному влиятельному гангстеру, был прикреплен вместо откушенной акулой кисти нарезной пулемет, а в глаз состоятельному банкиру вмонтирован ультрафиолетовый луч для проверки банкнот.
Отто был рад встрече. Зная, что откладывать операцию нельзя, он запланировал её назавтра.
Леджи предстояла пересадка печени. Новенький орган давно был готов. Этот платиновый клепаный сосуд с многочисленными резервуарами и рычагами был первым имплантатом внутреннего органа, и Леду предстояло стать пациентом гениального изобретателя. Он доверял другу и спокойно ложился под нож.
От наркоза Лед отходил быстро, просто головокружительно быстро. Потолок вращался конкретно направо, а лампочка с невероятным проворством выписывала кренделя и более затейливые фигуры над головой. Наконец, он пригвоздил усилием воли её в центре, в сознании сформировалась мысль, что операция закончена, и время уже отсчитывает первые минутки блистательной и успешной жизни.
Ощущения не обманули, дела его, действительно, как нельзя хороши. Отто, испуская ликовательно-восторженные крики, влетел и накинулся с поздравлениями.
-Ты мой самый удачный пациент! Я гений! Я сделаю переворот в трансплантологии! Посмотри, какую гадость я из тебя вытащил!
Он брякнул на стол сосуд с дурнопахнущей жидкостью и отвратительным куском внутри.
Леду не доставало сил ответить и поблагодарить за десятимесячный труд, предшествующий операции, язык прилип к нёбу и не слушался. Он перестал бороться с ним и уставился на бывшую печень, колыхающуюся за стеклом.
Странно, но он не мог без сожаления выбросить самую несчастную часть своего тела, безропотно терпевшую его разгульную юношескую жизнь. Отто потянулся к сосуду, но Лед жестом показал, что хочет оставить его себе.
Лучезарный врач расхохотался и сказал:
-Любуйся! Теперь точно к рюмке не притронешься.
И выздоравливающий Лед действительно «любовался», не силах оторвать глаз.
Отмаявшись неделю в клинике под наблюдением друга, он засобирался прочь, не дожидаясь выписки. Укор собственной безалаберной жизни, в виде баночки, не преминул захватить с собой.
Прибыв к месту, выбранному для научной базы, он первым делом определился с комнатой для себя. Сосуд с печенью поместил в темный шкаф и, странное дело, стал испытывать необычное чувство счастья и защищенности. Возвращаясь, он чувствовал, что его кто-то ждет. Комнатка казалась теплой и чистой, а вода в кране определенно прозрачнее, чем где-либо. Он, было, соотнес эти ощущения к результатам успешной операции, но почему они усиливались именно в его комнате?
Леджи начал работать. Будущее изобретение, представлялось гигантским шпилем, засасывающим выбросы. Очистительных башен планировалось построить сотни у каждого завода и фабрики. Дело отнимало много сил, и приходилось ночевать пару раз в лаборатории около будущей машины. Это были ужасные ночи, на утро он вставал разбитым, голова гудела, а руки тряслись.
Паровая турбина– это богиня, взявшая под покровительство человечество. Она оживляла океанские лайнеры и автомобили, дирижабли и газонокосилки, детские коляски и швейные машинки. Ей же предстояло стать и сердцем очистительного фильтра для Баскарка.
Через два месяца тяжкого труда Леджи добился результатов, фильтр втягивал в себя все выбросы с расстояния нескольких миль, но быстро заполнялся шлаком и останавливался. Леджи не мог подобрать состав для фильтрующей массы основного блока машины. Он перепробовал все сорбенты и адсорбенты, но воздух на выходе имел недостаточные параметры чистоты, а фильтр быстро выходил из строя.
Усталый и разбитый он решил отлежаться денёк дома. Итак, однажды он не выскочил из своей постели, как всегда, а остался под одеялом и думал с закрытыми глазами. Вдруг ароматный запах взбудоражил его, он встал и прошлепал на кухню.
Через минуту он уже сидел в кресле и пил благоуханный напиток, не думая о происхождении аромата, вытащившего из постели. Мысли собирались и текли мощным потоком, двигая лопасти мозгового генератора. Он настолько был сосредоточен, что машинально отпивал из пустой кружки. «Если все известные сорбенты не способны поглотить выбросы, значит нужно искать компонент, который будет решать задачу по-другому. Нужен фермент, способный перевести токсины в индифферентные вещества. Моей машине нужна печень!».
Он подошел к шкафу и раскрыл его, готовый ещё раз испугаться своей прошлой бесшабашной жизни. Однако, то, что он увидел, скорее, заинтересовало, чем испугало. Ткань изъятого органа сверкала эластичностью. Здоровый цвет печени не давал повода сомневаться, что с ней произошли чудесные превращения. Лед схватил банку, в голове понеслись расчеты предполагаемых концентраций раствора самой богатой ферментами ткани организма. Не думая о причине регенерации, он суматошно соображал - поток мысли прокладывал новое русло. Никола сказал когда-то: «Великие тайны нашего бытия еще только предстоит разгадать, даже смерть может оказаться не концом».
«Так и есть!» - ликовал учёный. «То, что умирает - перерождается». Всем известно, что печень единственный орган, способный к восстановлению. Но как, удаленная из организма и изъеденная алкоголем и опиатами, ткань смогла преобразиться? Это осталось загадкой. Он обернул сосуд курткой и понесся в лабораторию.
Идея создания фильтра с использованием экстракта печени оказалась такой же гениальной, как и невероятной. Как естествоиспытатель, но записал все события, которые происходили с банкой с момента её заполнения до получения экстракта.
Как только чудодейственный рассол был добавлен к фильтрующей массе, машина начала выдавать отличные показатели. Но работа превращалась в пустую трату времени, так как очищенный воздух бесследно поглощался смердящим маревом, покрывающим город. Леджи, потративший столько сил для решения этой проблемы, отступить не мог. Пришлось повременить с идеей о многочисленных фильтрах, увлекаясь новой, более сумасшедшей.
Он снова побывал у губернатора и договорился о дополнительной смете, которая пойдет на строительство изолированного «Рая». В таком ограниченном пространстве, машина должна будет показать результаты.
Губернатор ухватился за идею с не меньшей инициативой, чем Лед. Развернулось крупномасштабное строительство и через пару месяцев около ста акров земли вокруг обсерватории покрылось прочным прозрачным колпаком. Тут же в «Раю» стали распродаваться участки для частных домов. Цены на них взлетели до баснословных величин, не дожидаясь результатов работы Леда.
И «Рай» начал очищался. Ученый не отходил от своего детища, он спал и ел около фильтра, постоянно снимал показания с регистраторов и делал записи. У него было много журналов, которые он разбрасывал и вечно терял. Однажды он перебирал кучу хлама и никак не мог найти снятый вчера мономер. Вдруг под столом он заметил кончик зеленой материи. К его удивлению, кончик оказался частью длинного шарфа из изысканного шёлка. Леджи машинально поднес ткань к лицу и вспомнил и этот запах, и обстоятельства знакомства с этим предметом. Он сел на пол и задумался. Присутствие посторонних на экспериментальной территории насторожило его. На следующий день он оставил все двери кабинета распахнутыми и укатил, якобы в больницу к Отто. Сам же вернулся и спрятался.
Он ждал прилично и дождался. В кабинет кто-то вошел и стал перебирать бумаги на столе. Лед выскочил из укрытия, быстро захлопнул дверь и направил револьвер. Перед ним стояла попутчица с парохода, она же владелица зеленого шарфика, она же пассажирка с неповоротливого «Титаника».
- Итак, мадам, чем обязан столь настойчивому вниманию? Кстати, как вас зовут?
- Шанди.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 04.11.2013 в 07:58
Одина1301Дата: Вторник, 05.11.2013, 00:06 | Сообщение # 3
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Глава III
В любви не нуждаются только мертвые

Шанди была очень красива. Пухлые губки, привыкшие улыбаться в любой ситуации, служили главным украшением и оружием. Её удивительные глаза, несомненно, обворожительны, но они уступали чувственному и властному рту. Каштановые волосы заплетены в многочисленные косички и уложены рядами вокруг головы.
-Вы думаете я шпионка?- она выбрала наивную улыбку.
-Именно так,- продолжая сжимать револьвер, кивнул Ледж.
Девушка подняла изящные ручки вверх, показывая, что отдается на милость победителя:
-Сдаюсь, сдаюсь! Просто я давно хотела познакомиться, но мы никак не могли встретиться. Приходила пару раз…
-И потеряли это?- перебил Ледж, показывая зелёный шарф.
-Да,- теперь уже радостно улыбнулась Шанди.- За ним и вернулась.
-Как вы прошли мило охранника?
-Извините,- девушка изобразила смущенную улыбку.- Я сказала, что ваша возлюбленная.
Ледж вспомнил, что приближается время сверки данных. Он спрятал револьвер и предложил перейти в соседний зал, где работал фильтр.
-Идея с «Раем» меня потрясла,- первой заговорила Шанди.- Вы гениальны!- она улыбалась подобострастно.
-Так зачем вы хотели со мной познакомиться?- поинтересовался Ледж.
Он вдруг ощутил горьковатый привкус во рту, проглотив мерзкую слюну, и присел на стул, машинально хватаясь за бок.
-Мне импонирует наше желание спасти мир. Мои отец и мать были учёными, и я тоже хорошо разбираюсь в науках. Праздные развлечения меня никогда не интересовали! Я всегда тянулась к природе и людям, знающим, что с ней делать. Хотела познакомиться из любопытства.
-Вы странная девушка, Шанди, - заключил Ледж.
Она присела на корпус резервуара для конденсата, эффектно закидывая ногу на ногу. Её платье собралось игривыми складками.
-Как и вы,- она кокетливо улыбнулась. Многообразие улыбок поражало Леджа. Этим она и заинтересовала его. Ледж слушал, снимая данные с хромотозиметров, потом сам что-то рассказывал. Шанди становилась всё ближе и ближе. Она говорила то, что он хотел слышать, не перебивала, когда ему хотелось высказаться. Столько много общего, родного. Пытаясь уйти от каверзных вопросов, она выкручивалась, а ему приходилось думать, размышлять, что он очень любил.
-А зачем эта электромагнитная катушка?- спросила девушка, когда в окна стали пробиваться лучи рассвета.
-А ты действительно разбираешься в «науках»? Это новое приложение к фильтру. Я хочу использовать электрический ветер для разгона двигателя. Машина работает на пару и постоянно должна находиться в рабочем режиме - остановка недопустима. Вода испаряется и скорость падает. Магнитный ветер во время дозаправки будет поддерживать скорость. Это единственный выход. Добавление новых порций воды другой температуры не будет снижать обороты поршня. Хочешь посмотреть, как работает?
-Конечно!- обрадовалась Шанди.
Ледж запустил механизм. Катушка поднялась на специальном шпинделе, из центра выдвинулся медный шлюпсель и упёрся в металлическую форсунку над ними. Что-то загудело, и паровой двигатель заискрился.
-Красиво,- сказал Ледж.- Жаль расход энергии большой. Он потянулся, что бы выключить аппарат, но девушка нежно перехватила его руку.
-Ты великолепен,- сказала она и приблизилась. Мотор гудел толкаемый электрическими разрядами. Губы Шанди коснулись небритой щеки учёного. Поцелуй, ещё, ещё... Ледж искренне не понимал, что она делала, и зачем он позволял…
У него давно не было женщины. За последние полгода он гладил только свою машину, ласково называя её «крошка моя». Его«крошка» весила несколько тонн и занимала два этажа лаборатории. Лед забыл прошлую жизнь и встречался только с ней, своей хромированной возлюбленной. Он в упоении обнимал её тело, и она отвечала ему многозначительными вздохами.
Сейчас, когда молодое лицо Шанди оказалось так близко, он не знал, что искать в её фиалковых глазах и зачем она прерывисто дышит ему в ухо? Сконфуженно он потянулся к рубильнику, чтобы занять руки привычным делом и скрыть свою неловкость. Резким рывком потянул рукоятку на себя, трехтонная «крошка» ревниво угрожающе зашипела.
-Тупой, безмозглый импотент!- рассвирепевшая шпионка со знанием дела двинула его коленом в пах, а затем и в солнечное сплетение. Лед поперхнулся воздухом и, схватившись рукой за бок, повалился, опуская рубильник до самого упора.
В моторе что-то лязгнуло, оглушительно ругаясь. Яркая вспышка, как на шоу Ника, сверкнула, вынося все стекла в задании обсерватории и рисуя на сферическом куполе сетку мелких трещин.
Когда ученый очнулся, то увидел, что осталось лежать на полу. Шанди очень изменилась. Её платье превратилось в обугленное тряпье, лицо было обезображено гримасой ужаса. Белые, выпавшие из орбит глазные яблоки, испаряясь, шипели на раскаленных щеках. Расплавленный метал украшений, въелся в тело, образуя причудливый сверкающий сплав золота и черных обгорелых костей. В воздухе стоял невыносимый запах жжёной человечины. Ледж сдерживая позывы тошноты, потянулся в карман за носовым платком. Он нащупал ткань. Достал зелёный шарфик, прижал к лицу, вдыхая аромат дорогих духов. Это всё, что осталось от красавицы.
Ученый подошёл к машине, осматривая двигатель и фильтр. Всё работало в привычном режиме. Он удивленно вслушивался в довольный и монотонный рокот.

Глава IV
Катастрофа

Вскоре Лед забыл об инциденте, объяснив его случайностью. Фильтр работал, и он решил вернуться к первоначальному проекту возведения нескольких башен. Однако, справляясь с задачей в изолированном «Раю», на огромной территории с несколькими заводами вышки Леджа как будто впадали в транс. Они без отдыха чистили воздух, но результата не было. Вытянувшиеся над городом гигантские башни подозрительно рассматривали копошащихся внизу людей, самостоятельно переключались на энергосберегающий режим, затем замирали, будто в размышлениях, и вопрошающе гудели, словно переговариваясь друг с другом.
Ледж после происшествия в лаборатории стал болеть. Удар не прошёл бесследно, начался процесс отторжения. Ученый забросил гениальные планы и, молча, лежал около машины в обсерватории. Отто готовился к новой операции, но внутри измученного эколога что-то сломалось, и он не хотел даже двигаться.
Когда он умер, «крошку» затрясло, и мириады огненных цепей понеслись по всему острову, соединяя вышки Леджа в единый огненный клубок. Настороженные шпили громадин вокруг заводов начали издавать угрожающие клокочущие звуки.
На похороны пришёл весь город, люди шли, в ужасе прислушиваясь к завываниям очистительных башен. А потом началась паника, ученый не оставил ученика. Помощники не знали принцип работы машины. Беспокойство переросло в ужас, когда стали гибнуть жители острова от необъяснимых ударов молний. Купол старого «Рая» рухнул. Люди гибли прямо на рабочих местах и улицах. Капитан последнего корабля, на котором когда-то прибил в Андалию Ледж, в спешке покидал остров, спасаясь от рвущейся к судну обезумевшей толпы. Он уплывал, глядя, как умирают на пристани люди от сверкающих разрядов белых искр и прыгают в воду вслед за судном.
Империя нарекла остров проклятым, и его перестали посещать.

Эпилог

Том Дэрл, спустя тридцать лет, осуществил свою мечту и вернулся на Родину. Он имел собственный дирижабль и в день своего сорокалетия приземлился на земле Баскарка. Перед ним предстали джунгли во всем королевском величии. Зеленые леса полнились щебетом птиц, в хрустальных водах плескалась золотая форель, а воздух был насыщен ароматами орхидей. Том прошёлся по улицам, развороченным корнями деревьев, вдоль стен, оплетённых лианами и травой. Природа поглотила город, отомстив человеку за унижение.
Мечта чудака, который когда-то подарил ему ботинки, осуществилась.
Сторожевые башни, наблюдавшие за пришельцем, переговаривались…


Сообщение отредактировал Одина1301 - Вторник, 05.11.2013, 18:39
 
СообщениеГлава III
В любви не нуждаются только мертвые

Шанди была очень красива. Пухлые губки, привыкшие улыбаться в любой ситуации, служили главным украшением и оружием. Её удивительные глаза, несомненно, обворожительны, но они уступали чувственному и властному рту. Каштановые волосы заплетены в многочисленные косички и уложены рядами вокруг головы.
-Вы думаете я шпионка?- она выбрала наивную улыбку.
-Именно так,- продолжая сжимать револьвер, кивнул Ледж.
Девушка подняла изящные ручки вверх, показывая, что отдается на милость победителя:
-Сдаюсь, сдаюсь! Просто я давно хотела познакомиться, но мы никак не могли встретиться. Приходила пару раз…
-И потеряли это?- перебил Ледж, показывая зелёный шарф.
-Да,- теперь уже радостно улыбнулась Шанди.- За ним и вернулась.
-Как вы прошли мило охранника?
-Извините,- девушка изобразила смущенную улыбку.- Я сказала, что ваша возлюбленная.
Ледж вспомнил, что приближается время сверки данных. Он спрятал револьвер и предложил перейти в соседний зал, где работал фильтр.
-Идея с «Раем» меня потрясла,- первой заговорила Шанди.- Вы гениальны!- она улыбалась подобострастно.
-Так зачем вы хотели со мной познакомиться?- поинтересовался Ледж.
Он вдруг ощутил горьковатый привкус во рту, проглотив мерзкую слюну, и присел на стул, машинально хватаясь за бок.
-Мне импонирует наше желание спасти мир. Мои отец и мать были учёными, и я тоже хорошо разбираюсь в науках. Праздные развлечения меня никогда не интересовали! Я всегда тянулась к природе и людям, знающим, что с ней делать. Хотела познакомиться из любопытства.
-Вы странная девушка, Шанди, - заключил Ледж.
Она присела на корпус резервуара для конденсата, эффектно закидывая ногу на ногу. Её платье собралось игривыми складками.
-Как и вы,- она кокетливо улыбнулась. Многообразие улыбок поражало Леджа. Этим она и заинтересовала его. Ледж слушал, снимая данные с хромотозиметров, потом сам что-то рассказывал. Шанди становилась всё ближе и ближе. Она говорила то, что он хотел слышать, не перебивала, когда ему хотелось высказаться. Столько много общего, родного. Пытаясь уйти от каверзных вопросов, она выкручивалась, а ему приходилось думать, размышлять, что он очень любил.
-А зачем эта электромагнитная катушка?- спросила девушка, когда в окна стали пробиваться лучи рассвета.
-А ты действительно разбираешься в «науках»? Это новое приложение к фильтру. Я хочу использовать электрический ветер для разгона двигателя. Машина работает на пару и постоянно должна находиться в рабочем режиме - остановка недопустима. Вода испаряется и скорость падает. Магнитный ветер во время дозаправки будет поддерживать скорость. Это единственный выход. Добавление новых порций воды другой температуры не будет снижать обороты поршня. Хочешь посмотреть, как работает?
-Конечно!- обрадовалась Шанди.
Ледж запустил механизм. Катушка поднялась на специальном шпинделе, из центра выдвинулся медный шлюпсель и упёрся в металлическую форсунку над ними. Что-то загудело, и паровой двигатель заискрился.
-Красиво,- сказал Ледж.- Жаль расход энергии большой. Он потянулся, что бы выключить аппарат, но девушка нежно перехватила его руку.
-Ты великолепен,- сказала она и приблизилась. Мотор гудел толкаемый электрическими разрядами. Губы Шанди коснулись небритой щеки учёного. Поцелуй, ещё, ещё... Ледж искренне не понимал, что она делала, и зачем он позволял…
У него давно не было женщины. За последние полгода он гладил только свою машину, ласково называя её «крошка моя». Его«крошка» весила несколько тонн и занимала два этажа лаборатории. Лед забыл прошлую жизнь и встречался только с ней, своей хромированной возлюбленной. Он в упоении обнимал её тело, и она отвечала ему многозначительными вздохами.
Сейчас, когда молодое лицо Шанди оказалось так близко, он не знал, что искать в её фиалковых глазах и зачем она прерывисто дышит ему в ухо? Сконфуженно он потянулся к рубильнику, чтобы занять руки привычным делом и скрыть свою неловкость. Резким рывком потянул рукоятку на себя, трехтонная «крошка» ревниво угрожающе зашипела.
-Тупой, безмозглый импотент!- рассвирепевшая шпионка со знанием дела двинула его коленом в пах, а затем и в солнечное сплетение. Лед поперхнулся воздухом и, схватившись рукой за бок, повалился, опуская рубильник до самого упора.
В моторе что-то лязгнуло, оглушительно ругаясь. Яркая вспышка, как на шоу Ника, сверкнула, вынося все стекла в задании обсерватории и рисуя на сферическом куполе сетку мелких трещин.
Когда ученый очнулся, то увидел, что осталось лежать на полу. Шанди очень изменилась. Её платье превратилось в обугленное тряпье, лицо было обезображено гримасой ужаса. Белые, выпавшие из орбит глазные яблоки, испаряясь, шипели на раскаленных щеках. Расплавленный метал украшений, въелся в тело, образуя причудливый сверкающий сплав золота и черных обгорелых костей. В воздухе стоял невыносимый запах жжёной человечины. Ледж сдерживая позывы тошноты, потянулся в карман за носовым платком. Он нащупал ткань. Достал зелёный шарфик, прижал к лицу, вдыхая аромат дорогих духов. Это всё, что осталось от красавицы.
Ученый подошёл к машине, осматривая двигатель и фильтр. Всё работало в привычном режиме. Он удивленно вслушивался в довольный и монотонный рокот.

Глава IV
Катастрофа

Вскоре Лед забыл об инциденте, объяснив его случайностью. Фильтр работал, и он решил вернуться к первоначальному проекту возведения нескольких башен. Однако, справляясь с задачей в изолированном «Раю», на огромной территории с несколькими заводами вышки Леджа как будто впадали в транс. Они без отдыха чистили воздух, но результата не было. Вытянувшиеся над городом гигантские башни подозрительно рассматривали копошащихся внизу людей, самостоятельно переключались на энергосберегающий режим, затем замирали, будто в размышлениях, и вопрошающе гудели, словно переговариваясь друг с другом.
Ледж после происшествия в лаборатории стал болеть. Удар не прошёл бесследно, начался процесс отторжения. Ученый забросил гениальные планы и, молча, лежал около машины в обсерватории. Отто готовился к новой операции, но внутри измученного эколога что-то сломалось, и он не хотел даже двигаться.
Когда он умер, «крошку» затрясло, и мириады огненных цепей понеслись по всему острову, соединяя вышки Леджа в единый огненный клубок. Настороженные шпили громадин вокруг заводов начали издавать угрожающие клокочущие звуки.
На похороны пришёл весь город, люди шли, в ужасе прислушиваясь к завываниям очистительных башен. А потом началась паника, ученый не оставил ученика. Помощники не знали принцип работы машины. Беспокойство переросло в ужас, когда стали гибнуть жители острова от необъяснимых ударов молний. Купол старого «Рая» рухнул. Люди гибли прямо на рабочих местах и улицах. Капитан последнего корабля, на котором когда-то прибил в Андалию Ледж, в спешке покидал остров, спасаясь от рвущейся к судну обезумевшей толпы. Он уплывал, глядя, как умирают на пристани люди от сверкающих разрядов белых искр и прыгают в воду вслед за судном.
Империя нарекла остров проклятым, и его перестали посещать.

Эпилог

Том Дэрл, спустя тридцать лет, осуществил свою мечту и вернулся на Родину. Он имел собственный дирижабль и в день своего сорокалетия приземлился на земле Баскарка. Перед ним предстали джунгли во всем королевском величии. Зеленые леса полнились щебетом птиц, в хрустальных водах плескалась золотая форель, а воздух был насыщен ароматами орхидей. Том прошёлся по улицам, развороченным корнями деревьев, вдоль стен, оплетённых лианами и травой. Природа поглотила город, отомстив человеку за унижение.
Мечта чудака, который когда-то подарил ему ботинки, осуществилась.
Сторожевые башни, наблюдавшие за пришельцем, переговаривались…

Автор - Одина1301
Дата добавления - 05.11.2013 в 00:06
СообщениеГлава III
В любви не нуждаются только мертвые

Шанди была очень красива. Пухлые губки, привыкшие улыбаться в любой ситуации, служили главным украшением и оружием. Её удивительные глаза, несомненно, обворожительны, но они уступали чувственному и властному рту. Каштановые волосы заплетены в многочисленные косички и уложены рядами вокруг головы.
-Вы думаете я шпионка?- она выбрала наивную улыбку.
-Именно так,- продолжая сжимать револьвер, кивнул Ледж.
Девушка подняла изящные ручки вверх, показывая, что отдается на милость победителя:
-Сдаюсь, сдаюсь! Просто я давно хотела познакомиться, но мы никак не могли встретиться. Приходила пару раз…
-И потеряли это?- перебил Ледж, показывая зелёный шарф.
-Да,- теперь уже радостно улыбнулась Шанди.- За ним и вернулась.
-Как вы прошли мило охранника?
-Извините,- девушка изобразила смущенную улыбку.- Я сказала, что ваша возлюбленная.
Ледж вспомнил, что приближается время сверки данных. Он спрятал револьвер и предложил перейти в соседний зал, где работал фильтр.
-Идея с «Раем» меня потрясла,- первой заговорила Шанди.- Вы гениальны!- она улыбалась подобострастно.
-Так зачем вы хотели со мной познакомиться?- поинтересовался Ледж.
Он вдруг ощутил горьковатый привкус во рту, проглотив мерзкую слюну, и присел на стул, машинально хватаясь за бок.
-Мне импонирует наше желание спасти мир. Мои отец и мать были учёными, и я тоже хорошо разбираюсь в науках. Праздные развлечения меня никогда не интересовали! Я всегда тянулась к природе и людям, знающим, что с ней делать. Хотела познакомиться из любопытства.
-Вы странная девушка, Шанди, - заключил Ледж.
Она присела на корпус резервуара для конденсата, эффектно закидывая ногу на ногу. Её платье собралось игривыми складками.
-Как и вы,- она кокетливо улыбнулась. Многообразие улыбок поражало Леджа. Этим она и заинтересовала его. Ледж слушал, снимая данные с хромотозиметров, потом сам что-то рассказывал. Шанди становилась всё ближе и ближе. Она говорила то, что он хотел слышать, не перебивала, когда ему хотелось высказаться. Столько много общего, родного. Пытаясь уйти от каверзных вопросов, она выкручивалась, а ему приходилось думать, размышлять, что он очень любил.
-А зачем эта электромагнитная катушка?- спросила девушка, когда в окна стали пробиваться лучи рассвета.
-А ты действительно разбираешься в «науках»? Это новое приложение к фильтру. Я хочу использовать электрический ветер для разгона двигателя. Машина работает на пару и постоянно должна находиться в рабочем режиме - остановка недопустима. Вода испаряется и скорость падает. Магнитный ветер во время дозаправки будет поддерживать скорость. Это единственный выход. Добавление новых порций воды другой температуры не будет снижать обороты поршня. Хочешь посмотреть, как работает?
-Конечно!- обрадовалась Шанди.
Ледж запустил механизм. Катушка поднялась на специальном шпинделе, из центра выдвинулся медный шлюпсель и упёрся в металлическую форсунку над ними. Что-то загудело, и паровой двигатель заискрился.
-Красиво,- сказал Ледж.- Жаль расход энергии большой. Он потянулся, что бы выключить аппарат, но девушка нежно перехватила его руку.
-Ты великолепен,- сказала она и приблизилась. Мотор гудел толкаемый электрическими разрядами. Губы Шанди коснулись небритой щеки учёного. Поцелуй, ещё, ещё... Ледж искренне не понимал, что она делала, и зачем он позволял…
У него давно не было женщины. За последние полгода он гладил только свою машину, ласково называя её «крошка моя». Его«крошка» весила несколько тонн и занимала два этажа лаборатории. Лед забыл прошлую жизнь и встречался только с ней, своей хромированной возлюбленной. Он в упоении обнимал её тело, и она отвечала ему многозначительными вздохами.
Сейчас, когда молодое лицо Шанди оказалось так близко, он не знал, что искать в её фиалковых глазах и зачем она прерывисто дышит ему в ухо? Сконфуженно он потянулся к рубильнику, чтобы занять руки привычным делом и скрыть свою неловкость. Резким рывком потянул рукоятку на себя, трехтонная «крошка» ревниво угрожающе зашипела.
-Тупой, безмозглый импотент!- рассвирепевшая шпионка со знанием дела двинула его коленом в пах, а затем и в солнечное сплетение. Лед поперхнулся воздухом и, схватившись рукой за бок, повалился, опуская рубильник до самого упора.
В моторе что-то лязгнуло, оглушительно ругаясь. Яркая вспышка, как на шоу Ника, сверкнула, вынося все стекла в задании обсерватории и рисуя на сферическом куполе сетку мелких трещин.
Когда ученый очнулся, то увидел, что осталось лежать на полу. Шанди очень изменилась. Её платье превратилось в обугленное тряпье, лицо было обезображено гримасой ужаса. Белые, выпавшие из орбит глазные яблоки, испаряясь, шипели на раскаленных щеках. Расплавленный метал украшений, въелся в тело, образуя причудливый сверкающий сплав золота и черных обгорелых костей. В воздухе стоял невыносимый запах жжёной человечины. Ледж сдерживая позывы тошноты, потянулся в карман за носовым платком. Он нащупал ткань. Достал зелёный шарфик, прижал к лицу, вдыхая аромат дорогих духов. Это всё, что осталось от красавицы.
Ученый подошёл к машине, осматривая двигатель и фильтр. Всё работало в привычном режиме. Он удивленно вслушивался в довольный и монотонный рокот.

Глава IV
Катастрофа

Вскоре Лед забыл об инциденте, объяснив его случайностью. Фильтр работал, и он решил вернуться к первоначальному проекту возведения нескольких башен. Однако, справляясь с задачей в изолированном «Раю», на огромной территории с несколькими заводами вышки Леджа как будто впадали в транс. Они без отдыха чистили воздух, но результата не было. Вытянувшиеся над городом гигантские башни подозрительно рассматривали копошащихся внизу людей, самостоятельно переключались на энергосберегающий режим, затем замирали, будто в размышлениях, и вопрошающе гудели, словно переговариваясь друг с другом.
Ледж после происшествия в лаборатории стал болеть. Удар не прошёл бесследно, начался процесс отторжения. Ученый забросил гениальные планы и, молча, лежал около машины в обсерватории. Отто готовился к новой операции, но внутри измученного эколога что-то сломалось, и он не хотел даже двигаться.
Когда он умер, «крошку» затрясло, и мириады огненных цепей понеслись по всему острову, соединяя вышки Леджа в единый огненный клубок. Настороженные шпили громадин вокруг заводов начали издавать угрожающие клокочущие звуки.
На похороны пришёл весь город, люди шли, в ужасе прислушиваясь к завываниям очистительных башен. А потом началась паника, ученый не оставил ученика. Помощники не знали принцип работы машины. Беспокойство переросло в ужас, когда стали гибнуть жители острова от необъяснимых ударов молний. Купол старого «Рая» рухнул. Люди гибли прямо на рабочих местах и улицах. Капитан последнего корабля, на котором когда-то прибил в Андалию Ледж, в спешке покидал остров, спасаясь от рвущейся к судну обезумевшей толпы. Он уплывал, глядя, как умирают на пристани люди от сверкающих разрядов белых искр и прыгают в воду вслед за судном.
Империя нарекла остров проклятым, и его перестали посещать.

Эпилог

Том Дэрл, спустя тридцать лет, осуществил свою мечту и вернулся на Родину. Он имел собственный дирижабль и в день своего сорокалетия приземлился на земле Баскарка. Перед ним предстали джунгли во всем королевском величии. Зеленые леса полнились щебетом птиц, в хрустальных водах плескалась золотая форель, а воздух был насыщен ароматами орхидей. Том прошёлся по улицам, развороченным корнями деревьев, вдоль стен, оплетённых лианами и травой. Природа поглотила город, отомстив человеку за унижение.
Мечта чудака, который когда-то подарил ему ботинки, осуществилась.
Сторожевые башни, наблюдавшие за пришельцем, переговаривались…

Автор - Одина1301
Дата добавления - 05.11.2013 в 00:06
АнаитДата: Вторник, 05.11.2013, 13:07 | Сообщение # 4
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Интересная работа. Очень понравилась! Молодцы!!! hlop hlop hlop


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеИнтересная работа. Очень понравилась! Молодцы!!! hlop hlop hlop

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.11.2013 в 13:07
СообщениеИнтересная работа. Очень понравилась! Молодцы!!! hlop hlop hlop

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.11.2013 в 13:07
Одина1301Дата: Вторник, 05.11.2013, 18:52 | Сообщение # 5
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Спасибо.
 
СообщениеСпасибо.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 05.11.2013 в 18:52
СообщениеСпасибо.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 05.11.2013 в 18:52
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Остров надежды (Старая конкурсная работа)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Остров надежды - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz