Ангелина - Страница 2 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Ангелина - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Ангелина ((история любви тех, кому любить запрещено))
Ангелина
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 17:17 | Сообщение # 16
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Для многих в 21:30 вечер только начинается, другим в это время уже пора домой. Ангелину дома ждал Саша, у Оли тоже был сын, которого она оставила с бабушкой, у Инны детей не было, но ей тоже нужно было торопиться, чтобы вернуться домой раньше мужа. Умные жены не заставляют себя ждать.
Вскоре они расплатились, оставив официанту на чай, вызвали три такси и встали из-за стола. Леонид все еще оставался в кафе. Ангелина прошла мимо него под ручку с мужем. Петр обнимал ее и что-то шептал на ухо. Он смотрел на Ангелину с такой любовью, что в Леониде закипала кровь. Он хотел Ангелину, и то, что между ними еще ничего не было, заводило его еще больше.
Ангелина оставалась для него загадкой. Но Леонид был уверен, что его тактика выжидания сработает, и обязательно придет тот день, когда Ангелина станет его. Ненадолго, но станет. Он провел ее взглядом. Взглядом хищника, заприметившего добычу. «Я все равно добьюсь своего!»

Примирение

Прохладная осенняя ночь окутала Енакиево густым туманом. На небе ни луны, ни звезд. Мрак. И только фонари вдоль дороги и фары проезжающих автомобилей разбавляли черноту яркими красками огня.
К стоянке у «Александрии» подъехали две машины с шашечками – такси для Инны и Оли. Девочки попрощались, как всегда целуясь и обнимаясь. Третья машина задерживалась.
Ангелина и Петр остались наедине. Его руки нежно и неуверенно скользнули под коротенький пиджачок. Он обнял жену, вдыхая аромат знакомых духов:
– Ты когда-нибудь простишь меня?
– Я не знаю.
– Обещаю, подобное никогда не повторится, – он говорил спокойно, медленно, вполголоса. – Я очень сильно тебя люблю. Ты для меня все! Весь мир, вся вселенная! Ну, хочешь, я встану на колени, и буду кричать о своей любви?! Хочешь, я выброшу компьютер с балкона, и буду делать тебе каждый вечер массаж ступней?! Хочешь?!
Ангелина залилась смехом. Громко, звонко и несдержанно.
– Хочу! Массаж ступней! И не только ступней.
Она провела кончиком пальца по гладко выбритой щеке Петра, обвела контур губ и остановилась в ожидании поцелуя.
– Ты прощаешь меня?
– Я попытаюсь тебя простить. Но предупреждаю, я ничего никогда не забываю. Даю тебе первый и последний шанс. Второго шанса у тебя не будет.
Петр поцеловал Ангелину кротким поцелуем:
– Ради тебя я исправлюсь. Я готов пожертвовать «World of Tanks» лишь бы быть с тобой.
– Надо же?! А что ты там говорил на счет выпивки? Ты пошутил?
– Нисколько! Я две недели уже не пью. Даже пиво.
– Две недели – это, конечно, срок! – Ангелина потешалась.
– Две недели без тебя – это, действительно, срок, и не малый. Я многое понял. Ты значишь для меня слишком много, и я не хочу тебя потерять ни из-за водки, ни из-за танчиков. Все изменится.
Ангелине было приятно, слышать подобные слова. Она приклонила голову к плечу мужа и закрыла глаза:
– Ты не представляешь, как я хочу домой! Под теплое одеяло, на мягкую постель.
– А ты не представляешь, как я хочу с тобой!
Подъехала машина такси. Петр с Ангелиной сели на заднее сидение в обнимку. Ангелина засыпала на ходу, а Петр целовал ее нежно в висок, поглаживал по бедрам и крепко прижимал к себе.
Петр всегда считал Ангелину красивой девушкой. И, когда нависла угроза расставания, он понял, что не простит себе, если эта красота достанется другому. Ангелина за годы совместной жизни из недосягаемой куклы Барби превратилась в надоевшую игрушку. В ту, которую можно положить на полку и не вспоминать, но знать, что если захочется вновь поиграть, она рядом, стоит только захотеть. Лишь боязнь раз и навсегда потерять ее дала Петру возможность переосмыслить свое отношение к жене и жизни в целом. Он осознал свои ошибки. В первую очередь, понял, что не уделял ей должного внимания. А ведь Ангелина не была серой мышкой. Она – видная девушка, на которую как в 21, так и в 29 лет с восхищением смотрят мужчины. В этом Петр еще раз убедился в кафе. Он испытал чувство гордости оттого, что Ангелина – его жена.
Ночью Петр трижды загладил вину перед женой, покрывая поцелуями все ее тело. От кончиков пальцев до кончиков ушей. Они вместе смывали с себя пыл неистовой страсти под струями прохладной воды в душе, и вновь разгорячались от ласк на шелковых простынях в освещении романтических свечей, расставленных по всей комнате.
Наутро Ангелина проснулась в объятьях мужа. День обещал быть солнечным. Было светло и по-весеннему радостно. «Что-то изменилось. А может просто встало на свои места?!» – подумала Ангелина, осторожно перелазив через спящего мужа. Она тихонько прошла в кухню, включила чайник. А пока вода закипала, умылась и почистила зубы, прокручивая в памяти, как киноленту, вчерашний вечер и жаркую ночь. Ангелина сделала две чашки кофе и вернулась к спящему мужу: «Доброе утро, в знак нашего примирения я принесла тебе кофе в постель! А завтра кофе принесешь ты!»

Разоблачение

Понедельник выдался не из легких. После вечера в «Александрии» Инна явилась на работу не накрашенная, заспанная. Она медленно опустилась на стул и, сложив руки на столе, опустила голову. Серж, Влад и второй Сергей, тот который «Розовые ушки», занимались своими делами на складе: упаковывали 35 баянов вип-клиента, с которыми не удалось справиться в субботу. Вскоре пришла Оля и с порога начала жаловаться, что больше никогда в жизни не будет пить по воскресеньям. Она еле волочила ноги, с трудом добралась до своего рабочего места, упала на стул и даже не стала включать компьютер:
– Капец, как мне плохо. У меня болит желудок, – она схватилась за живот и наклонилась над столом. – И голова раскалывается. И еще почки болят. Или печень. Короче, я не знаю, как пережить сегодняшний день.
Инна понимающе тяжело вздохнула:
– Я вчера еще и «King's Bridge» выпила. Хватило ума. Утром еле встала с кровати. Думала уже забить на работу, позвонить Сержу и сказать «я заболела», но потом вдруг подумала, а что если мы все втроем сегодня не выйдем, и тогда работать будет некому.
– Интересно, как там наша Ангелинка?
Только о ней вспомнили, и она вошла в офис. Бодренькая, свеженькая, как всегда накрашенная, в черном коротком платье, на высоких каблуках. Поздоровалась с девочками и, сочувственно улыбаясь, подошла к ним, прочитав по лицам, как им сейчас нехорошо.
Шум в клиентской зоне услышали ребята со склада. Влад Погреб просунул голову в приоткрытую дверь:
– Ага! И что у нас там происходит? – он вошел в зал. – «Невменяемые операторы» никак всю ночь где-то шатались? Ого! Инна, что с тобой? Ты что набухалась? Оля! Что, и ты тоже? Ангелинка, а ты что с ними не пила? – Влад демонстративно смеялся, делая удивленное лицо.
– Девочки, вам, правда, так плохо, как вы выглядите? – Ангелина смотрела то на Инну, то на Олю, не веря своим глазам.
– Ангелина, мы хоть нормально вчера ушли с «Александрии»? Без приключений? – спросила Инна.
– Ты что не помнишь? – удивилась Ангелина.
– Последнее, что я помню, это как мы заказали вторую бутылку водки. Потом мы танцевали…
Подошли два Сержа – Рябинович и «Розовые ушки».
– Ни фига себе! – удивился второй.
– Капец, Сережа, не надо делать такое лицо! – возмутилась Оля.
– Инна, а почему ты не идешь курить? Ты же обычно всегда перед работой выкуриваешь сигаретку? – Влад подошел к Инне и положил ей руки на плечи.
– Ай! Убери руки! Больно! Я и до курилки не дойду – у меня все тело ломит! – жалобно пролепетала она в ответ, еле ворочая языком.
Оля откинулась на стуле:
– Серж, можно я пойду домой? Мне, правда, плохо. У меня все болит.
– Ангел! – Серж обнял Ангелину, игнорируя Олин вопрос. – Колись, чем ты их напоила? – он дурачился. – Ты посмотри на их лица! Я их таким вижу в первый раз!
Ангелина убрала его руку. Она и сама видела Олю с Инной в таком расклеенном состоянии впервые:
– Ну, перебрали маленько! С кем не бывает? Надо было ограничиться одной бутылкой, но, что сделано, то сделано!
До открытия отделения оставалось две минуты. Серж сжалился над Олей, и разрешил ей написать заявление на бесплатный отпуск. Задним числом сроком на один день.
Ангелину и Инну ждал насыщенный трудовой день: 150 отправок и 250 выдач, сотни клиентов, из которых, как минимум десяток с расшатанной психикой, 50 старушек, не знающих адреса, еще столько же, не знающих номер ТТН и желающих, чтобы им «нашли посылочку по фамилии». А сколько людей приходит только узнать «А скажите, сколько нужно оплачивать? А когда я смогу получить? А что для этого нужно?» и т.д.
Вдобавок ко всему, в 13:30 Серж Рябинович ушел якобы на обед. Он регулярно «ходил на обед» несколько раз в день. Бывали, конечно, случаи, когда он не покидал офис за смену ни разу. Но это стало редкостью за последнее время. У Сержа появилась еще одна пассия! Теперь он разрывался между двумя: Люськой и Нюськой. Вторая – Анна – была стоматологом в городской поликлинике. Ухоженная, миниатюрная, губки бантиком, глазки кошачьи. О ней Ангелина знала немного – только то, что она разведена и растит дочь двенадцати лет. Анна была старше Сержа на три года. О том, с кем у начальника свидание, знали только Влад и «Розовые ушки». Они и рассказали операторам, что перед тем, как Серж ушел, ему позвонила Людмила.
Серж долго не возвращался. Вечером один из клиентов хотел выразить личную благодарность «Logistics Company» и поговорить с руководителем. Пришлось соврать ему, что Серж уехал на собрание в Донецк. Часы показывали 18:10, а он все никак не возвращался. Влад безрезультатно пытался дозвониться, но абонент был недоступен. «Загулял!» – думали девочки.
Работа кипела. Склад пополнился новой партией «свеженьких посылочек» – семь тонн, непередаваемого человеческого счастья! Влад со сканером в руке носился на рокле из угла в угол. «Розовые ушки» сидел за компьютером и распечатывал акты выгрузки. За воротами что-то треснуло. Позже донеслись нечленораздельные звуки. Кто-то бросил камень через решетку прямо в помещение. Влад вышел посмотреть, кто там.
У черного входа в куче мусора из макулатуры и использованных материалов упаковки, поджав ноги, на боку лежал Серж Рябинович. Влад сразу заметил, что его серый пиджак заляпан пятнами крови, рукав оторван, на одной ноге нет ботинка, только грязный носок. От Сержа разило спиртным. Он не мог самостоятельно подняться.
Влад попытался ему помочь, но понял, что одному ему не справиться. Он позвал Сергея «Розовые ушки»:
– Эй, ты, Фунтик! Поднимай свой зад и иди сюда!
Тот пришел с важным видом, сунув руки в карманы:
– Чего надо? – недовольно спросил он, но, увидев малоподвижное тело, сам кинулся помогать.
Вдвоем они затащили пьяного руководителя на склад. При свете ламп стало отчетливо видно, что у него разбит нос, кровоточила рана на затылке, и все лицо было в мелких ссадинах, будто бы его избивали колючим банным веником.
Ангелина заканчивала сканирование штрих-кодов в реестр архивации. Рабочий день подходил к концу. Но, так и не закончив, она вместе с Инной пошла на склад, услышав тревожные голоса приемщиков.
Серж сидел на стуле, свесив голову. Избитый. Одежда порвана. Все в крови.
Ангелина в один миг достала аптечку и дала Сержу понюхать нашатырный спирт. Налила полчашки воды и капнула в нее немного. Серж попытался встать, широко распахнув глаза.
– Выпей! – Ангелина поднесла к его губам воду.
Серж послушался.
Сразу он, конечно, не протрезвел, но начал говорить – это уже хороший знак.
– Вы когда-нибудь дрались с боксером? – спросил он. – Боксер – это сила. Силища!
Сержа обступили с обеих сторон. Инна принялась обрабатывать ему рану на голове перекисью водорода. Остальные с любопытством слушали Сержа.
Ангелине достаточно было услышать слово «боксер», и она сразу подумала о Леониде: «Неужели он узнал о его связи с Людмилой?»
Серж истерически смеялся:
– Люськин муж следил за нами, – он ответил на немой вопрос Ангелины. – Спокойно поговорить с ним не получилось. Но я пытался! Честно пытался! Я сказал ему, что мы все взрослые люди и нет ничего дурного в том, что иногда хочется разнообразия. А еще я сказал, что у Люськи классные сиськи! По ходу, это его и зацепило! Он одним ударом завалил меня на асфальт.
Влад ухмыльнулся:
– Ничего удивительного! Ты бы еще предложил ему заняться сексом втроем.
– А что? Неплохая идея! – Серж кривился от боли, но продолжал смеяться.
Ангелина молча слушала пьяный бред. Ей стало не по себе оттого, что Леонид теперь все знает. Она пыталась представить, что он чувствует, но не могла. Знала лишь одно – Леонид явно разочарован.

Домой Ангелина приехала вовремя. Её ждал приятный сюрприз. Петр и Саша приготовили ужин – мясо по-французски с грибами и помидорами. Пахло аппетитно. Петр явно постарался: хорошенько отбил свиную вырезку, промариновал в остром томатном соусе со специями, тонко нарезал лук полукольцами, шампиньоны пластинками, мелко порубил зелень, и все посыпал натертым сыром. Ангелина похвалила мужа, признавшись, что он готовит очень вкусно. На что Петр ответил «Я готовлю с любовью, а ты на скорую руку!»
После ужина Петр и Саша помогли Ангелине навести в кухне порядок. И когда посуда была перемыта и в том числе противень с присохшим жиром и сама духовка, Ангелина с семьей смотрела комедию по телевизору. Для нее это было редкостью – обычно на фильмы времени не хватало, потому что она с работы возвращается в 20:00, готовит и параллельно наводит порядок в квартире. Но поскольку ужин был приготовлен, полы вымыты и даже стирка сушилась на веревке, Ангелина в обнимку с мужем отвлеклась от своих мыслей, смеясь над американским юмором.

Желание быть любимой

Утром Ангелина ехала на работу со Светланой Смеховой.
Светлана цвела. Ее глаза светились от счастья. Она весело смеялась, рассказывая Ангелине о переписке с Джаном, о телефонных звонках и разговорах по несколько часов. В паспорте уже стоял штамм о разводе, и Светлану нисколько не мучила совесть. Она почувствовала свободу и была готова на безрассудные поступки и сумасшедшие действия.
– Джан собирается приехать ко мне в гости! Я покажу ему родину президента – терриконы угольных шахт и металлургического завода вместо живописных крымских гор.
Ангелина уже ничему не удивлялась:
– А я решила наладить отношения с мужем, – заявила она решительно.
– А как же Лёня?
– У него есть жена, у меня муж. К тому же он не очень то и стремиться развивать наши отношения. Скорее сопротивляется желанию увидеть меня. Или это желание не настолько велико. А может он ждет действий от меня, так же как и я от него.
– Какие же вы упертые. Оба! Возьми и позвони ему, скажи, что соскучилась, предложи встретиться. Или вообще приди к нему в офис. Сделай ему сюрприз! И по его реакции все поймешь. Чего ты ждешь? Пока пройдет еще лет десять? Жить и наслаждаться жизнью нужно сегодня, а не откладывать на завтра.
– Света, я уже столько раз вертела в руках телефон, никак не решаясь отправить ему смс-ку. Я хочу! Хотела бы снова побыть с ним хотя бы часок. Но мне не нравится, что он меня игнорирует. Я понимаю, он занят, у него много важных дел, серьезная работа, жена есть, которую он, скорее всего, любит, не смотря на то, что за четыре года она ему давно могла наскучить и даже вызывать раздражение. Почему он не напишет мне коротенькое «скучаю» или не пришлет хотя бы смайлик в воздушным поцелуем? Почему я должна делать первый шаг? Почему я должна за ним бегать? Не буду. Захочет меня увидеть, сам придет. Он знает, где меня искать.
– Возможно, он думает так же, как и ты. Вертит в руках телефон, но не решается позвонить.
– Мы виделись в воскресенье в «Александрии»! Случайно. Он пришел со своей Люськой, я с девочками с «Logistics Company». Лёня – красавчик! Он передал для меня салфетку с надписью «Выглядишь сногсшибательно!» и весь вечер наблюдал за мной. А я за ним. А потом за мной приехал Петя, и мы прошли мимо столика Лёни, как счастливые муж и жена. Ему наверно было неприятно видеть меня с мужем, как и мне, видеть Лёню с его женой. Мы не можем быть вместе. Слишком много «но».
– Эти «но» вы придумываете себе сами, – Светлана убедительно кивнула головой, прищурив глаза. – Ситуация, конечно, не из легких. Любовный треугольник – это одно, а квадрат – уже другое.
– Ты еще не знаешь самого главного. Лёне стало известно, что его Люська изменяла ему с нашим Сержем.
– Ничего себе! И кто же приложил к этому руку? Как он догадался?
– Выходит, все-таки догадался. Он следил за ними. Представляешь? Серж вчера в обед ушел на свиданье с Люськой, а пришел только к семи часам. И «пришел» это громко сказано. Скорее приполз пьяный. В одном ботинке, порванном костюме, и с разбитой головой. Он и рассказал, что его отметелил боксер – разъяренный муж Людмилы, которому Серж пытался объяснить, что нет ничего страшного в изменах. Мол, мы все взрослые люди и должны понимать, что иногда хочется разнообразия!
Светлана интригующе посмотрела на Ангелину:
– Теперь твой черед выходить на сцену! Лёня подавлен, расстроен, зол на свою жену – его нужно утешить, приласкать, окружить заботой и вниманием! И тогда – он твой!
– Нет, Светка, я так не смогу. Это нечестно. Я люблю его, он манит меня, сводит с ума, я сама хочу его до безумия, но надеюсь, что если у нас и будет что-то, то только по любви. Я не стану игрушкой в его руках, он не отомстит жене за предательство ее же монетой. По крайней мере, не со мной.
– Глупо и наивно! Сейчас самый подходящий момент войти в жизнь Леонида страстной любовницей, исцеляющей его раны. Тем более, ты любишь его с семнадцати лет, а он тебя даже голой не видел. Соблазни его, искуси! Приди к нему в эротическом белье! Разденься! Дай ему насладиться тобой прямо за рабочим столом! Мужчины любят смелых женщин без комплексов, красивых и вызывающих желание обладать ими. Сделай ему подарок и себе тоже. Не отказывайся от возможности стать счастливой.
– Света, ты хочешь, чтобы я считала себя шлюхой?
– К чему эти оскорбительные сравнения? Будь собой! Не запрещай себе любить и сделай хоть что-то, чтобы Лёня понял, что небезразличен тебе. Позвони и спроси, как дела, для начала.
– Ты думаешь, он не знает, что я испытываю к нему? Разве это непонятно?
– Это понятно тебе. А он не может быть уверен в твоих чувствах. Возможно, он считает, что ты счастлива с мужем, и не хочет разбивать вашу семью.
– Как все сложно, Света. Петя последнее время, как шелковый, вертится вокруг меня. Вчера и ужин приготовил, и полы помыл. Бросил пить. Правда, не знаю надолго ли. Мне его жалко. Он любит меня, а я – дура, помешалась на Лёне. Что же мне делать? Я не могу не думать о нем. Утром, днем, вечером, ночью перед сном. Он будто околдовал меня. Это невыносимо.
– Дай ему один раз! Что если Лёня разочарует тебя, и ты больше о нем и не вспомнишь?!
– А если мне понравится?! И Лёня станет для меня как наркотик, и я не смогу без него жить?
– А если, а если! Что-нибудь придумаешь. Безвыходных ситуаций не бывает – даже если тебя проглотят, всегда есть два выхода! Ты разрулишь любую ситуацию. Я в этом не сомневаюсь.
– Каким способом, Света? Сделав больно мужу? Что будут говорить у меня за спиной остальные?
– А тебя интересует чужое мнение? Забей! И живи, как хочется!
«Живи, как хочется!» – эту фразу Ангелина повторяла себе целую неделю, так и не решаясь последовать советам Светланы.
Петр окружил Ангелину своим вниманием: встречал с работы, готовил ужин, ванну с пеной, зажигал свечи и всячески старался скрасить их вечера, поблекнувшие за годы совместной жизни. Ангелина ценила его попытки сблизиться после нескольких лет онлайн-войны, героем которой стал Петр, пожертвовав семейным счастьем.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:28
 
СообщениеДля многих в 21:30 вечер только начинается, другим в это время уже пора домой. Ангелину дома ждал Саша, у Оли тоже был сын, которого она оставила с бабушкой, у Инны детей не было, но ей тоже нужно было торопиться, чтобы вернуться домой раньше мужа. Умные жены не заставляют себя ждать.
Вскоре они расплатились, оставив официанту на чай, вызвали три такси и встали из-за стола. Леонид все еще оставался в кафе. Ангелина прошла мимо него под ручку с мужем. Петр обнимал ее и что-то шептал на ухо. Он смотрел на Ангелину с такой любовью, что в Леониде закипала кровь. Он хотел Ангелину, и то, что между ними еще ничего не было, заводило его еще больше.
Ангелина оставалась для него загадкой. Но Леонид был уверен, что его тактика выжидания сработает, и обязательно придет тот день, когда Ангелина станет его. Ненадолго, но станет. Он провел ее взглядом. Взглядом хищника, заприметившего добычу. «Я все равно добьюсь своего!»

Примирение

Прохладная осенняя ночь окутала Енакиево густым туманом. На небе ни луны, ни звезд. Мрак. И только фонари вдоль дороги и фары проезжающих автомобилей разбавляли черноту яркими красками огня.
К стоянке у «Александрии» подъехали две машины с шашечками – такси для Инны и Оли. Девочки попрощались, как всегда целуясь и обнимаясь. Третья машина задерживалась.
Ангелина и Петр остались наедине. Его руки нежно и неуверенно скользнули под коротенький пиджачок. Он обнял жену, вдыхая аромат знакомых духов:
– Ты когда-нибудь простишь меня?
– Я не знаю.
– Обещаю, подобное никогда не повторится, – он говорил спокойно, медленно, вполголоса. – Я очень сильно тебя люблю. Ты для меня все! Весь мир, вся вселенная! Ну, хочешь, я встану на колени, и буду кричать о своей любви?! Хочешь, я выброшу компьютер с балкона, и буду делать тебе каждый вечер массаж ступней?! Хочешь?!
Ангелина залилась смехом. Громко, звонко и несдержанно.
– Хочу! Массаж ступней! И не только ступней.
Она провела кончиком пальца по гладко выбритой щеке Петра, обвела контур губ и остановилась в ожидании поцелуя.
– Ты прощаешь меня?
– Я попытаюсь тебя простить. Но предупреждаю, я ничего никогда не забываю. Даю тебе первый и последний шанс. Второго шанса у тебя не будет.
Петр поцеловал Ангелину кротким поцелуем:
– Ради тебя я исправлюсь. Я готов пожертвовать «World of Tanks» лишь бы быть с тобой.
– Надо же?! А что ты там говорил на счет выпивки? Ты пошутил?
– Нисколько! Я две недели уже не пью. Даже пиво.
– Две недели – это, конечно, срок! – Ангелина потешалась.
– Две недели без тебя – это, действительно, срок, и не малый. Я многое понял. Ты значишь для меня слишком много, и я не хочу тебя потерять ни из-за водки, ни из-за танчиков. Все изменится.
Ангелине было приятно, слышать подобные слова. Она приклонила голову к плечу мужа и закрыла глаза:
– Ты не представляешь, как я хочу домой! Под теплое одеяло, на мягкую постель.
– А ты не представляешь, как я хочу с тобой!
Подъехала машина такси. Петр с Ангелиной сели на заднее сидение в обнимку. Ангелина засыпала на ходу, а Петр целовал ее нежно в висок, поглаживал по бедрам и крепко прижимал к себе.
Петр всегда считал Ангелину красивой девушкой. И, когда нависла угроза расставания, он понял, что не простит себе, если эта красота достанется другому. Ангелина за годы совместной жизни из недосягаемой куклы Барби превратилась в надоевшую игрушку. В ту, которую можно положить на полку и не вспоминать, но знать, что если захочется вновь поиграть, она рядом, стоит только захотеть. Лишь боязнь раз и навсегда потерять ее дала Петру возможность переосмыслить свое отношение к жене и жизни в целом. Он осознал свои ошибки. В первую очередь, понял, что не уделял ей должного внимания. А ведь Ангелина не была серой мышкой. Она – видная девушка, на которую как в 21, так и в 29 лет с восхищением смотрят мужчины. В этом Петр еще раз убедился в кафе. Он испытал чувство гордости оттого, что Ангелина – его жена.
Ночью Петр трижды загладил вину перед женой, покрывая поцелуями все ее тело. От кончиков пальцев до кончиков ушей. Они вместе смывали с себя пыл неистовой страсти под струями прохладной воды в душе, и вновь разгорячались от ласк на шелковых простынях в освещении романтических свечей, расставленных по всей комнате.
Наутро Ангелина проснулась в объятьях мужа. День обещал быть солнечным. Было светло и по-весеннему радостно. «Что-то изменилось. А может просто встало на свои места?!» – подумала Ангелина, осторожно перелазив через спящего мужа. Она тихонько прошла в кухню, включила чайник. А пока вода закипала, умылась и почистила зубы, прокручивая в памяти, как киноленту, вчерашний вечер и жаркую ночь. Ангелина сделала две чашки кофе и вернулась к спящему мужу: «Доброе утро, в знак нашего примирения я принесла тебе кофе в постель! А завтра кофе принесешь ты!»

Разоблачение

Понедельник выдался не из легких. После вечера в «Александрии» Инна явилась на работу не накрашенная, заспанная. Она медленно опустилась на стул и, сложив руки на столе, опустила голову. Серж, Влад и второй Сергей, тот который «Розовые ушки», занимались своими делами на складе: упаковывали 35 баянов вип-клиента, с которыми не удалось справиться в субботу. Вскоре пришла Оля и с порога начала жаловаться, что больше никогда в жизни не будет пить по воскресеньям. Она еле волочила ноги, с трудом добралась до своего рабочего места, упала на стул и даже не стала включать компьютер:
– Капец, как мне плохо. У меня болит желудок, – она схватилась за живот и наклонилась над столом. – И голова раскалывается. И еще почки болят. Или печень. Короче, я не знаю, как пережить сегодняшний день.
Инна понимающе тяжело вздохнула:
– Я вчера еще и «King's Bridge» выпила. Хватило ума. Утром еле встала с кровати. Думала уже забить на работу, позвонить Сержу и сказать «я заболела», но потом вдруг подумала, а что если мы все втроем сегодня не выйдем, и тогда работать будет некому.
– Интересно, как там наша Ангелинка?
Только о ней вспомнили, и она вошла в офис. Бодренькая, свеженькая, как всегда накрашенная, в черном коротком платье, на высоких каблуках. Поздоровалась с девочками и, сочувственно улыбаясь, подошла к ним, прочитав по лицам, как им сейчас нехорошо.
Шум в клиентской зоне услышали ребята со склада. Влад Погреб просунул голову в приоткрытую дверь:
– Ага! И что у нас там происходит? – он вошел в зал. – «Невменяемые операторы» никак всю ночь где-то шатались? Ого! Инна, что с тобой? Ты что набухалась? Оля! Что, и ты тоже? Ангелинка, а ты что с ними не пила? – Влад демонстративно смеялся, делая удивленное лицо.
– Девочки, вам, правда, так плохо, как вы выглядите? – Ангелина смотрела то на Инну, то на Олю, не веря своим глазам.
– Ангелина, мы хоть нормально вчера ушли с «Александрии»? Без приключений? – спросила Инна.
– Ты что не помнишь? – удивилась Ангелина.
– Последнее, что я помню, это как мы заказали вторую бутылку водки. Потом мы танцевали…
Подошли два Сержа – Рябинович и «Розовые ушки».
– Ни фига себе! – удивился второй.
– Капец, Сережа, не надо делать такое лицо! – возмутилась Оля.
– Инна, а почему ты не идешь курить? Ты же обычно всегда перед работой выкуриваешь сигаретку? – Влад подошел к Инне и положил ей руки на плечи.
– Ай! Убери руки! Больно! Я и до курилки не дойду – у меня все тело ломит! – жалобно пролепетала она в ответ, еле ворочая языком.
Оля откинулась на стуле:
– Серж, можно я пойду домой? Мне, правда, плохо. У меня все болит.
– Ангел! – Серж обнял Ангелину, игнорируя Олин вопрос. – Колись, чем ты их напоила? – он дурачился. – Ты посмотри на их лица! Я их таким вижу в первый раз!
Ангелина убрала его руку. Она и сама видела Олю с Инной в таком расклеенном состоянии впервые:
– Ну, перебрали маленько! С кем не бывает? Надо было ограничиться одной бутылкой, но, что сделано, то сделано!
До открытия отделения оставалось две минуты. Серж сжалился над Олей, и разрешил ей написать заявление на бесплатный отпуск. Задним числом сроком на один день.
Ангелину и Инну ждал насыщенный трудовой день: 150 отправок и 250 выдач, сотни клиентов, из которых, как минимум десяток с расшатанной психикой, 50 старушек, не знающих адреса, еще столько же, не знающих номер ТТН и желающих, чтобы им «нашли посылочку по фамилии». А сколько людей приходит только узнать «А скажите, сколько нужно оплачивать? А когда я смогу получить? А что для этого нужно?» и т.д.
Вдобавок ко всему, в 13:30 Серж Рябинович ушел якобы на обед. Он регулярно «ходил на обед» несколько раз в день. Бывали, конечно, случаи, когда он не покидал офис за смену ни разу. Но это стало редкостью за последнее время. У Сержа появилась еще одна пассия! Теперь он разрывался между двумя: Люськой и Нюськой. Вторая – Анна – была стоматологом в городской поликлинике. Ухоженная, миниатюрная, губки бантиком, глазки кошачьи. О ней Ангелина знала немного – только то, что она разведена и растит дочь двенадцати лет. Анна была старше Сержа на три года. О том, с кем у начальника свидание, знали только Влад и «Розовые ушки». Они и рассказали операторам, что перед тем, как Серж ушел, ему позвонила Людмила.
Серж долго не возвращался. Вечером один из клиентов хотел выразить личную благодарность «Logistics Company» и поговорить с руководителем. Пришлось соврать ему, что Серж уехал на собрание в Донецк. Часы показывали 18:10, а он все никак не возвращался. Влад безрезультатно пытался дозвониться, но абонент был недоступен. «Загулял!» – думали девочки.
Работа кипела. Склад пополнился новой партией «свеженьких посылочек» – семь тонн, непередаваемого человеческого счастья! Влад со сканером в руке носился на рокле из угла в угол. «Розовые ушки» сидел за компьютером и распечатывал акты выгрузки. За воротами что-то треснуло. Позже донеслись нечленораздельные звуки. Кто-то бросил камень через решетку прямо в помещение. Влад вышел посмотреть, кто там.
У черного входа в куче мусора из макулатуры и использованных материалов упаковки, поджав ноги, на боку лежал Серж Рябинович. Влад сразу заметил, что его серый пиджак заляпан пятнами крови, рукав оторван, на одной ноге нет ботинка, только грязный носок. От Сержа разило спиртным. Он не мог самостоятельно подняться.
Влад попытался ему помочь, но понял, что одному ему не справиться. Он позвал Сергея «Розовые ушки»:
– Эй, ты, Фунтик! Поднимай свой зад и иди сюда!
Тот пришел с важным видом, сунув руки в карманы:
– Чего надо? – недовольно спросил он, но, увидев малоподвижное тело, сам кинулся помогать.
Вдвоем они затащили пьяного руководителя на склад. При свете ламп стало отчетливо видно, что у него разбит нос, кровоточила рана на затылке, и все лицо было в мелких ссадинах, будто бы его избивали колючим банным веником.
Ангелина заканчивала сканирование штрих-кодов в реестр архивации. Рабочий день подходил к концу. Но, так и не закончив, она вместе с Инной пошла на склад, услышав тревожные голоса приемщиков.
Серж сидел на стуле, свесив голову. Избитый. Одежда порвана. Все в крови.
Ангелина в один миг достала аптечку и дала Сержу понюхать нашатырный спирт. Налила полчашки воды и капнула в нее немного. Серж попытался встать, широко распахнув глаза.
– Выпей! – Ангелина поднесла к его губам воду.
Серж послушался.
Сразу он, конечно, не протрезвел, но начал говорить – это уже хороший знак.
– Вы когда-нибудь дрались с боксером? – спросил он. – Боксер – это сила. Силища!
Сержа обступили с обеих сторон. Инна принялась обрабатывать ему рану на голове перекисью водорода. Остальные с любопытством слушали Сержа.
Ангелине достаточно было услышать слово «боксер», и она сразу подумала о Леониде: «Неужели он узнал о его связи с Людмилой?»
Серж истерически смеялся:
– Люськин муж следил за нами, – он ответил на немой вопрос Ангелины. – Спокойно поговорить с ним не получилось. Но я пытался! Честно пытался! Я сказал ему, что мы все взрослые люди и нет ничего дурного в том, что иногда хочется разнообразия. А еще я сказал, что у Люськи классные сиськи! По ходу, это его и зацепило! Он одним ударом завалил меня на асфальт.
Влад ухмыльнулся:
– Ничего удивительного! Ты бы еще предложил ему заняться сексом втроем.
– А что? Неплохая идея! – Серж кривился от боли, но продолжал смеяться.
Ангелина молча слушала пьяный бред. Ей стало не по себе оттого, что Леонид теперь все знает. Она пыталась представить, что он чувствует, но не могла. Знала лишь одно – Леонид явно разочарован.

Домой Ангелина приехала вовремя. Её ждал приятный сюрприз. Петр и Саша приготовили ужин – мясо по-французски с грибами и помидорами. Пахло аппетитно. Петр явно постарался: хорошенько отбил свиную вырезку, промариновал в остром томатном соусе со специями, тонко нарезал лук полукольцами, шампиньоны пластинками, мелко порубил зелень, и все посыпал натертым сыром. Ангелина похвалила мужа, признавшись, что он готовит очень вкусно. На что Петр ответил «Я готовлю с любовью, а ты на скорую руку!»
После ужина Петр и Саша помогли Ангелине навести в кухне порядок. И когда посуда была перемыта и в том числе противень с присохшим жиром и сама духовка, Ангелина с семьей смотрела комедию по телевизору. Для нее это было редкостью – обычно на фильмы времени не хватало, потому что она с работы возвращается в 20:00, готовит и параллельно наводит порядок в квартире. Но поскольку ужин был приготовлен, полы вымыты и даже стирка сушилась на веревке, Ангелина в обнимку с мужем отвлеклась от своих мыслей, смеясь над американским юмором.

Желание быть любимой

Утром Ангелина ехала на работу со Светланой Смеховой.
Светлана цвела. Ее глаза светились от счастья. Она весело смеялась, рассказывая Ангелине о переписке с Джаном, о телефонных звонках и разговорах по несколько часов. В паспорте уже стоял штамм о разводе, и Светлану нисколько не мучила совесть. Она почувствовала свободу и была готова на безрассудные поступки и сумасшедшие действия.
– Джан собирается приехать ко мне в гости! Я покажу ему родину президента – терриконы угольных шахт и металлургического завода вместо живописных крымских гор.
Ангелина уже ничему не удивлялась:
– А я решила наладить отношения с мужем, – заявила она решительно.
– А как же Лёня?
– У него есть жена, у меня муж. К тому же он не очень то и стремиться развивать наши отношения. Скорее сопротивляется желанию увидеть меня. Или это желание не настолько велико. А может он ждет действий от меня, так же как и я от него.
– Какие же вы упертые. Оба! Возьми и позвони ему, скажи, что соскучилась, предложи встретиться. Или вообще приди к нему в офис. Сделай ему сюрприз! И по его реакции все поймешь. Чего ты ждешь? Пока пройдет еще лет десять? Жить и наслаждаться жизнью нужно сегодня, а не откладывать на завтра.
– Света, я уже столько раз вертела в руках телефон, никак не решаясь отправить ему смс-ку. Я хочу! Хотела бы снова побыть с ним хотя бы часок. Но мне не нравится, что он меня игнорирует. Я понимаю, он занят, у него много важных дел, серьезная работа, жена есть, которую он, скорее всего, любит, не смотря на то, что за четыре года она ему давно могла наскучить и даже вызывать раздражение. Почему он не напишет мне коротенькое «скучаю» или не пришлет хотя бы смайлик в воздушным поцелуем? Почему я должна делать первый шаг? Почему я должна за ним бегать? Не буду. Захочет меня увидеть, сам придет. Он знает, где меня искать.
– Возможно, он думает так же, как и ты. Вертит в руках телефон, но не решается позвонить.
– Мы виделись в воскресенье в «Александрии»! Случайно. Он пришел со своей Люськой, я с девочками с «Logistics Company». Лёня – красавчик! Он передал для меня салфетку с надписью «Выглядишь сногсшибательно!» и весь вечер наблюдал за мной. А я за ним. А потом за мной приехал Петя, и мы прошли мимо столика Лёни, как счастливые муж и жена. Ему наверно было неприятно видеть меня с мужем, как и мне, видеть Лёню с его женой. Мы не можем быть вместе. Слишком много «но».
– Эти «но» вы придумываете себе сами, – Светлана убедительно кивнула головой, прищурив глаза. – Ситуация, конечно, не из легких. Любовный треугольник – это одно, а квадрат – уже другое.
– Ты еще не знаешь самого главного. Лёне стало известно, что его Люська изменяла ему с нашим Сержем.
– Ничего себе! И кто же приложил к этому руку? Как он догадался?
– Выходит, все-таки догадался. Он следил за ними. Представляешь? Серж вчера в обед ушел на свиданье с Люськой, а пришел только к семи часам. И «пришел» это громко сказано. Скорее приполз пьяный. В одном ботинке, порванном костюме, и с разбитой головой. Он и рассказал, что его отметелил боксер – разъяренный муж Людмилы, которому Серж пытался объяснить, что нет ничего страшного в изменах. Мол, мы все взрослые люди и должны понимать, что иногда хочется разнообразия!
Светлана интригующе посмотрела на Ангелину:
– Теперь твой черед выходить на сцену! Лёня подавлен, расстроен, зол на свою жену – его нужно утешить, приласкать, окружить заботой и вниманием! И тогда – он твой!
– Нет, Светка, я так не смогу. Это нечестно. Я люблю его, он манит меня, сводит с ума, я сама хочу его до безумия, но надеюсь, что если у нас и будет что-то, то только по любви. Я не стану игрушкой в его руках, он не отомстит жене за предательство ее же монетой. По крайней мере, не со мной.
– Глупо и наивно! Сейчас самый подходящий момент войти в жизнь Леонида страстной любовницей, исцеляющей его раны. Тем более, ты любишь его с семнадцати лет, а он тебя даже голой не видел. Соблазни его, искуси! Приди к нему в эротическом белье! Разденься! Дай ему насладиться тобой прямо за рабочим столом! Мужчины любят смелых женщин без комплексов, красивых и вызывающих желание обладать ими. Сделай ему подарок и себе тоже. Не отказывайся от возможности стать счастливой.
– Света, ты хочешь, чтобы я считала себя шлюхой?
– К чему эти оскорбительные сравнения? Будь собой! Не запрещай себе любить и сделай хоть что-то, чтобы Лёня понял, что небезразличен тебе. Позвони и спроси, как дела, для начала.
– Ты думаешь, он не знает, что я испытываю к нему? Разве это непонятно?
– Это понятно тебе. А он не может быть уверен в твоих чувствах. Возможно, он считает, что ты счастлива с мужем, и не хочет разбивать вашу семью.
– Как все сложно, Света. Петя последнее время, как шелковый, вертится вокруг меня. Вчера и ужин приготовил, и полы помыл. Бросил пить. Правда, не знаю надолго ли. Мне его жалко. Он любит меня, а я – дура, помешалась на Лёне. Что же мне делать? Я не могу не думать о нем. Утром, днем, вечером, ночью перед сном. Он будто околдовал меня. Это невыносимо.
– Дай ему один раз! Что если Лёня разочарует тебя, и ты больше о нем и не вспомнишь?!
– А если мне понравится?! И Лёня станет для меня как наркотик, и я не смогу без него жить?
– А если, а если! Что-нибудь придумаешь. Безвыходных ситуаций не бывает – даже если тебя проглотят, всегда есть два выхода! Ты разрулишь любую ситуацию. Я в этом не сомневаюсь.
– Каким способом, Света? Сделав больно мужу? Что будут говорить у меня за спиной остальные?
– А тебя интересует чужое мнение? Забей! И живи, как хочется!
«Живи, как хочется!» – эту фразу Ангелина повторяла себе целую неделю, так и не решаясь последовать советам Светланы.
Петр окружил Ангелину своим вниманием: встречал с работы, готовил ужин, ванну с пеной, зажигал свечи и всячески старался скрасить их вечера, поблекнувшие за годы совместной жизни. Ангелина ценила его попытки сблизиться после нескольких лет онлайн-войны, героем которой стал Петр, пожертвовав семейным счастьем.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 17:17
СообщениеДля многих в 21:30 вечер только начинается, другим в это время уже пора домой. Ангелину дома ждал Саша, у Оли тоже был сын, которого она оставила с бабушкой, у Инны детей не было, но ей тоже нужно было торопиться, чтобы вернуться домой раньше мужа. Умные жены не заставляют себя ждать.
Вскоре они расплатились, оставив официанту на чай, вызвали три такси и встали из-за стола. Леонид все еще оставался в кафе. Ангелина прошла мимо него под ручку с мужем. Петр обнимал ее и что-то шептал на ухо. Он смотрел на Ангелину с такой любовью, что в Леониде закипала кровь. Он хотел Ангелину, и то, что между ними еще ничего не было, заводило его еще больше.
Ангелина оставалась для него загадкой. Но Леонид был уверен, что его тактика выжидания сработает, и обязательно придет тот день, когда Ангелина станет его. Ненадолго, но станет. Он провел ее взглядом. Взглядом хищника, заприметившего добычу. «Я все равно добьюсь своего!»

Примирение

Прохладная осенняя ночь окутала Енакиево густым туманом. На небе ни луны, ни звезд. Мрак. И только фонари вдоль дороги и фары проезжающих автомобилей разбавляли черноту яркими красками огня.
К стоянке у «Александрии» подъехали две машины с шашечками – такси для Инны и Оли. Девочки попрощались, как всегда целуясь и обнимаясь. Третья машина задерживалась.
Ангелина и Петр остались наедине. Его руки нежно и неуверенно скользнули под коротенький пиджачок. Он обнял жену, вдыхая аромат знакомых духов:
– Ты когда-нибудь простишь меня?
– Я не знаю.
– Обещаю, подобное никогда не повторится, – он говорил спокойно, медленно, вполголоса. – Я очень сильно тебя люблю. Ты для меня все! Весь мир, вся вселенная! Ну, хочешь, я встану на колени, и буду кричать о своей любви?! Хочешь, я выброшу компьютер с балкона, и буду делать тебе каждый вечер массаж ступней?! Хочешь?!
Ангелина залилась смехом. Громко, звонко и несдержанно.
– Хочу! Массаж ступней! И не только ступней.
Она провела кончиком пальца по гладко выбритой щеке Петра, обвела контур губ и остановилась в ожидании поцелуя.
– Ты прощаешь меня?
– Я попытаюсь тебя простить. Но предупреждаю, я ничего никогда не забываю. Даю тебе первый и последний шанс. Второго шанса у тебя не будет.
Петр поцеловал Ангелину кротким поцелуем:
– Ради тебя я исправлюсь. Я готов пожертвовать «World of Tanks» лишь бы быть с тобой.
– Надо же?! А что ты там говорил на счет выпивки? Ты пошутил?
– Нисколько! Я две недели уже не пью. Даже пиво.
– Две недели – это, конечно, срок! – Ангелина потешалась.
– Две недели без тебя – это, действительно, срок, и не малый. Я многое понял. Ты значишь для меня слишком много, и я не хочу тебя потерять ни из-за водки, ни из-за танчиков. Все изменится.
Ангелине было приятно, слышать подобные слова. Она приклонила голову к плечу мужа и закрыла глаза:
– Ты не представляешь, как я хочу домой! Под теплое одеяло, на мягкую постель.
– А ты не представляешь, как я хочу с тобой!
Подъехала машина такси. Петр с Ангелиной сели на заднее сидение в обнимку. Ангелина засыпала на ходу, а Петр целовал ее нежно в висок, поглаживал по бедрам и крепко прижимал к себе.
Петр всегда считал Ангелину красивой девушкой. И, когда нависла угроза расставания, он понял, что не простит себе, если эта красота достанется другому. Ангелина за годы совместной жизни из недосягаемой куклы Барби превратилась в надоевшую игрушку. В ту, которую можно положить на полку и не вспоминать, но знать, что если захочется вновь поиграть, она рядом, стоит только захотеть. Лишь боязнь раз и навсегда потерять ее дала Петру возможность переосмыслить свое отношение к жене и жизни в целом. Он осознал свои ошибки. В первую очередь, понял, что не уделял ей должного внимания. А ведь Ангелина не была серой мышкой. Она – видная девушка, на которую как в 21, так и в 29 лет с восхищением смотрят мужчины. В этом Петр еще раз убедился в кафе. Он испытал чувство гордости оттого, что Ангелина – его жена.
Ночью Петр трижды загладил вину перед женой, покрывая поцелуями все ее тело. От кончиков пальцев до кончиков ушей. Они вместе смывали с себя пыл неистовой страсти под струями прохладной воды в душе, и вновь разгорячались от ласк на шелковых простынях в освещении романтических свечей, расставленных по всей комнате.
Наутро Ангелина проснулась в объятьях мужа. День обещал быть солнечным. Было светло и по-весеннему радостно. «Что-то изменилось. А может просто встало на свои места?!» – подумала Ангелина, осторожно перелазив через спящего мужа. Она тихонько прошла в кухню, включила чайник. А пока вода закипала, умылась и почистила зубы, прокручивая в памяти, как киноленту, вчерашний вечер и жаркую ночь. Ангелина сделала две чашки кофе и вернулась к спящему мужу: «Доброе утро, в знак нашего примирения я принесла тебе кофе в постель! А завтра кофе принесешь ты!»

Разоблачение

Понедельник выдался не из легких. После вечера в «Александрии» Инна явилась на работу не накрашенная, заспанная. Она медленно опустилась на стул и, сложив руки на столе, опустила голову. Серж, Влад и второй Сергей, тот который «Розовые ушки», занимались своими делами на складе: упаковывали 35 баянов вип-клиента, с которыми не удалось справиться в субботу. Вскоре пришла Оля и с порога начала жаловаться, что больше никогда в жизни не будет пить по воскресеньям. Она еле волочила ноги, с трудом добралась до своего рабочего места, упала на стул и даже не стала включать компьютер:
– Капец, как мне плохо. У меня болит желудок, – она схватилась за живот и наклонилась над столом. – И голова раскалывается. И еще почки болят. Или печень. Короче, я не знаю, как пережить сегодняшний день.
Инна понимающе тяжело вздохнула:
– Я вчера еще и «King's Bridge» выпила. Хватило ума. Утром еле встала с кровати. Думала уже забить на работу, позвонить Сержу и сказать «я заболела», но потом вдруг подумала, а что если мы все втроем сегодня не выйдем, и тогда работать будет некому.
– Интересно, как там наша Ангелинка?
Только о ней вспомнили, и она вошла в офис. Бодренькая, свеженькая, как всегда накрашенная, в черном коротком платье, на высоких каблуках. Поздоровалась с девочками и, сочувственно улыбаясь, подошла к ним, прочитав по лицам, как им сейчас нехорошо.
Шум в клиентской зоне услышали ребята со склада. Влад Погреб просунул голову в приоткрытую дверь:
– Ага! И что у нас там происходит? – он вошел в зал. – «Невменяемые операторы» никак всю ночь где-то шатались? Ого! Инна, что с тобой? Ты что набухалась? Оля! Что, и ты тоже? Ангелинка, а ты что с ними не пила? – Влад демонстративно смеялся, делая удивленное лицо.
– Девочки, вам, правда, так плохо, как вы выглядите? – Ангелина смотрела то на Инну, то на Олю, не веря своим глазам.
– Ангелина, мы хоть нормально вчера ушли с «Александрии»? Без приключений? – спросила Инна.
– Ты что не помнишь? – удивилась Ангелина.
– Последнее, что я помню, это как мы заказали вторую бутылку водки. Потом мы танцевали…
Подошли два Сержа – Рябинович и «Розовые ушки».
– Ни фига себе! – удивился второй.
– Капец, Сережа, не надо делать такое лицо! – возмутилась Оля.
– Инна, а почему ты не идешь курить? Ты же обычно всегда перед работой выкуриваешь сигаретку? – Влад подошел к Инне и положил ей руки на плечи.
– Ай! Убери руки! Больно! Я и до курилки не дойду – у меня все тело ломит! – жалобно пролепетала она в ответ, еле ворочая языком.
Оля откинулась на стуле:
– Серж, можно я пойду домой? Мне, правда, плохо. У меня все болит.
– Ангел! – Серж обнял Ангелину, игнорируя Олин вопрос. – Колись, чем ты их напоила? – он дурачился. – Ты посмотри на их лица! Я их таким вижу в первый раз!
Ангелина убрала его руку. Она и сама видела Олю с Инной в таком расклеенном состоянии впервые:
– Ну, перебрали маленько! С кем не бывает? Надо было ограничиться одной бутылкой, но, что сделано, то сделано!
До открытия отделения оставалось две минуты. Серж сжалился над Олей, и разрешил ей написать заявление на бесплатный отпуск. Задним числом сроком на один день.
Ангелину и Инну ждал насыщенный трудовой день: 150 отправок и 250 выдач, сотни клиентов, из которых, как минимум десяток с расшатанной психикой, 50 старушек, не знающих адреса, еще столько же, не знающих номер ТТН и желающих, чтобы им «нашли посылочку по фамилии». А сколько людей приходит только узнать «А скажите, сколько нужно оплачивать? А когда я смогу получить? А что для этого нужно?» и т.д.
Вдобавок ко всему, в 13:30 Серж Рябинович ушел якобы на обед. Он регулярно «ходил на обед» несколько раз в день. Бывали, конечно, случаи, когда он не покидал офис за смену ни разу. Но это стало редкостью за последнее время. У Сержа появилась еще одна пассия! Теперь он разрывался между двумя: Люськой и Нюськой. Вторая – Анна – была стоматологом в городской поликлинике. Ухоженная, миниатюрная, губки бантиком, глазки кошачьи. О ней Ангелина знала немного – только то, что она разведена и растит дочь двенадцати лет. Анна была старше Сержа на три года. О том, с кем у начальника свидание, знали только Влад и «Розовые ушки». Они и рассказали операторам, что перед тем, как Серж ушел, ему позвонила Людмила.
Серж долго не возвращался. Вечером один из клиентов хотел выразить личную благодарность «Logistics Company» и поговорить с руководителем. Пришлось соврать ему, что Серж уехал на собрание в Донецк. Часы показывали 18:10, а он все никак не возвращался. Влад безрезультатно пытался дозвониться, но абонент был недоступен. «Загулял!» – думали девочки.
Работа кипела. Склад пополнился новой партией «свеженьких посылочек» – семь тонн, непередаваемого человеческого счастья! Влад со сканером в руке носился на рокле из угла в угол. «Розовые ушки» сидел за компьютером и распечатывал акты выгрузки. За воротами что-то треснуло. Позже донеслись нечленораздельные звуки. Кто-то бросил камень через решетку прямо в помещение. Влад вышел посмотреть, кто там.
У черного входа в куче мусора из макулатуры и использованных материалов упаковки, поджав ноги, на боку лежал Серж Рябинович. Влад сразу заметил, что его серый пиджак заляпан пятнами крови, рукав оторван, на одной ноге нет ботинка, только грязный носок. От Сержа разило спиртным. Он не мог самостоятельно подняться.
Влад попытался ему помочь, но понял, что одному ему не справиться. Он позвал Сергея «Розовые ушки»:
– Эй, ты, Фунтик! Поднимай свой зад и иди сюда!
Тот пришел с важным видом, сунув руки в карманы:
– Чего надо? – недовольно спросил он, но, увидев малоподвижное тело, сам кинулся помогать.
Вдвоем они затащили пьяного руководителя на склад. При свете ламп стало отчетливо видно, что у него разбит нос, кровоточила рана на затылке, и все лицо было в мелких ссадинах, будто бы его избивали колючим банным веником.
Ангелина заканчивала сканирование штрих-кодов в реестр архивации. Рабочий день подходил к концу. Но, так и не закончив, она вместе с Инной пошла на склад, услышав тревожные голоса приемщиков.
Серж сидел на стуле, свесив голову. Избитый. Одежда порвана. Все в крови.
Ангелина в один миг достала аптечку и дала Сержу понюхать нашатырный спирт. Налила полчашки воды и капнула в нее немного. Серж попытался встать, широко распахнув глаза.
– Выпей! – Ангелина поднесла к его губам воду.
Серж послушался.
Сразу он, конечно, не протрезвел, но начал говорить – это уже хороший знак.
– Вы когда-нибудь дрались с боксером? – спросил он. – Боксер – это сила. Силища!
Сержа обступили с обеих сторон. Инна принялась обрабатывать ему рану на голове перекисью водорода. Остальные с любопытством слушали Сержа.
Ангелине достаточно было услышать слово «боксер», и она сразу подумала о Леониде: «Неужели он узнал о его связи с Людмилой?»
Серж истерически смеялся:
– Люськин муж следил за нами, – он ответил на немой вопрос Ангелины. – Спокойно поговорить с ним не получилось. Но я пытался! Честно пытался! Я сказал ему, что мы все взрослые люди и нет ничего дурного в том, что иногда хочется разнообразия. А еще я сказал, что у Люськи классные сиськи! По ходу, это его и зацепило! Он одним ударом завалил меня на асфальт.
Влад ухмыльнулся:
– Ничего удивительного! Ты бы еще предложил ему заняться сексом втроем.
– А что? Неплохая идея! – Серж кривился от боли, но продолжал смеяться.
Ангелина молча слушала пьяный бред. Ей стало не по себе оттого, что Леонид теперь все знает. Она пыталась представить, что он чувствует, но не могла. Знала лишь одно – Леонид явно разочарован.

Домой Ангелина приехала вовремя. Её ждал приятный сюрприз. Петр и Саша приготовили ужин – мясо по-французски с грибами и помидорами. Пахло аппетитно. Петр явно постарался: хорошенько отбил свиную вырезку, промариновал в остром томатном соусе со специями, тонко нарезал лук полукольцами, шампиньоны пластинками, мелко порубил зелень, и все посыпал натертым сыром. Ангелина похвалила мужа, признавшись, что он готовит очень вкусно. На что Петр ответил «Я готовлю с любовью, а ты на скорую руку!»
После ужина Петр и Саша помогли Ангелине навести в кухне порядок. И когда посуда была перемыта и в том числе противень с присохшим жиром и сама духовка, Ангелина с семьей смотрела комедию по телевизору. Для нее это было редкостью – обычно на фильмы времени не хватало, потому что она с работы возвращается в 20:00, готовит и параллельно наводит порядок в квартире. Но поскольку ужин был приготовлен, полы вымыты и даже стирка сушилась на веревке, Ангелина в обнимку с мужем отвлеклась от своих мыслей, смеясь над американским юмором.

Желание быть любимой

Утром Ангелина ехала на работу со Светланой Смеховой.
Светлана цвела. Ее глаза светились от счастья. Она весело смеялась, рассказывая Ангелине о переписке с Джаном, о телефонных звонках и разговорах по несколько часов. В паспорте уже стоял штамм о разводе, и Светлану нисколько не мучила совесть. Она почувствовала свободу и была готова на безрассудные поступки и сумасшедшие действия.
– Джан собирается приехать ко мне в гости! Я покажу ему родину президента – терриконы угольных шахт и металлургического завода вместо живописных крымских гор.
Ангелина уже ничему не удивлялась:
– А я решила наладить отношения с мужем, – заявила она решительно.
– А как же Лёня?
– У него есть жена, у меня муж. К тому же он не очень то и стремиться развивать наши отношения. Скорее сопротивляется желанию увидеть меня. Или это желание не настолько велико. А может он ждет действий от меня, так же как и я от него.
– Какие же вы упертые. Оба! Возьми и позвони ему, скажи, что соскучилась, предложи встретиться. Или вообще приди к нему в офис. Сделай ему сюрприз! И по его реакции все поймешь. Чего ты ждешь? Пока пройдет еще лет десять? Жить и наслаждаться жизнью нужно сегодня, а не откладывать на завтра.
– Света, я уже столько раз вертела в руках телефон, никак не решаясь отправить ему смс-ку. Я хочу! Хотела бы снова побыть с ним хотя бы часок. Но мне не нравится, что он меня игнорирует. Я понимаю, он занят, у него много важных дел, серьезная работа, жена есть, которую он, скорее всего, любит, не смотря на то, что за четыре года она ему давно могла наскучить и даже вызывать раздражение. Почему он не напишет мне коротенькое «скучаю» или не пришлет хотя бы смайлик в воздушным поцелуем? Почему я должна делать первый шаг? Почему я должна за ним бегать? Не буду. Захочет меня увидеть, сам придет. Он знает, где меня искать.
– Возможно, он думает так же, как и ты. Вертит в руках телефон, но не решается позвонить.
– Мы виделись в воскресенье в «Александрии»! Случайно. Он пришел со своей Люськой, я с девочками с «Logistics Company». Лёня – красавчик! Он передал для меня салфетку с надписью «Выглядишь сногсшибательно!» и весь вечер наблюдал за мной. А я за ним. А потом за мной приехал Петя, и мы прошли мимо столика Лёни, как счастливые муж и жена. Ему наверно было неприятно видеть меня с мужем, как и мне, видеть Лёню с его женой. Мы не можем быть вместе. Слишком много «но».
– Эти «но» вы придумываете себе сами, – Светлана убедительно кивнула головой, прищурив глаза. – Ситуация, конечно, не из легких. Любовный треугольник – это одно, а квадрат – уже другое.
– Ты еще не знаешь самого главного. Лёне стало известно, что его Люська изменяла ему с нашим Сержем.
– Ничего себе! И кто же приложил к этому руку? Как он догадался?
– Выходит, все-таки догадался. Он следил за ними. Представляешь? Серж вчера в обед ушел на свиданье с Люськой, а пришел только к семи часам. И «пришел» это громко сказано. Скорее приполз пьяный. В одном ботинке, порванном костюме, и с разбитой головой. Он и рассказал, что его отметелил боксер – разъяренный муж Людмилы, которому Серж пытался объяснить, что нет ничего страшного в изменах. Мол, мы все взрослые люди и должны понимать, что иногда хочется разнообразия!
Светлана интригующе посмотрела на Ангелину:
– Теперь твой черед выходить на сцену! Лёня подавлен, расстроен, зол на свою жену – его нужно утешить, приласкать, окружить заботой и вниманием! И тогда – он твой!
– Нет, Светка, я так не смогу. Это нечестно. Я люблю его, он манит меня, сводит с ума, я сама хочу его до безумия, но надеюсь, что если у нас и будет что-то, то только по любви. Я не стану игрушкой в его руках, он не отомстит жене за предательство ее же монетой. По крайней мере, не со мной.
– Глупо и наивно! Сейчас самый подходящий момент войти в жизнь Леонида страстной любовницей, исцеляющей его раны. Тем более, ты любишь его с семнадцати лет, а он тебя даже голой не видел. Соблазни его, искуси! Приди к нему в эротическом белье! Разденься! Дай ему насладиться тобой прямо за рабочим столом! Мужчины любят смелых женщин без комплексов, красивых и вызывающих желание обладать ими. Сделай ему подарок и себе тоже. Не отказывайся от возможности стать счастливой.
– Света, ты хочешь, чтобы я считала себя шлюхой?
– К чему эти оскорбительные сравнения? Будь собой! Не запрещай себе любить и сделай хоть что-то, чтобы Лёня понял, что небезразличен тебе. Позвони и спроси, как дела, для начала.
– Ты думаешь, он не знает, что я испытываю к нему? Разве это непонятно?
– Это понятно тебе. А он не может быть уверен в твоих чувствах. Возможно, он считает, что ты счастлива с мужем, и не хочет разбивать вашу семью.
– Как все сложно, Света. Петя последнее время, как шелковый, вертится вокруг меня. Вчера и ужин приготовил, и полы помыл. Бросил пить. Правда, не знаю надолго ли. Мне его жалко. Он любит меня, а я – дура, помешалась на Лёне. Что же мне делать? Я не могу не думать о нем. Утром, днем, вечером, ночью перед сном. Он будто околдовал меня. Это невыносимо.
– Дай ему один раз! Что если Лёня разочарует тебя, и ты больше о нем и не вспомнишь?!
– А если мне понравится?! И Лёня станет для меня как наркотик, и я не смогу без него жить?
– А если, а если! Что-нибудь придумаешь. Безвыходных ситуаций не бывает – даже если тебя проглотят, всегда есть два выхода! Ты разрулишь любую ситуацию. Я в этом не сомневаюсь.
– Каким способом, Света? Сделав больно мужу? Что будут говорить у меня за спиной остальные?
– А тебя интересует чужое мнение? Забей! И живи, как хочется!
«Живи, как хочется!» – эту фразу Ангелина повторяла себе целую неделю, так и не решаясь последовать советам Светланы.
Петр окружил Ангелину своим вниманием: встречал с работы, готовил ужин, ванну с пеной, зажигал свечи и всячески старался скрасить их вечера, поблекнувшие за годы совместной жизни. Ангелина ценила его попытки сблизиться после нескольких лет онлайн-войны, героем которой стал Петр, пожертвовав семейным счастьем.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 17:17
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 21:40 | Сообщение # 17
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Приглашение на чай

Настала поздняя осень. Желтые листья осыпались с деревьев, и ветер кружил ими, бросая в холодные лужи. Число клиентов «Logistics Company» росло, база 1С заставляла желать лучшего, Ангелина работала на износ, стирая навязчивые мысли о Леониде рабочими процессами. Он не звонил, не писал, не предпринимал никаких действий. А Ангелина ждала, когда же Леонид о ней вспомнит. И этот день пришел.
Смс со словами: «Привет! Я у себя. Если хочешь, приходи».
Ангелина встала из-за стола, набирая номер Леонида. В клиентской зоне были люди. Шумно. Гудки сменило приятное «Привет, красотка!» Ангелина прошла через весь зал и спряталась ото всех на складе. Но спокойно поговорить постоянно мешали. То «Розовые ушки», то Влад, то очередной неугомонный клиент с вопросом «А, сколько стоит перевезти холодильник?». Ангелина взволнованно слушала Леонида. Ей казалось, что с того дня, когда они в последний раз целовались, прошла целая вечность. Его голос пробуждал в ней желание и страсть, которой Ангелина так долго сопротивлялась. Она решила, что встретится с Леонидом и позволит ему опять целовать ее губы и сжимать в крепких объятиях.
Ангелина обошла весь склад. Каблучки стучали по бетонному полу. Казалось, музыка стала играть громче обычного. Поговорить с Леонидом спокойно не получалось. Он что-то рассказывал, Ангелина по несколько раз переспрашивала. В итоге хотела выйти во двор, но и там оказались настырные клиенты. Они кричали: «Откройте ворота. У нас тут бампер от КАМАЗа». Ангелина отвлеклась от разговора с Леонидом и позвала приемщиков помочь выгрузить бампер. Продолжать подобное общение Ангелина не видела смысла и сказала Леониду, что через пятнадцать минут сможет ненадолго вырваться к нему.
Взволнованная она первым делом полезла в сумочку за жвачкой. Свежее дыхание – залог долгих страстных поцелуев. Потом Ангелина расчесала волосы, припудрилась, надушилась и, повертевшись около зеркала, вернулась за компьютер.
В клиентской зоне оставалось пятеро, желающих получить посылку. Ангелина один за другим обслужила двоих и, когда очередь иссякла, повернулась лицом к Инне и сказала:
– Меня пригласили на чай! Я отлучусь на полчасика.
Инна все поняла:
– Это то, о чем я думаю?
– Если ты думаешь, что Леонид позвал меня на чай, тогда – да!
– Тогда можешь не спешить, – захихикала Инна.
– Я пойду! Если что – звони!
Ангелина положила телефон в карман и покинула офис.
Как только Ангелина вышла на улицу, увидела Леонида, приближающегося к ступенькам. Она хотела побежать навстречу, броситься к нему на шею и поцеловать, не боясь быть замеченной и осужденной взглядами прохожих, но сдержалась. У обоих светились глаза.
– Привет! – Леонид взял Ангелину за руку. – Рад тебя видеть.
– Привет! – Ангелина смотрела на него, еле сдерживаясь, чтобы не выдать своих желаний.
– Идем ко мне в офис?! – поступило многообещающее предложение.
– Пошли!
Ангелина взяла его под руку, забыв о том, что Леонид – чужой мужчина и она – замужняя женщина. Они говорили ни о чем, об отпуске, о работе, о погоде, пока за ними не закрылась дверь, и они не остались наедине со своими желаниями в тихом адвокатском офисе.
Леонид поухаживал за Ангелиной, сняв с нее розовое пальтишко. Его губы сначала несмело коснулись щеки, потом впились ненасытным поцелуем в приоткрытые губы. Ангелина закрыла глаза и со всей нежностью ответила на ласки. Они молча целовались, не отходя от двери. Затем Леонид взял Ангелину за руку и повел к столу. Он сел в кресло и усадил Ангелину к себе на колени. Она обвила руками его шею и целовала горячие губы.
Полчаса пролетели, как одна минута. Раздался звонок. Это была Инна:
– Ангелина, извини, что отвлекаю, но у нас не хватает одного груза. Ты сегодня оформляла ТТН на Симферополь. Отправитель – Писклов Никита. Описание – обувь. Мальчики делают загрузку на Донецк. Николаевич уже приехал. А самой посылки нет. Ты не помнишь, куда ты могла ее деть?
Ангелина попыталась сосредоточиться:
– Сегодня? Писклов? Он сегодня ничего не отправлял. Это было вчера.
– Значит, ты создала накладную сегодняшним числом.
– Инна, ее нельзя поставить на удаление? Сканирование по ней было?
– Не было. Но и груза тоже нет. Ты далеко? Может придешь? А то мальчики уже нервничают. Перерыли весь склад.
– Еще пять минут, – будто бы просила Ангелина. – Я скоро.
Она отложила телефон в сторону и невинно улыбнулась Леониду.
– Без тебя не могут разобраться?! – спросил он.
– Они и не разберутся без меня. Мне нужно идти. Я, наверно, опять попутала накладные или на разные посылки наклеила одинаковые ТТН-ки.
Леонид поцеловал Ангелину и прошептал на ухо «искусительница».
– Лёня, по-моему, я схожу с ума.
– С чего ты взяла?
– Я постоянно думаю о тебе. А ты обо мне?
– И я. Разве можно о тебе не думать?! Ты только главное не влюбляйся в меня.
– Почему?
– А зачем? Я, например, стараюсь не привязываться к людям. Так легче жить.
– А я так не могу.
– Тебе сложнее. А я могу себя контролировать. Могу даже уснуть за три минуты и ни о чем не думать совершенно.
– А я ложусь спать только с мыслями о тебе.
– Не привязывайся ко мне, Ангелинка, не надо.
– Если ты можешь сопротивляться желанию видеться со мной – сопротивляйся. Будь сильным, а я буду слабой. Мне не нравится, когда мне запрещают что-либо. Сразу возникает желание сделать все наперекор. Говоришь, не влюбляйся?! Поздно. Я давно влюбилась! Говоришь, не привязывайся?! А я привязалась.
Ангелина сняла пальто с вешалки. Леонид молча помог ей одеться.
– Лёня, мне иногда кажется, что я тебя совсем не знаю. Я не понимаю тебя. Зачем это все? Что это за игры? Ты разжигаешь во мне огонь, потом тушишь. Для чего? Что и кому ты хочешь доказать?
– Ангелинка, послушай, – он снова обнял ее, – ты же понимаешь, что между нами быть ничего не может. Я давно женат, ты замужем. Не питай иллюзий, чтобы потом не было больно.
– О чем ты? Какие иллюзии? Я не претендую на место твоей жены! Мне ничего от тебя не надо.
– Совсем ничего?
– Ничего, кроме наших встреч.
Опять зазвонил телефон. На этот раз звонили Леониду.
– Извини, важный звонок. Я должен ответить.
– Пока!
Ангелина бросила на него задумчивый взгляд и вышла из кабинета с гордо поднятой головой.
Через несколько минут Ангелина уже перебирала стопку накладных и искала на складе посылку, похожую по описанию на недостающий груз. Общими усилиями посылка была найдена. Как и предполагала Ангелина, она наклеила одинаковые накладные на совершенно разные отправки. На коробке с обувью была накладная одного из вип-клиентов, занимающегося исключительно мобильными телефонами.
Вскоре машину загрузили. С актами и качественными показателями филии все было в полном порядке – ничего не пропало, и весь груз выехал на терминал для дальнейшей транспортировки по всем уголкам Украины.
Уже в тот же вечер Ангелина пожалела о своих словах. «Зачем я сказала ему «будь сильным»? Теперь мы точно долго не увидимся. Он будет гнать прочь мысли обо мне и сопротивляться. Мой стойкий оловянный солдатик! А я его танцовщица, что кружится на одной ножке. Мы оба стойкие, но можем сдаться в любую секунду. Лёня изо всех сил стремится удержать равновесие и контролировать ситуацию, а я готова упасть в его объятия и сгорать от страсти».
Она вспомнила чем, закончилась сказка Ганса Христиана Андерсена «Стойкий оловянный солдатик»:
«Оловянный солдатик стоял охваченный пламенем: ему было ужасно жарко, от огня или любви - он и сам не знал. Краски с него совсем слезли, он весь полинял; кто знает от чего – от дороги или от горя? Он смотрел на танцовщицу, она на него, и он чувствовал, что тает, но ещё держался стойко, с ружьём на плече. Вдруг дверь в комнате распахнулась, ветер подхватил танцовщицу, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом и – конец! А оловянный солдатик растаял и сплавился в комочек. На другой день горничная выгребала из печки золу и нашла маленькое оловянное сердечко; от танцовщицы же осталась одна розетка, да и та вся обгорела и почернела, как уголь».
Ангелина грустила. Каждый раз при встрече с Леонидом у нее словно вырастали крылья. Она взлетала, как птица ввысь, над проблемами и заботами. А когда они расставались, она будто падала с высоты на землю, на твердые и острые камни.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:29
 
СообщениеПриглашение на чай

Настала поздняя осень. Желтые листья осыпались с деревьев, и ветер кружил ими, бросая в холодные лужи. Число клиентов «Logistics Company» росло, база 1С заставляла желать лучшего, Ангелина работала на износ, стирая навязчивые мысли о Леониде рабочими процессами. Он не звонил, не писал, не предпринимал никаких действий. А Ангелина ждала, когда же Леонид о ней вспомнит. И этот день пришел.
Смс со словами: «Привет! Я у себя. Если хочешь, приходи».
Ангелина встала из-за стола, набирая номер Леонида. В клиентской зоне были люди. Шумно. Гудки сменило приятное «Привет, красотка!» Ангелина прошла через весь зал и спряталась ото всех на складе. Но спокойно поговорить постоянно мешали. То «Розовые ушки», то Влад, то очередной неугомонный клиент с вопросом «А, сколько стоит перевезти холодильник?». Ангелина взволнованно слушала Леонида. Ей казалось, что с того дня, когда они в последний раз целовались, прошла целая вечность. Его голос пробуждал в ней желание и страсть, которой Ангелина так долго сопротивлялась. Она решила, что встретится с Леонидом и позволит ему опять целовать ее губы и сжимать в крепких объятиях.
Ангелина обошла весь склад. Каблучки стучали по бетонному полу. Казалось, музыка стала играть громче обычного. Поговорить с Леонидом спокойно не получалось. Он что-то рассказывал, Ангелина по несколько раз переспрашивала. В итоге хотела выйти во двор, но и там оказались настырные клиенты. Они кричали: «Откройте ворота. У нас тут бампер от КАМАЗа». Ангелина отвлеклась от разговора с Леонидом и позвала приемщиков помочь выгрузить бампер. Продолжать подобное общение Ангелина не видела смысла и сказала Леониду, что через пятнадцать минут сможет ненадолго вырваться к нему.
Взволнованная она первым делом полезла в сумочку за жвачкой. Свежее дыхание – залог долгих страстных поцелуев. Потом Ангелина расчесала волосы, припудрилась, надушилась и, повертевшись около зеркала, вернулась за компьютер.
В клиентской зоне оставалось пятеро, желающих получить посылку. Ангелина один за другим обслужила двоих и, когда очередь иссякла, повернулась лицом к Инне и сказала:
– Меня пригласили на чай! Я отлучусь на полчасика.
Инна все поняла:
– Это то, о чем я думаю?
– Если ты думаешь, что Леонид позвал меня на чай, тогда – да!
– Тогда можешь не спешить, – захихикала Инна.
– Я пойду! Если что – звони!
Ангелина положила телефон в карман и покинула офис.
Как только Ангелина вышла на улицу, увидела Леонида, приближающегося к ступенькам. Она хотела побежать навстречу, броситься к нему на шею и поцеловать, не боясь быть замеченной и осужденной взглядами прохожих, но сдержалась. У обоих светились глаза.
– Привет! – Леонид взял Ангелину за руку. – Рад тебя видеть.
– Привет! – Ангелина смотрела на него, еле сдерживаясь, чтобы не выдать своих желаний.
– Идем ко мне в офис?! – поступило многообещающее предложение.
– Пошли!
Ангелина взяла его под руку, забыв о том, что Леонид – чужой мужчина и она – замужняя женщина. Они говорили ни о чем, об отпуске, о работе, о погоде, пока за ними не закрылась дверь, и они не остались наедине со своими желаниями в тихом адвокатском офисе.
Леонид поухаживал за Ангелиной, сняв с нее розовое пальтишко. Его губы сначала несмело коснулись щеки, потом впились ненасытным поцелуем в приоткрытые губы. Ангелина закрыла глаза и со всей нежностью ответила на ласки. Они молча целовались, не отходя от двери. Затем Леонид взял Ангелину за руку и повел к столу. Он сел в кресло и усадил Ангелину к себе на колени. Она обвила руками его шею и целовала горячие губы.
Полчаса пролетели, как одна минута. Раздался звонок. Это была Инна:
– Ангелина, извини, что отвлекаю, но у нас не хватает одного груза. Ты сегодня оформляла ТТН на Симферополь. Отправитель – Писклов Никита. Описание – обувь. Мальчики делают загрузку на Донецк. Николаевич уже приехал. А самой посылки нет. Ты не помнишь, куда ты могла ее деть?
Ангелина попыталась сосредоточиться:
– Сегодня? Писклов? Он сегодня ничего не отправлял. Это было вчера.
– Значит, ты создала накладную сегодняшним числом.
– Инна, ее нельзя поставить на удаление? Сканирование по ней было?
– Не было. Но и груза тоже нет. Ты далеко? Может придешь? А то мальчики уже нервничают. Перерыли весь склад.
– Еще пять минут, – будто бы просила Ангелина. – Я скоро.
Она отложила телефон в сторону и невинно улыбнулась Леониду.
– Без тебя не могут разобраться?! – спросил он.
– Они и не разберутся без меня. Мне нужно идти. Я, наверно, опять попутала накладные или на разные посылки наклеила одинаковые ТТН-ки.
Леонид поцеловал Ангелину и прошептал на ухо «искусительница».
– Лёня, по-моему, я схожу с ума.
– С чего ты взяла?
– Я постоянно думаю о тебе. А ты обо мне?
– И я. Разве можно о тебе не думать?! Ты только главное не влюбляйся в меня.
– Почему?
– А зачем? Я, например, стараюсь не привязываться к людям. Так легче жить.
– А я так не могу.
– Тебе сложнее. А я могу себя контролировать. Могу даже уснуть за три минуты и ни о чем не думать совершенно.
– А я ложусь спать только с мыслями о тебе.
– Не привязывайся ко мне, Ангелинка, не надо.
– Если ты можешь сопротивляться желанию видеться со мной – сопротивляйся. Будь сильным, а я буду слабой. Мне не нравится, когда мне запрещают что-либо. Сразу возникает желание сделать все наперекор. Говоришь, не влюбляйся?! Поздно. Я давно влюбилась! Говоришь, не привязывайся?! А я привязалась.
Ангелина сняла пальто с вешалки. Леонид молча помог ей одеться.
– Лёня, мне иногда кажется, что я тебя совсем не знаю. Я не понимаю тебя. Зачем это все? Что это за игры? Ты разжигаешь во мне огонь, потом тушишь. Для чего? Что и кому ты хочешь доказать?
– Ангелинка, послушай, – он снова обнял ее, – ты же понимаешь, что между нами быть ничего не может. Я давно женат, ты замужем. Не питай иллюзий, чтобы потом не было больно.
– О чем ты? Какие иллюзии? Я не претендую на место твоей жены! Мне ничего от тебя не надо.
– Совсем ничего?
– Ничего, кроме наших встреч.
Опять зазвонил телефон. На этот раз звонили Леониду.
– Извини, важный звонок. Я должен ответить.
– Пока!
Ангелина бросила на него задумчивый взгляд и вышла из кабинета с гордо поднятой головой.
Через несколько минут Ангелина уже перебирала стопку накладных и искала на складе посылку, похожую по описанию на недостающий груз. Общими усилиями посылка была найдена. Как и предполагала Ангелина, она наклеила одинаковые накладные на совершенно разные отправки. На коробке с обувью была накладная одного из вип-клиентов, занимающегося исключительно мобильными телефонами.
Вскоре машину загрузили. С актами и качественными показателями филии все было в полном порядке – ничего не пропало, и весь груз выехал на терминал для дальнейшей транспортировки по всем уголкам Украины.
Уже в тот же вечер Ангелина пожалела о своих словах. «Зачем я сказала ему «будь сильным»? Теперь мы точно долго не увидимся. Он будет гнать прочь мысли обо мне и сопротивляться. Мой стойкий оловянный солдатик! А я его танцовщица, что кружится на одной ножке. Мы оба стойкие, но можем сдаться в любую секунду. Лёня изо всех сил стремится удержать равновесие и контролировать ситуацию, а я готова упасть в его объятия и сгорать от страсти».
Она вспомнила чем, закончилась сказка Ганса Христиана Андерсена «Стойкий оловянный солдатик»:
«Оловянный солдатик стоял охваченный пламенем: ему было ужасно жарко, от огня или любви - он и сам не знал. Краски с него совсем слезли, он весь полинял; кто знает от чего – от дороги или от горя? Он смотрел на танцовщицу, она на него, и он чувствовал, что тает, но ещё держался стойко, с ружьём на плече. Вдруг дверь в комнате распахнулась, ветер подхватил танцовщицу, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом и – конец! А оловянный солдатик растаял и сплавился в комочек. На другой день горничная выгребала из печки золу и нашла маленькое оловянное сердечко; от танцовщицы же осталась одна розетка, да и та вся обгорела и почернела, как уголь».
Ангелина грустила. Каждый раз при встрече с Леонидом у нее словно вырастали крылья. Она взлетала, как птица ввысь, над проблемами и заботами. А когда они расставались, она будто падала с высоты на землю, на твердые и острые камни.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 21:40
СообщениеПриглашение на чай

Настала поздняя осень. Желтые листья осыпались с деревьев, и ветер кружил ими, бросая в холодные лужи. Число клиентов «Logistics Company» росло, база 1С заставляла желать лучшего, Ангелина работала на износ, стирая навязчивые мысли о Леониде рабочими процессами. Он не звонил, не писал, не предпринимал никаких действий. А Ангелина ждала, когда же Леонид о ней вспомнит. И этот день пришел.
Смс со словами: «Привет! Я у себя. Если хочешь, приходи».
Ангелина встала из-за стола, набирая номер Леонида. В клиентской зоне были люди. Шумно. Гудки сменило приятное «Привет, красотка!» Ангелина прошла через весь зал и спряталась ото всех на складе. Но спокойно поговорить постоянно мешали. То «Розовые ушки», то Влад, то очередной неугомонный клиент с вопросом «А, сколько стоит перевезти холодильник?». Ангелина взволнованно слушала Леонида. Ей казалось, что с того дня, когда они в последний раз целовались, прошла целая вечность. Его голос пробуждал в ней желание и страсть, которой Ангелина так долго сопротивлялась. Она решила, что встретится с Леонидом и позволит ему опять целовать ее губы и сжимать в крепких объятиях.
Ангелина обошла весь склад. Каблучки стучали по бетонному полу. Казалось, музыка стала играть громче обычного. Поговорить с Леонидом спокойно не получалось. Он что-то рассказывал, Ангелина по несколько раз переспрашивала. В итоге хотела выйти во двор, но и там оказались настырные клиенты. Они кричали: «Откройте ворота. У нас тут бампер от КАМАЗа». Ангелина отвлеклась от разговора с Леонидом и позвала приемщиков помочь выгрузить бампер. Продолжать подобное общение Ангелина не видела смысла и сказала Леониду, что через пятнадцать минут сможет ненадолго вырваться к нему.
Взволнованная она первым делом полезла в сумочку за жвачкой. Свежее дыхание – залог долгих страстных поцелуев. Потом Ангелина расчесала волосы, припудрилась, надушилась и, повертевшись около зеркала, вернулась за компьютер.
В клиентской зоне оставалось пятеро, желающих получить посылку. Ангелина один за другим обслужила двоих и, когда очередь иссякла, повернулась лицом к Инне и сказала:
– Меня пригласили на чай! Я отлучусь на полчасика.
Инна все поняла:
– Это то, о чем я думаю?
– Если ты думаешь, что Леонид позвал меня на чай, тогда – да!
– Тогда можешь не спешить, – захихикала Инна.
– Я пойду! Если что – звони!
Ангелина положила телефон в карман и покинула офис.
Как только Ангелина вышла на улицу, увидела Леонида, приближающегося к ступенькам. Она хотела побежать навстречу, броситься к нему на шею и поцеловать, не боясь быть замеченной и осужденной взглядами прохожих, но сдержалась. У обоих светились глаза.
– Привет! – Леонид взял Ангелину за руку. – Рад тебя видеть.
– Привет! – Ангелина смотрела на него, еле сдерживаясь, чтобы не выдать своих желаний.
– Идем ко мне в офис?! – поступило многообещающее предложение.
– Пошли!
Ангелина взяла его под руку, забыв о том, что Леонид – чужой мужчина и она – замужняя женщина. Они говорили ни о чем, об отпуске, о работе, о погоде, пока за ними не закрылась дверь, и они не остались наедине со своими желаниями в тихом адвокатском офисе.
Леонид поухаживал за Ангелиной, сняв с нее розовое пальтишко. Его губы сначала несмело коснулись щеки, потом впились ненасытным поцелуем в приоткрытые губы. Ангелина закрыла глаза и со всей нежностью ответила на ласки. Они молча целовались, не отходя от двери. Затем Леонид взял Ангелину за руку и повел к столу. Он сел в кресло и усадил Ангелину к себе на колени. Она обвила руками его шею и целовала горячие губы.
Полчаса пролетели, как одна минута. Раздался звонок. Это была Инна:
– Ангелина, извини, что отвлекаю, но у нас не хватает одного груза. Ты сегодня оформляла ТТН на Симферополь. Отправитель – Писклов Никита. Описание – обувь. Мальчики делают загрузку на Донецк. Николаевич уже приехал. А самой посылки нет. Ты не помнишь, куда ты могла ее деть?
Ангелина попыталась сосредоточиться:
– Сегодня? Писклов? Он сегодня ничего не отправлял. Это было вчера.
– Значит, ты создала накладную сегодняшним числом.
– Инна, ее нельзя поставить на удаление? Сканирование по ней было?
– Не было. Но и груза тоже нет. Ты далеко? Может придешь? А то мальчики уже нервничают. Перерыли весь склад.
– Еще пять минут, – будто бы просила Ангелина. – Я скоро.
Она отложила телефон в сторону и невинно улыбнулась Леониду.
– Без тебя не могут разобраться?! – спросил он.
– Они и не разберутся без меня. Мне нужно идти. Я, наверно, опять попутала накладные или на разные посылки наклеила одинаковые ТТН-ки.
Леонид поцеловал Ангелину и прошептал на ухо «искусительница».
– Лёня, по-моему, я схожу с ума.
– С чего ты взяла?
– Я постоянно думаю о тебе. А ты обо мне?
– И я. Разве можно о тебе не думать?! Ты только главное не влюбляйся в меня.
– Почему?
– А зачем? Я, например, стараюсь не привязываться к людям. Так легче жить.
– А я так не могу.
– Тебе сложнее. А я могу себя контролировать. Могу даже уснуть за три минуты и ни о чем не думать совершенно.
– А я ложусь спать только с мыслями о тебе.
– Не привязывайся ко мне, Ангелинка, не надо.
– Если ты можешь сопротивляться желанию видеться со мной – сопротивляйся. Будь сильным, а я буду слабой. Мне не нравится, когда мне запрещают что-либо. Сразу возникает желание сделать все наперекор. Говоришь, не влюбляйся?! Поздно. Я давно влюбилась! Говоришь, не привязывайся?! А я привязалась.
Ангелина сняла пальто с вешалки. Леонид молча помог ей одеться.
– Лёня, мне иногда кажется, что я тебя совсем не знаю. Я не понимаю тебя. Зачем это все? Что это за игры? Ты разжигаешь во мне огонь, потом тушишь. Для чего? Что и кому ты хочешь доказать?
– Ангелинка, послушай, – он снова обнял ее, – ты же понимаешь, что между нами быть ничего не может. Я давно женат, ты замужем. Не питай иллюзий, чтобы потом не было больно.
– О чем ты? Какие иллюзии? Я не претендую на место твоей жены! Мне ничего от тебя не надо.
– Совсем ничего?
– Ничего, кроме наших встреч.
Опять зазвонил телефон. На этот раз звонили Леониду.
– Извини, важный звонок. Я должен ответить.
– Пока!
Ангелина бросила на него задумчивый взгляд и вышла из кабинета с гордо поднятой головой.
Через несколько минут Ангелина уже перебирала стопку накладных и искала на складе посылку, похожую по описанию на недостающий груз. Общими усилиями посылка была найдена. Как и предполагала Ангелина, она наклеила одинаковые накладные на совершенно разные отправки. На коробке с обувью была накладная одного из вип-клиентов, занимающегося исключительно мобильными телефонами.
Вскоре машину загрузили. С актами и качественными показателями филии все было в полном порядке – ничего не пропало, и весь груз выехал на терминал для дальнейшей транспортировки по всем уголкам Украины.
Уже в тот же вечер Ангелина пожалела о своих словах. «Зачем я сказала ему «будь сильным»? Теперь мы точно долго не увидимся. Он будет гнать прочь мысли обо мне и сопротивляться. Мой стойкий оловянный солдатик! А я его танцовщица, что кружится на одной ножке. Мы оба стойкие, но можем сдаться в любую секунду. Лёня изо всех сил стремится удержать равновесие и контролировать ситуацию, а я готова упасть в его объятия и сгорать от страсти».
Она вспомнила чем, закончилась сказка Ганса Христиана Андерсена «Стойкий оловянный солдатик»:
«Оловянный солдатик стоял охваченный пламенем: ему было ужасно жарко, от огня или любви - он и сам не знал. Краски с него совсем слезли, он весь полинял; кто знает от чего – от дороги или от горя? Он смотрел на танцовщицу, она на него, и он чувствовал, что тает, но ещё держался стойко, с ружьём на плече. Вдруг дверь в комнате распахнулась, ветер подхватил танцовщицу, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом и – конец! А оловянный солдатик растаял и сплавился в комочек. На другой день горничная выгребала из печки золу и нашла маленькое оловянное сердечко; от танцовщицы же осталась одна розетка, да и та вся обгорела и почернела, как уголь».
Ангелина грустила. Каждый раз при встрече с Леонидом у нее словно вырастали крылья. Она взлетала, как птица ввысь, над проблемами и заботами. А когда они расставались, она будто падала с высоты на землю, на твердые и острые камни.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 21:40
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 22:52 | Сообщение # 18
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Енакиево, декабрь

Выпал первый снег. Белый и пушистый. Леонид продолжал играть в молчанку. Ангелина тоже сдерживалась, чтобы не уступить ему в силе своей воли. Они не виделись, не разговаривали, не переписывались, но оба каждый вечер заходили в «Одноклассники». На страницах социальной сети проходили их безмолвные свидания.

Однажды в офис «Logistics Company» вошел молодой человек, чье лицо показалось Ангелине знакомым. Он подошел именно к ее столику, хотя на тот момент свободны были все операторы. Высокий, худощавый, светленький с голубыми глазами. Ангелина не вспомнила, как его зовут, но уже имела представление, кто перед ней стоит.
– Ангелиночка, доброе утро! – поздоровался он, будто бы они были, как минимум, знакомы.
– Доброе утро, – ответила Ангелина, с интересом разглядывая странного посетителя.
– Я заказал через Интернет электронную книгу на подарок, – начал он весьма скованно. – Завтра уже в гости идти на День Рожденья, а смс-ка от вас так и не пришла. Ты не посмотришь, где там мой заказ?
– Номер ТТН у вас есть? – сухо спросила Ангелина.
– Да, конечно.
Он достал телефон, открыл папку с сообщениями, выбрал нужное, и подал телефон Ангелине в руки.
– Сейчас посмотрим.
Ангелина ввела номер ТТН в базу, и вся информация высветилась на экране. Что, откуда и куда, оценочная стоимость, вес, количество мест, описание груза и расчетная дата прибытия. Теперь Ангелина знала и как зовут этого молодого человека. – Олег Полотенцев. Он неоднократно посещал страничку Ангелины в Одноклассниках и был лучшим другом Леонида.
– У вас расчетная дата прибытия на завтра. Но из-за снегопадов могут быть задержки доставки груза. Поэтому я не могу вам обещать, что завтра вы получите свой заказ.
– Это нехорошо. Эта посылка мне нужна срочно, – огорчился Олег. – У вас есть телефон, чтобы я мог прозвонить и узнать, приехала моя электронная книга или нет?
– У нас только внутренний телефон. На него звонить бесполезно, мы все равно не поднимает трубку, если звонят с неизвестных номеров. У нас работает диспетчерская служба, но у них городской номер. Звонки обходятся недешево.
Олег задумался, переваривая информацию. Тем временем Ангелина написала на стикере свой номер телефона и положила на стол.
– Это мой личный номер. Даю его вам только из-за того, что Леонид Журавлев ваш друг. Звонить только по делу!
Олег заулыбался и взял стикер:
– Спасибо, Ангелиночка!
С этими словами он ушел, а через пять минут Ангелине на телефон пришло сообщение: «Куколка! Хорошенькая! Я балдею от тебя! Видишь, и номер сама дала!» Ангелина рассмеялась, и показала текст сообщения Инне:
– Глянь, что он написал! И это друг моего Лёни!
Инна сделала удивленное лицо:
– «Куколка!»
– Как думаешь, он знает о нас с Лёней? Если они на самом деле лучшие друзья, то должен знать. Ты же знаешь о Лёне! И моя Светка знает! Я в себе не могу удержать эмоций и мыслей, мне хочется поделиться, рассказать кому-то о своих чувствах. Интересно, они говорили обо мне? Или Лёня обо мне ни с кем не говорит?
– Если они друзья, то они по-любому обсуждали ваши отношения.
– Значит, Олег скажет Лёне, что я дала ему свой номер, и Лёня подумает, что я раздаю его направо и налево. А я его дала только из-за того, что в одноклассниках они указали друг друга лучшими друзьями.
– Не парься! Еще не факт, что этот Олег расскажет Лёне, что у него теперь есть твой номер.
– Инна, ты не знаешь мужчин! Они ни чем не лучше нас! Точно так же сплетничают и хвалятся друг перед другом.
– Ангелина, ты дала ему всего на всего свой номер телефона! Это ведь не преступление.
– Я теперь весь день буду думать о Лёне и Олеге. Интересно, что Олег знает обо мне? Как отзывается обо мне Лёня? Уверена, они говорили обо мне. Ты обратила внимание, как он поздоровался со мной? А ведь я его здесь увидела в первый раз. А он, даже не прочитав надписи на моем бейдже, сходу назвал меня «Ангелиночка». Значит, он знал, куда и к кому идет!
– Ну, ты – миссис Марпл!
– Да, я такая! Докопаюсь до всего, если захочу!

На следующий день Ангелина увидела Олега издалека, когда проходила мимо газетного киоска. Он курил на стоянке, там, где Леонид обычно оставляет машину. В 9:00 офис «Logistics Company» открылся, и сразу двадцать человек ринулось получать посылки. Олег стал одним из первых клиентов в то утро. Разговаривать о чем-то личном не было времени, и Ангелина лишь обменялась с Олегом приветливыми улыбками. Она распечатала ему накладную и указала на дверь, где непосредственно выдавали груз. Олег поблагодарил ее и подмигнул.
«Загадочный типаж» – подумала Ангелина.
Вечером того же дня она нашла в «Одноклассниках» страничку Олега Полотенцева. Ей захотелось узнать, откуда Олег знает ее, и она решила написать ему сообщение с одним единственным вопросом, но оказалось, что «писать Олегу могут только друзья». То есть сначала нужно было отправить ему предложение дружбы и только после подтверждения можно начинать переписку.
Ангелина, не долго думая, добавила его в друзья. На следующее утро Олег прислал ей очередное сообщение на телефон: «Теперь друзья! Буду рад продолжению знакомства!» А вечером Ангелина засыпала его вопросами в «Одноклассниках»: «Привет! Откуда ты меня знаешь? Почему подошел именно к моему столу? Лёня Журавлев твой друг?» Олег ответил смс-кой: «Не пиши в Одноклассниках. Жена прочитала твое сообщение. Задает слишком много вопросов. Я завтра позвоню».
На следующий день в 08:49 Олег позвонил. Ангелина была на работе. На своих местах сидели Серж Рябинович и Инна Шева. Остальные еще не пришли. Ангелина вышла разговаривать в коридор.
– Алло, – Ангелина поднесла телефон к уху.
– Алло. Можно пригласить к телефону самого очаровательного оператора «Logistics Company»? – прозвучал вопрос задорным голосом.
– К сожалению, наш самый очаровательный оператор сейчас не может с вами разговаривать!
– Ангелиночка, неужели это не ты?
– Олег, это я!
– У тебя такой милый голосочек!
– Спасибо! Может, ты мне ответишь, в конце концов, на мои вопросы? Откуда ты меня знаешь?
– А ты разве не помнишь?
– Не помню что?
– Как мы летом почти познакомились? Мы часто ездили в одном автобусе! Помнишь, мы вместе шли на площадь, нам было в тот день по пути. На площади еще митинг какой-то был! Вспомнила? Я просил у тебя телефончик, а ты не дала!
– Вспомнила! Так это был ты?!
– Да! Я на тебя сразу обратил внимание!
– Очень приятно! Но может быть, ты все-таки расскажешь мне о Лёне.
– Что тебя интересует?
– Вы дружите?
– Это мой кум!
– Вы часто видитесь, общаетесь?
– Видимся. Редко, но метко. У Лёньки работа отнимает практически все свободное и несвободное время. Он целыми днями пропадает в Донецке. Как ушьется по своим делам, и до позднего вечера.
– Так вы еще и кумовья? Лёня обо мне тебе ничего не говорил?
– Нет, а что?
– Просто интересно. Оказывается мир теснее, чем кажется.
– Зая, как на счет встретиться и поболтать вживую?!
– Не знаю – не знаю!
– Я бы хотел познакомиться с тобой поближе? Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!
– Ничего себе, какой ты быстрый!
– Как ты работаешь в субботу?
– У меня короткий день. До 15:00.
– Отлично, моя по субботам работает до шести вечера.
– Олег, тебя не смущает, что я интересуюсь Лёней больше, чем тобой?
– Ты интересуешься им, потому что совсем не знаешь, какой он.
– То есть?
– Я в субботу загляну к вам в офис. Мы сможем поговорить с глазу на глаз.
– Ты меня заинтриговал. Тогда увидимся в субботу.
Ангелина положила трубку. Предложение Олега показалось ей странным, и она с растерянным выражением лица вернулась назад. Серж заметил перемены настроения и отвлекся от кипы бумаг:
– Что новый воздыхатель звонил? На свидание зовет? – его губы растянулись в ехидной улыбке.
– Да! – Ангелина подыграла ему, скорчив гримасу. – Можно я отлучусь на полчасика?!
– Нет, конечно! Мы еще даже не открылись, а ты уже «на чай» намылилась!
– Да, пошутила я! – ответила Ангелина. – Но меня, правда, на свидание пригласили!
Инна, не скрывая любопытства, посмотрела на Ангелину:
– Лёня!?
– Олег! И что самое интересное, он сказал «Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!» Представляешь! А Лёня мне никогда так не говорил. Он вечно занят.
Серж не пытался вникать в личные дела Ангелины, он и понятия не имел, что Леонид – муж Людмилы, с которой он встречался почти полгода, и что от тяжелой руки этого Лёни он десять дней пробыл на больничном. Его отношения с Людмилой закончились, но он по-прежнему встречался параллельно с двумя, и у него были свои заботы.
Инна же была в курсе адвокатских страстей Ангелины:
– Это подозрительно, – высказала она свое мнение.
– Я о том же! Я не верю в такие совпадения. С Олегом я, оказывается, познакомилась еще летом. Мы сидели на общем сидении и вместе шли до площади. Он просил у меня номер телефона, а я не дала. А еще он не просто друг Лёни – они кумовья!
– Кумовья? – переспросила Инна. – У Лёни есть ребенок?
– Нет! Ребенок есть у Олега. Но дело не в этом. Ты веришь, что Олег ничего не знает о нас с Лёней? Или может такое быть, что Лёня ничего ему не рассказывал? Разве могут два лучших друга увлечься одной и той же девушкой? По-моему, слишком много совпадений. Они сговорились. – Сделала вывод Ангелина.
Инна сосредоточилась:
– Лёня проверяет тебя. Возможно, у него серьезные планы, и он решил бросить свою гулящую женушку и сделать тебе предложение. Но боится, что ты окажешься такой же, как и она – изменишь ему, в конце концов. Что ты ответила Олегу?
– «Увидимся в субботу». Он сказал, что заглянет к нам в офис, и мы поговорим с глазу на глаз, – Ангелина засомневалась, правильно ли она поступила. – А на счет свидания, то я не сказала «да», но и не сказала «нет».
– Не встречайся с Олегом. Я бы с ним никуда не пошла.
– Но он заинтриговал меня.
– Чем?
– Он сказал, что я интересуюсь Лёней, потому что совсем не знаю, какой он.
– Значит, они все-таки говорили о тебе. И, скорее всего, Лёня далеко не так хорош, как ты о нем отзываешься.
– Я встречусь с Олегом и узнаю, что он имел в виду, когда это говорил. А если Лёня, действительно, устроил мне проверку, то это как-то подло. Зачем весь этот цирк?
Инна пожала плечами, не зная, что еще можно посоветовать Ангелине.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:30
 
СообщениеЕнакиево, декабрь

Выпал первый снег. Белый и пушистый. Леонид продолжал играть в молчанку. Ангелина тоже сдерживалась, чтобы не уступить ему в силе своей воли. Они не виделись, не разговаривали, не переписывались, но оба каждый вечер заходили в «Одноклассники». На страницах социальной сети проходили их безмолвные свидания.

Однажды в офис «Logistics Company» вошел молодой человек, чье лицо показалось Ангелине знакомым. Он подошел именно к ее столику, хотя на тот момент свободны были все операторы. Высокий, худощавый, светленький с голубыми глазами. Ангелина не вспомнила, как его зовут, но уже имела представление, кто перед ней стоит.
– Ангелиночка, доброе утро! – поздоровался он, будто бы они были, как минимум, знакомы.
– Доброе утро, – ответила Ангелина, с интересом разглядывая странного посетителя.
– Я заказал через Интернет электронную книгу на подарок, – начал он весьма скованно. – Завтра уже в гости идти на День Рожденья, а смс-ка от вас так и не пришла. Ты не посмотришь, где там мой заказ?
– Номер ТТН у вас есть? – сухо спросила Ангелина.
– Да, конечно.
Он достал телефон, открыл папку с сообщениями, выбрал нужное, и подал телефон Ангелине в руки.
– Сейчас посмотрим.
Ангелина ввела номер ТТН в базу, и вся информация высветилась на экране. Что, откуда и куда, оценочная стоимость, вес, количество мест, описание груза и расчетная дата прибытия. Теперь Ангелина знала и как зовут этого молодого человека. – Олег Полотенцев. Он неоднократно посещал страничку Ангелины в Одноклассниках и был лучшим другом Леонида.
– У вас расчетная дата прибытия на завтра. Но из-за снегопадов могут быть задержки доставки груза. Поэтому я не могу вам обещать, что завтра вы получите свой заказ.
– Это нехорошо. Эта посылка мне нужна срочно, – огорчился Олег. – У вас есть телефон, чтобы я мог прозвонить и узнать, приехала моя электронная книга или нет?
– У нас только внутренний телефон. На него звонить бесполезно, мы все равно не поднимает трубку, если звонят с неизвестных номеров. У нас работает диспетчерская служба, но у них городской номер. Звонки обходятся недешево.
Олег задумался, переваривая информацию. Тем временем Ангелина написала на стикере свой номер телефона и положила на стол.
– Это мой личный номер. Даю его вам только из-за того, что Леонид Журавлев ваш друг. Звонить только по делу!
Олег заулыбался и взял стикер:
– Спасибо, Ангелиночка!
С этими словами он ушел, а через пять минут Ангелине на телефон пришло сообщение: «Куколка! Хорошенькая! Я балдею от тебя! Видишь, и номер сама дала!» Ангелина рассмеялась, и показала текст сообщения Инне:
– Глянь, что он написал! И это друг моего Лёни!
Инна сделала удивленное лицо:
– «Куколка!»
– Как думаешь, он знает о нас с Лёней? Если они на самом деле лучшие друзья, то должен знать. Ты же знаешь о Лёне! И моя Светка знает! Я в себе не могу удержать эмоций и мыслей, мне хочется поделиться, рассказать кому-то о своих чувствах. Интересно, они говорили обо мне? Или Лёня обо мне ни с кем не говорит?
– Если они друзья, то они по-любому обсуждали ваши отношения.
– Значит, Олег скажет Лёне, что я дала ему свой номер, и Лёня подумает, что я раздаю его направо и налево. А я его дала только из-за того, что в одноклассниках они указали друг друга лучшими друзьями.
– Не парься! Еще не факт, что этот Олег расскажет Лёне, что у него теперь есть твой номер.
– Инна, ты не знаешь мужчин! Они ни чем не лучше нас! Точно так же сплетничают и хвалятся друг перед другом.
– Ангелина, ты дала ему всего на всего свой номер телефона! Это ведь не преступление.
– Я теперь весь день буду думать о Лёне и Олеге. Интересно, что Олег знает обо мне? Как отзывается обо мне Лёня? Уверена, они говорили обо мне. Ты обратила внимание, как он поздоровался со мной? А ведь я его здесь увидела в первый раз. А он, даже не прочитав надписи на моем бейдже, сходу назвал меня «Ангелиночка». Значит, он знал, куда и к кому идет!
– Ну, ты – миссис Марпл!
– Да, я такая! Докопаюсь до всего, если захочу!

На следующий день Ангелина увидела Олега издалека, когда проходила мимо газетного киоска. Он курил на стоянке, там, где Леонид обычно оставляет машину. В 9:00 офис «Logistics Company» открылся, и сразу двадцать человек ринулось получать посылки. Олег стал одним из первых клиентов в то утро. Разговаривать о чем-то личном не было времени, и Ангелина лишь обменялась с Олегом приветливыми улыбками. Она распечатала ему накладную и указала на дверь, где непосредственно выдавали груз. Олег поблагодарил ее и подмигнул.
«Загадочный типаж» – подумала Ангелина.
Вечером того же дня она нашла в «Одноклассниках» страничку Олега Полотенцева. Ей захотелось узнать, откуда Олег знает ее, и она решила написать ему сообщение с одним единственным вопросом, но оказалось, что «писать Олегу могут только друзья». То есть сначала нужно было отправить ему предложение дружбы и только после подтверждения можно начинать переписку.
Ангелина, не долго думая, добавила его в друзья. На следующее утро Олег прислал ей очередное сообщение на телефон: «Теперь друзья! Буду рад продолжению знакомства!» А вечером Ангелина засыпала его вопросами в «Одноклассниках»: «Привет! Откуда ты меня знаешь? Почему подошел именно к моему столу? Лёня Журавлев твой друг?» Олег ответил смс-кой: «Не пиши в Одноклассниках. Жена прочитала твое сообщение. Задает слишком много вопросов. Я завтра позвоню».
На следующий день в 08:49 Олег позвонил. Ангелина была на работе. На своих местах сидели Серж Рябинович и Инна Шева. Остальные еще не пришли. Ангелина вышла разговаривать в коридор.
– Алло, – Ангелина поднесла телефон к уху.
– Алло. Можно пригласить к телефону самого очаровательного оператора «Logistics Company»? – прозвучал вопрос задорным голосом.
– К сожалению, наш самый очаровательный оператор сейчас не может с вами разговаривать!
– Ангелиночка, неужели это не ты?
– Олег, это я!
– У тебя такой милый голосочек!
– Спасибо! Может, ты мне ответишь, в конце концов, на мои вопросы? Откуда ты меня знаешь?
– А ты разве не помнишь?
– Не помню что?
– Как мы летом почти познакомились? Мы часто ездили в одном автобусе! Помнишь, мы вместе шли на площадь, нам было в тот день по пути. На площади еще митинг какой-то был! Вспомнила? Я просил у тебя телефончик, а ты не дала!
– Вспомнила! Так это был ты?!
– Да! Я на тебя сразу обратил внимание!
– Очень приятно! Но может быть, ты все-таки расскажешь мне о Лёне.
– Что тебя интересует?
– Вы дружите?
– Это мой кум!
– Вы часто видитесь, общаетесь?
– Видимся. Редко, но метко. У Лёньки работа отнимает практически все свободное и несвободное время. Он целыми днями пропадает в Донецке. Как ушьется по своим делам, и до позднего вечера.
– Так вы еще и кумовья? Лёня обо мне тебе ничего не говорил?
– Нет, а что?
– Просто интересно. Оказывается мир теснее, чем кажется.
– Зая, как на счет встретиться и поболтать вживую?!
– Не знаю – не знаю!
– Я бы хотел познакомиться с тобой поближе? Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!
– Ничего себе, какой ты быстрый!
– Как ты работаешь в субботу?
– У меня короткий день. До 15:00.
– Отлично, моя по субботам работает до шести вечера.
– Олег, тебя не смущает, что я интересуюсь Лёней больше, чем тобой?
– Ты интересуешься им, потому что совсем не знаешь, какой он.
– То есть?
– Я в субботу загляну к вам в офис. Мы сможем поговорить с глазу на глаз.
– Ты меня заинтриговал. Тогда увидимся в субботу.
Ангелина положила трубку. Предложение Олега показалось ей странным, и она с растерянным выражением лица вернулась назад. Серж заметил перемены настроения и отвлекся от кипы бумаг:
– Что новый воздыхатель звонил? На свидание зовет? – его губы растянулись в ехидной улыбке.
– Да! – Ангелина подыграла ему, скорчив гримасу. – Можно я отлучусь на полчасика?!
– Нет, конечно! Мы еще даже не открылись, а ты уже «на чай» намылилась!
– Да, пошутила я! – ответила Ангелина. – Но меня, правда, на свидание пригласили!
Инна, не скрывая любопытства, посмотрела на Ангелину:
– Лёня!?
– Олег! И что самое интересное, он сказал «Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!» Представляешь! А Лёня мне никогда так не говорил. Он вечно занят.
Серж не пытался вникать в личные дела Ангелины, он и понятия не имел, что Леонид – муж Людмилы, с которой он встречался почти полгода, и что от тяжелой руки этого Лёни он десять дней пробыл на больничном. Его отношения с Людмилой закончились, но он по-прежнему встречался параллельно с двумя, и у него были свои заботы.
Инна же была в курсе адвокатских страстей Ангелины:
– Это подозрительно, – высказала она свое мнение.
– Я о том же! Я не верю в такие совпадения. С Олегом я, оказывается, познакомилась еще летом. Мы сидели на общем сидении и вместе шли до площади. Он просил у меня номер телефона, а я не дала. А еще он не просто друг Лёни – они кумовья!
– Кумовья? – переспросила Инна. – У Лёни есть ребенок?
– Нет! Ребенок есть у Олега. Но дело не в этом. Ты веришь, что Олег ничего не знает о нас с Лёней? Или может такое быть, что Лёня ничего ему не рассказывал? Разве могут два лучших друга увлечься одной и той же девушкой? По-моему, слишком много совпадений. Они сговорились. – Сделала вывод Ангелина.
Инна сосредоточилась:
– Лёня проверяет тебя. Возможно, у него серьезные планы, и он решил бросить свою гулящую женушку и сделать тебе предложение. Но боится, что ты окажешься такой же, как и она – изменишь ему, в конце концов. Что ты ответила Олегу?
– «Увидимся в субботу». Он сказал, что заглянет к нам в офис, и мы поговорим с глазу на глаз, – Ангелина засомневалась, правильно ли она поступила. – А на счет свидания, то я не сказала «да», но и не сказала «нет».
– Не встречайся с Олегом. Я бы с ним никуда не пошла.
– Но он заинтриговал меня.
– Чем?
– Он сказал, что я интересуюсь Лёней, потому что совсем не знаю, какой он.
– Значит, они все-таки говорили о тебе. И, скорее всего, Лёня далеко не так хорош, как ты о нем отзываешься.
– Я встречусь с Олегом и узнаю, что он имел в виду, когда это говорил. А если Лёня, действительно, устроил мне проверку, то это как-то подло. Зачем весь этот цирк?
Инна пожала плечами, не зная, что еще можно посоветовать Ангелине.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 22:52
СообщениеЕнакиево, декабрь

Выпал первый снег. Белый и пушистый. Леонид продолжал играть в молчанку. Ангелина тоже сдерживалась, чтобы не уступить ему в силе своей воли. Они не виделись, не разговаривали, не переписывались, но оба каждый вечер заходили в «Одноклассники». На страницах социальной сети проходили их безмолвные свидания.

Однажды в офис «Logistics Company» вошел молодой человек, чье лицо показалось Ангелине знакомым. Он подошел именно к ее столику, хотя на тот момент свободны были все операторы. Высокий, худощавый, светленький с голубыми глазами. Ангелина не вспомнила, как его зовут, но уже имела представление, кто перед ней стоит.
– Ангелиночка, доброе утро! – поздоровался он, будто бы они были, как минимум, знакомы.
– Доброе утро, – ответила Ангелина, с интересом разглядывая странного посетителя.
– Я заказал через Интернет электронную книгу на подарок, – начал он весьма скованно. – Завтра уже в гости идти на День Рожденья, а смс-ка от вас так и не пришла. Ты не посмотришь, где там мой заказ?
– Номер ТТН у вас есть? – сухо спросила Ангелина.
– Да, конечно.
Он достал телефон, открыл папку с сообщениями, выбрал нужное, и подал телефон Ангелине в руки.
– Сейчас посмотрим.
Ангелина ввела номер ТТН в базу, и вся информация высветилась на экране. Что, откуда и куда, оценочная стоимость, вес, количество мест, описание груза и расчетная дата прибытия. Теперь Ангелина знала и как зовут этого молодого человека. – Олег Полотенцев. Он неоднократно посещал страничку Ангелины в Одноклассниках и был лучшим другом Леонида.
– У вас расчетная дата прибытия на завтра. Но из-за снегопадов могут быть задержки доставки груза. Поэтому я не могу вам обещать, что завтра вы получите свой заказ.
– Это нехорошо. Эта посылка мне нужна срочно, – огорчился Олег. – У вас есть телефон, чтобы я мог прозвонить и узнать, приехала моя электронная книга или нет?
– У нас только внутренний телефон. На него звонить бесполезно, мы все равно не поднимает трубку, если звонят с неизвестных номеров. У нас работает диспетчерская служба, но у них городской номер. Звонки обходятся недешево.
Олег задумался, переваривая информацию. Тем временем Ангелина написала на стикере свой номер телефона и положила на стол.
– Это мой личный номер. Даю его вам только из-за того, что Леонид Журавлев ваш друг. Звонить только по делу!
Олег заулыбался и взял стикер:
– Спасибо, Ангелиночка!
С этими словами он ушел, а через пять минут Ангелине на телефон пришло сообщение: «Куколка! Хорошенькая! Я балдею от тебя! Видишь, и номер сама дала!» Ангелина рассмеялась, и показала текст сообщения Инне:
– Глянь, что он написал! И это друг моего Лёни!
Инна сделала удивленное лицо:
– «Куколка!»
– Как думаешь, он знает о нас с Лёней? Если они на самом деле лучшие друзья, то должен знать. Ты же знаешь о Лёне! И моя Светка знает! Я в себе не могу удержать эмоций и мыслей, мне хочется поделиться, рассказать кому-то о своих чувствах. Интересно, они говорили обо мне? Или Лёня обо мне ни с кем не говорит?
– Если они друзья, то они по-любому обсуждали ваши отношения.
– Значит, Олег скажет Лёне, что я дала ему свой номер, и Лёня подумает, что я раздаю его направо и налево. А я его дала только из-за того, что в одноклассниках они указали друг друга лучшими друзьями.
– Не парься! Еще не факт, что этот Олег расскажет Лёне, что у него теперь есть твой номер.
– Инна, ты не знаешь мужчин! Они ни чем не лучше нас! Точно так же сплетничают и хвалятся друг перед другом.
– Ангелина, ты дала ему всего на всего свой номер телефона! Это ведь не преступление.
– Я теперь весь день буду думать о Лёне и Олеге. Интересно, что Олег знает обо мне? Как отзывается обо мне Лёня? Уверена, они говорили обо мне. Ты обратила внимание, как он поздоровался со мной? А ведь я его здесь увидела в первый раз. А он, даже не прочитав надписи на моем бейдже, сходу назвал меня «Ангелиночка». Значит, он знал, куда и к кому идет!
– Ну, ты – миссис Марпл!
– Да, я такая! Докопаюсь до всего, если захочу!

На следующий день Ангелина увидела Олега издалека, когда проходила мимо газетного киоска. Он курил на стоянке, там, где Леонид обычно оставляет машину. В 9:00 офис «Logistics Company» открылся, и сразу двадцать человек ринулось получать посылки. Олег стал одним из первых клиентов в то утро. Разговаривать о чем-то личном не было времени, и Ангелина лишь обменялась с Олегом приветливыми улыбками. Она распечатала ему накладную и указала на дверь, где непосредственно выдавали груз. Олег поблагодарил ее и подмигнул.
«Загадочный типаж» – подумала Ангелина.
Вечером того же дня она нашла в «Одноклассниках» страничку Олега Полотенцева. Ей захотелось узнать, откуда Олег знает ее, и она решила написать ему сообщение с одним единственным вопросом, но оказалось, что «писать Олегу могут только друзья». То есть сначала нужно было отправить ему предложение дружбы и только после подтверждения можно начинать переписку.
Ангелина, не долго думая, добавила его в друзья. На следующее утро Олег прислал ей очередное сообщение на телефон: «Теперь друзья! Буду рад продолжению знакомства!» А вечером Ангелина засыпала его вопросами в «Одноклассниках»: «Привет! Откуда ты меня знаешь? Почему подошел именно к моему столу? Лёня Журавлев твой друг?» Олег ответил смс-кой: «Не пиши в Одноклассниках. Жена прочитала твое сообщение. Задает слишком много вопросов. Я завтра позвоню».
На следующий день в 08:49 Олег позвонил. Ангелина была на работе. На своих местах сидели Серж Рябинович и Инна Шева. Остальные еще не пришли. Ангелина вышла разговаривать в коридор.
– Алло, – Ангелина поднесла телефон к уху.
– Алло. Можно пригласить к телефону самого очаровательного оператора «Logistics Company»? – прозвучал вопрос задорным голосом.
– К сожалению, наш самый очаровательный оператор сейчас не может с вами разговаривать!
– Ангелиночка, неужели это не ты?
– Олег, это я!
– У тебя такой милый голосочек!
– Спасибо! Может, ты мне ответишь, в конце концов, на мои вопросы? Откуда ты меня знаешь?
– А ты разве не помнишь?
– Не помню что?
– Как мы летом почти познакомились? Мы часто ездили в одном автобусе! Помнишь, мы вместе шли на площадь, нам было в тот день по пути. На площади еще митинг какой-то был! Вспомнила? Я просил у тебя телефончик, а ты не дала!
– Вспомнила! Так это был ты?!
– Да! Я на тебя сразу обратил внимание!
– Очень приятно! Но может быть, ты все-таки расскажешь мне о Лёне.
– Что тебя интересует?
– Вы дружите?
– Это мой кум!
– Вы часто видитесь, общаетесь?
– Видимся. Редко, но метко. У Лёньки работа отнимает практически все свободное и несвободное время. Он целыми днями пропадает в Донецке. Как ушьется по своим делам, и до позднего вечера.
– Так вы еще и кумовья? Лёня обо мне тебе ничего не говорил?
– Нет, а что?
– Просто интересно. Оказывается мир теснее, чем кажется.
– Зая, как на счет встретиться и поболтать вживую?!
– Не знаю – не знаю!
– Я бы хотел познакомиться с тобой поближе? Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!
– Ничего себе, какой ты быстрый!
– Как ты работаешь в субботу?
– У меня короткий день. До 15:00.
– Отлично, моя по субботам работает до шести вечера.
– Олег, тебя не смущает, что я интересуюсь Лёней больше, чем тобой?
– Ты интересуешься им, потому что совсем не знаешь, какой он.
– То есть?
– Я в субботу загляну к вам в офис. Мы сможем поговорить с глазу на глаз.
– Ты меня заинтриговал. Тогда увидимся в субботу.
Ангелина положила трубку. Предложение Олега показалось ей странным, и она с растерянным выражением лица вернулась назад. Серж заметил перемены настроения и отвлекся от кипы бумаг:
– Что новый воздыхатель звонил? На свидание зовет? – его губы растянулись в ехидной улыбке.
– Да! – Ангелина подыграла ему, скорчив гримасу. – Можно я отлучусь на полчасика?!
– Нет, конечно! Мы еще даже не открылись, а ты уже «на чай» намылилась!
– Да, пошутила я! – ответила Ангелина. – Но меня, правда, на свидание пригласили!
Инна, не скрывая любопытства, посмотрела на Ангелину:
– Лёня!?
– Олег! И что самое интересное, он сказал «Назначай любой день, время и место! Я всегда смогу!» Представляешь! А Лёня мне никогда так не говорил. Он вечно занят.
Серж не пытался вникать в личные дела Ангелины, он и понятия не имел, что Леонид – муж Людмилы, с которой он встречался почти полгода, и что от тяжелой руки этого Лёни он десять дней пробыл на больничном. Его отношения с Людмилой закончились, но он по-прежнему встречался параллельно с двумя, и у него были свои заботы.
Инна же была в курсе адвокатских страстей Ангелины:
– Это подозрительно, – высказала она свое мнение.
– Я о том же! Я не верю в такие совпадения. С Олегом я, оказывается, познакомилась еще летом. Мы сидели на общем сидении и вместе шли до площади. Он просил у меня номер телефона, а я не дала. А еще он не просто друг Лёни – они кумовья!
– Кумовья? – переспросила Инна. – У Лёни есть ребенок?
– Нет! Ребенок есть у Олега. Но дело не в этом. Ты веришь, что Олег ничего не знает о нас с Лёней? Или может такое быть, что Лёня ничего ему не рассказывал? Разве могут два лучших друга увлечься одной и той же девушкой? По-моему, слишком много совпадений. Они сговорились. – Сделала вывод Ангелина.
Инна сосредоточилась:
– Лёня проверяет тебя. Возможно, у него серьезные планы, и он решил бросить свою гулящую женушку и сделать тебе предложение. Но боится, что ты окажешься такой же, как и она – изменишь ему, в конце концов. Что ты ответила Олегу?
– «Увидимся в субботу». Он сказал, что заглянет к нам в офис, и мы поговорим с глазу на глаз, – Ангелина засомневалась, правильно ли она поступила. – А на счет свидания, то я не сказала «да», но и не сказала «нет».
– Не встречайся с Олегом. Я бы с ним никуда не пошла.
– Но он заинтриговал меня.
– Чем?
– Он сказал, что я интересуюсь Лёней, потому что совсем не знаю, какой он.
– Значит, они все-таки говорили о тебе. И, скорее всего, Лёня далеко не так хорош, как ты о нем отзываешься.
– Я встречусь с Олегом и узнаю, что он имел в виду, когда это говорил. А если Лёня, действительно, устроил мне проверку, то это как-то подло. Зачем весь этот цирк?
Инна пожала плечами, не зная, что еще можно посоветовать Ангелине.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 22:52
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:03 | Сообщение # 19
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Суббота, офис «Logistics Company»

У Ангелины улыбка не сходила с губ. Она вежливо обслуживала даже самых противных клиентов, смотрела людям в глаза, делала комплименты. Не всем, правда, только тем, в ком ей хоть что-то понравилось. «Какой красивый маникюр», «Чудненькое колечко», «Глаза накрашены восхитительно!», «Какой милый шарф», «Ах, какая шапочка!» Она весело смеялась, когда симпатичные клиенты рассказывали анекдоты. Словом, Ангелина не переживала из-за того, что Леонид не проявляет никаких знаков внимания. Она смирилась с его вечной занятостью, нечастыми, но эмоциональными встречами. С мужем все было гладко, но Ангелина так и не простила его, оставив все, как есть. Об Олеге она вспоминала утром, когда шла на работу, но не ждала, когда же он войдет в офис, хотя предполагала, что он явится к трем часам.
В полдень, когда работа была в самом разгаре, Серж Рябинович подошел к Инне и положил на ее стол посылку в фирменной упаковке с вложенной ручной накладной. Он сказал: «Как освободишься, посмотри!» Ангелина сразу поняла, что что-то там не так.
Когда очередь иссякла, выяснилось, что же это за посылка:
Четыре дня тому назад, когда Влад Погреб ездил в Киев к бабушке, его подменял приемщик со второго енакиевского офиса «Logistics Company» – Саша Филомела. Это посылка была адресована ему. Коллеги Саши со второго офиса подшутили над ним и выслали ему его обувь. В пакете лежали старые кеды. Накладную, естественно, в базе не провели, то есть груз не был отправлен официально. Липовая накладная с несуществующим номером, незакрепленным ни за одной отправкой. Но этого никто не знал, и три дня по несуществующей накладной проходило сканирование, и груз числился в актах передачи смены.
Серж предложил Инне оформить ручную накладную на Сашины кеды и отправить их ему назад – на второй склад. Точно так же, как и они: без создания ТТН в базе 1С.
Инна взяла чистую накладную:
– А от чьего имени сделаем отправку? От «Logistics Company»? А кто будет контактным лицом?
Ангелина подключилась к забавному делу:
– А что если написать вообще левый город, которого даже не существует, левую фамилию и наугад какой-нибудь номер телефона?!
– Ты что начальник второго отделения нас убьет! Надо, чтобы они догадались, что это от нас, но не сразу!
– Тогда пиши: Енакиево, «Logistics Company».
– А контактным лицом будет наша уборщица – тетя Катя!
Инна и Ангелина смеялись. Им обоим нравилось разыгрывать людей.
В описании груза написали: старые ботинки. Оценочная стоимость 10000 грн. Сумма к оплате за доставку 515 грн. Примечание: один ботинок слегка порван. Отправитель: Катерина Федоровна. Получатель: Саша Филомела.
К процессу оформления «посылочки для Саши» подключились Серж Рябинович и Влад Погреб. Они то и предложили в пакет вложить любовное письмо, якобы от шестидесятилетней уборщицы Катерины Федоровны восемнадцатилетнему Саше. Инна поддержала эту идею, и Ангелина решила ее осуществить. Письмо писала она, читая вслух. Все дружно смеялись и предлагали свои варианты.
Так дурачиться могут только люди, работающие с людьми. «Logistics Company» – это диагноз! Письмо получилось таким:

Сашулечка!

Всю ночь не спала, все мечтала о нашей встрече, вспоминала твои голубые бездонные глаза, сжимала в руках черенок от советской швабры. Я поняла, что жить больше не могу без твоих ласковых и нежных объятий! Хочу тебя!

Катерина Федоровна, для тебя просто Катя.

Инна вошла в азарт и предложила написать продолжение «постскриптум (p.s)». Ангелина снова взяла в руки ручку и продолжила в том же духе. Точно так же, произнося вслух, что пишет:

P.S. Все свои шестьдесят лет я ждала такого, как ты, безумно красивого и сексуального паренька для воплощения в реальность своих эротических фантазий! Мой старый дед нам не помеха. Жду тебя ночью у ворот! Приходи один. Не забудь плащ! Желательно с пупырышками! Целую, мой сладкий пупсик!

В офисе стоял гогот. Инна чуть не плакала от смеха. Стены содрогались и в соседнем магазине, в аптеке и в банке. «Посылочка для Саши» была готова!

Субботний рабочий день подходил к концу. Операторы делали сканирование ТТН в реестр архивации, пересчитывали кассу, и продолжали смеяться над письмом, представляя реакцию Саши.

В 15:01 офис был закрыт. Все дружно вышли на улицу.
На ступеньках стоял молодой человек. Олег Полотенцев ждал Ангелину, как и обещал. Он поздоровался с ней и пригласил во Дворец Культуры посидеть в кафе. Ангелина попрощалась с коллегами и пошла с Олегом.
Через несколько минут они уже сидели за столиком и пили зеленый чай без сахара.
Как мужчина, Олег не интересовал Ангелину. Единственное о чем она хотела с ним разговаривать, так это о Леониде. Было немало вопросов, ответы на которые Ангелина хотела получить.
Олег видел Ангелину веселой, цветущей, жизнерадостной. Она отличалась от его жены. Жены – это вообще отдельный тип женщин: они надоедливы, противны и вечно чем-то недовольны. Зато чужие жены милые и очаровательные, загадочные и соблазнительные, веселые и сексуальные.
Ангелина после написания письма все еще смеялась где-то в глубине души. Ее глаза горели, и их блеск можно было ошибочно принять за кокетство, флирт и желание произвести впечатление на Олега. Он засыпал ее комплиментами.
Они сидели друг напротив друга – два чужих и незнакомых человека.
– Расскажи мне о себе. Чем ты увлекаешься, что любишь слушать, какие фильмы смотришь, что тебе нравиться? – спросил Олег, изучая красивые черты лица Ангелины.
Играло «Русское Радио». Ангелина задумчиво сделала глоток. Горячий чай обжег нежные губы и кончик языка. Она поставила чашку на стол и откинулась на стуле.
– Олег, если бы ты ни был другом Лёни, я бы с тобой здесь не сидела. Какая тебе разница, что я люблю? Давай сменим тему.
Олег робко коснулся ее руки. Ангелина ее одернула, не позволяя его пальцам касаться своей кожи. Олег оставил руку вытянутой.
– Ангелиночка, ты мне очень нравишься. Я смотрю на тебя и восхищаюсь! Лёнька мой друг, но он не достоин такой необыкновенной девушки, как ты.
– Почему ты так говоришь? Ты знаешь, кто я? – удивилась Ангелина.
– А кто ты? – рука Олега вновь коснулась пальчиков Ангелины. – Ты – часть его прошлого. Так?
– Ты все-таки знаешь? – Ангелина вновь выдернула руку. – Вы говорили обо мне?
– Говорили, – ответил Олег мрачным тоном. – Я даже знаю, что у вас так ничего и не было.
Ангелина смутилась.
– Ты любишь его? – продолжил Олег.
– Да, – она ответила, не задумываясь.
– Значит, у меня нет шансов?
Ангелина отрицательно кивнула головой:
– Олег, о каких шансах ты говоришь? Ты же женат, у тебя растет сын. Я замужем, и у меня тоже сын.
– Но ведь это не останавливает тебя. Ты же встречалась с Лёнькой! Вы целовались. И жарко целовались!
Ангелина преподнесла чашку к губам и мечтательно улыбнулась:
– Олег, с Лёней меня многое связывает. Он из прошлого! Мне тогда было семнадцать лет. Первая любовь! Когда я с ним, я будто возвращаюсь в то время. Он словно волшебный портал в затерянный мир, куда дороги нет. Лёня – особенный!
– Какая ты романтичная и наивная! Как думаешь, почему я здесь?
Ангелина закашлялась, едва не поперхнувшись:
– Насколько я помню, ты хотел объяснить, почему сказал, что я интересуюсь Лёней, только из-за того, что совсем не знаю, какой он. Этим ты меня и заинтриговал. Чего я не знаю о Лёне, что может изменить мое отношение к нему?
Олег стал серьезным. Светло-голубые глаза поменяли цвет на темно-серый.
– Ты уверена, что хочешь услышать ответ на свой вопрос?
– Да, – взволнованно ответила Ангелина.
Олег выдержал паузу, подбирая более мягкие слова, чтобы не показаться слишком грубым и бестактным:
– Знаешь, кем тебя считает Лёня? Красивой оболочкой, под которой пустота. Он убежден, что такие, как ты, не могут быть хорошими женами. Он никогда бы не женился на тебе из-за боязни быть обманутым и брошенным, потому что уверен, что все красивые девушки не умеют хранить верность.
Ангелина изменилась в лице:
– Неужели он так думает?
Олег кивнул, поднимая чашку к губам.
– Я не разделяю его мнений. Но по случайной глупости я стал участником его коварного замысла. Он предложил мне убедиться, что ты способна не только дать номер своего телефона, но и встретиться с малознакомым мужчиной. Со мной. Лёня знает, что мы сейчас здесь.
Ангелина разочарованно допила горячий чай большими глотками:
– Я так и предполагала. Этим ты меня не удивил. Но я дала тебе номер только из-за того, что знала, кем ты приходишься Лёне, и пошла с тобой в кафе, только чтобы поговорить о нем. О нем! Только о нем!
– Но он то этого не знает. Для него ты, такая же, как и большинство – легкомысленная и гулящая.
Ангелина поднесла ладонь ко лбу, прикрывая глаза. Вторая рука неподвижно лежала на клеенчатой скатерти.
– Олег, это неправда. Неправда!
Олег опустил свою горячую ладонь на ее холодные пальчики и нежно сжал:
– Ангелиночка, забудь о нем. Вы не подходите друг другу. Если тебе наскучил муж, и ты хочешь попасть в свой «затерянный мир», я могу оказать тебе такую услугу. С превеликой радостью!
Ангелина вспыхнула:
– Не называй меня «Ангелиночка». А в мой «затерянный мир» меня может отвести только Лёня! Чтобы ты не говорил, я тебе не поверю. Лёня не такой. Он не может быть таким подлым и жестоким.
– Я же говорил, ты его совсем не знаешь.
– Но почему ты – его друг рассказываешь мне все это? Я не понимаю.
– Что тебе не понятно? Он тебя не достоин! Ты не тупая овца, которую можно только трахнуть!
Ангелина взялась за голову:
– Что? Что ты несешь? – она разнервничалась, еле сдерживая нахлынувшие слезы. – Это Лёня назвал меня «тупой овцой»? Меня можно только «трахнуть»? Неужели он считает, что у нас не нашлось бы общих тем для разговоров?
Ангелина всхлипывала, закрывая лицо руками. Олег вмиг оказался рядом, обнял ее за плечи, стараясь утешить.
– Не плачь. Он не достоин твоих слез, – шептал он ласково.
Ангелина плакала:
– Разве я давала повод так думать обо мне? – она убрала его руки со своих плеч. – Лёня меня совсем не знает. Так же, как и я его.
Олег отстранился:
– Это уже не имеет никакого значения. Мы здесь вдвоем. Оглянись, кроме нас никого нет. Хочешь, я тебя поцелую?
Ангелина хмуро посмотрела в его глаза.
– Нет. – Она резко встала из-за стола. – Удали и забудь мой номер. А из списка друзей в «Одноклассников» я сама тебя удалю. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся.
Она быстро набросила пальто и хотела как можно скорее уйти из этого места, но Олег остановил ее, пытаясь обнять и утешить.
– Если тебе когда-либо потребуется помощь, можешь смело рассчитывать на меня, – сказал он, зная заранее, что Ангелина никогда не обратится к нему за помощью.
– Отпусти. Мне пора идти.
Ангелина вырвалась из ослабевающих объятий и, бросив напоследок огорченный взгляд, ушла, оставив Олега в опустевшем кафе.
Так смех обернулся слезами разочарования.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:30
 
СообщениеСуббота, офис «Logistics Company»

У Ангелины улыбка не сходила с губ. Она вежливо обслуживала даже самых противных клиентов, смотрела людям в глаза, делала комплименты. Не всем, правда, только тем, в ком ей хоть что-то понравилось. «Какой красивый маникюр», «Чудненькое колечко», «Глаза накрашены восхитительно!», «Какой милый шарф», «Ах, какая шапочка!» Она весело смеялась, когда симпатичные клиенты рассказывали анекдоты. Словом, Ангелина не переживала из-за того, что Леонид не проявляет никаких знаков внимания. Она смирилась с его вечной занятостью, нечастыми, но эмоциональными встречами. С мужем все было гладко, но Ангелина так и не простила его, оставив все, как есть. Об Олеге она вспоминала утром, когда шла на работу, но не ждала, когда же он войдет в офис, хотя предполагала, что он явится к трем часам.
В полдень, когда работа была в самом разгаре, Серж Рябинович подошел к Инне и положил на ее стол посылку в фирменной упаковке с вложенной ручной накладной. Он сказал: «Как освободишься, посмотри!» Ангелина сразу поняла, что что-то там не так.
Когда очередь иссякла, выяснилось, что же это за посылка:
Четыре дня тому назад, когда Влад Погреб ездил в Киев к бабушке, его подменял приемщик со второго енакиевского офиса «Logistics Company» – Саша Филомела. Это посылка была адресована ему. Коллеги Саши со второго офиса подшутили над ним и выслали ему его обувь. В пакете лежали старые кеды. Накладную, естественно, в базе не провели, то есть груз не был отправлен официально. Липовая накладная с несуществующим номером, незакрепленным ни за одной отправкой. Но этого никто не знал, и три дня по несуществующей накладной проходило сканирование, и груз числился в актах передачи смены.
Серж предложил Инне оформить ручную накладную на Сашины кеды и отправить их ему назад – на второй склад. Точно так же, как и они: без создания ТТН в базе 1С.
Инна взяла чистую накладную:
– А от чьего имени сделаем отправку? От «Logistics Company»? А кто будет контактным лицом?
Ангелина подключилась к забавному делу:
– А что если написать вообще левый город, которого даже не существует, левую фамилию и наугад какой-нибудь номер телефона?!
– Ты что начальник второго отделения нас убьет! Надо, чтобы они догадались, что это от нас, но не сразу!
– Тогда пиши: Енакиево, «Logistics Company».
– А контактным лицом будет наша уборщица – тетя Катя!
Инна и Ангелина смеялись. Им обоим нравилось разыгрывать людей.
В описании груза написали: старые ботинки. Оценочная стоимость 10000 грн. Сумма к оплате за доставку 515 грн. Примечание: один ботинок слегка порван. Отправитель: Катерина Федоровна. Получатель: Саша Филомела.
К процессу оформления «посылочки для Саши» подключились Серж Рябинович и Влад Погреб. Они то и предложили в пакет вложить любовное письмо, якобы от шестидесятилетней уборщицы Катерины Федоровны восемнадцатилетнему Саше. Инна поддержала эту идею, и Ангелина решила ее осуществить. Письмо писала она, читая вслух. Все дружно смеялись и предлагали свои варианты.
Так дурачиться могут только люди, работающие с людьми. «Logistics Company» – это диагноз! Письмо получилось таким:

Сашулечка!

Всю ночь не спала, все мечтала о нашей встрече, вспоминала твои голубые бездонные глаза, сжимала в руках черенок от советской швабры. Я поняла, что жить больше не могу без твоих ласковых и нежных объятий! Хочу тебя!

Катерина Федоровна, для тебя просто Катя.

Инна вошла в азарт и предложила написать продолжение «постскриптум (p.s)». Ангелина снова взяла в руки ручку и продолжила в том же духе. Точно так же, произнося вслух, что пишет:

P.S. Все свои шестьдесят лет я ждала такого, как ты, безумно красивого и сексуального паренька для воплощения в реальность своих эротических фантазий! Мой старый дед нам не помеха. Жду тебя ночью у ворот! Приходи один. Не забудь плащ! Желательно с пупырышками! Целую, мой сладкий пупсик!

В офисе стоял гогот. Инна чуть не плакала от смеха. Стены содрогались и в соседнем магазине, в аптеке и в банке. «Посылочка для Саши» была готова!

Субботний рабочий день подходил к концу. Операторы делали сканирование ТТН в реестр архивации, пересчитывали кассу, и продолжали смеяться над письмом, представляя реакцию Саши.

В 15:01 офис был закрыт. Все дружно вышли на улицу.
На ступеньках стоял молодой человек. Олег Полотенцев ждал Ангелину, как и обещал. Он поздоровался с ней и пригласил во Дворец Культуры посидеть в кафе. Ангелина попрощалась с коллегами и пошла с Олегом.
Через несколько минут они уже сидели за столиком и пили зеленый чай без сахара.
Как мужчина, Олег не интересовал Ангелину. Единственное о чем она хотела с ним разговаривать, так это о Леониде. Было немало вопросов, ответы на которые Ангелина хотела получить.
Олег видел Ангелину веселой, цветущей, жизнерадостной. Она отличалась от его жены. Жены – это вообще отдельный тип женщин: они надоедливы, противны и вечно чем-то недовольны. Зато чужие жены милые и очаровательные, загадочные и соблазнительные, веселые и сексуальные.
Ангелина после написания письма все еще смеялась где-то в глубине души. Ее глаза горели, и их блеск можно было ошибочно принять за кокетство, флирт и желание произвести впечатление на Олега. Он засыпал ее комплиментами.
Они сидели друг напротив друга – два чужих и незнакомых человека.
– Расскажи мне о себе. Чем ты увлекаешься, что любишь слушать, какие фильмы смотришь, что тебе нравиться? – спросил Олег, изучая красивые черты лица Ангелины.
Играло «Русское Радио». Ангелина задумчиво сделала глоток. Горячий чай обжег нежные губы и кончик языка. Она поставила чашку на стол и откинулась на стуле.
– Олег, если бы ты ни был другом Лёни, я бы с тобой здесь не сидела. Какая тебе разница, что я люблю? Давай сменим тему.
Олег робко коснулся ее руки. Ангелина ее одернула, не позволяя его пальцам касаться своей кожи. Олег оставил руку вытянутой.
– Ангелиночка, ты мне очень нравишься. Я смотрю на тебя и восхищаюсь! Лёнька мой друг, но он не достоин такой необыкновенной девушки, как ты.
– Почему ты так говоришь? Ты знаешь, кто я? – удивилась Ангелина.
– А кто ты? – рука Олега вновь коснулась пальчиков Ангелины. – Ты – часть его прошлого. Так?
– Ты все-таки знаешь? – Ангелина вновь выдернула руку. – Вы говорили обо мне?
– Говорили, – ответил Олег мрачным тоном. – Я даже знаю, что у вас так ничего и не было.
Ангелина смутилась.
– Ты любишь его? – продолжил Олег.
– Да, – она ответила, не задумываясь.
– Значит, у меня нет шансов?
Ангелина отрицательно кивнула головой:
– Олег, о каких шансах ты говоришь? Ты же женат, у тебя растет сын. Я замужем, и у меня тоже сын.
– Но ведь это не останавливает тебя. Ты же встречалась с Лёнькой! Вы целовались. И жарко целовались!
Ангелина преподнесла чашку к губам и мечтательно улыбнулась:
– Олег, с Лёней меня многое связывает. Он из прошлого! Мне тогда было семнадцать лет. Первая любовь! Когда я с ним, я будто возвращаюсь в то время. Он словно волшебный портал в затерянный мир, куда дороги нет. Лёня – особенный!
– Какая ты романтичная и наивная! Как думаешь, почему я здесь?
Ангелина закашлялась, едва не поперхнувшись:
– Насколько я помню, ты хотел объяснить, почему сказал, что я интересуюсь Лёней, только из-за того, что совсем не знаю, какой он. Этим ты меня и заинтриговал. Чего я не знаю о Лёне, что может изменить мое отношение к нему?
Олег стал серьезным. Светло-голубые глаза поменяли цвет на темно-серый.
– Ты уверена, что хочешь услышать ответ на свой вопрос?
– Да, – взволнованно ответила Ангелина.
Олег выдержал паузу, подбирая более мягкие слова, чтобы не показаться слишком грубым и бестактным:
– Знаешь, кем тебя считает Лёня? Красивой оболочкой, под которой пустота. Он убежден, что такие, как ты, не могут быть хорошими женами. Он никогда бы не женился на тебе из-за боязни быть обманутым и брошенным, потому что уверен, что все красивые девушки не умеют хранить верность.
Ангелина изменилась в лице:
– Неужели он так думает?
Олег кивнул, поднимая чашку к губам.
– Я не разделяю его мнений. Но по случайной глупости я стал участником его коварного замысла. Он предложил мне убедиться, что ты способна не только дать номер своего телефона, но и встретиться с малознакомым мужчиной. Со мной. Лёня знает, что мы сейчас здесь.
Ангелина разочарованно допила горячий чай большими глотками:
– Я так и предполагала. Этим ты меня не удивил. Но я дала тебе номер только из-за того, что знала, кем ты приходишься Лёне, и пошла с тобой в кафе, только чтобы поговорить о нем. О нем! Только о нем!
– Но он то этого не знает. Для него ты, такая же, как и большинство – легкомысленная и гулящая.
Ангелина поднесла ладонь ко лбу, прикрывая глаза. Вторая рука неподвижно лежала на клеенчатой скатерти.
– Олег, это неправда. Неправда!
Олег опустил свою горячую ладонь на ее холодные пальчики и нежно сжал:
– Ангелиночка, забудь о нем. Вы не подходите друг другу. Если тебе наскучил муж, и ты хочешь попасть в свой «затерянный мир», я могу оказать тебе такую услугу. С превеликой радостью!
Ангелина вспыхнула:
– Не называй меня «Ангелиночка». А в мой «затерянный мир» меня может отвести только Лёня! Чтобы ты не говорил, я тебе не поверю. Лёня не такой. Он не может быть таким подлым и жестоким.
– Я же говорил, ты его совсем не знаешь.
– Но почему ты – его друг рассказываешь мне все это? Я не понимаю.
– Что тебе не понятно? Он тебя не достоин! Ты не тупая овца, которую можно только трахнуть!
Ангелина взялась за голову:
– Что? Что ты несешь? – она разнервничалась, еле сдерживая нахлынувшие слезы. – Это Лёня назвал меня «тупой овцой»? Меня можно только «трахнуть»? Неужели он считает, что у нас не нашлось бы общих тем для разговоров?
Ангелина всхлипывала, закрывая лицо руками. Олег вмиг оказался рядом, обнял ее за плечи, стараясь утешить.
– Не плачь. Он не достоин твоих слез, – шептал он ласково.
Ангелина плакала:
– Разве я давала повод так думать обо мне? – она убрала его руки со своих плеч. – Лёня меня совсем не знает. Так же, как и я его.
Олег отстранился:
– Это уже не имеет никакого значения. Мы здесь вдвоем. Оглянись, кроме нас никого нет. Хочешь, я тебя поцелую?
Ангелина хмуро посмотрела в его глаза.
– Нет. – Она резко встала из-за стола. – Удали и забудь мой номер. А из списка друзей в «Одноклассников» я сама тебя удалю. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся.
Она быстро набросила пальто и хотела как можно скорее уйти из этого места, но Олег остановил ее, пытаясь обнять и утешить.
– Если тебе когда-либо потребуется помощь, можешь смело рассчитывать на меня, – сказал он, зная заранее, что Ангелина никогда не обратится к нему за помощью.
– Отпусти. Мне пора идти.
Ангелина вырвалась из ослабевающих объятий и, бросив напоследок огорченный взгляд, ушла, оставив Олега в опустевшем кафе.
Так смех обернулся слезами разочарования.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:03
СообщениеСуббота, офис «Logistics Company»

У Ангелины улыбка не сходила с губ. Она вежливо обслуживала даже самых противных клиентов, смотрела людям в глаза, делала комплименты. Не всем, правда, только тем, в ком ей хоть что-то понравилось. «Какой красивый маникюр», «Чудненькое колечко», «Глаза накрашены восхитительно!», «Какой милый шарф», «Ах, какая шапочка!» Она весело смеялась, когда симпатичные клиенты рассказывали анекдоты. Словом, Ангелина не переживала из-за того, что Леонид не проявляет никаких знаков внимания. Она смирилась с его вечной занятостью, нечастыми, но эмоциональными встречами. С мужем все было гладко, но Ангелина так и не простила его, оставив все, как есть. Об Олеге она вспоминала утром, когда шла на работу, но не ждала, когда же он войдет в офис, хотя предполагала, что он явится к трем часам.
В полдень, когда работа была в самом разгаре, Серж Рябинович подошел к Инне и положил на ее стол посылку в фирменной упаковке с вложенной ручной накладной. Он сказал: «Как освободишься, посмотри!» Ангелина сразу поняла, что что-то там не так.
Когда очередь иссякла, выяснилось, что же это за посылка:
Четыре дня тому назад, когда Влад Погреб ездил в Киев к бабушке, его подменял приемщик со второго енакиевского офиса «Logistics Company» – Саша Филомела. Это посылка была адресована ему. Коллеги Саши со второго офиса подшутили над ним и выслали ему его обувь. В пакете лежали старые кеды. Накладную, естественно, в базе не провели, то есть груз не был отправлен официально. Липовая накладная с несуществующим номером, незакрепленным ни за одной отправкой. Но этого никто не знал, и три дня по несуществующей накладной проходило сканирование, и груз числился в актах передачи смены.
Серж предложил Инне оформить ручную накладную на Сашины кеды и отправить их ему назад – на второй склад. Точно так же, как и они: без создания ТТН в базе 1С.
Инна взяла чистую накладную:
– А от чьего имени сделаем отправку? От «Logistics Company»? А кто будет контактным лицом?
Ангелина подключилась к забавному делу:
– А что если написать вообще левый город, которого даже не существует, левую фамилию и наугад какой-нибудь номер телефона?!
– Ты что начальник второго отделения нас убьет! Надо, чтобы они догадались, что это от нас, но не сразу!
– Тогда пиши: Енакиево, «Logistics Company».
– А контактным лицом будет наша уборщица – тетя Катя!
Инна и Ангелина смеялись. Им обоим нравилось разыгрывать людей.
В описании груза написали: старые ботинки. Оценочная стоимость 10000 грн. Сумма к оплате за доставку 515 грн. Примечание: один ботинок слегка порван. Отправитель: Катерина Федоровна. Получатель: Саша Филомела.
К процессу оформления «посылочки для Саши» подключились Серж Рябинович и Влад Погреб. Они то и предложили в пакет вложить любовное письмо, якобы от шестидесятилетней уборщицы Катерины Федоровны восемнадцатилетнему Саше. Инна поддержала эту идею, и Ангелина решила ее осуществить. Письмо писала она, читая вслух. Все дружно смеялись и предлагали свои варианты.
Так дурачиться могут только люди, работающие с людьми. «Logistics Company» – это диагноз! Письмо получилось таким:

Сашулечка!

Всю ночь не спала, все мечтала о нашей встрече, вспоминала твои голубые бездонные глаза, сжимала в руках черенок от советской швабры. Я поняла, что жить больше не могу без твоих ласковых и нежных объятий! Хочу тебя!

Катерина Федоровна, для тебя просто Катя.

Инна вошла в азарт и предложила написать продолжение «постскриптум (p.s)». Ангелина снова взяла в руки ручку и продолжила в том же духе. Точно так же, произнося вслух, что пишет:

P.S. Все свои шестьдесят лет я ждала такого, как ты, безумно красивого и сексуального паренька для воплощения в реальность своих эротических фантазий! Мой старый дед нам не помеха. Жду тебя ночью у ворот! Приходи один. Не забудь плащ! Желательно с пупырышками! Целую, мой сладкий пупсик!

В офисе стоял гогот. Инна чуть не плакала от смеха. Стены содрогались и в соседнем магазине, в аптеке и в банке. «Посылочка для Саши» была готова!

Субботний рабочий день подходил к концу. Операторы делали сканирование ТТН в реестр архивации, пересчитывали кассу, и продолжали смеяться над письмом, представляя реакцию Саши.

В 15:01 офис был закрыт. Все дружно вышли на улицу.
На ступеньках стоял молодой человек. Олег Полотенцев ждал Ангелину, как и обещал. Он поздоровался с ней и пригласил во Дворец Культуры посидеть в кафе. Ангелина попрощалась с коллегами и пошла с Олегом.
Через несколько минут они уже сидели за столиком и пили зеленый чай без сахара.
Как мужчина, Олег не интересовал Ангелину. Единственное о чем она хотела с ним разговаривать, так это о Леониде. Было немало вопросов, ответы на которые Ангелина хотела получить.
Олег видел Ангелину веселой, цветущей, жизнерадостной. Она отличалась от его жены. Жены – это вообще отдельный тип женщин: они надоедливы, противны и вечно чем-то недовольны. Зато чужие жены милые и очаровательные, загадочные и соблазнительные, веселые и сексуальные.
Ангелина после написания письма все еще смеялась где-то в глубине души. Ее глаза горели, и их блеск можно было ошибочно принять за кокетство, флирт и желание произвести впечатление на Олега. Он засыпал ее комплиментами.
Они сидели друг напротив друга – два чужих и незнакомых человека.
– Расскажи мне о себе. Чем ты увлекаешься, что любишь слушать, какие фильмы смотришь, что тебе нравиться? – спросил Олег, изучая красивые черты лица Ангелины.
Играло «Русское Радио». Ангелина задумчиво сделала глоток. Горячий чай обжег нежные губы и кончик языка. Она поставила чашку на стол и откинулась на стуле.
– Олег, если бы ты ни был другом Лёни, я бы с тобой здесь не сидела. Какая тебе разница, что я люблю? Давай сменим тему.
Олег робко коснулся ее руки. Ангелина ее одернула, не позволяя его пальцам касаться своей кожи. Олег оставил руку вытянутой.
– Ангелиночка, ты мне очень нравишься. Я смотрю на тебя и восхищаюсь! Лёнька мой друг, но он не достоин такой необыкновенной девушки, как ты.
– Почему ты так говоришь? Ты знаешь, кто я? – удивилась Ангелина.
– А кто ты? – рука Олега вновь коснулась пальчиков Ангелины. – Ты – часть его прошлого. Так?
– Ты все-таки знаешь? – Ангелина вновь выдернула руку. – Вы говорили обо мне?
– Говорили, – ответил Олег мрачным тоном. – Я даже знаю, что у вас так ничего и не было.
Ангелина смутилась.
– Ты любишь его? – продолжил Олег.
– Да, – она ответила, не задумываясь.
– Значит, у меня нет шансов?
Ангелина отрицательно кивнула головой:
– Олег, о каких шансах ты говоришь? Ты же женат, у тебя растет сын. Я замужем, и у меня тоже сын.
– Но ведь это не останавливает тебя. Ты же встречалась с Лёнькой! Вы целовались. И жарко целовались!
Ангелина преподнесла чашку к губам и мечтательно улыбнулась:
– Олег, с Лёней меня многое связывает. Он из прошлого! Мне тогда было семнадцать лет. Первая любовь! Когда я с ним, я будто возвращаюсь в то время. Он словно волшебный портал в затерянный мир, куда дороги нет. Лёня – особенный!
– Какая ты романтичная и наивная! Как думаешь, почему я здесь?
Ангелина закашлялась, едва не поперхнувшись:
– Насколько я помню, ты хотел объяснить, почему сказал, что я интересуюсь Лёней, только из-за того, что совсем не знаю, какой он. Этим ты меня и заинтриговал. Чего я не знаю о Лёне, что может изменить мое отношение к нему?
Олег стал серьезным. Светло-голубые глаза поменяли цвет на темно-серый.
– Ты уверена, что хочешь услышать ответ на свой вопрос?
– Да, – взволнованно ответила Ангелина.
Олег выдержал паузу, подбирая более мягкие слова, чтобы не показаться слишком грубым и бестактным:
– Знаешь, кем тебя считает Лёня? Красивой оболочкой, под которой пустота. Он убежден, что такие, как ты, не могут быть хорошими женами. Он никогда бы не женился на тебе из-за боязни быть обманутым и брошенным, потому что уверен, что все красивые девушки не умеют хранить верность.
Ангелина изменилась в лице:
– Неужели он так думает?
Олег кивнул, поднимая чашку к губам.
– Я не разделяю его мнений. Но по случайной глупости я стал участником его коварного замысла. Он предложил мне убедиться, что ты способна не только дать номер своего телефона, но и встретиться с малознакомым мужчиной. Со мной. Лёня знает, что мы сейчас здесь.
Ангелина разочарованно допила горячий чай большими глотками:
– Я так и предполагала. Этим ты меня не удивил. Но я дала тебе номер только из-за того, что знала, кем ты приходишься Лёне, и пошла с тобой в кафе, только чтобы поговорить о нем. О нем! Только о нем!
– Но он то этого не знает. Для него ты, такая же, как и большинство – легкомысленная и гулящая.
Ангелина поднесла ладонь ко лбу, прикрывая глаза. Вторая рука неподвижно лежала на клеенчатой скатерти.
– Олег, это неправда. Неправда!
Олег опустил свою горячую ладонь на ее холодные пальчики и нежно сжал:
– Ангелиночка, забудь о нем. Вы не подходите друг другу. Если тебе наскучил муж, и ты хочешь попасть в свой «затерянный мир», я могу оказать тебе такую услугу. С превеликой радостью!
Ангелина вспыхнула:
– Не называй меня «Ангелиночка». А в мой «затерянный мир» меня может отвести только Лёня! Чтобы ты не говорил, я тебе не поверю. Лёня не такой. Он не может быть таким подлым и жестоким.
– Я же говорил, ты его совсем не знаешь.
– Но почему ты – его друг рассказываешь мне все это? Я не понимаю.
– Что тебе не понятно? Он тебя не достоин! Ты не тупая овца, которую можно только трахнуть!
Ангелина взялась за голову:
– Что? Что ты несешь? – она разнервничалась, еле сдерживая нахлынувшие слезы. – Это Лёня назвал меня «тупой овцой»? Меня можно только «трахнуть»? Неужели он считает, что у нас не нашлось бы общих тем для разговоров?
Ангелина всхлипывала, закрывая лицо руками. Олег вмиг оказался рядом, обнял ее за плечи, стараясь утешить.
– Не плачь. Он не достоин твоих слез, – шептал он ласково.
Ангелина плакала:
– Разве я давала повод так думать обо мне? – она убрала его руки со своих плеч. – Лёня меня совсем не знает. Так же, как и я его.
Олег отстранился:
– Это уже не имеет никакого значения. Мы здесь вдвоем. Оглянись, кроме нас никого нет. Хочешь, я тебя поцелую?
Ангелина хмуро посмотрела в его глаза.
– Нет. – Она резко встала из-за стола. – Удали и забудь мой номер. А из списка друзей в «Одноклассников» я сама тебя удалю. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся.
Она быстро набросила пальто и хотела как можно скорее уйти из этого места, но Олег остановил ее, пытаясь обнять и утешить.
– Если тебе когда-либо потребуется помощь, можешь смело рассчитывать на меня, – сказал он, зная заранее, что Ангелина никогда не обратится к нему за помощью.
– Отпусти. Мне пора идти.
Ангелина вырвалась из ослабевающих объятий и, бросив напоследок огорченный взгляд, ушла, оставив Олега в опустевшем кафе.
Так смех обернулся слезами разочарования.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:03
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:19 | Сообщение # 20
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Корпоратив в «Logistics Company»

В Енакиево сотрудники «Logistics Company» отмечали новогодний корпоратив в воскресенье 30 декабря. Руководство приняло решение сделать воскресеньем рабочим днем с графиком работы обычной субботы – до 15:00. Все для клиентов! Им же нужно «посылочки» забрать до Нового Года, ведь 1-2 января – всеобщие выходные. Поэтому – работать, работать и еще раз работать!
Бухгалтер енакиевской филии – Татьяна, еще в начале декабря предложила провести «огонек в маскарадных костюмах». Каждый должен был выбрать себе сказочного героя и подготовить интересный тост. Ангелина долго не могла определиться, в кого перевоплотиться. Снегурочка, снежинки, красная шапочка – все это казалось ей примитивным. Ее настроение не соответствовало ни одному сказочному персонажу, думала она.
Ангелине и вовсе не хотелось веселиться, водить хороводы, и самое главное пить. Но в «Logistics Company» все любят выпить, а по праздникам так вообще. Работа у них такая – нервная. Вот вы думаете легко работать с людьми? Улыбаться и сохранять спокойствие, когда хочется послать куда подальше? Отвечать каждый день на одни и те же вопросы и выслушивать каждый день одно и то же? Нет, не легко. А если помимо рабочих процессов и в личной жизни что-то не клеится, то что остается делать?
Ангелина нашла ответ на этот вопрос. – Жить и радоваться и жизни! Веселиться вместе с друзьями и не думать о плохом. Но грусть и разочарование Ангелины все равно отразилось на выбранном ей персонаже. Она предстала перед коллегами в образе ведьмы. – Эльвира – повелительница тьмы!
Сексуальная, яркая и чертовски красивая! В длинном черном платье с высоким разрезом на ноге она гордо подошла к ошеломленным коллегам. Платье облегало тонкую талию и округлые бедра. Глубокое декольте открывало часть белоснежной, вздымающейся от каждого вздоха, груди. Шею украшал черный ошейник с серебристыми шипами. Браслеты такого же образца сжимали тонкие запястья. На длинных черных ногтях поблескивали стразы. Глаза горели, искусно подведенные черным карандашом. Черные брови вразлет, губы алые, а волосы длинные черные – по пояс, пышно взъерошенные на макушке. Завершал прическу обруч с торчащими во все стороны завитыми змейками.
Такой Ангелину еще никто не видел.
Ее образ сразу же разгадала Инна, правильно назвав имя героини в фильме про ведьму. Серж тоже догадался, о каком фильме идет речь. Остальные первым делом говорили: «Привет! Ух, ты – какая ведьмочка!» Ангелина выделялась из всех своей неординарностью. Не такая, как все!
Инночка на корпоративе была пчелкой с оранжевыми крыльями и пушистыми рожками. Оля – дерзкой пираткой в ботфортах, пиратской треуголке и с повязкой на глазу. Операторы со второго отделения – Мальвина, снегурочка, мышка и просто куколки с голубыми и розовыми волосами. Мужская половина сильно не заморачивалась по поводу новогодних костюмов. Серж был Дедом Морозом, Влад Погреб – синелицым Аватаром в силиконовой маске, в любимых затертых джинсах и полосатой сине-голубой водолазке, поверх которой надел рубашку с коротким рукавом. А остальные нарядиться не потрудились.
Корпоратив проходил в огромном ангаре – на главном складе «Logistics Company» в Енакиево. Присутствовали и коллеги из соседних городов: Дебальцево и Кировское. Компания выделила на проведения новогоднего празднования энную сумму, и стол ломился от всяких вкусностей. Были и горячие шашлыки из свинины, и кролик в винном соусе, и копченая скумбрия, и форель в сливках, салаты, сыро-колбасная нарезка, грибы, бутерброды с красной икрой, шампанское, вина и несчитанное количество бутылок с водкой.
Стол был шведским. Играла музыка, чаще всего «PSY – Gangnam Style» – южнокорейский хит, побивший мировой рекорд по количеству «лайков» в видеосервисе «YouTube». Все пили и ели, веселились и танцевали. И Ангелина не отставала от других.
В разгар праздника, после очередного хоровода вокруг наряженной елки, Татьяна предложила: «А почему бы нам не провести конкурс?! На лучшее исполнение медленного танца! А ну-ка, Серж, найти что-нибудь подходящее!» И Серж нашел! – Классику для стриптиза – «Joe Cocker - You Can Leave Your Hat on»!
Первой парой, вышедшей танцевать, стали Влад и Ангелина – Аватар и девушка-вамп. Их выход был эффектным. Влад подошел к Ангелине и крепко прижал к себе, сказав на ухо: «Покажи им, детка, какая ты секси!» Он взял ее за руку и увлек в центр, прочитав во взгляде игривость и желание веселиться на полную катушку. Ангелина и не думала возражать. Влад был достойным партнером – молодой, красивый, спортивного телосложения с твердой накаченной грудью, бицепсами, а главное он умел красиво двигаться. К нему приятно было прикасаться, чувствуя под тонкой тканью упругие мышцы.
Следом за ними начали танцевать и другие пары. Но выкрутасы Влада и Ангелины вынудили их расступиться, предоставив пространство для пылкого танца двух гибких и пластичных тел, чувствующих ритм.
Ангелина и Влад танцевали в кругу, не обращая ни на кого внимания. Но на них смотрел каждый. И танцующие, и обступившие танцующих. Влад наклонялся над Ангелиной, наклоняя ее назад, обхватывая ее талию и проводя ладонью с широко расставленными пальцами по ее стройной ноге, открытой из-за высокого разреза. Ангелина прогибалась так, что длинные волосы касались пола. Она ощущала жаркое дыхание Влада на своей груди, и сама страстно впивалась в его плечи и грудь подушечками длинных пальцев. Она вызывающе смотрела прямо в его глаза и видела в них отражение мигающих гирлянд смешанное с возбуждением.
Ангелина принялась развевать Влада в танце. Сначала она сняла с него синюю маску и небрежно отбросила в сторону, страстно проведя ладонью по гладкой щеке, шее, и остановилась на груди. Потом плавно спустила с плеч рубаху и резко одернула ее вниз. Ангелина вытянула руку и подняла рубашку над головой, раскачивая в воздухе круговыми движениями. Рубаха улетела на пол.
На Ангелину и Влада посыпались конфетти и волнистые ленточки серпантина. Собравшиеся аплодировали и свистели, подбадривая на большее. Влад смело взял ногу Ангелины и поднял согнутую в коленке. Его губы сквозь капроновые колготки оставили влажный след на коленной чашечке. Он вновь заставил Ангелину эротично выгнуться назад, удерживая ее за талию и бедро. Ангелина встряхнула волосами черными, как ночь, выпрямилась, и запустила руки под его полосатую кофту. Ангелина игриво приподняла ее, оголяя кубики пресса на животе, провела ладонью по горячей коже, приближаясь к груди. Влад тем временем опустил одно плечико черного платья и, страстно прикусив губу, терся о белую кожу Ангелины. Вскоре его аватаровская кофта вертелась над головой Ангелины под возбужденное ликование коллег.
Влад с голым торсом выглядел сексуально, и Ангелина, пользуясь танцем, шалела от его молодого и развитого тела. Она позволила себе не думать, кто и что о ней подумает, глядя на этот танец – так она сняла тяжесть со своей души, разочарованной мужчинами: и мужем, и Леонидом.
Музыка стихла. Ангелина огляделась по сторонам и увидела веселые радостные лица, захмелевшие от выпитого и довольные от увиденного. Влад шепнул Ангелине: «Детка, ты секси!» Она кокетливо улыбнулась, поправляя плечико. Мужчины свистели и кричали «На бис!».
Татьяна и не ожидала, что конкурс медленного танца может пройти так феерично. Чтобы не обидеть другие пары, она предложила провести открытое голосование и назвать имена победителей, хотя ясно было и так, кому достанется первое место.
Других кандидатур и не выдвигали. «Ведьмочка и Аватар!» – кричали все. Татьяна пригласила сотрудников к столу, чтобы вручить приз победителям.
«Бутылка крымского шампанского для Владика и Ангелины!»
Влад и Ангелина стояли у стола, как жених и невеста на свадьбе – в центре внимания. Влад откупорил бутылку и наполнил два бокала шампанским. Он протянул один бокал Ангелине, и они выпили на брудершафт под крики «Горько!»
Ангелина хоть и была навеселе, но не забыла, что замужем и, что все об этом знают. Она не хотела целоваться с Владом ни наедине, ни, тем более, при тридцати свидетелях. Но Влад Погреб взял инициативу в свои руки и, не давая Ангелине вырваться, поцеловал ее нежным коротким поцелуем. При всех!
Инна достала фотоаппарат и сфотографировала Ангелину и Влада обнимающимися. Затем начали фотографироваться все. Продолжились хороводы и тосты. В полночь был запущен фейерверк, и под черным небом в разноцветных огнях Ангелина загадала желание: «Я хочу быть счастливой!»
Три минуты танца и короткий поцелуй сгладили боль, ноющую на сердце. Ангелина отпустила печаль, решив перевернуть очередную страницу своей жизни. «Пусть уходящий год уносит все плохое, все обиды и неприятные воспоминания, а в новом году все будет лучше, чем было!»

Новый Год

31 декабря Ангелина работала по обычному графику – до 19:00. Руководство компании не сочло нужным дать сотрудникам выходной, не учитывая, что у всех есть семьи и дети. Они, вероятно, подумали, что и за несколько часов до Нового Года можно вполне успеть сходить в магазин и приготовить двенадцать блюд.
Но в офисе «Logistics Company» все равно царило веселье. Большинство нормальных людей 31 декабря не получали и не отправляли груз, а готовились к празднику, поэтому очередей к операторам не было. Вип-клиенты, для которых посещение «Logistics Company» стало привычным делом, приходили с шампанским и конфетами. Праздник продолжался. Хоть и не в семейном кругу, а с коллегами, но коллектив для Ангелины давно стал второй семьей – братья и сестры. Она любила Инну Шевченко, как родную сестру, которой у Ангелины никогда не было. Она вообще быстро привязывалась к людям.
В конце рабочего дня за Ангелиной пришел муж, и они вместе сходили в супермаркет за продуктами. Вдвоем они и приготовили праздничный ужин: зажарили курицу в духовке и накрошили тазик мясного салата. Петр помогал Ангелине во всем: она чистила селедку – он нарезал лук, она мыла посуду – он перетирал и складывал на полочку, она накрывала на стол – он разлаживал салфетки, стаканы и бокалы, зажег свечи.
За полчаса до полночи Ангелина с мужем и сыном сели за стол. Петр наполнил бокалы игристым вином. Саша поджег бенгальские огни. Пахло мандаринами. Ангелина загрустила. Она сделала маленький глоток шампанского и вместе с бокалом поднялась, направившись к любимому старому пианино. Задумчиво провела пальчиком по черной лакированной крышке и, залпом допив содержимое бокала, села за пианино. Петр взял из рук жены пустой бокал и стоял рядом, наблюдая, как тонкие пальцы ложатся на черно-белые клавиши.
Живая музыка наполнила дом – мелодия моря, звездной и безмолвной ночи. Это была «Прелюдия №5», написанная Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем для фортепиано и скрипки. Ангелина играла ее по памяти. В каждом звуке улавливалось волшебство, проникающее через уши в сердца. «Музыка для души – музыка скрипки – песня души. Мелодия моря и тишины... Мелодия ночи безмолвной и звездной с тобою нас сводит, разводит... Но все же всегда она будет в сердцах наших жить – мелодия моря и тишины, мелодия скрипки… Романс о любви… Лиричная, нежная песня души…»
Когда последний звук стих, Ангелина плавно опустила крышку пианино. Петр несмело коснулся плеч Ангелины, чувствуя, что в ее душе бушует ураган. Она держала в себе слишком много и в любой момент могла сорваться – кричать или плакать. Петр взял ее за руку и заключил в объятия, оставив нежный поцелуй на шее:
– Давай проводим старый год и выпьем за новый.
Он снова наполнил два бокала шампанским. После очередного «дзынь» Ангелина только пригубила и отставила бокал в сторону:
– Не хочу я больше пить сегодня. Мы и так уже два дня отмечаем Новый Год на работе.
Петр ничего не ответил. Они молча ели и смотрели новогодний огонек по телевизору. Оживлял скучный вечер только Саша, смеясь и комментируя выступления артистов.
В полночь за окнами гремели фейерверки, и разноцветные фонтаны искр украшали черное небо. Ангелина любовалась праздничными огнями, прокручивая в памяти самые радостные моменты ушедшего года: неожиданную встречу с Леонидом, его трогательное письмо, встречу в Крыму, незабываемые поцелуи в его офисе и на заднем сидении автомобиля. Она с болью вспоминала его слова «Кто ты такая, чтобы я тебя любил?» и откровенный разговор с Олегом, после которого окончательно убедилась, что совершенно не знает Леонида.
Вскоре раздался телефонный звонок. Светлана Смехова предупредила Ангелину, что через 10 минут она с Джаном заедет в гости. Ангелина держала в руках телефон и просматривала последние сообщения. Ее поздравляли с Новым Годом подруги детства, с которыми Ангелина редко виделась в последние годы из-за напряженного графика работы – она жила «Logistics Company». Среди смс было поздравление и от Леонида: «Оставайся такой же красивой, сексуальной и мудрой!» Ангелина так и не поняла, о какой мудрости он пишет, а спрашивать не хотела. Она ответила на все смс, кроме одного.
Смех Светланы Ангелина услышала, как только та вошла в подъезд и начала подниматься по ступеням на пятый этаж. Ангелина ждала подругу у двери вместе с мужем.
Светлана как всегда светилась от счастья. Рядом с ней был Джан – высокий симпатичный армянин с черными глазами. Они выглядели как двое влюбленных студентов – беззаботные, счастливые и молодые.
Ангелина пригласила их к столу. И они вчетвером просидели до рассвета, оживленно общаясь и распивая шампанское. Саша лег спать в 00:30.
Джан рассказывал о своих планах на будущее:
– Мы со Светиком решили сыграть свадьбу 28 июня – в день нашего знакомства! Я купил для нас маленький домик в Гурзуфе у подножия горы Балгатура. Я уже представляю, как мы будем в нем жить. У нас будет большой виноградник. Я буду заниматься виноделием, а Света в жаркие летние дни – отдыхать в тени зеленой беседки с бокалом красного домашнего вина. У нас родятся дети, и будут бегать по зеленой траве под крымским солнцем. Я хочу, чтобы именно Света стала матерью моих детей. – Она необыкновенная женщина: веселая и немного сумасшедшая! За это я и люблю ее! – Джан поцеловал Светлану в висок.
Ангелина тревожно наблюдала за реакцией Петра. Он делал вид, что все в полном порядке, но Ангелина слишком хорошо его знала. – Он тоже хотел детей, но уже ни на чем не настаивал и не заводил разговор на эту тему. Ангелина жалела его: ведь не он сломил ее, подняв руку, а она окончательно сломила его, как сухую ветку, лишив малейшей надежды держать на руках своего собственного ребенка. Петр сдался и принял не диктованные условия Ангелины, лишь бы не потерять ее и не спиться в полном одиночестве.
– Мы завтра уезжаем в Крым. Начнем ремонт в доме, чтобы к лету все было готово, – сказала Светлана. – А летом будем ждать вас в гости! Приезжайте в конце июня. Ангелина, – Светлана взяла подругу за руку, – ты обязательно должна приехать.
– Конечно, мы приедем. Я не пропущу твой свадьбы ни за что! – Ангелина улыбнулась и посмотрела на мужа. – Да, Петя? Ты поедешь со мной в Крым?
Петр кивнул головой:
– С тобой, куда угодно!
Но на свадьбе подруги Ангелина так и не погуляла.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:32
 
СообщениеКорпоратив в «Logistics Company»

В Енакиево сотрудники «Logistics Company» отмечали новогодний корпоратив в воскресенье 30 декабря. Руководство приняло решение сделать воскресеньем рабочим днем с графиком работы обычной субботы – до 15:00. Все для клиентов! Им же нужно «посылочки» забрать до Нового Года, ведь 1-2 января – всеобщие выходные. Поэтому – работать, работать и еще раз работать!
Бухгалтер енакиевской филии – Татьяна, еще в начале декабря предложила провести «огонек в маскарадных костюмах». Каждый должен был выбрать себе сказочного героя и подготовить интересный тост. Ангелина долго не могла определиться, в кого перевоплотиться. Снегурочка, снежинки, красная шапочка – все это казалось ей примитивным. Ее настроение не соответствовало ни одному сказочному персонажу, думала она.
Ангелине и вовсе не хотелось веселиться, водить хороводы, и самое главное пить. Но в «Logistics Company» все любят выпить, а по праздникам так вообще. Работа у них такая – нервная. Вот вы думаете легко работать с людьми? Улыбаться и сохранять спокойствие, когда хочется послать куда подальше? Отвечать каждый день на одни и те же вопросы и выслушивать каждый день одно и то же? Нет, не легко. А если помимо рабочих процессов и в личной жизни что-то не клеится, то что остается делать?
Ангелина нашла ответ на этот вопрос. – Жить и радоваться и жизни! Веселиться вместе с друзьями и не думать о плохом. Но грусть и разочарование Ангелины все равно отразилось на выбранном ей персонаже. Она предстала перед коллегами в образе ведьмы. – Эльвира – повелительница тьмы!
Сексуальная, яркая и чертовски красивая! В длинном черном платье с высоким разрезом на ноге она гордо подошла к ошеломленным коллегам. Платье облегало тонкую талию и округлые бедра. Глубокое декольте открывало часть белоснежной, вздымающейся от каждого вздоха, груди. Шею украшал черный ошейник с серебристыми шипами. Браслеты такого же образца сжимали тонкие запястья. На длинных черных ногтях поблескивали стразы. Глаза горели, искусно подведенные черным карандашом. Черные брови вразлет, губы алые, а волосы длинные черные – по пояс, пышно взъерошенные на макушке. Завершал прическу обруч с торчащими во все стороны завитыми змейками.
Такой Ангелину еще никто не видел.
Ее образ сразу же разгадала Инна, правильно назвав имя героини в фильме про ведьму. Серж тоже догадался, о каком фильме идет речь. Остальные первым делом говорили: «Привет! Ух, ты – какая ведьмочка!» Ангелина выделялась из всех своей неординарностью. Не такая, как все!
Инночка на корпоративе была пчелкой с оранжевыми крыльями и пушистыми рожками. Оля – дерзкой пираткой в ботфортах, пиратской треуголке и с повязкой на глазу. Операторы со второго отделения – Мальвина, снегурочка, мышка и просто куколки с голубыми и розовыми волосами. Мужская половина сильно не заморачивалась по поводу новогодних костюмов. Серж был Дедом Морозом, Влад Погреб – синелицым Аватаром в силиконовой маске, в любимых затертых джинсах и полосатой сине-голубой водолазке, поверх которой надел рубашку с коротким рукавом. А остальные нарядиться не потрудились.
Корпоратив проходил в огромном ангаре – на главном складе «Logistics Company» в Енакиево. Присутствовали и коллеги из соседних городов: Дебальцево и Кировское. Компания выделила на проведения новогоднего празднования энную сумму, и стол ломился от всяких вкусностей. Были и горячие шашлыки из свинины, и кролик в винном соусе, и копченая скумбрия, и форель в сливках, салаты, сыро-колбасная нарезка, грибы, бутерброды с красной икрой, шампанское, вина и несчитанное количество бутылок с водкой.
Стол был шведским. Играла музыка, чаще всего «PSY – Gangnam Style» – южнокорейский хит, побивший мировой рекорд по количеству «лайков» в видеосервисе «YouTube». Все пили и ели, веселились и танцевали. И Ангелина не отставала от других.
В разгар праздника, после очередного хоровода вокруг наряженной елки, Татьяна предложила: «А почему бы нам не провести конкурс?! На лучшее исполнение медленного танца! А ну-ка, Серж, найти что-нибудь подходящее!» И Серж нашел! – Классику для стриптиза – «Joe Cocker - You Can Leave Your Hat on»!
Первой парой, вышедшей танцевать, стали Влад и Ангелина – Аватар и девушка-вамп. Их выход был эффектным. Влад подошел к Ангелине и крепко прижал к себе, сказав на ухо: «Покажи им, детка, какая ты секси!» Он взял ее за руку и увлек в центр, прочитав во взгляде игривость и желание веселиться на полную катушку. Ангелина и не думала возражать. Влад был достойным партнером – молодой, красивый, спортивного телосложения с твердой накаченной грудью, бицепсами, а главное он умел красиво двигаться. К нему приятно было прикасаться, чувствуя под тонкой тканью упругие мышцы.
Следом за ними начали танцевать и другие пары. Но выкрутасы Влада и Ангелины вынудили их расступиться, предоставив пространство для пылкого танца двух гибких и пластичных тел, чувствующих ритм.
Ангелина и Влад танцевали в кругу, не обращая ни на кого внимания. Но на них смотрел каждый. И танцующие, и обступившие танцующих. Влад наклонялся над Ангелиной, наклоняя ее назад, обхватывая ее талию и проводя ладонью с широко расставленными пальцами по ее стройной ноге, открытой из-за высокого разреза. Ангелина прогибалась так, что длинные волосы касались пола. Она ощущала жаркое дыхание Влада на своей груди, и сама страстно впивалась в его плечи и грудь подушечками длинных пальцев. Она вызывающе смотрела прямо в его глаза и видела в них отражение мигающих гирлянд смешанное с возбуждением.
Ангелина принялась развевать Влада в танце. Сначала она сняла с него синюю маску и небрежно отбросила в сторону, страстно проведя ладонью по гладкой щеке, шее, и остановилась на груди. Потом плавно спустила с плеч рубаху и резко одернула ее вниз. Ангелина вытянула руку и подняла рубашку над головой, раскачивая в воздухе круговыми движениями. Рубаха улетела на пол.
На Ангелину и Влада посыпались конфетти и волнистые ленточки серпантина. Собравшиеся аплодировали и свистели, подбадривая на большее. Влад смело взял ногу Ангелины и поднял согнутую в коленке. Его губы сквозь капроновые колготки оставили влажный след на коленной чашечке. Он вновь заставил Ангелину эротично выгнуться назад, удерживая ее за талию и бедро. Ангелина встряхнула волосами черными, как ночь, выпрямилась, и запустила руки под его полосатую кофту. Ангелина игриво приподняла ее, оголяя кубики пресса на животе, провела ладонью по горячей коже, приближаясь к груди. Влад тем временем опустил одно плечико черного платья и, страстно прикусив губу, терся о белую кожу Ангелины. Вскоре его аватаровская кофта вертелась над головой Ангелины под возбужденное ликование коллег.
Влад с голым торсом выглядел сексуально, и Ангелина, пользуясь танцем, шалела от его молодого и развитого тела. Она позволила себе не думать, кто и что о ней подумает, глядя на этот танец – так она сняла тяжесть со своей души, разочарованной мужчинами: и мужем, и Леонидом.
Музыка стихла. Ангелина огляделась по сторонам и увидела веселые радостные лица, захмелевшие от выпитого и довольные от увиденного. Влад шепнул Ангелине: «Детка, ты секси!» Она кокетливо улыбнулась, поправляя плечико. Мужчины свистели и кричали «На бис!».
Татьяна и не ожидала, что конкурс медленного танца может пройти так феерично. Чтобы не обидеть другие пары, она предложила провести открытое голосование и назвать имена победителей, хотя ясно было и так, кому достанется первое место.
Других кандидатур и не выдвигали. «Ведьмочка и Аватар!» – кричали все. Татьяна пригласила сотрудников к столу, чтобы вручить приз победителям.
«Бутылка крымского шампанского для Владика и Ангелины!»
Влад и Ангелина стояли у стола, как жених и невеста на свадьбе – в центре внимания. Влад откупорил бутылку и наполнил два бокала шампанским. Он протянул один бокал Ангелине, и они выпили на брудершафт под крики «Горько!»
Ангелина хоть и была навеселе, но не забыла, что замужем и, что все об этом знают. Она не хотела целоваться с Владом ни наедине, ни, тем более, при тридцати свидетелях. Но Влад Погреб взял инициативу в свои руки и, не давая Ангелине вырваться, поцеловал ее нежным коротким поцелуем. При всех!
Инна достала фотоаппарат и сфотографировала Ангелину и Влада обнимающимися. Затем начали фотографироваться все. Продолжились хороводы и тосты. В полночь был запущен фейерверк, и под черным небом в разноцветных огнях Ангелина загадала желание: «Я хочу быть счастливой!»
Три минуты танца и короткий поцелуй сгладили боль, ноющую на сердце. Ангелина отпустила печаль, решив перевернуть очередную страницу своей жизни. «Пусть уходящий год уносит все плохое, все обиды и неприятные воспоминания, а в новом году все будет лучше, чем было!»

Новый Год

31 декабря Ангелина работала по обычному графику – до 19:00. Руководство компании не сочло нужным дать сотрудникам выходной, не учитывая, что у всех есть семьи и дети. Они, вероятно, подумали, что и за несколько часов до Нового Года можно вполне успеть сходить в магазин и приготовить двенадцать блюд.
Но в офисе «Logistics Company» все равно царило веселье. Большинство нормальных людей 31 декабря не получали и не отправляли груз, а готовились к празднику, поэтому очередей к операторам не было. Вип-клиенты, для которых посещение «Logistics Company» стало привычным делом, приходили с шампанским и конфетами. Праздник продолжался. Хоть и не в семейном кругу, а с коллегами, но коллектив для Ангелины давно стал второй семьей – братья и сестры. Она любила Инну Шевченко, как родную сестру, которой у Ангелины никогда не было. Она вообще быстро привязывалась к людям.
В конце рабочего дня за Ангелиной пришел муж, и они вместе сходили в супермаркет за продуктами. Вдвоем они и приготовили праздничный ужин: зажарили курицу в духовке и накрошили тазик мясного салата. Петр помогал Ангелине во всем: она чистила селедку – он нарезал лук, она мыла посуду – он перетирал и складывал на полочку, она накрывала на стол – он разлаживал салфетки, стаканы и бокалы, зажег свечи.
За полчаса до полночи Ангелина с мужем и сыном сели за стол. Петр наполнил бокалы игристым вином. Саша поджег бенгальские огни. Пахло мандаринами. Ангелина загрустила. Она сделала маленький глоток шампанского и вместе с бокалом поднялась, направившись к любимому старому пианино. Задумчиво провела пальчиком по черной лакированной крышке и, залпом допив содержимое бокала, села за пианино. Петр взял из рук жены пустой бокал и стоял рядом, наблюдая, как тонкие пальцы ложатся на черно-белые клавиши.
Живая музыка наполнила дом – мелодия моря, звездной и безмолвной ночи. Это была «Прелюдия №5», написанная Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем для фортепиано и скрипки. Ангелина играла ее по памяти. В каждом звуке улавливалось волшебство, проникающее через уши в сердца. «Музыка для души – музыка скрипки – песня души. Мелодия моря и тишины... Мелодия ночи безмолвной и звездной с тобою нас сводит, разводит... Но все же всегда она будет в сердцах наших жить – мелодия моря и тишины, мелодия скрипки… Романс о любви… Лиричная, нежная песня души…»
Когда последний звук стих, Ангелина плавно опустила крышку пианино. Петр несмело коснулся плеч Ангелины, чувствуя, что в ее душе бушует ураган. Она держала в себе слишком много и в любой момент могла сорваться – кричать или плакать. Петр взял ее за руку и заключил в объятия, оставив нежный поцелуй на шее:
– Давай проводим старый год и выпьем за новый.
Он снова наполнил два бокала шампанским. После очередного «дзынь» Ангелина только пригубила и отставила бокал в сторону:
– Не хочу я больше пить сегодня. Мы и так уже два дня отмечаем Новый Год на работе.
Петр ничего не ответил. Они молча ели и смотрели новогодний огонек по телевизору. Оживлял скучный вечер только Саша, смеясь и комментируя выступления артистов.
В полночь за окнами гремели фейерверки, и разноцветные фонтаны искр украшали черное небо. Ангелина любовалась праздничными огнями, прокручивая в памяти самые радостные моменты ушедшего года: неожиданную встречу с Леонидом, его трогательное письмо, встречу в Крыму, незабываемые поцелуи в его офисе и на заднем сидении автомобиля. Она с болью вспоминала его слова «Кто ты такая, чтобы я тебя любил?» и откровенный разговор с Олегом, после которого окончательно убедилась, что совершенно не знает Леонида.
Вскоре раздался телефонный звонок. Светлана Смехова предупредила Ангелину, что через 10 минут она с Джаном заедет в гости. Ангелина держала в руках телефон и просматривала последние сообщения. Ее поздравляли с Новым Годом подруги детства, с которыми Ангелина редко виделась в последние годы из-за напряженного графика работы – она жила «Logistics Company». Среди смс было поздравление и от Леонида: «Оставайся такой же красивой, сексуальной и мудрой!» Ангелина так и не поняла, о какой мудрости он пишет, а спрашивать не хотела. Она ответила на все смс, кроме одного.
Смех Светланы Ангелина услышала, как только та вошла в подъезд и начала подниматься по ступеням на пятый этаж. Ангелина ждала подругу у двери вместе с мужем.
Светлана как всегда светилась от счастья. Рядом с ней был Джан – высокий симпатичный армянин с черными глазами. Они выглядели как двое влюбленных студентов – беззаботные, счастливые и молодые.
Ангелина пригласила их к столу. И они вчетвером просидели до рассвета, оживленно общаясь и распивая шампанское. Саша лег спать в 00:30.
Джан рассказывал о своих планах на будущее:
– Мы со Светиком решили сыграть свадьбу 28 июня – в день нашего знакомства! Я купил для нас маленький домик в Гурзуфе у подножия горы Балгатура. Я уже представляю, как мы будем в нем жить. У нас будет большой виноградник. Я буду заниматься виноделием, а Света в жаркие летние дни – отдыхать в тени зеленой беседки с бокалом красного домашнего вина. У нас родятся дети, и будут бегать по зеленой траве под крымским солнцем. Я хочу, чтобы именно Света стала матерью моих детей. – Она необыкновенная женщина: веселая и немного сумасшедшая! За это я и люблю ее! – Джан поцеловал Светлану в висок.
Ангелина тревожно наблюдала за реакцией Петра. Он делал вид, что все в полном порядке, но Ангелина слишком хорошо его знала. – Он тоже хотел детей, но уже ни на чем не настаивал и не заводил разговор на эту тему. Ангелина жалела его: ведь не он сломил ее, подняв руку, а она окончательно сломила его, как сухую ветку, лишив малейшей надежды держать на руках своего собственного ребенка. Петр сдался и принял не диктованные условия Ангелины, лишь бы не потерять ее и не спиться в полном одиночестве.
– Мы завтра уезжаем в Крым. Начнем ремонт в доме, чтобы к лету все было готово, – сказала Светлана. – А летом будем ждать вас в гости! Приезжайте в конце июня. Ангелина, – Светлана взяла подругу за руку, – ты обязательно должна приехать.
– Конечно, мы приедем. Я не пропущу твой свадьбы ни за что! – Ангелина улыбнулась и посмотрела на мужа. – Да, Петя? Ты поедешь со мной в Крым?
Петр кивнул головой:
– С тобой, куда угодно!
Но на свадьбе подруги Ангелина так и не погуляла.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:19
СообщениеКорпоратив в «Logistics Company»

В Енакиево сотрудники «Logistics Company» отмечали новогодний корпоратив в воскресенье 30 декабря. Руководство приняло решение сделать воскресеньем рабочим днем с графиком работы обычной субботы – до 15:00. Все для клиентов! Им же нужно «посылочки» забрать до Нового Года, ведь 1-2 января – всеобщие выходные. Поэтому – работать, работать и еще раз работать!
Бухгалтер енакиевской филии – Татьяна, еще в начале декабря предложила провести «огонек в маскарадных костюмах». Каждый должен был выбрать себе сказочного героя и подготовить интересный тост. Ангелина долго не могла определиться, в кого перевоплотиться. Снегурочка, снежинки, красная шапочка – все это казалось ей примитивным. Ее настроение не соответствовало ни одному сказочному персонажу, думала она.
Ангелине и вовсе не хотелось веселиться, водить хороводы, и самое главное пить. Но в «Logistics Company» все любят выпить, а по праздникам так вообще. Работа у них такая – нервная. Вот вы думаете легко работать с людьми? Улыбаться и сохранять спокойствие, когда хочется послать куда подальше? Отвечать каждый день на одни и те же вопросы и выслушивать каждый день одно и то же? Нет, не легко. А если помимо рабочих процессов и в личной жизни что-то не клеится, то что остается делать?
Ангелина нашла ответ на этот вопрос. – Жить и радоваться и жизни! Веселиться вместе с друзьями и не думать о плохом. Но грусть и разочарование Ангелины все равно отразилось на выбранном ей персонаже. Она предстала перед коллегами в образе ведьмы. – Эльвира – повелительница тьмы!
Сексуальная, яркая и чертовски красивая! В длинном черном платье с высоким разрезом на ноге она гордо подошла к ошеломленным коллегам. Платье облегало тонкую талию и округлые бедра. Глубокое декольте открывало часть белоснежной, вздымающейся от каждого вздоха, груди. Шею украшал черный ошейник с серебристыми шипами. Браслеты такого же образца сжимали тонкие запястья. На длинных черных ногтях поблескивали стразы. Глаза горели, искусно подведенные черным карандашом. Черные брови вразлет, губы алые, а волосы длинные черные – по пояс, пышно взъерошенные на макушке. Завершал прическу обруч с торчащими во все стороны завитыми змейками.
Такой Ангелину еще никто не видел.
Ее образ сразу же разгадала Инна, правильно назвав имя героини в фильме про ведьму. Серж тоже догадался, о каком фильме идет речь. Остальные первым делом говорили: «Привет! Ух, ты – какая ведьмочка!» Ангелина выделялась из всех своей неординарностью. Не такая, как все!
Инночка на корпоративе была пчелкой с оранжевыми крыльями и пушистыми рожками. Оля – дерзкой пираткой в ботфортах, пиратской треуголке и с повязкой на глазу. Операторы со второго отделения – Мальвина, снегурочка, мышка и просто куколки с голубыми и розовыми волосами. Мужская половина сильно не заморачивалась по поводу новогодних костюмов. Серж был Дедом Морозом, Влад Погреб – синелицым Аватаром в силиконовой маске, в любимых затертых джинсах и полосатой сине-голубой водолазке, поверх которой надел рубашку с коротким рукавом. А остальные нарядиться не потрудились.
Корпоратив проходил в огромном ангаре – на главном складе «Logistics Company» в Енакиево. Присутствовали и коллеги из соседних городов: Дебальцево и Кировское. Компания выделила на проведения новогоднего празднования энную сумму, и стол ломился от всяких вкусностей. Были и горячие шашлыки из свинины, и кролик в винном соусе, и копченая скумбрия, и форель в сливках, салаты, сыро-колбасная нарезка, грибы, бутерброды с красной икрой, шампанское, вина и несчитанное количество бутылок с водкой.
Стол был шведским. Играла музыка, чаще всего «PSY – Gangnam Style» – южнокорейский хит, побивший мировой рекорд по количеству «лайков» в видеосервисе «YouTube». Все пили и ели, веселились и танцевали. И Ангелина не отставала от других.
В разгар праздника, после очередного хоровода вокруг наряженной елки, Татьяна предложила: «А почему бы нам не провести конкурс?! На лучшее исполнение медленного танца! А ну-ка, Серж, найти что-нибудь подходящее!» И Серж нашел! – Классику для стриптиза – «Joe Cocker - You Can Leave Your Hat on»!
Первой парой, вышедшей танцевать, стали Влад и Ангелина – Аватар и девушка-вамп. Их выход был эффектным. Влад подошел к Ангелине и крепко прижал к себе, сказав на ухо: «Покажи им, детка, какая ты секси!» Он взял ее за руку и увлек в центр, прочитав во взгляде игривость и желание веселиться на полную катушку. Ангелина и не думала возражать. Влад был достойным партнером – молодой, красивый, спортивного телосложения с твердой накаченной грудью, бицепсами, а главное он умел красиво двигаться. К нему приятно было прикасаться, чувствуя под тонкой тканью упругие мышцы.
Следом за ними начали танцевать и другие пары. Но выкрутасы Влада и Ангелины вынудили их расступиться, предоставив пространство для пылкого танца двух гибких и пластичных тел, чувствующих ритм.
Ангелина и Влад танцевали в кругу, не обращая ни на кого внимания. Но на них смотрел каждый. И танцующие, и обступившие танцующих. Влад наклонялся над Ангелиной, наклоняя ее назад, обхватывая ее талию и проводя ладонью с широко расставленными пальцами по ее стройной ноге, открытой из-за высокого разреза. Ангелина прогибалась так, что длинные волосы касались пола. Она ощущала жаркое дыхание Влада на своей груди, и сама страстно впивалась в его плечи и грудь подушечками длинных пальцев. Она вызывающе смотрела прямо в его глаза и видела в них отражение мигающих гирлянд смешанное с возбуждением.
Ангелина принялась развевать Влада в танце. Сначала она сняла с него синюю маску и небрежно отбросила в сторону, страстно проведя ладонью по гладкой щеке, шее, и остановилась на груди. Потом плавно спустила с плеч рубаху и резко одернула ее вниз. Ангелина вытянула руку и подняла рубашку над головой, раскачивая в воздухе круговыми движениями. Рубаха улетела на пол.
На Ангелину и Влада посыпались конфетти и волнистые ленточки серпантина. Собравшиеся аплодировали и свистели, подбадривая на большее. Влад смело взял ногу Ангелины и поднял согнутую в коленке. Его губы сквозь капроновые колготки оставили влажный след на коленной чашечке. Он вновь заставил Ангелину эротично выгнуться назад, удерживая ее за талию и бедро. Ангелина встряхнула волосами черными, как ночь, выпрямилась, и запустила руки под его полосатую кофту. Ангелина игриво приподняла ее, оголяя кубики пресса на животе, провела ладонью по горячей коже, приближаясь к груди. Влад тем временем опустил одно плечико черного платья и, страстно прикусив губу, терся о белую кожу Ангелины. Вскоре его аватаровская кофта вертелась над головой Ангелины под возбужденное ликование коллег.
Влад с голым торсом выглядел сексуально, и Ангелина, пользуясь танцем, шалела от его молодого и развитого тела. Она позволила себе не думать, кто и что о ней подумает, глядя на этот танец – так она сняла тяжесть со своей души, разочарованной мужчинами: и мужем, и Леонидом.
Музыка стихла. Ангелина огляделась по сторонам и увидела веселые радостные лица, захмелевшие от выпитого и довольные от увиденного. Влад шепнул Ангелине: «Детка, ты секси!» Она кокетливо улыбнулась, поправляя плечико. Мужчины свистели и кричали «На бис!».
Татьяна и не ожидала, что конкурс медленного танца может пройти так феерично. Чтобы не обидеть другие пары, она предложила провести открытое голосование и назвать имена победителей, хотя ясно было и так, кому достанется первое место.
Других кандидатур и не выдвигали. «Ведьмочка и Аватар!» – кричали все. Татьяна пригласила сотрудников к столу, чтобы вручить приз победителям.
«Бутылка крымского шампанского для Владика и Ангелины!»
Влад и Ангелина стояли у стола, как жених и невеста на свадьбе – в центре внимания. Влад откупорил бутылку и наполнил два бокала шампанским. Он протянул один бокал Ангелине, и они выпили на брудершафт под крики «Горько!»
Ангелина хоть и была навеселе, но не забыла, что замужем и, что все об этом знают. Она не хотела целоваться с Владом ни наедине, ни, тем более, при тридцати свидетелях. Но Влад Погреб взял инициативу в свои руки и, не давая Ангелине вырваться, поцеловал ее нежным коротким поцелуем. При всех!
Инна достала фотоаппарат и сфотографировала Ангелину и Влада обнимающимися. Затем начали фотографироваться все. Продолжились хороводы и тосты. В полночь был запущен фейерверк, и под черным небом в разноцветных огнях Ангелина загадала желание: «Я хочу быть счастливой!»
Три минуты танца и короткий поцелуй сгладили боль, ноющую на сердце. Ангелина отпустила печаль, решив перевернуть очередную страницу своей жизни. «Пусть уходящий год уносит все плохое, все обиды и неприятные воспоминания, а в новом году все будет лучше, чем было!»

Новый Год

31 декабря Ангелина работала по обычному графику – до 19:00. Руководство компании не сочло нужным дать сотрудникам выходной, не учитывая, что у всех есть семьи и дети. Они, вероятно, подумали, что и за несколько часов до Нового Года можно вполне успеть сходить в магазин и приготовить двенадцать блюд.
Но в офисе «Logistics Company» все равно царило веселье. Большинство нормальных людей 31 декабря не получали и не отправляли груз, а готовились к празднику, поэтому очередей к операторам не было. Вип-клиенты, для которых посещение «Logistics Company» стало привычным делом, приходили с шампанским и конфетами. Праздник продолжался. Хоть и не в семейном кругу, а с коллегами, но коллектив для Ангелины давно стал второй семьей – братья и сестры. Она любила Инну Шевченко, как родную сестру, которой у Ангелины никогда не было. Она вообще быстро привязывалась к людям.
В конце рабочего дня за Ангелиной пришел муж, и они вместе сходили в супермаркет за продуктами. Вдвоем они и приготовили праздничный ужин: зажарили курицу в духовке и накрошили тазик мясного салата. Петр помогал Ангелине во всем: она чистила селедку – он нарезал лук, она мыла посуду – он перетирал и складывал на полочку, она накрывала на стол – он разлаживал салфетки, стаканы и бокалы, зажег свечи.
За полчаса до полночи Ангелина с мужем и сыном сели за стол. Петр наполнил бокалы игристым вином. Саша поджег бенгальские огни. Пахло мандаринами. Ангелина загрустила. Она сделала маленький глоток шампанского и вместе с бокалом поднялась, направившись к любимому старому пианино. Задумчиво провела пальчиком по черной лакированной крышке и, залпом допив содержимое бокала, села за пианино. Петр взял из рук жены пустой бокал и стоял рядом, наблюдая, как тонкие пальцы ложатся на черно-белые клавиши.
Живая музыка наполнила дом – мелодия моря, звездной и безмолвной ночи. Это была «Прелюдия №5», написанная Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем для фортепиано и скрипки. Ангелина играла ее по памяти. В каждом звуке улавливалось волшебство, проникающее через уши в сердца. «Музыка для души – музыка скрипки – песня души. Мелодия моря и тишины... Мелодия ночи безмолвной и звездной с тобою нас сводит, разводит... Но все же всегда она будет в сердцах наших жить – мелодия моря и тишины, мелодия скрипки… Романс о любви… Лиричная, нежная песня души…»
Когда последний звук стих, Ангелина плавно опустила крышку пианино. Петр несмело коснулся плеч Ангелины, чувствуя, что в ее душе бушует ураган. Она держала в себе слишком много и в любой момент могла сорваться – кричать или плакать. Петр взял ее за руку и заключил в объятия, оставив нежный поцелуй на шее:
– Давай проводим старый год и выпьем за новый.
Он снова наполнил два бокала шампанским. После очередного «дзынь» Ангелина только пригубила и отставила бокал в сторону:
– Не хочу я больше пить сегодня. Мы и так уже два дня отмечаем Новый Год на работе.
Петр ничего не ответил. Они молча ели и смотрели новогодний огонек по телевизору. Оживлял скучный вечер только Саша, смеясь и комментируя выступления артистов.
В полночь за окнами гремели фейерверки, и разноцветные фонтаны искр украшали черное небо. Ангелина любовалась праздничными огнями, прокручивая в памяти самые радостные моменты ушедшего года: неожиданную встречу с Леонидом, его трогательное письмо, встречу в Крыму, незабываемые поцелуи в его офисе и на заднем сидении автомобиля. Она с болью вспоминала его слова «Кто ты такая, чтобы я тебя любил?» и откровенный разговор с Олегом, после которого окончательно убедилась, что совершенно не знает Леонида.
Вскоре раздался телефонный звонок. Светлана Смехова предупредила Ангелину, что через 10 минут она с Джаном заедет в гости. Ангелина держала в руках телефон и просматривала последние сообщения. Ее поздравляли с Новым Годом подруги детства, с которыми Ангелина редко виделась в последние годы из-за напряженного графика работы – она жила «Logistics Company». Среди смс было поздравление и от Леонида: «Оставайся такой же красивой, сексуальной и мудрой!» Ангелина так и не поняла, о какой мудрости он пишет, а спрашивать не хотела. Она ответила на все смс, кроме одного.
Смех Светланы Ангелина услышала, как только та вошла в подъезд и начала подниматься по ступеням на пятый этаж. Ангелина ждала подругу у двери вместе с мужем.
Светлана как всегда светилась от счастья. Рядом с ней был Джан – высокий симпатичный армянин с черными глазами. Они выглядели как двое влюбленных студентов – беззаботные, счастливые и молодые.
Ангелина пригласила их к столу. И они вчетвером просидели до рассвета, оживленно общаясь и распивая шампанское. Саша лег спать в 00:30.
Джан рассказывал о своих планах на будущее:
– Мы со Светиком решили сыграть свадьбу 28 июня – в день нашего знакомства! Я купил для нас маленький домик в Гурзуфе у подножия горы Балгатура. Я уже представляю, как мы будем в нем жить. У нас будет большой виноградник. Я буду заниматься виноделием, а Света в жаркие летние дни – отдыхать в тени зеленой беседки с бокалом красного домашнего вина. У нас родятся дети, и будут бегать по зеленой траве под крымским солнцем. Я хочу, чтобы именно Света стала матерью моих детей. – Она необыкновенная женщина: веселая и немного сумасшедшая! За это я и люблю ее! – Джан поцеловал Светлану в висок.
Ангелина тревожно наблюдала за реакцией Петра. Он делал вид, что все в полном порядке, но Ангелина слишком хорошо его знала. – Он тоже хотел детей, но уже ни на чем не настаивал и не заводил разговор на эту тему. Ангелина жалела его: ведь не он сломил ее, подняв руку, а она окончательно сломила его, как сухую ветку, лишив малейшей надежды держать на руках своего собственного ребенка. Петр сдался и принял не диктованные условия Ангелины, лишь бы не потерять ее и не спиться в полном одиночестве.
– Мы завтра уезжаем в Крым. Начнем ремонт в доме, чтобы к лету все было готово, – сказала Светлана. – А летом будем ждать вас в гости! Приезжайте в конце июня. Ангелина, – Светлана взяла подругу за руку, – ты обязательно должна приехать.
– Конечно, мы приедем. Я не пропущу твой свадьбы ни за что! – Ангелина улыбнулась и посмотрела на мужа. – Да, Петя? Ты поедешь со мной в Крым?
Петр кивнул головой:
– С тобой, куда угодно!
Но на свадьбе подруги Ангелина так и не погуляла.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:19
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:35 | Сообщение # 21
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Зима, 2013

Светлана уехала с Джаном в Гурзуф. Ангелина жила, как и прежде: с утра до вечера работала, возвращалась около 20:00, с Петром практически не разговаривала. Он по вечерам опять начал играть в «World of Tanks». Их отношения постепенно вошли в обычное положение – прямую линию кардиограммы сердца, переставшего биться. Ни взлетов, ни падений – ничего. Закончились романтические вечера с горящими свечами и массажем ступней. Все стало слишком скучным, и Ангелина все больше и больше любила свою работу и коллектив, с которым можно было смеяться до слез, шутить, веселиться, дурачиться и даже не вспоминать о грустном. И только по выходным вместо привычных тренировок на спортивной площадке, Ангелина впадала в жуткую зимнюю депрессию и играла на пианино одни и те же мелодии: «Enrique Iglesias – Ring My Bells», «Adrian Konarski – Sennosc», «John Murphy – The Surface of the sun» и т.п.
Леонид всю зиму писал ей короткие сообщения в «Одноклассниках», типа «Привет. Как дела? Чем занимаешься?» Ангелина первое время игнорировала его, но позже стала отвечать, и они переписывались, время от времени. Порой Ангелине очень сильно хотелось его увидеть, она даже смотрела на часы и думала «Интересно, Лёня сейчас у себя в кабинете?». Не смотря на слова Олега, она все равно думала о Леониде с любовью, но изо всех сил сопротивлялась желанию встретиться.
Ночью 13 февраля она отправила ему на электронный адрес валентинку со словами «Стойкому оловянному солдатику с любовью!» и подписала «Танцующая на одной ножке, такая же стойкая, как и ты». Ангелина хотела верить, что и Леонид думает о ней и точно так же сопротивляется желанию увидеться. Но он по-прежнему не звонил и не приходил к Ангелине в офис, не смотря на то, что их офисы находились в соседних зданиях и разделяли их только два ларька с газетами и хлебом. А Леонида с Ангелиной разделяло, в первую очередь, семейное положение и, как думала Ангелина, порядочность Леонида – нежелание уподобиться и опуститься до уровня изменников.
На работе за Ангелиной постоянно увивался Влад. Но в нем Ангелина видела только друга. Глядя на него, она каждый раз вспоминала своего Лёню. Каждый день! Она все еще засыпала с мыслями о Леониде, и каждый раз желала ему спокойной ночи.

Очередной срыв

Однажды в субботу Ангелина пришла домой. Постучала в дверь. Но ее никто не впускал. Ангелина достала из сумочки свой ключ, но открыть дверь так и не удалось. Она была заперта изнутри, и другой ключ находился в замочной скважине. Ангелина достала телефон и набрала номер мужа. С квартиры донеслась мелодия вызова, но Петр все равно не подходил к двери. Ангелина начала нервничать и настойчиво стучать в дверь костяшками пальцев.
Вскоре на пороге появился Петр. Опять пьяный, заспанный, он еле держался на ногах. Ангелина посмотрела на него с отвращением и, оттолкнув в сторону, вошла в коридор. Саши дома не было – по субботам он ходил на тренировку в футбольную секцию. Ангелина повесила сумочку на вешалку, сняла сапоги, пальто, берет и шарф.
Петр подошел к Ангелине и хотел обнять, но Ангелина вырвалась из его рук и закричала «Отойди от меня!»
– Ну, чего ты такая злая? – спросил Петр, упрямо наваливаясь на Ангелину.
– Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож?
– А ты себя видела в зеркало, сука, – заорал он не своим голосом, изменившись в лице, – снимай свое дрянное платье. Нацепила! Для кого ты наряжаешься? Для своих малолеток со склада?
– Убери от меня руки! – закричала Ангелина.
Она ускользнула в спальню и закрыла перед носом мужа дверь.
– Я запрещаю тебе ходить в коротких юбках. Открой сейчас же или я выломаю дверь, – кричал он, барабаня кулаками по фанере.
– Головой!
– Ты не веришь? Я тебе сейчас покажу!
Петр с силой ударил по двери.
Чтобы не доводить до крайностей, Ангелина открыла:
– Что тебе от меня надо? – недовольно спросила она.
– Да ничего уже и не надо! Ты же сука гулящая! Я видел фотографии с вашего корпоратива, как ты зажигала с каким-то грузчиком.
Ангелина вспомнила стриптиз под «You Can Leave Your Hat On» и спокойным голосом предложила расстаться:
– Петя, давай не будем мучить друг друга и подадим на развод. Зачем эти сцены?
Ангелина присела на краешек кровати. Петр стоял посреди комнаты:
– Так, значит, нашла себе молодого? Да? Я тебя уже не устраиваю?
– Мне смотреть на тебя противно. Веришь? Я не хочу больше с тобой жить.
– Ты думаешь, тебе удастся легко от меня отделаться? Ошибаешься, родная. Не прокатит.
– Я предлагаю мирно расстаться. Забирай все, что хочешь! Можешь оставить меня в пустой квартире, только уходи. Уходи! Я видеть больше не хочу твою пьяную опухшую рожу.
– Я никуда не уйду! Уходи сама, если хочешь. Сама забирай, что захочешь. А я буду жить здесь!
– Ты уйдешь, а я останусь, – Ангелина встала и смотрела ему прямо в глаза.
– Да, конечно, чтобы ты привела сюда своего малолетнего любовничка!
– Не говори глупости. Какой любовник? Я тебе еще не изменяла.
– Не надо мне сказки рассказывать! Думаешь, я не знаю, что у тебя еще летом кто-то появился?
Ангелина сверкнула глазами:
– С чего ты взял?
– Видели, как тебя на машине привозил какой-то тип!
– А тебе в голову не пришло, что возможно это было такси?
– Да? И любовные письма тебе таксист писал? И зовут этого таксиста Лёня?
– У меня с Лёней ничего не было.
– Расскажи это кому-нибудь другому.
Петр вылетел из спальни, громко хлопнув дверью. Ангелина пошла за ним. Он залетел на кухню и с верхнего шкафчика достал литровую бутылку из-под «Фанты». Ангелина сразу догадалась, что в ней самогон. Не меньше 0,5 литра. Остальное уже было выпито.
Петр потянулся на полочку за рюмкой, не выпуская из рук бутылку. Ангелина ловко выхватила ее и вместе с ней побежала в ванную, откручивая крышечку по пути. Она безжалостно вылила все содержимое из бутылки, не смотря на попытки Петра помешать ей.
– Значит, ты еще летом рылся в моей почте? И почему я только сейчас об этом узнаю? Чего ты ждал?
Он схватил ее за предплечья, сжимая до боли:
– Я старался изо всех сил удержать тебя, дура. Я наполнял тебе ванну до твоего прихода, готовил тебе ужин! А ты не оценила моих стараний. Тебя потянуло на молодых. А я, как ненормальный, хотел, чтобы ты родила мне сына. Ты же просто дрянь. Проститутки и те лучше тебя. Потому что так зарабатывают себе на жизнь. А у тебя все есть! Тебе просто захотелось разнообразия.
– Не надо меня сравнивать с проститутками. Я не такая!
– Ты сволочь, Ангелина, редкостная сволочь.
Ангелина не хотела даже оправдываться:
– Помочь тебе собрать вещи?
– Нет. Я же сказал, я никуда не ухожу.
– Нет, ты уйдешь. Нет смысла продолжать этот концерт. Я позвоню твоей маме, и она заберет тебя.
– Не смей ей звонить.
– А я позвоню.
Ангелина пошла за телефоном, набрала номер. Петр пошел следом. Он попытался выхватить телефон. Но свекровь ответила почти сразу, и Ангелина успела сказать ей «Приходите скорее, заберите своего сына». Через долю секунды телефон разлетелся на части от удара о пол.
– Зачем, ты опять впутываешь мать? – кричал Петр, поджимая со злости трясущиеся губы.
– Я не хочу, чтобы ты здесь оставался! Я хочу покоя!
Вдобавок ко всему, Ангелине нужно было готовить ужин. Она купила кусок мяса, который нужно было еще разрубить на куски. Но брать в руки топор при пьяном муже она не хотела, не желая его провоцировать и подвергать опасности свою жизнь и здоровье.
– Скажи мне, когда ты меня разлюбила?
– Я не знаю.
Ангелина опять вернулась в спальню. Сняла с себя облегающее платье, колготки, и надела домашний халатик. Петр стоял и смотрел, как она переодевается. Он любил ее тело и не хотел, чтобы оно досталось другому.
Ангелина, не глядя в его сторону, прошла на кухню, Петр – за ней, как преданный пес.
– Ангелинка, не прогоняй меня. Я без тебя сопьюсь.
Он протянул к Ангелине руку дрожащей ладонью кверху:
– Прости меня. Давай попробуем сначала.
Ангелина не знала, как лучше поступить: уложить его спать и попытаться забыть этот разговор или продолжать настаивать на разводе. Задумчиво она вынула и положила на стол разделочную доску.
– Петя, как прежде уже не будет. Жизнь не черновик, который можно переписать.
Петр подошел к Ангелине и обнял ее сзади. Его губы коснулись шеи:
– Я буду любить тебя всегда.
Ангелина снова высвободилась и решила «будь, что будет – я беру в руки топор». Сделав два шага, она открыла кладовку и старинный топор, которым можно было рубить дрова, оказался у нее в руках. Она взяла пакет с мясом и подошла к столу:
– Если ты не бросишь пить, рано или поздно мы расстанемся.
– Хорошо, я не буду пить. Дай мне топор. Не женское это дело.
Ангелина неуверенно передала ему топор, оперлась о холодильник и смотрела, как муж рассекает мясо на части.
Он справился с поставленной задачей быстро. Потом вымыл топор и руки.
– Кто такой Лёня?
– Забудь о нем. Я же сказала – ничего не было.
В дверь постучали. На звонке батарейки снова сели и не кому было вставить новые.
– Открой. Это за тобой.
Петр открыл дверь. На пороге, запыхавшись, стояла Маргарита Ивановна – седая пожилая женщина в заношенном плаще и выцветшем платке. Она тяжело дышала и хваталась за сердце:
– Дети, дайте попить, пока я не умерла.
Петр разволновался и помог матери переступить через порог. Ангелина услышала ее слова и мигом принесла стакан воды:
– Вы не пугайтесь, ничего не случилось, мы уже помирились, – пыталась она ее успокоить.
На полу валялись части от разбитого телефона.
– Петя, как тебе не стыдно. Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож? – бранила его мать.
– Ой, мам, отстань. Проходи уже, не стой на пороге.
Маргарита Ивановна мелкими глотками стала пить воду, все еще тяжело дыша:
– Ангелина, что у вас опять случилось? Он опять напился?
– Как видите.
– Началось, – Петр недовольно посмотрел на мать.
– Ты не трогай его, когда он пьяный. Я тебя очень прошу. Лучше выскажи ему все, что думаешь, на следующий день. Я же не вечная. Вот умру и что тогда? Вы поубиваете друг друга? Будь умнее, Ангелина.
– Пойдемте на кухню, успокоитесь, я вам сделаю ромашковый чай.
Ангелина взяла свекровь под руку и повела за собой. Петр пошел за ними.
– Присаживайтесь. Мне так неудобно, что я вас побеспокоила. Но ваш Петя был таким агрессивным, что я не хотела его видеть.
Маргарита Ивановна присела:
– Он давно уже не мой, а твой Петя. А сейчас ты уже хочешь его видеть?
Петр стал у окна, сложив руки и ожидая ответа Ангелины.
– Вам честно ответить или как? Мне без него было бы спокойнее. Но я понимаю, что в сорок лет он не начнет жизнь заново. Хотя бывает, люди расходятся, прожив и 20, и 30 лет вместе, а потом начинают жить по-новому, облегчено вздохнув, перекрестившись, будто сбросили с плеч тяжелую ношу. Но я не хочу, чтобы на моей совести была его поломанная жизнь. Помните слова из песни «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Так вот, не брошу я его. Не брошу. Буду до смерти тащить этот крест, мучаться, терпеть, закрывать глаза. По крайней мере, постараюсь. Но вот если бы он бросил пить, возможно, все изменилось бы к лучшему.
Петр возмутился:
– Ты так говоришь, будто я алкаш. Я что валяюсь под заборами? Не приношу тебе зарплату? Ты со мной живешь, как у Христа за пазухой! Ты посмотри на себя! Чего тебе не хватает? Сколько ты тратишь на ненужные шмотки, побрякушки и всякую ерунду? Тебе со мной плохо?
– Как бы, между прочим, смею напомнить, что я не завишу от тебя в финансовом плане. Нисколько! Я работаю по 250 часов в месяц и достаточно зарабатываю, чтобы позволить себе модные платья!
– Прекратите этот спор! Ангелина, Петя, вы уже восемь лет вместе, почему вы не родите мне внука? Ты перестанешь пить, Ангелина будет целыми днями дома нянчиться с малышом. Вы перестанете ругаться из-за пустяков.
Петр и Ангелина переглянулись.
– Ну, чего молчите?
– Маргарита Ивановна, у нас детей не будет. Я хочу работать, быть среди людей, зарабатывать деньги на новые наряды, красоваться в них, а не сидеть дома в халате.
– Ангелина, у тебя есть сын, а у моего Пети еще нет родного сына. Он, конечно, любит твоего Сашу, но ты ведь понимаешь, что любой мужчина хочет иметь наследника. Так было испокон веков. Ты должна родить ему сына!
– Мама, не лезь в нашу жизнь. Мы как-нибудь сами разберемся. – Петр подошел к Ангелине и взял ее за руку. – Я не буду от нее требовать родить мне сына. У нас появится ребенок, когда она сама этого захочет.
Ангелина чувствовала себя неловко. Сначала она взбесилась из-за пьяного мужа, была готова лично собрать ему вещи, подать на развод, потом чувство вины и жалости перевесило злость. Ей нужно было время, чтобы разобраться в том, чего же она на самом деле хочет.
– Извините, но мне нужно готовить. Сегодня у нас на ужин будет тушеная свинина «Думпо» в соевом соусе, поварском вине с сахаром, имбирем и луком.
Ангелина занялась делом, не желая продолжать разговор.
– Мам, будешь чай с печеньем? – Предложил Петр.
– Нет, спасибо. Проведи-ка ты лучше меня домой, за одно и проветришься к ужину.
Маргарита Ивановна попрощалась с Ангелиной, еще раз пожелав ей набраться терпения. «Никто не станет мудрым, не будучи терпеливым (Ант)».
Ангелина осталась на кухне одна со своими мрачными мыслями.

Свободные отношения

Поздней ночью она и Петр спокойно поговорили, желая во всем разобраться. Ангелина сказала ему следующее:
– Я не виню во всем тебя. Нет. Но и себя виновной не считаю. Мы оба виноваты в том, что не смогли сохранить любовь и уважение в нашей семье. И не говори, что это я разлюбила, а ты по-прежнему слепо любишь меня такую непутевую. Мы переступили грань. Ты оскорблениями и обвинениями, я – тем, что отдалилась от тебя, сменив место работы. Я не уделяла тебе внимания – ты подсел на компьютерные игры и выпивку. А когда я хотела внимания, для тебя более важным стало взорвать очередной танк противника. У тебя зависимость от Интернета. Это твоя виртуальная реальность, твой мир, в котором нет меня.
Тебе с компьютером лучше, чем со мной. Почему? Последнее время, из-за того, что тебе просто на всего скучно. Ты не интересуешься ничем. Что ты делаешь после работы? Поиграл, поспал, поел, напился, снова поиграл и опять лег спать.
Меня дома не бывает. Не считая второй половины субботы и воскресенья. Но причина кроется не в «Logistics Company». Я знала, куда иду – ты знал, куда меня отпускаешь. Я сбежала от тебя. Да именно сбежала! Мне надоело сидеть в четырех стенах, наблюдая, как ты все больше и больше погрязаешь в играх, как в болоте. Мне надоело быть домохозяйкой – ухаживать за вами, три раза на день накрывать на стол, мыть посуду, убирать в квартире, стирать и гладить. А знаешь, что самое главное и обидное, что моего труда никто и никогда не ценил. Вы привыкли, что дома порядок, что я все для вас сделаю. А спасибо мне хоть раз вы говорили? Я была для вас рабыней. Так ладно, если бы я выполняла только женскую работу, но у нас же и за мужскую браться никто не хочет. Вспомни наш последний ремонт в ванной, твое «хочешь розовые стены – бери и крась!» И я покрасила. Мне же не трудно. Тебе припомнить плитку, плинтус в зале? Или не стоит? Ты лентяй. Но и это не самое плохое в тебе.
Я научилась на многое закрывать глаза. Веришь, мне давно все равно, какой ты. Я уже привыкла, что приду с работы, меня встретит сын, а ты и не оторвешься от компьютера. Мне уже ничего не надо. Хотя нет. Надо! Я ведь женщина. Я еще молодая! На меня обращают внимание мужчины. И мне нравится ловить на себе их взгляды. Это тебе я наскучила. Это тебе твои игры дороже. А еще хочу нежных поцелуев и приятных слов вместо «сука, проститутка, сволочь, дрянь». Но, тем не менее, веришь – не веришь, я еще не наставила тебе рог. Хотя могла.
Не знаю, что там тебе наговорили, что ты там откопал в моем почтовом ящике, но с Леней у меня не было секса, если это тебя интересует. Никогда не было! Ни в семнадцать лет, ни теперь. Я встречалась с Лёней почти двенадцать лет назад. Прошлым летом мы случайно встретились… встречались несколько раз. Я снова почувствовала, как это прекрасно находиться в состоянии влюбленности!
Не обижайся за откровенность. Коль ты знаешь о Лёне, нет смысла отпираться и врать. Давай будем предельно честными друг с другом. Предлагаю заключить договор: каждый живет, как хочет. Без обид, обвинений и скандалов. Я продолжаю работать в «Logistics Company», рождение ребенка в мои планы пока не входит. Да и торопиться с этим не стоит – возможно, однажды мы все-таки расстанемся. Я не прогоняю тебя, не подаю на развод. Но если тебя не устраивают мои условия, ты в любой момент можешь уйти. А я не изменюсь и тебя не стану перевоспитывать, отучать от игр, навязывать свое мнение и заставлять делать то, что ты делать не хочешь. Ты давно не мальчик. Решай сам. Живи, как тебе нравится, а я буду жить, как нравится мне. С сегодняшнего дня мы живем вместе постольку поскольку…
И Петр принял условия Ангелины. Он остался, не смотря на протесты души, на задетое мужское самолюбие, на ревность. Петр все еще надеялся, что однажды все вернется на круги своя: Ангелина станет домашней, милой и услужливой, заботливой и только его. Он не был готов с ней расстаться. В его понимании расставание означало то же самое, как если бы он добровольно отдал ее в чужие руки, другому мужчине, который вместо него обнимал бы ее по ночам. Петр был собственником и считал Ангелину своей любимой и самой дорогой игрушкой.


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:33
 
СообщениеЗима, 2013

Светлана уехала с Джаном в Гурзуф. Ангелина жила, как и прежде: с утра до вечера работала, возвращалась около 20:00, с Петром практически не разговаривала. Он по вечерам опять начал играть в «World of Tanks». Их отношения постепенно вошли в обычное положение – прямую линию кардиограммы сердца, переставшего биться. Ни взлетов, ни падений – ничего. Закончились романтические вечера с горящими свечами и массажем ступней. Все стало слишком скучным, и Ангелина все больше и больше любила свою работу и коллектив, с которым можно было смеяться до слез, шутить, веселиться, дурачиться и даже не вспоминать о грустном. И только по выходным вместо привычных тренировок на спортивной площадке, Ангелина впадала в жуткую зимнюю депрессию и играла на пианино одни и те же мелодии: «Enrique Iglesias – Ring My Bells», «Adrian Konarski – Sennosc», «John Murphy – The Surface of the sun» и т.п.
Леонид всю зиму писал ей короткие сообщения в «Одноклассниках», типа «Привет. Как дела? Чем занимаешься?» Ангелина первое время игнорировала его, но позже стала отвечать, и они переписывались, время от времени. Порой Ангелине очень сильно хотелось его увидеть, она даже смотрела на часы и думала «Интересно, Лёня сейчас у себя в кабинете?». Не смотря на слова Олега, она все равно думала о Леониде с любовью, но изо всех сил сопротивлялась желанию встретиться.
Ночью 13 февраля она отправила ему на электронный адрес валентинку со словами «Стойкому оловянному солдатику с любовью!» и подписала «Танцующая на одной ножке, такая же стойкая, как и ты». Ангелина хотела верить, что и Леонид думает о ней и точно так же сопротивляется желанию увидеться. Но он по-прежнему не звонил и не приходил к Ангелине в офис, не смотря на то, что их офисы находились в соседних зданиях и разделяли их только два ларька с газетами и хлебом. А Леонида с Ангелиной разделяло, в первую очередь, семейное положение и, как думала Ангелина, порядочность Леонида – нежелание уподобиться и опуститься до уровня изменников.
На работе за Ангелиной постоянно увивался Влад. Но в нем Ангелина видела только друга. Глядя на него, она каждый раз вспоминала своего Лёню. Каждый день! Она все еще засыпала с мыслями о Леониде, и каждый раз желала ему спокойной ночи.

Очередной срыв

Однажды в субботу Ангелина пришла домой. Постучала в дверь. Но ее никто не впускал. Ангелина достала из сумочки свой ключ, но открыть дверь так и не удалось. Она была заперта изнутри, и другой ключ находился в замочной скважине. Ангелина достала телефон и набрала номер мужа. С квартиры донеслась мелодия вызова, но Петр все равно не подходил к двери. Ангелина начала нервничать и настойчиво стучать в дверь костяшками пальцев.
Вскоре на пороге появился Петр. Опять пьяный, заспанный, он еле держался на ногах. Ангелина посмотрела на него с отвращением и, оттолкнув в сторону, вошла в коридор. Саши дома не было – по субботам он ходил на тренировку в футбольную секцию. Ангелина повесила сумочку на вешалку, сняла сапоги, пальто, берет и шарф.
Петр подошел к Ангелине и хотел обнять, но Ангелина вырвалась из его рук и закричала «Отойди от меня!»
– Ну, чего ты такая злая? – спросил Петр, упрямо наваливаясь на Ангелину.
– Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож?
– А ты себя видела в зеркало, сука, – заорал он не своим голосом, изменившись в лице, – снимай свое дрянное платье. Нацепила! Для кого ты наряжаешься? Для своих малолеток со склада?
– Убери от меня руки! – закричала Ангелина.
Она ускользнула в спальню и закрыла перед носом мужа дверь.
– Я запрещаю тебе ходить в коротких юбках. Открой сейчас же или я выломаю дверь, – кричал он, барабаня кулаками по фанере.
– Головой!
– Ты не веришь? Я тебе сейчас покажу!
Петр с силой ударил по двери.
Чтобы не доводить до крайностей, Ангелина открыла:
– Что тебе от меня надо? – недовольно спросила она.
– Да ничего уже и не надо! Ты же сука гулящая! Я видел фотографии с вашего корпоратива, как ты зажигала с каким-то грузчиком.
Ангелина вспомнила стриптиз под «You Can Leave Your Hat On» и спокойным голосом предложила расстаться:
– Петя, давай не будем мучить друг друга и подадим на развод. Зачем эти сцены?
Ангелина присела на краешек кровати. Петр стоял посреди комнаты:
– Так, значит, нашла себе молодого? Да? Я тебя уже не устраиваю?
– Мне смотреть на тебя противно. Веришь? Я не хочу больше с тобой жить.
– Ты думаешь, тебе удастся легко от меня отделаться? Ошибаешься, родная. Не прокатит.
– Я предлагаю мирно расстаться. Забирай все, что хочешь! Можешь оставить меня в пустой квартире, только уходи. Уходи! Я видеть больше не хочу твою пьяную опухшую рожу.
– Я никуда не уйду! Уходи сама, если хочешь. Сама забирай, что захочешь. А я буду жить здесь!
– Ты уйдешь, а я останусь, – Ангелина встала и смотрела ему прямо в глаза.
– Да, конечно, чтобы ты привела сюда своего малолетнего любовничка!
– Не говори глупости. Какой любовник? Я тебе еще не изменяла.
– Не надо мне сказки рассказывать! Думаешь, я не знаю, что у тебя еще летом кто-то появился?
Ангелина сверкнула глазами:
– С чего ты взял?
– Видели, как тебя на машине привозил какой-то тип!
– А тебе в голову не пришло, что возможно это было такси?
– Да? И любовные письма тебе таксист писал? И зовут этого таксиста Лёня?
– У меня с Лёней ничего не было.
– Расскажи это кому-нибудь другому.
Петр вылетел из спальни, громко хлопнув дверью. Ангелина пошла за ним. Он залетел на кухню и с верхнего шкафчика достал литровую бутылку из-под «Фанты». Ангелина сразу догадалась, что в ней самогон. Не меньше 0,5 литра. Остальное уже было выпито.
Петр потянулся на полочку за рюмкой, не выпуская из рук бутылку. Ангелина ловко выхватила ее и вместе с ней побежала в ванную, откручивая крышечку по пути. Она безжалостно вылила все содержимое из бутылки, не смотря на попытки Петра помешать ей.
– Значит, ты еще летом рылся в моей почте? И почему я только сейчас об этом узнаю? Чего ты ждал?
Он схватил ее за предплечья, сжимая до боли:
– Я старался изо всех сил удержать тебя, дура. Я наполнял тебе ванну до твоего прихода, готовил тебе ужин! А ты не оценила моих стараний. Тебя потянуло на молодых. А я, как ненормальный, хотел, чтобы ты родила мне сына. Ты же просто дрянь. Проститутки и те лучше тебя. Потому что так зарабатывают себе на жизнь. А у тебя все есть! Тебе просто захотелось разнообразия.
– Не надо меня сравнивать с проститутками. Я не такая!
– Ты сволочь, Ангелина, редкостная сволочь.
Ангелина не хотела даже оправдываться:
– Помочь тебе собрать вещи?
– Нет. Я же сказал, я никуда не ухожу.
– Нет, ты уйдешь. Нет смысла продолжать этот концерт. Я позвоню твоей маме, и она заберет тебя.
– Не смей ей звонить.
– А я позвоню.
Ангелина пошла за телефоном, набрала номер. Петр пошел следом. Он попытался выхватить телефон. Но свекровь ответила почти сразу, и Ангелина успела сказать ей «Приходите скорее, заберите своего сына». Через долю секунды телефон разлетелся на части от удара о пол.
– Зачем, ты опять впутываешь мать? – кричал Петр, поджимая со злости трясущиеся губы.
– Я не хочу, чтобы ты здесь оставался! Я хочу покоя!
Вдобавок ко всему, Ангелине нужно было готовить ужин. Она купила кусок мяса, который нужно было еще разрубить на куски. Но брать в руки топор при пьяном муже она не хотела, не желая его провоцировать и подвергать опасности свою жизнь и здоровье.
– Скажи мне, когда ты меня разлюбила?
– Я не знаю.
Ангелина опять вернулась в спальню. Сняла с себя облегающее платье, колготки, и надела домашний халатик. Петр стоял и смотрел, как она переодевается. Он любил ее тело и не хотел, чтобы оно досталось другому.
Ангелина, не глядя в его сторону, прошла на кухню, Петр – за ней, как преданный пес.
– Ангелинка, не прогоняй меня. Я без тебя сопьюсь.
Он протянул к Ангелине руку дрожащей ладонью кверху:
– Прости меня. Давай попробуем сначала.
Ангелина не знала, как лучше поступить: уложить его спать и попытаться забыть этот разговор или продолжать настаивать на разводе. Задумчиво она вынула и положила на стол разделочную доску.
– Петя, как прежде уже не будет. Жизнь не черновик, который можно переписать.
Петр подошел к Ангелине и обнял ее сзади. Его губы коснулись шеи:
– Я буду любить тебя всегда.
Ангелина снова высвободилась и решила «будь, что будет – я беру в руки топор». Сделав два шага, она открыла кладовку и старинный топор, которым можно было рубить дрова, оказался у нее в руках. Она взяла пакет с мясом и подошла к столу:
– Если ты не бросишь пить, рано или поздно мы расстанемся.
– Хорошо, я не буду пить. Дай мне топор. Не женское это дело.
Ангелина неуверенно передала ему топор, оперлась о холодильник и смотрела, как муж рассекает мясо на части.
Он справился с поставленной задачей быстро. Потом вымыл топор и руки.
– Кто такой Лёня?
– Забудь о нем. Я же сказала – ничего не было.
В дверь постучали. На звонке батарейки снова сели и не кому было вставить новые.
– Открой. Это за тобой.
Петр открыл дверь. На пороге, запыхавшись, стояла Маргарита Ивановна – седая пожилая женщина в заношенном плаще и выцветшем платке. Она тяжело дышала и хваталась за сердце:
– Дети, дайте попить, пока я не умерла.
Петр разволновался и помог матери переступить через порог. Ангелина услышала ее слова и мигом принесла стакан воды:
– Вы не пугайтесь, ничего не случилось, мы уже помирились, – пыталась она ее успокоить.
На полу валялись части от разбитого телефона.
– Петя, как тебе не стыдно. Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож? – бранила его мать.
– Ой, мам, отстань. Проходи уже, не стой на пороге.
Маргарита Ивановна мелкими глотками стала пить воду, все еще тяжело дыша:
– Ангелина, что у вас опять случилось? Он опять напился?
– Как видите.
– Началось, – Петр недовольно посмотрел на мать.
– Ты не трогай его, когда он пьяный. Я тебя очень прошу. Лучше выскажи ему все, что думаешь, на следующий день. Я же не вечная. Вот умру и что тогда? Вы поубиваете друг друга? Будь умнее, Ангелина.
– Пойдемте на кухню, успокоитесь, я вам сделаю ромашковый чай.
Ангелина взяла свекровь под руку и повела за собой. Петр пошел за ними.
– Присаживайтесь. Мне так неудобно, что я вас побеспокоила. Но ваш Петя был таким агрессивным, что я не хотела его видеть.
Маргарита Ивановна присела:
– Он давно уже не мой, а твой Петя. А сейчас ты уже хочешь его видеть?
Петр стал у окна, сложив руки и ожидая ответа Ангелины.
– Вам честно ответить или как? Мне без него было бы спокойнее. Но я понимаю, что в сорок лет он не начнет жизнь заново. Хотя бывает, люди расходятся, прожив и 20, и 30 лет вместе, а потом начинают жить по-новому, облегчено вздохнув, перекрестившись, будто сбросили с плеч тяжелую ношу. Но я не хочу, чтобы на моей совести была его поломанная жизнь. Помните слова из песни «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Так вот, не брошу я его. Не брошу. Буду до смерти тащить этот крест, мучаться, терпеть, закрывать глаза. По крайней мере, постараюсь. Но вот если бы он бросил пить, возможно, все изменилось бы к лучшему.
Петр возмутился:
– Ты так говоришь, будто я алкаш. Я что валяюсь под заборами? Не приношу тебе зарплату? Ты со мной живешь, как у Христа за пазухой! Ты посмотри на себя! Чего тебе не хватает? Сколько ты тратишь на ненужные шмотки, побрякушки и всякую ерунду? Тебе со мной плохо?
– Как бы, между прочим, смею напомнить, что я не завишу от тебя в финансовом плане. Нисколько! Я работаю по 250 часов в месяц и достаточно зарабатываю, чтобы позволить себе модные платья!
– Прекратите этот спор! Ангелина, Петя, вы уже восемь лет вместе, почему вы не родите мне внука? Ты перестанешь пить, Ангелина будет целыми днями дома нянчиться с малышом. Вы перестанете ругаться из-за пустяков.
Петр и Ангелина переглянулись.
– Ну, чего молчите?
– Маргарита Ивановна, у нас детей не будет. Я хочу работать, быть среди людей, зарабатывать деньги на новые наряды, красоваться в них, а не сидеть дома в халате.
– Ангелина, у тебя есть сын, а у моего Пети еще нет родного сына. Он, конечно, любит твоего Сашу, но ты ведь понимаешь, что любой мужчина хочет иметь наследника. Так было испокон веков. Ты должна родить ему сына!
– Мама, не лезь в нашу жизнь. Мы как-нибудь сами разберемся. – Петр подошел к Ангелине и взял ее за руку. – Я не буду от нее требовать родить мне сына. У нас появится ребенок, когда она сама этого захочет.
Ангелина чувствовала себя неловко. Сначала она взбесилась из-за пьяного мужа, была готова лично собрать ему вещи, подать на развод, потом чувство вины и жалости перевесило злость. Ей нужно было время, чтобы разобраться в том, чего же она на самом деле хочет.
– Извините, но мне нужно готовить. Сегодня у нас на ужин будет тушеная свинина «Думпо» в соевом соусе, поварском вине с сахаром, имбирем и луком.
Ангелина занялась делом, не желая продолжать разговор.
– Мам, будешь чай с печеньем? – Предложил Петр.
– Нет, спасибо. Проведи-ка ты лучше меня домой, за одно и проветришься к ужину.
Маргарита Ивановна попрощалась с Ангелиной, еще раз пожелав ей набраться терпения. «Никто не станет мудрым, не будучи терпеливым (Ант)».
Ангелина осталась на кухне одна со своими мрачными мыслями.

Свободные отношения

Поздней ночью она и Петр спокойно поговорили, желая во всем разобраться. Ангелина сказала ему следующее:
– Я не виню во всем тебя. Нет. Но и себя виновной не считаю. Мы оба виноваты в том, что не смогли сохранить любовь и уважение в нашей семье. И не говори, что это я разлюбила, а ты по-прежнему слепо любишь меня такую непутевую. Мы переступили грань. Ты оскорблениями и обвинениями, я – тем, что отдалилась от тебя, сменив место работы. Я не уделяла тебе внимания – ты подсел на компьютерные игры и выпивку. А когда я хотела внимания, для тебя более важным стало взорвать очередной танк противника. У тебя зависимость от Интернета. Это твоя виртуальная реальность, твой мир, в котором нет меня.
Тебе с компьютером лучше, чем со мной. Почему? Последнее время, из-за того, что тебе просто на всего скучно. Ты не интересуешься ничем. Что ты делаешь после работы? Поиграл, поспал, поел, напился, снова поиграл и опять лег спать.
Меня дома не бывает. Не считая второй половины субботы и воскресенья. Но причина кроется не в «Logistics Company». Я знала, куда иду – ты знал, куда меня отпускаешь. Я сбежала от тебя. Да именно сбежала! Мне надоело сидеть в четырех стенах, наблюдая, как ты все больше и больше погрязаешь в играх, как в болоте. Мне надоело быть домохозяйкой – ухаживать за вами, три раза на день накрывать на стол, мыть посуду, убирать в квартире, стирать и гладить. А знаешь, что самое главное и обидное, что моего труда никто и никогда не ценил. Вы привыкли, что дома порядок, что я все для вас сделаю. А спасибо мне хоть раз вы говорили? Я была для вас рабыней. Так ладно, если бы я выполняла только женскую работу, но у нас же и за мужскую браться никто не хочет. Вспомни наш последний ремонт в ванной, твое «хочешь розовые стены – бери и крась!» И я покрасила. Мне же не трудно. Тебе припомнить плитку, плинтус в зале? Или не стоит? Ты лентяй. Но и это не самое плохое в тебе.
Я научилась на многое закрывать глаза. Веришь, мне давно все равно, какой ты. Я уже привыкла, что приду с работы, меня встретит сын, а ты и не оторвешься от компьютера. Мне уже ничего не надо. Хотя нет. Надо! Я ведь женщина. Я еще молодая! На меня обращают внимание мужчины. И мне нравится ловить на себе их взгляды. Это тебе я наскучила. Это тебе твои игры дороже. А еще хочу нежных поцелуев и приятных слов вместо «сука, проститутка, сволочь, дрянь». Но, тем не менее, веришь – не веришь, я еще не наставила тебе рог. Хотя могла.
Не знаю, что там тебе наговорили, что ты там откопал в моем почтовом ящике, но с Леней у меня не было секса, если это тебя интересует. Никогда не было! Ни в семнадцать лет, ни теперь. Я встречалась с Лёней почти двенадцать лет назад. Прошлым летом мы случайно встретились… встречались несколько раз. Я снова почувствовала, как это прекрасно находиться в состоянии влюбленности!
Не обижайся за откровенность. Коль ты знаешь о Лёне, нет смысла отпираться и врать. Давай будем предельно честными друг с другом. Предлагаю заключить договор: каждый живет, как хочет. Без обид, обвинений и скандалов. Я продолжаю работать в «Logistics Company», рождение ребенка в мои планы пока не входит. Да и торопиться с этим не стоит – возможно, однажды мы все-таки расстанемся. Я не прогоняю тебя, не подаю на развод. Но если тебя не устраивают мои условия, ты в любой момент можешь уйти. А я не изменюсь и тебя не стану перевоспитывать, отучать от игр, навязывать свое мнение и заставлять делать то, что ты делать не хочешь. Ты давно не мальчик. Решай сам. Живи, как тебе нравится, а я буду жить, как нравится мне. С сегодняшнего дня мы живем вместе постольку поскольку…
И Петр принял условия Ангелины. Он остался, не смотря на протесты души, на задетое мужское самолюбие, на ревность. Петр все еще надеялся, что однажды все вернется на круги своя: Ангелина станет домашней, милой и услужливой, заботливой и только его. Он не был готов с ней расстаться. В его понимании расставание означало то же самое, как если бы он добровольно отдал ее в чужие руки, другому мужчине, который вместо него обнимал бы ее по ночам. Петр был собственником и считал Ангелину своей любимой и самой дорогой игрушкой.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:35
СообщениеЗима, 2013

Светлана уехала с Джаном в Гурзуф. Ангелина жила, как и прежде: с утра до вечера работала, возвращалась около 20:00, с Петром практически не разговаривала. Он по вечерам опять начал играть в «World of Tanks». Их отношения постепенно вошли в обычное положение – прямую линию кардиограммы сердца, переставшего биться. Ни взлетов, ни падений – ничего. Закончились романтические вечера с горящими свечами и массажем ступней. Все стало слишком скучным, и Ангелина все больше и больше любила свою работу и коллектив, с которым можно было смеяться до слез, шутить, веселиться, дурачиться и даже не вспоминать о грустном. И только по выходным вместо привычных тренировок на спортивной площадке, Ангелина впадала в жуткую зимнюю депрессию и играла на пианино одни и те же мелодии: «Enrique Iglesias – Ring My Bells», «Adrian Konarski – Sennosc», «John Murphy – The Surface of the sun» и т.п.
Леонид всю зиму писал ей короткие сообщения в «Одноклассниках», типа «Привет. Как дела? Чем занимаешься?» Ангелина первое время игнорировала его, но позже стала отвечать, и они переписывались, время от времени. Порой Ангелине очень сильно хотелось его увидеть, она даже смотрела на часы и думала «Интересно, Лёня сейчас у себя в кабинете?». Не смотря на слова Олега, она все равно думала о Леониде с любовью, но изо всех сил сопротивлялась желанию встретиться.
Ночью 13 февраля она отправила ему на электронный адрес валентинку со словами «Стойкому оловянному солдатику с любовью!» и подписала «Танцующая на одной ножке, такая же стойкая, как и ты». Ангелина хотела верить, что и Леонид думает о ней и точно так же сопротивляется желанию увидеться. Но он по-прежнему не звонил и не приходил к Ангелине в офис, не смотря на то, что их офисы находились в соседних зданиях и разделяли их только два ларька с газетами и хлебом. А Леонида с Ангелиной разделяло, в первую очередь, семейное положение и, как думала Ангелина, порядочность Леонида – нежелание уподобиться и опуститься до уровня изменников.
На работе за Ангелиной постоянно увивался Влад. Но в нем Ангелина видела только друга. Глядя на него, она каждый раз вспоминала своего Лёню. Каждый день! Она все еще засыпала с мыслями о Леониде, и каждый раз желала ему спокойной ночи.

Очередной срыв

Однажды в субботу Ангелина пришла домой. Постучала в дверь. Но ее никто не впускал. Ангелина достала из сумочки свой ключ, но открыть дверь так и не удалось. Она была заперта изнутри, и другой ключ находился в замочной скважине. Ангелина достала телефон и набрала номер мужа. С квартиры донеслась мелодия вызова, но Петр все равно не подходил к двери. Ангелина начала нервничать и настойчиво стучать в дверь костяшками пальцев.
Вскоре на пороге появился Петр. Опять пьяный, заспанный, он еле держался на ногах. Ангелина посмотрела на него с отвращением и, оттолкнув в сторону, вошла в коридор. Саши дома не было – по субботам он ходил на тренировку в футбольную секцию. Ангелина повесила сумочку на вешалку, сняла сапоги, пальто, берет и шарф.
Петр подошел к Ангелине и хотел обнять, но Ангелина вырвалась из его рук и закричала «Отойди от меня!»
– Ну, чего ты такая злая? – спросил Петр, упрямо наваливаясь на Ангелину.
– Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож?
– А ты себя видела в зеркало, сука, – заорал он не своим голосом, изменившись в лице, – снимай свое дрянное платье. Нацепила! Для кого ты наряжаешься? Для своих малолеток со склада?
– Убери от меня руки! – закричала Ангелина.
Она ускользнула в спальню и закрыла перед носом мужа дверь.
– Я запрещаю тебе ходить в коротких юбках. Открой сейчас же или я выломаю дверь, – кричал он, барабаня кулаками по фанере.
– Головой!
– Ты не веришь? Я тебе сейчас покажу!
Петр с силой ударил по двери.
Чтобы не доводить до крайностей, Ангелина открыла:
– Что тебе от меня надо? – недовольно спросила она.
– Да ничего уже и не надо! Ты же сука гулящая! Я видел фотографии с вашего корпоратива, как ты зажигала с каким-то грузчиком.
Ангелина вспомнила стриптиз под «You Can Leave Your Hat On» и спокойным голосом предложила расстаться:
– Петя, давай не будем мучить друг друга и подадим на развод. Зачем эти сцены?
Ангелина присела на краешек кровати. Петр стоял посреди комнаты:
– Так, значит, нашла себе молодого? Да? Я тебя уже не устраиваю?
– Мне смотреть на тебя противно. Веришь? Я не хочу больше с тобой жить.
– Ты думаешь, тебе удастся легко от меня отделаться? Ошибаешься, родная. Не прокатит.
– Я предлагаю мирно расстаться. Забирай все, что хочешь! Можешь оставить меня в пустой квартире, только уходи. Уходи! Я видеть больше не хочу твою пьяную опухшую рожу.
– Я никуда не уйду! Уходи сама, если хочешь. Сама забирай, что захочешь. А я буду жить здесь!
– Ты уйдешь, а я останусь, – Ангелина встала и смотрела ему прямо в глаза.
– Да, конечно, чтобы ты привела сюда своего малолетнего любовничка!
– Не говори глупости. Какой любовник? Я тебе еще не изменяла.
– Не надо мне сказки рассказывать! Думаешь, я не знаю, что у тебя еще летом кто-то появился?
Ангелина сверкнула глазами:
– С чего ты взял?
– Видели, как тебя на машине привозил какой-то тип!
– А тебе в голову не пришло, что возможно это было такси?
– Да? И любовные письма тебе таксист писал? И зовут этого таксиста Лёня?
– У меня с Лёней ничего не было.
– Расскажи это кому-нибудь другому.
Петр вылетел из спальни, громко хлопнув дверью. Ангелина пошла за ним. Он залетел на кухню и с верхнего шкафчика достал литровую бутылку из-под «Фанты». Ангелина сразу догадалась, что в ней самогон. Не меньше 0,5 литра. Остальное уже было выпито.
Петр потянулся на полочку за рюмкой, не выпуская из рук бутылку. Ангелина ловко выхватила ее и вместе с ней побежала в ванную, откручивая крышечку по пути. Она безжалостно вылила все содержимое из бутылки, не смотря на попытки Петра помешать ей.
– Значит, ты еще летом рылся в моей почте? И почему я только сейчас об этом узнаю? Чего ты ждал?
Он схватил ее за предплечья, сжимая до боли:
– Я старался изо всех сил удержать тебя, дура. Я наполнял тебе ванну до твоего прихода, готовил тебе ужин! А ты не оценила моих стараний. Тебя потянуло на молодых. А я, как ненормальный, хотел, чтобы ты родила мне сына. Ты же просто дрянь. Проститутки и те лучше тебя. Потому что так зарабатывают себе на жизнь. А у тебя все есть! Тебе просто захотелось разнообразия.
– Не надо меня сравнивать с проститутками. Я не такая!
– Ты сволочь, Ангелина, редкостная сволочь.
Ангелина не хотела даже оправдываться:
– Помочь тебе собрать вещи?
– Нет. Я же сказал, я никуда не ухожу.
– Нет, ты уйдешь. Нет смысла продолжать этот концерт. Я позвоню твоей маме, и она заберет тебя.
– Не смей ей звонить.
– А я позвоню.
Ангелина пошла за телефоном, набрала номер. Петр пошел следом. Он попытался выхватить телефон. Но свекровь ответила почти сразу, и Ангелина успела сказать ей «Приходите скорее, заберите своего сына». Через долю секунды телефон разлетелся на части от удара о пол.
– Зачем, ты опять впутываешь мать? – кричал Петр, поджимая со злости трясущиеся губы.
– Я не хочу, чтобы ты здесь оставался! Я хочу покоя!
Вдобавок ко всему, Ангелине нужно было готовить ужин. Она купила кусок мяса, который нужно было еще разрубить на куски. Но брать в руки топор при пьяном муже она не хотела, не желая его провоцировать и подвергать опасности свою жизнь и здоровье.
– Скажи мне, когда ты меня разлюбила?
– Я не знаю.
Ангелина опять вернулась в спальню. Сняла с себя облегающее платье, колготки, и надела домашний халатик. Петр стоял и смотрел, как она переодевается. Он любил ее тело и не хотел, чтобы оно досталось другому.
Ангелина, не глядя в его сторону, прошла на кухню, Петр – за ней, как преданный пес.
– Ангелинка, не прогоняй меня. Я без тебя сопьюсь.
Он протянул к Ангелине руку дрожащей ладонью кверху:
– Прости меня. Давай попробуем сначала.
Ангелина не знала, как лучше поступить: уложить его спать и попытаться забыть этот разговор или продолжать настаивать на разводе. Задумчиво она вынула и положила на стол разделочную доску.
– Петя, как прежде уже не будет. Жизнь не черновик, который можно переписать.
Петр подошел к Ангелине и обнял ее сзади. Его губы коснулись шеи:
– Я буду любить тебя всегда.
Ангелина снова высвободилась и решила «будь, что будет – я беру в руки топор». Сделав два шага, она открыла кладовку и старинный топор, которым можно было рубить дрова, оказался у нее в руках. Она взяла пакет с мясом и подошла к столу:
– Если ты не бросишь пить, рано или поздно мы расстанемся.
– Хорошо, я не буду пить. Дай мне топор. Не женское это дело.
Ангелина неуверенно передала ему топор, оперлась о холодильник и смотрела, как муж рассекает мясо на части.
Он справился с поставленной задачей быстро. Потом вымыл топор и руки.
– Кто такой Лёня?
– Забудь о нем. Я же сказала – ничего не было.
В дверь постучали. На звонке батарейки снова сели и не кому было вставить новые.
– Открой. Это за тобой.
Петр открыл дверь. На пороге, запыхавшись, стояла Маргарита Ивановна – седая пожилая женщина в заношенном плаще и выцветшем платке. Она тяжело дышала и хваталась за сердце:
– Дети, дайте попить, пока я не умерла.
Петр разволновался и помог матери переступить через порог. Ангелина услышала ее слова и мигом принесла стакан воды:
– Вы не пугайтесь, ничего не случилось, мы уже помирились, – пыталась она ее успокоить.
На полу валялись части от разбитого телефона.
– Петя, как тебе не стыдно. Ты видел себя в зеркало? На кого ты похож? – бранила его мать.
– Ой, мам, отстань. Проходи уже, не стой на пороге.
Маргарита Ивановна мелкими глотками стала пить воду, все еще тяжело дыша:
– Ангелина, что у вас опять случилось? Он опять напился?
– Как видите.
– Началось, – Петр недовольно посмотрел на мать.
– Ты не трогай его, когда он пьяный. Я тебя очень прошу. Лучше выскажи ему все, что думаешь, на следующий день. Я же не вечная. Вот умру и что тогда? Вы поубиваете друг друга? Будь умнее, Ангелина.
– Пойдемте на кухню, успокоитесь, я вам сделаю ромашковый чай.
Ангелина взяла свекровь под руку и повела за собой. Петр пошел за ними.
– Присаживайтесь. Мне так неудобно, что я вас побеспокоила. Но ваш Петя был таким агрессивным, что я не хотела его видеть.
Маргарита Ивановна присела:
– Он давно уже не мой, а твой Петя. А сейчас ты уже хочешь его видеть?
Петр стал у окна, сложив руки и ожидая ответа Ангелины.
– Вам честно ответить или как? Мне без него было бы спокойнее. Но я понимаю, что в сорок лет он не начнет жизнь заново. Хотя бывает, люди расходятся, прожив и 20, и 30 лет вместе, а потом начинают жить по-новому, облегчено вздохнув, перекрестившись, будто сбросили с плеч тяжелую ношу. Но я не хочу, чтобы на моей совести была его поломанная жизнь. Помните слова из песни «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Так вот, не брошу я его. Не брошу. Буду до смерти тащить этот крест, мучаться, терпеть, закрывать глаза. По крайней мере, постараюсь. Но вот если бы он бросил пить, возможно, все изменилось бы к лучшему.
Петр возмутился:
– Ты так говоришь, будто я алкаш. Я что валяюсь под заборами? Не приношу тебе зарплату? Ты со мной живешь, как у Христа за пазухой! Ты посмотри на себя! Чего тебе не хватает? Сколько ты тратишь на ненужные шмотки, побрякушки и всякую ерунду? Тебе со мной плохо?
– Как бы, между прочим, смею напомнить, что я не завишу от тебя в финансовом плане. Нисколько! Я работаю по 250 часов в месяц и достаточно зарабатываю, чтобы позволить себе модные платья!
– Прекратите этот спор! Ангелина, Петя, вы уже восемь лет вместе, почему вы не родите мне внука? Ты перестанешь пить, Ангелина будет целыми днями дома нянчиться с малышом. Вы перестанете ругаться из-за пустяков.
Петр и Ангелина переглянулись.
– Ну, чего молчите?
– Маргарита Ивановна, у нас детей не будет. Я хочу работать, быть среди людей, зарабатывать деньги на новые наряды, красоваться в них, а не сидеть дома в халате.
– Ангелина, у тебя есть сын, а у моего Пети еще нет родного сына. Он, конечно, любит твоего Сашу, но ты ведь понимаешь, что любой мужчина хочет иметь наследника. Так было испокон веков. Ты должна родить ему сына!
– Мама, не лезь в нашу жизнь. Мы как-нибудь сами разберемся. – Петр подошел к Ангелине и взял ее за руку. – Я не буду от нее требовать родить мне сына. У нас появится ребенок, когда она сама этого захочет.
Ангелина чувствовала себя неловко. Сначала она взбесилась из-за пьяного мужа, была готова лично собрать ему вещи, подать на развод, потом чувство вины и жалости перевесило злость. Ей нужно было время, чтобы разобраться в том, чего же она на самом деле хочет.
– Извините, но мне нужно готовить. Сегодня у нас на ужин будет тушеная свинина «Думпо» в соевом соусе, поварском вине с сахаром, имбирем и луком.
Ангелина занялась делом, не желая продолжать разговор.
– Мам, будешь чай с печеньем? – Предложил Петр.
– Нет, спасибо. Проведи-ка ты лучше меня домой, за одно и проветришься к ужину.
Маргарита Ивановна попрощалась с Ангелиной, еще раз пожелав ей набраться терпения. «Никто не станет мудрым, не будучи терпеливым (Ант)».
Ангелина осталась на кухне одна со своими мрачными мыслями.

Свободные отношения

Поздней ночью она и Петр спокойно поговорили, желая во всем разобраться. Ангелина сказала ему следующее:
– Я не виню во всем тебя. Нет. Но и себя виновной не считаю. Мы оба виноваты в том, что не смогли сохранить любовь и уважение в нашей семье. И не говори, что это я разлюбила, а ты по-прежнему слепо любишь меня такую непутевую. Мы переступили грань. Ты оскорблениями и обвинениями, я – тем, что отдалилась от тебя, сменив место работы. Я не уделяла тебе внимания – ты подсел на компьютерные игры и выпивку. А когда я хотела внимания, для тебя более важным стало взорвать очередной танк противника. У тебя зависимость от Интернета. Это твоя виртуальная реальность, твой мир, в котором нет меня.
Тебе с компьютером лучше, чем со мной. Почему? Последнее время, из-за того, что тебе просто на всего скучно. Ты не интересуешься ничем. Что ты делаешь после работы? Поиграл, поспал, поел, напился, снова поиграл и опять лег спать.
Меня дома не бывает. Не считая второй половины субботы и воскресенья. Но причина кроется не в «Logistics Company». Я знала, куда иду – ты знал, куда меня отпускаешь. Я сбежала от тебя. Да именно сбежала! Мне надоело сидеть в четырех стенах, наблюдая, как ты все больше и больше погрязаешь в играх, как в болоте. Мне надоело быть домохозяйкой – ухаживать за вами, три раза на день накрывать на стол, мыть посуду, убирать в квартире, стирать и гладить. А знаешь, что самое главное и обидное, что моего труда никто и никогда не ценил. Вы привыкли, что дома порядок, что я все для вас сделаю. А спасибо мне хоть раз вы говорили? Я была для вас рабыней. Так ладно, если бы я выполняла только женскую работу, но у нас же и за мужскую браться никто не хочет. Вспомни наш последний ремонт в ванной, твое «хочешь розовые стены – бери и крась!» И я покрасила. Мне же не трудно. Тебе припомнить плитку, плинтус в зале? Или не стоит? Ты лентяй. Но и это не самое плохое в тебе.
Я научилась на многое закрывать глаза. Веришь, мне давно все равно, какой ты. Я уже привыкла, что приду с работы, меня встретит сын, а ты и не оторвешься от компьютера. Мне уже ничего не надо. Хотя нет. Надо! Я ведь женщина. Я еще молодая! На меня обращают внимание мужчины. И мне нравится ловить на себе их взгляды. Это тебе я наскучила. Это тебе твои игры дороже. А еще хочу нежных поцелуев и приятных слов вместо «сука, проститутка, сволочь, дрянь». Но, тем не менее, веришь – не веришь, я еще не наставила тебе рог. Хотя могла.
Не знаю, что там тебе наговорили, что ты там откопал в моем почтовом ящике, но с Леней у меня не было секса, если это тебя интересует. Никогда не было! Ни в семнадцать лет, ни теперь. Я встречалась с Лёней почти двенадцать лет назад. Прошлым летом мы случайно встретились… встречались несколько раз. Я снова почувствовала, как это прекрасно находиться в состоянии влюбленности!
Не обижайся за откровенность. Коль ты знаешь о Лёне, нет смысла отпираться и врать. Давай будем предельно честными друг с другом. Предлагаю заключить договор: каждый живет, как хочет. Без обид, обвинений и скандалов. Я продолжаю работать в «Logistics Company», рождение ребенка в мои планы пока не входит. Да и торопиться с этим не стоит – возможно, однажды мы все-таки расстанемся. Я не прогоняю тебя, не подаю на развод. Но если тебя не устраивают мои условия, ты в любой момент можешь уйти. А я не изменюсь и тебя не стану перевоспитывать, отучать от игр, навязывать свое мнение и заставлять делать то, что ты делать не хочешь. Ты давно не мальчик. Решай сам. Живи, как тебе нравится, а я буду жить, как нравится мне. С сегодняшнего дня мы живем вместе постольку поскольку…
И Петр принял условия Ангелины. Он остался, не смотря на протесты души, на задетое мужское самолюбие, на ревность. Петр все еще надеялся, что однажды все вернется на круги своя: Ангелина станет домашней, милой и услужливой, заботливой и только его. Он не был готов с ней расстаться. В его понимании расставание означало то же самое, как если бы он добровольно отдал ее в чужие руки, другому мужчине, который вместо него обнимал бы ее по ночам. Петр был собственником и считал Ангелину своей любимой и самой дорогой игрушкой.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:35
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:43 | Сообщение # 22
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Безумный апрель

8 марта осталось позади. С цветами, открытками и поздравлениями от постоянных клиентов и коллег, букетом роз от мужа, флаконом французских духов от Влада и коротеньким смс-поздравлением от Леонида.
Апрель растопил последний снег, осушил тротуары, окрасил небо яркими голубыми красками и поднял лучистое солнышко высоко над головами енакиевцев. В воздухе парила весна, и Ангелина, в очередной раз наблюдая за оживлением природы, почувствовала в себе прилив сил и энергии, желание необдуманных и шальных поступков. «Этот апрель станет самым сумасшедшим из всех моих апрелей!» – решила она и набрала номер Леонида, который так и не удалила из телефонной книжки.
Волнение переполняло Ангелину. А когда она услышала знакомый голос, готова была сорваться с места и бежать к нему. До конца рабочего дня еще оставалось более двух часов, но погода за окном так и манила, а желание вновь ощутить вкус поцелуя страстных губ побуждало улизнуть из офиса под любым предлогом. И Ангелина отбросила неуверенность и все сомнения, и сама предложила Леониду встретиться. Неотлагательно, прямо сейчас, пока она еще не передумала!
Ангелина не скрывала от девочек-операторов Инны и Оли, куда собирается, но для всех остальных – она пошла в банк.
Две минуты, и вот она уже поднимается на третий этаж Юстиции. Каблучки стучат по полу. Стук в дверь. И вот он – «принц в черной мантии»!
Леонид сидел за столом перед ноутбуком. Он не удосужился даже встать, но Ангелина не почувствовала неловкости. Она сама протянула ему обе руки, и он сделал то же самое. Сначала соприкоснулись их ладони: горячие Леонида и холодные Ангелины.
– Ты что замерзла? – спросил он, прижимая Ангелину к груди.
– У нас в офисе сквозняк, – ответила она, ожидая нежного поцелуя.
И их губы слились в долгом поцелуе, переходящем постепенно из нежного в страстный. Леонид целовал ее так, как ни один мужчина.
В его прикосновениях было столько страсти, что Ангелина вспыхивала, когда его пальцы гладили ее по щекам, запутывались в волосах на затылке, медленно и несмело расстегивали молнию на платье и обжигали молочную кожу пылкими ласками.
Леонид усадил Ангелину на стол, не отрываясь от ее губ, изголодавшихся по настоящим поцелуям. Он поглаживал ее бедра, сжимал округлые ягодицы. Ангелина с жаром отвечала на страсть. Теребила язычком мочку его уха, нежно целовала, оттягивая вниз, посасывала, издавая эротичные звуки. Леонид повторял за ней с еще большим энтузиазмом. Его не останавливали длинные серьги, скорее они еще больше возбуждали. Он ненасытно целовал ее ушки поочередно. Опьяняюще! Сладострастно! Ангелина поняла, что серьги сорваны только от их звонкого удара о пол. Но, не предавая этому значения, она продолжала получать удовольствие от шальных поцелуев и трепетать в объятьях Леонида.
Они так ни о чем и не разговаривали. Поцелуи у них всегда выходили на первый план. Только страсть. В такие минуты и думать ни о чем не хотелось. Ангелина отдыхала с ним душой.
И снова их прервал телефонный звонок. Нужно было возвращаться к работе.
Ангелина час пробыла с Леонидом, но и этого показалось мало. Она не желала прекращать это безумие. Леонид по-прежнему сводил ее с ума. Он не отпускал ее, продолжая целовать. Но Ангелина все же убедила его, что ей, действительно, нужно идти.
Напоследок Леонид сжал ее ладонь и сказал свою коронную фразу – «Я когда-нибудь тебя украду!»
Торопясь, все еще взволнованная, она подняла с пола серьги. Одна из них оказалась сломанной. От декоративного украшения в виде бабочки отвалился крючочек, который и продевался в ухо. Но искать маленькую серебряную дужку Ангелина не стала. Меньше всего в тот момент она думала об этом.
Поцеловав Леонида еще раз, Ангелина ушла, так же быстро, как и появилась на его пороге.
В офис она вернулась с растрепанной прической, зацелованная, без следов губной помады, с размазанной тушью под глазами и поломанными сережками в кармане, но СЧАСТЛИВАЯ-СЧАСТЛИВАЯ!
Первой ее увидела Оля. Она понимающе улыбнулась:
– Я, конечно, стесняюсь спросить, но чем вы занимались?
– Целовались! – ответила Ангелина, не скрывая довольной улыбки.
– Все ясно! – Оля больше ничего не стала спрашивать.
Ни в клиентской зоне, ни на складе клиентов не было. Обычно так бывает после 18:00. Ангелина подошла к большому зеркалу и посмотрела на свое отражение. Глаза горели! Такой Ангелина себе нравилась. Она вытерла тушь и следы косметики под глазами, пригладила волосы.
С курилки пришла Инна. Ангелина, не сдерживая эмоций, рассказала ей о своем безумном поступке и показала поломанные серьги.
«С такой страстью ты на одних сережках разоришься!» – шутила Инна.
– Да что там сережки! Это ничто по сравнению с его поцелуями! Я куплю новые и опять приду к нему в офис и, не снимая, позволю страстно целовать меня! Его поцелуи для меня дороже всех украшений!

Всю первую неделю апреля Ангелина вела себя безрассудно. Во вторник она попросила Леонида найти в офисе крючочек от сережки, отправив ему смс. Ей не столько нужен был этот крючочек, сколько повод написать ему и напомнить о себе. Леонид ответил: «К сожалению, не нашел, иначе потребовал бы выкуп!». Каждое утро Ангелина отправляла ему смс со смайликом, по вечерам они жарко переписывались в Одноклассниках. Ангелина была слишком счастлива, чтобы думать о ком-то еще. Все ее мысли принадлежали только Леониду. И в субботу она решила, что давно уже пора перестать сопротивляться страсти, и написала Леониду письмо:

Привет, Лёня.

Давно хотела написать тебе письмо. Один раз даже начинала, но после нескольких предложений бросила эту затею. Наверно старомодно – писать письма. Но я все же продолжу. Может я так и не отправлю его или даже не допишу… Но…
Я не могу знать, что думаешь обо мне ты, как и какими словами. Знаю лишь, что я не могу о тебе не мечтать, не представлять, не фантазировать. Ты живешь в моем сердце. Такой серьезный, умный и просто очаровательный. Я не могу быть уверена ни в чем, а хотелось бы не догадываться, не ждать чуда и не бояться, что однажды эта сказка закончится, так и не успев начаться. Сказка ли? Или это и есть счастье? – Минуты, даже не часы, ни дни… Но как же мне с тобой хорошо!
Можешь называть это как хочешь – только страстью или желанием, мне же больше нравится определение – любовь. Помнишь, раньше мы говорили друг другу «Я тебя люблю!», целовались под звездным небом… А сейчас я не произношу вслух то, что постоянно просится сорваться. Я боюсь услышать тишину вместо ожидаемого ответа.
Ты можешь меня и вовсе не любить, только хотеть, как мужчина женщину. Тем более ты женат, как и я замужем. Какое название могут носить наши отношения? Для тебя это только «интрижка»? Как же мне не нравится это слово. Даже «любовники» звучит приятнее. Потому что в корне слово «любовь». А нас и любовниками не назовешь. Все эти сопротивления с обеих сторон…
Ты думаешь, я легкомысленная и мне на самом деле все равно, что происходит вокруг, а главное с моими мыслями, направленными в одно русло? Я уже сотни раз останавливала себя, сама себе говорила «так нельзя», «это неправильно», «аморально». Задавала себе вопросы о супружеской верности… и приходила к выводу, что противостоять искушению нелегко, но возможно, если мы оба такие правильные.
Раньше я иначе смотрела на брак вообще. Я брала пример с родителей, а не с бразильских сериалов. Теперь же понимаю, что те, которые ни разу не изменяли – редкость. И я пока одна из них… но в глубине души – я многократно отдавалась чувствам.
Говорят, духовная измена страшнее физической. Значит я совсем непутевая. Я готова к тебе бежать, только позови… Ты же сопротивляешься изо всех сил…
Засыпать и просыпаться с мыслями о тебе приятно, но видеться раз в два месяца так мало. Может хватить испытывать себя на прочность? И пора сорваться…
Я всегда находила тебе оправдания. Не отвечает – значит занят, не предпринимает никаких попыток встретиться – не хочет поддаться искушению и изменить жене…
Еще в семнадцать лет я думала, ты будешь однолюбом. Интересно, если бы я была твоей женой, ты бы крутил романы на стороне? Но я не твоя жена. Это и хорошо, и плохо… Скорее хорошо – мы не успеваем надоедать друг другу и у нас нет причин ругаться из-за пустяков. У нас времени нет даже на разговоры – наша страсть так велика, что я и сама бы организовала твое похищение… Ты такие развратные мысли сеешь в моей голове, что порой я думаю о комнате в отеле с большой кроватью, о кружевном белье и чулках… Но чаще о поцелуях на фоне заката. Я представляю себя в твоих объятьях среди колышущихся трав, зеленеющих деревьев… весенний ветер развевает волосы… щебечут птицы… и нет никого кроме нас…
Я почти готова сделать то, о чем возможно придется пожалеть. Только не говори, что ты не готов принять такую жертву. Я давно сдалась, и желание наслаждаться твоей лаской выше всего. Хочу тебя. Только твои поцелуи так заводят меня. Ты был и есть, и останешься навсегда в моем сердце…
«Неопределенность» уже проскальзывала, как термин, но я не имела ввиду наши семейные отношения. Безусловно, мы уже сделали свой выбор, и в этом плане ничего не стоит менять. Наши «вторые половинки» есть и пусть будут… Давай определимся с нами.
Помнишь «Евгения Онегина»? Письмо Татьяны: «Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать. Но вы, к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня, вы не оставите меня. Сначала я молчать хотела. Поверьте, моего стыда вы не узнали б никогда, когда б надежду я имела хоть редко, хоть в неделю раз в деревне нашей видеть вас, чтоб только слышать ваши речи, вам слово молвить, и потом всё думать, думать об одном… и день и ночь до новой встречи».
Так вот, давай или станем любовниками, и будем встречаться хотя бы раз в неделю… или прекратим мучить друг друга то ли стойкостью, то ли слабостью. Я не слишком много прошу?
Если ты мне не ответишь, я расценю это как – нет. Но, тем не менее, не смогу думать о тебе плохо… Я поделилась с тобой частью своих мыслей. Теперь думай сам, что со мной делать. Если ты не ответишь, это письмо станет последним. Навязчивой и настойчивой я не буду, и даже смайлики с поцелуйчиками посылать не стану… Целую нежно, может быть в последний раз.

Ангелина.

Через час Ангелина получила сообщение от Леонида в «Одноклассниках» – смайлик с поцелуйчиком.

Ангелина: «Ты прочитал мое письмо?»
Леонид: « Да! Ты меня удивляешь?»
Ангелина: «Чем?»
Леонид: «Ты, правда, хочешь меня?»
Ангелина: «Хочу до безумия!»
Леонид: «Взаимно!»
Ангелина: «Какой цвет тебе нравится?»
Леонид: «На тебе любой!»
Ангелина: «Белье, какого цвета, ты хочешь с меня снять?»
Леонид: «Ты возбуждаешь меня на расстоянии! Одевай, что хочешь! Я сниму все с удовольствием!»
Ангелина: «На мне будут чулки!»
Леонид: «Их мы оставим! Так будет эротичнее!»
Ангелина: «Где и когда встретимся?»
Леонид: «Твое предложение?»
Ангелина: «В понедельник в 17:00. Поедим в парк!?»
Леонид: «Ты хочешь заняться сексом в траве?»
Ангелина: «Я хочу романтики!»
Леонид: «Хорошо! Найдем безлюдное местечко, и будет тебе романтика! Я буду целовать тебя везде! Хочешь?»
Ангелина: «Хочу! Ты сводишь меня с ума!»
Леонид: «И я с тобой стал сумасшедшим!»
Ангелина: «Значит, мы два сапога пара!»
Леонид: «Нет! Мы туфли саламандра! Ты правая лакированная, а я левая лакированная!»
Ангелина: «Мой стойкий оловянный солдатик в левой лакированной туфельке! А я танцующая на одной ножке в правой!»
Леонид: «Да! Это мы с тобой!»
Ангелина: «С нетерпением буду ждать понедельника! Целую тебя!»
Леонид: «Целую, моя туфелька!»


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:34
 
СообщениеБезумный апрель

8 марта осталось позади. С цветами, открытками и поздравлениями от постоянных клиентов и коллег, букетом роз от мужа, флаконом французских духов от Влада и коротеньким смс-поздравлением от Леонида.
Апрель растопил последний снег, осушил тротуары, окрасил небо яркими голубыми красками и поднял лучистое солнышко высоко над головами енакиевцев. В воздухе парила весна, и Ангелина, в очередной раз наблюдая за оживлением природы, почувствовала в себе прилив сил и энергии, желание необдуманных и шальных поступков. «Этот апрель станет самым сумасшедшим из всех моих апрелей!» – решила она и набрала номер Леонида, который так и не удалила из телефонной книжки.
Волнение переполняло Ангелину. А когда она услышала знакомый голос, готова была сорваться с места и бежать к нему. До конца рабочего дня еще оставалось более двух часов, но погода за окном так и манила, а желание вновь ощутить вкус поцелуя страстных губ побуждало улизнуть из офиса под любым предлогом. И Ангелина отбросила неуверенность и все сомнения, и сама предложила Леониду встретиться. Неотлагательно, прямо сейчас, пока она еще не передумала!
Ангелина не скрывала от девочек-операторов Инны и Оли, куда собирается, но для всех остальных – она пошла в банк.
Две минуты, и вот она уже поднимается на третий этаж Юстиции. Каблучки стучат по полу. Стук в дверь. И вот он – «принц в черной мантии»!
Леонид сидел за столом перед ноутбуком. Он не удосужился даже встать, но Ангелина не почувствовала неловкости. Она сама протянула ему обе руки, и он сделал то же самое. Сначала соприкоснулись их ладони: горячие Леонида и холодные Ангелины.
– Ты что замерзла? – спросил он, прижимая Ангелину к груди.
– У нас в офисе сквозняк, – ответила она, ожидая нежного поцелуя.
И их губы слились в долгом поцелуе, переходящем постепенно из нежного в страстный. Леонид целовал ее так, как ни один мужчина.
В его прикосновениях было столько страсти, что Ангелина вспыхивала, когда его пальцы гладили ее по щекам, запутывались в волосах на затылке, медленно и несмело расстегивали молнию на платье и обжигали молочную кожу пылкими ласками.
Леонид усадил Ангелину на стол, не отрываясь от ее губ, изголодавшихся по настоящим поцелуям. Он поглаживал ее бедра, сжимал округлые ягодицы. Ангелина с жаром отвечала на страсть. Теребила язычком мочку его уха, нежно целовала, оттягивая вниз, посасывала, издавая эротичные звуки. Леонид повторял за ней с еще большим энтузиазмом. Его не останавливали длинные серьги, скорее они еще больше возбуждали. Он ненасытно целовал ее ушки поочередно. Опьяняюще! Сладострастно! Ангелина поняла, что серьги сорваны только от их звонкого удара о пол. Но, не предавая этому значения, она продолжала получать удовольствие от шальных поцелуев и трепетать в объятьях Леонида.
Они так ни о чем и не разговаривали. Поцелуи у них всегда выходили на первый план. Только страсть. В такие минуты и думать ни о чем не хотелось. Ангелина отдыхала с ним душой.
И снова их прервал телефонный звонок. Нужно было возвращаться к работе.
Ангелина час пробыла с Леонидом, но и этого показалось мало. Она не желала прекращать это безумие. Леонид по-прежнему сводил ее с ума. Он не отпускал ее, продолжая целовать. Но Ангелина все же убедила его, что ей, действительно, нужно идти.
Напоследок Леонид сжал ее ладонь и сказал свою коронную фразу – «Я когда-нибудь тебя украду!»
Торопясь, все еще взволнованная, она подняла с пола серьги. Одна из них оказалась сломанной. От декоративного украшения в виде бабочки отвалился крючочек, который и продевался в ухо. Но искать маленькую серебряную дужку Ангелина не стала. Меньше всего в тот момент она думала об этом.
Поцеловав Леонида еще раз, Ангелина ушла, так же быстро, как и появилась на его пороге.
В офис она вернулась с растрепанной прической, зацелованная, без следов губной помады, с размазанной тушью под глазами и поломанными сережками в кармане, но СЧАСТЛИВАЯ-СЧАСТЛИВАЯ!
Первой ее увидела Оля. Она понимающе улыбнулась:
– Я, конечно, стесняюсь спросить, но чем вы занимались?
– Целовались! – ответила Ангелина, не скрывая довольной улыбки.
– Все ясно! – Оля больше ничего не стала спрашивать.
Ни в клиентской зоне, ни на складе клиентов не было. Обычно так бывает после 18:00. Ангелина подошла к большому зеркалу и посмотрела на свое отражение. Глаза горели! Такой Ангелина себе нравилась. Она вытерла тушь и следы косметики под глазами, пригладила волосы.
С курилки пришла Инна. Ангелина, не сдерживая эмоций, рассказала ей о своем безумном поступке и показала поломанные серьги.
«С такой страстью ты на одних сережках разоришься!» – шутила Инна.
– Да что там сережки! Это ничто по сравнению с его поцелуями! Я куплю новые и опять приду к нему в офис и, не снимая, позволю страстно целовать меня! Его поцелуи для меня дороже всех украшений!

Всю первую неделю апреля Ангелина вела себя безрассудно. Во вторник она попросила Леонида найти в офисе крючочек от сережки, отправив ему смс. Ей не столько нужен был этот крючочек, сколько повод написать ему и напомнить о себе. Леонид ответил: «К сожалению, не нашел, иначе потребовал бы выкуп!». Каждое утро Ангелина отправляла ему смс со смайликом, по вечерам они жарко переписывались в Одноклассниках. Ангелина была слишком счастлива, чтобы думать о ком-то еще. Все ее мысли принадлежали только Леониду. И в субботу она решила, что давно уже пора перестать сопротивляться страсти, и написала Леониду письмо:

Привет, Лёня.

Давно хотела написать тебе письмо. Один раз даже начинала, но после нескольких предложений бросила эту затею. Наверно старомодно – писать письма. Но я все же продолжу. Может я так и не отправлю его или даже не допишу… Но…
Я не могу знать, что думаешь обо мне ты, как и какими словами. Знаю лишь, что я не могу о тебе не мечтать, не представлять, не фантазировать. Ты живешь в моем сердце. Такой серьезный, умный и просто очаровательный. Я не могу быть уверена ни в чем, а хотелось бы не догадываться, не ждать чуда и не бояться, что однажды эта сказка закончится, так и не успев начаться. Сказка ли? Или это и есть счастье? – Минуты, даже не часы, ни дни… Но как же мне с тобой хорошо!
Можешь называть это как хочешь – только страстью или желанием, мне же больше нравится определение – любовь. Помнишь, раньше мы говорили друг другу «Я тебя люблю!», целовались под звездным небом… А сейчас я не произношу вслух то, что постоянно просится сорваться. Я боюсь услышать тишину вместо ожидаемого ответа.
Ты можешь меня и вовсе не любить, только хотеть, как мужчина женщину. Тем более ты женат, как и я замужем. Какое название могут носить наши отношения? Для тебя это только «интрижка»? Как же мне не нравится это слово. Даже «любовники» звучит приятнее. Потому что в корне слово «любовь». А нас и любовниками не назовешь. Все эти сопротивления с обеих сторон…
Ты думаешь, я легкомысленная и мне на самом деле все равно, что происходит вокруг, а главное с моими мыслями, направленными в одно русло? Я уже сотни раз останавливала себя, сама себе говорила «так нельзя», «это неправильно», «аморально». Задавала себе вопросы о супружеской верности… и приходила к выводу, что противостоять искушению нелегко, но возможно, если мы оба такие правильные.
Раньше я иначе смотрела на брак вообще. Я брала пример с родителей, а не с бразильских сериалов. Теперь же понимаю, что те, которые ни разу не изменяли – редкость. И я пока одна из них… но в глубине души – я многократно отдавалась чувствам.
Говорят, духовная измена страшнее физической. Значит я совсем непутевая. Я готова к тебе бежать, только позови… Ты же сопротивляешься изо всех сил…
Засыпать и просыпаться с мыслями о тебе приятно, но видеться раз в два месяца так мало. Может хватить испытывать себя на прочность? И пора сорваться…
Я всегда находила тебе оправдания. Не отвечает – значит занят, не предпринимает никаких попыток встретиться – не хочет поддаться искушению и изменить жене…
Еще в семнадцать лет я думала, ты будешь однолюбом. Интересно, если бы я была твоей женой, ты бы крутил романы на стороне? Но я не твоя жена. Это и хорошо, и плохо… Скорее хорошо – мы не успеваем надоедать друг другу и у нас нет причин ругаться из-за пустяков. У нас времени нет даже на разговоры – наша страсть так велика, что я и сама бы организовала твое похищение… Ты такие развратные мысли сеешь в моей голове, что порой я думаю о комнате в отеле с большой кроватью, о кружевном белье и чулках… Но чаще о поцелуях на фоне заката. Я представляю себя в твоих объятьях среди колышущихся трав, зеленеющих деревьев… весенний ветер развевает волосы… щебечут птицы… и нет никого кроме нас…
Я почти готова сделать то, о чем возможно придется пожалеть. Только не говори, что ты не готов принять такую жертву. Я давно сдалась, и желание наслаждаться твоей лаской выше всего. Хочу тебя. Только твои поцелуи так заводят меня. Ты был и есть, и останешься навсегда в моем сердце…
«Неопределенность» уже проскальзывала, как термин, но я не имела ввиду наши семейные отношения. Безусловно, мы уже сделали свой выбор, и в этом плане ничего не стоит менять. Наши «вторые половинки» есть и пусть будут… Давай определимся с нами.
Помнишь «Евгения Онегина»? Письмо Татьяны: «Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать. Но вы, к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня, вы не оставите меня. Сначала я молчать хотела. Поверьте, моего стыда вы не узнали б никогда, когда б надежду я имела хоть редко, хоть в неделю раз в деревне нашей видеть вас, чтоб только слышать ваши речи, вам слово молвить, и потом всё думать, думать об одном… и день и ночь до новой встречи».
Так вот, давай или станем любовниками, и будем встречаться хотя бы раз в неделю… или прекратим мучить друг друга то ли стойкостью, то ли слабостью. Я не слишком много прошу?
Если ты мне не ответишь, я расценю это как – нет. Но, тем не менее, не смогу думать о тебе плохо… Я поделилась с тобой частью своих мыслей. Теперь думай сам, что со мной делать. Если ты не ответишь, это письмо станет последним. Навязчивой и настойчивой я не буду, и даже смайлики с поцелуйчиками посылать не стану… Целую нежно, может быть в последний раз.

Ангелина.

Через час Ангелина получила сообщение от Леонида в «Одноклассниках» – смайлик с поцелуйчиком.

Ангелина: «Ты прочитал мое письмо?»
Леонид: « Да! Ты меня удивляешь?»
Ангелина: «Чем?»
Леонид: «Ты, правда, хочешь меня?»
Ангелина: «Хочу до безумия!»
Леонид: «Взаимно!»
Ангелина: «Какой цвет тебе нравится?»
Леонид: «На тебе любой!»
Ангелина: «Белье, какого цвета, ты хочешь с меня снять?»
Леонид: «Ты возбуждаешь меня на расстоянии! Одевай, что хочешь! Я сниму все с удовольствием!»
Ангелина: «На мне будут чулки!»
Леонид: «Их мы оставим! Так будет эротичнее!»
Ангелина: «Где и когда встретимся?»
Леонид: «Твое предложение?»
Ангелина: «В понедельник в 17:00. Поедим в парк!?»
Леонид: «Ты хочешь заняться сексом в траве?»
Ангелина: «Я хочу романтики!»
Леонид: «Хорошо! Найдем безлюдное местечко, и будет тебе романтика! Я буду целовать тебя везде! Хочешь?»
Ангелина: «Хочу! Ты сводишь меня с ума!»
Леонид: «И я с тобой стал сумасшедшим!»
Ангелина: «Значит, мы два сапога пара!»
Леонид: «Нет! Мы туфли саламандра! Ты правая лакированная, а я левая лакированная!»
Ангелина: «Мой стойкий оловянный солдатик в левой лакированной туфельке! А я танцующая на одной ножке в правой!»
Леонид: «Да! Это мы с тобой!»
Ангелина: «С нетерпением буду ждать понедельника! Целую тебя!»
Леонид: «Целую, моя туфелька!»

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:43
СообщениеБезумный апрель

8 марта осталось позади. С цветами, открытками и поздравлениями от постоянных клиентов и коллег, букетом роз от мужа, флаконом французских духов от Влада и коротеньким смс-поздравлением от Леонида.
Апрель растопил последний снег, осушил тротуары, окрасил небо яркими голубыми красками и поднял лучистое солнышко высоко над головами енакиевцев. В воздухе парила весна, и Ангелина, в очередной раз наблюдая за оживлением природы, почувствовала в себе прилив сил и энергии, желание необдуманных и шальных поступков. «Этот апрель станет самым сумасшедшим из всех моих апрелей!» – решила она и набрала номер Леонида, который так и не удалила из телефонной книжки.
Волнение переполняло Ангелину. А когда она услышала знакомый голос, готова была сорваться с места и бежать к нему. До конца рабочего дня еще оставалось более двух часов, но погода за окном так и манила, а желание вновь ощутить вкус поцелуя страстных губ побуждало улизнуть из офиса под любым предлогом. И Ангелина отбросила неуверенность и все сомнения, и сама предложила Леониду встретиться. Неотлагательно, прямо сейчас, пока она еще не передумала!
Ангелина не скрывала от девочек-операторов Инны и Оли, куда собирается, но для всех остальных – она пошла в банк.
Две минуты, и вот она уже поднимается на третий этаж Юстиции. Каблучки стучат по полу. Стук в дверь. И вот он – «принц в черной мантии»!
Леонид сидел за столом перед ноутбуком. Он не удосужился даже встать, но Ангелина не почувствовала неловкости. Она сама протянула ему обе руки, и он сделал то же самое. Сначала соприкоснулись их ладони: горячие Леонида и холодные Ангелины.
– Ты что замерзла? – спросил он, прижимая Ангелину к груди.
– У нас в офисе сквозняк, – ответила она, ожидая нежного поцелуя.
И их губы слились в долгом поцелуе, переходящем постепенно из нежного в страстный. Леонид целовал ее так, как ни один мужчина.
В его прикосновениях было столько страсти, что Ангелина вспыхивала, когда его пальцы гладили ее по щекам, запутывались в волосах на затылке, медленно и несмело расстегивали молнию на платье и обжигали молочную кожу пылкими ласками.
Леонид усадил Ангелину на стол, не отрываясь от ее губ, изголодавшихся по настоящим поцелуям. Он поглаживал ее бедра, сжимал округлые ягодицы. Ангелина с жаром отвечала на страсть. Теребила язычком мочку его уха, нежно целовала, оттягивая вниз, посасывала, издавая эротичные звуки. Леонид повторял за ней с еще большим энтузиазмом. Его не останавливали длинные серьги, скорее они еще больше возбуждали. Он ненасытно целовал ее ушки поочередно. Опьяняюще! Сладострастно! Ангелина поняла, что серьги сорваны только от их звонкого удара о пол. Но, не предавая этому значения, она продолжала получать удовольствие от шальных поцелуев и трепетать в объятьях Леонида.
Они так ни о чем и не разговаривали. Поцелуи у них всегда выходили на первый план. Только страсть. В такие минуты и думать ни о чем не хотелось. Ангелина отдыхала с ним душой.
И снова их прервал телефонный звонок. Нужно было возвращаться к работе.
Ангелина час пробыла с Леонидом, но и этого показалось мало. Она не желала прекращать это безумие. Леонид по-прежнему сводил ее с ума. Он не отпускал ее, продолжая целовать. Но Ангелина все же убедила его, что ей, действительно, нужно идти.
Напоследок Леонид сжал ее ладонь и сказал свою коронную фразу – «Я когда-нибудь тебя украду!»
Торопясь, все еще взволнованная, она подняла с пола серьги. Одна из них оказалась сломанной. От декоративного украшения в виде бабочки отвалился крючочек, который и продевался в ухо. Но искать маленькую серебряную дужку Ангелина не стала. Меньше всего в тот момент она думала об этом.
Поцеловав Леонида еще раз, Ангелина ушла, так же быстро, как и появилась на его пороге.
В офис она вернулась с растрепанной прической, зацелованная, без следов губной помады, с размазанной тушью под глазами и поломанными сережками в кармане, но СЧАСТЛИВАЯ-СЧАСТЛИВАЯ!
Первой ее увидела Оля. Она понимающе улыбнулась:
– Я, конечно, стесняюсь спросить, но чем вы занимались?
– Целовались! – ответила Ангелина, не скрывая довольной улыбки.
– Все ясно! – Оля больше ничего не стала спрашивать.
Ни в клиентской зоне, ни на складе клиентов не было. Обычно так бывает после 18:00. Ангелина подошла к большому зеркалу и посмотрела на свое отражение. Глаза горели! Такой Ангелина себе нравилась. Она вытерла тушь и следы косметики под глазами, пригладила волосы.
С курилки пришла Инна. Ангелина, не сдерживая эмоций, рассказала ей о своем безумном поступке и показала поломанные серьги.
«С такой страстью ты на одних сережках разоришься!» – шутила Инна.
– Да что там сережки! Это ничто по сравнению с его поцелуями! Я куплю новые и опять приду к нему в офис и, не снимая, позволю страстно целовать меня! Его поцелуи для меня дороже всех украшений!

Всю первую неделю апреля Ангелина вела себя безрассудно. Во вторник она попросила Леонида найти в офисе крючочек от сережки, отправив ему смс. Ей не столько нужен был этот крючочек, сколько повод написать ему и напомнить о себе. Леонид ответил: «К сожалению, не нашел, иначе потребовал бы выкуп!». Каждое утро Ангелина отправляла ему смс со смайликом, по вечерам они жарко переписывались в Одноклассниках. Ангелина была слишком счастлива, чтобы думать о ком-то еще. Все ее мысли принадлежали только Леониду. И в субботу она решила, что давно уже пора перестать сопротивляться страсти, и написала Леониду письмо:

Привет, Лёня.

Давно хотела написать тебе письмо. Один раз даже начинала, но после нескольких предложений бросила эту затею. Наверно старомодно – писать письма. Но я все же продолжу. Может я так и не отправлю его или даже не допишу… Но…
Я не могу знать, что думаешь обо мне ты, как и какими словами. Знаю лишь, что я не могу о тебе не мечтать, не представлять, не фантазировать. Ты живешь в моем сердце. Такой серьезный, умный и просто очаровательный. Я не могу быть уверена ни в чем, а хотелось бы не догадываться, не ждать чуда и не бояться, что однажды эта сказка закончится, так и не успев начаться. Сказка ли? Или это и есть счастье? – Минуты, даже не часы, ни дни… Но как же мне с тобой хорошо!
Можешь называть это как хочешь – только страстью или желанием, мне же больше нравится определение – любовь. Помнишь, раньше мы говорили друг другу «Я тебя люблю!», целовались под звездным небом… А сейчас я не произношу вслух то, что постоянно просится сорваться. Я боюсь услышать тишину вместо ожидаемого ответа.
Ты можешь меня и вовсе не любить, только хотеть, как мужчина женщину. Тем более ты женат, как и я замужем. Какое название могут носить наши отношения? Для тебя это только «интрижка»? Как же мне не нравится это слово. Даже «любовники» звучит приятнее. Потому что в корне слово «любовь». А нас и любовниками не назовешь. Все эти сопротивления с обеих сторон…
Ты думаешь, я легкомысленная и мне на самом деле все равно, что происходит вокруг, а главное с моими мыслями, направленными в одно русло? Я уже сотни раз останавливала себя, сама себе говорила «так нельзя», «это неправильно», «аморально». Задавала себе вопросы о супружеской верности… и приходила к выводу, что противостоять искушению нелегко, но возможно, если мы оба такие правильные.
Раньше я иначе смотрела на брак вообще. Я брала пример с родителей, а не с бразильских сериалов. Теперь же понимаю, что те, которые ни разу не изменяли – редкость. И я пока одна из них… но в глубине души – я многократно отдавалась чувствам.
Говорят, духовная измена страшнее физической. Значит я совсем непутевая. Я готова к тебе бежать, только позови… Ты же сопротивляешься изо всех сил…
Засыпать и просыпаться с мыслями о тебе приятно, но видеться раз в два месяца так мало. Может хватить испытывать себя на прочность? И пора сорваться…
Я всегда находила тебе оправдания. Не отвечает – значит занят, не предпринимает никаких попыток встретиться – не хочет поддаться искушению и изменить жене…
Еще в семнадцать лет я думала, ты будешь однолюбом. Интересно, если бы я была твоей женой, ты бы крутил романы на стороне? Но я не твоя жена. Это и хорошо, и плохо… Скорее хорошо – мы не успеваем надоедать друг другу и у нас нет причин ругаться из-за пустяков. У нас времени нет даже на разговоры – наша страсть так велика, что я и сама бы организовала твое похищение… Ты такие развратные мысли сеешь в моей голове, что порой я думаю о комнате в отеле с большой кроватью, о кружевном белье и чулках… Но чаще о поцелуях на фоне заката. Я представляю себя в твоих объятьях среди колышущихся трав, зеленеющих деревьев… весенний ветер развевает волосы… щебечут птицы… и нет никого кроме нас…
Я почти готова сделать то, о чем возможно придется пожалеть. Только не говори, что ты не готов принять такую жертву. Я давно сдалась, и желание наслаждаться твоей лаской выше всего. Хочу тебя. Только твои поцелуи так заводят меня. Ты был и есть, и останешься навсегда в моем сердце…
«Неопределенность» уже проскальзывала, как термин, но я не имела ввиду наши семейные отношения. Безусловно, мы уже сделали свой выбор, и в этом плане ничего не стоит менять. Наши «вторые половинки» есть и пусть будут… Давай определимся с нами.
Помнишь «Евгения Онегина»? Письмо Татьяны: «Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать. Но вы, к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня, вы не оставите меня. Сначала я молчать хотела. Поверьте, моего стыда вы не узнали б никогда, когда б надежду я имела хоть редко, хоть в неделю раз в деревне нашей видеть вас, чтоб только слышать ваши речи, вам слово молвить, и потом всё думать, думать об одном… и день и ночь до новой встречи».
Так вот, давай или станем любовниками, и будем встречаться хотя бы раз в неделю… или прекратим мучить друг друга то ли стойкостью, то ли слабостью. Я не слишком много прошу?
Если ты мне не ответишь, я расценю это как – нет. Но, тем не менее, не смогу думать о тебе плохо… Я поделилась с тобой частью своих мыслей. Теперь думай сам, что со мной делать. Если ты не ответишь, это письмо станет последним. Навязчивой и настойчивой я не буду, и даже смайлики с поцелуйчиками посылать не стану… Целую нежно, может быть в последний раз.

Ангелина.

Через час Ангелина получила сообщение от Леонида в «Одноклассниках» – смайлик с поцелуйчиком.

Ангелина: «Ты прочитал мое письмо?»
Леонид: « Да! Ты меня удивляешь?»
Ангелина: «Чем?»
Леонид: «Ты, правда, хочешь меня?»
Ангелина: «Хочу до безумия!»
Леонид: «Взаимно!»
Ангелина: «Какой цвет тебе нравится?»
Леонид: «На тебе любой!»
Ангелина: «Белье, какого цвета, ты хочешь с меня снять?»
Леонид: «Ты возбуждаешь меня на расстоянии! Одевай, что хочешь! Я сниму все с удовольствием!»
Ангелина: «На мне будут чулки!»
Леонид: «Их мы оставим! Так будет эротичнее!»
Ангелина: «Где и когда встретимся?»
Леонид: «Твое предложение?»
Ангелина: «В понедельник в 17:00. Поедим в парк!?»
Леонид: «Ты хочешь заняться сексом в траве?»
Ангелина: «Я хочу романтики!»
Леонид: «Хорошо! Найдем безлюдное местечко, и будет тебе романтика! Я буду целовать тебя везде! Хочешь?»
Ангелина: «Хочу! Ты сводишь меня с ума!»
Леонид: «И я с тобой стал сумасшедшим!»
Ангелина: «Значит, мы два сапога пара!»
Леонид: «Нет! Мы туфли саламандра! Ты правая лакированная, а я левая лакированная!»
Ангелина: «Мой стойкий оловянный солдатик в левой лакированной туфельке! А я танцующая на одной ножке в правой!»
Леонид: «Да! Это мы с тобой!»
Ангелина: «С нетерпением буду ждать понедельника! Целую тебя!»
Леонид: «Целую, моя туфелька!»

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:43
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:55 | Сообщение # 23
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
В понедельник полдня лил дождь. Ангелина пришла на работу в промокшем плаще, с испорченной прической, но с неиспорченным настроением. В строгой офисной блузке серого цвета и черной классической юбке она выглядела, скорее как деловая женщина, но под одеждой скрывалось умопомрачительное кружевное белье, характеризующее его обладательницу как развратницу с большой буквы. – Чулки, подтяжки, кружева и еще раз кружева! Не хватало плеточки и ошейника с шипами!
Ангелина с самого утра после каждого клиента смотрела сначала на часы, потом в окно. Ее планы рушились. Срывался дождь, и хмурое небо нависало над городом. Леонид прислал ей смс: «Погода испортилась. На природе любоваться холодно. Приходи ко мне в офис». Она ответила, что придет в 17:00, как и договаривались.
Весь день она торопила время, мысленно повторяя «Ну, когда же уже пять часов?» Ее нетерпение заметили не только подружки Инна и Оля, но и Влад с Сержем. С девчонками она поделилась своей радостью и трепетом. Ее переполняло желание. Хотелось как можно скорее закончить работу и сделать то, о чем она мечтала еще в семнадцать лет.
В 16:30 Ангелина выставила на свой стол табличку «Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця» и начала сканирование товаротранспортных накладных, обработанных за день. К тому времени уже все знали, что у Ангелины на 17:00 назначено свидание. Серж Рябинович без вопросов отпустил ее раньше, он и сам чуть ли не каждый день «бегал на чай» и знал, как это – наслаждаться запретной любовью в рабочее время.
Перед выходом из офиса «Logistics Company» Ангелина накрасила губы перламутровым блеском, расчесалась, брызнула любимыми духами на волосы и шарф, намерено не на шею, зная, что Леонид непременно будет ее целовать. Она вышла из офиса счастливая, даже не подозревая, что за ней следят.
Ангелина набрала номер Леонида, спросив, у себя ли он. Он ответил, что ждет ее. И Ангелина, не глядя по сторонам, вошла в здание Юстиции и поднялась на третий этаж.
Леонид встретил ее с загадочной улыбкой:
– Ты сегодня такая красивая, – он подошел вплотную и опустил руки на талию. – Привет, моя «Туфелька Саламандра»!
Ангелина обвила его шею руками, разглядывая огоньки в серо-голубых глазах:
– Привет, мой сумасшедший друг, – прошептала она, приближаясь губами к манящим губам.
Леонид поцеловал ее, крепко сжимая в объятьях. Его руки нащупали пояс, и вскоре плащ был расстегнут ловкими движениями пальцев.
– Позволь поухаживать за тобой! – Леонид стал за спиной Ангелины и, опуская плащ с плеч, нежно целовал открывшуюся шею, вдыхая запах цветочных духов. Шарф сполз вниз и вместе с плащом занял место на вешалке.
Ангелина повернулась к Леониду лицом:
– Иди ко мне! Я так долго ждала этой встречи!
Леонид ничего не ответил, только щелкнул ключом в замочной скважине. Им никто не должен был помешать.
Он восхищенно пробежался по стройному телу голодными глазами:
– Надеюсь, не разочарую тебя, мой Ангел.
– Как ты можешь меня разочаровать? Ведь ты моя мечта! – воодушевленно сказала Ангелина, взяв Леонида за руки.
Их ладони сомкнулись в замок, и единый порыв страсти пронзил их тела, будто разряд молнии, попавший одновременно в два сухих дерева.
Поцелуи звездопадом посыпались на тела жаждущие ласки. Леонид, разгоряченный желанием, усадил Ангелину на стол и несдержанно целовал ее шею, мочки ушей, медленно расстегивал одну за другой пуговицы на блузке, покрывая поцелуями горячую кожу и оставляя влажные следы настойчивых губ.
Ангелина взялась за галстук и попыталась ослабить его на шее, но ее пальцы не имели опыта в этом деле. Мужья Ангелины не носили галстуки, и она застопорилась, оставив руки на груди Леонида и не желая отрываться от его губ, чтобы посмотреть, как же его снять – этот солидный элемент делового стиля.
Леонид догадливо снял зажим для галстука и бросил небрежно сам галстук на стул, не прекращая целовать Ангелину. В губы, щеки, глаза, висок.
Ангелина пуговичка по пуговичке расстегнула его рубашку, добравшись до груди, покрытой черными волосками.
Леонид носил деревянный крестик на нитке. Ангелина сочла это положительным знаком. Ведь у Иисуса тоже был деревянный крестик и золотое сердце. А у большинства современных людей все наоборот – золотые кресты и деревянные сердца.
Пока Леонид снимал с Ангелины блузку, она вспомнила и о Боге, в которого до конца не верила, но подумала, что если он существует, то она сейчас близка к совершению одного из самых страшных грехов – прелюбодейству. Седьмая заповедь – не прелюбодействуй. «Прелюбодейство разрушает человека телесно и душевно».
Но остановиться Ангелина и не подумала. На стул легла ее блузка, сверху рубашка Леонида. Его горячее дыхание обжигало и сводило с ума. Он опустил лямки бюстгальтера и не торопясь, умело расстегнул застежки на спине. Одной рукой он обнимал Ангелину за талию, притягивая к себе, второй нежно сжимал грудь. Его напористый язычок то проникал в приоткрытый рот, то облизывал влажные податливые губы. Ангелина чувствовала, как в ней закипает кровь, как бабочки кружатся в бешеном танце в ее животе, и как стон наслаждения волной подкатывает к горлу.
Леонид не спешил. Его руки скользили по спине, опускаясь ниже и сжимая аппетитные формы. Он целовал шею, проводил языком по мочке уха, не обращая внимания на серьги.
Ангелина сняла их и бросила на стол, позволив Леониду еще активнее целовать ее ушки. И он целовал, проникая язычком внутрь, отчего Ангелина еще больше заводилась, вырывалась и постанывала, возбуждая Леонида своим сбитым дыханием.
Леонид смотрел на ее грудь, на белую кожу и две спелые вишенки. Он проводил пальцами по вздернутым соскам и, так же, как и Ангелина, тяжело дышал, не произнося ни единого слова.
Молча, он раздвинул коленом ее сжатые ноги и задрал юбку. Ему открылось нижнее белье и кружевные каемки сексуальных чулочков. Леонид рывком присел у ног Ангелины и начал осторожно снимать с нее трусики, опуская их вниз по стройным ногам. Его руки немного дрожали, и трусики зацеплялись о высокие каблуки, но Леонид справился с поставленной задачей – Ангелина была практически раздела.
Леонид вновь сравнялся с Ангелиной, жадно впиваясь в ее губы. Ангелина нащупала его ремень и опять застопорилась, будто ей никогда в жизни не приходилось расстегивать ремни. И снова Леонид пришел ей на помощь. Он сам расстегнул ремень и молнию на ширинке. Его брюки небрежно упали вниз.
Ангелина откинулась назад, бросив взгляд на трусы Леонида и выпирающий бугорок. Она еще никогда его не видела и уже представляла, какой он – розовый и твердый.
Но Леонид не торопился снимать трусы и выпускать своего дружка на свободу. Он снова коснулся гладких ножек, нежно массируя их всей ладонью. Его губы захватили сосок и нежно посасывали его. Потом его поцелуи опускались все ниже и ниже. Он целовал Ангелину в живот, слегка покусывая, оставляя розовые мокрые отпечатки.
Ангелина запустила пальцы в его волосы и круговыми движениями массировала затылок. Волны удовольствия захлестывали. От наслаждения она закатила глаза, и запрокинула голову назад.
Леонид покрывал поцелуями каждый сантиметр кожи, жаждущей сладостных ласк. Его пальцы коснулись выбритого лобка, и Ангелина не смогла сдержать стон удовольствия. Он еще выше задрал юбку и стал нежно целовать пупок, опускаясь все ниже. Ангелина навстречу приятным ощущениям широко раздвинула ноги, и горячий язык Леонида скользнул вдоль припухших створок. Она вздрогнула от восторга, так как давно не испытывала ничего подобного. Проворный язычок с каждым разом все смелее и активнее пробирался глубже. Ангелина выгибалась от наслаждения и щекотки.
– Я хочу тебя! – прошептала она.
Леонид заметил блуждающий взгляд и, упершись одной рукой в стол, а второй приблизив за подбородок сочные губы, поцеловал Ангелину трепетным поцелуем. Ангелина смотрела на него затуманенным взглядом, не решаясь сказать «люблю». Она потянулась рукой к холмику на трусах, проникла под ткань и сжала ладонью большой и горящий член. Леонид передвинул Ангелину на угол стола и, опустив наконец трусы, вошел в нее на всю длину. Раз, два, три! Три толчка и он кончил, резко вынув мокрый член. Он достал из стола полотенце и вытерся. Ангелина и понять не успела, что все уже закончилось. Она бы хотела продолжения. Но Леонид быстро натянул трусы и брюки.
– Одевайся, – сказал он, избегая прямого взгляда в глаза.
Но Ангелина не послушала его и нежно положила руки ему на грудь:
– Давай еще!
Леонид убрал ее руки и посмотрел на часы:
– Не сегодня. У меня на 18:00 назначена встреча.
Ангелина разочарованно опустила глаза, почувствовав себя игрушкой, которой поиграли и бросили.
– Почему ты сразу не сказал, что у тебя есть только час для меня? – она отвернулась и стала одеваться.
– Я же не мог тебе с порога заявить «Давай быстрее, у меня еще более важные дела есть»?
– Лучше бы ты сказал. Ничего бы этого не было. А так ты словно прогоняешь меня. Попользовался мной, и говоришь «одевайся и уходи».
– Ангел мой, я бы с радостью побыл с тобой до семи вечера, но работа – есть работа.
Ангелина не спорила. Она молча оделась, стоя к Леониду спиной.
– Я сегодня написал ответ на твое письмо. Придешь домой, прочитаешь.
Ангелина посмотрела на него из-подо лба:
– И что ты там написал?
– Я же сказал, прочитаешь дома.
Ангелина набросила шарф, плащ и подхватила сумку:
– В таком случае – я пошла! Не провожай меня.
Леонид остановил ее у двери:
– Я же предупреждал тебя, не влюбляйся в меня, не привыкай.
– Я не такая, как ты, Лёня. Я не могу приказать себе не думать о тебе.
– Не грусти. Я прошу. Хотя мне приятна и грусть на твоем лице, а не только беззаботная улыбка.
– Тебе нравится делать мне больно?
– Больно? Нет. Зачем же больно? Ангелинка, живи, как и раньше жила. До меня! Не думай обо мне.
– Я бы не думала, не сходила бы с ума, если бы в тот летний день ты не пришел за «посылочкой»…
Леонид прервал ее:
– Какой я нехороший! Да?
Ангелина блеснула огоньками чайно-зеленых глаз:
– Не смею задерживать, – щелкнув ключом, она открыла дверь. – Спасибо, за эти сорок минут. Пока.
Она ушла. Хотелось плакать, но Ангелина сдерживалась. Никто не должен видеть слез той, которая «всегда» смеется.

Придя домой, она открыла его письмо:

Прочитал твои мысли. Раз откровения, значит так:
Любовь!? Это очень приятное чувство, о котором я не собираюсь говорить с женщинами. Ни с какими. Даже с женой. Моя жизнь наполнена серьезностью до не могу. Поэтому хочу немного быть легкомысленным. Это у меня с огромной комфортностью получается с тобой! Я ХОЧУ ТЕБЯ! И, надеюсь, при наличии взаимности, не один раз за встречу.
Любовники!? Называй, как хочешь. Ведь какая разница в названиях, статусах и т.д. Я испытываю к тебе желание, хочу любыми методами, чтобы ты.... со мной... не комплексовала, была раскованной и позволяла мне многое.... и, в конце концов, получала и дарила мне удовольствие от общения, секса, встреч, пусть даже недолгих! При этом чтобы мы никогда не переходили черту, не наглели и не делали больно другим.
Ты не моя жена – это так, как есть – свершившийся факт. Ведь и я не твой муж – это логично. Мы никогда не станем мужем и женой – это табу, правило, без соблюдения которого наши отношения невозможны. Я не претендую на место мужа, ты – жены. При наличии такого согласия нам будет хорошо вдвоем. Хочу с тобой не думать... Хочу быть уверенным в тебе, что не подведешь... В общем, хочу, хочу, хочу, хочу, хочу… И все это адресовано в твой адрес!
Поверь, при наличии желания, мы будем получать удовольствия от встреч. Организовывать их с радостью и сюрпризами... Потому что это ограниченное время, и в этом есть своя изюминка. Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе, в лифте – там, где останемся вдвоем... Вообще люблю разносторонность! Если наша встреча один раз в месяц – значит, она должна быть очень жаркой, чтобы хотелось в следующий раз еще лучше... Вкратце я готов так! Тебе подходит?

Ангелина не стала ужинать. Муж играл в «World of Tanks» – она легла на диван, начав читать «Индиану – Жорж Санд» о наивной девушке и подлом «светском льве». Все ее мысли снова были о Леониде. Но она понять не могла, как она думает о нем: хорошо или плохо. Все смешалось.
Поздно ночью она написала ответ – письмо, ставшее действительно последним:

«Ты бы написал всё это после 17.40 или уже нет?

Если не хочешь говорить и слышать о любви – не будем.
Жизнь слишком серьезная, и мне тоже порой хочется легкомысленности... Хоть на время забывать о том, что напрягает. С тобой я отдыхаю ото всех проблем. Когда я в твоих объятьях – ничего и никого, кроме нас, будто не существует. И это больше, чем просто приятно.
Хочешь!? И я хочу! Не смотря ни на что – ХОЧУ!
Нет разницы в названиях – главное, что мы оба испытываем страсть друг к другу.
Я обещаю сделать все возможное, чтобы о наших отношениях никогда не узнали, и тем самым мы не сделаем нашим вторым половинкам больно.
НЕ ПРЕТЕНДУЮ Я НА МЕСТО ТВОЕЙ ЖЕНЫ! НЕ ПРЕТЕНДУЮ!
Ты думаешь, если мы будем встречаться чаще – быстрее охладеем друг к другу? Таким образом, ты хочешь продлить наши отношения? – Но мне мало тебя видеть раз два месяца, ожидание встречи меня не то чтобы томит... а скорее заставляет думать, что не так уж сильно ты хочешь меня видеть...
Мы не будем встречаться по графику. Но не видеть тебя для меня тяжело. Я болею тобой. И ты же и есть лекарство от моей болезни.
Может для тебя я еще "капризная девочка" в супермаркете среди миллиона ярких манящих игрушек... и может в глубине души мы оба дети... только играть в холодные и расчетливые игры я не могу, как не могу себя заставить не хотеть целовать твои губы...
Иногда ты мне кажешься бесчувственным. Я бы даже сказала – у тебя каменное сердце. Ты расчетливый. Ты можешь управлять своими мыслями, желаниями и чувствами... А я... наивная... Ты обижаешь меня фразами типа: "какая может быть любовь", "не привязывайся ко мне", "не думай". Почему ты мне запрещаешь? От чего ты хочешь меня отгородить? Боишься сделать мне больно? Так ты сам и делаешь... маской безразличия... и в тоже время страстно хочешь. Как это понимать?
Давай ни о жене, ни о муже больше не вспоминать. Когда мы вдвоем – их нет. Повторюсь, разрушать наши семьи я не собираюсь (хотя бы потому, что чувство долга не позволит мне бросить мужа, который стал отцом моему сыну... и т.д.) Но опять так много «но»... не целует он меня как ты, не возбуждает... В общем, мы давно на разных волнах.
Подходит ли мне видеться раз в месяц или еще реже? Неужели ты не можешь немного чаще выкраивать для меня время? Пусть не на каждой неделе, хотя бы раз в 2 недели... Но не встречаться же нам раз в полгода? (Я, конечно, не сойду с ума окончательно, но... ты мой маленький рай и мне с тобой хорошо).
"Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе и в лифте – там, где останемся вдвоем..."

Ответь мне. Не мучай меня догадками.
Твоя Ангелина».


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:34
 
СообщениеВ понедельник полдня лил дождь. Ангелина пришла на работу в промокшем плаще, с испорченной прической, но с неиспорченным настроением. В строгой офисной блузке серого цвета и черной классической юбке она выглядела, скорее как деловая женщина, но под одеждой скрывалось умопомрачительное кружевное белье, характеризующее его обладательницу как развратницу с большой буквы. – Чулки, подтяжки, кружева и еще раз кружева! Не хватало плеточки и ошейника с шипами!
Ангелина с самого утра после каждого клиента смотрела сначала на часы, потом в окно. Ее планы рушились. Срывался дождь, и хмурое небо нависало над городом. Леонид прислал ей смс: «Погода испортилась. На природе любоваться холодно. Приходи ко мне в офис». Она ответила, что придет в 17:00, как и договаривались.
Весь день она торопила время, мысленно повторяя «Ну, когда же уже пять часов?» Ее нетерпение заметили не только подружки Инна и Оля, но и Влад с Сержем. С девчонками она поделилась своей радостью и трепетом. Ее переполняло желание. Хотелось как можно скорее закончить работу и сделать то, о чем она мечтала еще в семнадцать лет.
В 16:30 Ангелина выставила на свой стол табличку «Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця» и начала сканирование товаротранспортных накладных, обработанных за день. К тому времени уже все знали, что у Ангелины на 17:00 назначено свидание. Серж Рябинович без вопросов отпустил ее раньше, он и сам чуть ли не каждый день «бегал на чай» и знал, как это – наслаждаться запретной любовью в рабочее время.
Перед выходом из офиса «Logistics Company» Ангелина накрасила губы перламутровым блеском, расчесалась, брызнула любимыми духами на волосы и шарф, намерено не на шею, зная, что Леонид непременно будет ее целовать. Она вышла из офиса счастливая, даже не подозревая, что за ней следят.
Ангелина набрала номер Леонида, спросив, у себя ли он. Он ответил, что ждет ее. И Ангелина, не глядя по сторонам, вошла в здание Юстиции и поднялась на третий этаж.
Леонид встретил ее с загадочной улыбкой:
– Ты сегодня такая красивая, – он подошел вплотную и опустил руки на талию. – Привет, моя «Туфелька Саламандра»!
Ангелина обвила его шею руками, разглядывая огоньки в серо-голубых глазах:
– Привет, мой сумасшедший друг, – прошептала она, приближаясь губами к манящим губам.
Леонид поцеловал ее, крепко сжимая в объятьях. Его руки нащупали пояс, и вскоре плащ был расстегнут ловкими движениями пальцев.
– Позволь поухаживать за тобой! – Леонид стал за спиной Ангелины и, опуская плащ с плеч, нежно целовал открывшуюся шею, вдыхая запах цветочных духов. Шарф сполз вниз и вместе с плащом занял место на вешалке.
Ангелина повернулась к Леониду лицом:
– Иди ко мне! Я так долго ждала этой встречи!
Леонид ничего не ответил, только щелкнул ключом в замочной скважине. Им никто не должен был помешать.
Он восхищенно пробежался по стройному телу голодными глазами:
– Надеюсь, не разочарую тебя, мой Ангел.
– Как ты можешь меня разочаровать? Ведь ты моя мечта! – воодушевленно сказала Ангелина, взяв Леонида за руки.
Их ладони сомкнулись в замок, и единый порыв страсти пронзил их тела, будто разряд молнии, попавший одновременно в два сухих дерева.
Поцелуи звездопадом посыпались на тела жаждущие ласки. Леонид, разгоряченный желанием, усадил Ангелину на стол и несдержанно целовал ее шею, мочки ушей, медленно расстегивал одну за другой пуговицы на блузке, покрывая поцелуями горячую кожу и оставляя влажные следы настойчивых губ.
Ангелина взялась за галстук и попыталась ослабить его на шее, но ее пальцы не имели опыта в этом деле. Мужья Ангелины не носили галстуки, и она застопорилась, оставив руки на груди Леонида и не желая отрываться от его губ, чтобы посмотреть, как же его снять – этот солидный элемент делового стиля.
Леонид догадливо снял зажим для галстука и бросил небрежно сам галстук на стул, не прекращая целовать Ангелину. В губы, щеки, глаза, висок.
Ангелина пуговичка по пуговичке расстегнула его рубашку, добравшись до груди, покрытой черными волосками.
Леонид носил деревянный крестик на нитке. Ангелина сочла это положительным знаком. Ведь у Иисуса тоже был деревянный крестик и золотое сердце. А у большинства современных людей все наоборот – золотые кресты и деревянные сердца.
Пока Леонид снимал с Ангелины блузку, она вспомнила и о Боге, в которого до конца не верила, но подумала, что если он существует, то она сейчас близка к совершению одного из самых страшных грехов – прелюбодейству. Седьмая заповедь – не прелюбодействуй. «Прелюбодейство разрушает человека телесно и душевно».
Но остановиться Ангелина и не подумала. На стул легла ее блузка, сверху рубашка Леонида. Его горячее дыхание обжигало и сводило с ума. Он опустил лямки бюстгальтера и не торопясь, умело расстегнул застежки на спине. Одной рукой он обнимал Ангелину за талию, притягивая к себе, второй нежно сжимал грудь. Его напористый язычок то проникал в приоткрытый рот, то облизывал влажные податливые губы. Ангелина чувствовала, как в ней закипает кровь, как бабочки кружатся в бешеном танце в ее животе, и как стон наслаждения волной подкатывает к горлу.
Леонид не спешил. Его руки скользили по спине, опускаясь ниже и сжимая аппетитные формы. Он целовал шею, проводил языком по мочке уха, не обращая внимания на серьги.
Ангелина сняла их и бросила на стол, позволив Леониду еще активнее целовать ее ушки. И он целовал, проникая язычком внутрь, отчего Ангелина еще больше заводилась, вырывалась и постанывала, возбуждая Леонида своим сбитым дыханием.
Леонид смотрел на ее грудь, на белую кожу и две спелые вишенки. Он проводил пальцами по вздернутым соскам и, так же, как и Ангелина, тяжело дышал, не произнося ни единого слова.
Молча, он раздвинул коленом ее сжатые ноги и задрал юбку. Ему открылось нижнее белье и кружевные каемки сексуальных чулочков. Леонид рывком присел у ног Ангелины и начал осторожно снимать с нее трусики, опуская их вниз по стройным ногам. Его руки немного дрожали, и трусики зацеплялись о высокие каблуки, но Леонид справился с поставленной задачей – Ангелина была практически раздела.
Леонид вновь сравнялся с Ангелиной, жадно впиваясь в ее губы. Ангелина нащупала его ремень и опять застопорилась, будто ей никогда в жизни не приходилось расстегивать ремни. И снова Леонид пришел ей на помощь. Он сам расстегнул ремень и молнию на ширинке. Его брюки небрежно упали вниз.
Ангелина откинулась назад, бросив взгляд на трусы Леонида и выпирающий бугорок. Она еще никогда его не видела и уже представляла, какой он – розовый и твердый.
Но Леонид не торопился снимать трусы и выпускать своего дружка на свободу. Он снова коснулся гладких ножек, нежно массируя их всей ладонью. Его губы захватили сосок и нежно посасывали его. Потом его поцелуи опускались все ниже и ниже. Он целовал Ангелину в живот, слегка покусывая, оставляя розовые мокрые отпечатки.
Ангелина запустила пальцы в его волосы и круговыми движениями массировала затылок. Волны удовольствия захлестывали. От наслаждения она закатила глаза, и запрокинула голову назад.
Леонид покрывал поцелуями каждый сантиметр кожи, жаждущей сладостных ласк. Его пальцы коснулись выбритого лобка, и Ангелина не смогла сдержать стон удовольствия. Он еще выше задрал юбку и стал нежно целовать пупок, опускаясь все ниже. Ангелина навстречу приятным ощущениям широко раздвинула ноги, и горячий язык Леонида скользнул вдоль припухших створок. Она вздрогнула от восторга, так как давно не испытывала ничего подобного. Проворный язычок с каждым разом все смелее и активнее пробирался глубже. Ангелина выгибалась от наслаждения и щекотки.
– Я хочу тебя! – прошептала она.
Леонид заметил блуждающий взгляд и, упершись одной рукой в стол, а второй приблизив за подбородок сочные губы, поцеловал Ангелину трепетным поцелуем. Ангелина смотрела на него затуманенным взглядом, не решаясь сказать «люблю». Она потянулась рукой к холмику на трусах, проникла под ткань и сжала ладонью большой и горящий член. Леонид передвинул Ангелину на угол стола и, опустив наконец трусы, вошел в нее на всю длину. Раз, два, три! Три толчка и он кончил, резко вынув мокрый член. Он достал из стола полотенце и вытерся. Ангелина и понять не успела, что все уже закончилось. Она бы хотела продолжения. Но Леонид быстро натянул трусы и брюки.
– Одевайся, – сказал он, избегая прямого взгляда в глаза.
Но Ангелина не послушала его и нежно положила руки ему на грудь:
– Давай еще!
Леонид убрал ее руки и посмотрел на часы:
– Не сегодня. У меня на 18:00 назначена встреча.
Ангелина разочарованно опустила глаза, почувствовав себя игрушкой, которой поиграли и бросили.
– Почему ты сразу не сказал, что у тебя есть только час для меня? – она отвернулась и стала одеваться.
– Я же не мог тебе с порога заявить «Давай быстрее, у меня еще более важные дела есть»?
– Лучше бы ты сказал. Ничего бы этого не было. А так ты словно прогоняешь меня. Попользовался мной, и говоришь «одевайся и уходи».
– Ангел мой, я бы с радостью побыл с тобой до семи вечера, но работа – есть работа.
Ангелина не спорила. Она молча оделась, стоя к Леониду спиной.
– Я сегодня написал ответ на твое письмо. Придешь домой, прочитаешь.
Ангелина посмотрела на него из-подо лба:
– И что ты там написал?
– Я же сказал, прочитаешь дома.
Ангелина набросила шарф, плащ и подхватила сумку:
– В таком случае – я пошла! Не провожай меня.
Леонид остановил ее у двери:
– Я же предупреждал тебя, не влюбляйся в меня, не привыкай.
– Я не такая, как ты, Лёня. Я не могу приказать себе не думать о тебе.
– Не грусти. Я прошу. Хотя мне приятна и грусть на твоем лице, а не только беззаботная улыбка.
– Тебе нравится делать мне больно?
– Больно? Нет. Зачем же больно? Ангелинка, живи, как и раньше жила. До меня! Не думай обо мне.
– Я бы не думала, не сходила бы с ума, если бы в тот летний день ты не пришел за «посылочкой»…
Леонид прервал ее:
– Какой я нехороший! Да?
Ангелина блеснула огоньками чайно-зеленых глаз:
– Не смею задерживать, – щелкнув ключом, она открыла дверь. – Спасибо, за эти сорок минут. Пока.
Она ушла. Хотелось плакать, но Ангелина сдерживалась. Никто не должен видеть слез той, которая «всегда» смеется.

Придя домой, она открыла его письмо:

Прочитал твои мысли. Раз откровения, значит так:
Любовь!? Это очень приятное чувство, о котором я не собираюсь говорить с женщинами. Ни с какими. Даже с женой. Моя жизнь наполнена серьезностью до не могу. Поэтому хочу немного быть легкомысленным. Это у меня с огромной комфортностью получается с тобой! Я ХОЧУ ТЕБЯ! И, надеюсь, при наличии взаимности, не один раз за встречу.
Любовники!? Называй, как хочешь. Ведь какая разница в названиях, статусах и т.д. Я испытываю к тебе желание, хочу любыми методами, чтобы ты.... со мной... не комплексовала, была раскованной и позволяла мне многое.... и, в конце концов, получала и дарила мне удовольствие от общения, секса, встреч, пусть даже недолгих! При этом чтобы мы никогда не переходили черту, не наглели и не делали больно другим.
Ты не моя жена – это так, как есть – свершившийся факт. Ведь и я не твой муж – это логично. Мы никогда не станем мужем и женой – это табу, правило, без соблюдения которого наши отношения невозможны. Я не претендую на место мужа, ты – жены. При наличии такого согласия нам будет хорошо вдвоем. Хочу с тобой не думать... Хочу быть уверенным в тебе, что не подведешь... В общем, хочу, хочу, хочу, хочу, хочу… И все это адресовано в твой адрес!
Поверь, при наличии желания, мы будем получать удовольствия от встреч. Организовывать их с радостью и сюрпризами... Потому что это ограниченное время, и в этом есть своя изюминка. Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе, в лифте – там, где останемся вдвоем... Вообще люблю разносторонность! Если наша встреча один раз в месяц – значит, она должна быть очень жаркой, чтобы хотелось в следующий раз еще лучше... Вкратце я готов так! Тебе подходит?

Ангелина не стала ужинать. Муж играл в «World of Tanks» – она легла на диван, начав читать «Индиану – Жорж Санд» о наивной девушке и подлом «светском льве». Все ее мысли снова были о Леониде. Но она понять не могла, как она думает о нем: хорошо или плохо. Все смешалось.
Поздно ночью она написала ответ – письмо, ставшее действительно последним:

«Ты бы написал всё это после 17.40 или уже нет?

Если не хочешь говорить и слышать о любви – не будем.
Жизнь слишком серьезная, и мне тоже порой хочется легкомысленности... Хоть на время забывать о том, что напрягает. С тобой я отдыхаю ото всех проблем. Когда я в твоих объятьях – ничего и никого, кроме нас, будто не существует. И это больше, чем просто приятно.
Хочешь!? И я хочу! Не смотря ни на что – ХОЧУ!
Нет разницы в названиях – главное, что мы оба испытываем страсть друг к другу.
Я обещаю сделать все возможное, чтобы о наших отношениях никогда не узнали, и тем самым мы не сделаем нашим вторым половинкам больно.
НЕ ПРЕТЕНДУЮ Я НА МЕСТО ТВОЕЙ ЖЕНЫ! НЕ ПРЕТЕНДУЮ!
Ты думаешь, если мы будем встречаться чаще – быстрее охладеем друг к другу? Таким образом, ты хочешь продлить наши отношения? – Но мне мало тебя видеть раз два месяца, ожидание встречи меня не то чтобы томит... а скорее заставляет думать, что не так уж сильно ты хочешь меня видеть...
Мы не будем встречаться по графику. Но не видеть тебя для меня тяжело. Я болею тобой. И ты же и есть лекарство от моей болезни.
Может для тебя я еще "капризная девочка" в супермаркете среди миллиона ярких манящих игрушек... и может в глубине души мы оба дети... только играть в холодные и расчетливые игры я не могу, как не могу себя заставить не хотеть целовать твои губы...
Иногда ты мне кажешься бесчувственным. Я бы даже сказала – у тебя каменное сердце. Ты расчетливый. Ты можешь управлять своими мыслями, желаниями и чувствами... А я... наивная... Ты обижаешь меня фразами типа: "какая может быть любовь", "не привязывайся ко мне", "не думай". Почему ты мне запрещаешь? От чего ты хочешь меня отгородить? Боишься сделать мне больно? Так ты сам и делаешь... маской безразличия... и в тоже время страстно хочешь. Как это понимать?
Давай ни о жене, ни о муже больше не вспоминать. Когда мы вдвоем – их нет. Повторюсь, разрушать наши семьи я не собираюсь (хотя бы потому, что чувство долга не позволит мне бросить мужа, который стал отцом моему сыну... и т.д.) Но опять так много «но»... не целует он меня как ты, не возбуждает... В общем, мы давно на разных волнах.
Подходит ли мне видеться раз в месяц или еще реже? Неужели ты не можешь немного чаще выкраивать для меня время? Пусть не на каждой неделе, хотя бы раз в 2 недели... Но не встречаться же нам раз в полгода? (Я, конечно, не сойду с ума окончательно, но... ты мой маленький рай и мне с тобой хорошо).
"Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе и в лифте – там, где останемся вдвоем..."

Ответь мне. Не мучай меня догадками.
Твоя Ангелина».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:55
СообщениеВ понедельник полдня лил дождь. Ангелина пришла на работу в промокшем плаще, с испорченной прической, но с неиспорченным настроением. В строгой офисной блузке серого цвета и черной классической юбке она выглядела, скорее как деловая женщина, но под одеждой скрывалось умопомрачительное кружевное белье, характеризующее его обладательницу как развратницу с большой буквы. – Чулки, подтяжки, кружева и еще раз кружева! Не хватало плеточки и ошейника с шипами!
Ангелина с самого утра после каждого клиента смотрела сначала на часы, потом в окно. Ее планы рушились. Срывался дождь, и хмурое небо нависало над городом. Леонид прислал ей смс: «Погода испортилась. На природе любоваться холодно. Приходи ко мне в офис». Она ответила, что придет в 17:00, как и договаривались.
Весь день она торопила время, мысленно повторяя «Ну, когда же уже пять часов?» Ее нетерпение заметили не только подружки Инна и Оля, но и Влад с Сержем. С девчонками она поделилась своей радостью и трепетом. Ее переполняло желание. Хотелось как можно скорее закончить работу и сделать то, о чем она мечтала еще в семнадцать лет.
В 16:30 Ангелина выставила на свой стол табличку «Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця» и начала сканирование товаротранспортных накладных, обработанных за день. К тому времени уже все знали, что у Ангелины на 17:00 назначено свидание. Серж Рябинович без вопросов отпустил ее раньше, он и сам чуть ли не каждый день «бегал на чай» и знал, как это – наслаждаться запретной любовью в рабочее время.
Перед выходом из офиса «Logistics Company» Ангелина накрасила губы перламутровым блеском, расчесалась, брызнула любимыми духами на волосы и шарф, намерено не на шею, зная, что Леонид непременно будет ее целовать. Она вышла из офиса счастливая, даже не подозревая, что за ней следят.
Ангелина набрала номер Леонида, спросив, у себя ли он. Он ответил, что ждет ее. И Ангелина, не глядя по сторонам, вошла в здание Юстиции и поднялась на третий этаж.
Леонид встретил ее с загадочной улыбкой:
– Ты сегодня такая красивая, – он подошел вплотную и опустил руки на талию. – Привет, моя «Туфелька Саламандра»!
Ангелина обвила его шею руками, разглядывая огоньки в серо-голубых глазах:
– Привет, мой сумасшедший друг, – прошептала она, приближаясь губами к манящим губам.
Леонид поцеловал ее, крепко сжимая в объятьях. Его руки нащупали пояс, и вскоре плащ был расстегнут ловкими движениями пальцев.
– Позволь поухаживать за тобой! – Леонид стал за спиной Ангелины и, опуская плащ с плеч, нежно целовал открывшуюся шею, вдыхая запах цветочных духов. Шарф сполз вниз и вместе с плащом занял место на вешалке.
Ангелина повернулась к Леониду лицом:
– Иди ко мне! Я так долго ждала этой встречи!
Леонид ничего не ответил, только щелкнул ключом в замочной скважине. Им никто не должен был помешать.
Он восхищенно пробежался по стройному телу голодными глазами:
– Надеюсь, не разочарую тебя, мой Ангел.
– Как ты можешь меня разочаровать? Ведь ты моя мечта! – воодушевленно сказала Ангелина, взяв Леонида за руки.
Их ладони сомкнулись в замок, и единый порыв страсти пронзил их тела, будто разряд молнии, попавший одновременно в два сухих дерева.
Поцелуи звездопадом посыпались на тела жаждущие ласки. Леонид, разгоряченный желанием, усадил Ангелину на стол и несдержанно целовал ее шею, мочки ушей, медленно расстегивал одну за другой пуговицы на блузке, покрывая поцелуями горячую кожу и оставляя влажные следы настойчивых губ.
Ангелина взялась за галстук и попыталась ослабить его на шее, но ее пальцы не имели опыта в этом деле. Мужья Ангелины не носили галстуки, и она застопорилась, оставив руки на груди Леонида и не желая отрываться от его губ, чтобы посмотреть, как же его снять – этот солидный элемент делового стиля.
Леонид догадливо снял зажим для галстука и бросил небрежно сам галстук на стул, не прекращая целовать Ангелину. В губы, щеки, глаза, висок.
Ангелина пуговичка по пуговичке расстегнула его рубашку, добравшись до груди, покрытой черными волосками.
Леонид носил деревянный крестик на нитке. Ангелина сочла это положительным знаком. Ведь у Иисуса тоже был деревянный крестик и золотое сердце. А у большинства современных людей все наоборот – золотые кресты и деревянные сердца.
Пока Леонид снимал с Ангелины блузку, она вспомнила и о Боге, в которого до конца не верила, но подумала, что если он существует, то она сейчас близка к совершению одного из самых страшных грехов – прелюбодейству. Седьмая заповедь – не прелюбодействуй. «Прелюбодейство разрушает человека телесно и душевно».
Но остановиться Ангелина и не подумала. На стул легла ее блузка, сверху рубашка Леонида. Его горячее дыхание обжигало и сводило с ума. Он опустил лямки бюстгальтера и не торопясь, умело расстегнул застежки на спине. Одной рукой он обнимал Ангелину за талию, притягивая к себе, второй нежно сжимал грудь. Его напористый язычок то проникал в приоткрытый рот, то облизывал влажные податливые губы. Ангелина чувствовала, как в ней закипает кровь, как бабочки кружатся в бешеном танце в ее животе, и как стон наслаждения волной подкатывает к горлу.
Леонид не спешил. Его руки скользили по спине, опускаясь ниже и сжимая аппетитные формы. Он целовал шею, проводил языком по мочке уха, не обращая внимания на серьги.
Ангелина сняла их и бросила на стол, позволив Леониду еще активнее целовать ее ушки. И он целовал, проникая язычком внутрь, отчего Ангелина еще больше заводилась, вырывалась и постанывала, возбуждая Леонида своим сбитым дыханием.
Леонид смотрел на ее грудь, на белую кожу и две спелые вишенки. Он проводил пальцами по вздернутым соскам и, так же, как и Ангелина, тяжело дышал, не произнося ни единого слова.
Молча, он раздвинул коленом ее сжатые ноги и задрал юбку. Ему открылось нижнее белье и кружевные каемки сексуальных чулочков. Леонид рывком присел у ног Ангелины и начал осторожно снимать с нее трусики, опуская их вниз по стройным ногам. Его руки немного дрожали, и трусики зацеплялись о высокие каблуки, но Леонид справился с поставленной задачей – Ангелина была практически раздела.
Леонид вновь сравнялся с Ангелиной, жадно впиваясь в ее губы. Ангелина нащупала его ремень и опять застопорилась, будто ей никогда в жизни не приходилось расстегивать ремни. И снова Леонид пришел ей на помощь. Он сам расстегнул ремень и молнию на ширинке. Его брюки небрежно упали вниз.
Ангелина откинулась назад, бросив взгляд на трусы Леонида и выпирающий бугорок. Она еще никогда его не видела и уже представляла, какой он – розовый и твердый.
Но Леонид не торопился снимать трусы и выпускать своего дружка на свободу. Он снова коснулся гладких ножек, нежно массируя их всей ладонью. Его губы захватили сосок и нежно посасывали его. Потом его поцелуи опускались все ниже и ниже. Он целовал Ангелину в живот, слегка покусывая, оставляя розовые мокрые отпечатки.
Ангелина запустила пальцы в его волосы и круговыми движениями массировала затылок. Волны удовольствия захлестывали. От наслаждения она закатила глаза, и запрокинула голову назад.
Леонид покрывал поцелуями каждый сантиметр кожи, жаждущей сладостных ласк. Его пальцы коснулись выбритого лобка, и Ангелина не смогла сдержать стон удовольствия. Он еще выше задрал юбку и стал нежно целовать пупок, опускаясь все ниже. Ангелина навстречу приятным ощущениям широко раздвинула ноги, и горячий язык Леонида скользнул вдоль припухших створок. Она вздрогнула от восторга, так как давно не испытывала ничего подобного. Проворный язычок с каждым разом все смелее и активнее пробирался глубже. Ангелина выгибалась от наслаждения и щекотки.
– Я хочу тебя! – прошептала она.
Леонид заметил блуждающий взгляд и, упершись одной рукой в стол, а второй приблизив за подбородок сочные губы, поцеловал Ангелину трепетным поцелуем. Ангелина смотрела на него затуманенным взглядом, не решаясь сказать «люблю». Она потянулась рукой к холмику на трусах, проникла под ткань и сжала ладонью большой и горящий член. Леонид передвинул Ангелину на угол стола и, опустив наконец трусы, вошел в нее на всю длину. Раз, два, три! Три толчка и он кончил, резко вынув мокрый член. Он достал из стола полотенце и вытерся. Ангелина и понять не успела, что все уже закончилось. Она бы хотела продолжения. Но Леонид быстро натянул трусы и брюки.
– Одевайся, – сказал он, избегая прямого взгляда в глаза.
Но Ангелина не послушала его и нежно положила руки ему на грудь:
– Давай еще!
Леонид убрал ее руки и посмотрел на часы:
– Не сегодня. У меня на 18:00 назначена встреча.
Ангелина разочарованно опустила глаза, почувствовав себя игрушкой, которой поиграли и бросили.
– Почему ты сразу не сказал, что у тебя есть только час для меня? – она отвернулась и стала одеваться.
– Я же не мог тебе с порога заявить «Давай быстрее, у меня еще более важные дела есть»?
– Лучше бы ты сказал. Ничего бы этого не было. А так ты словно прогоняешь меня. Попользовался мной, и говоришь «одевайся и уходи».
– Ангел мой, я бы с радостью побыл с тобой до семи вечера, но работа – есть работа.
Ангелина не спорила. Она молча оделась, стоя к Леониду спиной.
– Я сегодня написал ответ на твое письмо. Придешь домой, прочитаешь.
Ангелина посмотрела на него из-подо лба:
– И что ты там написал?
– Я же сказал, прочитаешь дома.
Ангелина набросила шарф, плащ и подхватила сумку:
– В таком случае – я пошла! Не провожай меня.
Леонид остановил ее у двери:
– Я же предупреждал тебя, не влюбляйся в меня, не привыкай.
– Я не такая, как ты, Лёня. Я не могу приказать себе не думать о тебе.
– Не грусти. Я прошу. Хотя мне приятна и грусть на твоем лице, а не только беззаботная улыбка.
– Тебе нравится делать мне больно?
– Больно? Нет. Зачем же больно? Ангелинка, живи, как и раньше жила. До меня! Не думай обо мне.
– Я бы не думала, не сходила бы с ума, если бы в тот летний день ты не пришел за «посылочкой»…
Леонид прервал ее:
– Какой я нехороший! Да?
Ангелина блеснула огоньками чайно-зеленых глаз:
– Не смею задерживать, – щелкнув ключом, она открыла дверь. – Спасибо, за эти сорок минут. Пока.
Она ушла. Хотелось плакать, но Ангелина сдерживалась. Никто не должен видеть слез той, которая «всегда» смеется.

Придя домой, она открыла его письмо:

Прочитал твои мысли. Раз откровения, значит так:
Любовь!? Это очень приятное чувство, о котором я не собираюсь говорить с женщинами. Ни с какими. Даже с женой. Моя жизнь наполнена серьезностью до не могу. Поэтому хочу немного быть легкомысленным. Это у меня с огромной комфортностью получается с тобой! Я ХОЧУ ТЕБЯ! И, надеюсь, при наличии взаимности, не один раз за встречу.
Любовники!? Называй, как хочешь. Ведь какая разница в названиях, статусах и т.д. Я испытываю к тебе желание, хочу любыми методами, чтобы ты.... со мной... не комплексовала, была раскованной и позволяла мне многое.... и, в конце концов, получала и дарила мне удовольствие от общения, секса, встреч, пусть даже недолгих! При этом чтобы мы никогда не переходили черту, не наглели и не делали больно другим.
Ты не моя жена – это так, как есть – свершившийся факт. Ведь и я не твой муж – это логично. Мы никогда не станем мужем и женой – это табу, правило, без соблюдения которого наши отношения невозможны. Я не претендую на место мужа, ты – жены. При наличии такого согласия нам будет хорошо вдвоем. Хочу с тобой не думать... Хочу быть уверенным в тебе, что не подведешь... В общем, хочу, хочу, хочу, хочу, хочу… И все это адресовано в твой адрес!
Поверь, при наличии желания, мы будем получать удовольствия от встреч. Организовывать их с радостью и сюрпризами... Потому что это ограниченное время, и в этом есть своя изюминка. Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе, в лифте – там, где останемся вдвоем... Вообще люблю разносторонность! Если наша встреча один раз в месяц – значит, она должна быть очень жаркой, чтобы хотелось в следующий раз еще лучше... Вкратце я готов так! Тебе подходит?

Ангелина не стала ужинать. Муж играл в «World of Tanks» – она легла на диван, начав читать «Индиану – Жорж Санд» о наивной девушке и подлом «светском льве». Все ее мысли снова были о Леониде. Но она понять не могла, как она думает о нем: хорошо или плохо. Все смешалось.
Поздно ночью она написала ответ – письмо, ставшее действительно последним:

«Ты бы написал всё это после 17.40 или уже нет?

Если не хочешь говорить и слышать о любви – не будем.
Жизнь слишком серьезная, и мне тоже порой хочется легкомысленности... Хоть на время забывать о том, что напрягает. С тобой я отдыхаю ото всех проблем. Когда я в твоих объятьях – ничего и никого, кроме нас, будто не существует. И это больше, чем просто приятно.
Хочешь!? И я хочу! Не смотря ни на что – ХОЧУ!
Нет разницы в названиях – главное, что мы оба испытываем страсть друг к другу.
Я обещаю сделать все возможное, чтобы о наших отношениях никогда не узнали, и тем самым мы не сделаем нашим вторым половинкам больно.
НЕ ПРЕТЕНДУЮ Я НА МЕСТО ТВОЕЙ ЖЕНЫ! НЕ ПРЕТЕНДУЮ!
Ты думаешь, если мы будем встречаться чаще – быстрее охладеем друг к другу? Таким образом, ты хочешь продлить наши отношения? – Но мне мало тебя видеть раз два месяца, ожидание встречи меня не то чтобы томит... а скорее заставляет думать, что не так уж сильно ты хочешь меня видеть...
Мы не будем встречаться по графику. Но не видеть тебя для меня тяжело. Я болею тобой. И ты же и есть лекарство от моей болезни.
Может для тебя я еще "капризная девочка" в супермаркете среди миллиона ярких манящих игрушек... и может в глубине души мы оба дети... только играть в холодные и расчетливые игры я не могу, как не могу себя заставить не хотеть целовать твои губы...
Иногда ты мне кажешься бесчувственным. Я бы даже сказала – у тебя каменное сердце. Ты расчетливый. Ты можешь управлять своими мыслями, желаниями и чувствами... А я... наивная... Ты обижаешь меня фразами типа: "какая может быть любовь", "не привязывайся ко мне", "не думай". Почему ты мне запрещаешь? От чего ты хочешь меня отгородить? Боишься сделать мне больно? Так ты сам и делаешь... маской безразличия... и в тоже время страстно хочешь. Как это понимать?
Давай ни о жене, ни о муже больше не вспоминать. Когда мы вдвоем – их нет. Повторюсь, разрушать наши семьи я не собираюсь (хотя бы потому, что чувство долга не позволит мне бросить мужа, который стал отцом моему сыну... и т.д.) Но опять так много «но»... не целует он меня как ты, не возбуждает... В общем, мы давно на разных волнах.
Подходит ли мне видеться раз в месяц или еще реже? Неужели ты не можешь немного чаще выкраивать для меня время? Пусть не на каждой неделе, хотя бы раз в 2 недели... Но не встречаться же нам раз в полгода? (Я, конечно, не сойду с ума окончательно, но... ты мой маленький рай и мне с тобой хорошо).
"Хочу тебя везде: на столе, на кровати, на природе и в лифте – там, где останемся вдвоем..."

Ответь мне. Не мучай меня догадками.
Твоя Ангелина».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 19.05.2013 в 23:55
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 20.05.2013, 00:16 | Сообщение # 24
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Печальный поворот событий

На работу Ангелина пришла без настроения. Грустная и подавленная. Тусклый взгляд, закрашенные корректором круги под глазами. Молчаливая и задумчивая.
В офисе, кроме Сержа Рябиновича, никого не было. Он с умным лицом распечатывал письма: заявления на переадресацию и возврат грузов. Увидев Ангелину, Серж поздоровался и хитро заулыбался:
– Так твой любовничек, значит, с Юстиции!? – спросил он.
Подобного вопроса Ангелина никак не ожидала:
– Откуда ты знаешь? Ты что следил за мной? – догадалась она по его лукавым глазам.
Ангелина приблизилась к столу начальника. Он смеялся, и щеки покраснели.
– Да, следил! А ты разве не заметила?!
Ангелина положила сумочку на стол и облокотилась:
– Нет, не заметила. Тебе делать было нечего? – спросила она, желая узнать причину, вызвавшую подобный интерес к ее вчерашнему свиданию.
В этот момент скрипнула дверь, и Влад Погреб с улыбкой до ушей ворвался в офис:
– Эх, Ангелина, Ангелина, ну как же не стыдно изменять мужу! Я о тебе был лучшего мнения!
Он тупо потешался. Ангелина не разозлилась, но и не была в восторге оттого, что за ней следят, еще и обсуждают за спиной.
– А с чего ты взял, что я ему изменяю?! – она наигранно улыбнулась.
– Только не говори, что вы чай пили! – Влад нарочно делал глупое невинное лицо и моргал ресницами, как целомудренная девица.
– Это не ваше дело, – ответила Ангелина и ушла на склад.

Влад застал ее сидящей на диванчике с чашкой ароматного кофе в руках. Она, не моргая, смотрела в одну точку. Он подсел рядом:
– Извини, я пошутил. Я вовсе не хотел тебя обидеть. Ты же не обижаешься на меня?
Влад по-дружески обнял ее за плечи, соприкоснувшись с Ангелиной головами.
– Все в порядке, Влад, отстать от меня в покое.
– Ты не хочешь со мной разговаривать? – Влад озадаченно приподнял брови. – Как оно изменять мужу? Я не понимаю. Зачем ты с ним вообще живешь?
– Влад, на твои вопросы нельзя ответить однозначно. Все слишком сложно. Подрастешь, поймешь.
– Мне не пять лет, я и так все прекрасно понимаю. Твоему мужу и я бы изменял на твоем месте. Он же старый. У него еще хоть стоит?
– Влад, давай не будем о моем муже.
– Тогда давай о твоем любовнике? Вы давно познакомились?
– Нам тогда было по семнадцать лет.
– Ого! И давно вы встречаетесь?
– «Встречаетесь» это громко сказано. С лета, – добавила Ангелина опечаленно.
– У вас все серьезно? Он приглашает тебя в кафе? Дарит цветы? Подарки?
– Какое кафе? Какие цветы? Подарки? Он женат. И разве этим оценивается серьезность отношений? Цветами и подарками?
– Ну и что, что женат? Он что ни разу тебе ничего не подарил?
– Ничего, кроме счастливых минут, проведенных вместе.
– Это бред! Зачем тебе такой любовник?! Хочешь, я буду дарить тебе цветы? Сходим в кино. Только ты и я!
– Владик, ты еще маленький мальчик! Тебе совсем недавно исполнилось восемнадцать. Мне скоро тридцать. О чем ты говоришь? Не может быть никаких «ты и я».
– Ангелина, возраст это не главное. Ты выглядишь лучше любой восемнадцатилетней девушки. У тебя такие аппетитные полушария!
Влад опять принялся за старое – без пошлых намеков и шуточек он не мог.
– Прекрати! Мы с тобой только друзья. Ты веселый, прикольный, с тобой не может быть скучно! Но я могу любить тебя только как брата.
– А этого с Юстиции ты любишь, как мужчину? Кстати, кто он? Нотариус? Юрист?
– Адвокат!
В зону отдыха вошел Серж:
– Ангелина, зачем тебе бегать в Юстицию? Глянь, как Влад на тебя смотрит! – он по-прежнему дурачился.
– Ну, вы и дураки! Смените уже тему.
Серж сделал себе кофе и сел напротив Ангелины. Он обратил внимание на кулон в виде сердечка на ее шее:
– Классный медальончик! – сказал он, скользя взглядом по шее и груди Ангелины.
Влад встал и хлопнул Сержа по плечу:
– Не смотри на ее кулон! Она же теперь любовница адвоката! А то еще засудит за домогательство на рабочем месте!
Ангелина засмеялась над его шуткой.
Вскоре пришли Инна и Оля. Нужно было занимать рабочие места и «приносить радость клиентам «Logistics Company».
«У меня такое чувство, что мной попользовались, – рассказывала Ангелина Инне. – Он не любит меня. Твердит о своей жене, будто бы я хочу занять ее место. Боится сделать ей больно. А сам такой же, как все – поддался страсти. Хотя в этом скорее моя вина. Лёня сопротивлялся изо всех сил: игнорировал меня, месяцами не давал о себе знать, не писал, не звонил. А я, как сумасшедшая, бредила им, ждала-ждала, пока не решила прекратить это томительное ожидание. Я добилась своего. Мы наконец-то сделали то, что нужно было сделать еще в семнадцать лет. Теперь на что мне надеяться, чего ждать? Продолжения? Не будет никакого продолжения. Это конец. Наш роман «Ангелина плюс Леонид» дописан до точки, последняя страничка перевернута. Нам больше не к чему стремиться, нечего добиваться. Уже все сделано. Но я его все равно люблю. Люблю! И буду любить до последнего вздоха. Но о моей любви никто не узнает. Я никогда не скажу ему «люблю», не признаюсь, как бы мне не хотелось. Но буду продолжать хранить свою любовь в сердце».
Инна успокаивала Ангелину: «Если не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним. Не думай, что это Лёня попользовался тобой – думай, что это ты добилась, чего хотела!»
В 11:15 в офис зашел Леонид Журавлев. Бодрый. Как всегда, солидно одет. Побрит. Ангелина не сразу его увидела. В тот момент она была увлечена изучением инструкций по введению новшеств и изменений расчета стоимости доставки габаритных грузов. Когда Ангелина оторвалась от бумаг, Леонид уже стоял перед ней. Она смотрела ему в глаза, будто хотела по ним прочитать правду. – Что будет дальше?
«Привет – привет». Его рука скользнула в карман. «Мне нужно отправить очень ценную посылочку». Он протянул Ангелине ее сережки – серебряные гроздья смородины. Их пальцы слегка соприкоснулись. «Спасибо!» Ангелина поблагодарила его, и Леонид ушел. Напоследок он оглянулся, и их взгляды пересеклись.
«Как же мне хотелось догнать его, остановить, поговорить» – говорила Ангелина подружкам. Они втроем смотрели запись видеонаблюдения со всех камер, установленных в клиентской зоне. «Но я же гордая. А он мог бы и позвать меня выйти с ним поговорить. А он не позвал».

Вечером, когда Ангелина уже была дома, она получила письмо с неизвестного электронного адреса:

«Здравствуй, Ангелина.

Я знаю, вчера ты встречалась с моим мужем в его офисе. Как тебе секс на столе? Раз-два-три!? Или ты смогла досчитать до десяти? Теперь ты понимаешь, почему я ему изменяла и почему у нас долго не получалось зачать ребенка?
Я прочла твое последнее письмо. Впрочем, я читала и предыдущее и была в курсе вашей интрижки. Прошу тебя, не пиши ему больше, не ищи с ним встреч – оставь его мне. Я беременна и через полгода у нас с мужем родится сын. Возможно благодаря тебе…

«Гришка Чегурдашка»
Без обид. Людмила Журавлева».

Ангелина закрыла лицо руками, чувствуя, что слез не удержать. В тот момент ей хотелось выть на луну, кричать, не контролируя эмоций, выплеснуть все переживания и боль, дабы пережить постигшее ее разочарование. Она отключила ноутбук, открыла настежь окно. Холодный воздух ворвался в комнату с апрельским ветром. Ангелина стояла у окна в полной тишине, рассматривая огни в чужих окнах и тусклый оранжевый свет фонарей. Проезжали автомобили. По тротуарам прогуливались пары. Доносился смех, обрывки фраз, и чужие счастливые моменты словно разрывали сердце Ангелины на части. Она любила Леонида вопреки всему, но эта любовь приносила ей больше страданий, чем радости.
Так любить нельзя, – твердила Ангелина себе, усаживаясь на подоконник. Она закрыла глаза, спиной упершись в бетонную стену. Беззвучно стекали слезы. Руки обнимали озябшие плечи. Хотелось тепла, морских волн и летнего солнца – сбежать от плачевной реальности и окунуться с головой в соленую воду, в надежде, что она смоет разочарования и горести любви, как песок, прилипший к босым ногам.
«Это конец. У нашей истории нет продолжения. Он женат, я замужем. И как бы мы страстно не хотели друг друга, но больше не будет никаких свиданий. Ни раз в два месяца, ни раз в полгода. Ни на столе, ни на кровати, ни на природе, ни в лифте – нигде». С этим решением Ангелина легла спать, но до полвторого ночи так и смогла уснуть. Ворочалась, обвиняла себя в слабости и измене мужу, прокручивая в памяти последние события и письма.

Последний май

С Леонидом Ангелина не виделась ровно сорок дней. Она точно знала эту цифру, потому что на протяжении сорока вечеров, переходящих в ночи, она разучивала симфонии Вольфганга Амадея Моцарта. Одну за другой. И прошлой ночью она перевернула страничку на Симфонию № 41 (до мажор), второе название которой «Юпитер». Это было ее задание на очередной вечер. Так она убивала в себе любовь к Леониду. Играла. То решительные взлетающие вверх аккорды, то лирические нежные отступления, то жизнерадостные всплески, вновь и вновь сменяющиеся трепетным волнением, отражающим глубокие чувства.

В офис «Logistics Company» Леонид вошел неуверенно. В клиентской зоне кроме него находилось еще с десяток людей, создающих небольшую, но очередь. Ангелина не смотрела в его сторону, сосредоточившись исключительно на обслуживаемом клиенте. Леонид же не сводил с нее глаз.
Не заметив, а, почувствовав, Ангелина отвлеклась на мгновение – мгновение, за которое перед глазами пронеслись все романтические встречи, поцелуи под луной в семнадцать лет, на безлюдном пляже, в осеннем парке, на заднем сидении автомобиля, в адвокатском кресле и на столе. И снова екнуло сердце, и задрожали руки.
Леонид смотрел на Ангелину нежным и спокойным взглядом. Так не смотрят на людей, которые тебе безразличны. Он подошел к ее столу и на рекламном буклете написал: «Можно тебя украсть?». Ангелина прочитала его вопрос, но ни один мускул не дрогнул на ее лице. Она научилась скрывать свои чувства под маской безразличия. «Ты не видишь? У нас люди» – написала она ниже и положила буклет на край стола. «Я соскучился, моя Туфелька!» – «Не твоя».
Леонид помял исписанный листок и взял другой буклет, не обращая внимания на косые взгляды парня, который диктовал Ангелине номер ТТН. «Нам нужно поговорить» – написал он и указательным пальцем медленно подвинул листок Ангелине.
Ангелина прочла, но писать ответ не стала. Она распечатала очередную накладную и отправила клиента на склад за посылкой. За обслуживание следующего Ангелина не взялась, поставив на стол табличку ««Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця».
Вдвоем с Леонидом она вышла из офиса, остановившись на высоких ступенях порога. Ангелина с трудом сдерживала волнение:
– О чем ты хотел поговорить? – спросила она ледяным голосом.
– Ты так и не ответила на мое письмо. Я писал его три часа. А ты хоть бы слово написала в ответ. Согласна ты или нет?
Леонид хотел прикоснуться к Ангелине, но она резко одернула руку.
– Живи, как жил раньше. Не думай обо мне, не вспоминай. Забудь! – решительно выдала Ангелина на одном дыхании.
Она развернулась, чтобы уйти, но Леонид схватил ее за руку:
– Я всегда хотел тебя, хочу и буду хотеть!
– А я всегда любила тебя, люблю и буду любить! Но мы никогда не сможем быть вместе. У тебя скоро родится сын. Как ты можешь думать обо мне?
Ангелина резким движением освободила руку. Леонид мрачно опустил взгляд:
– Моя жена изменяла мне и это не мой ребенок. Но по закону я не могу с ней даже развестись, пока она беременна.
– Не посвящай меня в ваши семейные тайны. Я больше ничего не хочу о тебе знать. Оставь меня в покое.
Ангелина развернулась и с гордо поднятой головой ушла, цокая каблучками. Но едва за ней закрылась дверь, силы держаться невозмутимой иссякли. Она, не сдерживая слез, побежала на склад, спряталась ото всех в дальнем углу и дала волю нахлынувшим чувствам.
«Почему? Почему все так сложно? Почему я не могу забыть о нем? Зачем он опять появился? Что ему нужно? Секс? Как же мне противно от его «хочу», от стечения всех обстоятельств, от собственного безволия. Он сорок дней выжидал, чтобы прийти. Для него это норма. А я бы хотела каждую ночь засыпать в его объятьях, и все рассветы с ним делить. Глупая! Даже если он разведется – ничего не изменится. Ведь он меня не любит. Он вообще никого не любит – так же проще жить».

Успокоившись, Ангелина вернулась к работе. Привела себя в порядок и принялась обслуживать клиентов.
Вместо постоянной уборщицы уже неделю наводила чистоту в офисе «Logistics Company» временная уборщица – пожилая одинокая женщина баба Нюра. Первое время она присматривалась к коллективу, не проявляя своих скрытых способностей. Но короткий инцидент Ангелины с Леонидом, о котором она знала немало, разбудил дремлющее желание посплетничать.
Улучив подходящее время, когда Ангелина собиралась пообедать, баба Нюра подошла к ней и с ходу заявила, что Леониду нельзя верить.
– Вы хорошо знаете Леонида? – недоверчиво спросила Ангелина.
Баба Нюра увлекла ее на диван, приготовившись выложить все, что ей известно:
– Ах, девочка, если бы ты знала, сколько тайн хранится в моей голове. Я же мою полы в Юстиции! А там за каждой дверью тайна. И у твоего адвоката они есть и немало. Он червивый человек, Ангелина. Мужчиной я бы его и не назвала. «Чтоб стать мужчиной – мало им родиться». Так писал Михаил Львов. Сама подумай, разве настоящий мужчина будет обсуждать свою интимную жизнь? Ведь это таинство. А значит не для всех. Это касается только двоих.
Ангелина насторожилась:
– Леонид говорил с вами о… не знаю, как и сказать. О сексе?
– О нем самом. О сексе, – баба Нюра «с» произносила мягко, как многие из тех, кто родился и вырос в СССР, где секса не было. – Но разговаривал он не со мной, а с другом, а я только подслушивала за дверью. Этот Журавлев – птица еще та. Павлин. Хотя, нет – он стервятник. Он спорил на тебя.
От услышанного у Ангелины все поплыло перед глазами, но она не стала прерывать уборщицу, стараясь сохранить самообладание.
– Еще летом. – Продолжила баба Нюра. – К нему тогда приходил его друг Олег, и они долго и часто тебя обсуждали. Если бы ты только знала, что он говорил у тебя за спиной: и то, что ты избалованная, капризная девчонка, с которой не о чем разговаривать; и то, что ты – распущенная и ни о чем кроме своей внешности не заботишься. Он ставил в пример свою Людмилу, но называл ее серой мышкой. Он доверял ей слепо, а она оказалась еще распущеннее тебя – принесла в подоле чужого ребенка. Леонид однажды подкараулил их и разбил тому череп. Оказалось, что не так то и повезло ему с женой. Она предала его, и это сильно ударило по его самолюбию.
Ангелина почувствовала себя нехорошо. Все вокруг завертелось, а ее с уборщицей будто обволакивал прозрачный шар, вокруг которого что-то происходило, но Ангелину уже мало интересовали рабочие процессы.
Баба Нюра, выдержав короткую паузу, продолжила свой рассказ:
– Леонид во всю твердил, что ему больше повезло с женой, чем твоему мужу – с тобой. Он был самоуверен. А настоящие мужчины так себя не ведут. Он называл тебя легкодоступной, не зная наверняка, правда это или нет. Предполагал, что ты изменяешь мужу налево и направо, а его друг Олег твердил обратное. Я помню, хоть и не дословно, что Леонид тогда сказал: «Спорим, что даже если муж Ангелины еще не стал рогоносцем, то скоро им станет!» И он уверял, что позаботится об этом. Он подлый и жестокий человек, и нет в нем ни грамма светлых чувств, он привык все взвешивать и просчитывать ходы наперед, как в шахматах. Я не знала, что ты именно та Ангелина, но сегодня, когда он пришел к тебе, я сразу обо всем догадалась. Не верь ему, его «я соскучился» только слова, очередной трюк, уловка. Называй, как хочешь. Ему от тебя нужно только одно – тело. А на то, что твоя душа страдает, ему наплевать. Он помирится со своей Люськой, не бросит он ее, простит и измену и чужого ребенка вырастит, как своего. У него то детей быть не может. Ты и сама знаешь, каков с него любовник. Раз-два-три – и все! Ты правильно сделала, что решила порвать с ним отношения. Да и разве это называется отношениями? Отношения или есть или их нет. Ты отплатила ему той же монетой. Последнее слово осталось за тобой. «Живи, как жил раньше! Не думай обо мне, не вспоминай!» – это же его слова. Не он тебя, а ты его отвергла! Будь сильной и никогда не плачь при посторонних – они только обрадуются, что у такой куколки есть проблемы. Смейся всем на зло. Пусть завидуют. И гони его в три шеи, если он опять вздумает морочить тебе голову.
Ангелина была поражена в самое сердце. Баба Нюра действительно знала слишком много. Ангелина сочла ее предупреждение знаком свыше. – По стечению обстоятельств, как после смерти последняя клетка умирает через 40 дней, так и ее влечение к Леониду умерло спустя 40 дней молчания и грустных вечеров за нотными тетрадями с сонатами Вольфганга Амадея Моцарта.

Вечером лил дождь. Все небо грохотало. Черное. Огненные вспышки рассекали его на куски. Густые тучи обволакивали дома и деревья, нависали тяжелыми складками, будто хотели лечь на безлюдные улицы, чтобы отдохнуть от гнетущей усталости.
Непроглядные струи дождя ударялись о пустые лавочки и тяжелые капли отскакивали на асфальтную плитку, по которой лилась ручьями мутная и вспенивающаяся вода.
Ангелина босиком шла по аллее. Правой рукой она еле удерживала зонт, который так и рвался в небо, а в левой – несла туфли и сумочку. Мокрая белая кофточка облепила стройное тело. Под ней прорисовывались узоры кружевного бюстгальтера и размытое очертание ложбинки между грудей. Юбка приставала к ногам, отчего каждый шаг давался тяжело. Но Ангелина все равно любила дождь, даже холодный и колючий. Ей казалось, что так плачет небо вместе с ней.
В то же время за рулем своего автомобиля по центральной улице города мчался наперегонки с дождем Леонид Журавлев. Дворники не успевали очищать лобовое стекло от напористых струй воды, и он ничего не видел впереди себя. Только серую стену косого дождя и прямую полоску почерневшего асфальта.
Леонид не был пьян. Но в его сознании звучали отголоски слов вечно чем-то недовольной жены, всплывали эпизоды их ссор, мелькали, как видение, неприятные воспоминания. Леонид мог понять и простить ей измену, но не мог забыть ее упреков, обвинений и злости в глазах. Она кричала, кидалась на него с кулаками, доказывая свою правоту в том, что если изменяет женщина, то всегда виноват мужчина, и что рога носить не будет лишь тот, кто подарит женщине крылья. Она ждала ребенка от своего бывшего любовника, и Леонид не мог смириться с мыслью, что ему придется каждый день видеть плод ее измены. Он хотел развода, строил планы на будущее, еще утром надеясь, что Ангелина будет только рада, если они станут встречаться чаще. Леонид сожалел, что слишком поздно принял решение дать Ангелине шанс доказать, что она достойна такого мужчины, как он – умного, красивого и обеспеченного. Он не думал, что Ангелина способна ему отказать, при чем ответить категорическим отказом дерзко и его же словами. «Живи, как жил раньше!»
Из сумочки донеслась мелодия вызова. Ангелина вытащила телефон, остановившись у памятника на несколько секунд.
Это была Светлана:
– Алло. Привет, Светик, – сразу же ответила Ангелина, обрадовавшись подруге.
– Приветик, моя хорошая! Я так по тебе соскучилась! Спешу тебе сообщить, что мы с Джаном сегодня подали заявления в ЗАГС! 28 июня у нас свадьба! Когда у тебя отпуск? Приезжай скорее! – безумолку тараторила Светлана.
Ангелина приложила телефон к уху и пошла дальше, во второй руке неся сумочку, туфли и зонт.
Леонид слишком поздно увидел девушку под зонтом. Она появилась из ниоткуда, и в мгновения ока ее зонт взлетел, как парашют одуванчика. Леонид резко нажал на тормоз, но столкновения избежать не удалось. Он сбил ее, и тело, словно тряпичная кукла, перевернулось в воздухе, отлетело вперед, ударилось и упало на капот, а потом снова отлетело в сторону и распласталось на мокром асфальте.
Красный зонт летал над дорогой. Леонид никак не мог остановиться, и, лишь проехав около сотни метров, он выскочил из машины и что было духу, побежал назад.
Телефон Ангелины от удара разлетелся на части. Туфли и сумочка валялись по разным сторонам. Ангелина лежала на боку в холодной луже. Дождь бил ее по лицу, смывая кровь с разбитого лица.
Леонид спешил к ней. Он подхватил с дороги модельную туфельку, еще не догадываясь, кому она принадлежит. Сжал ее в ладони, и от пальцев по жилам и к самому сердцу пробежал холодок. Леонида охватил ужас.
– Ангелина, – закричал он во все горло. – Только не ты.
Он бежал, поднимая глаза в небо и моля Господа, чтобы на месте этой несчастной оказалась, кто угодно, только не его Ангелина.
Добежав, Леонид опустился перед неподвижной девушкой на колени, рыдая от чувства вины, захлестнувшего его с еще большей силой. Он коснулся ее щеки, а у самого текли слезы из глаз.
– Ангелочек мой, очнись! Прошу тебя скажи хоть слово, – умолял он.
Леонид попытался нащупать пульс на шее, но, казалось, Ангелина не подавала признаков жизни. Она лежала в белом на грязном асфальте, в луже, покрасневшей от крови. Леонид прижал ее к груди, все еще не веря в реальность событий. Он целовал ее мокрые волосы, поддерживая непослушную голову.
Ангелина едва шевельнула рукой, и Леонид обнадежено полез в карман за телефоном, понадеявшись на чудо.
– Ты поправишься, – шептал он, – поправишься!
Ангелина все-таки приоткрыла глаза. Она не чувствовала ни боли, ни страха.
– Лёня… Я всегда любила тебя, люблю и буду любить… Кажется, ты подарил мне крылья…

Ангелина умерла на руках Леонида по пути в больницу.
Первый букет, который он принес ей, завял на могильном холмике.
У Ангелины выросли крылья, и ее душа летала, оберегая от бед и несчастий своих родных и близких.
Она так и не сыграла на пианино симфонию № 41. Эту мелодию над ее могилой играл ветер.
Светлана с Джаном приезжали на похороны. В июне они расписались. От пышной церемонии Светлана отказалась.
Леонид хранил туфельку Ангелины. – Правую, ту, что подобрал на дороге. Левую хранил Петр.
Леонид часто приходил к Ангелине. Он разговаривал с ней так, как никогда при ее жизни. Рассказывал, как живет, чем дышит, делился мыслями, переживаниями, вспоминал прошлое, высказывая все то, о чем раньше молчал. – «Я не забуду тебя никогда».



к . о . н . е . ц


Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:35
 
СообщениеПечальный поворот событий

На работу Ангелина пришла без настроения. Грустная и подавленная. Тусклый взгляд, закрашенные корректором круги под глазами. Молчаливая и задумчивая.
В офисе, кроме Сержа Рябиновича, никого не было. Он с умным лицом распечатывал письма: заявления на переадресацию и возврат грузов. Увидев Ангелину, Серж поздоровался и хитро заулыбался:
– Так твой любовничек, значит, с Юстиции!? – спросил он.
Подобного вопроса Ангелина никак не ожидала:
– Откуда ты знаешь? Ты что следил за мной? – догадалась она по его лукавым глазам.
Ангелина приблизилась к столу начальника. Он смеялся, и щеки покраснели.
– Да, следил! А ты разве не заметила?!
Ангелина положила сумочку на стол и облокотилась:
– Нет, не заметила. Тебе делать было нечего? – спросила она, желая узнать причину, вызвавшую подобный интерес к ее вчерашнему свиданию.
В этот момент скрипнула дверь, и Влад Погреб с улыбкой до ушей ворвался в офис:
– Эх, Ангелина, Ангелина, ну как же не стыдно изменять мужу! Я о тебе был лучшего мнения!
Он тупо потешался. Ангелина не разозлилась, но и не была в восторге оттого, что за ней следят, еще и обсуждают за спиной.
– А с чего ты взял, что я ему изменяю?! – она наигранно улыбнулась.
– Только не говори, что вы чай пили! – Влад нарочно делал глупое невинное лицо и моргал ресницами, как целомудренная девица.
– Это не ваше дело, – ответила Ангелина и ушла на склад.

Влад застал ее сидящей на диванчике с чашкой ароматного кофе в руках. Она, не моргая, смотрела в одну точку. Он подсел рядом:
– Извини, я пошутил. Я вовсе не хотел тебя обидеть. Ты же не обижаешься на меня?
Влад по-дружески обнял ее за плечи, соприкоснувшись с Ангелиной головами.
– Все в порядке, Влад, отстать от меня в покое.
– Ты не хочешь со мной разговаривать? – Влад озадаченно приподнял брови. – Как оно изменять мужу? Я не понимаю. Зачем ты с ним вообще живешь?
– Влад, на твои вопросы нельзя ответить однозначно. Все слишком сложно. Подрастешь, поймешь.
– Мне не пять лет, я и так все прекрасно понимаю. Твоему мужу и я бы изменял на твоем месте. Он же старый. У него еще хоть стоит?
– Влад, давай не будем о моем муже.
– Тогда давай о твоем любовнике? Вы давно познакомились?
– Нам тогда было по семнадцать лет.
– Ого! И давно вы встречаетесь?
– «Встречаетесь» это громко сказано. С лета, – добавила Ангелина опечаленно.
– У вас все серьезно? Он приглашает тебя в кафе? Дарит цветы? Подарки?
– Какое кафе? Какие цветы? Подарки? Он женат. И разве этим оценивается серьезность отношений? Цветами и подарками?
– Ну и что, что женат? Он что ни разу тебе ничего не подарил?
– Ничего, кроме счастливых минут, проведенных вместе.
– Это бред! Зачем тебе такой любовник?! Хочешь, я буду дарить тебе цветы? Сходим в кино. Только ты и я!
– Владик, ты еще маленький мальчик! Тебе совсем недавно исполнилось восемнадцать. Мне скоро тридцать. О чем ты говоришь? Не может быть никаких «ты и я».
– Ангелина, возраст это не главное. Ты выглядишь лучше любой восемнадцатилетней девушки. У тебя такие аппетитные полушария!
Влад опять принялся за старое – без пошлых намеков и шуточек он не мог.
– Прекрати! Мы с тобой только друзья. Ты веселый, прикольный, с тобой не может быть скучно! Но я могу любить тебя только как брата.
– А этого с Юстиции ты любишь, как мужчину? Кстати, кто он? Нотариус? Юрист?
– Адвокат!
В зону отдыха вошел Серж:
– Ангелина, зачем тебе бегать в Юстицию? Глянь, как Влад на тебя смотрит! – он по-прежнему дурачился.
– Ну, вы и дураки! Смените уже тему.
Серж сделал себе кофе и сел напротив Ангелины. Он обратил внимание на кулон в виде сердечка на ее шее:
– Классный медальончик! – сказал он, скользя взглядом по шее и груди Ангелины.
Влад встал и хлопнул Сержа по плечу:
– Не смотри на ее кулон! Она же теперь любовница адвоката! А то еще засудит за домогательство на рабочем месте!
Ангелина засмеялась над его шуткой.
Вскоре пришли Инна и Оля. Нужно было занимать рабочие места и «приносить радость клиентам «Logistics Company».
«У меня такое чувство, что мной попользовались, – рассказывала Ангелина Инне. – Он не любит меня. Твердит о своей жене, будто бы я хочу занять ее место. Боится сделать ей больно. А сам такой же, как все – поддался страсти. Хотя в этом скорее моя вина. Лёня сопротивлялся изо всех сил: игнорировал меня, месяцами не давал о себе знать, не писал, не звонил. А я, как сумасшедшая, бредила им, ждала-ждала, пока не решила прекратить это томительное ожидание. Я добилась своего. Мы наконец-то сделали то, что нужно было сделать еще в семнадцать лет. Теперь на что мне надеяться, чего ждать? Продолжения? Не будет никакого продолжения. Это конец. Наш роман «Ангелина плюс Леонид» дописан до точки, последняя страничка перевернута. Нам больше не к чему стремиться, нечего добиваться. Уже все сделано. Но я его все равно люблю. Люблю! И буду любить до последнего вздоха. Но о моей любви никто не узнает. Я никогда не скажу ему «люблю», не признаюсь, как бы мне не хотелось. Но буду продолжать хранить свою любовь в сердце».
Инна успокаивала Ангелину: «Если не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним. Не думай, что это Лёня попользовался тобой – думай, что это ты добилась, чего хотела!»
В 11:15 в офис зашел Леонид Журавлев. Бодрый. Как всегда, солидно одет. Побрит. Ангелина не сразу его увидела. В тот момент она была увлечена изучением инструкций по введению новшеств и изменений расчета стоимости доставки габаритных грузов. Когда Ангелина оторвалась от бумаг, Леонид уже стоял перед ней. Она смотрела ему в глаза, будто хотела по ним прочитать правду. – Что будет дальше?
«Привет – привет». Его рука скользнула в карман. «Мне нужно отправить очень ценную посылочку». Он протянул Ангелине ее сережки – серебряные гроздья смородины. Их пальцы слегка соприкоснулись. «Спасибо!» Ангелина поблагодарила его, и Леонид ушел. Напоследок он оглянулся, и их взгляды пересеклись.
«Как же мне хотелось догнать его, остановить, поговорить» – говорила Ангелина подружкам. Они втроем смотрели запись видеонаблюдения со всех камер, установленных в клиентской зоне. «Но я же гордая. А он мог бы и позвать меня выйти с ним поговорить. А он не позвал».

Вечером, когда Ангелина уже была дома, она получила письмо с неизвестного электронного адреса:

«Здравствуй, Ангелина.

Я знаю, вчера ты встречалась с моим мужем в его офисе. Как тебе секс на столе? Раз-два-три!? Или ты смогла досчитать до десяти? Теперь ты понимаешь, почему я ему изменяла и почему у нас долго не получалось зачать ребенка?
Я прочла твое последнее письмо. Впрочем, я читала и предыдущее и была в курсе вашей интрижки. Прошу тебя, не пиши ему больше, не ищи с ним встреч – оставь его мне. Я беременна и через полгода у нас с мужем родится сын. Возможно благодаря тебе…

«Гришка Чегурдашка»
Без обид. Людмила Журавлева».

Ангелина закрыла лицо руками, чувствуя, что слез не удержать. В тот момент ей хотелось выть на луну, кричать, не контролируя эмоций, выплеснуть все переживания и боль, дабы пережить постигшее ее разочарование. Она отключила ноутбук, открыла настежь окно. Холодный воздух ворвался в комнату с апрельским ветром. Ангелина стояла у окна в полной тишине, рассматривая огни в чужих окнах и тусклый оранжевый свет фонарей. Проезжали автомобили. По тротуарам прогуливались пары. Доносился смех, обрывки фраз, и чужие счастливые моменты словно разрывали сердце Ангелины на части. Она любила Леонида вопреки всему, но эта любовь приносила ей больше страданий, чем радости.
Так любить нельзя, – твердила Ангелина себе, усаживаясь на подоконник. Она закрыла глаза, спиной упершись в бетонную стену. Беззвучно стекали слезы. Руки обнимали озябшие плечи. Хотелось тепла, морских волн и летнего солнца – сбежать от плачевной реальности и окунуться с головой в соленую воду, в надежде, что она смоет разочарования и горести любви, как песок, прилипший к босым ногам.
«Это конец. У нашей истории нет продолжения. Он женат, я замужем. И как бы мы страстно не хотели друг друга, но больше не будет никаких свиданий. Ни раз в два месяца, ни раз в полгода. Ни на столе, ни на кровати, ни на природе, ни в лифте – нигде». С этим решением Ангелина легла спать, но до полвторого ночи так и смогла уснуть. Ворочалась, обвиняла себя в слабости и измене мужу, прокручивая в памяти последние события и письма.

Последний май

С Леонидом Ангелина не виделась ровно сорок дней. Она точно знала эту цифру, потому что на протяжении сорока вечеров, переходящих в ночи, она разучивала симфонии Вольфганга Амадея Моцарта. Одну за другой. И прошлой ночью она перевернула страничку на Симфонию № 41 (до мажор), второе название которой «Юпитер». Это было ее задание на очередной вечер. Так она убивала в себе любовь к Леониду. Играла. То решительные взлетающие вверх аккорды, то лирические нежные отступления, то жизнерадостные всплески, вновь и вновь сменяющиеся трепетным волнением, отражающим глубокие чувства.

В офис «Logistics Company» Леонид вошел неуверенно. В клиентской зоне кроме него находилось еще с десяток людей, создающих небольшую, но очередь. Ангелина не смотрела в его сторону, сосредоточившись исключительно на обслуживаемом клиенте. Леонид же не сводил с нее глаз.
Не заметив, а, почувствовав, Ангелина отвлеклась на мгновение – мгновение, за которое перед глазами пронеслись все романтические встречи, поцелуи под луной в семнадцать лет, на безлюдном пляже, в осеннем парке, на заднем сидении автомобиля, в адвокатском кресле и на столе. И снова екнуло сердце, и задрожали руки.
Леонид смотрел на Ангелину нежным и спокойным взглядом. Так не смотрят на людей, которые тебе безразличны. Он подошел к ее столу и на рекламном буклете написал: «Можно тебя украсть?». Ангелина прочитала его вопрос, но ни один мускул не дрогнул на ее лице. Она научилась скрывать свои чувства под маской безразличия. «Ты не видишь? У нас люди» – написала она ниже и положила буклет на край стола. «Я соскучился, моя Туфелька!» – «Не твоя».
Леонид помял исписанный листок и взял другой буклет, не обращая внимания на косые взгляды парня, который диктовал Ангелине номер ТТН. «Нам нужно поговорить» – написал он и указательным пальцем медленно подвинул листок Ангелине.
Ангелина прочла, но писать ответ не стала. Она распечатала очередную накладную и отправила клиента на склад за посылкой. За обслуживание следующего Ангелина не взялась, поставив на стол табличку ««Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця».
Вдвоем с Леонидом она вышла из офиса, остановившись на высоких ступенях порога. Ангелина с трудом сдерживала волнение:
– О чем ты хотел поговорить? – спросила она ледяным голосом.
– Ты так и не ответила на мое письмо. Я писал его три часа. А ты хоть бы слово написала в ответ. Согласна ты или нет?
Леонид хотел прикоснуться к Ангелине, но она резко одернула руку.
– Живи, как жил раньше. Не думай обо мне, не вспоминай. Забудь! – решительно выдала Ангелина на одном дыхании.
Она развернулась, чтобы уйти, но Леонид схватил ее за руку:
– Я всегда хотел тебя, хочу и буду хотеть!
– А я всегда любила тебя, люблю и буду любить! Но мы никогда не сможем быть вместе. У тебя скоро родится сын. Как ты можешь думать обо мне?
Ангелина резким движением освободила руку. Леонид мрачно опустил взгляд:
– Моя жена изменяла мне и это не мой ребенок. Но по закону я не могу с ней даже развестись, пока она беременна.
– Не посвящай меня в ваши семейные тайны. Я больше ничего не хочу о тебе знать. Оставь меня в покое.
Ангелина развернулась и с гордо поднятой головой ушла, цокая каблучками. Но едва за ней закрылась дверь, силы держаться невозмутимой иссякли. Она, не сдерживая слез, побежала на склад, спряталась ото всех в дальнем углу и дала волю нахлынувшим чувствам.
«Почему? Почему все так сложно? Почему я не могу забыть о нем? Зачем он опять появился? Что ему нужно? Секс? Как же мне противно от его «хочу», от стечения всех обстоятельств, от собственного безволия. Он сорок дней выжидал, чтобы прийти. Для него это норма. А я бы хотела каждую ночь засыпать в его объятьях, и все рассветы с ним делить. Глупая! Даже если он разведется – ничего не изменится. Ведь он меня не любит. Он вообще никого не любит – так же проще жить».

Успокоившись, Ангелина вернулась к работе. Привела себя в порядок и принялась обслуживать клиентов.
Вместо постоянной уборщицы уже неделю наводила чистоту в офисе «Logistics Company» временная уборщица – пожилая одинокая женщина баба Нюра. Первое время она присматривалась к коллективу, не проявляя своих скрытых способностей. Но короткий инцидент Ангелины с Леонидом, о котором она знала немало, разбудил дремлющее желание посплетничать.
Улучив подходящее время, когда Ангелина собиралась пообедать, баба Нюра подошла к ней и с ходу заявила, что Леониду нельзя верить.
– Вы хорошо знаете Леонида? – недоверчиво спросила Ангелина.
Баба Нюра увлекла ее на диван, приготовившись выложить все, что ей известно:
– Ах, девочка, если бы ты знала, сколько тайн хранится в моей голове. Я же мою полы в Юстиции! А там за каждой дверью тайна. И у твоего адвоката они есть и немало. Он червивый человек, Ангелина. Мужчиной я бы его и не назвала. «Чтоб стать мужчиной – мало им родиться». Так писал Михаил Львов. Сама подумай, разве настоящий мужчина будет обсуждать свою интимную жизнь? Ведь это таинство. А значит не для всех. Это касается только двоих.
Ангелина насторожилась:
– Леонид говорил с вами о… не знаю, как и сказать. О сексе?
– О нем самом. О сексе, – баба Нюра «с» произносила мягко, как многие из тех, кто родился и вырос в СССР, где секса не было. – Но разговаривал он не со мной, а с другом, а я только подслушивала за дверью. Этот Журавлев – птица еще та. Павлин. Хотя, нет – он стервятник. Он спорил на тебя.
От услышанного у Ангелины все поплыло перед глазами, но она не стала прерывать уборщицу, стараясь сохранить самообладание.
– Еще летом. – Продолжила баба Нюра. – К нему тогда приходил его друг Олег, и они долго и часто тебя обсуждали. Если бы ты только знала, что он говорил у тебя за спиной: и то, что ты избалованная, капризная девчонка, с которой не о чем разговаривать; и то, что ты – распущенная и ни о чем кроме своей внешности не заботишься. Он ставил в пример свою Людмилу, но называл ее серой мышкой. Он доверял ей слепо, а она оказалась еще распущеннее тебя – принесла в подоле чужого ребенка. Леонид однажды подкараулил их и разбил тому череп. Оказалось, что не так то и повезло ему с женой. Она предала его, и это сильно ударило по его самолюбию.
Ангелина почувствовала себя нехорошо. Все вокруг завертелось, а ее с уборщицей будто обволакивал прозрачный шар, вокруг которого что-то происходило, но Ангелину уже мало интересовали рабочие процессы.
Баба Нюра, выдержав короткую паузу, продолжила свой рассказ:
– Леонид во всю твердил, что ему больше повезло с женой, чем твоему мужу – с тобой. Он был самоуверен. А настоящие мужчины так себя не ведут. Он называл тебя легкодоступной, не зная наверняка, правда это или нет. Предполагал, что ты изменяешь мужу налево и направо, а его друг Олег твердил обратное. Я помню, хоть и не дословно, что Леонид тогда сказал: «Спорим, что даже если муж Ангелины еще не стал рогоносцем, то скоро им станет!» И он уверял, что позаботится об этом. Он подлый и жестокий человек, и нет в нем ни грамма светлых чувств, он привык все взвешивать и просчитывать ходы наперед, как в шахматах. Я не знала, что ты именно та Ангелина, но сегодня, когда он пришел к тебе, я сразу обо всем догадалась. Не верь ему, его «я соскучился» только слова, очередной трюк, уловка. Называй, как хочешь. Ему от тебя нужно только одно – тело. А на то, что твоя душа страдает, ему наплевать. Он помирится со своей Люськой, не бросит он ее, простит и измену и чужого ребенка вырастит, как своего. У него то детей быть не может. Ты и сама знаешь, каков с него любовник. Раз-два-три – и все! Ты правильно сделала, что решила порвать с ним отношения. Да и разве это называется отношениями? Отношения или есть или их нет. Ты отплатила ему той же монетой. Последнее слово осталось за тобой. «Живи, как жил раньше! Не думай обо мне, не вспоминай!» – это же его слова. Не он тебя, а ты его отвергла! Будь сильной и никогда не плачь при посторонних – они только обрадуются, что у такой куколки есть проблемы. Смейся всем на зло. Пусть завидуют. И гони его в три шеи, если он опять вздумает морочить тебе голову.
Ангелина была поражена в самое сердце. Баба Нюра действительно знала слишком много. Ангелина сочла ее предупреждение знаком свыше. – По стечению обстоятельств, как после смерти последняя клетка умирает через 40 дней, так и ее влечение к Леониду умерло спустя 40 дней молчания и грустных вечеров за нотными тетрадями с сонатами Вольфганга Амадея Моцарта.

Вечером лил дождь. Все небо грохотало. Черное. Огненные вспышки рассекали его на куски. Густые тучи обволакивали дома и деревья, нависали тяжелыми складками, будто хотели лечь на безлюдные улицы, чтобы отдохнуть от гнетущей усталости.
Непроглядные струи дождя ударялись о пустые лавочки и тяжелые капли отскакивали на асфальтную плитку, по которой лилась ручьями мутная и вспенивающаяся вода.
Ангелина босиком шла по аллее. Правой рукой она еле удерживала зонт, который так и рвался в небо, а в левой – несла туфли и сумочку. Мокрая белая кофточка облепила стройное тело. Под ней прорисовывались узоры кружевного бюстгальтера и размытое очертание ложбинки между грудей. Юбка приставала к ногам, отчего каждый шаг давался тяжело. Но Ангелина все равно любила дождь, даже холодный и колючий. Ей казалось, что так плачет небо вместе с ней.
В то же время за рулем своего автомобиля по центральной улице города мчался наперегонки с дождем Леонид Журавлев. Дворники не успевали очищать лобовое стекло от напористых струй воды, и он ничего не видел впереди себя. Только серую стену косого дождя и прямую полоску почерневшего асфальта.
Леонид не был пьян. Но в его сознании звучали отголоски слов вечно чем-то недовольной жены, всплывали эпизоды их ссор, мелькали, как видение, неприятные воспоминания. Леонид мог понять и простить ей измену, но не мог забыть ее упреков, обвинений и злости в глазах. Она кричала, кидалась на него с кулаками, доказывая свою правоту в том, что если изменяет женщина, то всегда виноват мужчина, и что рога носить не будет лишь тот, кто подарит женщине крылья. Она ждала ребенка от своего бывшего любовника, и Леонид не мог смириться с мыслью, что ему придется каждый день видеть плод ее измены. Он хотел развода, строил планы на будущее, еще утром надеясь, что Ангелина будет только рада, если они станут встречаться чаще. Леонид сожалел, что слишком поздно принял решение дать Ангелине шанс доказать, что она достойна такого мужчины, как он – умного, красивого и обеспеченного. Он не думал, что Ангелина способна ему отказать, при чем ответить категорическим отказом дерзко и его же словами. «Живи, как жил раньше!»
Из сумочки донеслась мелодия вызова. Ангелина вытащила телефон, остановившись у памятника на несколько секунд.
Это была Светлана:
– Алло. Привет, Светик, – сразу же ответила Ангелина, обрадовавшись подруге.
– Приветик, моя хорошая! Я так по тебе соскучилась! Спешу тебе сообщить, что мы с Джаном сегодня подали заявления в ЗАГС! 28 июня у нас свадьба! Когда у тебя отпуск? Приезжай скорее! – безумолку тараторила Светлана.
Ангелина приложила телефон к уху и пошла дальше, во второй руке неся сумочку, туфли и зонт.
Леонид слишком поздно увидел девушку под зонтом. Она появилась из ниоткуда, и в мгновения ока ее зонт взлетел, как парашют одуванчика. Леонид резко нажал на тормоз, но столкновения избежать не удалось. Он сбил ее, и тело, словно тряпичная кукла, перевернулось в воздухе, отлетело вперед, ударилось и упало на капот, а потом снова отлетело в сторону и распласталось на мокром асфальте.
Красный зонт летал над дорогой. Леонид никак не мог остановиться, и, лишь проехав около сотни метров, он выскочил из машины и что было духу, побежал назад.
Телефон Ангелины от удара разлетелся на части. Туфли и сумочка валялись по разным сторонам. Ангелина лежала на боку в холодной луже. Дождь бил ее по лицу, смывая кровь с разбитого лица.
Леонид спешил к ней. Он подхватил с дороги модельную туфельку, еще не догадываясь, кому она принадлежит. Сжал ее в ладони, и от пальцев по жилам и к самому сердцу пробежал холодок. Леонида охватил ужас.
– Ангелина, – закричал он во все горло. – Только не ты.
Он бежал, поднимая глаза в небо и моля Господа, чтобы на месте этой несчастной оказалась, кто угодно, только не его Ангелина.
Добежав, Леонид опустился перед неподвижной девушкой на колени, рыдая от чувства вины, захлестнувшего его с еще большей силой. Он коснулся ее щеки, а у самого текли слезы из глаз.
– Ангелочек мой, очнись! Прошу тебя скажи хоть слово, – умолял он.
Леонид попытался нащупать пульс на шее, но, казалось, Ангелина не подавала признаков жизни. Она лежала в белом на грязном асфальте, в луже, покрасневшей от крови. Леонид прижал ее к груди, все еще не веря в реальность событий. Он целовал ее мокрые волосы, поддерживая непослушную голову.
Ангелина едва шевельнула рукой, и Леонид обнадежено полез в карман за телефоном, понадеявшись на чудо.
– Ты поправишься, – шептал он, – поправишься!
Ангелина все-таки приоткрыла глаза. Она не чувствовала ни боли, ни страха.
– Лёня… Я всегда любила тебя, люблю и буду любить… Кажется, ты подарил мне крылья…

Ангелина умерла на руках Леонида по пути в больницу.
Первый букет, который он принес ей, завял на могильном холмике.
У Ангелины выросли крылья, и ее душа летала, оберегая от бед и несчастий своих родных и близких.
Она так и не сыграла на пианино симфонию № 41. Эту мелодию над ее могилой играл ветер.
Светлана с Джаном приезжали на похороны. В июне они расписались. От пышной церемонии Светлана отказалась.
Леонид хранил туфельку Ангелины. – Правую, ту, что подобрал на дороге. Левую хранил Петр.
Леонид часто приходил к Ангелине. Он разговаривал с ней так, как никогда при ее жизни. Рассказывал, как живет, чем дышит, делился мыслями, переживаниями, вспоминал прошлое, высказывая все то, о чем раньше молчал. – «Я не забуду тебя никогда».



к . о . н . е . ц

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.05.2013 в 00:16
СообщениеПечальный поворот событий

На работу Ангелина пришла без настроения. Грустная и подавленная. Тусклый взгляд, закрашенные корректором круги под глазами. Молчаливая и задумчивая.
В офисе, кроме Сержа Рябиновича, никого не было. Он с умным лицом распечатывал письма: заявления на переадресацию и возврат грузов. Увидев Ангелину, Серж поздоровался и хитро заулыбался:
– Так твой любовничек, значит, с Юстиции!? – спросил он.
Подобного вопроса Ангелина никак не ожидала:
– Откуда ты знаешь? Ты что следил за мной? – догадалась она по его лукавым глазам.
Ангелина приблизилась к столу начальника. Он смеялся, и щеки покраснели.
– Да, следил! А ты разве не заметила?!
Ангелина положила сумочку на стол и облокотилась:
– Нет, не заметила. Тебе делать было нечего? – спросила она, желая узнать причину, вызвавшую подобный интерес к ее вчерашнему свиданию.
В этот момент скрипнула дверь, и Влад Погреб с улыбкой до ушей ворвался в офис:
– Эх, Ангелина, Ангелина, ну как же не стыдно изменять мужу! Я о тебе был лучшего мнения!
Он тупо потешался. Ангелина не разозлилась, но и не была в восторге оттого, что за ней следят, еще и обсуждают за спиной.
– А с чего ты взял, что я ему изменяю?! – она наигранно улыбнулась.
– Только не говори, что вы чай пили! – Влад нарочно делал глупое невинное лицо и моргал ресницами, как целомудренная девица.
– Это не ваше дело, – ответила Ангелина и ушла на склад.

Влад застал ее сидящей на диванчике с чашкой ароматного кофе в руках. Она, не моргая, смотрела в одну точку. Он подсел рядом:
– Извини, я пошутил. Я вовсе не хотел тебя обидеть. Ты же не обижаешься на меня?
Влад по-дружески обнял ее за плечи, соприкоснувшись с Ангелиной головами.
– Все в порядке, Влад, отстать от меня в покое.
– Ты не хочешь со мной разговаривать? – Влад озадаченно приподнял брови. – Как оно изменять мужу? Я не понимаю. Зачем ты с ним вообще живешь?
– Влад, на твои вопросы нельзя ответить однозначно. Все слишком сложно. Подрастешь, поймешь.
– Мне не пять лет, я и так все прекрасно понимаю. Твоему мужу и я бы изменял на твоем месте. Он же старый. У него еще хоть стоит?
– Влад, давай не будем о моем муже.
– Тогда давай о твоем любовнике? Вы давно познакомились?
– Нам тогда было по семнадцать лет.
– Ого! И давно вы встречаетесь?
– «Встречаетесь» это громко сказано. С лета, – добавила Ангелина опечаленно.
– У вас все серьезно? Он приглашает тебя в кафе? Дарит цветы? Подарки?
– Какое кафе? Какие цветы? Подарки? Он женат. И разве этим оценивается серьезность отношений? Цветами и подарками?
– Ну и что, что женат? Он что ни разу тебе ничего не подарил?
– Ничего, кроме счастливых минут, проведенных вместе.
– Это бред! Зачем тебе такой любовник?! Хочешь, я буду дарить тебе цветы? Сходим в кино. Только ты и я!
– Владик, ты еще маленький мальчик! Тебе совсем недавно исполнилось восемнадцать. Мне скоро тридцать. О чем ты говоришь? Не может быть никаких «ты и я».
– Ангелина, возраст это не главное. Ты выглядишь лучше любой восемнадцатилетней девушки. У тебя такие аппетитные полушария!
Влад опять принялся за старое – без пошлых намеков и шуточек он не мог.
– Прекрати! Мы с тобой только друзья. Ты веселый, прикольный, с тобой не может быть скучно! Но я могу любить тебя только как брата.
– А этого с Юстиции ты любишь, как мужчину? Кстати, кто он? Нотариус? Юрист?
– Адвокат!
В зону отдыха вошел Серж:
– Ангелина, зачем тебе бегать в Юстицию? Глянь, как Влад на тебя смотрит! – он по-прежнему дурачился.
– Ну, вы и дураки! Смените уже тему.
Серж сделал себе кофе и сел напротив Ангелины. Он обратил внимание на кулон в виде сердечка на ее шее:
– Классный медальончик! – сказал он, скользя взглядом по шее и груди Ангелины.
Влад встал и хлопнул Сержа по плечу:
– Не смотри на ее кулон! Она же теперь любовница адвоката! А то еще засудит за домогательство на рабочем месте!
Ангелина засмеялась над его шуткой.
Вскоре пришли Инна и Оля. Нужно было занимать рабочие места и «приносить радость клиентам «Logistics Company».
«У меня такое чувство, что мной попользовались, – рассказывала Ангелина Инне. – Он не любит меня. Твердит о своей жене, будто бы я хочу занять ее место. Боится сделать ей больно. А сам такой же, как все – поддался страсти. Хотя в этом скорее моя вина. Лёня сопротивлялся изо всех сил: игнорировал меня, месяцами не давал о себе знать, не писал, не звонил. А я, как сумасшедшая, бредила им, ждала-ждала, пока не решила прекратить это томительное ожидание. Я добилась своего. Мы наконец-то сделали то, что нужно было сделать еще в семнадцать лет. Теперь на что мне надеяться, чего ждать? Продолжения? Не будет никакого продолжения. Это конец. Наш роман «Ангелина плюс Леонид» дописан до точки, последняя страничка перевернута. Нам больше не к чему стремиться, нечего добиваться. Уже все сделано. Но я его все равно люблю. Люблю! И буду любить до последнего вздоха. Но о моей любви никто не узнает. Я никогда не скажу ему «люблю», не признаюсь, как бы мне не хотелось. Но буду продолжать хранить свою любовь в сердце».
Инна успокаивала Ангелину: «Если не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним. Не думай, что это Лёня попользовался тобой – думай, что это ты добилась, чего хотела!»
В 11:15 в офис зашел Леонид Журавлев. Бодрый. Как всегда, солидно одет. Побрит. Ангелина не сразу его увидела. В тот момент она была увлечена изучением инструкций по введению новшеств и изменений расчета стоимости доставки габаритных грузов. Когда Ангелина оторвалась от бумаг, Леонид уже стоял перед ней. Она смотрела ему в глаза, будто хотела по ним прочитать правду. – Что будет дальше?
«Привет – привет». Его рука скользнула в карман. «Мне нужно отправить очень ценную посылочку». Он протянул Ангелине ее сережки – серебряные гроздья смородины. Их пальцы слегка соприкоснулись. «Спасибо!» Ангелина поблагодарила его, и Леонид ушел. Напоследок он оглянулся, и их взгляды пересеклись.
«Как же мне хотелось догнать его, остановить, поговорить» – говорила Ангелина подружкам. Они втроем смотрели запись видеонаблюдения со всех камер, установленных в клиентской зоне. «Но я же гордая. А он мог бы и позвать меня выйти с ним поговорить. А он не позвал».

Вечером, когда Ангелина уже была дома, она получила письмо с неизвестного электронного адреса:

«Здравствуй, Ангелина.

Я знаю, вчера ты встречалась с моим мужем в его офисе. Как тебе секс на столе? Раз-два-три!? Или ты смогла досчитать до десяти? Теперь ты понимаешь, почему я ему изменяла и почему у нас долго не получалось зачать ребенка?
Я прочла твое последнее письмо. Впрочем, я читала и предыдущее и была в курсе вашей интрижки. Прошу тебя, не пиши ему больше, не ищи с ним встреч – оставь его мне. Я беременна и через полгода у нас с мужем родится сын. Возможно благодаря тебе…

«Гришка Чегурдашка»
Без обид. Людмила Журавлева».

Ангелина закрыла лицо руками, чувствуя, что слез не удержать. В тот момент ей хотелось выть на луну, кричать, не контролируя эмоций, выплеснуть все переживания и боль, дабы пережить постигшее ее разочарование. Она отключила ноутбук, открыла настежь окно. Холодный воздух ворвался в комнату с апрельским ветром. Ангелина стояла у окна в полной тишине, рассматривая огни в чужих окнах и тусклый оранжевый свет фонарей. Проезжали автомобили. По тротуарам прогуливались пары. Доносился смех, обрывки фраз, и чужие счастливые моменты словно разрывали сердце Ангелины на части. Она любила Леонида вопреки всему, но эта любовь приносила ей больше страданий, чем радости.
Так любить нельзя, – твердила Ангелина себе, усаживаясь на подоконник. Она закрыла глаза, спиной упершись в бетонную стену. Беззвучно стекали слезы. Руки обнимали озябшие плечи. Хотелось тепла, морских волн и летнего солнца – сбежать от плачевной реальности и окунуться с головой в соленую воду, в надежде, что она смоет разочарования и горести любви, как песок, прилипший к босым ногам.
«Это конец. У нашей истории нет продолжения. Он женат, я замужем. И как бы мы страстно не хотели друг друга, но больше не будет никаких свиданий. Ни раз в два месяца, ни раз в полгода. Ни на столе, ни на кровати, ни на природе, ни в лифте – нигде». С этим решением Ангелина легла спать, но до полвторого ночи так и смогла уснуть. Ворочалась, обвиняла себя в слабости и измене мужу, прокручивая в памяти последние события и письма.

Последний май

С Леонидом Ангелина не виделась ровно сорок дней. Она точно знала эту цифру, потому что на протяжении сорока вечеров, переходящих в ночи, она разучивала симфонии Вольфганга Амадея Моцарта. Одну за другой. И прошлой ночью она перевернула страничку на Симфонию № 41 (до мажор), второе название которой «Юпитер». Это было ее задание на очередной вечер. Так она убивала в себе любовь к Леониду. Играла. То решительные взлетающие вверх аккорды, то лирические нежные отступления, то жизнерадостные всплески, вновь и вновь сменяющиеся трепетным волнением, отражающим глубокие чувства.

В офис «Logistics Company» Леонид вошел неуверенно. В клиентской зоне кроме него находилось еще с десяток людей, создающих небольшую, но очередь. Ангелина не смотрела в его сторону, сосредоточившись исключительно на обслуживаемом клиенте. Леонид же не сводил с нее глаз.
Не заметив, а, почувствовав, Ангелина отвлеклась на мгновение – мгновение, за которое перед глазами пронеслись все романтические встречи, поцелуи под луной в семнадцать лет, на безлюдном пляже, в осеннем парке, на заднем сидении автомобиля, в адвокатском кресле и на столе. И снова екнуло сердце, и задрожали руки.
Леонид смотрел на Ангелину нежным и спокойным взглядом. Так не смотрят на людей, которые тебе безразличны. Он подошел к ее столу и на рекламном буклете написал: «Можно тебя украсть?». Ангелина прочитала его вопрос, но ни один мускул не дрогнул на ее лице. Она научилась скрывать свои чувства под маской безразличия. «Ты не видишь? У нас люди» – написала она ниже и положила буклет на край стола. «Я соскучился, моя Туфелька!» – «Не твоя».
Леонид помял исписанный листок и взял другой буклет, не обращая внимания на косые взгляды парня, который диктовал Ангелине номер ТТН. «Нам нужно поговорить» – написал он и указательным пальцем медленно подвинул листок Ангелине.
Ангелина прочла, но писать ответ не стала. Она распечатала очередную накладную и отправила клиента на склад за посылкой. За обслуживание следующего Ангелина не взялась, поставив на стол табличку ««Зверніться, будь-ласка, до іншого віконця».
Вдвоем с Леонидом она вышла из офиса, остановившись на высоких ступенях порога. Ангелина с трудом сдерживала волнение:
– О чем ты хотел поговорить? – спросила она ледяным голосом.
– Ты так и не ответила на мое письмо. Я писал его три часа. А ты хоть бы слово написала в ответ. Согласна ты или нет?
Леонид хотел прикоснуться к Ангелине, но она резко одернула руку.
– Живи, как жил раньше. Не думай обо мне, не вспоминай. Забудь! – решительно выдала Ангелина на одном дыхании.
Она развернулась, чтобы уйти, но Леонид схватил ее за руку:
– Я всегда хотел тебя, хочу и буду хотеть!
– А я всегда любила тебя, люблю и буду любить! Но мы никогда не сможем быть вместе. У тебя скоро родится сын. Как ты можешь думать обо мне?
Ангелина резким движением освободила руку. Леонид мрачно опустил взгляд:
– Моя жена изменяла мне и это не мой ребенок. Но по закону я не могу с ней даже развестись, пока она беременна.
– Не посвящай меня в ваши семейные тайны. Я больше ничего не хочу о тебе знать. Оставь меня в покое.
Ангелина развернулась и с гордо поднятой головой ушла, цокая каблучками. Но едва за ней закрылась дверь, силы держаться невозмутимой иссякли. Она, не сдерживая слез, побежала на склад, спряталась ото всех в дальнем углу и дала волю нахлынувшим чувствам.
«Почему? Почему все так сложно? Почему я не могу забыть о нем? Зачем он опять появился? Что ему нужно? Секс? Как же мне противно от его «хочу», от стечения всех обстоятельств, от собственного безволия. Он сорок дней выжидал, чтобы прийти. Для него это норма. А я бы хотела каждую ночь засыпать в его объятьях, и все рассветы с ним делить. Глупая! Даже если он разведется – ничего не изменится. Ведь он меня не любит. Он вообще никого не любит – так же проще жить».

Успокоившись, Ангелина вернулась к работе. Привела себя в порядок и принялась обслуживать клиентов.
Вместо постоянной уборщицы уже неделю наводила чистоту в офисе «Logistics Company» временная уборщица – пожилая одинокая женщина баба Нюра. Первое время она присматривалась к коллективу, не проявляя своих скрытых способностей. Но короткий инцидент Ангелины с Леонидом, о котором она знала немало, разбудил дремлющее желание посплетничать.
Улучив подходящее время, когда Ангелина собиралась пообедать, баба Нюра подошла к ней и с ходу заявила, что Леониду нельзя верить.
– Вы хорошо знаете Леонида? – недоверчиво спросила Ангелина.
Баба Нюра увлекла ее на диван, приготовившись выложить все, что ей известно:
– Ах, девочка, если бы ты знала, сколько тайн хранится в моей голове. Я же мою полы в Юстиции! А там за каждой дверью тайна. И у твоего адвоката они есть и немало. Он червивый человек, Ангелина. Мужчиной я бы его и не назвала. «Чтоб стать мужчиной – мало им родиться». Так писал Михаил Львов. Сама подумай, разве настоящий мужчина будет обсуждать свою интимную жизнь? Ведь это таинство. А значит не для всех. Это касается только двоих.
Ангелина насторожилась:
– Леонид говорил с вами о… не знаю, как и сказать. О сексе?
– О нем самом. О сексе, – баба Нюра «с» произносила мягко, как многие из тех, кто родился и вырос в СССР, где секса не было. – Но разговаривал он не со мной, а с другом, а я только подслушивала за дверью. Этот Журавлев – птица еще та. Павлин. Хотя, нет – он стервятник. Он спорил на тебя.
От услышанного у Ангелины все поплыло перед глазами, но она не стала прерывать уборщицу, стараясь сохранить самообладание.
– Еще летом. – Продолжила баба Нюра. – К нему тогда приходил его друг Олег, и они долго и часто тебя обсуждали. Если бы ты только знала, что он говорил у тебя за спиной: и то, что ты избалованная, капризная девчонка, с которой не о чем разговаривать; и то, что ты – распущенная и ни о чем кроме своей внешности не заботишься. Он ставил в пример свою Людмилу, но называл ее серой мышкой. Он доверял ей слепо, а она оказалась еще распущеннее тебя – принесла в подоле чужого ребенка. Леонид однажды подкараулил их и разбил тому череп. Оказалось, что не так то и повезло ему с женой. Она предала его, и это сильно ударило по его самолюбию.
Ангелина почувствовала себя нехорошо. Все вокруг завертелось, а ее с уборщицей будто обволакивал прозрачный шар, вокруг которого что-то происходило, но Ангелину уже мало интересовали рабочие процессы.
Баба Нюра, выдержав короткую паузу, продолжила свой рассказ:
– Леонид во всю твердил, что ему больше повезло с женой, чем твоему мужу – с тобой. Он был самоуверен. А настоящие мужчины так себя не ведут. Он называл тебя легкодоступной, не зная наверняка, правда это или нет. Предполагал, что ты изменяешь мужу налево и направо, а его друг Олег твердил обратное. Я помню, хоть и не дословно, что Леонид тогда сказал: «Спорим, что даже если муж Ангелины еще не стал рогоносцем, то скоро им станет!» И он уверял, что позаботится об этом. Он подлый и жестокий человек, и нет в нем ни грамма светлых чувств, он привык все взвешивать и просчитывать ходы наперед, как в шахматах. Я не знала, что ты именно та Ангелина, но сегодня, когда он пришел к тебе, я сразу обо всем догадалась. Не верь ему, его «я соскучился» только слова, очередной трюк, уловка. Называй, как хочешь. Ему от тебя нужно только одно – тело. А на то, что твоя душа страдает, ему наплевать. Он помирится со своей Люськой, не бросит он ее, простит и измену и чужого ребенка вырастит, как своего. У него то детей быть не может. Ты и сама знаешь, каков с него любовник. Раз-два-три – и все! Ты правильно сделала, что решила порвать с ним отношения. Да и разве это называется отношениями? Отношения или есть или их нет. Ты отплатила ему той же монетой. Последнее слово осталось за тобой. «Живи, как жил раньше! Не думай обо мне, не вспоминай!» – это же его слова. Не он тебя, а ты его отвергла! Будь сильной и никогда не плачь при посторонних – они только обрадуются, что у такой куколки есть проблемы. Смейся всем на зло. Пусть завидуют. И гони его в три шеи, если он опять вздумает морочить тебе голову.
Ангелина была поражена в самое сердце. Баба Нюра действительно знала слишком много. Ангелина сочла ее предупреждение знаком свыше. – По стечению обстоятельств, как после смерти последняя клетка умирает через 40 дней, так и ее влечение к Леониду умерло спустя 40 дней молчания и грустных вечеров за нотными тетрадями с сонатами Вольфганга Амадея Моцарта.

Вечером лил дождь. Все небо грохотало. Черное. Огненные вспышки рассекали его на куски. Густые тучи обволакивали дома и деревья, нависали тяжелыми складками, будто хотели лечь на безлюдные улицы, чтобы отдохнуть от гнетущей усталости.
Непроглядные струи дождя ударялись о пустые лавочки и тяжелые капли отскакивали на асфальтную плитку, по которой лилась ручьями мутная и вспенивающаяся вода.
Ангелина босиком шла по аллее. Правой рукой она еле удерживала зонт, который так и рвался в небо, а в левой – несла туфли и сумочку. Мокрая белая кофточка облепила стройное тело. Под ней прорисовывались узоры кружевного бюстгальтера и размытое очертание ложбинки между грудей. Юбка приставала к ногам, отчего каждый шаг давался тяжело. Но Ангелина все равно любила дождь, даже холодный и колючий. Ей казалось, что так плачет небо вместе с ней.
В то же время за рулем своего автомобиля по центральной улице города мчался наперегонки с дождем Леонид Журавлев. Дворники не успевали очищать лобовое стекло от напористых струй воды, и он ничего не видел впереди себя. Только серую стену косого дождя и прямую полоску почерневшего асфальта.
Леонид не был пьян. Но в его сознании звучали отголоски слов вечно чем-то недовольной жены, всплывали эпизоды их ссор, мелькали, как видение, неприятные воспоминания. Леонид мог понять и простить ей измену, но не мог забыть ее упреков, обвинений и злости в глазах. Она кричала, кидалась на него с кулаками, доказывая свою правоту в том, что если изменяет женщина, то всегда виноват мужчина, и что рога носить не будет лишь тот, кто подарит женщине крылья. Она ждала ребенка от своего бывшего любовника, и Леонид не мог смириться с мыслью, что ему придется каждый день видеть плод ее измены. Он хотел развода, строил планы на будущее, еще утром надеясь, что Ангелина будет только рада, если они станут встречаться чаще. Леонид сожалел, что слишком поздно принял решение дать Ангелине шанс доказать, что она достойна такого мужчины, как он – умного, красивого и обеспеченного. Он не думал, что Ангелина способна ему отказать, при чем ответить категорическим отказом дерзко и его же словами. «Живи, как жил раньше!»
Из сумочки донеслась мелодия вызова. Ангелина вытащила телефон, остановившись у памятника на несколько секунд.
Это была Светлана:
– Алло. Привет, Светик, – сразу же ответила Ангелина, обрадовавшись подруге.
– Приветик, моя хорошая! Я так по тебе соскучилась! Спешу тебе сообщить, что мы с Джаном сегодня подали заявления в ЗАГС! 28 июня у нас свадьба! Когда у тебя отпуск? Приезжай скорее! – безумолку тараторила Светлана.
Ангелина приложила телефон к уху и пошла дальше, во второй руке неся сумочку, туфли и зонт.
Леонид слишком поздно увидел девушку под зонтом. Она появилась из ниоткуда, и в мгновения ока ее зонт взлетел, как парашют одуванчика. Леонид резко нажал на тормоз, но столкновения избежать не удалось. Он сбил ее, и тело, словно тряпичная кукла, перевернулось в воздухе, отлетело вперед, ударилось и упало на капот, а потом снова отлетело в сторону и распласталось на мокром асфальте.
Красный зонт летал над дорогой. Леонид никак не мог остановиться, и, лишь проехав около сотни метров, он выскочил из машины и что было духу, побежал назад.
Телефон Ангелины от удара разлетелся на части. Туфли и сумочка валялись по разным сторонам. Ангелина лежала на боку в холодной луже. Дождь бил ее по лицу, смывая кровь с разбитого лица.
Леонид спешил к ней. Он подхватил с дороги модельную туфельку, еще не догадываясь, кому она принадлежит. Сжал ее в ладони, и от пальцев по жилам и к самому сердцу пробежал холодок. Леонида охватил ужас.
– Ангелина, – закричал он во все горло. – Только не ты.
Он бежал, поднимая глаза в небо и моля Господа, чтобы на месте этой несчастной оказалась, кто угодно, только не его Ангелина.
Добежав, Леонид опустился перед неподвижной девушкой на колени, рыдая от чувства вины, захлестнувшего его с еще большей силой. Он коснулся ее щеки, а у самого текли слезы из глаз.
– Ангелочек мой, очнись! Прошу тебя скажи хоть слово, – умолял он.
Леонид попытался нащупать пульс на шее, но, казалось, Ангелина не подавала признаков жизни. Она лежала в белом на грязном асфальте, в луже, покрасневшей от крови. Леонид прижал ее к груди, все еще не веря в реальность событий. Он целовал ее мокрые волосы, поддерживая непослушную голову.
Ангелина едва шевельнула рукой, и Леонид обнадежено полез в карман за телефоном, понадеявшись на чудо.
– Ты поправишься, – шептал он, – поправишься!
Ангелина все-таки приоткрыла глаза. Она не чувствовала ни боли, ни страха.
– Лёня… Я всегда любила тебя, люблю и буду любить… Кажется, ты подарил мне крылья…

Ангелина умерла на руках Леонида по пути в больницу.
Первый букет, который он принес ей, завял на могильном холмике.
У Ангелины выросли крылья, и ее душа летала, оберегая от бед и несчастий своих родных и близких.
Она так и не сыграла на пианино симфонию № 41. Эту мелодию над ее могилой играл ветер.
Светлана с Джаном приезжали на похороны. В июне они расписались. От пышной церемонии Светлана отказалась.
Леонид хранил туфельку Ангелины. – Правую, ту, что подобрал на дороге. Левую хранил Петр.
Леонид часто приходил к Ангелине. Он разговаривал с ней так, как никогда при ее жизни. Рассказывал, как живет, чем дышит, делился мыслями, переживаниями, вспоминал прошлое, высказывая все то, о чем раньше молчал. – «Я не забуду тебя никогда».



к . о . н . е . ц

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.05.2013 в 00:16
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 20.05.2013, 00:22 | Сообщение # 25
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
40 бессонных ночей.
Дописала. Высказалась. Поставила точку.

Осталось отшлифовать. Буду рада, если кто-то из островитян прочтет и выскажет своем мнение.
 
Сообщение40 бессонных ночей.
Дописала. Высказалась. Поставила точку.

Осталось отшлифовать. Буду рада, если кто-то из островитян прочтет и выскажет своем мнение.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.05.2013 в 00:22
Сообщение40 бессонных ночей.
Дописала. Высказалась. Поставила точку.

Осталось отшлифовать. Буду рада, если кто-то из островитян прочтет и выскажет своем мнение.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 20.05.2013 в 00:22
Kristina_Iva-NovaДата: Пятница, 24.05.2013, 20:21 | Сообщение # 26
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Енакиево. Наши дни. Ангелина – оператор корпорации «Logistics Company», Леонид – адвокат. Они не виделись более десяти лет, но годы не стерли романтических воспоминаний о поцелуях под открытым небом. Леонид оставляет визитку, и между ними снова вспыхивает огонь страсти. Они сопротивляются влечению, потому что не хотят причинять боль своим законным супругам. Но запретный плод сладок! Леонид спорит с другом, кому больше повезло с женами: ему – со скромницей, не дававшей повода для ревности, или мужу Ангелины – с ней – сексуальной и выставляющей напоказ свою красоту… «Стойкий оловянный солдатик и танцующая на одной ножке». Что не позволило им стать любовниками?

Сообщение отредактировал korolevansp - Пятница, 28.06.2013, 19:37
 
СообщениеЕнакиево. Наши дни. Ангелина – оператор корпорации «Logistics Company», Леонид – адвокат. Они не виделись более десяти лет, но годы не стерли романтических воспоминаний о поцелуях под открытым небом. Леонид оставляет визитку, и между ними снова вспыхивает огонь страсти. Они сопротивляются влечению, потому что не хотят причинять боль своим законным супругам. Но запретный плод сладок! Леонид спорит с другом, кому больше повезло с женами: ему – со скромницей, не дававшей повода для ревности, или мужу Ангелины – с ней – сексуальной и выставляющей напоказ свою красоту… «Стойкий оловянный солдатик и танцующая на одной ножке». Что не позволило им стать любовниками?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 24.05.2013 в 20:21
СообщениеЕнакиево. Наши дни. Ангелина – оператор корпорации «Logistics Company», Леонид – адвокат. Они не виделись более десяти лет, но годы не стерли романтических воспоминаний о поцелуях под открытым небом. Леонид оставляет визитку, и между ними снова вспыхивает огонь страсти. Они сопротивляются влечению, потому что не хотят причинять боль своим законным супругам. Но запретный плод сладок! Леонид спорит с другом, кому больше повезло с женами: ему – со скромницей, не дававшей повода для ревности, или мужу Ангелины – с ней – сексуальной и выставляющей напоказ свою красоту… «Стойкий оловянный солдатик и танцующая на одной ножке». Что не позволило им стать любовниками?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 24.05.2013 в 20:21
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Ангелина ((история любви тех, кому любить запрещено))
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Ангелина - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz