Потерянный во снах - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Потерянный во снах - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 13
  • 1
  • 2
  • 3
  • 12
  • 13
  • »
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Потерянный во снах (рабочее название)
Потерянный во снах
dididadaДата: Вторник, 10.07.2012, 10:26 | Сообщение # 1
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Пролог

Пламя коптящих факелов тусклыми пятнами освещало холодные стены, сложенные из неровных, осыпающихся местами кирпичей. Низкие своды тюремного коридора, делали его еще меньше и мрачнее. Пол подземелья был кое-как выровнен дощатым настилом, давно отсыревшим и покоробившимся.

-Аринд! Ар! – низкий мужской голос прорвался из глубины коридора, заставив ребенка вздрогнуть. - Где ты застрял, лоботряс? Живо сюда!

Мальчик лет пяти медленно плелся к громадному мужчине в мешковатых штанах и широкой рубахе из грубой ткани.

Играющее пламя факелов освещало грубое, будто наспех вырубленное из камня лицо Дорна, с глубокими бороздами морщин на лбу и широкими скулами. Носок тяжелого сапога нервно постукивал по отсыревшему полу. Мужчина хмуро наблюдал за мальчиком, которому не очень-то хотелось идти в плохо освещенную мрачную часть коридора.

-Пошевеливайся!

Короткие шаги, эхом рассекавшие пустоту коридора, зазвучали чаще, доски заскрипели под ногами.

-На, держи крепко, не урони, – сказал Дорн.

В руки запыхавшемуся от бега мальчику опустилась связка факелов. Тот охнул, согнувшись от тяжести.

-Дорн, я не унесу так много!
-Ничего, не развалишься.
-А это зачем? – не понял Ар.
-Затем, – гаркнул Дорн. – Факелы сменить нужно. Половина отсырела. Чертовы дожди…
-Давай опять зажжем, если огоньки потухли, – предложил мальчик.
-Без толку, только коптить будут. Благо, этого добра у нас навалом. Старые потом сложишь вон там в кучу. Понял?
-Понял…

Несколько мгновений, Аринд заворожено смотрел, как один за другим на креплениях загораются новые потрескивающие огоньки, обдавая лицо приятным теплом и прогоняя тьму вглубь коридора.

Блики бегали в широко распахнутых по-детски больших глазах, которым, казалось, на лице не хватало места. Неровно отстриженные черные волосы топорщились на затылке. Уши смешно торчали и казались красноватыми в отблесках пламени.

Для Дорна это не было особо радостным занятием, но и он довольно хмыкал каждый раз, когда загорался новый факел.

Не случись этому великану охранять тюрьму в тот день, когда в одной из замызганных камер рожден был Аринд, ребенка попросту сбросили бы в общую могильную яму. Охранник был единственным, кто по-доброму относился к мальчугану, хоть и пытался это всячески скрывать.

По обеим сторонам затхлого коридора располагались тюремные камеры. Часть из них была наглухо закрыта массивными дверями, без единой щели. Другие отгораживались простенькими деревянными решетками, скрепленными прелыми веревками вперемешку с ржавой от сырости проволокой.

Мальчик редко бывал в этой части подземелья и каждый раз с опаской и удивлением рассматривал грязных людей, лежащих на полу в камерах. Они не были похожи на Дорна и тех, кого ребенок видел до сих пор. Эти заключенные совсем не двигались и, если лежали больше суток, начинали дурно пахнуть.

Дорн терпеть не мог всяческих вопросов, но детская любознательность взяла свое.

-Почему они не шевелятся? – негромко спросил Аринд.
-Кто? – мужчина обернулся.

Мальчик указал на людей за решетками.

– Почему они все время лежат? Они спят?
-А-а, эти что ли? – небрежно отозвался Дорн, вынимая очередной факел из простенка между камерами. – Подохли, ясное дело.
-Это как? – не понял ребенок.
-Умерли, – пояснил мужчина. - Не пошевелятся больше.
-Почему они умерли? – глаза Аринда вспыхнули огоньками любопытства.
-От яда, – равнодушно пояснил охранник.
-А яд это что? – мальчик и не собирался успокаиваться.

Дорн грозно глянул на него.

-Закрой рот, лоботряс, и иди молча.

Ар вжал голову в плечи и насупился. Неудовлетворенное детское любопытство рождало в голове все новые и новые вопросы. Люди за решетками лежали в неестественных позах. Тусклые пятна коридорного света почти не проникали внутрь тюремных клеток , скрывая в темноте покореженные предсмертными конвульсиями лица.

Дело было закончено. Мальчик поплелся вслед за Дорном, попутно собирая разбросанные факелы.

-Слушай. А я тоже буду так лежать? – неуверенно спросил он.
-Ты то? – Дорн хмыкнул. – Ты давно уже должен был подохнуть, вместе с мамашей. Эта продажная женщина пырнула ножом очередного клиента. Пыталась свистнуть у него кошелек. Тот тип имел хорошие связи в высших кругах, так что ее быстро посадили. Так и подохла вон в той дальней камере, – он, не оборачиваясь, указал вглубь коридора.

В памяти невольно всплывали воспоминания. Дорн никогда не рассказывал мальчику, как в тайне кормил его мать, пока у той не закончилось молоко. Если бы наверху узнали об этом, охраннику самому светила бы тюремная камера.

-Зря ты это затеял, – каждый раз твердил Гред – еще один тюремный охранник, с которым Дорн дежурил посменно.

Фраза за фразой вспоминался неприятный разговор:

-Я тебе точно говорю, к добру это не приведет! – Гред стряхнул большой ладонью последние крошки с засаленного стола и убрал на полку помятую железную кружку.
-Да что ты заладил? – Дорн раздраженно грохнул сумку с едой на хлипкую скамейку из потемневшей древесины и вытер рукавом потное лицо.
-Опять на три часа раньше смены пришел, – вздохнул Гред. – И не лень тебе таскаться?
-Плевать, – Дорн зачерпнул ковшиком воды из бочки в углу и сделал пару крупных глотков. - Ребенок как?
-Чтоб он сдох этот твой ребенок! Опять визжал всю ночь. Эта глупая женщина не знает даже, как его успокоить.
-Да что ж такое, – Дорн нервно стягивал верхнюю одежду.
-Я тебе говорю, он твоего сына не заменит! Жалко мальца, ему ж всего год был, а тут как раз через две недели такое счастье привалило, – Гред усмехнулся. - Только вот не выйдет из него ничего путного. Ты и сам понимать должен - снаружи ему жизни не будет. Преступники - это всегда помои, и дети их такая же дрянь. Будь моя воля, давно бы прирезал вместе с мамашей.
-Не за то я каждый месяц отдаю тебе треть полученных денег, – сухо ответил Дорн.
-И все же, прекращай это, – Гред направился к выходу. – Жена жива осталась, чего еще надо? Нарожаете кучу детишек, а это отродье тебе и спасибо не скажет, когда вырастет.
-Заберу его домой и воспитаю…
-В сумке понесешь? – съязвил Гред. – Ну попробуй. Только если эта дрянь пискнет или охрана снаружи заподозрит неладное... плевать, делай, что хочешь.

-До-орн, ну Дорн! – назойливый детский голосок нарушил поток воспоминаний.
-Чего тебе?
-А кто это, мать? - мальчик с интересом разглядывал дальние камеры.
-Ну… – охранник почесал затылок. – А-а, черт с тобой, - он негромко выругался, – вырастешь - сам поймешь, я тебе нянька что ли?

Кто такая нянька, мальчик тоже не знал, зато прекрасно чувствовал, что терпение Дорна вот-вот лопнет, и продолжать расспросы не стоит. Чего хорошего - зарядит очередную оплеуху. Щека, вон, до сих пор горит.

-Все подохнем рано или поздно, – бормотал мужчина, бросая тяжелые взгляды на заключенных. - Когда подохнешь, все закончится. Не сможешь ни видеть, ни чувствовать ничего. Будешь валяться и гнить, так же, как они.
-Не хочу гнить, – подумав, признался Ар.

Некоторое время он шел, молча, затем неуверенно спросил:

– Дорн, а можно я все время буду живой? Я, правда, не хочу гнить.
-Не хочешь гнить – не подыхай раньше времени, – последовал ответ. - Жизнь – никчемная штука. Сегодня мы есть, а завтра подохнем.
-Мы все? – мальчик еле успевал за широкими шагами Дорна.
-Ясное дело, – вздохнул тот.
-И ты тоже? – Ар спросил совсем тихо, словно боясь услышать ответ.
-Да, – отрезал мужчина.

Прошло еще пару минут. Мальчик давно забыл о поручении и просто плелся следом, обдумывая последние слова.

-Дорн? – в следующем за тишиной вопросе голос Аринда подрагивал.
Он подошел и уткнулся в потную рубашку охранника.

-Ну, чего еще? - мужчина раздраженно обернулся и удивленно посмотрел на ребенка.
-А ты не умирай, ладно? – Ар всхлипывал, на щеках поблескивали мокрые дорожки от слез. - Давай будем живые? Все время?

Соленые капельки уже добрались до подбородка мальчика и теперь сливались воедино, готовясь упасть.

-Это еще что! – мужчина отстранил ребенка от себя и легонько шлепнул.
-Не хочу, чтобы ты тоже был, как они, – фраза прерывалась громкими всхлипами.
-Чего сопли развел? - в голосе Дорна звучала растерянность, плохо прикрытая наигранным раздражением. - Жить, не жить… не мы это решаем. Нашел из-за чего реветь! Мал ты еще, размышлять о таком. Не реви у меня! Вода вся вытечет, и умрешь! – припугнул он мальчика.
-Правда? – вздрогнул Ар.
-Правда – правда. Вытирай, давай лицо.
-Не могу, – мальчик приглушенно всхлипнул, беспомощно глядя на охапку факелов, которую держал обеими руками.
-У-у, соплеглот, – выругался Дорн, наклоняясь к ребенку и утирая лицо широким рукавом.
 
СообщениеПролог

Пламя коптящих факелов тусклыми пятнами освещало холодные стены, сложенные из неровных, осыпающихся местами кирпичей. Низкие своды тюремного коридора, делали его еще меньше и мрачнее. Пол подземелья был кое-как выровнен дощатым настилом, давно отсыревшим и покоробившимся.

-Аринд! Ар! – низкий мужской голос прорвался из глубины коридора, заставив ребенка вздрогнуть. - Где ты застрял, лоботряс? Живо сюда!

Мальчик лет пяти медленно плелся к громадному мужчине в мешковатых штанах и широкой рубахе из грубой ткани.

Играющее пламя факелов освещало грубое, будто наспех вырубленное из камня лицо Дорна, с глубокими бороздами морщин на лбу и широкими скулами. Носок тяжелого сапога нервно постукивал по отсыревшему полу. Мужчина хмуро наблюдал за мальчиком, которому не очень-то хотелось идти в плохо освещенную мрачную часть коридора.

-Пошевеливайся!

Короткие шаги, эхом рассекавшие пустоту коридора, зазвучали чаще, доски заскрипели под ногами.

-На, держи крепко, не урони, – сказал Дорн.

В руки запыхавшемуся от бега мальчику опустилась связка факелов. Тот охнул, согнувшись от тяжести.

-Дорн, я не унесу так много!
-Ничего, не развалишься.
-А это зачем? – не понял Ар.
-Затем, – гаркнул Дорн. – Факелы сменить нужно. Половина отсырела. Чертовы дожди…
-Давай опять зажжем, если огоньки потухли, – предложил мальчик.
-Без толку, только коптить будут. Благо, этого добра у нас навалом. Старые потом сложишь вон там в кучу. Понял?
-Понял…

Несколько мгновений, Аринд заворожено смотрел, как один за другим на креплениях загораются новые потрескивающие огоньки, обдавая лицо приятным теплом и прогоняя тьму вглубь коридора.

Блики бегали в широко распахнутых по-детски больших глазах, которым, казалось, на лице не хватало места. Неровно отстриженные черные волосы топорщились на затылке. Уши смешно торчали и казались красноватыми в отблесках пламени.

Для Дорна это не было особо радостным занятием, но и он довольно хмыкал каждый раз, когда загорался новый факел.

Не случись этому великану охранять тюрьму в тот день, когда в одной из замызганных камер рожден был Аринд, ребенка попросту сбросили бы в общую могильную яму. Охранник был единственным, кто по-доброму относился к мальчугану, хоть и пытался это всячески скрывать.

По обеим сторонам затхлого коридора располагались тюремные камеры. Часть из них была наглухо закрыта массивными дверями, без единой щели. Другие отгораживались простенькими деревянными решетками, скрепленными прелыми веревками вперемешку с ржавой от сырости проволокой.

Мальчик редко бывал в этой части подземелья и каждый раз с опаской и удивлением рассматривал грязных людей, лежащих на полу в камерах. Они не были похожи на Дорна и тех, кого ребенок видел до сих пор. Эти заключенные совсем не двигались и, если лежали больше суток, начинали дурно пахнуть.

Дорн терпеть не мог всяческих вопросов, но детская любознательность взяла свое.

-Почему они не шевелятся? – негромко спросил Аринд.
-Кто? – мужчина обернулся.

Мальчик указал на людей за решетками.

– Почему они все время лежат? Они спят?
-А-а, эти что ли? – небрежно отозвался Дорн, вынимая очередной факел из простенка между камерами. – Подохли, ясное дело.
-Это как? – не понял ребенок.
-Умерли, – пояснил мужчина. - Не пошевелятся больше.
-Почему они умерли? – глаза Аринда вспыхнули огоньками любопытства.
-От яда, – равнодушно пояснил охранник.
-А яд это что? – мальчик и не собирался успокаиваться.

Дорн грозно глянул на него.

-Закрой рот, лоботряс, и иди молча.

Ар вжал голову в плечи и насупился. Неудовлетворенное детское любопытство рождало в голове все новые и новые вопросы. Люди за решетками лежали в неестественных позах. Тусклые пятна коридорного света почти не проникали внутрь тюремных клеток , скрывая в темноте покореженные предсмертными конвульсиями лица.

Дело было закончено. Мальчик поплелся вслед за Дорном, попутно собирая разбросанные факелы.

-Слушай. А я тоже буду так лежать? – неуверенно спросил он.
-Ты то? – Дорн хмыкнул. – Ты давно уже должен был подохнуть, вместе с мамашей. Эта продажная женщина пырнула ножом очередного клиента. Пыталась свистнуть у него кошелек. Тот тип имел хорошие связи в высших кругах, так что ее быстро посадили. Так и подохла вон в той дальней камере, – он, не оборачиваясь, указал вглубь коридора.

В памяти невольно всплывали воспоминания. Дорн никогда не рассказывал мальчику, как в тайне кормил его мать, пока у той не закончилось молоко. Если бы наверху узнали об этом, охраннику самому светила бы тюремная камера.

-Зря ты это затеял, – каждый раз твердил Гред – еще один тюремный охранник, с которым Дорн дежурил посменно.

Фраза за фразой вспоминался неприятный разговор:

-Я тебе точно говорю, к добру это не приведет! – Гред стряхнул большой ладонью последние крошки с засаленного стола и убрал на полку помятую железную кружку.
-Да что ты заладил? – Дорн раздраженно грохнул сумку с едой на хлипкую скамейку из потемневшей древесины и вытер рукавом потное лицо.
-Опять на три часа раньше смены пришел, – вздохнул Гред. – И не лень тебе таскаться?
-Плевать, – Дорн зачерпнул ковшиком воды из бочки в углу и сделал пару крупных глотков. - Ребенок как?
-Чтоб он сдох этот твой ребенок! Опять визжал всю ночь. Эта глупая женщина не знает даже, как его успокоить.
-Да что ж такое, – Дорн нервно стягивал верхнюю одежду.
-Я тебе говорю, он твоего сына не заменит! Жалко мальца, ему ж всего год был, а тут как раз через две недели такое счастье привалило, – Гред усмехнулся. - Только вот не выйдет из него ничего путного. Ты и сам понимать должен - снаружи ему жизни не будет. Преступники - это всегда помои, и дети их такая же дрянь. Будь моя воля, давно бы прирезал вместе с мамашей.
-Не за то я каждый месяц отдаю тебе треть полученных денег, – сухо ответил Дорн.
-И все же, прекращай это, – Гред направился к выходу. – Жена жива осталась, чего еще надо? Нарожаете кучу детишек, а это отродье тебе и спасибо не скажет, когда вырастет.
-Заберу его домой и воспитаю…
-В сумке понесешь? – съязвил Гред. – Ну попробуй. Только если эта дрянь пискнет или охрана снаружи заподозрит неладное... плевать, делай, что хочешь.

-До-орн, ну Дорн! – назойливый детский голосок нарушил поток воспоминаний.
-Чего тебе?
-А кто это, мать? - мальчик с интересом разглядывал дальние камеры.
-Ну… – охранник почесал затылок. – А-а, черт с тобой, - он негромко выругался, – вырастешь - сам поймешь, я тебе нянька что ли?

Кто такая нянька, мальчик тоже не знал, зато прекрасно чувствовал, что терпение Дорна вот-вот лопнет, и продолжать расспросы не стоит. Чего хорошего - зарядит очередную оплеуху. Щека, вон, до сих пор горит.

-Все подохнем рано или поздно, – бормотал мужчина, бросая тяжелые взгляды на заключенных. - Когда подохнешь, все закончится. Не сможешь ни видеть, ни чувствовать ничего. Будешь валяться и гнить, так же, как они.
-Не хочу гнить, – подумав, признался Ар.

Некоторое время он шел, молча, затем неуверенно спросил:

– Дорн, а можно я все время буду живой? Я, правда, не хочу гнить.
-Не хочешь гнить – не подыхай раньше времени, – последовал ответ. - Жизнь – никчемная штука. Сегодня мы есть, а завтра подохнем.
-Мы все? – мальчик еле успевал за широкими шагами Дорна.
-Ясное дело, – вздохнул тот.
-И ты тоже? – Ар спросил совсем тихо, словно боясь услышать ответ.
-Да, – отрезал мужчина.

Прошло еще пару минут. Мальчик давно забыл о поручении и просто плелся следом, обдумывая последние слова.

-Дорн? – в следующем за тишиной вопросе голос Аринда подрагивал.
Он подошел и уткнулся в потную рубашку охранника.

-Ну, чего еще? - мужчина раздраженно обернулся и удивленно посмотрел на ребенка.
-А ты не умирай, ладно? – Ар всхлипывал, на щеках поблескивали мокрые дорожки от слез. - Давай будем живые? Все время?

Соленые капельки уже добрались до подбородка мальчика и теперь сливались воедино, готовясь упасть.

-Это еще что! – мужчина отстранил ребенка от себя и легонько шлепнул.
-Не хочу, чтобы ты тоже был, как они, – фраза прерывалась громкими всхлипами.
-Чего сопли развел? - в голосе Дорна звучала растерянность, плохо прикрытая наигранным раздражением. - Жить, не жить… не мы это решаем. Нашел из-за чего реветь! Мал ты еще, размышлять о таком. Не реви у меня! Вода вся вытечет, и умрешь! – припугнул он мальчика.
-Правда? – вздрогнул Ар.
-Правда – правда. Вытирай, давай лицо.
-Не могу, – мальчик приглушенно всхлипнул, беспомощно глядя на охапку факелов, которую держал обеими руками.
-У-у, соплеглот, – выругался Дорн, наклоняясь к ребенку и утирая лицо широким рукавом.

Автор - dididada
Дата добавления - 10.07.2012 в 10:26
СообщениеПролог

Пламя коптящих факелов тусклыми пятнами освещало холодные стены, сложенные из неровных, осыпающихся местами кирпичей. Низкие своды тюремного коридора, делали его еще меньше и мрачнее. Пол подземелья был кое-как выровнен дощатым настилом, давно отсыревшим и покоробившимся.

-Аринд! Ар! – низкий мужской голос прорвался из глубины коридора, заставив ребенка вздрогнуть. - Где ты застрял, лоботряс? Живо сюда!

Мальчик лет пяти медленно плелся к громадному мужчине в мешковатых штанах и широкой рубахе из грубой ткани.

Играющее пламя факелов освещало грубое, будто наспех вырубленное из камня лицо Дорна, с глубокими бороздами морщин на лбу и широкими скулами. Носок тяжелого сапога нервно постукивал по отсыревшему полу. Мужчина хмуро наблюдал за мальчиком, которому не очень-то хотелось идти в плохо освещенную мрачную часть коридора.

-Пошевеливайся!

Короткие шаги, эхом рассекавшие пустоту коридора, зазвучали чаще, доски заскрипели под ногами.

-На, держи крепко, не урони, – сказал Дорн.

В руки запыхавшемуся от бега мальчику опустилась связка факелов. Тот охнул, согнувшись от тяжести.

-Дорн, я не унесу так много!
-Ничего, не развалишься.
-А это зачем? – не понял Ар.
-Затем, – гаркнул Дорн. – Факелы сменить нужно. Половина отсырела. Чертовы дожди…
-Давай опять зажжем, если огоньки потухли, – предложил мальчик.
-Без толку, только коптить будут. Благо, этого добра у нас навалом. Старые потом сложишь вон там в кучу. Понял?
-Понял…

Несколько мгновений, Аринд заворожено смотрел, как один за другим на креплениях загораются новые потрескивающие огоньки, обдавая лицо приятным теплом и прогоняя тьму вглубь коридора.

Блики бегали в широко распахнутых по-детски больших глазах, которым, казалось, на лице не хватало места. Неровно отстриженные черные волосы топорщились на затылке. Уши смешно торчали и казались красноватыми в отблесках пламени.

Для Дорна это не было особо радостным занятием, но и он довольно хмыкал каждый раз, когда загорался новый факел.

Не случись этому великану охранять тюрьму в тот день, когда в одной из замызганных камер рожден был Аринд, ребенка попросту сбросили бы в общую могильную яму. Охранник был единственным, кто по-доброму относился к мальчугану, хоть и пытался это всячески скрывать.

По обеим сторонам затхлого коридора располагались тюремные камеры. Часть из них была наглухо закрыта массивными дверями, без единой щели. Другие отгораживались простенькими деревянными решетками, скрепленными прелыми веревками вперемешку с ржавой от сырости проволокой.

Мальчик редко бывал в этой части подземелья и каждый раз с опаской и удивлением рассматривал грязных людей, лежащих на полу в камерах. Они не были похожи на Дорна и тех, кого ребенок видел до сих пор. Эти заключенные совсем не двигались и, если лежали больше суток, начинали дурно пахнуть.

Дорн терпеть не мог всяческих вопросов, но детская любознательность взяла свое.

-Почему они не шевелятся? – негромко спросил Аринд.
-Кто? – мужчина обернулся.

Мальчик указал на людей за решетками.

– Почему они все время лежат? Они спят?
-А-а, эти что ли? – небрежно отозвался Дорн, вынимая очередной факел из простенка между камерами. – Подохли, ясное дело.
-Это как? – не понял ребенок.
-Умерли, – пояснил мужчина. - Не пошевелятся больше.
-Почему они умерли? – глаза Аринда вспыхнули огоньками любопытства.
-От яда, – равнодушно пояснил охранник.
-А яд это что? – мальчик и не собирался успокаиваться.

Дорн грозно глянул на него.

-Закрой рот, лоботряс, и иди молча.

Ар вжал голову в плечи и насупился. Неудовлетворенное детское любопытство рождало в голове все новые и новые вопросы. Люди за решетками лежали в неестественных позах. Тусклые пятна коридорного света почти не проникали внутрь тюремных клеток , скрывая в темноте покореженные предсмертными конвульсиями лица.

Дело было закончено. Мальчик поплелся вслед за Дорном, попутно собирая разбросанные факелы.

-Слушай. А я тоже буду так лежать? – неуверенно спросил он.
-Ты то? – Дорн хмыкнул. – Ты давно уже должен был подохнуть, вместе с мамашей. Эта продажная женщина пырнула ножом очередного клиента. Пыталась свистнуть у него кошелек. Тот тип имел хорошие связи в высших кругах, так что ее быстро посадили. Так и подохла вон в той дальней камере, – он, не оборачиваясь, указал вглубь коридора.

В памяти невольно всплывали воспоминания. Дорн никогда не рассказывал мальчику, как в тайне кормил его мать, пока у той не закончилось молоко. Если бы наверху узнали об этом, охраннику самому светила бы тюремная камера.

-Зря ты это затеял, – каждый раз твердил Гред – еще один тюремный охранник, с которым Дорн дежурил посменно.

Фраза за фразой вспоминался неприятный разговор:

-Я тебе точно говорю, к добру это не приведет! – Гред стряхнул большой ладонью последние крошки с засаленного стола и убрал на полку помятую железную кружку.
-Да что ты заладил? – Дорн раздраженно грохнул сумку с едой на хлипкую скамейку из потемневшей древесины и вытер рукавом потное лицо.
-Опять на три часа раньше смены пришел, – вздохнул Гред. – И не лень тебе таскаться?
-Плевать, – Дорн зачерпнул ковшиком воды из бочки в углу и сделал пару крупных глотков. - Ребенок как?
-Чтоб он сдох этот твой ребенок! Опять визжал всю ночь. Эта глупая женщина не знает даже, как его успокоить.
-Да что ж такое, – Дорн нервно стягивал верхнюю одежду.
-Я тебе говорю, он твоего сына не заменит! Жалко мальца, ему ж всего год был, а тут как раз через две недели такое счастье привалило, – Гред усмехнулся. - Только вот не выйдет из него ничего путного. Ты и сам понимать должен - снаружи ему жизни не будет. Преступники - это всегда помои, и дети их такая же дрянь. Будь моя воля, давно бы прирезал вместе с мамашей.
-Не за то я каждый месяц отдаю тебе треть полученных денег, – сухо ответил Дорн.
-И все же, прекращай это, – Гред направился к выходу. – Жена жива осталась, чего еще надо? Нарожаете кучу детишек, а это отродье тебе и спасибо не скажет, когда вырастет.
-Заберу его домой и воспитаю…
-В сумке понесешь? – съязвил Гред. – Ну попробуй. Только если эта дрянь пискнет или охрана снаружи заподозрит неладное... плевать, делай, что хочешь.

-До-орн, ну Дорн! – назойливый детский голосок нарушил поток воспоминаний.
-Чего тебе?
-А кто это, мать? - мальчик с интересом разглядывал дальние камеры.
-Ну… – охранник почесал затылок. – А-а, черт с тобой, - он негромко выругался, – вырастешь - сам поймешь, я тебе нянька что ли?

Кто такая нянька, мальчик тоже не знал, зато прекрасно чувствовал, что терпение Дорна вот-вот лопнет, и продолжать расспросы не стоит. Чего хорошего - зарядит очередную оплеуху. Щека, вон, до сих пор горит.

-Все подохнем рано или поздно, – бормотал мужчина, бросая тяжелые взгляды на заключенных. - Когда подохнешь, все закончится. Не сможешь ни видеть, ни чувствовать ничего. Будешь валяться и гнить, так же, как они.
-Не хочу гнить, – подумав, признался Ар.

Некоторое время он шел, молча, затем неуверенно спросил:

– Дорн, а можно я все время буду живой? Я, правда, не хочу гнить.
-Не хочешь гнить – не подыхай раньше времени, – последовал ответ. - Жизнь – никчемная штука. Сегодня мы есть, а завтра подохнем.
-Мы все? – мальчик еле успевал за широкими шагами Дорна.
-Ясное дело, – вздохнул тот.
-И ты тоже? – Ар спросил совсем тихо, словно боясь услышать ответ.
-Да, – отрезал мужчина.

Прошло еще пару минут. Мальчик давно забыл о поручении и просто плелся следом, обдумывая последние слова.

-Дорн? – в следующем за тишиной вопросе голос Аринда подрагивал.
Он подошел и уткнулся в потную рубашку охранника.

-Ну, чего еще? - мужчина раздраженно обернулся и удивленно посмотрел на ребенка.
-А ты не умирай, ладно? – Ар всхлипывал, на щеках поблескивали мокрые дорожки от слез. - Давай будем живые? Все время?

Соленые капельки уже добрались до подбородка мальчика и теперь сливались воедино, готовясь упасть.

-Это еще что! – мужчина отстранил ребенка от себя и легонько шлепнул.
-Не хочу, чтобы ты тоже был, как они, – фраза прерывалась громкими всхлипами.
-Чего сопли развел? - в голосе Дорна звучала растерянность, плохо прикрытая наигранным раздражением. - Жить, не жить… не мы это решаем. Нашел из-за чего реветь! Мал ты еще, размышлять о таком. Не реви у меня! Вода вся вытечет, и умрешь! – припугнул он мальчика.
-Правда? – вздрогнул Ар.
-Правда – правда. Вытирай, давай лицо.
-Не могу, – мальчик приглушенно всхлипнул, беспомощно глядя на охапку факелов, которую держал обеими руками.
-У-у, соплеглот, – выругался Дорн, наклоняясь к ребенку и утирая лицо широким рукавом.

Автор - dididada
Дата добавления - 10.07.2012 в 10:26
ОтшельникДата: Вторник, 10.07.2012, 12:17 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1565
Награды: 13
Репутация: 46
Статус: Offline
Насчет ошибок не скажу. для вчитывания маловато времени. А вот по сути... по крайней мере чем то заинтриговало, почитаю. Написано неплохо , читаемо и представляемо. Это очень большой текст? Выкладывайте похожими по размеру на пролог кусками. Так будет приемлемее для прочтения. Тексты большего размера , как правило, отпугивают biggrin

Я не от мира сего, но мне тут как-то уютненько.
 
СообщениеНасчет ошибок не скажу. для вчитывания маловато времени. А вот по сути... по крайней мере чем то заинтриговало, почитаю. Написано неплохо , читаемо и представляемо. Это очень большой текст? Выкладывайте похожими по размеру на пролог кусками. Так будет приемлемее для прочтения. Тексты большего размера , как правило, отпугивают biggrin

Автор - Отшельник
Дата добавления - 10.07.2012 в 12:17
СообщениеНасчет ошибок не скажу. для вчитывания маловато времени. А вот по сути... по крайней мере чем то заинтриговало, почитаю. Написано неплохо , читаемо и представляемо. Это очень большой текст? Выкладывайте похожими по размеру на пролог кусками. Так будет приемлемее для прочтения. Тексты большего размера , как правило, отпугивают biggrin

Автор - Отшельник
Дата добавления - 10.07.2012 в 12:17
dididadaДата: Вторник, 10.07.2012, 13:05 | Сообщение # 3
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Отшельник, спасибо) Планируется около 15 а. л. На счет текстов большого размера знаю, сама пугаюсь таких) Наверное, буду выкладывать отрывочки еще короче, чтобы легче читалось)
 
СообщениеОтшельник, спасибо) Планируется около 15 а. л. На счет текстов большого размера знаю, сама пугаюсь таких) Наверное, буду выкладывать отрывочки еще короче, чтобы легче читалось)

Автор - dididada
Дата добавления - 10.07.2012 в 13:05
СообщениеОтшельник, спасибо) Планируется около 15 а. л. На счет текстов большого размера знаю, сама пугаюсь таких) Наверное, буду выкладывать отрывочки еще короче, чтобы легче читалось)

Автор - dididada
Дата добавления - 10.07.2012 в 13:05
dididadaДата: Среда, 11.07.2012, 11:34 | Сообщение # 4
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Жизнь мальчика проходила в сырости и темноте затхлых коридоров и тюремных камер, где он знал каждую трещинку и каждый камушек.

Дорн дежурил поочередно с еще одним охранником, молчаливым и угрюмым Гредом, на глаза которому Ар старался не попадаться.

Раз в двое суток приходили другие люди. Они выносили мертвые тела на поверхность, где скидывали в трупную яму. Бывало, что умерших хоронили родственники, но такое случалось крайне редко.
Еще в тюрьме был Саор – раздражительный и мелочный старик, тюремный химик. Он неприятно визжал каждый раз, когда Аринд приближался к лаборатории – небольшой комнатке с множеством интересных приборов, бутылочек, наполненных разноцветной жидкостью, и толстых книг.

Саор бывал в подземелье реже остальных и подолгу никогда не задерживался. Он заглядывал в тюрьму раза три в неделю и, сделав новую порцию яда, тут же уходил восвояси. Если старик по каким-то причинам долго не появлялся, и яда не хватало, преступников приходилось убивать другим способом. Но этого Ар пока еще не видел.

Он знал только, что люди, которые попадали сюда, не задерживались больше недели. Сначала их закрывали в глухих камерах, а через пару дней переводили в те, что отгорожены деревянными решетками.

На вопросы об этом Дорн отвечал:

– Сначала в темные, чтоб не сбежали, а когда яд по телу разойдется, никуда уже не денутся, вот и переводят в открытые. Через решетки видно, когда подохнут, а то смердят так, что кусок в горло не лезет.

В последнее время старик Саор стал появляться в тюрьме гораздо чаще. Как оказалось, частные уроки химии больше не пользовались спросом, и тюрьма стала для старика единственным и постоянным местом работы.

Приоткрыв дверь крошечной спаленки, Аринд хмуро наблюдал за химиком. Тот, кряхтя, выносил из лаборатории ящики, заполненные потемневшими, кое-где надтреснутыми колбочками и пробирками. Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.

Ар шумно вздохнул и принялся торопливо натягивать рубашку. Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место. На спинке обыкновенно висела одежда, а в углу возле двери примостился тусклый факел.

Мальчик вспомнил, что сегодня дежурит Гред, а потому лишний раз из комнаты лучше не высовываться.

Аринд заправлял постель, когда кто-то снаружи приоткрыл дверь. Сквозь щелку послышался неприятный голос Саора:
-Вставай, лентяй, работа для тебя есть.

Мальчик тут же оставил попытки привести в порядок постель и, выскользнув из комнаты, последовал за стариком. У порога лаборатории Аринд немного помешкал, сомневаясь, можно ли.

-Ну, чего застрял? – завопил Саор. - Долго я тебя ждать буду?

В лаборатории витал целый букет запахов. Пахло то чем-то горелым, то сладким и до тошноты приторным, но на порядок приятнее того, что исходило из камер преступников.
Похоже, химик уже закончил с ядовитыми смесями и решил навести чистоту.

-Конечно, – кряхтел он, вытирая пыль с верхних полок. – Кому теперь интересны химические смеси? Всем магию подавай, или еще какого барахла. Тьфу ты!

Он посмотрел вниз на мальчика - единственного, кто слушал его причитания.

-Ну, чего смотришь?

Аринд в это время восхищенно разглядывал пустую пробирку, которую ему позволили подержать.

-Красивая!
-Красивая, – неприятным голосом передразнил Саор. – Смотри, не трогай тут ничего.
-Не буду, – кивнул мальчик, не отрываясь от незнакомого предмета, – а то подохну.
-О, как! – удивился старик. – Это кто тебя такому научил? Этот мужлан безграмотный? Не подохну, а умру, надо говорить. Запомнил?
-Почему? – не понял Ар.
-Потому! – раздраженно проскрежетал старик. – Говорить нужно правильно.

Он шумно вздохнул и снова запричитал.

-Мой Создатель, кто из тебя вырастет?! Очередной отброс общества! Ни читать, ни писать, куда уж тебе до грамотной речи?

Мальчик насупился. Он не понимал, за что его ругают.

-Ладно, – кивнул старик. - Может хоть одно доброе дело мне зачтется. Если это запустить, из тебя вырастет такой же тупоголовый охранник, как Дорн.
-Дорн хороший, – нахмурился мальчик.
-Тебя я не спрашивал.

Старик раздраженно выхватил у него пробирку и поставил на протертую полку.

-Скажи спасибо. Буду учить тебя потихоньку. Может, хоть читать научишься. Про письмо я и не заикаюсь. Эти богатенькие бездари ничего и знать не хотят, кроме как лежать в постельке до обеда, и лопать вкусности. Тьфу ты, тепличные растения! Как таких учить науке? Скажи мне, вот как?

Ар удивленно хлопал ресницами, глядя на Саора.

-Ну, вот и я говорю, никак! – сам себе ответил старик.

С этого дня жизнь мальчика стала гораздо разнообразней. Он легко поддавался обучению и делал все с усердием и упорством, которого старику до этого не приходилось видеть. Иногда Саор довольно покряхтывал и даже пытался одобрительно похлопать ученика по плечу.

Аринд без труда изучил чтение и письмо, а когда немного подрос, старик начал обучать его изготовлению ядов.
Для этого сначала он заставлял мальчика заучивать наизусть отрывки из толстых книг, а только потом допускал до стола с оборудованием, где наглядно показывал и объяснял написанное.

Дорну новое увлечение мальчика явно не нравилось.

-И чему он тебя учит в своей пещере? - спросил он как-то за обедом.
-Много чему, – ответил мальчик, отрывая от буханки хлеба кусочки и неспешно заталкивая в рот.
-Много чему, – со вздохом повторил Дорн. – Совсем заучит тебя, а толку? В реальном-то мире его эти химические штуки мало чем помогут. Ты ешь, давай, чего щиплешь? И так дохлый, как щепка, тебя ж одной рукой раздавить можно!
-Зачем меня давить? – удивленно спросил Ар.
-А кто его знает, – пожал плечами мужчина. – Люди все разные. Вот попадутся тебе головорезы какие-нибудь, так за счастье будет живым отделаться.
-Дорн? – мальчик перестал жевать. – А на поверхности все захотят меня убить? Я тогда можно не буду туда выходить? Мне и тут хорошо.
-Вечно в подземелье не просидишь, – пробормотал охранник, заглатывая большие куски мяса. - Да и не жизнь это. Вот подрастешь немного, сделаю тебя своим помощником, тогда и наружу выходить будешь.
-А если там все го-ловорезы? – запинаясь, спросил Ар.
- Не все, но встречаются, – Дорн сделал большой глоток и поморщился: вода была кисловатой на вкус. – С другой стороны, надо бы мне тебя к жизни подготовить. На этих ядах далеко не уйдешь.
-А как это подготовить?
-Ну-у, - мужчина почесал затылок. - Учить тебя буду.
-Как Саор? – тут же оживился мальчик.
-Не сравнивай меня с этим чокнутым химиком. Он тебе мозги пудрит своими смесями, а мы будем тело твое укреплять, чтоб, когда на поверхность выйдешь, никого не боялся. Будешь здоровый, как я. Может, есть хоть начнешь по-человечески, а то клюешь вон, только пищу переводишь.
-Ого!

Аринд соскочил со стула и подбежал к Дорну.

-Ну, чего тебе? - тот исподлобья глянул на мальчугана.

Ар обхватил мощную руку охранника и с восторгом воскликнул:

-У меня такая же будет? Правда-правда?

Огоньки факелов бегали в детских глазах. Дорн улыбнулся.

-Еще как будет.

Он положил тяжелую ладонь на макушку мальчика и легонько взъерошил непослушные черные волосы.

-Я тебе все передам, все, что знаю. И кулачному бою научу и навыкам всем, будешь умный и сильный, не пропадешь.

За учебой и тренировками время походило незаметно. Лет с двенадцати Ар стал выходить на поверхность, под предлогом помощи носильщикам. Тогда он впервые увидел трупную яму и унылый осенний пейзаж за каменным забором, который казался ему настоящим чудом.

Взрослея, Аринд все больше приобщался к тюремной работе. Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников. Ар не гнушался ни спаивать заключенным яд, ни собственноручно убивать их, если на то были причины…
 
СообщениеЖизнь мальчика проходила в сырости и темноте затхлых коридоров и тюремных камер, где он знал каждую трещинку и каждый камушек.

Дорн дежурил поочередно с еще одним охранником, молчаливым и угрюмым Гредом, на глаза которому Ар старался не попадаться.

Раз в двое суток приходили другие люди. Они выносили мертвые тела на поверхность, где скидывали в трупную яму. Бывало, что умерших хоронили родственники, но такое случалось крайне редко.
Еще в тюрьме был Саор – раздражительный и мелочный старик, тюремный химик. Он неприятно визжал каждый раз, когда Аринд приближался к лаборатории – небольшой комнатке с множеством интересных приборов, бутылочек, наполненных разноцветной жидкостью, и толстых книг.

Саор бывал в подземелье реже остальных и подолгу никогда не задерживался. Он заглядывал в тюрьму раза три в неделю и, сделав новую порцию яда, тут же уходил восвояси. Если старик по каким-то причинам долго не появлялся, и яда не хватало, преступников приходилось убивать другим способом. Но этого Ар пока еще не видел.

Он знал только, что люди, которые попадали сюда, не задерживались больше недели. Сначала их закрывали в глухих камерах, а через пару дней переводили в те, что отгорожены деревянными решетками.

На вопросы об этом Дорн отвечал:

– Сначала в темные, чтоб не сбежали, а когда яд по телу разойдется, никуда уже не денутся, вот и переводят в открытые. Через решетки видно, когда подохнут, а то смердят так, что кусок в горло не лезет.

В последнее время старик Саор стал появляться в тюрьме гораздо чаще. Как оказалось, частные уроки химии больше не пользовались спросом, и тюрьма стала для старика единственным и постоянным местом работы.

Приоткрыв дверь крошечной спаленки, Аринд хмуро наблюдал за химиком. Тот, кряхтя, выносил из лаборатории ящики, заполненные потемневшими, кое-где надтреснутыми колбочками и пробирками. Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.

Ар шумно вздохнул и принялся торопливо натягивать рубашку. Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место. На спинке обыкновенно висела одежда, а в углу возле двери примостился тусклый факел.

Мальчик вспомнил, что сегодня дежурит Гред, а потому лишний раз из комнаты лучше не высовываться.

Аринд заправлял постель, когда кто-то снаружи приоткрыл дверь. Сквозь щелку послышался неприятный голос Саора:
-Вставай, лентяй, работа для тебя есть.

Мальчик тут же оставил попытки привести в порядок постель и, выскользнув из комнаты, последовал за стариком. У порога лаборатории Аринд немного помешкал, сомневаясь, можно ли.

-Ну, чего застрял? – завопил Саор. - Долго я тебя ждать буду?

В лаборатории витал целый букет запахов. Пахло то чем-то горелым, то сладким и до тошноты приторным, но на порядок приятнее того, что исходило из камер преступников.
Похоже, химик уже закончил с ядовитыми смесями и решил навести чистоту.

-Конечно, – кряхтел он, вытирая пыль с верхних полок. – Кому теперь интересны химические смеси? Всем магию подавай, или еще какого барахла. Тьфу ты!

Он посмотрел вниз на мальчика - единственного, кто слушал его причитания.

-Ну, чего смотришь?

Аринд в это время восхищенно разглядывал пустую пробирку, которую ему позволили подержать.

-Красивая!
-Красивая, – неприятным голосом передразнил Саор. – Смотри, не трогай тут ничего.
-Не буду, – кивнул мальчик, не отрываясь от незнакомого предмета, – а то подохну.
-О, как! – удивился старик. – Это кто тебя такому научил? Этот мужлан безграмотный? Не подохну, а умру, надо говорить. Запомнил?
-Почему? – не понял Ар.
-Потому! – раздраженно проскрежетал старик. – Говорить нужно правильно.

Он шумно вздохнул и снова запричитал.

-Мой Создатель, кто из тебя вырастет?! Очередной отброс общества! Ни читать, ни писать, куда уж тебе до грамотной речи?

Мальчик насупился. Он не понимал, за что его ругают.

-Ладно, – кивнул старик. - Может хоть одно доброе дело мне зачтется. Если это запустить, из тебя вырастет такой же тупоголовый охранник, как Дорн.
-Дорн хороший, – нахмурился мальчик.
-Тебя я не спрашивал.

Старик раздраженно выхватил у него пробирку и поставил на протертую полку.

-Скажи спасибо. Буду учить тебя потихоньку. Может, хоть читать научишься. Про письмо я и не заикаюсь. Эти богатенькие бездари ничего и знать не хотят, кроме как лежать в постельке до обеда, и лопать вкусности. Тьфу ты, тепличные растения! Как таких учить науке? Скажи мне, вот как?

Ар удивленно хлопал ресницами, глядя на Саора.

-Ну, вот и я говорю, никак! – сам себе ответил старик.

С этого дня жизнь мальчика стала гораздо разнообразней. Он легко поддавался обучению и делал все с усердием и упорством, которого старику до этого не приходилось видеть. Иногда Саор довольно покряхтывал и даже пытался одобрительно похлопать ученика по плечу.

Аринд без труда изучил чтение и письмо, а когда немного подрос, старик начал обучать его изготовлению ядов.
Для этого сначала он заставлял мальчика заучивать наизусть отрывки из толстых книг, а только потом допускал до стола с оборудованием, где наглядно показывал и объяснял написанное.

Дорну новое увлечение мальчика явно не нравилось.

-И чему он тебя учит в своей пещере? - спросил он как-то за обедом.
-Много чему, – ответил мальчик, отрывая от буханки хлеба кусочки и неспешно заталкивая в рот.
-Много чему, – со вздохом повторил Дорн. – Совсем заучит тебя, а толку? В реальном-то мире его эти химические штуки мало чем помогут. Ты ешь, давай, чего щиплешь? И так дохлый, как щепка, тебя ж одной рукой раздавить можно!
-Зачем меня давить? – удивленно спросил Ар.
-А кто его знает, – пожал плечами мужчина. – Люди все разные. Вот попадутся тебе головорезы какие-нибудь, так за счастье будет живым отделаться.
-Дорн? – мальчик перестал жевать. – А на поверхности все захотят меня убить? Я тогда можно не буду туда выходить? Мне и тут хорошо.
-Вечно в подземелье не просидишь, – пробормотал охранник, заглатывая большие куски мяса. - Да и не жизнь это. Вот подрастешь немного, сделаю тебя своим помощником, тогда и наружу выходить будешь.
-А если там все го-ловорезы? – запинаясь, спросил Ар.
- Не все, но встречаются, – Дорн сделал большой глоток и поморщился: вода была кисловатой на вкус. – С другой стороны, надо бы мне тебя к жизни подготовить. На этих ядах далеко не уйдешь.
-А как это подготовить?
-Ну-у, - мужчина почесал затылок. - Учить тебя буду.
-Как Саор? – тут же оживился мальчик.
-Не сравнивай меня с этим чокнутым химиком. Он тебе мозги пудрит своими смесями, а мы будем тело твое укреплять, чтоб, когда на поверхность выйдешь, никого не боялся. Будешь здоровый, как я. Может, есть хоть начнешь по-человечески, а то клюешь вон, только пищу переводишь.
-Ого!

Аринд соскочил со стула и подбежал к Дорну.

-Ну, чего тебе? - тот исподлобья глянул на мальчугана.

Ар обхватил мощную руку охранника и с восторгом воскликнул:

-У меня такая же будет? Правда-правда?

Огоньки факелов бегали в детских глазах. Дорн улыбнулся.

-Еще как будет.

Он положил тяжелую ладонь на макушку мальчика и легонько взъерошил непослушные черные волосы.

-Я тебе все передам, все, что знаю. И кулачному бою научу и навыкам всем, будешь умный и сильный, не пропадешь.

За учебой и тренировками время походило незаметно. Лет с двенадцати Ар стал выходить на поверхность, под предлогом помощи носильщикам. Тогда он впервые увидел трупную яму и унылый осенний пейзаж за каменным забором, который казался ему настоящим чудом.

Взрослея, Аринд все больше приобщался к тюремной работе. Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников. Ар не гнушался ни спаивать заключенным яд, ни собственноручно убивать их, если на то были причины…

Автор - dididada
Дата добавления - 11.07.2012 в 11:34
СообщениеЖизнь мальчика проходила в сырости и темноте затхлых коридоров и тюремных камер, где он знал каждую трещинку и каждый камушек.

Дорн дежурил поочередно с еще одним охранником, молчаливым и угрюмым Гредом, на глаза которому Ар старался не попадаться.

Раз в двое суток приходили другие люди. Они выносили мертвые тела на поверхность, где скидывали в трупную яму. Бывало, что умерших хоронили родственники, но такое случалось крайне редко.
Еще в тюрьме был Саор – раздражительный и мелочный старик, тюремный химик. Он неприятно визжал каждый раз, когда Аринд приближался к лаборатории – небольшой комнатке с множеством интересных приборов, бутылочек, наполненных разноцветной жидкостью, и толстых книг.

Саор бывал в подземелье реже остальных и подолгу никогда не задерживался. Он заглядывал в тюрьму раза три в неделю и, сделав новую порцию яда, тут же уходил восвояси. Если старик по каким-то причинам долго не появлялся, и яда не хватало, преступников приходилось убивать другим способом. Но этого Ар пока еще не видел.

Он знал только, что люди, которые попадали сюда, не задерживались больше недели. Сначала их закрывали в глухих камерах, а через пару дней переводили в те, что отгорожены деревянными решетками.

На вопросы об этом Дорн отвечал:

– Сначала в темные, чтоб не сбежали, а когда яд по телу разойдется, никуда уже не денутся, вот и переводят в открытые. Через решетки видно, когда подохнут, а то смердят так, что кусок в горло не лезет.

В последнее время старик Саор стал появляться в тюрьме гораздо чаще. Как оказалось, частные уроки химии больше не пользовались спросом, и тюрьма стала для старика единственным и постоянным местом работы.

Приоткрыв дверь крошечной спаленки, Аринд хмуро наблюдал за химиком. Тот, кряхтя, выносил из лаборатории ящики, заполненные потемневшими, кое-где надтреснутыми колбочками и пробирками. Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.

Ар шумно вздохнул и принялся торопливо натягивать рубашку. Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место. На спинке обыкновенно висела одежда, а в углу возле двери примостился тусклый факел.

Мальчик вспомнил, что сегодня дежурит Гред, а потому лишний раз из комнаты лучше не высовываться.

Аринд заправлял постель, когда кто-то снаружи приоткрыл дверь. Сквозь щелку послышался неприятный голос Саора:
-Вставай, лентяй, работа для тебя есть.

Мальчик тут же оставил попытки привести в порядок постель и, выскользнув из комнаты, последовал за стариком. У порога лаборатории Аринд немного помешкал, сомневаясь, можно ли.

-Ну, чего застрял? – завопил Саор. - Долго я тебя ждать буду?

В лаборатории витал целый букет запахов. Пахло то чем-то горелым, то сладким и до тошноты приторным, но на порядок приятнее того, что исходило из камер преступников.
Похоже, химик уже закончил с ядовитыми смесями и решил навести чистоту.

-Конечно, – кряхтел он, вытирая пыль с верхних полок. – Кому теперь интересны химические смеси? Всем магию подавай, или еще какого барахла. Тьфу ты!

Он посмотрел вниз на мальчика - единственного, кто слушал его причитания.

-Ну, чего смотришь?

Аринд в это время восхищенно разглядывал пустую пробирку, которую ему позволили подержать.

-Красивая!
-Красивая, – неприятным голосом передразнил Саор. – Смотри, не трогай тут ничего.
-Не буду, – кивнул мальчик, не отрываясь от незнакомого предмета, – а то подохну.
-О, как! – удивился старик. – Это кто тебя такому научил? Этот мужлан безграмотный? Не подохну, а умру, надо говорить. Запомнил?
-Почему? – не понял Ар.
-Потому! – раздраженно проскрежетал старик. – Говорить нужно правильно.

Он шумно вздохнул и снова запричитал.

-Мой Создатель, кто из тебя вырастет?! Очередной отброс общества! Ни читать, ни писать, куда уж тебе до грамотной речи?

Мальчик насупился. Он не понимал, за что его ругают.

-Ладно, – кивнул старик. - Может хоть одно доброе дело мне зачтется. Если это запустить, из тебя вырастет такой же тупоголовый охранник, как Дорн.
-Дорн хороший, – нахмурился мальчик.
-Тебя я не спрашивал.

Старик раздраженно выхватил у него пробирку и поставил на протертую полку.

-Скажи спасибо. Буду учить тебя потихоньку. Может, хоть читать научишься. Про письмо я и не заикаюсь. Эти богатенькие бездари ничего и знать не хотят, кроме как лежать в постельке до обеда, и лопать вкусности. Тьфу ты, тепличные растения! Как таких учить науке? Скажи мне, вот как?

Ар удивленно хлопал ресницами, глядя на Саора.

-Ну, вот и я говорю, никак! – сам себе ответил старик.

С этого дня жизнь мальчика стала гораздо разнообразней. Он легко поддавался обучению и делал все с усердием и упорством, которого старику до этого не приходилось видеть. Иногда Саор довольно покряхтывал и даже пытался одобрительно похлопать ученика по плечу.

Аринд без труда изучил чтение и письмо, а когда немного подрос, старик начал обучать его изготовлению ядов.
Для этого сначала он заставлял мальчика заучивать наизусть отрывки из толстых книг, а только потом допускал до стола с оборудованием, где наглядно показывал и объяснял написанное.

Дорну новое увлечение мальчика явно не нравилось.

-И чему он тебя учит в своей пещере? - спросил он как-то за обедом.
-Много чему, – ответил мальчик, отрывая от буханки хлеба кусочки и неспешно заталкивая в рот.
-Много чему, – со вздохом повторил Дорн. – Совсем заучит тебя, а толку? В реальном-то мире его эти химические штуки мало чем помогут. Ты ешь, давай, чего щиплешь? И так дохлый, как щепка, тебя ж одной рукой раздавить можно!
-Зачем меня давить? – удивленно спросил Ар.
-А кто его знает, – пожал плечами мужчина. – Люди все разные. Вот попадутся тебе головорезы какие-нибудь, так за счастье будет живым отделаться.
-Дорн? – мальчик перестал жевать. – А на поверхности все захотят меня убить? Я тогда можно не буду туда выходить? Мне и тут хорошо.
-Вечно в подземелье не просидишь, – пробормотал охранник, заглатывая большие куски мяса. - Да и не жизнь это. Вот подрастешь немного, сделаю тебя своим помощником, тогда и наружу выходить будешь.
-А если там все го-ловорезы? – запинаясь, спросил Ар.
- Не все, но встречаются, – Дорн сделал большой глоток и поморщился: вода была кисловатой на вкус. – С другой стороны, надо бы мне тебя к жизни подготовить. На этих ядах далеко не уйдешь.
-А как это подготовить?
-Ну-у, - мужчина почесал затылок. - Учить тебя буду.
-Как Саор? – тут же оживился мальчик.
-Не сравнивай меня с этим чокнутым химиком. Он тебе мозги пудрит своими смесями, а мы будем тело твое укреплять, чтоб, когда на поверхность выйдешь, никого не боялся. Будешь здоровый, как я. Может, есть хоть начнешь по-человечески, а то клюешь вон, только пищу переводишь.
-Ого!

Аринд соскочил со стула и подбежал к Дорну.

-Ну, чего тебе? - тот исподлобья глянул на мальчугана.

Ар обхватил мощную руку охранника и с восторгом воскликнул:

-У меня такая же будет? Правда-правда?

Огоньки факелов бегали в детских глазах. Дорн улыбнулся.

-Еще как будет.

Он положил тяжелую ладонь на макушку мальчика и легонько взъерошил непослушные черные волосы.

-Я тебе все передам, все, что знаю. И кулачному бою научу и навыкам всем, будешь умный и сильный, не пропадешь.

За учебой и тренировками время походило незаметно. Лет с двенадцати Ар стал выходить на поверхность, под предлогом помощи носильщикам. Тогда он впервые увидел трупную яму и унылый осенний пейзаж за каменным забором, который казался ему настоящим чудом.

Взрослея, Аринд все больше приобщался к тюремной работе. Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников. Ар не гнушался ни спаивать заключенным яд, ни собственноручно убивать их, если на то были причины…

Автор - dididada
Дата добавления - 11.07.2012 в 11:34
ОтшельникДата: Четверг, 12.07.2012, 11:05 | Сообщение # 5
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1565
Награды: 13
Репутация: 46
Статус: Offline
мальченка выростет боевым магом. Хотя нет - старик-химик. Возможно странствующий лекарь.
Почитаю-увижу biggrin Парочка царапок:
Quote (dididada)
Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.
А вот здесь я не понял кто кронил пробирку.
Quote (dididada)
Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место.
в принципе можно и так, но я бы заменил на - которая
Quote (dididada)
Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников.
Смысл понял, но закончилось ли? Лучше перефразировать немного. Допустим после старика точка и - позднее его стали привлекать и к убийству преступников. Можно конечно и не менять ничего, но меня это споткнуло..


Я не от мира сего, но мне тут как-то уютненько.

Сообщение отредактировал Отшельник - Четверг, 12.07.2012, 11:06
 
Сообщениемальченка выростет боевым магом. Хотя нет - старик-химик. Возможно странствующий лекарь.
Почитаю-увижу biggrin Парочка царапок:
Quote (dididada)
Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.
А вот здесь я не понял кто кронил пробирку.
Quote (dididada)
Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место.
в принципе можно и так, но я бы заменил на - которая
Quote (dididada)
Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников.
Смысл понял, но закончилось ли? Лучше перефразировать немного. Допустим после старика точка и - позднее его стали привлекать и к убийству преступников. Можно конечно и не менять ничего, но меня это споткнуло..

Автор - Отшельник
Дата добавления - 12.07.2012 в 11:05
Сообщениемальченка выростет боевым магом. Хотя нет - старик-химик. Возможно странствующий лекарь.
Почитаю-увижу biggrin Парочка царапок:
Quote (dididada)
Это он недавно уронил пару тройку стеклянных сосудов, так что теперь на полу поблескивали россыпи тонких осколков.
А вот здесь я не понял кто кронил пробирку.
Quote (dididada)
Из мебели в комнатке была только грубая наспех сколоченная кровать, но и она занимала почти все место.
в принципе можно и так, но я бы заменил на - которая
Quote (dididada)
Все начиналось с выноса трупов на поверхность и изготовления ядов под присмотром полуслепого старика, а закончилось казнью преступников.
Смысл понял, но закончилось ли? Лучше перефразировать немного. Допустим после старика точка и - позднее его стали привлекать и к убийству преступников. Можно конечно и не менять ничего, но меня это споткнуло..

Автор - Отшельник
Дата добавления - 12.07.2012 в 11:05
dididadaДата: Четверг, 12.07.2012, 13:05 | Сообщение # 6
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Отшельник, мальченка вырастет знаменитым наемным убийцей, да и не он, в общем-то ГГ)) Спасибо большое за замечания) Критикуйте со всей жесткостью, я никогда не обижаюсь)
 
СообщениеОтшельник, мальченка вырастет знаменитым наемным убийцей, да и не он, в общем-то ГГ)) Спасибо большое за замечания) Критикуйте со всей жесткостью, я никогда не обижаюсь)

Автор - dididada
Дата добавления - 12.07.2012 в 13:05
СообщениеОтшельник, мальченка вырастет знаменитым наемным убийцей, да и не он, в общем-то ГГ)) Спасибо большое за замечания) Критикуйте со всей жесткостью, я никогда не обижаюсь)

Автор - dididada
Дата добавления - 12.07.2012 в 13:05
dididadaДата: Четверг, 12.07.2012, 13:06 | Сообщение # 7
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Вторая часть пролога)

Егор раскрыл тетрадь в потрепанной синей обложке. Ветер перелистывал исписанные мелким почерком страницы, но конец записей нашелся без труда. Тяжелый неприятный осадок внутри давил и угнетал. Это вошло в привычку - писать, выплескивая на бумагу чувства, которыми не с кем поделиться. Егор не задумывался, почему в безмолвном диалоге с самим собой становится легче.

Место уединения никогда не менялось. Он и сейчас собирался вести дневник, сидя на крыше невысокого сарайчика, в котором доживала век поломанная мебель, старые оконные рамы и прочий ненужный хлам. Страницы шелестели и трепетали, словно упрямый ветер пытался вырвать их из рук. Наспех захваченный из дома карандаш заскользил по желтоватой бумаге, за ним потянулась первая запись: «Двадцать восьмое апреля». Мелкие буквы превращали обрывки мыслей в серые карандашные строки.

«Как-то не думал, почему закат кажется мне красивей, чем рассвет… Наверное, потому что заходящее солнце предвещает покой, отдых, а еще временное забытье. В последнее время мне хочется торчать во сне вечно, только чтобы не думать об этом. Спрятаться, провалится сквозь землю, да что угодно! Я трус? Пожалуй, так и есть…».

Из рядом стоящего дома послышалась ругань. Уже в который раз за день родители выясняли отношения. Это стало обычным делом. Отец приезжал из командировки разбитый, усталый и злой. Хорошо еще, если поездка прошла удачно, иначе глава семьи напивался, и все вокруг становились виноватыми.

Егор нервно посмотрел в сторону дома. Карандаш замер, но ненадолго.

«Мне нравятся краски вечернего неба. Особенно сейчас, весной, когда уже появилась молодая зелень. В садах бушуют пчелы и шмели, в палисаднике расцвели первые тюльпаны. Кажется, что вместе с весной все обновляется. Чувствуешь прилив сил, испытываешь радость от пережитой зимы… ну да, как же… ».

Егор оборвал сам себя. Он не чувствовал ни весны, ни прилива сил. Он походил на нарывающий нервный комок и все еще пытался врать внутреннему голосу, что все в порядке.
Ругань затихла. Егор облегченно вздохнул, но осадок внутри продолжал глодать наболевшую язву, и на бумаге появлялись все новые и новые строки.

« Забавное ощущение я испытываю. Сейчас все яркие и радостные весенние впечатления прогнивают внутри меня, так что я не успеваю ничего почувствовать. Больно… и эту боль причиняют мысли, поэтому так хочется избавиться от них.
С другой стороны, что толку ни о чем не думать…».

Егор поставил троеточие и отложил карандаш.

Небо походило на холст, покрытый мазками облаков. Плотный у горизонта слой розовато-белой краски, уходя в синь неба, становился тоньше, как будто белила заканчивались, а в конце художник рассеянно водил полусухой кистью по небесному холсту, оставляя тонкие полосы, полупрозрачные пятна и ребристые мазки, похожие на следы от плоской щетинной кисточки.

Егор смотрел на облака и чувствовал, как хочется оторваться от земных проблем и улететь в чистоту прозрачного весеннего неба. Туда, где никого нет, где никто не потревожит одиночество, и где не нужно ни о чем думать.

***
До того, как погиб Лешка, это неприятное чувство появлялось куда реже. Раньше Егор не замечал, как засыпает, а теперь постоянно казалось, будто он проваливается куда-то в темноту. Мысли в голове путались, становясь непонятными и бесформенными, но их однообразная кутерьма мешала заснуть.

Перед глазами то и дело появлялся образ Лешки: его дурацкая улыбка, взъерошенные каштановые волосы, карие глаза. Лучший друг так и остался в памяти долговязым загорелым пареньком в потертых джинсах и мятой футболке. Совсем, как в последнюю встречу, перед каникулами.
Лешка вместе с отцом собирался к дальним родственникам на пару дней. Услышав об этом, Егор был немного раздосадован, но не подавал виду. Лешка виновато улыбнулся и хлопнул друга по плечу.

-Да ты не кисни! Это всего на пару дней, туда и обратно. Приеду во вторник, и махнем на рыбалку с утречка! Как тебе? - он бодро улыбнулся.
-Неплохо бы. – пожал плечами Егор, - только, сам знаешь, на утренний клев часов в пять надо, пока солнце не взошло. Ты хоть проснешься?
-А то! – Лешка хохотнул, - Все равно ночами за компом просиживаю, можно просто не ложиться.
-Ну да, а потом дрыхнешь до вечера – укоризненно заметил Егор.

До конца дня друзья решали, чем займутся на каникулах. Лешка болтал без умолку, жаловался на кучу домашней работы и просил подтянуть его по русскому. Но планы провалились в тот самый момент, когда в машину Лешкиного отца врезался грузовик.

Егор повернулся на бок. Ему было тошно от этих мыслей, невыносимо от пустоты, разливающейся внутри.

«Как же теперь Ленка - пронеслось в голове».

Ленка - младшая сестренка друга, черноволосая девчушка лет пяти, у которой после несчастного случая из близких родственников осталась только бабушка. Мать умерла два года назад. Егор не знал, от чего. Лешка не грустил, говоря, что те, кто умер, вряд ли захотят смотреть на кислые рожи потомков, так что надо жить с улыбкой, а остальное - сущие пустяки. Егор не мог улыбаться. К горлу подступали слезы. Он уткнулся в подушку и зарыдал.

Заснуть удалось только под утро. За окном пошел дождь. Звук падающих капель проник в сон и заставил выплыть в полудрему. Почти тут же парень почувствовал, как что-то неприятно давит в область живота, следом появилось знакомое ощущение падения.

Провал длился несколько секунд, и Егор уже приготовился погрузиться в сновидения, но никаких образов не появлялось. Сначала перед глазами была темнота, а через несколько мгновений парень отчетливо почувствовал, как плавно поднимается вверх. Тело казалось сплошной бесформенной массой.

Сквозь сонную дрему проскальзывал страх. Егор чувствовал ровное дыхание где-то внизу, оно казалось чужим. Нескольких секунд хватило для осознания, что душа выходит из тела.

Страх проколол полузабытье, нарушив подъем. Егор резко открыл глаза. Он по-прежнему лежал на спине и таращился в потолок, не понимая, померещилось, или он в самом деле только что парил над кроватью. Парень высвободил руку из-под одеяла и приложил к груди. Сердце билось спокойно, и, судя по всему, никакого подъема не было.

- Совсем с ума сходить начал. Нервы шалят – еле слышно пробормотал он и, перевернувшись на бок, закрыл глаза.


Сообщение отредактировал dididada - Четверг, 12.07.2012, 13:12
 
СообщениеВторая часть пролога)

Егор раскрыл тетрадь в потрепанной синей обложке. Ветер перелистывал исписанные мелким почерком страницы, но конец записей нашелся без труда. Тяжелый неприятный осадок внутри давил и угнетал. Это вошло в привычку - писать, выплескивая на бумагу чувства, которыми не с кем поделиться. Егор не задумывался, почему в безмолвном диалоге с самим собой становится легче.

Место уединения никогда не менялось. Он и сейчас собирался вести дневник, сидя на крыше невысокого сарайчика, в котором доживала век поломанная мебель, старые оконные рамы и прочий ненужный хлам. Страницы шелестели и трепетали, словно упрямый ветер пытался вырвать их из рук. Наспех захваченный из дома карандаш заскользил по желтоватой бумаге, за ним потянулась первая запись: «Двадцать восьмое апреля». Мелкие буквы превращали обрывки мыслей в серые карандашные строки.

«Как-то не думал, почему закат кажется мне красивей, чем рассвет… Наверное, потому что заходящее солнце предвещает покой, отдых, а еще временное забытье. В последнее время мне хочется торчать во сне вечно, только чтобы не думать об этом. Спрятаться, провалится сквозь землю, да что угодно! Я трус? Пожалуй, так и есть…».

Из рядом стоящего дома послышалась ругань. Уже в который раз за день родители выясняли отношения. Это стало обычным делом. Отец приезжал из командировки разбитый, усталый и злой. Хорошо еще, если поездка прошла удачно, иначе глава семьи напивался, и все вокруг становились виноватыми.

Егор нервно посмотрел в сторону дома. Карандаш замер, но ненадолго.

«Мне нравятся краски вечернего неба. Особенно сейчас, весной, когда уже появилась молодая зелень. В садах бушуют пчелы и шмели, в палисаднике расцвели первые тюльпаны. Кажется, что вместе с весной все обновляется. Чувствуешь прилив сил, испытываешь радость от пережитой зимы… ну да, как же… ».

Егор оборвал сам себя. Он не чувствовал ни весны, ни прилива сил. Он походил на нарывающий нервный комок и все еще пытался врать внутреннему голосу, что все в порядке.
Ругань затихла. Егор облегченно вздохнул, но осадок внутри продолжал глодать наболевшую язву, и на бумаге появлялись все новые и новые строки.

« Забавное ощущение я испытываю. Сейчас все яркие и радостные весенние впечатления прогнивают внутри меня, так что я не успеваю ничего почувствовать. Больно… и эту боль причиняют мысли, поэтому так хочется избавиться от них.
С другой стороны, что толку ни о чем не думать…».

Егор поставил троеточие и отложил карандаш.

Небо походило на холст, покрытый мазками облаков. Плотный у горизонта слой розовато-белой краски, уходя в синь неба, становился тоньше, как будто белила заканчивались, а в конце художник рассеянно водил полусухой кистью по небесному холсту, оставляя тонкие полосы, полупрозрачные пятна и ребристые мазки, похожие на следы от плоской щетинной кисточки.

Егор смотрел на облака и чувствовал, как хочется оторваться от земных проблем и улететь в чистоту прозрачного весеннего неба. Туда, где никого нет, где никто не потревожит одиночество, и где не нужно ни о чем думать.

***
До того, как погиб Лешка, это неприятное чувство появлялось куда реже. Раньше Егор не замечал, как засыпает, а теперь постоянно казалось, будто он проваливается куда-то в темноту. Мысли в голове путались, становясь непонятными и бесформенными, но их однообразная кутерьма мешала заснуть.

Перед глазами то и дело появлялся образ Лешки: его дурацкая улыбка, взъерошенные каштановые волосы, карие глаза. Лучший друг так и остался в памяти долговязым загорелым пареньком в потертых джинсах и мятой футболке. Совсем, как в последнюю встречу, перед каникулами.
Лешка вместе с отцом собирался к дальним родственникам на пару дней. Услышав об этом, Егор был немного раздосадован, но не подавал виду. Лешка виновато улыбнулся и хлопнул друга по плечу.

-Да ты не кисни! Это всего на пару дней, туда и обратно. Приеду во вторник, и махнем на рыбалку с утречка! Как тебе? - он бодро улыбнулся.
-Неплохо бы. – пожал плечами Егор, - только, сам знаешь, на утренний клев часов в пять надо, пока солнце не взошло. Ты хоть проснешься?
-А то! – Лешка хохотнул, - Все равно ночами за компом просиживаю, можно просто не ложиться.
-Ну да, а потом дрыхнешь до вечера – укоризненно заметил Егор.

До конца дня друзья решали, чем займутся на каникулах. Лешка болтал без умолку, жаловался на кучу домашней работы и просил подтянуть его по русскому. Но планы провалились в тот самый момент, когда в машину Лешкиного отца врезался грузовик.

Егор повернулся на бок. Ему было тошно от этих мыслей, невыносимо от пустоты, разливающейся внутри.

«Как же теперь Ленка - пронеслось в голове».

Ленка - младшая сестренка друга, черноволосая девчушка лет пяти, у которой после несчастного случая из близких родственников осталась только бабушка. Мать умерла два года назад. Егор не знал, от чего. Лешка не грустил, говоря, что те, кто умер, вряд ли захотят смотреть на кислые рожи потомков, так что надо жить с улыбкой, а остальное - сущие пустяки. Егор не мог улыбаться. К горлу подступали слезы. Он уткнулся в подушку и зарыдал.

Заснуть удалось только под утро. За окном пошел дождь. Звук падающих капель проник в сон и заставил выплыть в полудрему. Почти тут же парень почувствовал, как что-то неприятно давит в область живота, следом появилось знакомое ощущение падения.

Провал длился несколько секунд, и Егор уже приготовился погрузиться в сновидения, но никаких образов не появлялось. Сначала перед глазами была темнота, а через несколько мгновений парень отчетливо почувствовал, как плавно поднимается вверх. Тело казалось сплошной бесформенной массой.

Сквозь сонную дрему проскальзывал страх. Егор чувствовал ровное дыхание где-то внизу, оно казалось чужим. Нескольких секунд хватило для осознания, что душа выходит из тела.

Страх проколол полузабытье, нарушив подъем. Егор резко открыл глаза. Он по-прежнему лежал на спине и таращился в потолок, не понимая, померещилось, или он в самом деле только что парил над кроватью. Парень высвободил руку из-под одеяла и приложил к груди. Сердце билось спокойно, и, судя по всему, никакого подъема не было.

- Совсем с ума сходить начал. Нервы шалят – еле слышно пробормотал он и, перевернувшись на бок, закрыл глаза.

Автор - dididada
Дата добавления - 12.07.2012 в 13:06
СообщениеВторая часть пролога)

Егор раскрыл тетрадь в потрепанной синей обложке. Ветер перелистывал исписанные мелким почерком страницы, но конец записей нашелся без труда. Тяжелый неприятный осадок внутри давил и угнетал. Это вошло в привычку - писать, выплескивая на бумагу чувства, которыми не с кем поделиться. Егор не задумывался, почему в безмолвном диалоге с самим собой становится легче.

Место уединения никогда не менялось. Он и сейчас собирался вести дневник, сидя на крыше невысокого сарайчика, в котором доживала век поломанная мебель, старые оконные рамы и прочий ненужный хлам. Страницы шелестели и трепетали, словно упрямый ветер пытался вырвать их из рук. Наспех захваченный из дома карандаш заскользил по желтоватой бумаге, за ним потянулась первая запись: «Двадцать восьмое апреля». Мелкие буквы превращали обрывки мыслей в серые карандашные строки.

«Как-то не думал, почему закат кажется мне красивей, чем рассвет… Наверное, потому что заходящее солнце предвещает покой, отдых, а еще временное забытье. В последнее время мне хочется торчать во сне вечно, только чтобы не думать об этом. Спрятаться, провалится сквозь землю, да что угодно! Я трус? Пожалуй, так и есть…».

Из рядом стоящего дома послышалась ругань. Уже в который раз за день родители выясняли отношения. Это стало обычным делом. Отец приезжал из командировки разбитый, усталый и злой. Хорошо еще, если поездка прошла удачно, иначе глава семьи напивался, и все вокруг становились виноватыми.

Егор нервно посмотрел в сторону дома. Карандаш замер, но ненадолго.

«Мне нравятся краски вечернего неба. Особенно сейчас, весной, когда уже появилась молодая зелень. В садах бушуют пчелы и шмели, в палисаднике расцвели первые тюльпаны. Кажется, что вместе с весной все обновляется. Чувствуешь прилив сил, испытываешь радость от пережитой зимы… ну да, как же… ».

Егор оборвал сам себя. Он не чувствовал ни весны, ни прилива сил. Он походил на нарывающий нервный комок и все еще пытался врать внутреннему голосу, что все в порядке.
Ругань затихла. Егор облегченно вздохнул, но осадок внутри продолжал глодать наболевшую язву, и на бумаге появлялись все новые и новые строки.

« Забавное ощущение я испытываю. Сейчас все яркие и радостные весенние впечатления прогнивают внутри меня, так что я не успеваю ничего почувствовать. Больно… и эту боль причиняют мысли, поэтому так хочется избавиться от них.
С другой стороны, что толку ни о чем не думать…».

Егор поставил троеточие и отложил карандаш.

Небо походило на холст, покрытый мазками облаков. Плотный у горизонта слой розовато-белой краски, уходя в синь неба, становился тоньше, как будто белила заканчивались, а в конце художник рассеянно водил полусухой кистью по небесному холсту, оставляя тонкие полосы, полупрозрачные пятна и ребристые мазки, похожие на следы от плоской щетинной кисточки.

Егор смотрел на облака и чувствовал, как хочется оторваться от земных проблем и улететь в чистоту прозрачного весеннего неба. Туда, где никого нет, где никто не потревожит одиночество, и где не нужно ни о чем думать.

***
До того, как погиб Лешка, это неприятное чувство появлялось куда реже. Раньше Егор не замечал, как засыпает, а теперь постоянно казалось, будто он проваливается куда-то в темноту. Мысли в голове путались, становясь непонятными и бесформенными, но их однообразная кутерьма мешала заснуть.

Перед глазами то и дело появлялся образ Лешки: его дурацкая улыбка, взъерошенные каштановые волосы, карие глаза. Лучший друг так и остался в памяти долговязым загорелым пареньком в потертых джинсах и мятой футболке. Совсем, как в последнюю встречу, перед каникулами.
Лешка вместе с отцом собирался к дальним родственникам на пару дней. Услышав об этом, Егор был немного раздосадован, но не подавал виду. Лешка виновато улыбнулся и хлопнул друга по плечу.

-Да ты не кисни! Это всего на пару дней, туда и обратно. Приеду во вторник, и махнем на рыбалку с утречка! Как тебе? - он бодро улыбнулся.
-Неплохо бы. – пожал плечами Егор, - только, сам знаешь, на утренний клев часов в пять надо, пока солнце не взошло. Ты хоть проснешься?
-А то! – Лешка хохотнул, - Все равно ночами за компом просиживаю, можно просто не ложиться.
-Ну да, а потом дрыхнешь до вечера – укоризненно заметил Егор.

До конца дня друзья решали, чем займутся на каникулах. Лешка болтал без умолку, жаловался на кучу домашней работы и просил подтянуть его по русскому. Но планы провалились в тот самый момент, когда в машину Лешкиного отца врезался грузовик.

Егор повернулся на бок. Ему было тошно от этих мыслей, невыносимо от пустоты, разливающейся внутри.

«Как же теперь Ленка - пронеслось в голове».

Ленка - младшая сестренка друга, черноволосая девчушка лет пяти, у которой после несчастного случая из близких родственников осталась только бабушка. Мать умерла два года назад. Егор не знал, от чего. Лешка не грустил, говоря, что те, кто умер, вряд ли захотят смотреть на кислые рожи потомков, так что надо жить с улыбкой, а остальное - сущие пустяки. Егор не мог улыбаться. К горлу подступали слезы. Он уткнулся в подушку и зарыдал.

Заснуть удалось только под утро. За окном пошел дождь. Звук падающих капель проник в сон и заставил выплыть в полудрему. Почти тут же парень почувствовал, как что-то неприятно давит в область живота, следом появилось знакомое ощущение падения.

Провал длился несколько секунд, и Егор уже приготовился погрузиться в сновидения, но никаких образов не появлялось. Сначала перед глазами была темнота, а через несколько мгновений парень отчетливо почувствовал, как плавно поднимается вверх. Тело казалось сплошной бесформенной массой.

Сквозь сонную дрему проскальзывал страх. Егор чувствовал ровное дыхание где-то внизу, оно казалось чужим. Нескольких секунд хватило для осознания, что душа выходит из тела.

Страх проколол полузабытье, нарушив подъем. Егор резко открыл глаза. Он по-прежнему лежал на спине и таращился в потолок, не понимая, померещилось, или он в самом деле только что парил над кроватью. Парень высвободил руку из-под одеяла и приложил к груди. Сердце билось спокойно, и, судя по всему, никакого подъема не было.

- Совсем с ума сходить начал. Нервы шалят – еле слышно пробормотал он и, перевернувшись на бок, закрыл глаза.

Автор - dididada
Дата добавления - 12.07.2012 в 13:06
ОтшельникДата: Четверг, 12.07.2012, 14:26 | Сообщение # 8
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1565
Награды: 13
Репутация: 46
Статус: Offline
Текст ровный , читаемый. Смена окружения и времени интригует, но пока мало информации. Описываемая часть может происходить как в прошлом веке так и сегодня. это не есть минус, просто на эту часть такое впечатление biggrin

Я не от мира сего, но мне тут как-то уютненько.
 
СообщениеТекст ровный , читаемый. Смена окружения и времени интригует, но пока мало информации. Описываемая часть может происходить как в прошлом веке так и сегодня. это не есть минус, просто на эту часть такое впечатление biggrin

Автор - Отшельник
Дата добавления - 12.07.2012 в 14:26
СообщениеТекст ровный , читаемый. Смена окружения и времени интригует, но пока мало информации. Описываемая часть может происходить как в прошлом веке так и сегодня. это не есть минус, просто на эту часть такое впечатление biggrin

Автор - Отшельник
Дата добавления - 12.07.2012 в 14:26
dididadaДата: Пятница, 13.07.2012, 10:01 | Сообщение # 9
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Отшельник, спасибо) меня тут корят, что абзацы с тренировками и убийствами вышли скомкано так что заменю их. Покажу в действии. Думаю. будет смотреться понятнее) Рада, если интригует. Большое спасибо, что читаете)) Прямо стимул для написания)) А пока что часть первой главы)

Сообщение отредактировал dididada - Пятница, 13.07.2012, 10:02
 
СообщениеОтшельник, спасибо) меня тут корят, что абзацы с тренировками и убийствами вышли скомкано так что заменю их. Покажу в действии. Думаю. будет смотреться понятнее) Рада, если интригует. Большое спасибо, что читаете)) Прямо стимул для написания)) А пока что часть первой главы)

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 10:01
СообщениеОтшельник, спасибо) меня тут корят, что абзацы с тренировками и убийствами вышли скомкано так что заменю их. Покажу в действии. Думаю. будет смотреться понятнее) Рада, если интригует. Большое спасибо, что читаете)) Прямо стимул для написания)) А пока что часть первой главы)

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 10:01
dididadaДата: Пятница, 13.07.2012, 10:04 | Сообщение # 10
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Глава 1 «Проводник»

Егор брел по тротуару, смахивая со лба пот и щурясь на небо, без единого спасительного облачка. Солнце жарило так, что казалось, асфальт вот-вот расплавится и начнет прилипать к подошве. Белая футболка взмокла и неприятно прилипала к спине. С каждой секундой все больше хотелось снять ее и швырнуть в ближайшую урну. Отросшие пряди каштановых волос раздражали, и Егор корил себя за то, что так и не сходил в парикмахерскую. Солнце наполняло светло-карие глаза россыпью ярких бликов. Парень щурился на небо и нехотя перебирал в руках разноцветные брошюрки высших учебных заведений.

«Эх, так ничего и не выбрал толком. Реклама рекламой, а на деле – полный бред. Надо бы поторопиться, документы давно пора подавать, а я все выбираю. В самом деле, надо было думать о профессии заранее. Да наплевать. Выберу что-нибудь востребованное. Главное, на бюджет попасть, чтоб родителям не в напряг было. Буду получать стипендию и жить в общежитии. Не так уж и плохо, если посмотреть».

В поселке городского типа, где Егор прожил все свои восемнадцать лет, кроме захудалого техникума да школы на триста человек, достопримечательностей не имелось, а потому пришлось ехать в ближайший город и подбирать себе что-нибудь по вкусу. Не пропадать же золотой медали, в конце концов.

Взгляд еще раз скользнул по ярким надписям, но ни «замечательный преподавательский состав» ни «современная программа обучения» Егора как-то не впечатлили, и брошюрки были безжалостно выброшены в ближайшую урну.

«Сейчас бы на речку, – мечтательно вздохнул про себя неудавшийся абитуриент. - Или хоть в бассейн. Забросил тренировки с этим поступлением, да и одному как-то не хочется».

Шум машин, гул и болтовня раздражали. Глаза слезились от пыли и яркого солнца. Не повезло сломать солнечные очки перед самым началом каникул, а тратить деньги на новые не хотелось.
Егор устало брел среди торопливых горожан, невольно ловя обрывки фраз. Он морщился, если прохожие обдавали его приторным запахом одеколона. Через полчаса предстояло ехать домой, а в переполненной раскаленной маршрутке духи смешивались с запахом пота, так что невозможно было дышать.

От делать нечего парень принялся разглядывать прохожих. Среди толпы идущих впереди людей Егор заметил полную пожилую женщину в темно-синем платье. Она вела за руку маленькую девочку в розовом легком сарафанчике с гелиевым шариком в руке. От ветра шарик поворачивался, показывая Егору забавную рожицу.

«Ленка что ли? – подумал он, присматриваясь. - Ну точно она».

Темные волосы девчушки собраны были в два коротких хвоста и украшены розовыми заколками в виде цветков. Егор хорошо помнил их, потому что сам помогал выбирать подарок лешкиной сестренке.
Малышка звонко смеялась, дергая бабушку за подол, и без умолку что-то рассказывала. Галина Егоровна несла тяжелую тряпичную сумку, из которой выглядывала верхушка батона.

«На базар ездили – подумал Егор».

Он улыбнулся, глядя на веселую Ленку, и ускорил шаг, чтобы поздороваться. Галина Егоровна остановилась у пешеходного перехода.

-Егорка! – радостно вскрикнула девочка.

Она, наконец, научилась выговаривать «р», хотя и не твердо.

-А мы на базар ходили, а еще в парке были, а еще…
-Привет, Лен, - Егор сел на корточки и погладил малышку по голове.
-А у меня, смотри, какой шарик! Розовый!
-Ага, красивый, – кивнул парень.
-Бабу-уль, смотри! Егорка пришел! – Ленка уже понеслась к бабушке, чтобы первой сообщить новость.
-А, здравствуй, Егор, – женщина устало улыбнулась и поставила тяжелую сумку.

На пешеходном светофоре загорелся красный.

-Здравствуйте, – парень помедлил, не зная о чем говорить. - Жарковато сегодня.
-Уф. И не говори!
-А Леша с папой еще не приехали, – сообщила Ленка, прыгая от нетерпения, – они далеко-далеко уехали, совсем далеко. Да же, бабуль? Наверное, папа купит мне много подарков! Он обещал!

Внутри у Егора все сжалось, он потупился, не в силах посмотреть на малышку. Та бегала вокруг бабушки, заливисто хохоча.
Галина Егоровна достала из кармана застиранный платочек и принялась отирать пот с лица и шеи, незаметно смахивая блеснувшие слезинки. За последнее время она сильно осунулась и постарела.

-Ой, шарик! – вскрикнула Ленка.

Веревочка выскользнула из ее руки, и шарик гонимый ветром, помчался через пешеходный переход.

- Ленка, стой! – заорал Егор.

Девочка была всего в паре шагов от него, но успела-таки выскочить на дорогу, где черная тонированная тойота торопилась проехать начавший мигать светофор. Доли секунды хватило для осознания, что затормозить машина не успеет.

Страх за ребенка заглушил инстинкт самосохранения. Парень бросился на дорогу вслед за Ленкой.

Водитель пытался затормозить, неприятный скрежет шин по асфальту резал уши. За несколько крупных шагов Егор успел догнать малышку и прижать к себе, закрывая от машины. В тонированных стеклах промелькнули слившиеся силуэты. Последовал сильный удар, и дикая боль.
 
СообщениеГлава 1 «Проводник»

Егор брел по тротуару, смахивая со лба пот и щурясь на небо, без единого спасительного облачка. Солнце жарило так, что казалось, асфальт вот-вот расплавится и начнет прилипать к подошве. Белая футболка взмокла и неприятно прилипала к спине. С каждой секундой все больше хотелось снять ее и швырнуть в ближайшую урну. Отросшие пряди каштановых волос раздражали, и Егор корил себя за то, что так и не сходил в парикмахерскую. Солнце наполняло светло-карие глаза россыпью ярких бликов. Парень щурился на небо и нехотя перебирал в руках разноцветные брошюрки высших учебных заведений.

«Эх, так ничего и не выбрал толком. Реклама рекламой, а на деле – полный бред. Надо бы поторопиться, документы давно пора подавать, а я все выбираю. В самом деле, надо было думать о профессии заранее. Да наплевать. Выберу что-нибудь востребованное. Главное, на бюджет попасть, чтоб родителям не в напряг было. Буду получать стипендию и жить в общежитии. Не так уж и плохо, если посмотреть».

В поселке городского типа, где Егор прожил все свои восемнадцать лет, кроме захудалого техникума да школы на триста человек, достопримечательностей не имелось, а потому пришлось ехать в ближайший город и подбирать себе что-нибудь по вкусу. Не пропадать же золотой медали, в конце концов.

Взгляд еще раз скользнул по ярким надписям, но ни «замечательный преподавательский состав» ни «современная программа обучения» Егора как-то не впечатлили, и брошюрки были безжалостно выброшены в ближайшую урну.

«Сейчас бы на речку, – мечтательно вздохнул про себя неудавшийся абитуриент. - Или хоть в бассейн. Забросил тренировки с этим поступлением, да и одному как-то не хочется».

Шум машин, гул и болтовня раздражали. Глаза слезились от пыли и яркого солнца. Не повезло сломать солнечные очки перед самым началом каникул, а тратить деньги на новые не хотелось.
Егор устало брел среди торопливых горожан, невольно ловя обрывки фраз. Он морщился, если прохожие обдавали его приторным запахом одеколона. Через полчаса предстояло ехать домой, а в переполненной раскаленной маршрутке духи смешивались с запахом пота, так что невозможно было дышать.

От делать нечего парень принялся разглядывать прохожих. Среди толпы идущих впереди людей Егор заметил полную пожилую женщину в темно-синем платье. Она вела за руку маленькую девочку в розовом легком сарафанчике с гелиевым шариком в руке. От ветра шарик поворачивался, показывая Егору забавную рожицу.

«Ленка что ли? – подумал он, присматриваясь. - Ну точно она».

Темные волосы девчушки собраны были в два коротких хвоста и украшены розовыми заколками в виде цветков. Егор хорошо помнил их, потому что сам помогал выбирать подарок лешкиной сестренке.
Малышка звонко смеялась, дергая бабушку за подол, и без умолку что-то рассказывала. Галина Егоровна несла тяжелую тряпичную сумку, из которой выглядывала верхушка батона.

«На базар ездили – подумал Егор».

Он улыбнулся, глядя на веселую Ленку, и ускорил шаг, чтобы поздороваться. Галина Егоровна остановилась у пешеходного перехода.

-Егорка! – радостно вскрикнула девочка.

Она, наконец, научилась выговаривать «р», хотя и не твердо.

-А мы на базар ходили, а еще в парке были, а еще…
-Привет, Лен, - Егор сел на корточки и погладил малышку по голове.
-А у меня, смотри, какой шарик! Розовый!
-Ага, красивый, – кивнул парень.
-Бабу-уль, смотри! Егорка пришел! – Ленка уже понеслась к бабушке, чтобы первой сообщить новость.
-А, здравствуй, Егор, – женщина устало улыбнулась и поставила тяжелую сумку.

На пешеходном светофоре загорелся красный.

-Здравствуйте, – парень помедлил, не зная о чем говорить. - Жарковато сегодня.
-Уф. И не говори!
-А Леша с папой еще не приехали, – сообщила Ленка, прыгая от нетерпения, – они далеко-далеко уехали, совсем далеко. Да же, бабуль? Наверное, папа купит мне много подарков! Он обещал!

Внутри у Егора все сжалось, он потупился, не в силах посмотреть на малышку. Та бегала вокруг бабушки, заливисто хохоча.
Галина Егоровна достала из кармана застиранный платочек и принялась отирать пот с лица и шеи, незаметно смахивая блеснувшие слезинки. За последнее время она сильно осунулась и постарела.

-Ой, шарик! – вскрикнула Ленка.

Веревочка выскользнула из ее руки, и шарик гонимый ветром, помчался через пешеходный переход.

- Ленка, стой! – заорал Егор.

Девочка была всего в паре шагов от него, но успела-таки выскочить на дорогу, где черная тонированная тойота торопилась проехать начавший мигать светофор. Доли секунды хватило для осознания, что затормозить машина не успеет.

Страх за ребенка заглушил инстинкт самосохранения. Парень бросился на дорогу вслед за Ленкой.

Водитель пытался затормозить, неприятный скрежет шин по асфальту резал уши. За несколько крупных шагов Егор успел догнать малышку и прижать к себе, закрывая от машины. В тонированных стеклах промелькнули слившиеся силуэты. Последовал сильный удар, и дикая боль.

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 10:04
СообщениеГлава 1 «Проводник»

Егор брел по тротуару, смахивая со лба пот и щурясь на небо, без единого спасительного облачка. Солнце жарило так, что казалось, асфальт вот-вот расплавится и начнет прилипать к подошве. Белая футболка взмокла и неприятно прилипала к спине. С каждой секундой все больше хотелось снять ее и швырнуть в ближайшую урну. Отросшие пряди каштановых волос раздражали, и Егор корил себя за то, что так и не сходил в парикмахерскую. Солнце наполняло светло-карие глаза россыпью ярких бликов. Парень щурился на небо и нехотя перебирал в руках разноцветные брошюрки высших учебных заведений.

«Эх, так ничего и не выбрал толком. Реклама рекламой, а на деле – полный бред. Надо бы поторопиться, документы давно пора подавать, а я все выбираю. В самом деле, надо было думать о профессии заранее. Да наплевать. Выберу что-нибудь востребованное. Главное, на бюджет попасть, чтоб родителям не в напряг было. Буду получать стипендию и жить в общежитии. Не так уж и плохо, если посмотреть».

В поселке городского типа, где Егор прожил все свои восемнадцать лет, кроме захудалого техникума да школы на триста человек, достопримечательностей не имелось, а потому пришлось ехать в ближайший город и подбирать себе что-нибудь по вкусу. Не пропадать же золотой медали, в конце концов.

Взгляд еще раз скользнул по ярким надписям, но ни «замечательный преподавательский состав» ни «современная программа обучения» Егора как-то не впечатлили, и брошюрки были безжалостно выброшены в ближайшую урну.

«Сейчас бы на речку, – мечтательно вздохнул про себя неудавшийся абитуриент. - Или хоть в бассейн. Забросил тренировки с этим поступлением, да и одному как-то не хочется».

Шум машин, гул и болтовня раздражали. Глаза слезились от пыли и яркого солнца. Не повезло сломать солнечные очки перед самым началом каникул, а тратить деньги на новые не хотелось.
Егор устало брел среди торопливых горожан, невольно ловя обрывки фраз. Он морщился, если прохожие обдавали его приторным запахом одеколона. Через полчаса предстояло ехать домой, а в переполненной раскаленной маршрутке духи смешивались с запахом пота, так что невозможно было дышать.

От делать нечего парень принялся разглядывать прохожих. Среди толпы идущих впереди людей Егор заметил полную пожилую женщину в темно-синем платье. Она вела за руку маленькую девочку в розовом легком сарафанчике с гелиевым шариком в руке. От ветра шарик поворачивался, показывая Егору забавную рожицу.

«Ленка что ли? – подумал он, присматриваясь. - Ну точно она».

Темные волосы девчушки собраны были в два коротких хвоста и украшены розовыми заколками в виде цветков. Егор хорошо помнил их, потому что сам помогал выбирать подарок лешкиной сестренке.
Малышка звонко смеялась, дергая бабушку за подол, и без умолку что-то рассказывала. Галина Егоровна несла тяжелую тряпичную сумку, из которой выглядывала верхушка батона.

«На базар ездили – подумал Егор».

Он улыбнулся, глядя на веселую Ленку, и ускорил шаг, чтобы поздороваться. Галина Егоровна остановилась у пешеходного перехода.

-Егорка! – радостно вскрикнула девочка.

Она, наконец, научилась выговаривать «р», хотя и не твердо.

-А мы на базар ходили, а еще в парке были, а еще…
-Привет, Лен, - Егор сел на корточки и погладил малышку по голове.
-А у меня, смотри, какой шарик! Розовый!
-Ага, красивый, – кивнул парень.
-Бабу-уль, смотри! Егорка пришел! – Ленка уже понеслась к бабушке, чтобы первой сообщить новость.
-А, здравствуй, Егор, – женщина устало улыбнулась и поставила тяжелую сумку.

На пешеходном светофоре загорелся красный.

-Здравствуйте, – парень помедлил, не зная о чем говорить. - Жарковато сегодня.
-Уф. И не говори!
-А Леша с папой еще не приехали, – сообщила Ленка, прыгая от нетерпения, – они далеко-далеко уехали, совсем далеко. Да же, бабуль? Наверное, папа купит мне много подарков! Он обещал!

Внутри у Егора все сжалось, он потупился, не в силах посмотреть на малышку. Та бегала вокруг бабушки, заливисто хохоча.
Галина Егоровна достала из кармана застиранный платочек и принялась отирать пот с лица и шеи, незаметно смахивая блеснувшие слезинки. За последнее время она сильно осунулась и постарела.

-Ой, шарик! – вскрикнула Ленка.

Веревочка выскользнула из ее руки, и шарик гонимый ветром, помчался через пешеходный переход.

- Ленка, стой! – заорал Егор.

Девочка была всего в паре шагов от него, но успела-таки выскочить на дорогу, где черная тонированная тойота торопилась проехать начавший мигать светофор. Доли секунды хватило для осознания, что затормозить машина не успеет.

Страх за ребенка заглушил инстинкт самосохранения. Парень бросился на дорогу вслед за Ленкой.

Водитель пытался затормозить, неприятный скрежет шин по асфальту резал уши. За несколько крупных шагов Егор успел догнать малышку и прижать к себе, закрывая от машины. В тонированных стеклах промелькнули слившиеся силуэты. Последовал сильный удар, и дикая боль.

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 10:04
ОтшельникДата: Пятница, 13.07.2012, 14:59 | Сообщение # 11
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1565
Награды: 13
Репутация: 46
Статус: Offline
Как говорится, на самом интересном sad
Ошибки если и есть не заметил


Я не от мира сего, но мне тут как-то уютненько.
 
СообщениеКак говорится, на самом интересном sad
Ошибки если и есть не заметил

Автор - Отшельник
Дата добавления - 13.07.2012 в 14:59
СообщениеКак говорится, на самом интересном sad
Ошибки если и есть не заметил

Автор - Отшельник
Дата добавления - 13.07.2012 в 14:59
dididadaДата: Пятница, 13.07.2012, 16:02 | Сообщение # 12
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Один момент))
 
СообщениеОдин момент))

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 16:02
СообщениеОдин момент))

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 16:02
dididadaДата: Пятница, 13.07.2012, 16:05 | Сообщение # 13
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Все жалуются, что скомкала пролог в конце и не описала убийства и тренировки) исправляюсь)

-Куда мы идем? – спросил Аринд, на ходу застегивая рубашку.
-Тренироваться, - Дорн шел впереди, освещая факелом дорогу.
-Наконец-то, – подросток довольно ухмыльнулся.
-Чего рожу кривишь?
-Давно пора показывать приемы, надоели одни и те же упражнения.
-Мал ты еще указывать мне, что делать. Я лучше знаю, как и чему учить.
-Мне уже четырнадцать, и я, в отличие от тебя, хотя бы разбираюсь в ядах, – Аринд надменно хмыкнул.
-Ничего, сейчас пыл поубавишь, – угрожающе заметил Дорн.

Уверенность подростка как рукой смахнуло. Охранник заметил это и чуть улыбнулся.

-Повторим сначала правила,– гаркнул он.
-Опять? – недовольно протянул Ар. – Я их давно наизусть знаю.
-Повтори, я сказал,– грозно приказал мужчина.
-Какое именно?
-Как вести себя в длительном поединке?
-Необходимо сократить расход энергии до минимума. Сделать любые движения максимально эффективными при минимальных затратах.
-Тьфу ты! – выругался Дорн. - Саор совсем тебя заучил, что за заумные фразы?
-Так правильно звучит, – пояснил Ар.
-Ладно, – наставник отрешенно махнул, – расскажи, из чего состоит поединок.
-Оценка противника, анализ его способностей, выбор предмета или метода воздействия, уничтожение противника, – отчеканил Аринд.

Дорн хмуро кивнул.

-Я все это помню, лучше скажи, чему сегодня будешь учить?
-Покажу пару приемов кулачного боя.
-И все?
-Хватит с тебя.
-А на ножах? – расстроился паренек. – Ты же обещал на ножах показать!
-Всему свое время, – наставительно сказал охранник. – Сначала кулаками, как следует, махать научись. Повтори виды приемов.
-Атака, защита, контратака и комбинация, – лениво промямлил подросток.
- Смотри-ка, запомнил, а, ведь, всего раз говорил,– вздохнул Дорн. – В наше время дети быстро учатся.
-Ну да, – Ар усмехнулся.

«И когда это он успел стать таким нахальным? – расстроено думал мужчина. - Как я не углядел? Может, хвалил лишнего? Да нет, я на похвалу скупой. Должно быть, этот проклятый старик постарался. Своими заумными фразами мозги парнишке забивает… ».

-Пришли.

Дорн распахнул тяжелую дверь, и мальчик опешил от яркого света. Охранник сощурился: после темноты подземелий даже пасмурное осеннее небо казалось ослепительным.
Ар, раскрыв рот от удивления, разглядывал все вокруг. Впереди возвышалась каменная стена, за ней медленно перетекало небо в серой каше облаков. Напитанный влагой воздух освежал и пронизывал легкие, очищая от спертого гнилого запаха подземелья. Первое время от избытка кислорода паренек едва мог дышать.

-Дорн, с ума сойти, как здесь хорошо! – прошептал он.

Наставник залюбовался его серыми глазами и восторженной улыбкой. В последнее время Ара мало чем можно было удивить, он все глубже уходил в себя и проводил большую часть времени в лаборатории Саора.

-Не стой столбом, – спохватился Дорн. – Тюремная стража не очень-то любит, когда смотрители без дела разгуливает.
-А где будем тренироваться?
-В комнате для убийств.

Ар застыл на месте, по спине прошелся неприятный холодок.

-Да не бойся, я там все прибрал, – повернулся к нему Дорн. - С тех пор, как Саор торчит тут целыми днями, ее почти не используют. А место хорошее, зря пропадает.
Помещение оказалось просторным и светлым за отсутствием потолка. Пол выложен был камнями, в щелях между которыми темнела высохшая кровь.
-В ближнем бою важно быть готовым в любое время, – начал Дорн.
-Почему? – Аринд недовольно сдвинул брови, ему не хотелось теории.
-Драка может начаться в любой момент и в любом месте. Никто не будет ждать, пока ты разомнешься.
-Тогда зачем вообще разминка? – удивился подросток.
-Для разогрева мышц, - пояснил Дорн.
-Покажи уже пару приемов, – канючил Ар. - Что толку от твоих объяснений?
-Хочешь учиться, молчи и слушай, – рассердился охранник. - В бою поспешить можно только один раз. До первого смертельного удара. Запомни, вот твое главное оружие.
Дорн взял удивленного паренька за руки, – никто не узнает о нем, пока ты его не применишь, и никто не отнимет его у тебя, пока ты жив.
-Мне больше нравится нож, – фыркнул Ар. – Им убить намного быстрее.
-Не прыгай выше головы, – нахмурился наставник. - Без основных навыков с ножом далеко не уйдешь. Он всего лишь дополнение. Продолжение твоей руки, ты должен почувствовать, как оружие становится частью тебя. А для этого сначала нужно научиться полностью контролировать свое тело.
-Я итак контролирую
-Не спорь! Сколько можно огрызаться? – Дорн отвесил ученику смачную оплеуху. - Ничерта не умеешь, только кривляешься. Это тебе не яды смешивать!

Охранник соорудил подобие турника и прикрепил к балке мешок, туго набитый песком.

-Давай, пробуй.

Ар со всей силы ударил в самодельную грушу, но мешок едва покачнулся.

-Он слишком тяжелый!
-Не в тяжести дело, а в том, что ты растяпа, - гаркнул Дорн. - Самый хилый старик при правильной технике сумеет отклонить его гораздо больше.

Ар попробовал еще раз со всей силы, но только рука заболела. Он прикусил губу и потупился.

-Что? Не нужно тебе объяснять? – поинтересовался наставник.
-Нужно, – еле слышно признался горе-ученик.
-То-то же. Сначала правильно встань. Руки-то я тебя держать научил, а стойка хромает. Посмотри на ноги. На одну ты опираешься, другой отталкиваешься. Получается, что в ударе задействован весь корпус, тут нужно поработать бедром. Теперь еще момент. Важно правильно дышать. Выдох должен проводиться почти одновременно с ударом. Посмотри.

Дорн встал в боевую стойку и с размаху треснул самодельную грушу так, что та чуть не сорвалась с крюка.

-Ого!- выдохнул Ар.
-Теперь попробуй ты, – мужчина вернул на место чуть не сбивший его на обратном пути мешок. –Ноги! Ноги правильно ставь. Посмотри еще раз.

Охранник продемонстрировал технику на невидимой груше. Ар сконцентрировался и повторил удар наставника. На этот раз мешок отклонился намного больше.

-Дорн, ты видел? – Ар вспыхнул от радости.
-А я что говорил? – довольно улыбнулся наставник. – Главное - техника.
-Теперь понял, – с улыбкой кивнул паренек.
-Это твое упражнение на сегодня. Отрабатывай удары, потом вернусь за тобой.
-Дорн, погоди! Покажи еще хоть парочку, пожалуйста!
-Этот выучи сначала.
-Просто покажи, я ж не прошу учить сегодня!
-Ладно, – кивнул охранник.
Он легонько стукнул паренька кулаком по носу.
-Это - прямой удар, который ты выучишь из первого упражнения. Если есть атака, значит должна быть и защита, правильно?
-Ага, – кивнул Ар.
-Попробуй, ударь меня по лицу, не сильно только.

Ар послушно повторил указание.

-Теперь смотри, - Дорн выставил руки напротив лица, как будто собирался захлопать в ладоши. -Держишь у груди ладонями друг к другу. Да не так! Это слишком близко, оставь расстояние для глаз, иначе смотреть не сможешь.
-Так?
-Неправильно. Я ж говорю, это для защиты от прямого удара. Посмотри, какой у тебя зазор между локтями. Ты должен одновременно защищать лицо и живот.
-Значит, руки держать параллельно?
-Уловил, - кивнул Дорн, -Теперь попробуй достать меня, бей прямо по лицу. Не бойся, можешь со всей силы.

Ар встал в стойку, вспоминая о том, что нужно работать корпусом, и с размаху ударил наставника, стараясь попасть в зазор между ладонями, но каким-то образом кулак ушел в сторону, не задев даже щеки мужчины.

-Как? - выдохнул паренек. – Ты же просто руки перед лицом держишь!
-Повтори, -кивнул Дорн.

Аринд произвел еще несколько прямых ударов, но каждый раз промахивался.

-Почему я не могу попасть? – вспылил он.
-Попробуй медленно.
Ар повторил движение и только сейчас заметил, что наставник поворачивает руки ладонями к лицу, отклоняя его кулак немного в сторону.
-Так вот в чем дело!
-Ну, то-то же, – улыбнулся Дорн, погладив парнишку по голове.
 
СообщениеВсе жалуются, что скомкала пролог в конце и не описала убийства и тренировки) исправляюсь)

-Куда мы идем? – спросил Аринд, на ходу застегивая рубашку.
-Тренироваться, - Дорн шел впереди, освещая факелом дорогу.
-Наконец-то, – подросток довольно ухмыльнулся.
-Чего рожу кривишь?
-Давно пора показывать приемы, надоели одни и те же упражнения.
-Мал ты еще указывать мне, что делать. Я лучше знаю, как и чему учить.
-Мне уже четырнадцать, и я, в отличие от тебя, хотя бы разбираюсь в ядах, – Аринд надменно хмыкнул.
-Ничего, сейчас пыл поубавишь, – угрожающе заметил Дорн.

Уверенность подростка как рукой смахнуло. Охранник заметил это и чуть улыбнулся.

-Повторим сначала правила,– гаркнул он.
-Опять? – недовольно протянул Ар. – Я их давно наизусть знаю.
-Повтори, я сказал,– грозно приказал мужчина.
-Какое именно?
-Как вести себя в длительном поединке?
-Необходимо сократить расход энергии до минимума. Сделать любые движения максимально эффективными при минимальных затратах.
-Тьфу ты! – выругался Дорн. - Саор совсем тебя заучил, что за заумные фразы?
-Так правильно звучит, – пояснил Ар.
-Ладно, – наставник отрешенно махнул, – расскажи, из чего состоит поединок.
-Оценка противника, анализ его способностей, выбор предмета или метода воздействия, уничтожение противника, – отчеканил Аринд.

Дорн хмуро кивнул.

-Я все это помню, лучше скажи, чему сегодня будешь учить?
-Покажу пару приемов кулачного боя.
-И все?
-Хватит с тебя.
-А на ножах? – расстроился паренек. – Ты же обещал на ножах показать!
-Всему свое время, – наставительно сказал охранник. – Сначала кулаками, как следует, махать научись. Повтори виды приемов.
-Атака, защита, контратака и комбинация, – лениво промямлил подросток.
- Смотри-ка, запомнил, а, ведь, всего раз говорил,– вздохнул Дорн. – В наше время дети быстро учатся.
-Ну да, – Ар усмехнулся.

«И когда это он успел стать таким нахальным? – расстроено думал мужчина. - Как я не углядел? Может, хвалил лишнего? Да нет, я на похвалу скупой. Должно быть, этот проклятый старик постарался. Своими заумными фразами мозги парнишке забивает… ».

-Пришли.

Дорн распахнул тяжелую дверь, и мальчик опешил от яркого света. Охранник сощурился: после темноты подземелий даже пасмурное осеннее небо казалось ослепительным.
Ар, раскрыв рот от удивления, разглядывал все вокруг. Впереди возвышалась каменная стена, за ней медленно перетекало небо в серой каше облаков. Напитанный влагой воздух освежал и пронизывал легкие, очищая от спертого гнилого запаха подземелья. Первое время от избытка кислорода паренек едва мог дышать.

-Дорн, с ума сойти, как здесь хорошо! – прошептал он.

Наставник залюбовался его серыми глазами и восторженной улыбкой. В последнее время Ара мало чем можно было удивить, он все глубже уходил в себя и проводил большую часть времени в лаборатории Саора.

-Не стой столбом, – спохватился Дорн. – Тюремная стража не очень-то любит, когда смотрители без дела разгуливает.
-А где будем тренироваться?
-В комнате для убийств.

Ар застыл на месте, по спине прошелся неприятный холодок.

-Да не бойся, я там все прибрал, – повернулся к нему Дорн. - С тех пор, как Саор торчит тут целыми днями, ее почти не используют. А место хорошее, зря пропадает.
Помещение оказалось просторным и светлым за отсутствием потолка. Пол выложен был камнями, в щелях между которыми темнела высохшая кровь.
-В ближнем бою важно быть готовым в любое время, – начал Дорн.
-Почему? – Аринд недовольно сдвинул брови, ему не хотелось теории.
-Драка может начаться в любой момент и в любом месте. Никто не будет ждать, пока ты разомнешься.
-Тогда зачем вообще разминка? – удивился подросток.
-Для разогрева мышц, - пояснил Дорн.
-Покажи уже пару приемов, – канючил Ар. - Что толку от твоих объяснений?
-Хочешь учиться, молчи и слушай, – рассердился охранник. - В бою поспешить можно только один раз. До первого смертельного удара. Запомни, вот твое главное оружие.
Дорн взял удивленного паренька за руки, – никто не узнает о нем, пока ты его не применишь, и никто не отнимет его у тебя, пока ты жив.
-Мне больше нравится нож, – фыркнул Ар. – Им убить намного быстрее.
-Не прыгай выше головы, – нахмурился наставник. - Без основных навыков с ножом далеко не уйдешь. Он всего лишь дополнение. Продолжение твоей руки, ты должен почувствовать, как оружие становится частью тебя. А для этого сначала нужно научиться полностью контролировать свое тело.
-Я итак контролирую
-Не спорь! Сколько можно огрызаться? – Дорн отвесил ученику смачную оплеуху. - Ничерта не умеешь, только кривляешься. Это тебе не яды смешивать!

Охранник соорудил подобие турника и прикрепил к балке мешок, туго набитый песком.

-Давай, пробуй.

Ар со всей силы ударил в самодельную грушу, но мешок едва покачнулся.

-Он слишком тяжелый!
-Не в тяжести дело, а в том, что ты растяпа, - гаркнул Дорн. - Самый хилый старик при правильной технике сумеет отклонить его гораздо больше.

Ар попробовал еще раз со всей силы, но только рука заболела. Он прикусил губу и потупился.

-Что? Не нужно тебе объяснять? – поинтересовался наставник.
-Нужно, – еле слышно признался горе-ученик.
-То-то же. Сначала правильно встань. Руки-то я тебя держать научил, а стойка хромает. Посмотри на ноги. На одну ты опираешься, другой отталкиваешься. Получается, что в ударе задействован весь корпус, тут нужно поработать бедром. Теперь еще момент. Важно правильно дышать. Выдох должен проводиться почти одновременно с ударом. Посмотри.

Дорн встал в боевую стойку и с размаху треснул самодельную грушу так, что та чуть не сорвалась с крюка.

-Ого!- выдохнул Ар.
-Теперь попробуй ты, – мужчина вернул на место чуть не сбивший его на обратном пути мешок. –Ноги! Ноги правильно ставь. Посмотри еще раз.

Охранник продемонстрировал технику на невидимой груше. Ар сконцентрировался и повторил удар наставника. На этот раз мешок отклонился намного больше.

-Дорн, ты видел? – Ар вспыхнул от радости.
-А я что говорил? – довольно улыбнулся наставник. – Главное - техника.
-Теперь понял, – с улыбкой кивнул паренек.
-Это твое упражнение на сегодня. Отрабатывай удары, потом вернусь за тобой.
-Дорн, погоди! Покажи еще хоть парочку, пожалуйста!
-Этот выучи сначала.
-Просто покажи, я ж не прошу учить сегодня!
-Ладно, – кивнул охранник.
Он легонько стукнул паренька кулаком по носу.
-Это - прямой удар, который ты выучишь из первого упражнения. Если есть атака, значит должна быть и защита, правильно?
-Ага, – кивнул Ар.
-Попробуй, ударь меня по лицу, не сильно только.

Ар послушно повторил указание.

-Теперь смотри, - Дорн выставил руки напротив лица, как будто собирался захлопать в ладоши. -Держишь у груди ладонями друг к другу. Да не так! Это слишком близко, оставь расстояние для глаз, иначе смотреть не сможешь.
-Так?
-Неправильно. Я ж говорю, это для защиты от прямого удара. Посмотри, какой у тебя зазор между локтями. Ты должен одновременно защищать лицо и живот.
-Значит, руки держать параллельно?
-Уловил, - кивнул Дорн, -Теперь попробуй достать меня, бей прямо по лицу. Не бойся, можешь со всей силы.

Ар встал в стойку, вспоминая о том, что нужно работать корпусом, и с размаху ударил наставника, стараясь попасть в зазор между ладонями, но каким-то образом кулак ушел в сторону, не задев даже щеки мужчины.

-Как? - выдохнул паренек. – Ты же просто руки перед лицом держишь!
-Повтори, -кивнул Дорн.

Аринд произвел еще несколько прямых ударов, но каждый раз промахивался.

-Почему я не могу попасть? – вспылил он.
-Попробуй медленно.
Ар повторил движение и только сейчас заметил, что наставник поворачивает руки ладонями к лицу, отклоняя его кулак немного в сторону.
-Так вот в чем дело!
-Ну, то-то же, – улыбнулся Дорн, погладив парнишку по голове.

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 16:05
СообщениеВсе жалуются, что скомкала пролог в конце и не описала убийства и тренировки) исправляюсь)

-Куда мы идем? – спросил Аринд, на ходу застегивая рубашку.
-Тренироваться, - Дорн шел впереди, освещая факелом дорогу.
-Наконец-то, – подросток довольно ухмыльнулся.
-Чего рожу кривишь?
-Давно пора показывать приемы, надоели одни и те же упражнения.
-Мал ты еще указывать мне, что делать. Я лучше знаю, как и чему учить.
-Мне уже четырнадцать, и я, в отличие от тебя, хотя бы разбираюсь в ядах, – Аринд надменно хмыкнул.
-Ничего, сейчас пыл поубавишь, – угрожающе заметил Дорн.

Уверенность подростка как рукой смахнуло. Охранник заметил это и чуть улыбнулся.

-Повторим сначала правила,– гаркнул он.
-Опять? – недовольно протянул Ар. – Я их давно наизусть знаю.
-Повтори, я сказал,– грозно приказал мужчина.
-Какое именно?
-Как вести себя в длительном поединке?
-Необходимо сократить расход энергии до минимума. Сделать любые движения максимально эффективными при минимальных затратах.
-Тьфу ты! – выругался Дорн. - Саор совсем тебя заучил, что за заумные фразы?
-Так правильно звучит, – пояснил Ар.
-Ладно, – наставник отрешенно махнул, – расскажи, из чего состоит поединок.
-Оценка противника, анализ его способностей, выбор предмета или метода воздействия, уничтожение противника, – отчеканил Аринд.

Дорн хмуро кивнул.

-Я все это помню, лучше скажи, чему сегодня будешь учить?
-Покажу пару приемов кулачного боя.
-И все?
-Хватит с тебя.
-А на ножах? – расстроился паренек. – Ты же обещал на ножах показать!
-Всему свое время, – наставительно сказал охранник. – Сначала кулаками, как следует, махать научись. Повтори виды приемов.
-Атака, защита, контратака и комбинация, – лениво промямлил подросток.
- Смотри-ка, запомнил, а, ведь, всего раз говорил,– вздохнул Дорн. – В наше время дети быстро учатся.
-Ну да, – Ар усмехнулся.

«И когда это он успел стать таким нахальным? – расстроено думал мужчина. - Как я не углядел? Может, хвалил лишнего? Да нет, я на похвалу скупой. Должно быть, этот проклятый старик постарался. Своими заумными фразами мозги парнишке забивает… ».

-Пришли.

Дорн распахнул тяжелую дверь, и мальчик опешил от яркого света. Охранник сощурился: после темноты подземелий даже пасмурное осеннее небо казалось ослепительным.
Ар, раскрыв рот от удивления, разглядывал все вокруг. Впереди возвышалась каменная стена, за ней медленно перетекало небо в серой каше облаков. Напитанный влагой воздух освежал и пронизывал легкие, очищая от спертого гнилого запаха подземелья. Первое время от избытка кислорода паренек едва мог дышать.

-Дорн, с ума сойти, как здесь хорошо! – прошептал он.

Наставник залюбовался его серыми глазами и восторженной улыбкой. В последнее время Ара мало чем можно было удивить, он все глубже уходил в себя и проводил большую часть времени в лаборатории Саора.

-Не стой столбом, – спохватился Дорн. – Тюремная стража не очень-то любит, когда смотрители без дела разгуливает.
-А где будем тренироваться?
-В комнате для убийств.

Ар застыл на месте, по спине прошелся неприятный холодок.

-Да не бойся, я там все прибрал, – повернулся к нему Дорн. - С тех пор, как Саор торчит тут целыми днями, ее почти не используют. А место хорошее, зря пропадает.
Помещение оказалось просторным и светлым за отсутствием потолка. Пол выложен был камнями, в щелях между которыми темнела высохшая кровь.
-В ближнем бою важно быть готовым в любое время, – начал Дорн.
-Почему? – Аринд недовольно сдвинул брови, ему не хотелось теории.
-Драка может начаться в любой момент и в любом месте. Никто не будет ждать, пока ты разомнешься.
-Тогда зачем вообще разминка? – удивился подросток.
-Для разогрева мышц, - пояснил Дорн.
-Покажи уже пару приемов, – канючил Ар. - Что толку от твоих объяснений?
-Хочешь учиться, молчи и слушай, – рассердился охранник. - В бою поспешить можно только один раз. До первого смертельного удара. Запомни, вот твое главное оружие.
Дорн взял удивленного паренька за руки, – никто не узнает о нем, пока ты его не применишь, и никто не отнимет его у тебя, пока ты жив.
-Мне больше нравится нож, – фыркнул Ар. – Им убить намного быстрее.
-Не прыгай выше головы, – нахмурился наставник. - Без основных навыков с ножом далеко не уйдешь. Он всего лишь дополнение. Продолжение твоей руки, ты должен почувствовать, как оружие становится частью тебя. А для этого сначала нужно научиться полностью контролировать свое тело.
-Я итак контролирую
-Не спорь! Сколько можно огрызаться? – Дорн отвесил ученику смачную оплеуху. - Ничерта не умеешь, только кривляешься. Это тебе не яды смешивать!

Охранник соорудил подобие турника и прикрепил к балке мешок, туго набитый песком.

-Давай, пробуй.

Ар со всей силы ударил в самодельную грушу, но мешок едва покачнулся.

-Он слишком тяжелый!
-Не в тяжести дело, а в том, что ты растяпа, - гаркнул Дорн. - Самый хилый старик при правильной технике сумеет отклонить его гораздо больше.

Ар попробовал еще раз со всей силы, но только рука заболела. Он прикусил губу и потупился.

-Что? Не нужно тебе объяснять? – поинтересовался наставник.
-Нужно, – еле слышно признался горе-ученик.
-То-то же. Сначала правильно встань. Руки-то я тебя держать научил, а стойка хромает. Посмотри на ноги. На одну ты опираешься, другой отталкиваешься. Получается, что в ударе задействован весь корпус, тут нужно поработать бедром. Теперь еще момент. Важно правильно дышать. Выдох должен проводиться почти одновременно с ударом. Посмотри.

Дорн встал в боевую стойку и с размаху треснул самодельную грушу так, что та чуть не сорвалась с крюка.

-Ого!- выдохнул Ар.
-Теперь попробуй ты, – мужчина вернул на место чуть не сбивший его на обратном пути мешок. –Ноги! Ноги правильно ставь. Посмотри еще раз.

Охранник продемонстрировал технику на невидимой груше. Ар сконцентрировался и повторил удар наставника. На этот раз мешок отклонился намного больше.

-Дорн, ты видел? – Ар вспыхнул от радости.
-А я что говорил? – довольно улыбнулся наставник. – Главное - техника.
-Теперь понял, – с улыбкой кивнул паренек.
-Это твое упражнение на сегодня. Отрабатывай удары, потом вернусь за тобой.
-Дорн, погоди! Покажи еще хоть парочку, пожалуйста!
-Этот выучи сначала.
-Просто покажи, я ж не прошу учить сегодня!
-Ладно, – кивнул охранник.
Он легонько стукнул паренька кулаком по носу.
-Это - прямой удар, который ты выучишь из первого упражнения. Если есть атака, значит должна быть и защита, правильно?
-Ага, – кивнул Ар.
-Попробуй, ударь меня по лицу, не сильно только.

Ар послушно повторил указание.

-Теперь смотри, - Дорн выставил руки напротив лица, как будто собирался захлопать в ладоши. -Держишь у груди ладонями друг к другу. Да не так! Это слишком близко, оставь расстояние для глаз, иначе смотреть не сможешь.
-Так?
-Неправильно. Я ж говорю, это для защиты от прямого удара. Посмотри, какой у тебя зазор между локтями. Ты должен одновременно защищать лицо и живот.
-Значит, руки держать параллельно?
-Уловил, - кивнул Дорн, -Теперь попробуй достать меня, бей прямо по лицу. Не бойся, можешь со всей силы.

Ар встал в стойку, вспоминая о том, что нужно работать корпусом, и с размаху ударил наставника, стараясь попасть в зазор между ладонями, но каким-то образом кулак ушел в сторону, не задев даже щеки мужчины.

-Как? - выдохнул паренек. – Ты же просто руки перед лицом держишь!
-Повтори, -кивнул Дорн.

Аринд произвел еще несколько прямых ударов, но каждый раз промахивался.

-Почему я не могу попасть? – вспылил он.
-Попробуй медленно.
Ар повторил движение и только сейчас заметил, что наставник поворачивает руки ладонями к лицу, отклоняя его кулак немного в сторону.
-Так вот в чем дело!
-Ну, то-то же, – улыбнулся Дорн, погладив парнишку по голове.

Автор - dididada
Дата добавления - 13.07.2012 в 16:05
ОтшельникДата: Суббота, 14.07.2012, 07:22 | Сообщение # 14
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1565
Награды: 13
Репутация: 46
Статус: Offline
Эта часть конечно ожмвила и дополнила текст. Просто мне, как для пролога, хватило и фразы, что Дорн будет тренировать мальчишку . biggrin А откуда познания о технике ведения боя у Вас?

Я не от мира сего, но мне тут как-то уютненько.
 
СообщениеЭта часть конечно ожмвила и дополнила текст. Просто мне, как для пролога, хватило и фразы, что Дорн будет тренировать мальчишку . biggrin А откуда познания о технике ведения боя у Вас?

Автор - Отшельник
Дата добавления - 14.07.2012 в 07:22
СообщениеЭта часть конечно ожмвила и дополнила текст. Просто мне, как для пролога, хватило и фразы, что Дорн будет тренировать мальчишку . biggrin А откуда познания о технике ведения боя у Вас?

Автор - Отшельник
Дата добавления - 14.07.2012 в 07:22
dididadaДата: Суббота, 14.07.2012, 08:33 | Сообщение # 15
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 114
Награды: 0
Репутация: 12
Статус: Offline
Отшельник, blush ну а что делать)) все просят и просят)) а я в драках вообще ничего не понимаю)) Пришлось потратить денек на изучение техник рукопашного и ножевого боя))) Раз уж взялась писать про парня, надо делать это правдоподобно)) Продолжение 1 главы см. biggrin далее)

Сообщение отредактировал dididada - Суббота, 14.07.2012, 08:51
 
СообщениеОтшельник, blush ну а что делать)) все просят и просят)) а я в драках вообще ничего не понимаю)) Пришлось потратить денек на изучение техник рукопашного и ножевого боя))) Раз уж взялась писать про парня, надо делать это правдоподобно)) Продолжение 1 главы см. biggrin далее)

Автор - dididada
Дата добавления - 14.07.2012 в 08:33
СообщениеОтшельник, blush ну а что делать)) все просят и просят)) а я в драках вообще ничего не понимаю)) Пришлось потратить денек на изучение техник рукопашного и ножевого боя))) Раз уж взялась писать про парня, надо делать это правдоподобно)) Продолжение 1 главы см. biggrin далее)

Автор - dididada
Дата добавления - 14.07.2012 в 08:33
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Потерянный во снах (рабочее название)
  • Страница 1 из 13
  • 1
  • 2
  • 3
  • 12
  • 13
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Потерянный во снах - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz