Страница Юлии Барко - Страница 29 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Страница Юлии Барко - Страница 29 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Влюблённая_в_лето  
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Юлии Барко (на Острове piuma)
Страница Юлии Барко
Влюблённая_в_летоДата: Суббота, 14.05.2011, 01:10 | Сообщение # 1
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 4421
Награды: 50
Репутация: 297
Статус: Offline
Страница Юлии Барко


Карточка в каталоге
 
Сообщение
Страница Юлии Барко


Карточка в каталоге

Автор - Влюблённая_в_лето
Дата добавления - 14.05.2011 в 01:10
Сообщение
Страница Юлии Барко


Карточка в каталоге

Автор - Влюблённая_в_лето
Дата добавления - 14.05.2011 в 01:10
ФеликсДата: Среда, 16.01.2013, 19:07 | Сообщение # 421
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Это не Ваш компьютер, Юля). Это юкоз нам окошко поменял. С первого раза сообщения не грузятся. Очень теперь весело у нас будет  ohoho

Сообщение отредактировал Anything - Среда, 16.01.2013, 19:09
 
СообщениеЭто не Ваш компьютер, Юля). Это юкоз нам окошко поменял. С первого раза сообщения не грузятся. Очень теперь весело у нас будет  ohoho

Автор - Феликс
Дата добавления - 16.01.2013 в 19:07
СообщениеЭто не Ваш компьютер, Юля). Это юкоз нам окошко поменял. С первого раза сообщения не грузятся. Очень теперь весело у нас будет  ohoho

Автор - Феликс
Дата добавления - 16.01.2013 в 19:07
piumaДата: Среда, 16.01.2013, 19:10 | Сообщение # 422
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Цитата Вот-вот. Лучшее - враг хорошего.


Юлия Барко
 
СообщениеЦитата Вот-вот. Лучшее - враг хорошего.

Автор - piuma
Дата добавления - 16.01.2013 в 19:10
СообщениеЦитата Вот-вот. Лучшее - враг хорошего.

Автор - piuma
Дата добавления - 16.01.2013 в 19:10
piumaДата: Суббота, 19.01.2013, 18:57 | Сообщение # 423
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Размышлизмы о банальности

"Как я боюсь банальности стиха"
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Римма КАТАЕВА

"Я не боюсь банальности стиха..."

.....Александр Мельник.


Боюсь, боюсь банальности стиха,
Что засвистят "критические плётки"
С шипеньем вечным:" Это - рифмы? Х-ха...
Да не смеши ты наши уши, тётка.

От поэтических твоих потуг
Слепить стишок умно и небанально
Очаг терпения у нас потух,
А плод опять...из области анальной".

Ну и куда его, убогое дитя?
Умом не вышел, хроменький калека.
Их топят сразу как слепых котят,
Но чаще маются с таким от века.

Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе.

Живи, банальный неумелый стих,
Мозоль глаза летучему народу:
Шум от мушиных крыльев взял и стих,
А приглядевшись - влюбишься в урода.



Юлия Барко
 
СообщениеРазмышлизмы о банальности

"Как я боюсь банальности стиха"
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Римма КАТАЕВА

"Я не боюсь банальности стиха..."

.....Александр Мельник.


Боюсь, боюсь банальности стиха,
Что засвистят "критические плётки"
С шипеньем вечным:" Это - рифмы? Х-ха...
Да не смеши ты наши уши, тётка.

От поэтических твоих потуг
Слепить стишок умно и небанально
Очаг терпения у нас потух,
А плод опять...из области анальной".

Ну и куда его, убогое дитя?
Умом не вышел, хроменький калека.
Их топят сразу как слепых котят,
Но чаще маются с таким от века.

Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе.

Живи, банальный неумелый стих,
Мозоль глаза летучему народу:
Шум от мушиных крыльев взял и стих,
А приглядевшись - влюбишься в урода.

Автор - piuma
Дата добавления - 19.01.2013 в 18:57
СообщениеРазмышлизмы о банальности

"Как я боюсь банальности стиха"
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Римма КАТАЕВА

"Я не боюсь банальности стиха..."

.....Александр Мельник.


Боюсь, боюсь банальности стиха,
Что засвистят "критические плётки"
С шипеньем вечным:" Это - рифмы? Х-ха...
Да не смеши ты наши уши, тётка.

От поэтических твоих потуг
Слепить стишок умно и небанально
Очаг терпения у нас потух,
А плод опять...из области анальной".

Ну и куда его, убогое дитя?
Умом не вышел, хроменький калека.
Их топят сразу как слепых котят,
Но чаще маются с таким от века.

Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе.

Живи, банальный неумелый стих,
Мозоль глаза летучему народу:
Шум от мушиных крыльев взял и стих,
А приглядевшись - влюбишься в урода.

Автор - piuma
Дата добавления - 19.01.2013 в 18:57
piumaДата: Вторник, 22.01.2013, 18:47 | Сообщение # 424
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
поэма Воробьиная ночь или сердце Ганки

I.
- Мамо, я всё равно пойду!
- Нет, доню, слышишь!? - закрою на засовы,
и матерь божью умолю,чтобы она тебя,
безумную, остановила.

- Не начинай, родная, снова.
Пойду. Ночь воробьиная* вот-вот наступит.
Ты помолись, авось удача к нам заглянет на порог.
Сама же знаешь, как прохудилась наша хата.
и лихо в ней живёт, с тех пор как умер тато.

Крестила вслед её дрожащею рукой
и плакала, кусая губы,
плакала беззвучно:
как сердце материнское
в тревоге вдруг зашлось...

Река вздымала волны, сердитая,
стремясь за берега пролиться.
Метались в небе, как подраненные птицы,
оставляя след, пугливые зарницы.

Над хутором уже сгустились тучи.
Сверкая, молнии расшили нитями
стальными воздух.
Дерзкий гром с угрозой
подал голос грубый
и ветер бешеный
в падучей забился так,
что заскрипела земная ось.

А дивчина шальная бежала к лесу:
"Скорей, успеть бы...". Туда
где в полночь под лиственным навесом
родится
в бутоне колдовском
чудесный талисман.

Днепровский бор темнел угрюмо,
похожий издали на призрачный обман.
Деревья старые колоннами стояли,
подпирая небо,
и защитись собой пытались
лесные залы от грозы.
Землистый пол, устеленный густым ковром,
казалось, простирался
в бесконечность.

С тоской смотрела Ганка под ноги,
впивалась взглядом в темноту
и озиралась беспомощно по сторонам,
Нужна, похоже, - вечность,
чтобы найти его.
Настала полночь, но... - ничего.

II.

Внезапно заблестело что-то из потайных глубин
лесного царства.
Бесстрашно Ганка бросилась туда
и зачарованная, встала...
В зеленоватом сумраке широких листьев
раскрылся ей Перунов цвет,
похожий на пылающий рубин
и как живой в глубокой сердцевине
извивался огонёк.
Сквозь пляшущие тени за ним из темноты
следили сотни злых, ревнивых глаз.

- Пора...

Багровый стебель от цветка в руке холодной сжала -
боль нестерпимая ладонь пронзила жалом!
Был так настойчив папоротника гулкий шелест,
сливаясь с приглушённым шумом
ветра и дождя: "Возьми, сорви... старайся удержать".
И - сорвала, помедлив.

А за спиной...
- Брось, брось: рычали голоса.
Взбесилась яростно невидимая рать!
Толкала сзади рылами, рогами
и крыльями нещадно била по рукам.

- Ганка, брось... - едва послышалось сквозь адский гам.
- Оте -е-ец? ...
Напрасно обернулась ты, в смятении:
глумится нечисть.
Это тени, только тени
от стволов замшелых - никого вокруг.

Ослабли пальцы как от хлёсткого удара,
и... выронила
она залог заветный на удачу.
Дождь быстро загасил его усилившимся плачем.

Но почему такая боль в груди,
а яркий свет разрезал впереди
полночный мрак?

Свирепый хохот прокатился
по верхушкам сосен,
усилился тысячекратно.
Внезапно грохот эха стал
совсем несносен -
и раскололось небо от него
на множество осколков,
где в каждом отразился
вой тоскливый волка,
Что вдруг умножился
в поющий дикий хор:
то реквием лесной играли
сердцу остывающему Ганки.

Оборотилось медленно оно
цветком душистым, манким...

Его приходят собирать
на властный зов вернувшегося Леля
дивчата, парубки охотно по весне,
вплетать в венки, петь песни
для румяного апреля.
Святить любовь и смелость.

И даже солнце, что в долгой жизни
ко всему устало
присмотрелось,
охотней улыбается,
Когда проснётся и белеет снова,
расцветая в травах,
но болит уже едва ли,
такое слабое и нежное
из "человечьей стали",
сердце бедной
Ганки-хуторянки.

*Воробьиная ночь - с сильной грозой или зарницами;
время разгула нечистой силы и,
по некоторым украинским поверьям - ночь, когда цветёт папоротник.



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Среда, 23.01.2013, 12:57
 
Сообщениепоэма Воробьиная ночь или сердце Ганки

I.
- Мамо, я всё равно пойду!
- Нет, доню, слышишь!? - закрою на засовы,
и матерь божью умолю,чтобы она тебя,
безумную, остановила.

- Не начинай, родная, снова.
Пойду. Ночь воробьиная* вот-вот наступит.
Ты помолись, авось удача к нам заглянет на порог.
Сама же знаешь, как прохудилась наша хата.
и лихо в ней живёт, с тех пор как умер тато.

Крестила вслед её дрожащею рукой
и плакала, кусая губы,
плакала беззвучно:
как сердце материнское
в тревоге вдруг зашлось...

Река вздымала волны, сердитая,
стремясь за берега пролиться.
Метались в небе, как подраненные птицы,
оставляя след, пугливые зарницы.

Над хутором уже сгустились тучи.
Сверкая, молнии расшили нитями
стальными воздух.
Дерзкий гром с угрозой
подал голос грубый
и ветер бешеный
в падучей забился так,
что заскрипела земная ось.

А дивчина шальная бежала к лесу:
"Скорей, успеть бы...". Туда
где в полночь под лиственным навесом
родится
в бутоне колдовском
чудесный талисман.

Днепровский бор темнел угрюмо,
похожий издали на призрачный обман.
Деревья старые колоннами стояли,
подпирая небо,
и защитись собой пытались
лесные залы от грозы.
Землистый пол, устеленный густым ковром,
казалось, простирался
в бесконечность.

С тоской смотрела Ганка под ноги,
впивалась взглядом в темноту
и озиралась беспомощно по сторонам,
Нужна, похоже, - вечность,
чтобы найти его.
Настала полночь, но... - ничего.

II.

Внезапно заблестело что-то из потайных глубин
лесного царства.
Бесстрашно Ганка бросилась туда
и зачарованная, встала...
В зеленоватом сумраке широких листьев
раскрылся ей Перунов цвет,
похожий на пылающий рубин
и как живой в глубокой сердцевине
извивался огонёк.
Сквозь пляшущие тени за ним из темноты
следили сотни злых, ревнивых глаз.

- Пора...

Багровый стебель от цветка в руке холодной сжала -
боль нестерпимая ладонь пронзила жалом!
Был так настойчив папоротника гулкий шелест,
сливаясь с приглушённым шумом
ветра и дождя: "Возьми, сорви... старайся удержать".
И - сорвала, помедлив.

А за спиной...
- Брось, брось: рычали голоса.
Взбесилась яростно невидимая рать!
Толкала сзади рылами, рогами
и крыльями нещадно била по рукам.

- Ганка, брось... - едва послышалось сквозь адский гам.
- Оте -е-ец? ...
Напрасно обернулась ты, в смятении:
глумится нечисть.
Это тени, только тени
от стволов замшелых - никого вокруг.

Ослабли пальцы как от хлёсткого удара,
и... выронила
она залог заветный на удачу.
Дождь быстро загасил его усилившимся плачем.

Но почему такая боль в груди,
а яркий свет разрезал впереди
полночный мрак?

Свирепый хохот прокатился
по верхушкам сосен,
усилился тысячекратно.
Внезапно грохот эха стал
совсем несносен -
и раскололось небо от него
на множество осколков,
где в каждом отразился
вой тоскливый волка,
Что вдруг умножился
в поющий дикий хор:
то реквием лесной играли
сердцу остывающему Ганки.

Оборотилось медленно оно
цветком душистым, манким...

Его приходят собирать
на властный зов вернувшегося Леля
дивчата, парубки охотно по весне,
вплетать в венки, петь песни
для румяного апреля.
Святить любовь и смелость.

И даже солнце, что в долгой жизни
ко всему устало
присмотрелось,
охотней улыбается,
Когда проснётся и белеет снова,
расцветая в травах,
но болит уже едва ли,
такое слабое и нежное
из "человечьей стали",
сердце бедной
Ганки-хуторянки.

*Воробьиная ночь - с сильной грозой или зарницами;
время разгула нечистой силы и,
по некоторым украинским поверьям - ночь, когда цветёт папоротник.

Автор - piuma
Дата добавления - 22.01.2013 в 18:47
Сообщениепоэма Воробьиная ночь или сердце Ганки

I.
- Мамо, я всё равно пойду!
- Нет, доню, слышишь!? - закрою на засовы,
и матерь божью умолю,чтобы она тебя,
безумную, остановила.

- Не начинай, родная, снова.
Пойду. Ночь воробьиная* вот-вот наступит.
Ты помолись, авось удача к нам заглянет на порог.
Сама же знаешь, как прохудилась наша хата.
и лихо в ней живёт, с тех пор как умер тато.

Крестила вслед её дрожащею рукой
и плакала, кусая губы,
плакала беззвучно:
как сердце материнское
в тревоге вдруг зашлось...

Река вздымала волны, сердитая,
стремясь за берега пролиться.
Метались в небе, как подраненные птицы,
оставляя след, пугливые зарницы.

Над хутором уже сгустились тучи.
Сверкая, молнии расшили нитями
стальными воздух.
Дерзкий гром с угрозой
подал голос грубый
и ветер бешеный
в падучей забился так,
что заскрипела земная ось.

А дивчина шальная бежала к лесу:
"Скорей, успеть бы...". Туда
где в полночь под лиственным навесом
родится
в бутоне колдовском
чудесный талисман.

Днепровский бор темнел угрюмо,
похожий издали на призрачный обман.
Деревья старые колоннами стояли,
подпирая небо,
и защитись собой пытались
лесные залы от грозы.
Землистый пол, устеленный густым ковром,
казалось, простирался
в бесконечность.

С тоской смотрела Ганка под ноги,
впивалась взглядом в темноту
и озиралась беспомощно по сторонам,
Нужна, похоже, - вечность,
чтобы найти его.
Настала полночь, но... - ничего.

II.

Внезапно заблестело что-то из потайных глубин
лесного царства.
Бесстрашно Ганка бросилась туда
и зачарованная, встала...
В зеленоватом сумраке широких листьев
раскрылся ей Перунов цвет,
похожий на пылающий рубин
и как живой в глубокой сердцевине
извивался огонёк.
Сквозь пляшущие тени за ним из темноты
следили сотни злых, ревнивых глаз.

- Пора...

Багровый стебель от цветка в руке холодной сжала -
боль нестерпимая ладонь пронзила жалом!
Был так настойчив папоротника гулкий шелест,
сливаясь с приглушённым шумом
ветра и дождя: "Возьми, сорви... старайся удержать".
И - сорвала, помедлив.

А за спиной...
- Брось, брось: рычали голоса.
Взбесилась яростно невидимая рать!
Толкала сзади рылами, рогами
и крыльями нещадно била по рукам.

- Ганка, брось... - едва послышалось сквозь адский гам.
- Оте -е-ец? ...
Напрасно обернулась ты, в смятении:
глумится нечисть.
Это тени, только тени
от стволов замшелых - никого вокруг.

Ослабли пальцы как от хлёсткого удара,
и... выронила
она залог заветный на удачу.
Дождь быстро загасил его усилившимся плачем.

Но почему такая боль в груди,
а яркий свет разрезал впереди
полночный мрак?

Свирепый хохот прокатился
по верхушкам сосен,
усилился тысячекратно.
Внезапно грохот эха стал
совсем несносен -
и раскололось небо от него
на множество осколков,
где в каждом отразился
вой тоскливый волка,
Что вдруг умножился
в поющий дикий хор:
то реквием лесной играли
сердцу остывающему Ганки.

Оборотилось медленно оно
цветком душистым, манким...

Его приходят собирать
на властный зов вернувшегося Леля
дивчата, парубки охотно по весне,
вплетать в венки, петь песни
для румяного апреля.
Святить любовь и смелость.

И даже солнце, что в долгой жизни
ко всему устало
присмотрелось,
охотней улыбается,
Когда проснётся и белеет снова,
расцветая в травах,
но болит уже едва ли,
такое слабое и нежное
из "человечьей стали",
сердце бедной
Ганки-хуторянки.

*Воробьиная ночь - с сильной грозой или зарницами;
время разгула нечистой силы и,
по некоторым украинским поверьям - ночь, когда цветёт папоротник.

Автор - piuma
Дата добавления - 22.01.2013 в 18:47
piumaДата: Среда, 06.02.2013, 11:41 | Сообщение # 425
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Лиловела сирень

Лился кровью закат и сирень лиловела,
В траур красила ночь этих гроздьев кайма -
В королевстве беда...Умерла королева.
Молодая была, словно розовый май.

Плакал старый король, а толпа из придворных
Привыкала терпеть как занозу печаль:
"Колыбель ей мягка, да и няньки проворны,.
Только дует в окно сирый ветер...Так жаль! ".

И рыдал в темноту безутешно и молча
За воротами замка один менестрель.
С ним молчала гитара, в тоске своей волчьей
Издавая порою тягучую трель.

Положила судьба на младенческом лике
Два каштанных ореха, потайную печать.
Подрастёт королева и станет великой,
Красотой в белокурую нежную мать.

На прощанье споют колыбельную тихо
Шорох мягкой листвы и гитарная трель,
И дождётся река - но плохой будет выход,
Кареглазый певец... Городской менестрель.



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Пятница, 08.02.2013, 14:13
 
СообщениеЛиловела сирень

Лился кровью закат и сирень лиловела,
В траур красила ночь этих гроздьев кайма -
В королевстве беда...Умерла королева.
Молодая была, словно розовый май.

Плакал старый король, а толпа из придворных
Привыкала терпеть как занозу печаль:
"Колыбель ей мягка, да и няньки проворны,.
Только дует в окно сирый ветер...Так жаль! ".

И рыдал в темноту безутешно и молча
За воротами замка один менестрель.
С ним молчала гитара, в тоске своей волчьей
Издавая порою тягучую трель.

Положила судьба на младенческом лике
Два каштанных ореха, потайную печать.
Подрастёт королева и станет великой,
Красотой в белокурую нежную мать.

На прощанье споют колыбельную тихо
Шорох мягкой листвы и гитарная трель,
И дождётся река - но плохой будет выход,
Кареглазый певец... Городской менестрель.

Автор - piuma
Дата добавления - 06.02.2013 в 11:41
СообщениеЛиловела сирень

Лился кровью закат и сирень лиловела,
В траур красила ночь этих гроздьев кайма -
В королевстве беда...Умерла королева.
Молодая была, словно розовый май.

Плакал старый король, а толпа из придворных
Привыкала терпеть как занозу печаль:
"Колыбель ей мягка, да и няньки проворны,.
Только дует в окно сирый ветер...Так жаль! ".

И рыдал в темноту безутешно и молча
За воротами замка один менестрель.
С ним молчала гитара, в тоске своей волчьей
Издавая порою тягучую трель.

Положила судьба на младенческом лике
Два каштанных ореха, потайную печать.
Подрастёт королева и станет великой,
Красотой в белокурую нежную мать.

На прощанье споют колыбельную тихо
Шорох мягкой листвы и гитарная трель,
И дождётся река - но плохой будет выход,
Кареглазый певец... Городской менестрель.

Автор - piuma
Дата добавления - 06.02.2013 в 11:41
mahnoДата: Четверг, 07.02.2013, 17:10 | Сообщение # 426
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 835
Награды: 5
Репутация: 30
Статус: Offline
hihi
"Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе. "


Радуюсь. что Вы попали в масть!
И плод тоски становится героем.
Всё прожуем, что сможете "накласть",
И с интересом ждать: -А где второе?

l_daisy


Matvey

Сообщение отредактировал mahno - Четверг, 07.02.2013, 17:11
 
Сообщениеhihi
"Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе. "


Радуюсь. что Вы попали в масть!
И плод тоски становится героем.
Всё прожуем, что сможете "накласть",
И с интересом ждать: -А где второе?

l_daisy

Автор - mahno
Дата добавления - 07.02.2013 в 17:10
Сообщениеhihi
"Переживать, что не попала в масть
И пресен вкус для налетевших роем,
Но может быть, мне попросту - "накласть"
На это? Точно, выберу второе. "


Радуюсь. что Вы попали в масть!
И плод тоски становится героем.
Всё прожуем, что сможете "накласть",
И с интересом ждать: -А где второе?

l_daisy

Автор - mahno
Дата добавления - 07.02.2013 в 17:10
piumaДата: Четверг, 07.02.2013, 21:46 | Сообщение # 427
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Цитата (mahno)
Радуюсь. что Вы попали в масть! И плод тоски становится героем. Всё прожуем, что сможете "накласть", И с интересом ждать: -А где второе?

Какой шикарный экспромт. biggrin flowers flowers



Юлия Барко
 
Сообщение
Цитата (mahno)
Радуюсь. что Вы попали в масть! И плод тоски становится героем. Всё прожуем, что сможете "накласть", И с интересом ждать: -А где второе?

Какой шикарный экспромт. biggrin flowers flowers

Автор - piuma
Дата добавления - 07.02.2013 в 21:46
Сообщение
Цитата (mahno)
Радуюсь. что Вы попали в масть! И плод тоски становится героем. Всё прожуем, что сможете "накласть", И с интересом ждать: -А где второе?

Какой шикарный экспромт. biggrin flowers flowers

Автор - piuma
Дата добавления - 07.02.2013 в 21:46
piumaДата: Воскресенье, 10.02.2013, 04:28 | Сообщение # 428
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Прополка

За ажурной решёткой - изящный цветник:
В нём живут гардении, розы...
А снаружи к ограде оборвыш приник,
По щекам замурзанным - слёзы.

Кучер вовсе не злобный, он просто устал.
Взмах хлыста:" Сорняку не место
У господских ворот. Брысь отсюда, нахал".
Здесь public* из другого теста.

Вжжии-к** !.. "Поближе шагнул" месье Гильотен.
Эти звуки фортуну дразнят...
А карета летит вдоль наряженных стен -
Тюильри*** приготовил праздник.

*public (пюблИк) - по-французски публика, население
** Звук удара хлыста
***Королевский дворец в центре Парижа, а также место
заседания Конвента во времена Великой французской революции



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Понедельник, 11.02.2013, 15:53
 
СообщениеПрополка

За ажурной решёткой - изящный цветник:
В нём живут гардении, розы...
А снаружи к ограде оборвыш приник,
По щекам замурзанным - слёзы.

Кучер вовсе не злобный, он просто устал.
Взмах хлыста:" Сорняку не место
У господских ворот. Брысь отсюда, нахал".
Здесь public* из другого теста.

Вжжии-к** !.. "Поближе шагнул" месье Гильотен.
Эти звуки фортуну дразнят...
А карета летит вдоль наряженных стен -
Тюильри*** приготовил праздник.

*public (пюблИк) - по-французски публика, население
** Звук удара хлыста
***Королевский дворец в центре Парижа, а также место
заседания Конвента во времена Великой французской революции

Автор - piuma
Дата добавления - 10.02.2013 в 04:28
СообщениеПрополка

За ажурной решёткой - изящный цветник:
В нём живут гардении, розы...
А снаружи к ограде оборвыш приник,
По щекам замурзанным - слёзы.

Кучер вовсе не злобный, он просто устал.
Взмах хлыста:" Сорняку не место
У господских ворот. Брысь отсюда, нахал".
Здесь public* из другого теста.

Вжжии-к** !.. "Поближе шагнул" месье Гильотен.
Эти звуки фортуну дразнят...
А карета летит вдоль наряженных стен -
Тюильри*** приготовил праздник.

*public (пюблИк) - по-французски публика, население
** Звук удара хлыста
***Королевский дворец в центре Парижа, а также место
заседания Конвента во времена Великой французской революции

Автор - piuma
Дата добавления - 10.02.2013 в 04:28
ФеликсДата: Воскресенье, 10.02.2013, 10:47 | Сообщение # 429
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Судя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины.
Хорошие стихи, Юля. hlop
 
СообщениеСудя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины.
Хорошие стихи, Юля. hlop

Автор - Феликс
Дата добавления - 10.02.2013 в 10:47
СообщениеСудя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины.
Хорошие стихи, Юля. hlop

Автор - Феликс
Дата добавления - 10.02.2013 в 10:47
piumaДата: Воскресенье, 10.02.2013, 11:33 | Сообщение # 430
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Цитата (Anything)
Судя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины. Хорошие стихи, Юля.

Anything, время жуткое, но видимо, они слишком раздразнили фортуну... sad



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Воскресенье, 10.02.2013, 11:38
 
Сообщение
Цитата (Anything)
Судя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины. Хорошие стихи, Юля.

Anything, время жуткое, но видимо, они слишком раздразнили фортуну... sad

Автор - piuma
Дата добавления - 10.02.2013 в 11:33
Сообщение
Цитата (Anything)
Судя по "месье Гильотену", праздник скоро кончится? Благодаря Вам перечитал его биографию. Ужасное было время. Бедняга боготворил короля и в особенности - королеву, а они были казнены с помощью его машины. Хорошие стихи, Юля.

Anything, время жуткое, но видимо, они слишком раздразнили фортуну... sad

Автор - piuma
Дата добавления - 10.02.2013 в 11:33
СамираДата: Понедельник, 11.02.2013, 10:20 | Сообщение # 431
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10271
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Юлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю...
И это хорошо. l_daisy
Цитата (piuma)
они слишком раздразнили фортуну...

А этого она не прощает.


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеЮлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю...
И это хорошо. l_daisy
Цитата (piuma)
они слишком раздразнили фортуну...

А этого она не прощает.

Автор - Самира
Дата добавления - 11.02.2013 в 10:20
СообщениеЮлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю...
И это хорошо. l_daisy
Цитата (piuma)
они слишком раздразнили фортуну...

А этого она не прощает.

Автор - Самира
Дата добавления - 11.02.2013 в 10:20
piumaДата: Понедельник, 11.02.2013, 12:47 | Сообщение # 432
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Цитата (Самира)
Юлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю... И это хорошо. Цитата (piuma)они слишком раздразнили фортуну... А этого она не прощает.

Самира, рада видеть. flowers Но я к удивлению обнаружила, что и последний стишок, многими не переварен ( из некоторых комментариев ясно) Я-то надеялась,что там всё ясно ( из-за чего в конце концов революции и случаются, как говорится: народ терпит как пружина, а потом ...).Не-е , только про сад Тюильри и и вспоминают ( хотя тут - про дворец). Забыли уже про "удары хлыстами"... biggrin



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Понедельник, 11.02.2013, 15:56
 
Сообщение
Цитата (Самира)
Юлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю... И это хорошо. Цитата (piuma)они слишком раздразнили фортуну... А этого она не прощает.

Самира, рада видеть. flowers Но я к удивлению обнаружила, что и последний стишок, многими не переварен ( из некоторых комментариев ясно) Я-то надеялась,что там всё ясно ( из-за чего в конце концов революции и случаются, как говорится: народ терпит как пружина, а потом ...).Не-е , только про сад Тюильри и и вспоминают ( хотя тут - про дворец). Забыли уже про "удары хлыстами"... biggrin

Автор - piuma
Дата добавления - 11.02.2013 в 12:47
Сообщение
Цитата (Самира)
Юлечка, и к тебе сто лет не заглядывала. Почитала твои стихи-миниатюры (иначе не скажешь). Они уводят за собой, в чужие страны, в историю... И это хорошо. Цитата (piuma)они слишком раздразнили фортуну... А этого она не прощает.

Самира, рада видеть. flowers Но я к удивлению обнаружила, что и последний стишок, многими не переварен ( из некоторых комментариев ясно) Я-то надеялась,что там всё ясно ( из-за чего в конце концов революции и случаются, как говорится: народ терпит как пружина, а потом ...).Не-е , только про сад Тюильри и и вспоминают ( хотя тут - про дворец). Забыли уже про "удары хлыстами"... biggrin

Автор - piuma
Дата добавления - 11.02.2013 в 12:47
piumaДата: Понедельник, 04.03.2013, 00:27 | Сообщение # 433
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Странный художник

- Ззы-нь... - надоедливой мухой жужжал беспардонный будильник.
Пришлось резко вынырнуть из глубин яркого сновидения, правдоподобного до дрожи: казалось, только протяни руку ... .Она, правда, так и не решилась сделать это, и после пробуждения нахлынуло чувство разочарования. Как будто что-то важное было упущено.
Какая чушь приходит в голову, когда недоспишь из-за проклятого звона. Утро солнечное и птицы под окном вовсю заявили свои права задорным чириканием . Весна на пороге : такое ощущение, что отрываются двери в незнакомое, но уже радостное и многообещающее "завтра". Прошлое же со своими пятнами отступает в тень и почти не тревожит.
Конечно , не всё отступает. Болевые точки остаются, они будут напоминать о себе. Фотография бабушки, прикрывающая выцветшие обои около кухонного окна, с упавшими на неё лучами солнца, отчего цвет выпуклых глаз на треугольном лице вдруг стал бутылочным ( какой интересный эффект цветной плёнки), а воротничок кружевного платья заалел. Она похожа, похожа на ...
-Змею! - неожиданно мелькнула у Шуры в голове нелепая ассоциация. А все этот утренний сон.
- Ой, -тоненько звякнула серебряная ложка. Жасминовый чай всколыхнулся в любимой чашке, на которой "расцвели" бледно-розовые пионы. Ложечка замысловатая, с временной накипью на благородном металле, - тоже её, бабушкина. Камертон на удачу. Вот бы услышать вечером то, чего очень хочется услышать. Зазвучат чудесные слова ласковым перезвоном колокольчиков на лугу, или...Ну, как именно - она скоро узнает.

1.

-Шу,..ра, Шу.., худо... ж...,- упорно шелестела бабушка, пытаясь сказать что-то отсутствующей внучке.
Высохшие руки беспомощно комкали край одеяла и наконец, замерли.
Медсестра с поджатыми губами поправляла одеяло на опустевшей койке.
- Вас очень ждала . Нда.. Всё говорила, худо ей. Себя пересиливала, а то бы ещё раньше отошла. Но вы, это... успокойтесь, девушка, постарайтесь. Чего теперь-то . Я вам валерьяны дам.
Шура помнила мать. Ей было десять, когда та не вернулась домой: поспешила за шоколадно-вафельным тортом ( вот удача:как раз выкинули в продажу в соседней булочной) , чтобы вернуть настроение имениннице. Пьяный водитель не справился с управлением. Такая кривая усмешка судьбы, колкая как остриё иглы, неуютная как казённые стены и дразнилки интернатских мальчишек: "Шура-дуу-ра, толстая фигура. Гони сказку, читателка". Она старалась не обижаться и продолжала запоем читать, забившись в угол игровой комнаты. Тяжеловесное слово "торт", хотя сладким больше не баловали - некому, вызывало теперь отторжение на глубинном уровне, а любимой едой стали книжки сказок вместе с фантастическими, имеющиеся в наличии в школьной библиотеке. С привлекательными картонными обложками, иллюстрациями, от которых порой было не оторвать жадных глаз, они все прошли через её руки и прочно отложились в закромах любознательного и доверчивого детского мозга.
А наблюдательная уборщица баба Валя, поглядывая, приговаривала : " От, деточка, хорошо, книжки - они ума дают", и про себя задумчиво добавляла :"Белой-то вороне ум понужнее, чем чёрной, свои же и заклюють. Хоть и горе от него".

***

Айна Туле ворвалась в сиротскую жизнь внезапно и словно из ниоткуда. Как принесённая из-за горизонта западным ветром, вернее, ветром, который дул из дружественной прибалтийской республики. Ну да, мама и не рассказывала никогда ни о каких родственниках , молчаливо пребывая в статусе матери-одиночки, а Шурочке хватало с избытком её заботливого внимания. Жили они в большом и шумном промышленном городе, поэтому когда счастливо приобретённая бабушка увезла её к мощёным улочкам, извилисто бегущим среди старинных, много повидавших стен, таких же сдержанных, как сама Айна Робертовна, Шура даже обрела душевное равновесие и расцвела. Правда, бабушка так и не стала до конца своей для взрослеющей внучки, которая порой затруднялась дать самой себе ответ: "Шестьдесят, двадцать или триста лет" - скрываются за зеленоватыми, прозрачными до холодка радужками пристальных глаз. Айна...- Тайна.
Они часто гуляли вдвоем по городу. Останавливались у старинных фасадов и долго разглядывали причудливые каменные украшения, которые могли бы рассказать о многом, но, к сожалению, молчали.
А иногда шли к заливу.Чайки печально кричали на водой, захлебываясь свежим ветром, им было жалко море, когда солнечный диск , багровый и, наверное, нестерпимо горячий, поджигал каждый вечер далекую линию горизонта, и та пылала, бросая отблески на облака и половину неба. Эта непостижимая линия влекла к себе Шуру : хотелось смотреть туда часами и думать о том, что же могло быть скрыто за ее медленно остывающей кромкой.
Однажды Шура нашла в бабушкином шкафу старую книгу, которую никогда раньше не видела. Тусклое золотое тиснение массивного переплета изображало растительные орнаменты, удивительные по форме и деталям, но трудно было разобрать удлиненный угловатый шрифт, полустертый от времени. Местами он совсем расплылся, наверное, под воздействием воды. Одна страница сохранилась .лучше остальных, но, собственно и на ней остались лишь фрагменты текста. Какие-то малопонятные строки:

".... ... где художник странный рисует свои мечты. Стоит на углу под вечер............ ............
... лес на картоне плотном растёт чуть не в полный рост, ...... ..... , кусая себя за хвост.
В траве разноцветной быстро мелькает ......, совсем не страшны их..., ..... прохладна.... струя.
Забвение те получат...... , кто руку к ......... рту протянут близко - потрогать из красок живую мечту.
Забудут про дом, заботы: за лесом лежит земля. Воздушный их ждёт корабль и капитан у руля.
А радужная дорога раскинулась до небес, Он этой дорогой скоро помчится в страну чудес. Осталось всего лишь ветру ... паруса надуть: стрелою взлетите в небо - в далекий ............. путь.
...................... за горизонтом видна. Живут в ней.....................и вечно цветёт весна. В ней можно увидеть снова ............, кого знал хорошо, с кем времени попрощаться ...вовремя не нашёл. В ней можно Не сделать больно тому, кому не хотел, а также Не сделать много плохих и ненужных дел..."

Плохих и ненужных дел. Тупо защемило под ложечкой. - Мама, я уже давно разлюбила шоколад...
Тонкий палец лег сверху на пожелтевшую страницу,- Не думай об этом, девочка,- Айна спокойно взяла книгу и поставила обратно на полку.
Год назад бабушки не стало. Болезнь иссушила за считанные недели сильное, подвижное тело, которое, похоже, и не сопротивлялось ее стремительному натиску, а просто ждало, умудряясь избегать особых страданий, окончания своего жизненного пути. Словно нужный отрезок пути был уже пройден. Шурочкин фарфоровый мир снова дал легкую трещину.

***

- Надо ж было напороться на такую непроходимую коровью...ээ-э, наивность,- Вадим Альбертович сплюнул с досады.
Две недели старательных ухаживаний, предпринятых в основном от скуки и из ленивого интереса, полетели коту под хвост. А также два богемских бокала, прощально сверкавших на ковре гранеными осколками, где ликёрные ручейки Вана Таллина пятнали их коричневой кровью, как в дурной мелодраме.
Сам виноват, можно было догадаться, с кем имеешь дело, когда эта курица понесла что-то про горизонт и про бабку из атлантидной лямурии ( тьфу ты)..., короче, свои романтические бредни. Плохой признак для удачного развития, так сказать, отношений, если к тому же они, по воле случая, завязались среди пыльных библиотечных стеллажей.
Ладно, Ритка это не видит, а то "посмеялась" бы от души - по его элегантным залысинам. Вообще-то она приезжает совсем скоро, но старая ведьма из квартиры напротив, которая взяла моду подглядывать в дверной глазок, слава богу, в больнице - так что не доложит. На этот раз пронесло.
Вадим встал и двинулся на кухню к запасам армянского пятизвездочного, отдыхающим в пузатой бутылке. Нужно было успокоить взвинченные нервы.
Истерзанная душевно и частично в плане гардероба Шура считала тем временем через одну ступеньки широкой лестницы, в основании которой радушно зияла входная дверь. Колокольчиковый звон...Обидные, злые слёзы душили её, а почти оторванная в пылу диванной полемики оборка блузки трепетала за спиной лимонной шёлковой бабочкой. Гулкие шаги колотили в уши:" Ой! - ду! - ра!.. ( и никуда не спрятаться от настырного словца), отдаваясь громогласным эхом:" Вот козё-о-ол!". Последнее звучало чуть приятнее, потому что немного утешало.

2.

Улицы города постепенно пустели и легкие сумерки начали скрадывать их контуры. Изломанная линия остроконечных и плоских крыш,с флюгерами, трубами и башенными шпилями отчётливо зачернела на фоне темно-синего неба. Это было загадочно красиво, как всегда в такой час, но равнодушные прохожие спешили по домам. Только одна фигура вышла из подворотни старинного дома и встала на углу. Прохожие, казалось, её не замечали, а те, кто подходили - их было очень мало, почему-то сразу шарахались прочь. Может быть, им не нравилось то, что стояло рядом. Мольберт. Художник был лет сорока с тонкими волнистыми волосами до плеч. Никаких беретов, блузок и бантов. Но всё же, художник, и весьма необычный: в глубоких чёрных глазах, казавшихся бездонными на бледном лице, читалось что-то , что побуждало этому верить.
Одиноко бредущая по тротуару Шура вздрогнула от неожиданности, чтобы через секунду-другую буквально онеметь - мольберт из её сна!
- Картина исполнит ваши мечты. Посмотрите, они совсем не страшные. Протяните им руку, девушка,- мягкий голос звучал дружески и вызывал доверие.
Первым чувством было невольное желание отшатнуться. Но она сдержалась и смотрела - смотрела как зачарованная на картину потрясающих красок, освещенную чужим предзакатным солнцем. Прямо живые. Да они и были, собственно, НАСТОЯЩИЕ: эти миниатюрные деревья справа, составляющие кромку леса , слегка колышащаяся от дуновения ветра трава на переднем плане, растущая прямо из холста ... и маленькие, алого цвета, мелькающие в траве змейки, на чьих гибких спинах зеленели бусинки из бутылочного мутноватого стекла. Вдалеке за лесом можно было разглядеть пламенеющий горизонт. И длинную дорогу, отрывающуюся посередине от земли, чтобы устремиться радугой прямо вверх, к вечернему, в подкрашенных облаках, небу. Странный мир, украдкой заглядывающий в другую реальность и позволяющий , затаив дыхание, взглянуть на себя.
-Бабушка! - От подобной мысли вдруг стало жарко и она невольно протянула руку поближе к пестрой траве. Одна змея подползла к краю холста, приподняв изящную головку. Она беззвучно... смеялась, да-да, и в крошечной пасти сверкали острые белые зубки. . Молниеносный удар - Шура почувствовала на пальце прикосновение этих зубов, безболезненно прокусивших кожу. Яд не обжигал, он был прохладным как ласковая ладонь на горячечном лбу.
Что с тобой, Шура? Почему-то чуть печально на душе и одновременно радостно бездумно. Нет больше гнетущих воспоминаний, а есть только покой. Куда тебя всасывают неумолимо два чернеющих омута, что медленно сливаются в один, бездонный? Вода теплая, она согрета лучами предзакатного солнца, вон в плавном водовороте кружатся рдяные чешуйки . И где ты вынырнешь из него, если вынырнешь?
...Травинки колкие, щекочут шею. Вставай, девочка, время идет. Спеши к грунтовой дороге, она приведет к пристани. Не наступить бы на эту лужицу, в ней так интересно отображаются облака: будто очертания незнакомых зданий темнеют под сонной водой. Или, скорее..., смутно знакомых. Нет их больше: вода всколыхнулась , потревоженная неосторожной ногой и, прояснившись, замерла.
Лес остался позади, вон и корабль виден. Он ждет, он скоро взлетит. И горизонт тоже ждет. В добрый путь...

-Не нашли ? Беда какая... Да-а, пропадают молодые, старые: выйдут из дому - и не вернутся. Я тут недавно по телевизору видела...,-и соседки увлеченно продолжали волнующий разговор.
На стене у подъезда слушала его, улыбаясь с посеревшего листка бумаги, Шурина фотография.



Юлия Барко


Сообщение отредактировал piuma - Пятница, 12.04.2013, 10:08
 
СообщениеСтранный художник

- Ззы-нь... - надоедливой мухой жужжал беспардонный будильник.
Пришлось резко вынырнуть из глубин яркого сновидения, правдоподобного до дрожи: казалось, только протяни руку ... .Она, правда, так и не решилась сделать это, и после пробуждения нахлынуло чувство разочарования. Как будто что-то важное было упущено.
Какая чушь приходит в голову, когда недоспишь из-за проклятого звона. Утро солнечное и птицы под окном вовсю заявили свои права задорным чириканием . Весна на пороге : такое ощущение, что отрываются двери в незнакомое, но уже радостное и многообещающее "завтра". Прошлое же со своими пятнами отступает в тень и почти не тревожит.
Конечно , не всё отступает. Болевые точки остаются, они будут напоминать о себе. Фотография бабушки, прикрывающая выцветшие обои около кухонного окна, с упавшими на неё лучами солнца, отчего цвет выпуклых глаз на треугольном лице вдруг стал бутылочным ( какой интересный эффект цветной плёнки), а воротничок кружевного платья заалел. Она похожа, похожа на ...
-Змею! - неожиданно мелькнула у Шуры в голове нелепая ассоциация. А все этот утренний сон.
- Ой, -тоненько звякнула серебряная ложка. Жасминовый чай всколыхнулся в любимой чашке, на которой "расцвели" бледно-розовые пионы. Ложечка замысловатая, с временной накипью на благородном металле, - тоже её, бабушкина. Камертон на удачу. Вот бы услышать вечером то, чего очень хочется услышать. Зазвучат чудесные слова ласковым перезвоном колокольчиков на лугу, или...Ну, как именно - она скоро узнает.

1.

-Шу,..ра, Шу.., худо... ж...,- упорно шелестела бабушка, пытаясь сказать что-то отсутствующей внучке.
Высохшие руки беспомощно комкали край одеяла и наконец, замерли.
Медсестра с поджатыми губами поправляла одеяло на опустевшей койке.
- Вас очень ждала . Нда.. Всё говорила, худо ей. Себя пересиливала, а то бы ещё раньше отошла. Но вы, это... успокойтесь, девушка, постарайтесь. Чего теперь-то . Я вам валерьяны дам.
Шура помнила мать. Ей было десять, когда та не вернулась домой: поспешила за шоколадно-вафельным тортом ( вот удача:как раз выкинули в продажу в соседней булочной) , чтобы вернуть настроение имениннице. Пьяный водитель не справился с управлением. Такая кривая усмешка судьбы, колкая как остриё иглы, неуютная как казённые стены и дразнилки интернатских мальчишек: "Шура-дуу-ра, толстая фигура. Гони сказку, читателка". Она старалась не обижаться и продолжала запоем читать, забившись в угол игровой комнаты. Тяжеловесное слово "торт", хотя сладким больше не баловали - некому, вызывало теперь отторжение на глубинном уровне, а любимой едой стали книжки сказок вместе с фантастическими, имеющиеся в наличии в школьной библиотеке. С привлекательными картонными обложками, иллюстрациями, от которых порой было не оторвать жадных глаз, они все прошли через её руки и прочно отложились в закромах любознательного и доверчивого детского мозга.
А наблюдательная уборщица баба Валя, поглядывая, приговаривала : " От, деточка, хорошо, книжки - они ума дают", и про себя задумчиво добавляла :"Белой-то вороне ум понужнее, чем чёрной, свои же и заклюють. Хоть и горе от него".

***

Айна Туле ворвалась в сиротскую жизнь внезапно и словно из ниоткуда. Как принесённая из-за горизонта западным ветром, вернее, ветром, который дул из дружественной прибалтийской республики. Ну да, мама и не рассказывала никогда ни о каких родственниках , молчаливо пребывая в статусе матери-одиночки, а Шурочке хватало с избытком её заботливого внимания. Жили они в большом и шумном промышленном городе, поэтому когда счастливо приобретённая бабушка увезла её к мощёным улочкам, извилисто бегущим среди старинных, много повидавших стен, таких же сдержанных, как сама Айна Робертовна, Шура даже обрела душевное равновесие и расцвела. Правда, бабушка так и не стала до конца своей для взрослеющей внучки, которая порой затруднялась дать самой себе ответ: "Шестьдесят, двадцать или триста лет" - скрываются за зеленоватыми, прозрачными до холодка радужками пристальных глаз. Айна...- Тайна.
Они часто гуляли вдвоем по городу. Останавливались у старинных фасадов и долго разглядывали причудливые каменные украшения, которые могли бы рассказать о многом, но, к сожалению, молчали.
А иногда шли к заливу.Чайки печально кричали на водой, захлебываясь свежим ветром, им было жалко море, когда солнечный диск , багровый и, наверное, нестерпимо горячий, поджигал каждый вечер далекую линию горизонта, и та пылала, бросая отблески на облака и половину неба. Эта непостижимая линия влекла к себе Шуру : хотелось смотреть туда часами и думать о том, что же могло быть скрыто за ее медленно остывающей кромкой.
Однажды Шура нашла в бабушкином шкафу старую книгу, которую никогда раньше не видела. Тусклое золотое тиснение массивного переплета изображало растительные орнаменты, удивительные по форме и деталям, но трудно было разобрать удлиненный угловатый шрифт, полустертый от времени. Местами он совсем расплылся, наверное, под воздействием воды. Одна страница сохранилась .лучше остальных, но, собственно и на ней остались лишь фрагменты текста. Какие-то малопонятные строки:

".... ... где художник странный рисует свои мечты. Стоит на углу под вечер............ ............
... лес на картоне плотном растёт чуть не в полный рост, ...... ..... , кусая себя за хвост.
В траве разноцветной быстро мелькает ......, совсем не страшны их..., ..... прохладна.... струя.
Забвение те получат...... , кто руку к ......... рту протянут близко - потрогать из красок живую мечту.
Забудут про дом, заботы: за лесом лежит земля. Воздушный их ждёт корабль и капитан у руля.
А радужная дорога раскинулась до небес, Он этой дорогой скоро помчится в страну чудес. Осталось всего лишь ветру ... паруса надуть: стрелою взлетите в небо - в далекий ............. путь.
...................... за горизонтом видна. Живут в ней.....................и вечно цветёт весна. В ней можно увидеть снова ............, кого знал хорошо, с кем времени попрощаться ...вовремя не нашёл. В ней можно Не сделать больно тому, кому не хотел, а также Не сделать много плохих и ненужных дел..."

Плохих и ненужных дел. Тупо защемило под ложечкой. - Мама, я уже давно разлюбила шоколад...
Тонкий палец лег сверху на пожелтевшую страницу,- Не думай об этом, девочка,- Айна спокойно взяла книгу и поставила обратно на полку.
Год назад бабушки не стало. Болезнь иссушила за считанные недели сильное, подвижное тело, которое, похоже, и не сопротивлялось ее стремительному натиску, а просто ждало, умудряясь избегать особых страданий, окончания своего жизненного пути. Словно нужный отрезок пути был уже пройден. Шурочкин фарфоровый мир снова дал легкую трещину.

***

- Надо ж было напороться на такую непроходимую коровью...ээ-э, наивность,- Вадим Альбертович сплюнул с досады.
Две недели старательных ухаживаний, предпринятых в основном от скуки и из ленивого интереса, полетели коту под хвост. А также два богемских бокала, прощально сверкавших на ковре гранеными осколками, где ликёрные ручейки Вана Таллина пятнали их коричневой кровью, как в дурной мелодраме.
Сам виноват, можно было догадаться, с кем имеешь дело, когда эта курица понесла что-то про горизонт и про бабку из атлантидной лямурии ( тьфу ты)..., короче, свои романтические бредни. Плохой признак для удачного развития, так сказать, отношений, если к тому же они, по воле случая, завязались среди пыльных библиотечных стеллажей.
Ладно, Ритка это не видит, а то "посмеялась" бы от души - по его элегантным залысинам. Вообще-то она приезжает совсем скоро, но старая ведьма из квартиры напротив, которая взяла моду подглядывать в дверной глазок, слава богу, в больнице - так что не доложит. На этот раз пронесло.
Вадим встал и двинулся на кухню к запасам армянского пятизвездочного, отдыхающим в пузатой бутылке. Нужно было успокоить взвинченные нервы.
Истерзанная душевно и частично в плане гардероба Шура считала тем временем через одну ступеньки широкой лестницы, в основании которой радушно зияла входная дверь. Колокольчиковый звон...Обидные, злые слёзы душили её, а почти оторванная в пылу диванной полемики оборка блузки трепетала за спиной лимонной шёлковой бабочкой. Гулкие шаги колотили в уши:" Ой! - ду! - ра!.. ( и никуда не спрятаться от настырного словца), отдаваясь громогласным эхом:" Вот козё-о-ол!". Последнее звучало чуть приятнее, потому что немного утешало.

2.

Улицы города постепенно пустели и легкие сумерки начали скрадывать их контуры. Изломанная линия остроконечных и плоских крыш,с флюгерами, трубами и башенными шпилями отчётливо зачернела на фоне темно-синего неба. Это было загадочно красиво, как всегда в такой час, но равнодушные прохожие спешили по домам. Только одна фигура вышла из подворотни старинного дома и встала на углу. Прохожие, казалось, её не замечали, а те, кто подходили - их было очень мало, почему-то сразу шарахались прочь. Может быть, им не нравилось то, что стояло рядом. Мольберт. Художник был лет сорока с тонкими волнистыми волосами до плеч. Никаких беретов, блузок и бантов. Но всё же, художник, и весьма необычный: в глубоких чёрных глазах, казавшихся бездонными на бледном лице, читалось что-то , что побуждало этому верить.
Одиноко бредущая по тротуару Шура вздрогнула от неожиданности, чтобы через секунду-другую буквально онеметь - мольберт из её сна!
- Картина исполнит ваши мечты. Посмотрите, они совсем не страшные. Протяните им руку, девушка,- мягкий голос звучал дружески и вызывал доверие.
Первым чувством было невольное желание отшатнуться. Но она сдержалась и смотрела - смотрела как зачарованная на картину потрясающих красок, освещенную чужим предзакатным солнцем. Прямо живые. Да они и были, собственно, НАСТОЯЩИЕ: эти миниатюрные деревья справа, составляющие кромку леса , слегка колышащаяся от дуновения ветра трава на переднем плане, растущая прямо из холста ... и маленькие, алого цвета, мелькающие в траве змейки, на чьих гибких спинах зеленели бусинки из бутылочного мутноватого стекла. Вдалеке за лесом можно было разглядеть пламенеющий горизонт. И длинную дорогу, отрывающуюся посередине от земли, чтобы устремиться радугой прямо вверх, к вечернему, в подкрашенных облаках, небу. Странный мир, украдкой заглядывающий в другую реальность и позволяющий , затаив дыхание, взглянуть на себя.
-Бабушка! - От подобной мысли вдруг стало жарко и она невольно протянула руку поближе к пестрой траве. Одна змея подползла к краю холста, приподняв изящную головку. Она беззвучно... смеялась, да-да, и в крошечной пасти сверкали острые белые зубки. . Молниеносный удар - Шура почувствовала на пальце прикосновение этих зубов, безболезненно прокусивших кожу. Яд не обжигал, он был прохладным как ласковая ладонь на горячечном лбу.
Что с тобой, Шура? Почему-то чуть печально на душе и одновременно радостно бездумно. Нет больше гнетущих воспоминаний, а есть только покой. Куда тебя всасывают неумолимо два чернеющих омута, что медленно сливаются в один, бездонный? Вода теплая, она согрета лучами предзакатного солнца, вон в плавном водовороте кружатся рдяные чешуйки . И где ты вынырнешь из него, если вынырнешь?
...Травинки колкие, щекочут шею. Вставай, девочка, время идет. Спеши к грунтовой дороге, она приведет к пристани. Не наступить бы на эту лужицу, в ней так интересно отображаются облака: будто очертания незнакомых зданий темнеют под сонной водой. Или, скорее..., смутно знакомых. Нет их больше: вода всколыхнулась , потревоженная неосторожной ногой и, прояснившись, замерла.
Лес остался позади, вон и корабль виден. Он ждет, он скоро взлетит. И горизонт тоже ждет. В добрый путь...

-Не нашли ? Беда какая... Да-а, пропадают молодые, старые: выйдут из дому - и не вернутся. Я тут недавно по телевизору видела...,-и соседки увлеченно продолжали волнующий разговор.
На стене у подъезда слушала его, улыбаясь с посеревшего листка бумаги, Шурина фотография.

Автор - piuma
Дата добавления - 04.03.2013 в 00:27
СообщениеСтранный художник

- Ззы-нь... - надоедливой мухой жужжал беспардонный будильник.
Пришлось резко вынырнуть из глубин яркого сновидения, правдоподобного до дрожи: казалось, только протяни руку ... .Она, правда, так и не решилась сделать это, и после пробуждения нахлынуло чувство разочарования. Как будто что-то важное было упущено.
Какая чушь приходит в голову, когда недоспишь из-за проклятого звона. Утро солнечное и птицы под окном вовсю заявили свои права задорным чириканием . Весна на пороге : такое ощущение, что отрываются двери в незнакомое, но уже радостное и многообещающее "завтра". Прошлое же со своими пятнами отступает в тень и почти не тревожит.
Конечно , не всё отступает. Болевые точки остаются, они будут напоминать о себе. Фотография бабушки, прикрывающая выцветшие обои около кухонного окна, с упавшими на неё лучами солнца, отчего цвет выпуклых глаз на треугольном лице вдруг стал бутылочным ( какой интересный эффект цветной плёнки), а воротничок кружевного платья заалел. Она похожа, похожа на ...
-Змею! - неожиданно мелькнула у Шуры в голове нелепая ассоциация. А все этот утренний сон.
- Ой, -тоненько звякнула серебряная ложка. Жасминовый чай всколыхнулся в любимой чашке, на которой "расцвели" бледно-розовые пионы. Ложечка замысловатая, с временной накипью на благородном металле, - тоже её, бабушкина. Камертон на удачу. Вот бы услышать вечером то, чего очень хочется услышать. Зазвучат чудесные слова ласковым перезвоном колокольчиков на лугу, или...Ну, как именно - она скоро узнает.

1.

-Шу,..ра, Шу.., худо... ж...,- упорно шелестела бабушка, пытаясь сказать что-то отсутствующей внучке.
Высохшие руки беспомощно комкали край одеяла и наконец, замерли.
Медсестра с поджатыми губами поправляла одеяло на опустевшей койке.
- Вас очень ждала . Нда.. Всё говорила, худо ей. Себя пересиливала, а то бы ещё раньше отошла. Но вы, это... успокойтесь, девушка, постарайтесь. Чего теперь-то . Я вам валерьяны дам.
Шура помнила мать. Ей было десять, когда та не вернулась домой: поспешила за шоколадно-вафельным тортом ( вот удача:как раз выкинули в продажу в соседней булочной) , чтобы вернуть настроение имениннице. Пьяный водитель не справился с управлением. Такая кривая усмешка судьбы, колкая как остриё иглы, неуютная как казённые стены и дразнилки интернатских мальчишек: "Шура-дуу-ра, толстая фигура. Гони сказку, читателка". Она старалась не обижаться и продолжала запоем читать, забившись в угол игровой комнаты. Тяжеловесное слово "торт", хотя сладким больше не баловали - некому, вызывало теперь отторжение на глубинном уровне, а любимой едой стали книжки сказок вместе с фантастическими, имеющиеся в наличии в школьной библиотеке. С привлекательными картонными обложками, иллюстрациями, от которых порой было не оторвать жадных глаз, они все прошли через её руки и прочно отложились в закромах любознательного и доверчивого детского мозга.
А наблюдательная уборщица баба Валя, поглядывая, приговаривала : " От, деточка, хорошо, книжки - они ума дают", и про себя задумчиво добавляла :"Белой-то вороне ум понужнее, чем чёрной, свои же и заклюють. Хоть и горе от него".

***

Айна Туле ворвалась в сиротскую жизнь внезапно и словно из ниоткуда. Как принесённая из-за горизонта западным ветром, вернее, ветром, который дул из дружественной прибалтийской республики. Ну да, мама и не рассказывала никогда ни о каких родственниках , молчаливо пребывая в статусе матери-одиночки, а Шурочке хватало с избытком её заботливого внимания. Жили они в большом и шумном промышленном городе, поэтому когда счастливо приобретённая бабушка увезла её к мощёным улочкам, извилисто бегущим среди старинных, много повидавших стен, таких же сдержанных, как сама Айна Робертовна, Шура даже обрела душевное равновесие и расцвела. Правда, бабушка так и не стала до конца своей для взрослеющей внучки, которая порой затруднялась дать самой себе ответ: "Шестьдесят, двадцать или триста лет" - скрываются за зеленоватыми, прозрачными до холодка радужками пристальных глаз. Айна...- Тайна.
Они часто гуляли вдвоем по городу. Останавливались у старинных фасадов и долго разглядывали причудливые каменные украшения, которые могли бы рассказать о многом, но, к сожалению, молчали.
А иногда шли к заливу.Чайки печально кричали на водой, захлебываясь свежим ветром, им было жалко море, когда солнечный диск , багровый и, наверное, нестерпимо горячий, поджигал каждый вечер далекую линию горизонта, и та пылала, бросая отблески на облака и половину неба. Эта непостижимая линия влекла к себе Шуру : хотелось смотреть туда часами и думать о том, что же могло быть скрыто за ее медленно остывающей кромкой.
Однажды Шура нашла в бабушкином шкафу старую книгу, которую никогда раньше не видела. Тусклое золотое тиснение массивного переплета изображало растительные орнаменты, удивительные по форме и деталям, но трудно было разобрать удлиненный угловатый шрифт, полустертый от времени. Местами он совсем расплылся, наверное, под воздействием воды. Одна страница сохранилась .лучше остальных, но, собственно и на ней остались лишь фрагменты текста. Какие-то малопонятные строки:

".... ... где художник странный рисует свои мечты. Стоит на углу под вечер............ ............
... лес на картоне плотном растёт чуть не в полный рост, ...... ..... , кусая себя за хвост.
В траве разноцветной быстро мелькает ......, совсем не страшны их..., ..... прохладна.... струя.
Забвение те получат...... , кто руку к ......... рту протянут близко - потрогать из красок живую мечту.
Забудут про дом, заботы: за лесом лежит земля. Воздушный их ждёт корабль и капитан у руля.
А радужная дорога раскинулась до небес, Он этой дорогой скоро помчится в страну чудес. Осталось всего лишь ветру ... паруса надуть: стрелою взлетите в небо - в далекий ............. путь.
...................... за горизонтом видна. Живут в ней.....................и вечно цветёт весна. В ней можно увидеть снова ............, кого знал хорошо, с кем времени попрощаться ...вовремя не нашёл. В ней можно Не сделать больно тому, кому не хотел, а также Не сделать много плохих и ненужных дел..."

Плохих и ненужных дел. Тупо защемило под ложечкой. - Мама, я уже давно разлюбила шоколад...
Тонкий палец лег сверху на пожелтевшую страницу,- Не думай об этом, девочка,- Айна спокойно взяла книгу и поставила обратно на полку.
Год назад бабушки не стало. Болезнь иссушила за считанные недели сильное, подвижное тело, которое, похоже, и не сопротивлялось ее стремительному натиску, а просто ждало, умудряясь избегать особых страданий, окончания своего жизненного пути. Словно нужный отрезок пути был уже пройден. Шурочкин фарфоровый мир снова дал легкую трещину.

***

- Надо ж было напороться на такую непроходимую коровью...ээ-э, наивность,- Вадим Альбертович сплюнул с досады.
Две недели старательных ухаживаний, предпринятых в основном от скуки и из ленивого интереса, полетели коту под хвост. А также два богемских бокала, прощально сверкавших на ковре гранеными осколками, где ликёрные ручейки Вана Таллина пятнали их коричневой кровью, как в дурной мелодраме.
Сам виноват, можно было догадаться, с кем имеешь дело, когда эта курица понесла что-то про горизонт и про бабку из атлантидной лямурии ( тьфу ты)..., короче, свои романтические бредни. Плохой признак для удачного развития, так сказать, отношений, если к тому же они, по воле случая, завязались среди пыльных библиотечных стеллажей.
Ладно, Ритка это не видит, а то "посмеялась" бы от души - по его элегантным залысинам. Вообще-то она приезжает совсем скоро, но старая ведьма из квартиры напротив, которая взяла моду подглядывать в дверной глазок, слава богу, в больнице - так что не доложит. На этот раз пронесло.
Вадим встал и двинулся на кухню к запасам армянского пятизвездочного, отдыхающим в пузатой бутылке. Нужно было успокоить взвинченные нервы.
Истерзанная душевно и частично в плане гардероба Шура считала тем временем через одну ступеньки широкой лестницы, в основании которой радушно зияла входная дверь. Колокольчиковый звон...Обидные, злые слёзы душили её, а почти оторванная в пылу диванной полемики оборка блузки трепетала за спиной лимонной шёлковой бабочкой. Гулкие шаги колотили в уши:" Ой! - ду! - ра!.. ( и никуда не спрятаться от настырного словца), отдаваясь громогласным эхом:" Вот козё-о-ол!". Последнее звучало чуть приятнее, потому что немного утешало.

2.

Улицы города постепенно пустели и легкие сумерки начали скрадывать их контуры. Изломанная линия остроконечных и плоских крыш,с флюгерами, трубами и башенными шпилями отчётливо зачернела на фоне темно-синего неба. Это было загадочно красиво, как всегда в такой час, но равнодушные прохожие спешили по домам. Только одна фигура вышла из подворотни старинного дома и встала на углу. Прохожие, казалось, её не замечали, а те, кто подходили - их было очень мало, почему-то сразу шарахались прочь. Может быть, им не нравилось то, что стояло рядом. Мольберт. Художник был лет сорока с тонкими волнистыми волосами до плеч. Никаких беретов, блузок и бантов. Но всё же, художник, и весьма необычный: в глубоких чёрных глазах, казавшихся бездонными на бледном лице, читалось что-то , что побуждало этому верить.
Одиноко бредущая по тротуару Шура вздрогнула от неожиданности, чтобы через секунду-другую буквально онеметь - мольберт из её сна!
- Картина исполнит ваши мечты. Посмотрите, они совсем не страшные. Протяните им руку, девушка,- мягкий голос звучал дружески и вызывал доверие.
Первым чувством было невольное желание отшатнуться. Но она сдержалась и смотрела - смотрела как зачарованная на картину потрясающих красок, освещенную чужим предзакатным солнцем. Прямо живые. Да они и были, собственно, НАСТОЯЩИЕ: эти миниатюрные деревья справа, составляющие кромку леса , слегка колышащаяся от дуновения ветра трава на переднем плане, растущая прямо из холста ... и маленькие, алого цвета, мелькающие в траве змейки, на чьих гибких спинах зеленели бусинки из бутылочного мутноватого стекла. Вдалеке за лесом можно было разглядеть пламенеющий горизонт. И длинную дорогу, отрывающуюся посередине от земли, чтобы устремиться радугой прямо вверх, к вечернему, в подкрашенных облаках, небу. Странный мир, украдкой заглядывающий в другую реальность и позволяющий , затаив дыхание, взглянуть на себя.
-Бабушка! - От подобной мысли вдруг стало жарко и она невольно протянула руку поближе к пестрой траве. Одна змея подползла к краю холста, приподняв изящную головку. Она беззвучно... смеялась, да-да, и в крошечной пасти сверкали острые белые зубки. . Молниеносный удар - Шура почувствовала на пальце прикосновение этих зубов, безболезненно прокусивших кожу. Яд не обжигал, он был прохладным как ласковая ладонь на горячечном лбу.
Что с тобой, Шура? Почему-то чуть печально на душе и одновременно радостно бездумно. Нет больше гнетущих воспоминаний, а есть только покой. Куда тебя всасывают неумолимо два чернеющих омута, что медленно сливаются в один, бездонный? Вода теплая, она согрета лучами предзакатного солнца, вон в плавном водовороте кружатся рдяные чешуйки . И где ты вынырнешь из него, если вынырнешь?
...Травинки колкие, щекочут шею. Вставай, девочка, время идет. Спеши к грунтовой дороге, она приведет к пристани. Не наступить бы на эту лужицу, в ней так интересно отображаются облака: будто очертания незнакомых зданий темнеют под сонной водой. Или, скорее..., смутно знакомых. Нет их больше: вода всколыхнулась , потревоженная неосторожной ногой и, прояснившись, замерла.
Лес остался позади, вон и корабль виден. Он ждет, он скоро взлетит. И горизонт тоже ждет. В добрый путь...

-Не нашли ? Беда какая... Да-а, пропадают молодые, старые: выйдут из дому - и не вернутся. Я тут недавно по телевизору видела...,-и соседки увлеченно продолжали волнующий разговор.
На стене у подъезда слушала его, улыбаясь с посеревшего листка бумаги, Шурина фотография.

Автор - piuma
Дата добавления - 04.03.2013 в 00:27
НатаДата: Пятница, 08.03.2013, 15:52 | Сообщение # 434
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 1351
Награды: 29
Репутация: 96
Статус: Offline
С праздником весны Юля. Пусть любовь наполняет сердце l_daisy

"Один, глядя в лужу, видит в ней грязь, а другой – отражающиеся в ней звезды". (Иммануил Кант)
мой блог
 
СообщениеС праздником весны Юля. Пусть любовь наполняет сердце l_daisy

Автор - Ната
Дата добавления - 08.03.2013 в 15:52
СообщениеС праздником весны Юля. Пусть любовь наполняет сердце l_daisy

Автор - Ната
Дата добавления - 08.03.2013 в 15:52
piumaДата: Пятница, 08.03.2013, 17:28 | Сообщение # 435
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 340
Награды: 3
Репутация: 60
Статус: Offline
Ната, спасибо. Я также вас поздравляю, это праздник хороший, весенний. Одним словом - Праздник. flowers


Юлия Барко
 
СообщениеНата, спасибо. Я также вас поздравляю, это праздник хороший, весенний. Одним словом - Праздник. flowers

Автор - piuma
Дата добавления - 08.03.2013 в 17:28
СообщениеНата, спасибо. Я также вас поздравляю, это праздник хороший, весенний. Одним словом - Праздник. flowers

Автор - piuma
Дата добавления - 08.03.2013 в 17:28
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Юлии Барко (на Острове piuma)
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Страница Юлии Барко - Страница 29 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2019 Конструктор сайтов - uCoz