Охотники. - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Охотники. - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Охотники. (опять фэнтези, а вы чего ждали))))
Охотники.
NadWintersДата: Пятница, 05.08.2011, 02:50 | Сообщение # 1
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Я уже говорила где-то, что проза пишется у меня долго и медленно. А мысли у меня, как незабвенная Цири, хаотично скачут из одного мира в другой. В результате этого в папке с рассказами у меня настоящий хаос, который я медленно разгребаю.

Маленькая предыстория.

Это, даже не знаю, как окрестить его, произведение, или вернее его герои, появились из-за моей лени около трёх лет назад, когда я, тогда ещё студентка второго курса вдохновенно прогуливала лекции по психологии. В итоге, чтобы получить зачёт я взялась поучаствовать в каком-то эксперементе (в суть я не вникала) и написать маленький рассказ, суть которого сводилась бы к тому, что люди видят лишь то, что им хочется. А так как фэнтези я люблю, то рассказ получился в этом жанре.
Ноутбука у меня тогда не было, поэтому черновики того, самого первого, но не в хронологическом порядке, рассказа пылятся вместе с остальными в Смоленске. Как-то раз я взялась их перечитавыть и так постепенно появились несколько рассказов. Потом они незаметно слились в главы, наметился мир и кое-какой сюжет. Может быть, дело пойдёт и дальше (всё-таки одну "сказочку" мне удалось довести до завершения).
Буду выкладывать маленькими порциями, хотя на Деми бросила первый рассказ целиком.
Критика мне может очень помочь, так что всем прочитавшим заранее спасибо)

Травница.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, Вер…, Нир… вот, проклятие, что за закорючки непонятные!
Не по-весеннему жаркое солнце немилосердно пекло, а ведь до полудня ещё далеко. Что же дальше будет, тоскливо подумал стражник и вернулся к паскудной грамотке. Старательно выведенные писцом руны издевательски махали хвостиками и завитушками, менялись местами и скакали со строчки на строчку, будто играли в салки. Складываться в слова подлые закорючки отказывались категорически.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, - ох, забери Амшет этого писца в свои Тёмные чертоги, на пару с этим господином, - с тем у-дас-та-вир…вер…быр…, - до чего же мудрёно написано. Стражник стянул шлем и почесал обнаружившуюся под ним багровую лысину. Голове сразу стало легче, пуда на полтора железа, так уж точно.
- Вообще-то мы торопимся, нельзя ли быстрее, - уже в третий раз процедил сквозь зубы мужчина с непривычно короткой стрижкой, который и предъявил этот проклятый свиток.
- Чай не из воска слеплены, - проворчал стражник, водя грязным пальцем с обгрызенным ногтем по строчкам, - потерпите, не растаете.
Солнце ехидно подмигнуло компании и поддало жару.
- Всё, мне это надоело, - прорычал спустя полчаса спутник подателя грамотки, здоровенный лысый громила с густыми рыжими бровями. Из-под нижней губы у него воинственно торчали короткие клычки. Он, не спускаясь с седла, без труда поднял стражника за ворот, выглядывающей из-под ржавой кольчуги рубахи. – Ты что, издеваться над нами вздумал? – бесцветные глубоко посаженные глаза грозно сверкнули из-под кустистых бровей. Придушенный стражник просипел нечто невразумительное, но, судя по всему, отрицательное.
- Эй, вы чего творите?! – из караулки в башне слева от ворот выскочил ещё один стражник, молодой вихрастый парень с красными от бессонной ночи глазами.
- Ничего, - пожал плечами короткостриженный, подбирая и бережно отряхивая от пыли грамотку.
- Отпустите его немедленно! – потребовал парень.
- Ага, сщас, разбежался, - оскалился лысый.
- Да в чём дело-то? – бессильно спросил молодой стражник, понимая, что не справится с подозрительными типами при всём желании.
- Твой напарник не внял нашим предупреждениям, а ведь я говорил ему, что мы очень торопимся, - спокойно пояснил короткостриженный.
- Если б торопились, уже проехали бы!
- Если б твой напарник не ковырялся в носу, когда Дайне мозги раздавала, точно бы уже проехали, - откровенно вымогательского намёка мужчина, словно не заметил. Здоровяк, совершенно не напрягаясь, удерживал стражника на весу, и отпускать его, похоже не собирался.
«Вот тебе и первый караул», - вздохнул про себя парень, переминаясь с ноги на ногу под насмешливым взглядом охотника, а кем ещё мог быть так нахально ведущий себя тип.
- Дядька Микул, ты как? – робко спросил парень. Лицо напарника уже стало менять оттенок с багрового на синюшный, глаза вылезали из орбит. А сдавленный хрип едва ли означал «всё в порядке, племянничек». Решившись, молодой стражник взял грамотку и, едва глянув на неё, махнул рукой:
- Проезжайте!
- Кувалда, положи дядю на место, - небрежно велел короткостриженный и, подхватив под уздцы коня своего второго спутника, проехал в ворота. Громила, не меняя выражения лица, разжал пальцы и поспешил следом. Стражник грузно шлёпнулся на землю, доспехи жалобно брякнули.
- Дядька Микул, ты как? – повторил вопрос парень, кидаясь к нему и начисто забыв про ворота. Воспользовавшись случаем, в город быстро потянулись застоявшиеся купеческие подводы и телеги.
- Ых-х-х-х! ы-ы-х-х-х-х, - бессильно сипел старший стражник, глядя на это безобразие. В сердцах он отвесил заботливому племяннику звонкий подзатыльник (железной перчаткой по такому же шлему) и потерял сознание.
«Вот тебе и первый караул», - тяжко вздохнул парень и кинул взгляд на небо, где уже эта дневная смена шляется.

- Твою мать, Лоренс, ну кто так стучит! Мыши в подполе и те громче скребутся!
- Стучи сам, раз такой умный, огрызнулся короткостриженный, потирая изрядно отбитый кулак. На толстой дубовой двери, ведущей в лавку травника, висела табличка: «Обед». Но у приятелей не было времени ждать, пока седой сморчок насытится. Причина такого нетерпения, укрытая плащом, полулежала в седле и тихо постанывала.
- Подвинься, - прорычал Кувалда, - ща он у меня подавится.
Лоренс ухмыльнулся и уступил здоровяку место. Дверь вылетела с первого удара, красиво пролетела через всю комнату и врезалась в прилавок. Пившую за ним чай девицу окатило кипятком, но она даже не пикнула, только с ужасом уставилась на незваных гостей, ожидая продолжения. Оно не заставило себя ждать, откуда-то сверху раздался хруст, визг и прямо на головы мужчинам рухнула ещё одна девушка, следом за ней дождём посыпались всевозможные склянки и коробочки. Очевидно, дверь подпирала лестница, на которой и стояла верещащая девица, когда Кувалда «постучался».
- Кувалда, заткни ей рот, - попросил Лоренс, страдальчески морщась, пронзительный визг изрядно действовал ему на нервы, да и стража могла сбежаться. Здоровяк, который поймал свалившееся из-под потолка «сокровище» послушно зажал девушке рот ладонью. Визг сменился возмущенным мычанием, девушка извернулась и заколотила кулачками по широкой груди Кувалды. Бесполезно, всё равно что в каменную стену стучать. Лоренс, между тем, отряхнулся, невозмутимо переступил через осколки многочисленных бутылочек и деловито выудил из-под прилавка вторую девицу, тихо подвывающую от ужаса.
- Цыц, - велел он. Она как-то сразу впечатлилась и заткнулась. - Где знахарь?
- И-и-и, господин, все деньги вон в той тёмной банке, - заревела идиотка, - берите, что хотите, только меня не трогайте, и-и-и.
- Та-а-ак, - протянул Лоренс, - с этой говорить бесполезно. Он резко развернулся к дверям, где всё также с извивающейся девкой в руках стоял Кувалда.
- Эй, ты, а ну живо прекрати, - рявкнул на неё Лоренс и потешно сморщив нос, чихнул, запах в лавке витал ещё тот, не все зелья травников пахнут розами.
- И-и-и, порошок от простуды на третьей полке слева в синей банке, - прогундосили из-под прилавка. Лоренс страдальчески закатил глаза, и почему все девки такие дуры. И куда мог подеваться этот старый сыч знахарь.
- Какого я вас спрашиваю, вы здесь устроили, придурки, - упорная девица умудрилась тяпнуть Кувалду за ладонь, - чтоб у вас всё отвалилось и повылазило. Чтоб вас Амшет после смерти нужники вылизывать припахал, чтоб вы…, - возмущенный голосок звонким эхом разносился по лавке. Ругалась девка, надо признать, мастерски. Ни одного слова матом, зато какие обороты! Было бы у приятелей время, непременно дослушали бы до конца. Но вот времени-то у них, увы, почти не осталось. Кувалда снова зажал девчонке рот, перекрыв поток ругательств.
- Где знахарь? – повторил свой вопрос Лоренс.
- М-м-м, - яростно промычала девушка, сверкая глазами.
- Где-где? Я что-то не понял, Кувалда убери руку.
- На кладбище, - тяжело дыша, ответила девушка и брезгливо сплюнула Лоренсу на сапог. – Слушай, ты когда-нибудь руки мыл, орк тупой? – это относилось уже к Кувалде.
- Эй, я орк только на четверть! – праведно возмутился тот.
- Оно и видно. Живо поставил приличную девушку на пол, дубина! – Кувалда почему-то смутился и послушался. «Приличная девушка» тут же издала полный горя стон и бросилась собирать уцелевшие склянки, не замолкая, впрочем, ни на миг.
- Старый знахарь ещё года три назад умер. О, Богиня, последний же флакон оставался. Лавкой теперь моя тётка заправляет. Уй, чтоб вас Мала оприходовала, это ж такая редкая травка! В травах тётка ничего не смыслит, вот и взяла меня к себе. Чего ломились-то, дверь выбили, кто её теперь ставить будет, а? Вы думаете, этой дуре влетит? Да заткнись ты уже, Еланка! Это не разбойники, и уж тем более, не насильники, обломились твои мечты до следующего раза, - из-за прилавка взвыли ещё горестнее. – Нет уж, влетит мне от тётки, почему, мол, не уследила. Ну, чего молчите, рты раззявили, кто дверь будет ставить, спрашиваю?!
Лоренс и Кувалда стояли на месте и хлопали глазами, до них даже не сразу дошло, что трещотка замолчала. Её голосок по-прежнему звенел у них в ушах.
- И нечего отмалчиваться, - девушка бережно складывала в подол травки, - на немых вы не похожи, зачем дверь сломали?
- А чего вы не открывали, - глупо спросил Кувалда, почесывая в затылке.
- Слушай, ты, гоблин на четверть, ты читать умеешь? Там всеобщим языком было написано «Обед».
- Ну, нам очень надо было, - насупился Кувалда, Лоренс подумал, что давно не видел друга таким растерянным, - и, вообще, раз стучат, значит что-то срочное.
- Здесь вам не бордель, чтобы после первого стука открывали, - ехидно просветила Кувалду девушка, - ты дверью не ошибся?
- Как не бордель? – притворно удивился Лоренс, - мы порог не успели переступить, как нам сразу девку подали, - он окинул оценивающим взглядом травницу и добавил, - правда, неказистую какую-то, но и то хлеб.
- Значит так, - прошипела девушка.
- Мы поставим на место твою проклятую дверь, да ещё и денег тебе заплатим, если скажешь, где искать нового знахаря, - быстро перебил её Лоренс, пока истеричка снова не завелась.
- Хорошо, ставьте, - милостиво разрешила девица, откинув с лица вьющиеся светлые пряди.
- Сначала знахарь, потом дверь!
- Сначала дверь, - непреклонно заявила девчонка, спокойно выдержав яростный взгляд нависшего над ней Лоренса, - потом знахарь. К тому же, я не уверена, что он захочет вам помогать.
- Почему, - простодушно удивился Кувалда. Но Лоренс уже всё понял, девушка перевернула, сбившийся на бок кулон, звезда и зелёный лист, знак лекаря.
- Послушай, здесь во дворе умирает наш друг, и у меня совершенно нет времени тебя убеждать, - Лоренс протянул девушке тяжело звякнувший кошель, - ты поможешь?
Девчонка разом посёрьёзнела, в чуть раскосых ярко-зелёных глазах мелькнуло понимание.
- Сразу надо было говорить, а не двери выносить. Тащите своего друга в заднюю комнату, я посмотрю, чем ему можно помочь, если ещё можно, - велела она, скручивая длинные волосы в узел на затылке. Кувалда, не дожидаясь приказа Лоренса, бросился на улицу за раненым.

- Ого! – только и смогла сказать молодая травница, осматривая четыре глубокие раны, пересекающие левый бок пациента. – Кто это его так?
- Медведь, - кратко пояснил Лоренс, глядя в окно. Кувалда в лавке возился с дверью и, судя по доносившимся оттуда голосам, лениво отбивался от ухаживаний Еланки, всё-таки выбравшейся из-под прилавка. Чего это с ним, вскользь подумал Лоренс, раньше ведь ни одной девки не пропускал, может, заболел.
- Хороший вам мишка попался с вурдалачьими когтями, - фыркнула девушка, слизнув с пальца капельку крови, невероятную горечь вурдалачьего яда нельзя было перепутать ни с чем. Лоренс хмыкнул, но возражать не стал. – Вашему другу повезло, что он всё ещё жив, когда это случилось? Меньше недели назад?
- Сегодня пятый день, - Лоренс сжал кулаки. Всё получилось до обидного глупо. Вурдалак выпрыгнул из кустов, полоснул парнишку когтями и тут же скрылся в лесу. Обычно нежить ведёт себя иначе.
- Хорошо, - прошипела знахарка, безжалостно срывая с ран бинты вместе с чёрной коркой засохшей крови, - сними котелок с огня, если тебе не трудно.
Лоренс молча вынул из печи чугунок с водой и поставил его на пол у кровати.
- Может быть, ещё что-нибудь нужно?
- Подай бинты вон из того шкафа, - рассеянно попросила девушка, звеня пузырьками. В комнате запахло полынью и ещё чем-то столь же горьким.
- Вот, возьми.
- Спасибо. Вы ведь охотники да? – она говорила, но не прекращала работы ни на секунду, Лоренс невольно залюбовался ловкими движениями тонких пальчиков. Своё дело знахарка знала прекрасно.
- А что так заметно?
- Ну не то, чтобы слишком, я просто предположила, - девушка вздохнула. – Сейчас закончу перевязку и дам ему сонный отвар. Пусть остаётся здесь, а вам с другом лучше снять комнату в корчме на соседней улице. Не то, что вы мне будете сильно мешать, просто места здесь маловато.
Большую часть комнатушки занимали шкафы да заваленный склянками стол.
- Пожалуй, ты права, - согласился Лоренс, кровать была всего одна, и сейчас на ней лежал раненый, - сколько я тебе должен?
- Охотникам помогают бесплатно, приказ короля.
- Но ведь ты даже не спросила у меня грамоту, - удивился Лоренс. Девушка скривилась:
- Она мне не нужна, всё и так видно.
- Ты, это, извини, что назвал тебя шлюхой.
- Ничего, - девушка усмехнулась, - меня порой и похуже кроют. Кстати, я Тэлиона или Тэль, кому как больше нравиться.
- Лоренс, - представился мужчина, - а твоего пациента зовут Тивель.
- Он совсем ещё мальчишка, как он попал в ваш отряд?
- Тивель полуэльф, а они всегда выглядят моложе.
Тэль недоверчиво хмыкнула.
- Я тоже, если ты ещё не заметил, - от эльфов ей достались удивительно красивые глаза цвета молодой листвы да чуть заострённые кончики ушей, девушка походила на человека гораздо больше, чем все доселе виденные Лоренсом полукровки, - так что можешь не пудрить мне мозги, ему едва ли исполнилось двадцать.
- Завтра исполнится, - простонал, пришедший в себя юноша.
- Та-а-ак, - Тэль приподняла ему голову и буквально силой влила в рот сонное зелье, - быстро спать, и никаких разговоров. Ему надо смазать раны мазью, вытягивающей яд, а когда проснётся, каждые полчаса поить противоядием вон из той бутылки. Мазь я сейчас приготовлю.
В дверь лавки снова кто-то заколотил, Тивель вздрогнул:
- Кто там, - пробормотал он сквозь сон.
- Либо ваш приятель-орк проверяет дверь на прочность, либо кому-то опять очень надо, - проворчала себе под нос травница, выходя из комнаты. Лоренс не сдержал любопытства и тоже выглянул в лавку. На пороге стояла стража:
- Тэлиона тиер Ллиелис? – церемонно вопросил возглавляющий делегацию тощий как щепка мужик с сальными волосами и комично большим носом. Травница перекосилась, будто её полное имя чем-то ей не угодило:
- Сам что ли не видишь, - презрительно скривилась она, - что припёрся то? Опять замуж звать? Предупреждаю, лучше сразу проваливай, у меня сейчас нет ни времени, ни желания слушать твой бред.
Мужик скривился, как от зубной боли, но взял себя в руки и продолжил с той же торжественностью:
- Тэлиона тиер Ллиелис, вы обвиняетесь в убийстве градоправителя нашего славного города…
- Стоп! Ты текст не перепутал? Жив и здоров наш градоправитель, что ему сделается кабану прыщавому. Только вчера здесь отирался, крем от прыщей забирал.
- Это вчера, - с плохо скрываемым злорадством пояснил носатый, - а сегодня умер, после твоих зелий, между прочим.
Что за бред? Кремом, который я ему дала он не смог бы отравиться, даже если бы засунул его в задницу. Это плохая шутка, Блёрк.
- А кто сказал, что это шутка, - оскалил мелкие желтые зубки в подобии улыбки мерзкий тип, - я же предупреждал тебя Тэлиона, что со мной шутки плохи. Вот ты и доигралась, дорогая. Взять её!
- А ну-ка, лапы убрали, - процедила девушка, окружившим её стражникам, - вы меня знаете. И что меня теперь ждёт, Блёрк?
- На рассвете тебя повесят или сожгут, что тебе больше нравится, милая.
- Да пошёл ты, - Тэль что есть сил врезала по тянущейся к ней нахальной ручонке, носатый тут же её отдёрнул, тихо охнув. – Дайте хоть мазь доделать, у меня тут раненый в соседней комнате умирает. А потом в тюрьму ведите.
- Обойдётся твой раненый, - нетерпеливо рявкнул (или скорее, вякнул) Блёрк.
- Не обойдётся, - в один голос сказали Лоренс и Кувалда, вставая между стражей и дверями. Носатый посмотрел на двух решительно настроенных, жутко злых типов, перегородивших вход, и решил на всякий случай не спорить. Лысый громила мог одним пальцем уложить обоих стражников, да и его приятель, тоже видно, шутить, не намерен. Наглые повадки и полная уверенность в собственной безнаказанности.
- Охотники, что ль? – хмуро спросил носатый.
- Они самые, - спокойно подтвердил Лоренс, глядя на представителя власти сверху вниз. Блёрка перекосило, охотников за нежитью, которых после войны расплодилось великое множество, он терпеть не мог. Но король, потерявший в последнем сражении всех магов, был другого мнения об этих авантюристах и проходимцах и раздавал лицензии налево и направо.
- Грамоту покажь.
- Гляди, - развернул бумагу Лоренс.
- Очень приятно, господа, рад приветствовать вас в нашем городе. Я – Блёрк, новый градоправитель.
- Кто ты? Ну-ка повтори, клоп плешивый!
- Новый градоправитель, - подбоченясь, с вызовом сказал Блёрк, - меня, конечно, ещё надо выбрать, но это уже формальность.
- Формальность, говоришь? – зелёные глаза хищно сузились, девушка ловко выхватила из-под прилавка заряженный арбалет.
- Стража! Держите её, а то второго градоправителя за день лишитесь, - взвизгнул Блёрк, проворно прячась за широкой спиной Кувалды.
- Эй, орк, отойди в сторону, гореть так за дело!
Кувалда послушно отошел в сторону, сраженный его вероломством градоправитель, безуспешно попытался втереться между косяком и меланхолично облокотившимся на него Лоренсом.
- Что вы стоите, остолопы! Хватайте её, - подстреленным зайцем верещал не избранный глава города. Но прежде чем арбалет оказался у стражников в руках, тренькнула тетива, и стрела полетела в цель. Про эльфийскую меткость не зря складывали легенды.
- А-а-а, меня убили-и-и-и!!!
- Эх, промахнулась, а жаль, - вздохнула Тэль, когда её волокли мимо Лоренса. Но он понял, что она попала туда, куда хотела, и чуть заметно улыбнулся уголком губ ей на прощание. Жаль, весёлая была травница, судя по всему. Стонущий градоправитель со стрелой в заду, пытаясь сохранить остатки достоинства, ковылял в хвосте процессии.


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.


Сообщение отредактировал NadWinters - Пятница, 05.08.2011, 02:55
 
СообщениеЯ уже говорила где-то, что проза пишется у меня долго и медленно. А мысли у меня, как незабвенная Цири, хаотично скачут из одного мира в другой. В результате этого в папке с рассказами у меня настоящий хаос, который я медленно разгребаю.

Маленькая предыстория.

Это, даже не знаю, как окрестить его, произведение, или вернее его герои, появились из-за моей лени около трёх лет назад, когда я, тогда ещё студентка второго курса вдохновенно прогуливала лекции по психологии. В итоге, чтобы получить зачёт я взялась поучаствовать в каком-то эксперементе (в суть я не вникала) и написать маленький рассказ, суть которого сводилась бы к тому, что люди видят лишь то, что им хочется. А так как фэнтези я люблю, то рассказ получился в этом жанре.
Ноутбука у меня тогда не было, поэтому черновики того, самого первого, но не в хронологическом порядке, рассказа пылятся вместе с остальными в Смоленске. Как-то раз я взялась их перечитавыть и так постепенно появились несколько рассказов. Потом они незаметно слились в главы, наметился мир и кое-какой сюжет. Может быть, дело пойдёт и дальше (всё-таки одну "сказочку" мне удалось довести до завершения).
Буду выкладывать маленькими порциями, хотя на Деми бросила первый рассказ целиком.
Критика мне может очень помочь, так что всем прочитавшим заранее спасибо)

Травница.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, Вер…, Нир… вот, проклятие, что за закорючки непонятные!
Не по-весеннему жаркое солнце немилосердно пекло, а ведь до полудня ещё далеко. Что же дальше будет, тоскливо подумал стражник и вернулся к паскудной грамотке. Старательно выведенные писцом руны издевательски махали хвостиками и завитушками, менялись местами и скакали со строчки на строчку, будто играли в салки. Складываться в слова подлые закорючки отказывались категорически.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, - ох, забери Амшет этого писца в свои Тёмные чертоги, на пару с этим господином, - с тем у-дас-та-вир…вер…быр…, - до чего же мудрёно написано. Стражник стянул шлем и почесал обнаружившуюся под ним багровую лысину. Голове сразу стало легче, пуда на полтора железа, так уж точно.
- Вообще-то мы торопимся, нельзя ли быстрее, - уже в третий раз процедил сквозь зубы мужчина с непривычно короткой стрижкой, который и предъявил этот проклятый свиток.
- Чай не из воска слеплены, - проворчал стражник, водя грязным пальцем с обгрызенным ногтем по строчкам, - потерпите, не растаете.
Солнце ехидно подмигнуло компании и поддало жару.
- Всё, мне это надоело, - прорычал спустя полчаса спутник подателя грамотки, здоровенный лысый громила с густыми рыжими бровями. Из-под нижней губы у него воинственно торчали короткие клычки. Он, не спускаясь с седла, без труда поднял стражника за ворот, выглядывающей из-под ржавой кольчуги рубахи. – Ты что, издеваться над нами вздумал? – бесцветные глубоко посаженные глаза грозно сверкнули из-под кустистых бровей. Придушенный стражник просипел нечто невразумительное, но, судя по всему, отрицательное.
- Эй, вы чего творите?! – из караулки в башне слева от ворот выскочил ещё один стражник, молодой вихрастый парень с красными от бессонной ночи глазами.
- Ничего, - пожал плечами короткостриженный, подбирая и бережно отряхивая от пыли грамотку.
- Отпустите его немедленно! – потребовал парень.
- Ага, сщас, разбежался, - оскалился лысый.
- Да в чём дело-то? – бессильно спросил молодой стражник, понимая, что не справится с подозрительными типами при всём желании.
- Твой напарник не внял нашим предупреждениям, а ведь я говорил ему, что мы очень торопимся, - спокойно пояснил короткостриженный.
- Если б торопились, уже проехали бы!
- Если б твой напарник не ковырялся в носу, когда Дайне мозги раздавала, точно бы уже проехали, - откровенно вымогательского намёка мужчина, словно не заметил. Здоровяк, совершенно не напрягаясь, удерживал стражника на весу, и отпускать его, похоже не собирался.
«Вот тебе и первый караул», - вздохнул про себя парень, переминаясь с ноги на ногу под насмешливым взглядом охотника, а кем ещё мог быть так нахально ведущий себя тип.
- Дядька Микул, ты как? – робко спросил парень. Лицо напарника уже стало менять оттенок с багрового на синюшный, глаза вылезали из орбит. А сдавленный хрип едва ли означал «всё в порядке, племянничек». Решившись, молодой стражник взял грамотку и, едва глянув на неё, махнул рукой:
- Проезжайте!
- Кувалда, положи дядю на место, - небрежно велел короткостриженный и, подхватив под уздцы коня своего второго спутника, проехал в ворота. Громила, не меняя выражения лица, разжал пальцы и поспешил следом. Стражник грузно шлёпнулся на землю, доспехи жалобно брякнули.
- Дядька Микул, ты как? – повторил вопрос парень, кидаясь к нему и начисто забыв про ворота. Воспользовавшись случаем, в город быстро потянулись застоявшиеся купеческие подводы и телеги.
- Ых-х-х-х! ы-ы-х-х-х-х, - бессильно сипел старший стражник, глядя на это безобразие. В сердцах он отвесил заботливому племяннику звонкий подзатыльник (железной перчаткой по такому же шлему) и потерял сознание.
«Вот тебе и первый караул», - тяжко вздохнул парень и кинул взгляд на небо, где уже эта дневная смена шляется.

- Твою мать, Лоренс, ну кто так стучит! Мыши в подполе и те громче скребутся!
- Стучи сам, раз такой умный, огрызнулся короткостриженный, потирая изрядно отбитый кулак. На толстой дубовой двери, ведущей в лавку травника, висела табличка: «Обед». Но у приятелей не было времени ждать, пока седой сморчок насытится. Причина такого нетерпения, укрытая плащом, полулежала в седле и тихо постанывала.
- Подвинься, - прорычал Кувалда, - ща он у меня подавится.
Лоренс ухмыльнулся и уступил здоровяку место. Дверь вылетела с первого удара, красиво пролетела через всю комнату и врезалась в прилавок. Пившую за ним чай девицу окатило кипятком, но она даже не пикнула, только с ужасом уставилась на незваных гостей, ожидая продолжения. Оно не заставило себя ждать, откуда-то сверху раздался хруст, визг и прямо на головы мужчинам рухнула ещё одна девушка, следом за ней дождём посыпались всевозможные склянки и коробочки. Очевидно, дверь подпирала лестница, на которой и стояла верещащая девица, когда Кувалда «постучался».
- Кувалда, заткни ей рот, - попросил Лоренс, страдальчески морщась, пронзительный визг изрядно действовал ему на нервы, да и стража могла сбежаться. Здоровяк, который поймал свалившееся из-под потолка «сокровище» послушно зажал девушке рот ладонью. Визг сменился возмущенным мычанием, девушка извернулась и заколотила кулачками по широкой груди Кувалды. Бесполезно, всё равно что в каменную стену стучать. Лоренс, между тем, отряхнулся, невозмутимо переступил через осколки многочисленных бутылочек и деловито выудил из-под прилавка вторую девицу, тихо подвывающую от ужаса.
- Цыц, - велел он. Она как-то сразу впечатлилась и заткнулась. - Где знахарь?
- И-и-и, господин, все деньги вон в той тёмной банке, - заревела идиотка, - берите, что хотите, только меня не трогайте, и-и-и.
- Та-а-ак, - протянул Лоренс, - с этой говорить бесполезно. Он резко развернулся к дверям, где всё также с извивающейся девкой в руках стоял Кувалда.
- Эй, ты, а ну живо прекрати, - рявкнул на неё Лоренс и потешно сморщив нос, чихнул, запах в лавке витал ещё тот, не все зелья травников пахнут розами.
- И-и-и, порошок от простуды на третьей полке слева в синей банке, - прогундосили из-под прилавка. Лоренс страдальчески закатил глаза, и почему все девки такие дуры. И куда мог подеваться этот старый сыч знахарь.
- Какого я вас спрашиваю, вы здесь устроили, придурки, - упорная девица умудрилась тяпнуть Кувалду за ладонь, - чтоб у вас всё отвалилось и повылазило. Чтоб вас Амшет после смерти нужники вылизывать припахал, чтоб вы…, - возмущенный голосок звонким эхом разносился по лавке. Ругалась девка, надо признать, мастерски. Ни одного слова матом, зато какие обороты! Было бы у приятелей время, непременно дослушали бы до конца. Но вот времени-то у них, увы, почти не осталось. Кувалда снова зажал девчонке рот, перекрыв поток ругательств.
- Где знахарь? – повторил свой вопрос Лоренс.
- М-м-м, - яростно промычала девушка, сверкая глазами.
- Где-где? Я что-то не понял, Кувалда убери руку.
- На кладбище, - тяжело дыша, ответила девушка и брезгливо сплюнула Лоренсу на сапог. – Слушай, ты когда-нибудь руки мыл, орк тупой? – это относилось уже к Кувалде.
- Эй, я орк только на четверть! – праведно возмутился тот.
- Оно и видно. Живо поставил приличную девушку на пол, дубина! – Кувалда почему-то смутился и послушался. «Приличная девушка» тут же издала полный горя стон и бросилась собирать уцелевшие склянки, не замолкая, впрочем, ни на миг.
- Старый знахарь ещё года три назад умер. О, Богиня, последний же флакон оставался. Лавкой теперь моя тётка заправляет. Уй, чтоб вас Мала оприходовала, это ж такая редкая травка! В травах тётка ничего не смыслит, вот и взяла меня к себе. Чего ломились-то, дверь выбили, кто её теперь ставить будет, а? Вы думаете, этой дуре влетит? Да заткнись ты уже, Еланка! Это не разбойники, и уж тем более, не насильники, обломились твои мечты до следующего раза, - из-за прилавка взвыли ещё горестнее. – Нет уж, влетит мне от тётки, почему, мол, не уследила. Ну, чего молчите, рты раззявили, кто дверь будет ставить, спрашиваю?!
Лоренс и Кувалда стояли на месте и хлопали глазами, до них даже не сразу дошло, что трещотка замолчала. Её голосок по-прежнему звенел у них в ушах.
- И нечего отмалчиваться, - девушка бережно складывала в подол травки, - на немых вы не похожи, зачем дверь сломали?
- А чего вы не открывали, - глупо спросил Кувалда, почесывая в затылке.
- Слушай, ты, гоблин на четверть, ты читать умеешь? Там всеобщим языком было написано «Обед».
- Ну, нам очень надо было, - насупился Кувалда, Лоренс подумал, что давно не видел друга таким растерянным, - и, вообще, раз стучат, значит что-то срочное.
- Здесь вам не бордель, чтобы после первого стука открывали, - ехидно просветила Кувалду девушка, - ты дверью не ошибся?
- Как не бордель? – притворно удивился Лоренс, - мы порог не успели переступить, как нам сразу девку подали, - он окинул оценивающим взглядом травницу и добавил, - правда, неказистую какую-то, но и то хлеб.
- Значит так, - прошипела девушка.
- Мы поставим на место твою проклятую дверь, да ещё и денег тебе заплатим, если скажешь, где искать нового знахаря, - быстро перебил её Лоренс, пока истеричка снова не завелась.
- Хорошо, ставьте, - милостиво разрешила девица, откинув с лица вьющиеся светлые пряди.
- Сначала знахарь, потом дверь!
- Сначала дверь, - непреклонно заявила девчонка, спокойно выдержав яростный взгляд нависшего над ней Лоренса, - потом знахарь. К тому же, я не уверена, что он захочет вам помогать.
- Почему, - простодушно удивился Кувалда. Но Лоренс уже всё понял, девушка перевернула, сбившийся на бок кулон, звезда и зелёный лист, знак лекаря.
- Послушай, здесь во дворе умирает наш друг, и у меня совершенно нет времени тебя убеждать, - Лоренс протянул девушке тяжело звякнувший кошель, - ты поможешь?
Девчонка разом посёрьёзнела, в чуть раскосых ярко-зелёных глазах мелькнуло понимание.
- Сразу надо было говорить, а не двери выносить. Тащите своего друга в заднюю комнату, я посмотрю, чем ему можно помочь, если ещё можно, - велела она, скручивая длинные волосы в узел на затылке. Кувалда, не дожидаясь приказа Лоренса, бросился на улицу за раненым.

- Ого! – только и смогла сказать молодая травница, осматривая четыре глубокие раны, пересекающие левый бок пациента. – Кто это его так?
- Медведь, - кратко пояснил Лоренс, глядя в окно. Кувалда в лавке возился с дверью и, судя по доносившимся оттуда голосам, лениво отбивался от ухаживаний Еланки, всё-таки выбравшейся из-под прилавка. Чего это с ним, вскользь подумал Лоренс, раньше ведь ни одной девки не пропускал, может, заболел.
- Хороший вам мишка попался с вурдалачьими когтями, - фыркнула девушка, слизнув с пальца капельку крови, невероятную горечь вурдалачьего яда нельзя было перепутать ни с чем. Лоренс хмыкнул, но возражать не стал. – Вашему другу повезло, что он всё ещё жив, когда это случилось? Меньше недели назад?
- Сегодня пятый день, - Лоренс сжал кулаки. Всё получилось до обидного глупо. Вурдалак выпрыгнул из кустов, полоснул парнишку когтями и тут же скрылся в лесу. Обычно нежить ведёт себя иначе.
- Хорошо, - прошипела знахарка, безжалостно срывая с ран бинты вместе с чёрной коркой засохшей крови, - сними котелок с огня, если тебе не трудно.
Лоренс молча вынул из печи чугунок с водой и поставил его на пол у кровати.
- Может быть, ещё что-нибудь нужно?
- Подай бинты вон из того шкафа, - рассеянно попросила девушка, звеня пузырьками. В комнате запахло полынью и ещё чем-то столь же горьким.
- Вот, возьми.
- Спасибо. Вы ведь охотники да? – она говорила, но не прекращала работы ни на секунду, Лоренс невольно залюбовался ловкими движениями тонких пальчиков. Своё дело знахарка знала прекрасно.
- А что так заметно?
- Ну не то, чтобы слишком, я просто предположила, - девушка вздохнула. – Сейчас закончу перевязку и дам ему сонный отвар. Пусть остаётся здесь, а вам с другом лучше снять комнату в корчме на соседней улице. Не то, что вы мне будете сильно мешать, просто места здесь маловато.
Большую часть комнатушки занимали шкафы да заваленный склянками стол.
- Пожалуй, ты права, - согласился Лоренс, кровать была всего одна, и сейчас на ней лежал раненый, - сколько я тебе должен?
- Охотникам помогают бесплатно, приказ короля.
- Но ведь ты даже не спросила у меня грамоту, - удивился Лоренс. Девушка скривилась:
- Она мне не нужна, всё и так видно.
- Ты, это, извини, что назвал тебя шлюхой.
- Ничего, - девушка усмехнулась, - меня порой и похуже кроют. Кстати, я Тэлиона или Тэль, кому как больше нравиться.
- Лоренс, - представился мужчина, - а твоего пациента зовут Тивель.
- Он совсем ещё мальчишка, как он попал в ваш отряд?
- Тивель полуэльф, а они всегда выглядят моложе.
Тэль недоверчиво хмыкнула.
- Я тоже, если ты ещё не заметил, - от эльфов ей достались удивительно красивые глаза цвета молодой листвы да чуть заострённые кончики ушей, девушка походила на человека гораздо больше, чем все доселе виденные Лоренсом полукровки, - так что можешь не пудрить мне мозги, ему едва ли исполнилось двадцать.
- Завтра исполнится, - простонал, пришедший в себя юноша.
- Та-а-ак, - Тэль приподняла ему голову и буквально силой влила в рот сонное зелье, - быстро спать, и никаких разговоров. Ему надо смазать раны мазью, вытягивающей яд, а когда проснётся, каждые полчаса поить противоядием вон из той бутылки. Мазь я сейчас приготовлю.
В дверь лавки снова кто-то заколотил, Тивель вздрогнул:
- Кто там, - пробормотал он сквозь сон.
- Либо ваш приятель-орк проверяет дверь на прочность, либо кому-то опять очень надо, - проворчала себе под нос травница, выходя из комнаты. Лоренс не сдержал любопытства и тоже выглянул в лавку. На пороге стояла стража:
- Тэлиона тиер Ллиелис? – церемонно вопросил возглавляющий делегацию тощий как щепка мужик с сальными волосами и комично большим носом. Травница перекосилась, будто её полное имя чем-то ей не угодило:
- Сам что ли не видишь, - презрительно скривилась она, - что припёрся то? Опять замуж звать? Предупреждаю, лучше сразу проваливай, у меня сейчас нет ни времени, ни желания слушать твой бред.
Мужик скривился, как от зубной боли, но взял себя в руки и продолжил с той же торжественностью:
- Тэлиона тиер Ллиелис, вы обвиняетесь в убийстве градоправителя нашего славного города…
- Стоп! Ты текст не перепутал? Жив и здоров наш градоправитель, что ему сделается кабану прыщавому. Только вчера здесь отирался, крем от прыщей забирал.
- Это вчера, - с плохо скрываемым злорадством пояснил носатый, - а сегодня умер, после твоих зелий, между прочим.
Что за бред? Кремом, который я ему дала он не смог бы отравиться, даже если бы засунул его в задницу. Это плохая шутка, Блёрк.
- А кто сказал, что это шутка, - оскалил мелкие желтые зубки в подобии улыбки мерзкий тип, - я же предупреждал тебя Тэлиона, что со мной шутки плохи. Вот ты и доигралась, дорогая. Взять её!
- А ну-ка, лапы убрали, - процедила девушка, окружившим её стражникам, - вы меня знаете. И что меня теперь ждёт, Блёрк?
- На рассвете тебя повесят или сожгут, что тебе больше нравится, милая.
- Да пошёл ты, - Тэль что есть сил врезала по тянущейся к ней нахальной ручонке, носатый тут же её отдёрнул, тихо охнув. – Дайте хоть мазь доделать, у меня тут раненый в соседней комнате умирает. А потом в тюрьму ведите.
- Обойдётся твой раненый, - нетерпеливо рявкнул (или скорее, вякнул) Блёрк.
- Не обойдётся, - в один голос сказали Лоренс и Кувалда, вставая между стражей и дверями. Носатый посмотрел на двух решительно настроенных, жутко злых типов, перегородивших вход, и решил на всякий случай не спорить. Лысый громила мог одним пальцем уложить обоих стражников, да и его приятель, тоже видно, шутить, не намерен. Наглые повадки и полная уверенность в собственной безнаказанности.
- Охотники, что ль? – хмуро спросил носатый.
- Они самые, - спокойно подтвердил Лоренс, глядя на представителя власти сверху вниз. Блёрка перекосило, охотников за нежитью, которых после войны расплодилось великое множество, он терпеть не мог. Но король, потерявший в последнем сражении всех магов, был другого мнения об этих авантюристах и проходимцах и раздавал лицензии налево и направо.
- Грамоту покажь.
- Гляди, - развернул бумагу Лоренс.
- Очень приятно, господа, рад приветствовать вас в нашем городе. Я – Блёрк, новый градоправитель.
- Кто ты? Ну-ка повтори, клоп плешивый!
- Новый градоправитель, - подбоченясь, с вызовом сказал Блёрк, - меня, конечно, ещё надо выбрать, но это уже формальность.
- Формальность, говоришь? – зелёные глаза хищно сузились, девушка ловко выхватила из-под прилавка заряженный арбалет.
- Стража! Держите её, а то второго градоправителя за день лишитесь, - взвизгнул Блёрк, проворно прячась за широкой спиной Кувалды.
- Эй, орк, отойди в сторону, гореть так за дело!
Кувалда послушно отошел в сторону, сраженный его вероломством градоправитель, безуспешно попытался втереться между косяком и меланхолично облокотившимся на него Лоренсом.
- Что вы стоите, остолопы! Хватайте её, - подстреленным зайцем верещал не избранный глава города. Но прежде чем арбалет оказался у стражников в руках, тренькнула тетива, и стрела полетела в цель. Про эльфийскую меткость не зря складывали легенды.
- А-а-а, меня убили-и-и-и!!!
- Эх, промахнулась, а жаль, - вздохнула Тэль, когда её волокли мимо Лоренса. Но он понял, что она попала туда, куда хотела, и чуть заметно улыбнулся уголком губ ей на прощание. Жаль, весёлая была травница, судя по всему. Стонущий градоправитель со стрелой в заду, пытаясь сохранить остатки достоинства, ковылял в хвосте процессии.

Автор - NadWinters
Дата добавления - 05.08.2011 в 02:50
СообщениеЯ уже говорила где-то, что проза пишется у меня долго и медленно. А мысли у меня, как незабвенная Цири, хаотично скачут из одного мира в другой. В результате этого в папке с рассказами у меня настоящий хаос, который я медленно разгребаю.

Маленькая предыстория.

Это, даже не знаю, как окрестить его, произведение, или вернее его герои, появились из-за моей лени около трёх лет назад, когда я, тогда ещё студентка второго курса вдохновенно прогуливала лекции по психологии. В итоге, чтобы получить зачёт я взялась поучаствовать в каком-то эксперементе (в суть я не вникала) и написать маленький рассказ, суть которого сводилась бы к тому, что люди видят лишь то, что им хочется. А так как фэнтези я люблю, то рассказ получился в этом жанре.
Ноутбука у меня тогда не было, поэтому черновики того, самого первого, но не в хронологическом порядке, рассказа пылятся вместе с остальными в Смоленске. Как-то раз я взялась их перечитавыть и так постепенно появились несколько рассказов. Потом они незаметно слились в главы, наметился мир и кое-какой сюжет. Может быть, дело пойдёт и дальше (всё-таки одну "сказочку" мне удалось довести до завершения).
Буду выкладывать маленькими порциями, хотя на Деми бросила первый рассказ целиком.
Критика мне может очень помочь, так что всем прочитавшим заранее спасибо)

Травница.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, Вер…, Нир… вот, проклятие, что за закорючки непонятные!
Не по-весеннему жаркое солнце немилосердно пекло, а ведь до полудня ещё далеко. Что же дальше будет, тоскливо подумал стражник и вернулся к паскудной грамотке. Старательно выведенные писцом руны издевательски махали хвостиками и завитушками, менялись местами и скакали со строчки на строчку, будто играли в салки. Складываться в слова подлые закорючки отказывались категорически.
- Сия гра-ма-та вы-да-на гос-по-ди-ном Вир…, Вар…, - ох, забери Амшет этого писца в свои Тёмные чертоги, на пару с этим господином, - с тем у-дас-та-вир…вер…быр…, - до чего же мудрёно написано. Стражник стянул шлем и почесал обнаружившуюся под ним багровую лысину. Голове сразу стало легче, пуда на полтора железа, так уж точно.
- Вообще-то мы торопимся, нельзя ли быстрее, - уже в третий раз процедил сквозь зубы мужчина с непривычно короткой стрижкой, который и предъявил этот проклятый свиток.
- Чай не из воска слеплены, - проворчал стражник, водя грязным пальцем с обгрызенным ногтем по строчкам, - потерпите, не растаете.
Солнце ехидно подмигнуло компании и поддало жару.
- Всё, мне это надоело, - прорычал спустя полчаса спутник подателя грамотки, здоровенный лысый громила с густыми рыжими бровями. Из-под нижней губы у него воинственно торчали короткие клычки. Он, не спускаясь с седла, без труда поднял стражника за ворот, выглядывающей из-под ржавой кольчуги рубахи. – Ты что, издеваться над нами вздумал? – бесцветные глубоко посаженные глаза грозно сверкнули из-под кустистых бровей. Придушенный стражник просипел нечто невразумительное, но, судя по всему, отрицательное.
- Эй, вы чего творите?! – из караулки в башне слева от ворот выскочил ещё один стражник, молодой вихрастый парень с красными от бессонной ночи глазами.
- Ничего, - пожал плечами короткостриженный, подбирая и бережно отряхивая от пыли грамотку.
- Отпустите его немедленно! – потребовал парень.
- Ага, сщас, разбежался, - оскалился лысый.
- Да в чём дело-то? – бессильно спросил молодой стражник, понимая, что не справится с подозрительными типами при всём желании.
- Твой напарник не внял нашим предупреждениям, а ведь я говорил ему, что мы очень торопимся, - спокойно пояснил короткостриженный.
- Если б торопились, уже проехали бы!
- Если б твой напарник не ковырялся в носу, когда Дайне мозги раздавала, точно бы уже проехали, - откровенно вымогательского намёка мужчина, словно не заметил. Здоровяк, совершенно не напрягаясь, удерживал стражника на весу, и отпускать его, похоже не собирался.
«Вот тебе и первый караул», - вздохнул про себя парень, переминаясь с ноги на ногу под насмешливым взглядом охотника, а кем ещё мог быть так нахально ведущий себя тип.
- Дядька Микул, ты как? – робко спросил парень. Лицо напарника уже стало менять оттенок с багрового на синюшный, глаза вылезали из орбит. А сдавленный хрип едва ли означал «всё в порядке, племянничек». Решившись, молодой стражник взял грамотку и, едва глянув на неё, махнул рукой:
- Проезжайте!
- Кувалда, положи дядю на место, - небрежно велел короткостриженный и, подхватив под уздцы коня своего второго спутника, проехал в ворота. Громила, не меняя выражения лица, разжал пальцы и поспешил следом. Стражник грузно шлёпнулся на землю, доспехи жалобно брякнули.
- Дядька Микул, ты как? – повторил вопрос парень, кидаясь к нему и начисто забыв про ворота. Воспользовавшись случаем, в город быстро потянулись застоявшиеся купеческие подводы и телеги.
- Ых-х-х-х! ы-ы-х-х-х-х, - бессильно сипел старший стражник, глядя на это безобразие. В сердцах он отвесил заботливому племяннику звонкий подзатыльник (железной перчаткой по такому же шлему) и потерял сознание.
«Вот тебе и первый караул», - тяжко вздохнул парень и кинул взгляд на небо, где уже эта дневная смена шляется.

- Твою мать, Лоренс, ну кто так стучит! Мыши в подполе и те громче скребутся!
- Стучи сам, раз такой умный, огрызнулся короткостриженный, потирая изрядно отбитый кулак. На толстой дубовой двери, ведущей в лавку травника, висела табличка: «Обед». Но у приятелей не было времени ждать, пока седой сморчок насытится. Причина такого нетерпения, укрытая плащом, полулежала в седле и тихо постанывала.
- Подвинься, - прорычал Кувалда, - ща он у меня подавится.
Лоренс ухмыльнулся и уступил здоровяку место. Дверь вылетела с первого удара, красиво пролетела через всю комнату и врезалась в прилавок. Пившую за ним чай девицу окатило кипятком, но она даже не пикнула, только с ужасом уставилась на незваных гостей, ожидая продолжения. Оно не заставило себя ждать, откуда-то сверху раздался хруст, визг и прямо на головы мужчинам рухнула ещё одна девушка, следом за ней дождём посыпались всевозможные склянки и коробочки. Очевидно, дверь подпирала лестница, на которой и стояла верещащая девица, когда Кувалда «постучался».
- Кувалда, заткни ей рот, - попросил Лоренс, страдальчески морщась, пронзительный визг изрядно действовал ему на нервы, да и стража могла сбежаться. Здоровяк, который поймал свалившееся из-под потолка «сокровище» послушно зажал девушке рот ладонью. Визг сменился возмущенным мычанием, девушка извернулась и заколотила кулачками по широкой груди Кувалды. Бесполезно, всё равно что в каменную стену стучать. Лоренс, между тем, отряхнулся, невозмутимо переступил через осколки многочисленных бутылочек и деловито выудил из-под прилавка вторую девицу, тихо подвывающую от ужаса.
- Цыц, - велел он. Она как-то сразу впечатлилась и заткнулась. - Где знахарь?
- И-и-и, господин, все деньги вон в той тёмной банке, - заревела идиотка, - берите, что хотите, только меня не трогайте, и-и-и.
- Та-а-ак, - протянул Лоренс, - с этой говорить бесполезно. Он резко развернулся к дверям, где всё также с извивающейся девкой в руках стоял Кувалда.
- Эй, ты, а ну живо прекрати, - рявкнул на неё Лоренс и потешно сморщив нос, чихнул, запах в лавке витал ещё тот, не все зелья травников пахнут розами.
- И-и-и, порошок от простуды на третьей полке слева в синей банке, - прогундосили из-под прилавка. Лоренс страдальчески закатил глаза, и почему все девки такие дуры. И куда мог подеваться этот старый сыч знахарь.
- Какого я вас спрашиваю, вы здесь устроили, придурки, - упорная девица умудрилась тяпнуть Кувалду за ладонь, - чтоб у вас всё отвалилось и повылазило. Чтоб вас Амшет после смерти нужники вылизывать припахал, чтоб вы…, - возмущенный голосок звонким эхом разносился по лавке. Ругалась девка, надо признать, мастерски. Ни одного слова матом, зато какие обороты! Было бы у приятелей время, непременно дослушали бы до конца. Но вот времени-то у них, увы, почти не осталось. Кувалда снова зажал девчонке рот, перекрыв поток ругательств.
- Где знахарь? – повторил свой вопрос Лоренс.
- М-м-м, - яростно промычала девушка, сверкая глазами.
- Где-где? Я что-то не понял, Кувалда убери руку.
- На кладбище, - тяжело дыша, ответила девушка и брезгливо сплюнула Лоренсу на сапог. – Слушай, ты когда-нибудь руки мыл, орк тупой? – это относилось уже к Кувалде.
- Эй, я орк только на четверть! – праведно возмутился тот.
- Оно и видно. Живо поставил приличную девушку на пол, дубина! – Кувалда почему-то смутился и послушался. «Приличная девушка» тут же издала полный горя стон и бросилась собирать уцелевшие склянки, не замолкая, впрочем, ни на миг.
- Старый знахарь ещё года три назад умер. О, Богиня, последний же флакон оставался. Лавкой теперь моя тётка заправляет. Уй, чтоб вас Мала оприходовала, это ж такая редкая травка! В травах тётка ничего не смыслит, вот и взяла меня к себе. Чего ломились-то, дверь выбили, кто её теперь ставить будет, а? Вы думаете, этой дуре влетит? Да заткнись ты уже, Еланка! Это не разбойники, и уж тем более, не насильники, обломились твои мечты до следующего раза, - из-за прилавка взвыли ещё горестнее. – Нет уж, влетит мне от тётки, почему, мол, не уследила. Ну, чего молчите, рты раззявили, кто дверь будет ставить, спрашиваю?!
Лоренс и Кувалда стояли на месте и хлопали глазами, до них даже не сразу дошло, что трещотка замолчала. Её голосок по-прежнему звенел у них в ушах.
- И нечего отмалчиваться, - девушка бережно складывала в подол травки, - на немых вы не похожи, зачем дверь сломали?
- А чего вы не открывали, - глупо спросил Кувалда, почесывая в затылке.
- Слушай, ты, гоблин на четверть, ты читать умеешь? Там всеобщим языком было написано «Обед».
- Ну, нам очень надо было, - насупился Кувалда, Лоренс подумал, что давно не видел друга таким растерянным, - и, вообще, раз стучат, значит что-то срочное.
- Здесь вам не бордель, чтобы после первого стука открывали, - ехидно просветила Кувалду девушка, - ты дверью не ошибся?
- Как не бордель? – притворно удивился Лоренс, - мы порог не успели переступить, как нам сразу девку подали, - он окинул оценивающим взглядом травницу и добавил, - правда, неказистую какую-то, но и то хлеб.
- Значит так, - прошипела девушка.
- Мы поставим на место твою проклятую дверь, да ещё и денег тебе заплатим, если скажешь, где искать нового знахаря, - быстро перебил её Лоренс, пока истеричка снова не завелась.
- Хорошо, ставьте, - милостиво разрешила девица, откинув с лица вьющиеся светлые пряди.
- Сначала знахарь, потом дверь!
- Сначала дверь, - непреклонно заявила девчонка, спокойно выдержав яростный взгляд нависшего над ней Лоренса, - потом знахарь. К тому же, я не уверена, что он захочет вам помогать.
- Почему, - простодушно удивился Кувалда. Но Лоренс уже всё понял, девушка перевернула, сбившийся на бок кулон, звезда и зелёный лист, знак лекаря.
- Послушай, здесь во дворе умирает наш друг, и у меня совершенно нет времени тебя убеждать, - Лоренс протянул девушке тяжело звякнувший кошель, - ты поможешь?
Девчонка разом посёрьёзнела, в чуть раскосых ярко-зелёных глазах мелькнуло понимание.
- Сразу надо было говорить, а не двери выносить. Тащите своего друга в заднюю комнату, я посмотрю, чем ему можно помочь, если ещё можно, - велела она, скручивая длинные волосы в узел на затылке. Кувалда, не дожидаясь приказа Лоренса, бросился на улицу за раненым.

- Ого! – только и смогла сказать молодая травница, осматривая четыре глубокие раны, пересекающие левый бок пациента. – Кто это его так?
- Медведь, - кратко пояснил Лоренс, глядя в окно. Кувалда в лавке возился с дверью и, судя по доносившимся оттуда голосам, лениво отбивался от ухаживаний Еланки, всё-таки выбравшейся из-под прилавка. Чего это с ним, вскользь подумал Лоренс, раньше ведь ни одной девки не пропускал, может, заболел.
- Хороший вам мишка попался с вурдалачьими когтями, - фыркнула девушка, слизнув с пальца капельку крови, невероятную горечь вурдалачьего яда нельзя было перепутать ни с чем. Лоренс хмыкнул, но возражать не стал. – Вашему другу повезло, что он всё ещё жив, когда это случилось? Меньше недели назад?
- Сегодня пятый день, - Лоренс сжал кулаки. Всё получилось до обидного глупо. Вурдалак выпрыгнул из кустов, полоснул парнишку когтями и тут же скрылся в лесу. Обычно нежить ведёт себя иначе.
- Хорошо, - прошипела знахарка, безжалостно срывая с ран бинты вместе с чёрной коркой засохшей крови, - сними котелок с огня, если тебе не трудно.
Лоренс молча вынул из печи чугунок с водой и поставил его на пол у кровати.
- Может быть, ещё что-нибудь нужно?
- Подай бинты вон из того шкафа, - рассеянно попросила девушка, звеня пузырьками. В комнате запахло полынью и ещё чем-то столь же горьким.
- Вот, возьми.
- Спасибо. Вы ведь охотники да? – она говорила, но не прекращала работы ни на секунду, Лоренс невольно залюбовался ловкими движениями тонких пальчиков. Своё дело знахарка знала прекрасно.
- А что так заметно?
- Ну не то, чтобы слишком, я просто предположила, - девушка вздохнула. – Сейчас закончу перевязку и дам ему сонный отвар. Пусть остаётся здесь, а вам с другом лучше снять комнату в корчме на соседней улице. Не то, что вы мне будете сильно мешать, просто места здесь маловато.
Большую часть комнатушки занимали шкафы да заваленный склянками стол.
- Пожалуй, ты права, - согласился Лоренс, кровать была всего одна, и сейчас на ней лежал раненый, - сколько я тебе должен?
- Охотникам помогают бесплатно, приказ короля.
- Но ведь ты даже не спросила у меня грамоту, - удивился Лоренс. Девушка скривилась:
- Она мне не нужна, всё и так видно.
- Ты, это, извини, что назвал тебя шлюхой.
- Ничего, - девушка усмехнулась, - меня порой и похуже кроют. Кстати, я Тэлиона или Тэль, кому как больше нравиться.
- Лоренс, - представился мужчина, - а твоего пациента зовут Тивель.
- Он совсем ещё мальчишка, как он попал в ваш отряд?
- Тивель полуэльф, а они всегда выглядят моложе.
Тэль недоверчиво хмыкнула.
- Я тоже, если ты ещё не заметил, - от эльфов ей достались удивительно красивые глаза цвета молодой листвы да чуть заострённые кончики ушей, девушка походила на человека гораздо больше, чем все доселе виденные Лоренсом полукровки, - так что можешь не пудрить мне мозги, ему едва ли исполнилось двадцать.
- Завтра исполнится, - простонал, пришедший в себя юноша.
- Та-а-ак, - Тэль приподняла ему голову и буквально силой влила в рот сонное зелье, - быстро спать, и никаких разговоров. Ему надо смазать раны мазью, вытягивающей яд, а когда проснётся, каждые полчаса поить противоядием вон из той бутылки. Мазь я сейчас приготовлю.
В дверь лавки снова кто-то заколотил, Тивель вздрогнул:
- Кто там, - пробормотал он сквозь сон.
- Либо ваш приятель-орк проверяет дверь на прочность, либо кому-то опять очень надо, - проворчала себе под нос травница, выходя из комнаты. Лоренс не сдержал любопытства и тоже выглянул в лавку. На пороге стояла стража:
- Тэлиона тиер Ллиелис? – церемонно вопросил возглавляющий делегацию тощий как щепка мужик с сальными волосами и комично большим носом. Травница перекосилась, будто её полное имя чем-то ей не угодило:
- Сам что ли не видишь, - презрительно скривилась она, - что припёрся то? Опять замуж звать? Предупреждаю, лучше сразу проваливай, у меня сейчас нет ни времени, ни желания слушать твой бред.
Мужик скривился, как от зубной боли, но взял себя в руки и продолжил с той же торжественностью:
- Тэлиона тиер Ллиелис, вы обвиняетесь в убийстве градоправителя нашего славного города…
- Стоп! Ты текст не перепутал? Жив и здоров наш градоправитель, что ему сделается кабану прыщавому. Только вчера здесь отирался, крем от прыщей забирал.
- Это вчера, - с плохо скрываемым злорадством пояснил носатый, - а сегодня умер, после твоих зелий, между прочим.
Что за бред? Кремом, который я ему дала он не смог бы отравиться, даже если бы засунул его в задницу. Это плохая шутка, Блёрк.
- А кто сказал, что это шутка, - оскалил мелкие желтые зубки в подобии улыбки мерзкий тип, - я же предупреждал тебя Тэлиона, что со мной шутки плохи. Вот ты и доигралась, дорогая. Взять её!
- А ну-ка, лапы убрали, - процедила девушка, окружившим её стражникам, - вы меня знаете. И что меня теперь ждёт, Блёрк?
- На рассвете тебя повесят или сожгут, что тебе больше нравится, милая.
- Да пошёл ты, - Тэль что есть сил врезала по тянущейся к ней нахальной ручонке, носатый тут же её отдёрнул, тихо охнув. – Дайте хоть мазь доделать, у меня тут раненый в соседней комнате умирает. А потом в тюрьму ведите.
- Обойдётся твой раненый, - нетерпеливо рявкнул (или скорее, вякнул) Блёрк.
- Не обойдётся, - в один голос сказали Лоренс и Кувалда, вставая между стражей и дверями. Носатый посмотрел на двух решительно настроенных, жутко злых типов, перегородивших вход, и решил на всякий случай не спорить. Лысый громила мог одним пальцем уложить обоих стражников, да и его приятель, тоже видно, шутить, не намерен. Наглые повадки и полная уверенность в собственной безнаказанности.
- Охотники, что ль? – хмуро спросил носатый.
- Они самые, - спокойно подтвердил Лоренс, глядя на представителя власти сверху вниз. Блёрка перекосило, охотников за нежитью, которых после войны расплодилось великое множество, он терпеть не мог. Но король, потерявший в последнем сражении всех магов, был другого мнения об этих авантюристах и проходимцах и раздавал лицензии налево и направо.
- Грамоту покажь.
- Гляди, - развернул бумагу Лоренс.
- Очень приятно, господа, рад приветствовать вас в нашем городе. Я – Блёрк, новый градоправитель.
- Кто ты? Ну-ка повтори, клоп плешивый!
- Новый градоправитель, - подбоченясь, с вызовом сказал Блёрк, - меня, конечно, ещё надо выбрать, но это уже формальность.
- Формальность, говоришь? – зелёные глаза хищно сузились, девушка ловко выхватила из-под прилавка заряженный арбалет.
- Стража! Держите её, а то второго градоправителя за день лишитесь, - взвизгнул Блёрк, проворно прячась за широкой спиной Кувалды.
- Эй, орк, отойди в сторону, гореть так за дело!
Кувалда послушно отошел в сторону, сраженный его вероломством градоправитель, безуспешно попытался втереться между косяком и меланхолично облокотившимся на него Лоренсом.
- Что вы стоите, остолопы! Хватайте её, - подстреленным зайцем верещал не избранный глава города. Но прежде чем арбалет оказался у стражников в руках, тренькнула тетива, и стрела полетела в цель. Про эльфийскую меткость не зря складывали легенды.
- А-а-а, меня убили-и-и-и!!!
- Эх, промахнулась, а жаль, - вздохнула Тэль, когда её волокли мимо Лоренса. Но он понял, что она попала туда, куда хотела, и чуть заметно улыбнулся уголком губ ей на прощание. Жаль, весёлая была травница, судя по всему. Стонущий градоправитель со стрелой в заду, пытаясь сохранить остатки достоинства, ковылял в хвосте процессии.

Автор - NadWinters
Дата добавления - 05.08.2011 в 02:50
СамираДата: Пятница, 05.08.2011, 10:27 | Сообщение # 2
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
NadWinters, good Надюша, я твои рассказы уже приноровилась проглатывать целиком, так что могла бы и весь выложить. biggrin Орки и эльфы - это те, кто всегда найдут дорогу к моему сердцу. smile Недостатков не нашла, так что критики от меня не жди. l_daisy

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеNadWinters, good Надюша, я твои рассказы уже приноровилась проглатывать целиком, так что могла бы и весь выложить. biggrin Орки и эльфы - это те, кто всегда найдут дорогу к моему сердцу. smile Недостатков не нашла, так что критики от меня не жди. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 05.08.2011 в 10:27
СообщениеNadWinters, good Надюша, я твои рассказы уже приноровилась проглатывать целиком, так что могла бы и весь выложить. biggrin Орки и эльфы - это те, кто всегда найдут дорогу к моему сердцу. smile Недостатков не нашла, так что критики от меня не жди. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 05.08.2011 в 10:27
АнаитДата: Пятница, 05.08.2011, 11:13 | Сообщение # 3
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Ну скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!! l_daisy


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеНу скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!! l_daisy

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.08.2011 в 11:13
СообщениеНу скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!! l_daisy

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.08.2011 в 11:13
NadWintersДата: Пятница, 05.08.2011, 13:02 | Сообщение # 4
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Quote
Ну скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!!


Вечером выложу, как с потолком закончу biggrin


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.
 
Сообщение
Quote
Ну скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!!


Вечером выложу, как с потолком закончу biggrin

Автор - NadWinters
Дата добавления - 05.08.2011 в 13:02
Сообщение
Quote
Ну скажите - мы увидим продолжение? Не разочаровывайте меня, скажите, что да! Очень легкий слог, и юмор в меру. Я жду продолжения!!!


Вечером выложу, как с потолком закончу biggrin

Автор - NadWinters
Дата добавления - 05.08.2011 в 13:02
NadWintersДата: Суббота, 06.08.2011, 00:52 | Сообщение # 5
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Обещанное продолжение первого рассказа (оно же окончание первой главы)))

- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, мама меня убьёт, - не переставала бубнить Еланка, мерно раскачиваясь на стуле, вот уже три часа кряду. Противную двоюродную сестрицу Еланка на дух не переносила. Ну, подумаешь, травница, велика важность. Но мать так не считала. Госпожа Лестра с детства отличалась деловой хваткой, и прибыль чуяла, как голодный упырь чует свежую кровь.
Когда сын старого травника предложил ей купить за бесценок лавку со всем содержимым она, ни секунды не колебаясь, согласилась. За день до этого предложения она получила письмо от старосты какой-то затерянной среди лесов деревеньки. В нём он сообщал, что сестру госпожи Лестры задрал медведь, и её дочь осталась без присмотра. Девчонка – лишний груз на шею предприимчивой даме была ни к чему, но в свете предложения купить лавку…
Сестра госпожи Лестры убежала из дома с каким-то приблудным эльфом, она была неплохой знахаркой, значит, передала всё, что знала дочери. К тому же, кровь остроухого папаши наверняка наложила свой отпечаток на дитятко. Сто к одному, лучше травницы в городе не будет, подумала госпожа Лестра и отправилась в глухомань за племянницей. Если бы она только могла себе представить, что за «подарочек» её ждёт, десять раз подумала бы прежде, чем ехать. Нет, лавка приносила стабильный доход, лучше травницы в городе и впрямь было не сыскать. Но к этому таланту прилагался характер и он отнюдь не был золотым. Вторю такую язву не то, что в городе, во всём королевстве днём с огнём не найдёшь. Первое время госпожа Лестра даже боялась, что языкастая девица отпугнёт всех клиентов, к счастью, её опасения были напрасны. Когда надо было, Тэлиона могла быть очень милой и обходительной, другое дело, что хватало её ненадолго. А потом госпожа Лестра пристроила продавщицей свою родную дочь, якобы чтобы клиенты не отвлекали травницу от работы. К чести Еланки надо сказать, что она упиралась руками и ногами, ей и дома неплохо сиделось. Но на железный аргумент матери, замуж хочешь, ещё и не туда пойдешь, возразить девушке было нечего.
Завидные женихи в лавке и впрямь крутились, только вот внимания на Еланку они обращали не больше чем на табуретку. Что девушку, разумеется, не радовало. Вредная же сестрица не успевала выкидывать на задний двор засохшие букеты.
«Что за народ, мужчины?! – возмущалась она, когда девушки пили чай с оставленными очередным воздыхателем конфетами, - нет бы, какой редкий цветок поискать, а то тащат всякое сено». Сеном красавица презрительно именовала все растения, не имеющие лекарственных свойств.
«Тебе хоть кто-нибудь из них нравится?» - завистливо вздыхала Еланка.
«Много чести, - фыркала в ответ Тэль, - любовь вообще крайне вредная для здоровья штука. От неё худеют, бледнеют, набивают себе синяки и шишки». Елана снова вздыхала и тянулась за конфетами, она о любви была совершенно иного мнения.
- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, - твердила Еланка, сжимая пальцами виски.
- Да за что убьёт-то, - добродушно поинтересовался Кувалда, до этого тихонечко сидящий подле.
- Да за то, что эту идиотку Тэль не остановила! Теперь её точно повесят, а лавка доход потеряет. Я ж без неё снотворного от слабительного не отличу-у-у-у.
- Ну ладно тебе, может всё не так уж плохо, - Лоренс усмехнулся в кулак, представив себе последствия подобной ошибки.
- Нет, всё очень плохо-о-о-о!
- Ладно, - не стал спорить Лоренс, - пойду, гляну, как там наш раненый поживает. Кстати, эта девушка, Тэлиона, обещала приготовить какую-то мазь для него. Это-то ты сможешь?
- Нет, - горестно хлюпнула носом Еланка, - она меня к своим травкам близко не подпускала, и учить ничему не хотела. Она вообще жутко вредная, и что в ней мужики находят?
Кувалда мечтательно вздохнул.
- Где ещё в городе есть лавки, похожие на вашу, - более практичного Лоренса трудно было сбить с толку риторическим вопросом о привлекательности какой-то провинциальной травницы, которую, к тому же, скоро повесят.
- Одна на Гончарной улице, одна на базаре, прямо с краю, - шмыгнула носом Еланка и машинально поинтересовалась, - а что вам у нас не понравилось?
- Очень понравилось! – с чувством сказал Лоренс, выходя на улицу.

К вечеру у Тивеля поднялась температура, он начал бредить, противоядие кончилось, а бинты насквозь пропитались чёрной от яда кровью. Еланка едва успевала их менять. Её мать наведалась в лавку перед закрытием. Узнав, что случилось, почтенная горожанка грязно выругалась и помчалась выручать непутёвую племянницу, пока ту и впрямь ненароком не повесили. Лавка приносила немалый доход, и лишаться его из-за прихоти какого-то Блёрка госпожа Лестра не собиралась.
Вернулась она затемно, сквозь зубы нелестно поминая родню нового градоправителя и его самого. Возле дверей она столкнулась с Лоренсом, злым как оборотень в полнолуние и таким же голодным. Все травники, услыхав, что за беда приключилась с его другом, сразу посылали его по уже знакомому адресу. В лавку на Зелёной улице, поскольку «токо тамошняя травница вам и поможет».
Госпожа Лестра, подробно сообщив Лоренсу, что она думает о бродягах вроде него, разрешила оставить раненого в лавке до утра, пообещав на прощание, что если там пропадет хоть пробка от пузырька, она охотников из-под земли достанет.
- Ну что, нашел? – вскочил с места Кувалда, едва дверь в лавку приоткрылась. Лоренс молча покачал головой, устало опустился на стул, подпёр рукой щёку и не моргая уставился на огонёк свечи. Кувалда помалкивал, знал, что сейчас другу лучше не мешать, но когда из груди раненого вырвался особенно жуткий хрип, не выдержал:
- А сам ты ему помочь не можешь? - Лоренс снова покачал головой. – Проклятие, ну должен же быть в этом вшивом городишке хоть кто-нибудь!
- Этот ваш кто-нибудь сейчас сидит в камере для висельников и плюёт в стенку, - вздохнула Еланка, которая жутко злилась на безалаберную сестрицу.
- Откуда ты знаешь? – удивился Кувалда.
- Потому, что колотить кулаками в дверь и поносить градоправителя и за компанию всех обитателей тюрьмы вместе с крысами, моя сестрица, наверняка устала.
- А плюёт в стенку она из чистой вредности? – задумчиво улыбаясь спросил Лоренс, Еланка кивнула.
- Где находится тюрьма?
- Лоренс, ты ведь не собираешься…
- Ещё как собираюсь, - усмехнулся охотник, надевая куртку, - другого выхода у нас всё равно нет.
- Но из нашей тюрьмы ещё никто никогда не убегал, - предупредила Еланка, глядя на него влюблёнными глазами.
- Никогда не поздно это исправить, - подмигнул ей Лоренс и широко улыбнулся. На мгновение Еланке показалось, что верхние клыки у него больше, чем должны быть человека, но в следующий миг наваждение прошло. – Готовь коней, Кувалда, думаю, нам придётся очень быстро удирать отсюда.

Кап-кап-кап. Девушка сидела на охапке гнилой соломы и строила планы побега. По правде говоря, не столько строила, сколько опровергала. За проведённые здесь часы она успела не только вдоволь наораться, угрожая разнести тюрьму по кирпичику, но и тщательно обследовать свою темницу. Выход был всего один, и тот через окованную железом дверь с пудовым замком и караулом из двух угрюмых мордоворотов немного дальше по коридору. Убийца градоправителя это вам не карманница какая-нибудь. На переговоры мордовороты не шли и охраняли преступницу на совесть. Тэль с досадой плюнула на отделяющую её от свободу преграду, но ей ни капли не полегчало, только пить захотелось. Целительница зябко повела плечами и сжалась в комочек, чтобы сохранить побольше тепла. Со стороны Блёрка засадить её в этот ледник лишь в легком платье было непростительным свинством.
А чего ты ещё ожидала от него? – проснулся внутренний голос. – Благородных поступков? Фе, да он даже слов таких не слыхал.
Ничего я от него не ждала, - огрызнулась Тэль, - чего он ко мне вообще привязался. Нашел бы себе такую же уродину, как он и жил припеваючи.
Травница потёрла сбитые о дверь кулаки, но плеваться не стала.
Тоже мне нашлась краса писаная, - фыркнул внутренний голос, - ты нос-то особо не задирай, споткнешься, не ровен час, расквасишь.
Ну, тебя, дурак!

Ой, повесют мене на рассвете-е-е,
И нихто обо мне не поплаче-е-ет…

Задушевно выводил мерзкий голос. И где она только могла услышать такую песенку?
Цыц! Строго велела второму я девушка, прислушиваясь к странному царапанью по ту строну двери.
- Эй, ты там? – в зарешёченном окошке мелькнула тень.
- Исчезни, галлюцинация, - флегматично отозвалась травница, но в следующий миг уже стояла около двери, тщетно пытаясь разглядеть спасителя.
- Я бы исчез, - в замке звякнул ключ, - только вот дело у меня к тебе срочное. Впрочем, - замок лязгнул, тяжелая створка бесшумно отворилась, - если ты так желаешь после его завершения, я верну тебя сюда.
Последние слова Лоренс полузадушенный в объятиях травницы едва просипел.

- Ты меня спасаешь?
- Нет, - раздражённо отозвался охотник, выглядывая из-за угла, - я спасаю своего друга. Если я мог бы сделать это без твоей помощи, завтра утром твоя прокопченная тушка украшала главную площадь.
Девушка немного скисла и примолкла. Хотя какая к лешему разница, кого спасает этот неприятный тип, главное, что в итоге она окажется на свободе.
По коридорам тюрьмы они петляли целую вечность, Тэль только поражалась способности охотника отличить их один от другого и выбрать верную дорогу. Или неверную, подумала травница, когда они в третий раз прошли мимо надписи, сообщавшей миру, что некто Рябой не очень хороший человек.
- По-моему, мы бродим по кругу, - поделилась своими опасениями со спасителем Тэль. Тот лишь презрительно фыркнул и, ловко нырнув в тень, пропал из вида.
- Лезь, давай, - прошипел он из-за стены. Девушка прищурилась и разглядела контуры лаза настолько узкого, что туда едва мог протиснуться уж. Совсем некстати вспомнилось, как в детстве она потерялась в катакомбах под старым монастырём.
- Ну, скоро ты там, - нервно спросил Лоренс, - в любой момент может объявиться стража.
- Я боюсь, - чуть не плача призналась девушка, в ответ раздалось сдавленное ругательство, - я тут застряну.
- Лезь, давай, корова глупая, чему там застревать, твои кости мигом в эту дыру пролезут.
- Чего?! – возмутилась травница, ввинчиваясь в темную дыру с одной единственной целью расцарапать этому нахалу физиономию. Не успела Тэль выбраться на свежий воздух, как охотник проворно заткнул ей рот, сгреб в охапку и куда-то поволок.
Девушка отбивалась, как могла, пока Лоренс не отпустил её. Не успела Тэль высказать всё, что она думает о методах охотника, о нём самом и его ближайшей родне, как проклятый тип вжал её спиной в каменную стену, припечатав своим весом. Дыхание перехватило.
С виду худой, а сам тяжелей тролля, подумала девушка, напряженно прислушиваясь к разговору стоящих как раз над ними стражников. Те не торопились идти дальше, один на все лады проклинал свою тёщу, другой сочувствовал товарищу и предлагал изощрённые методы расправы с гнусной бабищей. Хотя, если верить первому стражнику, тётку не брал даже крысиный яд. Травница едва удержалась от соблазна предложить свои услуги.
Время тянулось томительно медленно, Тэль казалось, что караульные могут услышать стук их сердец и от этого становилось ещё страшнее. А тут ещё поганка-луна высунулась из-за облаков, посмотреть, кто это тут в тюремном дворе обниматься вздумал. Лоренс вжал девушку в стену ещё сильнее, словно хотел просочиться сквозь камни. Травница жалобно пискнула. Теперь второй стражник изливал душу первому, у него, оказывается, тоже проблем хватало. Надумал парень жениться, а как сказать избраннице об этом и не знает. Травница вновь едва удержалась от соблазна высказаться.
От нечего делать Тэлиона стала украдкой разглядывать охотника, но коситься на него снизу вверх быстро надоело. Пришлось запрокинуть голову назад, насмешливые серые глаза намертво приковали её взгляд, было в них что-то чужое, нечеловеческое, опасное, но в тоже время завораживающее. Лицо охотника оказалось совсем рядом, щёку обжигало горячее дыхание. Он тоже глядел на девушку, да так, что той впервые в жизни стало не по себе, хотя она давно привыкла к жадным мужским взглядам.
- Что, нравлюсь? – прошептала она, чтобы сбросить странное оцепенение.
- Наоборот, - едва слышно ответил охотник, серые глаза откровенно смеялись, - белобрысые вертихвостки, тискающиеся по тюремным углам с первыми встречными, вызывают у меня отвращение.
Тэль зашипела и попыталась ткнуть его под ребра, но Лоренс легко перехватил её руку.
- Эй вы, бездельники, хорош лясы точить, у нас чай поспел! – кликнул третий стражник из караулки своих товарищей.
- Знаю я его чай, наутро похмелье как от бочки самогона, - прошептал один стражник другому и они, громко топая сапогами, поспешили на зов. Охотник и травница заговорщицки переглянулись и вмиг пересекли залитый лунным светом двор.
Тэль от папочки эльфа достались не только смазливая мордашка да скверный характер, двигалась она легко и бесшумно, как тень, ни на шаг, не отставая от Лоренса. У стены, окружающей тюрьму, случилась очередная заминка. Охотник белкой взлетел по гладким камням, поднимавшимся в высоту на три с лишним человеческих роста, и замер, ожидая, когда травница повторит его подвиг. Та напротив, не спешила, неловко потопталась на месте, прыгнула, пытаясь зацепиться за первую удобную трещину, но, даже не дотянувшись, соскользнула вниз и больно шмякнулась о землю, рассадив до крови коленку. Услыхав, как она хлюпает носом, Лоренс закатил глаза, вопрошая небеса за что ему такое наказание и быстро спустился обратно.
Ну вот, пожалуйста, так и есть, только истерики ему сейчас не хватало. Что ещё с дуры бабы взять. Будь на месте целительницы парень, Лоренс быстро привёл бы его в чувство хорошей затрещиной. А здесь надо действовать иначе, а то вообще в голос разревётся. Вот, полюбуйтесь, сидит на земле и оплакивает сломанный ноготь.
- Ну, чего ты, дурочка, - так ласково, что аж у самого скулы свело, прошептал охотник, оглаживая девчонку по спине. Травница подняла на него полные удивления глаза.
Лоренс тут же отдёрнул руки. – Давай подсажу.
Девушка с завидным упорством полезла наверх, невнятно ругаясь, когда упиралась в стену разбитой коленкой. Ближе к вершине стены какой-то леший дёрнул её посмотреть вниз. Не проронив ни слова она мёртвой хваткой вцепилась в камни, да так и застряла там, на манер распятой над камином звериной шкуры, пока Лоренс не стукнулся головой о её туфлю.
- Чего застыла?
- Я в-высоты б-боюсь, - заикаясь, призналась Тэль, - оказывается.
- Не дури, у тебя полки в аптеке выше, чем эта стена.
- Т-там лестница б-была, - жалобно сообщила девушка, для верности зажмурившись. Лоренсу давно так не хотелось стукнуть по шее даму. Кое-как охотник вскарабкался на гребень стены и протянул идиотке руку.
- Хватайся.
- А ты меня не уронишь? – подозрительно спросила полуэльфка.
- Я тебя сейчас вниз сброшу, - проникновенно пообещал Лоренс, - если и дальше будешь выкобениваться.
Травница впечатлилась и мёртвой хваткой вцепилась в его ладонь. Легко втащив девицу на стену, Лоренс перевёл дух. Он ещё не думал, что впереди их ждёт спуск.

- Убери лапы с моей ж…талии, нахал!
- А как мне тебя придерживать? – праведно возмутился уже стоящий на земле охотник, - за ж…талию удобней всего.
- Все вы кобели одинаковые, - ворчала прилипшая к стене Тэлиона, - только и думаете, как приличную девушку за ж…талию полапать.
- Больно нужна мне твоя ж…талия, - фыркнул Лоренс, - пальцы-то разожми, приличная девушка, до земли меньше локтя.
Полуэльфка открыла глаза и узрев, что почти упирается каблучками мостовую, немного смутилась и отцепилась от стены. Не ожидавший столь быстрой перемены Лоренс оступился, и они упали на землю, едва не угодив в помойный сток.
- Тоже мне приличная девушка, - проворчал охотник, выбираясь из-под полуэльфки,- может, правильней было оставить тебя в тюрьме, а то не успела выйти, уже на мужиков бросается.
Ловко увернувшись от вполне заслуженной оплеухи, Лоренс, похохатывая, протянул травнице руку. Такого коварства от смутившейся девицы доселе он не видел, Тэль с невероятной силой дернула его на себя, извернулась, как кошка и довольно рассмеялась, глядя на распластавшегося в помойной канаве охотника. Таким звонким чистым смехом смеются лишь эльфы, да маленькие дети, когда подпиливают ножки у кресла нелюбимой няньки. С невозмутимым видом Лоренс выбрался из помойного стока и пошел по направлению к Зелёной улице, немного устыдившаяся (всё-таки от смерти спас) Тэль посеменила следом, сначала в отдалении, а потом рядом с охотником. Тот только того и ждал, левой рукой притянул пискнувшую девушку к себе, а правой затолкал ей за шиворот ворох картофельных очистков. Сделав это чёрное дело, Лоренс помчался к лавке, зная, что травница непременно последует за ним, хотя бы для того чтобы отомстить.

- Как он? – при виде умирающего друга Лоренс подрастерял игривый настрой и вновь стал серьёзен. Кувалда и Еланка, Сидящие у постели Тивеля с немым вопросом уставились на воняющего помойной ямой мокрого охотника, и тут дверь в лавке снова бухнула об косяк, пропуская растрёпанную, грязную, словно кикимора и злую как стая волков в голодную зиму целительницу, на бегу закручивающую волосы в узел. Едва глянув на мечущегося в бреду Тивеля, Тэлиона обругала Еланку последними словами и велела разводить огонь в очаге.
Та против обыкновения не стала огрызаться и молча принялась за работу, никогда она не была настолько рада видеть двоюродную сестрицу. Травница металась по комнатке как разъярённая фурия, сбивая всё на своём пути, выхватывала из многочисленных шкафчиков травы, мази, склянки с настойками и швыряла их на стол, не заботясь о том, уцелеют они или нет. Одного беглого взгляда хватило ей, чтобы понять, ещё чуть-чуть и парень отдаст богам душу. С вурдалачьим ядом шутки плохи.
- Эй ты, орк на четверть, дуй к колодцу за водой, вёдра у задней двери найдешь!
Сверху на ворох трав плюхнулись чистые бинты.
- Еланка, мешай вот это с этим и потом, слышишь меня, только потом добавляешь жир, поняла меня? Перепутаешь что-нибудь и красавчику кирдык. – Еланка глупо закивала, прижимая брошенные ей склянки к груди. – Постарайся ничего не разбить и не пролить, это последние. Воду на огонь греть, - распоряжалась травница, увидев, что Кувалда вернулся, - и ещё тащи. Лоренс, помоги мне его удержать.
Лицо Тивеля сменило светло-серый цвет на черно-багровый, он рычал и скалил зубы как заправский вурдалак.
- Чушь, конечно, что жертвы нежити сами становятся ей подобными, - преподавательским тоном вещала целительница, разрезая набрякшие тёмной дрянью и гноем бинты, - однако, постарайся, чтобы он никого не цапнул.
- Я тоже могу его подержать, - предложил свои услуги Кувалда, с опаской поглядывая на захлёбывающегося слюной Тивеля. Травница проворно влила ему в рот сонный отвар, захлопнула его и щелкнула по горлу, заставив проглотить. Бешено вращающий налитыми кровью глазами парень вскоре затих и откинулся на подушку.
- Лоренс, ни в коем случае не отпускай его!
Немного расслабившийся охотник крепко вдавил Тивеля в кровать и очень вовремя, его зубы щёлкнули перед самым носом Тэль, но панически боящаяся высоты девчонка и бровью не повела, продолжила работу.
Когда раны были очищены и обработаны терпко пахнущей густой мазью, Еланка без напоминания принесла бинты, но сестра, жестом велела ей подождать.
- Орк на четверть, как тебя там, - устало позвала она, Кувалда тут же вырос у неё за спиной, - ты, кажется, хотел помочь? Держите его так крепко, как только сможете. По-хорошему вашего приятеля надо оставить здесь и никуда не везти, но Блёрк не такой уж непроходимый кретин, он быстро сообразит, кто устроил мне побег и лучше, если вас в это время здесь уже не будет. Поэтому я сделаю всё, чтобы ваш Тивель перенёс дневной перегон на лошади, потом ему снова станет хуже. – Ладони девушки окутало мягкое зеленоватое свечение. – Мази на столе, Лоренс я видела, ты наблюдал за моей работой. Повторить сможешь?
Охотник кивнул, до сегодняшней ночи он не верил, что целители, способны делиться жизненной силой со своими подопечными, думал, что это красивая легенда, но сейчас прямо на его глазах, байки у костра становились реальностью. Жуткие раны избороздившие тело Тивеля зашевелились, словно живые, края потянулись друг к другу. Бледная Тэль с отрешённым, устремлённым далеко за пределы комнаты взглядом, стояла перед ним на коленях и улыбалась.

- Скоро рассветёт, - Еланка выглянула за занавеску, - наверное, вам пора.
Девушка печально вздохнула и поглядела не осунувшихся после бессонной ночи охотников. Странно, но она успела привязаться к этим людям, как к родным и не хотела их никуда отпускать. Как и свою сестру, которая всё так же сидела рядом с Тивелем, не отнимая руки от ран. Всё это время Еланка считала, что настоящие целители должны отдавать делу всю свою душу, а не выпячивать своё превосходство, щеголяя на посиделках названиями редких трав и болезней. Она думала, что Тэлиона скорее отрежет себе руки, чем совершит что-то подобное, оказывается, Еланка ошибалась. Сейчас девушка ненавидела себя за то, что не хотела перенимать у сестры её знания, хотя та однажды предложила. Одного урока ехидной травницы, во время которого девушка чувствовала себя полной дурой, хватило, чтобы навсегда отказаться от карьеры целительницы. Ночи проведенной рядом с умирающим, хватило, чтобы понять учиться не стыдно, стыдно, когда ты не хочешь этого делать.
- Где я? – Тивель сел на кровати, широко распахнув голубые, как небо глаза, бледная Тэль, тяжело привалилась спиной к лежанке, оглянулась и со слабой улыбкой поглядела на свою работу.
- В мире живых, с Днём рождения, - прошептала она и без чувств свалилась на пол, крепко стукнувшись головой о доски.

Продолжение следует


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.
 
СообщениеОбещанное продолжение первого рассказа (оно же окончание первой главы)))

- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, мама меня убьёт, - не переставала бубнить Еланка, мерно раскачиваясь на стуле, вот уже три часа кряду. Противную двоюродную сестрицу Еланка на дух не переносила. Ну, подумаешь, травница, велика важность. Но мать так не считала. Госпожа Лестра с детства отличалась деловой хваткой, и прибыль чуяла, как голодный упырь чует свежую кровь.
Когда сын старого травника предложил ей купить за бесценок лавку со всем содержимым она, ни секунды не колебаясь, согласилась. За день до этого предложения она получила письмо от старосты какой-то затерянной среди лесов деревеньки. В нём он сообщал, что сестру госпожи Лестры задрал медведь, и её дочь осталась без присмотра. Девчонка – лишний груз на шею предприимчивой даме была ни к чему, но в свете предложения купить лавку…
Сестра госпожи Лестры убежала из дома с каким-то приблудным эльфом, она была неплохой знахаркой, значит, передала всё, что знала дочери. К тому же, кровь остроухого папаши наверняка наложила свой отпечаток на дитятко. Сто к одному, лучше травницы в городе не будет, подумала госпожа Лестра и отправилась в глухомань за племянницей. Если бы она только могла себе представить, что за «подарочек» её ждёт, десять раз подумала бы прежде, чем ехать. Нет, лавка приносила стабильный доход, лучше травницы в городе и впрямь было не сыскать. Но к этому таланту прилагался характер и он отнюдь не был золотым. Вторю такую язву не то, что в городе, во всём королевстве днём с огнём не найдёшь. Первое время госпожа Лестра даже боялась, что языкастая девица отпугнёт всех клиентов, к счастью, её опасения были напрасны. Когда надо было, Тэлиона могла быть очень милой и обходительной, другое дело, что хватало её ненадолго. А потом госпожа Лестра пристроила продавщицей свою родную дочь, якобы чтобы клиенты не отвлекали травницу от работы. К чести Еланки надо сказать, что она упиралась руками и ногами, ей и дома неплохо сиделось. Но на железный аргумент матери, замуж хочешь, ещё и не туда пойдешь, возразить девушке было нечего.
Завидные женихи в лавке и впрямь крутились, только вот внимания на Еланку они обращали не больше чем на табуретку. Что девушку, разумеется, не радовало. Вредная же сестрица не успевала выкидывать на задний двор засохшие букеты.
«Что за народ, мужчины?! – возмущалась она, когда девушки пили чай с оставленными очередным воздыхателем конфетами, - нет бы, какой редкий цветок поискать, а то тащат всякое сено». Сеном красавица презрительно именовала все растения, не имеющие лекарственных свойств.
«Тебе хоть кто-нибудь из них нравится?» - завистливо вздыхала Еланка.
«Много чести, - фыркала в ответ Тэль, - любовь вообще крайне вредная для здоровья штука. От неё худеют, бледнеют, набивают себе синяки и шишки». Елана снова вздыхала и тянулась за конфетами, она о любви была совершенно иного мнения.
- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, - твердила Еланка, сжимая пальцами виски.
- Да за что убьёт-то, - добродушно поинтересовался Кувалда, до этого тихонечко сидящий подле.
- Да за то, что эту идиотку Тэль не остановила! Теперь её точно повесят, а лавка доход потеряет. Я ж без неё снотворного от слабительного не отличу-у-у-у.
- Ну ладно тебе, может всё не так уж плохо, - Лоренс усмехнулся в кулак, представив себе последствия подобной ошибки.
- Нет, всё очень плохо-о-о-о!
- Ладно, - не стал спорить Лоренс, - пойду, гляну, как там наш раненый поживает. Кстати, эта девушка, Тэлиона, обещала приготовить какую-то мазь для него. Это-то ты сможешь?
- Нет, - горестно хлюпнула носом Еланка, - она меня к своим травкам близко не подпускала, и учить ничему не хотела. Она вообще жутко вредная, и что в ней мужики находят?
Кувалда мечтательно вздохнул.
- Где ещё в городе есть лавки, похожие на вашу, - более практичного Лоренса трудно было сбить с толку риторическим вопросом о привлекательности какой-то провинциальной травницы, которую, к тому же, скоро повесят.
- Одна на Гончарной улице, одна на базаре, прямо с краю, - шмыгнула носом Еланка и машинально поинтересовалась, - а что вам у нас не понравилось?
- Очень понравилось! – с чувством сказал Лоренс, выходя на улицу.

К вечеру у Тивеля поднялась температура, он начал бредить, противоядие кончилось, а бинты насквозь пропитались чёрной от яда кровью. Еланка едва успевала их менять. Её мать наведалась в лавку перед закрытием. Узнав, что случилось, почтенная горожанка грязно выругалась и помчалась выручать непутёвую племянницу, пока ту и впрямь ненароком не повесили. Лавка приносила немалый доход, и лишаться его из-за прихоти какого-то Блёрка госпожа Лестра не собиралась.
Вернулась она затемно, сквозь зубы нелестно поминая родню нового градоправителя и его самого. Возле дверей она столкнулась с Лоренсом, злым как оборотень в полнолуние и таким же голодным. Все травники, услыхав, что за беда приключилась с его другом, сразу посылали его по уже знакомому адресу. В лавку на Зелёной улице, поскольку «токо тамошняя травница вам и поможет».
Госпожа Лестра, подробно сообщив Лоренсу, что она думает о бродягах вроде него, разрешила оставить раненого в лавке до утра, пообещав на прощание, что если там пропадет хоть пробка от пузырька, она охотников из-под земли достанет.
- Ну что, нашел? – вскочил с места Кувалда, едва дверь в лавку приоткрылась. Лоренс молча покачал головой, устало опустился на стул, подпёр рукой щёку и не моргая уставился на огонёк свечи. Кувалда помалкивал, знал, что сейчас другу лучше не мешать, но когда из груди раненого вырвался особенно жуткий хрип, не выдержал:
- А сам ты ему помочь не можешь? - Лоренс снова покачал головой. – Проклятие, ну должен же быть в этом вшивом городишке хоть кто-нибудь!
- Этот ваш кто-нибудь сейчас сидит в камере для висельников и плюёт в стенку, - вздохнула Еланка, которая жутко злилась на безалаберную сестрицу.
- Откуда ты знаешь? – удивился Кувалда.
- Потому, что колотить кулаками в дверь и поносить градоправителя и за компанию всех обитателей тюрьмы вместе с крысами, моя сестрица, наверняка устала.
- А плюёт в стенку она из чистой вредности? – задумчиво улыбаясь спросил Лоренс, Еланка кивнула.
- Где находится тюрьма?
- Лоренс, ты ведь не собираешься…
- Ещё как собираюсь, - усмехнулся охотник, надевая куртку, - другого выхода у нас всё равно нет.
- Но из нашей тюрьмы ещё никто никогда не убегал, - предупредила Еланка, глядя на него влюблёнными глазами.
- Никогда не поздно это исправить, - подмигнул ей Лоренс и широко улыбнулся. На мгновение Еланке показалось, что верхние клыки у него больше, чем должны быть человека, но в следующий миг наваждение прошло. – Готовь коней, Кувалда, думаю, нам придётся очень быстро удирать отсюда.

Кап-кап-кап. Девушка сидела на охапке гнилой соломы и строила планы побега. По правде говоря, не столько строила, сколько опровергала. За проведённые здесь часы она успела не только вдоволь наораться, угрожая разнести тюрьму по кирпичику, но и тщательно обследовать свою темницу. Выход был всего один, и тот через окованную железом дверь с пудовым замком и караулом из двух угрюмых мордоворотов немного дальше по коридору. Убийца градоправителя это вам не карманница какая-нибудь. На переговоры мордовороты не шли и охраняли преступницу на совесть. Тэль с досадой плюнула на отделяющую её от свободу преграду, но ей ни капли не полегчало, только пить захотелось. Целительница зябко повела плечами и сжалась в комочек, чтобы сохранить побольше тепла. Со стороны Блёрка засадить её в этот ледник лишь в легком платье было непростительным свинством.
А чего ты ещё ожидала от него? – проснулся внутренний голос. – Благородных поступков? Фе, да он даже слов таких не слыхал.
Ничего я от него не ждала, - огрызнулась Тэль, - чего он ко мне вообще привязался. Нашел бы себе такую же уродину, как он и жил припеваючи.
Травница потёрла сбитые о дверь кулаки, но плеваться не стала.
Тоже мне нашлась краса писаная, - фыркнул внутренний голос, - ты нос-то особо не задирай, споткнешься, не ровен час, расквасишь.
Ну, тебя, дурак!

Ой, повесют мене на рассвете-е-е,
И нихто обо мне не поплаче-е-ет…

Задушевно выводил мерзкий голос. И где она только могла услышать такую песенку?
Цыц! Строго велела второму я девушка, прислушиваясь к странному царапанью по ту строну двери.
- Эй, ты там? – в зарешёченном окошке мелькнула тень.
- Исчезни, галлюцинация, - флегматично отозвалась травница, но в следующий миг уже стояла около двери, тщетно пытаясь разглядеть спасителя.
- Я бы исчез, - в замке звякнул ключ, - только вот дело у меня к тебе срочное. Впрочем, - замок лязгнул, тяжелая створка бесшумно отворилась, - если ты так желаешь после его завершения, я верну тебя сюда.
Последние слова Лоренс полузадушенный в объятиях травницы едва просипел.

- Ты меня спасаешь?
- Нет, - раздражённо отозвался охотник, выглядывая из-за угла, - я спасаю своего друга. Если я мог бы сделать это без твоей помощи, завтра утром твоя прокопченная тушка украшала главную площадь.
Девушка немного скисла и примолкла. Хотя какая к лешему разница, кого спасает этот неприятный тип, главное, что в итоге она окажется на свободе.
По коридорам тюрьмы они петляли целую вечность, Тэль только поражалась способности охотника отличить их один от другого и выбрать верную дорогу. Или неверную, подумала травница, когда они в третий раз прошли мимо надписи, сообщавшей миру, что некто Рябой не очень хороший человек.
- По-моему, мы бродим по кругу, - поделилась своими опасениями со спасителем Тэль. Тот лишь презрительно фыркнул и, ловко нырнув в тень, пропал из вида.
- Лезь, давай, - прошипел он из-за стены. Девушка прищурилась и разглядела контуры лаза настолько узкого, что туда едва мог протиснуться уж. Совсем некстати вспомнилось, как в детстве она потерялась в катакомбах под старым монастырём.
- Ну, скоро ты там, - нервно спросил Лоренс, - в любой момент может объявиться стража.
- Я боюсь, - чуть не плача призналась девушка, в ответ раздалось сдавленное ругательство, - я тут застряну.
- Лезь, давай, корова глупая, чему там застревать, твои кости мигом в эту дыру пролезут.
- Чего?! – возмутилась травница, ввинчиваясь в темную дыру с одной единственной целью расцарапать этому нахалу физиономию. Не успела Тэль выбраться на свежий воздух, как охотник проворно заткнул ей рот, сгреб в охапку и куда-то поволок.
Девушка отбивалась, как могла, пока Лоренс не отпустил её. Не успела Тэль высказать всё, что она думает о методах охотника, о нём самом и его ближайшей родне, как проклятый тип вжал её спиной в каменную стену, припечатав своим весом. Дыхание перехватило.
С виду худой, а сам тяжелей тролля, подумала девушка, напряженно прислушиваясь к разговору стоящих как раз над ними стражников. Те не торопились идти дальше, один на все лады проклинал свою тёщу, другой сочувствовал товарищу и предлагал изощрённые методы расправы с гнусной бабищей. Хотя, если верить первому стражнику, тётку не брал даже крысиный яд. Травница едва удержалась от соблазна предложить свои услуги.
Время тянулось томительно медленно, Тэль казалось, что караульные могут услышать стук их сердец и от этого становилось ещё страшнее. А тут ещё поганка-луна высунулась из-за облаков, посмотреть, кто это тут в тюремном дворе обниматься вздумал. Лоренс вжал девушку в стену ещё сильнее, словно хотел просочиться сквозь камни. Травница жалобно пискнула. Теперь второй стражник изливал душу первому, у него, оказывается, тоже проблем хватало. Надумал парень жениться, а как сказать избраннице об этом и не знает. Травница вновь едва удержалась от соблазна высказаться.
От нечего делать Тэлиона стала украдкой разглядывать охотника, но коситься на него снизу вверх быстро надоело. Пришлось запрокинуть голову назад, насмешливые серые глаза намертво приковали её взгляд, было в них что-то чужое, нечеловеческое, опасное, но в тоже время завораживающее. Лицо охотника оказалось совсем рядом, щёку обжигало горячее дыхание. Он тоже глядел на девушку, да так, что той впервые в жизни стало не по себе, хотя она давно привыкла к жадным мужским взглядам.
- Что, нравлюсь? – прошептала она, чтобы сбросить странное оцепенение.
- Наоборот, - едва слышно ответил охотник, серые глаза откровенно смеялись, - белобрысые вертихвостки, тискающиеся по тюремным углам с первыми встречными, вызывают у меня отвращение.
Тэль зашипела и попыталась ткнуть его под ребра, но Лоренс легко перехватил её руку.
- Эй вы, бездельники, хорош лясы точить, у нас чай поспел! – кликнул третий стражник из караулки своих товарищей.
- Знаю я его чай, наутро похмелье как от бочки самогона, - прошептал один стражник другому и они, громко топая сапогами, поспешили на зов. Охотник и травница заговорщицки переглянулись и вмиг пересекли залитый лунным светом двор.
Тэль от папочки эльфа достались не только смазливая мордашка да скверный характер, двигалась она легко и бесшумно, как тень, ни на шаг, не отставая от Лоренса. У стены, окружающей тюрьму, случилась очередная заминка. Охотник белкой взлетел по гладким камням, поднимавшимся в высоту на три с лишним человеческих роста, и замер, ожидая, когда травница повторит его подвиг. Та напротив, не спешила, неловко потопталась на месте, прыгнула, пытаясь зацепиться за первую удобную трещину, но, даже не дотянувшись, соскользнула вниз и больно шмякнулась о землю, рассадив до крови коленку. Услыхав, как она хлюпает носом, Лоренс закатил глаза, вопрошая небеса за что ему такое наказание и быстро спустился обратно.
Ну вот, пожалуйста, так и есть, только истерики ему сейчас не хватало. Что ещё с дуры бабы взять. Будь на месте целительницы парень, Лоренс быстро привёл бы его в чувство хорошей затрещиной. А здесь надо действовать иначе, а то вообще в голос разревётся. Вот, полюбуйтесь, сидит на земле и оплакивает сломанный ноготь.
- Ну, чего ты, дурочка, - так ласково, что аж у самого скулы свело, прошептал охотник, оглаживая девчонку по спине. Травница подняла на него полные удивления глаза.
Лоренс тут же отдёрнул руки. – Давай подсажу.
Девушка с завидным упорством полезла наверх, невнятно ругаясь, когда упиралась в стену разбитой коленкой. Ближе к вершине стены какой-то леший дёрнул её посмотреть вниз. Не проронив ни слова она мёртвой хваткой вцепилась в камни, да так и застряла там, на манер распятой над камином звериной шкуры, пока Лоренс не стукнулся головой о её туфлю.
- Чего застыла?
- Я в-высоты б-боюсь, - заикаясь, призналась Тэль, - оказывается.
- Не дури, у тебя полки в аптеке выше, чем эта стена.
- Т-там лестница б-была, - жалобно сообщила девушка, для верности зажмурившись. Лоренсу давно так не хотелось стукнуть по шее даму. Кое-как охотник вскарабкался на гребень стены и протянул идиотке руку.
- Хватайся.
- А ты меня не уронишь? – подозрительно спросила полуэльфка.
- Я тебя сейчас вниз сброшу, - проникновенно пообещал Лоренс, - если и дальше будешь выкобениваться.
Травница впечатлилась и мёртвой хваткой вцепилась в его ладонь. Легко втащив девицу на стену, Лоренс перевёл дух. Он ещё не думал, что впереди их ждёт спуск.

- Убери лапы с моей ж…талии, нахал!
- А как мне тебя придерживать? – праведно возмутился уже стоящий на земле охотник, - за ж…талию удобней всего.
- Все вы кобели одинаковые, - ворчала прилипшая к стене Тэлиона, - только и думаете, как приличную девушку за ж…талию полапать.
- Больно нужна мне твоя ж…талия, - фыркнул Лоренс, - пальцы-то разожми, приличная девушка, до земли меньше локтя.
Полуэльфка открыла глаза и узрев, что почти упирается каблучками мостовую, немного смутилась и отцепилась от стены. Не ожидавший столь быстрой перемены Лоренс оступился, и они упали на землю, едва не угодив в помойный сток.
- Тоже мне приличная девушка, - проворчал охотник, выбираясь из-под полуэльфки,- может, правильней было оставить тебя в тюрьме, а то не успела выйти, уже на мужиков бросается.
Ловко увернувшись от вполне заслуженной оплеухи, Лоренс, похохатывая, протянул травнице руку. Такого коварства от смутившейся девицы доселе он не видел, Тэль с невероятной силой дернула его на себя, извернулась, как кошка и довольно рассмеялась, глядя на распластавшегося в помойной канаве охотника. Таким звонким чистым смехом смеются лишь эльфы, да маленькие дети, когда подпиливают ножки у кресла нелюбимой няньки. С невозмутимым видом Лоренс выбрался из помойного стока и пошел по направлению к Зелёной улице, немного устыдившаяся (всё-таки от смерти спас) Тэль посеменила следом, сначала в отдалении, а потом рядом с охотником. Тот только того и ждал, левой рукой притянул пискнувшую девушку к себе, а правой затолкал ей за шиворот ворох картофельных очистков. Сделав это чёрное дело, Лоренс помчался к лавке, зная, что травница непременно последует за ним, хотя бы для того чтобы отомстить.

- Как он? – при виде умирающего друга Лоренс подрастерял игривый настрой и вновь стал серьёзен. Кувалда и Еланка, Сидящие у постели Тивеля с немым вопросом уставились на воняющего помойной ямой мокрого охотника, и тут дверь в лавке снова бухнула об косяк, пропуская растрёпанную, грязную, словно кикимора и злую как стая волков в голодную зиму целительницу, на бегу закручивающую волосы в узел. Едва глянув на мечущегося в бреду Тивеля, Тэлиона обругала Еланку последними словами и велела разводить огонь в очаге.
Та против обыкновения не стала огрызаться и молча принялась за работу, никогда она не была настолько рада видеть двоюродную сестрицу. Травница металась по комнатке как разъярённая фурия, сбивая всё на своём пути, выхватывала из многочисленных шкафчиков травы, мази, склянки с настойками и швыряла их на стол, не заботясь о том, уцелеют они или нет. Одного беглого взгляда хватило ей, чтобы понять, ещё чуть-чуть и парень отдаст богам душу. С вурдалачьим ядом шутки плохи.
- Эй ты, орк на четверть, дуй к колодцу за водой, вёдра у задней двери найдешь!
Сверху на ворох трав плюхнулись чистые бинты.
- Еланка, мешай вот это с этим и потом, слышишь меня, только потом добавляешь жир, поняла меня? Перепутаешь что-нибудь и красавчику кирдык. – Еланка глупо закивала, прижимая брошенные ей склянки к груди. – Постарайся ничего не разбить и не пролить, это последние. Воду на огонь греть, - распоряжалась травница, увидев, что Кувалда вернулся, - и ещё тащи. Лоренс, помоги мне его удержать.
Лицо Тивеля сменило светло-серый цвет на черно-багровый, он рычал и скалил зубы как заправский вурдалак.
- Чушь, конечно, что жертвы нежити сами становятся ей подобными, - преподавательским тоном вещала целительница, разрезая набрякшие тёмной дрянью и гноем бинты, - однако, постарайся, чтобы он никого не цапнул.
- Я тоже могу его подержать, - предложил свои услуги Кувалда, с опаской поглядывая на захлёбывающегося слюной Тивеля. Травница проворно влила ему в рот сонный отвар, захлопнула его и щелкнула по горлу, заставив проглотить. Бешено вращающий налитыми кровью глазами парень вскоре затих и откинулся на подушку.
- Лоренс, ни в коем случае не отпускай его!
Немного расслабившийся охотник крепко вдавил Тивеля в кровать и очень вовремя, его зубы щёлкнули перед самым носом Тэль, но панически боящаяся высоты девчонка и бровью не повела, продолжила работу.
Когда раны были очищены и обработаны терпко пахнущей густой мазью, Еланка без напоминания принесла бинты, но сестра, жестом велела ей подождать.
- Орк на четверть, как тебя там, - устало позвала она, Кувалда тут же вырос у неё за спиной, - ты, кажется, хотел помочь? Держите его так крепко, как только сможете. По-хорошему вашего приятеля надо оставить здесь и никуда не везти, но Блёрк не такой уж непроходимый кретин, он быстро сообразит, кто устроил мне побег и лучше, если вас в это время здесь уже не будет. Поэтому я сделаю всё, чтобы ваш Тивель перенёс дневной перегон на лошади, потом ему снова станет хуже. – Ладони девушки окутало мягкое зеленоватое свечение. – Мази на столе, Лоренс я видела, ты наблюдал за моей работой. Повторить сможешь?
Охотник кивнул, до сегодняшней ночи он не верил, что целители, способны делиться жизненной силой со своими подопечными, думал, что это красивая легенда, но сейчас прямо на его глазах, байки у костра становились реальностью. Жуткие раны избороздившие тело Тивеля зашевелились, словно живые, края потянулись друг к другу. Бледная Тэль с отрешённым, устремлённым далеко за пределы комнаты взглядом, стояла перед ним на коленях и улыбалась.

- Скоро рассветёт, - Еланка выглянула за занавеску, - наверное, вам пора.
Девушка печально вздохнула и поглядела не осунувшихся после бессонной ночи охотников. Странно, но она успела привязаться к этим людям, как к родным и не хотела их никуда отпускать. Как и свою сестру, которая всё так же сидела рядом с Тивелем, не отнимая руки от ран. Всё это время Еланка считала, что настоящие целители должны отдавать делу всю свою душу, а не выпячивать своё превосходство, щеголяя на посиделках названиями редких трав и болезней. Она думала, что Тэлиона скорее отрежет себе руки, чем совершит что-то подобное, оказывается, Еланка ошибалась. Сейчас девушка ненавидела себя за то, что не хотела перенимать у сестры её знания, хотя та однажды предложила. Одного урока ехидной травницы, во время которого девушка чувствовала себя полной дурой, хватило, чтобы навсегда отказаться от карьеры целительницы. Ночи проведенной рядом с умирающим, хватило, чтобы понять учиться не стыдно, стыдно, когда ты не хочешь этого делать.
- Где я? – Тивель сел на кровати, широко распахнув голубые, как небо глаза, бледная Тэль, тяжело привалилась спиной к лежанке, оглянулась и со слабой улыбкой поглядела на свою работу.
- В мире живых, с Днём рождения, - прошептала она и без чувств свалилась на пол, крепко стукнувшись головой о доски.

Продолжение следует

Автор - NadWinters
Дата добавления - 06.08.2011 в 00:52
СообщениеОбещанное продолжение первого рассказа (оно же окончание первой главы)))

- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, мама меня убьёт, - не переставала бубнить Еланка, мерно раскачиваясь на стуле, вот уже три часа кряду. Противную двоюродную сестрицу Еланка на дух не переносила. Ну, подумаешь, травница, велика важность. Но мать так не считала. Госпожа Лестра с детства отличалась деловой хваткой, и прибыль чуяла, как голодный упырь чует свежую кровь.
Когда сын старого травника предложил ей купить за бесценок лавку со всем содержимым она, ни секунды не колебаясь, согласилась. За день до этого предложения она получила письмо от старосты какой-то затерянной среди лесов деревеньки. В нём он сообщал, что сестру госпожи Лестры задрал медведь, и её дочь осталась без присмотра. Девчонка – лишний груз на шею предприимчивой даме была ни к чему, но в свете предложения купить лавку…
Сестра госпожи Лестры убежала из дома с каким-то приблудным эльфом, она была неплохой знахаркой, значит, передала всё, что знала дочери. К тому же, кровь остроухого папаши наверняка наложила свой отпечаток на дитятко. Сто к одному, лучше травницы в городе не будет, подумала госпожа Лестра и отправилась в глухомань за племянницей. Если бы она только могла себе представить, что за «подарочек» её ждёт, десять раз подумала бы прежде, чем ехать. Нет, лавка приносила стабильный доход, лучше травницы в городе и впрямь было не сыскать. Но к этому таланту прилагался характер и он отнюдь не был золотым. Вторю такую язву не то, что в городе, во всём королевстве днём с огнём не найдёшь. Первое время госпожа Лестра даже боялась, что языкастая девица отпугнёт всех клиентов, к счастью, её опасения были напрасны. Когда надо было, Тэлиона могла быть очень милой и обходительной, другое дело, что хватало её ненадолго. А потом госпожа Лестра пристроила продавщицей свою родную дочь, якобы чтобы клиенты не отвлекали травницу от работы. К чести Еланки надо сказать, что она упиралась руками и ногами, ей и дома неплохо сиделось. Но на железный аргумент матери, замуж хочешь, ещё и не туда пойдешь, возразить девушке было нечего.
Завидные женихи в лавке и впрямь крутились, только вот внимания на Еланку они обращали не больше чем на табуретку. Что девушку, разумеется, не радовало. Вредная же сестрица не успевала выкидывать на задний двор засохшие букеты.
«Что за народ, мужчины?! – возмущалась она, когда девушки пили чай с оставленными очередным воздыхателем конфетами, - нет бы, какой редкий цветок поискать, а то тащат всякое сено». Сеном красавица презрительно именовала все растения, не имеющие лекарственных свойств.
«Тебе хоть кто-нибудь из них нравится?» - завистливо вздыхала Еланка.
«Много чести, - фыркала в ответ Тэль, - любовь вообще крайне вредная для здоровья штука. От неё худеют, бледнеют, набивают себе синяки и шишки». Елана снова вздыхала и тянулась за конфетами, она о любви была совершенно иного мнения.
- Мама меня убьёт, мама меня убьёт, - твердила Еланка, сжимая пальцами виски.
- Да за что убьёт-то, - добродушно поинтересовался Кувалда, до этого тихонечко сидящий подле.
- Да за то, что эту идиотку Тэль не остановила! Теперь её точно повесят, а лавка доход потеряет. Я ж без неё снотворного от слабительного не отличу-у-у-у.
- Ну ладно тебе, может всё не так уж плохо, - Лоренс усмехнулся в кулак, представив себе последствия подобной ошибки.
- Нет, всё очень плохо-о-о-о!
- Ладно, - не стал спорить Лоренс, - пойду, гляну, как там наш раненый поживает. Кстати, эта девушка, Тэлиона, обещала приготовить какую-то мазь для него. Это-то ты сможешь?
- Нет, - горестно хлюпнула носом Еланка, - она меня к своим травкам близко не подпускала, и учить ничему не хотела. Она вообще жутко вредная, и что в ней мужики находят?
Кувалда мечтательно вздохнул.
- Где ещё в городе есть лавки, похожие на вашу, - более практичного Лоренса трудно было сбить с толку риторическим вопросом о привлекательности какой-то провинциальной травницы, которую, к тому же, скоро повесят.
- Одна на Гончарной улице, одна на базаре, прямо с краю, - шмыгнула носом Еланка и машинально поинтересовалась, - а что вам у нас не понравилось?
- Очень понравилось! – с чувством сказал Лоренс, выходя на улицу.

К вечеру у Тивеля поднялась температура, он начал бредить, противоядие кончилось, а бинты насквозь пропитались чёрной от яда кровью. Еланка едва успевала их менять. Её мать наведалась в лавку перед закрытием. Узнав, что случилось, почтенная горожанка грязно выругалась и помчалась выручать непутёвую племянницу, пока ту и впрямь ненароком не повесили. Лавка приносила немалый доход, и лишаться его из-за прихоти какого-то Блёрка госпожа Лестра не собиралась.
Вернулась она затемно, сквозь зубы нелестно поминая родню нового градоправителя и его самого. Возле дверей она столкнулась с Лоренсом, злым как оборотень в полнолуние и таким же голодным. Все травники, услыхав, что за беда приключилась с его другом, сразу посылали его по уже знакомому адресу. В лавку на Зелёной улице, поскольку «токо тамошняя травница вам и поможет».
Госпожа Лестра, подробно сообщив Лоренсу, что она думает о бродягах вроде него, разрешила оставить раненого в лавке до утра, пообещав на прощание, что если там пропадет хоть пробка от пузырька, она охотников из-под земли достанет.
- Ну что, нашел? – вскочил с места Кувалда, едва дверь в лавку приоткрылась. Лоренс молча покачал головой, устало опустился на стул, подпёр рукой щёку и не моргая уставился на огонёк свечи. Кувалда помалкивал, знал, что сейчас другу лучше не мешать, но когда из груди раненого вырвался особенно жуткий хрип, не выдержал:
- А сам ты ему помочь не можешь? - Лоренс снова покачал головой. – Проклятие, ну должен же быть в этом вшивом городишке хоть кто-нибудь!
- Этот ваш кто-нибудь сейчас сидит в камере для висельников и плюёт в стенку, - вздохнула Еланка, которая жутко злилась на безалаберную сестрицу.
- Откуда ты знаешь? – удивился Кувалда.
- Потому, что колотить кулаками в дверь и поносить градоправителя и за компанию всех обитателей тюрьмы вместе с крысами, моя сестрица, наверняка устала.
- А плюёт в стенку она из чистой вредности? – задумчиво улыбаясь спросил Лоренс, Еланка кивнула.
- Где находится тюрьма?
- Лоренс, ты ведь не собираешься…
- Ещё как собираюсь, - усмехнулся охотник, надевая куртку, - другого выхода у нас всё равно нет.
- Но из нашей тюрьмы ещё никто никогда не убегал, - предупредила Еланка, глядя на него влюблёнными глазами.
- Никогда не поздно это исправить, - подмигнул ей Лоренс и широко улыбнулся. На мгновение Еланке показалось, что верхние клыки у него больше, чем должны быть человека, но в следующий миг наваждение прошло. – Готовь коней, Кувалда, думаю, нам придётся очень быстро удирать отсюда.

Кап-кап-кап. Девушка сидела на охапке гнилой соломы и строила планы побега. По правде говоря, не столько строила, сколько опровергала. За проведённые здесь часы она успела не только вдоволь наораться, угрожая разнести тюрьму по кирпичику, но и тщательно обследовать свою темницу. Выход был всего один, и тот через окованную железом дверь с пудовым замком и караулом из двух угрюмых мордоворотов немного дальше по коридору. Убийца градоправителя это вам не карманница какая-нибудь. На переговоры мордовороты не шли и охраняли преступницу на совесть. Тэль с досадой плюнула на отделяющую её от свободу преграду, но ей ни капли не полегчало, только пить захотелось. Целительница зябко повела плечами и сжалась в комочек, чтобы сохранить побольше тепла. Со стороны Блёрка засадить её в этот ледник лишь в легком платье было непростительным свинством.
А чего ты ещё ожидала от него? – проснулся внутренний голос. – Благородных поступков? Фе, да он даже слов таких не слыхал.
Ничего я от него не ждала, - огрызнулась Тэль, - чего он ко мне вообще привязался. Нашел бы себе такую же уродину, как он и жил припеваючи.
Травница потёрла сбитые о дверь кулаки, но плеваться не стала.
Тоже мне нашлась краса писаная, - фыркнул внутренний голос, - ты нос-то особо не задирай, споткнешься, не ровен час, расквасишь.
Ну, тебя, дурак!

Ой, повесют мене на рассвете-е-е,
И нихто обо мне не поплаче-е-ет…

Задушевно выводил мерзкий голос. И где она только могла услышать такую песенку?
Цыц! Строго велела второму я девушка, прислушиваясь к странному царапанью по ту строну двери.
- Эй, ты там? – в зарешёченном окошке мелькнула тень.
- Исчезни, галлюцинация, - флегматично отозвалась травница, но в следующий миг уже стояла около двери, тщетно пытаясь разглядеть спасителя.
- Я бы исчез, - в замке звякнул ключ, - только вот дело у меня к тебе срочное. Впрочем, - замок лязгнул, тяжелая створка бесшумно отворилась, - если ты так желаешь после его завершения, я верну тебя сюда.
Последние слова Лоренс полузадушенный в объятиях травницы едва просипел.

- Ты меня спасаешь?
- Нет, - раздражённо отозвался охотник, выглядывая из-за угла, - я спасаю своего друга. Если я мог бы сделать это без твоей помощи, завтра утром твоя прокопченная тушка украшала главную площадь.
Девушка немного скисла и примолкла. Хотя какая к лешему разница, кого спасает этот неприятный тип, главное, что в итоге она окажется на свободе.
По коридорам тюрьмы они петляли целую вечность, Тэль только поражалась способности охотника отличить их один от другого и выбрать верную дорогу. Или неверную, подумала травница, когда они в третий раз прошли мимо надписи, сообщавшей миру, что некто Рябой не очень хороший человек.
- По-моему, мы бродим по кругу, - поделилась своими опасениями со спасителем Тэль. Тот лишь презрительно фыркнул и, ловко нырнув в тень, пропал из вида.
- Лезь, давай, - прошипел он из-за стены. Девушка прищурилась и разглядела контуры лаза настолько узкого, что туда едва мог протиснуться уж. Совсем некстати вспомнилось, как в детстве она потерялась в катакомбах под старым монастырём.
- Ну, скоро ты там, - нервно спросил Лоренс, - в любой момент может объявиться стража.
- Я боюсь, - чуть не плача призналась девушка, в ответ раздалось сдавленное ругательство, - я тут застряну.
- Лезь, давай, корова глупая, чему там застревать, твои кости мигом в эту дыру пролезут.
- Чего?! – возмутилась травница, ввинчиваясь в темную дыру с одной единственной целью расцарапать этому нахалу физиономию. Не успела Тэль выбраться на свежий воздух, как охотник проворно заткнул ей рот, сгреб в охапку и куда-то поволок.
Девушка отбивалась, как могла, пока Лоренс не отпустил её. Не успела Тэль высказать всё, что она думает о методах охотника, о нём самом и его ближайшей родне, как проклятый тип вжал её спиной в каменную стену, припечатав своим весом. Дыхание перехватило.
С виду худой, а сам тяжелей тролля, подумала девушка, напряженно прислушиваясь к разговору стоящих как раз над ними стражников. Те не торопились идти дальше, один на все лады проклинал свою тёщу, другой сочувствовал товарищу и предлагал изощрённые методы расправы с гнусной бабищей. Хотя, если верить первому стражнику, тётку не брал даже крысиный яд. Травница едва удержалась от соблазна предложить свои услуги.
Время тянулось томительно медленно, Тэль казалось, что караульные могут услышать стук их сердец и от этого становилось ещё страшнее. А тут ещё поганка-луна высунулась из-за облаков, посмотреть, кто это тут в тюремном дворе обниматься вздумал. Лоренс вжал девушку в стену ещё сильнее, словно хотел просочиться сквозь камни. Травница жалобно пискнула. Теперь второй стражник изливал душу первому, у него, оказывается, тоже проблем хватало. Надумал парень жениться, а как сказать избраннице об этом и не знает. Травница вновь едва удержалась от соблазна высказаться.
От нечего делать Тэлиона стала украдкой разглядывать охотника, но коситься на него снизу вверх быстро надоело. Пришлось запрокинуть голову назад, насмешливые серые глаза намертво приковали её взгляд, было в них что-то чужое, нечеловеческое, опасное, но в тоже время завораживающее. Лицо охотника оказалось совсем рядом, щёку обжигало горячее дыхание. Он тоже глядел на девушку, да так, что той впервые в жизни стало не по себе, хотя она давно привыкла к жадным мужским взглядам.
- Что, нравлюсь? – прошептала она, чтобы сбросить странное оцепенение.
- Наоборот, - едва слышно ответил охотник, серые глаза откровенно смеялись, - белобрысые вертихвостки, тискающиеся по тюремным углам с первыми встречными, вызывают у меня отвращение.
Тэль зашипела и попыталась ткнуть его под ребра, но Лоренс легко перехватил её руку.
- Эй вы, бездельники, хорош лясы точить, у нас чай поспел! – кликнул третий стражник из караулки своих товарищей.
- Знаю я его чай, наутро похмелье как от бочки самогона, - прошептал один стражник другому и они, громко топая сапогами, поспешили на зов. Охотник и травница заговорщицки переглянулись и вмиг пересекли залитый лунным светом двор.
Тэль от папочки эльфа достались не только смазливая мордашка да скверный характер, двигалась она легко и бесшумно, как тень, ни на шаг, не отставая от Лоренса. У стены, окружающей тюрьму, случилась очередная заминка. Охотник белкой взлетел по гладким камням, поднимавшимся в высоту на три с лишним человеческих роста, и замер, ожидая, когда травница повторит его подвиг. Та напротив, не спешила, неловко потопталась на месте, прыгнула, пытаясь зацепиться за первую удобную трещину, но, даже не дотянувшись, соскользнула вниз и больно шмякнулась о землю, рассадив до крови коленку. Услыхав, как она хлюпает носом, Лоренс закатил глаза, вопрошая небеса за что ему такое наказание и быстро спустился обратно.
Ну вот, пожалуйста, так и есть, только истерики ему сейчас не хватало. Что ещё с дуры бабы взять. Будь на месте целительницы парень, Лоренс быстро привёл бы его в чувство хорошей затрещиной. А здесь надо действовать иначе, а то вообще в голос разревётся. Вот, полюбуйтесь, сидит на земле и оплакивает сломанный ноготь.
- Ну, чего ты, дурочка, - так ласково, что аж у самого скулы свело, прошептал охотник, оглаживая девчонку по спине. Травница подняла на него полные удивления глаза.
Лоренс тут же отдёрнул руки. – Давай подсажу.
Девушка с завидным упорством полезла наверх, невнятно ругаясь, когда упиралась в стену разбитой коленкой. Ближе к вершине стены какой-то леший дёрнул её посмотреть вниз. Не проронив ни слова она мёртвой хваткой вцепилась в камни, да так и застряла там, на манер распятой над камином звериной шкуры, пока Лоренс не стукнулся головой о её туфлю.
- Чего застыла?
- Я в-высоты б-боюсь, - заикаясь, призналась Тэль, - оказывается.
- Не дури, у тебя полки в аптеке выше, чем эта стена.
- Т-там лестница б-была, - жалобно сообщила девушка, для верности зажмурившись. Лоренсу давно так не хотелось стукнуть по шее даму. Кое-как охотник вскарабкался на гребень стены и протянул идиотке руку.
- Хватайся.
- А ты меня не уронишь? – подозрительно спросила полуэльфка.
- Я тебя сейчас вниз сброшу, - проникновенно пообещал Лоренс, - если и дальше будешь выкобениваться.
Травница впечатлилась и мёртвой хваткой вцепилась в его ладонь. Легко втащив девицу на стену, Лоренс перевёл дух. Он ещё не думал, что впереди их ждёт спуск.

- Убери лапы с моей ж…талии, нахал!
- А как мне тебя придерживать? – праведно возмутился уже стоящий на земле охотник, - за ж…талию удобней всего.
- Все вы кобели одинаковые, - ворчала прилипшая к стене Тэлиона, - только и думаете, как приличную девушку за ж…талию полапать.
- Больно нужна мне твоя ж…талия, - фыркнул Лоренс, - пальцы-то разожми, приличная девушка, до земли меньше локтя.
Полуэльфка открыла глаза и узрев, что почти упирается каблучками мостовую, немного смутилась и отцепилась от стены. Не ожидавший столь быстрой перемены Лоренс оступился, и они упали на землю, едва не угодив в помойный сток.
- Тоже мне приличная девушка, - проворчал охотник, выбираясь из-под полуэльфки,- может, правильней было оставить тебя в тюрьме, а то не успела выйти, уже на мужиков бросается.
Ловко увернувшись от вполне заслуженной оплеухи, Лоренс, похохатывая, протянул травнице руку. Такого коварства от смутившейся девицы доселе он не видел, Тэль с невероятной силой дернула его на себя, извернулась, как кошка и довольно рассмеялась, глядя на распластавшегося в помойной канаве охотника. Таким звонким чистым смехом смеются лишь эльфы, да маленькие дети, когда подпиливают ножки у кресла нелюбимой няньки. С невозмутимым видом Лоренс выбрался из помойного стока и пошел по направлению к Зелёной улице, немного устыдившаяся (всё-таки от смерти спас) Тэль посеменила следом, сначала в отдалении, а потом рядом с охотником. Тот только того и ждал, левой рукой притянул пискнувшую девушку к себе, а правой затолкал ей за шиворот ворох картофельных очистков. Сделав это чёрное дело, Лоренс помчался к лавке, зная, что травница непременно последует за ним, хотя бы для того чтобы отомстить.

- Как он? – при виде умирающего друга Лоренс подрастерял игривый настрой и вновь стал серьёзен. Кувалда и Еланка, Сидящие у постели Тивеля с немым вопросом уставились на воняющего помойной ямой мокрого охотника, и тут дверь в лавке снова бухнула об косяк, пропуская растрёпанную, грязную, словно кикимора и злую как стая волков в голодную зиму целительницу, на бегу закручивающую волосы в узел. Едва глянув на мечущегося в бреду Тивеля, Тэлиона обругала Еланку последними словами и велела разводить огонь в очаге.
Та против обыкновения не стала огрызаться и молча принялась за работу, никогда она не была настолько рада видеть двоюродную сестрицу. Травница металась по комнатке как разъярённая фурия, сбивая всё на своём пути, выхватывала из многочисленных шкафчиков травы, мази, склянки с настойками и швыряла их на стол, не заботясь о том, уцелеют они или нет. Одного беглого взгляда хватило ей, чтобы понять, ещё чуть-чуть и парень отдаст богам душу. С вурдалачьим ядом шутки плохи.
- Эй ты, орк на четверть, дуй к колодцу за водой, вёдра у задней двери найдешь!
Сверху на ворох трав плюхнулись чистые бинты.
- Еланка, мешай вот это с этим и потом, слышишь меня, только потом добавляешь жир, поняла меня? Перепутаешь что-нибудь и красавчику кирдык. – Еланка глупо закивала, прижимая брошенные ей склянки к груди. – Постарайся ничего не разбить и не пролить, это последние. Воду на огонь греть, - распоряжалась травница, увидев, что Кувалда вернулся, - и ещё тащи. Лоренс, помоги мне его удержать.
Лицо Тивеля сменило светло-серый цвет на черно-багровый, он рычал и скалил зубы как заправский вурдалак.
- Чушь, конечно, что жертвы нежити сами становятся ей подобными, - преподавательским тоном вещала целительница, разрезая набрякшие тёмной дрянью и гноем бинты, - однако, постарайся, чтобы он никого не цапнул.
- Я тоже могу его подержать, - предложил свои услуги Кувалда, с опаской поглядывая на захлёбывающегося слюной Тивеля. Травница проворно влила ему в рот сонный отвар, захлопнула его и щелкнула по горлу, заставив проглотить. Бешено вращающий налитыми кровью глазами парень вскоре затих и откинулся на подушку.
- Лоренс, ни в коем случае не отпускай его!
Немного расслабившийся охотник крепко вдавил Тивеля в кровать и очень вовремя, его зубы щёлкнули перед самым носом Тэль, но панически боящаяся высоты девчонка и бровью не повела, продолжила работу.
Когда раны были очищены и обработаны терпко пахнущей густой мазью, Еланка без напоминания принесла бинты, но сестра, жестом велела ей подождать.
- Орк на четверть, как тебя там, - устало позвала она, Кувалда тут же вырос у неё за спиной, - ты, кажется, хотел помочь? Держите его так крепко, как только сможете. По-хорошему вашего приятеля надо оставить здесь и никуда не везти, но Блёрк не такой уж непроходимый кретин, он быстро сообразит, кто устроил мне побег и лучше, если вас в это время здесь уже не будет. Поэтому я сделаю всё, чтобы ваш Тивель перенёс дневной перегон на лошади, потом ему снова станет хуже. – Ладони девушки окутало мягкое зеленоватое свечение. – Мази на столе, Лоренс я видела, ты наблюдал за моей работой. Повторить сможешь?
Охотник кивнул, до сегодняшней ночи он не верил, что целители, способны делиться жизненной силой со своими подопечными, думал, что это красивая легенда, но сейчас прямо на его глазах, байки у костра становились реальностью. Жуткие раны избороздившие тело Тивеля зашевелились, словно живые, края потянулись друг к другу. Бледная Тэль с отрешённым, устремлённым далеко за пределы комнаты взглядом, стояла перед ним на коленях и улыбалась.

- Скоро рассветёт, - Еланка выглянула за занавеску, - наверное, вам пора.
Девушка печально вздохнула и поглядела не осунувшихся после бессонной ночи охотников. Странно, но она успела привязаться к этим людям, как к родным и не хотела их никуда отпускать. Как и свою сестру, которая всё так же сидела рядом с Тивелем, не отнимая руки от ран. Всё это время Еланка считала, что настоящие целители должны отдавать делу всю свою душу, а не выпячивать своё превосходство, щеголяя на посиделках названиями редких трав и болезней. Она думала, что Тэлиона скорее отрежет себе руки, чем совершит что-то подобное, оказывается, Еланка ошибалась. Сейчас девушка ненавидела себя за то, что не хотела перенимать у сестры её знания, хотя та однажды предложила. Одного урока ехидной травницы, во время которого девушка чувствовала себя полной дурой, хватило, чтобы навсегда отказаться от карьеры целительницы. Ночи проведенной рядом с умирающим, хватило, чтобы понять учиться не стыдно, стыдно, когда ты не хочешь этого делать.
- Где я? – Тивель сел на кровати, широко распахнув голубые, как небо глаза, бледная Тэль, тяжело привалилась спиной к лежанке, оглянулась и со слабой улыбкой поглядела на свою работу.
- В мире живых, с Днём рождения, - прошептала она и без чувств свалилась на пол, крепко стукнувшись головой о доски.

Продолжение следует

Автор - NadWinters
Дата добавления - 06.08.2011 в 00:52
СамираДата: Суббота, 06.08.2011, 01:07 | Сообщение # 6
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (NadWinters)
Продолжение следует


clapping Жду с нетерпением. hlop l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (NadWinters)
Продолжение следует


clapping Жду с нетерпением. hlop l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 06.08.2011 в 01:07
Сообщение
Quote (NadWinters)
Продолжение следует


clapping Жду с нетерпением. hlop l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 06.08.2011 в 01:07
NadWintersДата: Воскресенье, 07.08.2011, 01:05 | Сообщение # 7
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Обещанное продолжение.

Самая обычная магия.
Сначала были темнота и боль, кроме них ничего не существовало, никогда. Но потом вдалеке замерцал рыжий огонёк, он всё рос и рос, пока не превратился в лесной костёр, правый бок припекло так, словно его поджаривали на печи. Тэль попыталась отодвинуться от костра, но тело её не слушалось, словно его опутали липкие нити паутины. Единственное, что смогла сделать опустошённая целительница, это тихонько застонать. Чьи-то заботливые руки передвинули её подальше от огня. Как бы донести до этих неизвестных, что ей надо к ближайшему дубу, а ещё лучше рябине или сосне, чтобы пополнить запас жизненных сил.
-М-м-м, - простонала девушка, язык отказывался шевелиться, мысли путались как нитки в руках у неумелой пряхи, - м-м-м.
В губы неловко и больно ткнулась фляга, вода ручейком потекла по подбородку.
- По крайней мере, теперь мы точно знаем, что пить она не хочет, - смущенно пробубнили над левым ухом.
- Тонкое наблюдение, - ехидно заметили справа, голос показался знакомым.
Как же его зовут, в душе всколыхнулись смутные воспоминания. Темные коридоры, уходящие в небеса стены и насмешливые серые глаза.
- Лоренс, - прошептала Тэль и быстро добавила пока силы не оставили её окончательно, - дуб.
Кто-то обидно расхохотался, а справа прошипели:
- Вот, паршивка, ещё в себя не пришла, а уже издевается, я же говорил, не стоит тащить её с собой.
- Нет, сосна, - девушка запаниковала и стала говорить чётче, но объяснить, что ей нужно пока не могла. Её заявление вызвало новый приступ веселья.
- Может всё-таки дуб, - с надеждой уточнили из темноты. – Лоренс, зря ты так девчонка-то шутница почище тебя.
- Пусть только придёт в себя, - многообещающе прорычал охотник.
- Рябина, яблоня, берёза, - заметалась Тэль, взбешенная недогадливостью окружающих её людей.
- Короче, Лоренс – дерево! – воскликнул шутник, охотник только раздражённо сопел.
- Нет, - раздался издалека слабый голос, - она перечисляет деревья, хранители женской силы. Срочно найдите одно из них поблизости и положите её рядом.
Тэль почувствовала, как её бережно подняли в воздух.
- Дорг, я тоже могу её понести, - обиженно заметили слева.
- Уймись, Кувалда, - велел недавний весельчак, - если Тив не прав наносишься ещё. Не можем же мы её бросить.
- Пусть молится, что Тивель прав, - ласково прошипели справа, - иначе я припомню ей весь этот парк.
- А чё ты бурчишь, упырь, ты же у нас вроде, голубой крови, вот гордись, твоим именем уже парки называют.
- Покричи мне здесь ещё, - фыркнули справа.
Как же вы мне все надоели, устало подумала Тэль, проваливаясь в забытьё. А потом в неё потоком хлынула сила, как морская волна накрыла её с головой и закружила в сумасшедшем водовороте жизни, пьянящей и неудержимой.

Когда травница в следующий раз проснулась, от слабости не осталось и следа, зато появилось ощущения, что её похоронили заживо, причём на похоронах кто-то сильно сэкономил, поскольку гроб сильно жал в боках, а крышка была низкой и тяжёлой. Наверное, побоялись, что я воскресну, усмехнулась про себя целительница, размышляя над тем, что, несмотря на некоторые неудобства, в могиле на редкость тепло и уютно. Хотя, Тэль представляла себе загробную жизнь несколько иначе. Промаявшись сомнениями ещё немножко, Тэль осторожно приоткрыла правый глаз и едва не заорала, прямо рядом с ней, блаженно пуская слюни на заменяющий подушку тюк сопел простуженным носом Кувалда. Нижняя губа отвисла, обнажив короткие воинственно торчащие кверху клычки. Тихо заскулив, девушка попыталась выбраться из под тяжелой руки гиганта, но потерпела неудачу, уткнувшись спиной ещё в кого-то. Даже боясь представить себе, какое зрелище её ожидает, Тэль осторожно перевернулась на другой бок и тут же столкнулась взглядом с заспанным Лоренсом, охотник был очень недоволен ранней побудкой.
- Что, и тебе не спится? – попыталась пошутить Тэль, но Лоренс не был настроен развлекаться, больше всего на свете ему хотелось спать. Он устало глядел на травницу и той, даже показалось, что он раздумывает, не прибить ли противную девицу и прикопать по-тихому под ближайшим деревцем. – Всё, что вам говорил Тивель чистая правда, - быстро предупредила травница, вспомнив обещание Лоренса, услышанное накануне. Охотник подпёр голову рукой, и устало вздохнул:
- Да я и сам понял, когда мы тебя у дуба положили, ты прямо расцвела. Сам бы не увидел, ни за что не поверил.
- Как он?
- Да всё в порядке, что ему сделается, дерево ведь.
- Я про Тивеля, дубина, - целительница легко постучала Лоренса по лбу согнутым пальцем.
- Твоими молитвами, - охотник вернул стук. – Что, напугал тебя наш Кувалда.
- Не то слово, - вздрогнула девушка, - сделай одолжение, убери его лапу с меня. И свою ногу, кстати, тоже.
- Не подумай ничего плохого просто одеял у нас всего два, одно Тивелю, одно нам на троих, если бы мы так не спали, ты бы уже зубами чечётку выбивала.
- Извини.
- Ничего страшного, - озорно улыбнулся Лоренс, - ты, кстати, к Кувалде то присмотрись, парень он хороший, да и ты ему нравишься.
- Вот ещё чего не хватало, - сморщила носик Тэль, - к оркам приглядываться.
Лоренс дернул уголком губ, сухо пожелал спокойной ночи и повернулся на другой бок. Тэль заснуть так и не смогла. Она не успела расспросить у охотника где они оказались, почему не оставили её, но будить Лоренса по новой не хотелось, будить Кувалду, тем более. Нравишься, не нравишься, кто этих орков разберёт, прибьёт её Кувалда спросонья и не заметит.
Подозрительный треск в кустах заставил её задуматься, а так ли уж она боится Кувалду. Но здоровяк даже ухом не повёл, а вот Лоренс приоткрыл глаза и бесшумно перевернулся на живот. Жестом приказал девушке вести себя тихо и тенью скользнул в кусты. Травница, напрягая острое зрение, вглядывалась в сплетение ветвей, но как ни старалась ничего не могла увидеть.
- Что, интересно? – прошептал ей на ухо Лоренс. Что это охотник Тэль поняла гораздо позже, а в тот момент она оглушительно завизжала, разбудив своим криком не только Кувалду, но и всю окрестную живность. Кувалда спросонья едва не огрел Тэль огромным топором, который выхватил из-под одеяла. Полуэльфка проворно спряталась за спиной Лоренса, охотник, шутя поймал топор за рукоять, и укоризненно посмотрел на заспанного приятеля.
- Ай-я-яй, Кувалда, как нехорошо, - покачал он головой, - разве можно так будущую супругу пугать, она ведь и заикой остаться может, а зачем тебе ущербная.
Тэль, сообразив, кто её собственно напугал, отвесила Лоренсу звонкую затрещину.
- Вот и спасай её после этого, - пожаловался охотник лохматому мужику, не уступающему по комплекции Кувалде, - то в помойку макнёт, то вон вообще дерётся.
Лохматый молча усмехнулся в бороду и шутливо подмигнул кипящей от возмущения травнице.
- А почему это я будущая жена этого орка? – запоздало спросила девушка Лоренса, тот гадко заухмылялся, напрашиваясь на вторую затрещину, и предусмотрительно отскочив подольше, соизволил пояснить:
- А он сказал, что женится только на тебе, напился, правда, перед этим в стельку, но всё равно, цени.
- Это правда? – Тэль прожгла Кувалду строгим взглядом. Здоровяк засмущался, забормотал что-то невразумительное и зачем-то спрятал за спину свой топор. – А меня спросить не подумал.
- Так кто ж от такого молодца откажется в здравом уме, - воскликнул Лоренс и, смерив травницу оценивающим взглядом, добавил, будто бы только для себя, - хотя, кому я это говорю.
Тэль тщетно попробовала догнать хохочущего мерзавца и, выдохшись после безумной гонки по лесу, погрозила ему вслед кулаком.
- Я всё вижу! – ехидно сообщил из темноты Лоренс.
Тэль показала глазастому охотнику ещё и язык, после чего с чувством выполненного долга уселась возле угасающего костра.
- Не обижайся на него, - посоветовал лохматый тип, подбрасывая веток в огонь. – Он не плохой, просто ты ему понравилась.
- Я бы так не сказала, - проворчала девушка, протянув руки к огню, - по моему, всё наоборот.
- С чужаками Лоренс себя никогда так не ведёт, - Кувалда подсел к травнице, но столкнувшись с её недовольным взглядом, поспешил отодвинуться к лохматому.
- А вы тоже охотник? – спросила Тэлиона, с любопытством разглядывая нового человека. Толком увидеть ничего не удалось. Из-под спутанных чёрных с сединой волос диковато сверкали глаза незнакомца, борода и усы скрывали большую часть его лица. Мужчина добродушно улыбнулся и кивнул.
- Дорг меня звать, я вроде как за дядьку этим соплякам.
Кувалда и всё ещё слишком бледный Тивель скептически хмыкнули, но спорить с лохматым не стали, тем более что он действительно выглядел гораздо старше остальных охотников.
- А где Кейра? – спросил полуэльф. – Вы же вроде вместе работать собирались.
- Свернула в деревню по дороге, - Дорг решил, что спать уже вряд ли кто-то будет, и повесил над костром котелок с водой и теперь копался в сумках, вытаскивая вкусно пахнущие свёртки. – У неё опять шрамы закровили, поехала искать знахаря. Мы ж не думали, что вас тут найдём. А теперь расскажите мне толком, что стряслось, где Вадил и где вы подобрали эту прелесть? – Дорг протянул Тэль ветчину и хлеб и снова улыбнулся, белые зубы блеснули, отразив блик костра. Девушка подумала, что этот мужик, как и Лоренс не слишком похож на человека. Куда больше он походил на дикого лесного зверя, по прихоти судьбы ставшего человеком.
- Вадила вурдалак порвал, - грустно сказал Тивель, - я хотел помочь, но эта тварь располосовала мне бок и смылась в кусты, Лоренсу и Кувалде так и не удалось её догнать.
- А Тэль потом Тивеля вылечила.
Полуэльф подтверждая слова Кувалды, кивнул. Дорг нахмурился и строго оглядел задумчивую травницу и сияющих, словно начищенные пятаки парней.
- Спасибо, красавица. Но я так и не понял, что ты делаешь здесь, уж не сманили ли тебя эти проходимцы из дома рассказами о лёгкой жизни охотников?
- Нет, что вы, Дорг, они меня, можно сказать от смерти спасли. У меня появились небольшие трения с местными властями и если бы не Лоренс и Кувалда… Только вот домой мне теперь нельзя, - девушка вздохнула, - да я и не знаю, где мой дом.
- Слава светлым, а я уж думал они тебя лекаркой вместо Вадила взять хотят! – облегчённо вздохнул Дорг.
- А я вам чем-то не подхожу? - осторожно спросила девушка, которая и сама хотела предложить свои услуги. Дорг замялся и задумчиво поскрёб за ухом.
- Ну, не то чтобы не подходишь, - он мягко погладил расстроенную Тэль по плечу своей волосатой лапищей, - лекарь ты, я уверен отменный, вон парнишку выходила. Просто понимаешь, беда с этими целителями, ни один с нашим отрядом больше трёх седмиц не проходил, гибнут порой так глупо аж прям обидно. Одна девочка, тоже полуэльфка как ты только рыженькая в темноте в колодец рухнула да шею свернула, другого водяницы утянули ночью, третьего грабители в Квитаге убили. Да чего я тебя пугаю зазря, короче, не стоит тебе за нами увязываться и точка.
- Ясно, - с сожалением вздохнула девушка, но своих мыслей не оставила. Может быть, прошлым целителям просто не везло, а с ней всё будет иначе. Дорг, правильно истолковав мечтательный взгляд девчонки, почесал зудящую шею и принялся за еду. Сколько он уже таких мечтателей видел не счесть. Дальше ранний завтрак проходил в полной тишине.
- Сюда кто-то едет, - Дорг отряхнул с бороды крошки и потянулся за мечом. Его двуручник не уступал топору Кувалды. Тэль, прищурившись, разобрала надпись, вытравленную на клинке, этакое напутствие врагам в крайне нецензурной форме. Получить таким мечом, должно быть, не только больно, но и обидно.
- Я ничего не слышу, - возразил Тивель, накидывая тетиву на лёгкий эльфийский лук.
- Сейчас, услышишь, остроухий ты наш, - покровительственно усмехнулся Дорг.
Тэль остро пожалела об оставшемся в лавке арбалете, прислушалась, но ничего кроме обычного лесного шума не разобрала. Может быть, Доргу померещилось.
- Я тоже не могу ничего услышать, - сообщила она, - как тебе это удаётся.
Дорг оскалился и, умильно склонив голову набок, поинтересовался:
- А как ты относишься к оборотням?
- Не знаю, я их ни разу не видела.
- Ошибаешься, - Дорг откинул волосы с лица, - с одним из них ты даже чай пила с одного котелка.
Тэль обмерла, на неё в упор смотрели жёлтые волчьи глаза гостеприимного охотника.
- А, э, ну…
- Не надо бояться, - успокоил её Тивель, - Дорг тебя не съест.
- Точно? Ой, в смысле, я не боюсь, просто это как-то неожиданно, - затараторила девушка, - а можете показать, как вы в волка превращаетесь?
- Истинная целительница, - рассмеялся Дорг, - только они так спокойно ко всем расам относятся. – Так и быть, покажу, но как-нибудь попозже. Кувалда, сбегай-ка за водой, это Лоренс возвращается, и Кейра с ним.
Оборотень отложил двуручник и вальяжно развалился на одеяле у огня. Теперь все услышали перестук копыт и тихие голоса, но оставлять оружие охотники не торопились.
- А вы времени зря не теряете, - на полянку вышел Лоренс, он вёл за повод коня, такой красоты доселе Тэль видеть не приходилось. Статный тонконогий он был угольно чёрным, а грива и хвост ослепительно белыми. Девушка даже не сразу заметила всадницу, хотя это не удивительно, обычная фигура в плаще, ничего примечательного. Когда Лоренс остановился у костра, стало видно, что женщина едва держится в седле. Остальные охотники вскочили и засуетились вокруг, помогая ей спуститься и устроится поудобней. Таинственная женщина принимала это как должное и не мешала охотникам. Тэль наблюдала с лёгкой обидой, её-то эти типы так не обхаживали, даже Лоренс вёл себя как шёлковый и безо всяких шуточек протянул женщине кружку с чаем. Та благодарно кивнула и хриплым грудным голосом поблагодарила охотника, он улыбнулся и, выхватив из рук у Тэль остатки бутерброда, плюхнулся на одеяло возле травницы.
- Ох, как же я проголодался, - простонал он, вгрызаясь в ветчину. – Кейра, ты есть хочешь?
Женщина, она даже не удосужилась снять капюшон, отрицательно покачала головой.
- Что знахарь, - спросил её Дорг, - помог?
- Нет в той деревне никакого знахаря, - от бесцветного хриплого голоса странной женщины у Тэль по спине бегали мурашки.
- Сильно болят? – участливо поинтересовался Тивель, пытаясь разглядеть лицо под капюшоном.
- Терпимо, - односложно ответила женщина и вдруг резко развернувшись, вперилась взглядом в не вовремя чихнувшую Тэль. Теперь девушке стало по-настоящему жутко. – Это она?
- Да, - быстро ответил Лоренс. – Тэль, ты можешь помочь Кейре?
- Смотря, что ей нужно, - осторожно отозвалась девушка, оборотень пугал её куда меньше этой тётки в плаще, подходить к ней совсем не хотелось, но если она ранена, долг целителя обязывает ей помочь. – Все мои травы и снадобья остались в лавке…
- Еланка собрала большую их часть в сумку, - сообщил Кувалда, кивая на объёмистый мешок, - и ещё свитков каких-то напихала.
- Это, наверное, мамины и мои записи, - радостно вскинулась девушка, переживавшая о судьбе свитков куда больше, чем о травах.
- Лоренс, я не думаю, что это хорошая идея, - с сомнением протянула женщина в плаще.
- Брось, Кейра, я видел, как она работает, Тэлиона лучший целитель из всех с кем мы сталкивались.
- Всё равно не стоит пугать юную девушку, - упорствовала Кейра.
- Её напугаешь, - добродушно проворчал Дорг, - не успела прознать, что я оборотень сразу стала упрашивать перекинуться.
- Да ну?! – восхитился Лоренс. – Неужто захотела посмотреть откуда хвост растёт.
- Ты работала с ранами, нанесенными магией? – пустота под капюшоном снова обратилась к Тэль. На сей раз, девушка хотя и с трудом, но выдержала испытание тяжелым невидимым взглядом, пронизывающим, казалось, насквозь и спокойно ответила:
- Нет, не приходилось. Война закончилась, когда мне едва исполнилось десять, но я не сомневаюсь, что…
- Она не сомневается, - хмыкнула женщина, - вот это самоуверенность. Ну-ка подойди.
- Давай, давай, - подтолкнул замешкавшуюся травницу в спину Лоренс.
Женщина неуловимым движением откинула с лица капюшон и Тэль едва сдержала крик. Сама смерть смотрела на неё, пламя костра плясало в глубине зрачков и безжалостно освещало кошмарную маску, это не могло быть живым человеком. Бугристые синюшно-багровые шрамы переплетались друг с другом словно змеи, ни одного кусочка здоровой кожи, один глаз вдвое больше другого, толстые отёкшие веки с редкими ресницами, левый уголок рта искривлён шрамом в вечной саркастической усмешке.
Несмотря на оторопь и, чего уж там отвращение и страх, Тэль сразу поняла, что от неё требуется, врождённый талант целителя не подвёл девушку. Она, внутренне содрогаясь, прикоснулась к виску женщины, шрамы пришли в движение, жуткое лицо исказила гримаса боли, появилась кровь, а кое-где зелёный, тошнотворно пахнущий гной. Когда-то давным-давно мать рассказывала Тэль о магических ранах, она говорила, что когда колдун строит боевое заклятие, он и сам заранее не знает, что случиться с тем в кого оно попадёт, ясно одно, случится что-то кошмарное. Лечить такие раны очень тяжело от целителя потребуется все его знания и способности, чтобы добиться даже мизерного результата.
- Ну что? Хороша? - горько спросила женщина, не отстраняясь, даже от прикосновения тонких прохладных пальцев становилось легче. Со временем девочка станет потрясающей целительницей, такого ярко выраженного дара Кейре не приходилось видеть никогда, даже маги-лекари, творящие просто чудеса во время последней войны, не обладали и десятой частью данной полуэльфке силы.
- Хорошего мало, - серьёзно отозвалась Тэль, - мне понадобится время, чтобы во всём разобраться. Мало снять воспаление и боль, если не лечить эти раны, которые вы по ошибке называете шрамами, через полгода они снова заболят.
- С ними не справились даже дриады, - предупредила женщина, - а их искусство превзойти не удалось никому.
- Считайте, что я этого не слышала, - фыркнула Тэлиона, - Дорг, вы не могли бы мне помочь?
- С удовольствием, малышка, - оскалился оборотень, - только давай на ты, мне даже двести лет ещё не исполнилось, между прочим, а ты выкаешь, как с древним дедом.
- Можешь найти в этом мешке плоскую баночку, пахнущую крапивой и ещё одну с ну очень противным запахом?
- Легко, - Дорг безошибочно вытащил нужные средства, из мешка с шелестом посыпались бумаги. Девушка бросилась их собирать, пока они не разлетелись по всей поляне. Тивель, Кувалда и Лоренс стали ей помогать, но листочки оказались куда проворнее охотников. Кейра вздохнув, протянула руку вперёд - заметки, как живые устремились ей на ладонь и сложились аккуратной стопкой.
- Только бантиком повязать осталось, - прокомментировал Лоренс.
- Как вам это удалось? – травница изваянием застыла на дальнем краю поляны, - это же, это же... самая настоящая магия!
- Самый обычный телекинез, - поправила её Кейра. – Подбери с травы челюсть, малышка, у меня в роду были сильные маги, кое-что передалось и мне.
- То есть вы волшебница? – восхитилась Тэль, не заметив, как переглянулись Дорг и Лоренс, сдерживая ухмылочки, будто Кейра сказала что-то смешное или глупое.
- Нет, - покачала головой женщина, - до магички мне далеко. Так, по мелочи, бумаги собрать, огонёк развести.
- Спалить целый легион демонов одним махом, - прошептал, не удержавшись, Лоренс. Дорг хмыкнул, Кейра так строго глянула на болтуна, что парень тут же опустил очи долу и принялся носком сапога выписывать круги по палой листве. Остальные не услышали его слов.
- Но даже это большая редкость в наше время! – глаза Тэлионы старательно ползли на лоб.
- Да ладно тебе, вот шаманы в поселении моей бабки и не такое могли, - махнул рукой Кувалда. Товарищи удивлённо посмотрели на него, они не ожидали от простоватого полукровки такой хитрости. Насколько было известно Кейре, орочьи шаманы и огонь-то толком развести не могли. Но Тэлиона никогда не слышала ни о чём подобном.
- Правда? Расскажи, что ты видел? – заинтересовалась травница. Кувалда, польщённый таким вниманием приглянувшейся девушки, радостно принялся обвешивать лапшой её острые ушки, другие охотники расселись у костра, про себя поражаясь небывалому полёту фантазии товарища. А Кейра печально думала, что лет десять назад с радостью взяла бы любопытную девчонку к себе ученицей, да только на что ей теперь тайные знания в мире, где почти не осталось магии.

Продолжение следует...


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.


Сообщение отредактировал NadWinters - Воскресенье, 07.08.2011, 01:10
 
СообщениеОбещанное продолжение.

Самая обычная магия.
Сначала были темнота и боль, кроме них ничего не существовало, никогда. Но потом вдалеке замерцал рыжий огонёк, он всё рос и рос, пока не превратился в лесной костёр, правый бок припекло так, словно его поджаривали на печи. Тэль попыталась отодвинуться от костра, но тело её не слушалось, словно его опутали липкие нити паутины. Единственное, что смогла сделать опустошённая целительница, это тихонько застонать. Чьи-то заботливые руки передвинули её подальше от огня. Как бы донести до этих неизвестных, что ей надо к ближайшему дубу, а ещё лучше рябине или сосне, чтобы пополнить запас жизненных сил.
-М-м-м, - простонала девушка, язык отказывался шевелиться, мысли путались как нитки в руках у неумелой пряхи, - м-м-м.
В губы неловко и больно ткнулась фляга, вода ручейком потекла по подбородку.
- По крайней мере, теперь мы точно знаем, что пить она не хочет, - смущенно пробубнили над левым ухом.
- Тонкое наблюдение, - ехидно заметили справа, голос показался знакомым.
Как же его зовут, в душе всколыхнулись смутные воспоминания. Темные коридоры, уходящие в небеса стены и насмешливые серые глаза.
- Лоренс, - прошептала Тэль и быстро добавила пока силы не оставили её окончательно, - дуб.
Кто-то обидно расхохотался, а справа прошипели:
- Вот, паршивка, ещё в себя не пришла, а уже издевается, я же говорил, не стоит тащить её с собой.
- Нет, сосна, - девушка запаниковала и стала говорить чётче, но объяснить, что ей нужно пока не могла. Её заявление вызвало новый приступ веселья.
- Может всё-таки дуб, - с надеждой уточнили из темноты. – Лоренс, зря ты так девчонка-то шутница почище тебя.
- Пусть только придёт в себя, - многообещающе прорычал охотник.
- Рябина, яблоня, берёза, - заметалась Тэль, взбешенная недогадливостью окружающих её людей.
- Короче, Лоренс – дерево! – воскликнул шутник, охотник только раздражённо сопел.
- Нет, - раздался издалека слабый голос, - она перечисляет деревья, хранители женской силы. Срочно найдите одно из них поблизости и положите её рядом.
Тэль почувствовала, как её бережно подняли в воздух.
- Дорг, я тоже могу её понести, - обиженно заметили слева.
- Уймись, Кувалда, - велел недавний весельчак, - если Тив не прав наносишься ещё. Не можем же мы её бросить.
- Пусть молится, что Тивель прав, - ласково прошипели справа, - иначе я припомню ей весь этот парк.
- А чё ты бурчишь, упырь, ты же у нас вроде, голубой крови, вот гордись, твоим именем уже парки называют.
- Покричи мне здесь ещё, - фыркнули справа.
Как же вы мне все надоели, устало подумала Тэль, проваливаясь в забытьё. А потом в неё потоком хлынула сила, как морская волна накрыла её с головой и закружила в сумасшедшем водовороте жизни, пьянящей и неудержимой.

Когда травница в следующий раз проснулась, от слабости не осталось и следа, зато появилось ощущения, что её похоронили заживо, причём на похоронах кто-то сильно сэкономил, поскольку гроб сильно жал в боках, а крышка была низкой и тяжёлой. Наверное, побоялись, что я воскресну, усмехнулась про себя целительница, размышляя над тем, что, несмотря на некоторые неудобства, в могиле на редкость тепло и уютно. Хотя, Тэль представляла себе загробную жизнь несколько иначе. Промаявшись сомнениями ещё немножко, Тэль осторожно приоткрыла правый глаз и едва не заорала, прямо рядом с ней, блаженно пуская слюни на заменяющий подушку тюк сопел простуженным носом Кувалда. Нижняя губа отвисла, обнажив короткие воинственно торчащие кверху клычки. Тихо заскулив, девушка попыталась выбраться из под тяжелой руки гиганта, но потерпела неудачу, уткнувшись спиной ещё в кого-то. Даже боясь представить себе, какое зрелище её ожидает, Тэль осторожно перевернулась на другой бок и тут же столкнулась взглядом с заспанным Лоренсом, охотник был очень недоволен ранней побудкой.
- Что, и тебе не спится? – попыталась пошутить Тэль, но Лоренс не был настроен развлекаться, больше всего на свете ему хотелось спать. Он устало глядел на травницу и той, даже показалось, что он раздумывает, не прибить ли противную девицу и прикопать по-тихому под ближайшим деревцем. – Всё, что вам говорил Тивель чистая правда, - быстро предупредила травница, вспомнив обещание Лоренса, услышанное накануне. Охотник подпёр голову рукой, и устало вздохнул:
- Да я и сам понял, когда мы тебя у дуба положили, ты прямо расцвела. Сам бы не увидел, ни за что не поверил.
- Как он?
- Да всё в порядке, что ему сделается, дерево ведь.
- Я про Тивеля, дубина, - целительница легко постучала Лоренса по лбу согнутым пальцем.
- Твоими молитвами, - охотник вернул стук. – Что, напугал тебя наш Кувалда.
- Не то слово, - вздрогнула девушка, - сделай одолжение, убери его лапу с меня. И свою ногу, кстати, тоже.
- Не подумай ничего плохого просто одеял у нас всего два, одно Тивелю, одно нам на троих, если бы мы так не спали, ты бы уже зубами чечётку выбивала.
- Извини.
- Ничего страшного, - озорно улыбнулся Лоренс, - ты, кстати, к Кувалде то присмотрись, парень он хороший, да и ты ему нравишься.
- Вот ещё чего не хватало, - сморщила носик Тэль, - к оркам приглядываться.
Лоренс дернул уголком губ, сухо пожелал спокойной ночи и повернулся на другой бок. Тэль заснуть так и не смогла. Она не успела расспросить у охотника где они оказались, почему не оставили её, но будить Лоренса по новой не хотелось, будить Кувалду, тем более. Нравишься, не нравишься, кто этих орков разберёт, прибьёт её Кувалда спросонья и не заметит.
Подозрительный треск в кустах заставил её задуматься, а так ли уж она боится Кувалду. Но здоровяк даже ухом не повёл, а вот Лоренс приоткрыл глаза и бесшумно перевернулся на живот. Жестом приказал девушке вести себя тихо и тенью скользнул в кусты. Травница, напрягая острое зрение, вглядывалась в сплетение ветвей, но как ни старалась ничего не могла увидеть.
- Что, интересно? – прошептал ей на ухо Лоренс. Что это охотник Тэль поняла гораздо позже, а в тот момент она оглушительно завизжала, разбудив своим криком не только Кувалду, но и всю окрестную живность. Кувалда спросонья едва не огрел Тэль огромным топором, который выхватил из-под одеяла. Полуэльфка проворно спряталась за спиной Лоренса, охотник, шутя поймал топор за рукоять, и укоризненно посмотрел на заспанного приятеля.
- Ай-я-яй, Кувалда, как нехорошо, - покачал он головой, - разве можно так будущую супругу пугать, она ведь и заикой остаться может, а зачем тебе ущербная.
Тэль, сообразив, кто её собственно напугал, отвесила Лоренсу звонкую затрещину.
- Вот и спасай её после этого, - пожаловался охотник лохматому мужику, не уступающему по комплекции Кувалде, - то в помойку макнёт, то вон вообще дерётся.
Лохматый молча усмехнулся в бороду и шутливо подмигнул кипящей от возмущения травнице.
- А почему это я будущая жена этого орка? – запоздало спросила девушка Лоренса, тот гадко заухмылялся, напрашиваясь на вторую затрещину, и предусмотрительно отскочив подольше, соизволил пояснить:
- А он сказал, что женится только на тебе, напился, правда, перед этим в стельку, но всё равно, цени.
- Это правда? – Тэль прожгла Кувалду строгим взглядом. Здоровяк засмущался, забормотал что-то невразумительное и зачем-то спрятал за спину свой топор. – А меня спросить не подумал.
- Так кто ж от такого молодца откажется в здравом уме, - воскликнул Лоренс и, смерив травницу оценивающим взглядом, добавил, будто бы только для себя, - хотя, кому я это говорю.
Тэль тщетно попробовала догнать хохочущего мерзавца и, выдохшись после безумной гонки по лесу, погрозила ему вслед кулаком.
- Я всё вижу! – ехидно сообщил из темноты Лоренс.
Тэль показала глазастому охотнику ещё и язык, после чего с чувством выполненного долга уселась возле угасающего костра.
- Не обижайся на него, - посоветовал лохматый тип, подбрасывая веток в огонь. – Он не плохой, просто ты ему понравилась.
- Я бы так не сказала, - проворчала девушка, протянув руки к огню, - по моему, всё наоборот.
- С чужаками Лоренс себя никогда так не ведёт, - Кувалда подсел к травнице, но столкнувшись с её недовольным взглядом, поспешил отодвинуться к лохматому.
- А вы тоже охотник? – спросила Тэлиона, с любопытством разглядывая нового человека. Толком увидеть ничего не удалось. Из-под спутанных чёрных с сединой волос диковато сверкали глаза незнакомца, борода и усы скрывали большую часть его лица. Мужчина добродушно улыбнулся и кивнул.
- Дорг меня звать, я вроде как за дядьку этим соплякам.
Кувалда и всё ещё слишком бледный Тивель скептически хмыкнули, но спорить с лохматым не стали, тем более что он действительно выглядел гораздо старше остальных охотников.
- А где Кейра? – спросил полуэльф. – Вы же вроде вместе работать собирались.
- Свернула в деревню по дороге, - Дорг решил, что спать уже вряд ли кто-то будет, и повесил над костром котелок с водой и теперь копался в сумках, вытаскивая вкусно пахнущие свёртки. – У неё опять шрамы закровили, поехала искать знахаря. Мы ж не думали, что вас тут найдём. А теперь расскажите мне толком, что стряслось, где Вадил и где вы подобрали эту прелесть? – Дорг протянул Тэль ветчину и хлеб и снова улыбнулся, белые зубы блеснули, отразив блик костра. Девушка подумала, что этот мужик, как и Лоренс не слишком похож на человека. Куда больше он походил на дикого лесного зверя, по прихоти судьбы ставшего человеком.
- Вадила вурдалак порвал, - грустно сказал Тивель, - я хотел помочь, но эта тварь располосовала мне бок и смылась в кусты, Лоренсу и Кувалде так и не удалось её догнать.
- А Тэль потом Тивеля вылечила.
Полуэльф подтверждая слова Кувалды, кивнул. Дорг нахмурился и строго оглядел задумчивую травницу и сияющих, словно начищенные пятаки парней.
- Спасибо, красавица. Но я так и не понял, что ты делаешь здесь, уж не сманили ли тебя эти проходимцы из дома рассказами о лёгкой жизни охотников?
- Нет, что вы, Дорг, они меня, можно сказать от смерти спасли. У меня появились небольшие трения с местными властями и если бы не Лоренс и Кувалда… Только вот домой мне теперь нельзя, - девушка вздохнула, - да я и не знаю, где мой дом.
- Слава светлым, а я уж думал они тебя лекаркой вместо Вадила взять хотят! – облегчённо вздохнул Дорг.
- А я вам чем-то не подхожу? - осторожно спросила девушка, которая и сама хотела предложить свои услуги. Дорг замялся и задумчиво поскрёб за ухом.
- Ну, не то чтобы не подходишь, - он мягко погладил расстроенную Тэль по плечу своей волосатой лапищей, - лекарь ты, я уверен отменный, вон парнишку выходила. Просто понимаешь, беда с этими целителями, ни один с нашим отрядом больше трёх седмиц не проходил, гибнут порой так глупо аж прям обидно. Одна девочка, тоже полуэльфка как ты только рыженькая в темноте в колодец рухнула да шею свернула, другого водяницы утянули ночью, третьего грабители в Квитаге убили. Да чего я тебя пугаю зазря, короче, не стоит тебе за нами увязываться и точка.
- Ясно, - с сожалением вздохнула девушка, но своих мыслей не оставила. Может быть, прошлым целителям просто не везло, а с ней всё будет иначе. Дорг, правильно истолковав мечтательный взгляд девчонки, почесал зудящую шею и принялся за еду. Сколько он уже таких мечтателей видел не счесть. Дальше ранний завтрак проходил в полной тишине.
- Сюда кто-то едет, - Дорг отряхнул с бороды крошки и потянулся за мечом. Его двуручник не уступал топору Кувалды. Тэль, прищурившись, разобрала надпись, вытравленную на клинке, этакое напутствие врагам в крайне нецензурной форме. Получить таким мечом, должно быть, не только больно, но и обидно.
- Я ничего не слышу, - возразил Тивель, накидывая тетиву на лёгкий эльфийский лук.
- Сейчас, услышишь, остроухий ты наш, - покровительственно усмехнулся Дорг.
Тэль остро пожалела об оставшемся в лавке арбалете, прислушалась, но ничего кроме обычного лесного шума не разобрала. Может быть, Доргу померещилось.
- Я тоже не могу ничего услышать, - сообщила она, - как тебе это удаётся.
Дорг оскалился и, умильно склонив голову набок, поинтересовался:
- А как ты относишься к оборотням?
- Не знаю, я их ни разу не видела.
- Ошибаешься, - Дорг откинул волосы с лица, - с одним из них ты даже чай пила с одного котелка.
Тэль обмерла, на неё в упор смотрели жёлтые волчьи глаза гостеприимного охотника.
- А, э, ну…
- Не надо бояться, - успокоил её Тивель, - Дорг тебя не съест.
- Точно? Ой, в смысле, я не боюсь, просто это как-то неожиданно, - затараторила девушка, - а можете показать, как вы в волка превращаетесь?
- Истинная целительница, - рассмеялся Дорг, - только они так спокойно ко всем расам относятся. – Так и быть, покажу, но как-нибудь попозже. Кувалда, сбегай-ка за водой, это Лоренс возвращается, и Кейра с ним.
Оборотень отложил двуручник и вальяжно развалился на одеяле у огня. Теперь все услышали перестук копыт и тихие голоса, но оставлять оружие охотники не торопились.
- А вы времени зря не теряете, - на полянку вышел Лоренс, он вёл за повод коня, такой красоты доселе Тэль видеть не приходилось. Статный тонконогий он был угольно чёрным, а грива и хвост ослепительно белыми. Девушка даже не сразу заметила всадницу, хотя это не удивительно, обычная фигура в плаще, ничего примечательного. Когда Лоренс остановился у костра, стало видно, что женщина едва держится в седле. Остальные охотники вскочили и засуетились вокруг, помогая ей спуститься и устроится поудобней. Таинственная женщина принимала это как должное и не мешала охотникам. Тэль наблюдала с лёгкой обидой, её-то эти типы так не обхаживали, даже Лоренс вёл себя как шёлковый и безо всяких шуточек протянул женщине кружку с чаем. Та благодарно кивнула и хриплым грудным голосом поблагодарила охотника, он улыбнулся и, выхватив из рук у Тэль остатки бутерброда, плюхнулся на одеяло возле травницы.
- Ох, как же я проголодался, - простонал он, вгрызаясь в ветчину. – Кейра, ты есть хочешь?
Женщина, она даже не удосужилась снять капюшон, отрицательно покачала головой.
- Что знахарь, - спросил её Дорг, - помог?
- Нет в той деревне никакого знахаря, - от бесцветного хриплого голоса странной женщины у Тэль по спине бегали мурашки.
- Сильно болят? – участливо поинтересовался Тивель, пытаясь разглядеть лицо под капюшоном.
- Терпимо, - односложно ответила женщина и вдруг резко развернувшись, вперилась взглядом в не вовремя чихнувшую Тэль. Теперь девушке стало по-настоящему жутко. – Это она?
- Да, - быстро ответил Лоренс. – Тэль, ты можешь помочь Кейре?
- Смотря, что ей нужно, - осторожно отозвалась девушка, оборотень пугал её куда меньше этой тётки в плаще, подходить к ней совсем не хотелось, но если она ранена, долг целителя обязывает ей помочь. – Все мои травы и снадобья остались в лавке…
- Еланка собрала большую их часть в сумку, - сообщил Кувалда, кивая на объёмистый мешок, - и ещё свитков каких-то напихала.
- Это, наверное, мамины и мои записи, - радостно вскинулась девушка, переживавшая о судьбе свитков куда больше, чем о травах.
- Лоренс, я не думаю, что это хорошая идея, - с сомнением протянула женщина в плаще.
- Брось, Кейра, я видел, как она работает, Тэлиона лучший целитель из всех с кем мы сталкивались.
- Всё равно не стоит пугать юную девушку, - упорствовала Кейра.
- Её напугаешь, - добродушно проворчал Дорг, - не успела прознать, что я оборотень сразу стала упрашивать перекинуться.
- Да ну?! – восхитился Лоренс. – Неужто захотела посмотреть откуда хвост растёт.
- Ты работала с ранами, нанесенными магией? – пустота под капюшоном снова обратилась к Тэль. На сей раз, девушка хотя и с трудом, но выдержала испытание тяжелым невидимым взглядом, пронизывающим, казалось, насквозь и спокойно ответила:
- Нет, не приходилось. Война закончилась, когда мне едва исполнилось десять, но я не сомневаюсь, что…
- Она не сомневается, - хмыкнула женщина, - вот это самоуверенность. Ну-ка подойди.
- Давай, давай, - подтолкнул замешкавшуюся травницу в спину Лоренс.
Женщина неуловимым движением откинула с лица капюшон и Тэль едва сдержала крик. Сама смерть смотрела на неё, пламя костра плясало в глубине зрачков и безжалостно освещало кошмарную маску, это не могло быть живым человеком. Бугристые синюшно-багровые шрамы переплетались друг с другом словно змеи, ни одного кусочка здоровой кожи, один глаз вдвое больше другого, толстые отёкшие веки с редкими ресницами, левый уголок рта искривлён шрамом в вечной саркастической усмешке.
Несмотря на оторопь и, чего уж там отвращение и страх, Тэль сразу поняла, что от неё требуется, врождённый талант целителя не подвёл девушку. Она, внутренне содрогаясь, прикоснулась к виску женщины, шрамы пришли в движение, жуткое лицо исказила гримаса боли, появилась кровь, а кое-где зелёный, тошнотворно пахнущий гной. Когда-то давным-давно мать рассказывала Тэль о магических ранах, она говорила, что когда колдун строит боевое заклятие, он и сам заранее не знает, что случиться с тем в кого оно попадёт, ясно одно, случится что-то кошмарное. Лечить такие раны очень тяжело от целителя потребуется все его знания и способности, чтобы добиться даже мизерного результата.
- Ну что? Хороша? - горько спросила женщина, не отстраняясь, даже от прикосновения тонких прохладных пальцев становилось легче. Со временем девочка станет потрясающей целительницей, такого ярко выраженного дара Кейре не приходилось видеть никогда, даже маги-лекари, творящие просто чудеса во время последней войны, не обладали и десятой частью данной полуэльфке силы.
- Хорошего мало, - серьёзно отозвалась Тэль, - мне понадобится время, чтобы во всём разобраться. Мало снять воспаление и боль, если не лечить эти раны, которые вы по ошибке называете шрамами, через полгода они снова заболят.
- С ними не справились даже дриады, - предупредила женщина, - а их искусство превзойти не удалось никому.
- Считайте, что я этого не слышала, - фыркнула Тэлиона, - Дорг, вы не могли бы мне помочь?
- С удовольствием, малышка, - оскалился оборотень, - только давай на ты, мне даже двести лет ещё не исполнилось, между прочим, а ты выкаешь, как с древним дедом.
- Можешь найти в этом мешке плоскую баночку, пахнущую крапивой и ещё одну с ну очень противным запахом?
- Легко, - Дорг безошибочно вытащил нужные средства, из мешка с шелестом посыпались бумаги. Девушка бросилась их собирать, пока они не разлетелись по всей поляне. Тивель, Кувалда и Лоренс стали ей помогать, но листочки оказались куда проворнее охотников. Кейра вздохнув, протянула руку вперёд - заметки, как живые устремились ей на ладонь и сложились аккуратной стопкой.
- Только бантиком повязать осталось, - прокомментировал Лоренс.
- Как вам это удалось? – травница изваянием застыла на дальнем краю поляны, - это же, это же... самая настоящая магия!
- Самый обычный телекинез, - поправила её Кейра. – Подбери с травы челюсть, малышка, у меня в роду были сильные маги, кое-что передалось и мне.
- То есть вы волшебница? – восхитилась Тэль, не заметив, как переглянулись Дорг и Лоренс, сдерживая ухмылочки, будто Кейра сказала что-то смешное или глупое.
- Нет, - покачала головой женщина, - до магички мне далеко. Так, по мелочи, бумаги собрать, огонёк развести.
- Спалить целый легион демонов одним махом, - прошептал, не удержавшись, Лоренс. Дорг хмыкнул, Кейра так строго глянула на болтуна, что парень тут же опустил очи долу и принялся носком сапога выписывать круги по палой листве. Остальные не услышали его слов.
- Но даже это большая редкость в наше время! – глаза Тэлионы старательно ползли на лоб.
- Да ладно тебе, вот шаманы в поселении моей бабки и не такое могли, - махнул рукой Кувалда. Товарищи удивлённо посмотрели на него, они не ожидали от простоватого полукровки такой хитрости. Насколько было известно Кейре, орочьи шаманы и огонь-то толком развести не могли. Но Тэлиона никогда не слышала ни о чём подобном.
- Правда? Расскажи, что ты видел? – заинтересовалась травница. Кувалда, польщённый таким вниманием приглянувшейся девушки, радостно принялся обвешивать лапшой её острые ушки, другие охотники расселись у костра, про себя поражаясь небывалому полёту фантазии товарища. А Кейра печально думала, что лет десять назад с радостью взяла бы любопытную девчонку к себе ученицей, да только на что ей теперь тайные знания в мире, где почти не осталось магии.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:05
СообщениеОбещанное продолжение.

Самая обычная магия.
Сначала были темнота и боль, кроме них ничего не существовало, никогда. Но потом вдалеке замерцал рыжий огонёк, он всё рос и рос, пока не превратился в лесной костёр, правый бок припекло так, словно его поджаривали на печи. Тэль попыталась отодвинуться от костра, но тело её не слушалось, словно его опутали липкие нити паутины. Единственное, что смогла сделать опустошённая целительница, это тихонько застонать. Чьи-то заботливые руки передвинули её подальше от огня. Как бы донести до этих неизвестных, что ей надо к ближайшему дубу, а ещё лучше рябине или сосне, чтобы пополнить запас жизненных сил.
-М-м-м, - простонала девушка, язык отказывался шевелиться, мысли путались как нитки в руках у неумелой пряхи, - м-м-м.
В губы неловко и больно ткнулась фляга, вода ручейком потекла по подбородку.
- По крайней мере, теперь мы точно знаем, что пить она не хочет, - смущенно пробубнили над левым ухом.
- Тонкое наблюдение, - ехидно заметили справа, голос показался знакомым.
Как же его зовут, в душе всколыхнулись смутные воспоминания. Темные коридоры, уходящие в небеса стены и насмешливые серые глаза.
- Лоренс, - прошептала Тэль и быстро добавила пока силы не оставили её окончательно, - дуб.
Кто-то обидно расхохотался, а справа прошипели:
- Вот, паршивка, ещё в себя не пришла, а уже издевается, я же говорил, не стоит тащить её с собой.
- Нет, сосна, - девушка запаниковала и стала говорить чётче, но объяснить, что ей нужно пока не могла. Её заявление вызвало новый приступ веселья.
- Может всё-таки дуб, - с надеждой уточнили из темноты. – Лоренс, зря ты так девчонка-то шутница почище тебя.
- Пусть только придёт в себя, - многообещающе прорычал охотник.
- Рябина, яблоня, берёза, - заметалась Тэль, взбешенная недогадливостью окружающих её людей.
- Короче, Лоренс – дерево! – воскликнул шутник, охотник только раздражённо сопел.
- Нет, - раздался издалека слабый голос, - она перечисляет деревья, хранители женской силы. Срочно найдите одно из них поблизости и положите её рядом.
Тэль почувствовала, как её бережно подняли в воздух.
- Дорг, я тоже могу её понести, - обиженно заметили слева.
- Уймись, Кувалда, - велел недавний весельчак, - если Тив не прав наносишься ещё. Не можем же мы её бросить.
- Пусть молится, что Тивель прав, - ласково прошипели справа, - иначе я припомню ей весь этот парк.
- А чё ты бурчишь, упырь, ты же у нас вроде, голубой крови, вот гордись, твоим именем уже парки называют.
- Покричи мне здесь ещё, - фыркнули справа.
Как же вы мне все надоели, устало подумала Тэль, проваливаясь в забытьё. А потом в неё потоком хлынула сила, как морская волна накрыла её с головой и закружила в сумасшедшем водовороте жизни, пьянящей и неудержимой.

Когда травница в следующий раз проснулась, от слабости не осталось и следа, зато появилось ощущения, что её похоронили заживо, причём на похоронах кто-то сильно сэкономил, поскольку гроб сильно жал в боках, а крышка была низкой и тяжёлой. Наверное, побоялись, что я воскресну, усмехнулась про себя целительница, размышляя над тем, что, несмотря на некоторые неудобства, в могиле на редкость тепло и уютно. Хотя, Тэль представляла себе загробную жизнь несколько иначе. Промаявшись сомнениями ещё немножко, Тэль осторожно приоткрыла правый глаз и едва не заорала, прямо рядом с ней, блаженно пуская слюни на заменяющий подушку тюк сопел простуженным носом Кувалда. Нижняя губа отвисла, обнажив короткие воинственно торчащие кверху клычки. Тихо заскулив, девушка попыталась выбраться из под тяжелой руки гиганта, но потерпела неудачу, уткнувшись спиной ещё в кого-то. Даже боясь представить себе, какое зрелище её ожидает, Тэль осторожно перевернулась на другой бок и тут же столкнулась взглядом с заспанным Лоренсом, охотник был очень недоволен ранней побудкой.
- Что, и тебе не спится? – попыталась пошутить Тэль, но Лоренс не был настроен развлекаться, больше всего на свете ему хотелось спать. Он устало глядел на травницу и той, даже показалось, что он раздумывает, не прибить ли противную девицу и прикопать по-тихому под ближайшим деревцем. – Всё, что вам говорил Тивель чистая правда, - быстро предупредила травница, вспомнив обещание Лоренса, услышанное накануне. Охотник подпёр голову рукой, и устало вздохнул:
- Да я и сам понял, когда мы тебя у дуба положили, ты прямо расцвела. Сам бы не увидел, ни за что не поверил.
- Как он?
- Да всё в порядке, что ему сделается, дерево ведь.
- Я про Тивеля, дубина, - целительница легко постучала Лоренса по лбу согнутым пальцем.
- Твоими молитвами, - охотник вернул стук. – Что, напугал тебя наш Кувалда.
- Не то слово, - вздрогнула девушка, - сделай одолжение, убери его лапу с меня. И свою ногу, кстати, тоже.
- Не подумай ничего плохого просто одеял у нас всего два, одно Тивелю, одно нам на троих, если бы мы так не спали, ты бы уже зубами чечётку выбивала.
- Извини.
- Ничего страшного, - озорно улыбнулся Лоренс, - ты, кстати, к Кувалде то присмотрись, парень он хороший, да и ты ему нравишься.
- Вот ещё чего не хватало, - сморщила носик Тэль, - к оркам приглядываться.
Лоренс дернул уголком губ, сухо пожелал спокойной ночи и повернулся на другой бок. Тэль заснуть так и не смогла. Она не успела расспросить у охотника где они оказались, почему не оставили её, но будить Лоренса по новой не хотелось, будить Кувалду, тем более. Нравишься, не нравишься, кто этих орков разберёт, прибьёт её Кувалда спросонья и не заметит.
Подозрительный треск в кустах заставил её задуматься, а так ли уж она боится Кувалду. Но здоровяк даже ухом не повёл, а вот Лоренс приоткрыл глаза и бесшумно перевернулся на живот. Жестом приказал девушке вести себя тихо и тенью скользнул в кусты. Травница, напрягая острое зрение, вглядывалась в сплетение ветвей, но как ни старалась ничего не могла увидеть.
- Что, интересно? – прошептал ей на ухо Лоренс. Что это охотник Тэль поняла гораздо позже, а в тот момент она оглушительно завизжала, разбудив своим криком не только Кувалду, но и всю окрестную живность. Кувалда спросонья едва не огрел Тэль огромным топором, который выхватил из-под одеяла. Полуэльфка проворно спряталась за спиной Лоренса, охотник, шутя поймал топор за рукоять, и укоризненно посмотрел на заспанного приятеля.
- Ай-я-яй, Кувалда, как нехорошо, - покачал он головой, - разве можно так будущую супругу пугать, она ведь и заикой остаться может, а зачем тебе ущербная.
Тэль, сообразив, кто её собственно напугал, отвесила Лоренсу звонкую затрещину.
- Вот и спасай её после этого, - пожаловался охотник лохматому мужику, не уступающему по комплекции Кувалде, - то в помойку макнёт, то вон вообще дерётся.
Лохматый молча усмехнулся в бороду и шутливо подмигнул кипящей от возмущения травнице.
- А почему это я будущая жена этого орка? – запоздало спросила девушка Лоренса, тот гадко заухмылялся, напрашиваясь на вторую затрещину, и предусмотрительно отскочив подольше, соизволил пояснить:
- А он сказал, что женится только на тебе, напился, правда, перед этим в стельку, но всё равно, цени.
- Это правда? – Тэль прожгла Кувалду строгим взглядом. Здоровяк засмущался, забормотал что-то невразумительное и зачем-то спрятал за спину свой топор. – А меня спросить не подумал.
- Так кто ж от такого молодца откажется в здравом уме, - воскликнул Лоренс и, смерив травницу оценивающим взглядом, добавил, будто бы только для себя, - хотя, кому я это говорю.
Тэль тщетно попробовала догнать хохочущего мерзавца и, выдохшись после безумной гонки по лесу, погрозила ему вслед кулаком.
- Я всё вижу! – ехидно сообщил из темноты Лоренс.
Тэль показала глазастому охотнику ещё и язык, после чего с чувством выполненного долга уселась возле угасающего костра.
- Не обижайся на него, - посоветовал лохматый тип, подбрасывая веток в огонь. – Он не плохой, просто ты ему понравилась.
- Я бы так не сказала, - проворчала девушка, протянув руки к огню, - по моему, всё наоборот.
- С чужаками Лоренс себя никогда так не ведёт, - Кувалда подсел к травнице, но столкнувшись с её недовольным взглядом, поспешил отодвинуться к лохматому.
- А вы тоже охотник? – спросила Тэлиона, с любопытством разглядывая нового человека. Толком увидеть ничего не удалось. Из-под спутанных чёрных с сединой волос диковато сверкали глаза незнакомца, борода и усы скрывали большую часть его лица. Мужчина добродушно улыбнулся и кивнул.
- Дорг меня звать, я вроде как за дядьку этим соплякам.
Кувалда и всё ещё слишком бледный Тивель скептически хмыкнули, но спорить с лохматым не стали, тем более что он действительно выглядел гораздо старше остальных охотников.
- А где Кейра? – спросил полуэльф. – Вы же вроде вместе работать собирались.
- Свернула в деревню по дороге, - Дорг решил, что спать уже вряд ли кто-то будет, и повесил над костром котелок с водой и теперь копался в сумках, вытаскивая вкусно пахнущие свёртки. – У неё опять шрамы закровили, поехала искать знахаря. Мы ж не думали, что вас тут найдём. А теперь расскажите мне толком, что стряслось, где Вадил и где вы подобрали эту прелесть? – Дорг протянул Тэль ветчину и хлеб и снова улыбнулся, белые зубы блеснули, отразив блик костра. Девушка подумала, что этот мужик, как и Лоренс не слишком похож на человека. Куда больше он походил на дикого лесного зверя, по прихоти судьбы ставшего человеком.
- Вадила вурдалак порвал, - грустно сказал Тивель, - я хотел помочь, но эта тварь располосовала мне бок и смылась в кусты, Лоренсу и Кувалде так и не удалось её догнать.
- А Тэль потом Тивеля вылечила.
Полуэльф подтверждая слова Кувалды, кивнул. Дорг нахмурился и строго оглядел задумчивую травницу и сияющих, словно начищенные пятаки парней.
- Спасибо, красавица. Но я так и не понял, что ты делаешь здесь, уж не сманили ли тебя эти проходимцы из дома рассказами о лёгкой жизни охотников?
- Нет, что вы, Дорг, они меня, можно сказать от смерти спасли. У меня появились небольшие трения с местными властями и если бы не Лоренс и Кувалда… Только вот домой мне теперь нельзя, - девушка вздохнула, - да я и не знаю, где мой дом.
- Слава светлым, а я уж думал они тебя лекаркой вместо Вадила взять хотят! – облегчённо вздохнул Дорг.
- А я вам чем-то не подхожу? - осторожно спросила девушка, которая и сама хотела предложить свои услуги. Дорг замялся и задумчиво поскрёб за ухом.
- Ну, не то чтобы не подходишь, - он мягко погладил расстроенную Тэль по плечу своей волосатой лапищей, - лекарь ты, я уверен отменный, вон парнишку выходила. Просто понимаешь, беда с этими целителями, ни один с нашим отрядом больше трёх седмиц не проходил, гибнут порой так глупо аж прям обидно. Одна девочка, тоже полуэльфка как ты только рыженькая в темноте в колодец рухнула да шею свернула, другого водяницы утянули ночью, третьего грабители в Квитаге убили. Да чего я тебя пугаю зазря, короче, не стоит тебе за нами увязываться и точка.
- Ясно, - с сожалением вздохнула девушка, но своих мыслей не оставила. Может быть, прошлым целителям просто не везло, а с ней всё будет иначе. Дорг, правильно истолковав мечтательный взгляд девчонки, почесал зудящую шею и принялся за еду. Сколько он уже таких мечтателей видел не счесть. Дальше ранний завтрак проходил в полной тишине.
- Сюда кто-то едет, - Дорг отряхнул с бороды крошки и потянулся за мечом. Его двуручник не уступал топору Кувалды. Тэль, прищурившись, разобрала надпись, вытравленную на клинке, этакое напутствие врагам в крайне нецензурной форме. Получить таким мечом, должно быть, не только больно, но и обидно.
- Я ничего не слышу, - возразил Тивель, накидывая тетиву на лёгкий эльфийский лук.
- Сейчас, услышишь, остроухий ты наш, - покровительственно усмехнулся Дорг.
Тэль остро пожалела об оставшемся в лавке арбалете, прислушалась, но ничего кроме обычного лесного шума не разобрала. Может быть, Доргу померещилось.
- Я тоже не могу ничего услышать, - сообщила она, - как тебе это удаётся.
Дорг оскалился и, умильно склонив голову набок, поинтересовался:
- А как ты относишься к оборотням?
- Не знаю, я их ни разу не видела.
- Ошибаешься, - Дорг откинул волосы с лица, - с одним из них ты даже чай пила с одного котелка.
Тэль обмерла, на неё в упор смотрели жёлтые волчьи глаза гостеприимного охотника.
- А, э, ну…
- Не надо бояться, - успокоил её Тивель, - Дорг тебя не съест.
- Точно? Ой, в смысле, я не боюсь, просто это как-то неожиданно, - затараторила девушка, - а можете показать, как вы в волка превращаетесь?
- Истинная целительница, - рассмеялся Дорг, - только они так спокойно ко всем расам относятся. – Так и быть, покажу, но как-нибудь попозже. Кувалда, сбегай-ка за водой, это Лоренс возвращается, и Кейра с ним.
Оборотень отложил двуручник и вальяжно развалился на одеяле у огня. Теперь все услышали перестук копыт и тихие голоса, но оставлять оружие охотники не торопились.
- А вы времени зря не теряете, - на полянку вышел Лоренс, он вёл за повод коня, такой красоты доселе Тэль видеть не приходилось. Статный тонконогий он был угольно чёрным, а грива и хвост ослепительно белыми. Девушка даже не сразу заметила всадницу, хотя это не удивительно, обычная фигура в плаще, ничего примечательного. Когда Лоренс остановился у костра, стало видно, что женщина едва держится в седле. Остальные охотники вскочили и засуетились вокруг, помогая ей спуститься и устроится поудобней. Таинственная женщина принимала это как должное и не мешала охотникам. Тэль наблюдала с лёгкой обидой, её-то эти типы так не обхаживали, даже Лоренс вёл себя как шёлковый и безо всяких шуточек протянул женщине кружку с чаем. Та благодарно кивнула и хриплым грудным голосом поблагодарила охотника, он улыбнулся и, выхватив из рук у Тэль остатки бутерброда, плюхнулся на одеяло возле травницы.
- Ох, как же я проголодался, - простонал он, вгрызаясь в ветчину. – Кейра, ты есть хочешь?
Женщина, она даже не удосужилась снять капюшон, отрицательно покачала головой.
- Что знахарь, - спросил её Дорг, - помог?
- Нет в той деревне никакого знахаря, - от бесцветного хриплого голоса странной женщины у Тэль по спине бегали мурашки.
- Сильно болят? – участливо поинтересовался Тивель, пытаясь разглядеть лицо под капюшоном.
- Терпимо, - односложно ответила женщина и вдруг резко развернувшись, вперилась взглядом в не вовремя чихнувшую Тэль. Теперь девушке стало по-настоящему жутко. – Это она?
- Да, - быстро ответил Лоренс. – Тэль, ты можешь помочь Кейре?
- Смотря, что ей нужно, - осторожно отозвалась девушка, оборотень пугал её куда меньше этой тётки в плаще, подходить к ней совсем не хотелось, но если она ранена, долг целителя обязывает ей помочь. – Все мои травы и снадобья остались в лавке…
- Еланка собрала большую их часть в сумку, - сообщил Кувалда, кивая на объёмистый мешок, - и ещё свитков каких-то напихала.
- Это, наверное, мамины и мои записи, - радостно вскинулась девушка, переживавшая о судьбе свитков куда больше, чем о травах.
- Лоренс, я не думаю, что это хорошая идея, - с сомнением протянула женщина в плаще.
- Брось, Кейра, я видел, как она работает, Тэлиона лучший целитель из всех с кем мы сталкивались.
- Всё равно не стоит пугать юную девушку, - упорствовала Кейра.
- Её напугаешь, - добродушно проворчал Дорг, - не успела прознать, что я оборотень сразу стала упрашивать перекинуться.
- Да ну?! – восхитился Лоренс. – Неужто захотела посмотреть откуда хвост растёт.
- Ты работала с ранами, нанесенными магией? – пустота под капюшоном снова обратилась к Тэль. На сей раз, девушка хотя и с трудом, но выдержала испытание тяжелым невидимым взглядом, пронизывающим, казалось, насквозь и спокойно ответила:
- Нет, не приходилось. Война закончилась, когда мне едва исполнилось десять, но я не сомневаюсь, что…
- Она не сомневается, - хмыкнула женщина, - вот это самоуверенность. Ну-ка подойди.
- Давай, давай, - подтолкнул замешкавшуюся травницу в спину Лоренс.
Женщина неуловимым движением откинула с лица капюшон и Тэль едва сдержала крик. Сама смерть смотрела на неё, пламя костра плясало в глубине зрачков и безжалостно освещало кошмарную маску, это не могло быть живым человеком. Бугристые синюшно-багровые шрамы переплетались друг с другом словно змеи, ни одного кусочка здоровой кожи, один глаз вдвое больше другого, толстые отёкшие веки с редкими ресницами, левый уголок рта искривлён шрамом в вечной саркастической усмешке.
Несмотря на оторопь и, чего уж там отвращение и страх, Тэль сразу поняла, что от неё требуется, врождённый талант целителя не подвёл девушку. Она, внутренне содрогаясь, прикоснулась к виску женщины, шрамы пришли в движение, жуткое лицо исказила гримаса боли, появилась кровь, а кое-где зелёный, тошнотворно пахнущий гной. Когда-то давным-давно мать рассказывала Тэль о магических ранах, она говорила, что когда колдун строит боевое заклятие, он и сам заранее не знает, что случиться с тем в кого оно попадёт, ясно одно, случится что-то кошмарное. Лечить такие раны очень тяжело от целителя потребуется все его знания и способности, чтобы добиться даже мизерного результата.
- Ну что? Хороша? - горько спросила женщина, не отстраняясь, даже от прикосновения тонких прохладных пальцев становилось легче. Со временем девочка станет потрясающей целительницей, такого ярко выраженного дара Кейре не приходилось видеть никогда, даже маги-лекари, творящие просто чудеса во время последней войны, не обладали и десятой частью данной полуэльфке силы.
- Хорошего мало, - серьёзно отозвалась Тэль, - мне понадобится время, чтобы во всём разобраться. Мало снять воспаление и боль, если не лечить эти раны, которые вы по ошибке называете шрамами, через полгода они снова заболят.
- С ними не справились даже дриады, - предупредила женщина, - а их искусство превзойти не удалось никому.
- Считайте, что я этого не слышала, - фыркнула Тэлиона, - Дорг, вы не могли бы мне помочь?
- С удовольствием, малышка, - оскалился оборотень, - только давай на ты, мне даже двести лет ещё не исполнилось, между прочим, а ты выкаешь, как с древним дедом.
- Можешь найти в этом мешке плоскую баночку, пахнущую крапивой и ещё одну с ну очень противным запахом?
- Легко, - Дорг безошибочно вытащил нужные средства, из мешка с шелестом посыпались бумаги. Девушка бросилась их собирать, пока они не разлетелись по всей поляне. Тивель, Кувалда и Лоренс стали ей помогать, но листочки оказались куда проворнее охотников. Кейра вздохнув, протянула руку вперёд - заметки, как живые устремились ей на ладонь и сложились аккуратной стопкой.
- Только бантиком повязать осталось, - прокомментировал Лоренс.
- Как вам это удалось? – травница изваянием застыла на дальнем краю поляны, - это же, это же... самая настоящая магия!
- Самый обычный телекинез, - поправила её Кейра. – Подбери с травы челюсть, малышка, у меня в роду были сильные маги, кое-что передалось и мне.
- То есть вы волшебница? – восхитилась Тэль, не заметив, как переглянулись Дорг и Лоренс, сдерживая ухмылочки, будто Кейра сказала что-то смешное или глупое.
- Нет, - покачала головой женщина, - до магички мне далеко. Так, по мелочи, бумаги собрать, огонёк развести.
- Спалить целый легион демонов одним махом, - прошептал, не удержавшись, Лоренс. Дорг хмыкнул, Кейра так строго глянула на болтуна, что парень тут же опустил очи долу и принялся носком сапога выписывать круги по палой листве. Остальные не услышали его слов.
- Но даже это большая редкость в наше время! – глаза Тэлионы старательно ползли на лоб.
- Да ладно тебе, вот шаманы в поселении моей бабки и не такое могли, - махнул рукой Кувалда. Товарищи удивлённо посмотрели на него, они не ожидали от простоватого полукровки такой хитрости. Насколько было известно Кейре, орочьи шаманы и огонь-то толком развести не могли. Но Тэлиона никогда не слышала ни о чём подобном.
- Правда? Расскажи, что ты видел? – заинтересовалась травница. Кувалда, польщённый таким вниманием приглянувшейся девушки, радостно принялся обвешивать лапшой её острые ушки, другие охотники расселись у костра, про себя поражаясь небывалому полёту фантазии товарища. А Кейра печально думала, что лет десять назад с радостью взяла бы любопытную девчонку к себе ученицей, да только на что ей теперь тайные знания в мире, где почти не осталось магии.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:05
СамираДата: Воскресенье, 07.08.2011, 01:25 | Сообщение # 8
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
NadWinters, Надюша, только не тяни с продолжением. Зачитываюсь всё больше и больше. flowers hlop

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеNadWinters, Надюша, только не тяни с продолжением. Зачитываюсь всё больше и больше. flowers hlop

Автор - Самира
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:25
СообщениеNadWinters, Надюша, только не тяни с продолжением. Зачитываюсь всё больше и больше. flowers hlop

Автор - Самира
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:25
NadWintersДата: Воскресенье, 07.08.2011, 01:36 | Сообщение # 9
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Quote
только не тяни с продолжением.


Если завтра окончательно не замучаюсь с кухней и не усну, то постараюсь выложить.


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.
 
Сообщение
Quote
только не тяни с продолжением.


Если завтра окончательно не замучаюсь с кухней и не усну, то постараюсь выложить.

Автор - NadWinters
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:36
Сообщение
Quote
только не тяни с продолжением.


Если завтра окончательно не замучаюсь с кухней и не усну, то постараюсь выложить.

Автор - NadWinters
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:36
ФеликсДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:02 | Сообщение # 10
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
NadWinters, С этого отрывка и я примкнул к отряду читателей - начало, помнится, видел ещё на Деми). Сильный слог - очень легко и динамично. l_daisy
 
СообщениеNadWinters, С этого отрывка и я примкнул к отряду читателей - начало, помнится, видел ещё на Деми). Сильный слог - очень легко и динамично. l_daisy

Автор - Феликс
Дата добавления - 07.08.2011 в 10:02
СообщениеNadWinters, С этого отрывка и я примкнул к отряду читателей - начало, помнится, видел ещё на Деми). Сильный слог - очень легко и динамично. l_daisy

Автор - Феликс
Дата добавления - 07.08.2011 в 10:02
NadWintersДата: Понедельник, 08.08.2011, 09:35 | Сообщение # 11
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Эх, вчера таки не успела отчитать отрывок и не стала выкладывать. Теперь выложу, но опять полрассказа.

Поехали.
Охотники никуда особо не торопились, поэтому полдень следующего дня компания встретила той же поляне, где и ночевала. У костра с аппетитно булькающей похлёбкой шёл ожесточённый спор. Дорг и Лоренс доказывали, что девушка не может долго оставаться с охотниками и надо будет оставить её в каком-нибудь городе по пути в Квитаг. Тивель и Кувалда в один голос утверждали, что без нового целителя им не обойтись, а другого более-менее толкового едва ли удастся найти где-нибудь кроме столицы, в тамошней школе врачевания как раз к общему сбору охотников намечался выпуск. Кейра молчала, ей в принципе была бы безразлична судьба незнакомой полуэльфки, но утром женщина обнаружила, что боль, терзающая её на протяжении последних лет, пошла на убыль, а глаза не пришлось отчищать от корочки гноя, плотно склеивающей ресницы. Кейра Грейн умела быть благодарной, к тому же жалко будет, если такой талант будет прозябать где-то в провинции.
- Я думаю, девочка может остаться с нами до Квитага, а там попробуем устроить её в школу врачевателей. Если сама Тэлиона не против…
- Я согласна! – торопливо ответила, помешивающая похлёбку травница, последний час она с трудом сдерживалась, чтобы не бросить что-нибудь едкое в адрес Лоренса и оборотня, правда все замечания вроде «сопливой малявки» и «неуравновешенной истерички» взяла на заметку, так на всякий случай.
Охотники не стали оспаривать решения предводительницы, хотя Лоренсу, похоже, очень хотелось что-то сказать, но он только махнул рукой, поднялся и пошёл в лес, не обращая внимания на окрики товарищей.
- Что я ему сделала? – тихо спросила Тэлиона, глядя вслед скрывшемуся среди деревьев охотнику. – Если из-за моего присутствия у вас возникнут какие-то разногласия, может, мне стоит уйти.
- И куда ж ты отправишься? - хмыкнул Дорг. - На два дня пути вокруг ни одного крупного поселения, оставайся уж до столицы, а на Лоренса не обращай внимания, он у нас со странностями. Я с ним поговорю, и всё будет нормально.
- Нет, - травница решительно поднялась с земли, - я сама…
- Сядь, - коротко велела Кейра, но девушка и не подумала подчиниться. – Если ты хочешь путешествовать с нами, тебе надо научиться слушаться наших приказов, от этого может зависеть твоя жизнь.
Тэлиона нехотя села на место, похлёбка зашипела, грозя вот-вот покинуть котелок и залить костёр.
- Готово? – сглотнув слюну, жадно поинтересовался Кувалда.
- Почти, - хмуро отозвалась полуэльфка, куда больше внимания уделяя своим переживаниям, чем обеду.
Дорг быстро смолотив положенную ему порцию, отправился на поиски Лоренса. Оборотень догадывался, что тревожит его молодого друга. Упрямый парень едва ли подтвердит его предположения, но будет вести себя так, чтобы ни у кого подобных мыслей впредь не возникало. Тивель, не до конца оправившийся от раны, задремал, едва его миска опустела. Тэлиона занялась лицом и руками Кейры, хотя предводительница охотников чувствовала себя гораздо лучше, девушка была недовольна своими стараниями. Она ожидала, что мази и примочки подействуют совсем не так, сильнейшие средства из доступных ей запасов только чуть сняли красноту и всё. Возможно, травница была просто нетерпелива, но она уже не единожды пользовалась этими средствами и никогда они её не подводили. Через полчаса Кейра превратилась в подобие мумии, голова – шар из пропитанных терпко пахнущим составом бинтов, с прорезями для глаз и рта, руки скрылись под искусной повязкой, которую целители называли «рыцарской перчаткой», она захватывала всю кисть, но в тоже время позволяла пальцам свободно двигаться. Увлёкшаяся работой травница была перемазана своим настоем с ног до головы и походила на мелкую лесную нежить вроде кикиморы. Кувалда, увидев ее, ойкнул и выронил меч, который всё это время точил.
- Вчера ночью я проезжала озеро, в которое, если я не ошибаюсь, впадает горная речка, - голос Кейры из-под повязок звучал глуше обычного, - это совсем недалеко отсюда.
- Спасибо, - улыбнулась девушка, - это как раз то, что нужно, пойду, искупаюсь.
- Я тебя провожу, - вскочил на ноги Кувалда, - в лесу может быть опасно.
- Ага, рассказывай, - состроила презрительную гримаску полуэльфка, - ещё соври, что постережёшь меня и подглядывать не будешь.
- Не буду, - густо покраснев, проворчал себе под нос охотник, - я честно ни о чём таком не думал, я просто боюсь за тебя и всё.
- Кувалда, - узкая ладошка девушки легла на ручищу мужчины, - я могу постоять за себя, вовсе не обязательно так со мной носиться.
Подхватив лук и колчан спящего Тивеля Тэлиона бесшумно, как подобает настоящей эльфийке, растворилась в лесу.
- Ты видела это, Кейра? – донёсся до неё восторженный возглас Кувалды. – Как думаешь, у меня есть шансы?
Тэль криво ухмыльнулась, она не испытывала симпатии к простодушному квартерону, не чувствовала она и неприязни, которую порой вызывали у неё особенно настойчивые ухажёры, но… «Нет, Кувалда, шансов у тебя нет, как и у всех прочих, я видела, что сотворила любовь с мамой, и сама никогда не попадусь в её сети. В чём смысл всех этих вздохов под луной, признаний и клятв верности? Нет его. Настоящая любовь - это всё только слова, красивые слова, не более того. А вот боль, когда всё проходит самая что ни на есть настоящая»
За такими мыслями травница едва не прошла мимо озерца, о котором говорила Кейра. Девушка свернула с утоптанной тропинки под сень берёз и вскоре вышла на маленькую поросшую незабудками полянку. Речка падала в озеро с невысокого каменного уступа, маленьким водопадом, водяная пыль и солнечные лучи рождали сотни радуг. Тэлиона невольно залюбовалась открывшимся ей великолепием, впечатление портили только крупные рыжие комары, набросившиеся на полуэльфку с алчностью достойной вампиров. Прихлопнув несколько особо настырных насекомых, травница поспешила скрыться от их жаждущих мести сородичей под струями водопада. Однако, оказалось, что всё не так просто, несмотря на летнюю жару, пробившуюся даже сквозь зелёный занавес леса, вода была ледяной. Впрочем, выбирать не приходилось, а человек может привыкнуть к чему угодно, рассудив так, Тэль скинула грязное платье. Не мешало бы его выстирать, прежде чем купаться самой.
Наскоро прополоскав одёжку и разложив её на траве, рядом устроились лук и стрелы, девушка по колено зашла в воду и, приплясывая от холода, стала стягивать тонкую шёлковую рубашку. Но тут её будто в спину толкнули, полуэльфка резко обернулась и успела заметить, как в кустах промелькнула тень, слишком быстрая для человека.
- Кувалда, это ты? – строго спросила Тэль, уперев руки в бока. Кусты безмолвствовали, хотя, она и не ожидала, что охотник ответит. – Проваливай отсюда, пока я тебе стрелу в глаз не подарила!
Что ж, от нижней рубашки можно избавиться и под водопадом, там любитель подглядывать едва ли что-то разглядит. И всё же от жадного взгляда девушке было не по себе. Стоило шагнуть под тугие струи и все мысли и опасения вылетели из головы. Боги, как же холодно дыхание перехватило, а зубы принялись отбивать дробь, через несколько мгновений Тэль притерпелась. Она знала, что стоит шагнуть на солнечный свет, как на смену холоду придёт обжигающий жар. Девушка уже потянулась к ленточкам рубашки, чтобы спустить её с плеч, как к ней метнулось что-то тёмное. Тэль хотела закричать, но ей проворно и профессионально зажали рот.
- Тихо, не дёргайся - прошипел знакомый голос. Приказа травница не исполнила, продолжая в меру своих слабых сил пытаться освободиться. Бесполезно, её удары напавшему были, что каменной стенке горох, которым детишки на спор обстреливали её. – Тэль, перестань сейчас же, глупая девчонка.
Мужчина немного отстранился, и травница смогла рассмотреть его. Кричать сразу расхотелось, серые глаза охотника были предельно серьёзны и смотрели они не на полуобнаженную девушку, а на что-то с другой стороны водной завесы. Приглядевшись, Тэлиона сама отступила ещё дальше назад, желая просочиться внутрь каменного уступа, с которого падала речка. На берегу озера, обнюхивая её одежду стояла неведомая тварь размером с хорошего медведя только абсолютно лысая. Из пасти торчали внушительные клыки, а когтям, украшавшим передние лапы, позавидовал бы иной вурдалак.
- Что это? – прошептала девушка, не в силах вынести кошмарного зрелища она уткнулась в грудь охотника, прося защиты. Рука, обнимавшая её за талию, сжалась с такой силой, что у травницы перехватило дыхание.
- Не знаю, но желания знакомиться у меня нет, - едва слышно отозвался охотник, - подождём немного, может, уйдёт.
Язвить по поводу его храбрости не было сил, тем более, что у самой сердце билось, как у мышки, не стук, а ровное гудение. Тварь, близоруко щурясь, обозревала окрестности, и уходить не торопилась. Тэлиона дрожала от холода и если бы не охотник, уже давно выбралась наружу, предпочтя просто быть съеденной, чем медленно замерзать. Сам Лоренс стоял неподвижно и, казалось, даже не дышал. От его тела шло ровное тепло и травница всё теснее прижималась к нему в надежде согреться, ровный стук сердца охотника отчего-то успокаивал её.
Они стояли так уже целую вечность. «Всё будет хорошо, всё будет хорошо» - шептала про себя девушка, вдыхая запах выделанной кожи и костра, исходивший от куртки Лоренса. Горячее дыхание обожгло макушку, повинуясь непонятному порыву, Тэль обвила шею охотника руками.
- Зверь ушёл, - Лоренс мягко отстранил девушку от себя и равнодушно, словно это не он только что жадно целовал её, отвернулся. Травница стрелой выскочила на берег, щёки её пылали, было даже страшнее, чем когда она увидела зверя. Хотелось убежать, куда глаза глядят, лишь бы оказаться как можно дальше от этого странного холодного, как вода в горной речке человека и в то же время хотелось броситься ему в объятия и разрыдаться. Да что же с ней твориться. На солнце набежала тучка, подул невесть откуда взявшийся в чаще холодный ветерок. Девушка снова начала дрожать от холода.
Плечи окутала мягкая ткань плаща. Тэль крутанулась на пятках и опять уткнулась носом в куртку охотника.
- Прикройся, - бесцветным голосом велел тот, - простынешь ещё.
- Отвернись, - раздражённо велела травница, Лоренс послушно выполнил её просьбу. Он отошёл подальше, присел на траву и стал выливать воду из сапог.
- Как ты здесь оказался? – строго спросила Тэлиона, остервенело выкручивая ни в чём не повинную рубашку.
- Мимо проходил, - последовал ответ. – Заметил этого зверя, потом твоё платье на берегу и поспешил вмешаться.
- Глазастый ты наш, - прошипела полуэльфка, теперь пришла очередь волос. Отжимать их с той же яростью не получалось, больно.
- Могла бы и спасибо сказать, - заметил охотник. – Если б не я ты сейчас разнообразила рацион одного представителя местной фауны.
- Это бы не сильно тебя огорчило, верно? – Тэль торопливо закуталась в плащ. – Можешь повернуться.
- С чего ты взяла? – Лоренс подхватил сапоги и пересел поближе к девушке.
- Я… ну… - под спокойным ничего не выражающим взглядом боевой настрой травницы испарился без следа, - мне показалось, что ты не хочешь, чтобы я путешествовала с вами.
- Не хочу, - кивнул охотник, - но лишь потому, что это очень опасно, а ты всего лишь слабая девушка.
- Кейра тяжело больна, однако, как-то справляется, - упрямо напомнила Тэль, - тем более что надолго я вас не обременю, до Квитага всего неделя пути.
- У нас уйдёт недели две, если не больше, - поправил её Лоренс, - не забывай, что мы на работе.
- Вы охотитесь на чудовищ вроде того что побывало здесь?
Лоренс кивнул:
- После войны расплодилось много подобных тварей, раньше с нежитью успешно справлялись маги, но они все погибли в последнем сражении.
- Так уж и все? – усомнилась травница, украдкой любуясь профилем охотника. Странно, но только сейчас она заметила, что человек, дважды спасший ей жизнь очень хорош собой. А с чего она вообще это заметила. Девушка дала себе мысленную затрещину: «Ишь, распустила слюни, да у него наверняка в каждой деревне по десять девок…»
- Считается, что все. Ты тогда ещё совсем маленькая была, едва ли знаешь, что случилось на поле боя. Всех магов одним ударом сожгло.
- Можно подумать ты тогда был намного старше меня, - фыркнула девушка, - выглядишь почти моим ровесником.
- Мне отец рассказывал – поспешно поправился Лоренс, скрывая своё замешательство за ничего не значащей улыбкой.
- Мой бы тоже, наверное, рассказал, если бы он у меня был…
- А что с ним сталось?
- Когда мне было лет пять, он отправился проведать остроухую родню, да так и не вернулся, - девушка надолго замолчала. – Мама до последнего дня надеялась, что он вернётся, знаешь, какими были её последние слова, когда она растерзанная медведем умирала в лесу? Она звала его, она думала, что я это он… ненавижу эльфов. Хотя, чего это я, какая тебе разница, извини, не знаю, что со мной обычно я не откровенничаю.
- Ничего страшного, Тэлли, - взгляд охотника потеплел. Сколько же она носила это в себе. Едва ли тётка или двоюродная сестра интересовались, что твориться на душе у молодой травницы. Подруги у неё были вряд ли, с таким-то характером, не ухажёрам же вроде Блёрка это рассказывать. Лоренс подумал, что девушка была даже более одинока, чем он сам. Ему хотя бы повезло встретить отряд Кейры.
- Как ты меня назвал? – удивилась девушка.
- Тэлли, - повторил охотник, - так твоё имя звучит на языке моего народа.
Лоренс с удивлением заметил, что держит ладони девушки в своих, лаская нежную кожу.
- Кто ты, Лоренс? – зелёные, цвета молодой листвы, глаза доверчиво глядели на него, нет, солгать ей будет подлостью. А разве подлость для тебя в новинку? Что же ей ответить? Не правду же рассказывать!
- Я не человек, - ответ ничего не прояснил, но тон прекрасно дал Тэлионе понять, что расспросы продолжать не стоит не сейчас, по крайней мере.
- Это я и так знаю.
Треск в кустах они услышали одновременно, Лоренс с кошачьей ловкостью вскочил на ноги, травница схватила непривычный лук и приладила стрелу на тетиву, сейчас она снова с тоской вспомнила оставшийся в лавке арбалет, наверняка у Еланки он покроется пылью и заржавеет от лежания под прилавком. После нескольких мучительно долгих минут ожидания на полянку вывалился Кувалда.
- Фуф, вот вы где? – шумно выдохнул он. – Кейра и Тивель чувствуют поблизости нежить.
- Чувствуют? Это как? – тут же поинтересовалась Тэль.
- Потом, - отмахнулся Лоренс, - мы видели её. Тварь размером с хорошего медведя, полностью лысая и полуслепая, зато с саженными клыками, судя по всему боится воды.
- Видели? – маленькие глазки охотника поползли на лоб. – Вы что с самого начала были тут вместе?!
- Нет! – хором воскликнули Тэлиона и Лоренс.
- Я появился позже, нашёл следы нежити, они привели меня сюда.
- Ясно, - нехорошо прищурившись, протянул Кувалда, похоже, что он не слишком поверил другу и травнице. Лоренс вздохнул, предвидев долгий и совершенно бесполезный разговор. – Нам надо возвратиться к остальным.
- Дай мне хотя бы одеться! – возмутилась травница. – Не могу же я бегать по лесу в одном только плаще. И то чужом!
Мужчины послушно отвернулись, правда Кувалда пытался разглядеть отражение девушки в широченном лезвии своего топора. Но на его беду Тэлиона прекрасно всё поняла. Всю дорогу до лагеря охотников девушка дулась на Кувалду и шипела на Лоренса, который, не переставая, острил по поводу её излишней скромности и нарочито громким шёпотом давал товарищу советы как помириться с потенциальной невестой. Всё бы ничего, но простодушный здоровяк тут же бросался выполнять ценные рекомендации и только после того, как едва не сорвался в овраг, пытаясь изобразить какой-то замысловатый брачный танец, понял, что над ним просто шутят. Тут уж пришёл Кувалде черёд обижаться.
Кейра заметив, что настрой компании, выбравшейся из леса, далёк от рабочего нахмурилась и переглянулась с Доргом. Оборотень пожал плечами и бросил косой взгляд на Лоренса, молодой охотник сделал вид, что ничего не заметил.
- Нам надо разделиться, - Кейра по праву главы отряда раздавала указания. Она чертила план охоты палочкой на расчищенном от травы и палых листьев пятачке. Мужчины к превеликому удивлению Тэль даже не пытались с ней спорить и, что ещё более странно не высказывали никакого возмущения, что ими командует баба. Напротив они внимательно слушали указания, даже Лоренс был предельно серьёзен и собран.
- Тивель, Кувалда, Лоренс, вы поедете по дуге вот сюда, - палочка почертила кривую к еловой шишке, обозначающей на импровизированной карте рыбачий посёлок у Белого Озера. – Мы пройдём краем леса с другой стороны, если повезёт, мы успеем убить эту тварь раньше, чем она доберётся до Рыбицы.
- Кейра мне кажется, что Тивель должен идти с нами, ты ещё очень слаба, а случись, что одного моего меча будет мало, чтобы защитить двоих.
- Тивель в таком случае, тебе точно не помощник, - возразила целительница, перспектива провести весь день в компании Лоренса и Кувалды девушку не прельщала, - он ещё не оправился от ран, а стреляю я ничуть не хуже него, может быть даже лучше.
- Ни чего и не лучше, - обиженно возразил юноша, приподнимаясь на лежанке из веток и плащей.
- Молчи уж, бледная немочь, - скривился Лоренс, - Дорг, мне кажется, она права. Кроме того, Кейре целитель необходим куда больше, чем Тивелю.
- А почему бы нам не отправиться в деревню всем вместе? – внёс своё предложение Кувалда, ему не хотелось расставаться с Тэль даже на один день. Квартерон и сам не понимал почему он так привязался к этой девице. Подружек у него хватало в любой деревне, девки так и млели, когда видели здоровенного парня с добродушной улыбкой до ушей, а эта какая-то непробиваемая.
- Ага, может, ещё и нежить эту с собой позовем, чтобы не скучно было, - съязвил Лоренс.
- Так мы ведь и так её ловить собираемся, - простодушно удивился Кувалда.
- Какое тонкое наблюдение, - поджала губы Кейра, - Лоренс, сколько раз я просила тебя держать при себе своё аристократическое чувство юмора при себе.
- Прости Кейра, - нервно ответил охотник, бросая взгляд на насторожившуюся Тэль, - по-моему, я тоже просил тебя не упоминать лишний раз о моём происхождении и всём, что с ним связано.
- Иногда ты сам меня вынуждаешь, - пожала плечами предводительница, - мне нравится предложение Кувалды, поедем вместе. Лес клином выходит на берег Белого Озера, там и стоит деревня.
- Хм, а ты права, Кейра, - Дорг почесал в бороде, поймал блоху и раздавил её на ногте, - разделяться нет никакого смысла, лес тут не так уж и широк. Поедем по одному, но так, чтобы слышать друг друга, а чуть что, прийти на помощь и оповестить остальных. Ночью соберёмся на привале. Значит так, я крайний слева, рядом со мной Кейра, справа от неё Лоренс, потом Тэлиона и Тивель, его конь без труда выдержит их двоих, Кувалда последний.
- Отлично, - Лоренс первым вскочил в седло, - Тэль, увидишь нежить, кричи, я-то знаю, ты это умеешь. Даже если мы замешкаемся, тварь наверняка оглохнет.
- Уже неплохо, - травница подняла с земли лук и колчан, проигнорировав возмущённый окрик их владельца, - учитывая, что она почти ничего не видит.
- Получил, - расхохотался оборотень, взгромождаясь на лошадь, - так ему, девочка, пусть знает.
Кувалда тоже рассмеялся, хотя мало что понял из разговора. Он давно привык к тому, что его друзья говорят непонятные вещи и смеются. Здоровяк легко делил с товарищами их веселье, даже если, что случалось довольно часто, шутили над ним. Смеяться над собой весьма полезно, хотя многие и не хотят признавать этого.

Продолжение следует (может быть выложу вечером)


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.
 
СообщениеЭх, вчера таки не успела отчитать отрывок и не стала выкладывать. Теперь выложу, но опять полрассказа.

Поехали.
Охотники никуда особо не торопились, поэтому полдень следующего дня компания встретила той же поляне, где и ночевала. У костра с аппетитно булькающей похлёбкой шёл ожесточённый спор. Дорг и Лоренс доказывали, что девушка не может долго оставаться с охотниками и надо будет оставить её в каком-нибудь городе по пути в Квитаг. Тивель и Кувалда в один голос утверждали, что без нового целителя им не обойтись, а другого более-менее толкового едва ли удастся найти где-нибудь кроме столицы, в тамошней школе врачевания как раз к общему сбору охотников намечался выпуск. Кейра молчала, ей в принципе была бы безразлична судьба незнакомой полуэльфки, но утром женщина обнаружила, что боль, терзающая её на протяжении последних лет, пошла на убыль, а глаза не пришлось отчищать от корочки гноя, плотно склеивающей ресницы. Кейра Грейн умела быть благодарной, к тому же жалко будет, если такой талант будет прозябать где-то в провинции.
- Я думаю, девочка может остаться с нами до Квитага, а там попробуем устроить её в школу врачевателей. Если сама Тэлиона не против…
- Я согласна! – торопливо ответила, помешивающая похлёбку травница, последний час она с трудом сдерживалась, чтобы не бросить что-нибудь едкое в адрес Лоренса и оборотня, правда все замечания вроде «сопливой малявки» и «неуравновешенной истерички» взяла на заметку, так на всякий случай.
Охотники не стали оспаривать решения предводительницы, хотя Лоренсу, похоже, очень хотелось что-то сказать, но он только махнул рукой, поднялся и пошёл в лес, не обращая внимания на окрики товарищей.
- Что я ему сделала? – тихо спросила Тэлиона, глядя вслед скрывшемуся среди деревьев охотнику. – Если из-за моего присутствия у вас возникнут какие-то разногласия, может, мне стоит уйти.
- И куда ж ты отправишься? - хмыкнул Дорг. - На два дня пути вокруг ни одного крупного поселения, оставайся уж до столицы, а на Лоренса не обращай внимания, он у нас со странностями. Я с ним поговорю, и всё будет нормально.
- Нет, - травница решительно поднялась с земли, - я сама…
- Сядь, - коротко велела Кейра, но девушка и не подумала подчиниться. – Если ты хочешь путешествовать с нами, тебе надо научиться слушаться наших приказов, от этого может зависеть твоя жизнь.
Тэлиона нехотя села на место, похлёбка зашипела, грозя вот-вот покинуть котелок и залить костёр.
- Готово? – сглотнув слюну, жадно поинтересовался Кувалда.
- Почти, - хмуро отозвалась полуэльфка, куда больше внимания уделяя своим переживаниям, чем обеду.
Дорг быстро смолотив положенную ему порцию, отправился на поиски Лоренса. Оборотень догадывался, что тревожит его молодого друга. Упрямый парень едва ли подтвердит его предположения, но будет вести себя так, чтобы ни у кого подобных мыслей впредь не возникало. Тивель, не до конца оправившийся от раны, задремал, едва его миска опустела. Тэлиона занялась лицом и руками Кейры, хотя предводительница охотников чувствовала себя гораздо лучше, девушка была недовольна своими стараниями. Она ожидала, что мази и примочки подействуют совсем не так, сильнейшие средства из доступных ей запасов только чуть сняли красноту и всё. Возможно, травница была просто нетерпелива, но она уже не единожды пользовалась этими средствами и никогда они её не подводили. Через полчаса Кейра превратилась в подобие мумии, голова – шар из пропитанных терпко пахнущим составом бинтов, с прорезями для глаз и рта, руки скрылись под искусной повязкой, которую целители называли «рыцарской перчаткой», она захватывала всю кисть, но в тоже время позволяла пальцам свободно двигаться. Увлёкшаяся работой травница была перемазана своим настоем с ног до головы и походила на мелкую лесную нежить вроде кикиморы. Кувалда, увидев ее, ойкнул и выронил меч, который всё это время точил.
- Вчера ночью я проезжала озеро, в которое, если я не ошибаюсь, впадает горная речка, - голос Кейры из-под повязок звучал глуше обычного, - это совсем недалеко отсюда.
- Спасибо, - улыбнулась девушка, - это как раз то, что нужно, пойду, искупаюсь.
- Я тебя провожу, - вскочил на ноги Кувалда, - в лесу может быть опасно.
- Ага, рассказывай, - состроила презрительную гримаску полуэльфка, - ещё соври, что постережёшь меня и подглядывать не будешь.
- Не буду, - густо покраснев, проворчал себе под нос охотник, - я честно ни о чём таком не думал, я просто боюсь за тебя и всё.
- Кувалда, - узкая ладошка девушки легла на ручищу мужчины, - я могу постоять за себя, вовсе не обязательно так со мной носиться.
Подхватив лук и колчан спящего Тивеля Тэлиона бесшумно, как подобает настоящей эльфийке, растворилась в лесу.
- Ты видела это, Кейра? – донёсся до неё восторженный возглас Кувалды. – Как думаешь, у меня есть шансы?
Тэль криво ухмыльнулась, она не испытывала симпатии к простодушному квартерону, не чувствовала она и неприязни, которую порой вызывали у неё особенно настойчивые ухажёры, но… «Нет, Кувалда, шансов у тебя нет, как и у всех прочих, я видела, что сотворила любовь с мамой, и сама никогда не попадусь в её сети. В чём смысл всех этих вздохов под луной, признаний и клятв верности? Нет его. Настоящая любовь - это всё только слова, красивые слова, не более того. А вот боль, когда всё проходит самая что ни на есть настоящая»
За такими мыслями травница едва не прошла мимо озерца, о котором говорила Кейра. Девушка свернула с утоптанной тропинки под сень берёз и вскоре вышла на маленькую поросшую незабудками полянку. Речка падала в озеро с невысокого каменного уступа, маленьким водопадом, водяная пыль и солнечные лучи рождали сотни радуг. Тэлиона невольно залюбовалась открывшимся ей великолепием, впечатление портили только крупные рыжие комары, набросившиеся на полуэльфку с алчностью достойной вампиров. Прихлопнув несколько особо настырных насекомых, травница поспешила скрыться от их жаждущих мести сородичей под струями водопада. Однако, оказалось, что всё не так просто, несмотря на летнюю жару, пробившуюся даже сквозь зелёный занавес леса, вода была ледяной. Впрочем, выбирать не приходилось, а человек может привыкнуть к чему угодно, рассудив так, Тэль скинула грязное платье. Не мешало бы его выстирать, прежде чем купаться самой.
Наскоро прополоскав одёжку и разложив её на траве, рядом устроились лук и стрелы, девушка по колено зашла в воду и, приплясывая от холода, стала стягивать тонкую шёлковую рубашку. Но тут её будто в спину толкнули, полуэльфка резко обернулась и успела заметить, как в кустах промелькнула тень, слишком быстрая для человека.
- Кувалда, это ты? – строго спросила Тэль, уперев руки в бока. Кусты безмолвствовали, хотя, она и не ожидала, что охотник ответит. – Проваливай отсюда, пока я тебе стрелу в глаз не подарила!
Что ж, от нижней рубашки можно избавиться и под водопадом, там любитель подглядывать едва ли что-то разглядит. И всё же от жадного взгляда девушке было не по себе. Стоило шагнуть под тугие струи и все мысли и опасения вылетели из головы. Боги, как же холодно дыхание перехватило, а зубы принялись отбивать дробь, через несколько мгновений Тэль притерпелась. Она знала, что стоит шагнуть на солнечный свет, как на смену холоду придёт обжигающий жар. Девушка уже потянулась к ленточкам рубашки, чтобы спустить её с плеч, как к ней метнулось что-то тёмное. Тэль хотела закричать, но ей проворно и профессионально зажали рот.
- Тихо, не дёргайся - прошипел знакомый голос. Приказа травница не исполнила, продолжая в меру своих слабых сил пытаться освободиться. Бесполезно, её удары напавшему были, что каменной стенке горох, которым детишки на спор обстреливали её. – Тэль, перестань сейчас же, глупая девчонка.
Мужчина немного отстранился, и травница смогла рассмотреть его. Кричать сразу расхотелось, серые глаза охотника были предельно серьёзны и смотрели они не на полуобнаженную девушку, а на что-то с другой стороны водной завесы. Приглядевшись, Тэлиона сама отступила ещё дальше назад, желая просочиться внутрь каменного уступа, с которого падала речка. На берегу озера, обнюхивая её одежду стояла неведомая тварь размером с хорошего медведя только абсолютно лысая. Из пасти торчали внушительные клыки, а когтям, украшавшим передние лапы, позавидовал бы иной вурдалак.
- Что это? – прошептала девушка, не в силах вынести кошмарного зрелища она уткнулась в грудь охотника, прося защиты. Рука, обнимавшая её за талию, сжалась с такой силой, что у травницы перехватило дыхание.
- Не знаю, но желания знакомиться у меня нет, - едва слышно отозвался охотник, - подождём немного, может, уйдёт.
Язвить по поводу его храбрости не было сил, тем более, что у самой сердце билось, как у мышки, не стук, а ровное гудение. Тварь, близоруко щурясь, обозревала окрестности, и уходить не торопилась. Тэлиона дрожала от холода и если бы не охотник, уже давно выбралась наружу, предпочтя просто быть съеденной, чем медленно замерзать. Сам Лоренс стоял неподвижно и, казалось, даже не дышал. От его тела шло ровное тепло и травница всё теснее прижималась к нему в надежде согреться, ровный стук сердца охотника отчего-то успокаивал её.
Они стояли так уже целую вечность. «Всё будет хорошо, всё будет хорошо» - шептала про себя девушка, вдыхая запах выделанной кожи и костра, исходивший от куртки Лоренса. Горячее дыхание обожгло макушку, повинуясь непонятному порыву, Тэль обвила шею охотника руками.
- Зверь ушёл, - Лоренс мягко отстранил девушку от себя и равнодушно, словно это не он только что жадно целовал её, отвернулся. Травница стрелой выскочила на берег, щёки её пылали, было даже страшнее, чем когда она увидела зверя. Хотелось убежать, куда глаза глядят, лишь бы оказаться как можно дальше от этого странного холодного, как вода в горной речке человека и в то же время хотелось броситься ему в объятия и разрыдаться. Да что же с ней твориться. На солнце набежала тучка, подул невесть откуда взявшийся в чаще холодный ветерок. Девушка снова начала дрожать от холода.
Плечи окутала мягкая ткань плаща. Тэль крутанулась на пятках и опять уткнулась носом в куртку охотника.
- Прикройся, - бесцветным голосом велел тот, - простынешь ещё.
- Отвернись, - раздражённо велела травница, Лоренс послушно выполнил её просьбу. Он отошёл подальше, присел на траву и стал выливать воду из сапог.
- Как ты здесь оказался? – строго спросила Тэлиона, остервенело выкручивая ни в чём не повинную рубашку.
- Мимо проходил, - последовал ответ. – Заметил этого зверя, потом твоё платье на берегу и поспешил вмешаться.
- Глазастый ты наш, - прошипела полуэльфка, теперь пришла очередь волос. Отжимать их с той же яростью не получалось, больно.
- Могла бы и спасибо сказать, - заметил охотник. – Если б не я ты сейчас разнообразила рацион одного представителя местной фауны.
- Это бы не сильно тебя огорчило, верно? – Тэль торопливо закуталась в плащ. – Можешь повернуться.
- С чего ты взяла? – Лоренс подхватил сапоги и пересел поближе к девушке.
- Я… ну… - под спокойным ничего не выражающим взглядом боевой настрой травницы испарился без следа, - мне показалось, что ты не хочешь, чтобы я путешествовала с вами.
- Не хочу, - кивнул охотник, - но лишь потому, что это очень опасно, а ты всего лишь слабая девушка.
- Кейра тяжело больна, однако, как-то справляется, - упрямо напомнила Тэль, - тем более что надолго я вас не обременю, до Квитага всего неделя пути.
- У нас уйдёт недели две, если не больше, - поправил её Лоренс, - не забывай, что мы на работе.
- Вы охотитесь на чудовищ вроде того что побывало здесь?
Лоренс кивнул:
- После войны расплодилось много подобных тварей, раньше с нежитью успешно справлялись маги, но они все погибли в последнем сражении.
- Так уж и все? – усомнилась травница, украдкой любуясь профилем охотника. Странно, но только сейчас она заметила, что человек, дважды спасший ей жизнь очень хорош собой. А с чего она вообще это заметила. Девушка дала себе мысленную затрещину: «Ишь, распустила слюни, да у него наверняка в каждой деревне по десять девок…»
- Считается, что все. Ты тогда ещё совсем маленькая была, едва ли знаешь, что случилось на поле боя. Всех магов одним ударом сожгло.
- Можно подумать ты тогда был намного старше меня, - фыркнула девушка, - выглядишь почти моим ровесником.
- Мне отец рассказывал – поспешно поправился Лоренс, скрывая своё замешательство за ничего не значащей улыбкой.
- Мой бы тоже, наверное, рассказал, если бы он у меня был…
- А что с ним сталось?
- Когда мне было лет пять, он отправился проведать остроухую родню, да так и не вернулся, - девушка надолго замолчала. – Мама до последнего дня надеялась, что он вернётся, знаешь, какими были её последние слова, когда она растерзанная медведем умирала в лесу? Она звала его, она думала, что я это он… ненавижу эльфов. Хотя, чего это я, какая тебе разница, извини, не знаю, что со мной обычно я не откровенничаю.
- Ничего страшного, Тэлли, - взгляд охотника потеплел. Сколько же она носила это в себе. Едва ли тётка или двоюродная сестра интересовались, что твориться на душе у молодой травницы. Подруги у неё были вряд ли, с таким-то характером, не ухажёрам же вроде Блёрка это рассказывать. Лоренс подумал, что девушка была даже более одинока, чем он сам. Ему хотя бы повезло встретить отряд Кейры.
- Как ты меня назвал? – удивилась девушка.
- Тэлли, - повторил охотник, - так твоё имя звучит на языке моего народа.
Лоренс с удивлением заметил, что держит ладони девушки в своих, лаская нежную кожу.
- Кто ты, Лоренс? – зелёные, цвета молодой листвы, глаза доверчиво глядели на него, нет, солгать ей будет подлостью. А разве подлость для тебя в новинку? Что же ей ответить? Не правду же рассказывать!
- Я не человек, - ответ ничего не прояснил, но тон прекрасно дал Тэлионе понять, что расспросы продолжать не стоит не сейчас, по крайней мере.
- Это я и так знаю.
Треск в кустах они услышали одновременно, Лоренс с кошачьей ловкостью вскочил на ноги, травница схватила непривычный лук и приладила стрелу на тетиву, сейчас она снова с тоской вспомнила оставшийся в лавке арбалет, наверняка у Еланки он покроется пылью и заржавеет от лежания под прилавком. После нескольких мучительно долгих минут ожидания на полянку вывалился Кувалда.
- Фуф, вот вы где? – шумно выдохнул он. – Кейра и Тивель чувствуют поблизости нежить.
- Чувствуют? Это как? – тут же поинтересовалась Тэль.
- Потом, - отмахнулся Лоренс, - мы видели её. Тварь размером с хорошего медведя, полностью лысая и полуслепая, зато с саженными клыками, судя по всему боится воды.
- Видели? – маленькие глазки охотника поползли на лоб. – Вы что с самого начала были тут вместе?!
- Нет! – хором воскликнули Тэлиона и Лоренс.
- Я появился позже, нашёл следы нежити, они привели меня сюда.
- Ясно, - нехорошо прищурившись, протянул Кувалда, похоже, что он не слишком поверил другу и травнице. Лоренс вздохнул, предвидев долгий и совершенно бесполезный разговор. – Нам надо возвратиться к остальным.
- Дай мне хотя бы одеться! – возмутилась травница. – Не могу же я бегать по лесу в одном только плаще. И то чужом!
Мужчины послушно отвернулись, правда Кувалда пытался разглядеть отражение девушки в широченном лезвии своего топора. Но на его беду Тэлиона прекрасно всё поняла. Всю дорогу до лагеря охотников девушка дулась на Кувалду и шипела на Лоренса, который, не переставая, острил по поводу её излишней скромности и нарочито громким шёпотом давал товарищу советы как помириться с потенциальной невестой. Всё бы ничего, но простодушный здоровяк тут же бросался выполнять ценные рекомендации и только после того, как едва не сорвался в овраг, пытаясь изобразить какой-то замысловатый брачный танец, понял, что над ним просто шутят. Тут уж пришёл Кувалде черёд обижаться.
Кейра заметив, что настрой компании, выбравшейся из леса, далёк от рабочего нахмурилась и переглянулась с Доргом. Оборотень пожал плечами и бросил косой взгляд на Лоренса, молодой охотник сделал вид, что ничего не заметил.
- Нам надо разделиться, - Кейра по праву главы отряда раздавала указания. Она чертила план охоты палочкой на расчищенном от травы и палых листьев пятачке. Мужчины к превеликому удивлению Тэль даже не пытались с ней спорить и, что ещё более странно не высказывали никакого возмущения, что ими командует баба. Напротив они внимательно слушали указания, даже Лоренс был предельно серьёзен и собран.
- Тивель, Кувалда, Лоренс, вы поедете по дуге вот сюда, - палочка почертила кривую к еловой шишке, обозначающей на импровизированной карте рыбачий посёлок у Белого Озера. – Мы пройдём краем леса с другой стороны, если повезёт, мы успеем убить эту тварь раньше, чем она доберётся до Рыбицы.
- Кейра мне кажется, что Тивель должен идти с нами, ты ещё очень слаба, а случись, что одного моего меча будет мало, чтобы защитить двоих.
- Тивель в таком случае, тебе точно не помощник, - возразила целительница, перспектива провести весь день в компании Лоренса и Кувалды девушку не прельщала, - он ещё не оправился от ран, а стреляю я ничуть не хуже него, может быть даже лучше.
- Ни чего и не лучше, - обиженно возразил юноша, приподнимаясь на лежанке из веток и плащей.
- Молчи уж, бледная немочь, - скривился Лоренс, - Дорг, мне кажется, она права. Кроме того, Кейре целитель необходим куда больше, чем Тивелю.
- А почему бы нам не отправиться в деревню всем вместе? – внёс своё предложение Кувалда, ему не хотелось расставаться с Тэль даже на один день. Квартерон и сам не понимал почему он так привязался к этой девице. Подружек у него хватало в любой деревне, девки так и млели, когда видели здоровенного парня с добродушной улыбкой до ушей, а эта какая-то непробиваемая.
- Ага, может, ещё и нежить эту с собой позовем, чтобы не скучно было, - съязвил Лоренс.
- Так мы ведь и так её ловить собираемся, - простодушно удивился Кувалда.
- Какое тонкое наблюдение, - поджала губы Кейра, - Лоренс, сколько раз я просила тебя держать при себе своё аристократическое чувство юмора при себе.
- Прости Кейра, - нервно ответил охотник, бросая взгляд на насторожившуюся Тэль, - по-моему, я тоже просил тебя не упоминать лишний раз о моём происхождении и всём, что с ним связано.
- Иногда ты сам меня вынуждаешь, - пожала плечами предводительница, - мне нравится предложение Кувалды, поедем вместе. Лес клином выходит на берег Белого Озера, там и стоит деревня.
- Хм, а ты права, Кейра, - Дорг почесал в бороде, поймал блоху и раздавил её на ногте, - разделяться нет никакого смысла, лес тут не так уж и широк. Поедем по одному, но так, чтобы слышать друг друга, а чуть что, прийти на помощь и оповестить остальных. Ночью соберёмся на привале. Значит так, я крайний слева, рядом со мной Кейра, справа от неё Лоренс, потом Тэлиона и Тивель, его конь без труда выдержит их двоих, Кувалда последний.
- Отлично, - Лоренс первым вскочил в седло, - Тэль, увидишь нежить, кричи, я-то знаю, ты это умеешь. Даже если мы замешкаемся, тварь наверняка оглохнет.
- Уже неплохо, - травница подняла с земли лук и колчан, проигнорировав возмущённый окрик их владельца, - учитывая, что она почти ничего не видит.
- Получил, - расхохотался оборотень, взгромождаясь на лошадь, - так ему, девочка, пусть знает.
Кувалда тоже рассмеялся, хотя мало что понял из разговора. Он давно привык к тому, что его друзья говорят непонятные вещи и смеются. Здоровяк легко делил с товарищами их веселье, даже если, что случалось довольно часто, шутили над ним. Смеяться над собой весьма полезно, хотя многие и не хотят признавать этого.

Продолжение следует (может быть выложу вечером)

Автор - NadWinters
Дата добавления - 08.08.2011 в 09:35
СообщениеЭх, вчера таки не успела отчитать отрывок и не стала выкладывать. Теперь выложу, но опять полрассказа.

Поехали.
Охотники никуда особо не торопились, поэтому полдень следующего дня компания встретила той же поляне, где и ночевала. У костра с аппетитно булькающей похлёбкой шёл ожесточённый спор. Дорг и Лоренс доказывали, что девушка не может долго оставаться с охотниками и надо будет оставить её в каком-нибудь городе по пути в Квитаг. Тивель и Кувалда в один голос утверждали, что без нового целителя им не обойтись, а другого более-менее толкового едва ли удастся найти где-нибудь кроме столицы, в тамошней школе врачевания как раз к общему сбору охотников намечался выпуск. Кейра молчала, ей в принципе была бы безразлична судьба незнакомой полуэльфки, но утром женщина обнаружила, что боль, терзающая её на протяжении последних лет, пошла на убыль, а глаза не пришлось отчищать от корочки гноя, плотно склеивающей ресницы. Кейра Грейн умела быть благодарной, к тому же жалко будет, если такой талант будет прозябать где-то в провинции.
- Я думаю, девочка может остаться с нами до Квитага, а там попробуем устроить её в школу врачевателей. Если сама Тэлиона не против…
- Я согласна! – торопливо ответила, помешивающая похлёбку травница, последний час она с трудом сдерживалась, чтобы не бросить что-нибудь едкое в адрес Лоренса и оборотня, правда все замечания вроде «сопливой малявки» и «неуравновешенной истерички» взяла на заметку, так на всякий случай.
Охотники не стали оспаривать решения предводительницы, хотя Лоренсу, похоже, очень хотелось что-то сказать, но он только махнул рукой, поднялся и пошёл в лес, не обращая внимания на окрики товарищей.
- Что я ему сделала? – тихо спросила Тэлиона, глядя вслед скрывшемуся среди деревьев охотнику. – Если из-за моего присутствия у вас возникнут какие-то разногласия, может, мне стоит уйти.
- И куда ж ты отправишься? - хмыкнул Дорг. - На два дня пути вокруг ни одного крупного поселения, оставайся уж до столицы, а на Лоренса не обращай внимания, он у нас со странностями. Я с ним поговорю, и всё будет нормально.
- Нет, - травница решительно поднялась с земли, - я сама…
- Сядь, - коротко велела Кейра, но девушка и не подумала подчиниться. – Если ты хочешь путешествовать с нами, тебе надо научиться слушаться наших приказов, от этого может зависеть твоя жизнь.
Тэлиона нехотя села на место, похлёбка зашипела, грозя вот-вот покинуть котелок и залить костёр.
- Готово? – сглотнув слюну, жадно поинтересовался Кувалда.
- Почти, - хмуро отозвалась полуэльфка, куда больше внимания уделяя своим переживаниям, чем обеду.
Дорг быстро смолотив положенную ему порцию, отправился на поиски Лоренса. Оборотень догадывался, что тревожит его молодого друга. Упрямый парень едва ли подтвердит его предположения, но будет вести себя так, чтобы ни у кого подобных мыслей впредь не возникало. Тивель, не до конца оправившийся от раны, задремал, едва его миска опустела. Тэлиона занялась лицом и руками Кейры, хотя предводительница охотников чувствовала себя гораздо лучше, девушка была недовольна своими стараниями. Она ожидала, что мази и примочки подействуют совсем не так, сильнейшие средства из доступных ей запасов только чуть сняли красноту и всё. Возможно, травница была просто нетерпелива, но она уже не единожды пользовалась этими средствами и никогда они её не подводили. Через полчаса Кейра превратилась в подобие мумии, голова – шар из пропитанных терпко пахнущим составом бинтов, с прорезями для глаз и рта, руки скрылись под искусной повязкой, которую целители называли «рыцарской перчаткой», она захватывала всю кисть, но в тоже время позволяла пальцам свободно двигаться. Увлёкшаяся работой травница была перемазана своим настоем с ног до головы и походила на мелкую лесную нежить вроде кикиморы. Кувалда, увидев ее, ойкнул и выронил меч, который всё это время точил.
- Вчера ночью я проезжала озеро, в которое, если я не ошибаюсь, впадает горная речка, - голос Кейры из-под повязок звучал глуше обычного, - это совсем недалеко отсюда.
- Спасибо, - улыбнулась девушка, - это как раз то, что нужно, пойду, искупаюсь.
- Я тебя провожу, - вскочил на ноги Кувалда, - в лесу может быть опасно.
- Ага, рассказывай, - состроила презрительную гримаску полуэльфка, - ещё соври, что постережёшь меня и подглядывать не будешь.
- Не буду, - густо покраснев, проворчал себе под нос охотник, - я честно ни о чём таком не думал, я просто боюсь за тебя и всё.
- Кувалда, - узкая ладошка девушки легла на ручищу мужчины, - я могу постоять за себя, вовсе не обязательно так со мной носиться.
Подхватив лук и колчан спящего Тивеля Тэлиона бесшумно, как подобает настоящей эльфийке, растворилась в лесу.
- Ты видела это, Кейра? – донёсся до неё восторженный возглас Кувалды. – Как думаешь, у меня есть шансы?
Тэль криво ухмыльнулась, она не испытывала симпатии к простодушному квартерону, не чувствовала она и неприязни, которую порой вызывали у неё особенно настойчивые ухажёры, но… «Нет, Кувалда, шансов у тебя нет, как и у всех прочих, я видела, что сотворила любовь с мамой, и сама никогда не попадусь в её сети. В чём смысл всех этих вздохов под луной, признаний и клятв верности? Нет его. Настоящая любовь - это всё только слова, красивые слова, не более того. А вот боль, когда всё проходит самая что ни на есть настоящая»
За такими мыслями травница едва не прошла мимо озерца, о котором говорила Кейра. Девушка свернула с утоптанной тропинки под сень берёз и вскоре вышла на маленькую поросшую незабудками полянку. Речка падала в озеро с невысокого каменного уступа, маленьким водопадом, водяная пыль и солнечные лучи рождали сотни радуг. Тэлиона невольно залюбовалась открывшимся ей великолепием, впечатление портили только крупные рыжие комары, набросившиеся на полуэльфку с алчностью достойной вампиров. Прихлопнув несколько особо настырных насекомых, травница поспешила скрыться от их жаждущих мести сородичей под струями водопада. Однако, оказалось, что всё не так просто, несмотря на летнюю жару, пробившуюся даже сквозь зелёный занавес леса, вода была ледяной. Впрочем, выбирать не приходилось, а человек может привыкнуть к чему угодно, рассудив так, Тэль скинула грязное платье. Не мешало бы его выстирать, прежде чем купаться самой.
Наскоро прополоскав одёжку и разложив её на траве, рядом устроились лук и стрелы, девушка по колено зашла в воду и, приплясывая от холода, стала стягивать тонкую шёлковую рубашку. Но тут её будто в спину толкнули, полуэльфка резко обернулась и успела заметить, как в кустах промелькнула тень, слишком быстрая для человека.
- Кувалда, это ты? – строго спросила Тэль, уперев руки в бока. Кусты безмолвствовали, хотя, она и не ожидала, что охотник ответит. – Проваливай отсюда, пока я тебе стрелу в глаз не подарила!
Что ж, от нижней рубашки можно избавиться и под водопадом, там любитель подглядывать едва ли что-то разглядит. И всё же от жадного взгляда девушке было не по себе. Стоило шагнуть под тугие струи и все мысли и опасения вылетели из головы. Боги, как же холодно дыхание перехватило, а зубы принялись отбивать дробь, через несколько мгновений Тэль притерпелась. Она знала, что стоит шагнуть на солнечный свет, как на смену холоду придёт обжигающий жар. Девушка уже потянулась к ленточкам рубашки, чтобы спустить её с плеч, как к ней метнулось что-то тёмное. Тэль хотела закричать, но ей проворно и профессионально зажали рот.
- Тихо, не дёргайся - прошипел знакомый голос. Приказа травница не исполнила, продолжая в меру своих слабых сил пытаться освободиться. Бесполезно, её удары напавшему были, что каменной стенке горох, которым детишки на спор обстреливали её. – Тэль, перестань сейчас же, глупая девчонка.
Мужчина немного отстранился, и травница смогла рассмотреть его. Кричать сразу расхотелось, серые глаза охотника были предельно серьёзны и смотрели они не на полуобнаженную девушку, а на что-то с другой стороны водной завесы. Приглядевшись, Тэлиона сама отступила ещё дальше назад, желая просочиться внутрь каменного уступа, с которого падала речка. На берегу озера, обнюхивая её одежду стояла неведомая тварь размером с хорошего медведя только абсолютно лысая. Из пасти торчали внушительные клыки, а когтям, украшавшим передние лапы, позавидовал бы иной вурдалак.
- Что это? – прошептала девушка, не в силах вынести кошмарного зрелища она уткнулась в грудь охотника, прося защиты. Рука, обнимавшая её за талию, сжалась с такой силой, что у травницы перехватило дыхание.
- Не знаю, но желания знакомиться у меня нет, - едва слышно отозвался охотник, - подождём немного, может, уйдёт.
Язвить по поводу его храбрости не было сил, тем более, что у самой сердце билось, как у мышки, не стук, а ровное гудение. Тварь, близоруко щурясь, обозревала окрестности, и уходить не торопилась. Тэлиона дрожала от холода и если бы не охотник, уже давно выбралась наружу, предпочтя просто быть съеденной, чем медленно замерзать. Сам Лоренс стоял неподвижно и, казалось, даже не дышал. От его тела шло ровное тепло и травница всё теснее прижималась к нему в надежде согреться, ровный стук сердца охотника отчего-то успокаивал её.
Они стояли так уже целую вечность. «Всё будет хорошо, всё будет хорошо» - шептала про себя девушка, вдыхая запах выделанной кожи и костра, исходивший от куртки Лоренса. Горячее дыхание обожгло макушку, повинуясь непонятному порыву, Тэль обвила шею охотника руками.
- Зверь ушёл, - Лоренс мягко отстранил девушку от себя и равнодушно, словно это не он только что жадно целовал её, отвернулся. Травница стрелой выскочила на берег, щёки её пылали, было даже страшнее, чем когда она увидела зверя. Хотелось убежать, куда глаза глядят, лишь бы оказаться как можно дальше от этого странного холодного, как вода в горной речке человека и в то же время хотелось броситься ему в объятия и разрыдаться. Да что же с ней твориться. На солнце набежала тучка, подул невесть откуда взявшийся в чаще холодный ветерок. Девушка снова начала дрожать от холода.
Плечи окутала мягкая ткань плаща. Тэль крутанулась на пятках и опять уткнулась носом в куртку охотника.
- Прикройся, - бесцветным голосом велел тот, - простынешь ещё.
- Отвернись, - раздражённо велела травница, Лоренс послушно выполнил её просьбу. Он отошёл подальше, присел на траву и стал выливать воду из сапог.
- Как ты здесь оказался? – строго спросила Тэлиона, остервенело выкручивая ни в чём не повинную рубашку.
- Мимо проходил, - последовал ответ. – Заметил этого зверя, потом твоё платье на берегу и поспешил вмешаться.
- Глазастый ты наш, - прошипела полуэльфка, теперь пришла очередь волос. Отжимать их с той же яростью не получалось, больно.
- Могла бы и спасибо сказать, - заметил охотник. – Если б не я ты сейчас разнообразила рацион одного представителя местной фауны.
- Это бы не сильно тебя огорчило, верно? – Тэль торопливо закуталась в плащ. – Можешь повернуться.
- С чего ты взяла? – Лоренс подхватил сапоги и пересел поближе к девушке.
- Я… ну… - под спокойным ничего не выражающим взглядом боевой настрой травницы испарился без следа, - мне показалось, что ты не хочешь, чтобы я путешествовала с вами.
- Не хочу, - кивнул охотник, - но лишь потому, что это очень опасно, а ты всего лишь слабая девушка.
- Кейра тяжело больна, однако, как-то справляется, - упрямо напомнила Тэль, - тем более что надолго я вас не обременю, до Квитага всего неделя пути.
- У нас уйдёт недели две, если не больше, - поправил её Лоренс, - не забывай, что мы на работе.
- Вы охотитесь на чудовищ вроде того что побывало здесь?
Лоренс кивнул:
- После войны расплодилось много подобных тварей, раньше с нежитью успешно справлялись маги, но они все погибли в последнем сражении.
- Так уж и все? – усомнилась травница, украдкой любуясь профилем охотника. Странно, но только сейчас она заметила, что человек, дважды спасший ей жизнь очень хорош собой. А с чего она вообще это заметила. Девушка дала себе мысленную затрещину: «Ишь, распустила слюни, да у него наверняка в каждой деревне по десять девок…»
- Считается, что все. Ты тогда ещё совсем маленькая была, едва ли знаешь, что случилось на поле боя. Всех магов одним ударом сожгло.
- Можно подумать ты тогда был намного старше меня, - фыркнула девушка, - выглядишь почти моим ровесником.
- Мне отец рассказывал – поспешно поправился Лоренс, скрывая своё замешательство за ничего не значащей улыбкой.
- Мой бы тоже, наверное, рассказал, если бы он у меня был…
- А что с ним сталось?
- Когда мне было лет пять, он отправился проведать остроухую родню, да так и не вернулся, - девушка надолго замолчала. – Мама до последнего дня надеялась, что он вернётся, знаешь, какими были её последние слова, когда она растерзанная медведем умирала в лесу? Она звала его, она думала, что я это он… ненавижу эльфов. Хотя, чего это я, какая тебе разница, извини, не знаю, что со мной обычно я не откровенничаю.
- Ничего страшного, Тэлли, - взгляд охотника потеплел. Сколько же она носила это в себе. Едва ли тётка или двоюродная сестра интересовались, что твориться на душе у молодой травницы. Подруги у неё были вряд ли, с таким-то характером, не ухажёрам же вроде Блёрка это рассказывать. Лоренс подумал, что девушка была даже более одинока, чем он сам. Ему хотя бы повезло встретить отряд Кейры.
- Как ты меня назвал? – удивилась девушка.
- Тэлли, - повторил охотник, - так твоё имя звучит на языке моего народа.
Лоренс с удивлением заметил, что держит ладони девушки в своих, лаская нежную кожу.
- Кто ты, Лоренс? – зелёные, цвета молодой листвы, глаза доверчиво глядели на него, нет, солгать ей будет подлостью. А разве подлость для тебя в новинку? Что же ей ответить? Не правду же рассказывать!
- Я не человек, - ответ ничего не прояснил, но тон прекрасно дал Тэлионе понять, что расспросы продолжать не стоит не сейчас, по крайней мере.
- Это я и так знаю.
Треск в кустах они услышали одновременно, Лоренс с кошачьей ловкостью вскочил на ноги, травница схватила непривычный лук и приладила стрелу на тетиву, сейчас она снова с тоской вспомнила оставшийся в лавке арбалет, наверняка у Еланки он покроется пылью и заржавеет от лежания под прилавком. После нескольких мучительно долгих минут ожидания на полянку вывалился Кувалда.
- Фуф, вот вы где? – шумно выдохнул он. – Кейра и Тивель чувствуют поблизости нежить.
- Чувствуют? Это как? – тут же поинтересовалась Тэль.
- Потом, - отмахнулся Лоренс, - мы видели её. Тварь размером с хорошего медведя, полностью лысая и полуслепая, зато с саженными клыками, судя по всему боится воды.
- Видели? – маленькие глазки охотника поползли на лоб. – Вы что с самого начала были тут вместе?!
- Нет! – хором воскликнули Тэлиона и Лоренс.
- Я появился позже, нашёл следы нежити, они привели меня сюда.
- Ясно, - нехорошо прищурившись, протянул Кувалда, похоже, что он не слишком поверил другу и травнице. Лоренс вздохнул, предвидев долгий и совершенно бесполезный разговор. – Нам надо возвратиться к остальным.
- Дай мне хотя бы одеться! – возмутилась травница. – Не могу же я бегать по лесу в одном только плаще. И то чужом!
Мужчины послушно отвернулись, правда Кувалда пытался разглядеть отражение девушки в широченном лезвии своего топора. Но на его беду Тэлиона прекрасно всё поняла. Всю дорогу до лагеря охотников девушка дулась на Кувалду и шипела на Лоренса, который, не переставая, острил по поводу её излишней скромности и нарочито громким шёпотом давал товарищу советы как помириться с потенциальной невестой. Всё бы ничего, но простодушный здоровяк тут же бросался выполнять ценные рекомендации и только после того, как едва не сорвался в овраг, пытаясь изобразить какой-то замысловатый брачный танец, понял, что над ним просто шутят. Тут уж пришёл Кувалде черёд обижаться.
Кейра заметив, что настрой компании, выбравшейся из леса, далёк от рабочего нахмурилась и переглянулась с Доргом. Оборотень пожал плечами и бросил косой взгляд на Лоренса, молодой охотник сделал вид, что ничего не заметил.
- Нам надо разделиться, - Кейра по праву главы отряда раздавала указания. Она чертила план охоты палочкой на расчищенном от травы и палых листьев пятачке. Мужчины к превеликому удивлению Тэль даже не пытались с ней спорить и, что ещё более странно не высказывали никакого возмущения, что ими командует баба. Напротив они внимательно слушали указания, даже Лоренс был предельно серьёзен и собран.
- Тивель, Кувалда, Лоренс, вы поедете по дуге вот сюда, - палочка почертила кривую к еловой шишке, обозначающей на импровизированной карте рыбачий посёлок у Белого Озера. – Мы пройдём краем леса с другой стороны, если повезёт, мы успеем убить эту тварь раньше, чем она доберётся до Рыбицы.
- Кейра мне кажется, что Тивель должен идти с нами, ты ещё очень слаба, а случись, что одного моего меча будет мало, чтобы защитить двоих.
- Тивель в таком случае, тебе точно не помощник, - возразила целительница, перспектива провести весь день в компании Лоренса и Кувалды девушку не прельщала, - он ещё не оправился от ран, а стреляю я ничуть не хуже него, может быть даже лучше.
- Ни чего и не лучше, - обиженно возразил юноша, приподнимаясь на лежанке из веток и плащей.
- Молчи уж, бледная немочь, - скривился Лоренс, - Дорг, мне кажется, она права. Кроме того, Кейре целитель необходим куда больше, чем Тивелю.
- А почему бы нам не отправиться в деревню всем вместе? – внёс своё предложение Кувалда, ему не хотелось расставаться с Тэль даже на один день. Квартерон и сам не понимал почему он так привязался к этой девице. Подружек у него хватало в любой деревне, девки так и млели, когда видели здоровенного парня с добродушной улыбкой до ушей, а эта какая-то непробиваемая.
- Ага, может, ещё и нежить эту с собой позовем, чтобы не скучно было, - съязвил Лоренс.
- Так мы ведь и так её ловить собираемся, - простодушно удивился Кувалда.
- Какое тонкое наблюдение, - поджала губы Кейра, - Лоренс, сколько раз я просила тебя держать при себе своё аристократическое чувство юмора при себе.
- Прости Кейра, - нервно ответил охотник, бросая взгляд на насторожившуюся Тэль, - по-моему, я тоже просил тебя не упоминать лишний раз о моём происхождении и всём, что с ним связано.
- Иногда ты сам меня вынуждаешь, - пожала плечами предводительница, - мне нравится предложение Кувалды, поедем вместе. Лес клином выходит на берег Белого Озера, там и стоит деревня.
- Хм, а ты права, Кейра, - Дорг почесал в бороде, поймал блоху и раздавил её на ногте, - разделяться нет никакого смысла, лес тут не так уж и широк. Поедем по одному, но так, чтобы слышать друг друга, а чуть что, прийти на помощь и оповестить остальных. Ночью соберёмся на привале. Значит так, я крайний слева, рядом со мной Кейра, справа от неё Лоренс, потом Тэлиона и Тивель, его конь без труда выдержит их двоих, Кувалда последний.
- Отлично, - Лоренс первым вскочил в седло, - Тэль, увидишь нежить, кричи, я-то знаю, ты это умеешь. Даже если мы замешкаемся, тварь наверняка оглохнет.
- Уже неплохо, - травница подняла с земли лук и колчан, проигнорировав возмущённый окрик их владельца, - учитывая, что она почти ничего не видит.
- Получил, - расхохотался оборотень, взгромождаясь на лошадь, - так ему, девочка, пусть знает.
Кувалда тоже рассмеялся, хотя мало что понял из разговора. Он давно привык к тому, что его друзья говорят непонятные вещи и смеются. Здоровяк легко делил с товарищами их веселье, даже если, что случалось довольно часто, шутили над ним. Смеяться над собой весьма полезно, хотя многие и не хотят признавать этого.

Продолжение следует (может быть выложу вечером)

Автор - NadWinters
Дата добавления - 08.08.2011 в 09:35
СамираДата: Понедельник, 08.08.2011, 10:46 | Сообщение # 12
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
NadWinters, я читаю очень внимательно и с удовольствием. smile Но вот тут:

Quote (NadWinters)
словно это не он только что жадно целовал её


Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место. biggrin

Вот твой рассказ был бы победителем в теме "Как возникает любовь", выложи ты его раньше в том конкурсе. Очень хорошо всё описано, Надюша. Жду, жду, жду дальше!!! l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеNadWinters, я читаю очень внимательно и с удовольствием. smile Но вот тут:

Quote (NadWinters)
словно это не он только что жадно целовал её


Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место. biggrin

Вот твой рассказ был бы победителем в теме "Как возникает любовь", выложи ты его раньше в том конкурсе. Очень хорошо всё описано, Надюша. Жду, жду, жду дальше!!! l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 08.08.2011 в 10:46
СообщениеNadWinters, я читаю очень внимательно и с удовольствием. smile Но вот тут:

Quote (NadWinters)
словно это не он только что жадно целовал её


Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место. biggrin

Вот твой рассказ был бы победителем в теме "Как возникает любовь", выложи ты его раньше в том конкурсе. Очень хорошо всё описано, Надюша. Жду, жду, жду дальше!!! l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 08.08.2011 в 10:46
NadWintersДата: Вторник, 09.08.2011, 00:46 | Сообщение # 13
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Quote
Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место.


Самира, это как раз тот случай, когда герои ведут себя так, как приспичит им, а не автору))) Для меня это стало не меньшим сюрпризом, только потом поняла, что написала biggrin Может быть, дело в том, что оба этих характера были в какой-то мере списаны с одного человека?
Хотя, как сказала одна моя подруга и по-совместительству читательница, это не самая странная моя пара genious (на вопрос "а какая же самая?" ответа я так и не узнала, даже даже страшная угроза забрать блок с текстами не сработала)))

Ну и продолжение...


- Тивель, а как ты попал в отряд, эта работа слишком опасна, они с неохотой берут в свои ряды юнцов, а ты ещё младше меня и…
- Ничего и не младше, - не на шутку обиделся юноша, - я старше тебя как минимум на два года!
- Ой, прошу тебя не надо, - девушка обернулась назад и, хитро прищурившись, поглядела на полуэльфа, - эти сказки ты будешь рассказывать Кейре и компании.
- Но ты не хуже меня знаешь, что это правда, мой отец был из клана летописцев, мне достался его дар, я могу видеть время.
- Нашёл чем гордиться, - Тэль тряхнула волосами, и Тивеля окутали пряные запахи трав, от которых закружилась голова, - ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос, как ты попал в команду?
- Тебе это и правда интересно? Мы ищем опасного зверя, а ты интересуешься моей биографией?
- А почему нет? – беззаботно улыбнулась травница. – Вот появиться нежить, тогда и посмотрим, кто кого не догонит.
- Поверь мне, если мы напоремся на нежить, тебя парализует от ужаса.
- Ты прямо как Лоренс, - Тэль сделала вид, что обиделась, - он вот тоже считает, что я ни на что не гожусь. Кроме разве что подружки для вашего гоблина.
- Кувалда орк на четверть, - сухо поправил её полуэльф, - раса ничем не хуже человеческой. Раз уж на то пошло, то к полукровкам повсюду относятся с недоверием. Будь ты хоть полубог, пожмут тебе руку, а потом зайдут за угол и начнут плеваться.
- А вот и нет, - возразила Тэль, сдув с лица непослушную прядку, - ничего подобного, если бы мои клиенты мне не доверяли, никто из них никогда бы не вылечился.
- Ты красивая девушка, Тэлиона, - Тивель с удовольствием вдыхал душистый запах знакомых с детства трав, исходящий от волос его спутницы, - к тому же, когда речь идёт о их бесценной жизни люди, да и не только они способны поверить кому угодно.
- Ты слишком умён, для своих лет Тивель, но всё-таки ты ошибаешься.
- Вот ещё.
- Конечно, - пропустив его реплику мимо ушей, продолжала Тэль, - это так просто валить свои беды на то, что люди тебя не понимают и не принимают, потому, что ты не такой, как они. По мне, так это всё попахивает сильной надуманностью.
- А ты не любишь думать, - полуэльфа позабавило новое словечко.
- У меня от этого болит голова, - девушка задорно улыбнулась Тивелю, - кстати, ты, между прочим, тоже далеко не страшилище. Люди, особенно молоденькие девицы уж точно не чувствуют, глядя на тебя, никакого отвращения. Так что тебе грех жаловаться.
Тэлиона заметила, как покраснели острые кончики ушей, выглядывающие из-под смоляных волос парнишки. «Тоже мне, взрослый, - с лёгким оттенком превосходства подумала она, - краснеет словно Еланка перед молодыми стражниками».
- Да ладно тебе Тивель, поди, в каждом селе всей командой за юбками гоняетесь, не успев пристроить Кейру на ночлег.
- Почему ты такая злая, Тэль, - похоже, теперь парнишка всерьёз обиделся.
- Да ладно, что я такого сказала, как это у вас называется, поразвлечься?
- Если тебя что-то злит, и ты решила отыграться на мне, то я тут не причём, - в голосе Тивеля звенели льдинки.
Травница фыркнула и выместила обиду на ни в чём неповинном коне, саданув его ногами по бокам. Животное, впрочем, оказалось куда умнее седоков и отнеслось к напасти философски, то есть никак.
Тэль молча кусала губы, ну почему так. Она ведь совсем не хотела обижать этого парнишку, просто… Просто его восторженный взгляд, руки, которые всё время невольно норовили соскользнуть с талии. Он ведь не нарочно, ребёнок, совсем ещё мальчишка.
«Тоже мне нашлась взрослая, хоть себе-то не ври, признай, что он не при чём», - внутренний голос, как всегда был прав, чтоб ему провалиться. Ведь дело в Лоренсе. При мысли о сероглазом охотнике, щеки вспыхнули. «Дурочка, он же с тобой просто играет, словно кошка с мышью, придавит лапкой и отпустит, мол, беги». А что делать, если мышка хочет попасться? Травница тряхнула головой, надеясь изгнать оттуда память о том поцелуе под водопадом. Глупо вышло.

На поляне жарко пылал костёр, сухо потрескивали ветки в огне, булькала в котелке похлёбка. Ароматный запах мяса и специй смешивался с туманом и далеко разносился по лесу. Лоренс сидел у огня и бездумно глядел в ночь, механически помешивая похлёбку. Кейра, вымотанная дневным переходом, крепко уснула, не дождавшись ужина. Такое с ней часто бывало. Магичка ела очень редко и мало, сначала Лоренса это удивляло, но со временем он привык ко всем странностям своей предводительницы и научился ей доверять.
- Ну, как ужин? – Дорг шумно втянул воздух и уселся напротив охотника. – Я голоден, как волк.
- Ты и есть волк, старик, - напомнил Лоренс, дёрнув плечом.
- Нет, - Дорг усмехнулся, сверкнув длинными, с палец, клыками, - по крайней мере, сейчас. И не называй меня стариком, мальчишка, - рыкнул он.
- Мальчишка, - Лоренс печально вздохнул, - ну да, ты помнишь те времена, когда я им был.
- Не так давно, я снова увидел тебя прежнего, Лоренс.
Кейра неловко повернувшись, застонала во сне. Молодой охотник только собирался встать, а оборотень уже был подле женщины. Склонившись над ней, он осторожно убрал из-под головы еловую шишку и поправил сбившийся плащ, который Кейра всегда использовала вместо одеяла.
- Эйк, любимый, - пробормотала Кейра, шрамы на лице зашевелились, она улыбалась. Дорг замер на мгновение и вернулся к костру, от внимательного взгляда Лоренса не укрылось, как он сжимал кулаки в бессильной обиде.
- Дорг, она знает, что это ты её спас тогда? – наблюдая за оборотнем, парень временно оставил свои печальные мысли. Этот вопрос давно его интересовал, но спрашивать было бесполезно, Дорг очень не любил рассказывать о том сражении. Последнем сражении, положившем конец всей магии мира.
- Нет, - хрипло отозвался оборотень, - Ренс, ты мой друг, но если ты скажешь ей об этом…
- Не понимаю я тебя, старик, - с печальной усмешкой покачал головой охотник, разглядывая тёмные заросли на дальнем конце поляны. – Проклятие, где их тени носят?!
- Что, - теперь пришёл черёд оборотню усмехаться, - душа-то не на месте.
- Разумеется, Дорг! Тэль… - охотник осёкся, - Тив ещё очень слаб, что если на них всё же напала тварь или он просто свалился с лошади, а Тэль не может взгромоздить его обратно в седло.
- Гляди-ка, а эта малышка и впрямь запала тебе в душу.
- Не мели ерунды, старик, - Лоренс смерил оборотня холодным властным взглядом, словно напоминая, кто есть кто, - ты перепил своей браги.
- Может быть, - Дорг смотрел в том же направлении, откуда ещё часа три назад должны были приехать Тивель и травница, - где Кувалда?
- Дрова собирает, позвать?
- Я сам, - оборотень легко вскочил на ноги, - знаешь что, Ренс, давно мы с тобой не состязались в беге.
Охотник усмехнулся, принимая вызов, и принялся стягивать сапоги.
Не прошло и пяти минут, как два волка чёрный с проседью вдоль хребта и жемчужно-серый скрылись в ночном лесу.

- Тивель, Тивель, очнись, пожалуйста, - верёвка больно впивалась в запястья, голова грозила вот-вот развалиться на две половины, а левую щеку неприятно стягивала корка высохшей крови. Полуэльф лежал рядом бледный, как покойник, но девушка знала, что он жив, она видела, жилку, слабо пульсирующую на шее юноши. Слишком слабо. Умом целительница понимала, что он едва ли придёт в себя, но ей было страшно.
Лицо Тивеля заливала кровь, не понятно опасно ли его ранили или просто рассекли бровь. Хотя ему после вурдалачьего яда и этого хватит.
Самое обидное, виновата во всём была только она сама. Если бы она не поддевала полуэльфа, он бы не стал строить из себя матёрого охотника и внимательнее смотрел по сторонам. Если бы она следила за густым подлеском, а не мечтала о встрече с Лоренсом на привале, наверняка успела бы крикнуть прежде, чем ей заткнули рот.
Тэль бессильно откинулась обратно на прелые листья, устилавшие дно неглубокой, заваленной деревьями ямы. По стенам плясали сполохи костров, снаружи доносился грубый гогот, визгливые песни и сальные шутки. Потом раздался женский крик, полный страха и ужаса, он резко оборвался на пронзительно высокой ноте. Снаружи послышалось утробное рычание, словно стая хищников делила добычу. К горлу подступил комок, травницу чудом не стошнило.
- Тивель, миленький, очнись, ну пожалуйста, нам надо бежать, - шептала она, пытаясь освободиться от пут. От бессильной злости и отчаянья слёзы градом катились по щекам.
«Девчонка, слабая беззащитная девчонка, он был совершенно прав…».
Резким рывком Тэлиона высвободила правую руку, кожа, если верить ощущениям, осталась в верёвочной петле. Девушка охнула от боли.
- А ктой-то у нас там копошиться? – ветки, наваленные сверху, зашевелились. – О, да я тебя помню!
На нездорово бледной харе разбойника расцвела довольная улыбка, больше походящая на звериный оскал. Звериный?
Последнее, что заметила травница прежде чем разбойник схватил её за волосы и выволок наверх, кривые клыки, торчащие в разные стороны. Всё-таки они с Тивелем нашли искомую тварь. Тварей.
С десяток мужиков, похожих на её мучителя, словно близнецы, сидели вокруг огромного костра. В пламени со свистом и треском лопались чьи-то кости. Тошнотворно воняло палёным мясом, а лица-морды нежити были перемазаны в крови. На жухлой листве, раскинув руки и ноги, словно изломанная кукла, лежала мёртвая девушка, её внутренности, вываленные в листьях и мусоре, лентой тянулись из разорванного живота. Тэль снова едва не стошнило.
- Ого! Да мне сегодня везёт, - прорычал главарь, наматывая волосы девушки на кулак. – Она полукровка!
Шайка невесть чему обрадовалась и жадно уставилась на не помнящую себя от ужаса Тэль. Главарь грубо поднял девушку на ноги и прошипел ей на ухо.
- В яме ведь твой дружок, да? Тот самый, что помешал нам познакомиться у озера утром? Проклятый кровосос, сам такой же, как и мы, а в охотники подался. Тащите сюда этого ублюдка, - рявкнул он на подчинённых.
Двое верзил нехотя поднялись и вразвалочку направились к яме.
- Нет, это не он, - заплетающимся языком ответила полуэльфка, - там… там… такой же как и я, он совсем мальчишка. Не тронь его!
- А ты шустрая цыпочка, - рывком развернул девушку к себе лицом, - может, - тяжело дыша продолжил он, - и меня пригреешь.
- Пошёл ты к теням! – выплюнула травница, чувствуя, как внутри вскипает злость.
- Куда ты денешься, - мужик рванул платье с её плеч и швырнул девушку к раскидистому дубу. Тэлиона, как пушинка, подхваченная ветром, пролетела через всю поляну и врезалась в ствол. В спине что-то хрустнуло, в глазах потемнело, на несколько мгновений сознание оставило Тэль.
Когда она пришла в себя её уже крепко держали двое громил, третий зажимал рот, чтобы она не кричала, глаза тварей горели жёлтым огнём. Главарь, тяжело навалившись на неё сверху, расправлялся с остатками одежды.
- Считаете себя сильней всех, охотнички, - рычал он, больно тиская грудь девушки, по щекам Тэль текли слёзы, - вы вошли в мой лес, здесь я хозяин. И я беру то, что хочу. Не понимаешь? Дрянь.
Он ударил её по лицу. Девушка мычала что-то невразумительное, яростно пытаясь освободиться, но неведомые твари лишь усилили хватку, стоило ей очнуться, и отчаянные попытки травницы больше походили на слабое трепыхание.
- Я перебью вашу шайку одного за другим, - шипел главарь, брызгая ей в лицо вонючей тёплой слюной, - они мне не нужны. А вот ты…
Шершавый язык прошёлся от ключицы, до виска, сдирая корку засохшей крови. Дыхание главаря участилось. Теперь, когда он перестал себя контролировать, его нечеловеческая сущность проявилась полностью. Лицо съёжилось, а вот челюсти наоборот увеличились втрое против прежнего. Новые клыки лезли наружу, вспарывая дёсны.
- …ты дашь мне ещё одного сына, смесок и тоже издохнешь, когда мы натешимся с тобой. Как тебе это?
- Нет!!!!!! Помогите!!!!!!! – Тэль удалось укусить за ладонь, тварь, зажимавшую ей рот. – Помогите!!!!! Лоренс!!!!!! По…
- Кричи, сколько влезет, - щёлкнул зубами зверь, - твои дружки далеко. Эй, вы переверните её, чтоб мордой в землю уткнулась.
- Ыгы, - поддакнул укушенный, - будет знать, шлюха.
Тэль рванулась из последних сил, но тщетно, она только приложилась головой о корень, тощавший из земли, и потеряла сознание.

- Нет!!!
- Тише, маленькая, тише, - чьи-то руки нежно удерживают её, не давая сбежать от кошмара.
- Помогите!!! Нет!!! Лоренс!!!
- Я здесь, - мягко отвечал голос, - здесь с тобой, всё в порядке Тэлли.
Девушка беззвучно заплакала, уткнувшись лицом в жесткую кожу куртки.
- Тише, тише, - охотник баюкал её в объятиях, гладя по спутанным волосам, - ничего не случилось. Всё обошлось, ты теперь не одна, я с тобой. Мы все с тобой.
- Она очнулась? – раздался встревоженный голос Кувалды. Кто-то, скорее всего Кейра, сердито шикнул на здоровяка.
- Лоренс, я…
- Не надо ничего говорить, маленькая, не надо…
Сердце бешено колотилось, Тэль трясло, как в лихорадке, она всё время порывалась куда-то бежать. Но Лоренс ей не позволял. Охотник терпеливо шептал, что всё миновало, рассказывал ей, как они с Доргом услышали её крик, что успели вовремя, что ничего страшного не произошло. Постепенно девушка совсем успокоилась и провалилась в сон, обхватив спасителя руками за шею.
- Ложись спать, я тоже могу её посторожить, - громким шёпотом предложил Кувалда.
- Не хочу её тревожить, - качнул головой охотник, с нежностью глядя на доверчиво прижавшуюся к нему травницу. – Она так сладко спит.
Друг насупился и обиженно засопел. Здоровяк знал Лоренса не первый год, но таким его видел никогда.
- Кувалда, не дуйся, мне жаль будить её и только, - попытался оправдаться охотник, - она сегодня много перенесла. Опоздай мы с Доргом всего на несколько секунд.
Лоренс скрипнул зубами и промолчал, он даже думать не хотел, что было бы тогда.
- Жаль, что меня с вами не было, - вздохнул Кувалда, - если бы это я спас её, то у меня был бы шанс.
- А с чего ты взял, что его у тебя нет? – удивился охотник.
- Ну, - Кувалда криво ухмыльнулся, почёсывая лысую макушку, - по-моему, я ей не нравлюсь.
- Она тебя почти не знает, не отчаивайся, - Лоренс перевёл взгляд на спящую травницу, - дорога до столицы длинная, успеете познакомиться поближе.
- Твои б слова, да кому-нибудь из светлых в уши, - тяжко вздохнул друг. – Знаешь, Лоренс, она совсем не похожа на тех, кого я знал раньше, она особенная. Я буду любить её и беречь, а может и правда женюсь на ней. А что, подкоплю деньжат, пока она будет учиться, куплю дом, завяжу с этой треклятой охотой…
- Иди спать, Кувалда, - резко прервал его мечтания охотник, - завтра нам предстоит долгий путь и кто знает, что за напасть мы встретим.
- Пожалуй, ты прав, приятель, пойду-ка я покемарю. - Кувалда, шумно зевнул и потянулся, но выполнять задуманное не спешил, продолжал молча сидеть, разглядывая спящую девушку.
- Чего ещё? – с трудом сдерживая непонятное раздражение, спросил Лоренс.
- Слушай, а можно, я поцелую её, пока она спит, - жалко попросил Кувалда, - всего один раз.
Глаза Лоренса вспыхнули в ночи двумя болотными огнями, заставив Кувалду отскочить назад. В следующий миг они погасли, а охотник пожал плечами и кивнул:
- Целуй, мне-то какая разница, - равнодушно произнёс он, – только не разбуди её, а то такой скандал закатит, что стычка с нежитью покажется нам легкой прогулкой.
Кувалда неуклюже наклонился и чмокнул девушку в губы, она что-то неразборчиво пробормотала и спрятала лицо на груди охотника.
- Ну и? Понравилось? – всё так же равнодушно спросил Лоренс.
- Ага, - лицо товарища озаряла на редкость идиотская, но исключительно счастливая улыбка, - вот бы…
- Достаточно, Кувалда, нацелуетесь ещё.
Сказано было это таким непререкаемым тоном, что здоровяк понял – спорить бесполезно. Он долго ворочался на жёсткой земле, пытаясь уснуть, и тяжко вздыхал. Наконец, Кувалда угомонился, ничто больше не нарушало неверной лесной тишины, лишь потрескивали ветки в огне. Лоренс долго сидел, не сводя глаз с пляшущего пламени. Память вернула его в ту ночь, которую он всей душой жаждал забыть. Тогда перед ним тоже пылал костёр, куда больше этого. Замок охваченный огнем…
Тэлиона шевельнулась, устраиваясь поудобнее и видение осыпалось пеплом. Лоренс благодарно улыбнулся спящей и осторожно, чтобы не разбудить, отвёл с её лица мягкие вьющиеся пряди. Плащ, в который охотник закутал бесчувственную девушку, ещё там, на страшной поляне, съехал, соблазнительно обнажив плечико. Белую кожу пересекала уродливая царапина, памятка от когтей въерга.
Царапина быстро заживёт, а вот от пережитого Тэлли не скоро оправиться. Едва ли теперь она захочет путешествовать вместе с охотниками. Напротив, будет молить богов, чтобы этот кошмар поскорей завершился и вдали появились разноцветные крыши и причудливые шпили Квитага.
Охотник поправил плащ и улыбнулся. Он хотел, чтобы Тэлли оказалась в столице королевства людей, в полной безопасности, как можно дальше от всех лесов и чудовищ. Не удержавшись, он легонько поцеловал девушку в висок, потом вздохнул и снова уставился в пламя. Лоренс сам не заметил, как задремал, зарывшись лицом в мягкие волосы, пахнущие цветущим лугом.

Продолжение следует...


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.


Сообщение отредактировал NadWinters - Вторник, 09.08.2011, 00:52
 
Сообщение
Quote
Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место.


Самира, это как раз тот случай, когда герои ведут себя так, как приспичит им, а не автору))) Для меня это стало не меньшим сюрпризом, только потом поняла, что написала biggrin Может быть, дело в том, что оба этих характера были в какой-то мере списаны с одного человека?
Хотя, как сказала одна моя подруга и по-совместительству читательница, это не самая странная моя пара genious (на вопрос "а какая же самая?" ответа я так и не узнала, даже даже страшная угроза забрать блок с текстами не сработала)))

Ну и продолжение...


- Тивель, а как ты попал в отряд, эта работа слишком опасна, они с неохотой берут в свои ряды юнцов, а ты ещё младше меня и…
- Ничего и не младше, - не на шутку обиделся юноша, - я старше тебя как минимум на два года!
- Ой, прошу тебя не надо, - девушка обернулась назад и, хитро прищурившись, поглядела на полуэльфа, - эти сказки ты будешь рассказывать Кейре и компании.
- Но ты не хуже меня знаешь, что это правда, мой отец был из клана летописцев, мне достался его дар, я могу видеть время.
- Нашёл чем гордиться, - Тэль тряхнула волосами, и Тивеля окутали пряные запахи трав, от которых закружилась голова, - ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос, как ты попал в команду?
- Тебе это и правда интересно? Мы ищем опасного зверя, а ты интересуешься моей биографией?
- А почему нет? – беззаботно улыбнулась травница. – Вот появиться нежить, тогда и посмотрим, кто кого не догонит.
- Поверь мне, если мы напоремся на нежить, тебя парализует от ужаса.
- Ты прямо как Лоренс, - Тэль сделала вид, что обиделась, - он вот тоже считает, что я ни на что не гожусь. Кроме разве что подружки для вашего гоблина.
- Кувалда орк на четверть, - сухо поправил её полуэльф, - раса ничем не хуже человеческой. Раз уж на то пошло, то к полукровкам повсюду относятся с недоверием. Будь ты хоть полубог, пожмут тебе руку, а потом зайдут за угол и начнут плеваться.
- А вот и нет, - возразила Тэль, сдув с лица непослушную прядку, - ничего подобного, если бы мои клиенты мне не доверяли, никто из них никогда бы не вылечился.
- Ты красивая девушка, Тэлиона, - Тивель с удовольствием вдыхал душистый запах знакомых с детства трав, исходящий от волос его спутницы, - к тому же, когда речь идёт о их бесценной жизни люди, да и не только они способны поверить кому угодно.
- Ты слишком умён, для своих лет Тивель, но всё-таки ты ошибаешься.
- Вот ещё.
- Конечно, - пропустив его реплику мимо ушей, продолжала Тэль, - это так просто валить свои беды на то, что люди тебя не понимают и не принимают, потому, что ты не такой, как они. По мне, так это всё попахивает сильной надуманностью.
- А ты не любишь думать, - полуэльфа позабавило новое словечко.
- У меня от этого болит голова, - девушка задорно улыбнулась Тивелю, - кстати, ты, между прочим, тоже далеко не страшилище. Люди, особенно молоденькие девицы уж точно не чувствуют, глядя на тебя, никакого отвращения. Так что тебе грех жаловаться.
Тэлиона заметила, как покраснели острые кончики ушей, выглядывающие из-под смоляных волос парнишки. «Тоже мне, взрослый, - с лёгким оттенком превосходства подумала она, - краснеет словно Еланка перед молодыми стражниками».
- Да ладно тебе Тивель, поди, в каждом селе всей командой за юбками гоняетесь, не успев пристроить Кейру на ночлег.
- Почему ты такая злая, Тэль, - похоже, теперь парнишка всерьёз обиделся.
- Да ладно, что я такого сказала, как это у вас называется, поразвлечься?
- Если тебя что-то злит, и ты решила отыграться на мне, то я тут не причём, - в голосе Тивеля звенели льдинки.
Травница фыркнула и выместила обиду на ни в чём неповинном коне, саданув его ногами по бокам. Животное, впрочем, оказалось куда умнее седоков и отнеслось к напасти философски, то есть никак.
Тэль молча кусала губы, ну почему так. Она ведь совсем не хотела обижать этого парнишку, просто… Просто его восторженный взгляд, руки, которые всё время невольно норовили соскользнуть с талии. Он ведь не нарочно, ребёнок, совсем ещё мальчишка.
«Тоже мне нашлась взрослая, хоть себе-то не ври, признай, что он не при чём», - внутренний голос, как всегда был прав, чтоб ему провалиться. Ведь дело в Лоренсе. При мысли о сероглазом охотнике, щеки вспыхнули. «Дурочка, он же с тобой просто играет, словно кошка с мышью, придавит лапкой и отпустит, мол, беги». А что делать, если мышка хочет попасться? Травница тряхнула головой, надеясь изгнать оттуда память о том поцелуе под водопадом. Глупо вышло.

На поляне жарко пылал костёр, сухо потрескивали ветки в огне, булькала в котелке похлёбка. Ароматный запах мяса и специй смешивался с туманом и далеко разносился по лесу. Лоренс сидел у огня и бездумно глядел в ночь, механически помешивая похлёбку. Кейра, вымотанная дневным переходом, крепко уснула, не дождавшись ужина. Такое с ней часто бывало. Магичка ела очень редко и мало, сначала Лоренса это удивляло, но со временем он привык ко всем странностям своей предводительницы и научился ей доверять.
- Ну, как ужин? – Дорг шумно втянул воздух и уселся напротив охотника. – Я голоден, как волк.
- Ты и есть волк, старик, - напомнил Лоренс, дёрнув плечом.
- Нет, - Дорг усмехнулся, сверкнув длинными, с палец, клыками, - по крайней мере, сейчас. И не называй меня стариком, мальчишка, - рыкнул он.
- Мальчишка, - Лоренс печально вздохнул, - ну да, ты помнишь те времена, когда я им был.
- Не так давно, я снова увидел тебя прежнего, Лоренс.
Кейра неловко повернувшись, застонала во сне. Молодой охотник только собирался встать, а оборотень уже был подле женщины. Склонившись над ней, он осторожно убрал из-под головы еловую шишку и поправил сбившийся плащ, который Кейра всегда использовала вместо одеяла.
- Эйк, любимый, - пробормотала Кейра, шрамы на лице зашевелились, она улыбалась. Дорг замер на мгновение и вернулся к костру, от внимательного взгляда Лоренса не укрылось, как он сжимал кулаки в бессильной обиде.
- Дорг, она знает, что это ты её спас тогда? – наблюдая за оборотнем, парень временно оставил свои печальные мысли. Этот вопрос давно его интересовал, но спрашивать было бесполезно, Дорг очень не любил рассказывать о том сражении. Последнем сражении, положившем конец всей магии мира.
- Нет, - хрипло отозвался оборотень, - Ренс, ты мой друг, но если ты скажешь ей об этом…
- Не понимаю я тебя, старик, - с печальной усмешкой покачал головой охотник, разглядывая тёмные заросли на дальнем конце поляны. – Проклятие, где их тени носят?!
- Что, - теперь пришёл черёд оборотню усмехаться, - душа-то не на месте.
- Разумеется, Дорг! Тэль… - охотник осёкся, - Тив ещё очень слаб, что если на них всё же напала тварь или он просто свалился с лошади, а Тэль не может взгромоздить его обратно в седло.
- Гляди-ка, а эта малышка и впрямь запала тебе в душу.
- Не мели ерунды, старик, - Лоренс смерил оборотня холодным властным взглядом, словно напоминая, кто есть кто, - ты перепил своей браги.
- Может быть, - Дорг смотрел в том же направлении, откуда ещё часа три назад должны были приехать Тивель и травница, - где Кувалда?
- Дрова собирает, позвать?
- Я сам, - оборотень легко вскочил на ноги, - знаешь что, Ренс, давно мы с тобой не состязались в беге.
Охотник усмехнулся, принимая вызов, и принялся стягивать сапоги.
Не прошло и пяти минут, как два волка чёрный с проседью вдоль хребта и жемчужно-серый скрылись в ночном лесу.

- Тивель, Тивель, очнись, пожалуйста, - верёвка больно впивалась в запястья, голова грозила вот-вот развалиться на две половины, а левую щеку неприятно стягивала корка высохшей крови. Полуэльф лежал рядом бледный, как покойник, но девушка знала, что он жив, она видела, жилку, слабо пульсирующую на шее юноши. Слишком слабо. Умом целительница понимала, что он едва ли придёт в себя, но ей было страшно.
Лицо Тивеля заливала кровь, не понятно опасно ли его ранили или просто рассекли бровь. Хотя ему после вурдалачьего яда и этого хватит.
Самое обидное, виновата во всём была только она сама. Если бы она не поддевала полуэльфа, он бы не стал строить из себя матёрого охотника и внимательнее смотрел по сторонам. Если бы она следила за густым подлеском, а не мечтала о встрече с Лоренсом на привале, наверняка успела бы крикнуть прежде, чем ей заткнули рот.
Тэль бессильно откинулась обратно на прелые листья, устилавшие дно неглубокой, заваленной деревьями ямы. По стенам плясали сполохи костров, снаружи доносился грубый гогот, визгливые песни и сальные шутки. Потом раздался женский крик, полный страха и ужаса, он резко оборвался на пронзительно высокой ноте. Снаружи послышалось утробное рычание, словно стая хищников делила добычу. К горлу подступил комок, травницу чудом не стошнило.
- Тивель, миленький, очнись, ну пожалуйста, нам надо бежать, - шептала она, пытаясь освободиться от пут. От бессильной злости и отчаянья слёзы градом катились по щекам.
«Девчонка, слабая беззащитная девчонка, он был совершенно прав…».
Резким рывком Тэлиона высвободила правую руку, кожа, если верить ощущениям, осталась в верёвочной петле. Девушка охнула от боли.
- А ктой-то у нас там копошиться? – ветки, наваленные сверху, зашевелились. – О, да я тебя помню!
На нездорово бледной харе разбойника расцвела довольная улыбка, больше походящая на звериный оскал. Звериный?
Последнее, что заметила травница прежде чем разбойник схватил её за волосы и выволок наверх, кривые клыки, торчащие в разные стороны. Всё-таки они с Тивелем нашли искомую тварь. Тварей.
С десяток мужиков, похожих на её мучителя, словно близнецы, сидели вокруг огромного костра. В пламени со свистом и треском лопались чьи-то кости. Тошнотворно воняло палёным мясом, а лица-морды нежити были перемазаны в крови. На жухлой листве, раскинув руки и ноги, словно изломанная кукла, лежала мёртвая девушка, её внутренности, вываленные в листьях и мусоре, лентой тянулись из разорванного живота. Тэль снова едва не стошнило.
- Ого! Да мне сегодня везёт, - прорычал главарь, наматывая волосы девушки на кулак. – Она полукровка!
Шайка невесть чему обрадовалась и жадно уставилась на не помнящую себя от ужаса Тэль. Главарь грубо поднял девушку на ноги и прошипел ей на ухо.
- В яме ведь твой дружок, да? Тот самый, что помешал нам познакомиться у озера утром? Проклятый кровосос, сам такой же, как и мы, а в охотники подался. Тащите сюда этого ублюдка, - рявкнул он на подчинённых.
Двое верзил нехотя поднялись и вразвалочку направились к яме.
- Нет, это не он, - заплетающимся языком ответила полуэльфка, - там… там… такой же как и я, он совсем мальчишка. Не тронь его!
- А ты шустрая цыпочка, - рывком развернул девушку к себе лицом, - может, - тяжело дыша продолжил он, - и меня пригреешь.
- Пошёл ты к теням! – выплюнула травница, чувствуя, как внутри вскипает злость.
- Куда ты денешься, - мужик рванул платье с её плеч и швырнул девушку к раскидистому дубу. Тэлиона, как пушинка, подхваченная ветром, пролетела через всю поляну и врезалась в ствол. В спине что-то хрустнуло, в глазах потемнело, на несколько мгновений сознание оставило Тэль.
Когда она пришла в себя её уже крепко держали двое громил, третий зажимал рот, чтобы она не кричала, глаза тварей горели жёлтым огнём. Главарь, тяжело навалившись на неё сверху, расправлялся с остатками одежды.
- Считаете себя сильней всех, охотнички, - рычал он, больно тиская грудь девушки, по щекам Тэль текли слёзы, - вы вошли в мой лес, здесь я хозяин. И я беру то, что хочу. Не понимаешь? Дрянь.
Он ударил её по лицу. Девушка мычала что-то невразумительное, яростно пытаясь освободиться, но неведомые твари лишь усилили хватку, стоило ей очнуться, и отчаянные попытки травницы больше походили на слабое трепыхание.
- Я перебью вашу шайку одного за другим, - шипел главарь, брызгая ей в лицо вонючей тёплой слюной, - они мне не нужны. А вот ты…
Шершавый язык прошёлся от ключицы, до виска, сдирая корку засохшей крови. Дыхание главаря участилось. Теперь, когда он перестал себя контролировать, его нечеловеческая сущность проявилась полностью. Лицо съёжилось, а вот челюсти наоборот увеличились втрое против прежнего. Новые клыки лезли наружу, вспарывая дёсны.
- …ты дашь мне ещё одного сына, смесок и тоже издохнешь, когда мы натешимся с тобой. Как тебе это?
- Нет!!!!!! Помогите!!!!!!! – Тэль удалось укусить за ладонь, тварь, зажимавшую ей рот. – Помогите!!!!! Лоренс!!!!!! По…
- Кричи, сколько влезет, - щёлкнул зубами зверь, - твои дружки далеко. Эй, вы переверните её, чтоб мордой в землю уткнулась.
- Ыгы, - поддакнул укушенный, - будет знать, шлюха.
Тэль рванулась из последних сил, но тщетно, она только приложилась головой о корень, тощавший из земли, и потеряла сознание.

- Нет!!!
- Тише, маленькая, тише, - чьи-то руки нежно удерживают её, не давая сбежать от кошмара.
- Помогите!!! Нет!!! Лоренс!!!
- Я здесь, - мягко отвечал голос, - здесь с тобой, всё в порядке Тэлли.
Девушка беззвучно заплакала, уткнувшись лицом в жесткую кожу куртки.
- Тише, тише, - охотник баюкал её в объятиях, гладя по спутанным волосам, - ничего не случилось. Всё обошлось, ты теперь не одна, я с тобой. Мы все с тобой.
- Она очнулась? – раздался встревоженный голос Кувалды. Кто-то, скорее всего Кейра, сердито шикнул на здоровяка.
- Лоренс, я…
- Не надо ничего говорить, маленькая, не надо…
Сердце бешено колотилось, Тэль трясло, как в лихорадке, она всё время порывалась куда-то бежать. Но Лоренс ей не позволял. Охотник терпеливо шептал, что всё миновало, рассказывал ей, как они с Доргом услышали её крик, что успели вовремя, что ничего страшного не произошло. Постепенно девушка совсем успокоилась и провалилась в сон, обхватив спасителя руками за шею.
- Ложись спать, я тоже могу её посторожить, - громким шёпотом предложил Кувалда.
- Не хочу её тревожить, - качнул головой охотник, с нежностью глядя на доверчиво прижавшуюся к нему травницу. – Она так сладко спит.
Друг насупился и обиженно засопел. Здоровяк знал Лоренса не первый год, но таким его видел никогда.
- Кувалда, не дуйся, мне жаль будить её и только, - попытался оправдаться охотник, - она сегодня много перенесла. Опоздай мы с Доргом всего на несколько секунд.
Лоренс скрипнул зубами и промолчал, он даже думать не хотел, что было бы тогда.
- Жаль, что меня с вами не было, - вздохнул Кувалда, - если бы это я спас её, то у меня был бы шанс.
- А с чего ты взял, что его у тебя нет? – удивился охотник.
- Ну, - Кувалда криво ухмыльнулся, почёсывая лысую макушку, - по-моему, я ей не нравлюсь.
- Она тебя почти не знает, не отчаивайся, - Лоренс перевёл взгляд на спящую травницу, - дорога до столицы длинная, успеете познакомиться поближе.
- Твои б слова, да кому-нибудь из светлых в уши, - тяжко вздохнул друг. – Знаешь, Лоренс, она совсем не похожа на тех, кого я знал раньше, она особенная. Я буду любить её и беречь, а может и правда женюсь на ней. А что, подкоплю деньжат, пока она будет учиться, куплю дом, завяжу с этой треклятой охотой…
- Иди спать, Кувалда, - резко прервал его мечтания охотник, - завтра нам предстоит долгий путь и кто знает, что за напасть мы встретим.
- Пожалуй, ты прав, приятель, пойду-ка я покемарю. - Кувалда, шумно зевнул и потянулся, но выполнять задуманное не спешил, продолжал молча сидеть, разглядывая спящую девушку.
- Чего ещё? – с трудом сдерживая непонятное раздражение, спросил Лоренс.
- Слушай, а можно, я поцелую её, пока она спит, - жалко попросил Кувалда, - всего один раз.
Глаза Лоренса вспыхнули в ночи двумя болотными огнями, заставив Кувалду отскочить назад. В следующий миг они погасли, а охотник пожал плечами и кивнул:
- Целуй, мне-то какая разница, - равнодушно произнёс он, – только не разбуди её, а то такой скандал закатит, что стычка с нежитью покажется нам легкой прогулкой.
Кувалда неуклюже наклонился и чмокнул девушку в губы, она что-то неразборчиво пробормотала и спрятала лицо на груди охотника.
- Ну и? Понравилось? – всё так же равнодушно спросил Лоренс.
- Ага, - лицо товарища озаряла на редкость идиотская, но исключительно счастливая улыбка, - вот бы…
- Достаточно, Кувалда, нацелуетесь ещё.
Сказано было это таким непререкаемым тоном, что здоровяк понял – спорить бесполезно. Он долго ворочался на жёсткой земле, пытаясь уснуть, и тяжко вздыхал. Наконец, Кувалда угомонился, ничто больше не нарушало неверной лесной тишины, лишь потрескивали ветки в огне. Лоренс долго сидел, не сводя глаз с пляшущего пламени. Память вернула его в ту ночь, которую он всей душой жаждал забыть. Тогда перед ним тоже пылал костёр, куда больше этого. Замок охваченный огнем…
Тэлиона шевельнулась, устраиваясь поудобнее и видение осыпалось пеплом. Лоренс благодарно улыбнулся спящей и осторожно, чтобы не разбудить, отвёл с её лица мягкие вьющиеся пряди. Плащ, в который охотник закутал бесчувственную девушку, ещё там, на страшной поляне, съехал, соблазнительно обнажив плечико. Белую кожу пересекала уродливая царапина, памятка от когтей въерга.
Царапина быстро заживёт, а вот от пережитого Тэлли не скоро оправиться. Едва ли теперь она захочет путешествовать вместе с охотниками. Напротив, будет молить богов, чтобы этот кошмар поскорей завершился и вдали появились разноцветные крыши и причудливые шпили Квитага.
Охотник поправил плащ и улыбнулся. Он хотел, чтобы Тэлли оказалась в столице королевства людей, в полной безопасности, как можно дальше от всех лесов и чудовищ. Не удержавшись, он легонько поцеловал девушку в висок, потом вздохнул и снова уставился в пламя. Лоренс сам не заметил, как задремал, зарывшись лицом в мягкие волосы, пахнущие цветущим лугом.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 09.08.2011 в 00:46
Сообщение
Quote
Как странно, что-то я не заметила по их поведению ни до, ни после, что поцелуи имели место.


Самира, это как раз тот случай, когда герои ведут себя так, как приспичит им, а не автору))) Для меня это стало не меньшим сюрпризом, только потом поняла, что написала biggrin Может быть, дело в том, что оба этих характера были в какой-то мере списаны с одного человека?
Хотя, как сказала одна моя подруга и по-совместительству читательница, это не самая странная моя пара genious (на вопрос "а какая же самая?" ответа я так и не узнала, даже даже страшная угроза забрать блок с текстами не сработала)))

Ну и продолжение...


- Тивель, а как ты попал в отряд, эта работа слишком опасна, они с неохотой берут в свои ряды юнцов, а ты ещё младше меня и…
- Ничего и не младше, - не на шутку обиделся юноша, - я старше тебя как минимум на два года!
- Ой, прошу тебя не надо, - девушка обернулась назад и, хитро прищурившись, поглядела на полуэльфа, - эти сказки ты будешь рассказывать Кейре и компании.
- Но ты не хуже меня знаешь, что это правда, мой отец был из клана летописцев, мне достался его дар, я могу видеть время.
- Нашёл чем гордиться, - Тэль тряхнула волосами, и Тивеля окутали пряные запахи трав, от которых закружилась голова, - ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос, как ты попал в команду?
- Тебе это и правда интересно? Мы ищем опасного зверя, а ты интересуешься моей биографией?
- А почему нет? – беззаботно улыбнулась травница. – Вот появиться нежить, тогда и посмотрим, кто кого не догонит.
- Поверь мне, если мы напоремся на нежить, тебя парализует от ужаса.
- Ты прямо как Лоренс, - Тэль сделала вид, что обиделась, - он вот тоже считает, что я ни на что не гожусь. Кроме разве что подружки для вашего гоблина.
- Кувалда орк на четверть, - сухо поправил её полуэльф, - раса ничем не хуже человеческой. Раз уж на то пошло, то к полукровкам повсюду относятся с недоверием. Будь ты хоть полубог, пожмут тебе руку, а потом зайдут за угол и начнут плеваться.
- А вот и нет, - возразила Тэль, сдув с лица непослушную прядку, - ничего подобного, если бы мои клиенты мне не доверяли, никто из них никогда бы не вылечился.
- Ты красивая девушка, Тэлиона, - Тивель с удовольствием вдыхал душистый запах знакомых с детства трав, исходящий от волос его спутницы, - к тому же, когда речь идёт о их бесценной жизни люди, да и не только они способны поверить кому угодно.
- Ты слишком умён, для своих лет Тивель, но всё-таки ты ошибаешься.
- Вот ещё.
- Конечно, - пропустив его реплику мимо ушей, продолжала Тэль, - это так просто валить свои беды на то, что люди тебя не понимают и не принимают, потому, что ты не такой, как они. По мне, так это всё попахивает сильной надуманностью.
- А ты не любишь думать, - полуэльфа позабавило новое словечко.
- У меня от этого болит голова, - девушка задорно улыбнулась Тивелю, - кстати, ты, между прочим, тоже далеко не страшилище. Люди, особенно молоденькие девицы уж точно не чувствуют, глядя на тебя, никакого отвращения. Так что тебе грех жаловаться.
Тэлиона заметила, как покраснели острые кончики ушей, выглядывающие из-под смоляных волос парнишки. «Тоже мне, взрослый, - с лёгким оттенком превосходства подумала она, - краснеет словно Еланка перед молодыми стражниками».
- Да ладно тебе Тивель, поди, в каждом селе всей командой за юбками гоняетесь, не успев пристроить Кейру на ночлег.
- Почему ты такая злая, Тэль, - похоже, теперь парнишка всерьёз обиделся.
- Да ладно, что я такого сказала, как это у вас называется, поразвлечься?
- Если тебя что-то злит, и ты решила отыграться на мне, то я тут не причём, - в голосе Тивеля звенели льдинки.
Травница фыркнула и выместила обиду на ни в чём неповинном коне, саданув его ногами по бокам. Животное, впрочем, оказалось куда умнее седоков и отнеслось к напасти философски, то есть никак.
Тэль молча кусала губы, ну почему так. Она ведь совсем не хотела обижать этого парнишку, просто… Просто его восторженный взгляд, руки, которые всё время невольно норовили соскользнуть с талии. Он ведь не нарочно, ребёнок, совсем ещё мальчишка.
«Тоже мне нашлась взрослая, хоть себе-то не ври, признай, что он не при чём», - внутренний голос, как всегда был прав, чтоб ему провалиться. Ведь дело в Лоренсе. При мысли о сероглазом охотнике, щеки вспыхнули. «Дурочка, он же с тобой просто играет, словно кошка с мышью, придавит лапкой и отпустит, мол, беги». А что делать, если мышка хочет попасться? Травница тряхнула головой, надеясь изгнать оттуда память о том поцелуе под водопадом. Глупо вышло.

На поляне жарко пылал костёр, сухо потрескивали ветки в огне, булькала в котелке похлёбка. Ароматный запах мяса и специй смешивался с туманом и далеко разносился по лесу. Лоренс сидел у огня и бездумно глядел в ночь, механически помешивая похлёбку. Кейра, вымотанная дневным переходом, крепко уснула, не дождавшись ужина. Такое с ней часто бывало. Магичка ела очень редко и мало, сначала Лоренса это удивляло, но со временем он привык ко всем странностям своей предводительницы и научился ей доверять.
- Ну, как ужин? – Дорг шумно втянул воздух и уселся напротив охотника. – Я голоден, как волк.
- Ты и есть волк, старик, - напомнил Лоренс, дёрнув плечом.
- Нет, - Дорг усмехнулся, сверкнув длинными, с палец, клыками, - по крайней мере, сейчас. И не называй меня стариком, мальчишка, - рыкнул он.
- Мальчишка, - Лоренс печально вздохнул, - ну да, ты помнишь те времена, когда я им был.
- Не так давно, я снова увидел тебя прежнего, Лоренс.
Кейра неловко повернувшись, застонала во сне. Молодой охотник только собирался встать, а оборотень уже был подле женщины. Склонившись над ней, он осторожно убрал из-под головы еловую шишку и поправил сбившийся плащ, который Кейра всегда использовала вместо одеяла.
- Эйк, любимый, - пробормотала Кейра, шрамы на лице зашевелились, она улыбалась. Дорг замер на мгновение и вернулся к костру, от внимательного взгляда Лоренса не укрылось, как он сжимал кулаки в бессильной обиде.
- Дорг, она знает, что это ты её спас тогда? – наблюдая за оборотнем, парень временно оставил свои печальные мысли. Этот вопрос давно его интересовал, но спрашивать было бесполезно, Дорг очень не любил рассказывать о том сражении. Последнем сражении, положившем конец всей магии мира.
- Нет, - хрипло отозвался оборотень, - Ренс, ты мой друг, но если ты скажешь ей об этом…
- Не понимаю я тебя, старик, - с печальной усмешкой покачал головой охотник, разглядывая тёмные заросли на дальнем конце поляны. – Проклятие, где их тени носят?!
- Что, - теперь пришёл черёд оборотню усмехаться, - душа-то не на месте.
- Разумеется, Дорг! Тэль… - охотник осёкся, - Тив ещё очень слаб, что если на них всё же напала тварь или он просто свалился с лошади, а Тэль не может взгромоздить его обратно в седло.
- Гляди-ка, а эта малышка и впрямь запала тебе в душу.
- Не мели ерунды, старик, - Лоренс смерил оборотня холодным властным взглядом, словно напоминая, кто есть кто, - ты перепил своей браги.
- Может быть, - Дорг смотрел в том же направлении, откуда ещё часа три назад должны были приехать Тивель и травница, - где Кувалда?
- Дрова собирает, позвать?
- Я сам, - оборотень легко вскочил на ноги, - знаешь что, Ренс, давно мы с тобой не состязались в беге.
Охотник усмехнулся, принимая вызов, и принялся стягивать сапоги.
Не прошло и пяти минут, как два волка чёрный с проседью вдоль хребта и жемчужно-серый скрылись в ночном лесу.

- Тивель, Тивель, очнись, пожалуйста, - верёвка больно впивалась в запястья, голова грозила вот-вот развалиться на две половины, а левую щеку неприятно стягивала корка высохшей крови. Полуэльф лежал рядом бледный, как покойник, но девушка знала, что он жив, она видела, жилку, слабо пульсирующую на шее юноши. Слишком слабо. Умом целительница понимала, что он едва ли придёт в себя, но ей было страшно.
Лицо Тивеля заливала кровь, не понятно опасно ли его ранили или просто рассекли бровь. Хотя ему после вурдалачьего яда и этого хватит.
Самое обидное, виновата во всём была только она сама. Если бы она не поддевала полуэльфа, он бы не стал строить из себя матёрого охотника и внимательнее смотрел по сторонам. Если бы она следила за густым подлеском, а не мечтала о встрече с Лоренсом на привале, наверняка успела бы крикнуть прежде, чем ей заткнули рот.
Тэль бессильно откинулась обратно на прелые листья, устилавшие дно неглубокой, заваленной деревьями ямы. По стенам плясали сполохи костров, снаружи доносился грубый гогот, визгливые песни и сальные шутки. Потом раздался женский крик, полный страха и ужаса, он резко оборвался на пронзительно высокой ноте. Снаружи послышалось утробное рычание, словно стая хищников делила добычу. К горлу подступил комок, травницу чудом не стошнило.
- Тивель, миленький, очнись, ну пожалуйста, нам надо бежать, - шептала она, пытаясь освободиться от пут. От бессильной злости и отчаянья слёзы градом катились по щекам.
«Девчонка, слабая беззащитная девчонка, он был совершенно прав…».
Резким рывком Тэлиона высвободила правую руку, кожа, если верить ощущениям, осталась в верёвочной петле. Девушка охнула от боли.
- А ктой-то у нас там копошиться? – ветки, наваленные сверху, зашевелились. – О, да я тебя помню!
На нездорово бледной харе разбойника расцвела довольная улыбка, больше походящая на звериный оскал. Звериный?
Последнее, что заметила травница прежде чем разбойник схватил её за волосы и выволок наверх, кривые клыки, торчащие в разные стороны. Всё-таки они с Тивелем нашли искомую тварь. Тварей.
С десяток мужиков, похожих на её мучителя, словно близнецы, сидели вокруг огромного костра. В пламени со свистом и треском лопались чьи-то кости. Тошнотворно воняло палёным мясом, а лица-морды нежити были перемазаны в крови. На жухлой листве, раскинув руки и ноги, словно изломанная кукла, лежала мёртвая девушка, её внутренности, вываленные в листьях и мусоре, лентой тянулись из разорванного живота. Тэль снова едва не стошнило.
- Ого! Да мне сегодня везёт, - прорычал главарь, наматывая волосы девушки на кулак. – Она полукровка!
Шайка невесть чему обрадовалась и жадно уставилась на не помнящую себя от ужаса Тэль. Главарь грубо поднял девушку на ноги и прошипел ей на ухо.
- В яме ведь твой дружок, да? Тот самый, что помешал нам познакомиться у озера утром? Проклятый кровосос, сам такой же, как и мы, а в охотники подался. Тащите сюда этого ублюдка, - рявкнул он на подчинённых.
Двое верзил нехотя поднялись и вразвалочку направились к яме.
- Нет, это не он, - заплетающимся языком ответила полуэльфка, - там… там… такой же как и я, он совсем мальчишка. Не тронь его!
- А ты шустрая цыпочка, - рывком развернул девушку к себе лицом, - может, - тяжело дыша продолжил он, - и меня пригреешь.
- Пошёл ты к теням! – выплюнула травница, чувствуя, как внутри вскипает злость.
- Куда ты денешься, - мужик рванул платье с её плеч и швырнул девушку к раскидистому дубу. Тэлиона, как пушинка, подхваченная ветром, пролетела через всю поляну и врезалась в ствол. В спине что-то хрустнуло, в глазах потемнело, на несколько мгновений сознание оставило Тэль.
Когда она пришла в себя её уже крепко держали двое громил, третий зажимал рот, чтобы она не кричала, глаза тварей горели жёлтым огнём. Главарь, тяжело навалившись на неё сверху, расправлялся с остатками одежды.
- Считаете себя сильней всех, охотнички, - рычал он, больно тиская грудь девушки, по щекам Тэль текли слёзы, - вы вошли в мой лес, здесь я хозяин. И я беру то, что хочу. Не понимаешь? Дрянь.
Он ударил её по лицу. Девушка мычала что-то невразумительное, яростно пытаясь освободиться, но неведомые твари лишь усилили хватку, стоило ей очнуться, и отчаянные попытки травницы больше походили на слабое трепыхание.
- Я перебью вашу шайку одного за другим, - шипел главарь, брызгая ей в лицо вонючей тёплой слюной, - они мне не нужны. А вот ты…
Шершавый язык прошёлся от ключицы, до виска, сдирая корку засохшей крови. Дыхание главаря участилось. Теперь, когда он перестал себя контролировать, его нечеловеческая сущность проявилась полностью. Лицо съёжилось, а вот челюсти наоборот увеличились втрое против прежнего. Новые клыки лезли наружу, вспарывая дёсны.
- …ты дашь мне ещё одного сына, смесок и тоже издохнешь, когда мы натешимся с тобой. Как тебе это?
- Нет!!!!!! Помогите!!!!!!! – Тэль удалось укусить за ладонь, тварь, зажимавшую ей рот. – Помогите!!!!! Лоренс!!!!!! По…
- Кричи, сколько влезет, - щёлкнул зубами зверь, - твои дружки далеко. Эй, вы переверните её, чтоб мордой в землю уткнулась.
- Ыгы, - поддакнул укушенный, - будет знать, шлюха.
Тэль рванулась из последних сил, но тщетно, она только приложилась головой о корень, тощавший из земли, и потеряла сознание.

- Нет!!!
- Тише, маленькая, тише, - чьи-то руки нежно удерживают её, не давая сбежать от кошмара.
- Помогите!!! Нет!!! Лоренс!!!
- Я здесь, - мягко отвечал голос, - здесь с тобой, всё в порядке Тэлли.
Девушка беззвучно заплакала, уткнувшись лицом в жесткую кожу куртки.
- Тише, тише, - охотник баюкал её в объятиях, гладя по спутанным волосам, - ничего не случилось. Всё обошлось, ты теперь не одна, я с тобой. Мы все с тобой.
- Она очнулась? – раздался встревоженный голос Кувалды. Кто-то, скорее всего Кейра, сердито шикнул на здоровяка.
- Лоренс, я…
- Не надо ничего говорить, маленькая, не надо…
Сердце бешено колотилось, Тэль трясло, как в лихорадке, она всё время порывалась куда-то бежать. Но Лоренс ей не позволял. Охотник терпеливо шептал, что всё миновало, рассказывал ей, как они с Доргом услышали её крик, что успели вовремя, что ничего страшного не произошло. Постепенно девушка совсем успокоилась и провалилась в сон, обхватив спасителя руками за шею.
- Ложись спать, я тоже могу её посторожить, - громким шёпотом предложил Кувалда.
- Не хочу её тревожить, - качнул головой охотник, с нежностью глядя на доверчиво прижавшуюся к нему травницу. – Она так сладко спит.
Друг насупился и обиженно засопел. Здоровяк знал Лоренса не первый год, но таким его видел никогда.
- Кувалда, не дуйся, мне жаль будить её и только, - попытался оправдаться охотник, - она сегодня много перенесла. Опоздай мы с Доргом всего на несколько секунд.
Лоренс скрипнул зубами и промолчал, он даже думать не хотел, что было бы тогда.
- Жаль, что меня с вами не было, - вздохнул Кувалда, - если бы это я спас её, то у меня был бы шанс.
- А с чего ты взял, что его у тебя нет? – удивился охотник.
- Ну, - Кувалда криво ухмыльнулся, почёсывая лысую макушку, - по-моему, я ей не нравлюсь.
- Она тебя почти не знает, не отчаивайся, - Лоренс перевёл взгляд на спящую травницу, - дорога до столицы длинная, успеете познакомиться поближе.
- Твои б слова, да кому-нибудь из светлых в уши, - тяжко вздохнул друг. – Знаешь, Лоренс, она совсем не похожа на тех, кого я знал раньше, она особенная. Я буду любить её и беречь, а может и правда женюсь на ней. А что, подкоплю деньжат, пока она будет учиться, куплю дом, завяжу с этой треклятой охотой…
- Иди спать, Кувалда, - резко прервал его мечтания охотник, - завтра нам предстоит долгий путь и кто знает, что за напасть мы встретим.
- Пожалуй, ты прав, приятель, пойду-ка я покемарю. - Кувалда, шумно зевнул и потянулся, но выполнять задуманное не спешил, продолжал молча сидеть, разглядывая спящую девушку.
- Чего ещё? – с трудом сдерживая непонятное раздражение, спросил Лоренс.
- Слушай, а можно, я поцелую её, пока она спит, - жалко попросил Кувалда, - всего один раз.
Глаза Лоренса вспыхнули в ночи двумя болотными огнями, заставив Кувалду отскочить назад. В следующий миг они погасли, а охотник пожал плечами и кивнул:
- Целуй, мне-то какая разница, - равнодушно произнёс он, – только не разбуди её, а то такой скандал закатит, что стычка с нежитью покажется нам легкой прогулкой.
Кувалда неуклюже наклонился и чмокнул девушку в губы, она что-то неразборчиво пробормотала и спрятала лицо на груди охотника.
- Ну и? Понравилось? – всё так же равнодушно спросил Лоренс.
- Ага, - лицо товарища озаряла на редкость идиотская, но исключительно счастливая улыбка, - вот бы…
- Достаточно, Кувалда, нацелуетесь ещё.
Сказано было это таким непререкаемым тоном, что здоровяк понял – спорить бесполезно. Он долго ворочался на жёсткой земле, пытаясь уснуть, и тяжко вздыхал. Наконец, Кувалда угомонился, ничто больше не нарушало неверной лесной тишины, лишь потрескивали ветки в огне. Лоренс долго сидел, не сводя глаз с пляшущего пламени. Память вернула его в ту ночь, которую он всей душой жаждал забыть. Тогда перед ним тоже пылал костёр, куда больше этого. Замок охваченный огнем…
Тэлиона шевельнулась, устраиваясь поудобнее и видение осыпалось пеплом. Лоренс благодарно улыбнулся спящей и осторожно, чтобы не разбудить, отвёл с её лица мягкие вьющиеся пряди. Плащ, в который охотник закутал бесчувственную девушку, ещё там, на страшной поляне, съехал, соблазнительно обнажив плечико. Белую кожу пересекала уродливая царапина, памятка от когтей въерга.
Царапина быстро заживёт, а вот от пережитого Тэлли не скоро оправиться. Едва ли теперь она захочет путешествовать вместе с охотниками. Напротив, будет молить богов, чтобы этот кошмар поскорей завершился и вдали появились разноцветные крыши и причудливые шпили Квитага.
Охотник поправил плащ и улыбнулся. Он хотел, чтобы Тэлли оказалась в столице королевства людей, в полной безопасности, как можно дальше от всех лесов и чудовищ. Не удержавшись, он легонько поцеловал девушку в висок, потом вздохнул и снова уставился в пламя. Лоренс сам не заметил, как задремал, зарывшись лицом в мягкие волосы, пахнущие цветущим лугом.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 09.08.2011 в 00:46
NadWintersДата: Среда, 10.08.2011, 02:02 | Сообщение # 14
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 231
Награды: 5
Репутация: 26
Статус: Offline
Забыть себя.
Кейра как всегда проснулась с рассветом. Серый сумрак клубился под деревьями, рваные кружева тумана плавали над поляной. Предводительница охотников села, зябко кутаясь в плащ. Костёр почти прогорел, лишь угли тлели под толстым слоем седого пепла. Лоренс, который должен был следить за огнём, безмятежно спал, крепко, но нежно держа в объятиях спасённую травницу. Кейра бесшумно поднялась на ноги, обошла кострище и присела напротив них, протянув к углям озябшие ладони. Шрамы, впервые за много лет, не болели, а, скорее, назойливо ныли, неприятно напоминая женщине о её уродстве. Она задумчиво глядела на спящих, а на её губах блуждала лёгкая улыбка.

Тем утром чародейка против обыкновения крепко спала, слишком устала после бала в честь дня рождения одной из многочисленных дочерей короля. Девочка-служанка, приставленная к придворной волшебнице, долго стояла у дверей её покоев, не решаясь войти. У новой госпожи был удивительно лёгкий характер, но кто знает, этих волшебников, не разберёт спросонья, кто к ней пожаловал и превратит в лягушку. Ищи потом принца, чтобы расколдовал. Кстати о принцах, если продолжать и дальше топтаться на пороге, то она рискует получить плетей за неисполнение приказа.
- Госпожа Киеррана, - робко пискнула девчонка, приоткрыв дверь, ровно настолько, чтобы в щёлочку была видна роскошная постель и спящая на ней женщина.
- М-м-м, - чародейка махнула рукой в сторону звука и перевернулась на другой бок. Несколько мгновений служанка зажмурившись, ждала чего-то ужасного, но ничего не случилось. Каменные плиты не разверзлись и не поглотили её, огненный шар не сжёг, она не превратилась в ледяную статую и по-прежнему была человеком. Переведя дух, девчонка осмелела и открыла дверь пошире, как выяснилось мгновением позже, совершенно зря…
- Пошла прочь! - рявкнул на неё темноволосый мужчина, в котором она запоздало опознала младшего принца Ардена. Вслед служанке полетела весёленькая кружевная подушечка и маленькая шаровая молния, больно ужалившая девочку чуть пониже спины.
- Извините, - пискнула служанка, - я не хотела. Просто, меня просили напомнить, что принц Эйтен прибывает через час, а Его Высочество распорядился, чтобы вы лично присутствовали при встрече.
За дверь раздался звук, словно кто-то сильно хлопнул себя ладонью по лбу и протяжный стон, полный страдания. Заинтригованная девочка боролась с желанием заглянуть в покои волшебницы ещё разок.
- Мы всё поняли, - сдавленно, словно его душили, отозвался принц, - проваливай!
- Ты НИЧЕГО не видела в моей комнате, ясно!
Голос чародейки, догнал служанку уже на лестнице в конце коридора.
- Ясно, госпожа, - пробормотала девочка. Белая ласка, сверкнув тёмными глазками-бусинками, шмыгнула прочь, услышав её ответ.
- Кей, ну, куда же ты? – принц Арден, лениво потянулся под тёплым одеялом, не торопясь выбираться из-под него. – Братец наверняка опоздает.
- Если он опоздает, то у твоего отца останется только один сын, потому что я его убью, - обнажённая чародейка, казалось, не замечала утренней прохлады. Она неспешно подошла к окну и раздвинула тяжёлые бархатные шторы. В покои хлынул холодный дневной свет, на миг ослепивший Ардена. Принц прищурил глаза и, чуть склонив голову набок, любовался точёной фигуркой волшебницы. Спутанная копна необычных пепельно-серых волос, ещё вчера уложенных в изысканную причёску, хитрые сине-зелёные, словно морская вода глаза, правильные черты лица - новая придворная чародейка была удивительно красива. К тому же, она была умна и в меру цинична.
«Кажется, я всерьёз ей увлёкся», - эта мысль определённо понравилась младшему принцу.
- Хм, заманчивая идея, я за.
- Дурень, - волшебница небрежно шевельнула кистью, и мягкая подушка плюхнулась принцу на макушку, - меня же повесят.
- А я тебя спасу, - подушка просвистела в воздухе, но чародейка ловко увернулась, и пуховый снаряд вылетел в окно, - представляешь, как это романтично.
- Оставь романтику для тех, кто в неё верит, Ден, - несколько искорок сорвались с кончиков пальцев, в камине вспыхнуло ровное пламя, в несколько мгновений согревшее комнату. – Вставай, тебе пора уходить, пока сюда не заявился кто-нибудь ещё.
-Пусть себе приходят, - Арден демонстративно устроился на кровати ещё удобней.
- К тому же, - продолжала чародейка, не обращая на него внимания, - ты выгнал мою служанку, а значит тебе придётся помочь мне одеться. Застегни…
Спустя час Киеррана торопливо спускалась вниз, на бегу возясь с пряжкой плаща и бросая взгляды во двор замка, где переминалась с ноги на ногу и шмыгала замёрзшими носами делегация встречающих во главе с королём и его пятой супругой, её высокий голосок был слышен даже отсюда, она искренне недоумевала, почему надо встречать принца Эйтена на улице.
- Можно ведь принять его и в тронном зале, там тепло и слуги разносят горячее вино, - вещала «заботливая мачеха», годившаяся пасынку в младшие сёстры. Чародейка в кои-то веки была полностью согласна с королевой.
- Чтоб тебе пусто было, Арден, - в сердцах помянула любовника Киеррана, споткнувшись на выщербленной ступеньке, до главного холла, ведущего на улицу, оставалось ещё с десяток крутых пролётов, а произнести заклинание волшебница уже не успевала. Живо представив, во что она превратится, преодолев остаток пути кувырком, чародейка в панике зашарила руками в поисках опоры, тщетно. Ступеньки предательски ускользнули из-под каблучков… Киеррана трусливо зажмурилась, но падения не последовало. Её подхватили чьи-то крепкие руки.
- Куда-то торопишься Кейрин?
- Ты? – ей не надо было даже открывать глаза, чтобы понять, кто её спаситель. Волшебница улыбнулась и провела ладонью по щеке мужчины, тот поцеловал кончики её пальцев.
- Я, Кейрин, - нежно ответил он. – Ты ждала меня?
Вместо ответа она прильнула к нему. Слова были им не нужны.
- Эйк, как ты меня нашёл?
- Это было несложно, в городе все только и говорят, что о новой придворной чародейке…
- Опять врёшь…
- Приукрашаю, - поправил Киеррану мужчина.
Волшебница рассматривала его сквозь ресницы, за те несколько лет, что они не виделись, Эйк ни капли не изменился. Всё те же зелёные смеющиеся глаза, светлые волосы отросшие за время странствий по Бездорожью небрежно стянуты в хвост, та же хитрая улыбка, притаившаяся в уголках губ. Простая у удобная одежда и потёртая рукоять меча над левым плечом. Нет, минуточку, где наёмник разжился таким дорогим клинком? Да и вещи, если приглядеться.
- Эйк ты что ограбил дворянина?
- Вроде того, - усмехнулся наёмник. – Уйдём отсюда?
Чародейка задумалась, а наёмник, улучив момент, склонился к ней и поцеловал.
- Не сейчас Эйк, - прошептала волшебница, нехотя отстраняясь. – Проклятие! Мне надо бежать, принц!
- Погоди, - он поймал её за руку, - не торопись.
- Нет, Эйк, ты не понимаешь! Король мне голову оторвёт, если я не буду мёрзнуть вместе со всеми, ожидая этого треклятого принца Эйтена.
- Кейрин, - наёмник уставился в пол и прикусил губу, плохой знак, - понимаешь, тут такое дело…
Чародейка насторожилась:
- Только не говори мне, что ты убил наследника престола!
- Э-э-э, ну, я… Я не нарочно!
- Эйк, ты с ума сошёл?!!
- Кейрин, послушай…
- Нет, это ты послушай, тебе надо бежать! Отправляйся в мои покои, они в Северном крыле в башне, вот ключ. Сиди тихо и жди меня, ночью я отправлю тебя как можно дальше от Квитага.
- Ты выгораживаешь убийцу? – изогнул бровь наёмник.
- Не убийцу, - возразила волшебница, - тебя.
- Кейри, я…
- Великолепно, - всплеснула ручками невесть откуда появившаяся на лестнице королева, - мне, королеве Лилии, приходиться самой ходить за подогретым вином, словно последней служанке, а придворная магичка тискается на лестнице со слугами, да я тебя на дыбе вздёрну! Я…
Эйк обернулся и насмешливо глянул на королеву, та подавилась гневной речью и уставилась на наёмника:
- Так что вы там собрались делать, матушка? – холодно спросил он.
- Эйтен? – сказать, кто удивился больше Киеррана или Лилия, узнавшая пасынка, было сложно.
- Эйтен? – на всякий случай уточнила чародейка. – Принц Эйтен?
- Ну да, - подтвердила королева, - а ты не знала?
- Эйк?- глаза волшебницы вспыхнули опасным огнём.
- Именно это я и пытался тебе сказать, - пробормотал наёмник, виновато улыбаясь, - видишь ли, меня угораздило родиться в королевской семье, папенька нарёк меня Эйтеном, в честь деда, а Эйк – моя детская кличка.
- Что ж, в таком случае, разрешите представиться, ваше высочество, - церемонно произнесла чародейка, высвобождаясь из объятий Эйка, - тэа Киеррана Серрейн, придворная колдунья.


Солнце медленно поднималось над лесом. Разгоняя туман и стирая росу с травы, новый день обещал быть жарким. До Рыбицы оставался целый день пути, а мешочек на поясе приятно оттягивали когти и зубы даже не одного, а одиннадцати въергов. Въерги, редкие, но очень опасные твари, как и оборотни, имеющие две личины. У каждого въерга был свой неповторимый, но всегда жуткий отталкивающий звериный облик. А вот человеческая ипостась у них однообразна. Дорг и Лоренс вчера постарались на славу. При иных обстоятельствах, они едва ли полезли, считай с голыми клыками на целую стаю нежити, притом разумной, но выбора у них не оставалось, а что могут её ребята, загнанные в угол, Кейра Грейн видела не единожды. В деревне, если не будет работы можно остановиться передохнуть на денёк-другой. А потом отправляться дальше в Васту, менять зубы и когти на звонкую монету. Кейра усмехнулась, представив, как вытянется лицо тамошнего наместника, когда он поймёт, сколько денег из своей казны должен отсыпать удачливым охотникам.
Грязно-белый зверек, промелькнув в траве, спрятался в корнях развесистого дуба. Чёрные глазки-бусинки внимательно следили за Кейрой, она почувствовав этот взгляд, обернулась и заметила маленькую ласку.
- Esh, cshassa – lless, - позвала охотница, протянув к малышке ладонь, - иди, сюда не бойся. Ты ведь голодна, да? Помнишь меня?
Ласка, склонив головку, внимательно слушала женщину, но стоило ей шевельнуться, зверёк порскнул прочь. Кейра печально вздохнула, к чему ей теперь спутник, к чему они теперь всем магам. Кому нужны сами маги в мире, где нет волшебства. Но ведь, зверёк не оставил её, столько лет малыш, не приспособленный к жизни на дикой природе следует за отрядом, ворует еду из сумок. Будит чутких охотников в ненастные ночи, пробираясь на ночлег под чей-нибудь плащ, чтобы не замёрзнуть. Как он умудряется за день не отстать от лошадей для всех оставалось загадкой. Быть, может…
Кейра взмахнула кистью, но вместо огненного шара на ладони плясала жалкая искорка, давно пора перестать надеяться, что случится чудо, магия вернётся, а шрамы исчезнут или Эйтен узнает её. Нет, глупости, он был влюблён в красавицу-чародейку, а на калеку, пускай и лучшую охотницу на нежить от южных морей до ледяных гор далеко на Севере, без содрогания смотреть не может. Для того чтобы не пугать лишний раз его высочество и впечатлительных придворных, Кейре даже было разрешено появляться во дворце не в пышных одеждах, приличествующих случаю, а в дорожном плаще с капюшоном.

Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-бульк! – плоский камешек, пущенный умелой рукой, заскакал по водной глади и ухнул в глубины озера.
Любителей «печь блины на воде» в лесной обители хватало, поэтому на берегу тихого озерца, притаившегося в глубине светлого соснового бора, подходящих камней не наблюдалось. Вся галька давно перекочевала с белого песчаного пляжа на дно. Не было камешков ни на дороге, ни в самом бору, ни даже возле Обители.
Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-буль
Если бы она могла – улыбнулась бы удачному броску, но улыбаться женщина, стоящая на берегу, не умела. Забыла, как это делается. А даже если и вспомнила, всё равно не смогла бы – мешала тугая повязка, скрывающая лицо до самых бровей. Целители обещали, что шрамы будут почти незаметны, но, похоже, они убеждали в этом не столько пациентку, сколько самих себя.
Солнце, успевшее вскарабкаться на верхушки сосен, припекало совсем по-летнему. Скрывавшаяся под бинтами мазь немилосердно щипала только-только стянувшиеся раны.
«А, может, ну их, эти повязки», - подумала женщина. Прозрачно-синяя вода так и манила к себе, обещая прохладу взамен осточертевшего зноя.
Решившись, она стянула длинные до локтей перчатки, насквозь провонявшие какой-то лечебной гадостью. Руки являли собой жуткое зрелище. Кожу с предплечий словно содрали целиком, а кисти пестрели пятнами заживающих ожогов.
- Извините, - раздалось сзади. Женщина испуганно вздрогнула и вскочила, на песок из подола серей полотняной туники градом посыпались камушки, припасённые для забавы.
- Извините, - повторил бесшумно выбравшийся из леса мужчина, со смесью отвращения и жалости разглядывая изуродованные руки, - я не хотел вас испугать. Вы меня понимаете?
Женщина осторожно, насколько позволяла повязка на шее, кивнула, стараясь не смотреть на стоящего перед ней человека.
- Я ищу одну своя знакомую, её имя – Киеррана Серрейн. В Обители мне сказали, что она должна быть у озера. Вы не видели здесь никого?
Женщина отрицательно качнула головой.
- Прошу вас, постарайтесь вспомнить. Это молодая девушка, невысокого роста, примерно как вы. Она удивительно красива. У неё ещё волосы такие приметные пепельно-серые и длинные почти до земли.
Белый шар с прорезями для глаз и рта вновь качнулся из стороны в сторону, повергнув мужчину в отчаяние.
- Может, где-то поблизости есть другое озеро?
Опять мимо.
- Эйтен, вот ты где! – на берег выбралась женщина в шикарном дорожном костюме и заковыляла к озеру, увязая в песке высокими каблучками. – Ну что, нашёл?
Мужчина сокрушённо покачал головой.
- Я только что беседовала с главой Обители. Она жутко извинялась, сказала, что это была ошибка и Киеррана в списках больных не значится.
- Нет, ведь она уверяла…
- С этими ранеными такая неразбериха после войны, - скорчила гримаску шикарная дама, - может, Киерру отвезли куда-то ещё. Мало ли похожих на неё магичек, они вечно играют с природой, пытаясь, стать красивее, а в итоге становятся до отвращения одинаковыми.
- Мы объездили все возможные места, Лилия, - слова давались мужчине с явным трудом, - Лесная Обитель была нашей последней надеждой.
- Эйтен, - Лилия нежно обняла его за плечи и заглянула в глаза, - почему ты упорно не признаёшь очевидного? Киеррана погибла, как и сотни других, смирись.
- Она жива, - упрямо ответил мужчина, сделав шаг назад, чтобы освободиться из объятий так и льнущей к нему дамы, - она жива. И где бы она ни была, я найду её. Слышишь, Лилия, найду! И если ты ещё раз заикнёшься о её смерти, я не знаю, что с тобой сделаю…
- Прости, - смиренно ответила Лилия, - давай не будем выяснять отношения на глазах простолюдинов. Она покосилась на безмолвно стоящую в двух шагах женщину с нескрываемым омерзением.
Когда парочка скрылась в лесу, всё ещё продолжая спорить, она выдохнула и без сил упала на песок, нашарила горсть камней и, не глядя, со злостью швырнула их в воду, а потом так и осталась лежать на берегу, глядя в пронзённое верхушками сосен голубое небо. Плакать она разучилась ещё раньше, чем улыбаться, поэтому очень удивилась, почувствовав, как из глаз, смывая мазь, катятся солёные капли.
Говорят, двум смертям не бывать, врут. Она умирала дважды. Один раз в самом начале войны, сдуру высунувшись из укрытия, поймала два арбалетных болта в грудь, один из них чудом не задел сердце. Второй – от дружеского клинка в спину, больно и обидно. Но если бы тогда, ей кто-то сказал, что ей придётся умереть трижды, она предпочла бы арбалетный болт жалостливому взгляду Эйка, она так и не привыкла звать его Эйтеном. Она смотрела в недостижимо далёкое небо, жить теперь было незачем…
- Кьерра! Зачем ты стащила перчатки?!! – возмущённый вопль с другого берега вернул женщину к реальности, а следующий к жизни. Умереть, оно конечно, неплохо. Но погибать от рук разгневанной дриады, как-то не хотелось. Тот, кто сказал, что дриады – кроткие безобидные девы явно не был знаком с младшей целительницей Белееной. Больные, не выполняющие её наказов рисковали не дожить до исцеления. О том, что дриады по натуре своей не кровожадны Белеена не догадывалась. А за годы её работы в Обители не нашлось героя, который рискнул бы ей на это намекнуть, ни среди персонала ни среди пациентов.
Ко всем вверенным её заботам больным талантливая целительница относилась, как к малым детям, хотя, некоторые «детишки» были на пару-тройку сотен лет старше «мамаши». Белене было плевать, она одинаково относилась к хамоватому наёмнику, потрёпанному в драке и к эльфийскому вельможе, подхватившему от случайной подружки пикантную заразу. Тому и другому дриада быстро и не стесняясь в выражениях, объясняла кто здесь самый умный. Что на всеобщем, что на эльфийском ругалась она превосходно.
Вот и теперь агрессивно настроенная Белеена неслась вдоль берега, недвусмысленно размахивая корнем, сильно смахивающим на дубину и в своих лучших традициях высказывалась об ограниченных умственных способностях валяющейся на песке пациентки.
С этой странной женщиной дриаду связывало некое подобие дружбы. Белеена была единственной, кто смотрел на неё без малейшей жалости и скорбных вздохов.
- Кьерра, тебя искали нынче утром, - во время пробежки дриада пару раз споткнулась и окунулась в воду, потеряв вместе с корнем весь боевой запал.
- Я знаю, - хрипло отозвалась женщина, - как они меня нашли?
- Думаю принц, ой, то есть уже король Эйтен, разослал твои приметы всем целителям. Хотя, на кой жмындык им приметы, тебя ж теперь любой суслик от одного моря до другого знает. Эй, ты что творишь? Престань сейчас же, руки вырву!
Не обращая внимания на вопли дриады женщина принялась разматывать бинты, освобождая вымазанную густой зеленоватой массой шею.
- Заживление ещё не закончилось, - жалко вякнула дриада, не ожидавшая такого упрямства.
- Скажи мне честно, - тихо попросила женщина, - это поможет?
- Нет, - помолчав призналась Белеена и сама стала снимать повязку с головы.
- Первое время избегай зеркал, Кьерра тебе будет тяжело это видеть.
- Ничего, - женщина решительно подошла к озеру и склонилась над водой, - ничего страшного, я смогу, - пообещала она своему отражению.


Кейра Грейн никогда не смотрелась в зеркало, того раза хватило ей, чтобы навсегда возненавидеть все отражающие предметы. Кейра Грейн никогда не снимала на людях капюшона и перчаток, мало кто мог похвастаться, что видел её лицо. А те, кто видел, предпочитали не вспоминать об этом. О её внешности по деревням гуляли невероятные слухи, ей крестьяне пугали детей. На неё же они молились, когда в их края приходила беда. Кейра Грейн появилась шесть лет назад, странница, прячущая лицо, пришла в королевский дворец и предложила свои услуги в борьбе с расплодившейся в отсутствие магов нечистью. У неё не было прошлого, у неё не было будущего, только настоящее, короткие мгновения, отмеряемые ударами сердца.
- Доброе утро, Кейра, - прошептал Лоренс, охотница вздрогнула, только теперь она заметила, что парень не спит. – Слушай, я вот подумал тут, может задержимся в Рыбице на пару-тройку дней. Тивель окрепнет, Тэль немного придёт в себя, да и нам всем отдых не помешает.
- Я тоже думала об этом, Лоренс, пожалуй, нам и впрямь стоит задержаться. Лето ещё не перевалило за середину, мы можем позволить себе отдохнуть.
Парень откровенно просиял, он бережно устроил на лежанке подле Дорга спящую травницу, снял с дерева лук и колчан Тивеля и отправился на охоту.

Продолжение следует...


Эхо забытой сказки,
Песня морской волны,
Облик богини прекрасной
В свете холодной луны.


Сообщение отредактировал NadWinters - Среда, 10.08.2011, 02:05
 
СообщениеЗабыть себя.
Кейра как всегда проснулась с рассветом. Серый сумрак клубился под деревьями, рваные кружева тумана плавали над поляной. Предводительница охотников села, зябко кутаясь в плащ. Костёр почти прогорел, лишь угли тлели под толстым слоем седого пепла. Лоренс, который должен был следить за огнём, безмятежно спал, крепко, но нежно держа в объятиях спасённую травницу. Кейра бесшумно поднялась на ноги, обошла кострище и присела напротив них, протянув к углям озябшие ладони. Шрамы, впервые за много лет, не болели, а, скорее, назойливо ныли, неприятно напоминая женщине о её уродстве. Она задумчиво глядела на спящих, а на её губах блуждала лёгкая улыбка.

Тем утром чародейка против обыкновения крепко спала, слишком устала после бала в честь дня рождения одной из многочисленных дочерей короля. Девочка-служанка, приставленная к придворной волшебнице, долго стояла у дверей её покоев, не решаясь войти. У новой госпожи был удивительно лёгкий характер, но кто знает, этих волшебников, не разберёт спросонья, кто к ней пожаловал и превратит в лягушку. Ищи потом принца, чтобы расколдовал. Кстати о принцах, если продолжать и дальше топтаться на пороге, то она рискует получить плетей за неисполнение приказа.
- Госпожа Киеррана, - робко пискнула девчонка, приоткрыв дверь, ровно настолько, чтобы в щёлочку была видна роскошная постель и спящая на ней женщина.
- М-м-м, - чародейка махнула рукой в сторону звука и перевернулась на другой бок. Несколько мгновений служанка зажмурившись, ждала чего-то ужасного, но ничего не случилось. Каменные плиты не разверзлись и не поглотили её, огненный шар не сжёг, она не превратилась в ледяную статую и по-прежнему была человеком. Переведя дух, девчонка осмелела и открыла дверь пошире, как выяснилось мгновением позже, совершенно зря…
- Пошла прочь! - рявкнул на неё темноволосый мужчина, в котором она запоздало опознала младшего принца Ардена. Вслед служанке полетела весёленькая кружевная подушечка и маленькая шаровая молния, больно ужалившая девочку чуть пониже спины.
- Извините, - пискнула служанка, - я не хотела. Просто, меня просили напомнить, что принц Эйтен прибывает через час, а Его Высочество распорядился, чтобы вы лично присутствовали при встрече.
За дверь раздался звук, словно кто-то сильно хлопнул себя ладонью по лбу и протяжный стон, полный страдания. Заинтригованная девочка боролась с желанием заглянуть в покои волшебницы ещё разок.
- Мы всё поняли, - сдавленно, словно его душили, отозвался принц, - проваливай!
- Ты НИЧЕГО не видела в моей комнате, ясно!
Голос чародейки, догнал служанку уже на лестнице в конце коридора.
- Ясно, госпожа, - пробормотала девочка. Белая ласка, сверкнув тёмными глазками-бусинками, шмыгнула прочь, услышав её ответ.
- Кей, ну, куда же ты? – принц Арден, лениво потянулся под тёплым одеялом, не торопясь выбираться из-под него. – Братец наверняка опоздает.
- Если он опоздает, то у твоего отца останется только один сын, потому что я его убью, - обнажённая чародейка, казалось, не замечала утренней прохлады. Она неспешно подошла к окну и раздвинула тяжёлые бархатные шторы. В покои хлынул холодный дневной свет, на миг ослепивший Ардена. Принц прищурил глаза и, чуть склонив голову набок, любовался точёной фигуркой волшебницы. Спутанная копна необычных пепельно-серых волос, ещё вчера уложенных в изысканную причёску, хитрые сине-зелёные, словно морская вода глаза, правильные черты лица - новая придворная чародейка была удивительно красива. К тому же, она была умна и в меру цинична.
«Кажется, я всерьёз ей увлёкся», - эта мысль определённо понравилась младшему принцу.
- Хм, заманчивая идея, я за.
- Дурень, - волшебница небрежно шевельнула кистью, и мягкая подушка плюхнулась принцу на макушку, - меня же повесят.
- А я тебя спасу, - подушка просвистела в воздухе, но чародейка ловко увернулась, и пуховый снаряд вылетел в окно, - представляешь, как это романтично.
- Оставь романтику для тех, кто в неё верит, Ден, - несколько искорок сорвались с кончиков пальцев, в камине вспыхнуло ровное пламя, в несколько мгновений согревшее комнату. – Вставай, тебе пора уходить, пока сюда не заявился кто-нибудь ещё.
-Пусть себе приходят, - Арден демонстративно устроился на кровати ещё удобней.
- К тому же, - продолжала чародейка, не обращая на него внимания, - ты выгнал мою служанку, а значит тебе придётся помочь мне одеться. Застегни…
Спустя час Киеррана торопливо спускалась вниз, на бегу возясь с пряжкой плаща и бросая взгляды во двор замка, где переминалась с ноги на ногу и шмыгала замёрзшими носами делегация встречающих во главе с королём и его пятой супругой, её высокий голосок был слышен даже отсюда, она искренне недоумевала, почему надо встречать принца Эйтена на улице.
- Можно ведь принять его и в тронном зале, там тепло и слуги разносят горячее вино, - вещала «заботливая мачеха», годившаяся пасынку в младшие сёстры. Чародейка в кои-то веки была полностью согласна с королевой.
- Чтоб тебе пусто было, Арден, - в сердцах помянула любовника Киеррана, споткнувшись на выщербленной ступеньке, до главного холла, ведущего на улицу, оставалось ещё с десяток крутых пролётов, а произнести заклинание волшебница уже не успевала. Живо представив, во что она превратится, преодолев остаток пути кувырком, чародейка в панике зашарила руками в поисках опоры, тщетно. Ступеньки предательски ускользнули из-под каблучков… Киеррана трусливо зажмурилась, но падения не последовало. Её подхватили чьи-то крепкие руки.
- Куда-то торопишься Кейрин?
- Ты? – ей не надо было даже открывать глаза, чтобы понять, кто её спаситель. Волшебница улыбнулась и провела ладонью по щеке мужчины, тот поцеловал кончики её пальцев.
- Я, Кейрин, - нежно ответил он. – Ты ждала меня?
Вместо ответа она прильнула к нему. Слова были им не нужны.
- Эйк, как ты меня нашёл?
- Это было несложно, в городе все только и говорят, что о новой придворной чародейке…
- Опять врёшь…
- Приукрашаю, - поправил Киеррану мужчина.
Волшебница рассматривала его сквозь ресницы, за те несколько лет, что они не виделись, Эйк ни капли не изменился. Всё те же зелёные смеющиеся глаза, светлые волосы отросшие за время странствий по Бездорожью небрежно стянуты в хвост, та же хитрая улыбка, притаившаяся в уголках губ. Простая у удобная одежда и потёртая рукоять меча над левым плечом. Нет, минуточку, где наёмник разжился таким дорогим клинком? Да и вещи, если приглядеться.
- Эйк ты что ограбил дворянина?
- Вроде того, - усмехнулся наёмник. – Уйдём отсюда?
Чародейка задумалась, а наёмник, улучив момент, склонился к ней и поцеловал.
- Не сейчас Эйк, - прошептала волшебница, нехотя отстраняясь. – Проклятие! Мне надо бежать, принц!
- Погоди, - он поймал её за руку, - не торопись.
- Нет, Эйк, ты не понимаешь! Король мне голову оторвёт, если я не буду мёрзнуть вместе со всеми, ожидая этого треклятого принца Эйтена.
- Кейрин, - наёмник уставился в пол и прикусил губу, плохой знак, - понимаешь, тут такое дело…
Чародейка насторожилась:
- Только не говори мне, что ты убил наследника престола!
- Э-э-э, ну, я… Я не нарочно!
- Эйк, ты с ума сошёл?!!
- Кейрин, послушай…
- Нет, это ты послушай, тебе надо бежать! Отправляйся в мои покои, они в Северном крыле в башне, вот ключ. Сиди тихо и жди меня, ночью я отправлю тебя как можно дальше от Квитага.
- Ты выгораживаешь убийцу? – изогнул бровь наёмник.
- Не убийцу, - возразила волшебница, - тебя.
- Кейри, я…
- Великолепно, - всплеснула ручками невесть откуда появившаяся на лестнице королева, - мне, королеве Лилии, приходиться самой ходить за подогретым вином, словно последней служанке, а придворная магичка тискается на лестнице со слугами, да я тебя на дыбе вздёрну! Я…
Эйк обернулся и насмешливо глянул на королеву, та подавилась гневной речью и уставилась на наёмника:
- Так что вы там собрались делать, матушка? – холодно спросил он.
- Эйтен? – сказать, кто удивился больше Киеррана или Лилия, узнавшая пасынка, было сложно.
- Эйтен? – на всякий случай уточнила чародейка. – Принц Эйтен?
- Ну да, - подтвердила королева, - а ты не знала?
- Эйк?- глаза волшебницы вспыхнули опасным огнём.
- Именно это я и пытался тебе сказать, - пробормотал наёмник, виновато улыбаясь, - видишь ли, меня угораздило родиться в королевской семье, папенька нарёк меня Эйтеном, в честь деда, а Эйк – моя детская кличка.
- Что ж, в таком случае, разрешите представиться, ваше высочество, - церемонно произнесла чародейка, высвобождаясь из объятий Эйка, - тэа Киеррана Серрейн, придворная колдунья.


Солнце медленно поднималось над лесом. Разгоняя туман и стирая росу с травы, новый день обещал быть жарким. До Рыбицы оставался целый день пути, а мешочек на поясе приятно оттягивали когти и зубы даже не одного, а одиннадцати въергов. Въерги, редкие, но очень опасные твари, как и оборотни, имеющие две личины. У каждого въерга был свой неповторимый, но всегда жуткий отталкивающий звериный облик. А вот человеческая ипостась у них однообразна. Дорг и Лоренс вчера постарались на славу. При иных обстоятельствах, они едва ли полезли, считай с голыми клыками на целую стаю нежити, притом разумной, но выбора у них не оставалось, а что могут её ребята, загнанные в угол, Кейра Грейн видела не единожды. В деревне, если не будет работы можно остановиться передохнуть на денёк-другой. А потом отправляться дальше в Васту, менять зубы и когти на звонкую монету. Кейра усмехнулась, представив, как вытянется лицо тамошнего наместника, когда он поймёт, сколько денег из своей казны должен отсыпать удачливым охотникам.
Грязно-белый зверек, промелькнув в траве, спрятался в корнях развесистого дуба. Чёрные глазки-бусинки внимательно следили за Кейрой, она почувствовав этот взгляд, обернулась и заметила маленькую ласку.
- Esh, cshassa – lless, - позвала охотница, протянув к малышке ладонь, - иди, сюда не бойся. Ты ведь голодна, да? Помнишь меня?
Ласка, склонив головку, внимательно слушала женщину, но стоило ей шевельнуться, зверёк порскнул прочь. Кейра печально вздохнула, к чему ей теперь спутник, к чему они теперь всем магам. Кому нужны сами маги в мире, где нет волшебства. Но ведь, зверёк не оставил её, столько лет малыш, не приспособленный к жизни на дикой природе следует за отрядом, ворует еду из сумок. Будит чутких охотников в ненастные ночи, пробираясь на ночлег под чей-нибудь плащ, чтобы не замёрзнуть. Как он умудряется за день не отстать от лошадей для всех оставалось загадкой. Быть, может…
Кейра взмахнула кистью, но вместо огненного шара на ладони плясала жалкая искорка, давно пора перестать надеяться, что случится чудо, магия вернётся, а шрамы исчезнут или Эйтен узнает её. Нет, глупости, он был влюблён в красавицу-чародейку, а на калеку, пускай и лучшую охотницу на нежить от южных морей до ледяных гор далеко на Севере, без содрогания смотреть не может. Для того чтобы не пугать лишний раз его высочество и впечатлительных придворных, Кейре даже было разрешено появляться во дворце не в пышных одеждах, приличествующих случаю, а в дорожном плаще с капюшоном.

Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-бульк! – плоский камешек, пущенный умелой рукой, заскакал по водной глади и ухнул в глубины озера.
Любителей «печь блины на воде» в лесной обители хватало, поэтому на берегу тихого озерца, притаившегося в глубине светлого соснового бора, подходящих камней не наблюдалось. Вся галька давно перекочевала с белого песчаного пляжа на дно. Не было камешков ни на дороге, ни в самом бору, ни даже возле Обители.
Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-буль
Если бы она могла – улыбнулась бы удачному броску, но улыбаться женщина, стоящая на берегу, не умела. Забыла, как это делается. А даже если и вспомнила, всё равно не смогла бы – мешала тугая повязка, скрывающая лицо до самых бровей. Целители обещали, что шрамы будут почти незаметны, но, похоже, они убеждали в этом не столько пациентку, сколько самих себя.
Солнце, успевшее вскарабкаться на верхушки сосен, припекало совсем по-летнему. Скрывавшаяся под бинтами мазь немилосердно щипала только-только стянувшиеся раны.
«А, может, ну их, эти повязки», - подумала женщина. Прозрачно-синяя вода так и манила к себе, обещая прохладу взамен осточертевшего зноя.
Решившись, она стянула длинные до локтей перчатки, насквозь провонявшие какой-то лечебной гадостью. Руки являли собой жуткое зрелище. Кожу с предплечий словно содрали целиком, а кисти пестрели пятнами заживающих ожогов.
- Извините, - раздалось сзади. Женщина испуганно вздрогнула и вскочила, на песок из подола серей полотняной туники градом посыпались камушки, припасённые для забавы.
- Извините, - повторил бесшумно выбравшийся из леса мужчина, со смесью отвращения и жалости разглядывая изуродованные руки, - я не хотел вас испугать. Вы меня понимаете?
Женщина осторожно, насколько позволяла повязка на шее, кивнула, стараясь не смотреть на стоящего перед ней человека.
- Я ищу одну своя знакомую, её имя – Киеррана Серрейн. В Обители мне сказали, что она должна быть у озера. Вы не видели здесь никого?
Женщина отрицательно качнула головой.
- Прошу вас, постарайтесь вспомнить. Это молодая девушка, невысокого роста, примерно как вы. Она удивительно красива. У неё ещё волосы такие приметные пепельно-серые и длинные почти до земли.
Белый шар с прорезями для глаз и рта вновь качнулся из стороны в сторону, повергнув мужчину в отчаяние.
- Может, где-то поблизости есть другое озеро?
Опять мимо.
- Эйтен, вот ты где! – на берег выбралась женщина в шикарном дорожном костюме и заковыляла к озеру, увязая в песке высокими каблучками. – Ну что, нашёл?
Мужчина сокрушённо покачал головой.
- Я только что беседовала с главой Обители. Она жутко извинялась, сказала, что это была ошибка и Киеррана в списках больных не значится.
- Нет, ведь она уверяла…
- С этими ранеными такая неразбериха после войны, - скорчила гримаску шикарная дама, - может, Киерру отвезли куда-то ещё. Мало ли похожих на неё магичек, они вечно играют с природой, пытаясь, стать красивее, а в итоге становятся до отвращения одинаковыми.
- Мы объездили все возможные места, Лилия, - слова давались мужчине с явным трудом, - Лесная Обитель была нашей последней надеждой.
- Эйтен, - Лилия нежно обняла его за плечи и заглянула в глаза, - почему ты упорно не признаёшь очевидного? Киеррана погибла, как и сотни других, смирись.
- Она жива, - упрямо ответил мужчина, сделав шаг назад, чтобы освободиться из объятий так и льнущей к нему дамы, - она жива. И где бы она ни была, я найду её. Слышишь, Лилия, найду! И если ты ещё раз заикнёшься о её смерти, я не знаю, что с тобой сделаю…
- Прости, - смиренно ответила Лилия, - давай не будем выяснять отношения на глазах простолюдинов. Она покосилась на безмолвно стоящую в двух шагах женщину с нескрываемым омерзением.
Когда парочка скрылась в лесу, всё ещё продолжая спорить, она выдохнула и без сил упала на песок, нашарила горсть камней и, не глядя, со злостью швырнула их в воду, а потом так и осталась лежать на берегу, глядя в пронзённое верхушками сосен голубое небо. Плакать она разучилась ещё раньше, чем улыбаться, поэтому очень удивилась, почувствовав, как из глаз, смывая мазь, катятся солёные капли.
Говорят, двум смертям не бывать, врут. Она умирала дважды. Один раз в самом начале войны, сдуру высунувшись из укрытия, поймала два арбалетных болта в грудь, один из них чудом не задел сердце. Второй – от дружеского клинка в спину, больно и обидно. Но если бы тогда, ей кто-то сказал, что ей придётся умереть трижды, она предпочла бы арбалетный болт жалостливому взгляду Эйка, она так и не привыкла звать его Эйтеном. Она смотрела в недостижимо далёкое небо, жить теперь было незачем…
- Кьерра! Зачем ты стащила перчатки?!! – возмущённый вопль с другого берега вернул женщину к реальности, а следующий к жизни. Умереть, оно конечно, неплохо. Но погибать от рук разгневанной дриады, как-то не хотелось. Тот, кто сказал, что дриады – кроткие безобидные девы явно не был знаком с младшей целительницей Белееной. Больные, не выполняющие её наказов рисковали не дожить до исцеления. О том, что дриады по натуре своей не кровожадны Белеена не догадывалась. А за годы её работы в Обители не нашлось героя, который рискнул бы ей на это намекнуть, ни среди персонала ни среди пациентов.
Ко всем вверенным её заботам больным талантливая целительница относилась, как к малым детям, хотя, некоторые «детишки» были на пару-тройку сотен лет старше «мамаши». Белене было плевать, она одинаково относилась к хамоватому наёмнику, потрёпанному в драке и к эльфийскому вельможе, подхватившему от случайной подружки пикантную заразу. Тому и другому дриада быстро и не стесняясь в выражениях, объясняла кто здесь самый умный. Что на всеобщем, что на эльфийском ругалась она превосходно.
Вот и теперь агрессивно настроенная Белеена неслась вдоль берега, недвусмысленно размахивая корнем, сильно смахивающим на дубину и в своих лучших традициях высказывалась об ограниченных умственных способностях валяющейся на песке пациентки.
С этой странной женщиной дриаду связывало некое подобие дружбы. Белеена была единственной, кто смотрел на неё без малейшей жалости и скорбных вздохов.
- Кьерра, тебя искали нынче утром, - во время пробежки дриада пару раз споткнулась и окунулась в воду, потеряв вместе с корнем весь боевой запал.
- Я знаю, - хрипло отозвалась женщина, - как они меня нашли?
- Думаю принц, ой, то есть уже король Эйтен, разослал твои приметы всем целителям. Хотя, на кой жмындык им приметы, тебя ж теперь любой суслик от одного моря до другого знает. Эй, ты что творишь? Престань сейчас же, руки вырву!
Не обращая внимания на вопли дриады женщина принялась разматывать бинты, освобождая вымазанную густой зеленоватой массой шею.
- Заживление ещё не закончилось, - жалко вякнула дриада, не ожидавшая такого упрямства.
- Скажи мне честно, - тихо попросила женщина, - это поможет?
- Нет, - помолчав призналась Белеена и сама стала снимать повязку с головы.
- Первое время избегай зеркал, Кьерра тебе будет тяжело это видеть.
- Ничего, - женщина решительно подошла к озеру и склонилась над водой, - ничего страшного, я смогу, - пообещала она своему отражению.


Кейра Грейн никогда не смотрелась в зеркало, того раза хватило ей, чтобы навсегда возненавидеть все отражающие предметы. Кейра Грейн никогда не снимала на людях капюшона и перчаток, мало кто мог похвастаться, что видел её лицо. А те, кто видел, предпочитали не вспоминать об этом. О её внешности по деревням гуляли невероятные слухи, ей крестьяне пугали детей. На неё же они молились, когда в их края приходила беда. Кейра Грейн появилась шесть лет назад, странница, прячущая лицо, пришла в королевский дворец и предложила свои услуги в борьбе с расплодившейся в отсутствие магов нечистью. У неё не было прошлого, у неё не было будущего, только настоящее, короткие мгновения, отмеряемые ударами сердца.
- Доброе утро, Кейра, - прошептал Лоренс, охотница вздрогнула, только теперь она заметила, что парень не спит. – Слушай, я вот подумал тут, может задержимся в Рыбице на пару-тройку дней. Тивель окрепнет, Тэль немного придёт в себя, да и нам всем отдых не помешает.
- Я тоже думала об этом, Лоренс, пожалуй, нам и впрямь стоит задержаться. Лето ещё не перевалило за середину, мы можем позволить себе отдохнуть.
Парень откровенно просиял, он бережно устроил на лежанке подле Дорга спящую травницу, снял с дерева лук и колчан Тивеля и отправился на охоту.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 10.08.2011 в 02:02
СообщениеЗабыть себя.
Кейра как всегда проснулась с рассветом. Серый сумрак клубился под деревьями, рваные кружева тумана плавали над поляной. Предводительница охотников села, зябко кутаясь в плащ. Костёр почти прогорел, лишь угли тлели под толстым слоем седого пепла. Лоренс, который должен был следить за огнём, безмятежно спал, крепко, но нежно держа в объятиях спасённую травницу. Кейра бесшумно поднялась на ноги, обошла кострище и присела напротив них, протянув к углям озябшие ладони. Шрамы, впервые за много лет, не болели, а, скорее, назойливо ныли, неприятно напоминая женщине о её уродстве. Она задумчиво глядела на спящих, а на её губах блуждала лёгкая улыбка.

Тем утром чародейка против обыкновения крепко спала, слишком устала после бала в честь дня рождения одной из многочисленных дочерей короля. Девочка-служанка, приставленная к придворной волшебнице, долго стояла у дверей её покоев, не решаясь войти. У новой госпожи был удивительно лёгкий характер, но кто знает, этих волшебников, не разберёт спросонья, кто к ней пожаловал и превратит в лягушку. Ищи потом принца, чтобы расколдовал. Кстати о принцах, если продолжать и дальше топтаться на пороге, то она рискует получить плетей за неисполнение приказа.
- Госпожа Киеррана, - робко пискнула девчонка, приоткрыв дверь, ровно настолько, чтобы в щёлочку была видна роскошная постель и спящая на ней женщина.
- М-м-м, - чародейка махнула рукой в сторону звука и перевернулась на другой бок. Несколько мгновений служанка зажмурившись, ждала чего-то ужасного, но ничего не случилось. Каменные плиты не разверзлись и не поглотили её, огненный шар не сжёг, она не превратилась в ледяную статую и по-прежнему была человеком. Переведя дух, девчонка осмелела и открыла дверь пошире, как выяснилось мгновением позже, совершенно зря…
- Пошла прочь! - рявкнул на неё темноволосый мужчина, в котором она запоздало опознала младшего принца Ардена. Вслед служанке полетела весёленькая кружевная подушечка и маленькая шаровая молния, больно ужалившая девочку чуть пониже спины.
- Извините, - пискнула служанка, - я не хотела. Просто, меня просили напомнить, что принц Эйтен прибывает через час, а Его Высочество распорядился, чтобы вы лично присутствовали при встрече.
За дверь раздался звук, словно кто-то сильно хлопнул себя ладонью по лбу и протяжный стон, полный страдания. Заинтригованная девочка боролась с желанием заглянуть в покои волшебницы ещё разок.
- Мы всё поняли, - сдавленно, словно его душили, отозвался принц, - проваливай!
- Ты НИЧЕГО не видела в моей комнате, ясно!
Голос чародейки, догнал служанку уже на лестнице в конце коридора.
- Ясно, госпожа, - пробормотала девочка. Белая ласка, сверкнув тёмными глазками-бусинками, шмыгнула прочь, услышав её ответ.
- Кей, ну, куда же ты? – принц Арден, лениво потянулся под тёплым одеялом, не торопясь выбираться из-под него. – Братец наверняка опоздает.
- Если он опоздает, то у твоего отца останется только один сын, потому что я его убью, - обнажённая чародейка, казалось, не замечала утренней прохлады. Она неспешно подошла к окну и раздвинула тяжёлые бархатные шторы. В покои хлынул холодный дневной свет, на миг ослепивший Ардена. Принц прищурил глаза и, чуть склонив голову набок, любовался точёной фигуркой волшебницы. Спутанная копна необычных пепельно-серых волос, ещё вчера уложенных в изысканную причёску, хитрые сине-зелёные, словно морская вода глаза, правильные черты лица - новая придворная чародейка была удивительно красива. К тому же, она была умна и в меру цинична.
«Кажется, я всерьёз ей увлёкся», - эта мысль определённо понравилась младшему принцу.
- Хм, заманчивая идея, я за.
- Дурень, - волшебница небрежно шевельнула кистью, и мягкая подушка плюхнулась принцу на макушку, - меня же повесят.
- А я тебя спасу, - подушка просвистела в воздухе, но чародейка ловко увернулась, и пуховый снаряд вылетел в окно, - представляешь, как это романтично.
- Оставь романтику для тех, кто в неё верит, Ден, - несколько искорок сорвались с кончиков пальцев, в камине вспыхнуло ровное пламя, в несколько мгновений согревшее комнату. – Вставай, тебе пора уходить, пока сюда не заявился кто-нибудь ещё.
-Пусть себе приходят, - Арден демонстративно устроился на кровати ещё удобней.
- К тому же, - продолжала чародейка, не обращая на него внимания, - ты выгнал мою служанку, а значит тебе придётся помочь мне одеться. Застегни…
Спустя час Киеррана торопливо спускалась вниз, на бегу возясь с пряжкой плаща и бросая взгляды во двор замка, где переминалась с ноги на ногу и шмыгала замёрзшими носами делегация встречающих во главе с королём и его пятой супругой, её высокий голосок был слышен даже отсюда, она искренне недоумевала, почему надо встречать принца Эйтена на улице.
- Можно ведь принять его и в тронном зале, там тепло и слуги разносят горячее вино, - вещала «заботливая мачеха», годившаяся пасынку в младшие сёстры. Чародейка в кои-то веки была полностью согласна с королевой.
- Чтоб тебе пусто было, Арден, - в сердцах помянула любовника Киеррана, споткнувшись на выщербленной ступеньке, до главного холла, ведущего на улицу, оставалось ещё с десяток крутых пролётов, а произнести заклинание волшебница уже не успевала. Живо представив, во что она превратится, преодолев остаток пути кувырком, чародейка в панике зашарила руками в поисках опоры, тщетно. Ступеньки предательски ускользнули из-под каблучков… Киеррана трусливо зажмурилась, но падения не последовало. Её подхватили чьи-то крепкие руки.
- Куда-то торопишься Кейрин?
- Ты? – ей не надо было даже открывать глаза, чтобы понять, кто её спаситель. Волшебница улыбнулась и провела ладонью по щеке мужчины, тот поцеловал кончики её пальцев.
- Я, Кейрин, - нежно ответил он. – Ты ждала меня?
Вместо ответа она прильнула к нему. Слова были им не нужны.
- Эйк, как ты меня нашёл?
- Это было несложно, в городе все только и говорят, что о новой придворной чародейке…
- Опять врёшь…
- Приукрашаю, - поправил Киеррану мужчина.
Волшебница рассматривала его сквозь ресницы, за те несколько лет, что они не виделись, Эйк ни капли не изменился. Всё те же зелёные смеющиеся глаза, светлые волосы отросшие за время странствий по Бездорожью небрежно стянуты в хвост, та же хитрая улыбка, притаившаяся в уголках губ. Простая у удобная одежда и потёртая рукоять меча над левым плечом. Нет, минуточку, где наёмник разжился таким дорогим клинком? Да и вещи, если приглядеться.
- Эйк ты что ограбил дворянина?
- Вроде того, - усмехнулся наёмник. – Уйдём отсюда?
Чародейка задумалась, а наёмник, улучив момент, склонился к ней и поцеловал.
- Не сейчас Эйк, - прошептала волшебница, нехотя отстраняясь. – Проклятие! Мне надо бежать, принц!
- Погоди, - он поймал её за руку, - не торопись.
- Нет, Эйк, ты не понимаешь! Король мне голову оторвёт, если я не буду мёрзнуть вместе со всеми, ожидая этого треклятого принца Эйтена.
- Кейрин, - наёмник уставился в пол и прикусил губу, плохой знак, - понимаешь, тут такое дело…
Чародейка насторожилась:
- Только не говори мне, что ты убил наследника престола!
- Э-э-э, ну, я… Я не нарочно!
- Эйк, ты с ума сошёл?!!
- Кейрин, послушай…
- Нет, это ты послушай, тебе надо бежать! Отправляйся в мои покои, они в Северном крыле в башне, вот ключ. Сиди тихо и жди меня, ночью я отправлю тебя как можно дальше от Квитага.
- Ты выгораживаешь убийцу? – изогнул бровь наёмник.
- Не убийцу, - возразила волшебница, - тебя.
- Кейри, я…
- Великолепно, - всплеснула ручками невесть откуда появившаяся на лестнице королева, - мне, королеве Лилии, приходиться самой ходить за подогретым вином, словно последней служанке, а придворная магичка тискается на лестнице со слугами, да я тебя на дыбе вздёрну! Я…
Эйк обернулся и насмешливо глянул на королеву, та подавилась гневной речью и уставилась на наёмника:
- Так что вы там собрались делать, матушка? – холодно спросил он.
- Эйтен? – сказать, кто удивился больше Киеррана или Лилия, узнавшая пасынка, было сложно.
- Эйтен? – на всякий случай уточнила чародейка. – Принц Эйтен?
- Ну да, - подтвердила королева, - а ты не знала?
- Эйк?- глаза волшебницы вспыхнули опасным огнём.
- Именно это я и пытался тебе сказать, - пробормотал наёмник, виновато улыбаясь, - видишь ли, меня угораздило родиться в королевской семье, папенька нарёк меня Эйтеном, в честь деда, а Эйк – моя детская кличка.
- Что ж, в таком случае, разрешите представиться, ваше высочество, - церемонно произнесла чародейка, высвобождаясь из объятий Эйка, - тэа Киеррана Серрейн, придворная колдунья.


Солнце медленно поднималось над лесом. Разгоняя туман и стирая росу с травы, новый день обещал быть жарким. До Рыбицы оставался целый день пути, а мешочек на поясе приятно оттягивали когти и зубы даже не одного, а одиннадцати въергов. Въерги, редкие, но очень опасные твари, как и оборотни, имеющие две личины. У каждого въерга был свой неповторимый, но всегда жуткий отталкивающий звериный облик. А вот человеческая ипостась у них однообразна. Дорг и Лоренс вчера постарались на славу. При иных обстоятельствах, они едва ли полезли, считай с голыми клыками на целую стаю нежити, притом разумной, но выбора у них не оставалось, а что могут её ребята, загнанные в угол, Кейра Грейн видела не единожды. В деревне, если не будет работы можно остановиться передохнуть на денёк-другой. А потом отправляться дальше в Васту, менять зубы и когти на звонкую монету. Кейра усмехнулась, представив, как вытянется лицо тамошнего наместника, когда он поймёт, сколько денег из своей казны должен отсыпать удачливым охотникам.
Грязно-белый зверек, промелькнув в траве, спрятался в корнях развесистого дуба. Чёрные глазки-бусинки внимательно следили за Кейрой, она почувствовав этот взгляд, обернулась и заметила маленькую ласку.
- Esh, cshassa – lless, - позвала охотница, протянув к малышке ладонь, - иди, сюда не бойся. Ты ведь голодна, да? Помнишь меня?
Ласка, склонив головку, внимательно слушала женщину, но стоило ей шевельнуться, зверёк порскнул прочь. Кейра печально вздохнула, к чему ей теперь спутник, к чему они теперь всем магам. Кому нужны сами маги в мире, где нет волшебства. Но ведь, зверёк не оставил её, столько лет малыш, не приспособленный к жизни на дикой природе следует за отрядом, ворует еду из сумок. Будит чутких охотников в ненастные ночи, пробираясь на ночлег под чей-нибудь плащ, чтобы не замёрзнуть. Как он умудряется за день не отстать от лошадей для всех оставалось загадкой. Быть, может…
Кейра взмахнула кистью, но вместо огненного шара на ладони плясала жалкая искорка, давно пора перестать надеяться, что случится чудо, магия вернётся, а шрамы исчезнут или Эйтен узнает её. Нет, глупости, он был влюблён в красавицу-чародейку, а на калеку, пускай и лучшую охотницу на нежить от южных морей до ледяных гор далеко на Севере, без содрогания смотреть не может. Для того чтобы не пугать лишний раз его высочество и впечатлительных придворных, Кейре даже было разрешено появляться во дворце не в пышных одеждах, приличествующих случаю, а в дорожном плаще с капюшоном.

Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-бульк! – плоский камешек, пущенный умелой рукой, заскакал по водной глади и ухнул в глубины озера.
Любителей «печь блины на воде» в лесной обители хватало, поэтому на берегу тихого озерца, притаившегося в глубине светлого соснового бора, подходящих камней не наблюдалось. Вся галька давно перекочевала с белого песчаного пляжа на дно. Не было камешков ни на дороге, ни в самом бору, ни даже возле Обители.
Шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-шлёп-буль
Если бы она могла – улыбнулась бы удачному броску, но улыбаться женщина, стоящая на берегу, не умела. Забыла, как это делается. А даже если и вспомнила, всё равно не смогла бы – мешала тугая повязка, скрывающая лицо до самых бровей. Целители обещали, что шрамы будут почти незаметны, но, похоже, они убеждали в этом не столько пациентку, сколько самих себя.
Солнце, успевшее вскарабкаться на верхушки сосен, припекало совсем по-летнему. Скрывавшаяся под бинтами мазь немилосердно щипала только-только стянувшиеся раны.
«А, может, ну их, эти повязки», - подумала женщина. Прозрачно-синяя вода так и манила к себе, обещая прохладу взамен осточертевшего зноя.
Решившись, она стянула длинные до локтей перчатки, насквозь провонявшие какой-то лечебной гадостью. Руки являли собой жуткое зрелище. Кожу с предплечий словно содрали целиком, а кисти пестрели пятнами заживающих ожогов.
- Извините, - раздалось сзади. Женщина испуганно вздрогнула и вскочила, на песок из подола серей полотняной туники градом посыпались камушки, припасённые для забавы.
- Извините, - повторил бесшумно выбравшийся из леса мужчина, со смесью отвращения и жалости разглядывая изуродованные руки, - я не хотел вас испугать. Вы меня понимаете?
Женщина осторожно, насколько позволяла повязка на шее, кивнула, стараясь не смотреть на стоящего перед ней человека.
- Я ищу одну своя знакомую, её имя – Киеррана Серрейн. В Обители мне сказали, что она должна быть у озера. Вы не видели здесь никого?
Женщина отрицательно качнула головой.
- Прошу вас, постарайтесь вспомнить. Это молодая девушка, невысокого роста, примерно как вы. Она удивительно красива. У неё ещё волосы такие приметные пепельно-серые и длинные почти до земли.
Белый шар с прорезями для глаз и рта вновь качнулся из стороны в сторону, повергнув мужчину в отчаяние.
- Может, где-то поблизости есть другое озеро?
Опять мимо.
- Эйтен, вот ты где! – на берег выбралась женщина в шикарном дорожном костюме и заковыляла к озеру, увязая в песке высокими каблучками. – Ну что, нашёл?
Мужчина сокрушённо покачал головой.
- Я только что беседовала с главой Обители. Она жутко извинялась, сказала, что это была ошибка и Киеррана в списках больных не значится.
- Нет, ведь она уверяла…
- С этими ранеными такая неразбериха после войны, - скорчила гримаску шикарная дама, - может, Киерру отвезли куда-то ещё. Мало ли похожих на неё магичек, они вечно играют с природой, пытаясь, стать красивее, а в итоге становятся до отвращения одинаковыми.
- Мы объездили все возможные места, Лилия, - слова давались мужчине с явным трудом, - Лесная Обитель была нашей последней надеждой.
- Эйтен, - Лилия нежно обняла его за плечи и заглянула в глаза, - почему ты упорно не признаёшь очевидного? Киеррана погибла, как и сотни других, смирись.
- Она жива, - упрямо ответил мужчина, сделав шаг назад, чтобы освободиться из объятий так и льнущей к нему дамы, - она жива. И где бы она ни была, я найду её. Слышишь, Лилия, найду! И если ты ещё раз заикнёшься о её смерти, я не знаю, что с тобой сделаю…
- Прости, - смиренно ответила Лилия, - давай не будем выяснять отношения на глазах простолюдинов. Она покосилась на безмолвно стоящую в двух шагах женщину с нескрываемым омерзением.
Когда парочка скрылась в лесу, всё ещё продолжая спорить, она выдохнула и без сил упала на песок, нашарила горсть камней и, не глядя, со злостью швырнула их в воду, а потом так и осталась лежать на берегу, глядя в пронзённое верхушками сосен голубое небо. Плакать она разучилась ещё раньше, чем улыбаться, поэтому очень удивилась, почувствовав, как из глаз, смывая мазь, катятся солёные капли.
Говорят, двум смертям не бывать, врут. Она умирала дважды. Один раз в самом начале войны, сдуру высунувшись из укрытия, поймала два арбалетных болта в грудь, один из них чудом не задел сердце. Второй – от дружеского клинка в спину, больно и обидно. Но если бы тогда, ей кто-то сказал, что ей придётся умереть трижды, она предпочла бы арбалетный болт жалостливому взгляду Эйка, она так и не привыкла звать его Эйтеном. Она смотрела в недостижимо далёкое небо, жить теперь было незачем…
- Кьерра! Зачем ты стащила перчатки?!! – возмущённый вопль с другого берега вернул женщину к реальности, а следующий к жизни. Умереть, оно конечно, неплохо. Но погибать от рук разгневанной дриады, как-то не хотелось. Тот, кто сказал, что дриады – кроткие безобидные девы явно не был знаком с младшей целительницей Белееной. Больные, не выполняющие её наказов рисковали не дожить до исцеления. О том, что дриады по натуре своей не кровожадны Белеена не догадывалась. А за годы её работы в Обители не нашлось героя, который рискнул бы ей на это намекнуть, ни среди персонала ни среди пациентов.
Ко всем вверенным её заботам больным талантливая целительница относилась, как к малым детям, хотя, некоторые «детишки» были на пару-тройку сотен лет старше «мамаши». Белене было плевать, она одинаково относилась к хамоватому наёмнику, потрёпанному в драке и к эльфийскому вельможе, подхватившему от случайной подружки пикантную заразу. Тому и другому дриада быстро и не стесняясь в выражениях, объясняла кто здесь самый умный. Что на всеобщем, что на эльфийском ругалась она превосходно.
Вот и теперь агрессивно настроенная Белеена неслась вдоль берега, недвусмысленно размахивая корнем, сильно смахивающим на дубину и в своих лучших традициях высказывалась об ограниченных умственных способностях валяющейся на песке пациентки.
С этой странной женщиной дриаду связывало некое подобие дружбы. Белеена была единственной, кто смотрел на неё без малейшей жалости и скорбных вздохов.
- Кьерра, тебя искали нынче утром, - во время пробежки дриада пару раз споткнулась и окунулась в воду, потеряв вместе с корнем весь боевой запал.
- Я знаю, - хрипло отозвалась женщина, - как они меня нашли?
- Думаю принц, ой, то есть уже король Эйтен, разослал твои приметы всем целителям. Хотя, на кой жмындык им приметы, тебя ж теперь любой суслик от одного моря до другого знает. Эй, ты что творишь? Престань сейчас же, руки вырву!
Не обращая внимания на вопли дриады женщина принялась разматывать бинты, освобождая вымазанную густой зеленоватой массой шею.
- Заживление ещё не закончилось, - жалко вякнула дриада, не ожидавшая такого упрямства.
- Скажи мне честно, - тихо попросила женщина, - это поможет?
- Нет, - помолчав призналась Белеена и сама стала снимать повязку с головы.
- Первое время избегай зеркал, Кьерра тебе будет тяжело это видеть.
- Ничего, - женщина решительно подошла к озеру и склонилась над водой, - ничего страшного, я смогу, - пообещала она своему отражению.


Кейра Грейн никогда не смотрелась в зеркало, того раза хватило ей, чтобы навсегда возненавидеть все отражающие предметы. Кейра Грейн никогда не снимала на людях капюшона и перчаток, мало кто мог похвастаться, что видел её лицо. А те, кто видел, предпочитали не вспоминать об этом. О её внешности по деревням гуляли невероятные слухи, ей крестьяне пугали детей. На неё же они молились, когда в их края приходила беда. Кейра Грейн появилась шесть лет назад, странница, прячущая лицо, пришла в королевский дворец и предложила свои услуги в борьбе с расплодившейся в отсутствие магов нечистью. У неё не было прошлого, у неё не было будущего, только настоящее, короткие мгновения, отмеряемые ударами сердца.
- Доброе утро, Кейра, - прошептал Лоренс, охотница вздрогнула, только теперь она заметила, что парень не спит. – Слушай, я вот подумал тут, может задержимся в Рыбице на пару-тройку дней. Тивель окрепнет, Тэль немного придёт в себя, да и нам всем отдых не помешает.
- Я тоже думала об этом, Лоренс, пожалуй, нам и впрямь стоит задержаться. Лето ещё не перевалило за середину, мы можем позволить себе отдохнуть.
Парень откровенно просиял, он бережно устроил на лежанке подле Дорга спящую травницу, снял с дерева лук и колчан Тивеля и отправился на охоту.

Продолжение следует...

Автор - NadWinters
Дата добавления - 10.08.2011 в 02:02
СамираДата: Четверг, 11.08.2011, 00:47 | Сообщение # 15
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Надюшка, я сегодня жутко уставшая, но не прочитать продолжение не могла. Это удовольствие, которое заряжает энергией, видишь, я даже могу похлопать в ладоши от восторга. clapping biggrin
Поцелуй всё же был. И Лоренс не так прост. Оборотень? Вельможа? Хм-ммм... Как интересно! smile


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеНадюшка, я сегодня жутко уставшая, но не прочитать продолжение не могла. Это удовольствие, которое заряжает энергией, видишь, я даже могу похлопать в ладоши от восторга. clapping biggrin
Поцелуй всё же был. И Лоренс не так прост. Оборотень? Вельможа? Хм-ммм... Как интересно! smile

Автор - Самира
Дата добавления - 11.08.2011 в 00:47
СообщениеНадюшка, я сегодня жутко уставшая, но не прочитать продолжение не могла. Это удовольствие, которое заряжает энергией, видишь, я даже могу похлопать в ладоши от восторга. clapping biggrin
Поцелуй всё же был. И Лоренс не так прост. Оборотень? Вельможа? Хм-ммм... Как интересно! smile

Автор - Самира
Дата добавления - 11.08.2011 в 00:47
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Охотники. (опять фэнтези, а вы чего ждали))))
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Охотники. - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz