Пиковая дама - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Пиковая дама - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Pravda  
Форум » У тотема » Малые конкурсы » Пиковая дама (конкурс)
Пиковая дама
Одина1301Дата: Понедельник, 15.07.2013, 13:04 | Сообщение # 1
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Пиковая дама

Одноактная пьеса

1ое действующее лицо: студент литфака Константин Легин.
2ое действующее лицо: иностранец, предположительно француз, Генри Жермен.
3тье действующее лицо: свободный эколог-философ Лиза Любавина.
4ое действующее лицо: Рита, подруга Лизы

Картина первая

Легин встречает в аэропорту знакомого по непродолжительной переписке Генри Жермена. Узнав, что студенты Уральского городка организовали экспедицию к месту падения метеоритов, иностранец заинтересовался и выказал желание поучаствовать в предстоящем событии. Рассматривая изысканно разодетую стайку пассажиров, покинувшую небесный лайнер, Костя не заметил, как рядом остановился просто одетый мужчина лет сорока с таинственно притягательным выражением лица. Единственной искрой роскоши в его обличии было нездешнее поблёскивание солидных часов.
Генри Жермен.
Привет, Костик! Молодо выглядишь. Больше двадцати не дам. (Говорит без акцента, по-северному окая, и обнимает по-азиатски.)
Константин Легин (по-пацански не замечает комплимента возрасту).
Здрасте. У нас мало времени. Хватаем багаж и на вокзал. Электричка через два часа.
Генри Жермен.
Всё мое со мной. С нетерпением жду увлекательного путешествия. Я бывал в России, но очень давно.
Выходят из здания аэропорта и садятся в такси. По дороге переговариваются.
Константин Легин.
Находили раньше метеориты?
Генри Жермен.
Да, но ищу особенный. На вид, как карбонад, по свойствам – алмаз. Я занимаюсь синтезом в промышленных условиях.
Константин Легин.
Ого, производство брильянтов! Красивые часики.
Генри Жермен(мягко улыбается и снимает часы).
Понравились – дарю.
Константин Легин.
Спасибо. Однако… Так кто же вы по национальности? Фамилия французская, безупречный русский, восточные манеры.(Рассматривает алмазы на часах.)
Генри Жермен.
Кроме русского, у меня ещё семнадцать безупречных языков. Я долго жил в Индии, Греции, Перс… Иране, Бразилии…
Константин Легин (перебивает).
В Персии? Сколько же вам лет?
Генри Жерман.
Ах, мой юный друг, что тебе ответить? За последние триста лет мне часто приходилось отшучиваться на этот вопрос.
Оба собеседника и таксист дружно рассмеялись.

Картина вторая

Жермен и Легин на вокзале присоединяются к шумной компании студентов. Она распихивается по двум вагонам электропоезда. До пункта назначения несколько часов езды. Молодежь поёт песни под гитарные аккорды. Напротив Легина и Жермена усаживаются две девушки. Лиза Любавина и её подруга.
Подруга (поглядывает на дорогие часы у Кости).
Так не хотела ехать - только комаров кормить. А компания, подбирается подходящая…
Константин Легин (протягивает руку, сверкая алмазами).
Костя.
Подруга.
Марго! Почти студентка столичного вуза. (Девушка пересела на самый краешек залакированного попами пассажиров сидения пригородного поезда.)
Лиза Любавина.
Ритка, не морочь людям голову. Я Лиза.
Генри Жермен.
И что это за досадное «почти», которое мешает вашему успеху?
Подруга (кидает быстрый равнодушный взгляд на скромного магната).
Так ещё документы не подала.
Костя, беспокоясь, что будущая столичная звезда сейчас запрыгнет к нему на колени, достал из сумки толстую книгу и отгородил ею жизненное пространство для себя. В лицо Рите уперлась обложка с названием фолианта.
Подруга.
Творчество А.С. Пушкина? Костя вы сценарист или режиссер?
Константин Легин.
Нет, я бедный рифмоплет и интересуюсь трудами себе подобных.
Лиза Любавина.
Ритка, притормози. А вы какими судьбами в нашем бешеном забеге?(Обращается к Генри.)
Генри Жермен.
Пытаетесь указать на мой возраст? Так я его не чувствую. Генри Жермен.(Повелительно просит руку Лизы и аристократично целует её.)
Лиза Любавина (краснеет и не знает, куда положить поцелованную руку).
Когда я хочу, я пытаюсь. Сейчас я просто спрашиваю. Как-то вы очень самоуверенно на счет себе подобных. (Начинает разговор с Костей, чтобы срыть неловкость.)
Рита откинулась на спинку и уставилась на француза.
Костантин Легин.
Я хотел сказать, что хорошо понимаю его. Родство душ.
Генри Жермен.
«Пиковая Дама» написана Пушкиным в вашем возрасте. Так ли вы его хорошо понимаете?
Константин Легин.
«Дама» как на ладони, вернее на сукне. Сильная вещь! Человек делает ставку на обогащение и проигрывает всё: любовь, жизнь…
Лиза Любавина.
Значит ли это, что стремясь к материальному благополучию, мы обрекаем себя на духовное одиночество и лишаемся беззаботного личного счастья?
Генри Жермен.
Россия, Россия! Страна каторжных князей!
Слова несколько раз почти срывались с губ Риты, но она так и не вымолвила ни звука, переводя взгляд поочередно с одного собеседника на другого. Поезд остановился, и тела веселых студентов вывалились на перрон на радость заждавшимся комарам.

Картина третья

Раннее утро. Константин и Лиза на берегу заиленного озерка. Девушка колдует над огромным котелком, прыгающим в языках пламени костра. Последний штрих кулинарного изыска. Горсть секретной приправы, и молочно-белое побулькивание вырывается за пределы своей пыточной камеры и благоухающими волнами наваливается на палатки, рассыпанные по пригорку. Внутри убежищ проснулись и заворочались, а наружу повысовывались лохматые головы.
Лиза Любавина.
Между прочим, линь - королевская рыба.
Константин Легин.
Меткое название. Из воды вытащил кирпично – красного, а он тут же бурыми пятнами полинял. (Константин поднял с земли длинную сухую ветку и присел у края кружевного ковра цветущей ряски.)
Лиза Любавина(преобразилась от тайных мыслей и села рядом).
Костя, а ты давно знаешь Генри?
Константин Легин(прицелился и тюкнул веточкой по крокодилистому рылу огромной жабы, притаившейся в нежных цветочках болотистой зелени).
Нет, написали друг другу с десяток писем. Лиза, он очень странный, скрытный и пугающий своим всезнанием.
Жаба моргнула глазом и прислушалась к гулу в голове.
Лиза Любавина.
Ты не понимаешь! Он завораживает, притягивает и удивляет.
Константин Легин(обиженно машет веткой).
Влюбилась? Знаешь сколько ему лет? Больше трехсот.
Жаба распахивает розовую пасть и прикусывает ветку, помогая себе лапками.
Лиза Любавина.
Мне всё в нем нравится. Мы вчера всю ночь разговаривали. Я не встречала мужчину, который бы меня так понимал. (Засмущалась.) Зачем я тебе это говорю?
Константин Легин.
Я, как подушка, для девичьих откровений. Столько тайн уже наслушался! ( Выдергивает добычу у невозмутимого крокодила и отбрасывает.)
Лиза Любавина.
Костенька, ты славный! "Поток томительных вздыханий из уст срывается стихами". (Обнимает и цитирует, видимо, обнимаемого. Но вдруг становится серьезной.) Я уезжаю на несколько лет в Африку.
Константин Легин(открывает рот и тут же выплевывает комара).
Там же эти… Крокодилы!
Лиза Любавина.
Слоны, гепарды и гориллы. Ещё пигмеи, а "крокодилы", как раз, в России.
Я изучаю образ жизни дикарей. Их ценности, представление о счастье, отношение к природе и соплеменникам. Цивилизованный мир – помойка. Ненавижу деньги. Стремление к наживе губит человеческую душу. Богатый не может любить, он всегда обеспокоен за свое благополучие. Хочу написать книгу… Тебе неинтересно? А вот Генри меня слушает и понимает. Как думаешь, он согласится со мной поехать?
Константин Легин(рассматривает брильянты на часах).
Спроси.(Оглядывается на костер.) Пошли. Сейчас дикари всех линей стрескают безо всякой заботы о соплеменниках.
Парень с девушкой заторопились, надеясь, что им перепадет по кусочку королевской рыбы.

Картина четвертая

Вечер. Последняя ночёвка в лесу. Константин Легин сидит с фонариком в палатке перед увесистым собранием Пушкинских сочинений. Он давно не переворачивает страницу, задумчиво перечитывая одни и те же фразы из заключительной главы «Пиковой дамы»: Германн сошел с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..
Раздается счастливый девичий смех совсем близко. Костя отрывается от книги, смотрит в направлении звука, но перед ним только заплата на его старенькой видавшей виды палатке.

Константин Легин( отворачивается и улыбается).
Тройка, семерка, дама!
Нагибаясь, в тесное туристическое жилище пробирается француз.
Генри Жермен.
Костик, пора выбросить эту рвань. (Ковыряет заплатку.) Сам что ли зашивал?
Константин Легин.
Ни за что! История на каждом квадратном сантиметре. Сейчас ты растревожил воспоминания о том, какие любят послушать стихи медведи по утрам.
Генри Жермен( замер, приподнимая брови , и разгладил заплатку).
Локис? Неужели Пушкина?
Константин Легин.
Нет, его он уже слышал - интересуется современниками. Сразу видно, недолго вы в России гостевали. Хозяина лучше не звать. Мы его всё косолапый да мёд ведающий. Настоящее имя - то уже и забыли. Чтобы с ним не столкнуться, погремушки вешаем.(Вытаскивает незатейливую побрякушку из сумки.)
Генри Жермен ( рассматривает безделицу).
С Лизой договорились через часок встретиться – что-то важное у неё осталось. Надо взять с собой.(Цепляет погремушку на ремень.) Я стихов - то не сочиняю, как ты.
Константин Легин.
Вот уж нет необходимости – она сама колокольчик. Просто светится от счастья. Убью, если обидишь её!
Генри Жермен.
Давненько меня на дуэль не вызывали! А пистолет – то заряжен? Или, как Германн, «на жизнь» играешь? Не надейся, у меня верная рука, не дрогнет. И выстрелить смогу, и ставку правильно подписать. Туз у меня, туз! (Генри улегся на спальник и затеребил ус.) Мы уже «на ты»?
Константин Легин.
Туз? Тебя ждет новость. А какая, зависит от масти.
Генри Жермен.
Давай от гаданий и двусмыслиц перейдём к серьёзному разговору. Я сказочно богат. У меня не страны – миры под ногами. Единственное, что ускользает – Любовь. Ни одна женщина не может устоять перед такими деньгами. Никто не может! Это туз, понимаешь? Не хочу покорности и боголепного преклонения. Я всего добиваюсь в жизни - получу и Любовь.
Константин Легин.
Думаешь, Лиза влюблена в тебя?
Генри Жермен.
Я не слеп и вижу твои чувства к ней. Но она выбрала меня, смирись. Это моя женщина, будь уверен, не отпущу её. Когда она узнает всё… В общем, мне ещё никто не отказывал.(Самодовольно прикрыл глаза.)
Константин Легин ( достал из сумки планшет и наушники).
Думаешь, Германн случайно вытащил даму вместо туза?
Генри Жермен.
Ирония судьбы. Ты учишь язык? Какой?
Константин Легин.
Пигмейский. То есть, если бы поставил на туза, то выиграл?
Генри Жермен.
Конечно, это же туз. А зачем тебе пигмейский?
Константин Легин.
На всякий случай. Лиза зовет. Что жизнь игра, давно известно. Играешь – умей проигрывать. (Воткнул наушник и наклонился над светящимся планшетом.)
Генри тревожно глянул на друга и вышел из палатки.

Занавес.

Прикрепления: 2122922.jpg(140.9 Kb)


Сообщение отредактировал Одина1301 - Пятница, 30.08.2013, 19:48
 
Сообщение Пиковая дама

Одноактная пьеса

1ое действующее лицо: студент литфака Константин Легин.
2ое действующее лицо: иностранец, предположительно француз, Генри Жермен.
3тье действующее лицо: свободный эколог-философ Лиза Любавина.
4ое действующее лицо: Рита, подруга Лизы

Картина первая

Легин встречает в аэропорту знакомого по непродолжительной переписке Генри Жермена. Узнав, что студенты Уральского городка организовали экспедицию к месту падения метеоритов, иностранец заинтересовался и выказал желание поучаствовать в предстоящем событии. Рассматривая изысканно разодетую стайку пассажиров, покинувшую небесный лайнер, Костя не заметил, как рядом остановился просто одетый мужчина лет сорока с таинственно притягательным выражением лица. Единственной искрой роскоши в его обличии было нездешнее поблёскивание солидных часов.
Генри Жермен.
Привет, Костик! Молодо выглядишь. Больше двадцати не дам. (Говорит без акцента, по-северному окая, и обнимает по-азиатски.)
Константин Легин (по-пацански не замечает комплимента возрасту).
Здрасте. У нас мало времени. Хватаем багаж и на вокзал. Электричка через два часа.
Генри Жермен.
Всё мое со мной. С нетерпением жду увлекательного путешествия. Я бывал в России, но очень давно.
Выходят из здания аэропорта и садятся в такси. По дороге переговариваются.
Константин Легин.
Находили раньше метеориты?
Генри Жермен.
Да, но ищу особенный. На вид, как карбонад, по свойствам – алмаз. Я занимаюсь синтезом в промышленных условиях.
Константин Легин.
Ого, производство брильянтов! Красивые часики.
Генри Жермен(мягко улыбается и снимает часы).
Понравились – дарю.
Константин Легин.
Спасибо. Однако… Так кто же вы по национальности? Фамилия французская, безупречный русский, восточные манеры.(Рассматривает алмазы на часах.)
Генри Жермен.
Кроме русского, у меня ещё семнадцать безупречных языков. Я долго жил в Индии, Греции, Перс… Иране, Бразилии…
Константин Легин (перебивает).
В Персии? Сколько же вам лет?
Генри Жерман.
Ах, мой юный друг, что тебе ответить? За последние триста лет мне часто приходилось отшучиваться на этот вопрос.
Оба собеседника и таксист дружно рассмеялись.

Картина вторая

Жермен и Легин на вокзале присоединяются к шумной компании студентов. Она распихивается по двум вагонам электропоезда. До пункта назначения несколько часов езды. Молодежь поёт песни под гитарные аккорды. Напротив Легина и Жермена усаживаются две девушки. Лиза Любавина и её подруга.
Подруга (поглядывает на дорогие часы у Кости).
Так не хотела ехать - только комаров кормить. А компания, подбирается подходящая…
Константин Легин (протягивает руку, сверкая алмазами).
Костя.
Подруга.
Марго! Почти студентка столичного вуза. (Девушка пересела на самый краешек залакированного попами пассажиров сидения пригородного поезда.)
Лиза Любавина.
Ритка, не морочь людям голову. Я Лиза.
Генри Жермен.
И что это за досадное «почти», которое мешает вашему успеху?
Подруга (кидает быстрый равнодушный взгляд на скромного магната).
Так ещё документы не подала.
Костя, беспокоясь, что будущая столичная звезда сейчас запрыгнет к нему на колени, достал из сумки толстую книгу и отгородил ею жизненное пространство для себя. В лицо Рите уперлась обложка с названием фолианта.
Подруга.
Творчество А.С. Пушкина? Костя вы сценарист или режиссер?
Константин Легин.
Нет, я бедный рифмоплет и интересуюсь трудами себе подобных.
Лиза Любавина.
Ритка, притормози. А вы какими судьбами в нашем бешеном забеге?(Обращается к Генри.)
Генри Жермен.
Пытаетесь указать на мой возраст? Так я его не чувствую. Генри Жермен.(Повелительно просит руку Лизы и аристократично целует её.)
Лиза Любавина (краснеет и не знает, куда положить поцелованную руку).
Когда я хочу, я пытаюсь. Сейчас я просто спрашиваю. Как-то вы очень самоуверенно на счет себе подобных. (Начинает разговор с Костей, чтобы срыть неловкость.)
Рита откинулась на спинку и уставилась на француза.
Костантин Легин.
Я хотел сказать, что хорошо понимаю его. Родство душ.
Генри Жермен.
«Пиковая Дама» написана Пушкиным в вашем возрасте. Так ли вы его хорошо понимаете?
Константин Легин.
«Дама» как на ладони, вернее на сукне. Сильная вещь! Человек делает ставку на обогащение и проигрывает всё: любовь, жизнь…
Лиза Любавина.
Значит ли это, что стремясь к материальному благополучию, мы обрекаем себя на духовное одиночество и лишаемся беззаботного личного счастья?
Генри Жермен.
Россия, Россия! Страна каторжных князей!
Слова несколько раз почти срывались с губ Риты, но она так и не вымолвила ни звука, переводя взгляд поочередно с одного собеседника на другого. Поезд остановился, и тела веселых студентов вывалились на перрон на радость заждавшимся комарам.

Картина третья

Раннее утро. Константин и Лиза на берегу заиленного озерка. Девушка колдует над огромным котелком, прыгающим в языках пламени костра. Последний штрих кулинарного изыска. Горсть секретной приправы, и молочно-белое побулькивание вырывается за пределы своей пыточной камеры и благоухающими волнами наваливается на палатки, рассыпанные по пригорку. Внутри убежищ проснулись и заворочались, а наружу повысовывались лохматые головы.
Лиза Любавина.
Между прочим, линь - королевская рыба.
Константин Легин.
Меткое название. Из воды вытащил кирпично – красного, а он тут же бурыми пятнами полинял. (Константин поднял с земли длинную сухую ветку и присел у края кружевного ковра цветущей ряски.)
Лиза Любавина(преобразилась от тайных мыслей и села рядом).
Костя, а ты давно знаешь Генри?
Константин Легин(прицелился и тюкнул веточкой по крокодилистому рылу огромной жабы, притаившейся в нежных цветочках болотистой зелени).
Нет, написали друг другу с десяток писем. Лиза, он очень странный, скрытный и пугающий своим всезнанием.
Жаба моргнула глазом и прислушалась к гулу в голове.
Лиза Любавина.
Ты не понимаешь! Он завораживает, притягивает и удивляет.
Константин Легин(обиженно машет веткой).
Влюбилась? Знаешь сколько ему лет? Больше трехсот.
Жаба распахивает розовую пасть и прикусывает ветку, помогая себе лапками.
Лиза Любавина.
Мне всё в нем нравится. Мы вчера всю ночь разговаривали. Я не встречала мужчину, который бы меня так понимал. (Засмущалась.) Зачем я тебе это говорю?
Константин Легин.
Я, как подушка, для девичьих откровений. Столько тайн уже наслушался! ( Выдергивает добычу у невозмутимого крокодила и отбрасывает.)
Лиза Любавина.
Костенька, ты славный! "Поток томительных вздыханий из уст срывается стихами". (Обнимает и цитирует, видимо, обнимаемого. Но вдруг становится серьезной.) Я уезжаю на несколько лет в Африку.
Константин Легин(открывает рот и тут же выплевывает комара).
Там же эти… Крокодилы!
Лиза Любавина.
Слоны, гепарды и гориллы. Ещё пигмеи, а "крокодилы", как раз, в России.
Я изучаю образ жизни дикарей. Их ценности, представление о счастье, отношение к природе и соплеменникам. Цивилизованный мир – помойка. Ненавижу деньги. Стремление к наживе губит человеческую душу. Богатый не может любить, он всегда обеспокоен за свое благополучие. Хочу написать книгу… Тебе неинтересно? А вот Генри меня слушает и понимает. Как думаешь, он согласится со мной поехать?
Константин Легин(рассматривает брильянты на часах).
Спроси.(Оглядывается на костер.) Пошли. Сейчас дикари всех линей стрескают безо всякой заботы о соплеменниках.
Парень с девушкой заторопились, надеясь, что им перепадет по кусочку королевской рыбы.

Картина четвертая

Вечер. Последняя ночёвка в лесу. Константин Легин сидит с фонариком в палатке перед увесистым собранием Пушкинских сочинений. Он давно не переворачивает страницу, задумчиво перечитывая одни и те же фразы из заключительной главы «Пиковой дамы»: Германн сошел с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..
Раздается счастливый девичий смех совсем близко. Костя отрывается от книги, смотрит в направлении звука, но перед ним только заплата на его старенькой видавшей виды палатке.

Константин Легин( отворачивается и улыбается).
Тройка, семерка, дама!
Нагибаясь, в тесное туристическое жилище пробирается француз.
Генри Жермен.
Костик, пора выбросить эту рвань. (Ковыряет заплатку.) Сам что ли зашивал?
Константин Легин.
Ни за что! История на каждом квадратном сантиметре. Сейчас ты растревожил воспоминания о том, какие любят послушать стихи медведи по утрам.
Генри Жермен( замер, приподнимая брови , и разгладил заплатку).
Локис? Неужели Пушкина?
Константин Легин.
Нет, его он уже слышал - интересуется современниками. Сразу видно, недолго вы в России гостевали. Хозяина лучше не звать. Мы его всё косолапый да мёд ведающий. Настоящее имя - то уже и забыли. Чтобы с ним не столкнуться, погремушки вешаем.(Вытаскивает незатейливую побрякушку из сумки.)
Генри Жермен ( рассматривает безделицу).
С Лизой договорились через часок встретиться – что-то важное у неё осталось. Надо взять с собой.(Цепляет погремушку на ремень.) Я стихов - то не сочиняю, как ты.
Константин Легин.
Вот уж нет необходимости – она сама колокольчик. Просто светится от счастья. Убью, если обидишь её!
Генри Жермен.
Давненько меня на дуэль не вызывали! А пистолет – то заряжен? Или, как Германн, «на жизнь» играешь? Не надейся, у меня верная рука, не дрогнет. И выстрелить смогу, и ставку правильно подписать. Туз у меня, туз! (Генри улегся на спальник и затеребил ус.) Мы уже «на ты»?
Константин Легин.
Туз? Тебя ждет новость. А какая, зависит от масти.
Генри Жермен.
Давай от гаданий и двусмыслиц перейдём к серьёзному разговору. Я сказочно богат. У меня не страны – миры под ногами. Единственное, что ускользает – Любовь. Ни одна женщина не может устоять перед такими деньгами. Никто не может! Это туз, понимаешь? Не хочу покорности и боголепного преклонения. Я всего добиваюсь в жизни - получу и Любовь.
Константин Легин.
Думаешь, Лиза влюблена в тебя?
Генри Жермен.
Я не слеп и вижу твои чувства к ней. Но она выбрала меня, смирись. Это моя женщина, будь уверен, не отпущу её. Когда она узнает всё… В общем, мне ещё никто не отказывал.(Самодовольно прикрыл глаза.)
Константин Легин ( достал из сумки планшет и наушники).
Думаешь, Германн случайно вытащил даму вместо туза?
Генри Жермен.
Ирония судьбы. Ты учишь язык? Какой?
Константин Легин.
Пигмейский. То есть, если бы поставил на туза, то выиграл?
Генри Жермен.
Конечно, это же туз. А зачем тебе пигмейский?
Константин Легин.
На всякий случай. Лиза зовет. Что жизнь игра, давно известно. Играешь – умей проигрывать. (Воткнул наушник и наклонился над светящимся планшетом.)
Генри тревожно глянул на друга и вышел из палатки.

Занавес.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 15.07.2013 в 13:04
Сообщение Пиковая дама

Одноактная пьеса

1ое действующее лицо: студент литфака Константин Легин.
2ое действующее лицо: иностранец, предположительно француз, Генри Жермен.
3тье действующее лицо: свободный эколог-философ Лиза Любавина.
4ое действующее лицо: Рита, подруга Лизы

Картина первая

Легин встречает в аэропорту знакомого по непродолжительной переписке Генри Жермена. Узнав, что студенты Уральского городка организовали экспедицию к месту падения метеоритов, иностранец заинтересовался и выказал желание поучаствовать в предстоящем событии. Рассматривая изысканно разодетую стайку пассажиров, покинувшую небесный лайнер, Костя не заметил, как рядом остановился просто одетый мужчина лет сорока с таинственно притягательным выражением лица. Единственной искрой роскоши в его обличии было нездешнее поблёскивание солидных часов.
Генри Жермен.
Привет, Костик! Молодо выглядишь. Больше двадцати не дам. (Говорит без акцента, по-северному окая, и обнимает по-азиатски.)
Константин Легин (по-пацански не замечает комплимента возрасту).
Здрасте. У нас мало времени. Хватаем багаж и на вокзал. Электричка через два часа.
Генри Жермен.
Всё мое со мной. С нетерпением жду увлекательного путешествия. Я бывал в России, но очень давно.
Выходят из здания аэропорта и садятся в такси. По дороге переговариваются.
Константин Легин.
Находили раньше метеориты?
Генри Жермен.
Да, но ищу особенный. На вид, как карбонад, по свойствам – алмаз. Я занимаюсь синтезом в промышленных условиях.
Константин Легин.
Ого, производство брильянтов! Красивые часики.
Генри Жермен(мягко улыбается и снимает часы).
Понравились – дарю.
Константин Легин.
Спасибо. Однако… Так кто же вы по национальности? Фамилия французская, безупречный русский, восточные манеры.(Рассматривает алмазы на часах.)
Генри Жермен.
Кроме русского, у меня ещё семнадцать безупречных языков. Я долго жил в Индии, Греции, Перс… Иране, Бразилии…
Константин Легин (перебивает).
В Персии? Сколько же вам лет?
Генри Жерман.
Ах, мой юный друг, что тебе ответить? За последние триста лет мне часто приходилось отшучиваться на этот вопрос.
Оба собеседника и таксист дружно рассмеялись.

Картина вторая

Жермен и Легин на вокзале присоединяются к шумной компании студентов. Она распихивается по двум вагонам электропоезда. До пункта назначения несколько часов езды. Молодежь поёт песни под гитарные аккорды. Напротив Легина и Жермена усаживаются две девушки. Лиза Любавина и её подруга.
Подруга (поглядывает на дорогие часы у Кости).
Так не хотела ехать - только комаров кормить. А компания, подбирается подходящая…
Константин Легин (протягивает руку, сверкая алмазами).
Костя.
Подруга.
Марго! Почти студентка столичного вуза. (Девушка пересела на самый краешек залакированного попами пассажиров сидения пригородного поезда.)
Лиза Любавина.
Ритка, не морочь людям голову. Я Лиза.
Генри Жермен.
И что это за досадное «почти», которое мешает вашему успеху?
Подруга (кидает быстрый равнодушный взгляд на скромного магната).
Так ещё документы не подала.
Костя, беспокоясь, что будущая столичная звезда сейчас запрыгнет к нему на колени, достал из сумки толстую книгу и отгородил ею жизненное пространство для себя. В лицо Рите уперлась обложка с названием фолианта.
Подруга.
Творчество А.С. Пушкина? Костя вы сценарист или режиссер?
Константин Легин.
Нет, я бедный рифмоплет и интересуюсь трудами себе подобных.
Лиза Любавина.
Ритка, притормози. А вы какими судьбами в нашем бешеном забеге?(Обращается к Генри.)
Генри Жермен.
Пытаетесь указать на мой возраст? Так я его не чувствую. Генри Жермен.(Повелительно просит руку Лизы и аристократично целует её.)
Лиза Любавина (краснеет и не знает, куда положить поцелованную руку).
Когда я хочу, я пытаюсь. Сейчас я просто спрашиваю. Как-то вы очень самоуверенно на счет себе подобных. (Начинает разговор с Костей, чтобы срыть неловкость.)
Рита откинулась на спинку и уставилась на француза.
Костантин Легин.
Я хотел сказать, что хорошо понимаю его. Родство душ.
Генри Жермен.
«Пиковая Дама» написана Пушкиным в вашем возрасте. Так ли вы его хорошо понимаете?
Константин Легин.
«Дама» как на ладони, вернее на сукне. Сильная вещь! Человек делает ставку на обогащение и проигрывает всё: любовь, жизнь…
Лиза Любавина.
Значит ли это, что стремясь к материальному благополучию, мы обрекаем себя на духовное одиночество и лишаемся беззаботного личного счастья?
Генри Жермен.
Россия, Россия! Страна каторжных князей!
Слова несколько раз почти срывались с губ Риты, но она так и не вымолвила ни звука, переводя взгляд поочередно с одного собеседника на другого. Поезд остановился, и тела веселых студентов вывалились на перрон на радость заждавшимся комарам.

Картина третья

Раннее утро. Константин и Лиза на берегу заиленного озерка. Девушка колдует над огромным котелком, прыгающим в языках пламени костра. Последний штрих кулинарного изыска. Горсть секретной приправы, и молочно-белое побулькивание вырывается за пределы своей пыточной камеры и благоухающими волнами наваливается на палатки, рассыпанные по пригорку. Внутри убежищ проснулись и заворочались, а наружу повысовывались лохматые головы.
Лиза Любавина.
Между прочим, линь - королевская рыба.
Константин Легин.
Меткое название. Из воды вытащил кирпично – красного, а он тут же бурыми пятнами полинял. (Константин поднял с земли длинную сухую ветку и присел у края кружевного ковра цветущей ряски.)
Лиза Любавина(преобразилась от тайных мыслей и села рядом).
Костя, а ты давно знаешь Генри?
Константин Легин(прицелился и тюкнул веточкой по крокодилистому рылу огромной жабы, притаившейся в нежных цветочках болотистой зелени).
Нет, написали друг другу с десяток писем. Лиза, он очень странный, скрытный и пугающий своим всезнанием.
Жаба моргнула глазом и прислушалась к гулу в голове.
Лиза Любавина.
Ты не понимаешь! Он завораживает, притягивает и удивляет.
Константин Легин(обиженно машет веткой).
Влюбилась? Знаешь сколько ему лет? Больше трехсот.
Жаба распахивает розовую пасть и прикусывает ветку, помогая себе лапками.
Лиза Любавина.
Мне всё в нем нравится. Мы вчера всю ночь разговаривали. Я не встречала мужчину, который бы меня так понимал. (Засмущалась.) Зачем я тебе это говорю?
Константин Легин.
Я, как подушка, для девичьих откровений. Столько тайн уже наслушался! ( Выдергивает добычу у невозмутимого крокодила и отбрасывает.)
Лиза Любавина.
Костенька, ты славный! "Поток томительных вздыханий из уст срывается стихами". (Обнимает и цитирует, видимо, обнимаемого. Но вдруг становится серьезной.) Я уезжаю на несколько лет в Африку.
Константин Легин(открывает рот и тут же выплевывает комара).
Там же эти… Крокодилы!
Лиза Любавина.
Слоны, гепарды и гориллы. Ещё пигмеи, а "крокодилы", как раз, в России.
Я изучаю образ жизни дикарей. Их ценности, представление о счастье, отношение к природе и соплеменникам. Цивилизованный мир – помойка. Ненавижу деньги. Стремление к наживе губит человеческую душу. Богатый не может любить, он всегда обеспокоен за свое благополучие. Хочу написать книгу… Тебе неинтересно? А вот Генри меня слушает и понимает. Как думаешь, он согласится со мной поехать?
Константин Легин(рассматривает брильянты на часах).
Спроси.(Оглядывается на костер.) Пошли. Сейчас дикари всех линей стрескают безо всякой заботы о соплеменниках.
Парень с девушкой заторопились, надеясь, что им перепадет по кусочку королевской рыбы.

Картина четвертая

Вечер. Последняя ночёвка в лесу. Константин Легин сидит с фонариком в палатке перед увесистым собранием Пушкинских сочинений. Он давно не переворачивает страницу, задумчиво перечитывая одни и те же фразы из заключительной главы «Пиковой дамы»: Германн сошел с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..
Раздается счастливый девичий смех совсем близко. Костя отрывается от книги, смотрит в направлении звука, но перед ним только заплата на его старенькой видавшей виды палатке.

Константин Легин( отворачивается и улыбается).
Тройка, семерка, дама!
Нагибаясь, в тесное туристическое жилище пробирается француз.
Генри Жермен.
Костик, пора выбросить эту рвань. (Ковыряет заплатку.) Сам что ли зашивал?
Константин Легин.
Ни за что! История на каждом квадратном сантиметре. Сейчас ты растревожил воспоминания о том, какие любят послушать стихи медведи по утрам.
Генри Жермен( замер, приподнимая брови , и разгладил заплатку).
Локис? Неужели Пушкина?
Константин Легин.
Нет, его он уже слышал - интересуется современниками. Сразу видно, недолго вы в России гостевали. Хозяина лучше не звать. Мы его всё косолапый да мёд ведающий. Настоящее имя - то уже и забыли. Чтобы с ним не столкнуться, погремушки вешаем.(Вытаскивает незатейливую побрякушку из сумки.)
Генри Жермен ( рассматривает безделицу).
С Лизой договорились через часок встретиться – что-то важное у неё осталось. Надо взять с собой.(Цепляет погремушку на ремень.) Я стихов - то не сочиняю, как ты.
Константин Легин.
Вот уж нет необходимости – она сама колокольчик. Просто светится от счастья. Убью, если обидишь её!
Генри Жермен.
Давненько меня на дуэль не вызывали! А пистолет – то заряжен? Или, как Германн, «на жизнь» играешь? Не надейся, у меня верная рука, не дрогнет. И выстрелить смогу, и ставку правильно подписать. Туз у меня, туз! (Генри улегся на спальник и затеребил ус.) Мы уже «на ты»?
Константин Легин.
Туз? Тебя ждет новость. А какая, зависит от масти.
Генри Жермен.
Давай от гаданий и двусмыслиц перейдём к серьёзному разговору. Я сказочно богат. У меня не страны – миры под ногами. Единственное, что ускользает – Любовь. Ни одна женщина не может устоять перед такими деньгами. Никто не может! Это туз, понимаешь? Не хочу покорности и боголепного преклонения. Я всего добиваюсь в жизни - получу и Любовь.
Константин Легин.
Думаешь, Лиза влюблена в тебя?
Генри Жермен.
Я не слеп и вижу твои чувства к ней. Но она выбрала меня, смирись. Это моя женщина, будь уверен, не отпущу её. Когда она узнает всё… В общем, мне ещё никто не отказывал.(Самодовольно прикрыл глаза.)
Константин Легин ( достал из сумки планшет и наушники).
Думаешь, Германн случайно вытащил даму вместо туза?
Генри Жермен.
Ирония судьбы. Ты учишь язык? Какой?
Константин Легин.
Пигмейский. То есть, если бы поставил на туза, то выиграл?
Генри Жермен.
Конечно, это же туз. А зачем тебе пигмейский?
Константин Легин.
На всякий случай. Лиза зовет. Что жизнь игра, давно известно. Играешь – умей проигрывать. (Воткнул наушник и наклонился над светящимся планшетом.)
Генри тревожно глянул на друга и вышел из палатки.

Занавес.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 15.07.2013 в 13:04
Форум » У тотема » Малые конкурсы » Пиковая дама (конкурс)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Пиковая дама - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz