КРОВЬ- РЕКА. - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | КРОВЬ- РЕКА. - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » КРОВЬ- РЕКА. (еще одна попытка понять детство)
КРОВЬ- РЕКА.
bortikДата: Среда, 13.07.2011, 18:13 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Лука Иванович закрыл за собой дверь, обмякнув на нее всем своим пышным телом. Его взгляду предстала небольшая комната с засаленными обоями у рабочего кресла и стоящей немного правее кушетки для приема пациентов. Коктейль из запахов вчерашнего кофе, сигарет и Надиных приторных духов вызвал у него короткий приступ отвращения. Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.
Нельзя было сказать на него, что он страдает излишним весом, наоборот он получал от своего веса не малую выгоду. Умея совмещать казалось бы разные вещи Лука Иванович приобретал для своих пациентов облик человека уравновешенного. Человека, которому можно доверить нечто сугубо личное, а ведь это так важно для врача психотерапевта. Надо упомянуть также о том что он пользовался этим даром весьма успешно, повергая своих сотрудников и пациентов в немое уважение перед его профессионализмом. При этом доктор не переставал быть в душе простым человеком. Вот и сейчас Лука Иванович возился на столе создавая, зачем то, вид рабочего состояния перед своим секретарем. Надежда Степановна была, в свою очередь прямой его противоположностью: худая, бескомпромиссная, бестактная, грубая, но зато пунктуальная и работящая женщина; сегодня как и предыдущие двадцать два года работы в окружной психиатрической лечебнице пришла на работу раньше всех, если не считать бабу Груню- дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.
- Лука Иваныч! Не успел прийти, уже возишься- Надя привыкшая к наглости пациентов приучила и свой голос не опускаться до уровня спокойного, уравновешенного тона- хоть «кофя» подожди сготовлю- все тем же нервным шагом она направилась к себе в подсобку где стоял чайник.
Доктор странным образом подчинялся ей. Нет, это был не страх. Скорее он и в обыденной жизни не переставал быть опытным психологом, подыгрывая каждому, с кем ему приходилось сталкиваться, позволяя быть максимально открытым для заботливого докторского взгляда. Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.
На подсознательном уровне шум льющейся из крана воды с веселым утренним звоном кружек, доносящийся из подсобки, заставлял Ивановича занять свое место в кресле. Хотя он и признавал это действие глупым, но все равно поддавался инстинкту, долго усаживаясь в страшно скрипучее кресло. Взгляд его медленно перешел на окно, из которого доносился утренний мутный свет весенней непогоды. Дождя не было, хотя вечер рисковал оказаться промокшим. Из форточки доносился запах свежего костерка, который баба Груня уже спозаранку затеяла из собранного ею вчерашнего мусора. Лука Иванович любил это время года, с его кострами и сухой травой; с его непонятой погодой задирающей на рискованные авантюры, от которых горело в коленях и дыхание становилось тяжелым. Он вспоминал самые яркие поджоги, дальние путешествия пешком в поисках новых приключений, землянки, которые врастали в землю всего за сутки, а сколько всего можно было приготовить на костре!... Конечно, лука понимал, что это время связанно в первую очередь с его старшим братом. Он вспоминал, как радостно было когда они вместе еще ходили в школу. Уйма интересных вещей, которые не расскажет мама, и до которых сам еще не можешь додуматься, рассказывал брат по пути из детства в отрочество.
У Надежды Степановны выпала из рук кружка, но не разбилась, а просто заставила ее прошипеть пару матов. В отличии от остальных слов сальные она произносила громким шепотом что бы не прослыть матершиницей.
Отвлекшись на мгновение, доктор снова погрузился в яркие воспоминания детства. На этот раз ему на память пришел сон, который снится ему на протяжении всей его взрослой жизни. Как ни странно, но вспомнил он его только сейчас- когда ему уже перевалило за сорок. Этот сон состоял как бы из трех частей, описывающих одну и ту же местность вдоль реки «Кумы». По рассказам взрослых, в некоторых ее частях, она была огромных размеров, но в той местности, где доводилось жить будущему доктору, река становилась вполне сдержанной. Даже некоторые по простоте своей, называли ее «канавой». Вот именно с этой «канавой» были связаны яркие воспоминания детства Луки Ивановича. Сам Лукашка, так его ласково называла мама, воды остерегался до позднего детства, из за постоянных проблем с ухом, которое он старательно затыкал ватой. По лицу Ивановича мелькнула мягкая улыбка, когда он вспомнил первые уроки плаванья от Алика- его школьного друга, и как он чуть было его не утопил со страху.
Снились разные люди, события, ситуации, связью между которыми служила все та же «Кума».
Вот тот самый мост с толстым слоем грязи на перилах. Некоторые смельчаки даже ходили по ним не смотря на десятиметровую высоту, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин. Так Лука мог просидеть целый час и не осмелится на прыжок, в то время как даже Вася Тугин уже нырял прямо с перил, хотя Вася был младше его на два года. Когда он сидел на краю моста, крепко вцепившись руками за грязные перила, в нем шел отчаянный бой между стыдом и страхом. Время шло. Первая попытка, вторая и наконец стыд одержал победу, открывая перед ним зеленую бездну мутной воды, а дальше удар, гул воды, и первые глотки влажного воздуха уже где то за мостом. «И совершенно не страшно»- говорил себе Лукашка, уверенно шагая по перилам моста, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин.
А вот другое место. Там он случайно стал свидетелем явления на поверхность огромной спины неизвестного животного, по мнению единственного очевидца вынырнувшего за очередной дозой воздуха. Но учитывая многолюдность местечка никто не поверил его рассказу про огромное животное, сваливая все на жару и разъевшихся сомов. Именно с этого места он прыгал в свою автомобильную камеру, которая была его редкой гордостью, и проплывал вниз по течению более двух километров. Солнце пекло, немножко мутило от легкой качки, а ноги боялись каждой шальной камышины. Конечной точкой такого путешествия был небольшой пляж, с размытым левым берегом и нежным песком у воды. Девчата приходили из соседнего села специально, чтобы познакомится с местными ребятами, лихо рассекавшими по песку на мотоциклах и демонстрирующих свое достоинство бесшабашными прыжками в воду с большой высоты.
Выбитые пальцы, царапины, порезы осколками, ушибы растяжения, ссадины- было все, чтобы помешать слепой детской радости, но на то она и была слепая, что бы не замечать досады, переплавляя ее в насыщенный, чувственный компот.
Но все интересное начинается только сейчас, когда Лука Иванович начал вспоминать самое намелькавшее место из его сновидений- это был правый берег «Кумы», омывающий школьную рощу. Из за крутых берегов спуститься к воде там можно было лишь в одном месте. То местечко представляло из себя небольшую плоскую площадку находившуюся почти всегда на одном уровне с мерно движущейся мутной гладью. Была и коряга, вся исписанная изысканными матами в сочетании с самыми обычными признаниями в любви. Сама роща была небольшая. Кое где попадались дикие яблоки, боярышник и колючие заросли терна, которые служили оголтелым школьникам отличным разнообразием к скучной столовской еде. Неподалеку от памятной коряги бил небольшой родничок, из которого Саня Рудаков (его друг с детского сада) на спор напился воды к бурному отвращению всех присутствующих на эксперименте.
Как не пытался, Лука не мох вспомнить реку зимой. Какая она была?..
- Иваныч, ты Хгалкину справку куда подевал?- прогремела Надя, ставя кружку на стол- а то она хотела зайти с утра, а я ей говорю, никто не дает справок до девяти, а она…- секретарша сделала особое ударении на «никто не дает», но увидев стеклянный взгляд начальника, упершийся в кушетку, пояснила- ну что в субботу с Танькой приходила,- сестра еешняя- доктор сдвинул брови и сотрясая утреннюю негу скрипом своего сиденья, достал из верхнего ящика маленькую пожелтевшую бумажку, поставил подпись и штамп. Потом так же громко откинулся, дав Наде понять, что больше говорить ничего не надо, а лучше вообще уйти, что она и сделала.

Лука Иванович никак не мог понять, почему его так манит это место? Почему так влекут к себе эти зеленые воды?
Шлюзы памяти постепенно открывались, заливая Лукашку грязной летней водой. И вот уже бежит по его венам та детская река, в которой он купал свою родную беззаботность. А с ней в кровь попадали листья, палки, та невероятно большая рыба, в которую никто не верил, родник, боярышник, красивые девчата, порезы стеклом…
Наверное, еще тогда, в детстве, они побратались, смешав свою кровь навсегда. Может поэтому, спустя уже более тридцати лет она не отпускает его. А он в ответ так хотел! Так хотел вернутся в то вечное лето, что бы не переставая так плыть и плыть по ее течению до конца своей жизни, нежно качаемый ее мягкими лапами.
 
СообщениеЛука Иванович закрыл за собой дверь, обмякнув на нее всем своим пышным телом. Его взгляду предстала небольшая комната с засаленными обоями у рабочего кресла и стоящей немного правее кушетки для приема пациентов. Коктейль из запахов вчерашнего кофе, сигарет и Надиных приторных духов вызвал у него короткий приступ отвращения. Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.
Нельзя было сказать на него, что он страдает излишним весом, наоборот он получал от своего веса не малую выгоду. Умея совмещать казалось бы разные вещи Лука Иванович приобретал для своих пациентов облик человека уравновешенного. Человека, которому можно доверить нечто сугубо личное, а ведь это так важно для врача психотерапевта. Надо упомянуть также о том что он пользовался этим даром весьма успешно, повергая своих сотрудников и пациентов в немое уважение перед его профессионализмом. При этом доктор не переставал быть в душе простым человеком. Вот и сейчас Лука Иванович возился на столе создавая, зачем то, вид рабочего состояния перед своим секретарем. Надежда Степановна была, в свою очередь прямой его противоположностью: худая, бескомпромиссная, бестактная, грубая, но зато пунктуальная и работящая женщина; сегодня как и предыдущие двадцать два года работы в окружной психиатрической лечебнице пришла на работу раньше всех, если не считать бабу Груню- дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.
- Лука Иваныч! Не успел прийти, уже возишься- Надя привыкшая к наглости пациентов приучила и свой голос не опускаться до уровня спокойного, уравновешенного тона- хоть «кофя» подожди сготовлю- все тем же нервным шагом она направилась к себе в подсобку где стоял чайник.
Доктор странным образом подчинялся ей. Нет, это был не страх. Скорее он и в обыденной жизни не переставал быть опытным психологом, подыгрывая каждому, с кем ему приходилось сталкиваться, позволяя быть максимально открытым для заботливого докторского взгляда. Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.
На подсознательном уровне шум льющейся из крана воды с веселым утренним звоном кружек, доносящийся из подсобки, заставлял Ивановича занять свое место в кресле. Хотя он и признавал это действие глупым, но все равно поддавался инстинкту, долго усаживаясь в страшно скрипучее кресло. Взгляд его медленно перешел на окно, из которого доносился утренний мутный свет весенней непогоды. Дождя не было, хотя вечер рисковал оказаться промокшим. Из форточки доносился запах свежего костерка, который баба Груня уже спозаранку затеяла из собранного ею вчерашнего мусора. Лука Иванович любил это время года, с его кострами и сухой травой; с его непонятой погодой задирающей на рискованные авантюры, от которых горело в коленях и дыхание становилось тяжелым. Он вспоминал самые яркие поджоги, дальние путешествия пешком в поисках новых приключений, землянки, которые врастали в землю всего за сутки, а сколько всего можно было приготовить на костре!... Конечно, лука понимал, что это время связанно в первую очередь с его старшим братом. Он вспоминал, как радостно было когда они вместе еще ходили в школу. Уйма интересных вещей, которые не расскажет мама, и до которых сам еще не можешь додуматься, рассказывал брат по пути из детства в отрочество.
У Надежды Степановны выпала из рук кружка, но не разбилась, а просто заставила ее прошипеть пару матов. В отличии от остальных слов сальные она произносила громким шепотом что бы не прослыть матершиницей.
Отвлекшись на мгновение, доктор снова погрузился в яркие воспоминания детства. На этот раз ему на память пришел сон, который снится ему на протяжении всей его взрослой жизни. Как ни странно, но вспомнил он его только сейчас- когда ему уже перевалило за сорок. Этот сон состоял как бы из трех частей, описывающих одну и ту же местность вдоль реки «Кумы». По рассказам взрослых, в некоторых ее частях, она была огромных размеров, но в той местности, где доводилось жить будущему доктору, река становилась вполне сдержанной. Даже некоторые по простоте своей, называли ее «канавой». Вот именно с этой «канавой» были связаны яркие воспоминания детства Луки Ивановича. Сам Лукашка, так его ласково называла мама, воды остерегался до позднего детства, из за постоянных проблем с ухом, которое он старательно затыкал ватой. По лицу Ивановича мелькнула мягкая улыбка, когда он вспомнил первые уроки плаванья от Алика- его школьного друга, и как он чуть было его не утопил со страху.
Снились разные люди, события, ситуации, связью между которыми служила все та же «Кума».
Вот тот самый мост с толстым слоем грязи на перилах. Некоторые смельчаки даже ходили по ним не смотря на десятиметровую высоту, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин. Так Лука мог просидеть целый час и не осмелится на прыжок, в то время как даже Вася Тугин уже нырял прямо с перил, хотя Вася был младше его на два года. Когда он сидел на краю моста, крепко вцепившись руками за грязные перила, в нем шел отчаянный бой между стыдом и страхом. Время шло. Первая попытка, вторая и наконец стыд одержал победу, открывая перед ним зеленую бездну мутной воды, а дальше удар, гул воды, и первые глотки влажного воздуха уже где то за мостом. «И совершенно не страшно»- говорил себе Лукашка, уверенно шагая по перилам моста, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин.
А вот другое место. Там он случайно стал свидетелем явления на поверхность огромной спины неизвестного животного, по мнению единственного очевидца вынырнувшего за очередной дозой воздуха. Но учитывая многолюдность местечка никто не поверил его рассказу про огромное животное, сваливая все на жару и разъевшихся сомов. Именно с этого места он прыгал в свою автомобильную камеру, которая была его редкой гордостью, и проплывал вниз по течению более двух километров. Солнце пекло, немножко мутило от легкой качки, а ноги боялись каждой шальной камышины. Конечной точкой такого путешествия был небольшой пляж, с размытым левым берегом и нежным песком у воды. Девчата приходили из соседнего села специально, чтобы познакомится с местными ребятами, лихо рассекавшими по песку на мотоциклах и демонстрирующих свое достоинство бесшабашными прыжками в воду с большой высоты.
Выбитые пальцы, царапины, порезы осколками, ушибы растяжения, ссадины- было все, чтобы помешать слепой детской радости, но на то она и была слепая, что бы не замечать досады, переплавляя ее в насыщенный, чувственный компот.
Но все интересное начинается только сейчас, когда Лука Иванович начал вспоминать самое намелькавшее место из его сновидений- это был правый берег «Кумы», омывающий школьную рощу. Из за крутых берегов спуститься к воде там можно было лишь в одном месте. То местечко представляло из себя небольшую плоскую площадку находившуюся почти всегда на одном уровне с мерно движущейся мутной гладью. Была и коряга, вся исписанная изысканными матами в сочетании с самыми обычными признаниями в любви. Сама роща была небольшая. Кое где попадались дикие яблоки, боярышник и колючие заросли терна, которые служили оголтелым школьникам отличным разнообразием к скучной столовской еде. Неподалеку от памятной коряги бил небольшой родничок, из которого Саня Рудаков (его друг с детского сада) на спор напился воды к бурному отвращению всех присутствующих на эксперименте.
Как не пытался, Лука не мох вспомнить реку зимой. Какая она была?..
- Иваныч, ты Хгалкину справку куда подевал?- прогремела Надя, ставя кружку на стол- а то она хотела зайти с утра, а я ей говорю, никто не дает справок до девяти, а она…- секретарша сделала особое ударении на «никто не дает», но увидев стеклянный взгляд начальника, упершийся в кушетку, пояснила- ну что в субботу с Танькой приходила,- сестра еешняя- доктор сдвинул брови и сотрясая утреннюю негу скрипом своего сиденья, достал из верхнего ящика маленькую пожелтевшую бумажку, поставил подпись и штамп. Потом так же громко откинулся, дав Наде понять, что больше говорить ничего не надо, а лучше вообще уйти, что она и сделала.

Лука Иванович никак не мог понять, почему его так манит это место? Почему так влекут к себе эти зеленые воды?
Шлюзы памяти постепенно открывались, заливая Лукашку грязной летней водой. И вот уже бежит по его венам та детская река, в которой он купал свою родную беззаботность. А с ней в кровь попадали листья, палки, та невероятно большая рыба, в которую никто не верил, родник, боярышник, красивые девчата, порезы стеклом…
Наверное, еще тогда, в детстве, они побратались, смешав свою кровь навсегда. Может поэтому, спустя уже более тридцати лет она не отпускает его. А он в ответ так хотел! Так хотел вернутся в то вечное лето, что бы не переставая так плыть и плыть по ее течению до конца своей жизни, нежно качаемый ее мягкими лапами.

Автор - bortik
Дата добавления - 13.07.2011 в 18:13
СообщениеЛука Иванович закрыл за собой дверь, обмякнув на нее всем своим пышным телом. Его взгляду предстала небольшая комната с засаленными обоями у рабочего кресла и стоящей немного правее кушетки для приема пациентов. Коктейль из запахов вчерашнего кофе, сигарет и Надиных приторных духов вызвал у него короткий приступ отвращения. Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.
Нельзя было сказать на него, что он страдает излишним весом, наоборот он получал от своего веса не малую выгоду. Умея совмещать казалось бы разные вещи Лука Иванович приобретал для своих пациентов облик человека уравновешенного. Человека, которому можно доверить нечто сугубо личное, а ведь это так важно для врача психотерапевта. Надо упомянуть также о том что он пользовался этим даром весьма успешно, повергая своих сотрудников и пациентов в немое уважение перед его профессионализмом. При этом доктор не переставал быть в душе простым человеком. Вот и сейчас Лука Иванович возился на столе создавая, зачем то, вид рабочего состояния перед своим секретарем. Надежда Степановна была, в свою очередь прямой его противоположностью: худая, бескомпромиссная, бестактная, грубая, но зато пунктуальная и работящая женщина; сегодня как и предыдущие двадцать два года работы в окружной психиатрической лечебнице пришла на работу раньше всех, если не считать бабу Груню- дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.
- Лука Иваныч! Не успел прийти, уже возишься- Надя привыкшая к наглости пациентов приучила и свой голос не опускаться до уровня спокойного, уравновешенного тона- хоть «кофя» подожди сготовлю- все тем же нервным шагом она направилась к себе в подсобку где стоял чайник.
Доктор странным образом подчинялся ей. Нет, это был не страх. Скорее он и в обыденной жизни не переставал быть опытным психологом, подыгрывая каждому, с кем ему приходилось сталкиваться, позволяя быть максимально открытым для заботливого докторского взгляда. Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.
На подсознательном уровне шум льющейся из крана воды с веселым утренним звоном кружек, доносящийся из подсобки, заставлял Ивановича занять свое место в кресле. Хотя он и признавал это действие глупым, но все равно поддавался инстинкту, долго усаживаясь в страшно скрипучее кресло. Взгляд его медленно перешел на окно, из которого доносился утренний мутный свет весенней непогоды. Дождя не было, хотя вечер рисковал оказаться промокшим. Из форточки доносился запах свежего костерка, который баба Груня уже спозаранку затеяла из собранного ею вчерашнего мусора. Лука Иванович любил это время года, с его кострами и сухой травой; с его непонятой погодой задирающей на рискованные авантюры, от которых горело в коленях и дыхание становилось тяжелым. Он вспоминал самые яркие поджоги, дальние путешествия пешком в поисках новых приключений, землянки, которые врастали в землю всего за сутки, а сколько всего можно было приготовить на костре!... Конечно, лука понимал, что это время связанно в первую очередь с его старшим братом. Он вспоминал, как радостно было когда они вместе еще ходили в школу. Уйма интересных вещей, которые не расскажет мама, и до которых сам еще не можешь додуматься, рассказывал брат по пути из детства в отрочество.
У Надежды Степановны выпала из рук кружка, но не разбилась, а просто заставила ее прошипеть пару матов. В отличии от остальных слов сальные она произносила громким шепотом что бы не прослыть матершиницей.
Отвлекшись на мгновение, доктор снова погрузился в яркие воспоминания детства. На этот раз ему на память пришел сон, который снится ему на протяжении всей его взрослой жизни. Как ни странно, но вспомнил он его только сейчас- когда ему уже перевалило за сорок. Этот сон состоял как бы из трех частей, описывающих одну и ту же местность вдоль реки «Кумы». По рассказам взрослых, в некоторых ее частях, она была огромных размеров, но в той местности, где доводилось жить будущему доктору, река становилась вполне сдержанной. Даже некоторые по простоте своей, называли ее «канавой». Вот именно с этой «канавой» были связаны яркие воспоминания детства Луки Ивановича. Сам Лукашка, так его ласково называла мама, воды остерегался до позднего детства, из за постоянных проблем с ухом, которое он старательно затыкал ватой. По лицу Ивановича мелькнула мягкая улыбка, когда он вспомнил первые уроки плаванья от Алика- его школьного друга, и как он чуть было его не утопил со страху.
Снились разные люди, события, ситуации, связью между которыми служила все та же «Кума».
Вот тот самый мост с толстым слоем грязи на перилах. Некоторые смельчаки даже ходили по ним не смотря на десятиметровую высоту, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин. Так Лука мог просидеть целый час и не осмелится на прыжок, в то время как даже Вася Тугин уже нырял прямо с перил, хотя Вася был младше его на два года. Когда он сидел на краю моста, крепко вцепившись руками за грязные перила, в нем шел отчаянный бой между стыдом и страхом. Время шло. Первая попытка, вторая и наконец стыд одержал победу, открывая перед ним зеленую бездну мутной воды, а дальше удар, гул воды, и первые глотки влажного воздуха уже где то за мостом. «И совершенно не страшно»- говорил себе Лукашка, уверенно шагая по перилам моста, снискивая симпатии девчонок и нервные сигналы проезжавших по мосту машин.
А вот другое место. Там он случайно стал свидетелем явления на поверхность огромной спины неизвестного животного, по мнению единственного очевидца вынырнувшего за очередной дозой воздуха. Но учитывая многолюдность местечка никто не поверил его рассказу про огромное животное, сваливая все на жару и разъевшихся сомов. Именно с этого места он прыгал в свою автомобильную камеру, которая была его редкой гордостью, и проплывал вниз по течению более двух километров. Солнце пекло, немножко мутило от легкой качки, а ноги боялись каждой шальной камышины. Конечной точкой такого путешествия был небольшой пляж, с размытым левым берегом и нежным песком у воды. Девчата приходили из соседнего села специально, чтобы познакомится с местными ребятами, лихо рассекавшими по песку на мотоциклах и демонстрирующих свое достоинство бесшабашными прыжками в воду с большой высоты.
Выбитые пальцы, царапины, порезы осколками, ушибы растяжения, ссадины- было все, чтобы помешать слепой детской радости, но на то она и была слепая, что бы не замечать досады, переплавляя ее в насыщенный, чувственный компот.
Но все интересное начинается только сейчас, когда Лука Иванович начал вспоминать самое намелькавшее место из его сновидений- это был правый берег «Кумы», омывающий школьную рощу. Из за крутых берегов спуститься к воде там можно было лишь в одном месте. То местечко представляло из себя небольшую плоскую площадку находившуюся почти всегда на одном уровне с мерно движущейся мутной гладью. Была и коряга, вся исписанная изысканными матами в сочетании с самыми обычными признаниями в любви. Сама роща была небольшая. Кое где попадались дикие яблоки, боярышник и колючие заросли терна, которые служили оголтелым школьникам отличным разнообразием к скучной столовской еде. Неподалеку от памятной коряги бил небольшой родничок, из которого Саня Рудаков (его друг с детского сада) на спор напился воды к бурному отвращению всех присутствующих на эксперименте.
Как не пытался, Лука не мох вспомнить реку зимой. Какая она была?..
- Иваныч, ты Хгалкину справку куда подевал?- прогремела Надя, ставя кружку на стол- а то она хотела зайти с утра, а я ей говорю, никто не дает справок до девяти, а она…- секретарша сделала особое ударении на «никто не дает», но увидев стеклянный взгляд начальника, упершийся в кушетку, пояснила- ну что в субботу с Танькой приходила,- сестра еешняя- доктор сдвинул брови и сотрясая утреннюю негу скрипом своего сиденья, достал из верхнего ящика маленькую пожелтевшую бумажку, поставил подпись и штамп. Потом так же громко откинулся, дав Наде понять, что больше говорить ничего не надо, а лучше вообще уйти, что она и сделала.

Лука Иванович никак не мог понять, почему его так манит это место? Почему так влекут к себе эти зеленые воды?
Шлюзы памяти постепенно открывались, заливая Лукашку грязной летней водой. И вот уже бежит по его венам та детская река, в которой он купал свою родную беззаботность. А с ней в кровь попадали листья, палки, та невероятно большая рыба, в которую никто не верил, родник, боярышник, красивые девчата, порезы стеклом…
Наверное, еще тогда, в детстве, они побратались, смешав свою кровь навсегда. Может поэтому, спустя уже более тридцати лет она не отпускает его. А он в ответ так хотел! Так хотел вернутся в то вечное лето, что бы не переставая так плыть и плыть по ее течению до конца своей жизни, нежно качаемый ее мягкими лапами.

Автор - bortik
Дата добавления - 13.07.2011 в 18:13
НэшаДата: Среда, 13.07.2011, 23:07 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Игорь, здравствуйте smile
Выложив этот рассказ, вы рассчитываете на критику, советы или же просто отзывы о прочитанном и понятом? Потому как затрудняюсь с комментариями, не зная чего вы ждёте.
Может расскажите немного о себе, давно ли пишите, и пишите для себя или же с прицелом в профессиональную сферу?
 
СообщениеИгорь, здравствуйте smile
Выложив этот рассказ, вы рассчитываете на критику, советы или же просто отзывы о прочитанном и понятом? Потому как затрудняюсь с комментариями, не зная чего вы ждёте.
Может расскажите немного о себе, давно ли пишите, и пишите для себя или же с прицелом в профессиональную сферу?

Автор - Нэша
Дата добавления - 13.07.2011 в 23:07
СообщениеИгорь, здравствуйте smile
Выложив этот рассказ, вы рассчитываете на критику, советы или же просто отзывы о прочитанном и понятом? Потому как затрудняюсь с комментариями, не зная чего вы ждёте.
Может расскажите немного о себе, давно ли пишите, и пишите для себя или же с прицелом в профессиональную сферу?

Автор - Нэша
Дата добавления - 13.07.2011 в 23:07
bortikДата: Четверг, 14.07.2011, 14:15 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Привет! буду краток: пишу давно, но редко; специально не обучался, поэтому дружеские советы просто необходимы; и критику спокойно переношу, только если без эмоций; да и кому не охото отзывы почитать) также, я так думаю, моя писанина- это моя проповедь. Вот так- коряво)))
 
СообщениеПривет! буду краток: пишу давно, но редко; специально не обучался, поэтому дружеские советы просто необходимы; и критику спокойно переношу, только если без эмоций; да и кому не охото отзывы почитать) также, я так думаю, моя писанина- это моя проповедь. Вот так- коряво)))

Автор - bortik
Дата добавления - 14.07.2011 в 14:15
СообщениеПривет! буду краток: пишу давно, но редко; специально не обучался, поэтому дружеские советы просто необходимы; и критику спокойно переношу, только если без эмоций; да и кому не охото отзывы почитать) также, я так думаю, моя писанина- это моя проповедь. Вот так- коряво)))

Автор - bortik
Дата добавления - 14.07.2011 в 14:15
АламенаДата: Четверг, 14.07.2011, 14:52 | Сообщение # 4
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 4643
Награды: 28
Репутация: 112
Статус: Offline
bortik, интересный рассказ получился. Сложилось такое впечатление, что он автобиографичен. Уж не с себя ли его писали. Порезы, ссадины, вывихи--было? biggrin
Слегка проблемы с запятыми. Не хватает. Прочла с интересом. flowers


Не работаешь-жить не на что, работаешь-жить некогда...
 
Сообщениеbortik, интересный рассказ получился. Сложилось такое впечатление, что он автобиографичен. Уж не с себя ли его писали. Порезы, ссадины, вывихи--было? biggrin
Слегка проблемы с запятыми. Не хватает. Прочла с интересом. flowers

Автор - Аламена
Дата добавления - 14.07.2011 в 14:52
Сообщениеbortik, интересный рассказ получился. Сложилось такое впечатление, что он автобиографичен. Уж не с себя ли его писали. Порезы, ссадины, вывихи--было? biggrin
Слегка проблемы с запятыми. Не хватает. Прочла с интересом. flowers

Автор - Аламена
Дата добавления - 14.07.2011 в 14:52
НэшаДата: Четверг, 14.07.2011, 18:57 | Сообщение # 5
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Ну тогда, приступим biggrin
Первая же фраза внесла сумятицу.
Quote (bortik)
обмякнув на нее всем своим пышным телом

как это на неё? На дверь, он её закрыл и на ней ничего уже делать не может.

Quote (bortik)
Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.

Хорошее предложение если немного подкорректировать.
Узнав в коридоре эмоциональную походку секретарши , Лука подобно стыдливому ребенку, отринул от двери с быстротой, по габаритам ему не свойственной.
прочтите своё и это предложение, вы поймёте что если поиграть словами, то получается гораздо стройнее. Кстати тут нарушается логическая связь. Выше сказано, что он в комнате, а походку узнаёт в коридоре. Если он выглянул, то это надо как-то поднести читателю, а то непонятно получается.

Quote (bortik)
Нельзя было сказать на него

Не очень грамотное построение.
Сказать можно о нём, про него, но на него это уже одесский жаргон ( который я люблю очень, но в соответствующем месте)

Quote (bortik)
дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.

good
Quote (bortik)
Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Переставив слова, опять же получим более стройное предложение.

Поэтому в его доме никогда не было слышно даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Quote (bortik)
. Конечно, лука понимал,

с маленькой буквы
Quote (bortik)
секретарша сделала особое ударении на «никто не дает»

ударение
Quote (bortik)
Так хотел вернутся в то вечное лето

вернуться, с мягким знаком

Много проблем со знаками препинания, частенько не на своём месте или отсутствуют в нужных местах.

А вот написано всё равно хорошо! Технически - ещё есть куда расти, а вот фантазийно, образно - всё в порядке.
Правьте этот рассказик и делитесь новыми l_daisy с удовольствием почитаю))
 
СообщениеНу тогда, приступим biggrin
Первая же фраза внесла сумятицу.
Quote (bortik)
обмякнув на нее всем своим пышным телом

как это на неё? На дверь, он её закрыл и на ней ничего уже делать не может.

Quote (bortik)
Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.

Хорошее предложение если немного подкорректировать.
Узнав в коридоре эмоциональную походку секретарши , Лука подобно стыдливому ребенку, отринул от двери с быстротой, по габаритам ему не свойственной.
прочтите своё и это предложение, вы поймёте что если поиграть словами, то получается гораздо стройнее. Кстати тут нарушается логическая связь. Выше сказано, что он в комнате, а походку узнаёт в коридоре. Если он выглянул, то это надо как-то поднести читателю, а то непонятно получается.

Quote (bortik)
Нельзя было сказать на него

Не очень грамотное построение.
Сказать можно о нём, про него, но на него это уже одесский жаргон ( который я люблю очень, но в соответствующем месте)

Quote (bortik)
дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.

good
Quote (bortik)
Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Переставив слова, опять же получим более стройное предложение.

Поэтому в его доме никогда не было слышно даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Quote (bortik)
. Конечно, лука понимал,

с маленькой буквы
Quote (bortik)
секретарша сделала особое ударении на «никто не дает»

ударение
Quote (bortik)
Так хотел вернутся в то вечное лето

вернуться, с мягким знаком

Много проблем со знаками препинания, частенько не на своём месте или отсутствуют в нужных местах.

А вот написано всё равно хорошо! Технически - ещё есть куда расти, а вот фантазийно, образно - всё в порядке.
Правьте этот рассказик и делитесь новыми l_daisy с удовольствием почитаю))

Автор - Нэша
Дата добавления - 14.07.2011 в 18:57
СообщениеНу тогда, приступим biggrin
Первая же фраза внесла сумятицу.
Quote (bortik)
обмякнув на нее всем своим пышным телом

как это на неё? На дверь, он её закрыл и на ней ничего уже делать не может.

Quote (bortik)
Узнав эмоциональную походку секретарши в коридоре Лука, подобно стыдливому ребенку отринул от двери с быстротой не свойственной ему по габаритам.

Хорошее предложение если немного подкорректировать.
Узнав в коридоре эмоциональную походку секретарши , Лука подобно стыдливому ребенку, отринул от двери с быстротой, по габаритам ему не свойственной.
прочтите своё и это предложение, вы поймёте что если поиграть словами, то получается гораздо стройнее. Кстати тут нарушается логическая связь. Выше сказано, что он в комнате, а походку узнаёт в коридоре. Если он выглянул, то это надо как-то поднести читателю, а то непонятно получается.

Quote (bortik)
Нельзя было сказать на него

Не очень грамотное построение.
Сказать можно о нём, про него, но на него это уже одесский жаргон ( который я люблю очень, но в соответствующем месте)

Quote (bortik)
дипломированного уборщика наверное с вековым стажем.

good
Quote (bortik)
Поэтому в его доме не было слышно никогда даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Переставив слова, опять же получим более стройное предложение.

Поэтому в его доме никогда не было слышно даже намека на ругань или какую угодно грубость.

Quote (bortik)
. Конечно, лука понимал,

с маленькой буквы
Quote (bortik)
секретарша сделала особое ударении на «никто не дает»

ударение
Quote (bortik)
Так хотел вернутся в то вечное лето

вернуться, с мягким знаком

Много проблем со знаками препинания, частенько не на своём месте или отсутствуют в нужных местах.

А вот написано всё равно хорошо! Технически - ещё есть куда расти, а вот фантазийно, образно - всё в порядке.
Правьте этот рассказик и делитесь новыми l_daisy с удовольствием почитаю))

Автор - Нэша
Дата добавления - 14.07.2011 в 18:57
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » КРОВЬ- РЕКА. (еще одна попытка понять детство)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | КРОВЬ- РЕКА. - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz