В мире животных - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | В мире животных - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » В мире животных (рассказ. Для критики)
В мире животных
leskov_73Дата: Вторник, 05.07.2011, 19:13 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Олег Львович шел по мрачному коридору с лицом непроницаемым, исполненным важности.
Терять достоинство, не пристало ни при каких обстоятельствах – правило выработанное еще в юности и ни разу за тридцать пять лет не нарушенное.
И пусть позади - меряет шагами цементный пол конвоир, и руки у Олега Львовича за спиной, а ведут его не куда-нибудь, - прямиком в тюремную камеру – важное, слегка презрительное выражение лица привычно скрывает любые чувства, что бы ни творилось в эту секунду в душе.
Под тяжестью беды, правда, немного сгорбилась спина, отчего широкие плечи уже не выглядели так впечатляюще, да печально обвис кудрявый черный чуб над красивым цыганским лицом.
- К стене! – Скомандовал конвоир, и загрохотали железные засовы.
- Вперед! – Лязгнул замок за спиной, и арестант оказался в сумрачной камере.
- Здравствуйте! – Прищурился новичок, вглядываясь в помещение.
- Привет! – Донеслось из глубины. – Заходи, Олег Львович! Милости прошу! – Человек поднялся и, весело улыбаясь, распахнул объятия…


*****
Елена Павловна Баранова – жена известного в Иркутске бизнесмена – сегодня с утра была в отличном настроении. Новости приходили одна другой краше.
В десять позвонила подруга Маша и сразила.
Второй, после губернатора, человек в городе – Смитков Олег Львович – арестован. Ему уже предъявлено обвинение, и срок грозит очень большой – десять лет.
Но гораздо важнее то, что семье Смитков оставить не может ничего - разорен в силу неудачного вложения в некий проект «Байкал»! Туда же утекли и огромные государственные деньги, к слову сказать!
И теперь эта напыщенная дура, Алена Смиткова, наконец-то будет поставлена на место!
Елена Павловна уже полчаса возбужденно металась по дому ,не зная чем себя занять.
Налила стакан сока - не допила, бросила на столике в спальной!
Зажгла сигаретку - не затушенная она чадит в пепельнице.
В телевизор пробовала всмотреться, это породило самую свирепую скуку, какая только возможна на этом свете.
Наконец, решившись, она еще раз счастливо оглядела себя в зеркале, и набросила на лицо оттенок печали. Пальчик её почти робко ткнул в кнопку телефона.
- Але!
Милая моя, Аленочка! Я уже знаю….
Беда –то какая!
Ты как?...
Дорогая, я сейчас прилечу…
Мы что-нибудь придумаем…
Еду, еду! – Елена Павловна отбросила телефон, и радостная улыбка преобразила её пухлые, уже стареющие щечки.
Однако, долг «старшей подруги» зовет, собираемся!

Не прошло и часа как, скромно присев на краешке огромного кресла в гостиной Смитковых, Елена Павловна со слезами на глазах слушала сбивчивый рассказ супруги Олега Львовича:
- Грубые такие! – Плакала Алена, пряча курносое личико в большом носовом платке. – Весь дом вверх дном перевернули, теперь убираться неделю предстоит!
А майор этот, - она обернулась за помощью к сестре Вере, которая каменным изваянием возвышалась за спинкой кресла, - Зябликов?
- Зябильцев, - поправила Вера.
- Да! Да, этот самый! Он вообще Олежеку грубил, кричал! «Вор! - Кричит. – Убийца!»
Ужас! – Алена принялась сморкаться в платок.
Елена Павловна с удовлетворением отметила, насколько слезы портят подругу. Куда только девались ясные, сияющие глубоким умом синие глаза?
Где, всегда безукоризненно причесанные, хоть и несколько непослушные, вьющиеся локоны?
Перед ней сидела заплывшая от слез, сопливая баба.
Однако.
Полы халата Алены небрежно распахнулись, обнажив, из слоновой кости резанные, красивые колени. Елене Павловне это не понравилось.
В самом деле, нельзя же, пусть и в беде, так вульгарно хвастать!
Фи! Как некрасиво!
Дорогая, - Несколько жестковато начала она, - Держи себя в руках! Ты сильная женщина, умная, талантливая, красивая, - вымученная улыбка поддержала сказанное.
-Любовь все преграды способна преодолеть…
- Любовь?! – Вскинулась Алена. – Ах, да – любовь… Но ты же знаешь Леночка - двое детей! Как - без отца-то?
- Ну… , - задумчиво потянула старшая подруга, - он же не умер, в конце-концов. И еще не известно, как там - в суде обернется?!
- Да брось, Лена! – Оборвала её несчастная. – Все уже всему миру известно! Жить мне теперь одной… много-много лет. – Алена вновь собралась нырнуть в широкий носовой платок.
- Терпи! – Елена Павловна с трудом придала сочувственное выражение лицу. – Как замуж выходила, вспоминай, радостные моменты… . Были же?
Алена притворно захныкала.
- Знала прекрасно, за кого замуж выходишь! – Неожиданно резко подала голос Вера.
- Вера! – Укоризненно покачала головой Елена Павловна.
- Что, Вера? – Каменная статуя удивительным образом обрела жизнь и с вызовом осмотрела женщин.
Хозяйка дома испуганно обернулась к сестре:
- Он же не преступник! Я и предположить не могла, что он может что-то не так делать! – Алена испуганно оправдывалась.
- Врешь ты все! – Отрезала сестра, и вышла из-за кресла. – Ты - кандидат наук, филолог, и очевидных вещей не замечала?! – Презрительное выражение не сходило с лица Веры. -
И перестань корчить из себя жертву!
- Зачем ты так, Верочка?! – Алена задохнулась от возмущения. - Ты же Олежку знаешь, - зашептала, почти захрипела она, - он никогда не был преступником! Ну, ошибся во вложениях…
Это же бизнес!
- Ой! – Орлиный нос Веры взметнулся вверх. - Во вложениях он ошибся! Смотрите, какой агнец невинный!
А ты, сестренка, часом не знаешь ли чьих рук дело – торговля лесом … и убийство вице-губернатора! И что Олежке твоему слово против сказать никто не смел!
За жизнь свою боялись потому что! – Вера порывистым шагом вышла из комнаты. В дверях она обернулась, желая что-то добавить, но передумала.
Алена окаменела.
Она просидела с мертвым выражением лица минуту, затем медленно перевела взгляд на подругу.
- Ты знаешь, - почти шепотом обратилась она к Елене Павловне, - отец мой - то же говорит: «Нарожала детей бандюгану, сучка, вот и расхлебывай!»
Представляешь? Так и говорит: «Сучка!» – Она тяжело вздохнула и отвернулась к зеркалу.
- Любовь, говоришь? – Продолжила отраженная в зеркале Алена. - Какая? «Стерпится-слюбится»? – Глаза её остановились на собеседнице, однако взгляд стремился куда-то сквозь.
- А ведь Верка права! ... – Прошептала с горечью несчастная.
- Почему молчала, спросите?
- Да потому!- Закричала она зло и обернулась. - А что делать прикажете – сук рубить, на котором сидишь?!
Нет уж!
Елена Павловна попыталась ввернуть дежурные утешения:
- Но, послушай, дорогая, послушай… .
Алена не слышала. Она вновь смотрела из зеркала.
- Зачем замуж пошла? Вот - хороший вопрос.
Хороший… - Злобно ухмыльнулась женщина.
- Можно конечно оправдаться - дура была – молодая. Не знала ничего. Но и это не так!
Всё знала и дурой себя не считаю!
А почему же?
Елена Павловна не знала где остановить взгляд: подруга сидела спиной к ней, лицо же её спряталось в зазеркалье. Казалось неловко беседовать с отражением. Но со спиной – получалось еще хуже.
Она выбрала зеркало и постаралась перехватить горящий взор Алены.
- Просто мы – бабы - гораздо ближе к животным. – Продолжила разгоряченно Алена, глаза её лихорадочно блестели.
- И ведем себя одинаково. Все!
А такие как мы – кто головой не только прически носит - лучше других знают, как привязать к себе нужного мужика! Все!
И ищем именно таких – сво-ло-чей! – Она на каждый слог ткнула пальчиком в свое отражение.
- Потому что – инстинкт!...
Меньше всего Елене Павловне хотелось сейчас философских рассуждений, она растерялась.
Хозяйка, между тем, продолжала:
- Подсознательно все женщины стремятся к этому, но мы-то с тобой, Леночка, знаем! – Хитрая улыбка скользнула по губам.
- Нужен тот, кто более приспособлен к размножению, к продлению рода то есть!
Таких и находим! - Утвердительно кивнула Алена. - И избранники наши недалеко ушли от бурундучков диких – те же продукты естественного отбора! – Женщина поднялась и увлеченно продолжая говорить, пошла по комнате.
- А можешь своего суженного не бурундучком а волком, например, называть или тигром, - Мечтательно прищурилась она, - суть от этого не меняется – зверь дикий, - безмозглый, по капризу природы вечно хотящий, и привлекательный для самок… - Алена замолчала но вдруг воскликнула.
- Нет – не безмозглый!
Он должен быть таким, кто лучше всех знает, как победить! И они побеждают, всегда!
Всяким способом! – Это делает их лучшими самцами…
Самыми лучшими!...
Тишина на секунду заполнила комнату, стало слышно, как в кухне гремит посудой Вера.
… И как гнездо свое устроить они знают, и детенышей воспитают такими же – приспособленными к выживанию в любых условиях! - Алена подошла к Елене Павловне и села в кресло рядом.
- А чего еще мне - самке – желать?! – С вызовом бросила она. - Детишки под надежным крылом, их шансы на выживание – огромны. Потому что они: беспринципны, сильны и жестоки - как отец! Мечта!
- Хватит! – Крикнула Елена Павловна. – Истериками здесь делу не поможешь!
Она подошла к бару.
- Возьми себя в руки! Перестань болтать глупости. – Налила бокал и подала его Алене. – Выпей, и начни, наконец думать трезво…

*****
…Олег Львович настороженно вгляделся в человека, радостно встретившего его в камере. Нехорошее предчувствие холодком прошло по внутренностям.
Кого это моя персона так радует? – Удивился он.
- Ба! Кажется - Виталий Распутин, вот так встреча! - Человек, общения с которым Олег Львович уже давно не ждал. И уж точно – не желал.
- Вот дьявол!
Черт! Черт! Черт! - Проклятый следователь исполнил обещание.
- Олег Львович напрягся.
Виталик Распутин имел право ненавидеть его. Мало того, что Олег Львович крутил роман с его женой, он сделал так, чтобы обманутый муж попал под следствие и не мешал парочке своими нелепыми догадками и подозрениями. Три тысячи «баксов» – цена вопроса.
А встреча все же крайне нежелательная.
- Заходи, Львович, будь как дома! – Радостная улыбка на смазливом лице Распутина приобрела холодный и ядовитый оттенок. Низкорослый, он даже стал чуть выше ростом от злости.
Но, марку нужно держать и, скрывая волнение, Олег Львович небрежно бросил вещи на нары.
- Привет, Виталя, – с напускным спокойствием протянул руку он.
Сильный удар в лицо тут же опрокинул его на пол. Враг навалился сверху.
- А-а-а! – зарычал Олег Львович, изо всех сил отбрасывая противника.
- Тихо! Тихо, Львович. – Зашептал Распутин, мягко и быстро двигаясь по кругу. – Будешь орать – охранник придет - всю потеху испортит. А у меня к тебе еще много доброго накопилось. Его толстенькие ручки не находили себе места, крутились, вращались, метались из стороны в сторону – требуя жертву.
Он стремительно бросился вперед, и град хорошо отработанных ударов обрушился на противника. Многолетние тренировки не оставляли сопернику шансов.
У Олега Львовича потемнело в глазах, мир скрылся за туманом и, куда бы он не пытался спрятать голову, всюду её настигали сильные и болезненные удары. Единственное, что могло спасти, это то, что Распутин легче и ниже. Из последних сил, Олег Львович вновь отшвырнул противника и отскочил к двери. Нужна была одна секунда, чтобы перевести дух.
Но чертова боксера будто приклеили. Уже через мгновенье он вновь крушил ребра недруга, и Олег Львович ушел в клинч.
Крепко сцепившись, враги покатались по полу.
Это была последняя надежда и поэтому, извернувшись ужом, Олег Львович зажал тонкую, но твердую шею противника в замок.
Да! Повезло!
Он надавил так, что позвонки должны были сломаться – без сомнений! Вот-вот захрустят под руками кости, захрипит издыхающий враг.
Вся жизненная сила человека ушла в мертвую хватку, перед глазами поплыли оранжевые круги. Еще немного…
… и ничего не случилось: шея не ломалась, сопротивление не ослабевало, а сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и меньше. Еще через минуту Распутин вырвался из железных тисков и вскочил на ноги.
- Стой, стой! - Лихорадочно закричал распростертый на полу Олег Львович. Он еще плохо видел, сознание медленно возвращалось в разбитую голову.
- Что тебе это даст? … Мы же теперь в одной шкуре, меня тоже подставили…
- Да что вы говорите? – Распутин притворно удивился. - Ах, как сладко поем – в тюрьме-то! – Два мощных пинка в живот подтвердили не желание переговоров.
- Ух! – Львович задохнулся.
- Ты, сука, сначала душу у меня украл, а потом не постеснялся и свободу! – Распутин сел на противника и принялся размеренно превращать его лицо в кровавую кашу.
- Я тебя не убью! Нет! – Приговаривал он, тяжело дыша. – Я просто хочу, чтобы ты на всю свою мерзкую жизнь запомнил, что платить надо за все!
Всегда!
Пусть даже – с опозданием!
Когда в камеру ворвались охранники Олег Львович просто хрипел что-то похожее на : «Прости! Прости. Помогите!». Лица у него уже не было.
Распутина отодрали от жертвы, и на какое-то время он оказался совершенно беспомощным в руках милиционеров.
В ту же секунду полумертвый, казалось бы, света белого не видящий Олег Львович ожил. Нога его неожиданно поднялась, согнулась в колене, а потом резко ударила противника в пах.
- Ох! – Только и смог выдохнуть Распутин, глаза его округлились и полезли из орбит. А Олег Львович сразу сник и признаков жизни больше не подавал.

******
Минуло две недели.
Олег Львович быстро поправлялся в тюремной больнице. Родственники добились, чтобы к нему допустили лучших докторов, и не было нужды в лекарствах, и снеди.
Иногда он даже позволял себе мило беседовать с соседом по палате – бывшим начальником милиции Заларинского района Петром Михайловичем Поповым, дожидавшимся суда по делу о взятке.
Но сегодня вечером адвокат принес весть не очень хорошую и Олег Львович был в дурном настроении.
Немного помявшись, адвокат сообщил, что супруга подала на развод, иск вернее всего будет удовлетворен.
После таких новостей Олег Львович часа два, молча, смотрел в потолок пустым взглядом. Впрочем, ни отчаяние, ни удовлетворение – не меняли выражение его, изуродованного шрамами, лица. Он размышлял.
Петр Михайлович углубился в чтение детектива и соседа своего старался не тревожить.
Около шести Олег Львович, кряхтя, поднялся с постели и включил кипятиться чайник.
- Вставай, Михалыч, чайком побалуемся, предложил он.
-С удовольствием! – Обрадовался сосед, порядком устав от унылой тишины.
- Такие дела, скоро снова буду холостой. – Сообщил Олег Львович. – Аленка-то у меня – на развод подала. Чухнула, что деньжат срубить больше не удастся.
- Все бабы одинаковые. – Поддержал беседу сосед, и полез в тумбочку за печеньем.
- Да не беда это, Михалыч! Не беда! Мне-то она уже долго не понадобится, а когда выйду – устареет, какой с неё толк? Другую найдем! – Олег Львович хитро подмигнул собеседнику.
- Да черт с ней, баба своё дело сделала – детей родила и, дай Бог – воспитает. Для того она и выбиралась такая умная и красивая…
Чай вскипел и Петр Михайлович, взялся разливать его по кружкам. Олег Львович, молча следил за струей кипятка.
- Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягоды. - Заговорил неожиданно проникновенно он. – Бьюсь об заклад – у тебя баба тоже - красавица писанная и не меньше как с высшим образованием!
А? Так?
- Так, - заулыбался сосед.
- Вот, - удовлетворенно кивнул Олег Львович. – Вот она матушка природа! Иной и не думает, а поступает так же как мы – выбирает женщину красивейшую и умнейшую. И бьется за нее живота, как говорится, не жалея. А почему? – Он отхлебнул чай, сморщился от горячего, и продолжил:
- А потому, что, по большому счету, с бабы и её ребенка взятки гладки, будь их папа хоть трижды бандит. А здоровьем такие папы, как правило, отличаются отменным, голова у нас мыслящая и семью свою мы с голоду помирать не кинем, даже если самим – в тюрьму, или кранты. – Он набожно перекрестился.
- Чует наш брат, что недолгим его век оказаться может, а избранница, если достойная, воспитать детей сумеет, даже без отца. А надо будет – и отчима приличного найдет без особых осложнений - для моего потомства! – Захохотал Олег Львович, весело подмигивая соседу. – Такой вот закон природы, понимаешь?!
Все логично – в мире животных!...


Сообщение отредактировал leskov_73 - Среда, 06.07.2011, 18:42
 
СообщениеОлег Львович шел по мрачному коридору с лицом непроницаемым, исполненным важности.
Терять достоинство, не пристало ни при каких обстоятельствах – правило выработанное еще в юности и ни разу за тридцать пять лет не нарушенное.
И пусть позади - меряет шагами цементный пол конвоир, и руки у Олега Львовича за спиной, а ведут его не куда-нибудь, - прямиком в тюремную камеру – важное, слегка презрительное выражение лица привычно скрывает любые чувства, что бы ни творилось в эту секунду в душе.
Под тяжестью беды, правда, немного сгорбилась спина, отчего широкие плечи уже не выглядели так впечатляюще, да печально обвис кудрявый черный чуб над красивым цыганским лицом.
- К стене! – Скомандовал конвоир, и загрохотали железные засовы.
- Вперед! – Лязгнул замок за спиной, и арестант оказался в сумрачной камере.
- Здравствуйте! – Прищурился новичок, вглядываясь в помещение.
- Привет! – Донеслось из глубины. – Заходи, Олег Львович! Милости прошу! – Человек поднялся и, весело улыбаясь, распахнул объятия…


*****
Елена Павловна Баранова – жена известного в Иркутске бизнесмена – сегодня с утра была в отличном настроении. Новости приходили одна другой краше.
В десять позвонила подруга Маша и сразила.
Второй, после губернатора, человек в городе – Смитков Олег Львович – арестован. Ему уже предъявлено обвинение, и срок грозит очень большой – десять лет.
Но гораздо важнее то, что семье Смитков оставить не может ничего - разорен в силу неудачного вложения в некий проект «Байкал»! Туда же утекли и огромные государственные деньги, к слову сказать!
И теперь эта напыщенная дура, Алена Смиткова, наконец-то будет поставлена на место!
Елена Павловна уже полчаса возбужденно металась по дому ,не зная чем себя занять.
Налила стакан сока - не допила, бросила на столике в спальной!
Зажгла сигаретку - не затушенная она чадит в пепельнице.
В телевизор пробовала всмотреться, это породило самую свирепую скуку, какая только возможна на этом свете.
Наконец, решившись, она еще раз счастливо оглядела себя в зеркале, и набросила на лицо оттенок печали. Пальчик её почти робко ткнул в кнопку телефона.
- Але!
Милая моя, Аленочка! Я уже знаю….
Беда –то какая!
Ты как?...
Дорогая, я сейчас прилечу…
Мы что-нибудь придумаем…
Еду, еду! – Елена Павловна отбросила телефон, и радостная улыбка преобразила её пухлые, уже стареющие щечки.
Однако, долг «старшей подруги» зовет, собираемся!

Не прошло и часа как, скромно присев на краешке огромного кресла в гостиной Смитковых, Елена Павловна со слезами на глазах слушала сбивчивый рассказ супруги Олега Львовича:
- Грубые такие! – Плакала Алена, пряча курносое личико в большом носовом платке. – Весь дом вверх дном перевернули, теперь убираться неделю предстоит!
А майор этот, - она обернулась за помощью к сестре Вере, которая каменным изваянием возвышалась за спинкой кресла, - Зябликов?
- Зябильцев, - поправила Вера.
- Да! Да, этот самый! Он вообще Олежеку грубил, кричал! «Вор! - Кричит. – Убийца!»
Ужас! – Алена принялась сморкаться в платок.
Елена Павловна с удовлетворением отметила, насколько слезы портят подругу. Куда только девались ясные, сияющие глубоким умом синие глаза?
Где, всегда безукоризненно причесанные, хоть и несколько непослушные, вьющиеся локоны?
Перед ней сидела заплывшая от слез, сопливая баба.
Однако.
Полы халата Алены небрежно распахнулись, обнажив, из слоновой кости резанные, красивые колени. Елене Павловне это не понравилось.
В самом деле, нельзя же, пусть и в беде, так вульгарно хвастать!
Фи! Как некрасиво!
Дорогая, - Несколько жестковато начала она, - Держи себя в руках! Ты сильная женщина, умная, талантливая, красивая, - вымученная улыбка поддержала сказанное.
-Любовь все преграды способна преодолеть…
- Любовь?! – Вскинулась Алена. – Ах, да – любовь… Но ты же знаешь Леночка - двое детей! Как - без отца-то?
- Ну… , - задумчиво потянула старшая подруга, - он же не умер, в конце-концов. И еще не известно, как там - в суде обернется?!
- Да брось, Лена! – Оборвала её несчастная. – Все уже всему миру известно! Жить мне теперь одной… много-много лет. – Алена вновь собралась нырнуть в широкий носовой платок.
- Терпи! – Елена Павловна с трудом придала сочувственное выражение лицу. – Как замуж выходила, вспоминай, радостные моменты… . Были же?
Алена притворно захныкала.
- Знала прекрасно, за кого замуж выходишь! – Неожиданно резко подала голос Вера.
- Вера! – Укоризненно покачала головой Елена Павловна.
- Что, Вера? – Каменная статуя удивительным образом обрела жизнь и с вызовом осмотрела женщин.
Хозяйка дома испуганно обернулась к сестре:
- Он же не преступник! Я и предположить не могла, что он может что-то не так делать! – Алена испуганно оправдывалась.
- Врешь ты все! – Отрезала сестра, и вышла из-за кресла. – Ты - кандидат наук, филолог, и очевидных вещей не замечала?! – Презрительное выражение не сходило с лица Веры. -
И перестань корчить из себя жертву!
- Зачем ты так, Верочка?! – Алена задохнулась от возмущения. - Ты же Олежку знаешь, - зашептала, почти захрипела она, - он никогда не был преступником! Ну, ошибся во вложениях…
Это же бизнес!
- Ой! – Орлиный нос Веры взметнулся вверх. - Во вложениях он ошибся! Смотрите, какой агнец невинный!
А ты, сестренка, часом не знаешь ли чьих рук дело – торговля лесом … и убийство вице-губернатора! И что Олежке твоему слово против сказать никто не смел!
За жизнь свою боялись потому что! – Вера порывистым шагом вышла из комнаты. В дверях она обернулась, желая что-то добавить, но передумала.
Алена окаменела.
Она просидела с мертвым выражением лица минуту, затем медленно перевела взгляд на подругу.
- Ты знаешь, - почти шепотом обратилась она к Елене Павловне, - отец мой - то же говорит: «Нарожала детей бандюгану, сучка, вот и расхлебывай!»
Представляешь? Так и говорит: «Сучка!» – Она тяжело вздохнула и отвернулась к зеркалу.
- Любовь, говоришь? – Продолжила отраженная в зеркале Алена. - Какая? «Стерпится-слюбится»? – Глаза её остановились на собеседнице, однако взгляд стремился куда-то сквозь.
- А ведь Верка права! ... – Прошептала с горечью несчастная.
- Почему молчала, спросите?
- Да потому!- Закричала она зло и обернулась. - А что делать прикажете – сук рубить, на котором сидишь?!
Нет уж!
Елена Павловна попыталась ввернуть дежурные утешения:
- Но, послушай, дорогая, послушай… .
Алена не слышала. Она вновь смотрела из зеркала.
- Зачем замуж пошла? Вот - хороший вопрос.
Хороший… - Злобно ухмыльнулась женщина.
- Можно конечно оправдаться - дура была – молодая. Не знала ничего. Но и это не так!
Всё знала и дурой себя не считаю!
А почему же?
Елена Павловна не знала где остановить взгляд: подруга сидела спиной к ней, лицо же её спряталось в зазеркалье. Казалось неловко беседовать с отражением. Но со спиной – получалось еще хуже.
Она выбрала зеркало и постаралась перехватить горящий взор Алены.
- Просто мы – бабы - гораздо ближе к животным. – Продолжила разгоряченно Алена, глаза её лихорадочно блестели.
- И ведем себя одинаково. Все!
А такие как мы – кто головой не только прически носит - лучше других знают, как привязать к себе нужного мужика! Все!
И ищем именно таких – сво-ло-чей! – Она на каждый слог ткнула пальчиком в свое отражение.
- Потому что – инстинкт!...
Меньше всего Елене Павловне хотелось сейчас философских рассуждений, она растерялась.
Хозяйка, между тем, продолжала:
- Подсознательно все женщины стремятся к этому, но мы-то с тобой, Леночка, знаем! – Хитрая улыбка скользнула по губам.
- Нужен тот, кто более приспособлен к размножению, к продлению рода то есть!
Таких и находим! - Утвердительно кивнула Алена. - И избранники наши недалеко ушли от бурундучков диких – те же продукты естественного отбора! – Женщина поднялась и увлеченно продолжая говорить, пошла по комнате.
- А можешь своего суженного не бурундучком а волком, например, называть или тигром, - Мечтательно прищурилась она, - суть от этого не меняется – зверь дикий, - безмозглый, по капризу природы вечно хотящий, и привлекательный для самок… - Алена замолчала но вдруг воскликнула.
- Нет – не безмозглый!
Он должен быть таким, кто лучше всех знает, как победить! И они побеждают, всегда!
Всяким способом! – Это делает их лучшими самцами…
Самыми лучшими!...
Тишина на секунду заполнила комнату, стало слышно, как в кухне гремит посудой Вера.
… И как гнездо свое устроить они знают, и детенышей воспитают такими же – приспособленными к выживанию в любых условиях! - Алена подошла к Елене Павловне и села в кресло рядом.
- А чего еще мне - самке – желать?! – С вызовом бросила она. - Детишки под надежным крылом, их шансы на выживание – огромны. Потому что они: беспринципны, сильны и жестоки - как отец! Мечта!
- Хватит! – Крикнула Елена Павловна. – Истериками здесь делу не поможешь!
Она подошла к бару.
- Возьми себя в руки! Перестань болтать глупости. – Налила бокал и подала его Алене. – Выпей, и начни, наконец думать трезво…

*****
…Олег Львович настороженно вгляделся в человека, радостно встретившего его в камере. Нехорошее предчувствие холодком прошло по внутренностям.
Кого это моя персона так радует? – Удивился он.
- Ба! Кажется - Виталий Распутин, вот так встреча! - Человек, общения с которым Олег Львович уже давно не ждал. И уж точно – не желал.
- Вот дьявол!
Черт! Черт! Черт! - Проклятый следователь исполнил обещание.
- Олег Львович напрягся.
Виталик Распутин имел право ненавидеть его. Мало того, что Олег Львович крутил роман с его женой, он сделал так, чтобы обманутый муж попал под следствие и не мешал парочке своими нелепыми догадками и подозрениями. Три тысячи «баксов» – цена вопроса.
А встреча все же крайне нежелательная.
- Заходи, Львович, будь как дома! – Радостная улыбка на смазливом лице Распутина приобрела холодный и ядовитый оттенок. Низкорослый, он даже стал чуть выше ростом от злости.
Но, марку нужно держать и, скрывая волнение, Олег Львович небрежно бросил вещи на нары.
- Привет, Виталя, – с напускным спокойствием протянул руку он.
Сильный удар в лицо тут же опрокинул его на пол. Враг навалился сверху.
- А-а-а! – зарычал Олег Львович, изо всех сил отбрасывая противника.
- Тихо! Тихо, Львович. – Зашептал Распутин, мягко и быстро двигаясь по кругу. – Будешь орать – охранник придет - всю потеху испортит. А у меня к тебе еще много доброго накопилось. Его толстенькие ручки не находили себе места, крутились, вращались, метались из стороны в сторону – требуя жертву.
Он стремительно бросился вперед, и град хорошо отработанных ударов обрушился на противника. Многолетние тренировки не оставляли сопернику шансов.
У Олега Львовича потемнело в глазах, мир скрылся за туманом и, куда бы он не пытался спрятать голову, всюду её настигали сильные и болезненные удары. Единственное, что могло спасти, это то, что Распутин легче и ниже. Из последних сил, Олег Львович вновь отшвырнул противника и отскочил к двери. Нужна была одна секунда, чтобы перевести дух.
Но чертова боксера будто приклеили. Уже через мгновенье он вновь крушил ребра недруга, и Олег Львович ушел в клинч.
Крепко сцепившись, враги покатались по полу.
Это была последняя надежда и поэтому, извернувшись ужом, Олег Львович зажал тонкую, но твердую шею противника в замок.
Да! Повезло!
Он надавил так, что позвонки должны были сломаться – без сомнений! Вот-вот захрустят под руками кости, захрипит издыхающий враг.
Вся жизненная сила человека ушла в мертвую хватку, перед глазами поплыли оранжевые круги. Еще немного…
… и ничего не случилось: шея не ломалась, сопротивление не ослабевало, а сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и меньше. Еще через минуту Распутин вырвался из железных тисков и вскочил на ноги.
- Стой, стой! - Лихорадочно закричал распростертый на полу Олег Львович. Он еще плохо видел, сознание медленно возвращалось в разбитую голову.
- Что тебе это даст? … Мы же теперь в одной шкуре, меня тоже подставили…
- Да что вы говорите? – Распутин притворно удивился. - Ах, как сладко поем – в тюрьме-то! – Два мощных пинка в живот подтвердили не желание переговоров.
- Ух! – Львович задохнулся.
- Ты, сука, сначала душу у меня украл, а потом не постеснялся и свободу! – Распутин сел на противника и принялся размеренно превращать его лицо в кровавую кашу.
- Я тебя не убью! Нет! – Приговаривал он, тяжело дыша. – Я просто хочу, чтобы ты на всю свою мерзкую жизнь запомнил, что платить надо за все!
Всегда!
Пусть даже – с опозданием!
Когда в камеру ворвались охранники Олег Львович просто хрипел что-то похожее на : «Прости! Прости. Помогите!». Лица у него уже не было.
Распутина отодрали от жертвы, и на какое-то время он оказался совершенно беспомощным в руках милиционеров.
В ту же секунду полумертвый, казалось бы, света белого не видящий Олег Львович ожил. Нога его неожиданно поднялась, согнулась в колене, а потом резко ударила противника в пах.
- Ох! – Только и смог выдохнуть Распутин, глаза его округлились и полезли из орбит. А Олег Львович сразу сник и признаков жизни больше не подавал.

******
Минуло две недели.
Олег Львович быстро поправлялся в тюремной больнице. Родственники добились, чтобы к нему допустили лучших докторов, и не было нужды в лекарствах, и снеди.
Иногда он даже позволял себе мило беседовать с соседом по палате – бывшим начальником милиции Заларинского района Петром Михайловичем Поповым, дожидавшимся суда по делу о взятке.
Но сегодня вечером адвокат принес весть не очень хорошую и Олег Львович был в дурном настроении.
Немного помявшись, адвокат сообщил, что супруга подала на развод, иск вернее всего будет удовлетворен.
После таких новостей Олег Львович часа два, молча, смотрел в потолок пустым взглядом. Впрочем, ни отчаяние, ни удовлетворение – не меняли выражение его, изуродованного шрамами, лица. Он размышлял.
Петр Михайлович углубился в чтение детектива и соседа своего старался не тревожить.
Около шести Олег Львович, кряхтя, поднялся с постели и включил кипятиться чайник.
- Вставай, Михалыч, чайком побалуемся, предложил он.
-С удовольствием! – Обрадовался сосед, порядком устав от унылой тишины.
- Такие дела, скоро снова буду холостой. – Сообщил Олег Львович. – Аленка-то у меня – на развод подала. Чухнула, что деньжат срубить больше не удастся.
- Все бабы одинаковые. – Поддержал беседу сосед, и полез в тумбочку за печеньем.
- Да не беда это, Михалыч! Не беда! Мне-то она уже долго не понадобится, а когда выйду – устареет, какой с неё толк? Другую найдем! – Олег Львович хитро подмигнул собеседнику.
- Да черт с ней, баба своё дело сделала – детей родила и, дай Бог – воспитает. Для того она и выбиралась такая умная и красивая…
Чай вскипел и Петр Михайлович, взялся разливать его по кружкам. Олег Львович, молча следил за струей кипятка.
- Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягоды. - Заговорил неожиданно проникновенно он. – Бьюсь об заклад – у тебя баба тоже - красавица писанная и не меньше как с высшим образованием!
А? Так?
- Так, - заулыбался сосед.
- Вот, - удовлетворенно кивнул Олег Львович. – Вот она матушка природа! Иной и не думает, а поступает так же как мы – выбирает женщину красивейшую и умнейшую. И бьется за нее живота, как говорится, не жалея. А почему? – Он отхлебнул чай, сморщился от горячего, и продолжил:
- А потому, что, по большому счету, с бабы и её ребенка взятки гладки, будь их папа хоть трижды бандит. А здоровьем такие папы, как правило, отличаются отменным, голова у нас мыслящая и семью свою мы с голоду помирать не кинем, даже если самим – в тюрьму, или кранты. – Он набожно перекрестился.
- Чует наш брат, что недолгим его век оказаться может, а избранница, если достойная, воспитать детей сумеет, даже без отца. А надо будет – и отчима приличного найдет без особых осложнений - для моего потомства! – Захохотал Олег Львович, весело подмигивая соседу. – Такой вот закон природы, понимаешь?!
Все логично – в мире животных!...

Автор - leskov_73
Дата добавления - 05.07.2011 в 19:13
СообщениеОлег Львович шел по мрачному коридору с лицом непроницаемым, исполненным важности.
Терять достоинство, не пристало ни при каких обстоятельствах – правило выработанное еще в юности и ни разу за тридцать пять лет не нарушенное.
И пусть позади - меряет шагами цементный пол конвоир, и руки у Олега Львовича за спиной, а ведут его не куда-нибудь, - прямиком в тюремную камеру – важное, слегка презрительное выражение лица привычно скрывает любые чувства, что бы ни творилось в эту секунду в душе.
Под тяжестью беды, правда, немного сгорбилась спина, отчего широкие плечи уже не выглядели так впечатляюще, да печально обвис кудрявый черный чуб над красивым цыганским лицом.
- К стене! – Скомандовал конвоир, и загрохотали железные засовы.
- Вперед! – Лязгнул замок за спиной, и арестант оказался в сумрачной камере.
- Здравствуйте! – Прищурился новичок, вглядываясь в помещение.
- Привет! – Донеслось из глубины. – Заходи, Олег Львович! Милости прошу! – Человек поднялся и, весело улыбаясь, распахнул объятия…


*****
Елена Павловна Баранова – жена известного в Иркутске бизнесмена – сегодня с утра была в отличном настроении. Новости приходили одна другой краше.
В десять позвонила подруга Маша и сразила.
Второй, после губернатора, человек в городе – Смитков Олег Львович – арестован. Ему уже предъявлено обвинение, и срок грозит очень большой – десять лет.
Но гораздо важнее то, что семье Смитков оставить не может ничего - разорен в силу неудачного вложения в некий проект «Байкал»! Туда же утекли и огромные государственные деньги, к слову сказать!
И теперь эта напыщенная дура, Алена Смиткова, наконец-то будет поставлена на место!
Елена Павловна уже полчаса возбужденно металась по дому ,не зная чем себя занять.
Налила стакан сока - не допила, бросила на столике в спальной!
Зажгла сигаретку - не затушенная она чадит в пепельнице.
В телевизор пробовала всмотреться, это породило самую свирепую скуку, какая только возможна на этом свете.
Наконец, решившись, она еще раз счастливо оглядела себя в зеркале, и набросила на лицо оттенок печали. Пальчик её почти робко ткнул в кнопку телефона.
- Але!
Милая моя, Аленочка! Я уже знаю….
Беда –то какая!
Ты как?...
Дорогая, я сейчас прилечу…
Мы что-нибудь придумаем…
Еду, еду! – Елена Павловна отбросила телефон, и радостная улыбка преобразила её пухлые, уже стареющие щечки.
Однако, долг «старшей подруги» зовет, собираемся!

Не прошло и часа как, скромно присев на краешке огромного кресла в гостиной Смитковых, Елена Павловна со слезами на глазах слушала сбивчивый рассказ супруги Олега Львовича:
- Грубые такие! – Плакала Алена, пряча курносое личико в большом носовом платке. – Весь дом вверх дном перевернули, теперь убираться неделю предстоит!
А майор этот, - она обернулась за помощью к сестре Вере, которая каменным изваянием возвышалась за спинкой кресла, - Зябликов?
- Зябильцев, - поправила Вера.
- Да! Да, этот самый! Он вообще Олежеку грубил, кричал! «Вор! - Кричит. – Убийца!»
Ужас! – Алена принялась сморкаться в платок.
Елена Павловна с удовлетворением отметила, насколько слезы портят подругу. Куда только девались ясные, сияющие глубоким умом синие глаза?
Где, всегда безукоризненно причесанные, хоть и несколько непослушные, вьющиеся локоны?
Перед ней сидела заплывшая от слез, сопливая баба.
Однако.
Полы халата Алены небрежно распахнулись, обнажив, из слоновой кости резанные, красивые колени. Елене Павловне это не понравилось.
В самом деле, нельзя же, пусть и в беде, так вульгарно хвастать!
Фи! Как некрасиво!
Дорогая, - Несколько жестковато начала она, - Держи себя в руках! Ты сильная женщина, умная, талантливая, красивая, - вымученная улыбка поддержала сказанное.
-Любовь все преграды способна преодолеть…
- Любовь?! – Вскинулась Алена. – Ах, да – любовь… Но ты же знаешь Леночка - двое детей! Как - без отца-то?
- Ну… , - задумчиво потянула старшая подруга, - он же не умер, в конце-концов. И еще не известно, как там - в суде обернется?!
- Да брось, Лена! – Оборвала её несчастная. – Все уже всему миру известно! Жить мне теперь одной… много-много лет. – Алена вновь собралась нырнуть в широкий носовой платок.
- Терпи! – Елена Павловна с трудом придала сочувственное выражение лицу. – Как замуж выходила, вспоминай, радостные моменты… . Были же?
Алена притворно захныкала.
- Знала прекрасно, за кого замуж выходишь! – Неожиданно резко подала голос Вера.
- Вера! – Укоризненно покачала головой Елена Павловна.
- Что, Вера? – Каменная статуя удивительным образом обрела жизнь и с вызовом осмотрела женщин.
Хозяйка дома испуганно обернулась к сестре:
- Он же не преступник! Я и предположить не могла, что он может что-то не так делать! – Алена испуганно оправдывалась.
- Врешь ты все! – Отрезала сестра, и вышла из-за кресла. – Ты - кандидат наук, филолог, и очевидных вещей не замечала?! – Презрительное выражение не сходило с лица Веры. -
И перестань корчить из себя жертву!
- Зачем ты так, Верочка?! – Алена задохнулась от возмущения. - Ты же Олежку знаешь, - зашептала, почти захрипела она, - он никогда не был преступником! Ну, ошибся во вложениях…
Это же бизнес!
- Ой! – Орлиный нос Веры взметнулся вверх. - Во вложениях он ошибся! Смотрите, какой агнец невинный!
А ты, сестренка, часом не знаешь ли чьих рук дело – торговля лесом … и убийство вице-губернатора! И что Олежке твоему слово против сказать никто не смел!
За жизнь свою боялись потому что! – Вера порывистым шагом вышла из комнаты. В дверях она обернулась, желая что-то добавить, но передумала.
Алена окаменела.
Она просидела с мертвым выражением лица минуту, затем медленно перевела взгляд на подругу.
- Ты знаешь, - почти шепотом обратилась она к Елене Павловне, - отец мой - то же говорит: «Нарожала детей бандюгану, сучка, вот и расхлебывай!»
Представляешь? Так и говорит: «Сучка!» – Она тяжело вздохнула и отвернулась к зеркалу.
- Любовь, говоришь? – Продолжила отраженная в зеркале Алена. - Какая? «Стерпится-слюбится»? – Глаза её остановились на собеседнице, однако взгляд стремился куда-то сквозь.
- А ведь Верка права! ... – Прошептала с горечью несчастная.
- Почему молчала, спросите?
- Да потому!- Закричала она зло и обернулась. - А что делать прикажете – сук рубить, на котором сидишь?!
Нет уж!
Елена Павловна попыталась ввернуть дежурные утешения:
- Но, послушай, дорогая, послушай… .
Алена не слышала. Она вновь смотрела из зеркала.
- Зачем замуж пошла? Вот - хороший вопрос.
Хороший… - Злобно ухмыльнулась женщина.
- Можно конечно оправдаться - дура была – молодая. Не знала ничего. Но и это не так!
Всё знала и дурой себя не считаю!
А почему же?
Елена Павловна не знала где остановить взгляд: подруга сидела спиной к ней, лицо же её спряталось в зазеркалье. Казалось неловко беседовать с отражением. Но со спиной – получалось еще хуже.
Она выбрала зеркало и постаралась перехватить горящий взор Алены.
- Просто мы – бабы - гораздо ближе к животным. – Продолжила разгоряченно Алена, глаза её лихорадочно блестели.
- И ведем себя одинаково. Все!
А такие как мы – кто головой не только прически носит - лучше других знают, как привязать к себе нужного мужика! Все!
И ищем именно таких – сво-ло-чей! – Она на каждый слог ткнула пальчиком в свое отражение.
- Потому что – инстинкт!...
Меньше всего Елене Павловне хотелось сейчас философских рассуждений, она растерялась.
Хозяйка, между тем, продолжала:
- Подсознательно все женщины стремятся к этому, но мы-то с тобой, Леночка, знаем! – Хитрая улыбка скользнула по губам.
- Нужен тот, кто более приспособлен к размножению, к продлению рода то есть!
Таких и находим! - Утвердительно кивнула Алена. - И избранники наши недалеко ушли от бурундучков диких – те же продукты естественного отбора! – Женщина поднялась и увлеченно продолжая говорить, пошла по комнате.
- А можешь своего суженного не бурундучком а волком, например, называть или тигром, - Мечтательно прищурилась она, - суть от этого не меняется – зверь дикий, - безмозглый, по капризу природы вечно хотящий, и привлекательный для самок… - Алена замолчала но вдруг воскликнула.
- Нет – не безмозглый!
Он должен быть таким, кто лучше всех знает, как победить! И они побеждают, всегда!
Всяким способом! – Это делает их лучшими самцами…
Самыми лучшими!...
Тишина на секунду заполнила комнату, стало слышно, как в кухне гремит посудой Вера.
… И как гнездо свое устроить они знают, и детенышей воспитают такими же – приспособленными к выживанию в любых условиях! - Алена подошла к Елене Павловне и села в кресло рядом.
- А чего еще мне - самке – желать?! – С вызовом бросила она. - Детишки под надежным крылом, их шансы на выживание – огромны. Потому что они: беспринципны, сильны и жестоки - как отец! Мечта!
- Хватит! – Крикнула Елена Павловна. – Истериками здесь делу не поможешь!
Она подошла к бару.
- Возьми себя в руки! Перестань болтать глупости. – Налила бокал и подала его Алене. – Выпей, и начни, наконец думать трезво…

*****
…Олег Львович настороженно вгляделся в человека, радостно встретившего его в камере. Нехорошее предчувствие холодком прошло по внутренностям.
Кого это моя персона так радует? – Удивился он.
- Ба! Кажется - Виталий Распутин, вот так встреча! - Человек, общения с которым Олег Львович уже давно не ждал. И уж точно – не желал.
- Вот дьявол!
Черт! Черт! Черт! - Проклятый следователь исполнил обещание.
- Олег Львович напрягся.
Виталик Распутин имел право ненавидеть его. Мало того, что Олег Львович крутил роман с его женой, он сделал так, чтобы обманутый муж попал под следствие и не мешал парочке своими нелепыми догадками и подозрениями. Три тысячи «баксов» – цена вопроса.
А встреча все же крайне нежелательная.
- Заходи, Львович, будь как дома! – Радостная улыбка на смазливом лице Распутина приобрела холодный и ядовитый оттенок. Низкорослый, он даже стал чуть выше ростом от злости.
Но, марку нужно держать и, скрывая волнение, Олег Львович небрежно бросил вещи на нары.
- Привет, Виталя, – с напускным спокойствием протянул руку он.
Сильный удар в лицо тут же опрокинул его на пол. Враг навалился сверху.
- А-а-а! – зарычал Олег Львович, изо всех сил отбрасывая противника.
- Тихо! Тихо, Львович. – Зашептал Распутин, мягко и быстро двигаясь по кругу. – Будешь орать – охранник придет - всю потеху испортит. А у меня к тебе еще много доброго накопилось. Его толстенькие ручки не находили себе места, крутились, вращались, метались из стороны в сторону – требуя жертву.
Он стремительно бросился вперед, и град хорошо отработанных ударов обрушился на противника. Многолетние тренировки не оставляли сопернику шансов.
У Олега Львовича потемнело в глазах, мир скрылся за туманом и, куда бы он не пытался спрятать голову, всюду её настигали сильные и болезненные удары. Единственное, что могло спасти, это то, что Распутин легче и ниже. Из последних сил, Олег Львович вновь отшвырнул противника и отскочил к двери. Нужна была одна секунда, чтобы перевести дух.
Но чертова боксера будто приклеили. Уже через мгновенье он вновь крушил ребра недруга, и Олег Львович ушел в клинч.
Крепко сцепившись, враги покатались по полу.
Это была последняя надежда и поэтому, извернувшись ужом, Олег Львович зажал тонкую, но твердую шею противника в замок.
Да! Повезло!
Он надавил так, что позвонки должны были сломаться – без сомнений! Вот-вот захрустят под руками кости, захрипит издыхающий враг.
Вся жизненная сила человека ушла в мертвую хватку, перед глазами поплыли оранжевые круги. Еще немного…
… и ничего не случилось: шея не ломалась, сопротивление не ослабевало, а сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и меньше. Еще через минуту Распутин вырвался из железных тисков и вскочил на ноги.
- Стой, стой! - Лихорадочно закричал распростертый на полу Олег Львович. Он еще плохо видел, сознание медленно возвращалось в разбитую голову.
- Что тебе это даст? … Мы же теперь в одной шкуре, меня тоже подставили…
- Да что вы говорите? – Распутин притворно удивился. - Ах, как сладко поем – в тюрьме-то! – Два мощных пинка в живот подтвердили не желание переговоров.
- Ух! – Львович задохнулся.
- Ты, сука, сначала душу у меня украл, а потом не постеснялся и свободу! – Распутин сел на противника и принялся размеренно превращать его лицо в кровавую кашу.
- Я тебя не убью! Нет! – Приговаривал он, тяжело дыша. – Я просто хочу, чтобы ты на всю свою мерзкую жизнь запомнил, что платить надо за все!
Всегда!
Пусть даже – с опозданием!
Когда в камеру ворвались охранники Олег Львович просто хрипел что-то похожее на : «Прости! Прости. Помогите!». Лица у него уже не было.
Распутина отодрали от жертвы, и на какое-то время он оказался совершенно беспомощным в руках милиционеров.
В ту же секунду полумертвый, казалось бы, света белого не видящий Олег Львович ожил. Нога его неожиданно поднялась, согнулась в колене, а потом резко ударила противника в пах.
- Ох! – Только и смог выдохнуть Распутин, глаза его округлились и полезли из орбит. А Олег Львович сразу сник и признаков жизни больше не подавал.

******
Минуло две недели.
Олег Львович быстро поправлялся в тюремной больнице. Родственники добились, чтобы к нему допустили лучших докторов, и не было нужды в лекарствах, и снеди.
Иногда он даже позволял себе мило беседовать с соседом по палате – бывшим начальником милиции Заларинского района Петром Михайловичем Поповым, дожидавшимся суда по делу о взятке.
Но сегодня вечером адвокат принес весть не очень хорошую и Олег Львович был в дурном настроении.
Немного помявшись, адвокат сообщил, что супруга подала на развод, иск вернее всего будет удовлетворен.
После таких новостей Олег Львович часа два, молча, смотрел в потолок пустым взглядом. Впрочем, ни отчаяние, ни удовлетворение – не меняли выражение его, изуродованного шрамами, лица. Он размышлял.
Петр Михайлович углубился в чтение детектива и соседа своего старался не тревожить.
Около шести Олег Львович, кряхтя, поднялся с постели и включил кипятиться чайник.
- Вставай, Михалыч, чайком побалуемся, предложил он.
-С удовольствием! – Обрадовался сосед, порядком устав от унылой тишины.
- Такие дела, скоро снова буду холостой. – Сообщил Олег Львович. – Аленка-то у меня – на развод подала. Чухнула, что деньжат срубить больше не удастся.
- Все бабы одинаковые. – Поддержал беседу сосед, и полез в тумбочку за печеньем.
- Да не беда это, Михалыч! Не беда! Мне-то она уже долго не понадобится, а когда выйду – устареет, какой с неё толк? Другую найдем! – Олег Львович хитро подмигнул собеседнику.
- Да черт с ней, баба своё дело сделала – детей родила и, дай Бог – воспитает. Для того она и выбиралась такая умная и красивая…
Чай вскипел и Петр Михайлович, взялся разливать его по кружкам. Олег Львович, молча следил за струей кипятка.
- Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягоды. - Заговорил неожиданно проникновенно он. – Бьюсь об заклад – у тебя баба тоже - красавица писанная и не меньше как с высшим образованием!
А? Так?
- Так, - заулыбался сосед.
- Вот, - удовлетворенно кивнул Олег Львович. – Вот она матушка природа! Иной и не думает, а поступает так же как мы – выбирает женщину красивейшую и умнейшую. И бьется за нее живота, как говорится, не жалея. А почему? – Он отхлебнул чай, сморщился от горячего, и продолжил:
- А потому, что, по большому счету, с бабы и её ребенка взятки гладки, будь их папа хоть трижды бандит. А здоровьем такие папы, как правило, отличаются отменным, голова у нас мыслящая и семью свою мы с голоду помирать не кинем, даже если самим – в тюрьму, или кранты. – Он набожно перекрестился.
- Чует наш брат, что недолгим его век оказаться может, а избранница, если достойная, воспитать детей сумеет, даже без отца. А надо будет – и отчима приличного найдет без особых осложнений - для моего потомства! – Захохотал Олег Львович, весело подмигивая соседу. – Такой вот закон природы, понимаешь?!
Все логично – в мире животных!...

Автор - leskov_73
Дата добавления - 05.07.2011 в 19:13
НэшаДата: Среда, 06.07.2011, 17:46 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Здравствуйте Александр smile
Прочла ваш рассказ, я не с критикой, а так с пожеланиями и подмеченными опечатками и ошибочками.

Quote (leskov_73)
и набросила на лицо оттенок печали

Quote (leskov_73)
лицо же её спряталось в зазеркалье

Quote (leskov_73)
Выпей, и начни, наконец думать трезво…

good это то, что очень порадовало!

Quote (leskov_73)
Просто в мы – бабы - гораздо ближе к животным

опечатка

Quote (leskov_73)
Продолжила разгорячено Алена, глаза её лихорадочно блестели.

разгорячённо

Quote (leskov_73)
к продлению рода - то есть!

здесь тире излишне

Quote (leskov_73)
и град хорошо отработанных ударов обрушилась на противника

обрушился

Quote (leskov_73)
Единственное, что могло спасти – то, что Распутин легче и ниже

У вас много неоправданных тире по тексту, все выделить не представляется возможным, вот и в этом случае лучше было бы что могло спасти, это то, что Распутин

Quote (leskov_73)
Это была последняя надежда потому, извернувшись ужом,

опечатка, поэтому

Quote (leskov_73)
шея не ломалась, сопротивление – не ослабевало,и сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и

опять тире не к месту, вместо и, лучше бы написать а

Quote (leskov_73)
Нога его неожиданно поднялась, согнулась в коле

потеряли колено biggrin
Quote (leskov_73)
Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягода

ягоды

А в целом поучительная история изложена, житейская. Пишете вы хорошо, рада приветствовать вас на Острове flowers
 
СообщениеЗдравствуйте Александр smile
Прочла ваш рассказ, я не с критикой, а так с пожеланиями и подмеченными опечатками и ошибочками.

Quote (leskov_73)
и набросила на лицо оттенок печали

Quote (leskov_73)
лицо же её спряталось в зазеркалье

Quote (leskov_73)
Выпей, и начни, наконец думать трезво…

good это то, что очень порадовало!

Quote (leskov_73)
Просто в мы – бабы - гораздо ближе к животным

опечатка

Quote (leskov_73)
Продолжила разгорячено Алена, глаза её лихорадочно блестели.

разгорячённо

Quote (leskov_73)
к продлению рода - то есть!

здесь тире излишне

Quote (leskov_73)
и град хорошо отработанных ударов обрушилась на противника

обрушился

Quote (leskov_73)
Единственное, что могло спасти – то, что Распутин легче и ниже

У вас много неоправданных тире по тексту, все выделить не представляется возможным, вот и в этом случае лучше было бы что могло спасти, это то, что Распутин

Quote (leskov_73)
Это была последняя надежда потому, извернувшись ужом,

опечатка, поэтому

Quote (leskov_73)
шея не ломалась, сопротивление – не ослабевало,и сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и

опять тире не к месту, вместо и, лучше бы написать а

Quote (leskov_73)
Нога его неожиданно поднялась, согнулась в коле

потеряли колено biggrin
Quote (leskov_73)
Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягода

ягоды

А в целом поучительная история изложена, житейская. Пишете вы хорошо, рада приветствовать вас на Острове flowers

Автор - Нэша
Дата добавления - 06.07.2011 в 17:46
СообщениеЗдравствуйте Александр smile
Прочла ваш рассказ, я не с критикой, а так с пожеланиями и подмеченными опечатками и ошибочками.

Quote (leskov_73)
и набросила на лицо оттенок печали

Quote (leskov_73)
лицо же её спряталось в зазеркалье

Quote (leskov_73)
Выпей, и начни, наконец думать трезво…

good это то, что очень порадовало!

Quote (leskov_73)
Просто в мы – бабы - гораздо ближе к животным

опечатка

Quote (leskov_73)
Продолжила разгорячено Алена, глаза её лихорадочно блестели.

разгорячённо

Quote (leskov_73)
к продлению рода - то есть!

здесь тире излишне

Quote (leskov_73)
и град хорошо отработанных ударов обрушилась на противника

обрушился

Quote (leskov_73)
Единственное, что могло спасти – то, что Распутин легче и ниже

У вас много неоправданных тире по тексту, все выделить не представляется возможным, вот и в этом случае лучше было бы что могло спасти, это то, что Распутин

Quote (leskov_73)
Это была последняя надежда потому, извернувшись ужом,

опечатка, поэтому

Quote (leskov_73)
шея не ломалась, сопротивление – не ослабевало,и сил и надежд у Олега Львовича оставалось все меньше и

опять тире не к месту, вместо и, лучше бы написать а

Quote (leskov_73)
Нога его неожиданно поднялась, согнулась в коле

потеряли колено biggrin
Quote (leskov_73)
Мы-то с тобой, я гляжу – одного поля ягода

ягоды

А в целом поучительная история изложена, житейская. Пишете вы хорошо, рада приветствовать вас на Острове flowers

Автор - Нэша
Дата добавления - 06.07.2011 в 17:46
leskov_73Дата: Среда, 06.07.2011, 18:10 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Благодарю.
Досадно, будем исправлять.

Добавлено (06.07.2011, 18:10)
---------------------------------------------


Сообщение отредактировал leskov_73 - Среда, 06.07.2011, 18:19
 
СообщениеБлагодарю.
Досадно, будем исправлять.

Добавлено (06.07.2011, 18:10)
---------------------------------------------

Автор - leskov_73
Дата добавления - 06.07.2011 в 18:10
СообщениеБлагодарю.
Досадно, будем исправлять.

Добавлено (06.07.2011, 18:10)
---------------------------------------------

Автор - leskov_73
Дата добавления - 06.07.2011 в 18:10
АнаитДата: Среда, 06.07.2011, 21:17 | Сообщение # 4
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Нэша)
Здравствуйте Александр
А в профиле - Валерий...
Вы кто? hihi
Но я не об этом - сама не ожидала, но мне понравилось. Вообще-то не люблю такие темы, стараюсь держаться от них подальше, но тут все так аккуратно. Мои поздравления. smile



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Нэша)
Здравствуйте Александр
А в профиле - Валерий...
Вы кто? hihi
Но я не об этом - сама не ожидала, но мне понравилось. Вообще-то не люблю такие темы, стараюсь держаться от них подальше, но тут все так аккуратно. Мои поздравления. smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 06.07.2011 в 21:17
Сообщение
Quote (Нэша)
Здравствуйте Александр
А в профиле - Валерий...
Вы кто? hihi
Но я не об этом - сама не ожидала, но мне понравилось. Вообще-то не люблю такие темы, стараюсь держаться от них подальше, но тут все так аккуратно. Мои поздравления. smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 06.07.2011 в 21:17
leskov_73Дата: Четверг, 07.07.2011, 05:22 | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Привет, Анаит. Я, конечно, Александр. Будем знакомы.
За отзыв бесконечно благодарен.
 
СообщениеПривет, Анаит. Я, конечно, Александр. Будем знакомы.
За отзыв бесконечно благодарен.

Автор - leskov_73
Дата добавления - 07.07.2011 в 05:22
СообщениеПривет, Анаит. Я, конечно, Александр. Будем знакомы.
За отзыв бесконечно благодарен.

Автор - leskov_73
Дата добавления - 07.07.2011 в 05:22
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » В мире животных (рассказ. Для критики)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | В мире животных - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz