Молитва психопата - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Молитва психопата - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Молитва психопата (психологическая драма)
Молитва психопата
MweziДата: Четверг, 17.03.2011, 18:02 | Сообщение # 1
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 31
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
Что вы знаете о том, как сумасшедший любит разум, как лихорадящий любит лёд!
Фридрих Ницше

ПРОЛОГ

Почему деревья до сих пор шумят своей густой кроной? Почему ручьи до сих пор журчат, огибая тяжелые камни? Почему до сих пор чернота вселенной приобретает синеву в лучах солнца? Почему люди продолжают улыбаться? Разве они ослепли? Разве не заметно, сколько боли причиняют колючие ветви играющему меж них ветру? Разве не слышно, как вздрагивают камни под холодной водой подземелья? Разве не видно, как больно солнцу пылать в своем невечном огне? Разве… никто не замечает, что не осталось почти ничего, что может вызвать искренний смех…

Глава I

Вроде бы меня зовут Гавриил. Нет, я вовсе не архангел. Я – психопат. Вместо нимба к моей голове прикреплены электрические провода, а вместо крыльев – сжатые ремнями рукава в смирительной рубашке. Иногда меня освобождают от столь жестоких атрибутов, и я становлюсь обычным человеком. Но ненадолго, пока мой разум не вспыхнет агрессией по отношению к самому себе. В моменты прозрения, которые приходят ко мне все реже и реже, я с ужасом обнаруживаю на своем теле следы от колотых ран. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что боюсь причинить вред кому-то другому, я приветствую подобную неблагосклонность ко мне. Я даже скажу больше: я умоляю работников психиатрии связывать меня, сковывать все движения, не жалеть меня в моменты, когда мое тело становится объектом собственных же пыток. Вред, который я могу принести себе, нельзя сравнить с физическими страданиями тех, на кого может подняться моя неразумная рука.

Если пораню руки, я загублю лишь возможность писать. В таком состоянии я смогу продолжать говорить, рассказывать свою историю. Но если ушибу голову, я потеряю все, что имеет для меня значение. Если не повезет, то я умру не сразу и буду вести самое низкое существование… Существование в отсутствие полного рассудка. Но если повезет, я умру тот час, никогда не осознав, что значит жить, ничего не осознавая. Да, вряд ли такое возможно в природе, чтобы человек (или в данном случае вернее сказать – существо) без сознания смог осознать его отсутствие.

Я ненавижу и восхищаюсь разумом в сотни раз сильнее тех, кто умеет им пользоваться. Последние даже не умеют оценивать свою способность мыслить из-за ее идеальности. Не хочу и никогда не стану понимать тех, кто дурманит свой разум наркотической сладостью. Какие же они все-таки глупцы! Я ценю каждый миг, когда небо мне не кажется оранжевым. Я молю всевышнего о том, чтобы приступы случались как можно чаще, ибо после них обязательно наступают моменты прозрения – истинные минуты счастья. И я прошу тебя, мой дорогой читатель, дожидаться таких моментов, потому как только в полном рассудке я могу продолжать говорить. Но если тебе слишком сложно, я буду ждать за двоих…


Пишу каплями души. Рисую красками сердечных букв.
 
Сообщение
Что вы знаете о том, как сумасшедший любит разум, как лихорадящий любит лёд!
Фридрих Ницше

ПРОЛОГ

Почему деревья до сих пор шумят своей густой кроной? Почему ручьи до сих пор журчат, огибая тяжелые камни? Почему до сих пор чернота вселенной приобретает синеву в лучах солнца? Почему люди продолжают улыбаться? Разве они ослепли? Разве не заметно, сколько боли причиняют колючие ветви играющему меж них ветру? Разве не слышно, как вздрагивают камни под холодной водой подземелья? Разве не видно, как больно солнцу пылать в своем невечном огне? Разве… никто не замечает, что не осталось почти ничего, что может вызвать искренний смех…

Глава I

Вроде бы меня зовут Гавриил. Нет, я вовсе не архангел. Я – психопат. Вместо нимба к моей голове прикреплены электрические провода, а вместо крыльев – сжатые ремнями рукава в смирительной рубашке. Иногда меня освобождают от столь жестоких атрибутов, и я становлюсь обычным человеком. Но ненадолго, пока мой разум не вспыхнет агрессией по отношению к самому себе. В моменты прозрения, которые приходят ко мне все реже и реже, я с ужасом обнаруживаю на своем теле следы от колотых ран. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что боюсь причинить вред кому-то другому, я приветствую подобную неблагосклонность ко мне. Я даже скажу больше: я умоляю работников психиатрии связывать меня, сковывать все движения, не жалеть меня в моменты, когда мое тело становится объектом собственных же пыток. Вред, который я могу принести себе, нельзя сравнить с физическими страданиями тех, на кого может подняться моя неразумная рука.

Если пораню руки, я загублю лишь возможность писать. В таком состоянии я смогу продолжать говорить, рассказывать свою историю. Но если ушибу голову, я потеряю все, что имеет для меня значение. Если не повезет, то я умру не сразу и буду вести самое низкое существование… Существование в отсутствие полного рассудка. Но если повезет, я умру тот час, никогда не осознав, что значит жить, ничего не осознавая. Да, вряд ли такое возможно в природе, чтобы человек (или в данном случае вернее сказать – существо) без сознания смог осознать его отсутствие.

Я ненавижу и восхищаюсь разумом в сотни раз сильнее тех, кто умеет им пользоваться. Последние даже не умеют оценивать свою способность мыслить из-за ее идеальности. Не хочу и никогда не стану понимать тех, кто дурманит свой разум наркотической сладостью. Какие же они все-таки глупцы! Я ценю каждый миг, когда небо мне не кажется оранжевым. Я молю всевышнего о том, чтобы приступы случались как можно чаще, ибо после них обязательно наступают моменты прозрения – истинные минуты счастья. И я прошу тебя, мой дорогой читатель, дожидаться таких моментов, потому как только в полном рассудке я могу продолжать говорить. Но если тебе слишком сложно, я буду ждать за двоих…


Автор - Mwezi
Дата добавления - 17.03.2011 в 18:02
Сообщение
Что вы знаете о том, как сумасшедший любит разум, как лихорадящий любит лёд!
Фридрих Ницше

ПРОЛОГ

Почему деревья до сих пор шумят своей густой кроной? Почему ручьи до сих пор журчат, огибая тяжелые камни? Почему до сих пор чернота вселенной приобретает синеву в лучах солнца? Почему люди продолжают улыбаться? Разве они ослепли? Разве не заметно, сколько боли причиняют колючие ветви играющему меж них ветру? Разве не слышно, как вздрагивают камни под холодной водой подземелья? Разве не видно, как больно солнцу пылать в своем невечном огне? Разве… никто не замечает, что не осталось почти ничего, что может вызвать искренний смех…

Глава I

Вроде бы меня зовут Гавриил. Нет, я вовсе не архангел. Я – психопат. Вместо нимба к моей голове прикреплены электрические провода, а вместо крыльев – сжатые ремнями рукава в смирительной рубашке. Иногда меня освобождают от столь жестоких атрибутов, и я становлюсь обычным человеком. Но ненадолго, пока мой разум не вспыхнет агрессией по отношению к самому себе. В моменты прозрения, которые приходят ко мне все реже и реже, я с ужасом обнаруживаю на своем теле следы от колотых ран. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что боюсь причинить вред кому-то другому, я приветствую подобную неблагосклонность ко мне. Я даже скажу больше: я умоляю работников психиатрии связывать меня, сковывать все движения, не жалеть меня в моменты, когда мое тело становится объектом собственных же пыток. Вред, который я могу принести себе, нельзя сравнить с физическими страданиями тех, на кого может подняться моя неразумная рука.

Если пораню руки, я загублю лишь возможность писать. В таком состоянии я смогу продолжать говорить, рассказывать свою историю. Но если ушибу голову, я потеряю все, что имеет для меня значение. Если не повезет, то я умру не сразу и буду вести самое низкое существование… Существование в отсутствие полного рассудка. Но если повезет, я умру тот час, никогда не осознав, что значит жить, ничего не осознавая. Да, вряд ли такое возможно в природе, чтобы человек (или в данном случае вернее сказать – существо) без сознания смог осознать его отсутствие.

Я ненавижу и восхищаюсь разумом в сотни раз сильнее тех, кто умеет им пользоваться. Последние даже не умеют оценивать свою способность мыслить из-за ее идеальности. Не хочу и никогда не стану понимать тех, кто дурманит свой разум наркотической сладостью. Какие же они все-таки глупцы! Я ценю каждый миг, когда небо мне не кажется оранжевым. Я молю всевышнего о том, чтобы приступы случались как можно чаще, ибо после них обязательно наступают моменты прозрения – истинные минуты счастья. И я прошу тебя, мой дорогой читатель, дожидаться таких моментов, потому как только в полном рассудке я могу продолжать говорить. Но если тебе слишком сложно, я буду ждать за двоих…


Автор - Mwezi
Дата добавления - 17.03.2011 в 18:02
НэшаДата: Суббота, 19.03.2011, 12:16 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Я так понимаю продолженние следует? Пока психопат рассуждает очень здраво и логично biggrin Жду продолжения smile
 
СообщениеЯ так понимаю продолженние следует? Пока психопат рассуждает очень здраво и логично biggrin Жду продолжения smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 19.03.2011 в 12:16
СообщениеЯ так понимаю продолженние следует? Пока психопат рассуждает очень здраво и логично biggrin Жду продолжения smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 19.03.2011 в 12:16
MweziДата: Воскресенье, 20.03.2011, 21:07 | Сообщение # 3
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 31
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
Нэша, спасибо, что прочли. Да, это не конец и далеко-далеко не конец. biggrin

Мое раннее детство практически забылось, стерлось временем и страхом. Страх – мой постоянный спутник с того самого дня, как я переступил порог этого заведения. Надо отметить, что в тот момент моими действиями также управлял страх. Я сам постучался в двери психиатрической больницы, опасаясь самого же себя. Но в тот, как вспоминается мне, солнечный весенний день под щебетанье охрипших за зиму птиц я даже не помышлял, что это лишь отголосок истинного страха, что когда-либо посещал меня. Тот страх был детской шалостью, дремой или даже томлением истинного страха – жестокого, неподкупного, что не ведает милосердия и захватывает сознание целиком. Часы именно такого страха, когда мир снова окунается в близкие к оранжевому цвету тона, я боюсь больше всего. Даже полное помутнение рассудка так не пугает. Все потому, что в такие мучительные часы я четко понимаю, что сознание мне более не принадлежит.
Часы, о которых я так много говорю, подступают к процедурам электрошоковой терапии. Как же бездушен здешний медперсонал, что продлевает патологическое ожидание! И как же он справедлив, что тянет с приближением болезненных судорог! Говорят, люди боятся смерти и что их совершенно не беспокоит вопрос, что будет дальше. В моем же случае все совсем не так… Потому что смертью я зову отсутствие разума. Меня до потери сознания пугает сама мысль о том, что после очередной процедуры я не смогу самостоятельно подняться с постели и отличить закат от восхода солнца. Вряд ли я вообще буду в состоянии постичь, что такое время и что оно может истечь. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что мое тело содрогается в конвульсиях при прохождении через него электрических разрядов, я и ненавижу часы ожидания. Хотя нет… неправильно выразил мысль. Я презираю момент ожидания, что черными нитями просачивается в мою голову и в один миг захватывает ее целиком.
Страх опасен. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что меня коробит от одной только мысли, что я на всем белом свете останусь одним безбоязным человеком, кричу во всеуслышание: друзья и враги мои, случайные встречные и те, кто даже не подозревает о моем существовании, не бойтесь! Не бойтесь! Ибо страх крадет вашу жизнь.
Но как бы мне ни хотелось быть бесстрашным, я вынужден признаться в своей немощности. Я слишком слаб, чтобы бороться со своими тревогами. Если мое тело еще в состоянии держать меня в равновесии, то разум уже давно поослаб. И началось это в далеком-далеком прошлом, когда…

В тот самый момент, когда Гавриил вплотную подобрался к началу своего рассказа, в коридоре раздался дребезг и последовавший тот час истерический смех одного из больных. По звонкому голосу можно было разобрать, что от хохота надрывалась молодая девушка. Монотонный, без подъемов и спадов больной смех. Возможно, она и стала причиной ворвавшегося в тишину металлического звона. Но не только… В психиатрических больницах отчетливее, чем где-либо, прослеживаются цепочки человеческих поступков, невольных, обусловленных природой.
Услышав металлический звон, Гавриил вздрогнул и вскинул руки к ушам, но не закрыл их. Он всегда так поступал, словно боялся пропустить момент, когда снова в его стены прокрадется жадная на целых пять минут тишина. Тревога прокатилась по его худому телу и застыла в самом центре сердца. Внезапно он вскочил с кровати, до этого мирно сидя на ее крае, и бросился к окну. Его движения были неправильны, хаотичны, но, несмотря на это, он идеально вписывался в окружающую обстановку, не нарушая ее целостность. Все тело содрогалось, все прожилки вмиг ожили на его лице, и для того, чтобы унять эту жуткую дрожь, Гавриил прислонился спиной к окну и сжался в маленький комок сухожилий. Руки по-прежнему продолжали трястись над ушами, а локти больно впивались в живот.
– Тихо, не надо, – подскочила к нему белокурая девушка на вид лет пятнадцати.
До того, как Гавриила охватил испуг, она сидела в кресле в противоположном от кровати углу и молча слушала его. Временами она поправляла оголившее колени желтое ситцевое платье, а затем снова погружалась в бездвижье, словно бездну мертвых вод.
– Тихо, это опять Ксю шалит, – она осторожно дотронулась ладонями до его рук. Несмотря на свои частые визиты, девушка так и не привыкла к нервной дрожи, что передавалась ей от тела Гавриила каждый раз, когда она пыталась унять надвигающийся приступ. – Не надо, успокойся, – шептала она и медленно, пересиливая страхи, отводила руки Гавриила от головы. – Все хорошо…


Пишу каплями души. Рисую красками сердечных букв.
 
СообщениеНэша, спасибо, что прочли. Да, это не конец и далеко-далеко не конец. biggrin

Мое раннее детство практически забылось, стерлось временем и страхом. Страх – мой постоянный спутник с того самого дня, как я переступил порог этого заведения. Надо отметить, что в тот момент моими действиями также управлял страх. Я сам постучался в двери психиатрической больницы, опасаясь самого же себя. Но в тот, как вспоминается мне, солнечный весенний день под щебетанье охрипших за зиму птиц я даже не помышлял, что это лишь отголосок истинного страха, что когда-либо посещал меня. Тот страх был детской шалостью, дремой или даже томлением истинного страха – жестокого, неподкупного, что не ведает милосердия и захватывает сознание целиком. Часы именно такого страха, когда мир снова окунается в близкие к оранжевому цвету тона, я боюсь больше всего. Даже полное помутнение рассудка так не пугает. Все потому, что в такие мучительные часы я четко понимаю, что сознание мне более не принадлежит.
Часы, о которых я так много говорю, подступают к процедурам электрошоковой терапии. Как же бездушен здешний медперсонал, что продлевает патологическое ожидание! И как же он справедлив, что тянет с приближением болезненных судорог! Говорят, люди боятся смерти и что их совершенно не беспокоит вопрос, что будет дальше. В моем же случае все совсем не так… Потому что смертью я зову отсутствие разума. Меня до потери сознания пугает сама мысль о том, что после очередной процедуры я не смогу самостоятельно подняться с постели и отличить закат от восхода солнца. Вряд ли я вообще буду в состоянии постичь, что такое время и что оно может истечь. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что мое тело содрогается в конвульсиях при прохождении через него электрических разрядов, я и ненавижу часы ожидания. Хотя нет… неправильно выразил мысль. Я презираю момент ожидания, что черными нитями просачивается в мою голову и в один миг захватывает ее целиком.
Страх опасен. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что меня коробит от одной только мысли, что я на всем белом свете останусь одним безбоязным человеком, кричу во всеуслышание: друзья и враги мои, случайные встречные и те, кто даже не подозревает о моем существовании, не бойтесь! Не бойтесь! Ибо страх крадет вашу жизнь.
Но как бы мне ни хотелось быть бесстрашным, я вынужден признаться в своей немощности. Я слишком слаб, чтобы бороться со своими тревогами. Если мое тело еще в состоянии держать меня в равновесии, то разум уже давно поослаб. И началось это в далеком-далеком прошлом, когда…

В тот самый момент, когда Гавриил вплотную подобрался к началу своего рассказа, в коридоре раздался дребезг и последовавший тот час истерический смех одного из больных. По звонкому голосу можно было разобрать, что от хохота надрывалась молодая девушка. Монотонный, без подъемов и спадов больной смех. Возможно, она и стала причиной ворвавшегося в тишину металлического звона. Но не только… В психиатрических больницах отчетливее, чем где-либо, прослеживаются цепочки человеческих поступков, невольных, обусловленных природой.
Услышав металлический звон, Гавриил вздрогнул и вскинул руки к ушам, но не закрыл их. Он всегда так поступал, словно боялся пропустить момент, когда снова в его стены прокрадется жадная на целых пять минут тишина. Тревога прокатилась по его худому телу и застыла в самом центре сердца. Внезапно он вскочил с кровати, до этого мирно сидя на ее крае, и бросился к окну. Его движения были неправильны, хаотичны, но, несмотря на это, он идеально вписывался в окружающую обстановку, не нарушая ее целостность. Все тело содрогалось, все прожилки вмиг ожили на его лице, и для того, чтобы унять эту жуткую дрожь, Гавриил прислонился спиной к окну и сжался в маленький комок сухожилий. Руки по-прежнему продолжали трястись над ушами, а локти больно впивались в живот.
– Тихо, не надо, – подскочила к нему белокурая девушка на вид лет пятнадцати.
До того, как Гавриила охватил испуг, она сидела в кресле в противоположном от кровати углу и молча слушала его. Временами она поправляла оголившее колени желтое ситцевое платье, а затем снова погружалась в бездвижье, словно бездну мертвых вод.
– Тихо, это опять Ксю шалит, – она осторожно дотронулась ладонями до его рук. Несмотря на свои частые визиты, девушка так и не привыкла к нервной дрожи, что передавалась ей от тела Гавриила каждый раз, когда она пыталась унять надвигающийся приступ. – Не надо, успокойся, – шептала она и медленно, пересиливая страхи, отводила руки Гавриила от головы. – Все хорошо…


Автор - Mwezi
Дата добавления - 20.03.2011 в 21:07
СообщениеНэша, спасибо, что прочли. Да, это не конец и далеко-далеко не конец. biggrin

Мое раннее детство практически забылось, стерлось временем и страхом. Страх – мой постоянный спутник с того самого дня, как я переступил порог этого заведения. Надо отметить, что в тот момент моими действиями также управлял страх. Я сам постучался в двери психиатрической больницы, опасаясь самого же себя. Но в тот, как вспоминается мне, солнечный весенний день под щебетанье охрипших за зиму птиц я даже не помышлял, что это лишь отголосок истинного страха, что когда-либо посещал меня. Тот страх был детской шалостью, дремой или даже томлением истинного страха – жестокого, неподкупного, что не ведает милосердия и захватывает сознание целиком. Часы именно такого страха, когда мир снова окунается в близкие к оранжевому цвету тона, я боюсь больше всего. Даже полное помутнение рассудка так не пугает. Все потому, что в такие мучительные часы я четко понимаю, что сознание мне более не принадлежит.
Часы, о которых я так много говорю, подступают к процедурам электрошоковой терапии. Как же бездушен здешний медперсонал, что продлевает патологическое ожидание! И как же он справедлив, что тянет с приближением болезненных судорог! Говорят, люди боятся смерти и что их совершенно не беспокоит вопрос, что будет дальше. В моем же случае все совсем не так… Потому что смертью я зову отсутствие разума. Меня до потери сознания пугает сама мысль о том, что после очередной процедуры я не смогу самостоятельно подняться с постели и отличить закат от восхода солнца. Вряд ли я вообще буду в состоянии постичь, что такое время и что оно может истечь. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что мое тело содрогается в конвульсиях при прохождении через него электрических разрядов, я и ненавижу часы ожидания. Хотя нет… неправильно выразил мысль. Я презираю момент ожидания, что черными нитями просачивается в мою голову и в один миг захватывает ее целиком.
Страх опасен. Именно поэтому и только поэтому, а не от того, что меня коробит от одной только мысли, что я на всем белом свете останусь одним безбоязным человеком, кричу во всеуслышание: друзья и враги мои, случайные встречные и те, кто даже не подозревает о моем существовании, не бойтесь! Не бойтесь! Ибо страх крадет вашу жизнь.
Но как бы мне ни хотелось быть бесстрашным, я вынужден признаться в своей немощности. Я слишком слаб, чтобы бороться со своими тревогами. Если мое тело еще в состоянии держать меня в равновесии, то разум уже давно поослаб. И началось это в далеком-далеком прошлом, когда…

В тот самый момент, когда Гавриил вплотную подобрался к началу своего рассказа, в коридоре раздался дребезг и последовавший тот час истерический смех одного из больных. По звонкому голосу можно было разобрать, что от хохота надрывалась молодая девушка. Монотонный, без подъемов и спадов больной смех. Возможно, она и стала причиной ворвавшегося в тишину металлического звона. Но не только… В психиатрических больницах отчетливее, чем где-либо, прослеживаются цепочки человеческих поступков, невольных, обусловленных природой.
Услышав металлический звон, Гавриил вздрогнул и вскинул руки к ушам, но не закрыл их. Он всегда так поступал, словно боялся пропустить момент, когда снова в его стены прокрадется жадная на целых пять минут тишина. Тревога прокатилась по его худому телу и застыла в самом центре сердца. Внезапно он вскочил с кровати, до этого мирно сидя на ее крае, и бросился к окну. Его движения были неправильны, хаотичны, но, несмотря на это, он идеально вписывался в окружающую обстановку, не нарушая ее целостность. Все тело содрогалось, все прожилки вмиг ожили на его лице, и для того, чтобы унять эту жуткую дрожь, Гавриил прислонился спиной к окну и сжался в маленький комок сухожилий. Руки по-прежнему продолжали трястись над ушами, а локти больно впивались в живот.
– Тихо, не надо, – подскочила к нему белокурая девушка на вид лет пятнадцати.
До того, как Гавриила охватил испуг, она сидела в кресле в противоположном от кровати углу и молча слушала его. Временами она поправляла оголившее колени желтое ситцевое платье, а затем снова погружалась в бездвижье, словно бездну мертвых вод.
– Тихо, это опять Ксю шалит, – она осторожно дотронулась ладонями до его рук. Несмотря на свои частые визиты, девушка так и не привыкла к нервной дрожи, что передавалась ей от тела Гавриила каждый раз, когда она пыталась унять надвигающийся приступ. – Не надо, успокойся, – шептала она и медленно, пересиливая страхи, отводила руки Гавриила от головы. – Все хорошо…


Автор - Mwezi
Дата добавления - 20.03.2011 в 21:07
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Молитва психопата (психологическая драма)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Молитва психопата - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2021 Конструктор сайтов - uCoz