"Одной мечты для счастья мало" - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | "Одной мечты для счастья мало" - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » "Одной мечты для счастья мало" (Это проба совместить прозу с поэзией...)
"Одной мечты для счастья мало"
ЛенусикДата: Четверг, 03.02.2011, 15:28 | Сообщение # 1
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Это наше совместное творчество с eleonor... Прошу оценить это большой по объёму роман выкладываю начало
Одной мечты для счастья мало!!!

Москва, ты принимаешь нас не всех,
Здесь правит лишь богатство и успех.
Ты царство лжи, предательства, веселья,
И у тебя любовь не в равенстве с постелью.
Ты так горда, что позабыла слово "грех",
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх.
Здесь сломано о мостовые сотни судеб -
Никто страдать, увы, по ним не будет...
И я, одна из тысячи, к тебе Москва пришла,
Зачем я столько мучилась и что я здесь нашла?

«- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники.
- Нет, мамуль, все уже решено! Я же не на Северный полюс уезжаю, это всего лишь Москва….»
Она думала, что Москва покорится, сдастся, «расстелив под ногами красный ковер»… Но мечты разбились на осколки, ковер превратился в острые шипы. Разочарование, боль, интриги и настоящая любовь.

Кто выиграет в этой «битве»? Счет открыт….

Пролог.

И вновь я одна, лишь ночь мне подруга,
Стою у окна, на душе моей вьюга…
Жизнь пролетела, жила не жила…
Счастье имела, но сберечь не смогла!

Я снова взглянула на книгу, лежащую на коленях, и поняла, что смотрю на одну и ту же страницу уже ровно час. Просто смотрю, а не читаю. Какое-то странное оцепенение и отрешенность от внешнего мира. Закрыв глаза, пытаюсь рассмотреть свою израненную душу. Моя жизнь… что в ней такого особенного? За все эти годы я успела многое. Очень сильно страдала, теряла близких. Очень сильно любила и отдавалась без остатка. Но больше всего, посвятила себя надеждам, мечтам и желаниям. Чего добилась? Известности, славы, денег, раболепного обожания фанатов, поджидающих под окнами. Они хотят видеть своего кумира, любимую писательницу, поэтессу Изольду Петрашевскую. Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя его на страницах книг.
Откидываюсь в кресле, выглядываю в окно. Уже давно стемнело. Холодная луна освещает живописные склоны соснового бора, гладь лесного озера и внутренний дворик, запорошенный снегом. Тишина… Я сижу в своем подмосковном особняке одна. Только книги - единственные спутники, слушатели, сопровождающие меня. Сначала появилась одна – небольшой исторический роман, но в твердом переплете. Как же я гордилась этим, звонила друзьям, знакомым: «А вы знаете, у меня вышла первая книга!». Потом все понеслось – теперь целый шкаф, отведенный под мои «шедевры», буквально ломится под тяжестью этой макулатуры. Кроме них никого больше нет: ни настоящих друзей, родных, любимого, только тени прошлого, проносящиеся в голове.

Угрюмый мужчина в тумане ночном,
Что души людей перевозит…
Он не грустит никогда ни о ком,
Душа состраданья не просит…
Работа такая, друзья у него,
В мир мёртвых увозит он души.
И не боится в ночи никого,
Ведь он не выходит на сушу.
Проклятье богов – это участь его,
Жить на реке, между двух берегов,
И никогда не любить никого,
И не иметь ни друзей, ни врагов…

Почему-то вспомнились строки моего стихотворения. Наверное, я просто устала жить. В последнее время такие мысли часто посещают меня, и страшно представить, что, когда умру, ничего не изменится. Жизнь продолжится, господа! Но меня уже не будет. Смерть, это вечное колесо, перемалывающее людей, превратит мое тело в прах, а потом, в ничто…
Я встряхнула волосами, отгоняя гнетущие мысли. Ведь сегодня мой день рождения. Мне сорок три года. Не возраст, скажут многие. Может быть, для кого-то, но не для меня. Я выгляжу все так же: красивая женщина с хорошей фигурой. Но вот душа… она стала совершенно дряхлой. Это можно прочесть по глазам - они без тени сожаления выдают ее изнанку.
Когда-то она была сильной. Могла бороться с холодом, веющим от людей. Тогда ей не нужен был никто. Одиночество – удел сильных. Замыкаешься в своей броне и живешь дальше. Я сознательно выбрала этот путь. Он был необходим. Если бы я сложила «доспехи», то вряд ли бы достигла всего. Хотя, если подумать… Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня? Сильному человеку это ни к чему. Но я слабая. Черт возьми, теперь я ясно понимаю это. Какой завистью светятся мои глаза, когда вижу влюбленных людей: будь это парочки в кино, пожилая пара, прогуливающаяся под ручку в сквере, даже милая толстушка, толкающая вперед коляску с орущим малышом. Они нужны, любимы. У меня же ничего этого нет…
Тянусь рукой к столику, вытаскиваю сигарету и закуриваю. Облачко сизого дыма плывет, медленно растворяясь в воздухе. Хм… Прямо как все мои романы….
Я всегда умела быть разной: ласковой и дерзкой, ранимой и одновременно дьявольски опасной. Тысячи мужчин падали к моим ногам, дарили подарки, добиваясь внимания. Один взгляд серых глаз – и они были готовы на все. Я играла с ними, незаметно подчиняя своей воле, и наслаждалась. Наслаждалась всякий раз, когда мои губы без тени сожаления произносили привычную фразу: милый, нам было хорошо, но мы слишком разные и должны расстаться.
Когда в очередной раз слышу, о том, что любви нет, меня охватывает злоба – какая наглая ложь, любовь есть, и я видела ее собственными глазами. Она красивая, жертвенная, безрассудная, но очень ускользающая, поэтому ее нужно крепко держать в руках. В жизни каждого человека выпадает шанс познать свою настоящую любовь. Но этим надо воспользоваться, иначе она исчезнет, словно мираж.
Провожу рукой по волосам, ощущая едва уловимый запах ванили. Его любимый… Ему нравилось зарываться в мои светло-пшеничные пряди, вдыхая их пряный аромат. Его низкий смех, вызывающий в моем теле волну возбуждения. Жадные губы, руки, и нежное - Настенька.
Мы не виделись много лет. Теперь он женат, у него двое обожаемых детей: мальчик и девочка. Он тоже добился своего – имеет собственный бизнес, большой дом, машины. Любимый… Этот мужчина заставлял меня ощущать себя самой ценной, хрупкой вещью на свете. От него словно исходил свет – такой чистый и ясный, как родниковая вода. Нет, мне не всегда было с ним легко, и у нас не все шло празднично, но все же, нам было хорошо вдвоем … а я не ценила. Какая же глупая! Тогда он был мне не нужен, я стремилась к своей хрустальной мечте, туда, скорее, в счастливое будущее…

Успех и богатство, поклонники, слава,
Кружилась моя голова,
К мечте пробиралась: интриги, расправа,
Порою сводили с ума…
Добилась всего, на вершине Олимпа!
Но счастлива я не была,
Мужчин всё меняла, искала я принца,
Теперь же осталось одна…

Сжимаю маленький янтарный кулончик в виде ангела – твой прощальный подарок. Как бы я хотела все вернуть… на двадцать шесть лет назад, обратно, в мое прошлое …

Сообщение отредактировал Lenzik - Понедельник, 07.02.2011, 15:53
 
СообщениеЭто наше совместное творчество с eleonor... Прошу оценить это большой по объёму роман выкладываю начало
Одной мечты для счастья мало!!!

Москва, ты принимаешь нас не всех,
Здесь правит лишь богатство и успех.
Ты царство лжи, предательства, веселья,
И у тебя любовь не в равенстве с постелью.
Ты так горда, что позабыла слово "грех",
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх.
Здесь сломано о мостовые сотни судеб -
Никто страдать, увы, по ним не будет...
И я, одна из тысячи, к тебе Москва пришла,
Зачем я столько мучилась и что я здесь нашла?

«- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники.
- Нет, мамуль, все уже решено! Я же не на Северный полюс уезжаю, это всего лишь Москва….»
Она думала, что Москва покорится, сдастся, «расстелив под ногами красный ковер»… Но мечты разбились на осколки, ковер превратился в острые шипы. Разочарование, боль, интриги и настоящая любовь.

Кто выиграет в этой «битве»? Счет открыт….

Пролог.

И вновь я одна, лишь ночь мне подруга,
Стою у окна, на душе моей вьюга…
Жизнь пролетела, жила не жила…
Счастье имела, но сберечь не смогла!

Я снова взглянула на книгу, лежащую на коленях, и поняла, что смотрю на одну и ту же страницу уже ровно час. Просто смотрю, а не читаю. Какое-то странное оцепенение и отрешенность от внешнего мира. Закрыв глаза, пытаюсь рассмотреть свою израненную душу. Моя жизнь… что в ней такого особенного? За все эти годы я успела многое. Очень сильно страдала, теряла близких. Очень сильно любила и отдавалась без остатка. Но больше всего, посвятила себя надеждам, мечтам и желаниям. Чего добилась? Известности, славы, денег, раболепного обожания фанатов, поджидающих под окнами. Они хотят видеть своего кумира, любимую писательницу, поэтессу Изольду Петрашевскую. Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя его на страницах книг.
Откидываюсь в кресле, выглядываю в окно. Уже давно стемнело. Холодная луна освещает живописные склоны соснового бора, гладь лесного озера и внутренний дворик, запорошенный снегом. Тишина… Я сижу в своем подмосковном особняке одна. Только книги - единственные спутники, слушатели, сопровождающие меня. Сначала появилась одна – небольшой исторический роман, но в твердом переплете. Как же я гордилась этим, звонила друзьям, знакомым: «А вы знаете, у меня вышла первая книга!». Потом все понеслось – теперь целый шкаф, отведенный под мои «шедевры», буквально ломится под тяжестью этой макулатуры. Кроме них никого больше нет: ни настоящих друзей, родных, любимого, только тени прошлого, проносящиеся в голове.

Угрюмый мужчина в тумане ночном,
Что души людей перевозит…
Он не грустит никогда ни о ком,
Душа состраданья не просит…
Работа такая, друзья у него,
В мир мёртвых увозит он души.
И не боится в ночи никого,
Ведь он не выходит на сушу.
Проклятье богов – это участь его,
Жить на реке, между двух берегов,
И никогда не любить никого,
И не иметь ни друзей, ни врагов…

Почему-то вспомнились строки моего стихотворения. Наверное, я просто устала жить. В последнее время такие мысли часто посещают меня, и страшно представить, что, когда умру, ничего не изменится. Жизнь продолжится, господа! Но меня уже не будет. Смерть, это вечное колесо, перемалывающее людей, превратит мое тело в прах, а потом, в ничто…
Я встряхнула волосами, отгоняя гнетущие мысли. Ведь сегодня мой день рождения. Мне сорок три года. Не возраст, скажут многие. Может быть, для кого-то, но не для меня. Я выгляжу все так же: красивая женщина с хорошей фигурой. Но вот душа… она стала совершенно дряхлой. Это можно прочесть по глазам - они без тени сожаления выдают ее изнанку.
Когда-то она была сильной. Могла бороться с холодом, веющим от людей. Тогда ей не нужен был никто. Одиночество – удел сильных. Замыкаешься в своей броне и живешь дальше. Я сознательно выбрала этот путь. Он был необходим. Если бы я сложила «доспехи», то вряд ли бы достигла всего. Хотя, если подумать… Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня? Сильному человеку это ни к чему. Но я слабая. Черт возьми, теперь я ясно понимаю это. Какой завистью светятся мои глаза, когда вижу влюбленных людей: будь это парочки в кино, пожилая пара, прогуливающаяся под ручку в сквере, даже милая толстушка, толкающая вперед коляску с орущим малышом. Они нужны, любимы. У меня же ничего этого нет…
Тянусь рукой к столику, вытаскиваю сигарету и закуриваю. Облачко сизого дыма плывет, медленно растворяясь в воздухе. Хм… Прямо как все мои романы….
Я всегда умела быть разной: ласковой и дерзкой, ранимой и одновременно дьявольски опасной. Тысячи мужчин падали к моим ногам, дарили подарки, добиваясь внимания. Один взгляд серых глаз – и они были готовы на все. Я играла с ними, незаметно подчиняя своей воле, и наслаждалась. Наслаждалась всякий раз, когда мои губы без тени сожаления произносили привычную фразу: милый, нам было хорошо, но мы слишком разные и должны расстаться.
Когда в очередной раз слышу, о том, что любви нет, меня охватывает злоба – какая наглая ложь, любовь есть, и я видела ее собственными глазами. Она красивая, жертвенная, безрассудная, но очень ускользающая, поэтому ее нужно крепко держать в руках. В жизни каждого человека выпадает шанс познать свою настоящую любовь. Но этим надо воспользоваться, иначе она исчезнет, словно мираж.
Провожу рукой по волосам, ощущая едва уловимый запах ванили. Его любимый… Ему нравилось зарываться в мои светло-пшеничные пряди, вдыхая их пряный аромат. Его низкий смех, вызывающий в моем теле волну возбуждения. Жадные губы, руки, и нежное - Настенька.
Мы не виделись много лет. Теперь он женат, у него двое обожаемых детей: мальчик и девочка. Он тоже добился своего – имеет собственный бизнес, большой дом, машины. Любимый… Этот мужчина заставлял меня ощущать себя самой ценной, хрупкой вещью на свете. От него словно исходил свет – такой чистый и ясный, как родниковая вода. Нет, мне не всегда было с ним легко, и у нас не все шло празднично, но все же, нам было хорошо вдвоем … а я не ценила. Какая же глупая! Тогда он был мне не нужен, я стремилась к своей хрустальной мечте, туда, скорее, в счастливое будущее…

Успех и богатство, поклонники, слава,
Кружилась моя голова,
К мечте пробиралась: интриги, расправа,
Порою сводили с ума…
Добилась всего, на вершине Олимпа!
Но счастлива я не была,
Мужчин всё меняла, искала я принца,
Теперь же осталось одна…

Сжимаю маленький янтарный кулончик в виде ангела – твой прощальный подарок. Как бы я хотела все вернуть… на двадцать шесть лет назад, обратно, в мое прошлое …


Автор - Ленусик
Дата добавления - 03.02.2011 в 15:28
СообщениеЭто наше совместное творчество с eleonor... Прошу оценить это большой по объёму роман выкладываю начало
Одной мечты для счастья мало!!!

Москва, ты принимаешь нас не всех,
Здесь правит лишь богатство и успех.
Ты царство лжи, предательства, веселья,
И у тебя любовь не в равенстве с постелью.
Ты так горда, что позабыла слово "грех",
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх.
Здесь сломано о мостовые сотни судеб -
Никто страдать, увы, по ним не будет...
И я, одна из тысячи, к тебе Москва пришла,
Зачем я столько мучилась и что я здесь нашла?

«- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники.
- Нет, мамуль, все уже решено! Я же не на Северный полюс уезжаю, это всего лишь Москва….»
Она думала, что Москва покорится, сдастся, «расстелив под ногами красный ковер»… Но мечты разбились на осколки, ковер превратился в острые шипы. Разочарование, боль, интриги и настоящая любовь.

Кто выиграет в этой «битве»? Счет открыт….

Пролог.

И вновь я одна, лишь ночь мне подруга,
Стою у окна, на душе моей вьюга…
Жизнь пролетела, жила не жила…
Счастье имела, но сберечь не смогла!

Я снова взглянула на книгу, лежащую на коленях, и поняла, что смотрю на одну и ту же страницу уже ровно час. Просто смотрю, а не читаю. Какое-то странное оцепенение и отрешенность от внешнего мира. Закрыв глаза, пытаюсь рассмотреть свою израненную душу. Моя жизнь… что в ней такого особенного? За все эти годы я успела многое. Очень сильно страдала, теряла близких. Очень сильно любила и отдавалась без остатка. Но больше всего, посвятила себя надеждам, мечтам и желаниям. Чего добилась? Известности, славы, денег, раболепного обожания фанатов, поджидающих под окнами. Они хотят видеть своего кумира, любимую писательницу, поэтессу Изольду Петрашевскую. Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя его на страницах книг.
Откидываюсь в кресле, выглядываю в окно. Уже давно стемнело. Холодная луна освещает живописные склоны соснового бора, гладь лесного озера и внутренний дворик, запорошенный снегом. Тишина… Я сижу в своем подмосковном особняке одна. Только книги - единственные спутники, слушатели, сопровождающие меня. Сначала появилась одна – небольшой исторический роман, но в твердом переплете. Как же я гордилась этим, звонила друзьям, знакомым: «А вы знаете, у меня вышла первая книга!». Потом все понеслось – теперь целый шкаф, отведенный под мои «шедевры», буквально ломится под тяжестью этой макулатуры. Кроме них никого больше нет: ни настоящих друзей, родных, любимого, только тени прошлого, проносящиеся в голове.

Угрюмый мужчина в тумане ночном,
Что души людей перевозит…
Он не грустит никогда ни о ком,
Душа состраданья не просит…
Работа такая, друзья у него,
В мир мёртвых увозит он души.
И не боится в ночи никого,
Ведь он не выходит на сушу.
Проклятье богов – это участь его,
Жить на реке, между двух берегов,
И никогда не любить никого,
И не иметь ни друзей, ни врагов…

Почему-то вспомнились строки моего стихотворения. Наверное, я просто устала жить. В последнее время такие мысли часто посещают меня, и страшно представить, что, когда умру, ничего не изменится. Жизнь продолжится, господа! Но меня уже не будет. Смерть, это вечное колесо, перемалывающее людей, превратит мое тело в прах, а потом, в ничто…
Я встряхнула волосами, отгоняя гнетущие мысли. Ведь сегодня мой день рождения. Мне сорок три года. Не возраст, скажут многие. Может быть, для кого-то, но не для меня. Я выгляжу все так же: красивая женщина с хорошей фигурой. Но вот душа… она стала совершенно дряхлой. Это можно прочесть по глазам - они без тени сожаления выдают ее изнанку.
Когда-то она была сильной. Могла бороться с холодом, веющим от людей. Тогда ей не нужен был никто. Одиночество – удел сильных. Замыкаешься в своей броне и живешь дальше. Я сознательно выбрала этот путь. Он был необходим. Если бы я сложила «доспехи», то вряд ли бы достигла всего. Хотя, если подумать… Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня? Сильному человеку это ни к чему. Но я слабая. Черт возьми, теперь я ясно понимаю это. Какой завистью светятся мои глаза, когда вижу влюбленных людей: будь это парочки в кино, пожилая пара, прогуливающаяся под ручку в сквере, даже милая толстушка, толкающая вперед коляску с орущим малышом. Они нужны, любимы. У меня же ничего этого нет…
Тянусь рукой к столику, вытаскиваю сигарету и закуриваю. Облачко сизого дыма плывет, медленно растворяясь в воздухе. Хм… Прямо как все мои романы….
Я всегда умела быть разной: ласковой и дерзкой, ранимой и одновременно дьявольски опасной. Тысячи мужчин падали к моим ногам, дарили подарки, добиваясь внимания. Один взгляд серых глаз – и они были готовы на все. Я играла с ними, незаметно подчиняя своей воле, и наслаждалась. Наслаждалась всякий раз, когда мои губы без тени сожаления произносили привычную фразу: милый, нам было хорошо, но мы слишком разные и должны расстаться.
Когда в очередной раз слышу, о том, что любви нет, меня охватывает злоба – какая наглая ложь, любовь есть, и я видела ее собственными глазами. Она красивая, жертвенная, безрассудная, но очень ускользающая, поэтому ее нужно крепко держать в руках. В жизни каждого человека выпадает шанс познать свою настоящую любовь. Но этим надо воспользоваться, иначе она исчезнет, словно мираж.
Провожу рукой по волосам, ощущая едва уловимый запах ванили. Его любимый… Ему нравилось зарываться в мои светло-пшеничные пряди, вдыхая их пряный аромат. Его низкий смех, вызывающий в моем теле волну возбуждения. Жадные губы, руки, и нежное - Настенька.
Мы не виделись много лет. Теперь он женат, у него двое обожаемых детей: мальчик и девочка. Он тоже добился своего – имеет собственный бизнес, большой дом, машины. Любимый… Этот мужчина заставлял меня ощущать себя самой ценной, хрупкой вещью на свете. От него словно исходил свет – такой чистый и ясный, как родниковая вода. Нет, мне не всегда было с ним легко, и у нас не все шло празднично, но все же, нам было хорошо вдвоем … а я не ценила. Какая же глупая! Тогда он был мне не нужен, я стремилась к своей хрустальной мечте, туда, скорее, в счастливое будущее…

Успех и богатство, поклонники, слава,
Кружилась моя голова,
К мечте пробиралась: интриги, расправа,
Порою сводили с ума…
Добилась всего, на вершине Олимпа!
Но счастлива я не была,
Мужчин всё меняла, искала я принца,
Теперь же осталось одна…

Сжимаю маленький янтарный кулончик в виде ангела – твой прощальный подарок. Как бы я хотела все вернуть… на двадцать шесть лет назад, обратно, в мое прошлое …


Автор - Ленусик
Дата добавления - 03.02.2011 в 15:28
НэшаДата: Воскресенье, 06.02.2011, 23:51 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Наконец-то прочла. smile
Ну что, пока выглядит как женский роман, но это ведь только начало, поэтому с жанром потом определимся.
Написано неплохо, даже очень. Хочется спросить как вы писали в соавторстве, именно вместе или каждый писал какой-то кусок?
Выделю некоторые моменты, которые можно подправить.

Quote (Lenzik)
Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя на страницах книг.

вероятно имелось в виду оставаясь на страницах

Quote (Lenzik)
Тогда ей не был нужен никто

Тогда ей не нужен был никто, так логичней

Quote (Lenzik)
Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня?

После счастье, напрашивается многоточие, точка здесь явно не на своём месте. Вот поставьте многоточие и прочтите, сразу увидите перемену.
Quote (Lenzik)
От него словно исходил свет – такой теплый и ясный, как родниковая вода

не очень удачное сравнение света с родником, надо либо изменить начало предложения либо конец, если свет, то придумать другое сравнение, если родник то тоже тогда не о свете.

И ещё... иногда точки стоят там, где уместней запятые, иногда тире не совсем к месту, но это всё детали.
Жду продолжения, начало очень даже ничего smile

 
СообщениеНаконец-то прочла. smile
Ну что, пока выглядит как женский роман, но это ведь только начало, поэтому с жанром потом определимся.
Написано неплохо, даже очень. Хочется спросить как вы писали в соавторстве, именно вместе или каждый писал какой-то кусок?
Выделю некоторые моменты, которые можно подправить.

Quote (Lenzik)
Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя на страницах книг.

вероятно имелось в виду оставаясь на страницах

Quote (Lenzik)
Тогда ей не был нужен никто

Тогда ей не нужен был никто, так логичней

Quote (Lenzik)
Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня?

После счастье, напрашивается многоточие, точка здесь явно не на своём месте. Вот поставьте многоточие и прочтите, сразу увидите перемену.
Quote (Lenzik)
От него словно исходил свет – такой теплый и ясный, как родниковая вода

не очень удачное сравнение света с родником, надо либо изменить начало предложения либо конец, если свет, то придумать другое сравнение, если родник то тоже тогда не о свете.

И ещё... иногда точки стоят там, где уместней запятые, иногда тире не совсем к месту, но это всё детали.
Жду продолжения, начало очень даже ничего smile


Автор - Нэша
Дата добавления - 06.02.2011 в 23:51
СообщениеНаконец-то прочла. smile
Ну что, пока выглядит как женский роман, но это ведь только начало, поэтому с жанром потом определимся.
Написано неплохо, даже очень. Хочется спросить как вы писали в соавторстве, именно вместе или каждый писал какой-то кусок?
Выделю некоторые моменты, которые можно подправить.

Quote (Lenzik)
Я отдала им все, и каждый день уносил кусочек моей души, навеки оставляя на страницах книг.

вероятно имелось в виду оставаясь на страницах

Quote (Lenzik)
Тогда ей не был нужен никто

Тогда ей не нужен был никто, так логичней

Quote (Lenzik)
Да, добилась славы, но счастье. Есть ли оно у меня?

После счастье, напрашивается многоточие, точка здесь явно не на своём месте. Вот поставьте многоточие и прочтите, сразу увидите перемену.
Quote (Lenzik)
От него словно исходил свет – такой теплый и ясный, как родниковая вода

не очень удачное сравнение света с родником, надо либо изменить начало предложения либо конец, если свет, то придумать другое сравнение, если родник то тоже тогда не о свете.

И ещё... иногда точки стоят там, где уместней запятые, иногда тире не совсем к месту, но это всё детали.
Жду продолжения, начало очень даже ничего smile


Автор - Нэша
Дата добавления - 06.02.2011 в 23:51
СамираДата: Понедельник, 07.02.2011, 00:09 | Сообщение # 3
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Lenzik, можно я немного добавлю к словам Жанны? Пока только по начальному стихотворению. Потому что, прочитав две главы у Элеонор, уже не в состоянии сегодня что-то ещё воспринимать. biggrin

Quote (Lenzik)
И у тебя любовь не в равенстве с постелью

Может быть, "лишь в равенстве с постелью", ведь далее читаем:

Quote (Lenzik)
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх

И ещё

Quote (Lenzik)
позабыла слово грех

"Грех" надо в кавычки. blush

Позже дочитаю до конца. smile


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеLenzik, можно я немного добавлю к словам Жанны? Пока только по начальному стихотворению. Потому что, прочитав две главы у Элеонор, уже не в состоянии сегодня что-то ещё воспринимать. biggrin

Quote (Lenzik)
И у тебя любовь не в равенстве с постелью

Может быть, "лишь в равенстве с постелью", ведь далее читаем:

Quote (Lenzik)
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх

И ещё

Quote (Lenzik)
позабыла слово грех

"Грех" надо в кавычки. blush

Позже дочитаю до конца. smile


Автор - Самира
Дата добавления - 07.02.2011 в 00:09
СообщениеLenzik, можно я немного добавлю к словам Жанны? Пока только по начальному стихотворению. Потому что, прочитав две главы у Элеонор, уже не в состоянии сегодня что-то ещё воспринимать. biggrin

Quote (Lenzik)
И у тебя любовь не в равенстве с постелью

Может быть, "лишь в равенстве с постелью", ведь далее читаем:

Quote (Lenzik)
Здесь деньги, секс давно уж взяли верх

И ещё

Quote (Lenzik)
позабыла слово грех

"Грех" надо в кавычки. blush

Позже дочитаю до конца. smile


Автор - Самира
Дата добавления - 07.02.2011 в 00:09
ЛенусикДата: Понедельник, 07.02.2011, 09:36 | Сообщение # 4
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Девочки, спасибо за советы и коментарии всё учтём и исправил... Рада что вам понравилось начало, а теперь в крации, да это женский любовный роман скорее всего, и я надеюсь он вам понравиться, действие вся жизнь от 17 до 43 лет... На счёт как писали отвечаю проза почти вся Ирина я давала намёки, черновые главы а она всё исправляла, т.к. я плохо пишу прозу, а у ней на мой взгляд намного лучше получается. Идея сюжета общая мы как то вместе сразу в одном направлении работать начали...Если что ляпу на моей совести - это же мой возраст и так сказать я говорила, что тогда модно, что слушали, как жили... А стихи все мои... Идею Ира подкидывала а я как могла рифмовала, вот что из этого получилось сегодня чуть позже выложе 1 главу, читайте, ждём критики...
Самира немного не согласна как раз в Москве любовь не в равенстве с постелью это и хотела сказать секс отдельно любовь отдельно и деньги и власть это всё не сочитаються с любовью...


Сообщение отредактировал Lenzik - Понедельник, 07.02.2011, 09:44
 
СообщениеДевочки, спасибо за советы и коментарии всё учтём и исправил... Рада что вам понравилось начало, а теперь в крации, да это женский любовный роман скорее всего, и я надеюсь он вам понравиться, действие вся жизнь от 17 до 43 лет... На счёт как писали отвечаю проза почти вся Ирина я давала намёки, черновые главы а она всё исправляла, т.к. я плохо пишу прозу, а у ней на мой взгляд намного лучше получается. Идея сюжета общая мы как то вместе сразу в одном направлении работать начали...Если что ляпу на моей совести - это же мой возраст и так сказать я говорила, что тогда модно, что слушали, как жили... А стихи все мои... Идею Ира подкидывала а я как могла рифмовала, вот что из этого получилось сегодня чуть позже выложе 1 главу, читайте, ждём критики...
Самира немного не согласна как раз в Москве любовь не в равенстве с постелью это и хотела сказать секс отдельно любовь отдельно и деньги и власть это всё не сочитаються с любовью...

Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 09:36
СообщениеДевочки, спасибо за советы и коментарии всё учтём и исправил... Рада что вам понравилось начало, а теперь в крации, да это женский любовный роман скорее всего, и я надеюсь он вам понравиться, действие вся жизнь от 17 до 43 лет... На счёт как писали отвечаю проза почти вся Ирина я давала намёки, черновые главы а она всё исправляла, т.к. я плохо пишу прозу, а у ней на мой взгляд намного лучше получается. Идея сюжета общая мы как то вместе сразу в одном направлении работать начали...Если что ляпу на моей совести - это же мой возраст и так сказать я говорила, что тогда модно, что слушали, как жили... А стихи все мои... Идею Ира подкидывала а я как могла рифмовала, вот что из этого получилось сегодня чуть позже выложе 1 главу, читайте, ждём критики...
Самира немного не согласна как раз в Москве любовь не в равенстве с постелью это и хотела сказать секс отдельно любовь отдельно и деньги и власть это всё не сочитаються с любовью...

Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 09:36
ЛенусикДата: Понедельник, 07.02.2011, 11:18 | Сообщение # 5
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Глава 1.

Вот и все, закончены экзамены
И последний прозвенел звонок.
Впереди с друзьями расставание,
В детстве, то последний был урок.
Я уже не девочка с косичками,
В юбочке короткой и с бантом -
Вот стоит «красотка» перед зеркалом,
Взрослая я, в платье выпускном.

1984 г.

Выпускной. Красивые платья, прически, выбираемые чуть ли не целый год – потом все равно получится не то, что ожидала – ленточки с гордой надписью выпускник и облегчение в глазах учителей. Своеобразный переход из детства в суровую жизнь взрослых. Три раза ха! Многие до старости остаются детьми, некоторые взрослеют, чуть ли не с четырнадцати. Тут нет определенной границы. Хотя все уверенно твердят: школа – пора детства.
- И наша последняя золотая медалистка, Петрашевская Анастасия.
Радостный голос директрисы прервал мои «философские размышления». Я неспешно поднялась и, одернув платье, продефилировала к импровизированной трибуне. Получив золотую медаль – интересно она хоть позолоченная - и вытерпев слюнявые объятия математички, вернулась обратно к лавочке.
Наконец-то свобода. Вот она... Еще каких-то несколько дней и моя мечта станет уже на шаг ближе.
- Насть, ты сегодня прям супермодель, – прошептала мне на ухо Оля.
Ольга – моя подруга детства. Говорят, что люди с разными характерами не сходятся. Еще как сходятся и даже дружат с пяти лет. Да, Оля Левицкая, моя полная противоположность - скромная, тихая девочка, не влезающая ни в какие аферы, ну, если только я не склоню. А вот насчет меня – отдельная история. Я была хулиганкой - что там у нас из детских шалостей: дрожжи в мужской туалет, клей на стул обожаемой математичке и курение по подъездам. Сущий дьявол во плоти, как любила говорить наша классная руководительница. Но после восьмого класса я резко пересмотрела свою жизнь. Почему? Поначалу никто не верил, но это правда – я стала писать. Сначала был дневник – он покорно терпел мои неумелые, где-то слишком эмоциональные излияния, пока, наконец, не пришел его час – он закончился. Недолго думая, быстро заменила своего потрепанного друга на новый. И тут, сама от себя не ожидая, написала небольшой рассказ. Потом еще, и еще. В общем, с этого момента жизнь начала меняться: оценки улучшились, учительница по литературе, по совместительству наша «классная», наконец-то нашла своего единомышленника и принялась замаливать мои грехи перед директором. Та, конечно, упрямилась – ну как же, Петрашевская, да вдруг, медалистка! Но, в конце концов, общение со школой закончилось обменом взаимными любезностями и вручением драгметалла.
- Брось, Оль. Ты тоже классно выглядишь. У тебя, как говорит моя мама, породистая внешность. А я так…
Я улыбнулась подруге и потянула ее из душного зала столовой (что поделать, школа у нас маленькая актового зала нет) на свежий воздух.

******

На следующий день после выпускного, я, весело насвистывая «Восьмиклассницу», собирала чемодан, с улыбкой вспоминая вчерашний вечер. Вначале все шло скучно и банально, но вот под конец…
Если вкратце: Леша, мой бывший напарник по разным «террористическим актам» в масштабе школы, тайком пронес четыре бутылки спиртного: две водки и две вермута. Да, до этого надо упомянуть, что директриса, эта поборница нравственности, установила норму - по бутылке вина на класс. Ну, варварство! Десятый класс, выпускной и апельсиновый сок. Так вот, после Лешиной вылазки уровень счастья у доброй половины нашего и даже параллельного класса достиг высшей точки, и вечер закончился танцами, потом встречей рассвета и расползанием по домам. Да, и еще Сережа…

Вот меня девчонки окружили,
За столы пошли без суеты…
На паркете пары закружили
И на сцене появился ты
На тебя не обратив внимание,
Танцевать у сцены мы пошли.
Вдруг ты подошел и на свидание
Ты меня позвал… И мы ушли.
Как промчалась ночь…
Не помню - было классно…
Водочка плюс вермут, полный кайф
Взрослой, мне казалось, быть прекрасно.
Эта ночь - адреналин и драйв…

Я устало откинулась на кровать, оглядела свою комнату. Небольшое, квадратное помещение, обклеенное розовыми обоями. Раньше стены украшали плакаты группы «Битлз», теперь же они сиротливо валялись где-то на чердаке вместе с остальным хламом. Полежав еще немного, встала и потащила чемодан вниз.
У машины уже стояли мама с Олей. Закинув вещи в багажник, мы с подругой уселись на заднее сиденье, и «Запорожец» – как только мама умудряется ездить на нем - жалобно скрипнув, медленно выкатился на дорогу. Обернувшись, я посмотрела на наш маленький уютный домик, с шикарными мамиными розами на клумбах, мысленно посылая ему последнее «прощай».

******

- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники…
- Нет, мамуль, - я крепко стиснула ее, - ты не волнуйся, я буду звонить, писать и приезжать на каникулы.
Мы стояли на перроне, и поезд «Киров-Москва» шипел как огромное чудовище со стальными боками.
- Да, пиши почаще. – Оля пыталась натянуть на лицо улыбку. У нее это плохо получалась: уголки губ упрямо опускались вниз, и казалось, еще немного и она разрыдается как ребенок.
- Так все! Я же не на Северный полюс уезжаю. Ну, что вы, в самом деле. Все, мне пора.
Я чмокнула Олю, еще раз обняла маму и запрыгнула на подножку поезда. Улыбнувшись, помахала им рукой. Потом пошла в свой вагон и, наконец, дала волю чувствам. Слезы лились из глаз, оставляя черные росчерки на щеках.
Как же тяжело уезжать от них. Это мои самые родные люди. Всхлипнув, уткнулась в платок. Надо взять себя в руки. Ведь еще один шаг приближает к мечте. Ну что ж, держись Москва, скоро ты узнаешь, кто такая Анастасия Петрашевская!

Уплывают перрон и знакомые лица,
Меня поезд везёт в неизвестность, в Москву,
Дом родной по ночам мне теперь будет сниться,
Только память о нём разгоняет тоску…
Я сижу у окошка в плацкартном вагоне,
Тихо слёзы текут, не поможет платок,
Дождик льёт за окном, выйду я на перроне,
Дом родной, от меня, ты теперь так далёк…
Слёзы высохнут скоро, наведу макияж.
Я в Москве!!! Вот тащу свой большой саквояж,
Всё столица держись! Тебя иду покорять
И обратной дороги мне уже не видать…


Сообщение отредактировал Lenzik - Среда, 16.02.2011, 15:43
 
СообщениеГлава 1.

Вот и все, закончены экзамены
И последний прозвенел звонок.
Впереди с друзьями расставание,
В детстве, то последний был урок.
Я уже не девочка с косичками,
В юбочке короткой и с бантом -
Вот стоит «красотка» перед зеркалом,
Взрослая я, в платье выпускном.

1984 г.

Выпускной. Красивые платья, прически, выбираемые чуть ли не целый год – потом все равно получится не то, что ожидала – ленточки с гордой надписью выпускник и облегчение в глазах учителей. Своеобразный переход из детства в суровую жизнь взрослых. Три раза ха! Многие до старости остаются детьми, некоторые взрослеют, чуть ли не с четырнадцати. Тут нет определенной границы. Хотя все уверенно твердят: школа – пора детства.
- И наша последняя золотая медалистка, Петрашевская Анастасия.
Радостный голос директрисы прервал мои «философские размышления». Я неспешно поднялась и, одернув платье, продефилировала к импровизированной трибуне. Получив золотую медаль – интересно она хоть позолоченная - и вытерпев слюнявые объятия математички, вернулась обратно к лавочке.
Наконец-то свобода. Вот она... Еще каких-то несколько дней и моя мечта станет уже на шаг ближе.
- Насть, ты сегодня прям супермодель, – прошептала мне на ухо Оля.
Ольга – моя подруга детства. Говорят, что люди с разными характерами не сходятся. Еще как сходятся и даже дружат с пяти лет. Да, Оля Левицкая, моя полная противоположность - скромная, тихая девочка, не влезающая ни в какие аферы, ну, если только я не склоню. А вот насчет меня – отдельная история. Я была хулиганкой - что там у нас из детских шалостей: дрожжи в мужской туалет, клей на стул обожаемой математичке и курение по подъездам. Сущий дьявол во плоти, как любила говорить наша классная руководительница. Но после восьмого класса я резко пересмотрела свою жизнь. Почему? Поначалу никто не верил, но это правда – я стала писать. Сначала был дневник – он покорно терпел мои неумелые, где-то слишком эмоциональные излияния, пока, наконец, не пришел его час – он закончился. Недолго думая, быстро заменила своего потрепанного друга на новый. И тут, сама от себя не ожидая, написала небольшой рассказ. Потом еще, и еще. В общем, с этого момента жизнь начала меняться: оценки улучшились, учительница по литературе, по совместительству наша «классная», наконец-то нашла своего единомышленника и принялась замаливать мои грехи перед директором. Та, конечно, упрямилась – ну как же, Петрашевская, да вдруг, медалистка! Но, в конце концов, общение со школой закончилось обменом взаимными любезностями и вручением драгметалла.
- Брось, Оль. Ты тоже классно выглядишь. У тебя, как говорит моя мама, породистая внешность. А я так…
Я улыбнулась подруге и потянула ее из душного зала столовой (что поделать, школа у нас маленькая актового зала нет) на свежий воздух.

******

На следующий день после выпускного, я, весело насвистывая «Восьмиклассницу», собирала чемодан, с улыбкой вспоминая вчерашний вечер. Вначале все шло скучно и банально, но вот под конец…
Если вкратце: Леша, мой бывший напарник по разным «террористическим актам» в масштабе школы, тайком пронес четыре бутылки спиртного: две водки и две вермута. Да, до этого надо упомянуть, что директриса, эта поборница нравственности, установила норму - по бутылке вина на класс. Ну, варварство! Десятый класс, выпускной и апельсиновый сок. Так вот, после Лешиной вылазки уровень счастья у доброй половины нашего и даже параллельного класса достиг высшей точки, и вечер закончился танцами, потом встречей рассвета и расползанием по домам. Да, и еще Сережа…

Вот меня девчонки окружили,
За столы пошли без суеты…
На паркете пары закружили
И на сцене появился ты
На тебя не обратив внимание,
Танцевать у сцены мы пошли.
Вдруг ты подошел и на свидание
Ты меня позвал… И мы ушли.
Как промчалась ночь…
Не помню - было классно…
Водочка плюс вермут, полный кайф
Взрослой, мне казалось, быть прекрасно.
Эта ночь - адреналин и драйв…

Я устало откинулась на кровать, оглядела свою комнату. Небольшое, квадратное помещение, обклеенное розовыми обоями. Раньше стены украшали плакаты группы «Битлз», теперь же они сиротливо валялись где-то на чердаке вместе с остальным хламом. Полежав еще немного, встала и потащила чемодан вниз.
У машины уже стояли мама с Олей. Закинув вещи в багажник, мы с подругой уселись на заднее сиденье, и «Запорожец» – как только мама умудряется ездить на нем - жалобно скрипнув, медленно выкатился на дорогу. Обернувшись, я посмотрела на наш маленький уютный домик, с шикарными мамиными розами на клумбах, мысленно посылая ему последнее «прощай».

******

- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники…
- Нет, мамуль, - я крепко стиснула ее, - ты не волнуйся, я буду звонить, писать и приезжать на каникулы.
Мы стояли на перроне, и поезд «Киров-Москва» шипел как огромное чудовище со стальными боками.
- Да, пиши почаще. – Оля пыталась натянуть на лицо улыбку. У нее это плохо получалась: уголки губ упрямо опускались вниз, и казалось, еще немного и она разрыдается как ребенок.
- Так все! Я же не на Северный полюс уезжаю. Ну, что вы, в самом деле. Все, мне пора.
Я чмокнула Олю, еще раз обняла маму и запрыгнула на подножку поезда. Улыбнувшись, помахала им рукой. Потом пошла в свой вагон и, наконец, дала волю чувствам. Слезы лились из глаз, оставляя черные росчерки на щеках.
Как же тяжело уезжать от них. Это мои самые родные люди. Всхлипнув, уткнулась в платок. Надо взять себя в руки. Ведь еще один шаг приближает к мечте. Ну что ж, держись Москва, скоро ты узнаешь, кто такая Анастасия Петрашевская!

Уплывают перрон и знакомые лица,
Меня поезд везёт в неизвестность, в Москву,
Дом родной по ночам мне теперь будет сниться,
Только память о нём разгоняет тоску…
Я сижу у окошка в плацкартном вагоне,
Тихо слёзы текут, не поможет платок,
Дождик льёт за окном, выйду я на перроне,
Дом родной, от меня, ты теперь так далёк…
Слёзы высохнут скоро, наведу макияж.
Я в Москве!!! Вот тащу свой большой саквояж,
Всё столица держись! Тебя иду покорять
И обратной дороги мне уже не видать…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 11:18
СообщениеГлава 1.

Вот и все, закончены экзамены
И последний прозвенел звонок.
Впереди с друзьями расставание,
В детстве, то последний был урок.
Я уже не девочка с косичками,
В юбочке короткой и с бантом -
Вот стоит «красотка» перед зеркалом,
Взрослая я, в платье выпускном.

1984 г.

Выпускной. Красивые платья, прически, выбираемые чуть ли не целый год – потом все равно получится не то, что ожидала – ленточки с гордой надписью выпускник и облегчение в глазах учителей. Своеобразный переход из детства в суровую жизнь взрослых. Три раза ха! Многие до старости остаются детьми, некоторые взрослеют, чуть ли не с четырнадцати. Тут нет определенной границы. Хотя все уверенно твердят: школа – пора детства.
- И наша последняя золотая медалистка, Петрашевская Анастасия.
Радостный голос директрисы прервал мои «философские размышления». Я неспешно поднялась и, одернув платье, продефилировала к импровизированной трибуне. Получив золотую медаль – интересно она хоть позолоченная - и вытерпев слюнявые объятия математички, вернулась обратно к лавочке.
Наконец-то свобода. Вот она... Еще каких-то несколько дней и моя мечта станет уже на шаг ближе.
- Насть, ты сегодня прям супермодель, – прошептала мне на ухо Оля.
Ольга – моя подруга детства. Говорят, что люди с разными характерами не сходятся. Еще как сходятся и даже дружат с пяти лет. Да, Оля Левицкая, моя полная противоположность - скромная, тихая девочка, не влезающая ни в какие аферы, ну, если только я не склоню. А вот насчет меня – отдельная история. Я была хулиганкой - что там у нас из детских шалостей: дрожжи в мужской туалет, клей на стул обожаемой математичке и курение по подъездам. Сущий дьявол во плоти, как любила говорить наша классная руководительница. Но после восьмого класса я резко пересмотрела свою жизнь. Почему? Поначалу никто не верил, но это правда – я стала писать. Сначала был дневник – он покорно терпел мои неумелые, где-то слишком эмоциональные излияния, пока, наконец, не пришел его час – он закончился. Недолго думая, быстро заменила своего потрепанного друга на новый. И тут, сама от себя не ожидая, написала небольшой рассказ. Потом еще, и еще. В общем, с этого момента жизнь начала меняться: оценки улучшились, учительница по литературе, по совместительству наша «классная», наконец-то нашла своего единомышленника и принялась замаливать мои грехи перед директором. Та, конечно, упрямилась – ну как же, Петрашевская, да вдруг, медалистка! Но, в конце концов, общение со школой закончилось обменом взаимными любезностями и вручением драгметалла.
- Брось, Оль. Ты тоже классно выглядишь. У тебя, как говорит моя мама, породистая внешность. А я так…
Я улыбнулась подруге и потянула ее из душного зала столовой (что поделать, школа у нас маленькая актового зала нет) на свежий воздух.

******

На следующий день после выпускного, я, весело насвистывая «Восьмиклассницу», собирала чемодан, с улыбкой вспоминая вчерашний вечер. Вначале все шло скучно и банально, но вот под конец…
Если вкратце: Леша, мой бывший напарник по разным «террористическим актам» в масштабе школы, тайком пронес четыре бутылки спиртного: две водки и две вермута. Да, до этого надо упомянуть, что директриса, эта поборница нравственности, установила норму - по бутылке вина на класс. Ну, варварство! Десятый класс, выпускной и апельсиновый сок. Так вот, после Лешиной вылазки уровень счастья у доброй половины нашего и даже параллельного класса достиг высшей точки, и вечер закончился танцами, потом встречей рассвета и расползанием по домам. Да, и еще Сережа…

Вот меня девчонки окружили,
За столы пошли без суеты…
На паркете пары закружили
И на сцене появился ты
На тебя не обратив внимание,
Танцевать у сцены мы пошли.
Вдруг ты подошел и на свидание
Ты меня позвал… И мы ушли.
Как промчалась ночь…
Не помню - было классно…
Водочка плюс вермут, полный кайф
Взрослой, мне казалось, быть прекрасно.
Эта ночь - адреналин и драйв…

Я устало откинулась на кровать, оглядела свою комнату. Небольшое, квадратное помещение, обклеенное розовыми обоями. Раньше стены украшали плакаты группы «Битлз», теперь же они сиротливо валялись где-то на чердаке вместе с остальным хламом. Полежав еще немного, встала и потащила чемодан вниз.
У машины уже стояли мама с Олей. Закинув вещи в багажник, мы с подругой уселись на заднее сиденье, и «Запорожец» – как только мама умудряется ездить на нем - жалобно скрипнув, медленно выкатился на дорогу. Обернувшись, я посмотрела на наш маленький уютный домик, с шикарными мамиными розами на клумбах, мысленно посылая ему последнее «прощай».

******

- Настя, может, передумаешь? У нас городок, конечно маленький, но все же… здесь все родное. Друзья, родственники…
- Нет, мамуль, - я крепко стиснула ее, - ты не волнуйся, я буду звонить, писать и приезжать на каникулы.
Мы стояли на перроне, и поезд «Киров-Москва» шипел как огромное чудовище со стальными боками.
- Да, пиши почаще. – Оля пыталась натянуть на лицо улыбку. У нее это плохо получалась: уголки губ упрямо опускались вниз, и казалось, еще немного и она разрыдается как ребенок.
- Так все! Я же не на Северный полюс уезжаю. Ну, что вы, в самом деле. Все, мне пора.
Я чмокнула Олю, еще раз обняла маму и запрыгнула на подножку поезда. Улыбнувшись, помахала им рукой. Потом пошла в свой вагон и, наконец, дала волю чувствам. Слезы лились из глаз, оставляя черные росчерки на щеках.
Как же тяжело уезжать от них. Это мои самые родные люди. Всхлипнув, уткнулась в платок. Надо взять себя в руки. Ведь еще один шаг приближает к мечте. Ну что ж, держись Москва, скоро ты узнаешь, кто такая Анастасия Петрашевская!

Уплывают перрон и знакомые лица,
Меня поезд везёт в неизвестность, в Москву,
Дом родной по ночам мне теперь будет сниться,
Только память о нём разгоняет тоску…
Я сижу у окошка в плацкартном вагоне,
Тихо слёзы текут, не поможет платок,
Дождик льёт за окном, выйду я на перроне,
Дом родной, от меня, ты теперь так далёк…
Слёзы высохнут скоро, наведу макияж.
Я в Москве!!! Вот тащу свой большой саквояж,
Всё столица держись! Тебя иду покорять
И обратной дороги мне уже не видать…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 11:18
СамираДата: Понедельник, 07.02.2011, 11:20 | Сообщение # 6
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Lenzik, прочитала. Начало интригующее. Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?

Quote (Lenzik)
в Москве любовь не в равенстве с постелью

Я хотела просто сказать, что постель и любовь, хоть и подразумевают одна другую, но совсем не в равенстве. В этом ты права, и это не только в Москве. biggrin Но если уж всё ложь, обман и сплошные денежные интересы, то тут "любовь" только через постель. Стихи всегда воспринимаются по-разному разными людьми. Ты уж извини за вмешательство. Ты автор, тебе виднее. l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеLenzik, прочитала. Начало интригующее. Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?

Quote (Lenzik)
в Москве любовь не в равенстве с постелью

Я хотела просто сказать, что постель и любовь, хоть и подразумевают одна другую, но совсем не в равенстве. В этом ты права, и это не только в Москве. biggrin Но если уж всё ложь, обман и сплошные денежные интересы, то тут "любовь" только через постель. Стихи всегда воспринимаются по-разному разными людьми. Ты уж извини за вмешательство. Ты автор, тебе виднее. l_daisy


Автор - Самира
Дата добавления - 07.02.2011 в 11:20
СообщениеLenzik, прочитала. Начало интригующее. Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?

Quote (Lenzik)
в Москве любовь не в равенстве с постелью

Я хотела просто сказать, что постель и любовь, хоть и подразумевают одна другую, но совсем не в равенстве. В этом ты права, и это не только в Москве. biggrin Но если уж всё ложь, обман и сплошные денежные интересы, то тут "любовь" только через постель. Стихи всегда воспринимаются по-разному разными людьми. Ты уж извини за вмешательство. Ты автор, тебе виднее. l_daisy


Автор - Самира
Дата добавления - 07.02.2011 в 11:20
ЛенусикДата: Понедельник, 07.02.2011, 15:57 | Сообщение # 7
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Quote (Самира)
Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?
Quote (Lenzik)

Нет не только воспоминания, на воспоминаниях далеко не уедешь... ohoho
 
Сообщение
Quote (Самира)
Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?
Quote (Lenzik)

Нет не только воспоминания, на воспоминаниях далеко не уедешь... ohoho

Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 15:57
Сообщение
Quote (Самира)
Что может измениться в жизни этой женщины? Или будут только воспоминания?
Quote (Lenzik)

Нет не только воспоминания, на воспоминаниях далеко не уедешь... ohoho

Автор - Ленусик
Дата добавления - 07.02.2011 в 15:57
ЛенусикДата: Суббота, 12.02.2011, 22:04 | Сообщение # 8
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Что то плохо читаете , а мы так ждём критики нам она важна... Ну ладно следующая глава...
Глава 2.

Ну, вот экзамены и в институте я,
Все позади, сбылась мечта моя!
Теперь студентка – это очень клёво,
Всё для меня в Москве, в общаге - ново…

Провинциалка, но старалась, как могла,
Училась, занималась до утра…
Вдруг на Антона обратила я внимание,
И вскоре было наше первое свидание…
Ч

Четыре года спустя.

- Настя! Настяяя! Ты спишь что ли, а?
Я приоткрыла глаза и сонно уставилась на дверь. Та распахнулась, впуская моего мужа, сопровождаемого ужасающим запахом перегара.
- Вот ты где, – Антон по-идиотски ухмыльнулся и шатающийся походкой проследовал к кровати. Не рассчитав расстояния, споткнулся, с грохотом рухнул на пол. Приземлившись, посмотрел на меня мутными глазами и с трудом произнес:
- Я вернулся.
- Вижу. Какая же скотина! И где ты успел так набраться?
- Что, ты котик. Что, ты! Я чуть – чуть, – он прищурился и, сложив вместе большой и указательный палец, протянул вперед – у соседа с третьего этажа, жена родила. Ну как за это не выпить?!
- Тебе бы только повод найти! – я выскочила из кровати и демонстративно пошла на кухню. Небольшая каморка с облезлыми обоями и грязными потолком встретила меня как родную. В нос ударил запах сырости - чертовы соседи с третьего этажа! Водрузив чайник на плиту, устало опустилась на стул.
Как же все это надоело! Вот уже год, как Антон почти каждый день пьет. Это началось постепенно: его выгнали с работы, денег не хватало, и он начал приходить с «калыма» выпивши. Сначала я не обращала внимания, но вскоре это стало принимать угрожающие масштабы.
«Черный вооорон, что ж ты вьешься! Над моееею головоой! Ты добыычи не дождешься, черный воорон, я не твой…» - доносилось из спальни.
Ого, да по нему «Оперный» плачет – как выводит-то!
А ведь я думала, что это мужчина моей мечты. Мы познакомились через год после моего приезда в Москву. К тому времени, я уже поступила в Литературный институт и жила в общежитии. Антон, коренной москвич, казался мне эдаким принцем на белом коне: квартира, стабильная работа, машина – теперь я понимаю, что хрущевка на окраине, муж грузчик и красные «Жигули» далеко не предел мечтаний. Но тогда все это казалось настоящим счастьем. Ему было тридцать лет, хотя от силы можно было дать двадцать два. Черные волосы, карие глаза, накаченная фигура – мачо, блин. И еще он умел ухаживать. Цветы, конфеты – им не было конца. Антон мог приехать посреди ночи к общежитию, достать гитару и петь под моим окном баллады о любви.
В общем, мы поженились. Белое платье, «Волга», кафе и путешествие на море… Все так и осталось в моих мечтах. Мы скромно расписались в загсе, и Антон обещал мне, что через год обязательно сделаем все по правилам. А я поверила – вот еще одна слабость любви, когда любишь, закрываешь на все глаза и слепо следуешь за избранником.
Через полгода сказка закончилась. Ко мне пришла суровая реальность, в обличье огромной тетки, с рыжим котярой под мышкой и запахом нафталина от непонятных кофт с рюшами. Людмила Сергеевна…Моя «обожаемая» свекровь. Жизнь превратилась в кошмар: постоянные скандалы, упреки и взаимная ненависть, повисшая между нами. Провинциалка, вертихвостка, охомутавшая любимого сынка! Интриганка! – эти слова, слетающие с ее языка, навечно отпечатались в памяти. Я стала хуже учиться, пропускала занятия, пока, наконец, не грянула катастрофа – нет, никто не умер, меня просто отчислили с третьего курса. В тот день я сильно напилась. Доплелась до дома, а там – она. Все это время я пыталась вести себя со свекровью вежливо, но тут меня прорвало. Не помню, что говорила.. Успокоилась лишь тогда, когда на ее лице мелькнул страх. Вот оно, удовлетворение - да, гадина, я могу постоять за себя! После этого случая Людмила Сергеевна прожила с нами до весны, потом уехала на дачу.

Короче, счастье растворилось – ад остался,
И я не знаю, почему мне этот крест достался!!!

Бодрый свист чайника вырвал меня из воспоминаний. На кухню вломился муж. Он раскачивался из стороны в сторону, упорно продолжая напевать шансонистый мотивчик.
- Котик, налей мне чуток…
- Чаю? – не оборачиваясь, я наливала кипяток в кружку.
- Не, ну мы же не в Англии. Водки налей.
- Ах, водки! – чайник с грохотом шлепнулся на стол. На меня неожиданно накатила волна злости: на него, за те несчастливые три года. – К соседу иди. Там тебе может и огурчиков дадут. А если ты еще хоть раз заявишься пьяным, будешь ночевать на улице!
- Что ты сказала? Повтори…
- Ты мне жизнь искалечил! Алкоголик! – я чувствовала, что еще немного и со мной начнется истерика.
- Сука! – Антон стукнул кулаком по столу и начал приближаться ко мне.
Его перекошенное лицо сейчас больше походило на маску. Размахнувшись, он ударил меня по щеке. Не слишком сильно, но боль тут же опалила кожу огнем. Антон никогда меня не бил, даже пальцем не трогал. Я могла накричать на него, высказать все, что думаю,… но сейчас что-то изменилось. Казалось передо мной стоит совершенно другой человек, незнакомый монстр в теле моего мужа. Горящие злобой глаза, скрежет зубов и бессмысленное выражение. Это было жутко! Держась за щеку, я испуганно смотрела на него. Наверное, то же самое испытывает животное, загнанное в угол: глаза неотрывно следят за опасностью, а сердце колотится в груди.
- Антон, пожалуйста, перестань. Прошу тебя…
Он подошел еще ближе, снова занес руку… Нет, ведь он не посмеет!
Я резко отшатнулась, но, не удержавшись на ногах, упала, ударившись спиной о стену. Внезапно низ живота пронзила острая боль. Меня замутило, в ушах нарастал непонятный шум.
Нет, только не это! – последняя мысль, которая пронеслась в голове, прежде чем я потеряла сознание.

Боль!!! Леденящая боль пронзила всё тело,
В мозгу пронеслось – неужели конец?
Как церковный набат, в ушах зазвенело,
Что наделал, ты, муж мой, последний подлец!!


Сообщение отредактировал Lenzik - Среда, 16.02.2011, 15:45
 
СообщениеЧто то плохо читаете , а мы так ждём критики нам она важна... Ну ладно следующая глава...
Глава 2.

Ну, вот экзамены и в институте я,
Все позади, сбылась мечта моя!
Теперь студентка – это очень клёво,
Всё для меня в Москве, в общаге - ново…

Провинциалка, но старалась, как могла,
Училась, занималась до утра…
Вдруг на Антона обратила я внимание,
И вскоре было наше первое свидание…
Ч

Четыре года спустя.

- Настя! Настяяя! Ты спишь что ли, а?
Я приоткрыла глаза и сонно уставилась на дверь. Та распахнулась, впуская моего мужа, сопровождаемого ужасающим запахом перегара.
- Вот ты где, – Антон по-идиотски ухмыльнулся и шатающийся походкой проследовал к кровати. Не рассчитав расстояния, споткнулся, с грохотом рухнул на пол. Приземлившись, посмотрел на меня мутными глазами и с трудом произнес:
- Я вернулся.
- Вижу. Какая же скотина! И где ты успел так набраться?
- Что, ты котик. Что, ты! Я чуть – чуть, – он прищурился и, сложив вместе большой и указательный палец, протянул вперед – у соседа с третьего этажа, жена родила. Ну как за это не выпить?!
- Тебе бы только повод найти! – я выскочила из кровати и демонстративно пошла на кухню. Небольшая каморка с облезлыми обоями и грязными потолком встретила меня как родную. В нос ударил запах сырости - чертовы соседи с третьего этажа! Водрузив чайник на плиту, устало опустилась на стул.
Как же все это надоело! Вот уже год, как Антон почти каждый день пьет. Это началось постепенно: его выгнали с работы, денег не хватало, и он начал приходить с «калыма» выпивши. Сначала я не обращала внимания, но вскоре это стало принимать угрожающие масштабы.
«Черный вооорон, что ж ты вьешься! Над моееею головоой! Ты добыычи не дождешься, черный воорон, я не твой…» - доносилось из спальни.
Ого, да по нему «Оперный» плачет – как выводит-то!
А ведь я думала, что это мужчина моей мечты. Мы познакомились через год после моего приезда в Москву. К тому времени, я уже поступила в Литературный институт и жила в общежитии. Антон, коренной москвич, казался мне эдаким принцем на белом коне: квартира, стабильная работа, машина – теперь я понимаю, что хрущевка на окраине, муж грузчик и красные «Жигули» далеко не предел мечтаний. Но тогда все это казалось настоящим счастьем. Ему было тридцать лет, хотя от силы можно было дать двадцать два. Черные волосы, карие глаза, накаченная фигура – мачо, блин. И еще он умел ухаживать. Цветы, конфеты – им не было конца. Антон мог приехать посреди ночи к общежитию, достать гитару и петь под моим окном баллады о любви.
В общем, мы поженились. Белое платье, «Волга», кафе и путешествие на море… Все так и осталось в моих мечтах. Мы скромно расписались в загсе, и Антон обещал мне, что через год обязательно сделаем все по правилам. А я поверила – вот еще одна слабость любви, когда любишь, закрываешь на все глаза и слепо следуешь за избранником.
Через полгода сказка закончилась. Ко мне пришла суровая реальность, в обличье огромной тетки, с рыжим котярой под мышкой и запахом нафталина от непонятных кофт с рюшами. Людмила Сергеевна…Моя «обожаемая» свекровь. Жизнь превратилась в кошмар: постоянные скандалы, упреки и взаимная ненависть, повисшая между нами. Провинциалка, вертихвостка, охомутавшая любимого сынка! Интриганка! – эти слова, слетающие с ее языка, навечно отпечатались в памяти. Я стала хуже учиться, пропускала занятия, пока, наконец, не грянула катастрофа – нет, никто не умер, меня просто отчислили с третьего курса. В тот день я сильно напилась. Доплелась до дома, а там – она. Все это время я пыталась вести себя со свекровью вежливо, но тут меня прорвало. Не помню, что говорила.. Успокоилась лишь тогда, когда на ее лице мелькнул страх. Вот оно, удовлетворение - да, гадина, я могу постоять за себя! После этого случая Людмила Сергеевна прожила с нами до весны, потом уехала на дачу.

Короче, счастье растворилось – ад остался,
И я не знаю, почему мне этот крест достался!!!

Бодрый свист чайника вырвал меня из воспоминаний. На кухню вломился муж. Он раскачивался из стороны в сторону, упорно продолжая напевать шансонистый мотивчик.
- Котик, налей мне чуток…
- Чаю? – не оборачиваясь, я наливала кипяток в кружку.
- Не, ну мы же не в Англии. Водки налей.
- Ах, водки! – чайник с грохотом шлепнулся на стол. На меня неожиданно накатила волна злости: на него, за те несчастливые три года. – К соседу иди. Там тебе может и огурчиков дадут. А если ты еще хоть раз заявишься пьяным, будешь ночевать на улице!
- Что ты сказала? Повтори…
- Ты мне жизнь искалечил! Алкоголик! – я чувствовала, что еще немного и со мной начнется истерика.
- Сука! – Антон стукнул кулаком по столу и начал приближаться ко мне.
Его перекошенное лицо сейчас больше походило на маску. Размахнувшись, он ударил меня по щеке. Не слишком сильно, но боль тут же опалила кожу огнем. Антон никогда меня не бил, даже пальцем не трогал. Я могла накричать на него, высказать все, что думаю,… но сейчас что-то изменилось. Казалось передо мной стоит совершенно другой человек, незнакомый монстр в теле моего мужа. Горящие злобой глаза, скрежет зубов и бессмысленное выражение. Это было жутко! Держась за щеку, я испуганно смотрела на него. Наверное, то же самое испытывает животное, загнанное в угол: глаза неотрывно следят за опасностью, а сердце колотится в груди.
- Антон, пожалуйста, перестань. Прошу тебя…
Он подошел еще ближе, снова занес руку… Нет, ведь он не посмеет!
Я резко отшатнулась, но, не удержавшись на ногах, упала, ударившись спиной о стену. Внезапно низ живота пронзила острая боль. Меня замутило, в ушах нарастал непонятный шум.
Нет, только не это! – последняя мысль, которая пронеслась в голове, прежде чем я потеряла сознание.

Боль!!! Леденящая боль пронзила всё тело,
В мозгу пронеслось – неужели конец?
Как церковный набат, в ушах зазвенело,
Что наделал, ты, муж мой, последний подлец!!

Автор - Ленусик
Дата добавления - 12.02.2011 в 22:04
СообщениеЧто то плохо читаете , а мы так ждём критики нам она важна... Ну ладно следующая глава...
Глава 2.

Ну, вот экзамены и в институте я,
Все позади, сбылась мечта моя!
Теперь студентка – это очень клёво,
Всё для меня в Москве, в общаге - ново…

Провинциалка, но старалась, как могла,
Училась, занималась до утра…
Вдруг на Антона обратила я внимание,
И вскоре было наше первое свидание…
Ч

Четыре года спустя.

- Настя! Настяяя! Ты спишь что ли, а?
Я приоткрыла глаза и сонно уставилась на дверь. Та распахнулась, впуская моего мужа, сопровождаемого ужасающим запахом перегара.
- Вот ты где, – Антон по-идиотски ухмыльнулся и шатающийся походкой проследовал к кровати. Не рассчитав расстояния, споткнулся, с грохотом рухнул на пол. Приземлившись, посмотрел на меня мутными глазами и с трудом произнес:
- Я вернулся.
- Вижу. Какая же скотина! И где ты успел так набраться?
- Что, ты котик. Что, ты! Я чуть – чуть, – он прищурился и, сложив вместе большой и указательный палец, протянул вперед – у соседа с третьего этажа, жена родила. Ну как за это не выпить?!
- Тебе бы только повод найти! – я выскочила из кровати и демонстративно пошла на кухню. Небольшая каморка с облезлыми обоями и грязными потолком встретила меня как родную. В нос ударил запах сырости - чертовы соседи с третьего этажа! Водрузив чайник на плиту, устало опустилась на стул.
Как же все это надоело! Вот уже год, как Антон почти каждый день пьет. Это началось постепенно: его выгнали с работы, денег не хватало, и он начал приходить с «калыма» выпивши. Сначала я не обращала внимания, но вскоре это стало принимать угрожающие масштабы.
«Черный вооорон, что ж ты вьешься! Над моееею головоой! Ты добыычи не дождешься, черный воорон, я не твой…» - доносилось из спальни.
Ого, да по нему «Оперный» плачет – как выводит-то!
А ведь я думала, что это мужчина моей мечты. Мы познакомились через год после моего приезда в Москву. К тому времени, я уже поступила в Литературный институт и жила в общежитии. Антон, коренной москвич, казался мне эдаким принцем на белом коне: квартира, стабильная работа, машина – теперь я понимаю, что хрущевка на окраине, муж грузчик и красные «Жигули» далеко не предел мечтаний. Но тогда все это казалось настоящим счастьем. Ему было тридцать лет, хотя от силы можно было дать двадцать два. Черные волосы, карие глаза, накаченная фигура – мачо, блин. И еще он умел ухаживать. Цветы, конфеты – им не было конца. Антон мог приехать посреди ночи к общежитию, достать гитару и петь под моим окном баллады о любви.
В общем, мы поженились. Белое платье, «Волга», кафе и путешествие на море… Все так и осталось в моих мечтах. Мы скромно расписались в загсе, и Антон обещал мне, что через год обязательно сделаем все по правилам. А я поверила – вот еще одна слабость любви, когда любишь, закрываешь на все глаза и слепо следуешь за избранником.
Через полгода сказка закончилась. Ко мне пришла суровая реальность, в обличье огромной тетки, с рыжим котярой под мышкой и запахом нафталина от непонятных кофт с рюшами. Людмила Сергеевна…Моя «обожаемая» свекровь. Жизнь превратилась в кошмар: постоянные скандалы, упреки и взаимная ненависть, повисшая между нами. Провинциалка, вертихвостка, охомутавшая любимого сынка! Интриганка! – эти слова, слетающие с ее языка, навечно отпечатались в памяти. Я стала хуже учиться, пропускала занятия, пока, наконец, не грянула катастрофа – нет, никто не умер, меня просто отчислили с третьего курса. В тот день я сильно напилась. Доплелась до дома, а там – она. Все это время я пыталась вести себя со свекровью вежливо, но тут меня прорвало. Не помню, что говорила.. Успокоилась лишь тогда, когда на ее лице мелькнул страх. Вот оно, удовлетворение - да, гадина, я могу постоять за себя! После этого случая Людмила Сергеевна прожила с нами до весны, потом уехала на дачу.

Короче, счастье растворилось – ад остался,
И я не знаю, почему мне этот крест достался!!!

Бодрый свист чайника вырвал меня из воспоминаний. На кухню вломился муж. Он раскачивался из стороны в сторону, упорно продолжая напевать шансонистый мотивчик.
- Котик, налей мне чуток…
- Чаю? – не оборачиваясь, я наливала кипяток в кружку.
- Не, ну мы же не в Англии. Водки налей.
- Ах, водки! – чайник с грохотом шлепнулся на стол. На меня неожиданно накатила волна злости: на него, за те несчастливые три года. – К соседу иди. Там тебе может и огурчиков дадут. А если ты еще хоть раз заявишься пьяным, будешь ночевать на улице!
- Что ты сказала? Повтори…
- Ты мне жизнь искалечил! Алкоголик! – я чувствовала, что еще немного и со мной начнется истерика.
- Сука! – Антон стукнул кулаком по столу и начал приближаться ко мне.
Его перекошенное лицо сейчас больше походило на маску. Размахнувшись, он ударил меня по щеке. Не слишком сильно, но боль тут же опалила кожу огнем. Антон никогда меня не бил, даже пальцем не трогал. Я могла накричать на него, высказать все, что думаю,… но сейчас что-то изменилось. Казалось передо мной стоит совершенно другой человек, незнакомый монстр в теле моего мужа. Горящие злобой глаза, скрежет зубов и бессмысленное выражение. Это было жутко! Держась за щеку, я испуганно смотрела на него. Наверное, то же самое испытывает животное, загнанное в угол: глаза неотрывно следят за опасностью, а сердце колотится в груди.
- Антон, пожалуйста, перестань. Прошу тебя…
Он подошел еще ближе, снова занес руку… Нет, ведь он не посмеет!
Я резко отшатнулась, но, не удержавшись на ногах, упала, ударившись спиной о стену. Внезапно низ живота пронзила острая боль. Меня замутило, в ушах нарастал непонятный шум.
Нет, только не это! – последняя мысль, которая пронеслась в голове, прежде чем я потеряла сознание.

Боль!!! Леденящая боль пронзила всё тело,
В мозгу пронеслось – неужели конец?
Как церковный набат, в ушах зазвенело,
Что наделал, ты, муж мой, последний подлец!!

Автор - Ленусик
Дата добавления - 12.02.2011 в 22:04
ЛенусикДата: Среда, 16.02.2011, 13:10 | Сообщение # 9
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Ну скажите хоть что нибуть, очень ждём критики...
 
СообщениеНу скажите хоть что нибуть, очень ждём критики...

Автор - Ленусик
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:10
СообщениеНу скажите хоть что нибуть, очень ждём критики...

Автор - Ленусик
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:10
СамираДата: Среда, 16.02.2011, 13:54 | Сообщение # 10
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Lenzik, я давно уже прочитала. Хотела написать, да показалось мне, что просто сказать, что мне понравилось - мало. Вы же ждёте конструктивной критики, а её у меня нет. blush
Мне эта повесть, перемежаемая стихами, напомнила один из любимейших фильмов - "Добровольцы" по стихотворному роману Долматовского. Пишите, а я буду читать. l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеLenzik, я давно уже прочитала. Хотела написать, да показалось мне, что просто сказать, что мне понравилось - мало. Вы же ждёте конструктивной критики, а её у меня нет. blush
Мне эта повесть, перемежаемая стихами, напомнила один из любимейших фильмов - "Добровольцы" по стихотворному роману Долматовского. Пишите, а я буду читать. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:54
СообщениеLenzik, я давно уже прочитала. Хотела написать, да показалось мне, что просто сказать, что мне понравилось - мало. Вы же ждёте конструктивной критики, а её у меня нет. blush
Мне эта повесть, перемежаемая стихами, напомнила один из любимейших фильмов - "Добровольцы" по стихотворному роману Долматовского. Пишите, а я буду читать. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:54
АламенаДата: Среда, 16.02.2011, 13:59 | Сообщение # 11
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 4643
Награды: 28
Репутация: 112
Статус: Offline
Lenzik, добралась и я до твоего рассказа. Я люблю мелодрамы, женские романы, и поэтому мне нравится. Читаю, и картинки перед глазами, как в кино. Очень отлично воспринимаются стихотворные вкрапления. flowers
Буду ждать продолжения. Подозреваю, что наша Настька была беременна. sad


Не работаешь-жить не на что, работаешь-жить некогда...
 
СообщениеLenzik, добралась и я до твоего рассказа. Я люблю мелодрамы, женские романы, и поэтому мне нравится. Читаю, и картинки перед глазами, как в кино. Очень отлично воспринимаются стихотворные вкрапления. flowers
Буду ждать продолжения. Подозреваю, что наша Настька была беременна. sad

Автор - Аламена
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:59
СообщениеLenzik, добралась и я до твоего рассказа. Я люблю мелодрамы, женские романы, и поэтому мне нравится. Читаю, и картинки перед глазами, как в кино. Очень отлично воспринимаются стихотворные вкрапления. flowers
Буду ждать продолжения. Подозреваю, что наша Настька была беременна. sad

Автор - Аламена
Дата добавления - 16.02.2011 в 13:59
ЛенусикДата: Среда, 16.02.2011, 14:37 | Сообщение # 12
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Аламена ты права ... Вот продолжение...

Глава 3.

В глаза ударил яркий солнечный свет. Я поморщилась и открыла их вновь: белые стены, капельница, пустая койка рядом... Больница? На секунду мысли перепутались, но тут события вчерашней ночи ясно пронеслись в голове. Боже, ребенок! Я быстро поднялась, но от резкой боли согнулась пополам.
В палату вошла молоденькая медсестра и, увидев мое состояние, кинулась ко мне.
- Девушка, вам еще нельзя вставать!
- Что с моим ребенком? – боль отступила, и я напряженно уставилась в карие, полные испуга глаза девушки. Было страшно узнать правду, но неведение мучило сильнее всего.
- Все хорошо. Успокойтесь. В вашем состоянии…
- Хватит про мое состояние! Ты меня плохо расслышала? Я спрашиваю, что с моим малышом? - моя рука с силой вцепилось в ее запястье.
- У вас выкидыш, - пискнула она и быстро отскочила от кровати.
- Не правда…
Нет! Этого не может быть! Моя Марина, моя девочка… Ведь только недавно она была тут, со мной, а сейчас. Я хотела накупить ей красивых платьев, большого медведя…Господи, за что?
Не выдержав, обхватила голову руками и разревелась навзрыд. Мне было так больно, что я просто раскачивалась из стороны в сторону, завывая, как побитая собака. Такое ощущение, что кто-то со всей силы всадил нож в сердце, а сейчас медленно его прокручивает.

Перекошены страхом знакомые лица,
На стене, на полу, всюду алая кровь,
Вот сирена, врачи, мне всё это не сниться,
Потеряла ребёнка… Погубили любовь!!!

Я впала в транс: даже не заметила, как в палату вошел врач и вколол мне лекарство. Через несколько секунд веки отяжелели, и сознание провалилось в желанную темноту.

***

Через неделю меня выписали. После больницы события стали развиваться с ужасающей скоростью. Они мелькали, словно кадры в черно-белом кино. Но теперь мне было на все наплевать - в душе осталась только зияющая рана, которая никак не хотела затягиваться. И казалось, не затянется никогда.
С Антоном я, конечно же, развелась. Людмила Сергеевна и здесь постаралась. О, и это ей как всегда блестяще удалось – оставила меня без единой копейки, хорошо, хоть вещи разрешила забрать, а то с нее бы сталось.

Нет дороги назад… Ухожу в никуда.
В этот дом, к этим людям, не вернусь никогда.
Пусть подруга мне ночь, день теперь не к чему,
На душе пустота… Не нужна ни кому!!!

Вот и началась «радужная московская жизнь». Жить стало негде. Пришлось продать украшения, нажитые в «счастливом браке», и снять небольшую комнату напополам с соседкой - тоже приезжей.
Но домой я вернуться не могла - гордость не позволяла (такая вот у меня мерзкая натура – лучше умру, чем поступлюсь своими принципами). Да и маму не хотелось расстраивать, она же у меня одна осталась. Отца я не помнила, он ушел после моего рождения. Все же, какие мужики сволочи! Или может это мы глупые…
Радуйся Москва. Один ноль в твою пользу. Ну, ничего, я еще отыграюсь, ведь как говорится: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Да, теперь я поняла это на собственном опыте. Ну, что ж…
После потери ребенка, прежняя Анастасия Петрашевская умерла. Вместо нее появилась Изольда, девушка с ледяным сердцем, девушка, которая не умеет любить….

Заблудилась душа в лабиринтах судьбы,
Потеряла любовь, потеряла мечты!
Дождь осенний унёс все цветы и тепло,
И по лужам холодным, моё счастье текло.

Утекало оно, не воротишь назад,
А за окнами дома, закружил снегопад.
С холодеющим сердцем, я встречаю зиму,
Что со мною случилось, я никак не пойму.

Мне бы солнца, тепла, но за окнами снег,
Моё сердце остыло. Продолжается бег,
Суматоха, работа, и куча забот…
В этом сердце, теперь уж никто не живет.

Заколдовано сердце, льдинкой снежной в груди,
Шла дорогою верной, только сбилась с пути.
В темноте зимних улиц, не найти мне дорогу,
А оттает ли сердце - известно лишь богу!!!

Глава 4.

Весна, наконец, окончательно вступила в свои права, и воздух наполнился свежестью и теплом. Вот оно, мое любимое время года. Природа медленно, как после спячки, просыпается, деревья одеваются зеленой листвой, а первые лучи солнца ласково касаются лица…
Я устало плелась с работы, наслаждаясь вечерней прохладой парка. В последнее время такие спокойные минуты выдавались очень редко – приходилось бороться за жизнь, зубами и когтями продираясь сквозь каменные джунгли.
Еще в институте мы как-то разбирали сказку современного английского писателя, Д. Биссета, про кузнечика и восьминожку. Встречаются они, и кузнечик спрашивает: "И как ты помнишь, какой ногой, когда двинуть?". Та задумалась и упала. Мимо проползает сороконожка, восьминожка к ней — «помоги, как же ты думаешь?». Она отвечает: "Я не думаю, а двигаю, и всё получается».
Теперь понимаю, что со мной та же история: начну задумываться о тяжести новой московской жизни – непременно упаду. Безответственно? Может быть, зато намного легче…
Когда доползла до квартиры, то услышала за дверью телефонный звонок. Быстро достав ключи, открыла замок и подлетела к трубке.
- Алло.
- Здравствуйте, это издательство журнала «Стиль». Вы отсылали нам статью?
-Да…
Сердце застучала чаще, и показалось, что в комнате на мгновение перекрыли кислород.
- Нас заинтересовал ваш материал, не могли бы вы подъехать в редакцию.
- Да, конечно! – я все еще никак не могла отойти от шока.
- Записывайте адрес.
Быстро вытащив ручку и смятый листок, я трясущимися руками выводила заветные слова. На конце провода послышалось шипение, и через секунду собеседница заговорила снова.
- Да, вот еще. Вы написали только ваш псевдоним. Не могли бы вы представиться?
- Изольда Петрашевская.
- Спасибо. До встречи.
Положив трубку, на ватных ногах добралась до дивана, и буквально рухнула на него. Несколько минут просто молча сидела, переваривая услышанное. Неужели, все это правда?

Когда то в юности, давным – давно,
Девчонкой я к мечте стремилась
Я не боялось ничего,
А слава мне ночами снилась…
К моей мечте не лёгок путь,
Тернист, жесток, несправедлив,
Я поняла с годами суть,
Ночами много слёз пролив…
Москва, она не любит слабых,
Туда попал - тогда держись,
Я здесь прошла по всем ухабам,
Нелёгкой стала моя жизнь…
И дворником была и прачкой,
И продавцом в универсаме,
Порой бывало мне не сладко,
Домой бежать хотелось к маме.
Но я пройду все испытания,
Стремясь к мечте своей скорей,
И, черт возьми, добьюсь признания!
Всё, что хочу, возьму теперь…

***

Дмитрий Рязанцев…кто же ты такой? Подтянутая фигура, хитрый прищур голубых глаз, темные волосы, чуть подернутые сединой…а также дача, крутые тачки и квартира в центре Москвы.
Я сидела погруженная в созерцание вальяжно раскинувшегося в кресле мужчины. Вот уже месяц моя жизнь посвящена работе в «Стиле». Первая статья прошла на «ура», мне даже отвели постоянную колонку, в разделе моды. А человек, сидящий передо мной - мой главный редактор, и сейчас я с интересом жду, когда он закончит разговаривать и скажет, зачем позвал.
- Извините, Изольда, – положив трубку, он улыбнулся своей «голливудской улыбкой», сделанной в частной клинике недалеко от нашей работы. Эту «интимную» подробность мне по секрету сообщила его секретарша, Лерочка, милая девушка, с одним единственным недостатком – абсолютным отсутствием мозгов. Кроме этого она рассказала о своем шефе еще много интересного…
- Ничего страшного, – я ответила ему соблазнительной улыбкой и невинно опустила глаза.
Что ж, посмотрим какой эффект произведет новая тушь, которая, если верить рекламе, «одним взмахом ресниц могла сразить мужчин наповал!».
- Вы не хотите сегодня вечером поужинать со мной?
Да все просто отлично складывается! Не думала, что он клюнет так быстро… Чуть было не выдав своего торжества, я быстро «натянула на лицо очаровательную маску» и мило произнесла.
- С радостью, а что за повод?
- Ну, разве мне нужен повод, чтобы поужинать с моим самым талантливым работником. Давайте в семь в ресторане «Прага» на Арбате?
- Хорошо.
- Тогда, я думаю, на сегодня вы можете быть свободны.

*****
После ресторана, мы отправились к Диме домой. Я ходила по шикарной комнате и прикидывала, сколько все это богатство может стоить. Импортный телевизор, кожаные диваны, картины и изумительный ковер – такой белоснежный, что даже наступать страшно. Сняв босоножки, прошлась по нему босиком. Мм... кайф!
Из-за двери показался Рязанцев с бутылкой шампанского и двумя фужерами.
-За удачно проведенный вечер! – произнес он, наполняя бокалы игристой жидкостью.
- Ну, вечер еще не закончился. Лучше, за его удачное начало.
Я взяла фужер и сделала приличный глоток. Алкоголь принес с собой приятное тепло, и внезапно я почувствовала, что желание буквально накрывает меня с головой. Это желание обрело конкретную форму и содержание. Сейчас мне хотелось только одного… Не задумываясь, отставила фужер и, скинув платье, осталась в одном нижнем белье.
Дима немного растерялся от такого натиска, но тоже поставил бокал на столик. Я приблизилась к нему и, обвив шею руками, заглянула в глаза.
- Хочу тебя, – прошептала на ухо.
- Ты в этом уверена?
- Я никогда ни в чем не уверена. Но сейчас я знаю одно: я хочу заняться с тобой любовью.
- Изольда, наверное, мы сегодня чересчур выпили.
Какой же стойкий оказался! Да его самообладанию прямо позавидовать можно. Ну, ничего.
Я еще теснее прижалась к нему, окутывая сладким запахом духов.
- С твоей стороны нехорошо заставлять девушку ждать, – ноготь легонько прошелся по его подбородку.
Он тяжело задышал и медленно начал расстегивать рубашку. Когда мы, наконец, закончили с его одеждой, отправились на кровать. Черный шелк приятно охладил тело. Я закрыла глаза и застонала от нахлынувшего желания. А дальше… Дальше поняла еще один урок: не каждый мужчина с внешностью Аполлона, хорош в постели. Я старательно изображала оргазм и, надеюсь, мое усердие было вознаграждено - он откинулся на подушки, удовлетворенно закурил.
- Дим, это было великолепно!
Я решила усилить эффект и окончательно вознести «моего неудавшегося любовника» на пик блаженства.
После этой ночи и череды других, таких же банальных - неужели за сорок лет нельзя было научиться или хотя бы видео посмотреть, – я стала постоянной любовницей Рязанцева. За три месяца он успел мне надоесть, да и с ним было ужасно скучно. Единственное, что скрашивала наши отношения это небольшие подарки: шуба, модные шмотки, косметика, золотые украшения… Ах да, еще, с помощью Димы рукопись моего романа оказалась в известном издательстве. Осталось подождать каких-то пару месяцев и все.
Жизнь в Москве научила меня многому… Теперь я знала, что мне нужно от мужчин только одно – деньги, власть и продвижение. Ну, что ж, златоглавая. Три-два в мою пользу! Теперь моя мечта еще ближе.

Сообщение отредактировал Lenzik - Среда, 16.02.2011, 15:53
 
СообщениеАламена ты права ... Вот продолжение...

Глава 3.

В глаза ударил яркий солнечный свет. Я поморщилась и открыла их вновь: белые стены, капельница, пустая койка рядом... Больница? На секунду мысли перепутались, но тут события вчерашней ночи ясно пронеслись в голове. Боже, ребенок! Я быстро поднялась, но от резкой боли согнулась пополам.
В палату вошла молоденькая медсестра и, увидев мое состояние, кинулась ко мне.
- Девушка, вам еще нельзя вставать!
- Что с моим ребенком? – боль отступила, и я напряженно уставилась в карие, полные испуга глаза девушки. Было страшно узнать правду, но неведение мучило сильнее всего.
- Все хорошо. Успокойтесь. В вашем состоянии…
- Хватит про мое состояние! Ты меня плохо расслышала? Я спрашиваю, что с моим малышом? - моя рука с силой вцепилось в ее запястье.
- У вас выкидыш, - пискнула она и быстро отскочила от кровати.
- Не правда…
Нет! Этого не может быть! Моя Марина, моя девочка… Ведь только недавно она была тут, со мной, а сейчас. Я хотела накупить ей красивых платьев, большого медведя…Господи, за что?
Не выдержав, обхватила голову руками и разревелась навзрыд. Мне было так больно, что я просто раскачивалась из стороны в сторону, завывая, как побитая собака. Такое ощущение, что кто-то со всей силы всадил нож в сердце, а сейчас медленно его прокручивает.

Перекошены страхом знакомые лица,
На стене, на полу, всюду алая кровь,
Вот сирена, врачи, мне всё это не сниться,
Потеряла ребёнка… Погубили любовь!!!

Я впала в транс: даже не заметила, как в палату вошел врач и вколол мне лекарство. Через несколько секунд веки отяжелели, и сознание провалилось в желанную темноту.

***

Через неделю меня выписали. После больницы события стали развиваться с ужасающей скоростью. Они мелькали, словно кадры в черно-белом кино. Но теперь мне было на все наплевать - в душе осталась только зияющая рана, которая никак не хотела затягиваться. И казалось, не затянется никогда.
С Антоном я, конечно же, развелась. Людмила Сергеевна и здесь постаралась. О, и это ей как всегда блестяще удалось – оставила меня без единой копейки, хорошо, хоть вещи разрешила забрать, а то с нее бы сталось.

Нет дороги назад… Ухожу в никуда.
В этот дом, к этим людям, не вернусь никогда.
Пусть подруга мне ночь, день теперь не к чему,
На душе пустота… Не нужна ни кому!!!

Вот и началась «радужная московская жизнь». Жить стало негде. Пришлось продать украшения, нажитые в «счастливом браке», и снять небольшую комнату напополам с соседкой - тоже приезжей.
Но домой я вернуться не могла - гордость не позволяла (такая вот у меня мерзкая натура – лучше умру, чем поступлюсь своими принципами). Да и маму не хотелось расстраивать, она же у меня одна осталась. Отца я не помнила, он ушел после моего рождения. Все же, какие мужики сволочи! Или может это мы глупые…
Радуйся Москва. Один ноль в твою пользу. Ну, ничего, я еще отыграюсь, ведь как говорится: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Да, теперь я поняла это на собственном опыте. Ну, что ж…
После потери ребенка, прежняя Анастасия Петрашевская умерла. Вместо нее появилась Изольда, девушка с ледяным сердцем, девушка, которая не умеет любить….

Заблудилась душа в лабиринтах судьбы,
Потеряла любовь, потеряла мечты!
Дождь осенний унёс все цветы и тепло,
И по лужам холодным, моё счастье текло.

Утекало оно, не воротишь назад,
А за окнами дома, закружил снегопад.
С холодеющим сердцем, я встречаю зиму,
Что со мною случилось, я никак не пойму.

Мне бы солнца, тепла, но за окнами снег,
Моё сердце остыло. Продолжается бег,
Суматоха, работа, и куча забот…
В этом сердце, теперь уж никто не живет.

Заколдовано сердце, льдинкой снежной в груди,
Шла дорогою верной, только сбилась с пути.
В темноте зимних улиц, не найти мне дорогу,
А оттает ли сердце - известно лишь богу!!!

Глава 4.

Весна, наконец, окончательно вступила в свои права, и воздух наполнился свежестью и теплом. Вот оно, мое любимое время года. Природа медленно, как после спячки, просыпается, деревья одеваются зеленой листвой, а первые лучи солнца ласково касаются лица…
Я устало плелась с работы, наслаждаясь вечерней прохладой парка. В последнее время такие спокойные минуты выдавались очень редко – приходилось бороться за жизнь, зубами и когтями продираясь сквозь каменные джунгли.
Еще в институте мы как-то разбирали сказку современного английского писателя, Д. Биссета, про кузнечика и восьминожку. Встречаются они, и кузнечик спрашивает: "И как ты помнишь, какой ногой, когда двинуть?". Та задумалась и упала. Мимо проползает сороконожка, восьминожка к ней — «помоги, как же ты думаешь?». Она отвечает: "Я не думаю, а двигаю, и всё получается».
Теперь понимаю, что со мной та же история: начну задумываться о тяжести новой московской жизни – непременно упаду. Безответственно? Может быть, зато намного легче…
Когда доползла до квартиры, то услышала за дверью телефонный звонок. Быстро достав ключи, открыла замок и подлетела к трубке.
- Алло.
- Здравствуйте, это издательство журнала «Стиль». Вы отсылали нам статью?
-Да…
Сердце застучала чаще, и показалось, что в комнате на мгновение перекрыли кислород.
- Нас заинтересовал ваш материал, не могли бы вы подъехать в редакцию.
- Да, конечно! – я все еще никак не могла отойти от шока.
- Записывайте адрес.
Быстро вытащив ручку и смятый листок, я трясущимися руками выводила заветные слова. На конце провода послышалось шипение, и через секунду собеседница заговорила снова.
- Да, вот еще. Вы написали только ваш псевдоним. Не могли бы вы представиться?
- Изольда Петрашевская.
- Спасибо. До встречи.
Положив трубку, на ватных ногах добралась до дивана, и буквально рухнула на него. Несколько минут просто молча сидела, переваривая услышанное. Неужели, все это правда?

Когда то в юности, давным – давно,
Девчонкой я к мечте стремилась
Я не боялось ничего,
А слава мне ночами снилась…
К моей мечте не лёгок путь,
Тернист, жесток, несправедлив,
Я поняла с годами суть,
Ночами много слёз пролив…
Москва, она не любит слабых,
Туда попал - тогда держись,
Я здесь прошла по всем ухабам,
Нелёгкой стала моя жизнь…
И дворником была и прачкой,
И продавцом в универсаме,
Порой бывало мне не сладко,
Домой бежать хотелось к маме.
Но я пройду все испытания,
Стремясь к мечте своей скорей,
И, черт возьми, добьюсь признания!
Всё, что хочу, возьму теперь…

***

Дмитрий Рязанцев…кто же ты такой? Подтянутая фигура, хитрый прищур голубых глаз, темные волосы, чуть подернутые сединой…а также дача, крутые тачки и квартира в центре Москвы.
Я сидела погруженная в созерцание вальяжно раскинувшегося в кресле мужчины. Вот уже месяц моя жизнь посвящена работе в «Стиле». Первая статья прошла на «ура», мне даже отвели постоянную колонку, в разделе моды. А человек, сидящий передо мной - мой главный редактор, и сейчас я с интересом жду, когда он закончит разговаривать и скажет, зачем позвал.
- Извините, Изольда, – положив трубку, он улыбнулся своей «голливудской улыбкой», сделанной в частной клинике недалеко от нашей работы. Эту «интимную» подробность мне по секрету сообщила его секретарша, Лерочка, милая девушка, с одним единственным недостатком – абсолютным отсутствием мозгов. Кроме этого она рассказала о своем шефе еще много интересного…
- Ничего страшного, – я ответила ему соблазнительной улыбкой и невинно опустила глаза.
Что ж, посмотрим какой эффект произведет новая тушь, которая, если верить рекламе, «одним взмахом ресниц могла сразить мужчин наповал!».
- Вы не хотите сегодня вечером поужинать со мной?
Да все просто отлично складывается! Не думала, что он клюнет так быстро… Чуть было не выдав своего торжества, я быстро «натянула на лицо очаровательную маску» и мило произнесла.
- С радостью, а что за повод?
- Ну, разве мне нужен повод, чтобы поужинать с моим самым талантливым работником. Давайте в семь в ресторане «Прага» на Арбате?
- Хорошо.
- Тогда, я думаю, на сегодня вы можете быть свободны.

*****
После ресторана, мы отправились к Диме домой. Я ходила по шикарной комнате и прикидывала, сколько все это богатство может стоить. Импортный телевизор, кожаные диваны, картины и изумительный ковер – такой белоснежный, что даже наступать страшно. Сняв босоножки, прошлась по нему босиком. Мм... кайф!
Из-за двери показался Рязанцев с бутылкой шампанского и двумя фужерами.
-За удачно проведенный вечер! – произнес он, наполняя бокалы игристой жидкостью.
- Ну, вечер еще не закончился. Лучше, за его удачное начало.
Я взяла фужер и сделала приличный глоток. Алкоголь принес с собой приятное тепло, и внезапно я почувствовала, что желание буквально накрывает меня с головой. Это желание обрело конкретную форму и содержание. Сейчас мне хотелось только одного… Не задумываясь, отставила фужер и, скинув платье, осталась в одном нижнем белье.
Дима немного растерялся от такого натиска, но тоже поставил бокал на столик. Я приблизилась к нему и, обвив шею руками, заглянула в глаза.
- Хочу тебя, – прошептала на ухо.
- Ты в этом уверена?
- Я никогда ни в чем не уверена. Но сейчас я знаю одно: я хочу заняться с тобой любовью.
- Изольда, наверное, мы сегодня чересчур выпили.
Какой же стойкий оказался! Да его самообладанию прямо позавидовать можно. Ну, ничего.
Я еще теснее прижалась к нему, окутывая сладким запахом духов.
- С твоей стороны нехорошо заставлять девушку ждать, – ноготь легонько прошелся по его подбородку.
Он тяжело задышал и медленно начал расстегивать рубашку. Когда мы, наконец, закончили с его одеждой, отправились на кровать. Черный шелк приятно охладил тело. Я закрыла глаза и застонала от нахлынувшего желания. А дальше… Дальше поняла еще один урок: не каждый мужчина с внешностью Аполлона, хорош в постели. Я старательно изображала оргазм и, надеюсь, мое усердие было вознаграждено - он откинулся на подушки, удовлетворенно закурил.
- Дим, это было великолепно!
Я решила усилить эффект и окончательно вознести «моего неудавшегося любовника» на пик блаженства.
После этой ночи и череды других, таких же банальных - неужели за сорок лет нельзя было научиться или хотя бы видео посмотреть, – я стала постоянной любовницей Рязанцева. За три месяца он успел мне надоесть, да и с ним было ужасно скучно. Единственное, что скрашивала наши отношения это небольшие подарки: шуба, модные шмотки, косметика, золотые украшения… Ах да, еще, с помощью Димы рукопись моего романа оказалась в известном издательстве. Осталось подождать каких-то пару месяцев и все.
Жизнь в Москве научила меня многому… Теперь я знала, что мне нужно от мужчин только одно – деньги, власть и продвижение. Ну, что ж, златоглавая. Три-два в мою пользу! Теперь моя мечта еще ближе.


Автор - Ленусик
Дата добавления - 16.02.2011 в 14:37
СообщениеАламена ты права ... Вот продолжение...

Глава 3.

В глаза ударил яркий солнечный свет. Я поморщилась и открыла их вновь: белые стены, капельница, пустая койка рядом... Больница? На секунду мысли перепутались, но тут события вчерашней ночи ясно пронеслись в голове. Боже, ребенок! Я быстро поднялась, но от резкой боли согнулась пополам.
В палату вошла молоденькая медсестра и, увидев мое состояние, кинулась ко мне.
- Девушка, вам еще нельзя вставать!
- Что с моим ребенком? – боль отступила, и я напряженно уставилась в карие, полные испуга глаза девушки. Было страшно узнать правду, но неведение мучило сильнее всего.
- Все хорошо. Успокойтесь. В вашем состоянии…
- Хватит про мое состояние! Ты меня плохо расслышала? Я спрашиваю, что с моим малышом? - моя рука с силой вцепилось в ее запястье.
- У вас выкидыш, - пискнула она и быстро отскочила от кровати.
- Не правда…
Нет! Этого не может быть! Моя Марина, моя девочка… Ведь только недавно она была тут, со мной, а сейчас. Я хотела накупить ей красивых платьев, большого медведя…Господи, за что?
Не выдержав, обхватила голову руками и разревелась навзрыд. Мне было так больно, что я просто раскачивалась из стороны в сторону, завывая, как побитая собака. Такое ощущение, что кто-то со всей силы всадил нож в сердце, а сейчас медленно его прокручивает.

Перекошены страхом знакомые лица,
На стене, на полу, всюду алая кровь,
Вот сирена, врачи, мне всё это не сниться,
Потеряла ребёнка… Погубили любовь!!!

Я впала в транс: даже не заметила, как в палату вошел врач и вколол мне лекарство. Через несколько секунд веки отяжелели, и сознание провалилось в желанную темноту.

***

Через неделю меня выписали. После больницы события стали развиваться с ужасающей скоростью. Они мелькали, словно кадры в черно-белом кино. Но теперь мне было на все наплевать - в душе осталась только зияющая рана, которая никак не хотела затягиваться. И казалось, не затянется никогда.
С Антоном я, конечно же, развелась. Людмила Сергеевна и здесь постаралась. О, и это ей как всегда блестяще удалось – оставила меня без единой копейки, хорошо, хоть вещи разрешила забрать, а то с нее бы сталось.

Нет дороги назад… Ухожу в никуда.
В этот дом, к этим людям, не вернусь никогда.
Пусть подруга мне ночь, день теперь не к чему,
На душе пустота… Не нужна ни кому!!!

Вот и началась «радужная московская жизнь». Жить стало негде. Пришлось продать украшения, нажитые в «счастливом браке», и снять небольшую комнату напополам с соседкой - тоже приезжей.
Но домой я вернуться не могла - гордость не позволяла (такая вот у меня мерзкая натура – лучше умру, чем поступлюсь своими принципами). Да и маму не хотелось расстраивать, она же у меня одна осталась. Отца я не помнила, он ушел после моего рождения. Все же, какие мужики сволочи! Или может это мы глупые…
Радуйся Москва. Один ноль в твою пользу. Ну, ничего, я еще отыграюсь, ведь как говорится: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Да, теперь я поняла это на собственном опыте. Ну, что ж…
После потери ребенка, прежняя Анастасия Петрашевская умерла. Вместо нее появилась Изольда, девушка с ледяным сердцем, девушка, которая не умеет любить….

Заблудилась душа в лабиринтах судьбы,
Потеряла любовь, потеряла мечты!
Дождь осенний унёс все цветы и тепло,
И по лужам холодным, моё счастье текло.

Утекало оно, не воротишь назад,
А за окнами дома, закружил снегопад.
С холодеющим сердцем, я встречаю зиму,
Что со мною случилось, я никак не пойму.

Мне бы солнца, тепла, но за окнами снег,
Моё сердце остыло. Продолжается бег,
Суматоха, работа, и куча забот…
В этом сердце, теперь уж никто не живет.

Заколдовано сердце, льдинкой снежной в груди,
Шла дорогою верной, только сбилась с пути.
В темноте зимних улиц, не найти мне дорогу,
А оттает ли сердце - известно лишь богу!!!

Глава 4.

Весна, наконец, окончательно вступила в свои права, и воздух наполнился свежестью и теплом. Вот оно, мое любимое время года. Природа медленно, как после спячки, просыпается, деревья одеваются зеленой листвой, а первые лучи солнца ласково касаются лица…
Я устало плелась с работы, наслаждаясь вечерней прохладой парка. В последнее время такие спокойные минуты выдавались очень редко – приходилось бороться за жизнь, зубами и когтями продираясь сквозь каменные джунгли.
Еще в институте мы как-то разбирали сказку современного английского писателя, Д. Биссета, про кузнечика и восьминожку. Встречаются они, и кузнечик спрашивает: "И как ты помнишь, какой ногой, когда двинуть?". Та задумалась и упала. Мимо проползает сороконожка, восьминожка к ней — «помоги, как же ты думаешь?». Она отвечает: "Я не думаю, а двигаю, и всё получается».
Теперь понимаю, что со мной та же история: начну задумываться о тяжести новой московской жизни – непременно упаду. Безответственно? Может быть, зато намного легче…
Когда доползла до квартиры, то услышала за дверью телефонный звонок. Быстро достав ключи, открыла замок и подлетела к трубке.
- Алло.
- Здравствуйте, это издательство журнала «Стиль». Вы отсылали нам статью?
-Да…
Сердце застучала чаще, и показалось, что в комнате на мгновение перекрыли кислород.
- Нас заинтересовал ваш материал, не могли бы вы подъехать в редакцию.
- Да, конечно! – я все еще никак не могла отойти от шока.
- Записывайте адрес.
Быстро вытащив ручку и смятый листок, я трясущимися руками выводила заветные слова. На конце провода послышалось шипение, и через секунду собеседница заговорила снова.
- Да, вот еще. Вы написали только ваш псевдоним. Не могли бы вы представиться?
- Изольда Петрашевская.
- Спасибо. До встречи.
Положив трубку, на ватных ногах добралась до дивана, и буквально рухнула на него. Несколько минут просто молча сидела, переваривая услышанное. Неужели, все это правда?

Когда то в юности, давным – давно,
Девчонкой я к мечте стремилась
Я не боялось ничего,
А слава мне ночами снилась…
К моей мечте не лёгок путь,
Тернист, жесток, несправедлив,
Я поняла с годами суть,
Ночами много слёз пролив…
Москва, она не любит слабых,
Туда попал - тогда держись,
Я здесь прошла по всем ухабам,
Нелёгкой стала моя жизнь…
И дворником была и прачкой,
И продавцом в универсаме,
Порой бывало мне не сладко,
Домой бежать хотелось к маме.
Но я пройду все испытания,
Стремясь к мечте своей скорей,
И, черт возьми, добьюсь признания!
Всё, что хочу, возьму теперь…

***

Дмитрий Рязанцев…кто же ты такой? Подтянутая фигура, хитрый прищур голубых глаз, темные волосы, чуть подернутые сединой…а также дача, крутые тачки и квартира в центре Москвы.
Я сидела погруженная в созерцание вальяжно раскинувшегося в кресле мужчины. Вот уже месяц моя жизнь посвящена работе в «Стиле». Первая статья прошла на «ура», мне даже отвели постоянную колонку, в разделе моды. А человек, сидящий передо мной - мой главный редактор, и сейчас я с интересом жду, когда он закончит разговаривать и скажет, зачем позвал.
- Извините, Изольда, – положив трубку, он улыбнулся своей «голливудской улыбкой», сделанной в частной клинике недалеко от нашей работы. Эту «интимную» подробность мне по секрету сообщила его секретарша, Лерочка, милая девушка, с одним единственным недостатком – абсолютным отсутствием мозгов. Кроме этого она рассказала о своем шефе еще много интересного…
- Ничего страшного, – я ответила ему соблазнительной улыбкой и невинно опустила глаза.
Что ж, посмотрим какой эффект произведет новая тушь, которая, если верить рекламе, «одним взмахом ресниц могла сразить мужчин наповал!».
- Вы не хотите сегодня вечером поужинать со мной?
Да все просто отлично складывается! Не думала, что он клюнет так быстро… Чуть было не выдав своего торжества, я быстро «натянула на лицо очаровательную маску» и мило произнесла.
- С радостью, а что за повод?
- Ну, разве мне нужен повод, чтобы поужинать с моим самым талантливым работником. Давайте в семь в ресторане «Прага» на Арбате?
- Хорошо.
- Тогда, я думаю, на сегодня вы можете быть свободны.

*****
После ресторана, мы отправились к Диме домой. Я ходила по шикарной комнате и прикидывала, сколько все это богатство может стоить. Импортный телевизор, кожаные диваны, картины и изумительный ковер – такой белоснежный, что даже наступать страшно. Сняв босоножки, прошлась по нему босиком. Мм... кайф!
Из-за двери показался Рязанцев с бутылкой шампанского и двумя фужерами.
-За удачно проведенный вечер! – произнес он, наполняя бокалы игристой жидкостью.
- Ну, вечер еще не закончился. Лучше, за его удачное начало.
Я взяла фужер и сделала приличный глоток. Алкоголь принес с собой приятное тепло, и внезапно я почувствовала, что желание буквально накрывает меня с головой. Это желание обрело конкретную форму и содержание. Сейчас мне хотелось только одного… Не задумываясь, отставила фужер и, скинув платье, осталась в одном нижнем белье.
Дима немного растерялся от такого натиска, но тоже поставил бокал на столик. Я приблизилась к нему и, обвив шею руками, заглянула в глаза.
- Хочу тебя, – прошептала на ухо.
- Ты в этом уверена?
- Я никогда ни в чем не уверена. Но сейчас я знаю одно: я хочу заняться с тобой любовью.
- Изольда, наверное, мы сегодня чересчур выпили.
Какой же стойкий оказался! Да его самообладанию прямо позавидовать можно. Ну, ничего.
Я еще теснее прижалась к нему, окутывая сладким запахом духов.
- С твоей стороны нехорошо заставлять девушку ждать, – ноготь легонько прошелся по его подбородку.
Он тяжело задышал и медленно начал расстегивать рубашку. Когда мы, наконец, закончили с его одеждой, отправились на кровать. Черный шелк приятно охладил тело. Я закрыла глаза и застонала от нахлынувшего желания. А дальше… Дальше поняла еще один урок: не каждый мужчина с внешностью Аполлона, хорош в постели. Я старательно изображала оргазм и, надеюсь, мое усердие было вознаграждено - он откинулся на подушки, удовлетворенно закурил.
- Дим, это было великолепно!
Я решила усилить эффект и окончательно вознести «моего неудавшегося любовника» на пик блаженства.
После этой ночи и череды других, таких же банальных - неужели за сорок лет нельзя было научиться или хотя бы видео посмотреть, – я стала постоянной любовницей Рязанцева. За три месяца он успел мне надоесть, да и с ним было ужасно скучно. Единственное, что скрашивала наши отношения это небольшие подарки: шуба, модные шмотки, косметика, золотые украшения… Ах да, еще, с помощью Димы рукопись моего романа оказалась в известном издательстве. Осталось подождать каких-то пару месяцев и все.
Жизнь в Москве научила меня многому… Теперь я знала, что мне нужно от мужчин только одно – деньги, власть и продвижение. Ну, что ж, златоглавая. Три-два в мою пользу! Теперь моя мечта еще ближе.


Автор - Ленусик
Дата добавления - 16.02.2011 в 14:37
СамираДата: Среда, 16.02.2011, 15:13 | Сообщение # 13
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Lenzik)
«моего неудавшегося любовника»

Ленчик, думаю, что можно без кавычек, и лучше "неумелого".

Quote (Lenzik)
разрыдалась навзрыд

Лучше "расплакалась", а то небольшая тавтология получилась.

Quote (Lenzik)
«одним взмахом могла сразить мужчин наповал!»

Немного уточни - "с которой одним взмахом ресниц"... ведь так? blush

Кажется, я начинаю учиться критике. biggrin

Да, забыла добавить - ЖДУ ЕЩЁ! l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо


Сообщение отредактировал Самира - Среда, 16.02.2011, 15:13
 
Сообщение
Quote (Lenzik)
«моего неудавшегося любовника»

Ленчик, думаю, что можно без кавычек, и лучше "неумелого".

Quote (Lenzik)
разрыдалась навзрыд

Лучше "расплакалась", а то небольшая тавтология получилась.

Quote (Lenzik)
«одним взмахом могла сразить мужчин наповал!»

Немного уточни - "с которой одним взмахом ресниц"... ведь так? blush

Кажется, я начинаю учиться критике. biggrin

Да, забыла добавить - ЖДУ ЕЩЁ! l_daisy


Автор - Самира
Дата добавления - 16.02.2011 в 15:13
Сообщение
Quote (Lenzik)
«моего неудавшегося любовника»

Ленчик, думаю, что можно без кавычек, и лучше "неумелого".

Quote (Lenzik)
разрыдалась навзрыд

Лучше "расплакалась", а то небольшая тавтология получилась.

Quote (Lenzik)
«одним взмахом могла сразить мужчин наповал!»

Немного уточни - "с которой одним взмахом ресниц"... ведь так? blush

Кажется, я начинаю учиться критике. biggrin

Да, забыла добавить - ЖДУ ЕЩЁ! l_daisy


Автор - Самира
Дата добавления - 16.02.2011 в 15:13
ЛенусикДата: Суббота, 19.02.2011, 22:59 | Сообщение # 14
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Продолжение...

Глава 5.

Прошел год, а я так и не получила желаемого. Рукопись продолжала лежать в издательстве, но хода ей никто не давал. Отношения с Рязанцевым вызывали у меня теперь только чувство стойкого отвращения. Но он все еще был мне нужен…
Приветливо кивнув Лере, я зашла в его кабинет. Подойдя к Диме, швырнула на стол новый выпуск нашего журнала.
- Что это значит? – взгляд, которым я пронзила моего шефа, был полон презрения и неприкрытой злости.
- О чем ты? – Рязанцев закурил и, не поднимая глаз, начал рыться в столе.
- Не строй из себя кретина! Где моя статья?
- Она немного не вписалась в общую тему номера. Не переживай так, котик, вставим в другой раз.
Дальше последовала длительная проповедь, о том, в последнее время мне не хватает вдохновения, надо немного отдохнуть, и тому подобное… Идиот, о здоровье моем печется, как же! Я снова сорвалась…
Мы и раньше часто ругались, я даже закатывала истерики в его кабинете. Обычно все это приводило к постели или к другому удобному месту. Это вошло в привычку… Вот и сейчас он решил успокоить меня проверенным способом - подошел, обнял, даже успел расстегнуть блузку. Черта с два, размечтался!
Я отстранилась, слегка отталкивая его.
- Наверное, последую твоему совету. Отдохну,– сухо процедила я, и, поправил одежду, вышла за дверь.
Ну, ничего, ты у меня еще попляшешь! Не стоит со мной играть. На сей раз, я знала, что делать дальше.
******

Вечером мы договорились встретиться у него на квартире. Съемная «двушка» на окраине служила нам импровизированным любовным гнездышком. Я всегда приезжала пораньше – нужно было успеть приготовить все необходимое к приходу Рязанцева. Вот и сейчас – его ждал приятный сюрприз.
Посмотрим, как тебе такой поворот событий!
В дверь позвонили.
- Привет, милый. Ужин уже готов.
Мне снова вручили очередной «веник» из красных роз. Как предсказуемо… Сколько раз я намекала, что терпеть не могу эти цветы. Мои любимые – белые хризантемы. Но нет, мы же опираемся на общепринятое мнение: женщины ведь любят розы!
- Проходи в ванную и мигом на кухню, – натянув сладкую улыбку, пошла ставить букет в вазу.
Сегодня я подготовилась как никогда: шикарный стол, свечи, вино и … использованный тест на беременность на краю раковины. Неважно, что он был ненастоящий, Дима-то об этом ничего не знал.
Не прошло и пяти минут, как он уже вертел перед моим носом этой палочкой, сопровождая речь весьма нецензурной бранью.
- Ты… как это понимать. Мы же договорились - никаких детей, у меня семья… Какой срок?
- Два.
- Делай аборт! О деньгах не беспокойся.
- И не подумаю! – мои глаза яростно сверкнули, - Черт возьми, это твой ребенок. И я буду его рожать.
- Б..ть, делай, что хочешь! – он бешено хлопнул дверью и ушёл.
Может я немного переборщила. Хотя… Думать надо, когда при жене еще и любовницу заводишь. Ничего, это послужит ему небольшим уроком.
Два дня мы с ним не разговаривали: молчание и презрительное взгляд моего, наверное, теперь уже бывшего любовника говорила сами за себя. А затем… Диму словно подменили. Он стал таким обходительным, попросил прощения – вот уж не ожидала от него, - даже кольцо подарил, со словами о счастливом будущем…
Вроде бы все наладилось. В мое темное царство снова вернулся заблудший луч света - издали мой роман. Вот он - момент триумфа. Я была на седьмом небе от счастья: глаза горели, а душа пела. Это было невозможно описать словами, даже не с чем сравнить. Хотя… наверное, такое же чувство я испытывала в детстве, когда мы праздновали Новый год: елка, запах мандаринов, дед мороз в красной шубе. Ощущение чуда, но теперь я еще испытывала необычайную гордость…
Дальше все понеслось - статьи в журнале, стихи, написание нового романа, встречи с Рязанцевым. Ничего не предвещало беду… Но на горизонте уже маячил тысяча девятьсот девяносто первый год. Год криминальных разборок и перемен…

 
СообщениеПродолжение...

Глава 5.

Прошел год, а я так и не получила желаемого. Рукопись продолжала лежать в издательстве, но хода ей никто не давал. Отношения с Рязанцевым вызывали у меня теперь только чувство стойкого отвращения. Но он все еще был мне нужен…
Приветливо кивнув Лере, я зашла в его кабинет. Подойдя к Диме, швырнула на стол новый выпуск нашего журнала.
- Что это значит? – взгляд, которым я пронзила моего шефа, был полон презрения и неприкрытой злости.
- О чем ты? – Рязанцев закурил и, не поднимая глаз, начал рыться в столе.
- Не строй из себя кретина! Где моя статья?
- Она немного не вписалась в общую тему номера. Не переживай так, котик, вставим в другой раз.
Дальше последовала длительная проповедь, о том, в последнее время мне не хватает вдохновения, надо немного отдохнуть, и тому подобное… Идиот, о здоровье моем печется, как же! Я снова сорвалась…
Мы и раньше часто ругались, я даже закатывала истерики в его кабинете. Обычно все это приводило к постели или к другому удобному месту. Это вошло в привычку… Вот и сейчас он решил успокоить меня проверенным способом - подошел, обнял, даже успел расстегнуть блузку. Черта с два, размечтался!
Я отстранилась, слегка отталкивая его.
- Наверное, последую твоему совету. Отдохну,– сухо процедила я, и, поправил одежду, вышла за дверь.
Ну, ничего, ты у меня еще попляшешь! Не стоит со мной играть. На сей раз, я знала, что делать дальше.
******

Вечером мы договорились встретиться у него на квартире. Съемная «двушка» на окраине служила нам импровизированным любовным гнездышком. Я всегда приезжала пораньше – нужно было успеть приготовить все необходимое к приходу Рязанцева. Вот и сейчас – его ждал приятный сюрприз.
Посмотрим, как тебе такой поворот событий!
В дверь позвонили.
- Привет, милый. Ужин уже готов.
Мне снова вручили очередной «веник» из красных роз. Как предсказуемо… Сколько раз я намекала, что терпеть не могу эти цветы. Мои любимые – белые хризантемы. Но нет, мы же опираемся на общепринятое мнение: женщины ведь любят розы!
- Проходи в ванную и мигом на кухню, – натянув сладкую улыбку, пошла ставить букет в вазу.
Сегодня я подготовилась как никогда: шикарный стол, свечи, вино и … использованный тест на беременность на краю раковины. Неважно, что он был ненастоящий, Дима-то об этом ничего не знал.
Не прошло и пяти минут, как он уже вертел перед моим носом этой палочкой, сопровождая речь весьма нецензурной бранью.
- Ты… как это понимать. Мы же договорились - никаких детей, у меня семья… Какой срок?
- Два.
- Делай аборт! О деньгах не беспокойся.
- И не подумаю! – мои глаза яростно сверкнули, - Черт возьми, это твой ребенок. И я буду его рожать.
- Б..ть, делай, что хочешь! – он бешено хлопнул дверью и ушёл.
Может я немного переборщила. Хотя… Думать надо, когда при жене еще и любовницу заводишь. Ничего, это послужит ему небольшим уроком.
Два дня мы с ним не разговаривали: молчание и презрительное взгляд моего, наверное, теперь уже бывшего любовника говорила сами за себя. А затем… Диму словно подменили. Он стал таким обходительным, попросил прощения – вот уж не ожидала от него, - даже кольцо подарил, со словами о счастливом будущем…
Вроде бы все наладилось. В мое темное царство снова вернулся заблудший луч света - издали мой роман. Вот он - момент триумфа. Я была на седьмом небе от счастья: глаза горели, а душа пела. Это было невозможно описать словами, даже не с чем сравнить. Хотя… наверное, такое же чувство я испытывала в детстве, когда мы праздновали Новый год: елка, запах мандаринов, дед мороз в красной шубе. Ощущение чуда, но теперь я еще испытывала необычайную гордость…
Дальше все понеслось - статьи в журнале, стихи, написание нового романа, встречи с Рязанцевым. Ничего не предвещало беду… Но на горизонте уже маячил тысяча девятьсот девяносто первый год. Год криминальных разборок и перемен…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 19.02.2011 в 22:59
СообщениеПродолжение...

Глава 5.

Прошел год, а я так и не получила желаемого. Рукопись продолжала лежать в издательстве, но хода ей никто не давал. Отношения с Рязанцевым вызывали у меня теперь только чувство стойкого отвращения. Но он все еще был мне нужен…
Приветливо кивнув Лере, я зашла в его кабинет. Подойдя к Диме, швырнула на стол новый выпуск нашего журнала.
- Что это значит? – взгляд, которым я пронзила моего шефа, был полон презрения и неприкрытой злости.
- О чем ты? – Рязанцев закурил и, не поднимая глаз, начал рыться в столе.
- Не строй из себя кретина! Где моя статья?
- Она немного не вписалась в общую тему номера. Не переживай так, котик, вставим в другой раз.
Дальше последовала длительная проповедь, о том, в последнее время мне не хватает вдохновения, надо немного отдохнуть, и тому подобное… Идиот, о здоровье моем печется, как же! Я снова сорвалась…
Мы и раньше часто ругались, я даже закатывала истерики в его кабинете. Обычно все это приводило к постели или к другому удобному месту. Это вошло в привычку… Вот и сейчас он решил успокоить меня проверенным способом - подошел, обнял, даже успел расстегнуть блузку. Черта с два, размечтался!
Я отстранилась, слегка отталкивая его.
- Наверное, последую твоему совету. Отдохну,– сухо процедила я, и, поправил одежду, вышла за дверь.
Ну, ничего, ты у меня еще попляшешь! Не стоит со мной играть. На сей раз, я знала, что делать дальше.
******

Вечером мы договорились встретиться у него на квартире. Съемная «двушка» на окраине служила нам импровизированным любовным гнездышком. Я всегда приезжала пораньше – нужно было успеть приготовить все необходимое к приходу Рязанцева. Вот и сейчас – его ждал приятный сюрприз.
Посмотрим, как тебе такой поворот событий!
В дверь позвонили.
- Привет, милый. Ужин уже готов.
Мне снова вручили очередной «веник» из красных роз. Как предсказуемо… Сколько раз я намекала, что терпеть не могу эти цветы. Мои любимые – белые хризантемы. Но нет, мы же опираемся на общепринятое мнение: женщины ведь любят розы!
- Проходи в ванную и мигом на кухню, – натянув сладкую улыбку, пошла ставить букет в вазу.
Сегодня я подготовилась как никогда: шикарный стол, свечи, вино и … использованный тест на беременность на краю раковины. Неважно, что он был ненастоящий, Дима-то об этом ничего не знал.
Не прошло и пяти минут, как он уже вертел перед моим носом этой палочкой, сопровождая речь весьма нецензурной бранью.
- Ты… как это понимать. Мы же договорились - никаких детей, у меня семья… Какой срок?
- Два.
- Делай аборт! О деньгах не беспокойся.
- И не подумаю! – мои глаза яростно сверкнули, - Черт возьми, это твой ребенок. И я буду его рожать.
- Б..ть, делай, что хочешь! – он бешено хлопнул дверью и ушёл.
Может я немного переборщила. Хотя… Думать надо, когда при жене еще и любовницу заводишь. Ничего, это послужит ему небольшим уроком.
Два дня мы с ним не разговаривали: молчание и презрительное взгляд моего, наверное, теперь уже бывшего любовника говорила сами за себя. А затем… Диму словно подменили. Он стал таким обходительным, попросил прощения – вот уж не ожидала от него, - даже кольцо подарил, со словами о счастливом будущем…
Вроде бы все наладилось. В мое темное царство снова вернулся заблудший луч света - издали мой роман. Вот он - момент триумфа. Я была на седьмом небе от счастья: глаза горели, а душа пела. Это было невозможно описать словами, даже не с чем сравнить. Хотя… наверное, такое же чувство я испытывала в детстве, когда мы праздновали Новый год: елка, запах мандаринов, дед мороз в красной шубе. Ощущение чуда, но теперь я еще испытывала необычайную гордость…
Дальше все понеслось - статьи в журнале, стихи, написание нового романа, встречи с Рязанцевым. Ничего не предвещало беду… Но на горизонте уже маячил тысяча девятьсот девяносто первый год. Год криминальных разборок и перемен…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 19.02.2011 в 22:59
ЛенусикДата: Вторник, 08.03.2011, 14:49 | Сообщение # 15
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 36
Статус: Offline
Глава 6.

Предновогодние праздники это всегда такая суматоха. Подарки, магазины, бесконечные очереди в универсам… А также пробки, нервные прохожие и все же немного наивное, детское ожидание праздника.
Я заранее прошла по магазинам, закупив всем подарки. Маме собрала небольшую посылку, да надо бы не забыть написать ей письмо. Да и Оле тоже – сто лет их не видела.
В шесть вечера позвонил Рязанцев.
- Привет. Чего звонишь?
- У меня для тебя сюрприз! Я у твоего подъезда. Спустись вниз.
- Может, ты поднимешься ко мне? Я тоже приготовлю тебя кое-что…
- Ляль, одевайся и быстро вниз. Все, я тебя жду, – он отключил телефон.
Вот, блин. На улице такой холод, а ему увидеться приспичило. Я натянула шубу, сапоги и вышла. У подъезда стоял Дима, а рядом с ним… может мне мерещится, да нет вроде…вместо привычного черного «БМВ», расположилась белая «Волга».
- Ты сменил машину? – понадобилось несколько секунд, чтобы отойти от шока.
- Нет, котик, я купил машину тебе, - он с улыбкой распахнул двери автомобиля. Не медля ни секунды, я залезла внутрь и замерла. Провела рукой по рулю, коже, который был обит салон. Мм…Странные ощущения. Моей несбыточной мечтой оставался форд «Ранчеро», сказочное чудо фиолетового цвета… Но это тоже неплохо.
- Смотри, что у меня есть? – Дима уселся рядом и жестом фокусника выудил из кармана небольшую прямоугольную карточку. Права… и там моя фотография!
- С новым годом, Ляль!
- Димочка!
Я даже не успела его, как следует, отблагодарить, как у него зазвенел телефон. Во время наших встреч он обычно отключал его, но сейчас почему-то ответил: быстро сказал несколько слов и отключился.
- Черт возьми, – он негромко выругался.- Извини, котик, но сегодня тебе придется покататься без меня. Дела.
- Я справлюсь, – мои руки до сих пор бережно сжимали руль. Скорей бы испытать новую игрушку.
- Будь осторожно. Люблю тебя.
- Я тоже.
Банальная фраза, затертая до дыр. Ну не могу я произнести эти три слова! Особенно для человека, которого не люблю. Впрочем, сейчас это не важно. Главное – машина.
Опыт вождения у меня был. Поначалу, учили мама. Наша «старушка» тяжело поддавалась укрощению, но с маминой помощью, постепенно сдалась. Потом учителем заделался и сам Рязанцев. Правда с ним уроки часто заканчивались сексом, хотя необходимые навыки я все же получила.
Проверив наличие бензина, я завела автомобиль и, немного прогрев, плавно выкатилась на дорогу. Люблю я ввязываться в авантюры. Подождала бы Диму, покаталась – так нет же. Мое альтер-эго требовало острых ощущений…
Первые двадцать минут езды от напряжения бросало в дрожь. Все же, первый раз, одна на дороге. Но постепенно, осваиваясь с плавно скользящей машиной, я успокоилась, даже стала испытывать наслаждение. Передо мной проносились заснеженные московские улицы, прохожие, спешащие по своим делам, мелькали огни…
Загорелся светофор. И тут я почувствовала, что происходит что-то странное: педаль тормоза до упора была вдавлена в пол, однако дальнейших действий не происходило. Машина напрочь отказывалась тормозить! Как в замедленной съёмке, вдалеке мелькнул бампер другой машины… Я резко крутанула руль вправо … Перед глазами все завертелось: черно-белое месиво с небольшими вкраплениями цвета. Скрежет металла, удары…Последнее, что помню, был мой крик, звучащий откуда-то издалека, тупая боль и темнота.


*****

Я застонала, с трудом приоткрыв глаза. Зрение никак не хотело фокусироваться, но, наконец, явило мне картину происходящего. Капельница, белые стены…Опять. Больница. Да, она преследует меня!
Толстая женщина в белом халате, приоткрыла дверь и тихонечко подошла к кровати.
- Как вы себя чувствуете? Вы в больнице, всё плохое позади. Как же вам повезло. Прямо в рубашке родились…
- Что произошло? – язык почему-то не хотел подчиняться и еле ворочался. Наверное, опять вкололи мне какую-нибудь гадость.
- Вы перевернулись. Машина всмятку, а у вас всего лишь легкие ушибы и царапины. Благодарите Бога. Вам сильно повезло.
Вот и покаталась, молодец! Адреналина захотелось – вот и получила – едко процедило подсознание. Я закрыла глаза и постаралась уснуть.
Вечером заявился Дима. Он выглядел обеспокоенным, и, казалось, искренне переживал за меня. Даже насчет ребенка спросил.
Если бы он только знал, что у меня никогда не будет детей. Еще во время нашего романа с Игорем я сходила к гинекологу – когда врач вынес приговор, в ушах словно заиграл «Реквием»… Еще один удар судьбы. Бесплодна, хотя, мне посоветовали не падать духом – ведь всегда есть шанс… Перед приходом Рязанцева я поговорила с медсестрой, в красках описала мое положение, и попросила мне подыграть. Видя мое подавленное состояние – все-таки, в актрисы надо было идти – она согласилась.
Да уж, известие о том, что у нас не будет ребёнка, Рязанцева не слишком расстроило. Хотя в принципе другого я не ожидала. Он успокаивал меня, сказал, что всё наладиться …
Спустя месяц я вернулась на работу, и всё опять потекло своим чередом. Да, еще, вышло мое новое творение – сборник стихов о люблю. Ирония, не правда ли?

Глава 7.

Ночь, улица, фонарь, аптека… Все же как наш классик был прав. Первые строки его стихотворения вспоминает, наверное, половина населения. У всех разные причины, но как говорится – место встречи изменить нельзя. Вот и для меня это не стало исключением. Моей соседке вечером стало плохо. Вызвали скорую – оказалось повышенное давление. Ей, конечно, сделали все, что полагается в этом случае, но в больницу она ехать отказалась – и вот одиннадцать ночи, жуткий мороз, на улице никого, и я ищу круглосуточную аптеку.
- Дэвушка, а дэвушка, вам помочь? – мужской голос, с ужасным акцентом, послал по моему телу тысячи мурашек. Этого еще не хватало! Когда я только собиралась уехать из Кирова меня предупреждали об опасности, таящейся в ночной Москве. Тогда это казалось бредом, запугиванием, но сейчас… Надо успокоиться, пока еще рано психовать! Я ускорила шаг, в надежде осматриваясь вокруг – черт возьми, ни единой живой души.
- Вах, какая невежливая дэвушка!
Меня все же догнали, и, схватив за руку, повернули к себе. В лицо ударил запах перегара, вперемешку с еще какой-то гадостью, а масленые глазки мужчины бегали по телу. Казалось, он видит даже через куртку. С тоской вспомнив перцовый баллончик, я попыталась взять себя в руки: стиснула кулаки, с вызовом уставилась на захватчика.
- Отпустите меня, я милицию позову! – произнесла твердым голосом.
- Зови, зови, – ухмыльнулся бородач, сильнее стискивая мой локоть. Когда сзади подошел еще один «горец», меня затрясло.
- Помогите!!!
- Не ори, тварь! – рот зажали огромной лапищей, от которой несло едким запахом дешевого табака.
Ну, вот и все, Настя, допрыгалась! Сама рвалась в столицу, вот и получай – все тридцать три удовольствия. Вырваться не удавалось - держали меня крепко.
- Отпустите мою жену! Дорогая, иди сюда.
С надеждой взглянув на подошедшего незнакомца, я чуть не взвыла от досады – молодой парень, примерно моего возраста. Нет, фигура довольно крепкая, но против двух амбалов грузинской национальности…неа.
- Ты это, пацан, иди, куда шел, а? – тип, держащий меня, кивнул напарнику, и через секунду, в его руке блеснула небольшая финка.
Глаза расширились от ужаса, и я замычала. В голове ясно встала картинка дальнейших событий – как только они расправятся с ним, то сразу примутся за меня. Нет, только не это! Неужели все так и закончится?
- По-хорошему говорю, отпустите мою жену! – невозмутимо произнес молодой человек, подходя ближе.
Презрительно хмыкнув, грузин смачно сплюнул на землю:
- Ты хочешь сказать, что можешь разговаривать со мной по-плохому?! Да кто ты такой? У тебя нет оружия, а у меня есть!
- Это твое единственное преимущество….
А дальше события стали развиваться по весьма фантастическому сценарию. Кто бы мог подумать, что обычный с виду парень может справиться с этими гориллами. Надо же и такое бывает! Незнакомец оказался хорошо знаком с техникой борьбы, да что там – ему смело можно было выдавать черный пояс. Точным движением выбив нож из рук грузина, он уложил его на землю. Но не успела я обрадоваться, как тот вывернулся, схватив моего спасителя за горло. Они сцепились, клубком катаясь по снегу.
Нет, я не хочу, чтобы все так закончилось! В голове созрела шальная мысль: тело среагировало мгновенно – я впилась зубами в ладонь захватчика и, что есть силы, пнула ногой.
- Ну, с..а, ты за это ответишь…
Он занес руку, но не успел… Последовала череда ударов, бессвязное рычание и я оказалась вдали от места событий - в растерянности сидящей на снегу. Когда все закончилось, мой спаситель подошел к сугробу, ставшим для меня своеобразным тылом, протянул руку.
- С вами все в порядке?
- Да, спасибо большее. Если бы не вы…. – я зажмурилась, пытаясь отогнать страшные мысли.
- Давайте я провожу вас. А то, такая красивая девушка легко попадет в еще одну неприятность. Кстати меня Игорь зовут. А вас?
Сначала я хотела представиться Изольдой, но неожиданно с языка сорвалось:
- Настя.

Взгляд!!! Я думала, так не бывает.
Один только взгляд, и током пронзает.
И ноги, как вата, туман в голове,
А голос звучит, где- то там, в синеве…

******

После того случая, мы с Игорем начали часто видеться. Оказалось, он тоже приехал в Москву учиться, и кто бы мог представить - из Котельнича, неподалеку от Кирова. Жил в общежитии университета МГТУ подрабатывал по вечерам. В ту памятную ночь, он как раз возвращался с подработки. Сначала, Игорь стал мне другом. С ним было приятно находиться: за разговором время проносилось незаметно. Все-таки хорошо было встретить в таком «холодном» городе родственную душу. А потом я не заметила, как влюбилась. Казалось, после Антона, это никогда не произойдет, но нет – сердце запело, лед раскололся и вот я снова люблю.

Всё так, как обычно, но что–то не так,
И сердце предатель, и сердце мне враг,
Оттаяло сердце, один только взгляд.
Ты просто обнял - а по телу разряд…
Ты просто губами к губам прикоснулся,
А спящий вулкан, во мне сразу проснулся,
И тело – огонь, вся горю от желанья,
Хочу, чтоб продлились любви истязанья…
Я снова люблю и любима, всё ясно!!!
И отдаюсь, чувству этому, страстно…
Вот я словно птица, летаю от счастья,
И верю, что больше не будет ненастья…

Неужели это я, Изольда Петрашевская, девушка, сотканная изо льда? Я не узнавала себя. Бежала на свидание, словно шестнадцатилетняя девчонка. Видел бы меня сейчас Рязанцев! Никогда не думала, что любовь такое необыкновенное чувство. Его нельзя описать несколькими словами. Это нужно только испытать. Готовить для человека еду, одеваться, ждать – все эти банальные вещи превратились вдруг в нечто важное. Я скучала без него, если не слышала его голос – мне было плохо. А за спиной, словно, выросли крылья, и тщеславная мечта о богатстве, подобрав хвост, растворилась в глубине сознания. Вот оно счастья – думала я каждый раз, блаженно засыпая на груди любимого.
Прошло полтора года… Эйфория улеглась, и быт начал потихоньку подбираться ближе. И тут судьба снова решила сыграть со мной злую шутку. Мне стало чего-то не хватать. Моя деятельная натура, как всегда хотела большего. «С милым рай в шалаше» - пискнуло сознание. Не знаю… Во мне, словно, проснулось два человека: один шептал – брось его, он никто, жалкий студентишка!; второй отвечал – не смей! вот она настоящая любовь. Все наладится, надо только подождать…

Вот разошлись в своих сужденьях
Мой разум и моя душа.
И не придут к едину мненью,
Как дальше жить и чем дышать.
Мой разум, трезво рассуждая
Твердит одно – разрушить все.
Вперёд к мечте, не обсуждая,
Он лишний груз, ты сбрось его…
Душа кричит, ну дай ты время
Пройдём мы вместе этот путь,
Добьёмся славы, сбросим бремя,
Но слышу шум, мне не уснуть…
Шумит мой разум возмущенный,
Он снова душу стал лечить,
Она его не хочет слушать
И так отчаянно кричит…
И я мечусь, так что мне делать?
Мой разум понимает все,
Душа же шепчет неумело
Поверь в любовь! Дай шанс еще!
Как помирить мой разум зрелый
И душу детскую мою,
И как понять, так что мне делать?
Как с этим жить? Я не пойму!!

Я разрывалась на части. Но была и еще одна причина – в самом Игоре. С моим появлением жизнь его стала труднее. Помимо своих забот, появилось много других – девушку же надо водить в кино, кафе, да еще цветы, подарки. Я не требовала много – но, видимо, он был так воспитан. Игорь уставал – учеба, работа, свидания, да еще он отправлял часть денег родителям. С каждым днем он угасал. Ему было тяжело - все же он такой же провинциал, пытающийся пробиться в люди. Наконец, я решила…
Этим вечером позвала любимого к себе. Соседка ушла к подруге, и в моем распоряжении осталась целая квартира. Приготовила ужин, зажгла свечи и, надев самый откровенный наряд, стала ждать.
После ужина, как всегда, понесла тарелки к мойке. Терпеть не могу, когда остается грязная посуда! Но Игорь не дал вымыть даже стакан - прижал к себе и жадно припал к губам. Сделав попытку увернуться, я наигранно возмутилась:
- Кажется, мы собирались помыть посуду.
- К черту ее! Я весь день ждал этой минуты.
Он снова меня поцеловал. Ну почему в его руках, я каждый раз превращаюсь в податливый воск, ожидая, когда он начнет лепить из меня все, что захочет? А, разум - он просто отказывается подчиняться! Но это просто - все дело в этом человеке – Игоре Белове. Я люблю его, и сейчас он нужен мне весь…
- Закрой глаза?
- Что… - я с неохотой вырвалась из охвативших меня грез.
-Насть, не спорь со мной. Сделай, как я прошу. Пожалуйста.
Я быстро прикрыла глаза.
- Не подглядывать.
Сначала ничего не происходило. Мне уже захотелось прекратить эту странную игру, как вдруг я почувствовала на шее прикосновение чего-то холодного.
-Все можешь открывать, – прошептал на ухо.
Ух ты! Тонкая серебряная цепочка с янтарным кулончиком в форме ангела. Золотистый, даже какой-то медовый оттенок камня. Небольшая фигурка переливалась на свету, завораживая своей ни с чем несравнимой красотой.
-Игорь, я…у меня просто нет слов.
- Этот ангел будет твоим хранителем, пока меня нет рядом.
Я ласково посмотрела на любимого. Наши взгляды встретились…
Игорь взял меня за талию, посадил на стол. Легонько надавив на плечи, заставляя опуститься на прохладную поверхность, и тут же лег сверху. Нежно обвел пальцем контур губ, медленно коснулся дразнящим движением. Оторвался и снова прикоснулся. Поцелуям не было конца. Его язык творил чудеса, посылая по телу искры наслаждения. Я запустила руку в его волосы, стараясь притянуть еще ближе.
Внезапно он отстранился и резко приподнял меня. Медленно расстегнул молнию на платье, освобождая от шелкового плена.
- Ты прелестна, – Игорь слегка потерся подбородком о мою щеку и прикусил мочку. Не произнося больше ни слова, поднял на руки и понес в спальню.
Казалось, все тело сгорает. Никогда еще мне не доводилось испытывать таких ярких ощущений. Я поднималась в небеса и камнем падала вниз. Оргазмы накрывали один за другим. Опьяняющий коктейль из эмоций: наслаждение вперемешку с нежностью и яростью. Опустившись с небес, не заметила, как по моему лицу начали течь слезы. Это было так сказочно, и все же этого больше не повторится…
- Настя, я люблю тебя. Пожалуйста, перестань плакать, - Игорь осторожно приподнял мой подбородок и заглянул в глаза, - Я никогда не причиню тебе боли, верь мне.
Я стремительно обвила руками его шею.
- Знаю. Я тоже люблю тебя. Очень сильно!
Он не дал мне договорить, закрыв рот поцелуем. Ласки возобновились с новой силой, и тело снова начало растворяться в его объятьях. Дав выход страсти, мы вместе устремились к сияющим вершинам любви…
Эту ночь я не забуду никогда. Она была последней… Полтора года счастья и, вот он, конец... Это мое решение - для нас это будет лучшим выходом. Утром я уйду и все забуду. Знаю, тебе будет больно. Прости … После меня останется только запах духов и записка – небольшой клочок бумаги, прочтя который ты навсегда вычеркнешь меня из своего сердца. Прощай…

Я ушла одиноко прочь,
Рухнул мир наш с тобой в одночасье.
Я тебе оставила только ночь,
Унеся с собой наше счастье…
Кровоточит сердце твое
И в висках непрерывно - боль,
Разобьешь ты фото мое,
Как разбилась наша любовь…
Кофе, дым сигарет, да бутылка вина,
Ты сейчас там один, где-то там я одна.
Не поможет уж нам черноглазая ночь,
И наверно никто, нам не сможет помочь…

 
СообщениеГлава 6.

Предновогодние праздники это всегда такая суматоха. Подарки, магазины, бесконечные очереди в универсам… А также пробки, нервные прохожие и все же немного наивное, детское ожидание праздника.
Я заранее прошла по магазинам, закупив всем подарки. Маме собрала небольшую посылку, да надо бы не забыть написать ей письмо. Да и Оле тоже – сто лет их не видела.
В шесть вечера позвонил Рязанцев.
- Привет. Чего звонишь?
- У меня для тебя сюрприз! Я у твоего подъезда. Спустись вниз.
- Может, ты поднимешься ко мне? Я тоже приготовлю тебя кое-что…
- Ляль, одевайся и быстро вниз. Все, я тебя жду, – он отключил телефон.
Вот, блин. На улице такой холод, а ему увидеться приспичило. Я натянула шубу, сапоги и вышла. У подъезда стоял Дима, а рядом с ним… может мне мерещится, да нет вроде…вместо привычного черного «БМВ», расположилась белая «Волга».
- Ты сменил машину? – понадобилось несколько секунд, чтобы отойти от шока.
- Нет, котик, я купил машину тебе, - он с улыбкой распахнул двери автомобиля. Не медля ни секунды, я залезла внутрь и замерла. Провела рукой по рулю, коже, который был обит салон. Мм…Странные ощущения. Моей несбыточной мечтой оставался форд «Ранчеро», сказочное чудо фиолетового цвета… Но это тоже неплохо.
- Смотри, что у меня есть? – Дима уселся рядом и жестом фокусника выудил из кармана небольшую прямоугольную карточку. Права… и там моя фотография!
- С новым годом, Ляль!
- Димочка!
Я даже не успела его, как следует, отблагодарить, как у него зазвенел телефон. Во время наших встреч он обычно отключал его, но сейчас почему-то ответил: быстро сказал несколько слов и отключился.
- Черт возьми, – он негромко выругался.- Извини, котик, но сегодня тебе придется покататься без меня. Дела.
- Я справлюсь, – мои руки до сих пор бережно сжимали руль. Скорей бы испытать новую игрушку.
- Будь осторожно. Люблю тебя.
- Я тоже.
Банальная фраза, затертая до дыр. Ну не могу я произнести эти три слова! Особенно для человека, которого не люблю. Впрочем, сейчас это не важно. Главное – машина.
Опыт вождения у меня был. Поначалу, учили мама. Наша «старушка» тяжело поддавалась укрощению, но с маминой помощью, постепенно сдалась. Потом учителем заделался и сам Рязанцев. Правда с ним уроки часто заканчивались сексом, хотя необходимые навыки я все же получила.
Проверив наличие бензина, я завела автомобиль и, немного прогрев, плавно выкатилась на дорогу. Люблю я ввязываться в авантюры. Подождала бы Диму, покаталась – так нет же. Мое альтер-эго требовало острых ощущений…
Первые двадцать минут езды от напряжения бросало в дрожь. Все же, первый раз, одна на дороге. Но постепенно, осваиваясь с плавно скользящей машиной, я успокоилась, даже стала испытывать наслаждение. Передо мной проносились заснеженные московские улицы, прохожие, спешащие по своим делам, мелькали огни…
Загорелся светофор. И тут я почувствовала, что происходит что-то странное: педаль тормоза до упора была вдавлена в пол, однако дальнейших действий не происходило. Машина напрочь отказывалась тормозить! Как в замедленной съёмке, вдалеке мелькнул бампер другой машины… Я резко крутанула руль вправо … Перед глазами все завертелось: черно-белое месиво с небольшими вкраплениями цвета. Скрежет металла, удары…Последнее, что помню, был мой крик, звучащий откуда-то издалека, тупая боль и темнота.


*****

Я застонала, с трудом приоткрыв глаза. Зрение никак не хотело фокусироваться, но, наконец, явило мне картину происходящего. Капельница, белые стены…Опять. Больница. Да, она преследует меня!
Толстая женщина в белом халате, приоткрыла дверь и тихонечко подошла к кровати.
- Как вы себя чувствуете? Вы в больнице, всё плохое позади. Как же вам повезло. Прямо в рубашке родились…
- Что произошло? – язык почему-то не хотел подчиняться и еле ворочался. Наверное, опять вкололи мне какую-нибудь гадость.
- Вы перевернулись. Машина всмятку, а у вас всего лишь легкие ушибы и царапины. Благодарите Бога. Вам сильно повезло.
Вот и покаталась, молодец! Адреналина захотелось – вот и получила – едко процедило подсознание. Я закрыла глаза и постаралась уснуть.
Вечером заявился Дима. Он выглядел обеспокоенным, и, казалось, искренне переживал за меня. Даже насчет ребенка спросил.
Если бы он только знал, что у меня никогда не будет детей. Еще во время нашего романа с Игорем я сходила к гинекологу – когда врач вынес приговор, в ушах словно заиграл «Реквием»… Еще один удар судьбы. Бесплодна, хотя, мне посоветовали не падать духом – ведь всегда есть шанс… Перед приходом Рязанцева я поговорила с медсестрой, в красках описала мое положение, и попросила мне подыграть. Видя мое подавленное состояние – все-таки, в актрисы надо было идти – она согласилась.
Да уж, известие о том, что у нас не будет ребёнка, Рязанцева не слишком расстроило. Хотя в принципе другого я не ожидала. Он успокаивал меня, сказал, что всё наладиться …
Спустя месяц я вернулась на работу, и всё опять потекло своим чередом. Да, еще, вышло мое новое творение – сборник стихов о люблю. Ирония, не правда ли?

Глава 7.

Ночь, улица, фонарь, аптека… Все же как наш классик был прав. Первые строки его стихотворения вспоминает, наверное, половина населения. У всех разные причины, но как говорится – место встречи изменить нельзя. Вот и для меня это не стало исключением. Моей соседке вечером стало плохо. Вызвали скорую – оказалось повышенное давление. Ей, конечно, сделали все, что полагается в этом случае, но в больницу она ехать отказалась – и вот одиннадцать ночи, жуткий мороз, на улице никого, и я ищу круглосуточную аптеку.
- Дэвушка, а дэвушка, вам помочь? – мужской голос, с ужасным акцентом, послал по моему телу тысячи мурашек. Этого еще не хватало! Когда я только собиралась уехать из Кирова меня предупреждали об опасности, таящейся в ночной Москве. Тогда это казалось бредом, запугиванием, но сейчас… Надо успокоиться, пока еще рано психовать! Я ускорила шаг, в надежде осматриваясь вокруг – черт возьми, ни единой живой души.
- Вах, какая невежливая дэвушка!
Меня все же догнали, и, схватив за руку, повернули к себе. В лицо ударил запах перегара, вперемешку с еще какой-то гадостью, а масленые глазки мужчины бегали по телу. Казалось, он видит даже через куртку. С тоской вспомнив перцовый баллончик, я попыталась взять себя в руки: стиснула кулаки, с вызовом уставилась на захватчика.
- Отпустите меня, я милицию позову! – произнесла твердым голосом.
- Зови, зови, – ухмыльнулся бородач, сильнее стискивая мой локоть. Когда сзади подошел еще один «горец», меня затрясло.
- Помогите!!!
- Не ори, тварь! – рот зажали огромной лапищей, от которой несло едким запахом дешевого табака.
Ну, вот и все, Настя, допрыгалась! Сама рвалась в столицу, вот и получай – все тридцать три удовольствия. Вырваться не удавалось - держали меня крепко.
- Отпустите мою жену! Дорогая, иди сюда.
С надеждой взглянув на подошедшего незнакомца, я чуть не взвыла от досады – молодой парень, примерно моего возраста. Нет, фигура довольно крепкая, но против двух амбалов грузинской национальности…неа.
- Ты это, пацан, иди, куда шел, а? – тип, держащий меня, кивнул напарнику, и через секунду, в его руке блеснула небольшая финка.
Глаза расширились от ужаса, и я замычала. В голове ясно встала картинка дальнейших событий – как только они расправятся с ним, то сразу примутся за меня. Нет, только не это! Неужели все так и закончится?
- По-хорошему говорю, отпустите мою жену! – невозмутимо произнес молодой человек, подходя ближе.
Презрительно хмыкнув, грузин смачно сплюнул на землю:
- Ты хочешь сказать, что можешь разговаривать со мной по-плохому?! Да кто ты такой? У тебя нет оружия, а у меня есть!
- Это твое единственное преимущество….
А дальше события стали развиваться по весьма фантастическому сценарию. Кто бы мог подумать, что обычный с виду парень может справиться с этими гориллами. Надо же и такое бывает! Незнакомец оказался хорошо знаком с техникой борьбы, да что там – ему смело можно было выдавать черный пояс. Точным движением выбив нож из рук грузина, он уложил его на землю. Но не успела я обрадоваться, как тот вывернулся, схватив моего спасителя за горло. Они сцепились, клубком катаясь по снегу.
Нет, я не хочу, чтобы все так закончилось! В голове созрела шальная мысль: тело среагировало мгновенно – я впилась зубами в ладонь захватчика и, что есть силы, пнула ногой.
- Ну, с..а, ты за это ответишь…
Он занес руку, но не успел… Последовала череда ударов, бессвязное рычание и я оказалась вдали от места событий - в растерянности сидящей на снегу. Когда все закончилось, мой спаситель подошел к сугробу, ставшим для меня своеобразным тылом, протянул руку.
- С вами все в порядке?
- Да, спасибо большее. Если бы не вы…. – я зажмурилась, пытаясь отогнать страшные мысли.
- Давайте я провожу вас. А то, такая красивая девушка легко попадет в еще одну неприятность. Кстати меня Игорь зовут. А вас?
Сначала я хотела представиться Изольдой, но неожиданно с языка сорвалось:
- Настя.

Взгляд!!! Я думала, так не бывает.
Один только взгляд, и током пронзает.
И ноги, как вата, туман в голове,
А голос звучит, где- то там, в синеве…

******

После того случая, мы с Игорем начали часто видеться. Оказалось, он тоже приехал в Москву учиться, и кто бы мог представить - из Котельнича, неподалеку от Кирова. Жил в общежитии университета МГТУ подрабатывал по вечерам. В ту памятную ночь, он как раз возвращался с подработки. Сначала, Игорь стал мне другом. С ним было приятно находиться: за разговором время проносилось незаметно. Все-таки хорошо было встретить в таком «холодном» городе родственную душу. А потом я не заметила, как влюбилась. Казалось, после Антона, это никогда не произойдет, но нет – сердце запело, лед раскололся и вот я снова люблю.

Всё так, как обычно, но что–то не так,
И сердце предатель, и сердце мне враг,
Оттаяло сердце, один только взгляд.
Ты просто обнял - а по телу разряд…
Ты просто губами к губам прикоснулся,
А спящий вулкан, во мне сразу проснулся,
И тело – огонь, вся горю от желанья,
Хочу, чтоб продлились любви истязанья…
Я снова люблю и любима, всё ясно!!!
И отдаюсь, чувству этому, страстно…
Вот я словно птица, летаю от счастья,
И верю, что больше не будет ненастья…

Неужели это я, Изольда Петрашевская, девушка, сотканная изо льда? Я не узнавала себя. Бежала на свидание, словно шестнадцатилетняя девчонка. Видел бы меня сейчас Рязанцев! Никогда не думала, что любовь такое необыкновенное чувство. Его нельзя описать несколькими словами. Это нужно только испытать. Готовить для человека еду, одеваться, ждать – все эти банальные вещи превратились вдруг в нечто важное. Я скучала без него, если не слышала его голос – мне было плохо. А за спиной, словно, выросли крылья, и тщеславная мечта о богатстве, подобрав хвост, растворилась в глубине сознания. Вот оно счастья – думала я каждый раз, блаженно засыпая на груди любимого.
Прошло полтора года… Эйфория улеглась, и быт начал потихоньку подбираться ближе. И тут судьба снова решила сыграть со мной злую шутку. Мне стало чего-то не хватать. Моя деятельная натура, как всегда хотела большего. «С милым рай в шалаше» - пискнуло сознание. Не знаю… Во мне, словно, проснулось два человека: один шептал – брось его, он никто, жалкий студентишка!; второй отвечал – не смей! вот она настоящая любовь. Все наладится, надо только подождать…

Вот разошлись в своих сужденьях
Мой разум и моя душа.
И не придут к едину мненью,
Как дальше жить и чем дышать.
Мой разум, трезво рассуждая
Твердит одно – разрушить все.
Вперёд к мечте, не обсуждая,
Он лишний груз, ты сбрось его…
Душа кричит, ну дай ты время
Пройдём мы вместе этот путь,
Добьёмся славы, сбросим бремя,
Но слышу шум, мне не уснуть…
Шумит мой разум возмущенный,
Он снова душу стал лечить,
Она его не хочет слушать
И так отчаянно кричит…
И я мечусь, так что мне делать?
Мой разум понимает все,
Душа же шепчет неумело
Поверь в любовь! Дай шанс еще!
Как помирить мой разум зрелый
И душу детскую мою,
И как понять, так что мне делать?
Как с этим жить? Я не пойму!!

Я разрывалась на части. Но была и еще одна причина – в самом Игоре. С моим появлением жизнь его стала труднее. Помимо своих забот, появилось много других – девушку же надо водить в кино, кафе, да еще цветы, подарки. Я не требовала много – но, видимо, он был так воспитан. Игорь уставал – учеба, работа, свидания, да еще он отправлял часть денег родителям. С каждым днем он угасал. Ему было тяжело - все же он такой же провинциал, пытающийся пробиться в люди. Наконец, я решила…
Этим вечером позвала любимого к себе. Соседка ушла к подруге, и в моем распоряжении осталась целая квартира. Приготовила ужин, зажгла свечи и, надев самый откровенный наряд, стала ждать.
После ужина, как всегда, понесла тарелки к мойке. Терпеть не могу, когда остается грязная посуда! Но Игорь не дал вымыть даже стакан - прижал к себе и жадно припал к губам. Сделав попытку увернуться, я наигранно возмутилась:
- Кажется, мы собирались помыть посуду.
- К черту ее! Я весь день ждал этой минуты.
Он снова меня поцеловал. Ну почему в его руках, я каждый раз превращаюсь в податливый воск, ожидая, когда он начнет лепить из меня все, что захочет? А, разум - он просто отказывается подчиняться! Но это просто - все дело в этом человеке – Игоре Белове. Я люблю его, и сейчас он нужен мне весь…
- Закрой глаза?
- Что… - я с неохотой вырвалась из охвативших меня грез.
-Насть, не спорь со мной. Сделай, как я прошу. Пожалуйста.
Я быстро прикрыла глаза.
- Не подглядывать.
Сначала ничего не происходило. Мне уже захотелось прекратить эту странную игру, как вдруг я почувствовала на шее прикосновение чего-то холодного.
-Все можешь открывать, – прошептал на ухо.
Ух ты! Тонкая серебряная цепочка с янтарным кулончиком в форме ангела. Золотистый, даже какой-то медовый оттенок камня. Небольшая фигурка переливалась на свету, завораживая своей ни с чем несравнимой красотой.
-Игорь, я…у меня просто нет слов.
- Этот ангел будет твоим хранителем, пока меня нет рядом.
Я ласково посмотрела на любимого. Наши взгляды встретились…
Игорь взял меня за талию, посадил на стол. Легонько надавив на плечи, заставляя опуститься на прохладную поверхность, и тут же лег сверху. Нежно обвел пальцем контур губ, медленно коснулся дразнящим движением. Оторвался и снова прикоснулся. Поцелуям не было конца. Его язык творил чудеса, посылая по телу искры наслаждения. Я запустила руку в его волосы, стараясь притянуть еще ближе.
Внезапно он отстранился и резко приподнял меня. Медленно расстегнул молнию на платье, освобождая от шелкового плена.
- Ты прелестна, – Игорь слегка потерся подбородком о мою щеку и прикусил мочку. Не произнося больше ни слова, поднял на руки и понес в спальню.
Казалось, все тело сгорает. Никогда еще мне не доводилось испытывать таких ярких ощущений. Я поднималась в небеса и камнем падала вниз. Оргазмы накрывали один за другим. Опьяняющий коктейль из эмоций: наслаждение вперемешку с нежностью и яростью. Опустившись с небес, не заметила, как по моему лицу начали течь слезы. Это было так сказочно, и все же этого больше не повторится…
- Настя, я люблю тебя. Пожалуйста, перестань плакать, - Игорь осторожно приподнял мой подбородок и заглянул в глаза, - Я никогда не причиню тебе боли, верь мне.
Я стремительно обвила руками его шею.
- Знаю. Я тоже люблю тебя. Очень сильно!
Он не дал мне договорить, закрыв рот поцелуем. Ласки возобновились с новой силой, и тело снова начало растворяться в его объятьях. Дав выход страсти, мы вместе устремились к сияющим вершинам любви…
Эту ночь я не забуду никогда. Она была последней… Полтора года счастья и, вот он, конец... Это мое решение - для нас это будет лучшим выходом. Утром я уйду и все забуду. Знаю, тебе будет больно. Прости … После меня останется только запах духов и записка – небольшой клочок бумаги, прочтя который ты навсегда вычеркнешь меня из своего сердца. Прощай…

Я ушла одиноко прочь,
Рухнул мир наш с тобой в одночасье.
Я тебе оставила только ночь,
Унеся с собой наше счастье…
Кровоточит сердце твое
И в висках непрерывно - боль,
Разобьешь ты фото мое,
Как разбилась наша любовь…
Кофе, дым сигарет, да бутылка вина,
Ты сейчас там один, где-то там я одна.
Не поможет уж нам черноглазая ночь,
И наверно никто, нам не сможет помочь…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 08.03.2011 в 14:49
СообщениеГлава 6.

Предновогодние праздники это всегда такая суматоха. Подарки, магазины, бесконечные очереди в универсам… А также пробки, нервные прохожие и все же немного наивное, детское ожидание праздника.
Я заранее прошла по магазинам, закупив всем подарки. Маме собрала небольшую посылку, да надо бы не забыть написать ей письмо. Да и Оле тоже – сто лет их не видела.
В шесть вечера позвонил Рязанцев.
- Привет. Чего звонишь?
- У меня для тебя сюрприз! Я у твоего подъезда. Спустись вниз.
- Может, ты поднимешься ко мне? Я тоже приготовлю тебя кое-что…
- Ляль, одевайся и быстро вниз. Все, я тебя жду, – он отключил телефон.
Вот, блин. На улице такой холод, а ему увидеться приспичило. Я натянула шубу, сапоги и вышла. У подъезда стоял Дима, а рядом с ним… может мне мерещится, да нет вроде…вместо привычного черного «БМВ», расположилась белая «Волга».
- Ты сменил машину? – понадобилось несколько секунд, чтобы отойти от шока.
- Нет, котик, я купил машину тебе, - он с улыбкой распахнул двери автомобиля. Не медля ни секунды, я залезла внутрь и замерла. Провела рукой по рулю, коже, который был обит салон. Мм…Странные ощущения. Моей несбыточной мечтой оставался форд «Ранчеро», сказочное чудо фиолетового цвета… Но это тоже неплохо.
- Смотри, что у меня есть? – Дима уселся рядом и жестом фокусника выудил из кармана небольшую прямоугольную карточку. Права… и там моя фотография!
- С новым годом, Ляль!
- Димочка!
Я даже не успела его, как следует, отблагодарить, как у него зазвенел телефон. Во время наших встреч он обычно отключал его, но сейчас почему-то ответил: быстро сказал несколько слов и отключился.
- Черт возьми, – он негромко выругался.- Извини, котик, но сегодня тебе придется покататься без меня. Дела.
- Я справлюсь, – мои руки до сих пор бережно сжимали руль. Скорей бы испытать новую игрушку.
- Будь осторожно. Люблю тебя.
- Я тоже.
Банальная фраза, затертая до дыр. Ну не могу я произнести эти три слова! Особенно для человека, которого не люблю. Впрочем, сейчас это не важно. Главное – машина.
Опыт вождения у меня был. Поначалу, учили мама. Наша «старушка» тяжело поддавалась укрощению, но с маминой помощью, постепенно сдалась. Потом учителем заделался и сам Рязанцев. Правда с ним уроки часто заканчивались сексом, хотя необходимые навыки я все же получила.
Проверив наличие бензина, я завела автомобиль и, немного прогрев, плавно выкатилась на дорогу. Люблю я ввязываться в авантюры. Подождала бы Диму, покаталась – так нет же. Мое альтер-эго требовало острых ощущений…
Первые двадцать минут езды от напряжения бросало в дрожь. Все же, первый раз, одна на дороге. Но постепенно, осваиваясь с плавно скользящей машиной, я успокоилась, даже стала испытывать наслаждение. Передо мной проносились заснеженные московские улицы, прохожие, спешащие по своим делам, мелькали огни…
Загорелся светофор. И тут я почувствовала, что происходит что-то странное: педаль тормоза до упора была вдавлена в пол, однако дальнейших действий не происходило. Машина напрочь отказывалась тормозить! Как в замедленной съёмке, вдалеке мелькнул бампер другой машины… Я резко крутанула руль вправо … Перед глазами все завертелось: черно-белое месиво с небольшими вкраплениями цвета. Скрежет металла, удары…Последнее, что помню, был мой крик, звучащий откуда-то издалека, тупая боль и темнота.


*****

Я застонала, с трудом приоткрыв глаза. Зрение никак не хотело фокусироваться, но, наконец, явило мне картину происходящего. Капельница, белые стены…Опять. Больница. Да, она преследует меня!
Толстая женщина в белом халате, приоткрыла дверь и тихонечко подошла к кровати.
- Как вы себя чувствуете? Вы в больнице, всё плохое позади. Как же вам повезло. Прямо в рубашке родились…
- Что произошло? – язык почему-то не хотел подчиняться и еле ворочался. Наверное, опять вкололи мне какую-нибудь гадость.
- Вы перевернулись. Машина всмятку, а у вас всего лишь легкие ушибы и царапины. Благодарите Бога. Вам сильно повезло.
Вот и покаталась, молодец! Адреналина захотелось – вот и получила – едко процедило подсознание. Я закрыла глаза и постаралась уснуть.
Вечером заявился Дима. Он выглядел обеспокоенным, и, казалось, искренне переживал за меня. Даже насчет ребенка спросил.
Если бы он только знал, что у меня никогда не будет детей. Еще во время нашего романа с Игорем я сходила к гинекологу – когда врач вынес приговор, в ушах словно заиграл «Реквием»… Еще один удар судьбы. Бесплодна, хотя, мне посоветовали не падать духом – ведь всегда есть шанс… Перед приходом Рязанцева я поговорила с медсестрой, в красках описала мое положение, и попросила мне подыграть. Видя мое подавленное состояние – все-таки, в актрисы надо было идти – она согласилась.
Да уж, известие о том, что у нас не будет ребёнка, Рязанцева не слишком расстроило. Хотя в принципе другого я не ожидала. Он успокаивал меня, сказал, что всё наладиться …
Спустя месяц я вернулась на работу, и всё опять потекло своим чередом. Да, еще, вышло мое новое творение – сборник стихов о люблю. Ирония, не правда ли?

Глава 7.

Ночь, улица, фонарь, аптека… Все же как наш классик был прав. Первые строки его стихотворения вспоминает, наверное, половина населения. У всех разные причины, но как говорится – место встречи изменить нельзя. Вот и для меня это не стало исключением. Моей соседке вечером стало плохо. Вызвали скорую – оказалось повышенное давление. Ей, конечно, сделали все, что полагается в этом случае, но в больницу она ехать отказалась – и вот одиннадцать ночи, жуткий мороз, на улице никого, и я ищу круглосуточную аптеку.
- Дэвушка, а дэвушка, вам помочь? – мужской голос, с ужасным акцентом, послал по моему телу тысячи мурашек. Этого еще не хватало! Когда я только собиралась уехать из Кирова меня предупреждали об опасности, таящейся в ночной Москве. Тогда это казалось бредом, запугиванием, но сейчас… Надо успокоиться, пока еще рано психовать! Я ускорила шаг, в надежде осматриваясь вокруг – черт возьми, ни единой живой души.
- Вах, какая невежливая дэвушка!
Меня все же догнали, и, схватив за руку, повернули к себе. В лицо ударил запах перегара, вперемешку с еще какой-то гадостью, а масленые глазки мужчины бегали по телу. Казалось, он видит даже через куртку. С тоской вспомнив перцовый баллончик, я попыталась взять себя в руки: стиснула кулаки, с вызовом уставилась на захватчика.
- Отпустите меня, я милицию позову! – произнесла твердым голосом.
- Зови, зови, – ухмыльнулся бородач, сильнее стискивая мой локоть. Когда сзади подошел еще один «горец», меня затрясло.
- Помогите!!!
- Не ори, тварь! – рот зажали огромной лапищей, от которой несло едким запахом дешевого табака.
Ну, вот и все, Настя, допрыгалась! Сама рвалась в столицу, вот и получай – все тридцать три удовольствия. Вырваться не удавалось - держали меня крепко.
- Отпустите мою жену! Дорогая, иди сюда.
С надеждой взглянув на подошедшего незнакомца, я чуть не взвыла от досады – молодой парень, примерно моего возраста. Нет, фигура довольно крепкая, но против двух амбалов грузинской национальности…неа.
- Ты это, пацан, иди, куда шел, а? – тип, держащий меня, кивнул напарнику, и через секунду, в его руке блеснула небольшая финка.
Глаза расширились от ужаса, и я замычала. В голове ясно встала картинка дальнейших событий – как только они расправятся с ним, то сразу примутся за меня. Нет, только не это! Неужели все так и закончится?
- По-хорошему говорю, отпустите мою жену! – невозмутимо произнес молодой человек, подходя ближе.
Презрительно хмыкнув, грузин смачно сплюнул на землю:
- Ты хочешь сказать, что можешь разговаривать со мной по-плохому?! Да кто ты такой? У тебя нет оружия, а у меня есть!
- Это твое единственное преимущество….
А дальше события стали развиваться по весьма фантастическому сценарию. Кто бы мог подумать, что обычный с виду парень может справиться с этими гориллами. Надо же и такое бывает! Незнакомец оказался хорошо знаком с техникой борьбы, да что там – ему смело можно было выдавать черный пояс. Точным движением выбив нож из рук грузина, он уложил его на землю. Но не успела я обрадоваться, как тот вывернулся, схватив моего спасителя за горло. Они сцепились, клубком катаясь по снегу.
Нет, я не хочу, чтобы все так закончилось! В голове созрела шальная мысль: тело среагировало мгновенно – я впилась зубами в ладонь захватчика и, что есть силы, пнула ногой.
- Ну, с..а, ты за это ответишь…
Он занес руку, но не успел… Последовала череда ударов, бессвязное рычание и я оказалась вдали от места событий - в растерянности сидящей на снегу. Когда все закончилось, мой спаситель подошел к сугробу, ставшим для меня своеобразным тылом, протянул руку.
- С вами все в порядке?
- Да, спасибо большее. Если бы не вы…. – я зажмурилась, пытаясь отогнать страшные мысли.
- Давайте я провожу вас. А то, такая красивая девушка легко попадет в еще одну неприятность. Кстати меня Игорь зовут. А вас?
Сначала я хотела представиться Изольдой, но неожиданно с языка сорвалось:
- Настя.

Взгляд!!! Я думала, так не бывает.
Один только взгляд, и током пронзает.
И ноги, как вата, туман в голове,
А голос звучит, где- то там, в синеве…

******

После того случая, мы с Игорем начали часто видеться. Оказалось, он тоже приехал в Москву учиться, и кто бы мог представить - из Котельнича, неподалеку от Кирова. Жил в общежитии университета МГТУ подрабатывал по вечерам. В ту памятную ночь, он как раз возвращался с подработки. Сначала, Игорь стал мне другом. С ним было приятно находиться: за разговором время проносилось незаметно. Все-таки хорошо было встретить в таком «холодном» городе родственную душу. А потом я не заметила, как влюбилась. Казалось, после Антона, это никогда не произойдет, но нет – сердце запело, лед раскололся и вот я снова люблю.

Всё так, как обычно, но что–то не так,
И сердце предатель, и сердце мне враг,
Оттаяло сердце, один только взгляд.
Ты просто обнял - а по телу разряд…
Ты просто губами к губам прикоснулся,
А спящий вулкан, во мне сразу проснулся,
И тело – огонь, вся горю от желанья,
Хочу, чтоб продлились любви истязанья…
Я снова люблю и любима, всё ясно!!!
И отдаюсь, чувству этому, страстно…
Вот я словно птица, летаю от счастья,
И верю, что больше не будет ненастья…

Неужели это я, Изольда Петрашевская, девушка, сотканная изо льда? Я не узнавала себя. Бежала на свидание, словно шестнадцатилетняя девчонка. Видел бы меня сейчас Рязанцев! Никогда не думала, что любовь такое необыкновенное чувство. Его нельзя описать несколькими словами. Это нужно только испытать. Готовить для человека еду, одеваться, ждать – все эти банальные вещи превратились вдруг в нечто важное. Я скучала без него, если не слышала его голос – мне было плохо. А за спиной, словно, выросли крылья, и тщеславная мечта о богатстве, подобрав хвост, растворилась в глубине сознания. Вот оно счастья – думала я каждый раз, блаженно засыпая на груди любимого.
Прошло полтора года… Эйфория улеглась, и быт начал потихоньку подбираться ближе. И тут судьба снова решила сыграть со мной злую шутку. Мне стало чего-то не хватать. Моя деятельная натура, как всегда хотела большего. «С милым рай в шалаше» - пискнуло сознание. Не знаю… Во мне, словно, проснулось два человека: один шептал – брось его, он никто, жалкий студентишка!; второй отвечал – не смей! вот она настоящая любовь. Все наладится, надо только подождать…

Вот разошлись в своих сужденьях
Мой разум и моя душа.
И не придут к едину мненью,
Как дальше жить и чем дышать.
Мой разум, трезво рассуждая
Твердит одно – разрушить все.
Вперёд к мечте, не обсуждая,
Он лишний груз, ты сбрось его…
Душа кричит, ну дай ты время
Пройдём мы вместе этот путь,
Добьёмся славы, сбросим бремя,
Но слышу шум, мне не уснуть…
Шумит мой разум возмущенный,
Он снова душу стал лечить,
Она его не хочет слушать
И так отчаянно кричит…
И я мечусь, так что мне делать?
Мой разум понимает все,
Душа же шепчет неумело
Поверь в любовь! Дай шанс еще!
Как помирить мой разум зрелый
И душу детскую мою,
И как понять, так что мне делать?
Как с этим жить? Я не пойму!!

Я разрывалась на части. Но была и еще одна причина – в самом Игоре. С моим появлением жизнь его стала труднее. Помимо своих забот, появилось много других – девушку же надо водить в кино, кафе, да еще цветы, подарки. Я не требовала много – но, видимо, он был так воспитан. Игорь уставал – учеба, работа, свидания, да еще он отправлял часть денег родителям. С каждым днем он угасал. Ему было тяжело - все же он такой же провинциал, пытающийся пробиться в люди. Наконец, я решила…
Этим вечером позвала любимого к себе. Соседка ушла к подруге, и в моем распоряжении осталась целая квартира. Приготовила ужин, зажгла свечи и, надев самый откровенный наряд, стала ждать.
После ужина, как всегда, понесла тарелки к мойке. Терпеть не могу, когда остается грязная посуда! Но Игорь не дал вымыть даже стакан - прижал к себе и жадно припал к губам. Сделав попытку увернуться, я наигранно возмутилась:
- Кажется, мы собирались помыть посуду.
- К черту ее! Я весь день ждал этой минуты.
Он снова меня поцеловал. Ну почему в его руках, я каждый раз превращаюсь в податливый воск, ожидая, когда он начнет лепить из меня все, что захочет? А, разум - он просто отказывается подчиняться! Но это просто - все дело в этом человеке – Игоре Белове. Я люблю его, и сейчас он нужен мне весь…
- Закрой глаза?
- Что… - я с неохотой вырвалась из охвативших меня грез.
-Насть, не спорь со мной. Сделай, как я прошу. Пожалуйста.
Я быстро прикрыла глаза.
- Не подглядывать.
Сначала ничего не происходило. Мне уже захотелось прекратить эту странную игру, как вдруг я почувствовала на шее прикосновение чего-то холодного.
-Все можешь открывать, – прошептал на ухо.
Ух ты! Тонкая серебряная цепочка с янтарным кулончиком в форме ангела. Золотистый, даже какой-то медовый оттенок камня. Небольшая фигурка переливалась на свету, завораживая своей ни с чем несравнимой красотой.
-Игорь, я…у меня просто нет слов.
- Этот ангел будет твоим хранителем, пока меня нет рядом.
Я ласково посмотрела на любимого. Наши взгляды встретились…
Игорь взял меня за талию, посадил на стол. Легонько надавив на плечи, заставляя опуститься на прохладную поверхность, и тут же лег сверху. Нежно обвел пальцем контур губ, медленно коснулся дразнящим движением. Оторвался и снова прикоснулся. Поцелуям не было конца. Его язык творил чудеса, посылая по телу искры наслаждения. Я запустила руку в его волосы, стараясь притянуть еще ближе.
Внезапно он отстранился и резко приподнял меня. Медленно расстегнул молнию на платье, освобождая от шелкового плена.
- Ты прелестна, – Игорь слегка потерся подбородком о мою щеку и прикусил мочку. Не произнося больше ни слова, поднял на руки и понес в спальню.
Казалось, все тело сгорает. Никогда еще мне не доводилось испытывать таких ярких ощущений. Я поднималась в небеса и камнем падала вниз. Оргазмы накрывали один за другим. Опьяняющий коктейль из эмоций: наслаждение вперемешку с нежностью и яростью. Опустившись с небес, не заметила, как по моему лицу начали течь слезы. Это было так сказочно, и все же этого больше не повторится…
- Настя, я люблю тебя. Пожалуйста, перестань плакать, - Игорь осторожно приподнял мой подбородок и заглянул в глаза, - Я никогда не причиню тебе боли, верь мне.
Я стремительно обвила руками его шею.
- Знаю. Я тоже люблю тебя. Очень сильно!
Он не дал мне договорить, закрыв рот поцелуем. Ласки возобновились с новой силой, и тело снова начало растворяться в его объятьях. Дав выход страсти, мы вместе устремились к сияющим вершинам любви…
Эту ночь я не забуду никогда. Она была последней… Полтора года счастья и, вот он, конец... Это мое решение - для нас это будет лучшим выходом. Утром я уйду и все забуду. Знаю, тебе будет больно. Прости … После меня останется только запах духов и записка – небольшой клочок бумаги, прочтя который ты навсегда вычеркнешь меня из своего сердца. Прощай…

Я ушла одиноко прочь,
Рухнул мир наш с тобой в одночасье.
Я тебе оставила только ночь,
Унеся с собой наше счастье…
Кровоточит сердце твое
И в висках непрерывно - боль,
Разобьешь ты фото мое,
Как разбилась наша любовь…
Кофе, дым сигарет, да бутылка вина,
Ты сейчас там один, где-то там я одна.
Не поможет уж нам черноглазая ночь,
И наверно никто, нам не сможет помочь…


Автор - Ленусик
Дата добавления - 08.03.2011 в 14:49
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » "Одной мечты для счастья мало" (Это проба совместить прозу с поэзией...)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | "Одной мечты для счастья мало" - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz