Иллюзия надежды. продолжение - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Иллюзия надежды. продолжение - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Иллюзия надежды. продолжение
Иллюзия надежды. продолжение
1972dimanДата: Пятница, 22.03.2013, 18:57 | Сообщение # 1
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 53
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Вдруг Билла осенила догадка: Это всё дом, именно дом всему причина!: Сколько он читал, про такие жуткие дома с привидениями, номера гостинец, про старые, древние замки, заброшенные цеха. Учёные считали что, во всём причина разломы в земной коре, Билл же считал всё это просто фантазией чьего-то разыгравшегося воображения или банальной выдумкой. И вот он с этим столкнулся, что-то непонятное и необъяснимое обитает здесь, в этом доме. Он тогда, от машины пошёл на свет, из окна этого дома, а пришёл во тьму или может, он всегда был в этой тьме, не осознавая того и теперь ему, некому помочь, кроме....!?!
Билл посмотрел, на потолок -- А может, ты действительно есть? Но почему, тебя не было рядом, когда я в тебе нуждался, почему?
Удар огромной силы в дверь, прервал его речь, удар был такой силы что, дом вздрогнул, диван вместе с Биллом подпрыгнул. Ужас от происходящего сковал его мышцы, внизу живота образовалось ощущение пугающей пустоты, Билл не мог вздохнуть. Удары в дверь с периодичностью продолжались, сотрясая дом, до тех пор, пока он не упал с дивана.
Билл лежал на холодном полу не в силах пошевелиться, словно его выжили как половую тряпку. Он лежал и смотрел на входную дверь, ожидая что, она откроется и войдёт что-то чудовищное,
Но никто не входил, наступила гнетущая тишина, тишина ожидания чего то, но чего!? Это ожидание было похоже, на ожидание родственников больного которого оперируют и никто не знает, как закончиться операция, все ждут хирурга, который выйдет и скажет результат. И эти минуты ожидания, самые страшные для родственников, эти минуты ожидания длятся вечно. И вот, хирург вышел с операционной к родственникам, в это мгновение он им кажется богом, от того что он скажет, будет многое зависеть, И вот он подошёл и....
Билл сейчас пребывал именно в таком состоянии, в состоянии родственников оперируемого, к которому, подошёл хирург и...., Билл сейчас находился в состоянии, между и.... и теми словами, которые скажет хирург, это было пугающее чувство неопределённости!
Билл встал, подошёл к окну, там за окном, в лунном свете, он увидел ребёнка, сидящего на санках, в ребёнке, он узнал себя. За окном падал снег, санки за верёвку тянул отец, маленький Билли смеялся, неподалёку стояла улыбающаяся мама. Отец остановился, слепил снежок и бросил его в маму, снежок попал ей прямо в лоб, Билли вместе с отцом засмеялись. В ответ, мама запустила снежок в отца, отец, сделал, тоже самое, началась снежная битва, между родителями, а Билли, от этого действа, завёлся в детском смехе.
Билл стоял, смотрел на это, улыбаясь, подхватывая ощущение счастья, душа играла марш Мендельсона, в честь бракосочетания детства и гармонии бытия! В то мгновение казалось что, это не закончиться никогда. И вдруг он почувствовал, гнетущее чувство невозврата, словно кто-то разрезает душу пилой с затупленными зубьями, причиняя дикую боль, отпиливаемому материалу.
А там за окном, маленький Билли сидел в детских санях, радуясь и смеясь всему происходящему, как вдруг Его лицо стало каменным, его глаза с ненавистью смотрели, прямо в глаза Билла, стоявшего у окна. Вдруг дверь в дом распахнулась, в комнату ворвался холодный, зимний воздух.
Маленький Билли, детским голосом, с ненавистью, крикнул, обращаясь к Биллу, стоящему у окна -- Ты сам, во всём виновен! -- и дверь, с грохотом захлопнулась.
Билл с ужасом стоял и смотрел в окно, там всё так же шёл снег, сугробы стали выше, троица исчезла. Луна ярко светила, на снегу отчётливо виднелись следы от детских саней и двух пар ног.
Билл сидел на диване, обливаясь потом, он хотел снять рубашку но, не мог, она, будто приросла к коже, каждое движение, сопровождалось болью. Рубашку, словно потушили, после того, как она горела, прямо на теле, опять запахло, жареным мясом. Синтетический материал рубашки, словно прикипел к коже от высокой температуры. Билл почти кричал от неимоверной боли, он посмотрел на свою рубашку и с ужасом увидел что, это не пот, а кровь. В воздухе смешался запах жареного мяса и тошнотворный запах крови. Страх стал перерастать в панику, как у человека, летящего на самолёте, а у авиалайнера отказали все двигатели и тот стремительно приближается к земле, ещё немного и крушение.
Тут Билл увидел в углу квадрат света, он пригляделся и увидел что, там стоял небольшой телевизор. На экране телевизора в показанной картинке Билл увидел четверых, в одном из них Билл узнал себя в возрасте 22х лет, в остальных, он узнал своих друзей, Джона, Кевина и Боба.
На экране телевизора, Джон, обращался к Биллу, сидящему в кресле -- Билл, это плёвое дело, раз и всё!
Билл, смотрел на Джона -- А если, нас поймают? Я потерял всех и теперь не хочу, терять ещё и свободу, это последнее что у меня осталось!
В разговор, вмешался Кевин -- Билл, и что тебе она, эта свобода, без гроша в кармане? У тебя, нет хорошего образования, нет родителей, нет денег, скоро, из за долгов, у тебя отнимут квартиру и что тогда!?
Билл задумавшись, оглядел присутствующих -- Я не знаю, но это, не выход?! А зачем вам это нужно, у вас же есть всё, богатые родители, хорошее образование, деньги?! Власть Билл, власть и уважение, что может быть слаще этих слов!? -- сказал Боб и продолжил -- Мы тебе хотим помочь, ведь мы друзья, да и денег много не бывает! Понимаешь, надоела монотонность, вот так живёшь и не каких тебе приключений, скучно. Билл, мы должны это зделать, мы хотим быть независимыми ни от кого, ни от родителей, ни от их денег, а наше образование, мы уже засунули, в одно место!-- и все, кроме Билла, засмеялись.
Билл растеряно, сказал -- Ну, я даже не знаю?
Опять в разговор, вмешался Джон -- Билл, ты прости конечно но, ты же, не думаешь что, мы вечно, будем тебя безвозмездно, спонсировать? Хоть мы и твои друзья но, вдруг у нас появятся семьи, тогда нам самим будет не хватать денег -- и все опять засмеялись, с упрёком смотря на Билла.
Джон продолжил --Ты пойми, тебе надо заплатить за дом, пока у тебя его не отобрали. А мы, тебе денег дать не сможем, ты должен сам их заработать, а на своей заправке, в роли мальчика на побегушках, ты этих денег не...., ну в общем ты понял! Мы бы могли и сами всё провернуть, без тебя, но мы же хотим тебе помочь, поэтому и желаем взять тебя в дело, мы друзей не бросаем!
Билл сжал руки в кулаки, его глаза были полны гнева от услышанного, от того что, это было правдой --Я согласен, мне и впрямь надоело клянчить у вас деньги, надо выбираться, а другого выхода, кроме этого, я не вижу.--телевизор выключился и в то же мгновение исчез.
Билл сидел на диване, с безразличием смотря на то место, где ещё секунду назад, стоял телевизор. Он посмотрев на рубашку, кровь исчезла, болевые ощущения пропали, запахи тоже. Билл почувствовал что, что-то держит в руках, он наклонил голову и увидел что, это была газета и в это мгновение комната наполнилась светом, взявшимся из ниоткуда. Билл, уже ничему не удивляясь развернул газету, заголовок одной статьи гласил "Кровь в ювелирном магазине". Билл увидел как на газете, стали проступать багровые пятна крови, ещё через минуту, вся газета была мокрой от крови, по дому опять разнёсся тошнотворный запах свежей крови, и запах жареного мяса. Он испуганно бросил мокрую и красную от крови газету на пол, Билл смотрел на свои руки, они были в крови, он стал истерично вытирать их о рубашку.
В доме сменилась обстановка, он преобразовался в ювелирный магазин. Дверь распахнулась и вбежали четверо в масках с оружием в руках, один из них подбежал к кассе, направив пистолет на продавщицу, стоявшую за прилавком -- Деньги, деньги, быстро складывай их в пакет!
Продавщица в панике открыла кассу, собрала деньги и трясущимися руками, положила их в пакет, принесённый грабителями. В это время, двое других разбили витрины и стали складывать украшения в сумку, ещё один стоял у входа и следил за дверью.
Вдруг, неожиданно дверь открылась, и вошли двое полицейских, увидев происходящее их, реакция была молниеносной, оба потянулись к кобуре.
Первым среагировал тот, кто следил за дверью, он двумя прицельными выстрелами уложил одного из полицейских. Другой в маске, стал палить во второго, пока тот не рухнул на пол. Продавщица стала дико кричать, зовя на помощь, третий в маске, прицелился и произвёл в неё два выстрела, её отбросило на стену и она, скатилась по ней на пол. Четвёртый в маске, подошёл к одному из полицейских, который был ещё жив и истекал кровью, он выстрелил ему в голову.
Билл сидел на диване, в том кто стрелял в продавщицу, он узнал себя, вдруг два мощных удара, откинули его к спинке дивана, Он опять находился в доме один, магазин исчез так же внезапно, как и появился. Билл прикусил губу от резкой боли в области живота и груди, Он посмотрел на себя и в ярком свете луны увидел, два кровавых пятна, один на животе, второй на груди. Затем на полу что-то зазвенело, он посмотрел на пол и увидел, лежащие там две гильзы от пуль.
Билл провёл рукой по груди, тому месту где появилась кровь, его палец провалился в отверстие, Физическая, нестерпимая боль, от этого прикосновения, доводила до безумия -- Боже как больно, что этого!? -- Нестерпимая, острая боль, разрывала, живот пополам, Билл схватился за живот. Казалось, кишки насадили на вертел, и сей час, кто-то проворачивает его. Дикая боль, доводила, до исступления, хотелось лезть на стену, Билл упал на пол и стал корчиться, от боли, его крики сотрясали дом, словно кричал не он, а сам Дьявол!
Так продолжалось несколько долгих и мучительных минут, неожиданно боль, мгновенно исчезла, словно её не было вовсе. Билл не поверил своим ощущениям, он потрогал грудь, затем живот, нечего не болело. Потом посмотрел на рубашку, кровавые пятна, вместе с пулевыми отверстиями исчезли, гильз от пуль на полу, тоже не было.
Через несколько минут, Билл с трудом встал и осмотрелся, дом, освещался лунным светом, для Билла, он казался самым ужасным местом, на земле. Он, закрыл глаза -- На земле ли? А может это и есть ад?
Билл подошёл к окну, там всё так же монотонно падал снег, сугробы стали выше. Он пристально смотрел на луну --Кто ты, кто привёл меня сюда, Дьявол, бог или, нечто другое?-- Он стоял и в размышлении смотрел на луну, затем развернулся и подойдя к дивану сел и стал вспоминать, что тогда произошло в ювелирном магазине.
В тот день, когда они грабили ювелирный магазин, неожиданно вошли двое полицейских и полезли к пистолетам, а они, четверо, просто испугались и запаниковали. Именно паника и страх заставила их стрелять, именно это и заставило выстрелить Билла в продавщицу! Потом из газет они узнали что, один из тех двух полицейских был мужем, той самой продавщицы, он просто зашёл к ней потому что, патрулировал этот район.
Стечение обстоятельств, три ни кому не нужные смерти, просто нелепость, потом три гроба, никто не хотел этих смертей. Но именно после этой ужасной нелепости, для Билла и ещё троих всё перевернулось. Они узнали, что такое кровь и, почувствовав её запах и стали неуправляемыми, как акулы чувствующие добычу! Билл и ещё трое поняли что, можно добывать деньги, не особо напрягаясь.
Билл сидел и размышлял вслух -- Меня тогда, даже не стошнило, а говорят что, когда, первый раз убьёшь человека, тебя обязательно стошнит! Бред, чушь собачья, нас не стошнило, даже наоборот, после выброса адреналина мы, почувствовали эйфорию!
Мы в тот день, хорошо поживились и без проблем добрались до дома, нас потом так и не нашли. В тот день мы себя чувствовали настоящими гангстерами, мы весь день пили и поздравляли друг друга, с первым крещением! А что до убитых?! Нам до них не было ни какого дела, сами виноваты, не во время появились. И не надо было, тянуться к оружию. -- и Билл закричал -- Не надо было тянуться к оружию!
Наступила минутная пауза и Билл почувствовал тишину, нет, даже не почувствовал, он её услышал. Услышал пустоту, которая пронзала пространство в доме, он почувствовал её запах, её безразличие ко всему что, здесь происходит.
Тишину, разорвал, истошный крик Билла -- Меня, здесь, в чём то обвиняют? -- и Билл, встал -- Да что, здесь, вообще происходит, суд или что?
Вдруг дом стал сотрясаться и раскачиваться, это было похоже на землетрясение и Билл не в силах устоять на ногах, упал. Он попытался встать, но не смог, дом качало из стороны в сторону, Билл, делал попытку за попыткой но, безуспешно, дом не давал, ему встать. Билл, закричал -- Хватит, хватит!
Вдруг всё замерло, казалось что, не только дом замер, но и каждая пылинка, каждая молекула, каждый атом, будто остановили плёнку и кадр замер, как в кино.
Билл встал и осмотрелся -- Где ты, покажи себя, где ты был, когда моя мать, медленно и мучительно, умирала от рака? Где ты был, когда мой отец, сходил с ума, почему, ты допустил это, что ты дал, ему увидеть, в последнею секунду, его жизни? Почему, ты оставил меня одного, чего ты этим добивался, чтоб я стал таким, каким стал? Чем я, перед тобой виноват, тем, что я родился?
Билл замолчал и обхватил голову руками -- Ведь, мои родители, растили меня, с верой в тебя, в то, что ты есть, в то что, ты всегда поможешь, мы ходили в церковь, молились, читали библию. А ты, стал всё перечёркивать, сначало ты, зачеркнул мою маму, потом отца, ты перечеркнул всю мою жизнь!
Билл опустил руки и повысил голос -- А теперь, ты меня, в чём то обвиняешь и считаешь, что в праве это делать!? Ну да, конечно, ты всегда прав, ты один и никто другой, ты единоличен! -- и Билл, стал ходить по комнате --Ты сам написал сценарий моей жизни, а я только был актёром, скажу честно, я не в восторге от роли. Ты плохой сценарист, у тебя всегда не Голливудская концовка, нет хэппи-энда, в твоём сценарии, всё кончается плохо! Если Ева с Адамом, откусили это грёбаное яблоко, почему, всё человечество, должно за это страдать!? Как ты вообще допустил что, в твоём райском саду рос запретный плод? Ты, допустил это преднамеренно?!
Вдруг помещение озарилось светом, свет исходил от человека, который стоял на какой-то возвышенности, покрытой камнями, рядом были ещё одиннадцать. Это был Христос с апостолами, он сказал им -- Пребывайте в молитве, чтобы, не впасть в искушение.
А сам отошёл от них, и стал молиться, говоря -- Отец, если желаешь, удали от меня эту чашу. Впрочем, пусть будет не моя воля, а твоя.
Тогда явился ему ангел с неба и укреплял его. Испытывая муки, Иисус молился ещё усерднее: и пот его стал, как капли крови падающие на землю.
Вдруг, картина изменилась, Иисус висел распятый на кресте, и он взывал громким голосом -- Боже мой, почему ты оставил меня?- Иисус выкрикнул и испустил дух.
В то же мгновение всё пропало, дом опять наполнился пустотой, освещаемой луной. Билл, подошёл к дивану и сел, закрыв лицо руками, он сказал -- Боже, зачем так, да и ты ли это, вообще? -- В это мгновение, дом сотрясся, и Билла выкинуло на пол, упав, он ударился носом. Он почувствовал, как по нему, что-то бегает, множество маленьких пищащих лапок.
Подняв голову, он увидел, как дом наполнился мышами, их было сотни. На подоконнике, На диване, пол был похож на ковёр из мышей, они лезли друг на друга, образуя несколько ярусов. Они все, хотели добраться до него, их маленькие хищные глазки смотрели на него, их острые зубки скрежетали в предвкушении мяса. Весь дом, наполнился, скрежетом зубов и писком, этих маленьких тварей, этот писк, пронзал всё тело Билла, сотнями иголок, мыши дрались между собой, лишь бы добраться, до плоти Билла.
Он вскочил и начал бегать по дому, то здесь, то там, под его ногами слышался хруст раздавленных тварей. Билл бегал и стряхивал мышей с себя, но они облепили его тело с головы до ног. Своими острыми зубками, они разрывали его плоть, он чувствовал, как те, выгрызают его, откусывая по кусочку! Билл неистово стряхивал их руками с лица и головы, но ни вцепились зубами, как капканами. Он чувствовал, как они глодали его руки, добираясь до костей, Билл чувствовал дикую боль, в каждом миллиметре своего тела! Он кричал, пока не почувствовал что, в рот залезла мышь и вцепилась в язык вызывая боль и рвотный эффект. Через несколько секунд, его стошнило, и он потерял сознание.
Билл, лежал на полу, он открыл глаза -- Сколько я здесь пролежал? -- затем поднялся и осмотрелся. Дом был пуст, диван, дверь, четыре окна, лунный свет, всё стало как прежде. Билл посмотрел на свои руки, одежду, всё было в порядке. Медленно подойдя к дивану, он осторожно сел и опустил голову.
На диване, сидел человек, которого казалось, приговорили к смерти, пустота в глазах, осунувшееся лицо. Со стороны, казалось что, для этого человека, всё кончено.
Но каждый человек, на что-то надеется, каждому своему поступку он, ищет оправдание. Так же и Билл, посидев некоторое время, подняв голову и будто оправдываясь, стал говорить --А что мне было делать, работа с малым заработком, родителей нет, образования тоже, а я не хотел быть нищим?! Все же, по-людски живут, а я по проблемам. Зачем ты мне, всё это показываешь? Я не один такой, жизнь такая, мир такой! Ведь ты мне, не показал мне другой дороги, другого выхода, а был ли он вообще, другой выход!?
Билл, закрыл глаза -- А может я и правда сошёл с ума, и всего этого нет, это всего лишь галлюцинации, игра больного воображения, и всё, что вокруг, это иллюзия?! А если я не сошёл с ума, а умер то, почему вижу, чувствую, почему всё так реально, ведь смерть есть смерть?! Почему не было тоннеля, света в конце него почему, я не видел себя сверху, почему? Ведь говорят что, когда умирают, именно это и видят люди, а я нечего этого не видел!
Билл встал, подошёл к окну, всё так же, шёл снег, сугробы стали выше, всё так же, светила луна. Было в этом что-то умиротворяющее но, в то же время, пугающее своей неизвестностью, неопределённостью.
В доме появился какой-то новый запах, Билл принюхался, запах был смердящим, это была настоящая вонь. Он зажал нос ладонью и стал глазами искать источник, этого запаха, как вдруг. Как вдруг пространство вокруг разорвал дикий и ужасный рёв, какого то огромного и невиданного зверя. Воздух из его невидимой пасти, его дыхание, словно Торнадо, поднял и отбросил Билла на стену.
Запах был невыносим, резало глаза, от его ядовитости и смрада, Билл понял что, запах исходил именно из этой невидимой пасти, невидимого зверя!
В одно мгновение рёв прекратился, теперь по дому разносилось лишь, жуткое рычание зверя, который чует свою добычу. Вдруг запах куда-то улетучился, будто растворяясь в пространстве, рычание прекратилось, Билл понял что, невидимый зверь ушёл.
Билл стоял у окна, он посмотрел на подоконник, там что-то лежало, это была фотография деда, он не стал её трогать, вместо этого, Билл подошёл к дивану и сел.
Воспоминание нахлынуло неожиданно, как огромная волна, на маленькую лодку. После смерти деда, никто не заходил в его комнату, это был такой негласный закон, табу. Когда отец умер, Билл решил навести порядок в доме и однажды, он вошёл в комнату деда. Небольшая комната, кровать, стоящая у левой стены, у правой, стоял, письменный стол, окно выходящее во двор. Справа в углу было что-то, наподобие иконостаса с четырьмя иконами и лампадой посередине. В комнате чувствовалась религиозность, сама атмосфера располагала к этому, даже запах был необычен. Комната действовала умиротворяюще, погружая тебя, какое то необычное аморфное состояние. Билл подошёл к письменному столу, нежно, словно девушку, погладил его деревянную поверхность. Билла поразила чистота в комнате, прошло уже довольно много времени после того, как дед умер, и после этого в комнату, больше никто не входил. Но после того как, Билл провёл ладонью по столу, она была чистой, на ней не было не пылинки. Он стоял и некоторое время, завороженно смотрел на ладонь, задавая себе вопрос, почему.? Затем Билл открыл один из ящиков, письменного стола, там лежал конверт, на котором была надпись, сделанная рукой деда" Кому то из вас". Билл открыл незапечатанный конверт достал оттуда сложенный вдвое листок и развернул его, это было письмо, написанное рукой деда. Билл стал читать" Я не знаю, кто именно найдёт и прочитает это письмо, сын или внук, ноя знаю то что, кто бы это не был он не должен осуждать меня , прочтя это письмо. Я хочу покаяться перед вами, перед собой, перед теми людьми, о которых вы прочтёте позже, и перед богом, надеясь что он, с его великим милосердием, простит меня! Я родился в России в 1923 году, в деревне Плеханова, Саратовской губернии. Времена были тяжёлые, голодные, мои родители, чтобы прокормить меня, работали от зари до заката, В семь лет, я пошёл в сельскую школу, между занятиями работал в колхозе, помогая родителям. У нас в доме была большая библиотека, мои родители были довольно образованные люди, хоть и деревенские, книжный шкаф был полностью заполнен разными книгами, которые время от времени, она отдавала в школу. Родители меня с детства приучали к книгам, хоть они и уставали, у них всегда хватало время на меня. И вот однажды, когда мне было четырнадцать лет, я, перебирая книги, в поисках что бы почитать, наткнулся на русско-английский словарь. Когда я у мамы спросил о происхождении этой книги, она, испугавшись, сказала что, об этой книге ни кто не должен знать, потому что времена такие и за эту книгу можно поплатиться.
Времена тогда были действительно тяжёлыми, многих репрессировали, ссылали или расстреливали, Но нашу семью, эта чаша к счастью минула, что нельзя сказать о других. Ещё раз повторюсь, мои родители были довольно образованные люди, и оказалось что, моя мама неплохо знает английский язык, я с неимоверным трудом, уговорил маму научить меня ему. Она согласилась при условии что, об это никто не должен знать.
Мы вечерами в свободное от учёбы и работы время изучали английский язык, отец тоже иногда присоединялся к нам, мне это нравилось, мне это было интересно, я любил эти вечера. И вот однажды, летом 1941 года началась Великая Отечественная Война и я, попрощавшись с родителями, ушёл добровольцем на фронт. Моя молодость, моё легкомыслие говорило мне о том что, это будет лёгкой прогулкой и не более.
Но я сразу попал на передовую, это было ужасно, мои наивные иллюзии рухнули, как высотный дом. Это был кошмар, это был ад, эта кровь, крики раненых, измождённых и перепуганных людей, таких же, как и я.
Всё, что пишут в ваших учебниках и чему вас учат, в ваших колледжах, полнейшая чушь, войну выиграл Советский Союз! Но я не об этом, в первом же бою я попал в плен, я был испуган. Немцы поставили нас, 12ать военнопленных, к стенке, что бы расстрелять. Я испугался, я подумал, неужели это всё, неужели мои восемнадцать, так и останутся при мне!? Один из немецких офицеров с автоматом подошёл ко мне и, давая его мне в руки сказал, на ломаном русском, если я расстреляю сам всех, кто у стенки то, они оставят меня в живых.
Я не хочу рассказывать о своих переживаниях, угрызениях совести в тот момент, всё это довольно сложно передать, но я сделал это, и кровь тех одиннадцати на моих руках и моей совести. Малодушие, трусость, страх потерять свою жизнь, привели меня к тому что, я нажал на курок. Я помню их лица, даже сейчас, по прошествии столького времени, я помню их глаза, но в них не было ненависти, в них было прощение и понимание. Три старика, лет пятидесяти, четыре офицера лет тридцати, и четверо рядовых лет сорока. Даже сейчас я благодарен им за то, как они на меня тогда смотрели. Когда я сделал то, что сделал, я заплакал, даже нет, я не плакал, я рыдал, понимая, насколько я ничтожен!
Тот немецкий офицер, который мне дал в руки автомат, вывел меня на опушку леса, я думал это конец. Я, шёл впереди и ждал, выстрела в спину, но выстрела не было, в спину были лишь его слова -- Уходи! -- и я, ушёл. Офицер сдержал своё слово, оставив меня в живых.
Не хочу вдаваться в подробности что, со мной происходило далее, вкратце скажу, что, мне удалось пробраться к своим, и воевать некоторое время, в действующих войсках, Красной Армии. Потом окружение, затем партизанский отряд, опять действующие войска, два ранения, война подходила к концу.
В конце сорок четвёртого, мы встретились с союзными войсками, там я познакомился с Беном Кауфманом, сорокалетним сержантом Американских союзных войск. Мы, почему то сразу сдружились, я уже неплохо знал английский, оказалось что, за день до нашей встречи у него погиб сын, который вместе с ним участвовал в одном из боёв, он был мой ровесник. Бен говорил что, я очень похож на его сына, даже иногда называл меня сыном. Когда мы пошли в наступление, всё смешалось, я получил ранение в руку, первым кто пришёл мне на помощь был Бен. Американский госпиталь находился рядом и он мне помог до него добраться. Когда я лежал и ждал санитара, я взял Бена за руку и сказал что, я не хочу возвращаться в Советский Союз. Меня там никто не ждал, из писем я узнал что, отец добровольцем ушёл на фронт и погиб, мать умерла от болезни.
У Бена были связи и по окончании войны, я уехал в Америку по документам сына Бена, в составе союзнических войск, так я стал Томом Кауфманом. Бен стал мне как отец и я благодарен ему за всё, за то что, он привёл меня в этот дом, помог с работой, здесь я познакомился с вашей мамой, а для кого-то бабушкой, я благодарен ему за всё, что он для меня сделал. Так я стал, официально сыном Бена, каждый год мы отмечали день победы.
Но я хочу назвать главную причину, почему я не вернулся на родину, я не мог возвратиться в страну, которую однажды предал! С тех пор, я прошу прощение у бога и у тех людей, которым я принёс горе, их было не одиннадцать, а гораздо больше. У тех одиннадцати, были родители, у кого-то дети, родственники, для них многое перечеркнул мною нажатый курок, я убил будущее, тех одиннадцати, потому что у них в последующем могли бы появиться дети, а я убил их не дав родиться. Я убил будущее не одиннадцати человек, а десятков или даже сотен человек, это как эффект домино. Толкнул одну и все остальные посыпались, посыпались их возможные дети, их внуки, дети внуков и так далее. Я никогда не смотрюсь в зеркало потому что, там я вижу отражение труса и убийцы. Именно поэтому, у меня в комнате алтарь, именно поэтому я хожу в церковь, я вымаливаю прощение, но лица тех одиннадцати, всегда перед моими глазами. Простите, и прошу, не осуждайте!"
В тот день Билл прочитав письмо, возненавидел деда за то, что он сделал, Билл порвал письмо на мелкие части, в тот день в нём что-то изменилось. Он сломал и выкинул все иконы, стоявшие у деда в комнате, он выкинул всё, что напоминало деда. С того дня, Билл изменился, он стал другим, злым и ненавидящим всех, кроме своих друзей.
После того дня, когда они ограбили ювелирный магазин, они все стали другими. Потом были и другие магазины, банки, были другие жертвы, была кровь, были деньги, было всё то, чего раньше не было. Потом они учились, учились убивать, посещая нелегальные курсы, бывших военных специалистов. Они крышевали магазины, банки, они убивали за деньги, они выбивали информацию, за которую им хорошо платили. Им постоянно везло, будто кто-то невидимый оберегал их, кто-то или что-то помогало им всегда. Они занимались присяжными, подкупая или угрожая им, для того чтоб, они вынесли оправдательный приговор. Они стали вкладывать деньги в сомнительные предприятия и получать прибыль, они стали богаты, очень богаты. У них появились Виллы, Яхты, Гостиницы, у них было всё, о чём может мечтать человек. Но им нравился сам процесс, адреналин, который они получали от того, чем занимались. Всю грязную работу они выполняли сами, у них были хорошие рекомендации в этих делах. Они платили полиции, платили сенаторам, платили всем кому нужно. Лично у Билла был любимый приём, когда из кого то, нужно было выбить некую информацию, человека жестоко избивали. А потом, к нему подходил Билл и говорил что, если тот расскажет всё что им нужно, он оставит его в живых. После того, как человека жестоко избили, у которого все кости переломаны, который уже простился с жизнью, а теперь ему её обещают оставить, он рассказывает всё.
Билл говорил, чтобы что-то из человека выудить, его надо хорошо избить, чтоб у него были мысли только о пощаде, а затем дать ему надежду, надежду на жизнь, если он всё расскажет. Когда человеку дают надежду, он всегда за неё цепляется вот и вся наука.
Билл всегда так поступал, только было одно но, после того как измученный человек всё рассказывал, Билл доставал пистолет и приставляя его к его голове, нажимал на курок.
Даже в тех случаях, когда человека не требовалось убивать, Билл называл этот приём "Иллюзия надежды". У него не было, ни сострадания, ни каких либо, других чувств к людям, которых, он отправил на тот свет.
Вот и в тот вечер, перед тем как попасть в этот дом, он разговаривал с одним человеком из числа суда присяжных. Он был последним, седьмым, кто должен был отдать голос, в пользу, невиновности подозреваемого, и тот сделает так, как нужно Биллу. Ведь он дал ему надежду, точнее иллюзию надежды, потому что после суда, когда обвиняемый будет отпущен, Билл придёт в дом к этому присяжному и, глядя ему в глаза, приставит пистолет к его голове и нажмёт на курок. Билл всегда так поступал с последним присяжным, ему казалось это забавным.
Билл сидел на диване, надев пиджак, словно к чему-то готовясь, он положил руки на колени, его осанка была идеально прямой, его глаза смотрели в окно, там всё так же шёл снег. Вдруг он услышал, как что-то небольшое, упало прямо к его ногам, едва уловимый звук маленькой горошины, ударившейся о кафель. Билл посмотрел под ноги, там лежал маленький кусочек чего то, он наклонился и поднял это. Билл положил это на ладонь, он узнал тот самый кусочек расплавленного золота из коробочки отца, который когда то был крестиком с цепочкой, который Билл растоптал ногами, тогда в больнице. Билл вытянул ладонь и дунул на него как на свечку, пламя которой хотят затушить, этот кусочек от дуновения разлетелся в воздухе, на множество частичек, как парашутики одуванчика. Они, отблёскивая в свете луны, плавно опускались на пол, а затем исчезали, будто растворяясь, ладонь была пуста.
Билл сидел, чувствуя своё одиночество, он всегда его боялся, они все его боялись, просто не говорили об этом. Ни у кого не было, ни семьи, ни детей, только любовницы, на которых было плевать. А так хотелось, прийти домой и чтоб тебя встречала жена с детьми, чтоб ты был кому то нужен, он бы отдал все свои деньги за это, хотя бы за один такой день. Пустота в доме, пустота внутри, Билл часто думал об этом, иногда согревая свои щёки, мужской слезой. Он боялся одиночества, так же как ночь боится дня, так же как огонь боится воды, страх одиночества иногда заставлял его напиться до исступления, до беспамятства, до агонии!
Билл сидел и смотрел на дверь, в дверь постучали, Билл не шелохнувшись, всё так же, смотрел на дверь, ожидая чего то. Затем дверь медленно открылась и вошёл человек в чёрном костюме и белой рубашке с галстуком, он медленно подошёл к Биллу -- Здравствуй Билл.
Билл узнал его, это был отец Кевина, друга Билла, одного из их четвёрки, которого они похоронили два месяца назад, его звали Майкл. Майкл, стоял и смотрел на Билла, затем, немного подняв, рукав пиджака левой руки, снял часы -- Билл, если увидишь Кевина, отдай их ему, они здесь не нужны.-- и он протянул часы Биллу.
Билл взял часы, он их хорошо помнил, в них Майкл был похоронен, они были на его руке когда, его гроб опускали, а потом засыпали землёй. Билл посмотрел на тыльную сторону часов и увидел, там была гравировка " Моему любимому отцу, от его сына Кевина! Прости, что я такой". Билл, вспомнил, что эти часы, Кевин подарил своему отцу, на шестидесятилетие, сказал что, часы будут с сюрпризом. Скорее всего, эта гравировка и был, тот самый сюрприз, подумал Билл, ведь об этой гравировке, не знал никто, даже друзья!
Билл положил часы в правый карман пиджака, не отводя взгляда, от Майкла -- Объясни мне, что происходит!?
-- Прости, это не в моей компетенции! Скажи Кевину, ему надо измениться, дальше так нельзя.... и он развернувшись пошёл к двери, затем остановился и посмотрел на Билла --Тебя там ждут!-- и он показал рукой на открытую дверь.
Билл сидел и смотрел на открытую дверь, в которую только что, вышел Майкл. Билл сидел, не решаясь встать, казалось бы, вот он выход, но его пугала неизвестность, что там за этой дверью!? Билл крикнул, обращаясь к тому, кто за дверью -- Кто меня ждёт?
Оттуда прозвучал ответ -- Билл, рано или поздно, тебе придётся выйти!-- Билл узнал, этот голос, он, принадлежал тому самому, человеку, который впустил его в этот дом, тому самому, в разноцветном халате и тапочках. Билл встал и медленно направился к двери, его поступь была неуверенной, шаги осторожными и крадущимися, как у вора, который залез в чужой дом.
часть вторая
Ответ.
Билл вышел за дверь, он стоял, на крыльце осматриваясь, здесь не было снега, была обычная летняя погода, вокруг стояли деревья, стелилась зелёная
 
СообщениеВдруг Билла осенила догадка: Это всё дом, именно дом всему причина!: Сколько он читал, про такие жуткие дома с привидениями, номера гостинец, про старые, древние замки, заброшенные цеха. Учёные считали что, во всём причина разломы в земной коре, Билл же считал всё это просто фантазией чьего-то разыгравшегося воображения или банальной выдумкой. И вот он с этим столкнулся, что-то непонятное и необъяснимое обитает здесь, в этом доме. Он тогда, от машины пошёл на свет, из окна этого дома, а пришёл во тьму или может, он всегда был в этой тьме, не осознавая того и теперь ему, некому помочь, кроме....!?!
Билл посмотрел, на потолок -- А может, ты действительно есть? Но почему, тебя не было рядом, когда я в тебе нуждался, почему?
Удар огромной силы в дверь, прервал его речь, удар был такой силы что, дом вздрогнул, диван вместе с Биллом подпрыгнул. Ужас от происходящего сковал его мышцы, внизу живота образовалось ощущение пугающей пустоты, Билл не мог вздохнуть. Удары в дверь с периодичностью продолжались, сотрясая дом, до тех пор, пока он не упал с дивана.
Билл лежал на холодном полу не в силах пошевелиться, словно его выжили как половую тряпку. Он лежал и смотрел на входную дверь, ожидая что, она откроется и войдёт что-то чудовищное,
Но никто не входил, наступила гнетущая тишина, тишина ожидания чего то, но чего!? Это ожидание было похоже, на ожидание родственников больного которого оперируют и никто не знает, как закончиться операция, все ждут хирурга, который выйдет и скажет результат. И эти минуты ожидания, самые страшные для родственников, эти минуты ожидания длятся вечно. И вот, хирург вышел с операционной к родственникам, в это мгновение он им кажется богом, от того что он скажет, будет многое зависеть, И вот он подошёл и....
Билл сейчас пребывал именно в таком состоянии, в состоянии родственников оперируемого, к которому, подошёл хирург и...., Билл сейчас находился в состоянии, между и.... и теми словами, которые скажет хирург, это было пугающее чувство неопределённости!
Билл встал, подошёл к окну, там за окном, в лунном свете, он увидел ребёнка, сидящего на санках, в ребёнке, он узнал себя. За окном падал снег, санки за верёвку тянул отец, маленький Билли смеялся, неподалёку стояла улыбающаяся мама. Отец остановился, слепил снежок и бросил его в маму, снежок попал ей прямо в лоб, Билли вместе с отцом засмеялись. В ответ, мама запустила снежок в отца, отец, сделал, тоже самое, началась снежная битва, между родителями, а Билли, от этого действа, завёлся в детском смехе.
Билл стоял, смотрел на это, улыбаясь, подхватывая ощущение счастья, душа играла марш Мендельсона, в честь бракосочетания детства и гармонии бытия! В то мгновение казалось что, это не закончиться никогда. И вдруг он почувствовал, гнетущее чувство невозврата, словно кто-то разрезает душу пилой с затупленными зубьями, причиняя дикую боль, отпиливаемому материалу.
А там за окном, маленький Билли сидел в детских санях, радуясь и смеясь всему происходящему, как вдруг Его лицо стало каменным, его глаза с ненавистью смотрели, прямо в глаза Билла, стоявшего у окна. Вдруг дверь в дом распахнулась, в комнату ворвался холодный, зимний воздух.
Маленький Билли, детским голосом, с ненавистью, крикнул, обращаясь к Биллу, стоящему у окна -- Ты сам, во всём виновен! -- и дверь, с грохотом захлопнулась.
Билл с ужасом стоял и смотрел в окно, там всё так же шёл снег, сугробы стали выше, троица исчезла. Луна ярко светила, на снегу отчётливо виднелись следы от детских саней и двух пар ног.
Билл сидел на диване, обливаясь потом, он хотел снять рубашку но, не мог, она, будто приросла к коже, каждое движение, сопровождалось болью. Рубашку, словно потушили, после того, как она горела, прямо на теле, опять запахло, жареным мясом. Синтетический материал рубашки, словно прикипел к коже от высокой температуры. Билл почти кричал от неимоверной боли, он посмотрел на свою рубашку и с ужасом увидел что, это не пот, а кровь. В воздухе смешался запах жареного мяса и тошнотворный запах крови. Страх стал перерастать в панику, как у человека, летящего на самолёте, а у авиалайнера отказали все двигатели и тот стремительно приближается к земле, ещё немного и крушение.
Тут Билл увидел в углу квадрат света, он пригляделся и увидел что, там стоял небольшой телевизор. На экране телевизора в показанной картинке Билл увидел четверых, в одном из них Билл узнал себя в возрасте 22х лет, в остальных, он узнал своих друзей, Джона, Кевина и Боба.
На экране телевизора, Джон, обращался к Биллу, сидящему в кресле -- Билл, это плёвое дело, раз и всё!
Билл, смотрел на Джона -- А если, нас поймают? Я потерял всех и теперь не хочу, терять ещё и свободу, это последнее что у меня осталось!
В разговор, вмешался Кевин -- Билл, и что тебе она, эта свобода, без гроша в кармане? У тебя, нет хорошего образования, нет родителей, нет денег, скоро, из за долгов, у тебя отнимут квартиру и что тогда!?
Билл задумавшись, оглядел присутствующих -- Я не знаю, но это, не выход?! А зачем вам это нужно, у вас же есть всё, богатые родители, хорошее образование, деньги?! Власть Билл, власть и уважение, что может быть слаще этих слов!? -- сказал Боб и продолжил -- Мы тебе хотим помочь, ведь мы друзья, да и денег много не бывает! Понимаешь, надоела монотонность, вот так живёшь и не каких тебе приключений, скучно. Билл, мы должны это зделать, мы хотим быть независимыми ни от кого, ни от родителей, ни от их денег, а наше образование, мы уже засунули, в одно место!-- и все, кроме Билла, засмеялись.
Билл растеряно, сказал -- Ну, я даже не знаю?
Опять в разговор, вмешался Джон -- Билл, ты прости конечно но, ты же, не думаешь что, мы вечно, будем тебя безвозмездно, спонсировать? Хоть мы и твои друзья но, вдруг у нас появятся семьи, тогда нам самим будет не хватать денег -- и все опять засмеялись, с упрёком смотря на Билла.
Джон продолжил --Ты пойми, тебе надо заплатить за дом, пока у тебя его не отобрали. А мы, тебе денег дать не сможем, ты должен сам их заработать, а на своей заправке, в роли мальчика на побегушках, ты этих денег не...., ну в общем ты понял! Мы бы могли и сами всё провернуть, без тебя, но мы же хотим тебе помочь, поэтому и желаем взять тебя в дело, мы друзей не бросаем!
Билл сжал руки в кулаки, его глаза были полны гнева от услышанного, от того что, это было правдой --Я согласен, мне и впрямь надоело клянчить у вас деньги, надо выбираться, а другого выхода, кроме этого, я не вижу.--телевизор выключился и в то же мгновение исчез.
Билл сидел на диване, с безразличием смотря на то место, где ещё секунду назад, стоял телевизор. Он посмотрев на рубашку, кровь исчезла, болевые ощущения пропали, запахи тоже. Билл почувствовал что, что-то держит в руках, он наклонил голову и увидел что, это была газета и в это мгновение комната наполнилась светом, взявшимся из ниоткуда. Билл, уже ничему не удивляясь развернул газету, заголовок одной статьи гласил "Кровь в ювелирном магазине". Билл увидел как на газете, стали проступать багровые пятна крови, ещё через минуту, вся газета была мокрой от крови, по дому опять разнёсся тошнотворный запах свежей крови, и запах жареного мяса. Он испуганно бросил мокрую и красную от крови газету на пол, Билл смотрел на свои руки, они были в крови, он стал истерично вытирать их о рубашку.
В доме сменилась обстановка, он преобразовался в ювелирный магазин. Дверь распахнулась и вбежали четверо в масках с оружием в руках, один из них подбежал к кассе, направив пистолет на продавщицу, стоявшую за прилавком -- Деньги, деньги, быстро складывай их в пакет!
Продавщица в панике открыла кассу, собрала деньги и трясущимися руками, положила их в пакет, принесённый грабителями. В это время, двое других разбили витрины и стали складывать украшения в сумку, ещё один стоял у входа и следил за дверью.
Вдруг, неожиданно дверь открылась, и вошли двое полицейских, увидев происходящее их, реакция была молниеносной, оба потянулись к кобуре.
Первым среагировал тот, кто следил за дверью, он двумя прицельными выстрелами уложил одного из полицейских. Другой в маске, стал палить во второго, пока тот не рухнул на пол. Продавщица стала дико кричать, зовя на помощь, третий в маске, прицелился и произвёл в неё два выстрела, её отбросило на стену и она, скатилась по ней на пол. Четвёртый в маске, подошёл к одному из полицейских, который был ещё жив и истекал кровью, он выстрелил ему в голову.
Билл сидел на диване, в том кто стрелял в продавщицу, он узнал себя, вдруг два мощных удара, откинули его к спинке дивана, Он опять находился в доме один, магазин исчез так же внезапно, как и появился. Билл прикусил губу от резкой боли в области живота и груди, Он посмотрел на себя и в ярком свете луны увидел, два кровавых пятна, один на животе, второй на груди. Затем на полу что-то зазвенело, он посмотрел на пол и увидел, лежащие там две гильзы от пуль.
Билл провёл рукой по груди, тому месту где появилась кровь, его палец провалился в отверстие, Физическая, нестерпимая боль, от этого прикосновения, доводила до безумия -- Боже как больно, что этого!? -- Нестерпимая, острая боль, разрывала, живот пополам, Билл схватился за живот. Казалось, кишки насадили на вертел, и сей час, кто-то проворачивает его. Дикая боль, доводила, до исступления, хотелось лезть на стену, Билл упал на пол и стал корчиться, от боли, его крики сотрясали дом, словно кричал не он, а сам Дьявол!
Так продолжалось несколько долгих и мучительных минут, неожиданно боль, мгновенно исчезла, словно её не было вовсе. Билл не поверил своим ощущениям, он потрогал грудь, затем живот, нечего не болело. Потом посмотрел на рубашку, кровавые пятна, вместе с пулевыми отверстиями исчезли, гильз от пуль на полу, тоже не было.
Через несколько минут, Билл с трудом встал и осмотрелся, дом, освещался лунным светом, для Билла, он казался самым ужасным местом, на земле. Он, закрыл глаза -- На земле ли? А может это и есть ад?
Билл подошёл к окну, там всё так же монотонно падал снег, сугробы стали выше. Он пристально смотрел на луну --Кто ты, кто привёл меня сюда, Дьявол, бог или, нечто другое?-- Он стоял и в размышлении смотрел на луну, затем развернулся и подойдя к дивану сел и стал вспоминать, что тогда произошло в ювелирном магазине.
В тот день, когда они грабили ювелирный магазин, неожиданно вошли двое полицейских и полезли к пистолетам, а они, четверо, просто испугались и запаниковали. Именно паника и страх заставила их стрелять, именно это и заставило выстрелить Билла в продавщицу! Потом из газет они узнали что, один из тех двух полицейских был мужем, той самой продавщицы, он просто зашёл к ней потому что, патрулировал этот район.
Стечение обстоятельств, три ни кому не нужные смерти, просто нелепость, потом три гроба, никто не хотел этих смертей. Но именно после этой ужасной нелепости, для Билла и ещё троих всё перевернулось. Они узнали, что такое кровь и, почувствовав её запах и стали неуправляемыми, как акулы чувствующие добычу! Билл и ещё трое поняли что, можно добывать деньги, не особо напрягаясь.
Билл сидел и размышлял вслух -- Меня тогда, даже не стошнило, а говорят что, когда, первый раз убьёшь человека, тебя обязательно стошнит! Бред, чушь собачья, нас не стошнило, даже наоборот, после выброса адреналина мы, почувствовали эйфорию!
Мы в тот день, хорошо поживились и без проблем добрались до дома, нас потом так и не нашли. В тот день мы себя чувствовали настоящими гангстерами, мы весь день пили и поздравляли друг друга, с первым крещением! А что до убитых?! Нам до них не было ни какого дела, сами виноваты, не во время появились. И не надо было, тянуться к оружию. -- и Билл закричал -- Не надо было тянуться к оружию!
Наступила минутная пауза и Билл почувствовал тишину, нет, даже не почувствовал, он её услышал. Услышал пустоту, которая пронзала пространство в доме, он почувствовал её запах, её безразличие ко всему что, здесь происходит.
Тишину, разорвал, истошный крик Билла -- Меня, здесь, в чём то обвиняют? -- и Билл, встал -- Да что, здесь, вообще происходит, суд или что?
Вдруг дом стал сотрясаться и раскачиваться, это было похоже на землетрясение и Билл не в силах устоять на ногах, упал. Он попытался встать, но не смог, дом качало из стороны в сторону, Билл, делал попытку за попыткой но, безуспешно, дом не давал, ему встать. Билл, закричал -- Хватит, хватит!
Вдруг всё замерло, казалось что, не только дом замер, но и каждая пылинка, каждая молекула, каждый атом, будто остановили плёнку и кадр замер, как в кино.
Билл встал и осмотрелся -- Где ты, покажи себя, где ты был, когда моя мать, медленно и мучительно, умирала от рака? Где ты был, когда мой отец, сходил с ума, почему, ты допустил это, что ты дал, ему увидеть, в последнею секунду, его жизни? Почему, ты оставил меня одного, чего ты этим добивался, чтоб я стал таким, каким стал? Чем я, перед тобой виноват, тем, что я родился?
Билл замолчал и обхватил голову руками -- Ведь, мои родители, растили меня, с верой в тебя, в то, что ты есть, в то что, ты всегда поможешь, мы ходили в церковь, молились, читали библию. А ты, стал всё перечёркивать, сначало ты, зачеркнул мою маму, потом отца, ты перечеркнул всю мою жизнь!
Билл опустил руки и повысил голос -- А теперь, ты меня, в чём то обвиняешь и считаешь, что в праве это делать!? Ну да, конечно, ты всегда прав, ты один и никто другой, ты единоличен! -- и Билл, стал ходить по комнате --Ты сам написал сценарий моей жизни, а я только был актёром, скажу честно, я не в восторге от роли. Ты плохой сценарист, у тебя всегда не Голливудская концовка, нет хэппи-энда, в твоём сценарии, всё кончается плохо! Если Ева с Адамом, откусили это грёбаное яблоко, почему, всё человечество, должно за это страдать!? Как ты вообще допустил что, в твоём райском саду рос запретный плод? Ты, допустил это преднамеренно?!
Вдруг помещение озарилось светом, свет исходил от человека, который стоял на какой-то возвышенности, покрытой камнями, рядом были ещё одиннадцать. Это был Христос с апостолами, он сказал им -- Пребывайте в молитве, чтобы, не впасть в искушение.
А сам отошёл от них, и стал молиться, говоря -- Отец, если желаешь, удали от меня эту чашу. Впрочем, пусть будет не моя воля, а твоя.
Тогда явился ему ангел с неба и укреплял его. Испытывая муки, Иисус молился ещё усерднее: и пот его стал, как капли крови падающие на землю.
Вдруг, картина изменилась, Иисус висел распятый на кресте, и он взывал громким голосом -- Боже мой, почему ты оставил меня?- Иисус выкрикнул и испустил дух.
В то же мгновение всё пропало, дом опять наполнился пустотой, освещаемой луной. Билл, подошёл к дивану и сел, закрыв лицо руками, он сказал -- Боже, зачем так, да и ты ли это, вообще? -- В это мгновение, дом сотрясся, и Билла выкинуло на пол, упав, он ударился носом. Он почувствовал, как по нему, что-то бегает, множество маленьких пищащих лапок.
Подняв голову, он увидел, как дом наполнился мышами, их было сотни. На подоконнике, На диване, пол был похож на ковёр из мышей, они лезли друг на друга, образуя несколько ярусов. Они все, хотели добраться до него, их маленькие хищные глазки смотрели на него, их острые зубки скрежетали в предвкушении мяса. Весь дом, наполнился, скрежетом зубов и писком, этих маленьких тварей, этот писк, пронзал всё тело Билла, сотнями иголок, мыши дрались между собой, лишь бы добраться, до плоти Билла.
Он вскочил и начал бегать по дому, то здесь, то там, под его ногами слышался хруст раздавленных тварей. Билл бегал и стряхивал мышей с себя, но они облепили его тело с головы до ног. Своими острыми зубками, они разрывали его плоть, он чувствовал, как те, выгрызают его, откусывая по кусочку! Билл неистово стряхивал их руками с лица и головы, но ни вцепились зубами, как капканами. Он чувствовал, как они глодали его руки, добираясь до костей, Билл чувствовал дикую боль, в каждом миллиметре своего тела! Он кричал, пока не почувствовал что, в рот залезла мышь и вцепилась в язык вызывая боль и рвотный эффект. Через несколько секунд, его стошнило, и он потерял сознание.
Билл, лежал на полу, он открыл глаза -- Сколько я здесь пролежал? -- затем поднялся и осмотрелся. Дом был пуст, диван, дверь, четыре окна, лунный свет, всё стало как прежде. Билл посмотрел на свои руки, одежду, всё было в порядке. Медленно подойдя к дивану, он осторожно сел и опустил голову.
На диване, сидел человек, которого казалось, приговорили к смерти, пустота в глазах, осунувшееся лицо. Со стороны, казалось что, для этого человека, всё кончено.
Но каждый человек, на что-то надеется, каждому своему поступку он, ищет оправдание. Так же и Билл, посидев некоторое время, подняв голову и будто оправдываясь, стал говорить --А что мне было делать, работа с малым заработком, родителей нет, образования тоже, а я не хотел быть нищим?! Все же, по-людски живут, а я по проблемам. Зачем ты мне, всё это показываешь? Я не один такой, жизнь такая, мир такой! Ведь ты мне, не показал мне другой дороги, другого выхода, а был ли он вообще, другой выход!?
Билл, закрыл глаза -- А может я и правда сошёл с ума, и всего этого нет, это всего лишь галлюцинации, игра больного воображения, и всё, что вокруг, это иллюзия?! А если я не сошёл с ума, а умер то, почему вижу, чувствую, почему всё так реально, ведь смерть есть смерть?! Почему не было тоннеля, света в конце него почему, я не видел себя сверху, почему? Ведь говорят что, когда умирают, именно это и видят люди, а я нечего этого не видел!
Билл встал, подошёл к окну, всё так же, шёл снег, сугробы стали выше, всё так же, светила луна. Было в этом что-то умиротворяющее но, в то же время, пугающее своей неизвестностью, неопределённостью.
В доме появился какой-то новый запах, Билл принюхался, запах был смердящим, это была настоящая вонь. Он зажал нос ладонью и стал глазами искать источник, этого запаха, как вдруг. Как вдруг пространство вокруг разорвал дикий и ужасный рёв, какого то огромного и невиданного зверя. Воздух из его невидимой пасти, его дыхание, словно Торнадо, поднял и отбросил Билла на стену.
Запах был невыносим, резало глаза, от его ядовитости и смрада, Билл понял что, запах исходил именно из этой невидимой пасти, невидимого зверя!
В одно мгновение рёв прекратился, теперь по дому разносилось лишь, жуткое рычание зверя, который чует свою добычу. Вдруг запах куда-то улетучился, будто растворяясь в пространстве, рычание прекратилось, Билл понял что, невидимый зверь ушёл.
Билл стоял у окна, он посмотрел на подоконник, там что-то лежало, это была фотография деда, он не стал её трогать, вместо этого, Билл подошёл к дивану и сел.
Воспоминание нахлынуло неожиданно, как огромная волна, на маленькую лодку. После смерти деда, никто не заходил в его комнату, это был такой негласный закон, табу. Когда отец умер, Билл решил навести порядок в доме и однажды, он вошёл в комнату деда. Небольшая комната, кровать, стоящая у левой стены, у правой, стоял, письменный стол, окно выходящее во двор. Справа в углу было что-то, наподобие иконостаса с четырьмя иконами и лампадой посередине. В комнате чувствовалась религиозность, сама атмосфера располагала к этому, даже запах был необычен. Комната действовала умиротворяюще, погружая тебя, какое то необычное аморфное состояние. Билл подошёл к письменному столу, нежно, словно девушку, погладил его деревянную поверхность. Билла поразила чистота в комнате, прошло уже довольно много времени после того, как дед умер, и после этого в комнату, больше никто не входил. Но после того как, Билл провёл ладонью по столу, она была чистой, на ней не было не пылинки. Он стоял и некоторое время, завороженно смотрел на ладонь, задавая себе вопрос, почему.? Затем Билл открыл один из ящиков, письменного стола, там лежал конверт, на котором была надпись, сделанная рукой деда" Кому то из вас". Билл открыл незапечатанный конверт достал оттуда сложенный вдвое листок и развернул его, это было письмо, написанное рукой деда. Билл стал читать" Я не знаю, кто именно найдёт и прочитает это письмо, сын или внук, ноя знаю то что, кто бы это не был он не должен осуждать меня , прочтя это письмо. Я хочу покаяться перед вами, перед собой, перед теми людьми, о которых вы прочтёте позже, и перед богом, надеясь что он, с его великим милосердием, простит меня! Я родился в России в 1923 году, в деревне Плеханова, Саратовской губернии. Времена были тяжёлые, голодные, мои родители, чтобы прокормить меня, работали от зари до заката, В семь лет, я пошёл в сельскую школу, между занятиями работал в колхозе, помогая родителям. У нас в доме была большая библиотека, мои родители были довольно образованные люди, хоть и деревенские, книжный шкаф был полностью заполнен разными книгами, которые время от времени, она отдавала в школу. Родители меня с детства приучали к книгам, хоть они и уставали, у них всегда хватало время на меня. И вот однажды, когда мне было четырнадцать лет, я, перебирая книги, в поисках что бы почитать, наткнулся на русско-английский словарь. Когда я у мамы спросил о происхождении этой книги, она, испугавшись, сказала что, об этой книге ни кто не должен знать, потому что времена такие и за эту книгу можно поплатиться.
Времена тогда были действительно тяжёлыми, многих репрессировали, ссылали или расстреливали, Но нашу семью, эта чаша к счастью минула, что нельзя сказать о других. Ещё раз повторюсь, мои родители были довольно образованные люди, и оказалось что, моя мама неплохо знает английский язык, я с неимоверным трудом, уговорил маму научить меня ему. Она согласилась при условии что, об это никто не должен знать.
Мы вечерами в свободное от учёбы и работы время изучали английский язык, отец тоже иногда присоединялся к нам, мне это нравилось, мне это было интересно, я любил эти вечера. И вот однажды, летом 1941 года началась Великая Отечественная Война и я, попрощавшись с родителями, ушёл добровольцем на фронт. Моя молодость, моё легкомыслие говорило мне о том что, это будет лёгкой прогулкой и не более.
Но я сразу попал на передовую, это было ужасно, мои наивные иллюзии рухнули, как высотный дом. Это был кошмар, это был ад, эта кровь, крики раненых, измождённых и перепуганных людей, таких же, как и я.
Всё, что пишут в ваших учебниках и чему вас учат, в ваших колледжах, полнейшая чушь, войну выиграл Советский Союз! Но я не об этом, в первом же бою я попал в плен, я был испуган. Немцы поставили нас, 12ать военнопленных, к стенке, что бы расстрелять. Я испугался, я подумал, неужели это всё, неужели мои восемнадцать, так и останутся при мне!? Один из немецких офицеров с автоматом подошёл ко мне и, давая его мне в руки сказал, на ломаном русском, если я расстреляю сам всех, кто у стенки то, они оставят меня в живых.
Я не хочу рассказывать о своих переживаниях, угрызениях совести в тот момент, всё это довольно сложно передать, но я сделал это, и кровь тех одиннадцати на моих руках и моей совести. Малодушие, трусость, страх потерять свою жизнь, привели меня к тому что, я нажал на курок. Я помню их лица, даже сейчас, по прошествии столького времени, я помню их глаза, но в них не было ненависти, в них было прощение и понимание. Три старика, лет пятидесяти, четыре офицера лет тридцати, и четверо рядовых лет сорока. Даже сейчас я благодарен им за то, как они на меня тогда смотрели. Когда я сделал то, что сделал, я заплакал, даже нет, я не плакал, я рыдал, понимая, насколько я ничтожен!
Тот немецкий офицер, который мне дал в руки автомат, вывел меня на опушку леса, я думал это конец. Я, шёл впереди и ждал, выстрела в спину, но выстрела не было, в спину были лишь его слова -- Уходи! -- и я, ушёл. Офицер сдержал своё слово, оставив меня в живых.
Не хочу вдаваться в подробности что, со мной происходило далее, вкратце скажу, что, мне удалось пробраться к своим, и воевать некоторое время, в действующих войсках, Красной Армии. Потом окружение, затем партизанский отряд, опять действующие войска, два ранения, война подходила к концу.
В конце сорок четвёртого, мы встретились с союзными войсками, там я познакомился с Беном Кауфманом, сорокалетним сержантом Американских союзных войск. Мы, почему то сразу сдружились, я уже неплохо знал английский, оказалось что, за день до нашей встречи у него погиб сын, который вместе с ним участвовал в одном из боёв, он был мой ровесник. Бен говорил что, я очень похож на его сына, даже иногда называл меня сыном. Когда мы пошли в наступление, всё смешалось, я получил ранение в руку, первым кто пришёл мне на помощь был Бен. Американский госпиталь находился рядом и он мне помог до него добраться. Когда я лежал и ждал санитара, я взял Бена за руку и сказал что, я не хочу возвращаться в Советский Союз. Меня там никто не ждал, из писем я узнал что, отец добровольцем ушёл на фронт и погиб, мать умерла от болезни.
У Бена были связи и по окончании войны, я уехал в Америку по документам сына Бена, в составе союзнических войск, так я стал Томом Кауфманом. Бен стал мне как отец и я благодарен ему за всё, за то что, он привёл меня в этот дом, помог с работой, здесь я познакомился с вашей мамой, а для кого-то бабушкой, я благодарен ему за всё, что он для меня сделал. Так я стал, официально сыном Бена, каждый год мы отмечали день победы.
Но я хочу назвать главную причину, почему я не вернулся на родину, я не мог возвратиться в страну, которую однажды предал! С тех пор, я прошу прощение у бога и у тех людей, которым я принёс горе, их было не одиннадцать, а гораздо больше. У тех одиннадцати, были родители, у кого-то дети, родственники, для них многое перечеркнул мною нажатый курок, я убил будущее, тех одиннадцати, потому что у них в последующем могли бы появиться дети, а я убил их не дав родиться. Я убил будущее не одиннадцати человек, а десятков или даже сотен человек, это как эффект домино. Толкнул одну и все остальные посыпались, посыпались их возможные дети, их внуки, дети внуков и так далее. Я никогда не смотрюсь в зеркало потому что, там я вижу отражение труса и убийцы. Именно поэтому, у меня в комнате алтарь, именно поэтому я хожу в церковь, я вымаливаю прощение, но лица тех одиннадцати, всегда перед моими глазами. Простите, и прошу, не осуждайте!"
В тот день Билл прочитав письмо, возненавидел деда за то, что он сделал, Билл порвал письмо на мелкие части, в тот день в нём что-то изменилось. Он сломал и выкинул все иконы, стоявшие у деда в комнате, он выкинул всё, что напоминало деда. С того дня, Билл изменился, он стал другим, злым и ненавидящим всех, кроме своих друзей.
После того дня, когда они ограбили ювелирный магазин, они все стали другими. Потом были и другие магазины, банки, были другие жертвы, была кровь, были деньги, было всё то, чего раньше не было. Потом они учились, учились убивать, посещая нелегальные курсы, бывших военных специалистов. Они крышевали магазины, банки, они убивали за деньги, они выбивали информацию, за которую им хорошо платили. Им постоянно везло, будто кто-то невидимый оберегал их, кто-то или что-то помогало им всегда. Они занимались присяжными, подкупая или угрожая им, для того чтоб, они вынесли оправдательный приговор. Они стали вкладывать деньги в сомнительные предприятия и получать прибыль, они стали богаты, очень богаты. У них появились Виллы, Яхты, Гостиницы, у них было всё, о чём может мечтать человек. Но им нравился сам процесс, адреналин, который они получали от того, чем занимались. Всю грязную работу они выполняли сами, у них были хорошие рекомендации в этих делах. Они платили полиции, платили сенаторам, платили всем кому нужно. Лично у Билла был любимый приём, когда из кого то, нужно было выбить некую информацию, человека жестоко избивали. А потом, к нему подходил Билл и говорил что, если тот расскажет всё что им нужно, он оставит его в живых. После того, как человека жестоко избили, у которого все кости переломаны, который уже простился с жизнью, а теперь ему её обещают оставить, он рассказывает всё.
Билл говорил, чтобы что-то из человека выудить, его надо хорошо избить, чтоб у него были мысли только о пощаде, а затем дать ему надежду, надежду на жизнь, если он всё расскажет. Когда человеку дают надежду, он всегда за неё цепляется вот и вся наука.
Билл всегда так поступал, только было одно но, после того как измученный человек всё рассказывал, Билл доставал пистолет и приставляя его к его голове, нажимал на курок.
Даже в тех случаях, когда человека не требовалось убивать, Билл называл этот приём "Иллюзия надежды". У него не было, ни сострадания, ни каких либо, других чувств к людям, которых, он отправил на тот свет.
Вот и в тот вечер, перед тем как попасть в этот дом, он разговаривал с одним человеком из числа суда присяжных. Он был последним, седьмым, кто должен был отдать голос, в пользу, невиновности подозреваемого, и тот сделает так, как нужно Биллу. Ведь он дал ему надежду, точнее иллюзию надежды, потому что после суда, когда обвиняемый будет отпущен, Билл придёт в дом к этому присяжному и, глядя ему в глаза, приставит пистолет к его голове и нажмёт на курок. Билл всегда так поступал с последним присяжным, ему казалось это забавным.
Билл сидел на диване, надев пиджак, словно к чему-то готовясь, он положил руки на колени, его осанка была идеально прямой, его глаза смотрели в окно, там всё так же шёл снег. Вдруг он услышал, как что-то небольшое, упало прямо к его ногам, едва уловимый звук маленькой горошины, ударившейся о кафель. Билл посмотрел под ноги, там лежал маленький кусочек чего то, он наклонился и поднял это. Билл положил это на ладонь, он узнал тот самый кусочек расплавленного золота из коробочки отца, который когда то был крестиком с цепочкой, который Билл растоптал ногами, тогда в больнице. Билл вытянул ладонь и дунул на него как на свечку, пламя которой хотят затушить, этот кусочек от дуновения разлетелся в воздухе, на множество частичек, как парашутики одуванчика. Они, отблёскивая в свете луны, плавно опускались на пол, а затем исчезали, будто растворяясь, ладонь была пуста.
Билл сидел, чувствуя своё одиночество, он всегда его боялся, они все его боялись, просто не говорили об этом. Ни у кого не было, ни семьи, ни детей, только любовницы, на которых было плевать. А так хотелось, прийти домой и чтоб тебя встречала жена с детьми, чтоб ты был кому то нужен, он бы отдал все свои деньги за это, хотя бы за один такой день. Пустота в доме, пустота внутри, Билл часто думал об этом, иногда согревая свои щёки, мужской слезой. Он боялся одиночества, так же как ночь боится дня, так же как огонь боится воды, страх одиночества иногда заставлял его напиться до исступления, до беспамятства, до агонии!
Билл сидел и смотрел на дверь, в дверь постучали, Билл не шелохнувшись, всё так же, смотрел на дверь, ожидая чего то. Затем дверь медленно открылась и вошёл человек в чёрном костюме и белой рубашке с галстуком, он медленно подошёл к Биллу -- Здравствуй Билл.
Билл узнал его, это был отец Кевина, друга Билла, одного из их четвёрки, которого они похоронили два месяца назад, его звали Майкл. Майкл, стоял и смотрел на Билла, затем, немного подняв, рукав пиджака левой руки, снял часы -- Билл, если увидишь Кевина, отдай их ему, они здесь не нужны.-- и он протянул часы Биллу.
Билл взял часы, он их хорошо помнил, в них Майкл был похоронен, они были на его руке когда, его гроб опускали, а потом засыпали землёй. Билл посмотрел на тыльную сторону часов и увидел, там была гравировка " Моему любимому отцу, от его сына Кевина! Прости, что я такой". Билл, вспомнил, что эти часы, Кевин подарил своему отцу, на шестидесятилетие, сказал что, часы будут с сюрпризом. Скорее всего, эта гравировка и был, тот самый сюрприз, подумал Билл, ведь об этой гравировке, не знал никто, даже друзья!
Билл положил часы в правый карман пиджака, не отводя взгляда, от Майкла -- Объясни мне, что происходит!?
-- Прости, это не в моей компетенции! Скажи Кевину, ему надо измениться, дальше так нельзя.... и он развернувшись пошёл к двери, затем остановился и посмотрел на Билла --Тебя там ждут!-- и он показал рукой на открытую дверь.
Билл сидел и смотрел на открытую дверь, в которую только что, вышел Майкл. Билл сидел, не решаясь встать, казалось бы, вот он выход, но его пугала неизвестность, что там за этой дверью!? Билл крикнул, обращаясь к тому, кто за дверью -- Кто меня ждёт?
Оттуда прозвучал ответ -- Билл, рано или поздно, тебе придётся выйти!-- Билл узнал, этот голос, он, принадлежал тому самому, человеку, который впустил его в этот дом, тому самому, в разноцветном халате и тапочках. Билл встал и медленно направился к двери, его поступь была неуверенной, шаги осторожными и крадущимися, как у вора, который залез в чужой дом.
часть вторая
Ответ.
Билл вышел за дверь, он стоял, на крыльце осматриваясь, здесь не было снега, была обычная летняя погода, вокруг стояли деревья, стелилась зелёная

Автор - 1972diman
Дата добавления - 22.03.2013 в 18:57
СообщениеВдруг Билла осенила догадка: Это всё дом, именно дом всему причина!: Сколько он читал, про такие жуткие дома с привидениями, номера гостинец, про старые, древние замки, заброшенные цеха. Учёные считали что, во всём причина разломы в земной коре, Билл же считал всё это просто фантазией чьего-то разыгравшегося воображения или банальной выдумкой. И вот он с этим столкнулся, что-то непонятное и необъяснимое обитает здесь, в этом доме. Он тогда, от машины пошёл на свет, из окна этого дома, а пришёл во тьму или может, он всегда был в этой тьме, не осознавая того и теперь ему, некому помочь, кроме....!?!
Билл посмотрел, на потолок -- А может, ты действительно есть? Но почему, тебя не было рядом, когда я в тебе нуждался, почему?
Удар огромной силы в дверь, прервал его речь, удар был такой силы что, дом вздрогнул, диван вместе с Биллом подпрыгнул. Ужас от происходящего сковал его мышцы, внизу живота образовалось ощущение пугающей пустоты, Билл не мог вздохнуть. Удары в дверь с периодичностью продолжались, сотрясая дом, до тех пор, пока он не упал с дивана.
Билл лежал на холодном полу не в силах пошевелиться, словно его выжили как половую тряпку. Он лежал и смотрел на входную дверь, ожидая что, она откроется и войдёт что-то чудовищное,
Но никто не входил, наступила гнетущая тишина, тишина ожидания чего то, но чего!? Это ожидание было похоже, на ожидание родственников больного которого оперируют и никто не знает, как закончиться операция, все ждут хирурга, который выйдет и скажет результат. И эти минуты ожидания, самые страшные для родственников, эти минуты ожидания длятся вечно. И вот, хирург вышел с операционной к родственникам, в это мгновение он им кажется богом, от того что он скажет, будет многое зависеть, И вот он подошёл и....
Билл сейчас пребывал именно в таком состоянии, в состоянии родственников оперируемого, к которому, подошёл хирург и...., Билл сейчас находился в состоянии, между и.... и теми словами, которые скажет хирург, это было пугающее чувство неопределённости!
Билл встал, подошёл к окну, там за окном, в лунном свете, он увидел ребёнка, сидящего на санках, в ребёнке, он узнал себя. За окном падал снег, санки за верёвку тянул отец, маленький Билли смеялся, неподалёку стояла улыбающаяся мама. Отец остановился, слепил снежок и бросил его в маму, снежок попал ей прямо в лоб, Билли вместе с отцом засмеялись. В ответ, мама запустила снежок в отца, отец, сделал, тоже самое, началась снежная битва, между родителями, а Билли, от этого действа, завёлся в детском смехе.
Билл стоял, смотрел на это, улыбаясь, подхватывая ощущение счастья, душа играла марш Мендельсона, в честь бракосочетания детства и гармонии бытия! В то мгновение казалось что, это не закончиться никогда. И вдруг он почувствовал, гнетущее чувство невозврата, словно кто-то разрезает душу пилой с затупленными зубьями, причиняя дикую боль, отпиливаемому материалу.
А там за окном, маленький Билли сидел в детских санях, радуясь и смеясь всему происходящему, как вдруг Его лицо стало каменным, его глаза с ненавистью смотрели, прямо в глаза Билла, стоявшего у окна. Вдруг дверь в дом распахнулась, в комнату ворвался холодный, зимний воздух.
Маленький Билли, детским голосом, с ненавистью, крикнул, обращаясь к Биллу, стоящему у окна -- Ты сам, во всём виновен! -- и дверь, с грохотом захлопнулась.
Билл с ужасом стоял и смотрел в окно, там всё так же шёл снег, сугробы стали выше, троица исчезла. Луна ярко светила, на снегу отчётливо виднелись следы от детских саней и двух пар ног.
Билл сидел на диване, обливаясь потом, он хотел снять рубашку но, не мог, она, будто приросла к коже, каждое движение, сопровождалось болью. Рубашку, словно потушили, после того, как она горела, прямо на теле, опять запахло, жареным мясом. Синтетический материал рубашки, словно прикипел к коже от высокой температуры. Билл почти кричал от неимоверной боли, он посмотрел на свою рубашку и с ужасом увидел что, это не пот, а кровь. В воздухе смешался запах жареного мяса и тошнотворный запах крови. Страх стал перерастать в панику, как у человека, летящего на самолёте, а у авиалайнера отказали все двигатели и тот стремительно приближается к земле, ещё немного и крушение.
Тут Билл увидел в углу квадрат света, он пригляделся и увидел что, там стоял небольшой телевизор. На экране телевизора в показанной картинке Билл увидел четверых, в одном из них Билл узнал себя в возрасте 22х лет, в остальных, он узнал своих друзей, Джона, Кевина и Боба.
На экране телевизора, Джон, обращался к Биллу, сидящему в кресле -- Билл, это плёвое дело, раз и всё!
Билл, смотрел на Джона -- А если, нас поймают? Я потерял всех и теперь не хочу, терять ещё и свободу, это последнее что у меня осталось!
В разговор, вмешался Кевин -- Билл, и что тебе она, эта свобода, без гроша в кармане? У тебя, нет хорошего образования, нет родителей, нет денег, скоро, из за долгов, у тебя отнимут квартиру и что тогда!?
Билл задумавшись, оглядел присутствующих -- Я не знаю, но это, не выход?! А зачем вам это нужно, у вас же есть всё, богатые родители, хорошее образование, деньги?! Власть Билл, власть и уважение, что может быть слаще этих слов!? -- сказал Боб и продолжил -- Мы тебе хотим помочь, ведь мы друзья, да и денег много не бывает! Понимаешь, надоела монотонность, вот так живёшь и не каких тебе приключений, скучно. Билл, мы должны это зделать, мы хотим быть независимыми ни от кого, ни от родителей, ни от их денег, а наше образование, мы уже засунули, в одно место!-- и все, кроме Билла, засмеялись.
Билл растеряно, сказал -- Ну, я даже не знаю?
Опять в разговор, вмешался Джон -- Билл, ты прости конечно но, ты же, не думаешь что, мы вечно, будем тебя безвозмездно, спонсировать? Хоть мы и твои друзья но, вдруг у нас появятся семьи, тогда нам самим будет не хватать денег -- и все опять засмеялись, с упрёком смотря на Билла.
Джон продолжил --Ты пойми, тебе надо заплатить за дом, пока у тебя его не отобрали. А мы, тебе денег дать не сможем, ты должен сам их заработать, а на своей заправке, в роли мальчика на побегушках, ты этих денег не...., ну в общем ты понял! Мы бы могли и сами всё провернуть, без тебя, но мы же хотим тебе помочь, поэтому и желаем взять тебя в дело, мы друзей не бросаем!
Билл сжал руки в кулаки, его глаза были полны гнева от услышанного, от того что, это было правдой --Я согласен, мне и впрямь надоело клянчить у вас деньги, надо выбираться, а другого выхода, кроме этого, я не вижу.--телевизор выключился и в то же мгновение исчез.
Билл сидел на диване, с безразличием смотря на то место, где ещё секунду назад, стоял телевизор. Он посмотрев на рубашку, кровь исчезла, болевые ощущения пропали, запахи тоже. Билл почувствовал что, что-то держит в руках, он наклонил голову и увидел что, это была газета и в это мгновение комната наполнилась светом, взявшимся из ниоткуда. Билл, уже ничему не удивляясь развернул газету, заголовок одной статьи гласил "Кровь в ювелирном магазине". Билл увидел как на газете, стали проступать багровые пятна крови, ещё через минуту, вся газета была мокрой от крови, по дому опять разнёсся тошнотворный запах свежей крови, и запах жареного мяса. Он испуганно бросил мокрую и красную от крови газету на пол, Билл смотрел на свои руки, они были в крови, он стал истерично вытирать их о рубашку.
В доме сменилась обстановка, он преобразовался в ювелирный магазин. Дверь распахнулась и вбежали четверо в масках с оружием в руках, один из них подбежал к кассе, направив пистолет на продавщицу, стоявшую за прилавком -- Деньги, деньги, быстро складывай их в пакет!
Продавщица в панике открыла кассу, собрала деньги и трясущимися руками, положила их в пакет, принесённый грабителями. В это время, двое других разбили витрины и стали складывать украшения в сумку, ещё один стоял у входа и следил за дверью.
Вдруг, неожиданно дверь открылась, и вошли двое полицейских, увидев происходящее их, реакция была молниеносной, оба потянулись к кобуре.
Первым среагировал тот, кто следил за дверью, он двумя прицельными выстрелами уложил одного из полицейских. Другой в маске, стал палить во второго, пока тот не рухнул на пол. Продавщица стала дико кричать, зовя на помощь, третий в маске, прицелился и произвёл в неё два выстрела, её отбросило на стену и она, скатилась по ней на пол. Четвёртый в маске, подошёл к одному из полицейских, который был ещё жив и истекал кровью, он выстрелил ему в голову.
Билл сидел на диване, в том кто стрелял в продавщицу, он узнал себя, вдруг два мощных удара, откинули его к спинке дивана, Он опять находился в доме один, магазин исчез так же внезапно, как и появился. Билл прикусил губу от резкой боли в области живота и груди, Он посмотрел на себя и в ярком свете луны увидел, два кровавых пятна, один на животе, второй на груди. Затем на полу что-то зазвенело, он посмотрел на пол и увидел, лежащие там две гильзы от пуль.
Билл провёл рукой по груди, тому месту где появилась кровь, его палец провалился в отверстие, Физическая, нестерпимая боль, от этого прикосновения, доводила до безумия -- Боже как больно, что этого!? -- Нестерпимая, острая боль, разрывала, живот пополам, Билл схватился за живот. Казалось, кишки насадили на вертел, и сей час, кто-то проворачивает его. Дикая боль, доводила, до исступления, хотелось лезть на стену, Билл упал на пол и стал корчиться, от боли, его крики сотрясали дом, словно кричал не он, а сам Дьявол!
Так продолжалось несколько долгих и мучительных минут, неожиданно боль, мгновенно исчезла, словно её не было вовсе. Билл не поверил своим ощущениям, он потрогал грудь, затем живот, нечего не болело. Потом посмотрел на рубашку, кровавые пятна, вместе с пулевыми отверстиями исчезли, гильз от пуль на полу, тоже не было.
Через несколько минут, Билл с трудом встал и осмотрелся, дом, освещался лунным светом, для Билла, он казался самым ужасным местом, на земле. Он, закрыл глаза -- На земле ли? А может это и есть ад?
Билл подошёл к окну, там всё так же монотонно падал снег, сугробы стали выше. Он пристально смотрел на луну --Кто ты, кто привёл меня сюда, Дьявол, бог или, нечто другое?-- Он стоял и в размышлении смотрел на луну, затем развернулся и подойдя к дивану сел и стал вспоминать, что тогда произошло в ювелирном магазине.
В тот день, когда они грабили ювелирный магазин, неожиданно вошли двое полицейских и полезли к пистолетам, а они, четверо, просто испугались и запаниковали. Именно паника и страх заставила их стрелять, именно это и заставило выстрелить Билла в продавщицу! Потом из газет они узнали что, один из тех двух полицейских был мужем, той самой продавщицы, он просто зашёл к ней потому что, патрулировал этот район.
Стечение обстоятельств, три ни кому не нужные смерти, просто нелепость, потом три гроба, никто не хотел этих смертей. Но именно после этой ужасной нелепости, для Билла и ещё троих всё перевернулось. Они узнали, что такое кровь и, почувствовав её запах и стали неуправляемыми, как акулы чувствующие добычу! Билл и ещё трое поняли что, можно добывать деньги, не особо напрягаясь.
Билл сидел и размышлял вслух -- Меня тогда, даже не стошнило, а говорят что, когда, первый раз убьёшь человека, тебя обязательно стошнит! Бред, чушь собачья, нас не стошнило, даже наоборот, после выброса адреналина мы, почувствовали эйфорию!
Мы в тот день, хорошо поживились и без проблем добрались до дома, нас потом так и не нашли. В тот день мы себя чувствовали настоящими гангстерами, мы весь день пили и поздравляли друг друга, с первым крещением! А что до убитых?! Нам до них не было ни какого дела, сами виноваты, не во время появились. И не надо было, тянуться к оружию. -- и Билл закричал -- Не надо было тянуться к оружию!
Наступила минутная пауза и Билл почувствовал тишину, нет, даже не почувствовал, он её услышал. Услышал пустоту, которая пронзала пространство в доме, он почувствовал её запах, её безразличие ко всему что, здесь происходит.
Тишину, разорвал, истошный крик Билла -- Меня, здесь, в чём то обвиняют? -- и Билл, встал -- Да что, здесь, вообще происходит, суд или что?
Вдруг дом стал сотрясаться и раскачиваться, это было похоже на землетрясение и Билл не в силах устоять на ногах, упал. Он попытался встать, но не смог, дом качало из стороны в сторону, Билл, делал попытку за попыткой но, безуспешно, дом не давал, ему встать. Билл, закричал -- Хватит, хватит!
Вдруг всё замерло, казалось что, не только дом замер, но и каждая пылинка, каждая молекула, каждый атом, будто остановили плёнку и кадр замер, как в кино.
Билл встал и осмотрелся -- Где ты, покажи себя, где ты был, когда моя мать, медленно и мучительно, умирала от рака? Где ты был, когда мой отец, сходил с ума, почему, ты допустил это, что ты дал, ему увидеть, в последнею секунду, его жизни? Почему, ты оставил меня одного, чего ты этим добивался, чтоб я стал таким, каким стал? Чем я, перед тобой виноват, тем, что я родился?
Билл замолчал и обхватил голову руками -- Ведь, мои родители, растили меня, с верой в тебя, в то, что ты есть, в то что, ты всегда поможешь, мы ходили в церковь, молились, читали библию. А ты, стал всё перечёркивать, сначало ты, зачеркнул мою маму, потом отца, ты перечеркнул всю мою жизнь!
Билл опустил руки и повысил голос -- А теперь, ты меня, в чём то обвиняешь и считаешь, что в праве это делать!? Ну да, конечно, ты всегда прав, ты один и никто другой, ты единоличен! -- и Билл, стал ходить по комнате --Ты сам написал сценарий моей жизни, а я только был актёром, скажу честно, я не в восторге от роли. Ты плохой сценарист, у тебя всегда не Голливудская концовка, нет хэппи-энда, в твоём сценарии, всё кончается плохо! Если Ева с Адамом, откусили это грёбаное яблоко, почему, всё человечество, должно за это страдать!? Как ты вообще допустил что, в твоём райском саду рос запретный плод? Ты, допустил это преднамеренно?!
Вдруг помещение озарилось светом, свет исходил от человека, который стоял на какой-то возвышенности, покрытой камнями, рядом были ещё одиннадцать. Это был Христос с апостолами, он сказал им -- Пребывайте в молитве, чтобы, не впасть в искушение.
А сам отошёл от них, и стал молиться, говоря -- Отец, если желаешь, удали от меня эту чашу. Впрочем, пусть будет не моя воля, а твоя.
Тогда явился ему ангел с неба и укреплял его. Испытывая муки, Иисус молился ещё усерднее: и пот его стал, как капли крови падающие на землю.
Вдруг, картина изменилась, Иисус висел распятый на кресте, и он взывал громким голосом -- Боже мой, почему ты оставил меня?- Иисус выкрикнул и испустил дух.
В то же мгновение всё пропало, дом опять наполнился пустотой, освещаемой луной. Билл, подошёл к дивану и сел, закрыв лицо руками, он сказал -- Боже, зачем так, да и ты ли это, вообще? -- В это мгновение, дом сотрясся, и Билла выкинуло на пол, упав, он ударился носом. Он почувствовал, как по нему, что-то бегает, множество маленьких пищащих лапок.
Подняв голову, он увидел, как дом наполнился мышами, их было сотни. На подоконнике, На диване, пол был похож на ковёр из мышей, они лезли друг на друга, образуя несколько ярусов. Они все, хотели добраться до него, их маленькие хищные глазки смотрели на него, их острые зубки скрежетали в предвкушении мяса. Весь дом, наполнился, скрежетом зубов и писком, этих маленьких тварей, этот писк, пронзал всё тело Билла, сотнями иголок, мыши дрались между собой, лишь бы добраться, до плоти Билла.
Он вскочил и начал бегать по дому, то здесь, то там, под его ногами слышался хруст раздавленных тварей. Билл бегал и стряхивал мышей с себя, но они облепили его тело с головы до ног. Своими острыми зубками, они разрывали его плоть, он чувствовал, как те, выгрызают его, откусывая по кусочку! Билл неистово стряхивал их руками с лица и головы, но ни вцепились зубами, как капканами. Он чувствовал, как они глодали его руки, добираясь до костей, Билл чувствовал дикую боль, в каждом миллиметре своего тела! Он кричал, пока не почувствовал что, в рот залезла мышь и вцепилась в язык вызывая боль и рвотный эффект. Через несколько секунд, его стошнило, и он потерял сознание.
Билл, лежал на полу, он открыл глаза -- Сколько я здесь пролежал? -- затем поднялся и осмотрелся. Дом был пуст, диван, дверь, четыре окна, лунный свет, всё стало как прежде. Билл посмотрел на свои руки, одежду, всё было в порядке. Медленно подойдя к дивану, он осторожно сел и опустил голову.
На диване, сидел человек, которого казалось, приговорили к смерти, пустота в глазах, осунувшееся лицо. Со стороны, казалось что, для этого человека, всё кончено.
Но каждый человек, на что-то надеется, каждому своему поступку он, ищет оправдание. Так же и Билл, посидев некоторое время, подняв голову и будто оправдываясь, стал говорить --А что мне было делать, работа с малым заработком, родителей нет, образования тоже, а я не хотел быть нищим?! Все же, по-людски живут, а я по проблемам. Зачем ты мне, всё это показываешь? Я не один такой, жизнь такая, мир такой! Ведь ты мне, не показал мне другой дороги, другого выхода, а был ли он вообще, другой выход!?
Билл, закрыл глаза -- А может я и правда сошёл с ума, и всего этого нет, это всего лишь галлюцинации, игра больного воображения, и всё, что вокруг, это иллюзия?! А если я не сошёл с ума, а умер то, почему вижу, чувствую, почему всё так реально, ведь смерть есть смерть?! Почему не было тоннеля, света в конце него почему, я не видел себя сверху, почему? Ведь говорят что, когда умирают, именно это и видят люди, а я нечего этого не видел!
Билл встал, подошёл к окну, всё так же, шёл снег, сугробы стали выше, всё так же, светила луна. Было в этом что-то умиротворяющее но, в то же время, пугающее своей неизвестностью, неопределённостью.
В доме появился какой-то новый запах, Билл принюхался, запах был смердящим, это была настоящая вонь. Он зажал нос ладонью и стал глазами искать источник, этого запаха, как вдруг. Как вдруг пространство вокруг разорвал дикий и ужасный рёв, какого то огромного и невиданного зверя. Воздух из его невидимой пасти, его дыхание, словно Торнадо, поднял и отбросил Билла на стену.
Запах был невыносим, резало глаза, от его ядовитости и смрада, Билл понял что, запах исходил именно из этой невидимой пасти, невидимого зверя!
В одно мгновение рёв прекратился, теперь по дому разносилось лишь, жуткое рычание зверя, который чует свою добычу. Вдруг запах куда-то улетучился, будто растворяясь в пространстве, рычание прекратилось, Билл понял что, невидимый зверь ушёл.
Билл стоял у окна, он посмотрел на подоконник, там что-то лежало, это была фотография деда, он не стал её трогать, вместо этого, Билл подошёл к дивану и сел.
Воспоминание нахлынуло неожиданно, как огромная волна, на маленькую лодку. После смерти деда, никто не заходил в его комнату, это был такой негласный закон, табу. Когда отец умер, Билл решил навести порядок в доме и однажды, он вошёл в комнату деда. Небольшая комната, кровать, стоящая у левой стены, у правой, стоял, письменный стол, окно выходящее во двор. Справа в углу было что-то, наподобие иконостаса с четырьмя иконами и лампадой посередине. В комнате чувствовалась религиозность, сама атмосфера располагала к этому, даже запах был необычен. Комната действовала умиротворяюще, погружая тебя, какое то необычное аморфное состояние. Билл подошёл к письменному столу, нежно, словно девушку, погладил его деревянную поверхность. Билла поразила чистота в комнате, прошло уже довольно много времени после того, как дед умер, и после этого в комнату, больше никто не входил. Но после того как, Билл провёл ладонью по столу, она была чистой, на ней не было не пылинки. Он стоял и некоторое время, завороженно смотрел на ладонь, задавая себе вопрос, почему.? Затем Билл открыл один из ящиков, письменного стола, там лежал конверт, на котором была надпись, сделанная рукой деда" Кому то из вас". Билл открыл незапечатанный конверт достал оттуда сложенный вдвое листок и развернул его, это было письмо, написанное рукой деда. Билл стал читать" Я не знаю, кто именно найдёт и прочитает это письмо, сын или внук, ноя знаю то что, кто бы это не был он не должен осуждать меня , прочтя это письмо. Я хочу покаяться перед вами, перед собой, перед теми людьми, о которых вы прочтёте позже, и перед богом, надеясь что он, с его великим милосердием, простит меня! Я родился в России в 1923 году, в деревне Плеханова, Саратовской губернии. Времена были тяжёлые, голодные, мои родители, чтобы прокормить меня, работали от зари до заката, В семь лет, я пошёл в сельскую школу, между занятиями работал в колхозе, помогая родителям. У нас в доме была большая библиотека, мои родители были довольно образованные люди, хоть и деревенские, книжный шкаф был полностью заполнен разными книгами, которые время от времени, она отдавала в школу. Родители меня с детства приучали к книгам, хоть они и уставали, у них всегда хватало время на меня. И вот однажды, когда мне было четырнадцать лет, я, перебирая книги, в поисках что бы почитать, наткнулся на русско-английский словарь. Когда я у мамы спросил о происхождении этой книги, она, испугавшись, сказала что, об этой книге ни кто не должен знать, потому что времена такие и за эту книгу можно поплатиться.
Времена тогда были действительно тяжёлыми, многих репрессировали, ссылали или расстреливали, Но нашу семью, эта чаша к счастью минула, что нельзя сказать о других. Ещё раз повторюсь, мои родители были довольно образованные люди, и оказалось что, моя мама неплохо знает английский язык, я с неимоверным трудом, уговорил маму научить меня ему. Она согласилась при условии что, об это никто не должен знать.
Мы вечерами в свободное от учёбы и работы время изучали английский язык, отец тоже иногда присоединялся к нам, мне это нравилось, мне это было интересно, я любил эти вечера. И вот однажды, летом 1941 года началась Великая Отечественная Война и я, попрощавшись с родителями, ушёл добровольцем на фронт. Моя молодость, моё легкомыслие говорило мне о том что, это будет лёгкой прогулкой и не более.
Но я сразу попал на передовую, это было ужасно, мои наивные иллюзии рухнули, как высотный дом. Это был кошмар, это был ад, эта кровь, крики раненых, измождённых и перепуганных людей, таких же, как и я.
Всё, что пишут в ваших учебниках и чему вас учат, в ваших колледжах, полнейшая чушь, войну выиграл Советский Союз! Но я не об этом, в первом же бою я попал в плен, я был испуган. Немцы поставили нас, 12ать военнопленных, к стенке, что бы расстрелять. Я испугался, я подумал, неужели это всё, неужели мои восемнадцать, так и останутся при мне!? Один из немецких офицеров с автоматом подошёл ко мне и, давая его мне в руки сказал, на ломаном русском, если я расстреляю сам всех, кто у стенки то, они оставят меня в живых.
Я не хочу рассказывать о своих переживаниях, угрызениях совести в тот момент, всё это довольно сложно передать, но я сделал это, и кровь тех одиннадцати на моих руках и моей совести. Малодушие, трусость, страх потерять свою жизнь, привели меня к тому что, я нажал на курок. Я помню их лица, даже сейчас, по прошествии столького времени, я помню их глаза, но в них не было ненависти, в них было прощение и понимание. Три старика, лет пятидесяти, четыре офицера лет тридцати, и четверо рядовых лет сорока. Даже сейчас я благодарен им за то, как они на меня тогда смотрели. Когда я сделал то, что сделал, я заплакал, даже нет, я не плакал, я рыдал, понимая, насколько я ничтожен!
Тот немецкий офицер, который мне дал в руки автомат, вывел меня на опушку леса, я думал это конец. Я, шёл впереди и ждал, выстрела в спину, но выстрела не было, в спину были лишь его слова -- Уходи! -- и я, ушёл. Офицер сдержал своё слово, оставив меня в живых.
Не хочу вдаваться в подробности что, со мной происходило далее, вкратце скажу, что, мне удалось пробраться к своим, и воевать некоторое время, в действующих войсках, Красной Армии. Потом окружение, затем партизанский отряд, опять действующие войска, два ранения, война подходила к концу.
В конце сорок четвёртого, мы встретились с союзными войсками, там я познакомился с Беном Кауфманом, сорокалетним сержантом Американских союзных войск. Мы, почему то сразу сдружились, я уже неплохо знал английский, оказалось что, за день до нашей встречи у него погиб сын, который вместе с ним участвовал в одном из боёв, он был мой ровесник. Бен говорил что, я очень похож на его сына, даже иногда называл меня сыном. Когда мы пошли в наступление, всё смешалось, я получил ранение в руку, первым кто пришёл мне на помощь был Бен. Американский госпиталь находился рядом и он мне помог до него добраться. Когда я лежал и ждал санитара, я взял Бена за руку и сказал что, я не хочу возвращаться в Советский Союз. Меня там никто не ждал, из писем я узнал что, отец добровольцем ушёл на фронт и погиб, мать умерла от болезни.
У Бена были связи и по окончании войны, я уехал в Америку по документам сына Бена, в составе союзнических войск, так я стал Томом Кауфманом. Бен стал мне как отец и я благодарен ему за всё, за то что, он привёл меня в этот дом, помог с работой, здесь я познакомился с вашей мамой, а для кого-то бабушкой, я благодарен ему за всё, что он для меня сделал. Так я стал, официально сыном Бена, каждый год мы отмечали день победы.
Но я хочу назвать главную причину, почему я не вернулся на родину, я не мог возвратиться в страну, которую однажды предал! С тех пор, я прошу прощение у бога и у тех людей, которым я принёс горе, их было не одиннадцать, а гораздо больше. У тех одиннадцати, были родители, у кого-то дети, родственники, для них многое перечеркнул мною нажатый курок, я убил будущее, тех одиннадцати, потому что у них в последующем могли бы появиться дети, а я убил их не дав родиться. Я убил будущее не одиннадцати человек, а десятков или даже сотен человек, это как эффект домино. Толкнул одну и все остальные посыпались, посыпались их возможные дети, их внуки, дети внуков и так далее. Я никогда не смотрюсь в зеркало потому что, там я вижу отражение труса и убийцы. Именно поэтому, у меня в комнате алтарь, именно поэтому я хожу в церковь, я вымаливаю прощение, но лица тех одиннадцати, всегда перед моими глазами. Простите, и прошу, не осуждайте!"
В тот день Билл прочитав письмо, возненавидел деда за то, что он сделал, Билл порвал письмо на мелкие части, в тот день в нём что-то изменилось. Он сломал и выкинул все иконы, стоявшие у деда в комнате, он выкинул всё, что напоминало деда. С того дня, Билл изменился, он стал другим, злым и ненавидящим всех, кроме своих друзей.
После того дня, когда они ограбили ювелирный магазин, они все стали другими. Потом были и другие магазины, банки, были другие жертвы, была кровь, были деньги, было всё то, чего раньше не было. Потом они учились, учились убивать, посещая нелегальные курсы, бывших военных специалистов. Они крышевали магазины, банки, они убивали за деньги, они выбивали информацию, за которую им хорошо платили. Им постоянно везло, будто кто-то невидимый оберегал их, кто-то или что-то помогало им всегда. Они занимались присяжными, подкупая или угрожая им, для того чтоб, они вынесли оправдательный приговор. Они стали вкладывать деньги в сомнительные предприятия и получать прибыль, они стали богаты, очень богаты. У них появились Виллы, Яхты, Гостиницы, у них было всё, о чём может мечтать человек. Но им нравился сам процесс, адреналин, который они получали от того, чем занимались. Всю грязную работу они выполняли сами, у них были хорошие рекомендации в этих делах. Они платили полиции, платили сенаторам, платили всем кому нужно. Лично у Билла был любимый приём, когда из кого то, нужно было выбить некую информацию, человека жестоко избивали. А потом, к нему подходил Билл и говорил что, если тот расскажет всё что им нужно, он оставит его в живых. После того, как человека жестоко избили, у которого все кости переломаны, который уже простился с жизнью, а теперь ему её обещают оставить, он рассказывает всё.
Билл говорил, чтобы что-то из человека выудить, его надо хорошо избить, чтоб у него были мысли только о пощаде, а затем дать ему надежду, надежду на жизнь, если он всё расскажет. Когда человеку дают надежду, он всегда за неё цепляется вот и вся наука.
Билл всегда так поступал, только было одно но, после того как измученный человек всё рассказывал, Билл доставал пистолет и приставляя его к его голове, нажимал на курок.
Даже в тех случаях, когда человека не требовалось убивать, Билл называл этот приём "Иллюзия надежды". У него не было, ни сострадания, ни каких либо, других чувств к людям, которых, он отправил на тот свет.
Вот и в тот вечер, перед тем как попасть в этот дом, он разговаривал с одним человеком из числа суда присяжных. Он был последним, седьмым, кто должен был отдать голос, в пользу, невиновности подозреваемого, и тот сделает так, как нужно Биллу. Ведь он дал ему надежду, точнее иллюзию надежды, потому что после суда, когда обвиняемый будет отпущен, Билл придёт в дом к этому присяжному и, глядя ему в глаза, приставит пистолет к его голове и нажмёт на курок. Билл всегда так поступал с последним присяжным, ему казалось это забавным.
Билл сидел на диване, надев пиджак, словно к чему-то готовясь, он положил руки на колени, его осанка была идеально прямой, его глаза смотрели в окно, там всё так же шёл снег. Вдруг он услышал, как что-то небольшое, упало прямо к его ногам, едва уловимый звук маленькой горошины, ударившейся о кафель. Билл посмотрел под ноги, там лежал маленький кусочек чего то, он наклонился и поднял это. Билл положил это на ладонь, он узнал тот самый кусочек расплавленного золота из коробочки отца, который когда то был крестиком с цепочкой, который Билл растоптал ногами, тогда в больнице. Билл вытянул ладонь и дунул на него как на свечку, пламя которой хотят затушить, этот кусочек от дуновения разлетелся в воздухе, на множество частичек, как парашутики одуванчика. Они, отблёскивая в свете луны, плавно опускались на пол, а затем исчезали, будто растворяясь, ладонь была пуста.
Билл сидел, чувствуя своё одиночество, он всегда его боялся, они все его боялись, просто не говорили об этом. Ни у кого не было, ни семьи, ни детей, только любовницы, на которых было плевать. А так хотелось, прийти домой и чтоб тебя встречала жена с детьми, чтоб ты был кому то нужен, он бы отдал все свои деньги за это, хотя бы за один такой день. Пустота в доме, пустота внутри, Билл часто думал об этом, иногда согревая свои щёки, мужской слезой. Он боялся одиночества, так же как ночь боится дня, так же как огонь боится воды, страх одиночества иногда заставлял его напиться до исступления, до беспамятства, до агонии!
Билл сидел и смотрел на дверь, в дверь постучали, Билл не шелохнувшись, всё так же, смотрел на дверь, ожидая чего то. Затем дверь медленно открылась и вошёл человек в чёрном костюме и белой рубашке с галстуком, он медленно подошёл к Биллу -- Здравствуй Билл.
Билл узнал его, это был отец Кевина, друга Билла, одного из их четвёрки, которого они похоронили два месяца назад, его звали Майкл. Майкл, стоял и смотрел на Билла, затем, немного подняв, рукав пиджака левой руки, снял часы -- Билл, если увидишь Кевина, отдай их ему, они здесь не нужны.-- и он протянул часы Биллу.
Билл взял часы, он их хорошо помнил, в них Майкл был похоронен, они были на его руке когда, его гроб опускали, а потом засыпали землёй. Билл посмотрел на тыльную сторону часов и увидел, там была гравировка " Моему любимому отцу, от его сына Кевина! Прости, что я такой". Билл, вспомнил, что эти часы, Кевин подарил своему отцу, на шестидесятилетие, сказал что, часы будут с сюрпризом. Скорее всего, эта гравировка и был, тот самый сюрприз, подумал Билл, ведь об этой гравировке, не знал никто, даже друзья!
Билл положил часы в правый карман пиджака, не отводя взгляда, от Майкла -- Объясни мне, что происходит!?
-- Прости, это не в моей компетенции! Скажи Кевину, ему надо измениться, дальше так нельзя.... и он развернувшись пошёл к двери, затем остановился и посмотрел на Билла --Тебя там ждут!-- и он показал рукой на открытую дверь.
Билл сидел и смотрел на открытую дверь, в которую только что, вышел Майкл. Билл сидел, не решаясь встать, казалось бы, вот он выход, но его пугала неизвестность, что там за этой дверью!? Билл крикнул, обращаясь к тому, кто за дверью -- Кто меня ждёт?
Оттуда прозвучал ответ -- Билл, рано или поздно, тебе придётся выйти!-- Билл узнал, этот голос, он, принадлежал тому самому, человеку, который впустил его в этот дом, тому самому, в разноцветном халате и тапочках. Билл встал и медленно направился к двери, его поступь была неуверенной, шаги осторожными и крадущимися, как у вора, который залез в чужой дом.
часть вторая
Ответ.
Билл вышел за дверь, он стоял, на крыльце осматриваясь, здесь не было снега, была обычная летняя погода, вокруг стояли деревья, стелилась зелёная

Автор -
Дата добавления - в
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Иллюзия надежды. продолжение
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Иллюзия надежды. продолжение - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz