Мое творчество - Страница 4 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Мое творчество - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Мое творчество (мои рассказы)
Мое творчество
МуркаДата: Суббота, 29.01.2011, 21:51 | Сообщение # 46
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Вот я вернулась с очередной порцией иллюстраций biggrin
Ирка ( извиняюсь за качество, все-таки люди у меня не очень получаются)

Бриллиантовый волк

Немного подкорректировала blush ( слева- тот же волк, справа- Аня)


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеВот я вернулась с очередной порцией иллюстраций biggrin
Ирка ( извиняюсь за качество, все-таки люди у меня не очень получаются)

Бриллиантовый волк

Немного подкорректировала blush ( слева- тот же волк, справа- Аня)


Автор - Мурка
Дата добавления - 29.01.2011 в 21:51
СообщениеВот я вернулась с очередной порцией иллюстраций biggrin
Ирка ( извиняюсь за качество, все-таки люди у меня не очень получаются)

Бриллиантовый волк

Немного подкорректировала blush ( слева- тот же волк, справа- Аня)


Автор - Мурка
Дата добавления - 29.01.2011 в 21:51
НэшаДата: Суббота, 29.01.2011, 23:06 | Сообщение # 47
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Quote (Мурка)
постоянно запирались в кабинете

закрывались

Quote (Мурка)
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне, пытался завязать со мной разговор и постоянно приглашал к себе в класс,

Видишь как много указаний с кем, а достаточно вначале упомянуть:
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне , пытался завязать разговор и постоянно приглашал в класс...

Ждём продолжения smile

Молодец что пытаешься рисовать своих персонажей, значит ты их очень хорошо представляешь, а это всегда плюс писателю. Я понимаю что они не красавцы biggrin , но они нарисованы тобой, и это самое важное. Волк получился очень колоритный good мне понравился.

 
Сообщение
Quote (Мурка)
постоянно запирались в кабинете

закрывались

Quote (Мурка)
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне, пытался завязать со мной разговор и постоянно приглашал к себе в класс,

Видишь как много указаний с кем, а достаточно вначале упомянуть:
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне , пытался завязать разговор и постоянно приглашал в класс...

Ждём продолжения smile

Молодец что пытаешься рисовать своих персонажей, значит ты их очень хорошо представляешь, а это всегда плюс писателю. Я понимаю что они не красавцы biggrin , но они нарисованы тобой, и это самое важное. Волк получился очень колоритный good мне понравился.


Автор - Нэша
Дата добавления - 29.01.2011 в 23:06
Сообщение
Quote (Мурка)
постоянно запирались в кабинете

закрывались

Quote (Мурка)
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне, пытался завязать со мной разговор и постоянно приглашал к себе в класс,

Видишь как много указаний с кем, а достаточно вначале упомянуть:
Альберт Дмитриевич несколько раз подходил ко мне , пытался завязать разговор и постоянно приглашал в класс...

Ждём продолжения smile

Молодец что пытаешься рисовать своих персонажей, значит ты их очень хорошо представляешь, а это всегда плюс писателю. Я понимаю что они не красавцы biggrin , но они нарисованы тобой, и это самое важное. Волк получился очень колоритный good мне понравился.


Автор - Нэша
Дата добавления - 29.01.2011 в 23:06
МуркаДата: Суббота, 29.01.2011, 23:36 | Сообщение # 48
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Дело в том, что на этой недели пропала еще одна девочка: Ирка Лучезарова. Эту страшную новость поведал нам классный руководитель Родион Германович.
« Мужайся, Аня! Надо верить, что с ней все хорошо»,- сказал мне он, но я уже не могла адекватно воспринимать происходящее. Целый день меня трясло, как в лихорадке. Мои пальцы машинально набирали Иркин номер, но в трубке телефона слышалось лишь « Абонент вне зоны сети». Одноклассницы пытались меня поддержать, почти каждую перемену я просиживала в школьном туалете и плакала, а потом все начиналось сначала и опять, опять, опять. У «Ешников» расспросить что-либо было невозможно, они постоянно твердили:
« Не переживай! С ней все в порядке! Это лишь часть плана».
Какого плана? К чему все это? Я ничего не могла с этим поделать до того момента, как не встретила доцента с его сияющей улыбкой, и тогда я все поняла. Все, все!
Я стояла напротив старой пятиэтажки. Обычный жилой дом, но от него веяло небывалым холодом, было страшно, и сердце билось, как заведенное. Я осторожно зашла в подъезд и стала аккуратно подниматься по лестнице.
- А, Анечка, Это ты!- пронесся, как эхо, голос Альберта Дмитриевича. Он, казалось, был очень удивлен моему приходу, но по его взгляду можно было сразу догадаться, что это отнюдь не так.- Ну, проходи.
Его квартирка была уютной, в ней было три комнатки, в каждой из них висел ковер с изображением волка. Из комнат за нами кто-то следил.
- Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть. Чем я заслужил на такую честь?
- Кто эти люди? Те, что в комнатах?
- Мои родственники,- сказал он и протянул мне стакан апельсинового сока, который я тут же осушила.
- Мне не понравилась « Анна Каренина». Она предательница, бросила ребенка ради любовника.
- А ты себя предательницей не ощущаешь?- он развалился в кресле и смотрел на меня, не отрывая своих черных глаз.
- Я знаю кто вы!
- Ха-ха! И на что ты надеешься? Что победишь? Загладишь вину? Или что?
- Где она?
Оборотень опять расхохотался, затем подошел ко мне, крепко обнял и прошептал:
- Ну, не сердись. У тебя же есть я, тебе не зачем волноваться.
- Просто скажите, где она!
- Не знаю, где! Может, она мертва, как и все детишки, которых они так жаждали спасти.
-Они придут и убьют вас!
-Ха-ха, пусть только попробуют. Все это только часть плана, который завершится твоей смертью.
Я резко побежала к двери, но доцент оказался быстрей меня.
- Это будет этакая месть, - прошептал он и обнажил свои клыки.
Но вдруг из комнаты раздался голос.
- Это они, Альберт! Они.
Вдруг ворвалась огромная голубая пантера, шерсть которой светилась в сумраке. Доцент в миг преобразился в волка, и началась ожесточенная схватка. Я выбралась из комнаты: дрались не только учитель, но и остальные оборотни. Я на корточках поползла к двери, но выход перегородил гигантский серый волк. Он приготовился к прыжку, но внезапно на него налетел другой, белый, весь из бриллиантов. Когда путь оказался свободен, я выскочила из квартиры и изо всех сил побежала в парк. За мной гналось два оборотня, один из них сбил меня с ног, я упала на снег и в миг отключилась. Последнее, что помнила, это огромного-огромного пегаса…


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой


Сообщение отредактировал Мурка - Вторник, 01.02.2011, 12:54
 
СообщениеДело в том, что на этой недели пропала еще одна девочка: Ирка Лучезарова. Эту страшную новость поведал нам классный руководитель Родион Германович.
« Мужайся, Аня! Надо верить, что с ней все хорошо»,- сказал мне он, но я уже не могла адекватно воспринимать происходящее. Целый день меня трясло, как в лихорадке. Мои пальцы машинально набирали Иркин номер, но в трубке телефона слышалось лишь « Абонент вне зоны сети». Одноклассницы пытались меня поддержать, почти каждую перемену я просиживала в школьном туалете и плакала, а потом все начиналось сначала и опять, опять, опять. У «Ешников» расспросить что-либо было невозможно, они постоянно твердили:
« Не переживай! С ней все в порядке! Это лишь часть плана».
Какого плана? К чему все это? Я ничего не могла с этим поделать до того момента, как не встретила доцента с его сияющей улыбкой, и тогда я все поняла. Все, все!
Я стояла напротив старой пятиэтажки. Обычный жилой дом, но от него веяло небывалым холодом, было страшно, и сердце билось, как заведенное. Я осторожно зашла в подъезд и стала аккуратно подниматься по лестнице.
- А, Анечка, Это ты!- пронесся, как эхо, голос Альберта Дмитриевича. Он, казалось, был очень удивлен моему приходу, но по его взгляду можно было сразу догадаться, что это отнюдь не так.- Ну, проходи.
Его квартирка была уютной, в ней было три комнатки, в каждой из них висел ковер с изображением волка. Из комнат за нами кто-то следил.
- Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть. Чем я заслужил на такую честь?
- Кто эти люди? Те, что в комнатах?
- Мои родственники,- сказал он и протянул мне стакан апельсинового сока, который я тут же осушила.
- Мне не понравилась « Анна Каренина». Она предательница, бросила ребенка ради любовника.
- А ты себя предательницей не ощущаешь?- он развалился в кресле и смотрел на меня, не отрывая своих черных глаз.
- Я знаю кто вы!
- Ха-ха! И на что ты надеешься? Что победишь? Загладишь вину? Или что?
- Где она?
Оборотень опять расхохотался, затем подошел ко мне, крепко обнял и прошептал:
- Ну, не сердись. У тебя же есть я, тебе не зачем волноваться.
- Просто скажите, где она!
- Не знаю, где! Может, она мертва, как и все детишки, которых они так жаждали спасти.
-Они придут и убьют вас!
-Ха-ха, пусть только попробуют. Все это только часть плана, который завершится твоей смертью.
Я резко побежала к двери, но доцент оказался быстрей меня.
- Это будет этакая месть, - прошептал он и обнажил свои клыки.
Но вдруг из комнаты раздался голос.
- Это они, Альберт! Они.
Вдруг ворвалась огромная голубая пантера, шерсть которой светилась в сумраке. Доцент в миг преобразился в волка, и началась ожесточенная схватка. Я выбралась из комнаты: дрались не только учитель, но и остальные оборотни. Я на корточках поползла к двери, но выход перегородил гигантский серый волк. Он приготовился к прыжку, но внезапно на него налетел другой, белый, весь из бриллиантов. Когда путь оказался свободен, я выскочила из квартиры и изо всех сил побежала в парк. За мной гналось два оборотня, один из них сбил меня с ног, я упала на снег и в миг отключилась. Последнее, что помнила, это огромного-огромного пегаса…

Автор - Мурка
Дата добавления - 29.01.2011 в 23:36
СообщениеДело в том, что на этой недели пропала еще одна девочка: Ирка Лучезарова. Эту страшную новость поведал нам классный руководитель Родион Германович.
« Мужайся, Аня! Надо верить, что с ней все хорошо»,- сказал мне он, но я уже не могла адекватно воспринимать происходящее. Целый день меня трясло, как в лихорадке. Мои пальцы машинально набирали Иркин номер, но в трубке телефона слышалось лишь « Абонент вне зоны сети». Одноклассницы пытались меня поддержать, почти каждую перемену я просиживала в школьном туалете и плакала, а потом все начиналось сначала и опять, опять, опять. У «Ешников» расспросить что-либо было невозможно, они постоянно твердили:
« Не переживай! С ней все в порядке! Это лишь часть плана».
Какого плана? К чему все это? Я ничего не могла с этим поделать до того момента, как не встретила доцента с его сияющей улыбкой, и тогда я все поняла. Все, все!
Я стояла напротив старой пятиэтажки. Обычный жилой дом, но от него веяло небывалым холодом, было страшно, и сердце билось, как заведенное. Я осторожно зашла в подъезд и стала аккуратно подниматься по лестнице.
- А, Анечка, Это ты!- пронесся, как эхо, голос Альберта Дмитриевича. Он, казалось, был очень удивлен моему приходу, но по его взгляду можно было сразу догадаться, что это отнюдь не так.- Ну, проходи.
Его квартирка была уютной, в ней было три комнатки, в каждой из них висел ковер с изображением волка. Из комнат за нами кто-то следил.
- Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть. Чем я заслужил на такую честь?
- Кто эти люди? Те, что в комнатах?
- Мои родственники,- сказал он и протянул мне стакан апельсинового сока, который я тут же осушила.
- Мне не понравилась « Анна Каренина». Она предательница, бросила ребенка ради любовника.
- А ты себя предательницей не ощущаешь?- он развалился в кресле и смотрел на меня, не отрывая своих черных глаз.
- Я знаю кто вы!
- Ха-ха! И на что ты надеешься? Что победишь? Загладишь вину? Или что?
- Где она?
Оборотень опять расхохотался, затем подошел ко мне, крепко обнял и прошептал:
- Ну, не сердись. У тебя же есть я, тебе не зачем волноваться.
- Просто скажите, где она!
- Не знаю, где! Может, она мертва, как и все детишки, которых они так жаждали спасти.
-Они придут и убьют вас!
-Ха-ха, пусть только попробуют. Все это только часть плана, который завершится твоей смертью.
Я резко побежала к двери, но доцент оказался быстрей меня.
- Это будет этакая месть, - прошептал он и обнажил свои клыки.
Но вдруг из комнаты раздался голос.
- Это они, Альберт! Они.
Вдруг ворвалась огромная голубая пантера, шерсть которой светилась в сумраке. Доцент в миг преобразился в волка, и началась ожесточенная схватка. Я выбралась из комнаты: дрались не только учитель, но и остальные оборотни. Я на корточках поползла к двери, но выход перегородил гигантский серый волк. Он приготовился к прыжку, но внезапно на него налетел другой, белый, весь из бриллиантов. Когда путь оказался свободен, я выскочила из квартиры и изо всех сил побежала в парк. За мной гналось два оборотня, один из них сбил меня с ног, я упала на снег и в миг отключилась. Последнее, что помнила, это огромного-огромного пегаса…

Автор - Мурка
Дата добавления - 29.01.2011 в 23:36
МуркаДата: Суббота, 05.02.2011, 15:07 | Сообщение # 49
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Я твердо была уверенна, что это один из моих кошмаров, что я сейчас лежу в кровати у себя дома, что ничего этого не было: ни оборотней, ни тотемов ничего. Я уже не спала, но глаза мои были закрыты.
« Даю голову на отсечение, сейчас Анька проснется и первым делом спросит, где она»,- кто-то тихо проговорил, но голос, как эхо, разнесся по комнате. По телу пробежало странное неприятное ощущение. Я открыла глаза, передо мной возникли расплывчатые фигуры моих сверстников.
- Где я?
- Я же говорил!- я попыталась привстать, но мне помешала головная боль, и плюхнулась опять на подушку.
- Ты в областной больнице. Сейчас четыре часа утра тридцать минут и четыре секунды. Уже пять секунд.
Я огляделась. Действительно, эта была просторная, уютная палата, на улице было темно, но уже начинало светать. Андрей подошел к окну и закрыл форточку, я долго не могла вспомнить, что же со мной произошло, лишь на душе остался неприятный осадок.
- Что произошло?
- Не тревожься! Все кончено.
- В смысле?
- Они ушли отсюда, и, надеюсь, больше никогда не вернутся.
Я начала смутно припоминать, и тут в голове возникла мысль.
- Ира! Где она?
«Ешники» переглянулись.
-Аня, прости. Мы повели себя, как свиньи, но просто это было часть плана.
-Просто Иру никто не похищал. Это была всего-навсего иллюзия,- произнес Женька, сверкнув очками.- Это было подстроено. Просто мы подумали, что это толкнет тебя пойти к ним…
- Но, но… - я не могла поверить своим ушам - я не понимаю.
- Нас они бы не подпустили ни на шаг, а ты человек, просто приманка - Иркин голос пронзил меня до смерти, она подошла, села на кровать и поправила подушку,- Дубровский доставил тебя сразу сюда, мы думали, эта тварь ранила, но, Слава Богу, все обошлось.
-Доцент говорил, что он мстит. Что это значит? Разве оборотни должны мстить?
- Просто существует легенда, мне отец рассказывал,- заговорил Женька, - давным-давно, когда люди начали строить государства, землей руководили ангелы. Оборотни тогда могли превращаться в кого угодно: в оленей, орлов, в ветер, подбирали умерших зверей и соблюдали порядок в природе. Все были довольны своей судьбой, но некоторые восстали: они начали нападать на людей и животных. Тогда ангелы решили создать существ, которые будут неуязвимы пред ними. Это были первые тотемы, их невозможно было убить простым способом. Вскоре они победили оборотней, за легкомысленность ангелы жестоко их наказали: теперь оборотни могли превращаться только в волков, были вынуждены скитаться по свету в поисках мяса. Но тотемы тоже были неидеальны. Один из них влюбился в человека, и та родила от него ребенка. Ангелы выгнали тотемов, они остались бессмертны для человека, но убить их можно только, уничтожив бриффита.
- И он поверил в это?
- Трудно не поверить, особенно когда ты оборотень, но многие из нас смирились со своей судьбой. Не все, правда, но многие.
-То есть, это было затеяно, чтобы восстановить свою репутацию?
- Да,- вздохнул Жека,- но ты, конечно же, нас презираешь.
- Почему же! Вовсе нет, - сказала я и впервые за все время искренне улыбнулась.
- Эх, классная мы все-таки команда, - крикнул Артемка, но тут же осекся: Рома все это время стоял у окна и куда-то глядел, я сначала не заметила его, но потом все поняла. Он посмотрел на меня немым взглядом, а затем перевоплотился. Голубая пантера, которая спасла меня от верной гибели, молча двигалась ко мне. Я осторожно дотронулось до нее, и погладила холку. Шерсть Ромки была мягкой-мягкой, как кашемир, и сверкала сотнями-сотнями огоньками…



The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеЯ твердо была уверенна, что это один из моих кошмаров, что я сейчас лежу в кровати у себя дома, что ничего этого не было: ни оборотней, ни тотемов ничего. Я уже не спала, но глаза мои были закрыты.
« Даю голову на отсечение, сейчас Анька проснется и первым делом спросит, где она»,- кто-то тихо проговорил, но голос, как эхо, разнесся по комнате. По телу пробежало странное неприятное ощущение. Я открыла глаза, передо мной возникли расплывчатые фигуры моих сверстников.
- Где я?
- Я же говорил!- я попыталась привстать, но мне помешала головная боль, и плюхнулась опять на подушку.
- Ты в областной больнице. Сейчас четыре часа утра тридцать минут и четыре секунды. Уже пять секунд.
Я огляделась. Действительно, эта была просторная, уютная палата, на улице было темно, но уже начинало светать. Андрей подошел к окну и закрыл форточку, я долго не могла вспомнить, что же со мной произошло, лишь на душе остался неприятный осадок.
- Что произошло?
- Не тревожься! Все кончено.
- В смысле?
- Они ушли отсюда, и, надеюсь, больше никогда не вернутся.
Я начала смутно припоминать, и тут в голове возникла мысль.
- Ира! Где она?
«Ешники» переглянулись.
-Аня, прости. Мы повели себя, как свиньи, но просто это было часть плана.
-Просто Иру никто не похищал. Это была всего-навсего иллюзия,- произнес Женька, сверкнув очками.- Это было подстроено. Просто мы подумали, что это толкнет тебя пойти к ним…
- Но, но… - я не могла поверить своим ушам - я не понимаю.
- Нас они бы не подпустили ни на шаг, а ты человек, просто приманка - Иркин голос пронзил меня до смерти, она подошла, села на кровать и поправила подушку,- Дубровский доставил тебя сразу сюда, мы думали, эта тварь ранила, но, Слава Богу, все обошлось.
-Доцент говорил, что он мстит. Что это значит? Разве оборотни должны мстить?
- Просто существует легенда, мне отец рассказывал,- заговорил Женька, - давным-давно, когда люди начали строить государства, землей руководили ангелы. Оборотни тогда могли превращаться в кого угодно: в оленей, орлов, в ветер, подбирали умерших зверей и соблюдали порядок в природе. Все были довольны своей судьбой, но некоторые восстали: они начали нападать на людей и животных. Тогда ангелы решили создать существ, которые будут неуязвимы пред ними. Это были первые тотемы, их невозможно было убить простым способом. Вскоре они победили оборотней, за легкомысленность ангелы жестоко их наказали: теперь оборотни могли превращаться только в волков, были вынуждены скитаться по свету в поисках мяса. Но тотемы тоже были неидеальны. Один из них влюбился в человека, и та родила от него ребенка. Ангелы выгнали тотемов, они остались бессмертны для человека, но убить их можно только, уничтожив бриффита.
- И он поверил в это?
- Трудно не поверить, особенно когда ты оборотень, но многие из нас смирились со своей судьбой. Не все, правда, но многие.
-То есть, это было затеяно, чтобы восстановить свою репутацию?
- Да,- вздохнул Жека,- но ты, конечно же, нас презираешь.
- Почему же! Вовсе нет, - сказала я и впервые за все время искренне улыбнулась.
- Эх, классная мы все-таки команда, - крикнул Артемка, но тут же осекся: Рома все это время стоял у окна и куда-то глядел, я сначала не заметила его, но потом все поняла. Он посмотрел на меня немым взглядом, а затем перевоплотился. Голубая пантера, которая спасла меня от верной гибели, молча двигалась ко мне. Я осторожно дотронулось до нее, и погладила холку. Шерсть Ромки была мягкой-мягкой, как кашемир, и сверкала сотнями-сотнями огоньками…


Автор - Мурка
Дата добавления - 05.02.2011 в 15:07
СообщениеЯ твердо была уверенна, что это один из моих кошмаров, что я сейчас лежу в кровати у себя дома, что ничего этого не было: ни оборотней, ни тотемов ничего. Я уже не спала, но глаза мои были закрыты.
« Даю голову на отсечение, сейчас Анька проснется и первым делом спросит, где она»,- кто-то тихо проговорил, но голос, как эхо, разнесся по комнате. По телу пробежало странное неприятное ощущение. Я открыла глаза, передо мной возникли расплывчатые фигуры моих сверстников.
- Где я?
- Я же говорил!- я попыталась привстать, но мне помешала головная боль, и плюхнулась опять на подушку.
- Ты в областной больнице. Сейчас четыре часа утра тридцать минут и четыре секунды. Уже пять секунд.
Я огляделась. Действительно, эта была просторная, уютная палата, на улице было темно, но уже начинало светать. Андрей подошел к окну и закрыл форточку, я долго не могла вспомнить, что же со мной произошло, лишь на душе остался неприятный осадок.
- Что произошло?
- Не тревожься! Все кончено.
- В смысле?
- Они ушли отсюда, и, надеюсь, больше никогда не вернутся.
Я начала смутно припоминать, и тут в голове возникла мысль.
- Ира! Где она?
«Ешники» переглянулись.
-Аня, прости. Мы повели себя, как свиньи, но просто это было часть плана.
-Просто Иру никто не похищал. Это была всего-навсего иллюзия,- произнес Женька, сверкнув очками.- Это было подстроено. Просто мы подумали, что это толкнет тебя пойти к ним…
- Но, но… - я не могла поверить своим ушам - я не понимаю.
- Нас они бы не подпустили ни на шаг, а ты человек, просто приманка - Иркин голос пронзил меня до смерти, она подошла, села на кровать и поправила подушку,- Дубровский доставил тебя сразу сюда, мы думали, эта тварь ранила, но, Слава Богу, все обошлось.
-Доцент говорил, что он мстит. Что это значит? Разве оборотни должны мстить?
- Просто существует легенда, мне отец рассказывал,- заговорил Женька, - давным-давно, когда люди начали строить государства, землей руководили ангелы. Оборотни тогда могли превращаться в кого угодно: в оленей, орлов, в ветер, подбирали умерших зверей и соблюдали порядок в природе. Все были довольны своей судьбой, но некоторые восстали: они начали нападать на людей и животных. Тогда ангелы решили создать существ, которые будут неуязвимы пред ними. Это были первые тотемы, их невозможно было убить простым способом. Вскоре они победили оборотней, за легкомысленность ангелы жестоко их наказали: теперь оборотни могли превращаться только в волков, были вынуждены скитаться по свету в поисках мяса. Но тотемы тоже были неидеальны. Один из них влюбился в человека, и та родила от него ребенка. Ангелы выгнали тотемов, они остались бессмертны для человека, но убить их можно только, уничтожив бриффита.
- И он поверил в это?
- Трудно не поверить, особенно когда ты оборотень, но многие из нас смирились со своей судьбой. Не все, правда, но многие.
-То есть, это было затеяно, чтобы восстановить свою репутацию?
- Да,- вздохнул Жека,- но ты, конечно же, нас презираешь.
- Почему же! Вовсе нет, - сказала я и впервые за все время искренне улыбнулась.
- Эх, классная мы все-таки команда, - крикнул Артемка, но тут же осекся: Рома все это время стоял у окна и куда-то глядел, я сначала не заметила его, но потом все поняла. Он посмотрел на меня немым взглядом, а затем перевоплотился. Голубая пантера, которая спасла меня от верной гибели, молча двигалась ко мне. Я осторожно дотронулось до нее, и погладила холку. Шерсть Ромки была мягкой-мягкой, как кашемир, и сверкала сотнями-сотнями огоньками…


Автор - Мурка
Дата добавления - 05.02.2011 в 15:07
МуркаДата: Вторник, 22.02.2011, 17:52 | Сообщение # 50
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Эпилог
С этого момента мы стали лучшими друзьями: ходили в школу, помогали друг другу с уроками, вместе гуляли, издевались над Артемом и многое другое…. Жизнь налаживалась, с тех пор, как произошли некоторые изменения. Софа ушла из школы сразу же в тот день, когда вернулась Ира. Многие поговаривали, что ее выгнали после случившегося, но лишь немногие из нас, знавшие характер Софы, понимали, что директор бросила работу по собственному желанию. А вот куда делся доцент, не знал никто, он, словно испарился, и главное почему. Эта новость была самой обсуждаемой, и каждая версия была хуже другой, но вскоре история с оборотнем начала потихоньку забываться, и жизнь вскоре вошла в привычную колею. Вспоминая, во мне снова и снова возрождается тот самый трепет, но на душе - тепло, тепло. Как не крути, у нас появился новый биолог, а уж он-то – хуже всякого оборотня!!! Правда, переживать надоевшие и суровые занятия стало не с кем: Ира перешла в другой класс, но я не обижалась на нее: ведь мы все равно останемся лучшими подругами и точка. « Ешники» и мне предлагали перейти к ним, но я наотрез отказалась: хватит с меня этих « тотемских» приключений. Что не говори, а чтобы не случилось, ни метель и грозы, ни слякоть под ногами, жизнь остается жизнью. У меня было отличное настроение, и все стало на свои места…
Конец


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеЭпилог
С этого момента мы стали лучшими друзьями: ходили в школу, помогали друг другу с уроками, вместе гуляли, издевались над Артемом и многое другое…. Жизнь налаживалась, с тех пор, как произошли некоторые изменения. Софа ушла из школы сразу же в тот день, когда вернулась Ира. Многие поговаривали, что ее выгнали после случившегося, но лишь немногие из нас, знавшие характер Софы, понимали, что директор бросила работу по собственному желанию. А вот куда делся доцент, не знал никто, он, словно испарился, и главное почему. Эта новость была самой обсуждаемой, и каждая версия была хуже другой, но вскоре история с оборотнем начала потихоньку забываться, и жизнь вскоре вошла в привычную колею. Вспоминая, во мне снова и снова возрождается тот самый трепет, но на душе - тепло, тепло. Как не крути, у нас появился новый биолог, а уж он-то – хуже всякого оборотня!!! Правда, переживать надоевшие и суровые занятия стало не с кем: Ира перешла в другой класс, но я не обижалась на нее: ведь мы все равно останемся лучшими подругами и точка. « Ешники» и мне предлагали перейти к ним, но я наотрез отказалась: хватит с меня этих « тотемских» приключений. Что не говори, а чтобы не случилось, ни метель и грозы, ни слякоть под ногами, жизнь остается жизнью. У меня было отличное настроение, и все стало на свои места…
Конец

Автор - Мурка
Дата добавления - 22.02.2011 в 17:52
СообщениеЭпилог
С этого момента мы стали лучшими друзьями: ходили в школу, помогали друг другу с уроками, вместе гуляли, издевались над Артемом и многое другое…. Жизнь налаживалась, с тех пор, как произошли некоторые изменения. Софа ушла из школы сразу же в тот день, когда вернулась Ира. Многие поговаривали, что ее выгнали после случившегося, но лишь немногие из нас, знавшие характер Софы, понимали, что директор бросила работу по собственному желанию. А вот куда делся доцент, не знал никто, он, словно испарился, и главное почему. Эта новость была самой обсуждаемой, и каждая версия была хуже другой, но вскоре история с оборотнем начала потихоньку забываться, и жизнь вскоре вошла в привычную колею. Вспоминая, во мне снова и снова возрождается тот самый трепет, но на душе - тепло, тепло. Как не крути, у нас появился новый биолог, а уж он-то – хуже всякого оборотня!!! Правда, переживать надоевшие и суровые занятия стало не с кем: Ира перешла в другой класс, но я не обижалась на нее: ведь мы все равно останемся лучшими подругами и точка. « Ешники» и мне предлагали перейти к ним, но я наотрез отказалась: хватит с меня этих « тотемских» приключений. Что не говори, а чтобы не случилось, ни метель и грозы, ни слякоть под ногами, жизнь остается жизнью. У меня было отличное настроение, и все стало на свои места…
Конец

Автор - Мурка
Дата добавления - 22.02.2011 в 17:52
MweziДата: Суббота, 26.02.2011, 20:59 | Сообщение # 51
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 31
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
На самом деле динамичности нет, да и картинки с определенными контурами потому (как мне показалось), что повествование ведется мыслями девочки, для которой самым важным было выяснить, кто такой Дубровский. А все остальное автор просто спрятал, определив, как ненужную для нее информацию. Но я могу ошибаться
Quote (Мурка)
А вдруг это высокий, загорелый брюнет з голубыми глазами или парень ее мечты.

А разве это не одно и то же - высокий брюнет и парень ее мечты? Если да, то вместо "или" лучше поставить тире.
Quote (Мурка)
Она взяла листик бумаги с портфеля

листок бумаги
Quote (Мурка)
Внешнюю часть она раскрасила красной ручкой

Имеется в виду, что стежень был красного цвета. нужно избавляться от двусмысленности, иначе первое, что приходит в голову - внешняя часть ручки была красного цвета. // Внешнюю часть она раскрасила красным, отыскав подходящую ручку на дне своего рюкзака. - как пример.
Quote (Мурка)
Она знала всех и каждого, кто проходил на втором этаже - одного из самых популярных мест в школе. Она стояла одна, ждала подругу. За спиной у Веры ходили туда-сюда два парня.

одного - не согласовано со всем предложением. // ... на втором этаже - одно из самых... // Кроме того, проходили... ходили - слишком близко стоят, поэтому будет лучше, если заменить второе "ходили" на "сновали", например.
Quote (Мурка)
Они ходили минут пять, о чем-то болтали, о чем Веру попросту не интересовало- она просто молча стояла и ждала подругу.

тоже не согласовано предложение. // ... болтали, что Веру попросту...
Quote (Мурка)
Тот покосился на него

Quote (Мурка)
спросил брюнет

Quote (Мурка)
Светловолосый мальчик фыркнул

Эй, а куда точки в конце предложения сбежали?

Удачи Вам smile


Пишу каплями души. Рисую красками сердечных букв.
 
СообщениеНа самом деле динамичности нет, да и картинки с определенными контурами потому (как мне показалось), что повествование ведется мыслями девочки, для которой самым важным было выяснить, кто такой Дубровский. А все остальное автор просто спрятал, определив, как ненужную для нее информацию. Но я могу ошибаться
Quote (Мурка)
А вдруг это высокий, загорелый брюнет з голубыми глазами или парень ее мечты.

А разве это не одно и то же - высокий брюнет и парень ее мечты? Если да, то вместо "или" лучше поставить тире.
Quote (Мурка)
Она взяла листик бумаги с портфеля

листок бумаги
Quote (Мурка)
Внешнюю часть она раскрасила красной ручкой

Имеется в виду, что стежень был красного цвета. нужно избавляться от двусмысленности, иначе первое, что приходит в голову - внешняя часть ручки была красного цвета. // Внешнюю часть она раскрасила красным, отыскав подходящую ручку на дне своего рюкзака. - как пример.
Quote (Мурка)
Она знала всех и каждого, кто проходил на втором этаже - одного из самых популярных мест в школе. Она стояла одна, ждала подругу. За спиной у Веры ходили туда-сюда два парня.

одного - не согласовано со всем предложением. // ... на втором этаже - одно из самых... // Кроме того, проходили... ходили - слишком близко стоят, поэтому будет лучше, если заменить второе "ходили" на "сновали", например.
Quote (Мурка)
Они ходили минут пять, о чем-то болтали, о чем Веру попросту не интересовало- она просто молча стояла и ждала подругу.

тоже не согласовано предложение. // ... болтали, что Веру попросту...
Quote (Мурка)
Тот покосился на него

Quote (Мурка)
спросил брюнет

Quote (Мурка)
Светловолосый мальчик фыркнул

Эй, а куда точки в конце предложения сбежали?

Удачи Вам smile


Автор - Mwezi
Дата добавления - 26.02.2011 в 20:59
СообщениеНа самом деле динамичности нет, да и картинки с определенными контурами потому (как мне показалось), что повествование ведется мыслями девочки, для которой самым важным было выяснить, кто такой Дубровский. А все остальное автор просто спрятал, определив, как ненужную для нее информацию. Но я могу ошибаться
Quote (Мурка)
А вдруг это высокий, загорелый брюнет з голубыми глазами или парень ее мечты.

А разве это не одно и то же - высокий брюнет и парень ее мечты? Если да, то вместо "или" лучше поставить тире.
Quote (Мурка)
Она взяла листик бумаги с портфеля

листок бумаги
Quote (Мурка)
Внешнюю часть она раскрасила красной ручкой

Имеется в виду, что стежень был красного цвета. нужно избавляться от двусмысленности, иначе первое, что приходит в голову - внешняя часть ручки была красного цвета. // Внешнюю часть она раскрасила красным, отыскав подходящую ручку на дне своего рюкзака. - как пример.
Quote (Мурка)
Она знала всех и каждого, кто проходил на втором этаже - одного из самых популярных мест в школе. Она стояла одна, ждала подругу. За спиной у Веры ходили туда-сюда два парня.

одного - не согласовано со всем предложением. // ... на втором этаже - одно из самых... // Кроме того, проходили... ходили - слишком близко стоят, поэтому будет лучше, если заменить второе "ходили" на "сновали", например.
Quote (Мурка)
Они ходили минут пять, о чем-то болтали, о чем Веру попросту не интересовало- она просто молча стояла и ждала подругу.

тоже не согласовано предложение. // ... болтали, что Веру попросту...
Quote (Мурка)
Тот покосился на него

Quote (Мурка)
спросил брюнет

Quote (Мурка)
Светловолосый мальчик фыркнул

Эй, а куда точки в конце предложения сбежали?

Удачи Вам smile


Автор - Mwezi
Дата добавления - 26.02.2011 в 20:59
АнаитДата: Среда, 02.03.2011, 11:49 | Сообщение # 52
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Мурка, Уф, прочитала! Молодца,что не бросила на пол-пути. Еще бы доработать текст с учетом всех помарок. Прочитай внимательно сама еще раз - и можно одним текстом исправленное в конце вставить. Или, может, в чистовик? Но это с Нэшей и после окончательной правки. А вообще сама история захватывающая. Немного в начале размыто, правда. Но ты большая молодец, так держать! clapping clapping clapping


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеМурка, Уф, прочитала! Молодца,что не бросила на пол-пути. Еще бы доработать текст с учетом всех помарок. Прочитай внимательно сама еще раз - и можно одним текстом исправленное в конце вставить. Или, может, в чистовик? Но это с Нэшей и после окончательной правки. А вообще сама история захватывающая. Немного в начале размыто, правда. Но ты большая молодец, так держать! clapping clapping clapping

Автор - Анаит
Дата добавления - 02.03.2011 в 11:49
СообщениеМурка, Уф, прочитала! Молодца,что не бросила на пол-пути. Еще бы доработать текст с учетом всех помарок. Прочитай внимательно сама еще раз - и можно одним текстом исправленное в конце вставить. Или, может, в чистовик? Но это с Нэшей и после окончательной правки. А вообще сама история захватывающая. Немного в начале размыто, правда. Но ты большая молодец, так держать! clapping clapping clapping

Автор - Анаит
Дата добавления - 02.03.2011 в 11:49
eleonorДата: Четверг, 03.03.2011, 02:02 | Сообщение # 53
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 72
Награды: 2
Репутация: 7
Статус: Offline
Начала читать. Столько текста мне пока не осилить - времени не хватает. Поэтому буду читать небольшими кусочками. Но твой рассказ заинтриговал) Обожаю мистику. В некоторых местах сыровато, конечно. Но в целом, по тому, что я прочитала - довольно неплохо. Прочитаю больше - сразу отпишусь)

smile

 
СообщениеНачала читать. Столько текста мне пока не осилить - времени не хватает. Поэтому буду читать небольшими кусочками. Но твой рассказ заинтриговал) Обожаю мистику. В некоторых местах сыровато, конечно. Но в целом, по тому, что я прочитала - довольно неплохо. Прочитаю больше - сразу отпишусь)

smile


Автор - eleonor
Дата добавления - 03.03.2011 в 02:02
СообщениеНачала читать. Столько текста мне пока не осилить - времени не хватает. Поэтому буду читать небольшими кусочками. Но твой рассказ заинтриговал) Обожаю мистику. В некоторых местах сыровато, конечно. Но в целом, по тому, что я прочитала - довольно неплохо. Прочитаю больше - сразу отпишусь)

smile


Автор - eleonor
Дата добавления - 03.03.2011 в 02:02
МуркаДата: Среда, 09.03.2011, 20:08 | Сообщение # 54
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Небольшой эксперимент. Решила написать маленький любовный рассказ, правда он, может, и не очень, просто захотелось попробовать свои силы genious

Пмж
Ох, как мне это все надоело! Хотелось куда-то убежать, скрыться, спрятаться, что-либо лишь не видеть всего этого. Мне надоел Киев, эта загруженность большего города, накопления газов от иномарок, мусор на улице, мне хотелось спокойной и тихой жизни.
Мне хотелось чего-то большего. Мне надоела моя школа: вы не представляете, с каким отвращением я хожу туда каждый день. Мне надоела моя жизнь!
- Опять вырубили свет. Да что же это такое? То воды горячей третий день нет, то теперь света. Они там все издеваются что ли?- это была моя мама. Вот уже третий день у нас не было горячей воды, и это «безобразие» не прекращалось до сей поры. Она всех соседей обзвонила, грозилась позвонить в специальные органы, но ничего, все впустую.
- Мама, ну что ты будишь людей среди бела дня! Ну, ничего страшного, я пойду, подогрею воду,- сказала я и нежно обняла мамочку.
- Доброе утро, Сонечка. Пусть они там у себя подавятся! Вот в Америке такого не будет.
Америка. Америка звучала в нашем доме чуть ли ни каждый день. Не так давно мы подавали документы на воссоединение семей, и скоро должны были прийти документы.
Честно говоря, я очень сильно хотела переехать в Америку. Не знаю почему, но все-таки это не Подол…
Позавтракав, я начинала собираться в школу, которая находилась прямо возле моего дома, в пяти минутах ходьбы. Училась в 11-а классе, еще осталось чуть-чуть до окончания, и можно будет идти, куда глаза глядят.
- Привет, - радостно произнесла Алина, моя лучшая подруга. У Алины всегда был болезненный вид и, сколько себя помню, она редко ходила в школу. Ее бледная кожа, тоненькие и хрупкие ручки, вечные круги под глазами не прибавляли привлекательности и делали поводом для насмешек. Это еще одна причина, за что я так сильно ненавидела школу.
-Привет. Как дела? Что…- оборвав свою фразу на полу слове, я устремилась в дальний угол класса. Там стояли две эпатажные девицы и корчили рожи. Догадаться было не сложно над кем.
- Не обращай на них внимание, эта Самохина- полная дура!
- Да я уже привыкла, просто… они такие красивые. А мальчики на меня даже не смотрят
- На меня тоже.
- Но в тебе хоть что-то есть, а во мне.… А эти синяки… Я думала, может мне крем какой-либо купить. Пойдем со мной, поможешь?
- О, нет, я не могу. Я телефон новый иду выбирать. Давай пойдем вместе?
- Отлично! - Алина крикнула так громко, что все в классе обернулись, и, тем временем, как две «пигалицы» залились долгим, назойливым смехом.

Наша школа, как бы это выразиться, примыкала к большему торговому центру, вот это было то самое место, где точно можно было найти все, что угодно: сотни бутиков, кинотеатр, разные кафэшки и даже огромный-преогромный каток. Мы часто сбегали с физры, чтобы полазить там или выпить молочного коктейля. Центр был громаден, как снаружи, так и внутри. Мы с Алиной живенько вошли в стеклянный лифт. Каждый этаж имел свой особый, непревзойденный стиль: один был на космическую тематику, второй – Голливудскую, а наш этаж был задуман в стиле современных технологий, поэтому при выходе нас встретил приятный на вид робот, махавший своей железной ручонкой. На витрине красовалось множество мобильных телефонов, такое количество любого свело бы с ума, но только не меня: я знала, чего хотела.
- Вам что-то подсказать?- обратился продавец-консультант, на вид ему было лет семнадцать, и он чем не отличался от своих сверстников: коротко стриженые волосы, узкие плечи, но спортивная комплекция тела, а на правом ухе красовалась серьга в форме месяца.
- Я ищу телефон…
- Вот, - парень достал с витрины изящный тачфон,- самая популярная модель среди девушек, неотъемлемая часть имиджа и способ безболезненно закадрить любого парня.
При этих словах уголки его губ нахально приподнялись.
- Мне не нужен телефон ради стиля.
- Прошу прощения. Тогда вот вам – ряды моделей попроще.
- Благодарю вас, Константин.
- Как вы узнали мое имя?
- У вас на бейджике написано.
-Ох, да? Я совсем забыл, - начал оправдываться Костя, но остался таким же невозмутимым.
- Ну и ловко ты его!- шепотом произнесла Алина, когда Костя отошел к кассе.
- Вам упаковать его?
- Если изволите.
- Что-нибудь еще?
-Нет, благодарю.
- Тогда вот вам пятипроцентная скидка на всю продукцию, - и подал мне пеструю картонку формы визитной карточки, - удачного пользования…

Домой я пришла около семи часов вечера, из комнаты доносились чудовищные крики: мама опять ссорилась с папой. Мои родители давно не уже не жили вместе, они развились, когда мне было всего десять лет. Мама у меня работала менеджером в крупной компании, она всегда к чему-то стремилась, хотела быть независимой от кого-то или от чего. Отец мой, напротив, был птицей невысокого полета, он был художником, человеком творческим. Часто его картины отказывались покупать, именно это и стало причиной их ссоры. У мамы были свои амбиции, теперь понятно, в кого я такая удалась.
« Дж, дж, дж»- зазвенел мобильник среди ночи, известие о СМСки.
« Я тебе свой номер в Карту памяти вбил. Будут неполадки, обращайся.
Костя»

- Может, мне тоже себе новый телефон купить?- как обычно, тихо прошептала Алина мне на ухо.
- Зачем? О, только не говори, что тебе понравился Костя.
- Но он такой красивый милый.
- Выпендрежник!
- А тебе нет, что ли?
- Девочки, хватит разговаривать!- прям на ухо, крикнула математичка, пытаясь остановить очередной бедлам у нас в классе, а она была еще той врединой.
- Все равно,- прошептала я и тихо про себя добавила,- все равно скоро уеду…
Очередную пару уроков пришлось изрядно перетерпеть. Ну, кто додумался ставить математику, физику и физкультуру подряд, и тем более, последними уроками! Уже пухла голова от такого набора. В зале было холодно, мы ходили укутанные в десять пар свитеров, курток, наматывали круги, и все равно не могли согреться. Под конец мы с Алинкой сели на лавочку, а мимо нас прошел знакомый до боли парень, у меня возникло странное чувство дежавю: коротко стриженые волосы, спортивная комплекция тела, смазливое личико…
- Костя…- прошептала Алина. Наш знакомый подошел к учительнице, подал ей кулек, и они стали увлеченно о чем-то болтать, пока Костя не заметил двух ничем непримечательных покупательниц.
- О, какой неожиданный сюрприз! Позвольте спросить, что вы здесь делаете?
- У нас, вообще-то, урок. А вот что ты скажешь?
- У меня мама здесь работает,- и он повернул голову в сторону Ирины Николаевны…

- У тебя была когда-нибудь самая заветная мечта?- мы шли по парку в полной темноте, на улице никого не было, лишь фонари любезно освещали путь, и мы неспешно брели домой.
- Ну, как тебе сказать.… Даже не знаю, что тебе ответить,- Костя задумчиво посмотрел куда-то вдаль, лунный свет делал его лицо мужественней и смелей, а глаза поблескивали диким огоньком.
- Неужели у тебя нет мечты?
- Была, но теперь я понял, что она неосуществима. Я всю свою жизнь хотел вернуть отца, он умер, когда мне не было еще и десяти лет. Они с мамой были спортсменами, выигрывали для страны золотые медали, пока папа не попал в аварию, - при этих словах Костин голос дрогнул, а по щеке плавно покатилась слеза.- С тех пор мама работает в вашей школе учителем физкультуры, а я всячески пытаюсь ей помогать. Ну, а у тебя какая самая заветная мечта?
- Я всегда хотела чего-то большего.
- В смысле?
- Не знаю, просто в мире есть место, где жизнь лучше: на улицах чище, обслуживание лучше, люди воспитанные, а здесь.… Несколько дней назад маме пришли документы на выезд в Америку, где живет моя тетя. Мама, конечно, эмоционально настроена на переезд, а папа считает, что мне там делать нечего.
- А ты сама как считаешь?
- Я очень хочу там жить, широкие условия, возможность получить достойное образование, лучшей перспективы и нет.
- А я думаю, что неважно, где ты живешь, а главное как ты посмотришь на жизнь. Ты можешь хоть сто раз смотреть на ложку дегтя, а медом она не станет.
- Может быть, - смущенно ответила я и залилась красным румянцем. К счастью, на улице стоял дикий мороз, а снежинки, как балерины белоснежных трико, кружились в заводном танце. Костя осторожно взял меня за руку и довел до подъезда.
Каждый день мы с ним переписывались по электронной почте, вместе гуляли, он сводил меня в кино. Не проходило ни дня, чтоб он мне раз не позвонил: мы могли часами болтать по телефону, не глядя на время. Вспоминая его лицо, тело, руки, мое сердце начинало биться изо всех сил, как дурочки, которая по уши влюбилась в парня…
А как же быть дальше? Вот мы встречаемся уже четыре месяца, клянемся друг другу в любви, он небрежно целует мои ладони, его рубашка от и до пропитана запахами духов и мятной жвачки. Костя постоянно говорит о высоких, постоянных чувствах, а будет ли он со мной до конца, куда бы меня не занесло, чтобы не случилось…. Будет ли он верен мне, когда я улечу за границу? Переезд теперь стал казаться не таким радужным событием, я пыталась не затрагивать эту тему вообще, но не могла: в голове велась Первая Мировая и приходилось отгонять эти чертовые, ненужные мысли прочь.
- Мы скоро осуществим свою мечту!- не своим от счастья голосом произнесла мама. Я допивала чай, закусывая бутербродом с ветчиной, и тупо уставилась в окно: что-то здесь неладное.- Осталось только отнести кое-какие справки, оплатить Fee и через год мы сможем улететь в Луизиану.
Я глотнула последний кусок моего снека и почувствовала, как огромный ком застрял в горле.
- Мам, слушай, а тебе не кажется, что ты немного поторопила события? Может, стоит подождать?
- А ждать чего-то? Представь, как там будет хорошо! У тети Зины огромный дом, мы станем на ноги, купим машины, заживем счастливо…
- А если я не хочу жить в Америке…
- То есть как? Ты всегда этого желала.
- Ну, просто такие обстоятельства…
-Какие обстоятельства? Я ничего не понимаю.
- Просто… я влюбилась. В одного парня. И он меня любит, мы не можем жить друг без друга!
- Доченька, я понимаю: возраст, гормоны, но это не повод упускать такой шанс, который выпадает раз в жизни. Раз в жизни, представь себе! Ну, тем более, в Луизиане, я думаю, найдутся симпатичные ребята.
- Да не нужен мне никто!!! Ни Луизиана, ни тетя Зина, ни парни, никто! Мне нужен только Костя!- я вскочила и резким движением руки смахнула чашку на пол: не разбилась, треснула. Я, не разбирая, что впереди, направилась в комнату. Слезы лились сумасшедшим градом, я не знала, что со мной происходило, как в вакууме, все проносится и проносится мимо…. Можно, было, конечно, спокойно все обсудить с матерью, но чем бы это помогло? Мне уже никто не поможет. Хотя нет, есть один человек.

- Костя, я не знаю, что мне делать!- я стояла, обхватив своего любимого за талию: Костина грусть передавалась мне, ничего не было невыносимей, хотя приятно было чувствовать теплоту его мускулистого тела.
- Поговори с ней. Может, что-то изменится.
- Это невозможно. Мама не за что останется здесь. Костя!- и я зарыдала.
- У нас есть год, - Боже, что такое год по сравнению с вечностью! Он тихонько взял и поцеловал меня, и, стирая на ходу слезы с краснеющих щек, добавил.- Не бойся, мы что-нибудь придумаем…

Взлетные полосы, паспортный контроль, голос девушки, звучащий через микрофон. Мы с матерью стояли в аэропорту «Борисполь» с громадными чемоданами, замотанные в целлофан. До вылета осталось около трех часов. Папа всячески нам помогал: с сумками, документами, и хотя он не высказывал, собственно, никаких эмоций, в душе у него воцарилась грусть. Перед вылетом он крепко-крепко обнял меня и поцеловал в щеку; дрожь его тела передалась мне, а в душе будто оборвалась последняя нить…
Единственное лишь безмятежное небо было моим самым близким другом. А на земле росли деревья, журчали реки, пели соловьи, ласточки, а где-то, вдалеке, одиноко подпирая стенку, стоял мой любимый. Я помню, как мы в первый раз пошли в кино, как мы кружились в золотистой листве, как Костя целовал мои руки, плечи, волосы. Я помню, как он, невзирая на болезнь и плохое самочувствие, провожал меня в сумерках домой, как мы стояли под дождем и орали на всю глотку, чтобы солнышко засияло вновь. Мы с Костей радовались появлению новой звезды, приносящей безликое счастье. Впервые я была кому-то нужна. Впервые у меня появилась опора…. Я помню, тогда Костик пригласил меня в кафе, расспрашивал о том и о сем, мы ели мороженое, как тут он замолчал и тихо, не торопясь, произнес по слогам.
« Я тебя люблю!»
Это были шокирующие слова для меня, но в душе у меня что-то растаяло. Там в парке, окутанные пленяющим, медовым воздухом, в дикой листве наши губы воссоединились в длинном поцелуе.
Это было неповторимое чувство. Потом пошли мишки, конфетки, но это всего лишь маска, притворство, потому, что никто на свете понятия не имел, что, ложась спать, я каждый раз молила Господа о встречи со своим любимым. Я четко представляла Костю: его глаза, наполненные доброты и стремительным желанием помочь, его короткие, стриженые волосы, тело, пропитанное храбростью и упорством, с которым он всецело отдавался работе и помощи матери. Я хорошо представляю, как он улыбается, дышит мне в макушку, грустит. А теперь у меня остались лишь воспоминания и небо, тонущее в бесконечность…

Прошел год….

- How can I help you?- тихонько спросила молодая китаяночка – официантка, мило улыбаясь. На улице стояла приятная летняя погодка, но помещение задыхалось от нехватки свежего воздуха. На пропитанном дорогими французскими духами столике, лежало красочное, в толстом переплете меню.
- Yes, a bottle of mineral water, please.
Девушка быстренько записала в своем блокноте и удалилась. Ее звали Тянши и работала в этом заведении всего пару недель, но уже успела проникнуться ко мне с симпатией. В общем, в этом кафе меня знали многие, тут была просто чудесная обстановка, где я могла по-настоящему расслабиться, так же как и сегодня, ведь двадцать второе число - круглая дата: ровно год назад в этот день мы переехали в штат Луизиана, именно в этот день я навсегда порвала со своим прошлым. По правде говоря, здесь очень хорошо живется, но сначала было трудно, приходилось налаживать концы с концами. Мы с мамой приобрели две машины, и обе устроились на работу. Со временем я поступила в колледж на экономиста и вроде была всем довольна: преподаватели отличные, появилось много друзей, общалась с различными интересными людьми. Здесь неописуемо, но такое впечатление, словно я заново родилась. Киев теперь казался чем-то далеким и непонятным, а все воспоминания стерлись в порошок. Тянши вскоре принесла мой заказ и, откинувшись на спинку кресла, я принялась думать. Народ в помещение о чем-то увлеченно болтал по-английскому, на улице мальчик лет девяти гладил свою собаку, а та брехала на прохожих. Мимо них прошел мужчина в смокинге, оглядываясь по сторонам, его пышные кучери трепались по ветру, как вдруг его случайно зацепила старушка лет шестидесяти и уронила свои тяжелые сумки, но как истинный джентльмен и американец, мужчина бескорыстно помог ей.
Мое наблюдение случайно перервал надоедливый звон колокольчика, который висел над входной дверью. Любопытство не пересилишь, и я осторожно высунулась из своего темного уголка. Внезапно неведомая сила воткнула острую иглу мне в сердце, это вошел он, Костя. Он заметил меня и ровным спокойным шагом направился к столику. Я, не теряя минуты, бросилась навстречу, не веря своим глазам, думая, что это сон. Да, это сон, но прекрасный сон.
- Я же говорил, что что-нибудь придумаю, - убаюкивающим голоском прошептал Костик, прижимая поближе к сердцу.
- Но как ты меня нашел?
- Ты мне сама говорила. Тогда… помнишь?
- А как ты здесь оказался?
- Приехал по учебе.
Я осторожно прильнула к его груди и заплакала, искренне надеясь, что это миг продлится навеки…


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеНебольшой эксперимент. Решила написать маленький любовный рассказ, правда он, может, и не очень, просто захотелось попробовать свои силы genious

Пмж
Ох, как мне это все надоело! Хотелось куда-то убежать, скрыться, спрятаться, что-либо лишь не видеть всего этого. Мне надоел Киев, эта загруженность большего города, накопления газов от иномарок, мусор на улице, мне хотелось спокойной и тихой жизни.
Мне хотелось чего-то большего. Мне надоела моя школа: вы не представляете, с каким отвращением я хожу туда каждый день. Мне надоела моя жизнь!
- Опять вырубили свет. Да что же это такое? То воды горячей третий день нет, то теперь света. Они там все издеваются что ли?- это была моя мама. Вот уже третий день у нас не было горячей воды, и это «безобразие» не прекращалось до сей поры. Она всех соседей обзвонила, грозилась позвонить в специальные органы, но ничего, все впустую.
- Мама, ну что ты будишь людей среди бела дня! Ну, ничего страшного, я пойду, подогрею воду,- сказала я и нежно обняла мамочку.
- Доброе утро, Сонечка. Пусть они там у себя подавятся! Вот в Америке такого не будет.
Америка. Америка звучала в нашем доме чуть ли ни каждый день. Не так давно мы подавали документы на воссоединение семей, и скоро должны были прийти документы.
Честно говоря, я очень сильно хотела переехать в Америку. Не знаю почему, но все-таки это не Подол…
Позавтракав, я начинала собираться в школу, которая находилась прямо возле моего дома, в пяти минутах ходьбы. Училась в 11-а классе, еще осталось чуть-чуть до окончания, и можно будет идти, куда глаза глядят.
- Привет, - радостно произнесла Алина, моя лучшая подруга. У Алины всегда был болезненный вид и, сколько себя помню, она редко ходила в школу. Ее бледная кожа, тоненькие и хрупкие ручки, вечные круги под глазами не прибавляли привлекательности и делали поводом для насмешек. Это еще одна причина, за что я так сильно ненавидела школу.
-Привет. Как дела? Что…- оборвав свою фразу на полу слове, я устремилась в дальний угол класса. Там стояли две эпатажные девицы и корчили рожи. Догадаться было не сложно над кем.
- Не обращай на них внимание, эта Самохина- полная дура!
- Да я уже привыкла, просто… они такие красивые. А мальчики на меня даже не смотрят
- На меня тоже.
- Но в тебе хоть что-то есть, а во мне.… А эти синяки… Я думала, может мне крем какой-либо купить. Пойдем со мной, поможешь?
- О, нет, я не могу. Я телефон новый иду выбирать. Давай пойдем вместе?
- Отлично! - Алина крикнула так громко, что все в классе обернулись, и, тем временем, как две «пигалицы» залились долгим, назойливым смехом.

Наша школа, как бы это выразиться, примыкала к большему торговому центру, вот это было то самое место, где точно можно было найти все, что угодно: сотни бутиков, кинотеатр, разные кафэшки и даже огромный-преогромный каток. Мы часто сбегали с физры, чтобы полазить там или выпить молочного коктейля. Центр был громаден, как снаружи, так и внутри. Мы с Алиной живенько вошли в стеклянный лифт. Каждый этаж имел свой особый, непревзойденный стиль: один был на космическую тематику, второй – Голливудскую, а наш этаж был задуман в стиле современных технологий, поэтому при выходе нас встретил приятный на вид робот, махавший своей железной ручонкой. На витрине красовалось множество мобильных телефонов, такое количество любого свело бы с ума, но только не меня: я знала, чего хотела.
- Вам что-то подсказать?- обратился продавец-консультант, на вид ему было лет семнадцать, и он чем не отличался от своих сверстников: коротко стриженые волосы, узкие плечи, но спортивная комплекция тела, а на правом ухе красовалась серьга в форме месяца.
- Я ищу телефон…
- Вот, - парень достал с витрины изящный тачфон,- самая популярная модель среди девушек, неотъемлемая часть имиджа и способ безболезненно закадрить любого парня.
При этих словах уголки его губ нахально приподнялись.
- Мне не нужен телефон ради стиля.
- Прошу прощения. Тогда вот вам – ряды моделей попроще.
- Благодарю вас, Константин.
- Как вы узнали мое имя?
- У вас на бейджике написано.
-Ох, да? Я совсем забыл, - начал оправдываться Костя, но остался таким же невозмутимым.
- Ну и ловко ты его!- шепотом произнесла Алина, когда Костя отошел к кассе.
- Вам упаковать его?
- Если изволите.
- Что-нибудь еще?
-Нет, благодарю.
- Тогда вот вам пятипроцентная скидка на всю продукцию, - и подал мне пеструю картонку формы визитной карточки, - удачного пользования…

Домой я пришла около семи часов вечера, из комнаты доносились чудовищные крики: мама опять ссорилась с папой. Мои родители давно не уже не жили вместе, они развились, когда мне было всего десять лет. Мама у меня работала менеджером в крупной компании, она всегда к чему-то стремилась, хотела быть независимой от кого-то или от чего. Отец мой, напротив, был птицей невысокого полета, он был художником, человеком творческим. Часто его картины отказывались покупать, именно это и стало причиной их ссоры. У мамы были свои амбиции, теперь понятно, в кого я такая удалась.
« Дж, дж, дж»- зазвенел мобильник среди ночи, известие о СМСки.
« Я тебе свой номер в Карту памяти вбил. Будут неполадки, обращайся.
Костя»

- Может, мне тоже себе новый телефон купить?- как обычно, тихо прошептала Алина мне на ухо.
- Зачем? О, только не говори, что тебе понравился Костя.
- Но он такой красивый милый.
- Выпендрежник!
- А тебе нет, что ли?
- Девочки, хватит разговаривать!- прям на ухо, крикнула математичка, пытаясь остановить очередной бедлам у нас в классе, а она была еще той врединой.
- Все равно,- прошептала я и тихо про себя добавила,- все равно скоро уеду…
Очередную пару уроков пришлось изрядно перетерпеть. Ну, кто додумался ставить математику, физику и физкультуру подряд, и тем более, последними уроками! Уже пухла голова от такого набора. В зале было холодно, мы ходили укутанные в десять пар свитеров, курток, наматывали круги, и все равно не могли согреться. Под конец мы с Алинкой сели на лавочку, а мимо нас прошел знакомый до боли парень, у меня возникло странное чувство дежавю: коротко стриженые волосы, спортивная комплекция тела, смазливое личико…
- Костя…- прошептала Алина. Наш знакомый подошел к учительнице, подал ей кулек, и они стали увлеченно о чем-то болтать, пока Костя не заметил двух ничем непримечательных покупательниц.
- О, какой неожиданный сюрприз! Позвольте спросить, что вы здесь делаете?
- У нас, вообще-то, урок. А вот что ты скажешь?
- У меня мама здесь работает,- и он повернул голову в сторону Ирины Николаевны…

- У тебя была когда-нибудь самая заветная мечта?- мы шли по парку в полной темноте, на улице никого не было, лишь фонари любезно освещали путь, и мы неспешно брели домой.
- Ну, как тебе сказать.… Даже не знаю, что тебе ответить,- Костя задумчиво посмотрел куда-то вдаль, лунный свет делал его лицо мужественней и смелей, а глаза поблескивали диким огоньком.
- Неужели у тебя нет мечты?
- Была, но теперь я понял, что она неосуществима. Я всю свою жизнь хотел вернуть отца, он умер, когда мне не было еще и десяти лет. Они с мамой были спортсменами, выигрывали для страны золотые медали, пока папа не попал в аварию, - при этих словах Костин голос дрогнул, а по щеке плавно покатилась слеза.- С тех пор мама работает в вашей школе учителем физкультуры, а я всячески пытаюсь ей помогать. Ну, а у тебя какая самая заветная мечта?
- Я всегда хотела чего-то большего.
- В смысле?
- Не знаю, просто в мире есть место, где жизнь лучше: на улицах чище, обслуживание лучше, люди воспитанные, а здесь.… Несколько дней назад маме пришли документы на выезд в Америку, где живет моя тетя. Мама, конечно, эмоционально настроена на переезд, а папа считает, что мне там делать нечего.
- А ты сама как считаешь?
- Я очень хочу там жить, широкие условия, возможность получить достойное образование, лучшей перспективы и нет.
- А я думаю, что неважно, где ты живешь, а главное как ты посмотришь на жизнь. Ты можешь хоть сто раз смотреть на ложку дегтя, а медом она не станет.
- Может быть, - смущенно ответила я и залилась красным румянцем. К счастью, на улице стоял дикий мороз, а снежинки, как балерины белоснежных трико, кружились в заводном танце. Костя осторожно взял меня за руку и довел до подъезда.
Каждый день мы с ним переписывались по электронной почте, вместе гуляли, он сводил меня в кино. Не проходило ни дня, чтоб он мне раз не позвонил: мы могли часами болтать по телефону, не глядя на время. Вспоминая его лицо, тело, руки, мое сердце начинало биться изо всех сил, как дурочки, которая по уши влюбилась в парня…
А как же быть дальше? Вот мы встречаемся уже четыре месяца, клянемся друг другу в любви, он небрежно целует мои ладони, его рубашка от и до пропитана запахами духов и мятной жвачки. Костя постоянно говорит о высоких, постоянных чувствах, а будет ли он со мной до конца, куда бы меня не занесло, чтобы не случилось…. Будет ли он верен мне, когда я улечу за границу? Переезд теперь стал казаться не таким радужным событием, я пыталась не затрагивать эту тему вообще, но не могла: в голове велась Первая Мировая и приходилось отгонять эти чертовые, ненужные мысли прочь.
- Мы скоро осуществим свою мечту!- не своим от счастья голосом произнесла мама. Я допивала чай, закусывая бутербродом с ветчиной, и тупо уставилась в окно: что-то здесь неладное.- Осталось только отнести кое-какие справки, оплатить Fee и через год мы сможем улететь в Луизиану.
Я глотнула последний кусок моего снека и почувствовала, как огромный ком застрял в горле.
- Мам, слушай, а тебе не кажется, что ты немного поторопила события? Может, стоит подождать?
- А ждать чего-то? Представь, как там будет хорошо! У тети Зины огромный дом, мы станем на ноги, купим машины, заживем счастливо…
- А если я не хочу жить в Америке…
- То есть как? Ты всегда этого желала.
- Ну, просто такие обстоятельства…
-Какие обстоятельства? Я ничего не понимаю.
- Просто… я влюбилась. В одного парня. И он меня любит, мы не можем жить друг без друга!
- Доченька, я понимаю: возраст, гормоны, но это не повод упускать такой шанс, который выпадает раз в жизни. Раз в жизни, представь себе! Ну, тем более, в Луизиане, я думаю, найдутся симпатичные ребята.
- Да не нужен мне никто!!! Ни Луизиана, ни тетя Зина, ни парни, никто! Мне нужен только Костя!- я вскочила и резким движением руки смахнула чашку на пол: не разбилась, треснула. Я, не разбирая, что впереди, направилась в комнату. Слезы лились сумасшедшим градом, я не знала, что со мной происходило, как в вакууме, все проносится и проносится мимо…. Можно, было, конечно, спокойно все обсудить с матерью, но чем бы это помогло? Мне уже никто не поможет. Хотя нет, есть один человек.

- Костя, я не знаю, что мне делать!- я стояла, обхватив своего любимого за талию: Костина грусть передавалась мне, ничего не было невыносимей, хотя приятно было чувствовать теплоту его мускулистого тела.
- Поговори с ней. Может, что-то изменится.
- Это невозможно. Мама не за что останется здесь. Костя!- и я зарыдала.
- У нас есть год, - Боже, что такое год по сравнению с вечностью! Он тихонько взял и поцеловал меня, и, стирая на ходу слезы с краснеющих щек, добавил.- Не бойся, мы что-нибудь придумаем…

Взлетные полосы, паспортный контроль, голос девушки, звучащий через микрофон. Мы с матерью стояли в аэропорту «Борисполь» с громадными чемоданами, замотанные в целлофан. До вылета осталось около трех часов. Папа всячески нам помогал: с сумками, документами, и хотя он не высказывал, собственно, никаких эмоций, в душе у него воцарилась грусть. Перед вылетом он крепко-крепко обнял меня и поцеловал в щеку; дрожь его тела передалась мне, а в душе будто оборвалась последняя нить…
Единственное лишь безмятежное небо было моим самым близким другом. А на земле росли деревья, журчали реки, пели соловьи, ласточки, а где-то, вдалеке, одиноко подпирая стенку, стоял мой любимый. Я помню, как мы в первый раз пошли в кино, как мы кружились в золотистой листве, как Костя целовал мои руки, плечи, волосы. Я помню, как он, невзирая на болезнь и плохое самочувствие, провожал меня в сумерках домой, как мы стояли под дождем и орали на всю глотку, чтобы солнышко засияло вновь. Мы с Костей радовались появлению новой звезды, приносящей безликое счастье. Впервые я была кому-то нужна. Впервые у меня появилась опора…. Я помню, тогда Костик пригласил меня в кафе, расспрашивал о том и о сем, мы ели мороженое, как тут он замолчал и тихо, не торопясь, произнес по слогам.
« Я тебя люблю!»
Это были шокирующие слова для меня, но в душе у меня что-то растаяло. Там в парке, окутанные пленяющим, медовым воздухом, в дикой листве наши губы воссоединились в длинном поцелуе.
Это было неповторимое чувство. Потом пошли мишки, конфетки, но это всего лишь маска, притворство, потому, что никто на свете понятия не имел, что, ложась спать, я каждый раз молила Господа о встречи со своим любимым. Я четко представляла Костю: его глаза, наполненные доброты и стремительным желанием помочь, его короткие, стриженые волосы, тело, пропитанное храбростью и упорством, с которым он всецело отдавался работе и помощи матери. Я хорошо представляю, как он улыбается, дышит мне в макушку, грустит. А теперь у меня остались лишь воспоминания и небо, тонущее в бесконечность…

Прошел год….

- How can I help you?- тихонько спросила молодая китаяночка – официантка, мило улыбаясь. На улице стояла приятная летняя погодка, но помещение задыхалось от нехватки свежего воздуха. На пропитанном дорогими французскими духами столике, лежало красочное, в толстом переплете меню.
- Yes, a bottle of mineral water, please.
Девушка быстренько записала в своем блокноте и удалилась. Ее звали Тянши и работала в этом заведении всего пару недель, но уже успела проникнуться ко мне с симпатией. В общем, в этом кафе меня знали многие, тут была просто чудесная обстановка, где я могла по-настоящему расслабиться, так же как и сегодня, ведь двадцать второе число - круглая дата: ровно год назад в этот день мы переехали в штат Луизиана, именно в этот день я навсегда порвала со своим прошлым. По правде говоря, здесь очень хорошо живется, но сначала было трудно, приходилось налаживать концы с концами. Мы с мамой приобрели две машины, и обе устроились на работу. Со временем я поступила в колледж на экономиста и вроде была всем довольна: преподаватели отличные, появилось много друзей, общалась с различными интересными людьми. Здесь неописуемо, но такое впечатление, словно я заново родилась. Киев теперь казался чем-то далеким и непонятным, а все воспоминания стерлись в порошок. Тянши вскоре принесла мой заказ и, откинувшись на спинку кресла, я принялась думать. Народ в помещение о чем-то увлеченно болтал по-английскому, на улице мальчик лет девяти гладил свою собаку, а та брехала на прохожих. Мимо них прошел мужчина в смокинге, оглядываясь по сторонам, его пышные кучери трепались по ветру, как вдруг его случайно зацепила старушка лет шестидесяти и уронила свои тяжелые сумки, но как истинный джентльмен и американец, мужчина бескорыстно помог ей.
Мое наблюдение случайно перервал надоедливый звон колокольчика, который висел над входной дверью. Любопытство не пересилишь, и я осторожно высунулась из своего темного уголка. Внезапно неведомая сила воткнула острую иглу мне в сердце, это вошел он, Костя. Он заметил меня и ровным спокойным шагом направился к столику. Я, не теряя минуты, бросилась навстречу, не веря своим глазам, думая, что это сон. Да, это сон, но прекрасный сон.
- Я же говорил, что что-нибудь придумаю, - убаюкивающим голоском прошептал Костик, прижимая поближе к сердцу.
- Но как ты меня нашел?
- Ты мне сама говорила. Тогда… помнишь?
- А как ты здесь оказался?
- Приехал по учебе.
Я осторожно прильнула к его груди и заплакала, искренне надеясь, что это миг продлится навеки…


Автор - Мурка
Дата добавления - 09.03.2011 в 20:08
СообщениеНебольшой эксперимент. Решила написать маленький любовный рассказ, правда он, может, и не очень, просто захотелось попробовать свои силы genious

Пмж
Ох, как мне это все надоело! Хотелось куда-то убежать, скрыться, спрятаться, что-либо лишь не видеть всего этого. Мне надоел Киев, эта загруженность большего города, накопления газов от иномарок, мусор на улице, мне хотелось спокойной и тихой жизни.
Мне хотелось чего-то большего. Мне надоела моя школа: вы не представляете, с каким отвращением я хожу туда каждый день. Мне надоела моя жизнь!
- Опять вырубили свет. Да что же это такое? То воды горячей третий день нет, то теперь света. Они там все издеваются что ли?- это была моя мама. Вот уже третий день у нас не было горячей воды, и это «безобразие» не прекращалось до сей поры. Она всех соседей обзвонила, грозилась позвонить в специальные органы, но ничего, все впустую.
- Мама, ну что ты будишь людей среди бела дня! Ну, ничего страшного, я пойду, подогрею воду,- сказала я и нежно обняла мамочку.
- Доброе утро, Сонечка. Пусть они там у себя подавятся! Вот в Америке такого не будет.
Америка. Америка звучала в нашем доме чуть ли ни каждый день. Не так давно мы подавали документы на воссоединение семей, и скоро должны были прийти документы.
Честно говоря, я очень сильно хотела переехать в Америку. Не знаю почему, но все-таки это не Подол…
Позавтракав, я начинала собираться в школу, которая находилась прямо возле моего дома, в пяти минутах ходьбы. Училась в 11-а классе, еще осталось чуть-чуть до окончания, и можно будет идти, куда глаза глядят.
- Привет, - радостно произнесла Алина, моя лучшая подруга. У Алины всегда был болезненный вид и, сколько себя помню, она редко ходила в школу. Ее бледная кожа, тоненькие и хрупкие ручки, вечные круги под глазами не прибавляли привлекательности и делали поводом для насмешек. Это еще одна причина, за что я так сильно ненавидела школу.
-Привет. Как дела? Что…- оборвав свою фразу на полу слове, я устремилась в дальний угол класса. Там стояли две эпатажные девицы и корчили рожи. Догадаться было не сложно над кем.
- Не обращай на них внимание, эта Самохина- полная дура!
- Да я уже привыкла, просто… они такие красивые. А мальчики на меня даже не смотрят
- На меня тоже.
- Но в тебе хоть что-то есть, а во мне.… А эти синяки… Я думала, может мне крем какой-либо купить. Пойдем со мной, поможешь?
- О, нет, я не могу. Я телефон новый иду выбирать. Давай пойдем вместе?
- Отлично! - Алина крикнула так громко, что все в классе обернулись, и, тем временем, как две «пигалицы» залились долгим, назойливым смехом.

Наша школа, как бы это выразиться, примыкала к большему торговому центру, вот это было то самое место, где точно можно было найти все, что угодно: сотни бутиков, кинотеатр, разные кафэшки и даже огромный-преогромный каток. Мы часто сбегали с физры, чтобы полазить там или выпить молочного коктейля. Центр был громаден, как снаружи, так и внутри. Мы с Алиной живенько вошли в стеклянный лифт. Каждый этаж имел свой особый, непревзойденный стиль: один был на космическую тематику, второй – Голливудскую, а наш этаж был задуман в стиле современных технологий, поэтому при выходе нас встретил приятный на вид робот, махавший своей железной ручонкой. На витрине красовалось множество мобильных телефонов, такое количество любого свело бы с ума, но только не меня: я знала, чего хотела.
- Вам что-то подсказать?- обратился продавец-консультант, на вид ему было лет семнадцать, и он чем не отличался от своих сверстников: коротко стриженые волосы, узкие плечи, но спортивная комплекция тела, а на правом ухе красовалась серьга в форме месяца.
- Я ищу телефон…
- Вот, - парень достал с витрины изящный тачфон,- самая популярная модель среди девушек, неотъемлемая часть имиджа и способ безболезненно закадрить любого парня.
При этих словах уголки его губ нахально приподнялись.
- Мне не нужен телефон ради стиля.
- Прошу прощения. Тогда вот вам – ряды моделей попроще.
- Благодарю вас, Константин.
- Как вы узнали мое имя?
- У вас на бейджике написано.
-Ох, да? Я совсем забыл, - начал оправдываться Костя, но остался таким же невозмутимым.
- Ну и ловко ты его!- шепотом произнесла Алина, когда Костя отошел к кассе.
- Вам упаковать его?
- Если изволите.
- Что-нибудь еще?
-Нет, благодарю.
- Тогда вот вам пятипроцентная скидка на всю продукцию, - и подал мне пеструю картонку формы визитной карточки, - удачного пользования…

Домой я пришла около семи часов вечера, из комнаты доносились чудовищные крики: мама опять ссорилась с папой. Мои родители давно не уже не жили вместе, они развились, когда мне было всего десять лет. Мама у меня работала менеджером в крупной компании, она всегда к чему-то стремилась, хотела быть независимой от кого-то или от чего. Отец мой, напротив, был птицей невысокого полета, он был художником, человеком творческим. Часто его картины отказывались покупать, именно это и стало причиной их ссоры. У мамы были свои амбиции, теперь понятно, в кого я такая удалась.
« Дж, дж, дж»- зазвенел мобильник среди ночи, известие о СМСки.
« Я тебе свой номер в Карту памяти вбил. Будут неполадки, обращайся.
Костя»

- Может, мне тоже себе новый телефон купить?- как обычно, тихо прошептала Алина мне на ухо.
- Зачем? О, только не говори, что тебе понравился Костя.
- Но он такой красивый милый.
- Выпендрежник!
- А тебе нет, что ли?
- Девочки, хватит разговаривать!- прям на ухо, крикнула математичка, пытаясь остановить очередной бедлам у нас в классе, а она была еще той врединой.
- Все равно,- прошептала я и тихо про себя добавила,- все равно скоро уеду…
Очередную пару уроков пришлось изрядно перетерпеть. Ну, кто додумался ставить математику, физику и физкультуру подряд, и тем более, последними уроками! Уже пухла голова от такого набора. В зале было холодно, мы ходили укутанные в десять пар свитеров, курток, наматывали круги, и все равно не могли согреться. Под конец мы с Алинкой сели на лавочку, а мимо нас прошел знакомый до боли парень, у меня возникло странное чувство дежавю: коротко стриженые волосы, спортивная комплекция тела, смазливое личико…
- Костя…- прошептала Алина. Наш знакомый подошел к учительнице, подал ей кулек, и они стали увлеченно о чем-то болтать, пока Костя не заметил двух ничем непримечательных покупательниц.
- О, какой неожиданный сюрприз! Позвольте спросить, что вы здесь делаете?
- У нас, вообще-то, урок. А вот что ты скажешь?
- У меня мама здесь работает,- и он повернул голову в сторону Ирины Николаевны…

- У тебя была когда-нибудь самая заветная мечта?- мы шли по парку в полной темноте, на улице никого не было, лишь фонари любезно освещали путь, и мы неспешно брели домой.
- Ну, как тебе сказать.… Даже не знаю, что тебе ответить,- Костя задумчиво посмотрел куда-то вдаль, лунный свет делал его лицо мужественней и смелей, а глаза поблескивали диким огоньком.
- Неужели у тебя нет мечты?
- Была, но теперь я понял, что она неосуществима. Я всю свою жизнь хотел вернуть отца, он умер, когда мне не было еще и десяти лет. Они с мамой были спортсменами, выигрывали для страны золотые медали, пока папа не попал в аварию, - при этих словах Костин голос дрогнул, а по щеке плавно покатилась слеза.- С тех пор мама работает в вашей школе учителем физкультуры, а я всячески пытаюсь ей помогать. Ну, а у тебя какая самая заветная мечта?
- Я всегда хотела чего-то большего.
- В смысле?
- Не знаю, просто в мире есть место, где жизнь лучше: на улицах чище, обслуживание лучше, люди воспитанные, а здесь.… Несколько дней назад маме пришли документы на выезд в Америку, где живет моя тетя. Мама, конечно, эмоционально настроена на переезд, а папа считает, что мне там делать нечего.
- А ты сама как считаешь?
- Я очень хочу там жить, широкие условия, возможность получить достойное образование, лучшей перспективы и нет.
- А я думаю, что неважно, где ты живешь, а главное как ты посмотришь на жизнь. Ты можешь хоть сто раз смотреть на ложку дегтя, а медом она не станет.
- Может быть, - смущенно ответила я и залилась красным румянцем. К счастью, на улице стоял дикий мороз, а снежинки, как балерины белоснежных трико, кружились в заводном танце. Костя осторожно взял меня за руку и довел до подъезда.
Каждый день мы с ним переписывались по электронной почте, вместе гуляли, он сводил меня в кино. Не проходило ни дня, чтоб он мне раз не позвонил: мы могли часами болтать по телефону, не глядя на время. Вспоминая его лицо, тело, руки, мое сердце начинало биться изо всех сил, как дурочки, которая по уши влюбилась в парня…
А как же быть дальше? Вот мы встречаемся уже четыре месяца, клянемся друг другу в любви, он небрежно целует мои ладони, его рубашка от и до пропитана запахами духов и мятной жвачки. Костя постоянно говорит о высоких, постоянных чувствах, а будет ли он со мной до конца, куда бы меня не занесло, чтобы не случилось…. Будет ли он верен мне, когда я улечу за границу? Переезд теперь стал казаться не таким радужным событием, я пыталась не затрагивать эту тему вообще, но не могла: в голове велась Первая Мировая и приходилось отгонять эти чертовые, ненужные мысли прочь.
- Мы скоро осуществим свою мечту!- не своим от счастья голосом произнесла мама. Я допивала чай, закусывая бутербродом с ветчиной, и тупо уставилась в окно: что-то здесь неладное.- Осталось только отнести кое-какие справки, оплатить Fee и через год мы сможем улететь в Луизиану.
Я глотнула последний кусок моего снека и почувствовала, как огромный ком застрял в горле.
- Мам, слушай, а тебе не кажется, что ты немного поторопила события? Может, стоит подождать?
- А ждать чего-то? Представь, как там будет хорошо! У тети Зины огромный дом, мы станем на ноги, купим машины, заживем счастливо…
- А если я не хочу жить в Америке…
- То есть как? Ты всегда этого желала.
- Ну, просто такие обстоятельства…
-Какие обстоятельства? Я ничего не понимаю.
- Просто… я влюбилась. В одного парня. И он меня любит, мы не можем жить друг без друга!
- Доченька, я понимаю: возраст, гормоны, но это не повод упускать такой шанс, который выпадает раз в жизни. Раз в жизни, представь себе! Ну, тем более, в Луизиане, я думаю, найдутся симпатичные ребята.
- Да не нужен мне никто!!! Ни Луизиана, ни тетя Зина, ни парни, никто! Мне нужен только Костя!- я вскочила и резким движением руки смахнула чашку на пол: не разбилась, треснула. Я, не разбирая, что впереди, направилась в комнату. Слезы лились сумасшедшим градом, я не знала, что со мной происходило, как в вакууме, все проносится и проносится мимо…. Можно, было, конечно, спокойно все обсудить с матерью, но чем бы это помогло? Мне уже никто не поможет. Хотя нет, есть один человек.

- Костя, я не знаю, что мне делать!- я стояла, обхватив своего любимого за талию: Костина грусть передавалась мне, ничего не было невыносимей, хотя приятно было чувствовать теплоту его мускулистого тела.
- Поговори с ней. Может, что-то изменится.
- Это невозможно. Мама не за что останется здесь. Костя!- и я зарыдала.
- У нас есть год, - Боже, что такое год по сравнению с вечностью! Он тихонько взял и поцеловал меня, и, стирая на ходу слезы с краснеющих щек, добавил.- Не бойся, мы что-нибудь придумаем…

Взлетные полосы, паспортный контроль, голос девушки, звучащий через микрофон. Мы с матерью стояли в аэропорту «Борисполь» с громадными чемоданами, замотанные в целлофан. До вылета осталось около трех часов. Папа всячески нам помогал: с сумками, документами, и хотя он не высказывал, собственно, никаких эмоций, в душе у него воцарилась грусть. Перед вылетом он крепко-крепко обнял меня и поцеловал в щеку; дрожь его тела передалась мне, а в душе будто оборвалась последняя нить…
Единственное лишь безмятежное небо было моим самым близким другом. А на земле росли деревья, журчали реки, пели соловьи, ласточки, а где-то, вдалеке, одиноко подпирая стенку, стоял мой любимый. Я помню, как мы в первый раз пошли в кино, как мы кружились в золотистой листве, как Костя целовал мои руки, плечи, волосы. Я помню, как он, невзирая на болезнь и плохое самочувствие, провожал меня в сумерках домой, как мы стояли под дождем и орали на всю глотку, чтобы солнышко засияло вновь. Мы с Костей радовались появлению новой звезды, приносящей безликое счастье. Впервые я была кому-то нужна. Впервые у меня появилась опора…. Я помню, тогда Костик пригласил меня в кафе, расспрашивал о том и о сем, мы ели мороженое, как тут он замолчал и тихо, не торопясь, произнес по слогам.
« Я тебя люблю!»
Это были шокирующие слова для меня, но в душе у меня что-то растаяло. Там в парке, окутанные пленяющим, медовым воздухом, в дикой листве наши губы воссоединились в длинном поцелуе.
Это было неповторимое чувство. Потом пошли мишки, конфетки, но это всего лишь маска, притворство, потому, что никто на свете понятия не имел, что, ложась спать, я каждый раз молила Господа о встречи со своим любимым. Я четко представляла Костю: его глаза, наполненные доброты и стремительным желанием помочь, его короткие, стриженые волосы, тело, пропитанное храбростью и упорством, с которым он всецело отдавался работе и помощи матери. Я хорошо представляю, как он улыбается, дышит мне в макушку, грустит. А теперь у меня остались лишь воспоминания и небо, тонущее в бесконечность…

Прошел год….

- How can I help you?- тихонько спросила молодая китаяночка – официантка, мило улыбаясь. На улице стояла приятная летняя погодка, но помещение задыхалось от нехватки свежего воздуха. На пропитанном дорогими французскими духами столике, лежало красочное, в толстом переплете меню.
- Yes, a bottle of mineral water, please.
Девушка быстренько записала в своем блокноте и удалилась. Ее звали Тянши и работала в этом заведении всего пару недель, но уже успела проникнуться ко мне с симпатией. В общем, в этом кафе меня знали многие, тут была просто чудесная обстановка, где я могла по-настоящему расслабиться, так же как и сегодня, ведь двадцать второе число - круглая дата: ровно год назад в этот день мы переехали в штат Луизиана, именно в этот день я навсегда порвала со своим прошлым. По правде говоря, здесь очень хорошо живется, но сначала было трудно, приходилось налаживать концы с концами. Мы с мамой приобрели две машины, и обе устроились на работу. Со временем я поступила в колледж на экономиста и вроде была всем довольна: преподаватели отличные, появилось много друзей, общалась с различными интересными людьми. Здесь неописуемо, но такое впечатление, словно я заново родилась. Киев теперь казался чем-то далеким и непонятным, а все воспоминания стерлись в порошок. Тянши вскоре принесла мой заказ и, откинувшись на спинку кресла, я принялась думать. Народ в помещение о чем-то увлеченно болтал по-английскому, на улице мальчик лет девяти гладил свою собаку, а та брехала на прохожих. Мимо них прошел мужчина в смокинге, оглядываясь по сторонам, его пышные кучери трепались по ветру, как вдруг его случайно зацепила старушка лет шестидесяти и уронила свои тяжелые сумки, но как истинный джентльмен и американец, мужчина бескорыстно помог ей.
Мое наблюдение случайно перервал надоедливый звон колокольчика, который висел над входной дверью. Любопытство не пересилишь, и я осторожно высунулась из своего темного уголка. Внезапно неведомая сила воткнула острую иглу мне в сердце, это вошел он, Костя. Он заметил меня и ровным спокойным шагом направился к столику. Я, не теряя минуты, бросилась навстречу, не веря своим глазам, думая, что это сон. Да, это сон, но прекрасный сон.
- Я же говорил, что что-нибудь придумаю, - убаюкивающим голоском прошептал Костик, прижимая поближе к сердцу.
- Но как ты меня нашел?
- Ты мне сама говорила. Тогда… помнишь?
- А как ты здесь оказался?
- Приехал по учебе.
Я осторожно прильнула к его груди и заплакала, искренне надеясь, что это миг продлится навеки…


Автор - Мурка
Дата добавления - 09.03.2011 в 20:08
МуркаДата: Среда, 08.06.2011, 23:20 | Сообщение # 55
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Новый рассказик) biggrin

Начало. История Белого Волка.

Дорогой дневник!
Ужасная погода, ужасный гололед, ужасный мороз. Наверное, это стало причиной моей простуды. Когда это закончится!
А мне сегодня повезло: я познакомилась с одним мальчиком, симпатичным. Только показалось, что у него какие-то проблемы. У всех они. А как иначе?
Невозможно жить без потерь…


Я снял очки и задумался. Совершенно случайно наткнулся на него, у меня и в мыслях не было, что этот крохотный листочек таился где-то в комнате. Столько воспоминаний, таких ярких, порой нетеплых, но все же берущих за душу, которые крепко сжимают и навеки не отпускают. А ведь, сколько прошло времени, а я помню все так, словно это произошло только вчера:

Началась моя история в феврале 2007 года. Тогда я мирно посапывал в кровати, до того момента, пока меня не разбудил назойливый звон будильника. Скинув врага «всех любящих долго поспать», я повернулся набок, пытаясь проникнуть в мир грез, но не тут-то было: вместо будильника, явился наглый фокстерьер. Он запрыгнул на кровать и принялся кусать за ноги. Окончательно разозлившись, я согнал обидчика на пол, но сон был окончательно перебит, поэтому приходилось вставать и идти завтракать. Именно так начиналось каждое утро и новый школьный день. Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!
Тогда снег в феврале уже таял, многие считали, что зима кончается, но по закону подлости- резко похолодало, и на асфальте образовался жуткий гололед. Все злились, и только я, оттолкнувшись, скользил по тонкому слою льду, как фигурист. У меня были уникальные способности притягивать к себе разные предметы, держаться в воздухе, словно в космосе, выходить сухим из воды (причем как буквальном, так и в переносном смысле). Впечатляет? Нет, авось? Это лишь небольшой перечень моих возможностей. Я - тотем, моей силой была физика. Нас тотемов было немного, но об этом не знал никто, потому, что мы гордо носили звание «ученики».
Каждый по-разному пользовался своими силами. Мне, к примеру, они помогли стать «легендой» за непревзойденные заслуги в плане нервотрепки учителей. Про мои фокусы среди школьников ходили байки. Причем среди любых возрастов: старшие покидали школу, а новички тем временем прибывали, а рассказы, как подобает фольклору, переходили из уст в уста. Тогда у меня были громадные амбиции, но я не был столь популярен- обо мне знали и не слишком хорошо отзывались. В седьмом классе наша школа имела вполне обыденный вид. Это сейчас, разбогатели, у нас шикарный актовый и спортивный зал, и компьютерный класс. Когда я вошел в школу, началась суматоха: до второго звонка оставалось пять минут. Забежав в классный кабинет и закинув кожаную курточку в шкафчик( кстати, забыл сказать, я не мерзну!), я добрался на урок украинского языка прямо со звонком. Учительница встретила меня ненавистным взглядом и диким криком: «Минаев!!!». Я на далеком от нее расстоянии пробрался к третьей парте, за которой сидел Жданченко. Женька - мой самый лучший друг, человек, который не предаст и придет на выручку, он - тот, кто понимал меня лучше кого-либо на свете. Женя - тоже тотем, при чем с рождения: все его предки, начиная с 18-19 века, были тотемами, и он и его родители исключением не являлись. Так, что по этой части опыт у него куда огромный.
-Привет, Ром,- прошептал он, когда я сел за парту.
- Привет. Как добрался?
- Ничего, растопил лед и пришел,- Жениной магией был огонь.- Ну, что там отец? Орал сильно?
Я махнул рукой.
- Нет, он еще ничего не знает, мы ошиблись. Правда, меня вчера одна идейка посетила…
Он стер капельки пота с лица.
- Ром, может не надо?- умолял Женька,- мало тебе проблем хватает?
- Не дрейфь, Женек! Прорвемся! Ты же знаешь мои таланты!
- Ага, таланты - находить приключения на свою пятую точку!- прошептал он. Я ребячески стукнул по башке, но педагог заметил и вызвал Женьку к доске, который гневно на меня зыркнул. У моего друга был математический склад ума, и украинский, ровно, как и английский с немецким, ему не удавался. Я всеми силами старался ему помочь: тихонько кричал с места, размахивал руками, писал на листике правильные ответы, но без толку, только навлек на себя гнев учительницы, которая сказала, что если не успокоюсь, то следующей моей остановкой будет с папой у кабинета директора. Пока педагог отвлекся, Женька даром времени не потратил и списал два первых предложения. И тогда у меня возникла идея: все мы знали, что Инна Васильевна была неравнодушной к Павлу Павловичу, нашему трудовику. Мягко, сказано, она была в него по уши влюблена. Тогда я взял в руки мобильник, спрятав его под партой и, сделавшись незаметным, принялся искать в телефонной книге номер. Раздался звонок: учительница, недоумевая, взяла трубку. Я специально переделал свой голос на голос Павла Павловича. Инна Васильевна сначала не поверила, но победа была близка, и она начала буквально таять на глазах. По классу пролетел смешок, но я не обратил внимание.
- Но у меня сейчас урок!- воскликнула она. «Павел Павлович» сказал пару слов, отчего Инна Васильевна выскочила из кабинета. Когда через пять минут она вошла в класс, Женя уже сделал упражнение и стоял, пытаясь не расхохотаться. Вид у учительницы был задумчивый, видимо, не застала трудовика в кабинете. Она отпустила Женьку, как раз в тот момент, когда прозвенел звонок.
- Ну, ты даешь, Мина,- сказал он, складывая учебники в сумку.- Не боишься, что выдаст?
- Нее, симка-то найденная, - ответил я, и мы вместе вышли из кабинета.
Что касается других, как выразился Жданченко, «приключений на пятую точку», то тут все прошло гладко. Мой план удался, даже не ожидал. К концу дня Инна Васильевна распознала виновника «задумки», потому, как потом стало известно, что трудовика не было. Теперь она ходила красная от злости, я решил не попадаться на глаза, и спрятался в столовой. Как и все остальные помещения нашей альма-матер, столовая имела вполне прозаический вид, но испокон веков это было самое популярное место: детей невозможно была отогнать оттуда метлами. Если половины класса нет на уроках, то можно не сомневаться, они все сидят в столовой и трескают булочки. Уютное, обогащенное солнечным светом, помещение радовало глаз бледно-бежевыми обоями и синим линолеумом. По краям стояли коричневые кожаные мягкие пуфики, очерчивая выстроенные в ряд скамьи, где обедали, в основном, «диетчики». Семь гривен! Фу, я уж лучше поголодал бы! Кольцо пуфиков замыкал буфет, пройти мимо, которого было практически невозможно: тетя Лида, кухарка, работник со стажем, улыбалась такой лучезарной улыбкой, что грех не растаять. Вот именно туда я и направлялся, пока не встретил по дороге Лешку Святошина. Он был тотемом о существовании, которого мы с Женькой узнали месяц назад и были поражены по самое не хочу. Вот, блин, вроде бы знаешь человека семь лет!
-Здоров,- произнес коренастый шатен.
- Привет,- ответил я,- если географичка будет спрашивать, то я потерялся.
Лешка славился тем, что постоянно откапывал разнообразные правдивые, а порой и лживые, слухи, а вот то, откуда он их брал, оставалось тайной, покрытой мраком. Именно этот талант не раз выручал меня. Получив утвердительный кивок, я принялся искать взглядом свободный пуфик. Единственный минус в том, что места почти всегда были заняты. У меня, конечно же, есть свое коронное место, но у нас с одним пацаном существовало правило: пришел раньше - трон твой, а после - не суйся. Мне досталось неудобное местечко напротив прохода, а рядом сидели две маленькие девочки с косичками и разглядывали журнал «Кадеты». Они то громко вздыхали, то ахали, то подпрыгивали от восторга, но когда я сел, тут же принялись буравить меня взглядом, прижимая издание к себе.
-Не бойтесь, я его не заберу,- пятиклассницы, как барыни, надули губы и вскочили с места, специально оставив журнал.
« Александр Головин,- прочел я.- Боже! Куда мы катимся?- и отодвинул его подальше.
Голод - не тетка и вовсе не ждал, я откусил кусочек пирожка с капустой и задумался.
Цокая небольшими каблучками и весело щебетая, пробежали две девчонки, державшие книги по английскому языку.
- О, все занято,- голос одной прозвучал с досадой.
- Ничего, сейчас вон, смотри,- показала вторая,- Тут не занято?
Я приподнял голову: они учились в классе моего отца, и были моими ровесницами. Одну звали Ира, а вторую – Вашкова, имя, увы, не помню. У последний были реденькие, прямые черные волосы, бледное, вытянутое лицо, тоненькие ручки и ножки. А девочка по имени Ира выглядела совершенно иначе: у нее были светлые, золотистые, кучерявые волосы, смуглое, круглое лицо, походка, как у модели, и фигурка, как у статуэтки. Она у меня ассоциировалось с солнышком, тем, которое обычно рисуют детки в садике: яркое, улыбчивое с черненькими глазками-пуговками. Мне хватило одного жеста, чтобы расположить двух красавиц, пока Вашкова не заметила журнал.
- Это твой?
Я съел булочку.
- Разве я похож на фаната?
В моем тоне не было ничего обидного, однако Вашкова засмущалась. Они выкинули журнал в помойку и сели, продолжая щебетать, как птичке на весенней заре. Всю беседу Ира то и дело, что поворачивалась ко мне, словно пыталась заговорить. В последний раз она развернулась, и наши взгляды слились в единое целое.
- Ирка, ну ты меня слушаешь?
- Да! Конечно,- выкрикнула девочка и обернулась. Я прищурился, крутя в руках пятак.
-Вот он! Я тебе о нем говорила,- Вашкова схватила подругу за руку и потащила в неизвестном направлении. Та, сопротивляясь, случайно выронила книгу и стала в спешке ее подбирать, но подруга была такова. Ира в самый ответственный момент взглянула и кашлянула. Меня вдруг передернуло: сначала тело похолодело до костей, кровь забурлила, сердце запрыгало в груди, а кончики пальцев посинели. Конечности задрожали с силой автомобильного мотора, и как заключенный на электрическом стуле, затрясся с невероятной силой. Монета выпала из ослабевших рук, и когда я очнулся, след девочки простыл. Прозвенел звонок. Дети поспешили на урок. Я всеми силами старался продлить этот миг, переминаясь у двери. В тот момент, когда приподнялся, то заметил небольшой лоскуток бумаги и положил его в карман. Попрощавшись, как с родным краем, я принялся искать новое убежище. Но не прошло и пяти минут, как вернулся обратно, и просидел там почти целый урок. Идти мне было некуда.
« На уроки иди!!!- зверствовал рассудок. Уроки - это хорошо, надо бы, но… что же мне там делать? Труды и история: на трудах все равно замена и, скорее всего, репетиция концерта на день влюбленных, а я буду только мешаться под ногами. А история.… На историю лучше идти утром и не выспавшимся: Лидия Михайловна так вычитывает материал, словно поет, спокойно и ровно, ее речь льется колыбельной, и тогда не остановиться: засыпаешь, засыпаешь и засыпаешь. А дальше… фу, физика. Страх, как ненавижу физику!!! И что делать?
« Позвони Женьке»,- заикнулся «кто-то» внутри. Уже неплохо, но когда я позвонил, этот человек напрочь не понял мои проблемы, в десятый раз повозмущался и прочитал нотацию.
« Конец света! Тоже мне! Спрятаться негде! А я чем помогу, а?- мы с Женей, вообще, редко ссорились, а ссорой это назвать трудно, по крайней мере, такая манера разговора уже вошла в привычку. Если мы и ссорились, то это была настоящая ссора с наживными ранениями, ободранными брюками и кровью на теме.
« А сердце что говорит?- сердце… сидит в углу и молчит.
Я досидел до конца урока. Со звонком я пулей выскочил из кабинета и направился к входной двери, чтобы слинять. Правда, перед этим незаметно прокрался в класс и взял куртку. На мое счастье, когда я вышел, в коридоре стояла директриса и отслеживала вот таких вот, как я, гуляк. Одним прыжком я вскочил на лестницу. К главному входу можно было добраться двумя путями: главным коридором и через второй этаж, мимо кабинета физики, биологии и астрономии и вниз по лестнице. Я так бежал, что чувствовал, что скоро рухну на землю, а тут еще Вашкова впереди…. Что? Вашкова? От легкого шока я затормозил и проехался на приличное расстояние, пока не врезался в подругу Иры, которая в тот момент обернулась назад, и свалил ее с ног.
- Ненормальный, что ли?! – заорала девочка,- ходить нормально научись!
Я потер голову и нащупал образовавшуюся гулю. Прекрасно! Вашкова стояла передо мною, как директриса, которая словила прогульщика. Скажем прямо, вид у нее вправду был суровый. Я осторожно поднялся и почувствовал легкое прикосновение к телу.
-Вика, с тобой, все в порядке?- спросила перепуганная Ира.
-Как тут быть в порядке, покуда носятся по коридорам такие идиоты,- сейчас Вашкова
больше походила на капризного ребенка.
- Я извиняюсь,- я, все еще держась за лоб, попытался встать. Девочки, обе с серьезными лицами, помогли этому.
- Он еще извиняется? А если бы я убилась?
- Не, не убилась. Для этого талант особый нужен!- скривился я. На минуту, показалась, что подруга Иры и впрямь расплачется. Ее глаза стали наполняться слезами, она развернулась и убежала прочь.
- Вика! Вика!- позвала Ира.
Я спохватился и схватил девочку за руку, а она лишь бросила на меня свирепый взгляд.
Вот так мой побег из школы удачно сорвался, но я не пожалел об этом. Напротив, я принялся искать двух девочек по запаху, равномерно вдыхая воздух. Найти их не составило огромного труда: как и подозревал, они находились в девчачьем туалете.
-Я еще раз извиняюсь,- сказал я, прячась за стенкой. Вашкова ничего не ответила: она гордо подняла голову и вышла, задев мое плечо, и только тогда ощутил, что ушиб левый локоть.
А Ира осталась стоять на месте. Я высунулся.
- Нелепо получилось?- ее взгляд оставался таким же холодным, укоризненным и пуленепробиваемым.
-Да, нелепо.
-Она сильно обиделась?
Она поразмыслила и затем ответила.
-Да, обиделась.
- Я же извинился. Я не хотел.
«Почему ты оправдываешься?- прозвучали мысли Иры в моей голове. А, правда, почему?- «Почему ты себе делаешь себе такую репутацию?»
-Я не знаю.
- Что? Извини…,- Ирка вытаращила глаза.
- Не обращай внимание. Я - Рома,- и протянул руку.
- Извини, мне на урок пора,- пролепетала она и вышла, но тут я успел ее остановить.
- А у тебя какой урок?
- Физика.
- О, а у меня тоже! Можно я тебя проведу?
- А ты разве не спешишь?
- А ты спешишь?
-Да.
-А я нет!- и захихикал. Ира посмотрела на меня, как на сумасшедшего. Не хватало только покрутить указательным пальцем напротив виска, но, похоже, она была не таким человеком, как ее подруга.
- Ну, давай.
И мы тронулись. Я, расспрашивая, старался познать ее натуру. Ира заметно отличалась от всех тех, с кем я общался раньше или общаюсь сейчас. Не знаю почему, но я знал это точно так же, как знал, откуда берутся дети или почему люди не летают. Это тяжело объяснить, в ней была особая нить, сумевшая заинтересовать мою непостоянную личность.
- А вы давно с Вашковой дружите?- как бы невзначай поинтересовался я.
- С Викой? Да, считай с детства. Вот как только нас посадили за одну парту в первом классе, вот тогда считай, и зародилась наша дружба.
- Как ты думаешь, она меня простит?- осторожно спросил я.
- Ну, как сказать, пощады от нее не жди. Она кардинально поменяла о тебе свое мнение, хотя,- оценивающие протянула девочка,- мне кажется, что тебе мнения окружающих людей не столь уж важны.
- Почему?- не понял я.
-По твоим глазам видно,- объяснила она,- ты мыслишь прямолинейно. В твоих руках такая сила, у тебя такой талант, а ты его тратишь впустую. Ты стараешься понравиться, а выходит все наоборот. Каждый мыслит по-своему, а мысли каждого непонятны так же, как и им непонятны мысли твои. В этом мне кажется, твоя проблема, ты не видишь никого, ты закрыт!- это сложно было для восприятия, но по слуху я мог сообразить, что ее мысли умны. Возможно, неправы, но умны, умны по-своему.
Я разрешил себе пошутить.
- А как себя открыть?- она снова посмотрела на меня непонятным взглядом.
«Странный он.»
-Ничуть,- ответил я и опять нарвался на этот взгляд.
-Что?
«Рома, держи себя в руках!» - орал рассудок. К тому моменту, мы уже добрались до третьего этажа и сейчас стояли около кабинета отца. Школьники начали расходиться по кабинетам, но для меня ощущение времени кануло в бездну этих могучих женских мыслей.
-Ничего, - исправился я и переменил тему. Она начала рассказывать про свою семью, увлечения, интересы, вкусы, пристрастия.
-Мама очень хорошо готовит…- и тут она закашляла, и меня опять передернуло: я опять затрусился, как заяц, и покрылся мурашками. Что со мной происходило? Почему становилось невыносимо больно при каждом ее чиханье? Это ведь что-то значит, но что?
Ох, если бы я это раньше понял!
-Что с тобой?- встревожено воскликнула она. Оказалось, что я стоял раком и держался за сердце.
-Со мной все в порядке,- я попытался разогнуться. Ира взяла меня выше локтя, лягнув всем телом, постаралась выпрямить положение.
- А мне кажется, нет. Тебе срочно надо в медпункт.
- Почему вы не на уроке?- раздался могучий бас. Вот он, моя скала, моя опора - мой отец, Родион Германович Минаев собственной персоной.
-Извините, Родион Германович. Просто тут, Роме, срочно нужно в медпункт.
- Что, прямо так срочно?- удивился отец.
-Иди, я дойду сам,- и она отпустила мою руку. Ира, проводив меня взглядом, зашла в класс, а папа закрыл за ней дверь. Ох, как же меня убивал этот вечный многозначащий взгляд!
«Не дурачься, сынок. Иди лучше на урок»
« Да, на урок!- не унимался рассудок. И я взял, развернулся и ушел прочь.
Но до кабинета физики так и не дошел. Вот, как только заметил круглое, недовольное лицо Ирины Анатольевны, то мои ноги сразу же поменяли направление и устремились к выходу. А я их уже никак не способен был контролировать.

Свирепый февральский ветер проник в помещение через щель от плотно закрытых окон. Словно крепкими мужскими руками, он принялся раскачивать шторы, которые, наполнившись воздухом, уподобились парусам. Я закрыл окна. Квартира, до того маленькая, была засоренная прочим хламом: на полу валялись газеты, которые успел снести со стола ветер, старые листовки и толстые глянцевые журналы про автомобили. Комод, стоявший возле прохода в гостиную у стенки, был завален бесполезными и ненужными предметами: моим проездным, календарями, чехлом. По линолеуму, как перекати-поле, странствовали клочья собачьей шерсти, а сам обладатель крепко спал под одеялом на кровати. Когда я проходил по коридору, то каждый раз спотыкался об обувь: один башмак находился в одном конце, а второй – где-то далеко-далеко. На кухне - гора посуды: ложки, вилки, тарелки стояли друг на друге, и только смотри в оба, чтобы куча мала случайно не рассыпалась. Грустная картина, не правда? Хорошо хоть, что утюг не забыли выключить. Хотя, что же вы хотите от сорокалетнего мужчины, мальчика и собаки!
Мамы уже давно не было в живых, да я толком и не знал ее. По словам отца, она была удивительной женщиной, которую еще стоит поискать в этом мире, и необыкновенно доброй. Ей удавалось угодить всем, успокоить, развеселить и в трудную минуту – поддержать. Мама была из тех людей, которыми стоит восхищаться и прислушиваться, а таких людей – следовательно, немного. Уже…
Она умерла, когда мне только-только исполнилось четыре года. Ее сбил автомобиль. Этот день, несмотря на прожитые четыре года, я запомнил на всю оставшуюся жизнь.
«С Днем Рождения, Рома!»- говорили все. Черт, а ведь в этот день умерла мама! И тогда начиналась ломка…
Помня день смерти, я ничего не помнил до этого. В этом заключается главный минус тотемов: ты забываешь все то, что случилось на протяжении крохотной, человеческой жизни. Это происходит постепенно: сначала стираются из памяти жалкие, мимолетные воспоминания, затем - люди, образы, события, а в конце остается белоснежный лист, на котором будет написана новая, единственная в своем роде, история. Поменяются вкусы, мысли, принципы, взгляды на жизнь, и люди перестанут видеть в тебе того обаятельного, приятного мальчишку, а заметят лишь алчного, грубого человека, волка, переодетого в шкуру ягненка. А иначе никак не должно быть: вкусив сладкую и одновременно горькую жидкость тотемства, мы прекращаем быть людьми, биологически. Мы – новые, Божие создания, мы - отдельный вид существ и живем по закону природы.
Перестройка организма всегда порождала проблемы. На вечные споры с отцом уже не хватало никаких сил. А учителя… Я ведь не просто так их терроризирую: мое нутро нуждалось в адреналине, а мозг нажимал кнопочку «Пуск» и запускал тонкий тотемский механизм. Вдали от школы и суеты я превращался в человека, вел себя, как человек, и мыслил, как человек.
Времени от времени я старался помогать отцу, который приходил поздно вечером. Поднял с пола газеты, смел собачью шерсть, а саму фокстерьерячую морду, которая умудрилась цапнуть за лодыжку, отправил на место. Но готовить я не умел. Совершенно. Как-то раз помню, решил сделать дорогому сердцу родителю подарок.
Отец вошел в кухню и скривился.
-Фу, чем это пахнет горелым?- он подошел к духовке, где находилась почерневшая говядина. Вот таким вот образом я чуть было не спалил квартиру.
Отец приходил к восьми часам вечера. Уставший он снимал с себя галстук, расстегивал две первые пуговицы на рубашки и в ванной умывал лицо и руки ледяной водой так, что кончики рукавов становились мокрыми, и увлажнял черные волосы, которые выпрямлялись и становились ежиком. Бессмысленно было сейчас заняться описанием моего папы потому, что внешность - незначительная его черта. Бесспорно, в свои сорок лет он выглядел молодо и смахивал на тридцатилетнего мужчину, но уважали вовсе не за это, а за чуткость, ответственность, способность руководить и понимание. Он видел людей насквозь, относился толерантно и верил, что человеку нужно дать второй шанс. Папа сиял, смеялся, до того момента, пока не умерла мама. Вот только тогда он надел непробиваемую маску и стал производить впечатление властного и сильного человека.
В школе я не раз слышал, что папу считали самым строгим учителем. Конечно, если его сильно разозлить, всыпать мог конкретно, однако я знал совершенно другого человека.…
Через год после маминой смерти, когда отец уже немного оправился от шока, он застал печальную картину: маленький мальчик сидел в углу и плакал, горько плакал, так, как плачут, когда теряют надежду. Мальчик сидел в метре от разбитой вазы, подарок лучшего папиного друга в день свадьбы. Когда я увидел отца, то бросился к нему и забился в его объятиях, облизывая губы от стекающих слез.
- Что здесь произошло?- он, отделяя и растягивая слова, спросил тоном, не таившим злости или недоумения. Я поднял детские, наивные глазки.
- Я не знаю…. Я играл…, бегал. Я, даже не прикоснулся к ней, она упала и разбилась,- всхлипывал я,- я не хотел… я же знаю, какая она дорогая (материальные соображения),- затем цепко ухватился за штанину. Отец ничего не ответил, лишь молча поглядел на гору осколков, а затем медленно поднял руку. Я, опасаясь, как бы тот не ударил меня, отскочил на пару добрых метров и первый раз в своей жизни перевоплотился в бриффита, без которого тотемство не может существовать. Тогда он напоминал шерстистый клубочек. Но у папы и в мыслях не было меня бить: он засунул руку в карман и достал оттуда конфетку. Заинтересовавшись, маленький синенький котенок медленно приблизился к грозному родителю, как то дикое животное, которое впервые попало в руки человеку.
Отец отдал лакомство и принялся чесать за ухом, шепча ласковые, успокаивающие душу, слова. После он взял котенка на руки и отнес к в комнату. Когда я снова стал человеком, то понял, кем стал и с тех пор навсегда отрекся от звания быть «человеком», а, что и тогда, что и сейчас, смотрел на собственного отца, как на героя.
- Привет. Как дела?- спросил папа, выйдя из ванной.
- Нормально,- я стоял в проходе, опершись на стенку,- устал?
- Ой, не то слово! Ног не чувствую!
-Почему ты не уволишься?
- Здравствуйте?- крикнул он из кухни.- А тебя кто кормить будет?
- Нет, ну, в университет можешь пойти работать,- предложил я.- Ты же ведь без недели доктор наук!
-Нет,- хмыкнул он, поразмыслив, - не хочу. Мне с детьми больше работать нравиться,- и, проходя мимо, посмотрел мне прямо в лицо. Я последовал в гостиную.
- И что же ты из-за детей и далее будешь себя так мучить?
- Так, Роман, не спорь со мной,- нервно сказал отец. Что самое интересное, папа всегда звал меня полным именем, поэтому всевозможных сокращений, особенно «Ромчик», я не принимал и не терпел. Ну, Рома и Ромка еще куда ни шло,- у меня и так сегодня день трудный, и ты тут еще! Одной девочке на последнем уроке плохо стало, пришлось родителям звонить. В обморок упала…
Я смутно представлял, о ком шла речь, но расспрашивать отца не стал: пусть отдыхает, бедолага.


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой


Сообщение отредактировал Мурка - Среда, 08.06.2011, 23:33
 
СообщениеНовый рассказик) biggrin

Начало. История Белого Волка.

Дорогой дневник!
Ужасная погода, ужасный гололед, ужасный мороз. Наверное, это стало причиной моей простуды. Когда это закончится!
А мне сегодня повезло: я познакомилась с одним мальчиком, симпатичным. Только показалось, что у него какие-то проблемы. У всех они. А как иначе?
Невозможно жить без потерь…


Я снял очки и задумался. Совершенно случайно наткнулся на него, у меня и в мыслях не было, что этот крохотный листочек таился где-то в комнате. Столько воспоминаний, таких ярких, порой нетеплых, но все же берущих за душу, которые крепко сжимают и навеки не отпускают. А ведь, сколько прошло времени, а я помню все так, словно это произошло только вчера:

Началась моя история в феврале 2007 года. Тогда я мирно посапывал в кровати, до того момента, пока меня не разбудил назойливый звон будильника. Скинув врага «всех любящих долго поспать», я повернулся набок, пытаясь проникнуть в мир грез, но не тут-то было: вместо будильника, явился наглый фокстерьер. Он запрыгнул на кровать и принялся кусать за ноги. Окончательно разозлившись, я согнал обидчика на пол, но сон был окончательно перебит, поэтому приходилось вставать и идти завтракать. Именно так начиналось каждое утро и новый школьный день. Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!
Тогда снег в феврале уже таял, многие считали, что зима кончается, но по закону подлости- резко похолодало, и на асфальте образовался жуткий гололед. Все злились, и только я, оттолкнувшись, скользил по тонкому слою льду, как фигурист. У меня были уникальные способности притягивать к себе разные предметы, держаться в воздухе, словно в космосе, выходить сухим из воды (причем как буквальном, так и в переносном смысле). Впечатляет? Нет, авось? Это лишь небольшой перечень моих возможностей. Я - тотем, моей силой была физика. Нас тотемов было немного, но об этом не знал никто, потому, что мы гордо носили звание «ученики».
Каждый по-разному пользовался своими силами. Мне, к примеру, они помогли стать «легендой» за непревзойденные заслуги в плане нервотрепки учителей. Про мои фокусы среди школьников ходили байки. Причем среди любых возрастов: старшие покидали школу, а новички тем временем прибывали, а рассказы, как подобает фольклору, переходили из уст в уста. Тогда у меня были громадные амбиции, но я не был столь популярен- обо мне знали и не слишком хорошо отзывались. В седьмом классе наша школа имела вполне обыденный вид. Это сейчас, разбогатели, у нас шикарный актовый и спортивный зал, и компьютерный класс. Когда я вошел в школу, началась суматоха: до второго звонка оставалось пять минут. Забежав в классный кабинет и закинув кожаную курточку в шкафчик( кстати, забыл сказать, я не мерзну!), я добрался на урок украинского языка прямо со звонком. Учительница встретила меня ненавистным взглядом и диким криком: «Минаев!!!». Я на далеком от нее расстоянии пробрался к третьей парте, за которой сидел Жданченко. Женька - мой самый лучший друг, человек, который не предаст и придет на выручку, он - тот, кто понимал меня лучше кого-либо на свете. Женя - тоже тотем, при чем с рождения: все его предки, начиная с 18-19 века, были тотемами, и он и его родители исключением не являлись. Так, что по этой части опыт у него куда огромный.
-Привет, Ром,- прошептал он, когда я сел за парту.
- Привет. Как добрался?
- Ничего, растопил лед и пришел,- Жениной магией был огонь.- Ну, что там отец? Орал сильно?
Я махнул рукой.
- Нет, он еще ничего не знает, мы ошиблись. Правда, меня вчера одна идейка посетила…
Он стер капельки пота с лица.
- Ром, может не надо?- умолял Женька,- мало тебе проблем хватает?
- Не дрейфь, Женек! Прорвемся! Ты же знаешь мои таланты!
- Ага, таланты - находить приключения на свою пятую точку!- прошептал он. Я ребячески стукнул по башке, но педагог заметил и вызвал Женьку к доске, который гневно на меня зыркнул. У моего друга был математический склад ума, и украинский, ровно, как и английский с немецким, ему не удавался. Я всеми силами старался ему помочь: тихонько кричал с места, размахивал руками, писал на листике правильные ответы, но без толку, только навлек на себя гнев учительницы, которая сказала, что если не успокоюсь, то следующей моей остановкой будет с папой у кабинета директора. Пока педагог отвлекся, Женька даром времени не потратил и списал два первых предложения. И тогда у меня возникла идея: все мы знали, что Инна Васильевна была неравнодушной к Павлу Павловичу, нашему трудовику. Мягко, сказано, она была в него по уши влюблена. Тогда я взял в руки мобильник, спрятав его под партой и, сделавшись незаметным, принялся искать в телефонной книге номер. Раздался звонок: учительница, недоумевая, взяла трубку. Я специально переделал свой голос на голос Павла Павловича. Инна Васильевна сначала не поверила, но победа была близка, и она начала буквально таять на глазах. По классу пролетел смешок, но я не обратил внимание.
- Но у меня сейчас урок!- воскликнула она. «Павел Павлович» сказал пару слов, отчего Инна Васильевна выскочила из кабинета. Когда через пять минут она вошла в класс, Женя уже сделал упражнение и стоял, пытаясь не расхохотаться. Вид у учительницы был задумчивый, видимо, не застала трудовика в кабинете. Она отпустила Женьку, как раз в тот момент, когда прозвенел звонок.
- Ну, ты даешь, Мина,- сказал он, складывая учебники в сумку.- Не боишься, что выдаст?
- Нее, симка-то найденная, - ответил я, и мы вместе вышли из кабинета.
Что касается других, как выразился Жданченко, «приключений на пятую точку», то тут все прошло гладко. Мой план удался, даже не ожидал. К концу дня Инна Васильевна распознала виновника «задумки», потому, как потом стало известно, что трудовика не было. Теперь она ходила красная от злости, я решил не попадаться на глаза, и спрятался в столовой. Как и все остальные помещения нашей альма-матер, столовая имела вполне прозаический вид, но испокон веков это было самое популярное место: детей невозможно была отогнать оттуда метлами. Если половины класса нет на уроках, то можно не сомневаться, они все сидят в столовой и трескают булочки. Уютное, обогащенное солнечным светом, помещение радовало глаз бледно-бежевыми обоями и синим линолеумом. По краям стояли коричневые кожаные мягкие пуфики, очерчивая выстроенные в ряд скамьи, где обедали, в основном, «диетчики». Семь гривен! Фу, я уж лучше поголодал бы! Кольцо пуфиков замыкал буфет, пройти мимо, которого было практически невозможно: тетя Лида, кухарка, работник со стажем, улыбалась такой лучезарной улыбкой, что грех не растаять. Вот именно туда я и направлялся, пока не встретил по дороге Лешку Святошина. Он был тотемом о существовании, которого мы с Женькой узнали месяц назад и были поражены по самое не хочу. Вот, блин, вроде бы знаешь человека семь лет!
-Здоров,- произнес коренастый шатен.
- Привет,- ответил я,- если географичка будет спрашивать, то я потерялся.
Лешка славился тем, что постоянно откапывал разнообразные правдивые, а порой и лживые, слухи, а вот то, откуда он их брал, оставалось тайной, покрытой мраком. Именно этот талант не раз выручал меня. Получив утвердительный кивок, я принялся искать взглядом свободный пуфик. Единственный минус в том, что места почти всегда были заняты. У меня, конечно же, есть свое коронное место, но у нас с одним пацаном существовало правило: пришел раньше - трон твой, а после - не суйся. Мне досталось неудобное местечко напротив прохода, а рядом сидели две маленькие девочки с косичками и разглядывали журнал «Кадеты». Они то громко вздыхали, то ахали, то подпрыгивали от восторга, но когда я сел, тут же принялись буравить меня взглядом, прижимая издание к себе.
-Не бойтесь, я его не заберу,- пятиклассницы, как барыни, надули губы и вскочили с места, специально оставив журнал.
« Александр Головин,- прочел я.- Боже! Куда мы катимся?- и отодвинул его подальше.
Голод - не тетка и вовсе не ждал, я откусил кусочек пирожка с капустой и задумался.
Цокая небольшими каблучками и весело щебетая, пробежали две девчонки, державшие книги по английскому языку.
- О, все занято,- голос одной прозвучал с досадой.
- Ничего, сейчас вон, смотри,- показала вторая,- Тут не занято?
Я приподнял голову: они учились в классе моего отца, и были моими ровесницами. Одну звали Ира, а вторую – Вашкова, имя, увы, не помню. У последний были реденькие, прямые черные волосы, бледное, вытянутое лицо, тоненькие ручки и ножки. А девочка по имени Ира выглядела совершенно иначе: у нее были светлые, золотистые, кучерявые волосы, смуглое, круглое лицо, походка, как у модели, и фигурка, как у статуэтки. Она у меня ассоциировалось с солнышком, тем, которое обычно рисуют детки в садике: яркое, улыбчивое с черненькими глазками-пуговками. Мне хватило одного жеста, чтобы расположить двух красавиц, пока Вашкова не заметила журнал.
- Это твой?
Я съел булочку.
- Разве я похож на фаната?
В моем тоне не было ничего обидного, однако Вашкова засмущалась. Они выкинули журнал в помойку и сели, продолжая щебетать, как птичке на весенней заре. Всю беседу Ира то и дело, что поворачивалась ко мне, словно пыталась заговорить. В последний раз она развернулась, и наши взгляды слились в единое целое.
- Ирка, ну ты меня слушаешь?
- Да! Конечно,- выкрикнула девочка и обернулась. Я прищурился, крутя в руках пятак.
-Вот он! Я тебе о нем говорила,- Вашкова схватила подругу за руку и потащила в неизвестном направлении. Та, сопротивляясь, случайно выронила книгу и стала в спешке ее подбирать, но подруга была такова. Ира в самый ответственный момент взглянула и кашлянула. Меня вдруг передернуло: сначала тело похолодело до костей, кровь забурлила, сердце запрыгало в груди, а кончики пальцев посинели. Конечности задрожали с силой автомобильного мотора, и как заключенный на электрическом стуле, затрясся с невероятной силой. Монета выпала из ослабевших рук, и когда я очнулся, след девочки простыл. Прозвенел звонок. Дети поспешили на урок. Я всеми силами старался продлить этот миг, переминаясь у двери. В тот момент, когда приподнялся, то заметил небольшой лоскуток бумаги и положил его в карман. Попрощавшись, как с родным краем, я принялся искать новое убежище. Но не прошло и пяти минут, как вернулся обратно, и просидел там почти целый урок. Идти мне было некуда.
« На уроки иди!!!- зверствовал рассудок. Уроки - это хорошо, надо бы, но… что же мне там делать? Труды и история: на трудах все равно замена и, скорее всего, репетиция концерта на день влюбленных, а я буду только мешаться под ногами. А история.… На историю лучше идти утром и не выспавшимся: Лидия Михайловна так вычитывает материал, словно поет, спокойно и ровно, ее речь льется колыбельной, и тогда не остановиться: засыпаешь, засыпаешь и засыпаешь. А дальше… фу, физика. Страх, как ненавижу физику!!! И что делать?
« Позвони Женьке»,- заикнулся «кто-то» внутри. Уже неплохо, но когда я позвонил, этот человек напрочь не понял мои проблемы, в десятый раз повозмущался и прочитал нотацию.
« Конец света! Тоже мне! Спрятаться негде! А я чем помогу, а?- мы с Женей, вообще, редко ссорились, а ссорой это назвать трудно, по крайней мере, такая манера разговора уже вошла в привычку. Если мы и ссорились, то это была настоящая ссора с наживными ранениями, ободранными брюками и кровью на теме.
« А сердце что говорит?- сердце… сидит в углу и молчит.
Я досидел до конца урока. Со звонком я пулей выскочил из кабинета и направился к входной двери, чтобы слинять. Правда, перед этим незаметно прокрался в класс и взял куртку. На мое счастье, когда я вышел, в коридоре стояла директриса и отслеживала вот таких вот, как я, гуляк. Одним прыжком я вскочил на лестницу. К главному входу можно было добраться двумя путями: главным коридором и через второй этаж, мимо кабинета физики, биологии и астрономии и вниз по лестнице. Я так бежал, что чувствовал, что скоро рухну на землю, а тут еще Вашкова впереди…. Что? Вашкова? От легкого шока я затормозил и проехался на приличное расстояние, пока не врезался в подругу Иры, которая в тот момент обернулась назад, и свалил ее с ног.
- Ненормальный, что ли?! – заорала девочка,- ходить нормально научись!
Я потер голову и нащупал образовавшуюся гулю. Прекрасно! Вашкова стояла передо мною, как директриса, которая словила прогульщика. Скажем прямо, вид у нее вправду был суровый. Я осторожно поднялся и почувствовал легкое прикосновение к телу.
-Вика, с тобой, все в порядке?- спросила перепуганная Ира.
-Как тут быть в порядке, покуда носятся по коридорам такие идиоты,- сейчас Вашкова
больше походила на капризного ребенка.
- Я извиняюсь,- я, все еще держась за лоб, попытался встать. Девочки, обе с серьезными лицами, помогли этому.
- Он еще извиняется? А если бы я убилась?
- Не, не убилась. Для этого талант особый нужен!- скривился я. На минуту, показалась, что подруга Иры и впрямь расплачется. Ее глаза стали наполняться слезами, она развернулась и убежала прочь.
- Вика! Вика!- позвала Ира.
Я спохватился и схватил девочку за руку, а она лишь бросила на меня свирепый взгляд.
Вот так мой побег из школы удачно сорвался, но я не пожалел об этом. Напротив, я принялся искать двух девочек по запаху, равномерно вдыхая воздух. Найти их не составило огромного труда: как и подозревал, они находились в девчачьем туалете.
-Я еще раз извиняюсь,- сказал я, прячась за стенкой. Вашкова ничего не ответила: она гордо подняла голову и вышла, задев мое плечо, и только тогда ощутил, что ушиб левый локоть.
А Ира осталась стоять на месте. Я высунулся.
- Нелепо получилось?- ее взгляд оставался таким же холодным, укоризненным и пуленепробиваемым.
-Да, нелепо.
-Она сильно обиделась?
Она поразмыслила и затем ответила.
-Да, обиделась.
- Я же извинился. Я не хотел.
«Почему ты оправдываешься?- прозвучали мысли Иры в моей голове. А, правда, почему?- «Почему ты себе делаешь себе такую репутацию?»
-Я не знаю.
- Что? Извини…,- Ирка вытаращила глаза.
- Не обращай внимание. Я - Рома,- и протянул руку.
- Извини, мне на урок пора,- пролепетала она и вышла, но тут я успел ее остановить.
- А у тебя какой урок?
- Физика.
- О, а у меня тоже! Можно я тебя проведу?
- А ты разве не спешишь?
- А ты спешишь?
-Да.
-А я нет!- и захихикал. Ира посмотрела на меня, как на сумасшедшего. Не хватало только покрутить указательным пальцем напротив виска, но, похоже, она была не таким человеком, как ее подруга.
- Ну, давай.
И мы тронулись. Я, расспрашивая, старался познать ее натуру. Ира заметно отличалась от всех тех, с кем я общался раньше или общаюсь сейчас. Не знаю почему, но я знал это точно так же, как знал, откуда берутся дети или почему люди не летают. Это тяжело объяснить, в ней была особая нить, сумевшая заинтересовать мою непостоянную личность.
- А вы давно с Вашковой дружите?- как бы невзначай поинтересовался я.
- С Викой? Да, считай с детства. Вот как только нас посадили за одну парту в первом классе, вот тогда считай, и зародилась наша дружба.
- Как ты думаешь, она меня простит?- осторожно спросил я.
- Ну, как сказать, пощады от нее не жди. Она кардинально поменяла о тебе свое мнение, хотя,- оценивающие протянула девочка,- мне кажется, что тебе мнения окружающих людей не столь уж важны.
- Почему?- не понял я.
-По твоим глазам видно,- объяснила она,- ты мыслишь прямолинейно. В твоих руках такая сила, у тебя такой талант, а ты его тратишь впустую. Ты стараешься понравиться, а выходит все наоборот. Каждый мыслит по-своему, а мысли каждого непонятны так же, как и им непонятны мысли твои. В этом мне кажется, твоя проблема, ты не видишь никого, ты закрыт!- это сложно было для восприятия, но по слуху я мог сообразить, что ее мысли умны. Возможно, неправы, но умны, умны по-своему.
Я разрешил себе пошутить.
- А как себя открыть?- она снова посмотрела на меня непонятным взглядом.
«Странный он.»
-Ничуть,- ответил я и опять нарвался на этот взгляд.
-Что?
«Рома, держи себя в руках!» - орал рассудок. К тому моменту, мы уже добрались до третьего этажа и сейчас стояли около кабинета отца. Школьники начали расходиться по кабинетам, но для меня ощущение времени кануло в бездну этих могучих женских мыслей.
-Ничего, - исправился я и переменил тему. Она начала рассказывать про свою семью, увлечения, интересы, вкусы, пристрастия.
-Мама очень хорошо готовит…- и тут она закашляла, и меня опять передернуло: я опять затрусился, как заяц, и покрылся мурашками. Что со мной происходило? Почему становилось невыносимо больно при каждом ее чиханье? Это ведь что-то значит, но что?
Ох, если бы я это раньше понял!
-Что с тобой?- встревожено воскликнула она. Оказалось, что я стоял раком и держался за сердце.
-Со мной все в порядке,- я попытался разогнуться. Ира взяла меня выше локтя, лягнув всем телом, постаралась выпрямить положение.
- А мне кажется, нет. Тебе срочно надо в медпункт.
- Почему вы не на уроке?- раздался могучий бас. Вот он, моя скала, моя опора - мой отец, Родион Германович Минаев собственной персоной.
-Извините, Родион Германович. Просто тут, Роме, срочно нужно в медпункт.
- Что, прямо так срочно?- удивился отец.
-Иди, я дойду сам,- и она отпустила мою руку. Ира, проводив меня взглядом, зашла в класс, а папа закрыл за ней дверь. Ох, как же меня убивал этот вечный многозначащий взгляд!
«Не дурачься, сынок. Иди лучше на урок»
« Да, на урок!- не унимался рассудок. И я взял, развернулся и ушел прочь.
Но до кабинета физики так и не дошел. Вот, как только заметил круглое, недовольное лицо Ирины Анатольевны, то мои ноги сразу же поменяли направление и устремились к выходу. А я их уже никак не способен был контролировать.

Свирепый февральский ветер проник в помещение через щель от плотно закрытых окон. Словно крепкими мужскими руками, он принялся раскачивать шторы, которые, наполнившись воздухом, уподобились парусам. Я закрыл окна. Квартира, до того маленькая, была засоренная прочим хламом: на полу валялись газеты, которые успел снести со стола ветер, старые листовки и толстые глянцевые журналы про автомобили. Комод, стоявший возле прохода в гостиную у стенки, был завален бесполезными и ненужными предметами: моим проездным, календарями, чехлом. По линолеуму, как перекати-поле, странствовали клочья собачьей шерсти, а сам обладатель крепко спал под одеялом на кровати. Когда я проходил по коридору, то каждый раз спотыкался об обувь: один башмак находился в одном конце, а второй – где-то далеко-далеко. На кухне - гора посуды: ложки, вилки, тарелки стояли друг на друге, и только смотри в оба, чтобы куча мала случайно не рассыпалась. Грустная картина, не правда? Хорошо хоть, что утюг не забыли выключить. Хотя, что же вы хотите от сорокалетнего мужчины, мальчика и собаки!
Мамы уже давно не было в живых, да я толком и не знал ее. По словам отца, она была удивительной женщиной, которую еще стоит поискать в этом мире, и необыкновенно доброй. Ей удавалось угодить всем, успокоить, развеселить и в трудную минуту – поддержать. Мама была из тех людей, которыми стоит восхищаться и прислушиваться, а таких людей – следовательно, немного. Уже…
Она умерла, когда мне только-только исполнилось четыре года. Ее сбил автомобиль. Этот день, несмотря на прожитые четыре года, я запомнил на всю оставшуюся жизнь.
«С Днем Рождения, Рома!»- говорили все. Черт, а ведь в этот день умерла мама! И тогда начиналась ломка…
Помня день смерти, я ничего не помнил до этого. В этом заключается главный минус тотемов: ты забываешь все то, что случилось на протяжении крохотной, человеческой жизни. Это происходит постепенно: сначала стираются из памяти жалкие, мимолетные воспоминания, затем - люди, образы, события, а в конце остается белоснежный лист, на котором будет написана новая, единственная в своем роде, история. Поменяются вкусы, мысли, принципы, взгляды на жизнь, и люди перестанут видеть в тебе того обаятельного, приятного мальчишку, а заметят лишь алчного, грубого человека, волка, переодетого в шкуру ягненка. А иначе никак не должно быть: вкусив сладкую и одновременно горькую жидкость тотемства, мы прекращаем быть людьми, биологически. Мы – новые, Божие создания, мы - отдельный вид существ и живем по закону природы.
Перестройка организма всегда порождала проблемы. На вечные споры с отцом уже не хватало никаких сил. А учителя… Я ведь не просто так их терроризирую: мое нутро нуждалось в адреналине, а мозг нажимал кнопочку «Пуск» и запускал тонкий тотемский механизм. Вдали от школы и суеты я превращался в человека, вел себя, как человек, и мыслил, как человек.
Времени от времени я старался помогать отцу, который приходил поздно вечером. Поднял с пола газеты, смел собачью шерсть, а саму фокстерьерячую морду, которая умудрилась цапнуть за лодыжку, отправил на место. Но готовить я не умел. Совершенно. Как-то раз помню, решил сделать дорогому сердцу родителю подарок.
Отец вошел в кухню и скривился.
-Фу, чем это пахнет горелым?- он подошел к духовке, где находилась почерневшая говядина. Вот таким вот образом я чуть было не спалил квартиру.
Отец приходил к восьми часам вечера. Уставший он снимал с себя галстук, расстегивал две первые пуговицы на рубашки и в ванной умывал лицо и руки ледяной водой так, что кончики рукавов становились мокрыми, и увлажнял черные волосы, которые выпрямлялись и становились ежиком. Бессмысленно было сейчас заняться описанием моего папы потому, что внешность - незначительная его черта. Бесспорно, в свои сорок лет он выглядел молодо и смахивал на тридцатилетнего мужчину, но уважали вовсе не за это, а за чуткость, ответственность, способность руководить и понимание. Он видел людей насквозь, относился толерантно и верил, что человеку нужно дать второй шанс. Папа сиял, смеялся, до того момента, пока не умерла мама. Вот только тогда он надел непробиваемую маску и стал производить впечатление властного и сильного человека.
В школе я не раз слышал, что папу считали самым строгим учителем. Конечно, если его сильно разозлить, всыпать мог конкретно, однако я знал совершенно другого человека.…
Через год после маминой смерти, когда отец уже немного оправился от шока, он застал печальную картину: маленький мальчик сидел в углу и плакал, горько плакал, так, как плачут, когда теряют надежду. Мальчик сидел в метре от разбитой вазы, подарок лучшего папиного друга в день свадьбы. Когда я увидел отца, то бросился к нему и забился в его объятиях, облизывая губы от стекающих слез.
- Что здесь произошло?- он, отделяя и растягивая слова, спросил тоном, не таившим злости или недоумения. Я поднял детские, наивные глазки.
- Я не знаю…. Я играл…, бегал. Я, даже не прикоснулся к ней, она упала и разбилась,- всхлипывал я,- я не хотел… я же знаю, какая она дорогая (материальные соображения),- затем цепко ухватился за штанину. Отец ничего не ответил, лишь молча поглядел на гору осколков, а затем медленно поднял руку. Я, опасаясь, как бы тот не ударил меня, отскочил на пару добрых метров и первый раз в своей жизни перевоплотился в бриффита, без которого тотемство не может существовать. Тогда он напоминал шерстистый клубочек. Но у папы и в мыслях не было меня бить: он засунул руку в карман и достал оттуда конфетку. Заинтересовавшись, маленький синенький котенок медленно приблизился к грозному родителю, как то дикое животное, которое впервые попало в руки человеку.
Отец отдал лакомство и принялся чесать за ухом, шепча ласковые, успокаивающие душу, слова. После он взял котенка на руки и отнес к в комнату. Когда я снова стал человеком, то понял, кем стал и с тех пор навсегда отрекся от звания быть «человеком», а, что и тогда, что и сейчас, смотрел на собственного отца, как на героя.
- Привет. Как дела?- спросил папа, выйдя из ванной.
- Нормально,- я стоял в проходе, опершись на стенку,- устал?
- Ой, не то слово! Ног не чувствую!
-Почему ты не уволишься?
- Здравствуйте?- крикнул он из кухни.- А тебя кто кормить будет?
- Нет, ну, в университет можешь пойти работать,- предложил я.- Ты же ведь без недели доктор наук!
-Нет,- хмыкнул он, поразмыслив, - не хочу. Мне с детьми больше работать нравиться,- и, проходя мимо, посмотрел мне прямо в лицо. Я последовал в гостиную.
- И что же ты из-за детей и далее будешь себя так мучить?
- Так, Роман, не спорь со мной,- нервно сказал отец. Что самое интересное, папа всегда звал меня полным именем, поэтому всевозможных сокращений, особенно «Ромчик», я не принимал и не терпел. Ну, Рома и Ромка еще куда ни шло,- у меня и так сегодня день трудный, и ты тут еще! Одной девочке на последнем уроке плохо стало, пришлось родителям звонить. В обморок упала…
Я смутно представлял, о ком шла речь, но расспрашивать отца не стал: пусть отдыхает, бедолага.

Автор - Мурка
Дата добавления - 08.06.2011 в 23:20
СообщениеНовый рассказик) biggrin

Начало. История Белого Волка.

Дорогой дневник!
Ужасная погода, ужасный гололед, ужасный мороз. Наверное, это стало причиной моей простуды. Когда это закончится!
А мне сегодня повезло: я познакомилась с одним мальчиком, симпатичным. Только показалось, что у него какие-то проблемы. У всех они. А как иначе?
Невозможно жить без потерь…


Я снял очки и задумался. Совершенно случайно наткнулся на него, у меня и в мыслях не было, что этот крохотный листочек таился где-то в комнате. Столько воспоминаний, таких ярких, порой нетеплых, но все же берущих за душу, которые крепко сжимают и навеки не отпускают. А ведь, сколько прошло времени, а я помню все так, словно это произошло только вчера:

Началась моя история в феврале 2007 года. Тогда я мирно посапывал в кровати, до того момента, пока меня не разбудил назойливый звон будильника. Скинув врага «всех любящих долго поспать», я повернулся набок, пытаясь проникнуть в мир грез, но не тут-то было: вместо будильника, явился наглый фокстерьер. Он запрыгнул на кровать и принялся кусать за ноги. Окончательно разозлившись, я согнал обидчика на пол, но сон был окончательно перебит, поэтому приходилось вставать и идти завтракать. Именно так начиналось каждое утро и новый школьный день. Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!
Тогда снег в феврале уже таял, многие считали, что зима кончается, но по закону подлости- резко похолодало, и на асфальте образовался жуткий гололед. Все злились, и только я, оттолкнувшись, скользил по тонкому слою льду, как фигурист. У меня были уникальные способности притягивать к себе разные предметы, держаться в воздухе, словно в космосе, выходить сухим из воды (причем как буквальном, так и в переносном смысле). Впечатляет? Нет, авось? Это лишь небольшой перечень моих возможностей. Я - тотем, моей силой была физика. Нас тотемов было немного, но об этом не знал никто, потому, что мы гордо носили звание «ученики».
Каждый по-разному пользовался своими силами. Мне, к примеру, они помогли стать «легендой» за непревзойденные заслуги в плане нервотрепки учителей. Про мои фокусы среди школьников ходили байки. Причем среди любых возрастов: старшие покидали школу, а новички тем временем прибывали, а рассказы, как подобает фольклору, переходили из уст в уста. Тогда у меня были громадные амбиции, но я не был столь популярен- обо мне знали и не слишком хорошо отзывались. В седьмом классе наша школа имела вполне обыденный вид. Это сейчас, разбогатели, у нас шикарный актовый и спортивный зал, и компьютерный класс. Когда я вошел в школу, началась суматоха: до второго звонка оставалось пять минут. Забежав в классный кабинет и закинув кожаную курточку в шкафчик( кстати, забыл сказать, я не мерзну!), я добрался на урок украинского языка прямо со звонком. Учительница встретила меня ненавистным взглядом и диким криком: «Минаев!!!». Я на далеком от нее расстоянии пробрался к третьей парте, за которой сидел Жданченко. Женька - мой самый лучший друг, человек, который не предаст и придет на выручку, он - тот, кто понимал меня лучше кого-либо на свете. Женя - тоже тотем, при чем с рождения: все его предки, начиная с 18-19 века, были тотемами, и он и его родители исключением не являлись. Так, что по этой части опыт у него куда огромный.
-Привет, Ром,- прошептал он, когда я сел за парту.
- Привет. Как добрался?
- Ничего, растопил лед и пришел,- Жениной магией был огонь.- Ну, что там отец? Орал сильно?
Я махнул рукой.
- Нет, он еще ничего не знает, мы ошиблись. Правда, меня вчера одна идейка посетила…
Он стер капельки пота с лица.
- Ром, может не надо?- умолял Женька,- мало тебе проблем хватает?
- Не дрейфь, Женек! Прорвемся! Ты же знаешь мои таланты!
- Ага, таланты - находить приключения на свою пятую точку!- прошептал он. Я ребячески стукнул по башке, но педагог заметил и вызвал Женьку к доске, который гневно на меня зыркнул. У моего друга был математический склад ума, и украинский, ровно, как и английский с немецким, ему не удавался. Я всеми силами старался ему помочь: тихонько кричал с места, размахивал руками, писал на листике правильные ответы, но без толку, только навлек на себя гнев учительницы, которая сказала, что если не успокоюсь, то следующей моей остановкой будет с папой у кабинета директора. Пока педагог отвлекся, Женька даром времени не потратил и списал два первых предложения. И тогда у меня возникла идея: все мы знали, что Инна Васильевна была неравнодушной к Павлу Павловичу, нашему трудовику. Мягко, сказано, она была в него по уши влюблена. Тогда я взял в руки мобильник, спрятав его под партой и, сделавшись незаметным, принялся искать в телефонной книге номер. Раздался звонок: учительница, недоумевая, взяла трубку. Я специально переделал свой голос на голос Павла Павловича. Инна Васильевна сначала не поверила, но победа была близка, и она начала буквально таять на глазах. По классу пролетел смешок, но я не обратил внимание.
- Но у меня сейчас урок!- воскликнула она. «Павел Павлович» сказал пару слов, отчего Инна Васильевна выскочила из кабинета. Когда через пять минут она вошла в класс, Женя уже сделал упражнение и стоял, пытаясь не расхохотаться. Вид у учительницы был задумчивый, видимо, не застала трудовика в кабинете. Она отпустила Женьку, как раз в тот момент, когда прозвенел звонок.
- Ну, ты даешь, Мина,- сказал он, складывая учебники в сумку.- Не боишься, что выдаст?
- Нее, симка-то найденная, - ответил я, и мы вместе вышли из кабинета.
Что касается других, как выразился Жданченко, «приключений на пятую точку», то тут все прошло гладко. Мой план удался, даже не ожидал. К концу дня Инна Васильевна распознала виновника «задумки», потому, как потом стало известно, что трудовика не было. Теперь она ходила красная от злости, я решил не попадаться на глаза, и спрятался в столовой. Как и все остальные помещения нашей альма-матер, столовая имела вполне прозаический вид, но испокон веков это было самое популярное место: детей невозможно была отогнать оттуда метлами. Если половины класса нет на уроках, то можно не сомневаться, они все сидят в столовой и трескают булочки. Уютное, обогащенное солнечным светом, помещение радовало глаз бледно-бежевыми обоями и синим линолеумом. По краям стояли коричневые кожаные мягкие пуфики, очерчивая выстроенные в ряд скамьи, где обедали, в основном, «диетчики». Семь гривен! Фу, я уж лучше поголодал бы! Кольцо пуфиков замыкал буфет, пройти мимо, которого было практически невозможно: тетя Лида, кухарка, работник со стажем, улыбалась такой лучезарной улыбкой, что грех не растаять. Вот именно туда я и направлялся, пока не встретил по дороге Лешку Святошина. Он был тотемом о существовании, которого мы с Женькой узнали месяц назад и были поражены по самое не хочу. Вот, блин, вроде бы знаешь человека семь лет!
-Здоров,- произнес коренастый шатен.
- Привет,- ответил я,- если географичка будет спрашивать, то я потерялся.
Лешка славился тем, что постоянно откапывал разнообразные правдивые, а порой и лживые, слухи, а вот то, откуда он их брал, оставалось тайной, покрытой мраком. Именно этот талант не раз выручал меня. Получив утвердительный кивок, я принялся искать взглядом свободный пуфик. Единственный минус в том, что места почти всегда были заняты. У меня, конечно же, есть свое коронное место, но у нас с одним пацаном существовало правило: пришел раньше - трон твой, а после - не суйся. Мне досталось неудобное местечко напротив прохода, а рядом сидели две маленькие девочки с косичками и разглядывали журнал «Кадеты». Они то громко вздыхали, то ахали, то подпрыгивали от восторга, но когда я сел, тут же принялись буравить меня взглядом, прижимая издание к себе.
-Не бойтесь, я его не заберу,- пятиклассницы, как барыни, надули губы и вскочили с места, специально оставив журнал.
« Александр Головин,- прочел я.- Боже! Куда мы катимся?- и отодвинул его подальше.
Голод - не тетка и вовсе не ждал, я откусил кусочек пирожка с капустой и задумался.
Цокая небольшими каблучками и весело щебетая, пробежали две девчонки, державшие книги по английскому языку.
- О, все занято,- голос одной прозвучал с досадой.
- Ничего, сейчас вон, смотри,- показала вторая,- Тут не занято?
Я приподнял голову: они учились в классе моего отца, и были моими ровесницами. Одну звали Ира, а вторую – Вашкова, имя, увы, не помню. У последний были реденькие, прямые черные волосы, бледное, вытянутое лицо, тоненькие ручки и ножки. А девочка по имени Ира выглядела совершенно иначе: у нее были светлые, золотистые, кучерявые волосы, смуглое, круглое лицо, походка, как у модели, и фигурка, как у статуэтки. Она у меня ассоциировалось с солнышком, тем, которое обычно рисуют детки в садике: яркое, улыбчивое с черненькими глазками-пуговками. Мне хватило одного жеста, чтобы расположить двух красавиц, пока Вашкова не заметила журнал.
- Это твой?
Я съел булочку.
- Разве я похож на фаната?
В моем тоне не было ничего обидного, однако Вашкова засмущалась. Они выкинули журнал в помойку и сели, продолжая щебетать, как птичке на весенней заре. Всю беседу Ира то и дело, что поворачивалась ко мне, словно пыталась заговорить. В последний раз она развернулась, и наши взгляды слились в единое целое.
- Ирка, ну ты меня слушаешь?
- Да! Конечно,- выкрикнула девочка и обернулась. Я прищурился, крутя в руках пятак.
-Вот он! Я тебе о нем говорила,- Вашкова схватила подругу за руку и потащила в неизвестном направлении. Та, сопротивляясь, случайно выронила книгу и стала в спешке ее подбирать, но подруга была такова. Ира в самый ответственный момент взглянула и кашлянула. Меня вдруг передернуло: сначала тело похолодело до костей, кровь забурлила, сердце запрыгало в груди, а кончики пальцев посинели. Конечности задрожали с силой автомобильного мотора, и как заключенный на электрическом стуле, затрясся с невероятной силой. Монета выпала из ослабевших рук, и когда я очнулся, след девочки простыл. Прозвенел звонок. Дети поспешили на урок. Я всеми силами старался продлить этот миг, переминаясь у двери. В тот момент, когда приподнялся, то заметил небольшой лоскуток бумаги и положил его в карман. Попрощавшись, как с родным краем, я принялся искать новое убежище. Но не прошло и пяти минут, как вернулся обратно, и просидел там почти целый урок. Идти мне было некуда.
« На уроки иди!!!- зверствовал рассудок. Уроки - это хорошо, надо бы, но… что же мне там делать? Труды и история: на трудах все равно замена и, скорее всего, репетиция концерта на день влюбленных, а я буду только мешаться под ногами. А история.… На историю лучше идти утром и не выспавшимся: Лидия Михайловна так вычитывает материал, словно поет, спокойно и ровно, ее речь льется колыбельной, и тогда не остановиться: засыпаешь, засыпаешь и засыпаешь. А дальше… фу, физика. Страх, как ненавижу физику!!! И что делать?
« Позвони Женьке»,- заикнулся «кто-то» внутри. Уже неплохо, но когда я позвонил, этот человек напрочь не понял мои проблемы, в десятый раз повозмущался и прочитал нотацию.
« Конец света! Тоже мне! Спрятаться негде! А я чем помогу, а?- мы с Женей, вообще, редко ссорились, а ссорой это назвать трудно, по крайней мере, такая манера разговора уже вошла в привычку. Если мы и ссорились, то это была настоящая ссора с наживными ранениями, ободранными брюками и кровью на теме.
« А сердце что говорит?- сердце… сидит в углу и молчит.
Я досидел до конца урока. Со звонком я пулей выскочил из кабинета и направился к входной двери, чтобы слинять. Правда, перед этим незаметно прокрался в класс и взял куртку. На мое счастье, когда я вышел, в коридоре стояла директриса и отслеживала вот таких вот, как я, гуляк. Одним прыжком я вскочил на лестницу. К главному входу можно было добраться двумя путями: главным коридором и через второй этаж, мимо кабинета физики, биологии и астрономии и вниз по лестнице. Я так бежал, что чувствовал, что скоро рухну на землю, а тут еще Вашкова впереди…. Что? Вашкова? От легкого шока я затормозил и проехался на приличное расстояние, пока не врезался в подругу Иры, которая в тот момент обернулась назад, и свалил ее с ног.
- Ненормальный, что ли?! – заорала девочка,- ходить нормально научись!
Я потер голову и нащупал образовавшуюся гулю. Прекрасно! Вашкова стояла передо мною, как директриса, которая словила прогульщика. Скажем прямо, вид у нее вправду был суровый. Я осторожно поднялся и почувствовал легкое прикосновение к телу.
-Вика, с тобой, все в порядке?- спросила перепуганная Ира.
-Как тут быть в порядке, покуда носятся по коридорам такие идиоты,- сейчас Вашкова
больше походила на капризного ребенка.
- Я извиняюсь,- я, все еще держась за лоб, попытался встать. Девочки, обе с серьезными лицами, помогли этому.
- Он еще извиняется? А если бы я убилась?
- Не, не убилась. Для этого талант особый нужен!- скривился я. На минуту, показалась, что подруга Иры и впрямь расплачется. Ее глаза стали наполняться слезами, она развернулась и убежала прочь.
- Вика! Вика!- позвала Ира.
Я спохватился и схватил девочку за руку, а она лишь бросила на меня свирепый взгляд.
Вот так мой побег из школы удачно сорвался, но я не пожалел об этом. Напротив, я принялся искать двух девочек по запаху, равномерно вдыхая воздух. Найти их не составило огромного труда: как и подозревал, они находились в девчачьем туалете.
-Я еще раз извиняюсь,- сказал я, прячась за стенкой. Вашкова ничего не ответила: она гордо подняла голову и вышла, задев мое плечо, и только тогда ощутил, что ушиб левый локоть.
А Ира осталась стоять на месте. Я высунулся.
- Нелепо получилось?- ее взгляд оставался таким же холодным, укоризненным и пуленепробиваемым.
-Да, нелепо.
-Она сильно обиделась?
Она поразмыслила и затем ответила.
-Да, обиделась.
- Я же извинился. Я не хотел.
«Почему ты оправдываешься?- прозвучали мысли Иры в моей голове. А, правда, почему?- «Почему ты себе делаешь себе такую репутацию?»
-Я не знаю.
- Что? Извини…,- Ирка вытаращила глаза.
- Не обращай внимание. Я - Рома,- и протянул руку.
- Извини, мне на урок пора,- пролепетала она и вышла, но тут я успел ее остановить.
- А у тебя какой урок?
- Физика.
- О, а у меня тоже! Можно я тебя проведу?
- А ты разве не спешишь?
- А ты спешишь?
-Да.
-А я нет!- и захихикал. Ира посмотрела на меня, как на сумасшедшего. Не хватало только покрутить указательным пальцем напротив виска, но, похоже, она была не таким человеком, как ее подруга.
- Ну, давай.
И мы тронулись. Я, расспрашивая, старался познать ее натуру. Ира заметно отличалась от всех тех, с кем я общался раньше или общаюсь сейчас. Не знаю почему, но я знал это точно так же, как знал, откуда берутся дети или почему люди не летают. Это тяжело объяснить, в ней была особая нить, сумевшая заинтересовать мою непостоянную личность.
- А вы давно с Вашковой дружите?- как бы невзначай поинтересовался я.
- С Викой? Да, считай с детства. Вот как только нас посадили за одну парту в первом классе, вот тогда считай, и зародилась наша дружба.
- Как ты думаешь, она меня простит?- осторожно спросил я.
- Ну, как сказать, пощады от нее не жди. Она кардинально поменяла о тебе свое мнение, хотя,- оценивающие протянула девочка,- мне кажется, что тебе мнения окружающих людей не столь уж важны.
- Почему?- не понял я.
-По твоим глазам видно,- объяснила она,- ты мыслишь прямолинейно. В твоих руках такая сила, у тебя такой талант, а ты его тратишь впустую. Ты стараешься понравиться, а выходит все наоборот. Каждый мыслит по-своему, а мысли каждого непонятны так же, как и им непонятны мысли твои. В этом мне кажется, твоя проблема, ты не видишь никого, ты закрыт!- это сложно было для восприятия, но по слуху я мог сообразить, что ее мысли умны. Возможно, неправы, но умны, умны по-своему.
Я разрешил себе пошутить.
- А как себя открыть?- она снова посмотрела на меня непонятным взглядом.
«Странный он.»
-Ничуть,- ответил я и опять нарвался на этот взгляд.
-Что?
«Рома, держи себя в руках!» - орал рассудок. К тому моменту, мы уже добрались до третьего этажа и сейчас стояли около кабинета отца. Школьники начали расходиться по кабинетам, но для меня ощущение времени кануло в бездну этих могучих женских мыслей.
-Ничего, - исправился я и переменил тему. Она начала рассказывать про свою семью, увлечения, интересы, вкусы, пристрастия.
-Мама очень хорошо готовит…- и тут она закашляла, и меня опять передернуло: я опять затрусился, как заяц, и покрылся мурашками. Что со мной происходило? Почему становилось невыносимо больно при каждом ее чиханье? Это ведь что-то значит, но что?
Ох, если бы я это раньше понял!
-Что с тобой?- встревожено воскликнула она. Оказалось, что я стоял раком и держался за сердце.
-Со мной все в порядке,- я попытался разогнуться. Ира взяла меня выше локтя, лягнув всем телом, постаралась выпрямить положение.
- А мне кажется, нет. Тебе срочно надо в медпункт.
- Почему вы не на уроке?- раздался могучий бас. Вот он, моя скала, моя опора - мой отец, Родион Германович Минаев собственной персоной.
-Извините, Родион Германович. Просто тут, Роме, срочно нужно в медпункт.
- Что, прямо так срочно?- удивился отец.
-Иди, я дойду сам,- и она отпустила мою руку. Ира, проводив меня взглядом, зашла в класс, а папа закрыл за ней дверь. Ох, как же меня убивал этот вечный многозначащий взгляд!
«Не дурачься, сынок. Иди лучше на урок»
« Да, на урок!- не унимался рассудок. И я взял, развернулся и ушел прочь.
Но до кабинета физики так и не дошел. Вот, как только заметил круглое, недовольное лицо Ирины Анатольевны, то мои ноги сразу же поменяли направление и устремились к выходу. А я их уже никак не способен был контролировать.

Свирепый февральский ветер проник в помещение через щель от плотно закрытых окон. Словно крепкими мужскими руками, он принялся раскачивать шторы, которые, наполнившись воздухом, уподобились парусам. Я закрыл окна. Квартира, до того маленькая, была засоренная прочим хламом: на полу валялись газеты, которые успел снести со стола ветер, старые листовки и толстые глянцевые журналы про автомобили. Комод, стоявший возле прохода в гостиную у стенки, был завален бесполезными и ненужными предметами: моим проездным, календарями, чехлом. По линолеуму, как перекати-поле, странствовали клочья собачьей шерсти, а сам обладатель крепко спал под одеялом на кровати. Когда я проходил по коридору, то каждый раз спотыкался об обувь: один башмак находился в одном конце, а второй – где-то далеко-далеко. На кухне - гора посуды: ложки, вилки, тарелки стояли друг на друге, и только смотри в оба, чтобы куча мала случайно не рассыпалась. Грустная картина, не правда? Хорошо хоть, что утюг не забыли выключить. Хотя, что же вы хотите от сорокалетнего мужчины, мальчика и собаки!
Мамы уже давно не было в живых, да я толком и не знал ее. По словам отца, она была удивительной женщиной, которую еще стоит поискать в этом мире, и необыкновенно доброй. Ей удавалось угодить всем, успокоить, развеселить и в трудную минуту – поддержать. Мама была из тех людей, которыми стоит восхищаться и прислушиваться, а таких людей – следовательно, немного. Уже…
Она умерла, когда мне только-только исполнилось четыре года. Ее сбил автомобиль. Этот день, несмотря на прожитые четыре года, я запомнил на всю оставшуюся жизнь.
«С Днем Рождения, Рома!»- говорили все. Черт, а ведь в этот день умерла мама! И тогда начиналась ломка…
Помня день смерти, я ничего не помнил до этого. В этом заключается главный минус тотемов: ты забываешь все то, что случилось на протяжении крохотной, человеческой жизни. Это происходит постепенно: сначала стираются из памяти жалкие, мимолетные воспоминания, затем - люди, образы, события, а в конце остается белоснежный лист, на котором будет написана новая, единственная в своем роде, история. Поменяются вкусы, мысли, принципы, взгляды на жизнь, и люди перестанут видеть в тебе того обаятельного, приятного мальчишку, а заметят лишь алчного, грубого человека, волка, переодетого в шкуру ягненка. А иначе никак не должно быть: вкусив сладкую и одновременно горькую жидкость тотемства, мы прекращаем быть людьми, биологически. Мы – новые, Божие создания, мы - отдельный вид существ и живем по закону природы.
Перестройка организма всегда порождала проблемы. На вечные споры с отцом уже не хватало никаких сил. А учителя… Я ведь не просто так их терроризирую: мое нутро нуждалось в адреналине, а мозг нажимал кнопочку «Пуск» и запускал тонкий тотемский механизм. Вдали от школы и суеты я превращался в человека, вел себя, как человек, и мыслил, как человек.
Времени от времени я старался помогать отцу, который приходил поздно вечером. Поднял с пола газеты, смел собачью шерсть, а саму фокстерьерячую морду, которая умудрилась цапнуть за лодыжку, отправил на место. Но готовить я не умел. Совершенно. Как-то раз помню, решил сделать дорогому сердцу родителю подарок.
Отец вошел в кухню и скривился.
-Фу, чем это пахнет горелым?- он подошел к духовке, где находилась почерневшая говядина. Вот таким вот образом я чуть было не спалил квартиру.
Отец приходил к восьми часам вечера. Уставший он снимал с себя галстук, расстегивал две первые пуговицы на рубашки и в ванной умывал лицо и руки ледяной водой так, что кончики рукавов становились мокрыми, и увлажнял черные волосы, которые выпрямлялись и становились ежиком. Бессмысленно было сейчас заняться описанием моего папы потому, что внешность - незначительная его черта. Бесспорно, в свои сорок лет он выглядел молодо и смахивал на тридцатилетнего мужчину, но уважали вовсе не за это, а за чуткость, ответственность, способность руководить и понимание. Он видел людей насквозь, относился толерантно и верил, что человеку нужно дать второй шанс. Папа сиял, смеялся, до того момента, пока не умерла мама. Вот только тогда он надел непробиваемую маску и стал производить впечатление властного и сильного человека.
В школе я не раз слышал, что папу считали самым строгим учителем. Конечно, если его сильно разозлить, всыпать мог конкретно, однако я знал совершенно другого человека.…
Через год после маминой смерти, когда отец уже немного оправился от шока, он застал печальную картину: маленький мальчик сидел в углу и плакал, горько плакал, так, как плачут, когда теряют надежду. Мальчик сидел в метре от разбитой вазы, подарок лучшего папиного друга в день свадьбы. Когда я увидел отца, то бросился к нему и забился в его объятиях, облизывая губы от стекающих слез.
- Что здесь произошло?- он, отделяя и растягивая слова, спросил тоном, не таившим злости или недоумения. Я поднял детские, наивные глазки.
- Я не знаю…. Я играл…, бегал. Я, даже не прикоснулся к ней, она упала и разбилась,- всхлипывал я,- я не хотел… я же знаю, какая она дорогая (материальные соображения),- затем цепко ухватился за штанину. Отец ничего не ответил, лишь молча поглядел на гору осколков, а затем медленно поднял руку. Я, опасаясь, как бы тот не ударил меня, отскочил на пару добрых метров и первый раз в своей жизни перевоплотился в бриффита, без которого тотемство не может существовать. Тогда он напоминал шерстистый клубочек. Но у папы и в мыслях не было меня бить: он засунул руку в карман и достал оттуда конфетку. Заинтересовавшись, маленький синенький котенок медленно приблизился к грозному родителю, как то дикое животное, которое впервые попало в руки человеку.
Отец отдал лакомство и принялся чесать за ухом, шепча ласковые, успокаивающие душу, слова. После он взял котенка на руки и отнес к в комнату. Когда я снова стал человеком, то понял, кем стал и с тех пор навсегда отрекся от звания быть «человеком», а, что и тогда, что и сейчас, смотрел на собственного отца, как на героя.
- Привет. Как дела?- спросил папа, выйдя из ванной.
- Нормально,- я стоял в проходе, опершись на стенку,- устал?
- Ой, не то слово! Ног не чувствую!
-Почему ты не уволишься?
- Здравствуйте?- крикнул он из кухни.- А тебя кто кормить будет?
- Нет, ну, в университет можешь пойти работать,- предложил я.- Ты же ведь без недели доктор наук!
-Нет,- хмыкнул он, поразмыслив, - не хочу. Мне с детьми больше работать нравиться,- и, проходя мимо, посмотрел мне прямо в лицо. Я последовал в гостиную.
- И что же ты из-за детей и далее будешь себя так мучить?
- Так, Роман, не спорь со мной,- нервно сказал отец. Что самое интересное, папа всегда звал меня полным именем, поэтому всевозможных сокращений, особенно «Ромчик», я не принимал и не терпел. Ну, Рома и Ромка еще куда ни шло,- у меня и так сегодня день трудный, и ты тут еще! Одной девочке на последнем уроке плохо стало, пришлось родителям звонить. В обморок упала…
Я смутно представлял, о ком шла речь, но расспрашивать отца не стал: пусть отдыхает, бедолага.

Автор -
Дата добавления - в
НэшаДата: Суббота, 11.06.2011, 12:31 | Сообщение # 56
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Лерочка, я прочла. Но скажу честно, школьная тематика уже от меня далека, и не всё воспринимается, но это в силу разницы в возрасте разумеется. Да и тотемы были свежим восприятием в прошлый раз, а сейчас это всё воспринимается как продолжение той истории.
Пишешь ты всё лучше и лучше - это факт l_daisy Ошибочки конечно есть, но они есть у всех, поэтому акцентироваться на них не буду.
Буквально парочку, и то для того, чтобы ты сама ещё раз перечла всё и подкорректировала. Перечитывать всегда полезно, это позволяет самому многое исправить, дописать, или наоборот удалить лишнее.

Quote (Мурка)
Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!

перечти сама, увидишь что не так.

Quote (Мурка)
я стоял в проходе, опершись на стенку,

о стенку

P.S. Не выкладывай такие большие куски, никто читать не будет. Очень утомительно для глаз. А маленькие кусочки прочтут многие. smile
 
СообщениеЛерочка, я прочла. Но скажу честно, школьная тематика уже от меня далека, и не всё воспринимается, но это в силу разницы в возрасте разумеется. Да и тотемы были свежим восприятием в прошлый раз, а сейчас это всё воспринимается как продолжение той истории.
Пишешь ты всё лучше и лучше - это факт l_daisy Ошибочки конечно есть, но они есть у всех, поэтому акцентироваться на них не буду.
Буквально парочку, и то для того, чтобы ты сама ещё раз перечла всё и подкорректировала. Перечитывать всегда полезно, это позволяет самому многое исправить, дописать, или наоборот удалить лишнее.

Quote (Мурка)
Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!

перечти сама, увидишь что не так.

Quote (Мурка)
я стоял в проходе, опершись на стенку,

о стенку

P.S. Не выкладывай такие большие куски, никто читать не будет. Очень утомительно для глаз. А маленькие кусочки прочтут многие. smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 11.06.2011 в 12:31
СообщениеЛерочка, я прочла. Но скажу честно, школьная тематика уже от меня далека, и не всё воспринимается, но это в силу разницы в возрасте разумеется. Да и тотемы были свежим восприятием в прошлый раз, а сейчас это всё воспринимается как продолжение той истории.
Пишешь ты всё лучше и лучше - это факт l_daisy Ошибочки конечно есть, но они есть у всех, поэтому акцентироваться на них не буду.
Буквально парочку, и то для того, чтобы ты сама ещё раз перечла всё и подкорректировала. Перечитывать всегда полезно, это позволяет самому многое исправить, дописать, или наоборот удалить лишнее.

Quote (Мурка)
Я ненавидел ходить в школу, и даже сейчас, будучи девятиклассником, слегка недолюбливал это здание, так, что же говорить о тех временах!

перечти сама, увидишь что не так.

Quote (Мурка)
я стоял в проходе, опершись на стенку,

о стенку

P.S. Не выкладывай такие большие куски, никто читать не будет. Очень утомительно для глаз. А маленькие кусочки прочтут многие. smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 11.06.2011 в 12:31
МуркаДата: Понедельник, 13.06.2011, 14:51 | Сообщение # 57
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Нэша, извините, что долго не отвечала) Гости были: всех устроить надо, накормить.
Писать про тотемов мне и самой немного надоело ( хочется чего-то новенькое), но кроме как про школу больше ничего не могу (возраст он и есть возраст, а иные миры меня особо не интересуют). Это последний рассказ из этой серии)) smile
Спасибо Острову!!! flowers


The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеНэша, извините, что долго не отвечала) Гости были: всех устроить надо, накормить.
Писать про тотемов мне и самой немного надоело ( хочется чего-то новенькое), но кроме как про школу больше ничего не могу (возраст он и есть возраст, а иные миры меня особо не интересуют). Это последний рассказ из этой серии)) smile
Спасибо Острову!!! flowers

Автор - Мурка
Дата добавления - 13.06.2011 в 14:51
СообщениеНэша, извините, что долго не отвечала) Гости были: всех устроить надо, накормить.
Писать про тотемов мне и самой немного надоело ( хочется чего-то новенькое), но кроме как про школу больше ничего не могу (возраст он и есть возраст, а иные миры меня особо не интересуют). Это последний рассказ из этой серии)) smile
Спасибо Острову!!! flowers

Автор - Мурка
Дата добавления - 13.06.2011 в 14:51
АнаитДата: Понедельник, 13.06.2011, 16:01 | Сообщение # 58
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Мурка, Острову спасибо, а мы ждем новой темы и следующих рассказов!


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеМурка, Острову спасибо, а мы ждем новой темы и следующих рассказов!

Автор - Анаит
Дата добавления - 13.06.2011 в 16:01
СообщениеМурка, Острову спасибо, а мы ждем новой темы и следующих рассказов!

Автор - Анаит
Дата добавления - 13.06.2011 в 16:01
МуркаДата: Понедельник, 13.06.2011, 17:06 | Сообщение # 59
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 844
Награды: 8
Репутация: 27
Статус: Offline
Приеду с моря- вот тогда начнется! biggrin

The road to hell is paved with good intentions
***
Мир принадлежит оптимистам, пессимисты - всего лишь зрители.
***
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
© Лев Толстой
 
СообщениеПриеду с моря- вот тогда начнется! biggrin

Автор - Мурка
Дата добавления - 13.06.2011 в 17:06
СообщениеПриеду с моря- вот тогда начнется! biggrin

Автор - Мурка
Дата добавления - 13.06.2011 в 17:06
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Мое творчество (мои рассказы)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Мое творчество - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz