Яков Есепкин Дубль - Страница 12 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Яков Есепкин Дубль - Страница 12 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 12 из 12
  • «
  • 1
  • 2
  • 10
  • 11
  • 12
Модератор форума: Анаит, Влюблённая_в_лето, Самира  
Форум » Поэзия » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Яков Есепкин Дубль (Готическая поэзия)
Яков Есепкин Дубль
silverpoetryДата: Воскресенье, 21.02.2021, 16:39 | Сообщение # 166
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с диадемами и вином

Тридцать восьмой фрагмент


Феи тьмы, от июльских лепнин
Убегая, теряют балетки,
Это наших восторг именин,
Сон альковный, где млечны старлетки.

Се этерии цвета и мглы,
Се небес всеюдольная сводность,
Вновь ломятся честные столы,
Ночь цветов преливает холодность.

Будут флоксы арму восточать
У юродных вдовиц на помине,
И тогда мы начинем кричать,
Задыхаясь в небесном кармине.

Сорок пятый фрагмент

Оглашенные вина к столам
Вносят млечные феи Эдема,
Мы ль беспечным угодны юлам,
Всяку ночи мертвит диадема.

Ах, пылай, красноелочный снег,
Расточайтесь, златые корицы,
Бриллиантовых чают лишь нег
Иудейские злые царицы.

Юн белых презлатая арма
Увлечет ли в объятия Лаур,
Сотемненных виньетой письма,
Яд лиющих из мускусных аур.

Пятидесятый фрагмент

Хором царственный феи ночей
Антикварною выбиют глиной,
Соберутся под златом свечей
Гости кесаря пить с Мессалиной.

Лейте, лейте, фиады, свое
Темноцветные вина, кесарий
Пыль всесладостна, юдиц остье
Бал живит, мы пьянеем от арий.

И в сотейниках яды кипят,
И царевен влекут о мурогах,
И Чумы колесницы скрипят
На червово- алмазных дорогах.

Портреты юдиц с лилиями и жасмином

Тридцать второй фрагмент

Меж холодных скульптурниц ночных
Превиются язминами гости,
Королевны шелков ледяных
Убегают, пьяны ягомости.

Эти лилии мертвым идут –
Червотечные, битые мглою,
Нас юдицы к столам и не ждут,
Всяка с темной флиунтской иглою.

Мы ли, Господе, в бледном огне
Содрогаясь, оцветники мая
Внове чаем, где Цины одне
Пляшут нощно, жасмин вознимая.

Сорок первый фрагмент

Фаворитки багряных аллей –
Золотыя от хмеля менады,
Всех чудесней оне и белей,
Стоят свеч их во мгле променады.

Мы ль искали царевен, сурьмой
Наливали и багрием вежды,
Пировали одесно с Чумой,
Меловые носили одежды.

Всё лишь сон, хоры юдиц снуют,
О власех поправляют заколки,
И на хлебы серебро лиют,
Увиваясь в бордовые шелки.

Сорок седьмой фрагмент

Вновь колонники ночи ярки,
Вновь бессмертие мнят астрономы,
Что и целятся мимо стрелки,
Их подменят хрустальные гномы.

Краской червною феи увьют
Золотыя стольницы Эпира,
Благоденствуй, кого не убьют
На исходе одесного пира.

Вновь сугатные Иды ядят
Хлеб Чумы и царевен терзают,
И отроков невинных следят,
И хрусталь в рамена их вонзают.

Пятидесятый фрагмент

От подвалов асийских вино
Занесут меловые тийяды,
Се, еще веселятся, одно
Пир не пир, аще блеклы и яды.

Сколь по хлебам червленым ведут
Феи неб диаментные узы,
Пусть хотя королевен блюдут
Царствий темных успенные Музы.

И начинут рапсоды пеять,
Алавастры с вином отемнятся,
Чтоб из свеч Господь-Бог соваять
Мог цариц, коим ангели мнятся.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

 
СообщениеЯков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с диадемами и вином

Тридцать восьмой фрагмент


Феи тьмы, от июльских лепнин
Убегая, теряют балетки,
Это наших восторг именин,
Сон альковный, где млечны старлетки.

Се этерии цвета и мглы,
Се небес всеюдольная сводность,
Вновь ломятся честные столы,
Ночь цветов преливает холодность.

Будут флоксы арму восточать
У юродных вдовиц на помине,
И тогда мы начинем кричать,
Задыхаясь в небесном кармине.

Сорок пятый фрагмент

Оглашенные вина к столам
Вносят млечные феи Эдема,
Мы ль беспечным угодны юлам,
Всяку ночи мертвит диадема.

Ах, пылай, красноелочный снег,
Расточайтесь, златые корицы,
Бриллиантовых чают лишь нег
Иудейские злые царицы.

Юн белых презлатая арма
Увлечет ли в объятия Лаур,
Сотемненных виньетой письма,
Яд лиющих из мускусных аур.

Пятидесятый фрагмент

Хором царственный феи ночей
Антикварною выбиют глиной,
Соберутся под златом свечей
Гости кесаря пить с Мессалиной.

Лейте, лейте, фиады, свое
Темноцветные вина, кесарий
Пыль всесладостна, юдиц остье
Бал живит, мы пьянеем от арий.

И в сотейниках яды кипят,
И царевен влекут о мурогах,
И Чумы колесницы скрипят
На червово- алмазных дорогах.

Портреты юдиц с лилиями и жасмином

Тридцать второй фрагмент

Меж холодных скульптурниц ночных
Превиются язминами гости,
Королевны шелков ледяных
Убегают, пьяны ягомости.

Эти лилии мертвым идут –
Червотечные, битые мглою,
Нас юдицы к столам и не ждут,
Всяка с темной флиунтской иглою.

Мы ли, Господе, в бледном огне
Содрогаясь, оцветники мая
Внове чаем, где Цины одне
Пляшут нощно, жасмин вознимая.

Сорок первый фрагмент

Фаворитки багряных аллей –
Золотыя от хмеля менады,
Всех чудесней оне и белей,
Стоят свеч их во мгле променады.

Мы ль искали царевен, сурьмой
Наливали и багрием вежды,
Пировали одесно с Чумой,
Меловые носили одежды.

Всё лишь сон, хоры юдиц снуют,
О власех поправляют заколки,
И на хлебы серебро лиют,
Увиваясь в бордовые шелки.

Сорок седьмой фрагмент

Вновь колонники ночи ярки,
Вновь бессмертие мнят астрономы,
Что и целятся мимо стрелки,
Их подменят хрустальные гномы.

Краской червною феи увьют
Золотыя стольницы Эпира,
Благоденствуй, кого не убьют
На исходе одесного пира.

Вновь сугатные Иды ядят
Хлеб Чумы и царевен терзают,
И отроков невинных следят,
И хрусталь в рамена их вонзают.

Пятидесятый фрагмент

От подвалов асийских вино
Занесут меловые тийяды,
Се, еще веселятся, одно
Пир не пир, аще блеклы и яды.

Сколь по хлебам червленым ведут
Феи неб диаментные узы,
Пусть хотя королевен блюдут
Царствий темных успенные Музы.

И начинут рапсоды пеять,
Алавастры с вином отемнятся,
Чтоб из свеч Господь-Бог соваять
Мог цариц, коим ангели мнятся.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 21.02.2021 в 16:39
СообщениеЯков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с диадемами и вином

Тридцать восьмой фрагмент


Феи тьмы, от июльских лепнин
Убегая, теряют балетки,
Это наших восторг именин,
Сон альковный, где млечны старлетки.

Се этерии цвета и мглы,
Се небес всеюдольная сводность,
Вновь ломятся честные столы,
Ночь цветов преливает холодность.

Будут флоксы арму восточать
У юродных вдовиц на помине,
И тогда мы начинем кричать,
Задыхаясь в небесном кармине.

Сорок пятый фрагмент

Оглашенные вина к столам
Вносят млечные феи Эдема,
Мы ль беспечным угодны юлам,
Всяку ночи мертвит диадема.

Ах, пылай, красноелочный снег,
Расточайтесь, златые корицы,
Бриллиантовых чают лишь нег
Иудейские злые царицы.

Юн белых презлатая арма
Увлечет ли в объятия Лаур,
Сотемненных виньетой письма,
Яд лиющих из мускусных аур.

Пятидесятый фрагмент

Хором царственный феи ночей
Антикварною выбиют глиной,
Соберутся под златом свечей
Гости кесаря пить с Мессалиной.

Лейте, лейте, фиады, свое
Темноцветные вина, кесарий
Пыль всесладостна, юдиц остье
Бал живит, мы пьянеем от арий.

И в сотейниках яды кипят,
И царевен влекут о мурогах,
И Чумы колесницы скрипят
На червово- алмазных дорогах.

Портреты юдиц с лилиями и жасмином

Тридцать второй фрагмент

Меж холодных скульптурниц ночных
Превиются язминами гости,
Королевны шелков ледяных
Убегают, пьяны ягомости.

Эти лилии мертвым идут –
Червотечные, битые мглою,
Нас юдицы к столам и не ждут,
Всяка с темной флиунтской иглою.

Мы ли, Господе, в бледном огне
Содрогаясь, оцветники мая
Внове чаем, где Цины одне
Пляшут нощно, жасмин вознимая.

Сорок первый фрагмент

Фаворитки багряных аллей –
Золотыя от хмеля менады,
Всех чудесней оне и белей,
Стоят свеч их во мгле променады.

Мы ль искали царевен, сурьмой
Наливали и багрием вежды,
Пировали одесно с Чумой,
Меловые носили одежды.

Всё лишь сон, хоры юдиц снуют,
О власех поправляют заколки,
И на хлебы серебро лиют,
Увиваясь в бордовые шелки.

Сорок седьмой фрагмент

Вновь колонники ночи ярки,
Вновь бессмертие мнят астрономы,
Что и целятся мимо стрелки,
Их подменят хрустальные гномы.

Краской червною феи увьют
Золотыя стольницы Эпира,
Благоденствуй, кого не убьют
На исходе одесного пира.

Вновь сугатные Иды ядят
Хлеб Чумы и царевен терзают,
И отроков невинных следят,
И хрусталь в рамена их вонзают.

Пятидесятый фрагмент

От подвалов асийских вино
Занесут меловые тийяды,
Се, еще веселятся, одно
Пир не пир, аще блеклы и яды.

Сколь по хлебам червленым ведут
Феи неб диаментные узы,
Пусть хотя королевен блюдут
Царствий темных успенные Музы.

И начинут рапсоды пеять,
Алавастры с вином отемнятся,
Чтоб из свеч Господь-Бог соваять
Мог цариц, коим ангели мнятся.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 21.02.2021 в 16:39
silverpoetryДата: Суббота, 27.02.2021, 18:10 | Сообщение # 167
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с лилиями

Тридцать седьмой фрагмент


Феи ночи к одесным столам
Занесут о серебре пасхалы,
Мы ль угодны еще ангелам,
Господь-Бог, наши вретища алы.

Льет сумрак Византея, одно
Будем чаять небесные хоры,
Пусть начиния полнит вино
И зефирность вседарствуют Оры.

А юдицам дадут балевать,
Халы вымесят Цины и Леи,
Мы начнем с их шелков обрывать
Перевитые кровью лилеи.

Сорок пятый фрагмент

Королевские гербы в тени
Огнедышащей мертвой царицы,
Но клонятся иные огни
И столы овевают корицы.

И опять нас фиады влекут
К замкам ночи, богемным союзам,
Подливают серебро цикут,
Оглашая бессмертие Музам.

Ах, вертятся юнетки легко
И серебро юдольно темнеет,
Где с отравой начинье Клико
Меж хлебниц золотых пламенеет.

Пятидесятый фрагмент

Блещет млечным серебром ночей
Виноград о всетаинстве хвои,
Бал грядет, под золотой свечей
Льют араки флиунтские вои.

Се юдицы в тиарах златых
Носят емины к хлебам столовым,
Из решеток глядят превитых,
Шелком неб увиются меловым.

Очи спящих царевен пусты,
Чают негу ль, страшатся вергилий,
И колонны Ирода желты
От подернутых миррою лилий.

Портреты юдиц с красной патиной

Пятнадцатый фрагмент

Яко немость – и будем тогда
Премолчать и юнеток лелеять
Шелк червленый, о коем Звезда
Вифлеема и должна алеять.

Рядом с нами царица Чума,
Но кому и внимать этим пирам,
За Аид ли сочится тесьма
Красных шелков, подобных лепирам.

Хладной крови ль блюстителям Ид
Не достало, оне лишь пьянее,
И молебные песни сильфид
Всё надрывней звучат и страшнее.

Тридцать девятый фрагмент

Красным течивом эльфы сведут
Хвои милой серебро, амфоры
Ночью полны и мглою, найдут
Гостий спящих ли тусклые Оры.

Это время благое пиров,
Это блеск новолетий одесных,
Убегают царевны шаров
Отравленных и яблок чудесных.

Суе ныне юдицам таить
Хлебы с черной беленой даяний,
Захотят нас еще опоить –
И увидят лишь мел соваяний.

Пятидесятый фрагмент

Боги, боги, летите сюда,
Мы пируем, юдиц не зерцая,
Вновь тускла чудных елей слюда,
Звезды в ней угасают, мерцая.

Но голодные крысы шелка
Юных граций белых источают,
Кутия им без вишен сладка,
Их с подвалами тьмы обручают.

Мертвых львов ли, запалых волчат
На щитах спишут кровию гои,
И букеты нам Иды вручат –
Все из красной тлеющейся хвои.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

 
СообщениеЯков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с лилиями

Тридцать седьмой фрагмент


Феи ночи к одесным столам
Занесут о серебре пасхалы,
Мы ль угодны еще ангелам,
Господь-Бог, наши вретища алы.

Льет сумрак Византея, одно
Будем чаять небесные хоры,
Пусть начиния полнит вино
И зефирность вседарствуют Оры.

А юдицам дадут балевать,
Халы вымесят Цины и Леи,
Мы начнем с их шелков обрывать
Перевитые кровью лилеи.

Сорок пятый фрагмент

Королевские гербы в тени
Огнедышащей мертвой царицы,
Но клонятся иные огни
И столы овевают корицы.

И опять нас фиады влекут
К замкам ночи, богемным союзам,
Подливают серебро цикут,
Оглашая бессмертие Музам.

Ах, вертятся юнетки легко
И серебро юдольно темнеет,
Где с отравой начинье Клико
Меж хлебниц золотых пламенеет.

Пятидесятый фрагмент

Блещет млечным серебром ночей
Виноград о всетаинстве хвои,
Бал грядет, под золотой свечей
Льют араки флиунтские вои.

Се юдицы в тиарах златых
Носят емины к хлебам столовым,
Из решеток глядят превитых,
Шелком неб увиются меловым.

Очи спящих царевен пусты,
Чают негу ль, страшатся вергилий,
И колонны Ирода желты
От подернутых миррою лилий.

Портреты юдиц с красной патиной

Пятнадцатый фрагмент

Яко немость – и будем тогда
Премолчать и юнеток лелеять
Шелк червленый, о коем Звезда
Вифлеема и должна алеять.

Рядом с нами царица Чума,
Но кому и внимать этим пирам,
За Аид ли сочится тесьма
Красных шелков, подобных лепирам.

Хладной крови ль блюстителям Ид
Не достало, оне лишь пьянее,
И молебные песни сильфид
Всё надрывней звучат и страшнее.

Тридцать девятый фрагмент

Красным течивом эльфы сведут
Хвои милой серебро, амфоры
Ночью полны и мглою, найдут
Гостий спящих ли тусклые Оры.

Это время благое пиров,
Это блеск новолетий одесных,
Убегают царевны шаров
Отравленных и яблок чудесных.

Суе ныне юдицам таить
Хлебы с черной беленой даяний,
Захотят нас еще опоить –
И увидят лишь мел соваяний.

Пятидесятый фрагмент

Боги, боги, летите сюда,
Мы пируем, юдиц не зерцая,
Вновь тускла чудных елей слюда,
Звезды в ней угасают, мерцая.

Но голодные крысы шелка
Юных граций белых источают,
Кутия им без вишен сладка,
Их с подвалами тьмы обручают.

Мертвых львов ли, запалых волчат
На щитах спишут кровию гои,
И букеты нам Иды вручат –
Все из красной тлеющейся хвои.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 27.02.2021 в 18:10
СообщениеЯков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с лилиями

Тридцать седьмой фрагмент


Феи ночи к одесным столам
Занесут о серебре пасхалы,
Мы ль угодны еще ангелам,
Господь-Бог, наши вретища алы.

Льет сумрак Византея, одно
Будем чаять небесные хоры,
Пусть начиния полнит вино
И зефирность вседарствуют Оры.

А юдицам дадут балевать,
Халы вымесят Цины и Леи,
Мы начнем с их шелков обрывать
Перевитые кровью лилеи.

Сорок пятый фрагмент

Королевские гербы в тени
Огнедышащей мертвой царицы,
Но клонятся иные огни
И столы овевают корицы.

И опять нас фиады влекут
К замкам ночи, богемным союзам,
Подливают серебро цикут,
Оглашая бессмертие Музам.

Ах, вертятся юнетки легко
И серебро юдольно темнеет,
Где с отравой начинье Клико
Меж хлебниц золотых пламенеет.

Пятидесятый фрагмент

Блещет млечным серебром ночей
Виноград о всетаинстве хвои,
Бал грядет, под золотой свечей
Льют араки флиунтские вои.

Се юдицы в тиарах златых
Носят емины к хлебам столовым,
Из решеток глядят превитых,
Шелком неб увиются меловым.

Очи спящих царевен пусты,
Чают негу ль, страшатся вергилий,
И колонны Ирода желты
От подернутых миррою лилий.

Портреты юдиц с красной патиной

Пятнадцатый фрагмент

Яко немость – и будем тогда
Премолчать и юнеток лелеять
Шелк червленый, о коем Звезда
Вифлеема и должна алеять.

Рядом с нами царица Чума,
Но кому и внимать этим пирам,
За Аид ли сочится тесьма
Красных шелков, подобных лепирам.

Хладной крови ль блюстителям Ид
Не достало, оне лишь пьянее,
И молебные песни сильфид
Всё надрывней звучат и страшнее.

Тридцать девятый фрагмент

Красным течивом эльфы сведут
Хвои милой серебро, амфоры
Ночью полны и мглою, найдут
Гостий спящих ли тусклые Оры.

Это время благое пиров,
Это блеск новолетий одесных,
Убегают царевны шаров
Отравленных и яблок чудесных.

Суе ныне юдицам таить
Хлебы с черной беленой даяний,
Захотят нас еще опоить –
И увидят лишь мел соваяний.

Пятидесятый фрагмент

Боги, боги, летите сюда,
Мы пируем, юдиц не зерцая,
Вновь тускла чудных елей слюда,
Звезды в ней угасают, мерцая.

Но голодные крысы шелка
Юных граций белых источают,
Кутия им без вишен сладка,
Их с подвалами тьмы обручают.

Мертвых львов ли, запалых волчат
На щитах спишут кровию гои,
И букеты нам Иды вручат –
Все из красной тлеющейся хвои.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 27.02.2021 в 18:10
silverpoetryДата: Суббота, 06.03.2021, 17:22 | Сообщение # 168
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Анне Радклиф

Второй фрагмент


У гиад, мы опять у гиад,
Нощность пьем, восклицая сомрачность,
Где и жало успения, Ад,
Где победа твоя и призрачность.

Нас заждался небесный корвет,
Голубая эскадра взыскует,
Се, кадит на столе горицвет,
Ангел смерти ничем не рискует.

Негой дышит еще бальзамин,
Маков несть иудицам, одно мы
В хорах темных и цветь из емин
Выбирают юродные гномы.

Седьмой фрагмент

Испоили подвальным вином
Фарисеи небесных альковниц,
Пировают ли в мире ином,
Тьму белят – се планида меловниц.

Вишен черных марутам нести,
Им урочно забвение Леты,
Пусть хмелеют, со крови плести
Локны тщатся, рисуют виньеты.

Прелия темный воск на столы,
Мы, Господе, из нетей хоровых
Соглянем, яко те веселы
И о барве плетений суровых.

Десятый фрагмент

Анна, Анна, беги веретен
И чарующей прелести мая,
Ах, мы сами вдоль каморных стен
Бродим нощно, оцветность взнимая.

Сон мечтами юнеток поит,
Но изборник бессмертия манок,
Упоен всякий юный пиит
Мглою лядвий белых нимфоманок.

Август к нам лишь восклонен и щедр,
Всеалмазные дарит иголки,
И меловых Гортензий и Федр
Одевает в тлеющие шелки.

Девятнадцатый фрагмент

Виты ангельской миррой столы,
Ночь цветов холодна и портальна,
Одалиски чудесно белы,
Всяка мертвая дива хрустальна.

Сех ли ждали в тенетах благих –
Превкушать именинные хлебы,
Мак успенных гостей и нагих
Веселит у пленительной Гебы.

И начнут восхищать ангелков
Золотыя от мирры цевницы,
И тогда со асийских шелков
Мы сплетем для хористок цветницы.

Тридцать первый фрагмент

Август, август, еще ли пылать
Не устали барочные своды,
Нетей сени, одно – исполать
Снам златым, кои славили оды.

Наполняйтесь, амфоры, вином,
Цветом антики, пусть юродные
Пьют временность о пире земном,
Пусть свечницы каждят ледяные.

Мы и сами вековых скульптур
Холодней с меловыми цветками
Предстоим в круге дев неживых,
Обрученных со мглой ангелками.

«Яд и мрамор»

Десятый фрагмент

Шелк совьется, гиады уснут,
Ночь-царица тенями оденет
Пьяных гоев, к сем нимфы и льнут
Фьезоланские, их ли нигде нет.

Виждь мраморные эти столы,
Нети круг, золотыя серветки
Тлятся кровью, а юны белы
И фарфоры -- незвездной расцветки.

Нас лишь парии вечности мнят
В сновиденьях, где яства излишни,
Где, смеясь, мажордомы чинят
Горним ядом июльские вишни.

Пятнадцатый фрагмент

Колоннады июля ярки,
Сени цветность легко овивают,
Сколь беспечны еще ангелки,
С нами, с нами они пировают.

Се последнее лето, следи,
Нас восждут за столами родные,
Тусклы звезды сионской тверди
И подвальницы спят ледяные.

Но слетят феи ночи – вести
По еминам и воску зефирность,
И начинут исчадно цвести
Эти купы, лия всепорфирность.

Тридцать первый фрагмент

Гипсы битые ночь сокрошит
И скульптурность увьет диаментом,
Тьма сейчас наши муки вершит,
Это мы за ее перманентом.

Наливай молодое вино,
Антиквар, днесь колодные черви
Лишь хмелятся, пили мы давно,
Расплетай темнокрасные верви.

Очи Коры-царицы темны,
Дивно белые хлебы мрачнеют,
Где отраву лиют нам во сны
Меловницы и с ней пламенеют.

Тридцать четвертый фрагмент

Чермной тушью Гиады столы
Оведут, красным выбьют лепнины,
И явятся блюстители мглы,
Чтоб отметить еще именины.

Се последний июль возгорит,
Се бессмертие к нам подступает,
И течет со емин лазурит,
И нектарность Алекто черпает.

Виждь, Господе, как мы предстоим
По колени в цветочницах тленных
С темной миррой, как звезды таим
Во букетниках роз обеленных.

Сороковой фрагмент

Тусклой пудрою август обвел
Бутоньерки и ветхие сени,
Мглу оцветников слави, Эол,
Всепорфирные эти зелени.

И смотри, золотыя шары
Наливаются желтой червицей,
А и нощные длятся пиры,
Упились гости их сукровицей.

Ах, однех нас, однех лишь во снах
Ищут мертвые злые царевны,
И на млечных кадят раменах
Воск и желть, и музыки испевны.

Сорок восьмой фрагмент

Се начиний фамильных арма
В диаментовом чаде сочится,
Се и хлеб, и вино, яко тьма –
Ничего, ничего не случится.

Мглою выбьет ли шелк золотой,
Феи ночи царевен оплачут,
Кто еще пировает, восстой,
Суе челяди хлебницы прячут.

Лишь тогда и начнем вопиять
Под юродной лепниною камор,
Где харитам угодно пеять,
Мглу со кровью лияше на мрамор.

Пятьдесят второй фрагмент

Ах, цветущий, цветущий нисан,
Что тлеело, сейчас расцветилось,
Не молчите, Летия и Сван,
Мало ль траурных солнц закатилось.

Вековые столы овием
Ядотечною этой желтицей,
Пусть и Цина в юродстве своем
Пред иною пеет иудицей.

И попасть ли, Господе, туда,
Где восждут нас о цинках родные,
И ярка всеблагая Звезда,
И пасхалы каждят ледяные.

• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Анне Радклиф

Второй фрагмент


У гиад, мы опять у гиад,
Нощность пьем, восклицая сомрачность,
Где и жало успения, Ад,
Где победа твоя и призрачность.

Нас заждался небесный корвет,
Голубая эскадра взыскует,
Се, кадит на столе горицвет,
Ангел смерти ничем не рискует.

Негой дышит еще бальзамин,
Маков несть иудицам, одно мы
В хорах темных и цветь из емин
Выбирают юродные гномы.

Седьмой фрагмент

Испоили подвальным вином
Фарисеи небесных альковниц,
Пировают ли в мире ином,
Тьму белят – се планида меловниц.

Вишен черных марутам нести,
Им урочно забвение Леты,
Пусть хмелеют, со крови плести
Локны тщатся, рисуют виньеты.

Прелия темный воск на столы,
Мы, Господе, из нетей хоровых
Соглянем, яко те веселы
И о барве плетений суровых.

Десятый фрагмент

Анна, Анна, беги веретен
И чарующей прелести мая,
Ах, мы сами вдоль каморных стен
Бродим нощно, оцветность взнимая.

Сон мечтами юнеток поит,
Но изборник бессмертия манок,
Упоен всякий юный пиит
Мглою лядвий белых нимфоманок.

Август к нам лишь восклонен и щедр,
Всеалмазные дарит иголки,
И меловых Гортензий и Федр
Одевает в тлеющие шелки.

Девятнадцатый фрагмент

Виты ангельской миррой столы,
Ночь цветов холодна и портальна,
Одалиски чудесно белы,
Всяка мертвая дива хрустальна.

Сех ли ждали в тенетах благих –
Превкушать именинные хлебы,
Мак успенных гостей и нагих
Веселит у пленительной Гебы.

И начнут восхищать ангелков
Золотыя от мирры цевницы,
И тогда со асийских шелков
Мы сплетем для хористок цветницы.

Тридцать первый фрагмент

Август, август, еще ли пылать
Не устали барочные своды,
Нетей сени, одно – исполать
Снам златым, кои славили оды.

Наполняйтесь, амфоры, вином,
Цветом антики, пусть юродные
Пьют временность о пире земном,
Пусть свечницы каждят ледяные.

Мы и сами вековых скульптур
Холодней с меловыми цветками
Предстоим в круге дев неживых,
Обрученных со мглой ангелками.

«Яд и мрамор»

Десятый фрагмент

Шелк совьется, гиады уснут,
Ночь-царица тенями оденет
Пьяных гоев, к сем нимфы и льнут
Фьезоланские, их ли нигде нет.

Виждь мраморные эти столы,
Нети круг, золотыя серветки
Тлятся кровью, а юны белы
И фарфоры -- незвездной расцветки.

Нас лишь парии вечности мнят
В сновиденьях, где яства излишни,
Где, смеясь, мажордомы чинят
Горним ядом июльские вишни.

Пятнадцатый фрагмент

Колоннады июля ярки,
Сени цветность легко овивают,
Сколь беспечны еще ангелки,
С нами, с нами они пировают.

Се последнее лето, следи,
Нас восждут за столами родные,
Тусклы звезды сионской тверди
И подвальницы спят ледяные.

Но слетят феи ночи – вести
По еминам и воску зефирность,
И начинут исчадно цвести
Эти купы, лия всепорфирность.

Тридцать первый фрагмент

Гипсы битые ночь сокрошит
И скульптурность увьет диаментом,
Тьма сейчас наши муки вершит,
Это мы за ее перманентом.

Наливай молодое вино,
Антиквар, днесь колодные черви
Лишь хмелятся, пили мы давно,
Расплетай темнокрасные верви.

Очи Коры-царицы темны,
Дивно белые хлебы мрачнеют,
Где отраву лиют нам во сны
Меловницы и с ней пламенеют.

Тридцать четвертый фрагмент

Чермной тушью Гиады столы
Оведут, красным выбьют лепнины,
И явятся блюстители мглы,
Чтоб отметить еще именины.

Се последний июль возгорит,
Се бессмертие к нам подступает,
И течет со емин лазурит,
И нектарность Алекто черпает.

Виждь, Господе, как мы предстоим
По колени в цветочницах тленных
С темной миррой, как звезды таим
Во букетниках роз обеленных.

Сороковой фрагмент

Тусклой пудрою август обвел
Бутоньерки и ветхие сени,
Мглу оцветников слави, Эол,
Всепорфирные эти зелени.

И смотри, золотыя шары
Наливаются желтой червицей,
А и нощные длятся пиры,
Упились гости их сукровицей.

Ах, однех нас, однех лишь во снах
Ищут мертвые злые царевны,
И на млечных кадят раменах
Воск и желть, и музыки испевны.

Сорок восьмой фрагмент

Се начиний фамильных арма
В диаментовом чаде сочится,
Се и хлеб, и вино, яко тьма –
Ничего, ничего не случится.

Мглою выбьет ли шелк золотой,
Феи ночи царевен оплачут,
Кто еще пировает, восстой,
Суе челяди хлебницы прячут.

Лишь тогда и начнем вопиять
Под юродной лепниною камор,
Где харитам угодно пеять,
Мглу со кровью лияше на мрамор.

Пятьдесят второй фрагмент

Ах, цветущий, цветущий нисан,
Что тлеело, сейчас расцветилось,
Не молчите, Летия и Сван,
Мало ль траурных солнц закатилось.

Вековые столы овием
Ядотечною этой желтицей,
Пусть и Цина в юродстве своем
Пред иною пеет иудицей.

И попасть ли, Господе, туда,
Где восждут нас о цинках родные,
И ярка всеблагая Звезда,
И пасхалы каждят ледяные.

• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 06.03.2021 в 17:22
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Анне Радклиф

Второй фрагмент


У гиад, мы опять у гиад,
Нощность пьем, восклицая сомрачность,
Где и жало успения, Ад,
Где победа твоя и призрачность.

Нас заждался небесный корвет,
Голубая эскадра взыскует,
Се, кадит на столе горицвет,
Ангел смерти ничем не рискует.

Негой дышит еще бальзамин,
Маков несть иудицам, одно мы
В хорах темных и цветь из емин
Выбирают юродные гномы.

Седьмой фрагмент

Испоили подвальным вином
Фарисеи небесных альковниц,
Пировают ли в мире ином,
Тьму белят – се планида меловниц.

Вишен черных марутам нести,
Им урочно забвение Леты,
Пусть хмелеют, со крови плести
Локны тщатся, рисуют виньеты.

Прелия темный воск на столы,
Мы, Господе, из нетей хоровых
Соглянем, яко те веселы
И о барве плетений суровых.

Десятый фрагмент

Анна, Анна, беги веретен
И чарующей прелести мая,
Ах, мы сами вдоль каморных стен
Бродим нощно, оцветность взнимая.

Сон мечтами юнеток поит,
Но изборник бессмертия манок,
Упоен всякий юный пиит
Мглою лядвий белых нимфоманок.

Август к нам лишь восклонен и щедр,
Всеалмазные дарит иголки,
И меловых Гортензий и Федр
Одевает в тлеющие шелки.

Девятнадцатый фрагмент

Виты ангельской миррой столы,
Ночь цветов холодна и портальна,
Одалиски чудесно белы,
Всяка мертвая дива хрустальна.

Сех ли ждали в тенетах благих –
Превкушать именинные хлебы,
Мак успенных гостей и нагих
Веселит у пленительной Гебы.

И начнут восхищать ангелков
Золотыя от мирры цевницы,
И тогда со асийских шелков
Мы сплетем для хористок цветницы.

Тридцать первый фрагмент

Август, август, еще ли пылать
Не устали барочные своды,
Нетей сени, одно – исполать
Снам златым, кои славили оды.

Наполняйтесь, амфоры, вином,
Цветом антики, пусть юродные
Пьют временность о пире земном,
Пусть свечницы каждят ледяные.

Мы и сами вековых скульптур
Холодней с меловыми цветками
Предстоим в круге дев неживых,
Обрученных со мглой ангелками.

«Яд и мрамор»

Десятый фрагмент

Шелк совьется, гиады уснут,
Ночь-царица тенями оденет
Пьяных гоев, к сем нимфы и льнут
Фьезоланские, их ли нигде нет.

Виждь мраморные эти столы,
Нети круг, золотыя серветки
Тлятся кровью, а юны белы
И фарфоры -- незвездной расцветки.

Нас лишь парии вечности мнят
В сновиденьях, где яства излишни,
Где, смеясь, мажордомы чинят
Горним ядом июльские вишни.

Пятнадцатый фрагмент

Колоннады июля ярки,
Сени цветность легко овивают,
Сколь беспечны еще ангелки,
С нами, с нами они пировают.

Се последнее лето, следи,
Нас восждут за столами родные,
Тусклы звезды сионской тверди
И подвальницы спят ледяные.

Но слетят феи ночи – вести
По еминам и воску зефирность,
И начинут исчадно цвести
Эти купы, лия всепорфирность.

Тридцать первый фрагмент

Гипсы битые ночь сокрошит
И скульптурность увьет диаментом,
Тьма сейчас наши муки вершит,
Это мы за ее перманентом.

Наливай молодое вино,
Антиквар, днесь колодные черви
Лишь хмелятся, пили мы давно,
Расплетай темнокрасные верви.

Очи Коры-царицы темны,
Дивно белые хлебы мрачнеют,
Где отраву лиют нам во сны
Меловницы и с ней пламенеют.

Тридцать четвертый фрагмент

Чермной тушью Гиады столы
Оведут, красным выбьют лепнины,
И явятся блюстители мглы,
Чтоб отметить еще именины.

Се последний июль возгорит,
Се бессмертие к нам подступает,
И течет со емин лазурит,
И нектарность Алекто черпает.

Виждь, Господе, как мы предстоим
По колени в цветочницах тленных
С темной миррой, как звезды таим
Во букетниках роз обеленных.

Сороковой фрагмент

Тусклой пудрою август обвел
Бутоньерки и ветхие сени,
Мглу оцветников слави, Эол,
Всепорфирные эти зелени.

И смотри, золотыя шары
Наливаются желтой червицей,
А и нощные длятся пиры,
Упились гости их сукровицей.

Ах, однех нас, однех лишь во снах
Ищут мертвые злые царевны,
И на млечных кадят раменах
Воск и желть, и музыки испевны.

Сорок восьмой фрагмент

Се начиний фамильных арма
В диаментовом чаде сочится,
Се и хлеб, и вино, яко тьма –
Ничего, ничего не случится.

Мглою выбьет ли шелк золотой,
Феи ночи царевен оплачут,
Кто еще пировает, восстой,
Суе челяди хлебницы прячут.

Лишь тогда и начнем вопиять
Под юродной лепниною камор,
Где харитам угодно пеять,
Мглу со кровью лияше на мрамор.

Пятьдесят второй фрагмент

Ах, цветущий, цветущий нисан,
Что тлеело, сейчас расцветилось,
Не молчите, Летия и Сван,
Мало ль траурных солнц закатилось.

Вековые столы овием
Ядотечною этой желтицей,
Пусть и Цина в юродстве своем
Пред иною пеет иудицей.

И попасть ли, Господе, туда,
Где восждут нас о цинках родные,
И ярка всеблагая Звезда,
И пасхалы каждят ледяные.

• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 06.03.2021 в 17:22
silverpoetryДата: Пятница, 12.03.2021, 18:36 | Сообщение # 169
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Аониды и патина

Одиннадцатый фрагмент


Антикварные чаши полны
Монтильядо, златым совиньоном,
Несть рейнвейна и вдовы темны,
Будем с Эдгаром пить иль Виньоном.

И мирволят юдицам псари,
На стаканчики белые хлебы
Сим кладут, и немые цари
Мантий чернь одевают у Гебы.

Ах, мы сами ли шелки плели
Ядной кровью и патиной свечной,
Где царевен фиады влекли
И менин о червнице увечной.

Пятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи химер веселит,
Пировые одесно мерцают,
Черный яд ли Беллона мелит,
Сны Корделии феи зерцают.

Озлащайтесь, эринии, мы
Ловим блеск ваших траурных свечек
Над царями в музеуме тьмы,
Жгите лед херувимских сердечек.

И ночные восславят пиры
Аониды замирного царства,
О серебре витой мишуры
Исторгнув огнь любви и коварства.

Двадцать седьмой фрагмент

Соваянья алмазных теней
Пляшут в тлеющем елочном снеге,
И влекут хороводы огней
Дев прелестных ко чарам и неге.

Ночи рамники дивно тусклы,
К ним царевны белые стремятся,
И опять золотыя столы
Под начинием щедрым ломятся.

Сколь еще пировые восждут
Милых гостей о патине ядной,
Мы зайдем – и юдицы сведут
Наши рамена цветью обрядной.

Юнетки и химеры

Пятый фрагмент

Клитемнестра, фиады лиют
Яд и мирру на стольницы, туши
С чел бегут и нимфетки пеют,
И взыскуют герольдов кликуши.

Хватит бойных веретищ сеим
Царств успенным владыкам, рапсоды,
Плачьте ныне, мы еле стоим,
Не сочествуем темные оды.

И были же велики, но в сны
Иды нощно проникли, зерцая
Их сангины, где мглой взнесены
Тени див, кои блещут, мерцая.

Семнадцатый фрагмент

Ягомостей зовите к столам,
Донн алмазных, юнеток химерных,
Мы угодны ль еще зеркалам,
Пара статуй – гостей эфемерных.

Ночи рамницы в хвойной черни,
Тушью черною свечи витые,
Как музыка одесна, гляни,
Се царевны пеют золотые.

Но окончились пиры богинь
И от холода гои трезвеют,
И на шелки немых ворогинь
Оры пудру хрустальную веют.

Сорок третий фрагмент

Туберозы серебро пиют
И арому пленительной хвои,
Королевны златыя снуют
О шелках и флиунтские вои.

Это пир всеодесный, цвести
Не устанут юнетки белые,
Хлебы вьются, бочонки нести
Монтильядо, сколь юдицы злые.

Траур, траур их души пьянит,
Месть холодным огнем выжигает,
Гробы всяка на столах и мнит,
И лилеи к шелкам прилагает.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Аониды и патина

Одиннадцатый фрагмент


Антикварные чаши полны
Монтильядо, златым совиньоном,
Несть рейнвейна и вдовы темны,
Будем с Эдгаром пить иль Виньоном.

И мирволят юдицам псари,
На стаканчики белые хлебы
Сим кладут, и немые цари
Мантий чернь одевают у Гебы.

Ах, мы сами ли шелки плели
Ядной кровью и патиной свечной,
Где царевен фиады влекли
И менин о червнице увечной.

Пятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи химер веселит,
Пировые одесно мерцают,
Черный яд ли Беллона мелит,
Сны Корделии феи зерцают.

Озлащайтесь, эринии, мы
Ловим блеск ваших траурных свечек
Над царями в музеуме тьмы,
Жгите лед херувимских сердечек.

И ночные восславят пиры
Аониды замирного царства,
О серебре витой мишуры
Исторгнув огнь любви и коварства.

Двадцать седьмой фрагмент

Соваянья алмазных теней
Пляшут в тлеющем елочном снеге,
И влекут хороводы огней
Дев прелестных ко чарам и неге.

Ночи рамники дивно тусклы,
К ним царевны белые стремятся,
И опять золотыя столы
Под начинием щедрым ломятся.

Сколь еще пировые восждут
Милых гостей о патине ядной,
Мы зайдем – и юдицы сведут
Наши рамена цветью обрядной.

Юнетки и химеры

Пятый фрагмент

Клитемнестра, фиады лиют
Яд и мирру на стольницы, туши
С чел бегут и нимфетки пеют,
И взыскуют герольдов кликуши.

Хватит бойных веретищ сеим
Царств успенным владыкам, рапсоды,
Плачьте ныне, мы еле стоим,
Не сочествуем темные оды.

И были же велики, но в сны
Иды нощно проникли, зерцая
Их сангины, где мглой взнесены
Тени див, кои блещут, мерцая.

Семнадцатый фрагмент

Ягомостей зовите к столам,
Донн алмазных, юнеток химерных,
Мы угодны ль еще зеркалам,
Пара статуй – гостей эфемерных.

Ночи рамницы в хвойной черни,
Тушью черною свечи витые,
Как музыка одесна, гляни,
Се царевны пеют золотые.

Но окончились пиры богинь
И от холода гои трезвеют,
И на шелки немых ворогинь
Оры пудру хрустальную веют.

Сорок третий фрагмент

Туберозы серебро пиют
И арому пленительной хвои,
Королевны златыя снуют
О шелках и флиунтские вои.

Это пир всеодесный, цвести
Не устанут юнетки белые,
Хлебы вьются, бочонки нести
Монтильядо, сколь юдицы злые.

Траур, траур их души пьянит,
Месть холодным огнем выжигает,
Гробы всяка на столах и мнит,
И лилеи к шелкам прилагает.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 12.03.2021 в 18:36
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Аониды и патина

Одиннадцатый фрагмент


Антикварные чаши полны
Монтильядо, златым совиньоном,
Несть рейнвейна и вдовы темны,
Будем с Эдгаром пить иль Виньоном.

И мирволят юдицам псари,
На стаканчики белые хлебы
Сим кладут, и немые цари
Мантий чернь одевают у Гебы.

Ах, мы сами ли шелки плели
Ядной кровью и патиной свечной,
Где царевен фиады влекли
И менин о червнице увечной.

Пятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи химер веселит,
Пировые одесно мерцают,
Черный яд ли Беллона мелит,
Сны Корделии феи зерцают.

Озлащайтесь, эринии, мы
Ловим блеск ваших траурных свечек
Над царями в музеуме тьмы,
Жгите лед херувимских сердечек.

И ночные восславят пиры
Аониды замирного царства,
О серебре витой мишуры
Исторгнув огнь любви и коварства.

Двадцать седьмой фрагмент

Соваянья алмазных теней
Пляшут в тлеющем елочном снеге,
И влекут хороводы огней
Дев прелестных ко чарам и неге.

Ночи рамники дивно тусклы,
К ним царевны белые стремятся,
И опять золотыя столы
Под начинием щедрым ломятся.

Сколь еще пировые восждут
Милых гостей о патине ядной,
Мы зайдем – и юдицы сведут
Наши рамена цветью обрядной.

Юнетки и химеры

Пятый фрагмент

Клитемнестра, фиады лиют
Яд и мирру на стольницы, туши
С чел бегут и нимфетки пеют,
И взыскуют герольдов кликуши.

Хватит бойных веретищ сеим
Царств успенным владыкам, рапсоды,
Плачьте ныне, мы еле стоим,
Не сочествуем темные оды.

И были же велики, но в сны
Иды нощно проникли, зерцая
Их сангины, где мглой взнесены
Тени див, кои блещут, мерцая.

Семнадцатый фрагмент

Ягомостей зовите к столам,
Донн алмазных, юнеток химерных,
Мы угодны ль еще зеркалам,
Пара статуй – гостей эфемерных.

Ночи рамницы в хвойной черни,
Тушью черною свечи витые,
Как музыка одесна, гляни,
Се царевны пеют золотые.

Но окончились пиры богинь
И от холода гои трезвеют,
И на шелки немых ворогинь
Оры пудру хрустальную веют.

Сорок третий фрагмент

Туберозы серебро пиют
И арому пленительной хвои,
Королевны златыя снуют
О шелках и флиунтские вои.

Это пир всеодесный, цвести
Не устанут юнетки белые,
Хлебы вьются, бочонки нести
Монтильядо, сколь юдицы злые.

Траур, траур их души пьянит,
Месть холодным огнем выжигает,
Гробы всяка на столах и мнит,
И лилеи к шелкам прилагает.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 12.03.2021 в 18:36
silverpoetryДата: Пятница, 19.03.2021, 18:38 | Сообщение # 170
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Ая и Серебряный морок

Первый фрагмент


Лишь серебро из уст прелием,
Лишь диамент шкатулки оцветит,
Фей к пирам наречет Вифлеем,
Им любовью и негой ответит.

Ах, сияй и чаруйся, Звезда
Млечных неб, сколь витийские оды
Тешат слух, несть кифары сюда,
Пусть немолчно пеяют рапсоды.

Шелки юдиц манерных и злых
Истекут, снимут черное вои,
И сангины царевен белых
Ночь украсит виньетками хвои.

Девятнадцатый фрагмент

Торты млечною цедрой, свитых
Огнем бархатных елей, узоров
Мишурой ночь овеет, златых
Не тая перманентов и хоров.

Днесь и гарпии в шелке цариц,
Нежат пышные хлебы трюфели,
Алчут донны всесладких кориц,
Воском свеч преливают куфели.

И лилеи музыкам вручат,
И садовники тьмой увиются,
И царевен белых заточат
Во фарфорницы, кои не бьются.

Тридцать второй фрагмент

Се февраль, но алмазных чернил
Боле некому спрашивать, Ая,
Кто себя златоустом не мнил,
Фебу оды свое посвящая.

Лейся, лейся в начинье, вино,
Из шкатулок достанем пасхалы,
Мало свеч, так и немость одно,
Иды пусть мажут кровию халы.

Пусть владетели черных тесем,
Властелины диаментных корок
Зрят сейчас – мы с цветками несем
На раменах серебряный морок.

Юдицы на хорах

Пятый фрагмент

Чернью витые свечи тлеют
Меж крюшонниц и ядных фарфоров,
И юдицы о шелках снуют,
Их зерцают владетели хоров.

Не в музеум барбарский ли сны
Заточили царевен успенных,
Мы и сами юдольно темны,
Амбру кубков цедим червопенных.

Где вы, маковки рая, волхвы
Сомолчат, перманенты наводят,
И с горстями опалой листвы
Иды бледные круг хороводят.

Восемнадцатый фрагмент

Хвоя мертвых царевен пьянит,
Золотые шары обольщают,
Белоснежка ли сказочность мнит
Иль ея эльфы темные чают.

Эти дивные пиршества фей,
Хоры ночи воспой, аонида,
В небесех благозвучен Орфей
И всенем о решетах Аида.

Присно ярусы неб золоты,
На каких лишь царевны и вьются,
Где сангины их чернью свиты
И фарфорницы антики бьются.

Тридцать первый фрагмент

Сем винтажным пирам исполать,
Ночи одницы, тьмы нимфоманки,
Будем славно о хвое пылать
И шампанское лити в креманки.

Меж фарфоров точится арма
Вин эпирских и емин чудесных,
С нами вместе царица Чума,
Несть белену для статуй одесных.

И Цитера шелками совьет
Юных граций, эфирность взвивая,
И во трауре Ид опоет,
Чтоб не меркла тоска вековая.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Ая и Серебряный морок

Первый фрагмент


Лишь серебро из уст прелием,
Лишь диамент шкатулки оцветит,
Фей к пирам наречет Вифлеем,
Им любовью и негой ответит.

Ах, сияй и чаруйся, Звезда
Млечных неб, сколь витийские оды
Тешат слух, несть кифары сюда,
Пусть немолчно пеяют рапсоды.

Шелки юдиц манерных и злых
Истекут, снимут черное вои,
И сангины царевен белых
Ночь украсит виньетками хвои.

Девятнадцатый фрагмент

Торты млечною цедрой, свитых
Огнем бархатных елей, узоров
Мишурой ночь овеет, златых
Не тая перманентов и хоров.

Днесь и гарпии в шелке цариц,
Нежат пышные хлебы трюфели,
Алчут донны всесладких кориц,
Воском свеч преливают куфели.

И лилеи музыкам вручат,
И садовники тьмой увиются,
И царевен белых заточат
Во фарфорницы, кои не бьются.

Тридцать второй фрагмент

Се февраль, но алмазных чернил
Боле некому спрашивать, Ая,
Кто себя златоустом не мнил,
Фебу оды свое посвящая.

Лейся, лейся в начинье, вино,
Из шкатулок достанем пасхалы,
Мало свеч, так и немость одно,
Иды пусть мажут кровию халы.

Пусть владетели черных тесем,
Властелины диаментных корок
Зрят сейчас – мы с цветками несем
На раменах серебряный морок.

Юдицы на хорах

Пятый фрагмент

Чернью витые свечи тлеют
Меж крюшонниц и ядных фарфоров,
И юдицы о шелках снуют,
Их зерцают владетели хоров.

Не в музеум барбарский ли сны
Заточили царевен успенных,
Мы и сами юдольно темны,
Амбру кубков цедим червопенных.

Где вы, маковки рая, волхвы
Сомолчат, перманенты наводят,
И с горстями опалой листвы
Иды бледные круг хороводят.

Восемнадцатый фрагмент

Хвоя мертвых царевен пьянит,
Золотые шары обольщают,
Белоснежка ли сказочность мнит
Иль ея эльфы темные чают.

Эти дивные пиршества фей,
Хоры ночи воспой, аонида,
В небесех благозвучен Орфей
И всенем о решетах Аида.

Присно ярусы неб золоты,
На каких лишь царевны и вьются,
Где сангины их чернью свиты
И фарфорницы антики бьются.

Тридцать первый фрагмент

Сем винтажным пирам исполать,
Ночи одницы, тьмы нимфоманки,
Будем славно о хвое пылать
И шампанское лити в креманки.

Меж фарфоров точится арма
Вин эпирских и емин чудесных,
С нами вместе царица Чума,
Несть белену для статуй одесных.

И Цитера шелками совьет
Юных граций, эфирность взвивая,
И во трауре Ид опоет,
Чтоб не меркла тоска вековая.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 19.03.2021 в 18:38
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Ая и Серебряный морок

Первый фрагмент


Лишь серебро из уст прелием,
Лишь диамент шкатулки оцветит,
Фей к пирам наречет Вифлеем,
Им любовью и негой ответит.

Ах, сияй и чаруйся, Звезда
Млечных неб, сколь витийские оды
Тешат слух, несть кифары сюда,
Пусть немолчно пеяют рапсоды.

Шелки юдиц манерных и злых
Истекут, снимут черное вои,
И сангины царевен белых
Ночь украсит виньетками хвои.

Девятнадцатый фрагмент

Торты млечною цедрой, свитых
Огнем бархатных елей, узоров
Мишурой ночь овеет, златых
Не тая перманентов и хоров.

Днесь и гарпии в шелке цариц,
Нежат пышные хлебы трюфели,
Алчут донны всесладких кориц,
Воском свеч преливают куфели.

И лилеи музыкам вручат,
И садовники тьмой увиются,
И царевен белых заточат
Во фарфорницы, кои не бьются.

Тридцать второй фрагмент

Се февраль, но алмазных чернил
Боле некому спрашивать, Ая,
Кто себя златоустом не мнил,
Фебу оды свое посвящая.

Лейся, лейся в начинье, вино,
Из шкатулок достанем пасхалы,
Мало свеч, так и немость одно,
Иды пусть мажут кровию халы.

Пусть владетели черных тесем,
Властелины диаментных корок
Зрят сейчас – мы с цветками несем
На раменах серебряный морок.

Юдицы на хорах

Пятый фрагмент

Чернью витые свечи тлеют
Меж крюшонниц и ядных фарфоров,
И юдицы о шелках снуют,
Их зерцают владетели хоров.

Не в музеум барбарский ли сны
Заточили царевен успенных,
Мы и сами юдольно темны,
Амбру кубков цедим червопенных.

Где вы, маковки рая, волхвы
Сомолчат, перманенты наводят,
И с горстями опалой листвы
Иды бледные круг хороводят.

Восемнадцатый фрагмент

Хвоя мертвых царевен пьянит,
Золотые шары обольщают,
Белоснежка ли сказочность мнит
Иль ея эльфы темные чают.

Эти дивные пиршества фей,
Хоры ночи воспой, аонида,
В небесех благозвучен Орфей
И всенем о решетах Аида.

Присно ярусы неб золоты,
На каких лишь царевны и вьются,
Где сангины их чернью свиты
И фарфорницы антики бьются.

Тридцать первый фрагмент

Сем винтажным пирам исполать,
Ночи одницы, тьмы нимфоманки,
Будем славно о хвое пылать
И шампанское лити в креманки.

Меж фарфоров точится арма
Вин эпирских и емин чудесных,
С нами вместе царица Чума,
Несть белену для статуй одесных.

И Цитера шелками совьет
Юных граций, эфирность взвивая,
И во трауре Ид опоет,
Чтоб не меркла тоска вековая.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 19.03.2021 в 18:38
silverpoetryДата: Среда, 24.03.2021, 22:23 | Сообщение # 171
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Бальзамины

Девятый фрагмент


Привидения замков пустых
Нам волшебную ночь обещают,
Пышен хором емин золотых,
Нег картены альковниц смущают.

Сколь чудесны ваяния тьмы,
Как еще и царевны беспечны,
Их плененны аурностью мы,
В тонких фижмах юнетки всемлечны.

Ах, восстой и следи, цвет ночной
С локнов злых герцогинь совлечется,
И под миррой свечниц ледяной
Кровь на раменах дев запечется.

Двадцать седьмой фрагмент

Млечный август горит, исполать
Брашну щедрому, нежным цевницам,
Не устанут обводки пылать,
По каким тьма лиется к цветницам.

Виждь тлеющихся вишен сурьму,
Нощно их ко столам заносили,
Аониды чадную тесьму
Весть по ним див успенных просили.

Иль очнемся от нощи и сна:
Вновь оне перевиты сурьмою,
И юдоли пожар, и стена
В сени вишен с траурной каймою.

Тридцать второй фрагмент

У Аида виньетки темней
Смертных вишен с обводкой червовой,
Се, оне всечерны и теней
Царств юдольнее в млечности новой.

Вновь цевницами гои спешат
Нас восчествовать, камерный ужин
Уготовив, еще не решат,
Как подать к хлебу морок жемчужин.

И не плачьте, не плачьте одно
Юродные, лишь чая надмирность,
Мы искали златое руно,
А нашли черных вишен порфирность.

Пятьдесят первый фрагмент

Се, запалые волки летят
По всерайской надсводной целине,
Сколь царям узы черни претят,
Выявляться ей с миррой о глине.

Это, Господе, нас берегли
Иродицы, а днесь убивают,
Идам тем расточиться вели,
На демонов оне ль уповают.

И к столам, воском тьмы совитым,
Поднесут отходные емины,
И над чадом сием золотым
Станут нощно тлееть бальзамины.

Шестьдесят четвертый фрагмент

Всеувеченный мрамор аллей
Фей страшит, лики их темновейны,
Мы ль скульптур херсонесских белей,
Антикварные пьем ли рейнвейны.

Дождь по битым стучит кирпичам,
Зри, Иосифе, тусклую млечность,
Мгла угодна альковным свечам,
А веселым каменам беспечность.

Во разорном саду прецветут
Маки смерти, очнемся у Гебы –
Вместе пить, яко звезды сочтут,
Вить червицей маковые хлебы.

Эрато и Гранатовая шкатулка

Седьмой фрагмент

Маскерад, звездный бал в серебре
И под миррой шары с огонями,
Поклонимся Волшебной горе,
Балевать нам одесно с тенями.

Вновь серебро фиады лиют
На ваянья и пышные столы,
О бисквитниках узы виют,
Юдиц лядвия чают престолы.

Снимут маски черемные фри,
Темных камор лепнина взовьется,
Ах, Эрато – гадай и смотри,
Кто из царичей первым убьется.

Девятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи Цитера вспоет,
Феи белые фижмы сонимут,
Кринолины их вечность взовьет,
Яко девы бессмертие имут.

Иль шкатулки гранатовой тьма
Сех ларцов кипарисовых стоит,
Пироваем и с нами Чума –
Бледных граций ли небо покоит.

И блуждают в сумрачном лесу
Наши тени, превитые мглою,
И всеславит богиня красу
Нимф, под звездной уснувших иглою.

Двадцать пятый фрагмент

Талый снег Рождества, золотой
Неотмирно сияет, фиады
Из крюшонниц льют морок свитой,
Мгла чарует царевн променады.

Ват серебро легко, хлад виньет
На готическом рдится фарфоре,
Где Циана зефирность виет
Для пеющих во ангельском хоре.

Ах, чудесные эти пиры
Нас еще соберут о каминах,
Золотя млечной цветью шары
И русалок тая в бальзаминах.

Тридцать первый фрагмент

Воск хрустальный одесно горит,
Нимфы млечной Фессалии плачут,
В тени амфор сольем лазурит,
Пусть оне цветь небесную прячут.

Спи, Эрата, жемчужные сны
Одеон феям царств навевает,
Аониды ль урочно темны,
Лона их шелк дьяментный скрывает.

Антикварного неба покров
Истончится звездами свечными,
И падет на серебро муров
Тьма с шелками сех див ледяными.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Бальзамины

Девятый фрагмент


Привидения замков пустых
Нам волшебную ночь обещают,
Пышен хором емин золотых,
Нег картены альковниц смущают.

Сколь чудесны ваяния тьмы,
Как еще и царевны беспечны,
Их плененны аурностью мы,
В тонких фижмах юнетки всемлечны.

Ах, восстой и следи, цвет ночной
С локнов злых герцогинь совлечется,
И под миррой свечниц ледяной
Кровь на раменах дев запечется.

Двадцать седьмой фрагмент

Млечный август горит, исполать
Брашну щедрому, нежным цевницам,
Не устанут обводки пылать,
По каким тьма лиется к цветницам.

Виждь тлеющихся вишен сурьму,
Нощно их ко столам заносили,
Аониды чадную тесьму
Весть по ним див успенных просили.

Иль очнемся от нощи и сна:
Вновь оне перевиты сурьмою,
И юдоли пожар, и стена
В сени вишен с траурной каймою.

Тридцать второй фрагмент

У Аида виньетки темней
Смертных вишен с обводкой червовой,
Се, оне всечерны и теней
Царств юдольнее в млечности новой.

Вновь цевницами гои спешат
Нас восчествовать, камерный ужин
Уготовив, еще не решат,
Как подать к хлебу морок жемчужин.

И не плачьте, не плачьте одно
Юродные, лишь чая надмирность,
Мы искали златое руно,
А нашли черных вишен порфирность.

Пятьдесят первый фрагмент

Се, запалые волки летят
По всерайской надсводной целине,
Сколь царям узы черни претят,
Выявляться ей с миррой о глине.

Это, Господе, нас берегли
Иродицы, а днесь убивают,
Идам тем расточиться вели,
На демонов оне ль уповают.

И к столам, воском тьмы совитым,
Поднесут отходные емины,
И над чадом сием золотым
Станут нощно тлееть бальзамины.

Шестьдесят четвертый фрагмент

Всеувеченный мрамор аллей
Фей страшит, лики их темновейны,
Мы ль скульптур херсонесских белей,
Антикварные пьем ли рейнвейны.

Дождь по битым стучит кирпичам,
Зри, Иосифе, тусклую млечность,
Мгла угодна альковным свечам,
А веселым каменам беспечность.

Во разорном саду прецветут
Маки смерти, очнемся у Гебы –
Вместе пить, яко звезды сочтут,
Вить червицей маковые хлебы.

Эрато и Гранатовая шкатулка

Седьмой фрагмент

Маскерад, звездный бал в серебре
И под миррой шары с огонями,
Поклонимся Волшебной горе,
Балевать нам одесно с тенями.

Вновь серебро фиады лиют
На ваянья и пышные столы,
О бисквитниках узы виют,
Юдиц лядвия чают престолы.

Снимут маски черемные фри,
Темных камор лепнина взовьется,
Ах, Эрато – гадай и смотри,
Кто из царичей первым убьется.

Девятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи Цитера вспоет,
Феи белые фижмы сонимут,
Кринолины их вечность взовьет,
Яко девы бессмертие имут.

Иль шкатулки гранатовой тьма
Сех ларцов кипарисовых стоит,
Пироваем и с нами Чума –
Бледных граций ли небо покоит.

И блуждают в сумрачном лесу
Наши тени, превитые мглою,
И всеславит богиня красу
Нимф, под звездной уснувших иглою.

Двадцать пятый фрагмент

Талый снег Рождества, золотой
Неотмирно сияет, фиады
Из крюшонниц льют морок свитой,
Мгла чарует царевн променады.

Ват серебро легко, хлад виньет
На готическом рдится фарфоре,
Где Циана зефирность виет
Для пеющих во ангельском хоре.

Ах, чудесные эти пиры
Нас еще соберут о каминах,
Золотя млечной цветью шары
И русалок тая в бальзаминах.

Тридцать первый фрагмент

Воск хрустальный одесно горит,
Нимфы млечной Фессалии плачут,
В тени амфор сольем лазурит,
Пусть оне цветь небесную прячут.

Спи, Эрата, жемчужные сны
Одеон феям царств навевает,
Аониды ль урочно темны,
Лона их шелк дьяментный скрывает.

Антикварного неба покров
Истончится звездами свечными,
И падет на серебро муров
Тьма с шелками сех див ледяными.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 24.03.2021 в 22:23
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Бальзамины

Девятый фрагмент


Привидения замков пустых
Нам волшебную ночь обещают,
Пышен хором емин золотых,
Нег картены альковниц смущают.

Сколь чудесны ваяния тьмы,
Как еще и царевны беспечны,
Их плененны аурностью мы,
В тонких фижмах юнетки всемлечны.

Ах, восстой и следи, цвет ночной
С локнов злых герцогинь совлечется,
И под миррой свечниц ледяной
Кровь на раменах дев запечется.

Двадцать седьмой фрагмент

Млечный август горит, исполать
Брашну щедрому, нежным цевницам,
Не устанут обводки пылать,
По каким тьма лиется к цветницам.

Виждь тлеющихся вишен сурьму,
Нощно их ко столам заносили,
Аониды чадную тесьму
Весть по ним див успенных просили.

Иль очнемся от нощи и сна:
Вновь оне перевиты сурьмою,
И юдоли пожар, и стена
В сени вишен с траурной каймою.

Тридцать второй фрагмент

У Аида виньетки темней
Смертных вишен с обводкой червовой,
Се, оне всечерны и теней
Царств юдольнее в млечности новой.

Вновь цевницами гои спешат
Нас восчествовать, камерный ужин
Уготовив, еще не решат,
Как подать к хлебу морок жемчужин.

И не плачьте, не плачьте одно
Юродные, лишь чая надмирность,
Мы искали златое руно,
А нашли черных вишен порфирность.

Пятьдесят первый фрагмент

Се, запалые волки летят
По всерайской надсводной целине,
Сколь царям узы черни претят,
Выявляться ей с миррой о глине.

Это, Господе, нас берегли
Иродицы, а днесь убивают,
Идам тем расточиться вели,
На демонов оне ль уповают.

И к столам, воском тьмы совитым,
Поднесут отходные емины,
И над чадом сием золотым
Станут нощно тлееть бальзамины.

Шестьдесят четвертый фрагмент

Всеувеченный мрамор аллей
Фей страшит, лики их темновейны,
Мы ль скульптур херсонесских белей,
Антикварные пьем ли рейнвейны.

Дождь по битым стучит кирпичам,
Зри, Иосифе, тусклую млечность,
Мгла угодна альковным свечам,
А веселым каменам беспечность.

Во разорном саду прецветут
Маки смерти, очнемся у Гебы –
Вместе пить, яко звезды сочтут,
Вить червицей маковые хлебы.

Эрато и Гранатовая шкатулка

Седьмой фрагмент

Маскерад, звездный бал в серебре
И под миррой шары с огонями,
Поклонимся Волшебной горе,
Балевать нам одесно с тенями.

Вновь серебро фиады лиют
На ваянья и пышные столы,
О бисквитниках узы виют,
Юдиц лядвия чают престолы.

Снимут маски черемные фри,
Темных камор лепнина взовьется,
Ах, Эрато – гадай и смотри,
Кто из царичей первым убьется.

Девятнадцатый фрагмент

Сумрак ночи Цитера вспоет,
Феи белые фижмы сонимут,
Кринолины их вечность взовьет,
Яко девы бессмертие имут.

Иль шкатулки гранатовой тьма
Сех ларцов кипарисовых стоит,
Пироваем и с нами Чума –
Бледных граций ли небо покоит.

И блуждают в сумрачном лесу
Наши тени, превитые мглою,
И всеславит богиня красу
Нимф, под звездной уснувших иглою.

Двадцать пятый фрагмент

Талый снег Рождества, золотой
Неотмирно сияет, фиады
Из крюшонниц льют морок свитой,
Мгла чарует царевн променады.

Ват серебро легко, хлад виньет
На готическом рдится фарфоре,
Где Циана зефирность виет
Для пеющих во ангельском хоре.

Ах, чудесные эти пиры
Нас еще соберут о каминах,
Золотя млечной цветью шары
И русалок тая в бальзаминах.

Тридцать первый фрагмент

Воск хрустальный одесно горит,
Нимфы млечной Фессалии плачут,
В тени амфор сольем лазурит,
Пусть оне цветь небесную прячут.

Спи, Эрата, жемчужные сны
Одеон феям царств навевает,
Аониды ль урочно темны,
Лона их шелк дьяментный скрывает.

Антикварного неба покров
Истончится звездами свечными,
И падет на серебро муров
Тьма с шелками сех див ледяными.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 24.03.2021 в 22:23
silverpoetryДата: Понедельник, 29.03.2021, 17:30 | Сообщение # 172
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Бисквиты из серебра

Одиннадцатый фрагмент


Мглою рамницы святок нальют
Вещуны и меж шелков узреем,
Как нимфетки альбомы виют
Глупым ямбом и темным хореем.

Туберозы сияют в ночи,
Юных фей восклицает Эрата,
И хрустальные бьются ключи,
И о злате эдемские врата.

Мглу царевны устанут вести
По канвам, чая див менуэты,
Лишь тогда мы и будем плести
На их аурном шелке виньеты.

Тринадцатый фрагмент

Яства нежной аромой свиты,
Мускус томных пьянит одалисок,
И фарфорницы мглой налиты,
И гостей чуден камерный список.

Фимиам наднебесный лиют
Цикламены и звезды мерцают,
Где бисквиты в серебре, и брют
Эвмениды сейчас восклицают.

Хвои огнь под сангиной мелка,
Ждут успенных царевн лабиринты,
И модисток всеюных шелка
Истемняют афинские принты.

Девятнадцатый фрагмент

Хвоя спящих царевен пьянит,
О Звезде вифлеемской мерцает,
Эльфов негою томной манит,
Лона юных прелестниц зерцает.

И фийады еще веселы,
Торты чают со бурь отголоском,
И зефирность летит на столы,
Превиенные благостным воском.

Но Цирцея перстом оведет
Чадный морок свечей несоемных,
И похмельная челядь найдет
Мертвых граций в альковниках темных.

Эвмениды и Хрустальный воск

Первый фрагмент

Тизифону ль укутает снег,
Истемнятся дворцовые арки,
И о чаде рождественских нег
Мы затлим восковые огарки.

Чу, опять меловницы поют
И циан обольщают креманки,
Нас шелками фиады виют,
Им несут бланманже нимфоманки.

Будут дивные феи следить
Новолетия пиры из хвои,
И Снегурочек томных студить,
И златить меловые сувои.

Седьмой фрагмент

Ах, плеяды, с небес Орион
Вашей неге и грации внемлет,
А и нас восклицал Одеон,
Славу мира Аид ли приемлет.

Лишь тоска, вековая тоска
Источится, ночную эфирность
Мгла овеет, юдоль высока,
Пой, Геката, иудиц зефирность.

И хористки начнут пировать,
Сохваляя на вишнях емины,
Мы и будем тогда их срывать,
Холод млечный лия в бальзамины.

Пятнадцатый фрагмент

Очаруй нас еще, Вифлеем,
Пусть Звезда Рождества не тускнеет,
Мы серебро на ваты лием,
Ель чудесным огнем пламенеет.

Ах, нести в пировые со хвой
Темный ярусник, мирру свечную,
Всякий смертник отныне живой,
Мгла купель золотит ледяную.

Сквозь решетницы снег налетит
Во дворцовый таинственный морок,
И Господе Звездой расцветит
Хор теней с черной вазою корок.

Двадцать восьмой фрагмент

Из Эпирского царства теней
К пирам феи ночные явятся
И сплетут цветью жемчуг огней,
Эвмениды ли им удивятся.

Воск хрустальный, решетники мглы
Освещай, пусть божественно тлеют
Дивы неб и о шелках юлы
Ни о чем, ни о чем не жалеют.

Станем пить-не пьянеть и вести
По их раменам бледным лилеи
В антикварной всетемной желти,
Холодя ей немые аллеи.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Бисквиты из серебра

Одиннадцатый фрагмент


Мглою рамницы святок нальют
Вещуны и меж шелков узреем,
Как нимфетки альбомы виют
Глупым ямбом и темным хореем.

Туберозы сияют в ночи,
Юных фей восклицает Эрата,
И хрустальные бьются ключи,
И о злате эдемские врата.

Мглу царевны устанут вести
По канвам, чая див менуэты,
Лишь тогда мы и будем плести
На их аурном шелке виньеты.

Тринадцатый фрагмент

Яства нежной аромой свиты,
Мускус томных пьянит одалисок,
И фарфорницы мглой налиты,
И гостей чуден камерный список.

Фимиам наднебесный лиют
Цикламены и звезды мерцают,
Где бисквиты в серебре, и брют
Эвмениды сейчас восклицают.

Хвои огнь под сангиной мелка,
Ждут успенных царевн лабиринты,
И модисток всеюных шелка
Истемняют афинские принты.

Девятнадцатый фрагмент

Хвоя спящих царевен пьянит,
О Звезде вифлеемской мерцает,
Эльфов негою томной манит,
Лона юных прелестниц зерцает.

И фийады еще веселы,
Торты чают со бурь отголоском,
И зефирность летит на столы,
Превиенные благостным воском.

Но Цирцея перстом оведет
Чадный морок свечей несоемных,
И похмельная челядь найдет
Мертвых граций в альковниках темных.

Эвмениды и Хрустальный воск

Первый фрагмент

Тизифону ль укутает снег,
Истемнятся дворцовые арки,
И о чаде рождественских нег
Мы затлим восковые огарки.

Чу, опять меловницы поют
И циан обольщают креманки,
Нас шелками фиады виют,
Им несут бланманже нимфоманки.

Будут дивные феи следить
Новолетия пиры из хвои,
И Снегурочек томных студить,
И златить меловые сувои.

Седьмой фрагмент

Ах, плеяды, с небес Орион
Вашей неге и грации внемлет,
А и нас восклицал Одеон,
Славу мира Аид ли приемлет.

Лишь тоска, вековая тоска
Источится, ночную эфирность
Мгла овеет, юдоль высока,
Пой, Геката, иудиц зефирность.

И хористки начнут пировать,
Сохваляя на вишнях емины,
Мы и будем тогда их срывать,
Холод млечный лия в бальзамины.

Пятнадцатый фрагмент

Очаруй нас еще, Вифлеем,
Пусть Звезда Рождества не тускнеет,
Мы серебро на ваты лием,
Ель чудесным огнем пламенеет.

Ах, нести в пировые со хвой
Темный ярусник, мирру свечную,
Всякий смертник отныне живой,
Мгла купель золотит ледяную.

Сквозь решетницы снег налетит
Во дворцовый таинственный морок,
И Господе Звездой расцветит
Хор теней с черной вазою корок.

Двадцать восьмой фрагмент

Из Эпирского царства теней
К пирам феи ночные явятся
И сплетут цветью жемчуг огней,
Эвмениды ли им удивятся.

Воск хрустальный, решетники мглы
Освещай, пусть божественно тлеют
Дивы неб и о шелках юлы
Ни о чем, ни о чем не жалеют.

Станем пить-не пьянеть и вести
По их раменам бледным лилеи
В антикварной всетемной желти,
Холодя ей немые аллеи.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 29.03.2021 в 17:30
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Бисквиты из серебра

Одиннадцатый фрагмент


Мглою рамницы святок нальют
Вещуны и меж шелков узреем,
Как нимфетки альбомы виют
Глупым ямбом и темным хореем.

Туберозы сияют в ночи,
Юных фей восклицает Эрата,
И хрустальные бьются ключи,
И о злате эдемские врата.

Мглу царевны устанут вести
По канвам, чая див менуэты,
Лишь тогда мы и будем плести
На их аурном шелке виньеты.

Тринадцатый фрагмент

Яства нежной аромой свиты,
Мускус томных пьянит одалисок,
И фарфорницы мглой налиты,
И гостей чуден камерный список.

Фимиам наднебесный лиют
Цикламены и звезды мерцают,
Где бисквиты в серебре, и брют
Эвмениды сейчас восклицают.

Хвои огнь под сангиной мелка,
Ждут успенных царевн лабиринты,
И модисток всеюных шелка
Истемняют афинские принты.

Девятнадцатый фрагмент

Хвоя спящих царевен пьянит,
О Звезде вифлеемской мерцает,
Эльфов негою томной манит,
Лона юных прелестниц зерцает.

И фийады еще веселы,
Торты чают со бурь отголоском,
И зефирность летит на столы,
Превиенные благостным воском.

Но Цирцея перстом оведет
Чадный морок свечей несоемных,
И похмельная челядь найдет
Мертвых граций в альковниках темных.

Эвмениды и Хрустальный воск

Первый фрагмент

Тизифону ль укутает снег,
Истемнятся дворцовые арки,
И о чаде рождественских нег
Мы затлим восковые огарки.

Чу, опять меловницы поют
И циан обольщают креманки,
Нас шелками фиады виют,
Им несут бланманже нимфоманки.

Будут дивные феи следить
Новолетия пиры из хвои,
И Снегурочек томных студить,
И златить меловые сувои.

Седьмой фрагмент

Ах, плеяды, с небес Орион
Вашей неге и грации внемлет,
А и нас восклицал Одеон,
Славу мира Аид ли приемлет.

Лишь тоска, вековая тоска
Источится, ночную эфирность
Мгла овеет, юдоль высока,
Пой, Геката, иудиц зефирность.

И хористки начнут пировать,
Сохваляя на вишнях емины,
Мы и будем тогда их срывать,
Холод млечный лия в бальзамины.

Пятнадцатый фрагмент

Очаруй нас еще, Вифлеем,
Пусть Звезда Рождества не тускнеет,
Мы серебро на ваты лием,
Ель чудесным огнем пламенеет.

Ах, нести в пировые со хвой
Темный ярусник, мирру свечную,
Всякий смертник отныне живой,
Мгла купель золотит ледяную.

Сквозь решетницы снег налетит
Во дворцовый таинственный морок,
И Господе Звездой расцветит
Хор теней с черной вазою корок.

Двадцать восьмой фрагмент

Из Эпирского царства теней
К пирам феи ночные явятся
И сплетут цветью жемчуг огней,
Эвмениды ли им удивятся.

Воск хрустальный, решетники мглы
Освещай, пусть божественно тлеют
Дивы неб и о шелках юлы
Ни о чем, ни о чем не жалеют.

Станем пить-не пьянеть и вести
По их раменам бледным лилеи
В антикварной всетемной желти,
Холодя ей немые аллеи.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 29.03.2021 в 17:30
silverpoetryДата: Понедельник, 05.04.2021, 20:25 | Сообщение # 173
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Вакханки в серебре

Шестой фрагмент

Небо антики дышит легко,
Ориона бегут ли плеяды,
Ах, оне и сейчас высоко,
Паче ль емины млечные яды.

От пурпурного снега пьяны
В золотых кринолинах вакханки,
И спешат фавориты Луны
Внять усладу земной колыханки.

Оторочен звездами покров
Дивной ангельской ночи, эфирность
Коей льется на тени миров
И со негой дарит им зефирность.

Восьмой фрагмент

Тень Звезды, о смарагдах пылай,
Мгла чудесная, пудрою вейся
И к бисквитникам див отсылай,
И с рапсодами вспеть их надейся.

Под серебром виньеты горят,
Хвойный морок циан опьяняет,
Нас ли ангелы неб укорят,
Их лишь млечный туман истемняет.

Из волшебной Эолии снег
Наметет вдоль решетниц сувои,
И в огоне чарующих нег
Мы явим тьму пленительной хвои.

Тринадцатый фрагмент

Обольщайся, Цитера, сеим
Звездным пиршеством, воском эфирным,
Днесь и мы благо ночи таим,
Чудным веяньем дышим зефирным.

Рождества несоимный флеор
Поклонения горнего стоит,
Ярок снег и мечтательность Ор
Сны царевн золотыя покоит.

И таинственно блещет Звезда
Над ковчегом, в сияньи летящим,
И меж губ наших рдится вода
С темным блеском, юдоль золотящим.

Шестнадцатый фрагмент

Тийя кубки воспенит, арма
Над столами одесно взовьется,
Пироваем, иль с нами Чума,
Где и зреть, как начиние бьется.

Новолетие, слава твоем
Дивным елям, виньетам червонным,
Мы о белых царевнах пием,
Дышит ночь шелком их благовонным.

И горят млечных царствий врата,
И фиадам слагаются оды,
И в шары золотыя слита
Барва неб, коей плачут рапсоды.

Шелки гиад

Третий фрагмент

И серебра виньеты легки,
И о бархате гномы темнятся,
Ель горит и пеют ангелки.
Им ли свечи эйлатские мнятся.

Черным шелком вакханки свились,
Не танцуют, но яд преливают
Во кувшины, Алекто, мелись,
Хвою бледным огонем свивают.

Пироваем, еще пировать
Нам легко, феи тьмы изолгутся –
И с виллисами в круг танцевать,
Пламенея, юдицы сбегутся.

Семнадцатый фрагмент

Ель чудесная, тлей иль гори,
Совивайся звездами и мглою,
Пусть небесные внемлют цари
Феям – всяка с алмазной иглою.

Где вергилии, им ли цветить
Мрак серебряный, хлебницы пиров,
Снег нетающий вновь золотить,
Убегая десертов и Лиров.

Торты вынесут панночкам тьмы,
Белошвейки на черные шелки
Юдиц млечность прельют: се и мы,
И чиненые ядом иголки.

Сорок восьмой фрагмент

Пойте, пойте, кифары, цариц,
Пой царевен меловых, Гораций,
Над столами арома кориц
Пусть летит о холодности граций.

Это ль антики тусклый флеор,
Винодержные кубки и свечи,
Шелк овеет дыхание Ор,
Фей увьют всехрустальные течи.

Будет мускус нимфеток прельщать
И зефирность в начинье сольется,
И гиад станет мгла озлащать,
Яко ветхая чара не бьется.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вакханки в серебре

Шестой фрагмент

Небо антики дышит легко,
Ориона бегут ли плеяды,
Ах, оне и сейчас высоко,
Паче ль емины млечные яды.

От пурпурного снега пьяны
В золотых кринолинах вакханки,
И спешат фавориты Луны
Внять усладу земной колыханки.

Оторочен звездами покров
Дивной ангельской ночи, эфирность
Коей льется на тени миров
И со негой дарит им зефирность.

Восьмой фрагмент

Тень Звезды, о смарагдах пылай,
Мгла чудесная, пудрою вейся
И к бисквитникам див отсылай,
И с рапсодами вспеть их надейся.

Под серебром виньеты горят,
Хвойный морок циан опьяняет,
Нас ли ангелы неб укорят,
Их лишь млечный туман истемняет.

Из волшебной Эолии снег
Наметет вдоль решетниц сувои,
И в огоне чарующих нег
Мы явим тьму пленительной хвои.

Тринадцатый фрагмент

Обольщайся, Цитера, сеим
Звездным пиршеством, воском эфирным,
Днесь и мы благо ночи таим,
Чудным веяньем дышим зефирным.

Рождества несоимный флеор
Поклонения горнего стоит,
Ярок снег и мечтательность Ор
Сны царевн золотыя покоит.

И таинственно блещет Звезда
Над ковчегом, в сияньи летящим,
И меж губ наших рдится вода
С темным блеском, юдоль золотящим.

Шестнадцатый фрагмент

Тийя кубки воспенит, арма
Над столами одесно взовьется,
Пироваем, иль с нами Чума,
Где и зреть, как начиние бьется.

Новолетие, слава твоем
Дивным елям, виньетам червонным,
Мы о белых царевнах пием,
Дышит ночь шелком их благовонным.

И горят млечных царствий врата,
И фиадам слагаются оды,
И в шары золотыя слита
Барва неб, коей плачут рапсоды.

Шелки гиад

Третий фрагмент

И серебра виньеты легки,
И о бархате гномы темнятся,
Ель горит и пеют ангелки.
Им ли свечи эйлатские мнятся.

Черным шелком вакханки свились,
Не танцуют, но яд преливают
Во кувшины, Алекто, мелись,
Хвою бледным огонем свивают.

Пироваем, еще пировать
Нам легко, феи тьмы изолгутся –
И с виллисами в круг танцевать,
Пламенея, юдицы сбегутся.

Семнадцатый фрагмент

Ель чудесная, тлей иль гори,
Совивайся звездами и мглою,
Пусть небесные внемлют цари
Феям – всяка с алмазной иглою.

Где вергилии, им ли цветить
Мрак серебряный, хлебницы пиров,
Снег нетающий вновь золотить,
Убегая десертов и Лиров.

Торты вынесут панночкам тьмы,
Белошвейки на черные шелки
Юдиц млечность прельют: се и мы,
И чиненые ядом иголки.

Сорок восьмой фрагмент

Пойте, пойте, кифары, цариц,
Пой царевен меловых, Гораций,
Над столами арома кориц
Пусть летит о холодности граций.

Это ль антики тусклый флеор,
Винодержные кубки и свечи,
Шелк овеет дыхание Ор,
Фей увьют всехрустальные течи.

Будет мускус нимфеток прельщать
И зефирность в начинье сольется,
И гиад станет мгла озлащать,
Яко ветхая чара не бьется.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 05.04.2021 в 20:25
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вакханки в серебре

Шестой фрагмент

Небо антики дышит легко,
Ориона бегут ли плеяды,
Ах, оне и сейчас высоко,
Паче ль емины млечные яды.

От пурпурного снега пьяны
В золотых кринолинах вакханки,
И спешат фавориты Луны
Внять усладу земной колыханки.

Оторочен звездами покров
Дивной ангельской ночи, эфирность
Коей льется на тени миров
И со негой дарит им зефирность.

Восьмой фрагмент

Тень Звезды, о смарагдах пылай,
Мгла чудесная, пудрою вейся
И к бисквитникам див отсылай,
И с рапсодами вспеть их надейся.

Под серебром виньеты горят,
Хвойный морок циан опьяняет,
Нас ли ангелы неб укорят,
Их лишь млечный туман истемняет.

Из волшебной Эолии снег
Наметет вдоль решетниц сувои,
И в огоне чарующих нег
Мы явим тьму пленительной хвои.

Тринадцатый фрагмент

Обольщайся, Цитера, сеим
Звездным пиршеством, воском эфирным,
Днесь и мы благо ночи таим,
Чудным веяньем дышим зефирным.

Рождества несоимный флеор
Поклонения горнего стоит,
Ярок снег и мечтательность Ор
Сны царевн золотыя покоит.

И таинственно блещет Звезда
Над ковчегом, в сияньи летящим,
И меж губ наших рдится вода
С темным блеском, юдоль золотящим.

Шестнадцатый фрагмент

Тийя кубки воспенит, арма
Над столами одесно взовьется,
Пироваем, иль с нами Чума,
Где и зреть, как начиние бьется.

Новолетие, слава твоем
Дивным елям, виньетам червонным,
Мы о белых царевнах пием,
Дышит ночь шелком их благовонным.

И горят млечных царствий врата,
И фиадам слагаются оды,
И в шары золотыя слита
Барва неб, коей плачут рапсоды.

Шелки гиад

Третий фрагмент

И серебра виньеты легки,
И о бархате гномы темнятся,
Ель горит и пеют ангелки.
Им ли свечи эйлатские мнятся.

Черным шелком вакханки свились,
Не танцуют, но яд преливают
Во кувшины, Алекто, мелись,
Хвою бледным огонем свивают.

Пироваем, еще пировать
Нам легко, феи тьмы изолгутся –
И с виллисами в круг танцевать,
Пламенея, юдицы сбегутся.

Семнадцатый фрагмент

Ель чудесная, тлей иль гори,
Совивайся звездами и мглою,
Пусть небесные внемлют цари
Феям – всяка с алмазной иглою.

Где вергилии, им ли цветить
Мрак серебряный, хлебницы пиров,
Снег нетающий вновь золотить,
Убегая десертов и Лиров.

Торты вынесут панночкам тьмы,
Белошвейки на черные шелки
Юдиц млечность прельют: се и мы,
И чиненые ядом иголки.

Сорок восьмой фрагмент

Пойте, пойте, кифары, цариц,
Пой царевен меловых, Гораций,
Над столами арома кориц
Пусть летит о холодности граций.

Это ль антики тусклый флеор,
Винодержные кубки и свечи,
Шелк овеет дыхание Ор,
Фей увьют всехрустальные течи.

Будет мускус нимфеток прельщать
И зефирность в начинье сольется,
И гиад станет мгла озлащать,
Яко ветхая чара не бьется.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 05.04.2021 в 20:25
silverpoetryДата: Вторник, 13.04.2021, 16:42 | Сообщение # 174
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Вишни у менад

Третий фрагмент


Сколь всенощные своды темны
И губители миррой совиты,
Мы бежим фаворитов Луны
И огней валькирической свиты.

Из подвальниц емин ледяных
Феи тьмы нанесли в пировые,
Будут мытарей чтить юродных,
Будут плакать одесно живые.

И тогда лишь, Господе, тогда
Вспомнят небы скитальцев молчащих,
Над какими ночная Звезда
Барву льет со лучей преточащих.

Одиннадцатый фрагмент

Золотыя виньеты менад
Тьма ведет по лавастровой чаше,
Увершают ночной променад
Афинянки, сумрачность лияше.

Как пленительны рамена их,
Сколь чудесны оне и эфирны,
Ждут обручницы гостий благих
В течах цвети вишневой и смирны.

Полог антики мглой исплетен,
Со краев оторочен шелками,
Где мы сами бессмертных картен
Злать внимаем, гуляя с волками.

Четырнадцатый фрагмент

Темных линий букетники мгла
Соведет золоченой каймою,
Юродных усадят круг стола,
Всяк пусть хвалится нищей сумою.

Поелику царевнам дарят
Ночь цветов – славьте небо, фиады,
Нас архангелы с нею мирят,
Нам пеют елеонские сады.

Узрит, узрит Господе сквозь цветь
Райской сени ночные аллеи,
Где претщатся во мгле огневеть
Золоченые кровью лилеи.

Двадцать пятый фрагмент

В алавастрах чудесна арма,
Званы мы к небоимным ли столам,
Театральные боги письма
Суе нас уподобят Эолам.

Что и речь, мимо, мимо летят,
Ангелки, их высокая сводность
Лишь манит, яко нас и восчтят –
Как отринуть юдоли холодность.

И поставят еще на столы
У гиад просфиру золотую,
Чтоб всенощно свечельницы мглы
Тлили неба лепнину витую.

Тридцать девятый фрагмент

Форкиады ли нас и гонят
Ко тлетворным оцветникам сада,
И цикутою вишни чинят,
И стенают в решетницах Ада.

Сон Корделии тягостен, герб
Королевский оплавили свечи,
Ах, мы сами идем на ущерб,
Ах, мы сами лишь пленники речи.

Веселы наши дщери, оне
С хором дивных менад пировают,
И пеют о борейском огне
Мнемосине, и вишни срывают.

Чума и серебро

Пятый фрагмент

Ночь откупорим – снова текут
С плеч меловниц асийские шелки,
Царских дочек сангины влекут
И дьяментные колют иголки.

Хвои тусклость Звездой овели
Феи неба, алкавшие мести,
В снах Патрисии мнят короли
Узы крови, гербовники чести.

Иль во яви лиется вино
Под серветки из амфор червонных,
И готовят нам Цины одно
Мел фамильных отрав благовонных.

Девятнадцатый фрагмент

Дождались ягомостей столы,
Мускус терпкий лиется о хвоях,
И царевны еще веселы,
И одесность горит на сувоях.

Хлебы пышные, яствий арма,
Это мы ли с начинием входим
И пием, яко дышит Чума
Вновь легко, и со ней хороводим.

Аониды поют, веселясь,
Чают юны шелков и сиянья,
И трезвеют юдицы, мелясь,
От успений и пиров слиянья.

Сорок первый фрагмент

И сольем тусклый морок ночей,
Яд серебра в лафитники пира,
Нанесли антикварных свечей
К нашим столам гонцы из Эпира.

Где и флейты волшебные, где
Эвмениды, бессмертием веют
Небы мира о течной слюде,
От абсента юдицы трезвеют.

Суе лон их тлетворных бежать,
Шелков черных с подбоем всемлечным,
Так и станем остье наряжать
Мертвых елей серебром увечным.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вишни у менад

Третий фрагмент


Сколь всенощные своды темны
И губители миррой совиты,
Мы бежим фаворитов Луны
И огней валькирической свиты.

Из подвальниц емин ледяных
Феи тьмы нанесли в пировые,
Будут мытарей чтить юродных,
Будут плакать одесно живые.

И тогда лишь, Господе, тогда
Вспомнят небы скитальцев молчащих,
Над какими ночная Звезда
Барву льет со лучей преточащих.

Одиннадцатый фрагмент

Золотыя виньеты менад
Тьма ведет по лавастровой чаше,
Увершают ночной променад
Афинянки, сумрачность лияше.

Как пленительны рамена их,
Сколь чудесны оне и эфирны,
Ждут обручницы гостий благих
В течах цвети вишневой и смирны.

Полог антики мглой исплетен,
Со краев оторочен шелками,
Где мы сами бессмертных картен
Злать внимаем, гуляя с волками.

Четырнадцатый фрагмент

Темных линий букетники мгла
Соведет золоченой каймою,
Юродных усадят круг стола,
Всяк пусть хвалится нищей сумою.

Поелику царевнам дарят
Ночь цветов – славьте небо, фиады,
Нас архангелы с нею мирят,
Нам пеют елеонские сады.

Узрит, узрит Господе сквозь цветь
Райской сени ночные аллеи,
Где претщатся во мгле огневеть
Золоченые кровью лилеи.

Двадцать пятый фрагмент

В алавастрах чудесна арма,
Званы мы к небоимным ли столам,
Театральные боги письма
Суе нас уподобят Эолам.

Что и речь, мимо, мимо летят,
Ангелки, их высокая сводность
Лишь манит, яко нас и восчтят –
Как отринуть юдоли холодность.

И поставят еще на столы
У гиад просфиру золотую,
Чтоб всенощно свечельницы мглы
Тлили неба лепнину витую.

Тридцать девятый фрагмент

Форкиады ли нас и гонят
Ко тлетворным оцветникам сада,
И цикутою вишни чинят,
И стенают в решетницах Ада.

Сон Корделии тягостен, герб
Королевский оплавили свечи,
Ах, мы сами идем на ущерб,
Ах, мы сами лишь пленники речи.

Веселы наши дщери, оне
С хором дивных менад пировают,
И пеют о борейском огне
Мнемосине, и вишни срывают.

Чума и серебро

Пятый фрагмент

Ночь откупорим – снова текут
С плеч меловниц асийские шелки,
Царских дочек сангины влекут
И дьяментные колют иголки.

Хвои тусклость Звездой овели
Феи неба, алкавшие мести,
В снах Патрисии мнят короли
Узы крови, гербовники чести.

Иль во яви лиется вино
Под серветки из амфор червонных,
И готовят нам Цины одно
Мел фамильных отрав благовонных.

Девятнадцатый фрагмент

Дождались ягомостей столы,
Мускус терпкий лиется о хвоях,
И царевны еще веселы,
И одесность горит на сувоях.

Хлебы пышные, яствий арма,
Это мы ли с начинием входим
И пием, яко дышит Чума
Вновь легко, и со ней хороводим.

Аониды поют, веселясь,
Чают юны шелков и сиянья,
И трезвеют юдицы, мелясь,
От успений и пиров слиянья.

Сорок первый фрагмент

И сольем тусклый морок ночей,
Яд серебра в лафитники пира,
Нанесли антикварных свечей
К нашим столам гонцы из Эпира.

Где и флейты волшебные, где
Эвмениды, бессмертием веют
Небы мира о течной слюде,
От абсента юдицы трезвеют.

Суе лон их тлетворных бежать,
Шелков черных с подбоем всемлечным,
Так и станем остье наряжать
Мертвых елей серебром увечным.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 13.04.2021 в 16:42
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вишни у менад

Третий фрагмент


Сколь всенощные своды темны
И губители миррой совиты,
Мы бежим фаворитов Луны
И огней валькирической свиты.

Из подвальниц емин ледяных
Феи тьмы нанесли в пировые,
Будут мытарей чтить юродных,
Будут плакать одесно живые.

И тогда лишь, Господе, тогда
Вспомнят небы скитальцев молчащих,
Над какими ночная Звезда
Барву льет со лучей преточащих.

Одиннадцатый фрагмент

Золотыя виньеты менад
Тьма ведет по лавастровой чаше,
Увершают ночной променад
Афинянки, сумрачность лияше.

Как пленительны рамена их,
Сколь чудесны оне и эфирны,
Ждут обручницы гостий благих
В течах цвети вишневой и смирны.

Полог антики мглой исплетен,
Со краев оторочен шелками,
Где мы сами бессмертных картен
Злать внимаем, гуляя с волками.

Четырнадцатый фрагмент

Темных линий букетники мгла
Соведет золоченой каймою,
Юродных усадят круг стола,
Всяк пусть хвалится нищей сумою.

Поелику царевнам дарят
Ночь цветов – славьте небо, фиады,
Нас архангелы с нею мирят,
Нам пеют елеонские сады.

Узрит, узрит Господе сквозь цветь
Райской сени ночные аллеи,
Где претщатся во мгле огневеть
Золоченые кровью лилеи.

Двадцать пятый фрагмент

В алавастрах чудесна арма,
Званы мы к небоимным ли столам,
Театральные боги письма
Суе нас уподобят Эолам.

Что и речь, мимо, мимо летят,
Ангелки, их высокая сводность
Лишь манит, яко нас и восчтят –
Как отринуть юдоли холодность.

И поставят еще на столы
У гиад просфиру золотую,
Чтоб всенощно свечельницы мглы
Тлили неба лепнину витую.

Тридцать девятый фрагмент

Форкиады ли нас и гонят
Ко тлетворным оцветникам сада,
И цикутою вишни чинят,
И стенают в решетницах Ада.

Сон Корделии тягостен, герб
Королевский оплавили свечи,
Ах, мы сами идем на ущерб,
Ах, мы сами лишь пленники речи.

Веселы наши дщери, оне
С хором дивных менад пировают,
И пеют о борейском огне
Мнемосине, и вишни срывают.

Чума и серебро

Пятый фрагмент

Ночь откупорим – снова текут
С плеч меловниц асийские шелки,
Царских дочек сангины влекут
И дьяментные колют иголки.

Хвои тусклость Звездой овели
Феи неба, алкавшие мести,
В снах Патрисии мнят короли
Узы крови, гербовники чести.

Иль во яви лиется вино
Под серветки из амфор червонных,
И готовят нам Цины одно
Мел фамильных отрав благовонных.

Девятнадцатый фрагмент

Дождались ягомостей столы,
Мускус терпкий лиется о хвоях,
И царевны еще веселы,
И одесность горит на сувоях.

Хлебы пышные, яствий арма,
Это мы ли с начинием входим
И пием, яко дышит Чума
Вновь легко, и со ней хороводим.

Аониды поют, веселясь,
Чают юны шелков и сиянья,
И трезвеют юдицы, мелясь,
От успений и пиров слиянья.

Сорок первый фрагмент

И сольем тусклый морок ночей,
Яд серебра в лафитники пира,
Нанесли антикварных свечей
К нашим столам гонцы из Эпира.

Где и флейты волшебные, где
Эвмениды, бессмертием веют
Небы мира о течной слюде,
От абсента юдицы трезвеют.

Суе лон их тлетворных бежать,
Шелков черных с подбоем всемлечным,
Так и станем остье наряжать
Мертвых елей серебром увечным.

Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 13.04.2021 в 16:42
silverpoetryДата: Воскресенье, 18.04.2021, 13:47 | Сообщение # 175
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Вновь у Гекаты

Тринадцатый фрагмент


Нитью черною битый фарфор
Соведем, пусть менады пируют
О червленом и, шелками Ор
Увиясь, гоям небы даруют.

Это пир или тризна, ответь,
Золотая Геката-царица,
Меж креманок вольно багроветь
Феям снов, им и хлебы – корица.

Ах, мы сами темнее ночных
Всеувечных скульптурниц мраморных,
Яд пием их шелков ледяных,
Изотлевших на лядвиях морных.

Тридцать второй фрагмент

Хвои басмовой огнь золотей
И чудесней о слоте виньеток
Рождества, аониды затей
Сех бегут, не теряя монеток.

Длись , мгновение, в неге пиров
Неб рифмовники феи забудут,
И восславят хлебницы и кров,
И печаль вековую избудут.

К столам вынесут емины сем
Дивам белым – наложницам речи,
Мы тогда с темным шелком взнесем
Кровью чермною витые свечи.

Пятидесятый фрагмент

Шелки черные юдиц пьянят,
Цветь обрядная золотом дарит,
Во гробах королевичей мнят,
Сколь одесно Чума государит.

Аще лики царевен темны
И белые рамена соникли,
Пусть им видятся млечные сны,
Пусть чарует их немость ли, крик ли.

И одно в эти пиршества Ид
Занесем холод тьмы благовонный,
Чтобы мертвые шелки сильфид
Излились на атрамент червонный.

Черные вишни и мирра

Первый фрагмент

Черных вишен марутам к столу
Поднесем, облачившись в ливреи,
Аще одницы чествуют мглу,
Яко чахнут над златом Гиреи.

Будем пиры их молча следить,
Озлачать будем шелками хлебы,
И цветами емины сладить,
И еще соявляться у Гебы.

И когда на столовой черни
О хлебницах эфирность востлеет,
Мы ко небу взалкаем – гляни,
Вишен челядь успенным жалеет.

Седьмой фрагмент

Тусклых свеч хоровод ледяной
Сон июльский пьянит, о лепнины
Бьются ангели нощи земной,
И земные у нас именины.

И найдут в пировые купцы
С темной миррой – вином исцеляться,
И каморные наши венцы
Под холодностью млечной затлятся.

Мы еще удивим, удивим
Фей цветов ли, царевен юродных,
И во мареве слоты явим
Лед всенощных теней богородных.

Двадцать первый фрагмент

Волны, по две бегите, Невы
Царский мраморник тьмой увивайте,
Идофеи-богини канвы
Серебрите и вновь пировайте.

Яко славил Иосифе бег
Этот дивный, пусть негу менады
Льют в начинье и траурный снег
Черноблочные жжет колоннады.

Мы и сами претщились востлить
Чернью течной дворцовую сводность,
Чтоб на арочный мрамор солить
Падших звезд вековую холодность.

Двадцать пятый фрагмент

Были пиры одесно ярки
И высоко плеяды сияли,
Чад на хорах ждали ангелки
И немолчно, немолчно пеяли.

Ах, давно се избыто, одне
Пляшут фурии в рамницах темных,
И беснуются нощно оне,
И о барвах горят несоемных.

Гела нас у ворот золотых,
Окантованных чернию, встретит,
Зрите мытарей, тьмой совитых,
Коих пурпуром небо и метит.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вновь у Гекаты

Тринадцатый фрагмент


Нитью черною битый фарфор
Соведем, пусть менады пируют
О червленом и, шелками Ор
Увиясь, гоям небы даруют.

Это пир или тризна, ответь,
Золотая Геката-царица,
Меж креманок вольно багроветь
Феям снов, им и хлебы – корица.

Ах, мы сами темнее ночных
Всеувечных скульптурниц мраморных,
Яд пием их шелков ледяных,
Изотлевших на лядвиях морных.

Тридцать второй фрагмент

Хвои басмовой огнь золотей
И чудесней о слоте виньеток
Рождества, аониды затей
Сех бегут, не теряя монеток.

Длись , мгновение, в неге пиров
Неб рифмовники феи забудут,
И восславят хлебницы и кров,
И печаль вековую избудут.

К столам вынесут емины сем
Дивам белым – наложницам речи,
Мы тогда с темным шелком взнесем
Кровью чермною витые свечи.

Пятидесятый фрагмент

Шелки черные юдиц пьянят,
Цветь обрядная золотом дарит,
Во гробах королевичей мнят,
Сколь одесно Чума государит.

Аще лики царевен темны
И белые рамена соникли,
Пусть им видятся млечные сны,
Пусть чарует их немость ли, крик ли.

И одно в эти пиршества Ид
Занесем холод тьмы благовонный,
Чтобы мертвые шелки сильфид
Излились на атрамент червонный.

Черные вишни и мирра

Первый фрагмент

Черных вишен марутам к столу
Поднесем, облачившись в ливреи,
Аще одницы чествуют мглу,
Яко чахнут над златом Гиреи.

Будем пиры их молча следить,
Озлачать будем шелками хлебы,
И цветами емины сладить,
И еще соявляться у Гебы.

И когда на столовой черни
О хлебницах эфирность востлеет,
Мы ко небу взалкаем – гляни,
Вишен челядь успенным жалеет.

Седьмой фрагмент

Тусклых свеч хоровод ледяной
Сон июльский пьянит, о лепнины
Бьются ангели нощи земной,
И земные у нас именины.

И найдут в пировые купцы
С темной миррой – вином исцеляться,
И каморные наши венцы
Под холодностью млечной затлятся.

Мы еще удивим, удивим
Фей цветов ли, царевен юродных,
И во мареве слоты явим
Лед всенощных теней богородных.

Двадцать первый фрагмент

Волны, по две бегите, Невы
Царский мраморник тьмой увивайте,
Идофеи-богини канвы
Серебрите и вновь пировайте.

Яко славил Иосифе бег
Этот дивный, пусть негу менады
Льют в начинье и траурный снег
Черноблочные жжет колоннады.

Мы и сами претщились востлить
Чернью течной дворцовую сводность,
Чтоб на арочный мрамор солить
Падших звезд вековую холодность.

Двадцать пятый фрагмент

Были пиры одесно ярки
И высоко плеяды сияли,
Чад на хорах ждали ангелки
И немолчно, немолчно пеяли.

Ах, давно се избыто, одне
Пляшут фурии в рамницах темных,
И беснуются нощно оне,
И о барвах горят несоемных.

Гела нас у ворот золотых,
Окантованных чернию, встретит,
Зрите мытарей, тьмой совитых,
Коих пурпуром небо и метит.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 18.04.2021 в 13:47
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Вновь у Гекаты

Тринадцатый фрагмент


Нитью черною битый фарфор
Соведем, пусть менады пируют
О червленом и, шелками Ор
Увиясь, гоям небы даруют.

Это пир или тризна, ответь,
Золотая Геката-царица,
Меж креманок вольно багроветь
Феям снов, им и хлебы – корица.

Ах, мы сами темнее ночных
Всеувечных скульптурниц мраморных,
Яд пием их шелков ледяных,
Изотлевших на лядвиях морных.

Тридцать второй фрагмент

Хвои басмовой огнь золотей
И чудесней о слоте виньеток
Рождества, аониды затей
Сех бегут, не теряя монеток.

Длись , мгновение, в неге пиров
Неб рифмовники феи забудут,
И восславят хлебницы и кров,
И печаль вековую избудут.

К столам вынесут емины сем
Дивам белым – наложницам речи,
Мы тогда с темным шелком взнесем
Кровью чермною витые свечи.

Пятидесятый фрагмент

Шелки черные юдиц пьянят,
Цветь обрядная золотом дарит,
Во гробах королевичей мнят,
Сколь одесно Чума государит.

Аще лики царевен темны
И белые рамена соникли,
Пусть им видятся млечные сны,
Пусть чарует их немость ли, крик ли.

И одно в эти пиршества Ид
Занесем холод тьмы благовонный,
Чтобы мертвые шелки сильфид
Излились на атрамент червонный.

Черные вишни и мирра

Первый фрагмент

Черных вишен марутам к столу
Поднесем, облачившись в ливреи,
Аще одницы чествуют мглу,
Яко чахнут над златом Гиреи.

Будем пиры их молча следить,
Озлачать будем шелками хлебы,
И цветами емины сладить,
И еще соявляться у Гебы.

И когда на столовой черни
О хлебницах эфирность востлеет,
Мы ко небу взалкаем – гляни,
Вишен челядь успенным жалеет.

Седьмой фрагмент

Тусклых свеч хоровод ледяной
Сон июльский пьянит, о лепнины
Бьются ангели нощи земной,
И земные у нас именины.

И найдут в пировые купцы
С темной миррой – вином исцеляться,
И каморные наши венцы
Под холодностью млечной затлятся.

Мы еще удивим, удивим
Фей цветов ли, царевен юродных,
И во мареве слоты явим
Лед всенощных теней богородных.

Двадцать первый фрагмент

Волны, по две бегите, Невы
Царский мраморник тьмой увивайте,
Идофеи-богини канвы
Серебрите и вновь пировайте.

Яко славил Иосифе бег
Этот дивный, пусть негу менады
Льют в начинье и траурный снег
Черноблочные жжет колоннады.

Мы и сами претщились востлить
Чернью течной дворцовую сводность,
Чтоб на арочный мрамор солить
Падших звезд вековую холодность.

Двадцать пятый фрагмент

Были пиры одесно ярки
И высоко плеяды сияли,
Чад на хорах ждали ангелки
И немолчно, немолчно пеяли.

Ах, давно се избыто, одне
Пляшут фурии в рамницах темных,
И беснуются нощно оне,
И о барвах горят несоемных.

Гела нас у ворот золотых,
Окантованных чернию, встретит,
Зрите мытарей, тьмой совитых,
Коих пурпуром небо и метит.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 18.04.2021 в 13:47
silverpoetryДата: Понедельник, 26.04.2021, 16:48 | Сообщение # 176
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Гадания хористок

Девятнадцатый фрагмент

Возлетают Щелкунчики в снах
Мертвых фей тридевятого царства,
Ночь прецветим огнем апронах,
Шелком юдиц, не чая коварства.

И царевен укутал сумрак,
Бланманже и пирожные тлеют,
Всякий гном облачился во фрак,
Парики хвойных граций белеют.

Эти сонные пиры текут,
Неотмирно и чудно мерцая,
Ангелки ль снегом их облекут,
Воск и мирру на тортах зерцая.

Двадцать девятый фрагмент

Се для нас золотыя пеют
Во смуге млечных царствий кифары,
По шелкам ли юдиц узнают –
Носят с хлебами траура чары.

Ах, музыка, всевластвуй, лети
Над хлебами и винами, дважды
Как рапсодов убить иль спасти,
Как избавить мучительной жажды.

Солиется на битый фарфор
Хвои цветь, мглы путрамент червонный,
И допьем из хрустальных амфор
Тусклый морок и яд благовонный.

Сороковой фрагмент

Ночь мерцает в шарах золотых
С окантовкою млечной, химеры
Дев смущают, огнем превитых,
Шелки эльфам несут костюмеры.

Пой, Летия, сапфирную мглу,
Святок воск ли, царевен успенных,
Всякой дали на яде иглу,
Всяка пьет из лафитников пенных.

Там не яд, а блистанье теней,
Коих чая, хористки гадают,
И под маревом течных огней
Бьющих мрамор юдиц соглядают.

Царицы и одалиски

Пятый фрагмент

Внове юдицы нощно спешат
Мерить шелки Офелий и Лаур,
И пеют, и никак не решат,
Что надеть, яко в Дании траур.

Вейте, милые, пудры свое,
Тушью басмовой чела гасите,
Пунш с араком лия на остье,
Тортов с ядом у Гебы просите.

Яко чернию будут столы
Оводить кареокие Ханы –
И узрят, сколь оне веселы,
Сколь и феи пиров недыханны.

Семнадцатый фрагмент

Морок дивный и елочный снег,
И гирлянды, огнем совитые,
Чают пленницы святочных нег,
Одалиски, Цианы златые.

Феи томно зерцают с ветвей,
Тусклой хвои червонны сангины,
Кто прекраснее всех и мертвей –
Юны, пьющие холод ангины.

Восторгаясь аромой кориц,
Эти яды ль для нас и мешали
Картонажные тени цариц,
Увиенных в алмазные шали.

Тридцать восьмой фрагмент

Лейте холод, вергилии, мы
Алчем блеск и диамент порфирный,
И, чаруя музеумы тьмы,
Сами огнь преливаем эфирный.

Речь хотоли, но осы летят,
Вновь смертливые осы, на хвои
Млечный цвет солетаясь, блестят,
Их бегут антикварные вои.

Сколь в одесных пирах балевать
Не дали принцам крови успенным,
И начнем темный шелк обрывать,
Чтобы мниться блядям червопенным.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Гадания хористок

Девятнадцатый фрагмент

Возлетают Щелкунчики в снах
Мертвых фей тридевятого царства,
Ночь прецветим огнем апронах,
Шелком юдиц, не чая коварства.

И царевен укутал сумрак,
Бланманже и пирожные тлеют,
Всякий гном облачился во фрак,
Парики хвойных граций белеют.

Эти сонные пиры текут,
Неотмирно и чудно мерцая,
Ангелки ль снегом их облекут,
Воск и мирру на тортах зерцая.

Двадцать девятый фрагмент

Се для нас золотыя пеют
Во смуге млечных царствий кифары,
По шелкам ли юдиц узнают –
Носят с хлебами траура чары.

Ах, музыка, всевластвуй, лети
Над хлебами и винами, дважды
Как рапсодов убить иль спасти,
Как избавить мучительной жажды.

Солиется на битый фарфор
Хвои цветь, мглы путрамент червонный,
И допьем из хрустальных амфор
Тусклый морок и яд благовонный.

Сороковой фрагмент

Ночь мерцает в шарах золотых
С окантовкою млечной, химеры
Дев смущают, огнем превитых,
Шелки эльфам несут костюмеры.

Пой, Летия, сапфирную мглу,
Святок воск ли, царевен успенных,
Всякой дали на яде иглу,
Всяка пьет из лафитников пенных.

Там не яд, а блистанье теней,
Коих чая, хористки гадают,
И под маревом течных огней
Бьющих мрамор юдиц соглядают.

Царицы и одалиски

Пятый фрагмент

Внове юдицы нощно спешат
Мерить шелки Офелий и Лаур,
И пеют, и никак не решат,
Что надеть, яко в Дании траур.

Вейте, милые, пудры свое,
Тушью басмовой чела гасите,
Пунш с араком лия на остье,
Тортов с ядом у Гебы просите.

Яко чернию будут столы
Оводить кареокие Ханы –
И узрят, сколь оне веселы,
Сколь и феи пиров недыханны.

Семнадцатый фрагмент

Морок дивный и елочный снег,
И гирлянды, огнем совитые,
Чают пленницы святочных нег,
Одалиски, Цианы златые.

Феи томно зерцают с ветвей,
Тусклой хвои червонны сангины,
Кто прекраснее всех и мертвей –
Юны, пьющие холод ангины.

Восторгаясь аромой кориц,
Эти яды ль для нас и мешали
Картонажные тени цариц,
Увиенных в алмазные шали.

Тридцать восьмой фрагмент

Лейте холод, вергилии, мы
Алчем блеск и диамент порфирный,
И, чаруя музеумы тьмы,
Сами огнь преливаем эфирный.

Речь хотоли, но осы летят,
Вновь смертливые осы, на хвои
Млечный цвет солетаясь, блестят,
Их бегут антикварные вои.

Сколь в одесных пирах балевать
Не дали принцам крови успенным,
И начнем темный шелк обрывать,
Чтобы мниться блядям червопенным.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 26.04.2021 в 16:48
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Гадания хористок

Девятнадцатый фрагмент

Возлетают Щелкунчики в снах
Мертвых фей тридевятого царства,
Ночь прецветим огнем апронах,
Шелком юдиц, не чая коварства.

И царевен укутал сумрак,
Бланманже и пирожные тлеют,
Всякий гном облачился во фрак,
Парики хвойных граций белеют.

Эти сонные пиры текут,
Неотмирно и чудно мерцая,
Ангелки ль снегом их облекут,
Воск и мирру на тортах зерцая.

Двадцать девятый фрагмент

Се для нас золотыя пеют
Во смуге млечных царствий кифары,
По шелкам ли юдиц узнают –
Носят с хлебами траура чары.

Ах, музыка, всевластвуй, лети
Над хлебами и винами, дважды
Как рапсодов убить иль спасти,
Как избавить мучительной жажды.

Солиется на битый фарфор
Хвои цветь, мглы путрамент червонный,
И допьем из хрустальных амфор
Тусклый морок и яд благовонный.

Сороковой фрагмент

Ночь мерцает в шарах золотых
С окантовкою млечной, химеры
Дев смущают, огнем превитых,
Шелки эльфам несут костюмеры.

Пой, Летия, сапфирную мглу,
Святок воск ли, царевен успенных,
Всякой дали на яде иглу,
Всяка пьет из лафитников пенных.

Там не яд, а блистанье теней,
Коих чая, хористки гадают,
И под маревом течных огней
Бьющих мрамор юдиц соглядают.

Царицы и одалиски

Пятый фрагмент

Внове юдицы нощно спешат
Мерить шелки Офелий и Лаур,
И пеют, и никак не решат,
Что надеть, яко в Дании траур.

Вейте, милые, пудры свое,
Тушью басмовой чела гасите,
Пунш с араком лия на остье,
Тортов с ядом у Гебы просите.

Яко чернию будут столы
Оводить кареокие Ханы –
И узрят, сколь оне веселы,
Сколь и феи пиров недыханны.

Семнадцатый фрагмент

Морок дивный и елочный снег,
И гирлянды, огнем совитые,
Чают пленницы святочных нег,
Одалиски, Цианы златые.

Феи томно зерцают с ветвей,
Тусклой хвои червонны сангины,
Кто прекраснее всех и мертвей –
Юны, пьющие холод ангины.

Восторгаясь аромой кориц,
Эти яды ль для нас и мешали
Картонажные тени цариц,
Увиенных в алмазные шали.

Тридцать восьмой фрагмент

Лейте холод, вергилии, мы
Алчем блеск и диамент порфирный,
И, чаруя музеумы тьмы,
Сами огнь преливаем эфирный.

Речь хотоли, но осы летят,
Вновь смертливые осы, на хвои
Млечный цвет солетаясь, блестят,
Их бегут антикварные вои.

Сколь в одесных пирах балевать
Не дали принцам крови успенным,
И начнем темный шелк обрывать,
Чтобы мниться блядям червопенным.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 26.04.2021 в 16:48
silverpoetryДата: Суббота, 01.05.2021, 16:51 | Сообщение # 177
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Геспериды и Золотые плоды

Первый фрагмент


Чернью эльфы сангины пиров
Обвили, аще яства зефирны,
Будем чаять серебро шаров,
Пойте, небы, мы сами эфирны.

Бланманже герцогини ядят,
Фри давятся ль от кривских мочанок,
Циминийские волки следят
Пышность лядвий нагих диканчанок.

Днесь мерцает и пенится брют,
Истекаясь по черному снегу,
И алмазные донны лиют
Из фарфорниц готических негу.

Десятый фрагмент

Геспериды златые шары
Иль волшебные яблоки чают,
И тлеются огни мишуры,
И в решетницы нас заточают.

Соклонимся к одесным сеим
Ночи ярусам, хвойным купажам,
Мы ль садовые узы таим
И дивимся портальным винтажам.

Боги, боги, хотя премерцать
Не устаньте о каморах темных,
Чтоб еще и могли восклицать
Феи негу плодов несоемных.

Семнадцатый фрагмент

Мрак в бокалы тийады сольют,
Ночь окутает шелком прелестниц,
Локны их нас армой увиют –
И спустимся по золоту лестниц.

Эти чудные, чудные сны
Лишь воспомним на хорах эдемских,
Фимиамы сие взнесены
Паче мирры и звезд вифлеемских.

Будут млечные цитрии чтить
Внове юные одницы Гебы,
И тогда мы начнем золотить
Шелком тусклым надмирные хлебы.

Царевны и Чума

Пятый фрагмент

С персей белых юнеток текут
Золотые и черные воски,
Эльфы в спальни царевен влекут,
Их еще ли нежны отголоски.

Эти славные пиры цариц,
Ах, чудеснее лишь и милее,
Хлебы сребрятся, чая кориц,
Юне всякой дарят по лилее.

И десерты к столам занесет
Антикварная челядь о красном,
И Геката-царица спасет
Пьющих яды во шуме прекрасном.

Четырнадцатый фрагмент

Парфюмерные столики дев
Нижут эльфы иглицей червонной,
Шумных балов флеор соглядев,
Их аромою вьют благовонной.

Пойте, пойте, властители тьмы,
Яды черные с вишней мешайте,
И в музее царицы Чумы
Граций бледных легко оглашайте.

А начнут кутией преносить
Ягомостей фиады хмельные,
Огнь сангин мы и будем гасить,
Жечь царевен уста ледяные.

Сороковой фрагмент

Принты черные шелки тиснят,
Нощно танцы вакханки заводят
И юнеток беспечных манят,
И пиют, и еще хороводят.

Ах, сюда ли юдицы влекли
Принцев крови, со мглой обрученных,
Им цветочную мирру несли,
Чернь вия на перстах истонченных.

Ид блюстители вдовых и злых
Ныне хлебы и яд восклицают,
Где сангины царевен белых
Чермным золотом дивно мерцают.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Геспериды и Золотые плоды

Первый фрагмент


Чернью эльфы сангины пиров
Обвили, аще яства зефирны,
Будем чаять серебро шаров,
Пойте, небы, мы сами эфирны.

Бланманже герцогини ядят,
Фри давятся ль от кривских мочанок,
Циминийские волки следят
Пышность лядвий нагих диканчанок.

Днесь мерцает и пенится брют,
Истекаясь по черному снегу,
И алмазные донны лиют
Из фарфорниц готических негу.

Десятый фрагмент

Геспериды златые шары
Иль волшебные яблоки чают,
И тлеются огни мишуры,
И в решетницы нас заточают.

Соклонимся к одесным сеим
Ночи ярусам, хвойным купажам,
Мы ль садовые узы таим
И дивимся портальным винтажам.

Боги, боги, хотя премерцать
Не устаньте о каморах темных,
Чтоб еще и могли восклицать
Феи негу плодов несоемных.

Семнадцатый фрагмент

Мрак в бокалы тийады сольют,
Ночь окутает шелком прелестниц,
Локны их нас армой увиют –
И спустимся по золоту лестниц.

Эти чудные, чудные сны
Лишь воспомним на хорах эдемских,
Фимиамы сие взнесены
Паче мирры и звезд вифлеемских.

Будут млечные цитрии чтить
Внове юные одницы Гебы,
И тогда мы начнем золотить
Шелком тусклым надмирные хлебы.

Царевны и Чума

Пятый фрагмент

С персей белых юнеток текут
Золотые и черные воски,
Эльфы в спальни царевен влекут,
Их еще ли нежны отголоски.

Эти славные пиры цариц,
Ах, чудеснее лишь и милее,
Хлебы сребрятся, чая кориц,
Юне всякой дарят по лилее.

И десерты к столам занесет
Антикварная челядь о красном,
И Геката-царица спасет
Пьющих яды во шуме прекрасном.

Четырнадцатый фрагмент

Парфюмерные столики дев
Нижут эльфы иглицей червонной,
Шумных балов флеор соглядев,
Их аромою вьют благовонной.

Пойте, пойте, властители тьмы,
Яды черные с вишней мешайте,
И в музее царицы Чумы
Граций бледных легко оглашайте.

А начнут кутией преносить
Ягомостей фиады хмельные,
Огнь сангин мы и будем гасить,
Жечь царевен уста ледяные.

Сороковой фрагмент

Принты черные шелки тиснят,
Нощно танцы вакханки заводят
И юнеток беспечных манят,
И пиют, и еще хороводят.

Ах, сюда ли юдицы влекли
Принцев крови, со мглой обрученных,
Им цветочную мирру несли,
Чернь вия на перстах истонченных.

Ид блюстители вдовых и злых
Ныне хлебы и яд восклицают,
Где сангины царевен белых
Чермным золотом дивно мерцают.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 01.05.2021 в 16:51
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Геспериды и Золотые плоды

Первый фрагмент


Чернью эльфы сангины пиров
Обвили, аще яства зефирны,
Будем чаять серебро шаров,
Пойте, небы, мы сами эфирны.

Бланманже герцогини ядят,
Фри давятся ль от кривских мочанок,
Циминийские волки следят
Пышность лядвий нагих диканчанок.

Днесь мерцает и пенится брют,
Истекаясь по черному снегу,
И алмазные донны лиют
Из фарфорниц готических негу.

Десятый фрагмент

Геспериды златые шары
Иль волшебные яблоки чают,
И тлеются огни мишуры,
И в решетницы нас заточают.

Соклонимся к одесным сеим
Ночи ярусам, хвойным купажам,
Мы ль садовые узы таим
И дивимся портальным винтажам.

Боги, боги, хотя премерцать
Не устаньте о каморах темных,
Чтоб еще и могли восклицать
Феи негу плодов несоемных.

Семнадцатый фрагмент

Мрак в бокалы тийады сольют,
Ночь окутает шелком прелестниц,
Локны их нас армой увиют –
И спустимся по золоту лестниц.

Эти чудные, чудные сны
Лишь воспомним на хорах эдемских,
Фимиамы сие взнесены
Паче мирры и звезд вифлеемских.

Будут млечные цитрии чтить
Внове юные одницы Гебы,
И тогда мы начнем золотить
Шелком тусклым надмирные хлебы.

Царевны и Чума

Пятый фрагмент

С персей белых юнеток текут
Золотые и черные воски,
Эльфы в спальни царевен влекут,
Их еще ли нежны отголоски.

Эти славные пиры цариц,
Ах, чудеснее лишь и милее,
Хлебы сребрятся, чая кориц,
Юне всякой дарят по лилее.

И десерты к столам занесет
Антикварная челядь о красном,
И Геката-царица спасет
Пьющих яды во шуме прекрасном.

Четырнадцатый фрагмент

Парфюмерные столики дев
Нижут эльфы иглицей червонной,
Шумных балов флеор соглядев,
Их аромою вьют благовонной.

Пойте, пойте, властители тьмы,
Яды черные с вишней мешайте,
И в музее царицы Чумы
Граций бледных легко оглашайте.

А начнут кутией преносить
Ягомостей фиады хмельные,
Огнь сангин мы и будем гасить,
Жечь царевен уста ледяные.

Сороковой фрагмент

Принты черные шелки тиснят,
Нощно танцы вакханки заводят
И юнеток беспечных манят,
И пиют, и еще хороводят.

Ах, сюда ли юдицы влекли
Принцев крови, со мглой обрученных,
Им цветочную мирру несли,
Чернь вия на перстах истонченных.

Ид блюстители вдовых и злых
Ныне хлебы и яд восклицают,
Где сангины царевен белых
Чермным золотом дивно мерцают.


• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».


Автор - silverpoetry
Дата добавления - 01.05.2021 в 16:51
silverpoetryДата: Четверг, 06.05.2021, 18:52 | Сообщение # 178
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 156
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Яков Есепкин

Палимпсесты

Десертные вариации

Второй фрагмент


Снежной пудрою феи ночей
Тьмы хрусталь оведут и царицы
Шелк взовьют под вуалью свечей,
О хлебах расточая корицы.

Ветходержных сервизов фарфор
Налиен голубым совиньоном,
Нам и пить из холодных амфор,
И тостовники чаять с Виньоном.

И рапсодов к столам посадят
Лишь кифары умолкнут, мерцая,
Где юдицы отраву сладят,
Восковые десерты зерцая.

Тринадцатый фрагмент

Ночь десертов, ядят бланманже
Герцогини и пышные фавны,
И в альковном белы неглиже
Златовласки, их чары ли славны.

Как и потчевать яствами сех
Фей Эрато, во тьму облаченных,
Со звездами на темных власех
И с клавирами од нереченных.

Спят рапсоды, Цианы одне
Лишь готических одниц взыскуют
И мелятся о хвойном огне,
И по мертвым царевнам тоскуют.

Двадцать пятый фрагмент

Хвоя темная, нощно мерцай,
Снегом елочным фей златовласных
Всечаруя, печаль отрицай,
Благость лей меж серветок атласных.

Млечным воском атрамент сведем,
В торты с ядом корицы добавим,
Нет гостей, а юдиц ли и ждем
Иль хмельных ягомостей забавим.

И вергилии станут манить
К небам див кубков слотою пенных,
И тянуть чернозвездную нить
По сангинам царевен успенных.

Хлебницы фей

Седьмой фрагмент

Нитью черной гиады сведут
Юбилейные хлебы и чаши,
И виллисы опять заведут
Хороводы, эфирность лияши.

Где невесты белые – оне
Под гербовником звезд восстенают,
Нежат рамена в бледном огне
И коварство любовное знают.

Как юдицы еще и могли
Тьму разбавить и морок палатный,
Где отраву пиют короли,
Где всемнится им хлеб чернозлатный.

Двадцать второй фрагмент

Парфюмерных шкатулок арма
Источается дивно, зерцая
Ночь и вина, царица Чума
Вновь мирволит нам, тьму восклицая.

Кисти елей горят, этот пир
Золотой, сколь тиады больные,
Мы всеславим, чаруйся, Эпир,
Шляйтесь мимо, виденья ночные.

Будут пышные хлебы вносить
К столам феи и холод ангины,
И юдицы начинут гасить
Хвои огнь и царевен сангины.

Сорок пятый фрагмент

Царский сад полн химер ледяных,
Феи бледные траур и носят,
Меж скульптурниц очнемся ночных,
Шум пиров ли камены доносят.

Из Эолии снег намели
Внове Оры, златые богини
Цветь лиют и пьяны короли,
Их гербовники мнят ворогини.

И в бочонках томится вино
Презлатое, и вьются корицы
О хлебах, где испили давно
Темный яд всебелые царицы.
 
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Десертные вариации

Второй фрагмент


Снежной пудрою феи ночей
Тьмы хрусталь оведут и царицы
Шелк взовьют под вуалью свечей,
О хлебах расточая корицы.

Ветходержных сервизов фарфор
Налиен голубым совиньоном,
Нам и пить из холодных амфор,
И тостовники чаять с Виньоном.

И рапсодов к столам посадят
Лишь кифары умолкнут, мерцая,
Где юдицы отраву сладят,
Восковые десерты зерцая.

Тринадцатый фрагмент

Ночь десертов, ядят бланманже
Герцогини и пышные фавны,
И в альковном белы неглиже
Златовласки, их чары ли славны.

Как и потчевать яствами сех
Фей Эрато, во тьму облаченных,
Со звездами на темных власех
И с клавирами од нереченных.

Спят рапсоды, Цианы одне
Лишь готических одниц взыскуют
И мелятся о хвойном огне,
И по мертвым царевнам тоскуют.

Двадцать пятый фрагмент

Хвоя темная, нощно мерцай,
Снегом елочным фей златовласных
Всечаруя, печаль отрицай,
Благость лей меж серветок атласных.

Млечным воском атрамент сведем,
В торты с ядом корицы добавим,
Нет гостей, а юдиц ли и ждем
Иль хмельных ягомостей забавим.

И вергилии станут манить
К небам див кубков слотою пенных,
И тянуть чернозвездную нить
По сангинам царевен успенных.

Хлебницы фей

Седьмой фрагмент

Нитью черной гиады сведут
Юбилейные хлебы и чаши,
И виллисы опять заведут
Хороводы, эфирность лияши.

Где невесты белые – оне
Под гербовником звезд восстенают,
Нежат рамена в бледном огне
И коварство любовное знают.

Как юдицы еще и могли
Тьму разбавить и морок палатный,
Где отраву пиют короли,
Где всемнится им хлеб чернозлатный.

Двадцать второй фрагмент

Парфюмерных шкатулок арма
Источается дивно, зерцая
Ночь и вина, царица Чума
Вновь мирволит нам, тьму восклицая.

Кисти елей горят, этот пир
Золотой, сколь тиады больные,
Мы всеславим, чаруйся, Эпир,
Шляйтесь мимо, виденья ночные.

Будут пышные хлебы вносить
К столам феи и холод ангины,
И юдицы начинут гасить
Хвои огнь и царевен сангины.

Сорок пятый фрагмент

Царский сад полн химер ледяных,
Феи бледные траур и носят,
Меж скульптурниц очнемся ночных,
Шум пиров ли камены доносят.

Из Эолии снег намели
Внове Оры, златые богини
Цветь лиют и пьяны короли,
Их гербовники мнят ворогини.

И в бочонках томится вино
Презлатое, и вьются корицы
О хлебах, где испили давно
Темный яд всебелые царицы.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 06.05.2021 в 18:52
СообщениеЯков Есепкин

Палимпсесты

Десертные вариации

Второй фрагмент


Снежной пудрою феи ночей
Тьмы хрусталь оведут и царицы
Шелк взовьют под вуалью свечей,
О хлебах расточая корицы.

Ветходержных сервизов фарфор
Налиен голубым совиньоном,
Нам и пить из холодных амфор,
И тостовники чаять с Виньоном.

И рапсодов к столам посадят
Лишь кифары умолкнут, мерцая,
Где юдицы отраву сладят,
Восковые десерты зерцая.

Тринадцатый фрагмент

Ночь десертов, ядят бланманже
Герцогини и пышные фавны,
И в альковном белы неглиже
Златовласки, их чары ли славны.

Как и потчевать яствами сех
Фей Эрато, во тьму облаченных,
Со звездами на темных власех
И с клавирами од нереченных.

Спят рапсоды, Цианы одне
Лишь готических одниц взыскуют
И мелятся о хвойном огне,
И по мертвым царевнам тоскуют.

Двадцать пятый фрагмент

Хвоя темная, нощно мерцай,
Снегом елочным фей златовласных
Всечаруя, печаль отрицай,
Благость лей меж серветок атласных.

Млечным воском атрамент сведем,
В торты с ядом корицы добавим,
Нет гостей, а юдиц ли и ждем
Иль хмельных ягомостей забавим.

И вергилии станут манить
К небам див кубков слотою пенных,
И тянуть чернозвездную нить
По сангинам царевен успенных.

Хлебницы фей

Седьмой фрагмент

Нитью черной гиады сведут
Юбилейные хлебы и чаши,
И виллисы опять заведут
Хороводы, эфирность лияши.

Где невесты белые – оне
Под гербовником звезд восстенают,
Нежат рамена в бледном огне
И коварство любовное знают.

Как юдицы еще и могли
Тьму разбавить и морок палатный,
Где отраву пиют короли,
Где всемнится им хлеб чернозлатный.

Двадцать второй фрагмент

Парфюмерных шкатулок арма
Источается дивно, зерцая
Ночь и вина, царица Чума
Вновь мирволит нам, тьму восклицая.

Кисти елей горят, этот пир
Золотой, сколь тиады больные,
Мы всеславим, чаруйся, Эпир,
Шляйтесь мимо, виденья ночные.

Будут пышные хлебы вносить
К столам феи и холод ангины,
И юдицы начинут гасить
Хвои огнь и царевен сангины.

Сорок пятый фрагмент

Царский сад полн химер ледяных,
Феи бледные траур и носят,
Меж скульптурниц очнемся ночных,
Шум пиров ли камены доносят.

Из Эолии снег намели
Внове Оры, златые богини
Цветь лиют и пьяны короли,
Их гербовники мнят ворогини.

И в бочонках томится вино
Презлатое, и вьются корицы
О хлебах, где испили давно
Темный яд всебелые царицы.

Автор - silverpoetry
Дата добавления - 06.05.2021 в 18:52
Форум » Поэзия » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Яков Есепкин Дубль (Готическая поэзия)
  • Страница 12 из 12
  • «
  • 1
  • 2
  • 10
  • 11
  • 12
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Яков Есепкин Дубль - Страница 12 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2021 Конструктор сайтов - uCoz