чудеса - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | чудеса - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Анаит, Самира 
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » чудеса
чудеса
еремейДата: Среда, 28.09.2016, 12:18 | Сообщение # 1
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 148
Награды: 0
Репутация: 30
Статус: Offline
ДУША
Есть ли в рассказах людей о необычных чудесах – и напротив, о неверии в эти чудеса – хоть какая-то правда? Ведь мир всегда делился, и до самого своего коматозного припадка будет делиться на верующих и атеистов, новаторов и консервантов, опти и пессимистов. В общем, на ярых противников друг друга. У каждой этой партии, тёмно-белой стороны нашего света, есть возможности для извращения правды, для сокрытия истины: они нанимают каждая себе самых отъявленных кликуш и фанатиков – сначала одни ставят храмы, моделируют вечные двигатели, крича о счастье прекрасного мира с богом и наукой – а другие, по пятам следуя за ними, эти храмы рушат и палки в колёса вставляют, ещё громче оря что близится апокалипсис.
И кому же тут верить, если у чёрных и белых сил есть мохнатые лапы, обереги от врага? – они в душе каждого человека. Всякий из людей живёт великой надеждой – в то же время сомневаясь, ту ли цель он себе выбрал, ту ль судьбу напророчил. Ведь у судьбы только два шага – так или этак; и опасно решать с кондачка, не просчитав своей выгоды – но обдумывать долго тоже нельзя, потому что сквозь пальцы просыпается драгоценное время; а у времени нет настоящего времени – его мгновение одной ногой ещё в будущем, а другой уже в прошлом.
===========
ДУША
Судьба и человек – это двое влюблённых. Они долго выбирают или случайно находят друг друга среди множества судеб и человеков.
Всё начинается с первых свиданий – цветы поцелуи объятья – в возрасте совершенных лет; потому что детсадовское совместное сидение на горшках и школьная сдача экзаменов за одной партой не могут назваться серьёзной любовью. А вот в сильной, и даже мощной юности, когда под энергичным твердолобьем надолго застревают мечты о великих свершениях, любому человеку хочется найти опору в судьбе.
Он ходит по улицам, думает-мыслит, представляя себе её блистательный облик на пока ещё чистых листах своей биографии; и она его ищет, сильного-храброго, который бы смог обуздать её легкомысленный вольный норов мощью характера своего. Она, прежде изменчивая, ждёт от него постоянства, чтобы больше не метаться по белому свету а прямо к цели идти; и он, уже наметивший себе эту цель, жаждет к ней чудесных волшебных путей от судьбы.
Настаёт миг, наверное сладостный для обоих, когда человек говорит – я люблю тебя, будь моей! – уже бесповоротно решившись на совместную жизнь; и судьба соглашается, смущённо тупя глазки – да милый, я твоя…
Всё – это конец. Много ль на свете семей, которые счастливы? лишь одна из десятка. Девять других тосковали по прошлому, предавали, скандалили. Между человеком и его судьбой всегда тёмной пеленой стояли несбывшиеся надежды. Он как манны небесной всё ещё ждёт каждого понедельника, а лучше нового года, чтобы начать блистательную и яркую жизнь, а она, слёзно понимая что выбрала себе не того, всё же предоставляет ему этот понедельник как эйфорию обновлённых чувств, которые снова увянут во прах.
====
ДУША
Пустота в душе, когда некуда себя деть, и не знаешь зачем живёшь. Вроде бы родился, прошёл свой длинный путь до сего времени – как поезд – а вагоны на горбу оказались порожними; и ты уже не нужный судьбе эшелон с важной загрузкой, а рельсовый летучий голландец – призрак, под самую крышу набитый свершениями-мертвецами, мечтами подохшими от голода, от лени неприложенных трудов.
Я не пуст, во мне живёт творчество. Нужно ли оно людям, то дело десятое – а мне с ним хорошо, как дурачку с погремушкой. Я гремлю словами да буквами, кажись даже не зазря, потому что многие хвалят; а вот поверит ли кто, но для меня эта похвальба да слава звучат мелочью в кружке – а лишь бы насердце было ёмко.
И оно заполняется: с каждым новым листом, исписанной тетрадью. Только вот морочит – пока ещё мягко – тоска, что никому я не дорог. Нет, она не стегает по шее плетью – сдохни, тварь – но ближе к вечеру начинает грустно шептать на ухо – опять один, хоть всплакни. – Но никаких слёз нет в помине, потому что я молод душой, и телом; лишь изредка прорывается глупая мысль – а когда ты состаришься…
Буду сидеть седенький, немощный, за обеденным столом – справа стакан компота, который больше некому подать, рядом пирожок с повидлом, угощённый жалостливой соседкой – а предо мной опять тетрадка, сотая в моей бумажной судьбе.
Вообще, есть ли у судьбы подвижки к изменению в хорошую – казалось бы – сторону, если человек только подчиняется лихим шагам жизненных обстоятельств? сам или стоя на месте, иль едва-едва переступая улиточной стёжкой. И не сказать что я трус – сам верю, и людям тысячу раз тыкну в глаза, что не боюсь смерти, которая для меня не угасанье а познание, почти новая жизнь. Но вот удобнее мне быть ведомым за ручку, чтобы не отвечать в этом мире, а только лишь пользоваться им к вящему своему удовольствию – и даже на гильотине скажу с усмешкой: - Эге, ребята, это не моя голова а ваша.
============
СМЕРТЬ
Я уже уверен, что за этим мелковатым мирком, похожим на камешек гальки на морском берегу, который то и дело оплывают набегающие волны великого космоса океана – обязательно последует для моей души новый послесмертный мир; может быть и громоздкий, словно пианино, втаскиваемое двумя задохликами на сотый этаж, но прекрасный обольстительный чарующий как музыка, которую уставшие скрюченные пальцы извлекут из его деревянных клавиш на последнем лестничном переходе.
Я не боюсь этого мира а жду его. Он мне представляется самым важным наследием всех ушедших и будущих эпох, которое ошеломит вроде бы маленькую мою душу великим знанием, истиной – а не тёмными догадками пытливого разума. Меня как зелёную хромосому, соплю на палочке, достанут пинцетом из-под зрачка микроскопа – и объяснят на пальцах, по-русски, что и как. И кому я был нужен.
 
СообщениеДУША
Есть ли в рассказах людей о необычных чудесах – и напротив, о неверии в эти чудеса – хоть какая-то правда? Ведь мир всегда делился, и до самого своего коматозного припадка будет делиться на верующих и атеистов, новаторов и консервантов, опти и пессимистов. В общем, на ярых противников друг друга. У каждой этой партии, тёмно-белой стороны нашего света, есть возможности для извращения правды, для сокрытия истины: они нанимают каждая себе самых отъявленных кликуш и фанатиков – сначала одни ставят храмы, моделируют вечные двигатели, крича о счастье прекрасного мира с богом и наукой – а другие, по пятам следуя за ними, эти храмы рушат и палки в колёса вставляют, ещё громче оря что близится апокалипсис.
И кому же тут верить, если у чёрных и белых сил есть мохнатые лапы, обереги от врага? – они в душе каждого человека. Всякий из людей живёт великой надеждой – в то же время сомневаясь, ту ли цель он себе выбрал, ту ль судьбу напророчил. Ведь у судьбы только два шага – так или этак; и опасно решать с кондачка, не просчитав своей выгоды – но обдумывать долго тоже нельзя, потому что сквозь пальцы просыпается драгоценное время; а у времени нет настоящего времени – его мгновение одной ногой ещё в будущем, а другой уже в прошлом.
===========
ДУША
Судьба и человек – это двое влюблённых. Они долго выбирают или случайно находят друг друга среди множества судеб и человеков.
Всё начинается с первых свиданий – цветы поцелуи объятья – в возрасте совершенных лет; потому что детсадовское совместное сидение на горшках и школьная сдача экзаменов за одной партой не могут назваться серьёзной любовью. А вот в сильной, и даже мощной юности, когда под энергичным твердолобьем надолго застревают мечты о великих свершениях, любому человеку хочется найти опору в судьбе.
Он ходит по улицам, думает-мыслит, представляя себе её блистательный облик на пока ещё чистых листах своей биографии; и она его ищет, сильного-храброго, который бы смог обуздать её легкомысленный вольный норов мощью характера своего. Она, прежде изменчивая, ждёт от него постоянства, чтобы больше не метаться по белому свету а прямо к цели идти; и он, уже наметивший себе эту цель, жаждет к ней чудесных волшебных путей от судьбы.
Настаёт миг, наверное сладостный для обоих, когда человек говорит – я люблю тебя, будь моей! – уже бесповоротно решившись на совместную жизнь; и судьба соглашается, смущённо тупя глазки – да милый, я твоя…
Всё – это конец. Много ль на свете семей, которые счастливы? лишь одна из десятка. Девять других тосковали по прошлому, предавали, скандалили. Между человеком и его судьбой всегда тёмной пеленой стояли несбывшиеся надежды. Он как манны небесной всё ещё ждёт каждого понедельника, а лучше нового года, чтобы начать блистательную и яркую жизнь, а она, слёзно понимая что выбрала себе не того, всё же предоставляет ему этот понедельник как эйфорию обновлённых чувств, которые снова увянут во прах.
====
ДУША
Пустота в душе, когда некуда себя деть, и не знаешь зачем живёшь. Вроде бы родился, прошёл свой длинный путь до сего времени – как поезд – а вагоны на горбу оказались порожними; и ты уже не нужный судьбе эшелон с важной загрузкой, а рельсовый летучий голландец – призрак, под самую крышу набитый свершениями-мертвецами, мечтами подохшими от голода, от лени неприложенных трудов.
Я не пуст, во мне живёт творчество. Нужно ли оно людям, то дело десятое – а мне с ним хорошо, как дурачку с погремушкой. Я гремлю словами да буквами, кажись даже не зазря, потому что многие хвалят; а вот поверит ли кто, но для меня эта похвальба да слава звучат мелочью в кружке – а лишь бы насердце было ёмко.
И оно заполняется: с каждым новым листом, исписанной тетрадью. Только вот морочит – пока ещё мягко – тоска, что никому я не дорог. Нет, она не стегает по шее плетью – сдохни, тварь – но ближе к вечеру начинает грустно шептать на ухо – опять один, хоть всплакни. – Но никаких слёз нет в помине, потому что я молод душой, и телом; лишь изредка прорывается глупая мысль – а когда ты состаришься…
Буду сидеть седенький, немощный, за обеденным столом – справа стакан компота, который больше некому подать, рядом пирожок с повидлом, угощённый жалостливой соседкой – а предо мной опять тетрадка, сотая в моей бумажной судьбе.
Вообще, есть ли у судьбы подвижки к изменению в хорошую – казалось бы – сторону, если человек только подчиняется лихим шагам жизненных обстоятельств? сам или стоя на месте, иль едва-едва переступая улиточной стёжкой. И не сказать что я трус – сам верю, и людям тысячу раз тыкну в глаза, что не боюсь смерти, которая для меня не угасанье а познание, почти новая жизнь. Но вот удобнее мне быть ведомым за ручку, чтобы не отвечать в этом мире, а только лишь пользоваться им к вящему своему удовольствию – и даже на гильотине скажу с усмешкой: - Эге, ребята, это не моя голова а ваша.
============
СМЕРТЬ
Я уже уверен, что за этим мелковатым мирком, похожим на камешек гальки на морском берегу, который то и дело оплывают набегающие волны великого космоса океана – обязательно последует для моей души новый послесмертный мир; может быть и громоздкий, словно пианино, втаскиваемое двумя задохликами на сотый этаж, но прекрасный обольстительный чарующий как музыка, которую уставшие скрюченные пальцы извлекут из его деревянных клавиш на последнем лестничном переходе.
Я не боюсь этого мира а жду его. Он мне представляется самым важным наследием всех ушедших и будущих эпох, которое ошеломит вроде бы маленькую мою душу великим знанием, истиной – а не тёмными догадками пытливого разума. Меня как зелёную хромосому, соплю на палочке, достанут пинцетом из-под зрачка микроскопа – и объяснят на пальцах, по-русски, что и как. И кому я был нужен.

Автор - еремей
Дата добавления - 28.09.2016 в 12:18
СообщениеДУША
Есть ли в рассказах людей о необычных чудесах – и напротив, о неверии в эти чудеса – хоть какая-то правда? Ведь мир всегда делился, и до самого своего коматозного припадка будет делиться на верующих и атеистов, новаторов и консервантов, опти и пессимистов. В общем, на ярых противников друг друга. У каждой этой партии, тёмно-белой стороны нашего света, есть возможности для извращения правды, для сокрытия истины: они нанимают каждая себе самых отъявленных кликуш и фанатиков – сначала одни ставят храмы, моделируют вечные двигатели, крича о счастье прекрасного мира с богом и наукой – а другие, по пятам следуя за ними, эти храмы рушат и палки в колёса вставляют, ещё громче оря что близится апокалипсис.
И кому же тут верить, если у чёрных и белых сил есть мохнатые лапы, обереги от врага? – они в душе каждого человека. Всякий из людей живёт великой надеждой – в то же время сомневаясь, ту ли цель он себе выбрал, ту ль судьбу напророчил. Ведь у судьбы только два шага – так или этак; и опасно решать с кондачка, не просчитав своей выгоды – но обдумывать долго тоже нельзя, потому что сквозь пальцы просыпается драгоценное время; а у времени нет настоящего времени – его мгновение одной ногой ещё в будущем, а другой уже в прошлом.
===========
ДУША
Судьба и человек – это двое влюблённых. Они долго выбирают или случайно находят друг друга среди множества судеб и человеков.
Всё начинается с первых свиданий – цветы поцелуи объятья – в возрасте совершенных лет; потому что детсадовское совместное сидение на горшках и школьная сдача экзаменов за одной партой не могут назваться серьёзной любовью. А вот в сильной, и даже мощной юности, когда под энергичным твердолобьем надолго застревают мечты о великих свершениях, любому человеку хочется найти опору в судьбе.
Он ходит по улицам, думает-мыслит, представляя себе её блистательный облик на пока ещё чистых листах своей биографии; и она его ищет, сильного-храброго, который бы смог обуздать её легкомысленный вольный норов мощью характера своего. Она, прежде изменчивая, ждёт от него постоянства, чтобы больше не метаться по белому свету а прямо к цели идти; и он, уже наметивший себе эту цель, жаждет к ней чудесных волшебных путей от судьбы.
Настаёт миг, наверное сладостный для обоих, когда человек говорит – я люблю тебя, будь моей! – уже бесповоротно решившись на совместную жизнь; и судьба соглашается, смущённо тупя глазки – да милый, я твоя…
Всё – это конец. Много ль на свете семей, которые счастливы? лишь одна из десятка. Девять других тосковали по прошлому, предавали, скандалили. Между человеком и его судьбой всегда тёмной пеленой стояли несбывшиеся надежды. Он как манны небесной всё ещё ждёт каждого понедельника, а лучше нового года, чтобы начать блистательную и яркую жизнь, а она, слёзно понимая что выбрала себе не того, всё же предоставляет ему этот понедельник как эйфорию обновлённых чувств, которые снова увянут во прах.
====
ДУША
Пустота в душе, когда некуда себя деть, и не знаешь зачем живёшь. Вроде бы родился, прошёл свой длинный путь до сего времени – как поезд – а вагоны на горбу оказались порожними; и ты уже не нужный судьбе эшелон с важной загрузкой, а рельсовый летучий голландец – призрак, под самую крышу набитый свершениями-мертвецами, мечтами подохшими от голода, от лени неприложенных трудов.
Я не пуст, во мне живёт творчество. Нужно ли оно людям, то дело десятое – а мне с ним хорошо, как дурачку с погремушкой. Я гремлю словами да буквами, кажись даже не зазря, потому что многие хвалят; а вот поверит ли кто, но для меня эта похвальба да слава звучат мелочью в кружке – а лишь бы насердце было ёмко.
И оно заполняется: с каждым новым листом, исписанной тетрадью. Только вот морочит – пока ещё мягко – тоска, что никому я не дорог. Нет, она не стегает по шее плетью – сдохни, тварь – но ближе к вечеру начинает грустно шептать на ухо – опять один, хоть всплакни. – Но никаких слёз нет в помине, потому что я молод душой, и телом; лишь изредка прорывается глупая мысль – а когда ты состаришься…
Буду сидеть седенький, немощный, за обеденным столом – справа стакан компота, который больше некому подать, рядом пирожок с повидлом, угощённый жалостливой соседкой – а предо мной опять тетрадка, сотая в моей бумажной судьбе.
Вообще, есть ли у судьбы подвижки к изменению в хорошую – казалось бы – сторону, если человек только подчиняется лихим шагам жизненных обстоятельств? сам или стоя на месте, иль едва-едва переступая улиточной стёжкой. И не сказать что я трус – сам верю, и людям тысячу раз тыкну в глаза, что не боюсь смерти, которая для меня не угасанье а познание, почти новая жизнь. Но вот удобнее мне быть ведомым за ручку, чтобы не отвечать в этом мире, а только лишь пользоваться им к вящему своему удовольствию – и даже на гильотине скажу с усмешкой: - Эге, ребята, это не моя голова а ваша.
============
СМЕРТЬ
Я уже уверен, что за этим мелковатым мирком, похожим на камешек гальки на морском берегу, который то и дело оплывают набегающие волны великого космоса океана – обязательно последует для моей души новый послесмертный мир; может быть и громоздкий, словно пианино, втаскиваемое двумя задохликами на сотый этаж, но прекрасный обольстительный чарующий как музыка, которую уставшие скрюченные пальцы извлекут из его деревянных клавиш на последнем лестничном переходе.
Я не боюсь этого мира а жду его. Он мне представляется самым важным наследием всех ушедших и будущих эпох, которое ошеломит вроде бы маленькую мою душу великим знанием, истиной – а не тёмными догадками пытливого разума. Меня как зелёную хромосому, соплю на палочке, достанут пинцетом из-под зрачка микроскопа – и объяснят на пальцах, по-русски, что и как. И кому я был нужен.

Автор - еремей
Дата добавления - 28.09.2016 в 12:18
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » чудеса
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | чудеса - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2017 Конструктор сайтов - uCoz