Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 9 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 9 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Атика (фэнтези, пролог + первая глава)
ТабычДата: Четверг, 11.08.2011, 15:48 | Сообщение # 121
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, спасибо!!)))

а в целом по тексту что скажешь?) просто пока я выкладываю то, что уже написано и только отредактировано, но вскоре, встану у выбора - писать дальше или дать отлежаться, или переписать (полностью)...)))
тем более что именно этот момент, что тебе понравился был написан от балды) у меня бывало такое, что что-то не получалось т я долго сидел и думал, подбирал слова, ну и так далее, а выходило все равно черти что))
я к тому, что написать весь роман от такой "балды" все равно не выйдет, поэтому, прежде чем что либо продолжать, хотелось бы понять, насколько оно стоит того)) тем более пока есть время)) (до конца написанного на данный момент еще 45 000 слов biggrin )


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, спасибо!!)))

а в целом по тексту что скажешь?) просто пока я выкладываю то, что уже написано и только отредактировано, но вскоре, встану у выбора - писать дальше или дать отлежаться, или переписать (полностью)...)))
тем более что именно этот момент, что тебе понравился был написан от балды) у меня бывало такое, что что-то не получалось т я долго сидел и думал, подбирал слова, ну и так далее, а выходило все равно черти что))
я к тому, что написать весь роман от такой "балды" все равно не выйдет, поэтому, прежде чем что либо продолжать, хотелось бы понять, насколько оно стоит того)) тем более пока есть время)) (до конца написанного на данный момент еще 45 000 слов biggrin )

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 15:48
СообщениеАнаит, спасибо!!)))

а в целом по тексту что скажешь?) просто пока я выкладываю то, что уже написано и только отредактировано, но вскоре, встану у выбора - писать дальше или дать отлежаться, или переписать (полностью)...)))
тем более что именно этот момент, что тебе понравился был написан от балды) у меня бывало такое, что что-то не получалось т я долго сидел и думал, подбирал слова, ну и так далее, а выходило все равно черти что))
я к тому, что написать весь роман от такой "балды" все равно не выйдет, поэтому, прежде чем что либо продолжать, хотелось бы понять, насколько оно стоит того)) тем более пока есть время)) (до конца написанного на данный момент еще 45 000 слов biggrin )

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 15:48
СамираДата: Четверг, 11.08.2011, 16:06 | Сообщение # 122
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, Антош, я завтра буду на даче. Если будет интернетная связь, то обязательно прочитаю всё, что ещё не успела. Лады? smile

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, Антош, я завтра буду на даче. Если будет интернетная связь, то обязательно прочитаю всё, что ещё не успела. Лады? smile

Автор - Самира
Дата добавления - 11.08.2011 в 16:06
СообщениеТабыч, Антош, я завтра буду на даче. Если будет интернетная связь, то обязательно прочитаю всё, что ещё не успела. Лады? smile

Автор - Самира
Дата добавления - 11.08.2011 в 16:06
ТабычДата: Четверг, 11.08.2011, 16:12 | Сообщение # 123
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Самира, Ириша, естественно!!)) Я сам тут временно залетный гость, от многого зависим(( в том числе, кстати, и от Интернета)

буду ждать)) надеюсь, сам смогу сюда залезть) т.к. сегодня в ночь на работу (уже третью подряд, чтоб её!))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСамира, Ириша, естественно!!)) Я сам тут временно залетный гость, от многого зависим(( в том числе, кстати, и от Интернета)

буду ждать)) надеюсь, сам смогу сюда залезть) т.к. сегодня в ночь на работу (уже третью подряд, чтоб её!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 16:12
СообщениеСамира, Ириша, естественно!!)) Я сам тут временно залетный гость, от многого зависим(( в том числе, кстати, и от Интернета)

буду ждать)) надеюсь, сам смогу сюда залезть) т.к. сегодня в ночь на работу (уже третью подряд, чтоб её!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 16:12
АнаитДата: Четверг, 11.08.2011, 17:30 | Сообщение # 124
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, Если вопрос стоит так... Мое мнение по всему тексту таково (я скажу основные моменты):
1. Сюжет - мне нравится. Есть интрига, интересно построен, тема необычна. В общем тут - полный порядок.
2. Герои - хотя немного "ожили", но все же им не хватает индивидуальности. И это надо делать с первых строк. У каждого должно быть вое, неповторимое "лицо" - слова, жесты, эмоции, реакция на происходящее. Тут надо работать. Возможно, некоторые вещи переписать, добавить описаний или сократить, что-то вставить. Попробуй "увидеть" историю глазами разных героев, может даже описать события от лица каждого - типа письмо. Тогда поймешь, что мальчишки у тебя одинаковые. А папа и дядя недоработаны. Это надо исправлять. Короче тут - не порядок, и надо исправлять.
3. манера изложения. А здесь не все так однозначно. Местами хорошо, и ты уже сам исправляешься. А местами много лишнего (подошел, сказал, отошел, обернулся, подумал, сказал, повернулся, вышел) - мышиная возня какая-то. Читать утомительно. Есть такое правило, что каждый эпизод в книге должен быть оправдан. Грубо говоря если герой заходит в туалет просто для того, что ты хочешь описать, как красив туалет или просто надо еще страничку для объема - значит выкинь этот момент нафиг! А если без этого эпизода дальнейшее развитие сюжета не представляется возможным (не зайдет в туалет - не увидит труп - не схватится за оружие - не будет застукан на месте преступления - не будет обвинен - не бежит от правосудия - не познакомится с бывалым... авантюристом - не ограбит банк... в итоге нет книги), тогда ты на верном пути. Кроме того у тебя немного однобокие диалоги. Здесь есть правило - лучше меньше да лучше.

А писать продолжение всяко стоит! Но я бы немного подработала начало, определилась с характерами.



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, Если вопрос стоит так... Мое мнение по всему тексту таково (я скажу основные моменты):
1. Сюжет - мне нравится. Есть интрига, интересно построен, тема необычна. В общем тут - полный порядок.
2. Герои - хотя немного "ожили", но все же им не хватает индивидуальности. И это надо делать с первых строк. У каждого должно быть вое, неповторимое "лицо" - слова, жесты, эмоции, реакция на происходящее. Тут надо работать. Возможно, некоторые вещи переписать, добавить описаний или сократить, что-то вставить. Попробуй "увидеть" историю глазами разных героев, может даже описать события от лица каждого - типа письмо. Тогда поймешь, что мальчишки у тебя одинаковые. А папа и дядя недоработаны. Это надо исправлять. Короче тут - не порядок, и надо исправлять.
3. манера изложения. А здесь не все так однозначно. Местами хорошо, и ты уже сам исправляешься. А местами много лишнего (подошел, сказал, отошел, обернулся, подумал, сказал, повернулся, вышел) - мышиная возня какая-то. Читать утомительно. Есть такое правило, что каждый эпизод в книге должен быть оправдан. Грубо говоря если герой заходит в туалет просто для того, что ты хочешь описать, как красив туалет или просто надо еще страничку для объема - значит выкинь этот момент нафиг! А если без этого эпизода дальнейшее развитие сюжета не представляется возможным (не зайдет в туалет - не увидит труп - не схватится за оружие - не будет застукан на месте преступления - не будет обвинен - не бежит от правосудия - не познакомится с бывалым... авантюристом - не ограбит банк... в итоге нет книги), тогда ты на верном пути. Кроме того у тебя немного однобокие диалоги. Здесь есть правило - лучше меньше да лучше.

А писать продолжение всяко стоит! Но я бы немного подработала начало, определилась с характерами.

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.08.2011 в 17:30
СообщениеТабыч, Если вопрос стоит так... Мое мнение по всему тексту таково (я скажу основные моменты):
1. Сюжет - мне нравится. Есть интрига, интересно построен, тема необычна. В общем тут - полный порядок.
2. Герои - хотя немного "ожили", но все же им не хватает индивидуальности. И это надо делать с первых строк. У каждого должно быть вое, неповторимое "лицо" - слова, жесты, эмоции, реакция на происходящее. Тут надо работать. Возможно, некоторые вещи переписать, добавить описаний или сократить, что-то вставить. Попробуй "увидеть" историю глазами разных героев, может даже описать события от лица каждого - типа письмо. Тогда поймешь, что мальчишки у тебя одинаковые. А папа и дядя недоработаны. Это надо исправлять. Короче тут - не порядок, и надо исправлять.
3. манера изложения. А здесь не все так однозначно. Местами хорошо, и ты уже сам исправляешься. А местами много лишнего (подошел, сказал, отошел, обернулся, подумал, сказал, повернулся, вышел) - мышиная возня какая-то. Читать утомительно. Есть такое правило, что каждый эпизод в книге должен быть оправдан. Грубо говоря если герой заходит в туалет просто для того, что ты хочешь описать, как красив туалет или просто надо еще страничку для объема - значит выкинь этот момент нафиг! А если без этого эпизода дальнейшее развитие сюжета не представляется возможным (не зайдет в туалет - не увидит труп - не схватится за оружие - не будет застукан на месте преступления - не будет обвинен - не бежит от правосудия - не познакомится с бывалым... авантюристом - не ограбит банк... в итоге нет книги), тогда ты на верном пути. Кроме того у тебя немного однобокие диалоги. Здесь есть правило - лучше меньше да лучше.

А писать продолжение всяко стоит! Но я бы немного подработала начало, определилась с характерами.

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.08.2011 в 17:30
ТабычДата: Четверг, 11.08.2011, 17:54 | Сообщение # 125
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо!))) Очень доходчиво все!)))
со всеми пунктами согласен - буду работать)
самое сложное - конечно снова оживить) ведь когда-то у них было все: и жесты, и часто произносимые слова, ну и естественно характеры различались кардинально - Дима дурашливый, но не без серьезности, когда надо. Антон же - более угрюмый и любит зло пошутить, но не без благородства...

Осталось это все вдохнуть в рассказ. Фигня, мелочь biggrin (вот только сделать это почему-то не способен, значит не такая уж и мелочь) biggrin

ладно, это мы сделаем) далее, на онове этого, подкручу диалоги)

Quote (Анаит)
А писать продолжение всяко стоит!

хорошо, спасибо!))
тогда пока продолжаем в старом ключе, а я паралельно переделываю начало пока по основным критериям)

З.Ы.
В туалет у меня без ружья никто не заходит))))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСпасибо!))) Очень доходчиво все!)))
со всеми пунктами согласен - буду работать)
самое сложное - конечно снова оживить) ведь когда-то у них было все: и жесты, и часто произносимые слова, ну и естественно характеры различались кардинально - Дима дурашливый, но не без серьезности, когда надо. Антон же - более угрюмый и любит зло пошутить, но не без благородства...

Осталось это все вдохнуть в рассказ. Фигня, мелочь biggrin (вот только сделать это почему-то не способен, значит не такая уж и мелочь) biggrin

ладно, это мы сделаем) далее, на онове этого, подкручу диалоги)

Quote (Анаит)
А писать продолжение всяко стоит!

хорошо, спасибо!))
тогда пока продолжаем в старом ключе, а я паралельно переделываю начало пока по основным критериям)

З.Ы.
В туалет у меня без ружья никто не заходит))))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 17:54
СообщениеСпасибо!))) Очень доходчиво все!)))
со всеми пунктами согласен - буду работать)
самое сложное - конечно снова оживить) ведь когда-то у них было все: и жесты, и часто произносимые слова, ну и естественно характеры различались кардинально - Дима дурашливый, но не без серьезности, когда надо. Антон же - более угрюмый и любит зло пошутить, но не без благородства...

Осталось это все вдохнуть в рассказ. Фигня, мелочь biggrin (вот только сделать это почему-то не способен, значит не такая уж и мелочь) biggrin

ладно, это мы сделаем) далее, на онове этого, подкручу диалоги)

Quote (Анаит)
А писать продолжение всяко стоит!

хорошо, спасибо!))
тогда пока продолжаем в старом ключе, а я паралельно переделываю начало пока по основным критериям)

З.Ы.
В туалет у меня без ружья никто не заходит))))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 17:54
СамираДата: Воскресенье, 14.08.2011, 01:32 | Сообщение # 126
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Табыч)
писать дальше или дать отлежаться


Если честно, то я бы не останавливалась. Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя. Читать интересно, но Света права, "лучше меньше, да лучше". Иногда у тебя неоправданно затянуты сцены. Исправляй по ходу. А читать будем обязательно. l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Табыч)
писать дальше или дать отлежаться


Если честно, то я бы не останавливалась. Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя. Читать интересно, но Света права, "лучше меньше, да лучше". Иногда у тебя неоправданно затянуты сцены. Исправляй по ходу. А читать будем обязательно. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 14.08.2011 в 01:32
Сообщение
Quote (Табыч)
писать дальше или дать отлежаться


Если честно, то я бы не останавливалась. Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя. Читать интересно, но Света права, "лучше меньше, да лучше". Иногда у тебя неоправданно затянуты сцены. Исправляй по ходу. А читать будем обязательно. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 14.08.2011 в 01:32
ТабычДата: Воскресенье, 14.08.2011, 01:42 | Сообщение # 127
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо большое!)) l_daisy
Учту)) и буду исправлять))
тем более, что сокращать - оно все-таки проще, чем дополнять biggrin biggrin

Quote (Самира)
Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя

не то, чтобы не заметно... как бы это сказать... ну, главного героя все-таки неспроста зовут Антон...))))
когда он был наделен характером (триста лето тому назааад biggrin :biggrin: ), там немного присутствовал и я))
и Дима, надо заметить, имел реального прототипа)) опять же давно))

а вообще, буду стараться, авось чего и выйдет)) тем более, история большая)) очень biggrin

еще раз спасибо!!! blush
blush blush flowers l_daisy
мне безумно приятно, что меня читают))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСпасибо большое!)) l_daisy
Учту)) и буду исправлять))
тем более, что сокращать - оно все-таки проще, чем дополнять biggrin biggrin

Quote (Самира)
Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя

не то, чтобы не заметно... как бы это сказать... ну, главного героя все-таки неспроста зовут Антон...))))
когда он был наделен характером (триста лето тому назааад biggrin :biggrin: ), там немного присутствовал и я))
и Дима, надо заметить, имел реального прототипа)) опять же давно))

а вообще, буду стараться, авось чего и выйдет)) тем более, история большая)) очень biggrin

еще раз спасибо!!! blush
blush blush flowers l_daisy
мне безумно приятно, что меня читают))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.08.2011 в 01:42
СообщениеСпасибо большое!)) l_daisy
Учту)) и буду исправлять))
тем более, что сокращать - оно все-таки проще, чем дополнять biggrin biggrin

Quote (Самира)
Тебе, возможно, и не заметно, но ты с продвижением сюжета вглубь как бы анализируешь сам себя

не то, чтобы не заметно... как бы это сказать... ну, главного героя все-таки неспроста зовут Антон...))))
когда он был наделен характером (триста лето тому назааад biggrin :biggrin: ), там немного присутствовал и я))
и Дима, надо заметить, имел реального прототипа)) опять же давно))

а вообще, буду стараться, авось чего и выйдет)) тем более, история большая)) очень biggrin

еще раз спасибо!!! blush
blush blush flowers l_daisy
мне безумно приятно, что меня читают))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.08.2011 в 01:42
ТабычДата: Среда, 24.08.2011, 16:55 | Сообщение # 128
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
еще немного:
«Пссс-ссс-ссс-с-с-с-с-с-с-с-сссссссс-сс»…«с-с-ссс-ссссс-сссс»…
Этот звук несся издалека, как вихрь, созданный локомотивом, приближаясь с каждой секундой. Зоран, не успевший отнять ладонь от плеча Антона взял того за грудки и стал медленно поворачивать боком. Парень не сопротивлялся, а все только вслушивался в пугающий напряженный звук. «Пссс-с-ссссссс-ссс-с-ссссссс-сссс-ссссс»… И вдруг события стали сменяться с дикой скоростью. Послышался новый, более тонкий звук - «Зынннннннь» - что-то вспыхнуло, пещера наполнилась ярким ослепительным светом, Зоран дернул Антона на себя.
- К спине! – крикнул он.
Антон, мигом сообразив, что имел в виду старик, встал спиной к его спине и потянулся в карман за рукояткой.
- Не трожь! – спокойно сказал Зоран, – пока я не скажу.
- Добро
В тот момент он огляделся, держа руку на рукоятке, как ковбой перед дуэлью: со всех сторон к ним подходили странные существа – похожие на обезьян среднего роста двуногие создания с абсолютно голой бледной кожей. Морды их были ужасно знакомы Антону – одна из таких обезьян заглядывала в окно Зоранского дома. Те же выпуклые черные глаза, та же лысая голова с пучком волос на висках. Теперь, в свете, Антон мог хорошо рассмотреть этих уродцев. Правда, они занимались примерно тем же – прохаживаясь вокруг них с Зораном, животные разглядывали их. Вдруг за спиной Антона раздался пронзительный «мявк», как будто кто-то пнул кошку. На земле лежало существо, скрестив лапки, как паучок, а в руках Зорана была раскрытая палка. Когда он успел? Невероятная скорость!
- Не дергайся, - поймав взгляд Антона, произнес он, сложив оружие и убрав его обратно в плащ.
Антон нервно сглотнул, потому что в этот момент существа начали медленно отступать. Зоран слегка попятился, подталкивая напарника своей спиной, чтобы, как Саев успел заметить, позволить существам отнести бессознательного товарища куда-то во тьму.
- Пошли дальше, - сказал Зоран все тем же невозмутимым тоном, словно только что погладил котенка, а не вырубил дикую обезьяну-мутанта.
- Кто это был? – спросил Антон, не сводя взгляд с темного коридора, где только что скрылась часть этой странной стаи. Почему-то идти за ними не хотелось, поэтому он предпочел вернуться к прежнему маршруту.
- Все потом, мальчик. У нас есть дела.
- Не называйте меня «мальчиком»! – в голосе Антона появились угрожающе-спокойные нотки.
- Не спорь со мной, - не оборачиваясь, осадил его Зоран.
Антон ничего не ответил, только глубоко вздохнул. Пока что с самоконтролем у него проблем не было. Поворот за поворотом Зоран уводил своего младшего компаньона (Антону хотелось думать, что он компаньон, а не «мальчик на побегушках») в центр, казалось, бесконечной пещеры.
- Долго еще идти? – спросил Антон, просто чтобы не идти молча.
Вначале Саев решил, что Зоран сейчас снова одернет его или приложит палец к губам, но к своему удивлению он ошибся.
- Не очень, - он даже удостоил Антона взглядом, но затем опять стал смотреть вперед во тьму, однако, продолжая: - Каких-то несколько метров. Может полсотни. Так что, не беспокойся, мальчик.
Зубы Антона заскрежетали, и он сжал в кулаке рукоятку дубинки, однако осторожно, чтобы она ненароком не открылась… Еще раз, и Антон уже не выдержит.
- Господин Зоран… - едва сохраняя самоконтроль, обратился к затылку поводыря Антон. Он терпеть не мог, когда его называли «мальчиком» посторонние люди.
- Что? – Зоран остановился, и в темноте блеснули его глаза. Этот блеск настолько впечатлил Саева, что тот чуть расслабил кулак, сжимающий рукоятку, и сбавил тон.
- Нет, ничего.
- Не отвлекай меня, мальчик, - не повышая голоса, предупредил Зоран, поворачиваясь к Антону спиной. – У нас и так…
Следующие два воспоминания никак не вяжутся друг с другом. А кроме них, в дальнейшем, Антон ничего вспомнить не мог. Первое - он в ярости сжимает рукоятку, начиная наступать сзади на Зорана. Следующее – он лежит на спине, а над ним склоняется лицо его жертвы. Зоран держит в одной руке сразу две рукоятки.
- М-м-м, - Антон, попытался подняться, но крепкой рукой Зоран вернул его в положение «лежа».
- Отдохни, сынок, - спокойно сказал он, широко улыбаясь.
В этот момент что-то щелкнуло в голове у Антона. Он, буквально зарычав, вскочил и рывком потянулся к своей рукоятке. Но молниеносное движение руки Зорана, которое Антон еле успел заметить, вернуло его с небес на землю.
- Я могу убить тебя сотнями способов, - тень Зорана склонилась над ним, как тьма над городом. – Причем полсотни из них ты даже не заметишь. Ты все еще хочешь на меня нападать или нет? – и он выпрямился, как бы давая Антону шанс выбрать.
А Антон и не думал выбирать. За какие-то пару минут он оказался на земле два раза оба раза не понял как.
- Как вы это сделали? – поднявшись не без помощи Зорана, спросил Антон.
- Что именно?
- Ну...
- Это долгая история.
«В своем репертуаре», - ухмыльнулся Антон, но промолчал. Он был безумно рад тому, что инцидент исчерпан.
- Идем дальше? – спросил он и слегка расслабился, потому что на лице Зорана появилась чуть заметная улыбка.
Тот протянул Антону его экземпляр оружия и вдруг засмеялся. Засмеялся каким-то детским заливистым смехом, настолько неестественным для его внешности, что Антон не удержался и тоже прыснул. Не прошло и полминуты, как они оба ржали в полный голос. С вчерашнего дня Антон не чувствовал себя так расслаблено и спокойно, как в этой темной странной, неизвестно кем населенной пещере.
«Эх, - вздохнул про себя Антон, когда они уже спокойно и неслышно проходили очередной поворот, - что же будет дальше?». Вдруг резкая острая боль пронзила его запястье.
- Ауч, - от неожиданности воскликнул он, но Зоран ладонью заткнул ему рот.
В следующую секунду Антон увидел новый блеск в темноте, но это было отнюдь не странное свечение глаз. Зорана. Это был нож в его руке. «Все, - решил Антон. – Это конец. Эта старая сволочь завела меня сюда, чтобы просто-напросто убить. Зарезать и оставить гнить в вонючей пещере. И никто меня здесь не найдет!..»
Он никогда так просто не сдавался, тем более за секунды до возможной смерти, поэтому его кулак уже свистел в воздухе, как в замедленной съемке приближаясь к челюсти Зорана. И вот в последний момент, кулак Антона повис в сантиметрах от лица старика и Саев в изумлении отступил от него: Зоран полоснул себя ножом над запястьем и, подойдя к ближайшей стене, прислонил к ней место пореза. Затем жестом позвал Антона подойти ближе и, Антон, повинуясь, медленно, как зомби, приблизился к старику и, сам не зная почему, тоже прислонил руку к стене. Все это происходило как во сне. Или просто Антон перестал ощущать реальность и полностью растворился в этой пещере? В следующую секунду все вокруг наполнил страшный гул – Антон уже слышал его и не раз – и стена начала обсыпаться, открывая проход. Из все больше расползающейся щели им в глаза ударил свет, источник которого находился там – за стеной; и спертый влажный запах.
- Продолжим путь, - понаблюдав за молодым, сказал Зоран.
Щель, все-таки, расползлась, превратившись в небольшую арку, в которую и нырнул мужчина. Антон тряхнул головой, будто отгоняя наваждение, и направился следом. Небольшой тоннель – и вот они стоят на пороге просторной комнаты: идеально – насколько можно судить – ровные стены, прямые углы; навскидку – метров 400 площадью и метров 10 высотой. Антон прищурился – свет внутри был слишком ярким – и попытался разглядеть неизвестный источник. Оказалось, свет шел от каких-то разноцветных камней, буквально растущих из земли. Тут были и зеленые высокие кристаллы, и ярко-красные круглые камни, и желтые продолговатые, похожие на снаряды. Но все они, хоть и будучи разноцветными, источали свет неестественно белого цвета.
- На держи, - подал голос ведущий и вложил в ладонь Антона какой-то сверток. В первую секунду Антона передернуло, но затем, разозлившись на самого себя, он все-таки соизволил развернуть его. Внутри оказались темные очки. Не забыв поблагодарить Зорана – тот уже надел свою пару – Антон нацепил очки и удивленно вздохнул – кроме раздражающего свечения не исчезло ничего. Т.е. все окружающее в пещере было видно абсолютно четко, словно он и не надевал затемненных очков. Возможно, они каким-то образом были настроены только на яркий свет. Хотя, если честно, то Антон не совсем понимал, зачем нужны эти очки – все-таки свет, хоть и яркий, но не слепящий; та же энергосберегающая лампочка горит и ярче и куда более раздражает глаз.
- Что, впечатляет? – усмехнулся Зоран, сбив его с мысли.
- Ага, - только и сказал Антон. Затем, снова посмотрев на кристаллы, спросил: - Мы за ними пришли? – и для конкретики махнул на них рукой.
- Именно!
Затем он отошел в правый угол, где, собственно, и начинали расти кристаллы, и начал движение вдоль стены, поглядывая на камни под разными углами - «наверное, выбирает лучшее» - дошел до стены напротив и, «крякнув», остановился около очередного скопления. Антон внимательно следил за тем, как он наклонился и, присев на корточки рядом с зеленым высоким кристаллом, дотронулся до него ладонью. На руках старика были одеты рукавицы. В эту же секунду он понял, зачем нужны были очки – как только Зоран дотронулся до ближайшего кристалла, комната наполнилась ТАКИМ светом, что даже защищенные темными линзами очков глаза заслезились. Антон непроизвольно закрыл их ладонями.
- Ничего, - прозвучал поблизости голос. Антон открыл глаза – Зоран стоял возле него с небольшим, но «пузатым» свертком в руках. Откуда он всё их берет, эти свертки?! – Привыкнешь.
Антон, конечно, хотел спросить, «привыкнешь, мол, к чему?», но передумал. Вместо этого задал:
- Зачем я вам нужен?
Хотя он уже мог догадаться, глядя на количество кристаллов в пещере, и Зоран лишь подтвердил его догадки:
- Помочь мне донести их. Ты же не против, так ведь?
Антон помотал головой.
- Ну, вот и отлично! – с каждым разом улыбка Зорана становилась все более ехидной.
Что-то это старый крендель замышляет, нужно за ним понаблюдать. Антон отошел в сторону, вернее сделал такой вид. На деле же он встал поближе к выходу. Зоран тем временем бережно раскладывал камни по мешкам и напевал себе под нос что-то немелодичное. Собрав большие кристаллы, он переключился на камни поменьше, и аккуратность вдруг куда-то испарилась из движения его рук: он стал охапкой сгребать камни.
- Это потому, что чем больше камень, - заметил он немой вопрос в глазах Антона, - тем он более хрупкий. Парадокс природы.
Антон кивнул и Зоран, прервавшись, стал лениво оглядывать комнату. «Он чего-то ждет?», - спросил он сам себя и изумился собственным интонациям: он не спрашивал, а утверждал. Не зная старика и суток, ему казалось, что знает его всю жизнь – вплоть до жестов.
- Не поможешь? – донесся до Антона голос старика откуда-то из темного угла комнаты – без кристаллов стало заметно темнее. Молодой человек подошел ближе – Зоран в поте лица пытался запихнуть один из камней в битком набитый мешок.
- Я подписывался только на доставку, - решил сострить Антон, но красноречивый взгляд старого мошенника… Посмотрев в его глаза, молодой человек решил избавиться от иронических ноток в речи.
- Понял, - улыбнулся он и наклонился к мешку.
Вдвоем они кое-как запихали кристалл – он был теплым на ощупь – и Антон встал, чтобы направиться к выходу.
В следующую секунду у него перед глазами что-то блеснуло, и сразу же раздался взрыв.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениееще немного:
«Пссс-ссс-ссс-с-с-с-с-с-с-с-сссссссс-сс»…«с-с-ссс-ссссс-сссс»…
Этот звук несся издалека, как вихрь, созданный локомотивом, приближаясь с каждой секундой. Зоран, не успевший отнять ладонь от плеча Антона взял того за грудки и стал медленно поворачивать боком. Парень не сопротивлялся, а все только вслушивался в пугающий напряженный звук. «Пссс-с-ссссссс-ссс-с-ссссссс-сссс-ссссс»… И вдруг события стали сменяться с дикой скоростью. Послышался новый, более тонкий звук - «Зынннннннь» - что-то вспыхнуло, пещера наполнилась ярким ослепительным светом, Зоран дернул Антона на себя.
- К спине! – крикнул он.
Антон, мигом сообразив, что имел в виду старик, встал спиной к его спине и потянулся в карман за рукояткой.
- Не трожь! – спокойно сказал Зоран, – пока я не скажу.
- Добро
В тот момент он огляделся, держа руку на рукоятке, как ковбой перед дуэлью: со всех сторон к ним подходили странные существа – похожие на обезьян среднего роста двуногие создания с абсолютно голой бледной кожей. Морды их были ужасно знакомы Антону – одна из таких обезьян заглядывала в окно Зоранского дома. Те же выпуклые черные глаза, та же лысая голова с пучком волос на висках. Теперь, в свете, Антон мог хорошо рассмотреть этих уродцев. Правда, они занимались примерно тем же – прохаживаясь вокруг них с Зораном, животные разглядывали их. Вдруг за спиной Антона раздался пронзительный «мявк», как будто кто-то пнул кошку. На земле лежало существо, скрестив лапки, как паучок, а в руках Зорана была раскрытая палка. Когда он успел? Невероятная скорость!
- Не дергайся, - поймав взгляд Антона, произнес он, сложив оружие и убрав его обратно в плащ.
Антон нервно сглотнул, потому что в этот момент существа начали медленно отступать. Зоран слегка попятился, подталкивая напарника своей спиной, чтобы, как Саев успел заметить, позволить существам отнести бессознательного товарища куда-то во тьму.
- Пошли дальше, - сказал Зоран все тем же невозмутимым тоном, словно только что погладил котенка, а не вырубил дикую обезьяну-мутанта.
- Кто это был? – спросил Антон, не сводя взгляд с темного коридора, где только что скрылась часть этой странной стаи. Почему-то идти за ними не хотелось, поэтому он предпочел вернуться к прежнему маршруту.
- Все потом, мальчик. У нас есть дела.
- Не называйте меня «мальчиком»! – в голосе Антона появились угрожающе-спокойные нотки.
- Не спорь со мной, - не оборачиваясь, осадил его Зоран.
Антон ничего не ответил, только глубоко вздохнул. Пока что с самоконтролем у него проблем не было. Поворот за поворотом Зоран уводил своего младшего компаньона (Антону хотелось думать, что он компаньон, а не «мальчик на побегушках») в центр, казалось, бесконечной пещеры.
- Долго еще идти? – спросил Антон, просто чтобы не идти молча.
Вначале Саев решил, что Зоран сейчас снова одернет его или приложит палец к губам, но к своему удивлению он ошибся.
- Не очень, - он даже удостоил Антона взглядом, но затем опять стал смотреть вперед во тьму, однако, продолжая: - Каких-то несколько метров. Может полсотни. Так что, не беспокойся, мальчик.
Зубы Антона заскрежетали, и он сжал в кулаке рукоятку дубинки, однако осторожно, чтобы она ненароком не открылась… Еще раз, и Антон уже не выдержит.
- Господин Зоран… - едва сохраняя самоконтроль, обратился к затылку поводыря Антон. Он терпеть не мог, когда его называли «мальчиком» посторонние люди.
- Что? – Зоран остановился, и в темноте блеснули его глаза. Этот блеск настолько впечатлил Саева, что тот чуть расслабил кулак, сжимающий рукоятку, и сбавил тон.
- Нет, ничего.
- Не отвлекай меня, мальчик, - не повышая голоса, предупредил Зоран, поворачиваясь к Антону спиной. – У нас и так…
Следующие два воспоминания никак не вяжутся друг с другом. А кроме них, в дальнейшем, Антон ничего вспомнить не мог. Первое - он в ярости сжимает рукоятку, начиная наступать сзади на Зорана. Следующее – он лежит на спине, а над ним склоняется лицо его жертвы. Зоран держит в одной руке сразу две рукоятки.
- М-м-м, - Антон, попытался подняться, но крепкой рукой Зоран вернул его в положение «лежа».
- Отдохни, сынок, - спокойно сказал он, широко улыбаясь.
В этот момент что-то щелкнуло в голове у Антона. Он, буквально зарычав, вскочил и рывком потянулся к своей рукоятке. Но молниеносное движение руки Зорана, которое Антон еле успел заметить, вернуло его с небес на землю.
- Я могу убить тебя сотнями способов, - тень Зорана склонилась над ним, как тьма над городом. – Причем полсотни из них ты даже не заметишь. Ты все еще хочешь на меня нападать или нет? – и он выпрямился, как бы давая Антону шанс выбрать.
А Антон и не думал выбирать. За какие-то пару минут он оказался на земле два раза оба раза не понял как.
- Как вы это сделали? – поднявшись не без помощи Зорана, спросил Антон.
- Что именно?
- Ну...
- Это долгая история.
«В своем репертуаре», - ухмыльнулся Антон, но промолчал. Он был безумно рад тому, что инцидент исчерпан.
- Идем дальше? – спросил он и слегка расслабился, потому что на лице Зорана появилась чуть заметная улыбка.
Тот протянул Антону его экземпляр оружия и вдруг засмеялся. Засмеялся каким-то детским заливистым смехом, настолько неестественным для его внешности, что Антон не удержался и тоже прыснул. Не прошло и полминуты, как они оба ржали в полный голос. С вчерашнего дня Антон не чувствовал себя так расслаблено и спокойно, как в этой темной странной, неизвестно кем населенной пещере.
«Эх, - вздохнул про себя Антон, когда они уже спокойно и неслышно проходили очередной поворот, - что же будет дальше?». Вдруг резкая острая боль пронзила его запястье.
- Ауч, - от неожиданности воскликнул он, но Зоран ладонью заткнул ему рот.
В следующую секунду Антон увидел новый блеск в темноте, но это было отнюдь не странное свечение глаз. Зорана. Это был нож в его руке. «Все, - решил Антон. – Это конец. Эта старая сволочь завела меня сюда, чтобы просто-напросто убить. Зарезать и оставить гнить в вонючей пещере. И никто меня здесь не найдет!..»
Он никогда так просто не сдавался, тем более за секунды до возможной смерти, поэтому его кулак уже свистел в воздухе, как в замедленной съемке приближаясь к челюсти Зорана. И вот в последний момент, кулак Антона повис в сантиметрах от лица старика и Саев в изумлении отступил от него: Зоран полоснул себя ножом над запястьем и, подойдя к ближайшей стене, прислонил к ней место пореза. Затем жестом позвал Антона подойти ближе и, Антон, повинуясь, медленно, как зомби, приблизился к старику и, сам не зная почему, тоже прислонил руку к стене. Все это происходило как во сне. Или просто Антон перестал ощущать реальность и полностью растворился в этой пещере? В следующую секунду все вокруг наполнил страшный гул – Антон уже слышал его и не раз – и стена начала обсыпаться, открывая проход. Из все больше расползающейся щели им в глаза ударил свет, источник которого находился там – за стеной; и спертый влажный запах.
- Продолжим путь, - понаблюдав за молодым, сказал Зоран.
Щель, все-таки, расползлась, превратившись в небольшую арку, в которую и нырнул мужчина. Антон тряхнул головой, будто отгоняя наваждение, и направился следом. Небольшой тоннель – и вот они стоят на пороге просторной комнаты: идеально – насколько можно судить – ровные стены, прямые углы; навскидку – метров 400 площадью и метров 10 высотой. Антон прищурился – свет внутри был слишком ярким – и попытался разглядеть неизвестный источник. Оказалось, свет шел от каких-то разноцветных камней, буквально растущих из земли. Тут были и зеленые высокие кристаллы, и ярко-красные круглые камни, и желтые продолговатые, похожие на снаряды. Но все они, хоть и будучи разноцветными, источали свет неестественно белого цвета.
- На держи, - подал голос ведущий и вложил в ладонь Антона какой-то сверток. В первую секунду Антона передернуло, но затем, разозлившись на самого себя, он все-таки соизволил развернуть его. Внутри оказались темные очки. Не забыв поблагодарить Зорана – тот уже надел свою пару – Антон нацепил очки и удивленно вздохнул – кроме раздражающего свечения не исчезло ничего. Т.е. все окружающее в пещере было видно абсолютно четко, словно он и не надевал затемненных очков. Возможно, они каким-то образом были настроены только на яркий свет. Хотя, если честно, то Антон не совсем понимал, зачем нужны эти очки – все-таки свет, хоть и яркий, но не слепящий; та же энергосберегающая лампочка горит и ярче и куда более раздражает глаз.
- Что, впечатляет? – усмехнулся Зоран, сбив его с мысли.
- Ага, - только и сказал Антон. Затем, снова посмотрев на кристаллы, спросил: - Мы за ними пришли? – и для конкретики махнул на них рукой.
- Именно!
Затем он отошел в правый угол, где, собственно, и начинали расти кристаллы, и начал движение вдоль стены, поглядывая на камни под разными углами - «наверное, выбирает лучшее» - дошел до стены напротив и, «крякнув», остановился около очередного скопления. Антон внимательно следил за тем, как он наклонился и, присев на корточки рядом с зеленым высоким кристаллом, дотронулся до него ладонью. На руках старика были одеты рукавицы. В эту же секунду он понял, зачем нужны были очки – как только Зоран дотронулся до ближайшего кристалла, комната наполнилась ТАКИМ светом, что даже защищенные темными линзами очков глаза заслезились. Антон непроизвольно закрыл их ладонями.
- Ничего, - прозвучал поблизости голос. Антон открыл глаза – Зоран стоял возле него с небольшим, но «пузатым» свертком в руках. Откуда он всё их берет, эти свертки?! – Привыкнешь.
Антон, конечно, хотел спросить, «привыкнешь, мол, к чему?», но передумал. Вместо этого задал:
- Зачем я вам нужен?
Хотя он уже мог догадаться, глядя на количество кристаллов в пещере, и Зоран лишь подтвердил его догадки:
- Помочь мне донести их. Ты же не против, так ведь?
Антон помотал головой.
- Ну, вот и отлично! – с каждым разом улыбка Зорана становилась все более ехидной.
Что-то это старый крендель замышляет, нужно за ним понаблюдать. Антон отошел в сторону, вернее сделал такой вид. На деле же он встал поближе к выходу. Зоран тем временем бережно раскладывал камни по мешкам и напевал себе под нос что-то немелодичное. Собрав большие кристаллы, он переключился на камни поменьше, и аккуратность вдруг куда-то испарилась из движения его рук: он стал охапкой сгребать камни.
- Это потому, что чем больше камень, - заметил он немой вопрос в глазах Антона, - тем он более хрупкий. Парадокс природы.
Антон кивнул и Зоран, прервавшись, стал лениво оглядывать комнату. «Он чего-то ждет?», - спросил он сам себя и изумился собственным интонациям: он не спрашивал, а утверждал. Не зная старика и суток, ему казалось, что знает его всю жизнь – вплоть до жестов.
- Не поможешь? – донесся до Антона голос старика откуда-то из темного угла комнаты – без кристаллов стало заметно темнее. Молодой человек подошел ближе – Зоран в поте лица пытался запихнуть один из камней в битком набитый мешок.
- Я подписывался только на доставку, - решил сострить Антон, но красноречивый взгляд старого мошенника… Посмотрев в его глаза, молодой человек решил избавиться от иронических ноток в речи.
- Понял, - улыбнулся он и наклонился к мешку.
Вдвоем они кое-как запихали кристалл – он был теплым на ощупь – и Антон встал, чтобы направиться к выходу.
В следующую секунду у него перед глазами что-то блеснуло, и сразу же раздался взрыв.

Автор - Табыч
Дата добавления - 24.08.2011 в 16:55
Сообщениееще немного:
«Пссс-ссс-ссс-с-с-с-с-с-с-с-сссссссс-сс»…«с-с-ссс-ссссс-сссс»…
Этот звук несся издалека, как вихрь, созданный локомотивом, приближаясь с каждой секундой. Зоран, не успевший отнять ладонь от плеча Антона взял того за грудки и стал медленно поворачивать боком. Парень не сопротивлялся, а все только вслушивался в пугающий напряженный звук. «Пссс-с-ссссссс-ссс-с-ссссссс-сссс-ссссс»… И вдруг события стали сменяться с дикой скоростью. Послышался новый, более тонкий звук - «Зынннннннь» - что-то вспыхнуло, пещера наполнилась ярким ослепительным светом, Зоран дернул Антона на себя.
- К спине! – крикнул он.
Антон, мигом сообразив, что имел в виду старик, встал спиной к его спине и потянулся в карман за рукояткой.
- Не трожь! – спокойно сказал Зоран, – пока я не скажу.
- Добро
В тот момент он огляделся, держа руку на рукоятке, как ковбой перед дуэлью: со всех сторон к ним подходили странные существа – похожие на обезьян среднего роста двуногие создания с абсолютно голой бледной кожей. Морды их были ужасно знакомы Антону – одна из таких обезьян заглядывала в окно Зоранского дома. Те же выпуклые черные глаза, та же лысая голова с пучком волос на висках. Теперь, в свете, Антон мог хорошо рассмотреть этих уродцев. Правда, они занимались примерно тем же – прохаживаясь вокруг них с Зораном, животные разглядывали их. Вдруг за спиной Антона раздался пронзительный «мявк», как будто кто-то пнул кошку. На земле лежало существо, скрестив лапки, как паучок, а в руках Зорана была раскрытая палка. Когда он успел? Невероятная скорость!
- Не дергайся, - поймав взгляд Антона, произнес он, сложив оружие и убрав его обратно в плащ.
Антон нервно сглотнул, потому что в этот момент существа начали медленно отступать. Зоран слегка попятился, подталкивая напарника своей спиной, чтобы, как Саев успел заметить, позволить существам отнести бессознательного товарища куда-то во тьму.
- Пошли дальше, - сказал Зоран все тем же невозмутимым тоном, словно только что погладил котенка, а не вырубил дикую обезьяну-мутанта.
- Кто это был? – спросил Антон, не сводя взгляд с темного коридора, где только что скрылась часть этой странной стаи. Почему-то идти за ними не хотелось, поэтому он предпочел вернуться к прежнему маршруту.
- Все потом, мальчик. У нас есть дела.
- Не называйте меня «мальчиком»! – в голосе Антона появились угрожающе-спокойные нотки.
- Не спорь со мной, - не оборачиваясь, осадил его Зоран.
Антон ничего не ответил, только глубоко вздохнул. Пока что с самоконтролем у него проблем не было. Поворот за поворотом Зоран уводил своего младшего компаньона (Антону хотелось думать, что он компаньон, а не «мальчик на побегушках») в центр, казалось, бесконечной пещеры.
- Долго еще идти? – спросил Антон, просто чтобы не идти молча.
Вначале Саев решил, что Зоран сейчас снова одернет его или приложит палец к губам, но к своему удивлению он ошибся.
- Не очень, - он даже удостоил Антона взглядом, но затем опять стал смотреть вперед во тьму, однако, продолжая: - Каких-то несколько метров. Может полсотни. Так что, не беспокойся, мальчик.
Зубы Антона заскрежетали, и он сжал в кулаке рукоятку дубинки, однако осторожно, чтобы она ненароком не открылась… Еще раз, и Антон уже не выдержит.
- Господин Зоран… - едва сохраняя самоконтроль, обратился к затылку поводыря Антон. Он терпеть не мог, когда его называли «мальчиком» посторонние люди.
- Что? – Зоран остановился, и в темноте блеснули его глаза. Этот блеск настолько впечатлил Саева, что тот чуть расслабил кулак, сжимающий рукоятку, и сбавил тон.
- Нет, ничего.
- Не отвлекай меня, мальчик, - не повышая голоса, предупредил Зоран, поворачиваясь к Антону спиной. – У нас и так…
Следующие два воспоминания никак не вяжутся друг с другом. А кроме них, в дальнейшем, Антон ничего вспомнить не мог. Первое - он в ярости сжимает рукоятку, начиная наступать сзади на Зорана. Следующее – он лежит на спине, а над ним склоняется лицо его жертвы. Зоран держит в одной руке сразу две рукоятки.
- М-м-м, - Антон, попытался подняться, но крепкой рукой Зоран вернул его в положение «лежа».
- Отдохни, сынок, - спокойно сказал он, широко улыбаясь.
В этот момент что-то щелкнуло в голове у Антона. Он, буквально зарычав, вскочил и рывком потянулся к своей рукоятке. Но молниеносное движение руки Зорана, которое Антон еле успел заметить, вернуло его с небес на землю.
- Я могу убить тебя сотнями способов, - тень Зорана склонилась над ним, как тьма над городом. – Причем полсотни из них ты даже не заметишь. Ты все еще хочешь на меня нападать или нет? – и он выпрямился, как бы давая Антону шанс выбрать.
А Антон и не думал выбирать. За какие-то пару минут он оказался на земле два раза оба раза не понял как.
- Как вы это сделали? – поднявшись не без помощи Зорана, спросил Антон.
- Что именно?
- Ну...
- Это долгая история.
«В своем репертуаре», - ухмыльнулся Антон, но промолчал. Он был безумно рад тому, что инцидент исчерпан.
- Идем дальше? – спросил он и слегка расслабился, потому что на лице Зорана появилась чуть заметная улыбка.
Тот протянул Антону его экземпляр оружия и вдруг засмеялся. Засмеялся каким-то детским заливистым смехом, настолько неестественным для его внешности, что Антон не удержался и тоже прыснул. Не прошло и полминуты, как они оба ржали в полный голос. С вчерашнего дня Антон не чувствовал себя так расслаблено и спокойно, как в этой темной странной, неизвестно кем населенной пещере.
«Эх, - вздохнул про себя Антон, когда они уже спокойно и неслышно проходили очередной поворот, - что же будет дальше?». Вдруг резкая острая боль пронзила его запястье.
- Ауч, - от неожиданности воскликнул он, но Зоран ладонью заткнул ему рот.
В следующую секунду Антон увидел новый блеск в темноте, но это было отнюдь не странное свечение глаз. Зорана. Это был нож в его руке. «Все, - решил Антон. – Это конец. Эта старая сволочь завела меня сюда, чтобы просто-напросто убить. Зарезать и оставить гнить в вонючей пещере. И никто меня здесь не найдет!..»
Он никогда так просто не сдавался, тем более за секунды до возможной смерти, поэтому его кулак уже свистел в воздухе, как в замедленной съемке приближаясь к челюсти Зорана. И вот в последний момент, кулак Антона повис в сантиметрах от лица старика и Саев в изумлении отступил от него: Зоран полоснул себя ножом над запястьем и, подойдя к ближайшей стене, прислонил к ней место пореза. Затем жестом позвал Антона подойти ближе и, Антон, повинуясь, медленно, как зомби, приблизился к старику и, сам не зная почему, тоже прислонил руку к стене. Все это происходило как во сне. Или просто Антон перестал ощущать реальность и полностью растворился в этой пещере? В следующую секунду все вокруг наполнил страшный гул – Антон уже слышал его и не раз – и стена начала обсыпаться, открывая проход. Из все больше расползающейся щели им в глаза ударил свет, источник которого находился там – за стеной; и спертый влажный запах.
- Продолжим путь, - понаблюдав за молодым, сказал Зоран.
Щель, все-таки, расползлась, превратившись в небольшую арку, в которую и нырнул мужчина. Антон тряхнул головой, будто отгоняя наваждение, и направился следом. Небольшой тоннель – и вот они стоят на пороге просторной комнаты: идеально – насколько можно судить – ровные стены, прямые углы; навскидку – метров 400 площадью и метров 10 высотой. Антон прищурился – свет внутри был слишком ярким – и попытался разглядеть неизвестный источник. Оказалось, свет шел от каких-то разноцветных камней, буквально растущих из земли. Тут были и зеленые высокие кристаллы, и ярко-красные круглые камни, и желтые продолговатые, похожие на снаряды. Но все они, хоть и будучи разноцветными, источали свет неестественно белого цвета.
- На держи, - подал голос ведущий и вложил в ладонь Антона какой-то сверток. В первую секунду Антона передернуло, но затем, разозлившись на самого себя, он все-таки соизволил развернуть его. Внутри оказались темные очки. Не забыв поблагодарить Зорана – тот уже надел свою пару – Антон нацепил очки и удивленно вздохнул – кроме раздражающего свечения не исчезло ничего. Т.е. все окружающее в пещере было видно абсолютно четко, словно он и не надевал затемненных очков. Возможно, они каким-то образом были настроены только на яркий свет. Хотя, если честно, то Антон не совсем понимал, зачем нужны эти очки – все-таки свет, хоть и яркий, но не слепящий; та же энергосберегающая лампочка горит и ярче и куда более раздражает глаз.
- Что, впечатляет? – усмехнулся Зоран, сбив его с мысли.
- Ага, - только и сказал Антон. Затем, снова посмотрев на кристаллы, спросил: - Мы за ними пришли? – и для конкретики махнул на них рукой.
- Именно!
Затем он отошел в правый угол, где, собственно, и начинали расти кристаллы, и начал движение вдоль стены, поглядывая на камни под разными углами - «наверное, выбирает лучшее» - дошел до стены напротив и, «крякнув», остановился около очередного скопления. Антон внимательно следил за тем, как он наклонился и, присев на корточки рядом с зеленым высоким кристаллом, дотронулся до него ладонью. На руках старика были одеты рукавицы. В эту же секунду он понял, зачем нужны были очки – как только Зоран дотронулся до ближайшего кристалла, комната наполнилась ТАКИМ светом, что даже защищенные темными линзами очков глаза заслезились. Антон непроизвольно закрыл их ладонями.
- Ничего, - прозвучал поблизости голос. Антон открыл глаза – Зоран стоял возле него с небольшим, но «пузатым» свертком в руках. Откуда он всё их берет, эти свертки?! – Привыкнешь.
Антон, конечно, хотел спросить, «привыкнешь, мол, к чему?», но передумал. Вместо этого задал:
- Зачем я вам нужен?
Хотя он уже мог догадаться, глядя на количество кристаллов в пещере, и Зоран лишь подтвердил его догадки:
- Помочь мне донести их. Ты же не против, так ведь?
Антон помотал головой.
- Ну, вот и отлично! – с каждым разом улыбка Зорана становилась все более ехидной.
Что-то это старый крендель замышляет, нужно за ним понаблюдать. Антон отошел в сторону, вернее сделал такой вид. На деле же он встал поближе к выходу. Зоран тем временем бережно раскладывал камни по мешкам и напевал себе под нос что-то немелодичное. Собрав большие кристаллы, он переключился на камни поменьше, и аккуратность вдруг куда-то испарилась из движения его рук: он стал охапкой сгребать камни.
- Это потому, что чем больше камень, - заметил он немой вопрос в глазах Антона, - тем он более хрупкий. Парадокс природы.
Антон кивнул и Зоран, прервавшись, стал лениво оглядывать комнату. «Он чего-то ждет?», - спросил он сам себя и изумился собственным интонациям: он не спрашивал, а утверждал. Не зная старика и суток, ему казалось, что знает его всю жизнь – вплоть до жестов.
- Не поможешь? – донесся до Антона голос старика откуда-то из темного угла комнаты – без кристаллов стало заметно темнее. Молодой человек подошел ближе – Зоран в поте лица пытался запихнуть один из камней в битком набитый мешок.
- Я подписывался только на доставку, - решил сострить Антон, но красноречивый взгляд старого мошенника… Посмотрев в его глаза, молодой человек решил избавиться от иронических ноток в речи.
- Понял, - улыбнулся он и наклонился к мешку.
Вдвоем они кое-как запихали кристалл – он был теплым на ощупь – и Антон встал, чтобы направиться к выходу.
В следующую секунду у него перед глазами что-то блеснуло, и сразу же раздался взрыв.

Автор - Табыч
Дата добавления - 24.08.2011 в 16:55
ТабычДата: Пятница, 02.09.2011, 11:55 | Сообщение # 129
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
новый кусок)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))

Комната мгновенно наполнилась дымом, пыль стояла столбом и проникала в рот и ноздри Антона. Парень лежал на холодном камне, не понимая, что происходит. Он знал, что произошел взрыв, но мысли об этом летели со скоростью света (вместе с окружающим миром). Мысли кружили, они гудели и пищали. Перед глазами все вокруг то темнело, то вспыхивал резкий, контрастный белый свет. Полоски дыма, застилающего все вокруг, и те двоились. Антон хрипел, как раненый зверь, возя ладонью по пыльным камням, желая хоть немного охладить руки. Вся эта круговерть сводила с ума, но не успел Антон закрыть глаза, как было уже поздно - его вырвало. Саев с огромным трудом повернулся набок, не переставая блевать. Он судорожно вдыхал едкую пыль, отплевывая рвотную массу. Как ни странно, становилось все хуже, но закрыть глаза и попытаться расслабиться он попросту не мог. Он знал, что это подзатушит боль в голове; да и желудок, в ту секунду напоминающий камень, ждал расслабления. Нет, он лежал на боку, положив голову на камень, и наблюдал, как его рвет. Потом он постарался объяснить это тем, что боялся захлебнуться собственной рвотой, поэтому не закрывал глаза. А может просто страх заставил его напрячься. Объяснений много, но все они будут потом. В тот же момент, Антон даже не думал ничего объяснять. Опорожнив желудок, молодой человек попытался встать и на карачках доползти до места взрыва. Встать, хоть и с трудом, но получилось, однако руки его тряслись, а голова кружилась так сильно, что прополз он полметра, не больше, и без чувств рухнул на землю.
- Что же будет со всеми нами?..

Глава 3
Начинает проясняться

Дима в ужасе отскочил назад: яркая вспышка осветила нечто неописуемое - в нескольких метрах от него появился и тут же исчез… дракон! Высотой с три человеческих роста существо с костлявыми крыльями и огромной зубастой пастью. Чудовище взмахнуло крыльями и растворилось в дожде вместе со светом от странной вспышки. А Дима… Дима, не в силах что-либо делать, просто уселся на землю и ушел глубоко в себя. Он спрашивал у себя - уже который раз - «ну что происходит?», но в ответ слышал только стук собственного сердца. Несмотря на то, что чудовище исчезло, перед глазами парня все еще открывалась эта пасть. Кто это? Он сидел по-турецки и ковырял ногтями сырую землю. Кто это? Он раскачивался из стороны в сторону, как маятник. И именно в этот момент, когда вода уже рекой лилась с его волос, он вдруг отчетливо увидел. Увидел его! Человека, стоящего рядом с чудовищем. Маленького сутулого, почти незаметного. Может поэтому Дима не сразу его увидел. И именно поэтому ему пришлось забраться в свои воспоминания и разглядеть хозяина этой твари. Но теперь он знал. Теперь он знал все. Теперь он понял, отчего у его деда был такой испуг в глазах. Дима прекрасно знал, что увидел несчастный в последние минуты своей жизни. Вот, оказывается, что за проклятье «стережет» Сайфер-холл. Дима сгреб в кулак жижу, плавающую вместо земли и, откинув ее в сторону, решительно встал на ноги. Теперь он понял, кто науськивает это страшное создание на жильцов Сайфер-холла.
Подойдя к двери и распахнув ее, он негромко произнес:
- Фред. Иди сюда.
Несмотря на то, что Дима ожидал ответа, он все-таки встрепенулся, услышав:
- Да, я здесь… хозяин.
Резко обернувшись – дворецкий стоял прямо за дверью, в которую Дима только что вошел – молодой хозяин стал медленно отходить спиной к лестнице, поглядывая на слугу. За последнее время Бартон невероятно изменился: сгорбился, съежился, руки стали суше… Но напугало Диму отнюдь не это. Голос. Голос дворецкого – вот, что заставило хозяина дома отойти подальше. Он был твердым, властным, сильным. Старые слабые скрежетащие звуки испарились, словно их и не было никогда. И еще… Та интонация, с которой Бартон произнес «хозяин», заставила Диму напрячься куда сильнее: кроме сарказма и насмешки в этом слове не было ничего. И тогда Дима понял – дворецкий ему больше не подчиняется. Роли поменялись, и Фред Бартон – больше не слуга.
- Вы что-то хотели? – хоть и услужливо, но непонимающе глядя на Саева, спросил Фред. Спросил тем же тоном, что и обычно. Тем же противным скрипучим голосом.
- Ты… - слегка замялся Дима, хмурясь все сильнее. Может, показалось? Или Бартон просто играет с ним? А почему бы и нет? Быть может, он хочет довести до нервного срыва. Если так, и все происходящее – его рук дело, то идет правильной дорогой. Если так и дальше пойдет, нервы Саевых не выдержат. Нельзя расслабляться! Каждую секунду – ухо востро.
- Ты видел здесь кого-нибудь? – наконец задал свой вопрос Дима.
- Нет, господин, - тут же отрапортовал дворецкий и чуть ли не вытянулся по струнке. – Никого.
- Хорошо, - кивнул Дима, уже поднимаясь по лестнице. Он и не ждал другого ответа.
- Постой, - резко обернулся он, уже почти на втором этаже. Хотя дворецкий не двигался с места. - А где ты был сегодня? Я тебя звал-звал – как об стенку горох!
- Я работал в своей сторожке, - невозмутимо ответил Фред.
- Хорошо, - снова кивнул Дима, на этот раз получив ответы на все свои вопросы.
- Я могу идти? – донеслось позади.
- Да, конечно, - не оборачиваясь, произнес Дима, направившись в коридор к их с братом комнате. Ему нужно было подумать. Все вставало на свои места. Все, наконец, вставало на свои места. Дверь со скрипом закрылась, и Дима погрузился в спокойный полумрак комнаты. Даже буйство стихии по эту сторону окна и стен было не так слышно. Их с братом маленькая уютная комната вызывала трепетные чувства благоговения. Представьте, что на вас ощерился матерый здоровенный пес, а из-под ног у вас тявкает и рвется в бой крохотный щеночек. Вроде бы не разумный, а уже ведь готов выгрызть кадык за хозяина. Нечто подобное ощущал и Дима, оглядывая свою маленькую и уютную крепость. Сев в любимую позу – по-турецки – Дима в очередной раз погрузился в воспоминания. Перед его глазами, где-то на грани реальности и воображения, вмиг появились тонкие нитки, которыми он планировал соединить разные факты. Стоп, маленький тайм-аут! Нитки растворились, оставив ощущение пробуждения.
Вырвав себя из собственного внутреннего мира, Дима поднялся и, слегка побродив по комнате в поисках куртки – она оказалась на кровати – выудил из внутреннего кармана пачку сигарет. Настолько мятую и замызганную, что накопившийся табак посыпался из нее на кровать. Убрал пачку обратно в куртку. Щелчок зажигалки. Еще один. Еще парочка, и Дима кинул зажигалку на кровать. Сдохла! Как всегда в подобных случаях, если ты и не хотел особо курить, то чем меньше у тебя шансов – тем больше хочется. Дима спустился в холл и уже сделал, было, шаг в сторону кухни…
Входная дверь была настежь распахнута, а на улице, у спуска с холма стоял человек. В плаще и с капюшоном. Он стоял спиной к Диме. Стоял, не шелохнувшись, под дождем. Но дождь не касался его, как если бы человек был окружен невидимым щитом или пузырем. Но нет, был человек, была стена дождя - все это Дима видел отчетливо. Но не было – черт возьми! – ну не было четких границ, где ливень «обтекал» неизвестного. Тем не менее, Дима был готов поклясться всем святым, что дождь не трогал этого человека. Фильтр сигареты съежился в зубах Саева, а ногти грозили сделать новые кровавые лунки на ладонях, однако Дима сделал несколько решительных шагов на выход. Ему уже надоело бегать, пора и отстаивать свою жилплощадь. Не первый день живем на свете.
«БАБАХ!!!»
Дима пошатнулся, и сигарета выпала у него изо рта. Вначале он услышал страшный по силе грохот, как от взрыва, а потом, как в замедленной съемке увидел, что произошло. Двери захлопнулись. Сами собой!
- Может ветер? – чуть слышно прошептал Дима.
По его ладоням сочилось что-то теплое. «Додавил, блин! – усмехнувшись, подумал Дима. – Надо бы ногти постричь». На секунду отвлекшись от произошедшего, он все-таки вернулся к нему. «Какой ветер? – уже про себя рассуждал он. – Ветер, если бы и захлопнул двери… а они не маленькие, - сам для себя подчеркнул Дима. – и не легкие… то захлопнул бы только одну створку. Одну, мать её! Одну, а не обе! Это было все, что угодно… но не ветер»
Дима знал исход своих действий, но все-таки попробовал открыть дверь. Что и требовалось доказать: она была неподвижна. Нет, дверь сейчас не откроется. Может потом? Надо же, представить себе другого человека – ведь кого бы не напугала такая ситуация? Непойми кто, непойми что. Двери, гости, иная живность… А Дима уже был спокоен как удав. Он устал вздрагивать от каждого шороха в этом злополучном доме. Ежу понятно, что что-то здесь творится! А бегая от этого, с этим не справишься. Они с Антоном попробовали – не получилось. Подняв с пола измученную сигарету, Дима «дунув-плюнув» на нее, отправил на место, в зубы и пошел на кухню. На ходу размышлял на единственную тему: кто мог быть этот человек. Уж не старый ли знакомый, с которого все началось? Тот самый незваный гость с «подарочком» в свертке.
- Да! – не раздумывая, ответило сознание.
Дима, не удовлетворенный этим, снова спросил сам себя: «А если не он? То кто?». Но поняв, что ищет ответ там, где не надо, просто открыл дверь на кухню.
- Мария? – позвал он молоденькую кухарку, потому что кухня была абсолютно пуста. Он бы мог просто взять спички и уйти, но, признаться, Марию он не видел довольно давно. А если напрячь память, то с тех пор, как они с братом заходили за спичками, освещать чердак. О Господи, как же давно это было?! С тех пор он, как ему казалось, потерял немало лет своей жизни. Они просто исчезли, если можно так выразиться. Они пропали, его года. Как будто он, молодой человек, приехавший навестить деда, расплатился неделей за час. Потеряв деда… Дима гнал от себя мысль «Потеряв брата». Нет, кроме смерти деда этот проклятый дом не увидит ничего. А может, и мама умерла не просто так? Мысли Димы снова закружились вокруг этой темы: мама умерла, дав жизнь, дед умер, дав кров.
- Мария?! – Дима чуть повысил голос. Результат – неизменный. Кухарка пропала, не оставив после себя и следа пребывания. Кроме маленького зеркальца на сервировочном столике.
- Эх, Мария, Мария… - вздохнул Дима, сделав пару шагов по кухне. – Что ж с тобой произошло? Ты что-то узнала? Что?.. – Дима, проходя мимо столика, сначала непроизвольно повысил голос, а затем запнулся: из зеркальца на него глядело лицо Марии. Страшное лицо. Сухие щеки обтягивают неестественно выдающиеся вбок скулы; белокурые волосы спутаны в клубок и отдельные пряди закрывают один глаз. Второй – молочно-белый белок и полное отсутствие зрачка – смотрит прямо на Диму. Не успел Дима подумать, что это просто какая-то своеобразная фотография, что он по ошибке принял ее за зеркало, как лицо стало двигаться, искажаться и… кричать. Кухня сразу же наполнилась звериным воем, который проникал в тело, в каждую его клетку, и кровь загустевала в сосудах. Вот только Дима, несмотря на все происходящее, не мог оторвать глаз от этого лица... нет, это больше не было лицом, это было… куском пережаренной свинины с клочком спутанных волос, которое издавало истошные вопли…
Дима смотрел в зеркальце, и ему в ответ блестели его собственные глаза. Видение (или наваждение) растворилось вмиг, едва Саев подошел к столику и посмотрел прямо в зеркало. Слегка успокоившись, Дима отметил характерный факт: его лицо не многим¸ если честно, отличалось от неизвестного лица (оно не представилось, поэтому заявлять, что это Мария пока не стоит). И это не могло не напрягать. Та бледность и худоба вместе с покрытой ранними морщинами скулами и в купе с болезненным взглядом, внушало реальные опасения: физическое и психическое состояние молодого человека невероятно зыбко. Оглядев кухню, Дима поймал себя на мысли, которая заставила его ухмыльнуться: он голоден. Он ужасно голоден! Сколько он не ел? День? А то и два! Желудок призывно заурчал, как только мыли о еде посетили молодого Саева. Надо хоть что-нибудь перекусить. Единственное «хоть что-нибудь», что он смог сделать – несколько бутербродов с весьма некошерной колбасой. Иных продуктов не было. Затолкав в себя это подобие еды, Дима разочарованно вздохнул: голод позиции не сдал, однако аппетит был раздразнен. Саев вышел обратно в холл, и властный голос голодного человека наполнил его стены:
- Фре-е-е-ед!
Ответом послужил лишь бой часов в гостиной. Двенадцать.
Подождав немного, молодой человек крикнул еще громче, но бесполезно. Видать снова на улице, решил Дима. А если так… Он на секунду задумался, затем подергал ручку входной двери – не поддавалась – и быстрым шагом направился к лестнице, по ходу забежав на кухню. Взять свечу.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами

Сообщение отредактировал Табыч - Пятница, 02.09.2011, 11:56
 
Сообщениеновый кусок)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))

Комната мгновенно наполнилась дымом, пыль стояла столбом и проникала в рот и ноздри Антона. Парень лежал на холодном камне, не понимая, что происходит. Он знал, что произошел взрыв, но мысли об этом летели со скоростью света (вместе с окружающим миром). Мысли кружили, они гудели и пищали. Перед глазами все вокруг то темнело, то вспыхивал резкий, контрастный белый свет. Полоски дыма, застилающего все вокруг, и те двоились. Антон хрипел, как раненый зверь, возя ладонью по пыльным камням, желая хоть немного охладить руки. Вся эта круговерть сводила с ума, но не успел Антон закрыть глаза, как было уже поздно - его вырвало. Саев с огромным трудом повернулся набок, не переставая блевать. Он судорожно вдыхал едкую пыль, отплевывая рвотную массу. Как ни странно, становилось все хуже, но закрыть глаза и попытаться расслабиться он попросту не мог. Он знал, что это подзатушит боль в голове; да и желудок, в ту секунду напоминающий камень, ждал расслабления. Нет, он лежал на боку, положив голову на камень, и наблюдал, как его рвет. Потом он постарался объяснить это тем, что боялся захлебнуться собственной рвотой, поэтому не закрывал глаза. А может просто страх заставил его напрячься. Объяснений много, но все они будут потом. В тот же момент, Антон даже не думал ничего объяснять. Опорожнив желудок, молодой человек попытался встать и на карачках доползти до места взрыва. Встать, хоть и с трудом, но получилось, однако руки его тряслись, а голова кружилась так сильно, что прополз он полметра, не больше, и без чувств рухнул на землю.
- Что же будет со всеми нами?..

Глава 3
Начинает проясняться

Дима в ужасе отскочил назад: яркая вспышка осветила нечто неописуемое - в нескольких метрах от него появился и тут же исчез… дракон! Высотой с три человеческих роста существо с костлявыми крыльями и огромной зубастой пастью. Чудовище взмахнуло крыльями и растворилось в дожде вместе со светом от странной вспышки. А Дима… Дима, не в силах что-либо делать, просто уселся на землю и ушел глубоко в себя. Он спрашивал у себя - уже который раз - «ну что происходит?», но в ответ слышал только стук собственного сердца. Несмотря на то, что чудовище исчезло, перед глазами парня все еще открывалась эта пасть. Кто это? Он сидел по-турецки и ковырял ногтями сырую землю. Кто это? Он раскачивался из стороны в сторону, как маятник. И именно в этот момент, когда вода уже рекой лилась с его волос, он вдруг отчетливо увидел. Увидел его! Человека, стоящего рядом с чудовищем. Маленького сутулого, почти незаметного. Может поэтому Дима не сразу его увидел. И именно поэтому ему пришлось забраться в свои воспоминания и разглядеть хозяина этой твари. Но теперь он знал. Теперь он знал все. Теперь он понял, отчего у его деда был такой испуг в глазах. Дима прекрасно знал, что увидел несчастный в последние минуты своей жизни. Вот, оказывается, что за проклятье «стережет» Сайфер-холл. Дима сгреб в кулак жижу, плавающую вместо земли и, откинув ее в сторону, решительно встал на ноги. Теперь он понял, кто науськивает это страшное создание на жильцов Сайфер-холла.
Подойдя к двери и распахнув ее, он негромко произнес:
- Фред. Иди сюда.
Несмотря на то, что Дима ожидал ответа, он все-таки встрепенулся, услышав:
- Да, я здесь… хозяин.
Резко обернувшись – дворецкий стоял прямо за дверью, в которую Дима только что вошел – молодой хозяин стал медленно отходить спиной к лестнице, поглядывая на слугу. За последнее время Бартон невероятно изменился: сгорбился, съежился, руки стали суше… Но напугало Диму отнюдь не это. Голос. Голос дворецкого – вот, что заставило хозяина дома отойти подальше. Он был твердым, властным, сильным. Старые слабые скрежетащие звуки испарились, словно их и не было никогда. И еще… Та интонация, с которой Бартон произнес «хозяин», заставила Диму напрячься куда сильнее: кроме сарказма и насмешки в этом слове не было ничего. И тогда Дима понял – дворецкий ему больше не подчиняется. Роли поменялись, и Фред Бартон – больше не слуга.
- Вы что-то хотели? – хоть и услужливо, но непонимающе глядя на Саева, спросил Фред. Спросил тем же тоном, что и обычно. Тем же противным скрипучим голосом.
- Ты… - слегка замялся Дима, хмурясь все сильнее. Может, показалось? Или Бартон просто играет с ним? А почему бы и нет? Быть может, он хочет довести до нервного срыва. Если так, и все происходящее – его рук дело, то идет правильной дорогой. Если так и дальше пойдет, нервы Саевых не выдержат. Нельзя расслабляться! Каждую секунду – ухо востро.
- Ты видел здесь кого-нибудь? – наконец задал свой вопрос Дима.
- Нет, господин, - тут же отрапортовал дворецкий и чуть ли не вытянулся по струнке. – Никого.
- Хорошо, - кивнул Дима, уже поднимаясь по лестнице. Он и не ждал другого ответа.
- Постой, - резко обернулся он, уже почти на втором этаже. Хотя дворецкий не двигался с места. - А где ты был сегодня? Я тебя звал-звал – как об стенку горох!
- Я работал в своей сторожке, - невозмутимо ответил Фред.
- Хорошо, - снова кивнул Дима, на этот раз получив ответы на все свои вопросы.
- Я могу идти? – донеслось позади.
- Да, конечно, - не оборачиваясь, произнес Дима, направившись в коридор к их с братом комнате. Ему нужно было подумать. Все вставало на свои места. Все, наконец, вставало на свои места. Дверь со скрипом закрылась, и Дима погрузился в спокойный полумрак комнаты. Даже буйство стихии по эту сторону окна и стен было не так слышно. Их с братом маленькая уютная комната вызывала трепетные чувства благоговения. Представьте, что на вас ощерился матерый здоровенный пес, а из-под ног у вас тявкает и рвется в бой крохотный щеночек. Вроде бы не разумный, а уже ведь готов выгрызть кадык за хозяина. Нечто подобное ощущал и Дима, оглядывая свою маленькую и уютную крепость. Сев в любимую позу – по-турецки – Дима в очередной раз погрузился в воспоминания. Перед его глазами, где-то на грани реальности и воображения, вмиг появились тонкие нитки, которыми он планировал соединить разные факты. Стоп, маленький тайм-аут! Нитки растворились, оставив ощущение пробуждения.
Вырвав себя из собственного внутреннего мира, Дима поднялся и, слегка побродив по комнате в поисках куртки – она оказалась на кровати – выудил из внутреннего кармана пачку сигарет. Настолько мятую и замызганную, что накопившийся табак посыпался из нее на кровать. Убрал пачку обратно в куртку. Щелчок зажигалки. Еще один. Еще парочка, и Дима кинул зажигалку на кровать. Сдохла! Как всегда в подобных случаях, если ты и не хотел особо курить, то чем меньше у тебя шансов – тем больше хочется. Дима спустился в холл и уже сделал, было, шаг в сторону кухни…
Входная дверь была настежь распахнута, а на улице, у спуска с холма стоял человек. В плаще и с капюшоном. Он стоял спиной к Диме. Стоял, не шелохнувшись, под дождем. Но дождь не касался его, как если бы человек был окружен невидимым щитом или пузырем. Но нет, был человек, была стена дождя - все это Дима видел отчетливо. Но не было – черт возьми! – ну не было четких границ, где ливень «обтекал» неизвестного. Тем не менее, Дима был готов поклясться всем святым, что дождь не трогал этого человека. Фильтр сигареты съежился в зубах Саева, а ногти грозили сделать новые кровавые лунки на ладонях, однако Дима сделал несколько решительных шагов на выход. Ему уже надоело бегать, пора и отстаивать свою жилплощадь. Не первый день живем на свете.
«БАБАХ!!!»
Дима пошатнулся, и сигарета выпала у него изо рта. Вначале он услышал страшный по силе грохот, как от взрыва, а потом, как в замедленной съемке увидел, что произошло. Двери захлопнулись. Сами собой!
- Может ветер? – чуть слышно прошептал Дима.
По его ладоням сочилось что-то теплое. «Додавил, блин! – усмехнувшись, подумал Дима. – Надо бы ногти постричь». На секунду отвлекшись от произошедшего, он все-таки вернулся к нему. «Какой ветер? – уже про себя рассуждал он. – Ветер, если бы и захлопнул двери… а они не маленькие, - сам для себя подчеркнул Дима. – и не легкие… то захлопнул бы только одну створку. Одну, мать её! Одну, а не обе! Это было все, что угодно… но не ветер»
Дима знал исход своих действий, но все-таки попробовал открыть дверь. Что и требовалось доказать: она была неподвижна. Нет, дверь сейчас не откроется. Может потом? Надо же, представить себе другого человека – ведь кого бы не напугала такая ситуация? Непойми кто, непойми что. Двери, гости, иная живность… А Дима уже был спокоен как удав. Он устал вздрагивать от каждого шороха в этом злополучном доме. Ежу понятно, что что-то здесь творится! А бегая от этого, с этим не справишься. Они с Антоном попробовали – не получилось. Подняв с пола измученную сигарету, Дима «дунув-плюнув» на нее, отправил на место, в зубы и пошел на кухню. На ходу размышлял на единственную тему: кто мог быть этот человек. Уж не старый ли знакомый, с которого все началось? Тот самый незваный гость с «подарочком» в свертке.
- Да! – не раздумывая, ответило сознание.
Дима, не удовлетворенный этим, снова спросил сам себя: «А если не он? То кто?». Но поняв, что ищет ответ там, где не надо, просто открыл дверь на кухню.
- Мария? – позвал он молоденькую кухарку, потому что кухня была абсолютно пуста. Он бы мог просто взять спички и уйти, но, признаться, Марию он не видел довольно давно. А если напрячь память, то с тех пор, как они с братом заходили за спичками, освещать чердак. О Господи, как же давно это было?! С тех пор он, как ему казалось, потерял немало лет своей жизни. Они просто исчезли, если можно так выразиться. Они пропали, его года. Как будто он, молодой человек, приехавший навестить деда, расплатился неделей за час. Потеряв деда… Дима гнал от себя мысль «Потеряв брата». Нет, кроме смерти деда этот проклятый дом не увидит ничего. А может, и мама умерла не просто так? Мысли Димы снова закружились вокруг этой темы: мама умерла, дав жизнь, дед умер, дав кров.
- Мария?! – Дима чуть повысил голос. Результат – неизменный. Кухарка пропала, не оставив после себя и следа пребывания. Кроме маленького зеркальца на сервировочном столике.
- Эх, Мария, Мария… - вздохнул Дима, сделав пару шагов по кухне. – Что ж с тобой произошло? Ты что-то узнала? Что?.. – Дима, проходя мимо столика, сначала непроизвольно повысил голос, а затем запнулся: из зеркальца на него глядело лицо Марии. Страшное лицо. Сухие щеки обтягивают неестественно выдающиеся вбок скулы; белокурые волосы спутаны в клубок и отдельные пряди закрывают один глаз. Второй – молочно-белый белок и полное отсутствие зрачка – смотрит прямо на Диму. Не успел Дима подумать, что это просто какая-то своеобразная фотография, что он по ошибке принял ее за зеркало, как лицо стало двигаться, искажаться и… кричать. Кухня сразу же наполнилась звериным воем, который проникал в тело, в каждую его клетку, и кровь загустевала в сосудах. Вот только Дима, несмотря на все происходящее, не мог оторвать глаз от этого лица... нет, это больше не было лицом, это было… куском пережаренной свинины с клочком спутанных волос, которое издавало истошные вопли…
Дима смотрел в зеркальце, и ему в ответ блестели его собственные глаза. Видение (или наваждение) растворилось вмиг, едва Саев подошел к столику и посмотрел прямо в зеркало. Слегка успокоившись, Дима отметил характерный факт: его лицо не многим¸ если честно, отличалось от неизвестного лица (оно не представилось, поэтому заявлять, что это Мария пока не стоит). И это не могло не напрягать. Та бледность и худоба вместе с покрытой ранними морщинами скулами и в купе с болезненным взглядом, внушало реальные опасения: физическое и психическое состояние молодого человека невероятно зыбко. Оглядев кухню, Дима поймал себя на мысли, которая заставила его ухмыльнуться: он голоден. Он ужасно голоден! Сколько он не ел? День? А то и два! Желудок призывно заурчал, как только мыли о еде посетили молодого Саева. Надо хоть что-нибудь перекусить. Единственное «хоть что-нибудь», что он смог сделать – несколько бутербродов с весьма некошерной колбасой. Иных продуктов не было. Затолкав в себя это подобие еды, Дима разочарованно вздохнул: голод позиции не сдал, однако аппетит был раздразнен. Саев вышел обратно в холл, и властный голос голодного человека наполнил его стены:
- Фре-е-е-ед!
Ответом послужил лишь бой часов в гостиной. Двенадцать.
Подождав немного, молодой человек крикнул еще громче, но бесполезно. Видать снова на улице, решил Дима. А если так… Он на секунду задумался, затем подергал ручку входной двери – не поддавалась – и быстрым шагом направился к лестнице, по ходу забежав на кухню. Взять свечу.

Автор - Табыч
Дата добавления - 02.09.2011 в 11:55
Сообщениеновый кусок)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))

Комната мгновенно наполнилась дымом, пыль стояла столбом и проникала в рот и ноздри Антона. Парень лежал на холодном камне, не понимая, что происходит. Он знал, что произошел взрыв, но мысли об этом летели со скоростью света (вместе с окружающим миром). Мысли кружили, они гудели и пищали. Перед глазами все вокруг то темнело, то вспыхивал резкий, контрастный белый свет. Полоски дыма, застилающего все вокруг, и те двоились. Антон хрипел, как раненый зверь, возя ладонью по пыльным камням, желая хоть немного охладить руки. Вся эта круговерть сводила с ума, но не успел Антон закрыть глаза, как было уже поздно - его вырвало. Саев с огромным трудом повернулся набок, не переставая блевать. Он судорожно вдыхал едкую пыль, отплевывая рвотную массу. Как ни странно, становилось все хуже, но закрыть глаза и попытаться расслабиться он попросту не мог. Он знал, что это подзатушит боль в голове; да и желудок, в ту секунду напоминающий камень, ждал расслабления. Нет, он лежал на боку, положив голову на камень, и наблюдал, как его рвет. Потом он постарался объяснить это тем, что боялся захлебнуться собственной рвотой, поэтому не закрывал глаза. А может просто страх заставил его напрячься. Объяснений много, но все они будут потом. В тот же момент, Антон даже не думал ничего объяснять. Опорожнив желудок, молодой человек попытался встать и на карачках доползти до места взрыва. Встать, хоть и с трудом, но получилось, однако руки его тряслись, а голова кружилась так сильно, что прополз он полметра, не больше, и без чувств рухнул на землю.
- Что же будет со всеми нами?..

Глава 3
Начинает проясняться

Дима в ужасе отскочил назад: яркая вспышка осветила нечто неописуемое - в нескольких метрах от него появился и тут же исчез… дракон! Высотой с три человеческих роста существо с костлявыми крыльями и огромной зубастой пастью. Чудовище взмахнуло крыльями и растворилось в дожде вместе со светом от странной вспышки. А Дима… Дима, не в силах что-либо делать, просто уселся на землю и ушел глубоко в себя. Он спрашивал у себя - уже который раз - «ну что происходит?», но в ответ слышал только стук собственного сердца. Несмотря на то, что чудовище исчезло, перед глазами парня все еще открывалась эта пасть. Кто это? Он сидел по-турецки и ковырял ногтями сырую землю. Кто это? Он раскачивался из стороны в сторону, как маятник. И именно в этот момент, когда вода уже рекой лилась с его волос, он вдруг отчетливо увидел. Увидел его! Человека, стоящего рядом с чудовищем. Маленького сутулого, почти незаметного. Может поэтому Дима не сразу его увидел. И именно поэтому ему пришлось забраться в свои воспоминания и разглядеть хозяина этой твари. Но теперь он знал. Теперь он знал все. Теперь он понял, отчего у его деда был такой испуг в глазах. Дима прекрасно знал, что увидел несчастный в последние минуты своей жизни. Вот, оказывается, что за проклятье «стережет» Сайфер-холл. Дима сгреб в кулак жижу, плавающую вместо земли и, откинув ее в сторону, решительно встал на ноги. Теперь он понял, кто науськивает это страшное создание на жильцов Сайфер-холла.
Подойдя к двери и распахнув ее, он негромко произнес:
- Фред. Иди сюда.
Несмотря на то, что Дима ожидал ответа, он все-таки встрепенулся, услышав:
- Да, я здесь… хозяин.
Резко обернувшись – дворецкий стоял прямо за дверью, в которую Дима только что вошел – молодой хозяин стал медленно отходить спиной к лестнице, поглядывая на слугу. За последнее время Бартон невероятно изменился: сгорбился, съежился, руки стали суше… Но напугало Диму отнюдь не это. Голос. Голос дворецкого – вот, что заставило хозяина дома отойти подальше. Он был твердым, властным, сильным. Старые слабые скрежетащие звуки испарились, словно их и не было никогда. И еще… Та интонация, с которой Бартон произнес «хозяин», заставила Диму напрячься куда сильнее: кроме сарказма и насмешки в этом слове не было ничего. И тогда Дима понял – дворецкий ему больше не подчиняется. Роли поменялись, и Фред Бартон – больше не слуга.
- Вы что-то хотели? – хоть и услужливо, но непонимающе глядя на Саева, спросил Фред. Спросил тем же тоном, что и обычно. Тем же противным скрипучим голосом.
- Ты… - слегка замялся Дима, хмурясь все сильнее. Может, показалось? Или Бартон просто играет с ним? А почему бы и нет? Быть может, он хочет довести до нервного срыва. Если так, и все происходящее – его рук дело, то идет правильной дорогой. Если так и дальше пойдет, нервы Саевых не выдержат. Нельзя расслабляться! Каждую секунду – ухо востро.
- Ты видел здесь кого-нибудь? – наконец задал свой вопрос Дима.
- Нет, господин, - тут же отрапортовал дворецкий и чуть ли не вытянулся по струнке. – Никого.
- Хорошо, - кивнул Дима, уже поднимаясь по лестнице. Он и не ждал другого ответа.
- Постой, - резко обернулся он, уже почти на втором этаже. Хотя дворецкий не двигался с места. - А где ты был сегодня? Я тебя звал-звал – как об стенку горох!
- Я работал в своей сторожке, - невозмутимо ответил Фред.
- Хорошо, - снова кивнул Дима, на этот раз получив ответы на все свои вопросы.
- Я могу идти? – донеслось позади.
- Да, конечно, - не оборачиваясь, произнес Дима, направившись в коридор к их с братом комнате. Ему нужно было подумать. Все вставало на свои места. Все, наконец, вставало на свои места. Дверь со скрипом закрылась, и Дима погрузился в спокойный полумрак комнаты. Даже буйство стихии по эту сторону окна и стен было не так слышно. Их с братом маленькая уютная комната вызывала трепетные чувства благоговения. Представьте, что на вас ощерился матерый здоровенный пес, а из-под ног у вас тявкает и рвется в бой крохотный щеночек. Вроде бы не разумный, а уже ведь готов выгрызть кадык за хозяина. Нечто подобное ощущал и Дима, оглядывая свою маленькую и уютную крепость. Сев в любимую позу – по-турецки – Дима в очередной раз погрузился в воспоминания. Перед его глазами, где-то на грани реальности и воображения, вмиг появились тонкие нитки, которыми он планировал соединить разные факты. Стоп, маленький тайм-аут! Нитки растворились, оставив ощущение пробуждения.
Вырвав себя из собственного внутреннего мира, Дима поднялся и, слегка побродив по комнате в поисках куртки – она оказалась на кровати – выудил из внутреннего кармана пачку сигарет. Настолько мятую и замызганную, что накопившийся табак посыпался из нее на кровать. Убрал пачку обратно в куртку. Щелчок зажигалки. Еще один. Еще парочка, и Дима кинул зажигалку на кровать. Сдохла! Как всегда в подобных случаях, если ты и не хотел особо курить, то чем меньше у тебя шансов – тем больше хочется. Дима спустился в холл и уже сделал, было, шаг в сторону кухни…
Входная дверь была настежь распахнута, а на улице, у спуска с холма стоял человек. В плаще и с капюшоном. Он стоял спиной к Диме. Стоял, не шелохнувшись, под дождем. Но дождь не касался его, как если бы человек был окружен невидимым щитом или пузырем. Но нет, был человек, была стена дождя - все это Дима видел отчетливо. Но не было – черт возьми! – ну не было четких границ, где ливень «обтекал» неизвестного. Тем не менее, Дима был готов поклясться всем святым, что дождь не трогал этого человека. Фильтр сигареты съежился в зубах Саева, а ногти грозили сделать новые кровавые лунки на ладонях, однако Дима сделал несколько решительных шагов на выход. Ему уже надоело бегать, пора и отстаивать свою жилплощадь. Не первый день живем на свете.
«БАБАХ!!!»
Дима пошатнулся, и сигарета выпала у него изо рта. Вначале он услышал страшный по силе грохот, как от взрыва, а потом, как в замедленной съемке увидел, что произошло. Двери захлопнулись. Сами собой!
- Может ветер? – чуть слышно прошептал Дима.
По его ладоням сочилось что-то теплое. «Додавил, блин! – усмехнувшись, подумал Дима. – Надо бы ногти постричь». На секунду отвлекшись от произошедшего, он все-таки вернулся к нему. «Какой ветер? – уже про себя рассуждал он. – Ветер, если бы и захлопнул двери… а они не маленькие, - сам для себя подчеркнул Дима. – и не легкие… то захлопнул бы только одну створку. Одну, мать её! Одну, а не обе! Это было все, что угодно… но не ветер»
Дима знал исход своих действий, но все-таки попробовал открыть дверь. Что и требовалось доказать: она была неподвижна. Нет, дверь сейчас не откроется. Может потом? Надо же, представить себе другого человека – ведь кого бы не напугала такая ситуация? Непойми кто, непойми что. Двери, гости, иная живность… А Дима уже был спокоен как удав. Он устал вздрагивать от каждого шороха в этом злополучном доме. Ежу понятно, что что-то здесь творится! А бегая от этого, с этим не справишься. Они с Антоном попробовали – не получилось. Подняв с пола измученную сигарету, Дима «дунув-плюнув» на нее, отправил на место, в зубы и пошел на кухню. На ходу размышлял на единственную тему: кто мог быть этот человек. Уж не старый ли знакомый, с которого все началось? Тот самый незваный гость с «подарочком» в свертке.
- Да! – не раздумывая, ответило сознание.
Дима, не удовлетворенный этим, снова спросил сам себя: «А если не он? То кто?». Но поняв, что ищет ответ там, где не надо, просто открыл дверь на кухню.
- Мария? – позвал он молоденькую кухарку, потому что кухня была абсолютно пуста. Он бы мог просто взять спички и уйти, но, признаться, Марию он не видел довольно давно. А если напрячь память, то с тех пор, как они с братом заходили за спичками, освещать чердак. О Господи, как же давно это было?! С тех пор он, как ему казалось, потерял немало лет своей жизни. Они просто исчезли, если можно так выразиться. Они пропали, его года. Как будто он, молодой человек, приехавший навестить деда, расплатился неделей за час. Потеряв деда… Дима гнал от себя мысль «Потеряв брата». Нет, кроме смерти деда этот проклятый дом не увидит ничего. А может, и мама умерла не просто так? Мысли Димы снова закружились вокруг этой темы: мама умерла, дав жизнь, дед умер, дав кров.
- Мария?! – Дима чуть повысил голос. Результат – неизменный. Кухарка пропала, не оставив после себя и следа пребывания. Кроме маленького зеркальца на сервировочном столике.
- Эх, Мария, Мария… - вздохнул Дима, сделав пару шагов по кухне. – Что ж с тобой произошло? Ты что-то узнала? Что?.. – Дима, проходя мимо столика, сначала непроизвольно повысил голос, а затем запнулся: из зеркальца на него глядело лицо Марии. Страшное лицо. Сухие щеки обтягивают неестественно выдающиеся вбок скулы; белокурые волосы спутаны в клубок и отдельные пряди закрывают один глаз. Второй – молочно-белый белок и полное отсутствие зрачка – смотрит прямо на Диму. Не успел Дима подумать, что это просто какая-то своеобразная фотография, что он по ошибке принял ее за зеркало, как лицо стало двигаться, искажаться и… кричать. Кухня сразу же наполнилась звериным воем, который проникал в тело, в каждую его клетку, и кровь загустевала в сосудах. Вот только Дима, несмотря на все происходящее, не мог оторвать глаз от этого лица... нет, это больше не было лицом, это было… куском пережаренной свинины с клочком спутанных волос, которое издавало истошные вопли…
Дима смотрел в зеркальце, и ему в ответ блестели его собственные глаза. Видение (или наваждение) растворилось вмиг, едва Саев подошел к столику и посмотрел прямо в зеркало. Слегка успокоившись, Дима отметил характерный факт: его лицо не многим¸ если честно, отличалось от неизвестного лица (оно не представилось, поэтому заявлять, что это Мария пока не стоит). И это не могло не напрягать. Та бледность и худоба вместе с покрытой ранними морщинами скулами и в купе с болезненным взглядом, внушало реальные опасения: физическое и психическое состояние молодого человека невероятно зыбко. Оглядев кухню, Дима поймал себя на мысли, которая заставила его ухмыльнуться: он голоден. Он ужасно голоден! Сколько он не ел? День? А то и два! Желудок призывно заурчал, как только мыли о еде посетили молодого Саева. Надо хоть что-нибудь перекусить. Единственное «хоть что-нибудь», что он смог сделать – несколько бутербродов с весьма некошерной колбасой. Иных продуктов не было. Затолкав в себя это подобие еды, Дима разочарованно вздохнул: голод позиции не сдал, однако аппетит был раздразнен. Саев вышел обратно в холл, и властный голос голодного человека наполнил его стены:
- Фре-е-е-ед!
Ответом послужил лишь бой часов в гостиной. Двенадцать.
Подождав немного, молодой человек крикнул еще громче, но бесполезно. Видать снова на улице, решил Дима. А если так… Он на секунду задумался, затем подергал ручку входной двери – не поддавалась – и быстрым шагом направился к лестнице, по ходу забежав на кухню. Взять свечу.

Автор - Табыч
Дата добавления - 02.09.2011 в 11:55
АнаитДата: Пятница, 09.09.2011, 20:33 | Сообщение # 130
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, что-то давненько я к тебе не заглядывала, но сегодня исправила эту оплошность. Принимай гостей!
Quote (Табыч)
и спертый влажный запах.
может, воздух? Запах бывает кислым, сладким, приятным, противным, еле уловимым...
Quote (Табыч)
Вместо этого задал:
Что задал? Задачку? И таких "недосказанностей" несколько.
Quote (Табыч)
с костлявыми крыльями
не корректная фраза. Я поняла, что ты хочешь сказать, но может тогда так "с сухими кожистыми крыльями на костях"или как по другому...
Quote (Табыч)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))
Вот это радует! Хотя править всегда легче, чем писать. Так что - правь и пиши. А я буду читать. l_daisy



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, что-то давненько я к тебе не заглядывала, но сегодня исправила эту оплошность. Принимай гостей!
Quote (Табыч)
и спертый влажный запах.
может, воздух? Запах бывает кислым, сладким, приятным, противным, еле уловимым...
Quote (Табыч)
Вместо этого задал:
Что задал? Задачку? И таких "недосказанностей" несколько.
Quote (Табыч)
с костлявыми крыльями
не корректная фраза. Я поняла, что ты хочешь сказать, но может тогда так "с сухими кожистыми крыльями на костях"или как по другому...
Quote (Табыч)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))
Вот это радует! Хотя править всегда легче, чем писать. Так что - правь и пиши. А я буду читать. l_daisy

Автор - Анаит
Дата добавления - 09.09.2011 в 20:33
СообщениеТабыч, что-то давненько я к тебе не заглядывала, но сегодня исправила эту оплошность. Принимай гостей!
Quote (Табыч)
и спертый влажный запах.
может, воздух? Запах бывает кислым, сладким, приятным, противным, еле уловимым...
Quote (Табыч)
Вместо этого задал:
Что задал? Задачку? И таких "недосказанностей" несколько.
Quote (Табыч)
с костлявыми крыльями
не корректная фраза. Я поняла, что ты хочешь сказать, но может тогда так "с сухими кожистыми крыльями на костях"или как по другому...
Quote (Табыч)
появилось свободное время, начал переделывать начало) как это ни странно, делаю это с удовольствием)))
Вот это радует! Хотя править всегда легче, чем писать. Так что - правь и пиши. А я буду читать. l_daisy

Автор - Анаит
Дата добавления - 09.09.2011 в 20:33
ТабычДата: Суббота, 10.09.2011, 21:19 | Сообщение # 131
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Спасибо!!!)))))
Quote (Анаит)
Принимай гостей!

С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))

ладно, поехали дальше:
кстати, рано я радовался, насчет свободного времени)) накаркал((

- Сцелус Арианна, - произнес он, и в знакомом коридоре забрезжил свет. и этот свет должен был пролиться. Дима понятия не имел, что хочет от этой комнаты. Допустим, информацию о прежних владельцах, пусть Клаус о них ничего и не знал. Но ведь ни для кого не секрет, что кабинет использовался после его смерти и… - Дима посмотрел на тонкий слой пыли, осевшей на мебели - используется до сих пор. Саев отчетливо представил себе, как Бартон тщательно протирает стол и шкаф, поправляет книги. Бац, и лицо Фреда превращается в лицо Джона. Ван Дарэн стоит посреди кабинета, проницательно глядя на письменный стол. Он обходит его со стороны окна и садится в высокой кресло. На столе лежит книга. С мордой обезьяны на обложке. Лицо Джона скрывает капюшон, а тело – плащ. Его рука скрывается во внутреннем кармане плаща и достает небольшой сверток…
Пыль тонкой шалью лежала на одиноком столе посреди комнаты. Никакого кресла не было и в помине, также как и окна, кстати. Было другое окно чуть в стороне, но не то. Дима сделал шаг к стене напротив и внимательно посмотрел на обои. И тут судорожный вздох удивления вырвался изо рта: под обоями выделялись сколоченные доски, явно закрывающие какой-то проем. Величиной как раз с окно из «воображения». Ощущая подъем, Дима, подцепл ногтем отклеивающийся кусочек обоев, и что есть силы, дернул его вниз. Возбуждение забурлило в нем, когда Саев провел рукой по сколоченным доскам.
Пока он бежал вниз за ломом или еще чем-нибудь в том же роде, в его голове мелькала одна и та же мысль: «Это была игра воображения? Или видение?». Вернувшись наверх, Дима прислонил лом, найденный в кладовке к доскам, и несколько раз с силой нажал на него. Послышался треск, и доски пластом отошли от стены. То чувство, которое поднималось в Диме дошло до самого верха и ударило в маленький колокольчик в макушке: это было не воображение. Доски, упали, освободив от тени грязное заляпанное окно. В точности, как в видение минуты назад. Или это было даже не видением? Что это было? Реальность? Безусловно! Эта комната была реальна, так же как и окно. Значит здесь – он посмотрел на пол рядом со столом – стояло кресло. Огромное кожаное кресло с очень высокой спинкой. Интересно! Дима хмыкнул и покачал головой. «Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон? За то время, что ты тут находишься, ты видел всякое. Но такое!» Дима выглянул в окно: дождь наконец-таки закончился, и от недавних туч не осталось и следа. Ярко светило полуденное солнце. Дима закрыл глаза и попытался расслабиться. В темноте сомкнутых век поплыли блики. Но больше никаких путешествий во времени. Но это окно! Дима не мог оторвать от него взгляд, не понимая, что же его так притягивает! Вроде бы окно как окно. Конечно, оно было заколочено, но ведь в старых домах это не новость! «Что ж ты так разволновался? Только оттого, что увидел это окно?» В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол. Ничего особенного: книга, колбы, странный агрегат на подставке – все так, как они с братом оставили здесь в прошлый раз. Лицо Антона тут же всплыло перед глазами: худое, вымученное, с чужими сумасшедшими глазами. Таким Дима видел его в последний раз, перед исчезновением в лесу. Прошел уже день – «точно?» – а вестей никаких. Лицо брата перед глазами резко изменилась – темное, с пустыми глазницами, из которых сочились жирные черви; из-за полуоткрытых рваных губ показывались кривые зубы, а волосы торчали из почти лысого черепа клочками. Дима тяжело задышал и одной рукой потер глаза, пытаясь отогнать страшное видение. В голове вереницей пронеслись воспоминания, из которых Дима, как утопленник – капельки воздуха, пытался выхватить хорошие. Безуспешно. Еле-еле парню вспомнился смешной случай. Вспомнилось, как они с братом смеялись, держась за животы. Дима увидел себя с широкой улыбкой, увидел брата, громко и открыто хохочущего и эти лица победили страшное видение. Они съели ужасное лицо, растворившись сами. Только звуки смеха еще доносились откуда-то издалека, но затем стихли и они. Осталась только комната. Дима стоял, крепко вцепившись в угол стола, и его глаза смотрели на картину. Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись. Нет, холст был абсолютно чист.
Стараясь больше не отвлекаться, Дима собрался с мыслями и взял знакомую книгу со стола; ту самую с мордой обезьяны на обложке. Она ехидно улыбалась, глядя на него с обложки и в точности повторяла рисунок лепки на потолке и полу холла. Выходит, обезьяна – геральдический зверь семьи Сайфер? Тогда эта книга… тогда эта книга, вполне возможно… летопись семьи. И - Дима даже воодушевился - в ней найдется та самая информация, которую он ищет. Информация о прежних владельцах, об их смертях. Кто, когда, и – наверное, самое главное - при каких обстоятельствах ушел в мир иной? Но, как только Дима открыл книгу, шарик у него в легких сдулся с неприличным звуком, и, глубоко вздохнув, Саев положил открытую книгу на стол. Как? Как он прочитает ее? Как он извлечет нужную информацию, если даже не знает языка, на котором она написана? Дима совсем поник. Лучше бы он сюда вообще не заходил! Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
- Будьте вы прокляты, - не очень зло прорычал он, но в отчаянии отшвырнул книгу. Пока она, как в замедленной съемке падала на пол, Дима в оцепенении следил за ней: на страницах он одновременно видел незнакомые символы и на их же месте знакомые слова. Объяснить это он не мог, да и не очень хотел в тот момент. Подхватив книгу на лету, он впился жадным взглядом в рукописный текст. Опять ничего! Да чтож такое-то?! Но Дима больше не расстраивался. Он был абсолютно уверен, что если уж один раз смог разглядеть знакомый язык – сможет и второй! Через пять минут безуспешных попыток (разглядывания под разным углом, держа книгу в руках и опустив ее на стол, да даже бросив на пол), Дима вскинул победно руки – стоит слегка прикрыть глаза и посмотреть на текст под небольшим углом, как проявляется нормальный, не «казибяками», текст. Вот оно! Но прежде, чем погрузиться в чтение, парень закурил, глядя через оконный проем на синеющее небо. На улице совсем распогодилось, и вроде бы все хорошо… и вроде бы ничего не случилось… и не случится. Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван. Как и самого Диму… также как и его семью. Затянувшись и зажав в зубах фильтр, он попытался открыть окно.
Через пару минут он уже облокотился на подоконник и дышал свежим воздухом. Вид открывался почти тот же, что и из первого окна, не заколоченного: сторожка дворецкого и часть Западного Леса. А если чуть дальше выглянуть, то и озеро будет видно. Вернув взгляд на сторожку, Дима попытался разглядеть там дворецкого, но то ли потому, что окно было слишком высоко, то ли Бартона там вовсе не было, его взгляд выхватил только темные окна и закрытую дверь сторожки. «Ладно, - решил он, - найду – поговорю. Вот только о чем? Что я могу ему предъявить? В чем он виноват? Кроме того, что он старый ворчун? Ну и голос у него ужасный?» Дима усмехнулся. Жадно втянул дым и долго держал его в легких, затем выдохнул остатки, кляня себя за мягкотелость. «Сколько мне нужно времени, чтобы забыть обиды и подозрения? Час? Два? Почему, стоит немного отойти, как я уже начинаю придумывать всем оправдания?» Докурив сигарету и щелчком пальцев отправив ее в свободный полет, Дима вернулся в кабинет и потер ладони друг о друга, глядя на раскрытую книгу.
- Чтож, - вздохнул он, ощущая невероятный прилив сил. – Начнем?

***

Камин… Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали. Страх. Да, это страх, и он ползет из камина, как из жерла спящего вулкана. Спящего… Это сон… Антон пытается оглянуться, но голова, как пружина, возвращается обратно… и снова камин. Нет! Это не камин в их гостиной! Это… Но ведь очень похож… Не он. Он как сводный брат, просто есть общее… Общ… П-п-просто есть… Где же? Где же Антон? Антон снова поворачивает голову… никак! Снова… никак! Еще!.. Камин начинает исчезать, слово рвутся какие-то тонкие нити… Они лопаются, больно бьют по щекам…
…впереди окно, махонькое окно из света… Там кто-то есть, кто-то… Кто-то настоящий. Антон идет к окну. Далеко… Темно… Все темно… и везде! Только окно, окно из света и пыли… Или это дым? Тяжело дышать! Темнота, густая темнота проникает в легкие… Она расползается там, как масляное пятно на воде. Он идет. Его шаги слышатся где-то позади… Окно все ближе, но не дойти…. Все вокруг сжимается в трубу. Это темнота! Или это что-то в темноте? Больно… Нечем дышать… Его выталкивает наружу… Его сдерживает внутри… Сила..! Воздух… Он выплевывает капельки воздуха… Одну, вторую, тр… Третью?.. Что дальше? Надо посчитать их…Они рядом! Кто?.. Капельки воздуха? Нет! Они… Не помнит… Не видит! ПСССССССССССССССССССС…………………………………………………………………
Это конец!..

Антон лежал, запрокинув голову, а над ним склонились с десяток «обезьянок». Их выпученные глаза изучали парня с нескрываемым любопытством, что ему вскоре начало досаждать. Антон проморгался и попытался встать, но не смог опереться даже на локти. Громко охнув, он почти без сил рухнул на землю. Существа, которые, пока он поднимался, с громким писком разбежались по сторонам, вернулись «на пост».
- Кыш, - все, что мог выдохнуть Антон.
Обезьянки встрепенулись, но с места не сдвинулись. Подобным образом их не напугать. Правой рукой Саев на автомате шарил по земле и дотронулся до кармана джинс. «Точно! – радостно прозвучал внутренний голос. – Дубинка!» Но уже через секунду ликование сменилось разочарованием – карман был пуст, а значит, оружие выпало где-то после взрыва. Взрыв?!
- Взрыв! – не своим голосом воскликнул Антон. На этот раз существа слегка расступились, тем самым дав ему возможность оглядеться. Саев встрепенулся, лихорадочно осматриваясь в полумраке пещеры.
- Зоран! – крикнул он.
Дым вокруг почти рассеялся, но старика не было видно. И он не откликался. Первая мысль не заставила себя долго ждать – он погиб, и его съели эти твари! Антон еще раз посмотрел на странных обитателей пещеры: группка из восьми обезьянок так и стояла почти сомкнутым кругом вокруг него. Их огромные глаза выражали такое удивление и восторг, как глаза ребенка перед игрушкой раз в десять больше него самого. Существа, пока он смотрел на них, издавали странные «пищащие» звуки, в которых также слышалась радость. Неподдельная чистая радость. «Ну, нет, - решил Саев. – Не могли они». Действительно, ну как такие маленькие милахи способны сожрать взрослого человека? Антон отвернулся - писк тут же прекратился - и, остановив взгляд на темном углу пещеры, хотел было снова позвать старика:
- Зор…
Он затих на полуслове, прислушавшись – именно из того угла, на который он смотрел, донесся знакомый писк. Там – в углу – была еще одна группка. И – чем черт не шутит? – вдруг там же был и Зоран. Голова кружилась, но Антон все-таки пересилил себя и сумел-таки подняться сначала на четвереньки, а затем и в полный рост. На негнущихся ногах он сделал шагов пятнадцать. Ориентиром был звук, который, как правильно понял Антон, действительно возникал только при взгляде на существ. Не без труда доковыляв до угла, Антон, привыкший к темноте, сумел разглядеть небольшую группу существ (также особей восемь-девять), столпившихся возле…полураздетого Зорана. Плаща на нем не было, а рубашка была распахнута. Молодой человек перевел взгляд с тела старика на существ, затем обратно, и, похлопав себя по джинсам, все понял: они просто обезоружили их: в плаще старого бойца было спрятано столько оружия, что его было проще раздеть, чем разоружить. Глаза мужчины были зажмурены, его била дрожь, на лице блестела испарина, но он был без сознания.
- Зоран! – воскликнул Антон, упав рядом с телом мужчины. Конечно, он хотел просто сесть на корточки, но слабость не позволила.
Круг существ разомкнулся, но, как и в прошлый раз, простой вскрик их не напугал. Обезьянки расступились - они двигались цепочкой, словно живые ворота, впуская Антона внутрь - и тут же сошлись снова.
- Зоран, - слабым голосом повторил молодой человек.
Тело еще плохо слушалось, заторможено реагируя на желания Антона. Да что там тело?! Сознание и то пробуксовывало, пока он смотрел на беззвучно стонущего старика. Зоран не слышал его, и тогда Саев, схватив его за плечи, стал отчаянно трясти; с той силой, которой просто не могло быть в ослабленном и непослушном теле.
- Зоран! – вопил он, переложив руки с плеч на горло, просто потому что так было удобнее держать. И трясти. Потом он себе представлял, КАК это выглядело, и еле сдерживался от улыбки. – Очнись!
Так продолжалось несколько минут. Антон с неиссякаемой энергией тряс немощного полуголого старика, выкрикивая бессмысленные и бессвязные ругательства. Обезьянки в этот момент стояли все тем же кругом, не шелохнувшись, и, не издавая ни звука, наблюдали за происходящим. Голова Зорана дергалась из стороны в сторону, как язычок колокольчика, норовя, в конце концов, оторваться к чертовой матери.
- Старый … - быть может Антон хотел сказать что-то очень-очень едкое или обидное, но остаток фразы потонул в его собственном удивлении: на лице старика появилась улыбка. Даже ухмылка. Не открывая все также плотно зажмуренных глаз, Зоран все больше искажал лицо в этой издевательской усмешке. Пока Антон, уже переставший трясти не такого уж и немощного - как оказалось - старика, наблюдал за этим цирком, Зоран приоткрыл один глаз и нахально так прошептал:
- Испугался, да?
- Да иди ты! – огрызнулся Антон и слез со спасенного, постаравшись напоследок побольнее задеть его локтем или коленом.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, Спасибо!!!)))))
Quote (Анаит)
Принимай гостей!

С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))

ладно, поехали дальше:
кстати, рано я радовался, насчет свободного времени)) накаркал((

- Сцелус Арианна, - произнес он, и в знакомом коридоре забрезжил свет. и этот свет должен был пролиться. Дима понятия не имел, что хочет от этой комнаты. Допустим, информацию о прежних владельцах, пусть Клаус о них ничего и не знал. Но ведь ни для кого не секрет, что кабинет использовался после его смерти и… - Дима посмотрел на тонкий слой пыли, осевшей на мебели - используется до сих пор. Саев отчетливо представил себе, как Бартон тщательно протирает стол и шкаф, поправляет книги. Бац, и лицо Фреда превращается в лицо Джона. Ван Дарэн стоит посреди кабинета, проницательно глядя на письменный стол. Он обходит его со стороны окна и садится в высокой кресло. На столе лежит книга. С мордой обезьяны на обложке. Лицо Джона скрывает капюшон, а тело – плащ. Его рука скрывается во внутреннем кармане плаща и достает небольшой сверток…
Пыль тонкой шалью лежала на одиноком столе посреди комнаты. Никакого кресла не было и в помине, также как и окна, кстати. Было другое окно чуть в стороне, но не то. Дима сделал шаг к стене напротив и внимательно посмотрел на обои. И тут судорожный вздох удивления вырвался изо рта: под обоями выделялись сколоченные доски, явно закрывающие какой-то проем. Величиной как раз с окно из «воображения». Ощущая подъем, Дима, подцепл ногтем отклеивающийся кусочек обоев, и что есть силы, дернул его вниз. Возбуждение забурлило в нем, когда Саев провел рукой по сколоченным доскам.
Пока он бежал вниз за ломом или еще чем-нибудь в том же роде, в его голове мелькала одна и та же мысль: «Это была игра воображения? Или видение?». Вернувшись наверх, Дима прислонил лом, найденный в кладовке к доскам, и несколько раз с силой нажал на него. Послышался треск, и доски пластом отошли от стены. То чувство, которое поднималось в Диме дошло до самого верха и ударило в маленький колокольчик в макушке: это было не воображение. Доски, упали, освободив от тени грязное заляпанное окно. В точности, как в видение минуты назад. Или это было даже не видением? Что это было? Реальность? Безусловно! Эта комната была реальна, так же как и окно. Значит здесь – он посмотрел на пол рядом со столом – стояло кресло. Огромное кожаное кресло с очень высокой спинкой. Интересно! Дима хмыкнул и покачал головой. «Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон? За то время, что ты тут находишься, ты видел всякое. Но такое!» Дима выглянул в окно: дождь наконец-таки закончился, и от недавних туч не осталось и следа. Ярко светило полуденное солнце. Дима закрыл глаза и попытался расслабиться. В темноте сомкнутых век поплыли блики. Но больше никаких путешествий во времени. Но это окно! Дима не мог оторвать от него взгляд, не понимая, что же его так притягивает! Вроде бы окно как окно. Конечно, оно было заколочено, но ведь в старых домах это не новость! «Что ж ты так разволновался? Только оттого, что увидел это окно?» В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол. Ничего особенного: книга, колбы, странный агрегат на подставке – все так, как они с братом оставили здесь в прошлый раз. Лицо Антона тут же всплыло перед глазами: худое, вымученное, с чужими сумасшедшими глазами. Таким Дима видел его в последний раз, перед исчезновением в лесу. Прошел уже день – «точно?» – а вестей никаких. Лицо брата перед глазами резко изменилась – темное, с пустыми глазницами, из которых сочились жирные черви; из-за полуоткрытых рваных губ показывались кривые зубы, а волосы торчали из почти лысого черепа клочками. Дима тяжело задышал и одной рукой потер глаза, пытаясь отогнать страшное видение. В голове вереницей пронеслись воспоминания, из которых Дима, как утопленник – капельки воздуха, пытался выхватить хорошие. Безуспешно. Еле-еле парню вспомнился смешной случай. Вспомнилось, как они с братом смеялись, держась за животы. Дима увидел себя с широкой улыбкой, увидел брата, громко и открыто хохочущего и эти лица победили страшное видение. Они съели ужасное лицо, растворившись сами. Только звуки смеха еще доносились откуда-то издалека, но затем стихли и они. Осталась только комната. Дима стоял, крепко вцепившись в угол стола, и его глаза смотрели на картину. Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись. Нет, холст был абсолютно чист.
Стараясь больше не отвлекаться, Дима собрался с мыслями и взял знакомую книгу со стола; ту самую с мордой обезьяны на обложке. Она ехидно улыбалась, глядя на него с обложки и в точности повторяла рисунок лепки на потолке и полу холла. Выходит, обезьяна – геральдический зверь семьи Сайфер? Тогда эта книга… тогда эта книга, вполне возможно… летопись семьи. И - Дима даже воодушевился - в ней найдется та самая информация, которую он ищет. Информация о прежних владельцах, об их смертях. Кто, когда, и – наверное, самое главное - при каких обстоятельствах ушел в мир иной? Но, как только Дима открыл книгу, шарик у него в легких сдулся с неприличным звуком, и, глубоко вздохнув, Саев положил открытую книгу на стол. Как? Как он прочитает ее? Как он извлечет нужную информацию, если даже не знает языка, на котором она написана? Дима совсем поник. Лучше бы он сюда вообще не заходил! Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
- Будьте вы прокляты, - не очень зло прорычал он, но в отчаянии отшвырнул книгу. Пока она, как в замедленной съемке падала на пол, Дима в оцепенении следил за ней: на страницах он одновременно видел незнакомые символы и на их же месте знакомые слова. Объяснить это он не мог, да и не очень хотел в тот момент. Подхватив книгу на лету, он впился жадным взглядом в рукописный текст. Опять ничего! Да чтож такое-то?! Но Дима больше не расстраивался. Он был абсолютно уверен, что если уж один раз смог разглядеть знакомый язык – сможет и второй! Через пять минут безуспешных попыток (разглядывания под разным углом, держа книгу в руках и опустив ее на стол, да даже бросив на пол), Дима вскинул победно руки – стоит слегка прикрыть глаза и посмотреть на текст под небольшим углом, как проявляется нормальный, не «казибяками», текст. Вот оно! Но прежде, чем погрузиться в чтение, парень закурил, глядя через оконный проем на синеющее небо. На улице совсем распогодилось, и вроде бы все хорошо… и вроде бы ничего не случилось… и не случится. Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван. Как и самого Диму… также как и его семью. Затянувшись и зажав в зубах фильтр, он попытался открыть окно.
Через пару минут он уже облокотился на подоконник и дышал свежим воздухом. Вид открывался почти тот же, что и из первого окна, не заколоченного: сторожка дворецкого и часть Западного Леса. А если чуть дальше выглянуть, то и озеро будет видно. Вернув взгляд на сторожку, Дима попытался разглядеть там дворецкого, но то ли потому, что окно было слишком высоко, то ли Бартона там вовсе не было, его взгляд выхватил только темные окна и закрытую дверь сторожки. «Ладно, - решил он, - найду – поговорю. Вот только о чем? Что я могу ему предъявить? В чем он виноват? Кроме того, что он старый ворчун? Ну и голос у него ужасный?» Дима усмехнулся. Жадно втянул дым и долго держал его в легких, затем выдохнул остатки, кляня себя за мягкотелость. «Сколько мне нужно времени, чтобы забыть обиды и подозрения? Час? Два? Почему, стоит немного отойти, как я уже начинаю придумывать всем оправдания?» Докурив сигарету и щелчком пальцев отправив ее в свободный полет, Дима вернулся в кабинет и потер ладони друг о друга, глядя на раскрытую книгу.
- Чтож, - вздохнул он, ощущая невероятный прилив сил. – Начнем?

***

Камин… Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали. Страх. Да, это страх, и он ползет из камина, как из жерла спящего вулкана. Спящего… Это сон… Антон пытается оглянуться, но голова, как пружина, возвращается обратно… и снова камин. Нет! Это не камин в их гостиной! Это… Но ведь очень похож… Не он. Он как сводный брат, просто есть общее… Общ… П-п-просто есть… Где же? Где же Антон? Антон снова поворачивает голову… никак! Снова… никак! Еще!.. Камин начинает исчезать, слово рвутся какие-то тонкие нити… Они лопаются, больно бьют по щекам…
…впереди окно, махонькое окно из света… Там кто-то есть, кто-то… Кто-то настоящий. Антон идет к окну. Далеко… Темно… Все темно… и везде! Только окно, окно из света и пыли… Или это дым? Тяжело дышать! Темнота, густая темнота проникает в легкие… Она расползается там, как масляное пятно на воде. Он идет. Его шаги слышатся где-то позади… Окно все ближе, но не дойти…. Все вокруг сжимается в трубу. Это темнота! Или это что-то в темноте? Больно… Нечем дышать… Его выталкивает наружу… Его сдерживает внутри… Сила..! Воздух… Он выплевывает капельки воздуха… Одну, вторую, тр… Третью?.. Что дальше? Надо посчитать их…Они рядом! Кто?.. Капельки воздуха? Нет! Они… Не помнит… Не видит! ПСССССССССССССССССССС…………………………………………………………………
Это конец!..

Антон лежал, запрокинув голову, а над ним склонились с десяток «обезьянок». Их выпученные глаза изучали парня с нескрываемым любопытством, что ему вскоре начало досаждать. Антон проморгался и попытался встать, но не смог опереться даже на локти. Громко охнув, он почти без сил рухнул на землю. Существа, которые, пока он поднимался, с громким писком разбежались по сторонам, вернулись «на пост».
- Кыш, - все, что мог выдохнуть Антон.
Обезьянки встрепенулись, но с места не сдвинулись. Подобным образом их не напугать. Правой рукой Саев на автомате шарил по земле и дотронулся до кармана джинс. «Точно! – радостно прозвучал внутренний голос. – Дубинка!» Но уже через секунду ликование сменилось разочарованием – карман был пуст, а значит, оружие выпало где-то после взрыва. Взрыв?!
- Взрыв! – не своим голосом воскликнул Антон. На этот раз существа слегка расступились, тем самым дав ему возможность оглядеться. Саев встрепенулся, лихорадочно осматриваясь в полумраке пещеры.
- Зоран! – крикнул он.
Дым вокруг почти рассеялся, но старика не было видно. И он не откликался. Первая мысль не заставила себя долго ждать – он погиб, и его съели эти твари! Антон еще раз посмотрел на странных обитателей пещеры: группка из восьми обезьянок так и стояла почти сомкнутым кругом вокруг него. Их огромные глаза выражали такое удивление и восторг, как глаза ребенка перед игрушкой раз в десять больше него самого. Существа, пока он смотрел на них, издавали странные «пищащие» звуки, в которых также слышалась радость. Неподдельная чистая радость. «Ну, нет, - решил Саев. – Не могли они». Действительно, ну как такие маленькие милахи способны сожрать взрослого человека? Антон отвернулся - писк тут же прекратился - и, остановив взгляд на темном углу пещеры, хотел было снова позвать старика:
- Зор…
Он затих на полуслове, прислушавшись – именно из того угла, на который он смотрел, донесся знакомый писк. Там – в углу – была еще одна группка. И – чем черт не шутит? – вдруг там же был и Зоран. Голова кружилась, но Антон все-таки пересилил себя и сумел-таки подняться сначала на четвереньки, а затем и в полный рост. На негнущихся ногах он сделал шагов пятнадцать. Ориентиром был звук, который, как правильно понял Антон, действительно возникал только при взгляде на существ. Не без труда доковыляв до угла, Антон, привыкший к темноте, сумел разглядеть небольшую группу существ (также особей восемь-девять), столпившихся возле…полураздетого Зорана. Плаща на нем не было, а рубашка была распахнута. Молодой человек перевел взгляд с тела старика на существ, затем обратно, и, похлопав себя по джинсам, все понял: они просто обезоружили их: в плаще старого бойца было спрятано столько оружия, что его было проще раздеть, чем разоружить. Глаза мужчины были зажмурены, его била дрожь, на лице блестела испарина, но он был без сознания.
- Зоран! – воскликнул Антон, упав рядом с телом мужчины. Конечно, он хотел просто сесть на корточки, но слабость не позволила.
Круг существ разомкнулся, но, как и в прошлый раз, простой вскрик их не напугал. Обезьянки расступились - они двигались цепочкой, словно живые ворота, впуская Антона внутрь - и тут же сошлись снова.
- Зоран, - слабым голосом повторил молодой человек.
Тело еще плохо слушалось, заторможено реагируя на желания Антона. Да что там тело?! Сознание и то пробуксовывало, пока он смотрел на беззвучно стонущего старика. Зоран не слышал его, и тогда Саев, схватив его за плечи, стал отчаянно трясти; с той силой, которой просто не могло быть в ослабленном и непослушном теле.
- Зоран! – вопил он, переложив руки с плеч на горло, просто потому что так было удобнее держать. И трясти. Потом он себе представлял, КАК это выглядело, и еле сдерживался от улыбки. – Очнись!
Так продолжалось несколько минут. Антон с неиссякаемой энергией тряс немощного полуголого старика, выкрикивая бессмысленные и бессвязные ругательства. Обезьянки в этот момент стояли все тем же кругом, не шелохнувшись, и, не издавая ни звука, наблюдали за происходящим. Голова Зорана дергалась из стороны в сторону, как язычок колокольчика, норовя, в конце концов, оторваться к чертовой матери.
- Старый … - быть может Антон хотел сказать что-то очень-очень едкое или обидное, но остаток фразы потонул в его собственном удивлении: на лице старика появилась улыбка. Даже ухмылка. Не открывая все также плотно зажмуренных глаз, Зоран все больше искажал лицо в этой издевательской усмешке. Пока Антон, уже переставший трясти не такого уж и немощного - как оказалось - старика, наблюдал за этим цирком, Зоран приоткрыл один глаз и нахально так прошептал:
- Испугался, да?
- Да иди ты! – огрызнулся Антон и слез со спасенного, постаравшись напоследок побольнее задеть его локтем или коленом.

Автор - Табыч
Дата добавления - 10.09.2011 в 21:19
СообщениеАнаит, Спасибо!!!)))))
Quote (Анаит)
Принимай гостей!

С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))

ладно, поехали дальше:
кстати, рано я радовался, насчет свободного времени)) накаркал((

- Сцелус Арианна, - произнес он, и в знакомом коридоре забрезжил свет. и этот свет должен был пролиться. Дима понятия не имел, что хочет от этой комнаты. Допустим, информацию о прежних владельцах, пусть Клаус о них ничего и не знал. Но ведь ни для кого не секрет, что кабинет использовался после его смерти и… - Дима посмотрел на тонкий слой пыли, осевшей на мебели - используется до сих пор. Саев отчетливо представил себе, как Бартон тщательно протирает стол и шкаф, поправляет книги. Бац, и лицо Фреда превращается в лицо Джона. Ван Дарэн стоит посреди кабинета, проницательно глядя на письменный стол. Он обходит его со стороны окна и садится в высокой кресло. На столе лежит книга. С мордой обезьяны на обложке. Лицо Джона скрывает капюшон, а тело – плащ. Его рука скрывается во внутреннем кармане плаща и достает небольшой сверток…
Пыль тонкой шалью лежала на одиноком столе посреди комнаты. Никакого кресла не было и в помине, также как и окна, кстати. Было другое окно чуть в стороне, но не то. Дима сделал шаг к стене напротив и внимательно посмотрел на обои. И тут судорожный вздох удивления вырвался изо рта: под обоями выделялись сколоченные доски, явно закрывающие какой-то проем. Величиной как раз с окно из «воображения». Ощущая подъем, Дима, подцепл ногтем отклеивающийся кусочек обоев, и что есть силы, дернул его вниз. Возбуждение забурлило в нем, когда Саев провел рукой по сколоченным доскам.
Пока он бежал вниз за ломом или еще чем-нибудь в том же роде, в его голове мелькала одна и та же мысль: «Это была игра воображения? Или видение?». Вернувшись наверх, Дима прислонил лом, найденный в кладовке к доскам, и несколько раз с силой нажал на него. Послышался треск, и доски пластом отошли от стены. То чувство, которое поднималось в Диме дошло до самого верха и ударило в маленький колокольчик в макушке: это было не воображение. Доски, упали, освободив от тени грязное заляпанное окно. В точности, как в видение минуты назад. Или это было даже не видением? Что это было? Реальность? Безусловно! Эта комната была реальна, так же как и окно. Значит здесь – он посмотрел на пол рядом со столом – стояло кресло. Огромное кожаное кресло с очень высокой спинкой. Интересно! Дима хмыкнул и покачал головой. «Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон? За то время, что ты тут находишься, ты видел всякое. Но такое!» Дима выглянул в окно: дождь наконец-таки закончился, и от недавних туч не осталось и следа. Ярко светило полуденное солнце. Дима закрыл глаза и попытался расслабиться. В темноте сомкнутых век поплыли блики. Но больше никаких путешествий во времени. Но это окно! Дима не мог оторвать от него взгляд, не понимая, что же его так притягивает! Вроде бы окно как окно. Конечно, оно было заколочено, но ведь в старых домах это не новость! «Что ж ты так разволновался? Только оттого, что увидел это окно?» В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол. Ничего особенного: книга, колбы, странный агрегат на подставке – все так, как они с братом оставили здесь в прошлый раз. Лицо Антона тут же всплыло перед глазами: худое, вымученное, с чужими сумасшедшими глазами. Таким Дима видел его в последний раз, перед исчезновением в лесу. Прошел уже день – «точно?» – а вестей никаких. Лицо брата перед глазами резко изменилась – темное, с пустыми глазницами, из которых сочились жирные черви; из-за полуоткрытых рваных губ показывались кривые зубы, а волосы торчали из почти лысого черепа клочками. Дима тяжело задышал и одной рукой потер глаза, пытаясь отогнать страшное видение. В голове вереницей пронеслись воспоминания, из которых Дима, как утопленник – капельки воздуха, пытался выхватить хорошие. Безуспешно. Еле-еле парню вспомнился смешной случай. Вспомнилось, как они с братом смеялись, держась за животы. Дима увидел себя с широкой улыбкой, увидел брата, громко и открыто хохочущего и эти лица победили страшное видение. Они съели ужасное лицо, растворившись сами. Только звуки смеха еще доносились откуда-то издалека, но затем стихли и они. Осталась только комната. Дима стоял, крепко вцепившись в угол стола, и его глаза смотрели на картину. Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись. Нет, холст был абсолютно чист.
Стараясь больше не отвлекаться, Дима собрался с мыслями и взял знакомую книгу со стола; ту самую с мордой обезьяны на обложке. Она ехидно улыбалась, глядя на него с обложки и в точности повторяла рисунок лепки на потолке и полу холла. Выходит, обезьяна – геральдический зверь семьи Сайфер? Тогда эта книга… тогда эта книга, вполне возможно… летопись семьи. И - Дима даже воодушевился - в ней найдется та самая информация, которую он ищет. Информация о прежних владельцах, об их смертях. Кто, когда, и – наверное, самое главное - при каких обстоятельствах ушел в мир иной? Но, как только Дима открыл книгу, шарик у него в легких сдулся с неприличным звуком, и, глубоко вздохнув, Саев положил открытую книгу на стол. Как? Как он прочитает ее? Как он извлечет нужную информацию, если даже не знает языка, на котором она написана? Дима совсем поник. Лучше бы он сюда вообще не заходил! Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
- Будьте вы прокляты, - не очень зло прорычал он, но в отчаянии отшвырнул книгу. Пока она, как в замедленной съемке падала на пол, Дима в оцепенении следил за ней: на страницах он одновременно видел незнакомые символы и на их же месте знакомые слова. Объяснить это он не мог, да и не очень хотел в тот момент. Подхватив книгу на лету, он впился жадным взглядом в рукописный текст. Опять ничего! Да чтож такое-то?! Но Дима больше не расстраивался. Он был абсолютно уверен, что если уж один раз смог разглядеть знакомый язык – сможет и второй! Через пять минут безуспешных попыток (разглядывания под разным углом, держа книгу в руках и опустив ее на стол, да даже бросив на пол), Дима вскинул победно руки – стоит слегка прикрыть глаза и посмотреть на текст под небольшим углом, как проявляется нормальный, не «казибяками», текст. Вот оно! Но прежде, чем погрузиться в чтение, парень закурил, глядя через оконный проем на синеющее небо. На улице совсем распогодилось, и вроде бы все хорошо… и вроде бы ничего не случилось… и не случится. Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван. Как и самого Диму… также как и его семью. Затянувшись и зажав в зубах фильтр, он попытался открыть окно.
Через пару минут он уже облокотился на подоконник и дышал свежим воздухом. Вид открывался почти тот же, что и из первого окна, не заколоченного: сторожка дворецкого и часть Западного Леса. А если чуть дальше выглянуть, то и озеро будет видно. Вернув взгляд на сторожку, Дима попытался разглядеть там дворецкого, но то ли потому, что окно было слишком высоко, то ли Бартона там вовсе не было, его взгляд выхватил только темные окна и закрытую дверь сторожки. «Ладно, - решил он, - найду – поговорю. Вот только о чем? Что я могу ему предъявить? В чем он виноват? Кроме того, что он старый ворчун? Ну и голос у него ужасный?» Дима усмехнулся. Жадно втянул дым и долго держал его в легких, затем выдохнул остатки, кляня себя за мягкотелость. «Сколько мне нужно времени, чтобы забыть обиды и подозрения? Час? Два? Почему, стоит немного отойти, как я уже начинаю придумывать всем оправдания?» Докурив сигарету и щелчком пальцев отправив ее в свободный полет, Дима вернулся в кабинет и потер ладони друг о друга, глядя на раскрытую книгу.
- Чтож, - вздохнул он, ощущая невероятный прилив сил. – Начнем?

***

Камин… Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали. Страх. Да, это страх, и он ползет из камина, как из жерла спящего вулкана. Спящего… Это сон… Антон пытается оглянуться, но голова, как пружина, возвращается обратно… и снова камин. Нет! Это не камин в их гостиной! Это… Но ведь очень похож… Не он. Он как сводный брат, просто есть общее… Общ… П-п-просто есть… Где же? Где же Антон? Антон снова поворачивает голову… никак! Снова… никак! Еще!.. Камин начинает исчезать, слово рвутся какие-то тонкие нити… Они лопаются, больно бьют по щекам…
…впереди окно, махонькое окно из света… Там кто-то есть, кто-то… Кто-то настоящий. Антон идет к окну. Далеко… Темно… Все темно… и везде! Только окно, окно из света и пыли… Или это дым? Тяжело дышать! Темнота, густая темнота проникает в легкие… Она расползается там, как масляное пятно на воде. Он идет. Его шаги слышатся где-то позади… Окно все ближе, но не дойти…. Все вокруг сжимается в трубу. Это темнота! Или это что-то в темноте? Больно… Нечем дышать… Его выталкивает наружу… Его сдерживает внутри… Сила..! Воздух… Он выплевывает капельки воздуха… Одну, вторую, тр… Третью?.. Что дальше? Надо посчитать их…Они рядом! Кто?.. Капельки воздуха? Нет! Они… Не помнит… Не видит! ПСССССССССССССССССССС…………………………………………………………………
Это конец!..

Антон лежал, запрокинув голову, а над ним склонились с десяток «обезьянок». Их выпученные глаза изучали парня с нескрываемым любопытством, что ему вскоре начало досаждать. Антон проморгался и попытался встать, но не смог опереться даже на локти. Громко охнув, он почти без сил рухнул на землю. Существа, которые, пока он поднимался, с громким писком разбежались по сторонам, вернулись «на пост».
- Кыш, - все, что мог выдохнуть Антон.
Обезьянки встрепенулись, но с места не сдвинулись. Подобным образом их не напугать. Правой рукой Саев на автомате шарил по земле и дотронулся до кармана джинс. «Точно! – радостно прозвучал внутренний голос. – Дубинка!» Но уже через секунду ликование сменилось разочарованием – карман был пуст, а значит, оружие выпало где-то после взрыва. Взрыв?!
- Взрыв! – не своим голосом воскликнул Антон. На этот раз существа слегка расступились, тем самым дав ему возможность оглядеться. Саев встрепенулся, лихорадочно осматриваясь в полумраке пещеры.
- Зоран! – крикнул он.
Дым вокруг почти рассеялся, но старика не было видно. И он не откликался. Первая мысль не заставила себя долго ждать – он погиб, и его съели эти твари! Антон еще раз посмотрел на странных обитателей пещеры: группка из восьми обезьянок так и стояла почти сомкнутым кругом вокруг него. Их огромные глаза выражали такое удивление и восторг, как глаза ребенка перед игрушкой раз в десять больше него самого. Существа, пока он смотрел на них, издавали странные «пищащие» звуки, в которых также слышалась радость. Неподдельная чистая радость. «Ну, нет, - решил Саев. – Не могли они». Действительно, ну как такие маленькие милахи способны сожрать взрослого человека? Антон отвернулся - писк тут же прекратился - и, остановив взгляд на темном углу пещеры, хотел было снова позвать старика:
- Зор…
Он затих на полуслове, прислушавшись – именно из того угла, на который он смотрел, донесся знакомый писк. Там – в углу – была еще одна группка. И – чем черт не шутит? – вдруг там же был и Зоран. Голова кружилась, но Антон все-таки пересилил себя и сумел-таки подняться сначала на четвереньки, а затем и в полный рост. На негнущихся ногах он сделал шагов пятнадцать. Ориентиром был звук, который, как правильно понял Антон, действительно возникал только при взгляде на существ. Не без труда доковыляв до угла, Антон, привыкший к темноте, сумел разглядеть небольшую группу существ (также особей восемь-девять), столпившихся возле…полураздетого Зорана. Плаща на нем не было, а рубашка была распахнута. Молодой человек перевел взгляд с тела старика на существ, затем обратно, и, похлопав себя по джинсам, все понял: они просто обезоружили их: в плаще старого бойца было спрятано столько оружия, что его было проще раздеть, чем разоружить. Глаза мужчины были зажмурены, его била дрожь, на лице блестела испарина, но он был без сознания.
- Зоран! – воскликнул Антон, упав рядом с телом мужчины. Конечно, он хотел просто сесть на корточки, но слабость не позволила.
Круг существ разомкнулся, но, как и в прошлый раз, простой вскрик их не напугал. Обезьянки расступились - они двигались цепочкой, словно живые ворота, впуская Антона внутрь - и тут же сошлись снова.
- Зоран, - слабым голосом повторил молодой человек.
Тело еще плохо слушалось, заторможено реагируя на желания Антона. Да что там тело?! Сознание и то пробуксовывало, пока он смотрел на беззвучно стонущего старика. Зоран не слышал его, и тогда Саев, схватив его за плечи, стал отчаянно трясти; с той силой, которой просто не могло быть в ослабленном и непослушном теле.
- Зоран! – вопил он, переложив руки с плеч на горло, просто потому что так было удобнее держать. И трясти. Потом он себе представлял, КАК это выглядело, и еле сдерживался от улыбки. – Очнись!
Так продолжалось несколько минут. Антон с неиссякаемой энергией тряс немощного полуголого старика, выкрикивая бессмысленные и бессвязные ругательства. Обезьянки в этот момент стояли все тем же кругом, не шелохнувшись, и, не издавая ни звука, наблюдали за происходящим. Голова Зорана дергалась из стороны в сторону, как язычок колокольчика, норовя, в конце концов, оторваться к чертовой матери.
- Старый … - быть может Антон хотел сказать что-то очень-очень едкое или обидное, но остаток фразы потонул в его собственном удивлении: на лице старика появилась улыбка. Даже ухмылка. Не открывая все также плотно зажмуренных глаз, Зоран все больше искажал лицо в этой издевательской усмешке. Пока Антон, уже переставший трясти не такого уж и немощного - как оказалось - старика, наблюдал за этим цирком, Зоран приоткрыл один глаз и нахально так прошептал:
- Испугался, да?
- Да иди ты! – огрызнулся Антон и слез со спасенного, постаравшись напоследок побольнее задеть его локтем или коленом.

Автор - Табыч
Дата добавления - 10.09.2011 в 21:19
АнаитДата: Воскресенье, 11.09.2011, 12:32 | Сообщение # 132
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Табыч)
С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок... smile

Quote (Табыч)
«Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон?
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

Quote (Табыч)
и садится в высокой кресло.


Quote (Табыч)
В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол.
если уставился, следовательно отвел взгляд... вообще нелогичная фраза. "Дима уставился на стол."

Quote (Табыч)
Они съели ужасное лицо, растворившись сами.
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:
Quote (Табыч)
Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись.
Оп-па! А ведь мужик! biggrin

Quote (Табыч)
Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
Зачем это? вообще не поняла фразы, но в любом случае "Что толку ОТ этой комнаты, КАК ОТ козла молока"

Quote (Табыч)
Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван.
а сама фраза красивая, понравилась.

Quote (Табыч)
Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали.
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Ну и, собственно, writer writer writer writer



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Табыч)
С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок... smile

Quote (Табыч)
«Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон?
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

Quote (Табыч)
и садится в высокой кресло.


Quote (Табыч)
В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол.
если уставился, следовательно отвел взгляд... вообще нелогичная фраза. "Дима уставился на стол."

Quote (Табыч)
Они съели ужасное лицо, растворившись сами.
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:
Quote (Табыч)
Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись.
Оп-па! А ведь мужик! biggrin

Quote (Табыч)
Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
Зачем это? вообще не поняла фразы, но в любом случае "Что толку ОТ этой комнаты, КАК ОТ козла молока"

Quote (Табыч)
Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван.
а сама фраза красивая, понравилась.

Quote (Табыч)
Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали.
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Ну и, собственно, writer writer writer writer

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.09.2011 в 12:32
Сообщение
Quote (Табыч)
С удовольствием)) Проходи. Чай, кофе? Сколько сахару?)) Да не разувайся))) У меня пыльно))
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок... smile

Quote (Табыч)
«Значит ли это, что ты, мой друг, попал на несколько мгновений в прошлое, а? Вот только что в этом прошлом делал Джон?
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

Quote (Табыч)
и садится в высокой кресло.


Quote (Табыч)
В попытке отвести взгляд, Дима уставился на стол.
если уставился, следовательно отвел взгляд... вообще нелогичная фраза. "Дима уставился на стол."

Quote (Табыч)
Они съели ужасное лицо, растворившись сами.
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:
Quote (Табыч)
Красивая девушка с зелеными глазами была единственным источником света, кроме окон. Саев был уверен, что имя этой девушки – Арианна, однако подошел поближе и слегка приподнял ее за нижний край – вдруг на обратной стороне будет какая-нибудь подпись.
Оп-па! А ведь мужик! biggrin

Quote (Табыч)
Забыл, что толку с этой комнаты, что с козла молока!
Зачем это? вообще не поняла фразы, но в любом случае "Что толку ОТ этой комнаты, КАК ОТ козла молока"

Quote (Табыч)
Дима выдохнул дым, и радужность окружающего мира окутало в серый, колышущийся саван.
а сама фраза красивая, понравилась.

Quote (Табыч)
Антон снова у камина в их доме. Он холоден... Он пуст… Его давно не разжигали.
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Ну и, собственно, writer writer writer writer

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.09.2011 в 12:32
ТабычДата: Воскресенье, 11.09.2011, 13:40 | Сообщение # 133
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Анаит)
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок...

ок))
ага, один как перст) анабиоз среди занавесок))

Quote (Анаит)
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

исправлю)) просто я хотел сказать, что Дима отсутствовал в настоящем всего несколько мгновений)) неудачно составил фразу)

Quote (Анаит)
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

поглотили))

Quote (Анаит)
Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:

ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Quote (Анаит)
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Слава Богу пока что нет) исправлю))

ладно, я щас на халтуру убегаю, если вечером успею - выкину продолжение))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Анаит)
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок...

ок))
ага, один как перст) анабиоз среди занавесок))

Quote (Анаит)
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

исправлю)) просто я хотел сказать, что Дима отсутствовал в настоящем всего несколько мгновений)) неудачно составил фразу)

Quote (Анаит)
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

поглотили))

Quote (Анаит)
Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:

ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Quote (Анаит)
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Слава Богу пока что нет) исправлю))

ладно, я щас на халтуру убегаю, если вечером успею - выкину продолжение))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:40
Сообщение
Quote (Анаит)
Чай. А что так пыльно? Девушки нет? Не порядок...

ок))
ага, один как перст) анабиоз среди занавесок))

Quote (Анаит)
если окно заколочено, а кресла нет и в помине, какое мгновение? Может, неделя, месяц, год... "Значит ли это, что ты, мой друг, попал в прошлое, а?"

исправлю)) просто я хотел сказать, что Дима отсутствовал в настоящем всего несколько мгновений)) неудачно составил фразу)

Quote (Анаит)
прям съели: откусывали и пережевывали... Ты это имел в виду? Именно это?

поглотили))

Quote (Анаит)
Над этим я долго смеялась! Прочитай сам:

ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Quote (Анаит)
Антона не разжигали? О май гад!!! (это на английском...)

Слава Богу пока что нет) исправлю))

ладно, я щас на халтуру убегаю, если вечером успею - выкину продолжение))

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:40
АнаитДата: Воскресенье, 11.09.2011, 13:48 | Сообщение # 134
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Табыч)
ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Табыч, там получается не картина, а девушка... biggrin



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Табыч)
ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Табыч, там получается не картина, а девушка... biggrin

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:48
Сообщение
Quote (Табыч)
ваще не понимаю, нафиг он полез за картину))

Табыч, там получается не картина, а девушка... biggrin

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:48
ТабычДата: Воскресенье, 11.09.2011, 23:26 | Сообщение # 135
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, ааа, теперь понял)))
Извращенец, ГГ, ничего не скажешь))
взял, главное, приподнял ее нижний край))))

продолжение:

- Не обижайся! – улыбнулся он, повернувшись на бок. Может он и впрямь был слаб? Ведь испарина на его лице выступила и выступила знатно.
- Что случилось? – обернулся Антон. – Вы можете объяснить? Или будете ржать? – и с вызовом посмотрел на старика, который всего-навсего улыбался.
- Давай уж на «ты», что ли?
В этот момент Зоран уперся локтями в землю и, повернувшись на спину, попытался встать. После первой же попытки лицо его исказила гримаса боли.
- Вам помочь? – раздражение Антона вмиг улетучилось, как было с ним всегда. Его трудно было вывести, еще труднее вернуть на место, но, если человеку нужна помощь – Саев вмиг забывал все огорчения.
Старик посмотрел на него многозначительным взглядом. Настолько многозначительным, что Антон даже не сразу его понял. Затем резко кивнул и повторил:
- Тебе помочь?
- Так-то лучше.
Он усмехнулся и пристально поглядел на молодого человека. В этот момент что-то заботливое, отеческое промелькнуло в его взгляде, но тот час же исчезло, как что-то осязаемое спрятавшись под веками.
Антон подождал немного, затем снова спросил:
- Тебе помочь?
- А, не надо! Я пока полежу.
Брови Антона поднялись наверх. Он слегка наклонился вперед, как бы прислушиваясь.
- Не понял.
- А что ты не понял? – на лице Зорана возникло искреннее удивление. Даже глаза округлились, так, словно Антон сморозил какую-то несусветную чушь.
- В каком смысле «пока полежу»? Вы… Ты тут что, отдыхать собрался?
- Не кричи на меня, - просто сказал он. Лицо старика выражало все то же удивление, даже улыбка все еще играла на его губах, однако тон разительно изменился.
- А что прикажешь делать? – не отступал Антон. Однако тональность снизил. От греха подальше. Еще бы! Этот «старичок» уронил его на лопатки уже дважды, поэтому не воспринимать его всерьез… ну, как минимум - себе дороже.
Зоран молчал, и это дало возможность Антону объяснить:
- Мы в какой-то чертовой пещере, хрен знает где, хрен знает зачем, все взорвалось к чертям свинячим, повсюду какие-то твари, - он перевел дух и закончил: - а ты решил поваляться.
Выложив все это, Антон выпрямился и сложил руки на груди. Он ожидал ответа, однако старик только неопределенно пожал плечами.
«Идиот что ли? - раздраженно подумал Антон. – Или издевается?»
Зоран посмотрел за плечо Антона и кивнул. Саев проследил за движением, но ровным счетом ничего не увидел: дым уже почти рассеялся, и пещера была абсолютно пуста. Не очень понимая, что от него хотят, молодой человек повернулся к Зорану. Но еще до того, как старый авантюрист успел объяснить, сам понял, в чем дело: обезьянки исчезли.
- Вот видишь, - снова эта самодовольная, но добродушная ухмылка, - существ никаких нет, следов взрыва тоже. В чем проблема? А, мальчик?
Антон вынужденно согласился с его правотой.
- Хорошо. Тогда потрудись объяснить… - и замолчал, дав старику возможность самому продолжить.
- Что здесь происходит?
Антон молча кивнул, целиком превратившись в слух.
- Ну, слушай. Что касаемо твоего возвращения – из этого леса есть только один выход… Не спрашивай меня почему так, я все равно не скажу. И знаю этот выход только я. Поэтому сам понимаешь, - он усмехнулся, - гостей у меня немного. Я же, хммм… как бы это сказать?.. лесничий. Приглядываю за этим лесом, - он обвел взглядом пещеру, словно она была лесом, - и за его обитателями. Некоторых из них ты уже видел. Те, как ты сказал, «существа» - это обезьянки-ракхи. Ракх – добродушное существо, если в группе, и совершенно невыносимое злобное создание, если в одиночку. Если интересно, могу рассказать, как с ним управляться. Тем более на обратном пути это может пригодиться.
И Зоран замолчал, вопросительно зыркнув на Антона. Саев, естественно, раскусил старика: тот просто хотел увести тему. Однако информация могла оказаться небесполезной, поэтому на лекцию он согласился.
- Их нужно напугать. Но, - он выставил указательный палец, - это еще полдела. Напугав их, необходимо тут же замереть. Только тогда они забеспокоятся. И уйдут искать то, что их напугало. Ведь они так любопытны! – старик улыбнулся, и его лицо преобразилось так, словно он рассказывал о выходках любимого щеночка, а то и даже младенца-сына.
- А нападать на них…
- Не желательно.
- Но ведь ты сегодня…
- Что я сегодня? – непонимающе переспросил Зоран. Хотя Антон прекрасно видел, что старик понял, о чем речь.
- Когда мы столкнулись с этими… раками…
- Ракхами, - поправил старик. И добавил: - Да, я понял. Здесь есть другое важное обстоятельство: они попытались напасть. Они издал боевой клич.
- Что за клич?
- Я не могу его озвучить, сам понимаешь. А то сбежится сюда вся эта кодла… Но ты его слышал. Это был второй звук.
- А-а, я понял. Это, - Антон опустил тон до шепота и издал: - ззззыыыы….
- Да-да-да! – прервал его старик.
Видать, слух у этих ракхов не самый худший.
- А почему именно «ракх»?
Зоран пожал плечами. Затем, подумав, сказал:
- Наверно, это на языке каких-то умерших племен. Черт их знает. Вообще, они, бывает, издают нечто подобное. Типа «ррраааккххх». Может поэтому, - и он снова пожал плечами. – Ну, так вот, к нашим баранам! Если ты слышишь боевой клич, и вокруг тебя собираются ракхи, ты можешь напасть на ОДНОГО из них. Понял? На одного. Тогда они поймут, что нашкодили, - снова выражение умиления на лице, - и отойдут, прихватив с собой тельце поверженного. Не волнуйся, ты его не убьешь. Убить ракха крайне сложно. Но «выключить», - он щелкнул языком, - без проблем.
- Но откуда они вообще взялись? – воскликнул Антон.
- В каком смысле? – оценивающе поглядывая на собеседника, поинтересовался Зоран. Но как только Антон начал говорить, старик отвернулся и лег на спину.
- Ну, что это вообще за существа? – тоном человека, который объясняет ребенку очевидные вещи, попытался объяснить Антон. – Кто-нибудь о них знает? Кроме тебя, конечно. Я к тому, что в учебнике зоологии их точно не было. Да и в любом другом – тоже.
- Ты так много учебников прочитал? – улыбнулся Зоран, гладя в темень свода пещеры.
- Не очень. По правде говоря, совсем не очень. Но все-таки…
Антону уже начал досаждать этот светский разговор, посреди «нигде». Ему уже хотелось домой. Очень!
- Ладно, - забросил первую удочку Саев, - пойдем что ли?
Послышался глубокий вздох. Антон не видел лица Зорана, но прекрасно понял: старик недоволен. А чего он ожидал? Что Антон будет, как собачка с ним бегать, из-за призрачного шанса вернуться. Кроме услышанных обещаний, гарантий у него не было.
- Пойдем, - вдруг сказал Зоран и приподнялся на локтях.
В этот момент послышался какой-то резкий неприятный звук – что-то хрустнуло – и старик, охнув, распластался на земле.
- Зоран! – взволнованно воскликнул Антон.
- Нога, - прохрипел мужчина, но Антон уже и сам понял: из бедра Зорана торчал обломок чего-то белого. Это белое постепенно заливалось кровью, и это белое было костью. Открытый перелом.
- Твою мать! – не удержался Антон. – Как угораздило-то?
- Как-как? – хрипло усмехнулся Зоран и закашлялся, словно в агонии. Антон, услышав этот кашель, перепугался еще сильнее: не дай Бог что! Но следом у него самого защекотало в горле: это была пыль; та, что еще не улеглась после взрыва.
После небольшой заминки Зоран продолжил, куда спокойнее:
- Взрывом шибануло!
- А раньше ты этого не почувствовал? – к Антону начало возвращаться дерзость и сарказм.
- Слушай, отстань, а? – прошептал старик. Его дыхание было на редкость ровным, по разговору это можно было прекрасно судить. Другой бы при такой ране, как минимум, стонал; а этот – ничего, держится. Антон не привык доверять «старикам», поэтому подошел ближе и наклонился. «Мдаа», - только и протянул он. Рана была действительно существенная, а крови насочилось – тьма-тьмущая.
- Так, нужен жгут.
Он похлопал себя по карманам, но, естественно, там было пусто. Поднявшись, Антон стал обшаривать глазами пещеру в поисках хоть чего-нибудь подходящего. Камни, камни, камни. Ничего хорошего. Лихорадочно соображая, Саев зашагал взад-вперед, не переставая поглядывать по сторонам. Зоран угодливо молчал. В этот момент его взгляд наткнулся на один из темных углов пещеры, тот самый, где произошел взрыв: в тени просматривалось что-то, и Антон в поисках спасения ринулся именно туда. Мешок. Это был мешок с кристаллами. Саев испуганно выдохнул, и его дыхание резко участилось: это был не просто мешок, набитый до отказа камнями. Нет! Это был тот самый мешок, который каких-то двадцать-тридцать минут назад взорвался! Но сейчас - и Антон был в этом абсолютно уверен – он стоял, прислоненный к другим таким же заполненным мешкам. Словно, тот, кто их набирал, просто оставил их и отошел на перекур. Словно и не было никакого взрыва. Да этот мешок должен был разлететься в клочья!!! Вместе со всем содержимым.
Позади снова закашлялись, и Саев, опомнившись, наклонился к мешку. Он хотел опустошить его, и, стянув, использовать как жгут; но тут кончики его пальцев коснулись кристалла. За какую-то долю секунды он увидел, как Зоран поднимает с пола камень, как он сам жадно наблюдает за движениями старика, стараясь не упустить ничего из виду, стараясь запомнить… стараясь запомнить… запомнить, что у старика надеты… Перчатки!!!
- Я умру, - проживая всю ту же доли секунды, сказал или подумал Антон.
И вот эта крохотная частичка времени прошла, и его пальцы соприкоснулись с холодным камнем.
Нет, он не умер. Произошло иное происшествие. В начале, поверхность кристалла наполнилась зеленым светом, как будто напустили газ в прозрачный сосуд. Потом камень стал быстро нагреваться, но Антон не чувствовал ожог – словно находясь в трансе, он знал, что температура огромная, но боли или дискомфорта не испытывал. Ну а далее случилось самое странное. Он был в другом месте…
Дорога вела к лесу, он это знает. Именно туда ему нужно попасть. Оглянувшись еще раз, он поправляет ворот плаща… в лесу он скроется… тот, кто преследует его, должен отстать…
Библиотека… однозначно это именно она… он почти нашел ее… холмы, руины… он почти нашел ее… почти!.. Надо только сбросить ЕГО со счетов… он мешает, и он не должен знать, что … ищет…
Точно следак… наемник бы давно грохнул… тем хуже…
Впереди дом… хозяина не видно, хозяйства тоже нет… вокруг небольшой пустырь… отлично! Можно выманить следака…
- Хозяева! – он стучит в дверь, но никто не открывает…
Туман…

Туман!
Все вокруг, как в тумане. Антон стоит у двери…
Где он? Опять какие-то видения. Антон отдернул руку от кристалла (уже холодного) и попытался собраться с мыслями, которые бесновались в его голове, как сотни белок в тысячах колес. Но на ум шло только одно. Одно слово: «молчи!». Не говорить никому: ни Зорану, ни… А кому еще? Сознание вспыхнуло лицами родных: Димон, батя, Джон; да чего уж там, Бартон. Он хочет вернуться к ним, но, сколько времени еще пройдет?.. Так, не ныть!
Он отвернулся от злополучных мешков и взглянул на лежащего в другом конце Зорана. «Кто ты такой, а? И стоит ли мне тебе помогать? Может бросить тебя и самому выбраться? Что я, сам выхода не найду?»
Что за мысли? Антон мысленно хлопнул себя по щеке, пытаясь выгнать их прочь из своей головы. Он бы сделал это на самом деле, но на него как раз смотрел Зоран, и оплеуха самому себе выглядела бы не очень. Вместо этого он без боязни схватил мешок и вытряхнул оттуда все камни. Затем скрутив его на манер каната, быстро подошел к «больному».
- Что с тобой? – взволнованный голос Зорана прозвучал громом в его голове.
Антон понял, на что обратил внимание старик: его губы были плотно сжаты, а глаза смотрели куда-то сквозь. Сквозь стены и Зорана. Расслабившись, он ответил:
- Ничего.
Старик не поверил, конечно, но кивнул и слегка приподнялся.
- Ты хоть знаешь, что делать-то?
- Более-менее.
Зоран нервно сглотнул.
Антон в очередной раз наклонился над стариком с самодельным жгутом в руках. Джинсы уже насквозь пропитались кровью и из светло-синих превратились в почти черные. Хотя кровь била и не очень интенсивно – значит, повреждена вена, не артерия. Поэтому вместо жгута, нужно просто перевязать рану. Что Антон и сделал. Странно, как старик еще не отключился. Ну да ладно, все странное потом. А пока нужно найти хоть какое-нибудь подобие шины.
- И на том спасибо! – благодарные интонации Зорана даже резали слух, настолько они были непривычны.
- Я не знаю из чего… - начал было Антон, но замолчал: из темноты показались две обезьянки-ракхи, в руках каждой из которых были палки Зорана. Они положили «презент» и скрылись в темноте так быстро, что Антон даже охнуть не успел.
- Что? – с улыбкой переспросил Зоран. Ракхи пришли из-за его спины¸ он не мог их видеть. Тогда чего он улыбается? Все странное потом.
- Нет, ничего, - вернувшись еще с несколькими опустошенными мешками, сказал Антон.
Кое-как смастерив шину из двух палок, он привязал их к ноге тремя скрученными мешками на икре, на колене и опять же в верхней части бедра.
- Спасибо, друг! – прошептал Зоран, поднявшись с помощью Антона.
Это второе «спасибо» за день и обращение «друг» в отличие от привычного «мальчик» сделали свое дело: Антон позабыл обо всем странном. Хоть и на время.
- Нормально.
- Пойдем, - снова сказал Зоран, поудобнее облокотившись на Антона. – Кстати, а ты… все кристаллы выкинул что ли?
- Да, - с неискренне-заискивающей улыбочкой ответил Антон. – Но я могу собрать их. Сейчас, - он кивнул на шину на ноге старика, - только снимем все это и я соберу.
- Ладно-ладно, - засмеялся Зоран. Он крепко взялся за плечо Антона, не позволив тому даже попытаться снять шину со своей ноги. – Мы еще посмотрим кто кого! Дай только-о-о-ой! – он нечаянно встал на больную ногу. Затем поглядел Антону в глаза и… они оба засмеялись в полный голос. Они хохотали и хохотали, глядя друг на дружку не в силах остановиться и даже понять отчего они ржут. Нет, они смеялись просто так; несмотря на пропажи и находки, тьму и видения, взрывы и переломы. Смех выдворил это все. Вытеснил из сжатого в комок сознания. И теперь все было хорошо. Потому что, они верили, что все будет хорошо. По крайней мере, Антон, уже пустивший слезу от смеха, в это верил. Первый раз в жизни его посетило это чувство, и он был рад этому. Потому что именно ЭТО и «умирает последним»

***

Дима присел на стол и положил книгу прямо перед собой. Свет из окна удачно падал на ее страницы, а легкие завывания ветра снаружи только способствовали чтению. Дима чуть-чуть прикрыл глаза, но желаемого эффекта не добился: те же неизвестные символы. Однако в упорстве Диме мог отказать только бог, поэтому несколько экспериментов с веками привели его к успеху. На открытой первой странице начал потихоньку появляться рукописный текст на русском языке, и Дима, предвкушая, наконец, хоть какой-то прорыв, погрузился в чтение.
Как он и предполагал, книга, которую держал в руках, представляла собой летопись семьи Сайфер: на первой странице «проявилось» имя отца-основателя – Клауса Сайфера, а ниже текст, судя по всему повествующий о его судьбе. К изумлению Димы рядом с фамилией начал проступать и портрет: лицо, изрезанное шрамами, пустынные серые глаза и стянутые в хвост волосы. Несомненно – это была уменьшенная копия портрета внизу; того самого, что привел Антона в такой ужас пару недель назад.
Дима полистал книгу. Делать это приходилось осторожно, т.к. страницы, хоть и крепкие на вид, но составлены были ужас сколько веков назад и представляли немыслимую ценность. Обратил внимание и на другие портреты - его предков и членов семьи Сайфер. Ведь все они жили здесь, в замке; также как и Саевы, ходили по его коридорам, гуляли по лесу, общались с жителями Стоун-идвич… Ведь все это было, но, черт возьми, так давно! «Вот, например, - Дима остановился на середине книги, «сфокусировавшись» на портрете какого-то мужчины с черными спутанными волосами и длиннющей бородой, которая, наверное, не граничилась рисунком - … м-м-м… Себастьян Софор. Год рождения 1628, а год смерти (Дима просмотрел информацию об этом своем предке, т.к. в начале не было указано всех дат), так… врач… жил… жена - … дети - … Ах вот, умер от разрыва сердца 1817… Все это было так давно, так дав…»
- ЧТО? – воскликнул Дима, с ужасом глядя на раскрытую книгу. Символы вновь приобрели прежний, незнакомый вид.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, ааа, теперь понял)))
Извращенец, ГГ, ничего не скажешь))
взял, главное, приподнял ее нижний край))))

продолжение:

- Не обижайся! – улыбнулся он, повернувшись на бок. Может он и впрямь был слаб? Ведь испарина на его лице выступила и выступила знатно.
- Что случилось? – обернулся Антон. – Вы можете объяснить? Или будете ржать? – и с вызовом посмотрел на старика, который всего-навсего улыбался.
- Давай уж на «ты», что ли?
В этот момент Зоран уперся локтями в землю и, повернувшись на спину, попытался встать. После первой же попытки лицо его исказила гримаса боли.
- Вам помочь? – раздражение Антона вмиг улетучилось, как было с ним всегда. Его трудно было вывести, еще труднее вернуть на место, но, если человеку нужна помощь – Саев вмиг забывал все огорчения.
Старик посмотрел на него многозначительным взглядом. Настолько многозначительным, что Антон даже не сразу его понял. Затем резко кивнул и повторил:
- Тебе помочь?
- Так-то лучше.
Он усмехнулся и пристально поглядел на молодого человека. В этот момент что-то заботливое, отеческое промелькнуло в его взгляде, но тот час же исчезло, как что-то осязаемое спрятавшись под веками.
Антон подождал немного, затем снова спросил:
- Тебе помочь?
- А, не надо! Я пока полежу.
Брови Антона поднялись наверх. Он слегка наклонился вперед, как бы прислушиваясь.
- Не понял.
- А что ты не понял? – на лице Зорана возникло искреннее удивление. Даже глаза округлились, так, словно Антон сморозил какую-то несусветную чушь.
- В каком смысле «пока полежу»? Вы… Ты тут что, отдыхать собрался?
- Не кричи на меня, - просто сказал он. Лицо старика выражало все то же удивление, даже улыбка все еще играла на его губах, однако тон разительно изменился.
- А что прикажешь делать? – не отступал Антон. Однако тональность снизил. От греха подальше. Еще бы! Этот «старичок» уронил его на лопатки уже дважды, поэтому не воспринимать его всерьез… ну, как минимум - себе дороже.
Зоран молчал, и это дало возможность Антону объяснить:
- Мы в какой-то чертовой пещере, хрен знает где, хрен знает зачем, все взорвалось к чертям свинячим, повсюду какие-то твари, - он перевел дух и закончил: - а ты решил поваляться.
Выложив все это, Антон выпрямился и сложил руки на груди. Он ожидал ответа, однако старик только неопределенно пожал плечами.
«Идиот что ли? - раздраженно подумал Антон. – Или издевается?»
Зоран посмотрел за плечо Антона и кивнул. Саев проследил за движением, но ровным счетом ничего не увидел: дым уже почти рассеялся, и пещера была абсолютно пуста. Не очень понимая, что от него хотят, молодой человек повернулся к Зорану. Но еще до того, как старый авантюрист успел объяснить, сам понял, в чем дело: обезьянки исчезли.
- Вот видишь, - снова эта самодовольная, но добродушная ухмылка, - существ никаких нет, следов взрыва тоже. В чем проблема? А, мальчик?
Антон вынужденно согласился с его правотой.
- Хорошо. Тогда потрудись объяснить… - и замолчал, дав старику возможность самому продолжить.
- Что здесь происходит?
Антон молча кивнул, целиком превратившись в слух.
- Ну, слушай. Что касаемо твоего возвращения – из этого леса есть только один выход… Не спрашивай меня почему так, я все равно не скажу. И знаю этот выход только я. Поэтому сам понимаешь, - он усмехнулся, - гостей у меня немного. Я же, хммм… как бы это сказать?.. лесничий. Приглядываю за этим лесом, - он обвел взглядом пещеру, словно она была лесом, - и за его обитателями. Некоторых из них ты уже видел. Те, как ты сказал, «существа» - это обезьянки-ракхи. Ракх – добродушное существо, если в группе, и совершенно невыносимое злобное создание, если в одиночку. Если интересно, могу рассказать, как с ним управляться. Тем более на обратном пути это может пригодиться.
И Зоран замолчал, вопросительно зыркнув на Антона. Саев, естественно, раскусил старика: тот просто хотел увести тему. Однако информация могла оказаться небесполезной, поэтому на лекцию он согласился.
- Их нужно напугать. Но, - он выставил указательный палец, - это еще полдела. Напугав их, необходимо тут же замереть. Только тогда они забеспокоятся. И уйдут искать то, что их напугало. Ведь они так любопытны! – старик улыбнулся, и его лицо преобразилось так, словно он рассказывал о выходках любимого щеночка, а то и даже младенца-сына.
- А нападать на них…
- Не желательно.
- Но ведь ты сегодня…
- Что я сегодня? – непонимающе переспросил Зоран. Хотя Антон прекрасно видел, что старик понял, о чем речь.
- Когда мы столкнулись с этими… раками…
- Ракхами, - поправил старик. И добавил: - Да, я понял. Здесь есть другое важное обстоятельство: они попытались напасть. Они издал боевой клич.
- Что за клич?
- Я не могу его озвучить, сам понимаешь. А то сбежится сюда вся эта кодла… Но ты его слышал. Это был второй звук.
- А-а, я понял. Это, - Антон опустил тон до шепота и издал: - ззззыыыы….
- Да-да-да! – прервал его старик.
Видать, слух у этих ракхов не самый худший.
- А почему именно «ракх»?
Зоран пожал плечами. Затем, подумав, сказал:
- Наверно, это на языке каких-то умерших племен. Черт их знает. Вообще, они, бывает, издают нечто подобное. Типа «ррраааккххх». Может поэтому, - и он снова пожал плечами. – Ну, так вот, к нашим баранам! Если ты слышишь боевой клич, и вокруг тебя собираются ракхи, ты можешь напасть на ОДНОГО из них. Понял? На одного. Тогда они поймут, что нашкодили, - снова выражение умиления на лице, - и отойдут, прихватив с собой тельце поверженного. Не волнуйся, ты его не убьешь. Убить ракха крайне сложно. Но «выключить», - он щелкнул языком, - без проблем.
- Но откуда они вообще взялись? – воскликнул Антон.
- В каком смысле? – оценивающе поглядывая на собеседника, поинтересовался Зоран. Но как только Антон начал говорить, старик отвернулся и лег на спину.
- Ну, что это вообще за существа? – тоном человека, который объясняет ребенку очевидные вещи, попытался объяснить Антон. – Кто-нибудь о них знает? Кроме тебя, конечно. Я к тому, что в учебнике зоологии их точно не было. Да и в любом другом – тоже.
- Ты так много учебников прочитал? – улыбнулся Зоран, гладя в темень свода пещеры.
- Не очень. По правде говоря, совсем не очень. Но все-таки…
Антону уже начал досаждать этот светский разговор, посреди «нигде». Ему уже хотелось домой. Очень!
- Ладно, - забросил первую удочку Саев, - пойдем что ли?
Послышался глубокий вздох. Антон не видел лица Зорана, но прекрасно понял: старик недоволен. А чего он ожидал? Что Антон будет, как собачка с ним бегать, из-за призрачного шанса вернуться. Кроме услышанных обещаний, гарантий у него не было.
- Пойдем, - вдруг сказал Зоран и приподнялся на локтях.
В этот момент послышался какой-то резкий неприятный звук – что-то хрустнуло – и старик, охнув, распластался на земле.
- Зоран! – взволнованно воскликнул Антон.
- Нога, - прохрипел мужчина, но Антон уже и сам понял: из бедра Зорана торчал обломок чего-то белого. Это белое постепенно заливалось кровью, и это белое было костью. Открытый перелом.
- Твою мать! – не удержался Антон. – Как угораздило-то?
- Как-как? – хрипло усмехнулся Зоран и закашлялся, словно в агонии. Антон, услышав этот кашель, перепугался еще сильнее: не дай Бог что! Но следом у него самого защекотало в горле: это была пыль; та, что еще не улеглась после взрыва.
После небольшой заминки Зоран продолжил, куда спокойнее:
- Взрывом шибануло!
- А раньше ты этого не почувствовал? – к Антону начало возвращаться дерзость и сарказм.
- Слушай, отстань, а? – прошептал старик. Его дыхание было на редкость ровным, по разговору это можно было прекрасно судить. Другой бы при такой ране, как минимум, стонал; а этот – ничего, держится. Антон не привык доверять «старикам», поэтому подошел ближе и наклонился. «Мдаа», - только и протянул он. Рана была действительно существенная, а крови насочилось – тьма-тьмущая.
- Так, нужен жгут.
Он похлопал себя по карманам, но, естественно, там было пусто. Поднявшись, Антон стал обшаривать глазами пещеру в поисках хоть чего-нибудь подходящего. Камни, камни, камни. Ничего хорошего. Лихорадочно соображая, Саев зашагал взад-вперед, не переставая поглядывать по сторонам. Зоран угодливо молчал. В этот момент его взгляд наткнулся на один из темных углов пещеры, тот самый, где произошел взрыв: в тени просматривалось что-то, и Антон в поисках спасения ринулся именно туда. Мешок. Это был мешок с кристаллами. Саев испуганно выдохнул, и его дыхание резко участилось: это был не просто мешок, набитый до отказа камнями. Нет! Это был тот самый мешок, который каких-то двадцать-тридцать минут назад взорвался! Но сейчас - и Антон был в этом абсолютно уверен – он стоял, прислоненный к другим таким же заполненным мешкам. Словно, тот, кто их набирал, просто оставил их и отошел на перекур. Словно и не было никакого взрыва. Да этот мешок должен был разлететься в клочья!!! Вместе со всем содержимым.
Позади снова закашлялись, и Саев, опомнившись, наклонился к мешку. Он хотел опустошить его, и, стянув, использовать как жгут; но тут кончики его пальцев коснулись кристалла. За какую-то долю секунды он увидел, как Зоран поднимает с пола камень, как он сам жадно наблюдает за движениями старика, стараясь не упустить ничего из виду, стараясь запомнить… стараясь запомнить… запомнить, что у старика надеты… Перчатки!!!
- Я умру, - проживая всю ту же доли секунды, сказал или подумал Антон.
И вот эта крохотная частичка времени прошла, и его пальцы соприкоснулись с холодным камнем.
Нет, он не умер. Произошло иное происшествие. В начале, поверхность кристалла наполнилась зеленым светом, как будто напустили газ в прозрачный сосуд. Потом камень стал быстро нагреваться, но Антон не чувствовал ожог – словно находясь в трансе, он знал, что температура огромная, но боли или дискомфорта не испытывал. Ну а далее случилось самое странное. Он был в другом месте…
Дорога вела к лесу, он это знает. Именно туда ему нужно попасть. Оглянувшись еще раз, он поправляет ворот плаща… в лесу он скроется… тот, кто преследует его, должен отстать…
Библиотека… однозначно это именно она… он почти нашел ее… холмы, руины… он почти нашел ее… почти!.. Надо только сбросить ЕГО со счетов… он мешает, и он не должен знать, что … ищет…
Точно следак… наемник бы давно грохнул… тем хуже…
Впереди дом… хозяина не видно, хозяйства тоже нет… вокруг небольшой пустырь… отлично! Можно выманить следака…
- Хозяева! – он стучит в дверь, но никто не открывает…
Туман…

Туман!
Все вокруг, как в тумане. Антон стоит у двери…
Где он? Опять какие-то видения. Антон отдернул руку от кристалла (уже холодного) и попытался собраться с мыслями, которые бесновались в его голове, как сотни белок в тысячах колес. Но на ум шло только одно. Одно слово: «молчи!». Не говорить никому: ни Зорану, ни… А кому еще? Сознание вспыхнуло лицами родных: Димон, батя, Джон; да чего уж там, Бартон. Он хочет вернуться к ним, но, сколько времени еще пройдет?.. Так, не ныть!
Он отвернулся от злополучных мешков и взглянул на лежащего в другом конце Зорана. «Кто ты такой, а? И стоит ли мне тебе помогать? Может бросить тебя и самому выбраться? Что я, сам выхода не найду?»
Что за мысли? Антон мысленно хлопнул себя по щеке, пытаясь выгнать их прочь из своей головы. Он бы сделал это на самом деле, но на него как раз смотрел Зоран, и оплеуха самому себе выглядела бы не очень. Вместо этого он без боязни схватил мешок и вытряхнул оттуда все камни. Затем скрутив его на манер каната, быстро подошел к «больному».
- Что с тобой? – взволнованный голос Зорана прозвучал громом в его голове.
Антон понял, на что обратил внимание старик: его губы были плотно сжаты, а глаза смотрели куда-то сквозь. Сквозь стены и Зорана. Расслабившись, он ответил:
- Ничего.
Старик не поверил, конечно, но кивнул и слегка приподнялся.
- Ты хоть знаешь, что делать-то?
- Более-менее.
Зоран нервно сглотнул.
Антон в очередной раз наклонился над стариком с самодельным жгутом в руках. Джинсы уже насквозь пропитались кровью и из светло-синих превратились в почти черные. Хотя кровь била и не очень интенсивно – значит, повреждена вена, не артерия. Поэтому вместо жгута, нужно просто перевязать рану. Что Антон и сделал. Странно, как старик еще не отключился. Ну да ладно, все странное потом. А пока нужно найти хоть какое-нибудь подобие шины.
- И на том спасибо! – благодарные интонации Зорана даже резали слух, настолько они были непривычны.
- Я не знаю из чего… - начал было Антон, но замолчал: из темноты показались две обезьянки-ракхи, в руках каждой из которых были палки Зорана. Они положили «презент» и скрылись в темноте так быстро, что Антон даже охнуть не успел.
- Что? – с улыбкой переспросил Зоран. Ракхи пришли из-за его спины¸ он не мог их видеть. Тогда чего он улыбается? Все странное потом.
- Нет, ничего, - вернувшись еще с несколькими опустошенными мешками, сказал Антон.
Кое-как смастерив шину из двух палок, он привязал их к ноге тремя скрученными мешками на икре, на колене и опять же в верхней части бедра.
- Спасибо, друг! – прошептал Зоран, поднявшись с помощью Антона.
Это второе «спасибо» за день и обращение «друг» в отличие от привычного «мальчик» сделали свое дело: Антон позабыл обо всем странном. Хоть и на время.
- Нормально.
- Пойдем, - снова сказал Зоран, поудобнее облокотившись на Антона. – Кстати, а ты… все кристаллы выкинул что ли?
- Да, - с неискренне-заискивающей улыбочкой ответил Антон. – Но я могу собрать их. Сейчас, - он кивнул на шину на ноге старика, - только снимем все это и я соберу.
- Ладно-ладно, - засмеялся Зоран. Он крепко взялся за плечо Антона, не позволив тому даже попытаться снять шину со своей ноги. – Мы еще посмотрим кто кого! Дай только-о-о-ой! – он нечаянно встал на больную ногу. Затем поглядел Антону в глаза и… они оба засмеялись в полный голос. Они хохотали и хохотали, глядя друг на дружку не в силах остановиться и даже понять отчего они ржут. Нет, они смеялись просто так; несмотря на пропажи и находки, тьму и видения, взрывы и переломы. Смех выдворил это все. Вытеснил из сжатого в комок сознания. И теперь все было хорошо. Потому что, они верили, что все будет хорошо. По крайней мере, Антон, уже пустивший слезу от смеха, в это верил. Первый раз в жизни его посетило это чувство, и он был рад этому. Потому что именно ЭТО и «умирает последним»

***

Дима присел на стол и положил книгу прямо перед собой. Свет из окна удачно падал на ее страницы, а легкие завывания ветра снаружи только способствовали чтению. Дима чуть-чуть прикрыл глаза, но желаемого эффекта не добился: те же неизвестные символы. Однако в упорстве Диме мог отказать только бог, поэтому несколько экспериментов с веками привели его к успеху. На открытой первой странице начал потихоньку появляться рукописный текст на русском языке, и Дима, предвкушая, наконец, хоть какой-то прорыв, погрузился в чтение.
Как он и предполагал, книга, которую держал в руках, представляла собой летопись семьи Сайфер: на первой странице «проявилось» имя отца-основателя – Клауса Сайфера, а ниже текст, судя по всему повествующий о его судьбе. К изумлению Димы рядом с фамилией начал проступать и портрет: лицо, изрезанное шрамами, пустынные серые глаза и стянутые в хвост волосы. Несомненно – это была уменьшенная копия портрета внизу; того самого, что привел Антона в такой ужас пару недель назад.
Дима полистал книгу. Делать это приходилось осторожно, т.к. страницы, хоть и крепкие на вид, но составлены были ужас сколько веков назад и представляли немыслимую ценность. Обратил внимание и на другие портреты - его предков и членов семьи Сайфер. Ведь все они жили здесь, в замке; также как и Саевы, ходили по его коридорам, гуляли по лесу, общались с жителями Стоун-идвич… Ведь все это было, но, черт возьми, так давно! «Вот, например, - Дима остановился на середине книги, «сфокусировавшись» на портрете какого-то мужчины с черными спутанными волосами и длиннющей бородой, которая, наверное, не граничилась рисунком - … м-м-м… Себастьян Софор. Год рождения 1628, а год смерти (Дима просмотрел информацию об этом своем предке, т.к. в начале не было указано всех дат), так… врач… жил… жена - … дети - … Ах вот, умер от разрыва сердца 1817… Все это было так давно, так дав…»
- ЧТО? – воскликнул Дима, с ужасом глядя на раскрытую книгу. Символы вновь приобрели прежний, незнакомый вид.

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.09.2011 в 23:26
СообщениеАнаит, ааа, теперь понял)))
Извращенец, ГГ, ничего не скажешь))
взял, главное, приподнял ее нижний край))))

продолжение:

- Не обижайся! – улыбнулся он, повернувшись на бок. Может он и впрямь был слаб? Ведь испарина на его лице выступила и выступила знатно.
- Что случилось? – обернулся Антон. – Вы можете объяснить? Или будете ржать? – и с вызовом посмотрел на старика, который всего-навсего улыбался.
- Давай уж на «ты», что ли?
В этот момент Зоран уперся локтями в землю и, повернувшись на спину, попытался встать. После первой же попытки лицо его исказила гримаса боли.
- Вам помочь? – раздражение Антона вмиг улетучилось, как было с ним всегда. Его трудно было вывести, еще труднее вернуть на место, но, если человеку нужна помощь – Саев вмиг забывал все огорчения.
Старик посмотрел на него многозначительным взглядом. Настолько многозначительным, что Антон даже не сразу его понял. Затем резко кивнул и повторил:
- Тебе помочь?
- Так-то лучше.
Он усмехнулся и пристально поглядел на молодого человека. В этот момент что-то заботливое, отеческое промелькнуло в его взгляде, но тот час же исчезло, как что-то осязаемое спрятавшись под веками.
Антон подождал немного, затем снова спросил:
- Тебе помочь?
- А, не надо! Я пока полежу.
Брови Антона поднялись наверх. Он слегка наклонился вперед, как бы прислушиваясь.
- Не понял.
- А что ты не понял? – на лице Зорана возникло искреннее удивление. Даже глаза округлились, так, словно Антон сморозил какую-то несусветную чушь.
- В каком смысле «пока полежу»? Вы… Ты тут что, отдыхать собрался?
- Не кричи на меня, - просто сказал он. Лицо старика выражало все то же удивление, даже улыбка все еще играла на его губах, однако тон разительно изменился.
- А что прикажешь делать? – не отступал Антон. Однако тональность снизил. От греха подальше. Еще бы! Этот «старичок» уронил его на лопатки уже дважды, поэтому не воспринимать его всерьез… ну, как минимум - себе дороже.
Зоран молчал, и это дало возможность Антону объяснить:
- Мы в какой-то чертовой пещере, хрен знает где, хрен знает зачем, все взорвалось к чертям свинячим, повсюду какие-то твари, - он перевел дух и закончил: - а ты решил поваляться.
Выложив все это, Антон выпрямился и сложил руки на груди. Он ожидал ответа, однако старик только неопределенно пожал плечами.
«Идиот что ли? - раздраженно подумал Антон. – Или издевается?»
Зоран посмотрел за плечо Антона и кивнул. Саев проследил за движением, но ровным счетом ничего не увидел: дым уже почти рассеялся, и пещера была абсолютно пуста. Не очень понимая, что от него хотят, молодой человек повернулся к Зорану. Но еще до того, как старый авантюрист успел объяснить, сам понял, в чем дело: обезьянки исчезли.
- Вот видишь, - снова эта самодовольная, но добродушная ухмылка, - существ никаких нет, следов взрыва тоже. В чем проблема? А, мальчик?
Антон вынужденно согласился с его правотой.
- Хорошо. Тогда потрудись объяснить… - и замолчал, дав старику возможность самому продолжить.
- Что здесь происходит?
Антон молча кивнул, целиком превратившись в слух.
- Ну, слушай. Что касаемо твоего возвращения – из этого леса есть только один выход… Не спрашивай меня почему так, я все равно не скажу. И знаю этот выход только я. Поэтому сам понимаешь, - он усмехнулся, - гостей у меня немного. Я же, хммм… как бы это сказать?.. лесничий. Приглядываю за этим лесом, - он обвел взглядом пещеру, словно она была лесом, - и за его обитателями. Некоторых из них ты уже видел. Те, как ты сказал, «существа» - это обезьянки-ракхи. Ракх – добродушное существо, если в группе, и совершенно невыносимое злобное создание, если в одиночку. Если интересно, могу рассказать, как с ним управляться. Тем более на обратном пути это может пригодиться.
И Зоран замолчал, вопросительно зыркнув на Антона. Саев, естественно, раскусил старика: тот просто хотел увести тему. Однако информация могла оказаться небесполезной, поэтому на лекцию он согласился.
- Их нужно напугать. Но, - он выставил указательный палец, - это еще полдела. Напугав их, необходимо тут же замереть. Только тогда они забеспокоятся. И уйдут искать то, что их напугало. Ведь они так любопытны! – старик улыбнулся, и его лицо преобразилось так, словно он рассказывал о выходках любимого щеночка, а то и даже младенца-сына.
- А нападать на них…
- Не желательно.
- Но ведь ты сегодня…
- Что я сегодня? – непонимающе переспросил Зоран. Хотя Антон прекрасно видел, что старик понял, о чем речь.
- Когда мы столкнулись с этими… раками…
- Ракхами, - поправил старик. И добавил: - Да, я понял. Здесь есть другое важное обстоятельство: они попытались напасть. Они издал боевой клич.
- Что за клич?
- Я не могу его озвучить, сам понимаешь. А то сбежится сюда вся эта кодла… Но ты его слышал. Это был второй звук.
- А-а, я понял. Это, - Антон опустил тон до шепота и издал: - ззззыыыы….
- Да-да-да! – прервал его старик.
Видать, слух у этих ракхов не самый худший.
- А почему именно «ракх»?
Зоран пожал плечами. Затем, подумав, сказал:
- Наверно, это на языке каких-то умерших племен. Черт их знает. Вообще, они, бывает, издают нечто подобное. Типа «ррраааккххх». Может поэтому, - и он снова пожал плечами. – Ну, так вот, к нашим баранам! Если ты слышишь боевой клич, и вокруг тебя собираются ракхи, ты можешь напасть на ОДНОГО из них. Понял? На одного. Тогда они поймут, что нашкодили, - снова выражение умиления на лице, - и отойдут, прихватив с собой тельце поверженного. Не волнуйся, ты его не убьешь. Убить ракха крайне сложно. Но «выключить», - он щелкнул языком, - без проблем.
- Но откуда они вообще взялись? – воскликнул Антон.
- В каком смысле? – оценивающе поглядывая на собеседника, поинтересовался Зоран. Но как только Антон начал говорить, старик отвернулся и лег на спину.
- Ну, что это вообще за существа? – тоном человека, который объясняет ребенку очевидные вещи, попытался объяснить Антон. – Кто-нибудь о них знает? Кроме тебя, конечно. Я к тому, что в учебнике зоологии их точно не было. Да и в любом другом – тоже.
- Ты так много учебников прочитал? – улыбнулся Зоран, гладя в темень свода пещеры.
- Не очень. По правде говоря, совсем не очень. Но все-таки…
Антону уже начал досаждать этот светский разговор, посреди «нигде». Ему уже хотелось домой. Очень!
- Ладно, - забросил первую удочку Саев, - пойдем что ли?
Послышался глубокий вздох. Антон не видел лица Зорана, но прекрасно понял: старик недоволен. А чего он ожидал? Что Антон будет, как собачка с ним бегать, из-за призрачного шанса вернуться. Кроме услышанных обещаний, гарантий у него не было.
- Пойдем, - вдруг сказал Зоран и приподнялся на локтях.
В этот момент послышался какой-то резкий неприятный звук – что-то хрустнуло – и старик, охнув, распластался на земле.
- Зоран! – взволнованно воскликнул Антон.
- Нога, - прохрипел мужчина, но Антон уже и сам понял: из бедра Зорана торчал обломок чего-то белого. Это белое постепенно заливалось кровью, и это белое было костью. Открытый перелом.
- Твою мать! – не удержался Антон. – Как угораздило-то?
- Как-как? – хрипло усмехнулся Зоран и закашлялся, словно в агонии. Антон, услышав этот кашель, перепугался еще сильнее: не дай Бог что! Но следом у него самого защекотало в горле: это была пыль; та, что еще не улеглась после взрыва.
После небольшой заминки Зоран продолжил, куда спокойнее:
- Взрывом шибануло!
- А раньше ты этого не почувствовал? – к Антону начало возвращаться дерзость и сарказм.
- Слушай, отстань, а? – прошептал старик. Его дыхание было на редкость ровным, по разговору это можно было прекрасно судить. Другой бы при такой ране, как минимум, стонал; а этот – ничего, держится. Антон не привык доверять «старикам», поэтому подошел ближе и наклонился. «Мдаа», - только и протянул он. Рана была действительно существенная, а крови насочилось – тьма-тьмущая.
- Так, нужен жгут.
Он похлопал себя по карманам, но, естественно, там было пусто. Поднявшись, Антон стал обшаривать глазами пещеру в поисках хоть чего-нибудь подходящего. Камни, камни, камни. Ничего хорошего. Лихорадочно соображая, Саев зашагал взад-вперед, не переставая поглядывать по сторонам. Зоран угодливо молчал. В этот момент его взгляд наткнулся на один из темных углов пещеры, тот самый, где произошел взрыв: в тени просматривалось что-то, и Антон в поисках спасения ринулся именно туда. Мешок. Это был мешок с кристаллами. Саев испуганно выдохнул, и его дыхание резко участилось: это был не просто мешок, набитый до отказа камнями. Нет! Это был тот самый мешок, который каких-то двадцать-тридцать минут назад взорвался! Но сейчас - и Антон был в этом абсолютно уверен – он стоял, прислоненный к другим таким же заполненным мешкам. Словно, тот, кто их набирал, просто оставил их и отошел на перекур. Словно и не было никакого взрыва. Да этот мешок должен был разлететься в клочья!!! Вместе со всем содержимым.
Позади снова закашлялись, и Саев, опомнившись, наклонился к мешку. Он хотел опустошить его, и, стянув, использовать как жгут; но тут кончики его пальцев коснулись кристалла. За какую-то долю секунды он увидел, как Зоран поднимает с пола камень, как он сам жадно наблюдает за движениями старика, стараясь не упустить ничего из виду, стараясь запомнить… стараясь запомнить… запомнить, что у старика надеты… Перчатки!!!
- Я умру, - проживая всю ту же доли секунды, сказал или подумал Антон.
И вот эта крохотная частичка времени прошла, и его пальцы соприкоснулись с холодным камнем.
Нет, он не умер. Произошло иное происшествие. В начале, поверхность кристалла наполнилась зеленым светом, как будто напустили газ в прозрачный сосуд. Потом камень стал быстро нагреваться, но Антон не чувствовал ожог – словно находясь в трансе, он знал, что температура огромная, но боли или дискомфорта не испытывал. Ну а далее случилось самое странное. Он был в другом месте…
Дорога вела к лесу, он это знает. Именно туда ему нужно попасть. Оглянувшись еще раз, он поправляет ворот плаща… в лесу он скроется… тот, кто преследует его, должен отстать…
Библиотека… однозначно это именно она… он почти нашел ее… холмы, руины… он почти нашел ее… почти!.. Надо только сбросить ЕГО со счетов… он мешает, и он не должен знать, что … ищет…
Точно следак… наемник бы давно грохнул… тем хуже…
Впереди дом… хозяина не видно, хозяйства тоже нет… вокруг небольшой пустырь… отлично! Можно выманить следака…
- Хозяева! – он стучит в дверь, но никто не открывает…
Туман…

Туман!
Все вокруг, как в тумане. Антон стоит у двери…
Где он? Опять какие-то видения. Антон отдернул руку от кристалла (уже холодного) и попытался собраться с мыслями, которые бесновались в его голове, как сотни белок в тысячах колес. Но на ум шло только одно. Одно слово: «молчи!». Не говорить никому: ни Зорану, ни… А кому еще? Сознание вспыхнуло лицами родных: Димон, батя, Джон; да чего уж там, Бартон. Он хочет вернуться к ним, но, сколько времени еще пройдет?.. Так, не ныть!
Он отвернулся от злополучных мешков и взглянул на лежащего в другом конце Зорана. «Кто ты такой, а? И стоит ли мне тебе помогать? Может бросить тебя и самому выбраться? Что я, сам выхода не найду?»
Что за мысли? Антон мысленно хлопнул себя по щеке, пытаясь выгнать их прочь из своей головы. Он бы сделал это на самом деле, но на него как раз смотрел Зоран, и оплеуха самому себе выглядела бы не очень. Вместо этого он без боязни схватил мешок и вытряхнул оттуда все камни. Затем скрутив его на манер каната, быстро подошел к «больному».
- Что с тобой? – взволнованный голос Зорана прозвучал громом в его голове.
Антон понял, на что обратил внимание старик: его губы были плотно сжаты, а глаза смотрели куда-то сквозь. Сквозь стены и Зорана. Расслабившись, он ответил:
- Ничего.
Старик не поверил, конечно, но кивнул и слегка приподнялся.
- Ты хоть знаешь, что делать-то?
- Более-менее.
Зоран нервно сглотнул.
Антон в очередной раз наклонился над стариком с самодельным жгутом в руках. Джинсы уже насквозь пропитались кровью и из светло-синих превратились в почти черные. Хотя кровь била и не очень интенсивно – значит, повреждена вена, не артерия. Поэтому вместо жгута, нужно просто перевязать рану. Что Антон и сделал. Странно, как старик еще не отключился. Ну да ладно, все странное потом. А пока нужно найти хоть какое-нибудь подобие шины.
- И на том спасибо! – благодарные интонации Зорана даже резали слух, настолько они были непривычны.
- Я не знаю из чего… - начал было Антон, но замолчал: из темноты показались две обезьянки-ракхи, в руках каждой из которых были палки Зорана. Они положили «презент» и скрылись в темноте так быстро, что Антон даже охнуть не успел.
- Что? – с улыбкой переспросил Зоран. Ракхи пришли из-за его спины¸ он не мог их видеть. Тогда чего он улыбается? Все странное потом.
- Нет, ничего, - вернувшись еще с несколькими опустошенными мешками, сказал Антон.
Кое-как смастерив шину из двух палок, он привязал их к ноге тремя скрученными мешками на икре, на колене и опять же в верхней части бедра.
- Спасибо, друг! – прошептал Зоран, поднявшись с помощью Антона.
Это второе «спасибо» за день и обращение «друг» в отличие от привычного «мальчик» сделали свое дело: Антон позабыл обо всем странном. Хоть и на время.
- Нормально.
- Пойдем, - снова сказал Зоран, поудобнее облокотившись на Антона. – Кстати, а ты… все кристаллы выкинул что ли?
- Да, - с неискренне-заискивающей улыбочкой ответил Антон. – Но я могу собрать их. Сейчас, - он кивнул на шину на ноге старика, - только снимем все это и я соберу.
- Ладно-ладно, - засмеялся Зоран. Он крепко взялся за плечо Антона, не позволив тому даже попытаться снять шину со своей ноги. – Мы еще посмотрим кто кого! Дай только-о-о-ой! – он нечаянно встал на больную ногу. Затем поглядел Антону в глаза и… они оба засмеялись в полный голос. Они хохотали и хохотали, глядя друг на дружку не в силах остановиться и даже понять отчего они ржут. Нет, они смеялись просто так; несмотря на пропажи и находки, тьму и видения, взрывы и переломы. Смех выдворил это все. Вытеснил из сжатого в комок сознания. И теперь все было хорошо. Потому что, они верили, что все будет хорошо. По крайней мере, Антон, уже пустивший слезу от смеха, в это верил. Первый раз в жизни его посетило это чувство, и он был рад этому. Потому что именно ЭТО и «умирает последним»

***

Дима присел на стол и положил книгу прямо перед собой. Свет из окна удачно падал на ее страницы, а легкие завывания ветра снаружи только способствовали чтению. Дима чуть-чуть прикрыл глаза, но желаемого эффекта не добился: те же неизвестные символы. Однако в упорстве Диме мог отказать только бог, поэтому несколько экспериментов с веками привели его к успеху. На открытой первой странице начал потихоньку появляться рукописный текст на русском языке, и Дима, предвкушая, наконец, хоть какой-то прорыв, погрузился в чтение.
Как он и предполагал, книга, которую держал в руках, представляла собой летопись семьи Сайфер: на первой странице «проявилось» имя отца-основателя – Клауса Сайфера, а ниже текст, судя по всему повествующий о его судьбе. К изумлению Димы рядом с фамилией начал проступать и портрет: лицо, изрезанное шрамами, пустынные серые глаза и стянутые в хвост волосы. Несомненно – это была уменьшенная копия портрета внизу; того самого, что привел Антона в такой ужас пару недель назад.
Дима полистал книгу. Делать это приходилось осторожно, т.к. страницы, хоть и крепкие на вид, но составлены были ужас сколько веков назад и представляли немыслимую ценность. Обратил внимание и на другие портреты - его предков и членов семьи Сайфер. Ведь все они жили здесь, в замке; также как и Саевы, ходили по его коридорам, гуляли по лесу, общались с жителями Стоун-идвич… Ведь все это было, но, черт возьми, так давно! «Вот, например, - Дима остановился на середине книги, «сфокусировавшись» на портрете какого-то мужчины с черными спутанными волосами и длиннющей бородой, которая, наверное, не граничилась рисунком - … м-м-м… Себастьян Софор. Год рождения 1628, а год смерти (Дима просмотрел информацию об этом своем предке, т.к. в начале не было указано всех дат), так… врач… жил… жена - … дети - … Ах вот, умер от разрыва сердца 1817… Все это было так давно, так дав…»
- ЧТО? – воскликнул Дима, с ужасом глядя на раскрытую книгу. Символы вновь приобрели прежний, незнакомый вид.

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.09.2011 в 23:26
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 9 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz