Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 8 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 8 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Атика (фэнтези, пролог + первая глава)
АнаитДата: Воскресенье, 10.07.2011, 17:38 | Сообщение # 106
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Антон, привет! Слушай, как я рада, что ты не обижаешься на мои посты! Значит, будем расти smile
Quote (Табыч)
Лишь темный, скрытый от солнца кронами деревьев, лес.
вот тут смутило - лес - это и кроны деревьев, которые от солнца уж точно не скрыты... Тут бы переделать как-нибудь.
Quote (Табыч)
. Он стоял, уперев ладони в колени, словно запыхавшись. Так, будто его с силой окунули в бочку с ледяной водой.
почему словно? Причем здесь ледяная вода? "Он стоял, уперев ладони в колени, запыхавшись, будто его с силой окунули в бочку с водой. "так, кажется, лучше.
Quote (Табыч)
С лихвой отдышавшись,
А без лихвы? Просто отдышавшись?
Quote (Табыч)
прислушавшись, Антон не отметил никого эффекта этого действия, поэтому повторил движение.
Напоминает это: "Угловое движение стрелы в вертикальной плоскости - перемещение грузозахватного органа путем: - подъема, опускания или передвижения стрелы; или - путем передвижения грузовой тележки."
Quote (Табыч)
И еще Антон подумал, что зажги он спичку (которой, естественно, нет), оно тотчас погасла бы внутри дома.
почему нет естественно? Он же курит... "И еще Антон подумал, что, зажги он спичку, она тотчас погасла бы внутри дома."
Quote (Табыч)
Многие, находясь наедине со своим страхом, пытаются его анализировать, а точнее описать объект своего страха.
а без точнее?
Quote (Табыч)
можно разложить по полочкам и БАЦ – ты ее уже не боишься так, как боялся мгновения назад. Если действительно боялся. Антон боялся.
понятно?
Quote (Табыч)
Несмотря на еще холодящий страх, не смотря на тот факт, что в лесу он был совершенно один, он вошел. Проник в чужой дом, даже не смотря на странное ощущение чьего-то присутствия…
ну и тут то же...

А тут получше, чем до, в общем - молодец, так держать! Жду продолжения! good



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеАнтон, привет! Слушай, как я рада, что ты не обижаешься на мои посты! Значит, будем расти smile
Quote (Табыч)
Лишь темный, скрытый от солнца кронами деревьев, лес.
вот тут смутило - лес - это и кроны деревьев, которые от солнца уж точно не скрыты... Тут бы переделать как-нибудь.
Quote (Табыч)
. Он стоял, уперев ладони в колени, словно запыхавшись. Так, будто его с силой окунули в бочку с ледяной водой.
почему словно? Причем здесь ледяная вода? "Он стоял, уперев ладони в колени, запыхавшись, будто его с силой окунули в бочку с водой. "так, кажется, лучше.
Quote (Табыч)
С лихвой отдышавшись,
А без лихвы? Просто отдышавшись?
Quote (Табыч)
прислушавшись, Антон не отметил никого эффекта этого действия, поэтому повторил движение.
Напоминает это: "Угловое движение стрелы в вертикальной плоскости - перемещение грузозахватного органа путем: - подъема, опускания или передвижения стрелы; или - путем передвижения грузовой тележки."
Quote (Табыч)
И еще Антон подумал, что зажги он спичку (которой, естественно, нет), оно тотчас погасла бы внутри дома.
почему нет естественно? Он же курит... "И еще Антон подумал, что, зажги он спичку, она тотчас погасла бы внутри дома."
Quote (Табыч)
Многие, находясь наедине со своим страхом, пытаются его анализировать, а точнее описать объект своего страха.
а без точнее?
Quote (Табыч)
можно разложить по полочкам и БАЦ – ты ее уже не боишься так, как боялся мгновения назад. Если действительно боялся. Антон боялся.
понятно?
Quote (Табыч)
Несмотря на еще холодящий страх, не смотря на тот факт, что в лесу он был совершенно один, он вошел. Проник в чужой дом, даже не смотря на странное ощущение чьего-то присутствия…
ну и тут то же...

А тут получше, чем до, в общем - молодец, так держать! Жду продолжения! good

Автор - Анаит
Дата добавления - 10.07.2011 в 17:38
СообщениеАнтон, привет! Слушай, как я рада, что ты не обижаешься на мои посты! Значит, будем расти smile
Quote (Табыч)
Лишь темный, скрытый от солнца кронами деревьев, лес.
вот тут смутило - лес - это и кроны деревьев, которые от солнца уж точно не скрыты... Тут бы переделать как-нибудь.
Quote (Табыч)
. Он стоял, уперев ладони в колени, словно запыхавшись. Так, будто его с силой окунули в бочку с ледяной водой.
почему словно? Причем здесь ледяная вода? "Он стоял, уперев ладони в колени, запыхавшись, будто его с силой окунули в бочку с водой. "так, кажется, лучше.
Quote (Табыч)
С лихвой отдышавшись,
А без лихвы? Просто отдышавшись?
Quote (Табыч)
прислушавшись, Антон не отметил никого эффекта этого действия, поэтому повторил движение.
Напоминает это: "Угловое движение стрелы в вертикальной плоскости - перемещение грузозахватного органа путем: - подъема, опускания или передвижения стрелы; или - путем передвижения грузовой тележки."
Quote (Табыч)
И еще Антон подумал, что зажги он спичку (которой, естественно, нет), оно тотчас погасла бы внутри дома.
почему нет естественно? Он же курит... "И еще Антон подумал, что, зажги он спичку, она тотчас погасла бы внутри дома."
Quote (Табыч)
Многие, находясь наедине со своим страхом, пытаются его анализировать, а точнее описать объект своего страха.
а без точнее?
Quote (Табыч)
можно разложить по полочкам и БАЦ – ты ее уже не боишься так, как боялся мгновения назад. Если действительно боялся. Антон боялся.
понятно?
Quote (Табыч)
Несмотря на еще холодящий страх, не смотря на тот факт, что в лесу он был совершенно один, он вошел. Проник в чужой дом, даже не смотря на странное ощущение чьего-то присутствия…
ну и тут то же...

А тут получше, чем до, в общем - молодец, так держать! Жду продолжения! good

Автор - Анаит
Дата добавления - 10.07.2011 в 17:38
СамираДата: Воскресенье, 10.07.2011, 21:53 | Сообщение # 107
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Антоша, о темноте рассуждения мне понравились, осязаемо так почувствовала страх перед ней (я из-за плохого зрения чувствую в темноте себя вдвойне неуверенно). good

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеАнтоша, о темноте рассуждения мне понравились, осязаемо так почувствовала страх перед ней (я из-за плохого зрения чувствую в темноте себя вдвойне неуверенно). good

Автор - Самира
Дата добавления - 10.07.2011 в 21:53
СообщениеАнтоша, о темноте рассуждения мне понравились, осязаемо так почувствовала страх перед ней (я из-за плохого зрения чувствую в темноте себя вдвойне неуверенно). good

Автор - Самира
Дата добавления - 10.07.2011 в 21:53
АнаитДата: Понедельник, 11.07.2011, 03:38 | Сообщение # 108
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Самира, у нас с тобой тандем - я ругаю, ты хвалишь... А Антон все лучше и лучше пишет! hihi


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеСамира, у нас с тобой тандем - я ругаю, ты хвалишь... А Антон все лучше и лучше пишет! hihi

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.07.2011 в 03:38
СообщениеСамира, у нас с тобой тандем - я ругаю, ты хвалишь... А Антон все лучше и лучше пишет! hihi

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.07.2011 в 03:38
СамираДата: Понедельник, 11.07.2011, 07:32 | Сообщение # 109
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Анаит, я миллион раз всем и всюду повторяла - я не умею ругать, я лучше совсем промолчу. У тебя талант (нет-нет, не к ругани, к критике! biggrin ) так подробно разбирать, построчно, внимательно. У меня давно бы глаза вывалились и рука отсохла. biggrin Я не очень подкована грамматически, и боюсь совершить ошибку. writer

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеАнаит, я миллион раз всем и всюду повторяла - я не умею ругать, я лучше совсем промолчу. У тебя талант (нет-нет, не к ругани, к критике! biggrin ) так подробно разбирать, построчно, внимательно. У меня давно бы глаза вывалились и рука отсохла. biggrin Я не очень подкована грамматически, и боюсь совершить ошибку. writer

Автор - Самира
Дата добавления - 11.07.2011 в 07:32
СообщениеАнаит, я миллион раз всем и всюду повторяла - я не умею ругать, я лучше совсем промолчу. У тебя талант (нет-нет, не к ругани, к критике! biggrin ) так подробно разбирать, построчно, внимательно. У меня давно бы глаза вывалились и рука отсохла. biggrin Я не очень подкована грамматически, и боюсь совершить ошибку. writer

Автор - Самира
Дата добавления - 11.07.2011 в 07:32
ТабычДата: Понедельник, 11.07.2011, 18:19 | Сообщение # 110
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Самира, спасибо большое!!! l_daisy
Ваш тандем меня все больше вдохновляет, и если бы не вы, Атика так бы и осталась непокоренной))

дальше:
Дверь с треском захлопнулась, и Антон оказался на этот раз в абсолютной темноте. Настолько резко и неожиданно, что сердце сжалось и, казалось, уменьшилось раза в два.
- Эй, - еле слышно произнес Антон, массируя левую сторону груди и стараясь не вскрикнуть от сердечной боли. Он не решался сделать и шага в сторону двери, но все-таки был рад хотя бы тому, что не повернулся. Тем самым он мог потерять чувство направления.
- Я здесь, - просипел он.
- Я знаю, - прозвучал спокойный, но грубоватый голос. И прямо под носом у Антона зажегся огонек. Однако, проморгавшись, молодой человек понял, что в темноте не сразу почувствовал расстояние: огонек плясал чуть дальше, все больше набирая силу, перед лицом человека, смотрящего на него исподлобья, чуть наклонив голову вперед. Увидев это лицо, молодой человек еле удержался от вскрика: в свете огонька на него смотрел ни кто иной, как Клаус Сайфер! То же бледное лицо, изъезженное не то шрамами, не то морщинами; та же кривая улыбка, сжимающая веки над все теми же страшными, похожими на омут серыми глазами. С силой надавливая кончиками пальцев на грудь, задыхающийся Антон попятился назад. Сделав несколько шагов он, вдруг остановился и с появившейся из ниоткуда смелостью выпалил:
- Кто вы?
Почему Антон, забравшийся в чужой дом посреди леса, спросил именно это, он, естественно, не знал, но эффект вопрос произвел. Глаза человека, похожего на Сайфера, блеснули, и он задул огонек. Сложно сказать, на что рассчитывал Антон, но явно не на это. Тем более, что вокруг, внезапно, наступила полная тишина. Такая же абсолютная, как и темнота. Эта тишина была несравнима с той, что царила снаружи, в лесу. Звуки здесь просто не существовали и всё!
- Простите, - поняв, что нужно слегка изменить тактику, обратился Антон в ту сторону, где недавно стоял хозяин дома. – Я не хотел вас тревожить, и я не вор, - он даже усмехнулся¸- я просто заблудился, а тут дом. Ну, вот и… - он замолчал, решив, что его никто не слушает. Возможно, человек уже даже ушел. – Вы здесь? – настороженно спросил он, но ответом была все та же треклятая тишина.
В этот момент послышался треск чиркнутой спички, и на прежнем месте «заплясал» огонек. Человек, не мигая, смотрел на Антона, пока горела спичка. Затем, словно опомнившись, поднес ее куда-то в сторону, и там появился новый огонек: это загорелась свечка.
- Кто ты, мальчик? – все тем же невозмутимым спокойным тоном спросил человек, усаживаясь в кресло.
Помимо кресла теперь, при свете свечи, можно было разглядеть и всю комнату, выглядела которая вполне уютно: пара кресел, между которыми расположился невысокий круглый стол, были накрыты пушистыми пледами; красивый платяной шкаф рядом с Антоном возвышался над ним, как царь над прислугой; друг напротив друга – на столике между креслами и на полке, на другой стороне комнаты – расположились два канделябра, один из которых и освещал комнату. Пока Антон осматривался, его, не стесняясь, разглядывал хозяин дома, положив ноги на симпатичный пуфик. Встретившись с ним глазами, Антон слегка расслабился – это был никакой не Сайфер, хотя, признаться, чем-то на него похожий. Этот человек был выше и крупнее бывшего хозяина Сайфер-холла. И, не смотря на также зачесанные назад серебряно-седые волосы и бесчисленные морщины, лицо его выглядело куда более приветливым. Ну и, конечно, так значимые для Антона глаза. Они были скорее угрюмыми, нежели злыми.
Мужчина, ожидающий ответа на свой вопрос, настойчиво поднял брови.
- Я живу неподалеку, - еле припомнил вопрос Антон. Он все еще собирался с мыслями. – Собственно, у самого леса. Там, – он указал перед собой, затем, подумав, указал за спину: - Или там. Не помню. У деревни Стоун-идвич, знаете такую?
- Нет, не думаю, - после недолгого раздумья, ответил хозяин дома. Затем, не сводя глаз с Антона поднял брови и покачал головой, быть может думая о чем-то своем. – Я слышал, ты заблудился? – спросил он и, наконец, удосужился отвернуться.
- Да, - ответил Антон, мельком поглядывая на второе кресло.
Мужчина заметил это и кивком предложил сесть.
- И поэтому ты зашел в мою скромную обитель? – первый раз открыто улыбнулся хозяин.
- Да, - снова сказал Антон, чувствуя себя полным идиотом.
Мужчина вздохнул и о чем-то задумался. Антон вежливо молчал, тем временем глядя на окна. Как ни странно, они не были заколочены, как показалось это снаружи. Действительно, окна закрывали сколоченные между собой доски, вот только эти доски были просто повешены на крючки. Выполняли роль своеобразных (очень!), даже не ставней, а занавесок.
- Я вот только не могу понять, - обратился к Антону хозяин дома, - а что ты делал такого в лесу, что заблудился?
Антон замялся. Он не знал что ответить. Действительно, не говорить же ему, что он вообще не помнит, как попал сюда! Тогда что?
- Я… - начал он все еще ничего не решив, но снисходительная улыбка человека перед ним подбодрила его. – Я не помню!
- Ты не помнишь? – непонятно зачем переспросил мужчина. – Мальчик, да как такое может быть?
- Не знаю.
- Погоди, а что ты помнишь, - наклонился вперед хозяин.
- В смысле?
- Ну, до того, как оказался в лесу, что ты помнишь?
- Я был дома, - глядя в сторону, ответил Антон.
- И?..
- И не помню! – вспылил он.
Мужчина снова замолчал, с улыбкой разглядывая собственные руки. Затем, не поворачиваясь к Антону, сказал:
- Хорошо! Я помогу тебе выбраться отсюда. Если… Если ты поможешь мне.
- Что за помощь? – вмиг насторожился Антон. Не любил он такие предложения.
- Обсудим, - туманно ответил хозяин и, повернувшись к напряженно сидящему Антону, замахал руками. – Нет, нет, ничего страшного, не бойся! А пока, как говорится утро вечера мудренее. Ночь на дворе, как-никак.
- Ночь?.. – тупо повторил Антон.
- Да, а что?
«Сколько ж я здесь шатаюсь», - подумал Антон и повторил это вслух.
- Понятия не имею.
Мужчина хмыкнул, встав с кресла с необычайной легкостью для такого возраста.
– Но думаю, мальчик, что с тобой не все в порядке. Ладно, пойдем, покажу, где спасть.
Антон не ответил и не двинулся с места. С одной стороны у него не было выхода: ночевать в лесу – идея так себе, но с другой… Что-то его смущало в незнакомце.
- А как вас зовут? – спросил он, решив избавиться хоть от какой-нибудь неопределенности.
- Зоран меня зовут, - слегка наклонив голову, представился хозяин.
«Имя-то, конечно, выдумал, - усмехнулся про себя Антон, - ну да ладно. Какое мне дело, если честно?»
- Антон, - протянул руку он.
После крепкого рукопожатия, Зоран взял со стола канделябр и жестом пригласил Антона идти вперед, в коридор. Там у одной из многочисленных дверей остановился и указал на нее.
- Спать будешь там, парень.
Открыв дверь и вступив в темноту комнаты, гость обернулся на хозяина с немым вопросом в глазах. Зоран поднес канделябр к чему-то, и в темноте затеплился огонек свечи, стоящей в таком же канделябре.
- Все, я пошел.
И, не говоря больше не слова, Зоран скрылся за одной из дверей. Антон посмотрел на диван и стул, покоящиеся в маленькой комнатушке, и, не раздеваясь, лег спать…


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами

Сообщение отредактировал Табыч - Вторник, 12.07.2011, 16:53
 
СообщениеАнаит, Самира, спасибо большое!!! l_daisy
Ваш тандем меня все больше вдохновляет, и если бы не вы, Атика так бы и осталась непокоренной))

дальше:
Дверь с треском захлопнулась, и Антон оказался на этот раз в абсолютной темноте. Настолько резко и неожиданно, что сердце сжалось и, казалось, уменьшилось раза в два.
- Эй, - еле слышно произнес Антон, массируя левую сторону груди и стараясь не вскрикнуть от сердечной боли. Он не решался сделать и шага в сторону двери, но все-таки был рад хотя бы тому, что не повернулся. Тем самым он мог потерять чувство направления.
- Я здесь, - просипел он.
- Я знаю, - прозвучал спокойный, но грубоватый голос. И прямо под носом у Антона зажегся огонек. Однако, проморгавшись, молодой человек понял, что в темноте не сразу почувствовал расстояние: огонек плясал чуть дальше, все больше набирая силу, перед лицом человека, смотрящего на него исподлобья, чуть наклонив голову вперед. Увидев это лицо, молодой человек еле удержался от вскрика: в свете огонька на него смотрел ни кто иной, как Клаус Сайфер! То же бледное лицо, изъезженное не то шрамами, не то морщинами; та же кривая улыбка, сжимающая веки над все теми же страшными, похожими на омут серыми глазами. С силой надавливая кончиками пальцев на грудь, задыхающийся Антон попятился назад. Сделав несколько шагов он, вдруг остановился и с появившейся из ниоткуда смелостью выпалил:
- Кто вы?
Почему Антон, забравшийся в чужой дом посреди леса, спросил именно это, он, естественно, не знал, но эффект вопрос произвел. Глаза человека, похожего на Сайфера, блеснули, и он задул огонек. Сложно сказать, на что рассчитывал Антон, но явно не на это. Тем более, что вокруг, внезапно, наступила полная тишина. Такая же абсолютная, как и темнота. Эта тишина была несравнима с той, что царила снаружи, в лесу. Звуки здесь просто не существовали и всё!
- Простите, - поняв, что нужно слегка изменить тактику, обратился Антон в ту сторону, где недавно стоял хозяин дома. – Я не хотел вас тревожить, и я не вор, - он даже усмехнулся¸- я просто заблудился, а тут дом. Ну, вот и… - он замолчал, решив, что его никто не слушает. Возможно, человек уже даже ушел. – Вы здесь? – настороженно спросил он, но ответом была все та же треклятая тишина.
В этот момент послышался треск чиркнутой спички, и на прежнем месте «заплясал» огонек. Человек, не мигая, смотрел на Антона, пока горела спичка. Затем, словно опомнившись, поднес ее куда-то в сторону, и там появился новый огонек: это загорелась свечка.
- Кто ты, мальчик? – все тем же невозмутимым спокойным тоном спросил человек, усаживаясь в кресло.
Помимо кресла теперь, при свете свечи, можно было разглядеть и всю комнату, выглядела которая вполне уютно: пара кресел, между которыми расположился невысокий круглый стол, были накрыты пушистыми пледами; красивый платяной шкаф рядом с Антоном возвышался над ним, как царь над прислугой; друг напротив друга – на столике между креслами и на полке, на другой стороне комнаты – расположились два канделябра, один из которых и освещал комнату. Пока Антон осматривался, его, не стесняясь, разглядывал хозяин дома, положив ноги на симпатичный пуфик. Встретившись с ним глазами, Антон слегка расслабился – это был никакой не Сайфер, хотя, признаться, чем-то на него похожий. Этот человек был выше и крупнее бывшего хозяина Сайфер-холла. И, не смотря на также зачесанные назад серебряно-седые волосы и бесчисленные морщины, лицо его выглядело куда более приветливым. Ну и, конечно, так значимые для Антона глаза. Они были скорее угрюмыми, нежели злыми.
Мужчина, ожидающий ответа на свой вопрос, настойчиво поднял брови.
- Я живу неподалеку, - еле припомнил вопрос Антон. Он все еще собирался с мыслями. – Собственно, у самого леса. Там, – он указал перед собой, затем, подумав, указал за спину: - Или там. Не помню. У деревни Стоун-идвич, знаете такую?
- Нет, не думаю, - после недолгого раздумья, ответил хозяин дома. Затем, не сводя глаз с Антона поднял брови и покачал головой, быть может думая о чем-то своем. – Я слышал, ты заблудился? – спросил он и, наконец, удосужился отвернуться.
- Да, - ответил Антон, мельком поглядывая на второе кресло.
Мужчина заметил это и кивком предложил сесть.
- И поэтому ты зашел в мою скромную обитель? – первый раз открыто улыбнулся хозяин.
- Да, - снова сказал Антон, чувствуя себя полным идиотом.
Мужчина вздохнул и о чем-то задумался. Антон вежливо молчал, тем временем глядя на окна. Как ни странно, они не были заколочены, как показалось это снаружи. Действительно, окна закрывали сколоченные между собой доски, вот только эти доски были просто повешены на крючки. Выполняли роль своеобразных (очень!), даже не ставней, а занавесок.
- Я вот только не могу понять, - обратился к Антону хозяин дома, - а что ты делал такого в лесу, что заблудился?
Антон замялся. Он не знал что ответить. Действительно, не говорить же ему, что он вообще не помнит, как попал сюда! Тогда что?
- Я… - начал он все еще ничего не решив, но снисходительная улыбка человека перед ним подбодрила его. – Я не помню!
- Ты не помнишь? – непонятно зачем переспросил мужчина. – Мальчик, да как такое может быть?
- Не знаю.
- Погоди, а что ты помнишь, - наклонился вперед хозяин.
- В смысле?
- Ну, до того, как оказался в лесу, что ты помнишь?
- Я был дома, - глядя в сторону, ответил Антон.
- И?..
- И не помню! – вспылил он.
Мужчина снова замолчал, с улыбкой разглядывая собственные руки. Затем, не поворачиваясь к Антону, сказал:
- Хорошо! Я помогу тебе выбраться отсюда. Если… Если ты поможешь мне.
- Что за помощь? – вмиг насторожился Антон. Не любил он такие предложения.
- Обсудим, - туманно ответил хозяин и, повернувшись к напряженно сидящему Антону, замахал руками. – Нет, нет, ничего страшного, не бойся! А пока, как говорится утро вечера мудренее. Ночь на дворе, как-никак.
- Ночь?.. – тупо повторил Антон.
- Да, а что?
«Сколько ж я здесь шатаюсь», - подумал Антон и повторил это вслух.
- Понятия не имею.
Мужчина хмыкнул, встав с кресла с необычайной легкостью для такого возраста.
– Но думаю, мальчик, что с тобой не все в порядке. Ладно, пойдем, покажу, где спасть.
Антон не ответил и не двинулся с места. С одной стороны у него не было выхода: ночевать в лесу – идея так себе, но с другой… Что-то его смущало в незнакомце.
- А как вас зовут? – спросил он, решив избавиться хоть от какой-нибудь неопределенности.
- Зоран меня зовут, - слегка наклонив голову, представился хозяин.
«Имя-то, конечно, выдумал, - усмехнулся про себя Антон, - ну да ладно. Какое мне дело, если честно?»
- Антон, - протянул руку он.
После крепкого рукопожатия, Зоран взял со стола канделябр и жестом пригласил Антона идти вперед, в коридор. Там у одной из многочисленных дверей остановился и указал на нее.
- Спать будешь там, парень.
Открыв дверь и вступив в темноту комнаты, гость обернулся на хозяина с немым вопросом в глазах. Зоран поднес канделябр к чему-то, и в темноте затеплился огонек свечи, стоящей в таком же канделябре.
- Все, я пошел.
И, не говоря больше не слова, Зоран скрылся за одной из дверей. Антон посмотрел на диван и стул, покоящиеся в маленькой комнатушке, и, не раздеваясь, лег спать…

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.07.2011 в 18:19
СообщениеАнаит, Самира, спасибо большое!!! l_daisy
Ваш тандем меня все больше вдохновляет, и если бы не вы, Атика так бы и осталась непокоренной))

дальше:
Дверь с треском захлопнулась, и Антон оказался на этот раз в абсолютной темноте. Настолько резко и неожиданно, что сердце сжалось и, казалось, уменьшилось раза в два.
- Эй, - еле слышно произнес Антон, массируя левую сторону груди и стараясь не вскрикнуть от сердечной боли. Он не решался сделать и шага в сторону двери, но все-таки был рад хотя бы тому, что не повернулся. Тем самым он мог потерять чувство направления.
- Я здесь, - просипел он.
- Я знаю, - прозвучал спокойный, но грубоватый голос. И прямо под носом у Антона зажегся огонек. Однако, проморгавшись, молодой человек понял, что в темноте не сразу почувствовал расстояние: огонек плясал чуть дальше, все больше набирая силу, перед лицом человека, смотрящего на него исподлобья, чуть наклонив голову вперед. Увидев это лицо, молодой человек еле удержался от вскрика: в свете огонька на него смотрел ни кто иной, как Клаус Сайфер! То же бледное лицо, изъезженное не то шрамами, не то морщинами; та же кривая улыбка, сжимающая веки над все теми же страшными, похожими на омут серыми глазами. С силой надавливая кончиками пальцев на грудь, задыхающийся Антон попятился назад. Сделав несколько шагов он, вдруг остановился и с появившейся из ниоткуда смелостью выпалил:
- Кто вы?
Почему Антон, забравшийся в чужой дом посреди леса, спросил именно это, он, естественно, не знал, но эффект вопрос произвел. Глаза человека, похожего на Сайфера, блеснули, и он задул огонек. Сложно сказать, на что рассчитывал Антон, но явно не на это. Тем более, что вокруг, внезапно, наступила полная тишина. Такая же абсолютная, как и темнота. Эта тишина была несравнима с той, что царила снаружи, в лесу. Звуки здесь просто не существовали и всё!
- Простите, - поняв, что нужно слегка изменить тактику, обратился Антон в ту сторону, где недавно стоял хозяин дома. – Я не хотел вас тревожить, и я не вор, - он даже усмехнулся¸- я просто заблудился, а тут дом. Ну, вот и… - он замолчал, решив, что его никто не слушает. Возможно, человек уже даже ушел. – Вы здесь? – настороженно спросил он, но ответом была все та же треклятая тишина.
В этот момент послышался треск чиркнутой спички, и на прежнем месте «заплясал» огонек. Человек, не мигая, смотрел на Антона, пока горела спичка. Затем, словно опомнившись, поднес ее куда-то в сторону, и там появился новый огонек: это загорелась свечка.
- Кто ты, мальчик? – все тем же невозмутимым спокойным тоном спросил человек, усаживаясь в кресло.
Помимо кресла теперь, при свете свечи, можно было разглядеть и всю комнату, выглядела которая вполне уютно: пара кресел, между которыми расположился невысокий круглый стол, были накрыты пушистыми пледами; красивый платяной шкаф рядом с Антоном возвышался над ним, как царь над прислугой; друг напротив друга – на столике между креслами и на полке, на другой стороне комнаты – расположились два канделябра, один из которых и освещал комнату. Пока Антон осматривался, его, не стесняясь, разглядывал хозяин дома, положив ноги на симпатичный пуфик. Встретившись с ним глазами, Антон слегка расслабился – это был никакой не Сайфер, хотя, признаться, чем-то на него похожий. Этот человек был выше и крупнее бывшего хозяина Сайфер-холла. И, не смотря на также зачесанные назад серебряно-седые волосы и бесчисленные морщины, лицо его выглядело куда более приветливым. Ну и, конечно, так значимые для Антона глаза. Они были скорее угрюмыми, нежели злыми.
Мужчина, ожидающий ответа на свой вопрос, настойчиво поднял брови.
- Я живу неподалеку, - еле припомнил вопрос Антон. Он все еще собирался с мыслями. – Собственно, у самого леса. Там, – он указал перед собой, затем, подумав, указал за спину: - Или там. Не помню. У деревни Стоун-идвич, знаете такую?
- Нет, не думаю, - после недолгого раздумья, ответил хозяин дома. Затем, не сводя глаз с Антона поднял брови и покачал головой, быть может думая о чем-то своем. – Я слышал, ты заблудился? – спросил он и, наконец, удосужился отвернуться.
- Да, - ответил Антон, мельком поглядывая на второе кресло.
Мужчина заметил это и кивком предложил сесть.
- И поэтому ты зашел в мою скромную обитель? – первый раз открыто улыбнулся хозяин.
- Да, - снова сказал Антон, чувствуя себя полным идиотом.
Мужчина вздохнул и о чем-то задумался. Антон вежливо молчал, тем временем глядя на окна. Как ни странно, они не были заколочены, как показалось это снаружи. Действительно, окна закрывали сколоченные между собой доски, вот только эти доски были просто повешены на крючки. Выполняли роль своеобразных (очень!), даже не ставней, а занавесок.
- Я вот только не могу понять, - обратился к Антону хозяин дома, - а что ты делал такого в лесу, что заблудился?
Антон замялся. Он не знал что ответить. Действительно, не говорить же ему, что он вообще не помнит, как попал сюда! Тогда что?
- Я… - начал он все еще ничего не решив, но снисходительная улыбка человека перед ним подбодрила его. – Я не помню!
- Ты не помнишь? – непонятно зачем переспросил мужчина. – Мальчик, да как такое может быть?
- Не знаю.
- Погоди, а что ты помнишь, - наклонился вперед хозяин.
- В смысле?
- Ну, до того, как оказался в лесу, что ты помнишь?
- Я был дома, - глядя в сторону, ответил Антон.
- И?..
- И не помню! – вспылил он.
Мужчина снова замолчал, с улыбкой разглядывая собственные руки. Затем, не поворачиваясь к Антону, сказал:
- Хорошо! Я помогу тебе выбраться отсюда. Если… Если ты поможешь мне.
- Что за помощь? – вмиг насторожился Антон. Не любил он такие предложения.
- Обсудим, - туманно ответил хозяин и, повернувшись к напряженно сидящему Антону, замахал руками. – Нет, нет, ничего страшного, не бойся! А пока, как говорится утро вечера мудренее. Ночь на дворе, как-никак.
- Ночь?.. – тупо повторил Антон.
- Да, а что?
«Сколько ж я здесь шатаюсь», - подумал Антон и повторил это вслух.
- Понятия не имею.
Мужчина хмыкнул, встав с кресла с необычайной легкостью для такого возраста.
– Но думаю, мальчик, что с тобой не все в порядке. Ладно, пойдем, покажу, где спасть.
Антон не ответил и не двинулся с места. С одной стороны у него не было выхода: ночевать в лесу – идея так себе, но с другой… Что-то его смущало в незнакомце.
- А как вас зовут? – спросил он, решив избавиться хоть от какой-нибудь неопределенности.
- Зоран меня зовут, - слегка наклонив голову, представился хозяин.
«Имя-то, конечно, выдумал, - усмехнулся про себя Антон, - ну да ладно. Какое мне дело, если честно?»
- Антон, - протянул руку он.
После крепкого рукопожатия, Зоран взял со стола канделябр и жестом пригласил Антона идти вперед, в коридор. Там у одной из многочисленных дверей остановился и указал на нее.
- Спать будешь там, парень.
Открыв дверь и вступив в темноту комнаты, гость обернулся на хозяина с немым вопросом в глазах. Зоран поднес канделябр к чему-то, и в темноте затеплился огонек свечи, стоящей в таком же канделябре.
- Все, я пошел.
И, не говоря больше не слова, Зоран скрылся за одной из дверей. Антон посмотрел на диван и стул, покоящиеся в маленькой комнатушке, и, не раздеваясь, лег спать…

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.07.2011 в 18:19
ТабычДата: Суббота, 23.07.2011, 15:40 | Сообщение # 111
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
опять же, пока есть время выложу:

***

- Кто-нибудь! – кричал Дима, безуспешно пытаясь прорваться в лес, но отталкиваясь от деревьев, как два магнита. – Помогите!
Он огляделся – вокруг не было ни души, а собственный голос, судя по всему, слышал только он сам. Поняв, что дальше долбиться бесполезно, Дима со всех ног побежал в сторону деревни.
- Дима, - окликнул его знакомый голос.
Старик стоял у канавы, высматривая что-то вдали и не двигаясь с места.
- Что случилось?
Прежде всего, парень обматерил старожилу деревни, остановившись на другом берегу. Но, немного успокоившись, выкрикнул: – Вы что-нибудь знаете?
Не дожидаясь ответа, он спустился в канаву и сделал пару шагов на противоположный берег с явным намерением схватить старика за грудки и вытрясти из него все. Но бывший слепой опередил подростка, коротко сказав:
- Быстро в дом! И позови Джона!
Его голос прозвучал так жестко и властно, что Дима невольно остановился. Он не хотел и не собирался выполнять указания человека, вравшего ему до этого. Но что-то во внешности старика или в его интонациях заставили парня передумать.
Мужчина резко развернулся и быстрым шагом пошел вглубь деревни. Прежде чем выполнить указания, Дима отметил, что старик зашел в свой дом, закрыв за собой дверь. Затем, не оглядываясь, парень побежал в сторону Сайфер-холла, зовя Джона и своего отца. Окрестности были пусты – видать, друзья уже вернулись в дом. На автомате продолжая звать родных, но уже куда более спокойным тоном, Дима вскочил на крыльцо и, что было сил, дернул ручку двери. В этот момент послышался негромкий скрежет и скрип. Дима бы даже, скорее всего, и не услышал его, если бы только не сразу два НО: звук стал усиливаться, и дверь распахнулась необычайно легко. Потом он удивится этому факту, как и тому, что дверь вообще была закрыта, но это будет немного позже, а пока молодой человек вбежал в холл и, во всю мощь, гаркнул: «ЭЙ!». Отдышавшись, он, все больше нервничая, осмотрелся: в холе было необычно холодно и пусто, словно в доме никто и не жил. Вроде и мебель на месте, и в камине горит огонь, а не так все. Словно все вокруг заменили на бутафорские безделушки. И все стихло. Даже мысли, до этого метавшиеся в голове, успокоились, настолько, что Дима расслабился и забыл на миг, зачем он вернулся.
- Джон! – позвал он, теряя надежду вызвать их здесь. – Папа!
Даже стены молчали, не вернув эхом крик Димы.
- Ну, где вы все? – с легкой ноткой обреченности спросил сам себя парень, возвращаясь к двери.
Уже поднося ладонь к массивной ручке, он вдруг замер: сверху донеслись шебуршания, а следом послышались неуверенные шаги. Медленно повернув голову, Дима вначале вздрогнул, но потом облегченно выдохнул: на втором этаже, у лестницы стоял Джон в длинном, до пола, халате.
- Ты чего орешь, Дим? – спросил он, будто спросонья взирая на племянника. Спросил невыносимо спокойным тоном.
«Раз ору – значит, есть чего!» - раздраженно подумал Дима, но вслух произнес только:
- Беда!
Сонливость мигом испарилось из глаз Дарэна. Он в два прыжка преодолел все ступени и, поравнявшись с племянником, спросил только:
- Антон?
Дима успел только кивнуть, прежде чем на лестнице возникла еще одна заспанная фигура.
- Что слу...? – начал, было, Сергей, но вмиг осекся, увидев, как Джон оттолкнул его младшего сына и, распахнув дверь, рванул куда-то. Правильно все оценив, Саев-старший кинулся вслед за другом, не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах. Остановившись на секунду около сына, он хотел было что-то сказать, но передумал и выскочил на улицу. Дима только услышал издалека его голос:
- Сиди дома!
Было в этом голосе что-то такое, что заставило младшего Саева крепко вцепиться в ручку закрытой двери. Оглядывая пустой холл и слыша, как бьется сердце, он понял: это был страх. Такого неописуемого страха в голосе отца он не слышал еще ни разу. Настоящего страха. Настолько неестественного, что, казалось, это был голос другого человека. Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
«Так, - рассуждал он, уже начав блуждать взад-вперед по залу, – не паниковать, это всем известно. Нужно относиться ко всему спокойнее», - и он издал нервный неубедительный смешок как бы в подтверждение этому. Стоя у лестницы, он невидящим взглядом разглядывал украшенный потолок. На душе у Димы было настолько неспокойно, что он не сразу рассмотрел рисунок лепки на потолке. Но, наклоняя голову то так, то сяк, наконец, уловил тот рисунок, который его так смущал: на потолке была изображена морда обезьяны. Она глядела сверху вниз, ехидно улыбаясь. Слегка ошарашенный Дима припомнил свои первые впечатления о доме и посмотрел на пол. Действительно, рисунок был идентичен: из-под ног выглядывала все та же морда. На нее Дима и переключил все свое внимание, просто для того, чтобы отвлечься от тягостных мыслей. Насколько он мог судить, с пола и потолка на него смотрела шимпанзе. Круглая физиономия с необычайно наглыми и самоуверенными глазками; уши ее, как ни странно, были плотно прижаты к голове. Все (каждая черточка физиономии) раздражало Диму, но, тем не менее, он стоял и разглядывал рисунок. Словно завороженный молодой Саев смотрел в глаза животному, зловредно улыбающиеся откуда-то из-под земли. Причем именно из недр земли: также как их копии на потолке два черных необычайно живых глаза не принадлежали этому дому. Они казались частью другого мира, заточенного в стенах (а точнее в полу и потолке) замка. Сглотнув накопившуюся во рту слюну, Дима опомнился и поднял голову, тем не менее, боковым зрением продолжая ловить на себе взгляд этих глаз.
- Тьфу ты, - эхо вернулось в дом и разнесло его слова по пустому холлу. – Померещится же.
Он стер тыльной стороной ладони капельки холодного пота со лба и закрыл ею глаза. В голове Димы, пока он стоял неподвижно в центре холла, носилась одна и та же мысль: «А что, собственно будет? И что же делать? Вдруг…- он замолчал, вернее, заставил замолчать свои мысли. Слишком уж страшным было их продолжение. Но они прорвали его оборону и хлынули в голову: - он погиб? Вдруг все погибнут? Может это и есть то самое проклятье, о котором заикнулся старик?» Напряжение снова откатило – видать, виной тому стала уютная темнота перед глазами.
Вдали послышался какой-то звук. Пока он приближался, Дима сперва узнал в этом звуке шаги, а затем то, что это шаги Бартона. Прислушавшись (Дима все еще скрывал ладонью глаза, не желая открывать и узнавать правду), определил, что старина дворецкий спускается по лестнице и вот-вот будет внизу. Почему вот-вот? Ведь Диме нечего скрывать! Он уже сам не знал, что и думать.
- Дима? – кроме удивления в голосе Фреда было что-то еще. Что-то едва уловимое. Наверное, только человек, одиноко стоящий в холле и закрывший глаза ладонью мог это расслышать. И даже не понять что это. По прошествии времени Дима корил себя в том, что не смог тогда распознать «это».
Шаги дворецкого были уже совсем рядом, и неровное дыхание старого Бартона донеслось до хозяина, после чего тот соизволил все-таки открыть глаза. Дворецкий медленно приближался, ставя ногу как-то очень уж осторожно. Дима лишь невольно отметил этот факт, т.к. голова его была занята несколько иным. Он лихорадочно пытался сообразить, что же делать, и, до кучи, что сказать Бартону. Рассказывать сызнова всю историю (хоть он вслух еще никому и ничего не рассказал – хватало мыслей) не было ни желания, ни сил. Тем не менее, едва Дима увидел вопрос в глазах дворецкого он начал:
- Я не знаю, что произошло, Фред, но… - он осекся, расслышав, наконец, вопрос Бартона. И ему стало немного неловко.
- Что вы будете кушать?
Помолчав с полминуты, Дмитрий, не зная, что ответить, просто помотал головой и пошел вверх по лестнице.
- Фред, - не оборачиваясь, обратился к дворецкому молодой хозяин, - не беспокой меня, будь добр. Если увидишь Джона или моего отца – передай, что я жду их в моей комнате.
- Хорошо, - донесся снизу невозмутимый скрежет голосовых связок дворецкого. Дима, все также не глядя на входную дверь, скрылся в левой части и коридора второго этажа. Темнота. Перед глазами снова раскинулась темнота и следующая мысль, настигшая парня, заставила его дыхание участиться: он никогда не видел выключатель в коридоре, тем не менее, лампы работали исправно, и, безусловно, были электрические. Где же включался свет, чтоб его?! Ощупывая стены в поисках выключателя, Дима усмехнулся, припоминая историю с чердаком. Но тут же его рука застыла в воздухе, а сам он попятился назад к свету.
- Камень, - шептал он, будто завороженный. И повторил это слово, как заклинание.
«Где камень? - подумал он, имея в виду тот самый подарок его родным от таинственного незнакомца. Пока Саев напрягал память, темнота из коридора (а Дима уже стоял на лестнице) стала приближаться к нему.Как живое существо, как хищник. Не зная что и делать, ошеломленный парень не двигался с места. В целом у него и было-то что два выхода: либо вернуться в коридор, наполненный неизвестно чем, либо сбежать вниз. Конечно, был еще путь наверх, но это ловушка, тупик. «Оставь надежды всяк туда входящий», называется. Пока он цитировал «Божественную комедию», черное «ничто» неуклонно приближалось. Решать приходилось быстро, а он все стоял и смотрел в это пятно неизвестности. Скосив глаза на холл, Дима не обнаружил дворецкого. Естественно, ведь он сам приказал, не беспокоить его. Наверное, на кухне, дает указания кухаркам. Или, может, удалился к себе в домик. Неважно, уже неважно. Поглядывая то вниз, в холл, то вперед, в коридор, Дима все еще раздумывал, куда сделать первый шаг. Что его останавливало? Что его смущало? Возможно семейная черта Саевых – любопытство; возможно, и это более вероятно, желание покончить со всей этой нервотрепкой раз и навсегда. Ведь бегать можно бесконечно, а толку? Они с братом уже совершали одну ошибку, изменившую их жизнь – они приехали в этот дом. Теперь Дима, облокотившись на крайнюю балясину, был готов совершить еще одну. Он сделал первый шаг. Тьма мягко обняла его, и все вокруг медленно погрузилось в нее.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениеопять же, пока есть время выложу:

***

- Кто-нибудь! – кричал Дима, безуспешно пытаясь прорваться в лес, но отталкиваясь от деревьев, как два магнита. – Помогите!
Он огляделся – вокруг не было ни души, а собственный голос, судя по всему, слышал только он сам. Поняв, что дальше долбиться бесполезно, Дима со всех ног побежал в сторону деревни.
- Дима, - окликнул его знакомый голос.
Старик стоял у канавы, высматривая что-то вдали и не двигаясь с места.
- Что случилось?
Прежде всего, парень обматерил старожилу деревни, остановившись на другом берегу. Но, немного успокоившись, выкрикнул: – Вы что-нибудь знаете?
Не дожидаясь ответа, он спустился в канаву и сделал пару шагов на противоположный берег с явным намерением схватить старика за грудки и вытрясти из него все. Но бывший слепой опередил подростка, коротко сказав:
- Быстро в дом! И позови Джона!
Его голос прозвучал так жестко и властно, что Дима невольно остановился. Он не хотел и не собирался выполнять указания человека, вравшего ему до этого. Но что-то во внешности старика или в его интонациях заставили парня передумать.
Мужчина резко развернулся и быстрым шагом пошел вглубь деревни. Прежде чем выполнить указания, Дима отметил, что старик зашел в свой дом, закрыв за собой дверь. Затем, не оглядываясь, парень побежал в сторону Сайфер-холла, зовя Джона и своего отца. Окрестности были пусты – видать, друзья уже вернулись в дом. На автомате продолжая звать родных, но уже куда более спокойным тоном, Дима вскочил на крыльцо и, что было сил, дернул ручку двери. В этот момент послышался негромкий скрежет и скрип. Дима бы даже, скорее всего, и не услышал его, если бы только не сразу два НО: звук стал усиливаться, и дверь распахнулась необычайно легко. Потом он удивится этому факту, как и тому, что дверь вообще была закрыта, но это будет немного позже, а пока молодой человек вбежал в холл и, во всю мощь, гаркнул: «ЭЙ!». Отдышавшись, он, все больше нервничая, осмотрелся: в холе было необычно холодно и пусто, словно в доме никто и не жил. Вроде и мебель на месте, и в камине горит огонь, а не так все. Словно все вокруг заменили на бутафорские безделушки. И все стихло. Даже мысли, до этого метавшиеся в голове, успокоились, настолько, что Дима расслабился и забыл на миг, зачем он вернулся.
- Джон! – позвал он, теряя надежду вызвать их здесь. – Папа!
Даже стены молчали, не вернув эхом крик Димы.
- Ну, где вы все? – с легкой ноткой обреченности спросил сам себя парень, возвращаясь к двери.
Уже поднося ладонь к массивной ручке, он вдруг замер: сверху донеслись шебуршания, а следом послышались неуверенные шаги. Медленно повернув голову, Дима вначале вздрогнул, но потом облегченно выдохнул: на втором этаже, у лестницы стоял Джон в длинном, до пола, халате.
- Ты чего орешь, Дим? – спросил он, будто спросонья взирая на племянника. Спросил невыносимо спокойным тоном.
«Раз ору – значит, есть чего!» - раздраженно подумал Дима, но вслух произнес только:
- Беда!
Сонливость мигом испарилось из глаз Дарэна. Он в два прыжка преодолел все ступени и, поравнявшись с племянником, спросил только:
- Антон?
Дима успел только кивнуть, прежде чем на лестнице возникла еще одна заспанная фигура.
- Что слу...? – начал, было, Сергей, но вмиг осекся, увидев, как Джон оттолкнул его младшего сына и, распахнув дверь, рванул куда-то. Правильно все оценив, Саев-старший кинулся вслед за другом, не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах. Остановившись на секунду около сына, он хотел было что-то сказать, но передумал и выскочил на улицу. Дима только услышал издалека его голос:
- Сиди дома!
Было в этом голосе что-то такое, что заставило младшего Саева крепко вцепиться в ручку закрытой двери. Оглядывая пустой холл и слыша, как бьется сердце, он понял: это был страх. Такого неописуемого страха в голосе отца он не слышал еще ни разу. Настоящего страха. Настолько неестественного, что, казалось, это был голос другого человека. Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
«Так, - рассуждал он, уже начав блуждать взад-вперед по залу, – не паниковать, это всем известно. Нужно относиться ко всему спокойнее», - и он издал нервный неубедительный смешок как бы в подтверждение этому. Стоя у лестницы, он невидящим взглядом разглядывал украшенный потолок. На душе у Димы было настолько неспокойно, что он не сразу рассмотрел рисунок лепки на потолке. Но, наклоняя голову то так, то сяк, наконец, уловил тот рисунок, который его так смущал: на потолке была изображена морда обезьяны. Она глядела сверху вниз, ехидно улыбаясь. Слегка ошарашенный Дима припомнил свои первые впечатления о доме и посмотрел на пол. Действительно, рисунок был идентичен: из-под ног выглядывала все та же морда. На нее Дима и переключил все свое внимание, просто для того, чтобы отвлечься от тягостных мыслей. Насколько он мог судить, с пола и потолка на него смотрела шимпанзе. Круглая физиономия с необычайно наглыми и самоуверенными глазками; уши ее, как ни странно, были плотно прижаты к голове. Все (каждая черточка физиономии) раздражало Диму, но, тем не менее, он стоял и разглядывал рисунок. Словно завороженный молодой Саев смотрел в глаза животному, зловредно улыбающиеся откуда-то из-под земли. Причем именно из недр земли: также как их копии на потолке два черных необычайно живых глаза не принадлежали этому дому. Они казались частью другого мира, заточенного в стенах (а точнее в полу и потолке) замка. Сглотнув накопившуюся во рту слюну, Дима опомнился и поднял голову, тем не менее, боковым зрением продолжая ловить на себе взгляд этих глаз.
- Тьфу ты, - эхо вернулось в дом и разнесло его слова по пустому холлу. – Померещится же.
Он стер тыльной стороной ладони капельки холодного пота со лба и закрыл ею глаза. В голове Димы, пока он стоял неподвижно в центре холла, носилась одна и та же мысль: «А что, собственно будет? И что же делать? Вдруг…- он замолчал, вернее, заставил замолчать свои мысли. Слишком уж страшным было их продолжение. Но они прорвали его оборону и хлынули в голову: - он погиб? Вдруг все погибнут? Может это и есть то самое проклятье, о котором заикнулся старик?» Напряжение снова откатило – видать, виной тому стала уютная темнота перед глазами.
Вдали послышался какой-то звук. Пока он приближался, Дима сперва узнал в этом звуке шаги, а затем то, что это шаги Бартона. Прислушавшись (Дима все еще скрывал ладонью глаза, не желая открывать и узнавать правду), определил, что старина дворецкий спускается по лестнице и вот-вот будет внизу. Почему вот-вот? Ведь Диме нечего скрывать! Он уже сам не знал, что и думать.
- Дима? – кроме удивления в голосе Фреда было что-то еще. Что-то едва уловимое. Наверное, только человек, одиноко стоящий в холле и закрывший глаза ладонью мог это расслышать. И даже не понять что это. По прошествии времени Дима корил себя в том, что не смог тогда распознать «это».
Шаги дворецкого были уже совсем рядом, и неровное дыхание старого Бартона донеслось до хозяина, после чего тот соизволил все-таки открыть глаза. Дворецкий медленно приближался, ставя ногу как-то очень уж осторожно. Дима лишь невольно отметил этот факт, т.к. голова его была занята несколько иным. Он лихорадочно пытался сообразить, что же делать, и, до кучи, что сказать Бартону. Рассказывать сызнова всю историю (хоть он вслух еще никому и ничего не рассказал – хватало мыслей) не было ни желания, ни сил. Тем не менее, едва Дима увидел вопрос в глазах дворецкого он начал:
- Я не знаю, что произошло, Фред, но… - он осекся, расслышав, наконец, вопрос Бартона. И ему стало немного неловко.
- Что вы будете кушать?
Помолчав с полминуты, Дмитрий, не зная, что ответить, просто помотал головой и пошел вверх по лестнице.
- Фред, - не оборачиваясь, обратился к дворецкому молодой хозяин, - не беспокой меня, будь добр. Если увидишь Джона или моего отца – передай, что я жду их в моей комнате.
- Хорошо, - донесся снизу невозмутимый скрежет голосовых связок дворецкого. Дима, все также не глядя на входную дверь, скрылся в левой части и коридора второго этажа. Темнота. Перед глазами снова раскинулась темнота и следующая мысль, настигшая парня, заставила его дыхание участиться: он никогда не видел выключатель в коридоре, тем не менее, лампы работали исправно, и, безусловно, были электрические. Где же включался свет, чтоб его?! Ощупывая стены в поисках выключателя, Дима усмехнулся, припоминая историю с чердаком. Но тут же его рука застыла в воздухе, а сам он попятился назад к свету.
- Камень, - шептал он, будто завороженный. И повторил это слово, как заклинание.
«Где камень? - подумал он, имея в виду тот самый подарок его родным от таинственного незнакомца. Пока Саев напрягал память, темнота из коридора (а Дима уже стоял на лестнице) стала приближаться к нему.Как живое существо, как хищник. Не зная что и делать, ошеломленный парень не двигался с места. В целом у него и было-то что два выхода: либо вернуться в коридор, наполненный неизвестно чем, либо сбежать вниз. Конечно, был еще путь наверх, но это ловушка, тупик. «Оставь надежды всяк туда входящий», называется. Пока он цитировал «Божественную комедию», черное «ничто» неуклонно приближалось. Решать приходилось быстро, а он все стоял и смотрел в это пятно неизвестности. Скосив глаза на холл, Дима не обнаружил дворецкого. Естественно, ведь он сам приказал, не беспокоить его. Наверное, на кухне, дает указания кухаркам. Или, может, удалился к себе в домик. Неважно, уже неважно. Поглядывая то вниз, в холл, то вперед, в коридор, Дима все еще раздумывал, куда сделать первый шаг. Что его останавливало? Что его смущало? Возможно семейная черта Саевых – любопытство; возможно, и это более вероятно, желание покончить со всей этой нервотрепкой раз и навсегда. Ведь бегать можно бесконечно, а толку? Они с братом уже совершали одну ошибку, изменившую их жизнь – они приехали в этот дом. Теперь Дима, облокотившись на крайнюю балясину, был готов совершить еще одну. Он сделал первый шаг. Тьма мягко обняла его, и все вокруг медленно погрузилось в нее.

Автор - Табыч
Дата добавления - 23.07.2011 в 15:40
Сообщениеопять же, пока есть время выложу:

***

- Кто-нибудь! – кричал Дима, безуспешно пытаясь прорваться в лес, но отталкиваясь от деревьев, как два магнита. – Помогите!
Он огляделся – вокруг не было ни души, а собственный голос, судя по всему, слышал только он сам. Поняв, что дальше долбиться бесполезно, Дима со всех ног побежал в сторону деревни.
- Дима, - окликнул его знакомый голос.
Старик стоял у канавы, высматривая что-то вдали и не двигаясь с места.
- Что случилось?
Прежде всего, парень обматерил старожилу деревни, остановившись на другом берегу. Но, немного успокоившись, выкрикнул: – Вы что-нибудь знаете?
Не дожидаясь ответа, он спустился в канаву и сделал пару шагов на противоположный берег с явным намерением схватить старика за грудки и вытрясти из него все. Но бывший слепой опередил подростка, коротко сказав:
- Быстро в дом! И позови Джона!
Его голос прозвучал так жестко и властно, что Дима невольно остановился. Он не хотел и не собирался выполнять указания человека, вравшего ему до этого. Но что-то во внешности старика или в его интонациях заставили парня передумать.
Мужчина резко развернулся и быстрым шагом пошел вглубь деревни. Прежде чем выполнить указания, Дима отметил, что старик зашел в свой дом, закрыв за собой дверь. Затем, не оглядываясь, парень побежал в сторону Сайфер-холла, зовя Джона и своего отца. Окрестности были пусты – видать, друзья уже вернулись в дом. На автомате продолжая звать родных, но уже куда более спокойным тоном, Дима вскочил на крыльцо и, что было сил, дернул ручку двери. В этот момент послышался негромкий скрежет и скрип. Дима бы даже, скорее всего, и не услышал его, если бы только не сразу два НО: звук стал усиливаться, и дверь распахнулась необычайно легко. Потом он удивится этому факту, как и тому, что дверь вообще была закрыта, но это будет немного позже, а пока молодой человек вбежал в холл и, во всю мощь, гаркнул: «ЭЙ!». Отдышавшись, он, все больше нервничая, осмотрелся: в холе было необычно холодно и пусто, словно в доме никто и не жил. Вроде и мебель на месте, и в камине горит огонь, а не так все. Словно все вокруг заменили на бутафорские безделушки. И все стихло. Даже мысли, до этого метавшиеся в голове, успокоились, настолько, что Дима расслабился и забыл на миг, зачем он вернулся.
- Джон! – позвал он, теряя надежду вызвать их здесь. – Папа!
Даже стены молчали, не вернув эхом крик Димы.
- Ну, где вы все? – с легкой ноткой обреченности спросил сам себя парень, возвращаясь к двери.
Уже поднося ладонь к массивной ручке, он вдруг замер: сверху донеслись шебуршания, а следом послышались неуверенные шаги. Медленно повернув голову, Дима вначале вздрогнул, но потом облегченно выдохнул: на втором этаже, у лестницы стоял Джон в длинном, до пола, халате.
- Ты чего орешь, Дим? – спросил он, будто спросонья взирая на племянника. Спросил невыносимо спокойным тоном.
«Раз ору – значит, есть чего!» - раздраженно подумал Дима, но вслух произнес только:
- Беда!
Сонливость мигом испарилось из глаз Дарэна. Он в два прыжка преодолел все ступени и, поравнявшись с племянником, спросил только:
- Антон?
Дима успел только кивнуть, прежде чем на лестнице возникла еще одна заспанная фигура.
- Что слу...? – начал, было, Сергей, но вмиг осекся, увидев, как Джон оттолкнул его младшего сына и, распахнув дверь, рванул куда-то. Правильно все оценив, Саев-старший кинулся вслед за другом, не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах. Остановившись на секунду около сына, он хотел было что-то сказать, но передумал и выскочил на улицу. Дима только услышал издалека его голос:
- Сиди дома!
Было в этом голосе что-то такое, что заставило младшего Саева крепко вцепиться в ручку закрытой двери. Оглядывая пустой холл и слыша, как бьется сердце, он понял: это был страх. Такого неописуемого страха в голосе отца он не слышал еще ни разу. Настоящего страха. Настолько неестественного, что, казалось, это был голос другого человека. Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
«Так, - рассуждал он, уже начав блуждать взад-вперед по залу, – не паниковать, это всем известно. Нужно относиться ко всему спокойнее», - и он издал нервный неубедительный смешок как бы в подтверждение этому. Стоя у лестницы, он невидящим взглядом разглядывал украшенный потолок. На душе у Димы было настолько неспокойно, что он не сразу рассмотрел рисунок лепки на потолке. Но, наклоняя голову то так, то сяк, наконец, уловил тот рисунок, который его так смущал: на потолке была изображена морда обезьяны. Она глядела сверху вниз, ехидно улыбаясь. Слегка ошарашенный Дима припомнил свои первые впечатления о доме и посмотрел на пол. Действительно, рисунок был идентичен: из-под ног выглядывала все та же морда. На нее Дима и переключил все свое внимание, просто для того, чтобы отвлечься от тягостных мыслей. Насколько он мог судить, с пола и потолка на него смотрела шимпанзе. Круглая физиономия с необычайно наглыми и самоуверенными глазками; уши ее, как ни странно, были плотно прижаты к голове. Все (каждая черточка физиономии) раздражало Диму, но, тем не менее, он стоял и разглядывал рисунок. Словно завороженный молодой Саев смотрел в глаза животному, зловредно улыбающиеся откуда-то из-под земли. Причем именно из недр земли: также как их копии на потолке два черных необычайно живых глаза не принадлежали этому дому. Они казались частью другого мира, заточенного в стенах (а точнее в полу и потолке) замка. Сглотнув накопившуюся во рту слюну, Дима опомнился и поднял голову, тем не менее, боковым зрением продолжая ловить на себе взгляд этих глаз.
- Тьфу ты, - эхо вернулось в дом и разнесло его слова по пустому холлу. – Померещится же.
Он стер тыльной стороной ладони капельки холодного пота со лба и закрыл ею глаза. В голове Димы, пока он стоял неподвижно в центре холла, носилась одна и та же мысль: «А что, собственно будет? И что же делать? Вдруг…- он замолчал, вернее, заставил замолчать свои мысли. Слишком уж страшным было их продолжение. Но они прорвали его оборону и хлынули в голову: - он погиб? Вдруг все погибнут? Может это и есть то самое проклятье, о котором заикнулся старик?» Напряжение снова откатило – видать, виной тому стала уютная темнота перед глазами.
Вдали послышался какой-то звук. Пока он приближался, Дима сперва узнал в этом звуке шаги, а затем то, что это шаги Бартона. Прислушавшись (Дима все еще скрывал ладонью глаза, не желая открывать и узнавать правду), определил, что старина дворецкий спускается по лестнице и вот-вот будет внизу. Почему вот-вот? Ведь Диме нечего скрывать! Он уже сам не знал, что и думать.
- Дима? – кроме удивления в голосе Фреда было что-то еще. Что-то едва уловимое. Наверное, только человек, одиноко стоящий в холле и закрывший глаза ладонью мог это расслышать. И даже не понять что это. По прошествии времени Дима корил себя в том, что не смог тогда распознать «это».
Шаги дворецкого были уже совсем рядом, и неровное дыхание старого Бартона донеслось до хозяина, после чего тот соизволил все-таки открыть глаза. Дворецкий медленно приближался, ставя ногу как-то очень уж осторожно. Дима лишь невольно отметил этот факт, т.к. голова его была занята несколько иным. Он лихорадочно пытался сообразить, что же делать, и, до кучи, что сказать Бартону. Рассказывать сызнова всю историю (хоть он вслух еще никому и ничего не рассказал – хватало мыслей) не было ни желания, ни сил. Тем не менее, едва Дима увидел вопрос в глазах дворецкого он начал:
- Я не знаю, что произошло, Фред, но… - он осекся, расслышав, наконец, вопрос Бартона. И ему стало немного неловко.
- Что вы будете кушать?
Помолчав с полминуты, Дмитрий, не зная, что ответить, просто помотал головой и пошел вверх по лестнице.
- Фред, - не оборачиваясь, обратился к дворецкому молодой хозяин, - не беспокой меня, будь добр. Если увидишь Джона или моего отца – передай, что я жду их в моей комнате.
- Хорошо, - донесся снизу невозмутимый скрежет голосовых связок дворецкого. Дима, все также не глядя на входную дверь, скрылся в левой части и коридора второго этажа. Темнота. Перед глазами снова раскинулась темнота и следующая мысль, настигшая парня, заставила его дыхание участиться: он никогда не видел выключатель в коридоре, тем не менее, лампы работали исправно, и, безусловно, были электрические. Где же включался свет, чтоб его?! Ощупывая стены в поисках выключателя, Дима усмехнулся, припоминая историю с чердаком. Но тут же его рука застыла в воздухе, а сам он попятился назад к свету.
- Камень, - шептал он, будто завороженный. И повторил это слово, как заклинание.
«Где камень? - подумал он, имея в виду тот самый подарок его родным от таинственного незнакомца. Пока Саев напрягал память, темнота из коридора (а Дима уже стоял на лестнице) стала приближаться к нему.Как живое существо, как хищник. Не зная что и делать, ошеломленный парень не двигался с места. В целом у него и было-то что два выхода: либо вернуться в коридор, наполненный неизвестно чем, либо сбежать вниз. Конечно, был еще путь наверх, но это ловушка, тупик. «Оставь надежды всяк туда входящий», называется. Пока он цитировал «Божественную комедию», черное «ничто» неуклонно приближалось. Решать приходилось быстро, а он все стоял и смотрел в это пятно неизвестности. Скосив глаза на холл, Дима не обнаружил дворецкого. Естественно, ведь он сам приказал, не беспокоить его. Наверное, на кухне, дает указания кухаркам. Или, может, удалился к себе в домик. Неважно, уже неважно. Поглядывая то вниз, в холл, то вперед, в коридор, Дима все еще раздумывал, куда сделать первый шаг. Что его останавливало? Что его смущало? Возможно семейная черта Саевых – любопытство; возможно, и это более вероятно, желание покончить со всей этой нервотрепкой раз и навсегда. Ведь бегать можно бесконечно, а толку? Они с братом уже совершали одну ошибку, изменившую их жизнь – они приехали в этот дом. Теперь Дима, облокотившись на крайнюю балясину, был готов совершить еще одну. Он сделал первый шаг. Тьма мягко обняла его, и все вокруг медленно погрузилось в нее.

Автор - Табыч
Дата добавления - 23.07.2011 в 15:40
ТабычДата: Пятница, 05.08.2011, 21:46 | Сообщение # 112
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
а чой-то меня никто не ругает?))))

Первые несколько секунд Дима просто смотрел в никуда, давая глазам возможность привыкнуть к темноте. Вскоре воображение нарисовало стену коридора (очень широкого, больше даже похожего на зал, нежели на коридор) и какое-то углубление в ней, совсем неподалеку, буквально в двух шагах. Сделав их, Дима провел ладонью по стене и нащупал дверцу. Маленькую, высотой всего метр, ну или чуть больше. Этакий собачий лаз, вот только собачка обещалась быть размером с быка. В тот момент его захватили те же смешанные чувства, что и в ночь, когда они с братом стояли у входа в лес. Тот же страх сплетенный с любопытством и жаждой нового. Вот только теперь, памятуя о событиях тех дней, Дима с меньшей охотой собирался познавать это самое «новое». Когда каждый твой шаг может оказаться последним, поневоле начинаешь задумываться о последствиях. А вслед за этим априори появляются сомнения, что рано или поздно приведет к страху.
Звук, донесшийся из-за двери вывел Диму из размышлений. Вначале послышалось копошение, но затем – и он даже отпрыгнул от дверцы – страшный рев, рычания и грохот такой силы, словно по ту сторону темноты бесновался дракон. Все заходило ходуном, началось, ни дать ни взять, землетрясение: пол завибрировал, стена, на которую облокотился пошатнувшийся Саев, накалилась и тоже стала вибрировать. Появилось предательское ощущение, что еще немного и Дима просто окажется погребенным под этими стенами. «Значит надо выбираться», - логично предположил он.
- Как? – выдохнул Дима сразу после того, как огляделся.
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена. Не пропал только рев страшного животного, а Саев был уверен, что это именно животное, а не завывания ветра или еще какая-нибудь чушь, измененная игрой воображения. Нет, в стенах замка заточено чудовище, и он, Дима, сейчас находится ближе всех к нему. И его это отнюдь не радует. Содрогания окружающей среды продолжались, поэтому оставаться здесь было уже слишком опасно. Нужно было бежать куда глаза глядят: и, если стены смогли появиться они смогут и исчезнуть. Притянуто за уши, конечно, но Дима уже не думал об этом. Он просто бежал вперед, крутясь как волчок на содрогающемся полу. Радостно вскрикнув, он выбежал из коридора и втянул ноздрями прохладный воздух холла. Быстрым шагом спустившись по лестнице, он все-таки не удержался и оглянулся на коридор: просто темно, не более того. Больше не оборачиваясь и спускаясь по лестнице, окликнул дворецкого. Ответа не последовало, и, ожидая прихода Бартона, Дима замедлил ход. Признаться самому себе, он не знал, зачем позвал дворецкого. Возможно, порыв души, а может остатки страха. Кто знает? Однако, парень его позвал, и проблема заключалась в том, что Фред не спешил к нему.
- Фред! – крикнул хозяин.
Он поочередно открыл двери, ведущие из холла в другие части дома: гостиную, кухню, вторую столовую, где обычно просто перекусывали; в боковую комнату, где хранится необходимая в ближайшее время выпивка. В каждой из этих комнат звучал голос Димы, зовущий дворецкого, и каждая была абсолютно пуста. Ни прислуги, ни дворецкого. Даже Мария, молодая и не в меру любопытная кухарка, которая вечно сновала по дому, и той ни слуху, ни духу. Дом будто вымер. Его хозяин, уже проклинающий себя за то, что вообще открыл рот, а не молча вышел на улицу, решил отложить этот вопрос на потом. Тем более, что в тот момент его больше заботило другое: где все его родные? Сначала Антон ведет себя как вышедший из ума параноик, потом он пропадает в лесу, в который не может попасть Дима, ну и в завершении всего их отец и дядя убегают непойми куда, наказав ему (Диме!!!) оставаться дома! Вот теперь нет и их! Отлично, мать его! Теперь осталось только самому куда-нибудь потеряться! Закрыв дверь столовой (которую он проверил еще раз – безуспешно), Дима направился к двери, собственно, для того чтобы «потеряться». Не отставать, так сказать, от коллектива. Открывая входную дверь, Дмитрий был рад только одному: паника отступила. Снаружи уже вовсю властвовал вечер: сумерки сгущались, лес становился все более темным и мрачным, а Стоун-идвич и вовсе скрылась из виду, словно замок просто вырастал из темноты и ничего и никогда его не окружало. Дима поглядел по сторонам и пошел вниз по склону в том направлении, где мог получить хоть какие-то ответы – в ту самую скрытую в темноте деревню Стоун-идвич.
- Эй! – во все горло крикнул он на подходе к деревне в надежде, что старик хотя бы фонарь включит. Не видно ж нихрена!
Реакции не было, только громко заухала какая-то птица.
- Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима. Он уже догадывался, что толку это не принесет, но выхода все равно не было. Поэтому он продолжал:
- Стари-и-и-и-и-ик! – прозвучал в темноте его настойчивый голос. – Ты где, родной?
- Да здесь я, здесь, - старик оказался прямо за спиной у Димы. Его насмешливый голос чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.
- Фу-у-ф, - ошарашено выдохнул Саев, но старик, вытащив из-за спины фонарь, приложил палец к губам. Затем осмотрелся по сторонам и жестом поманил Диму.
Судя по тому, что было освещено фонарем в руках старика, они направлялись к нему домой. Чему, по правде говоря, Дима был несказанно рад - болтаться в темноте по улице не хотелось абсолютно. Тем более одному. Куда лучше было бы обсудить за столом со всеми план дальнейших действий и, собственно, следовать ему. Идя за поводырем, Дима был абсолютно уверен, что там, в доме у старика, сейчас собрались и его родные, включая Антона. Он себе представлял старшего брата, лежащего на койке с перевязанной ногой, притворно стонущего шутки ради. Он себе представлял отца, что-то втирающего своему нерадивому сыну и Джона, поддакивающего, но из-за спины друга подмигивающего племянникам. Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды, когда они со стариком вошли в его дом. Пустой дом. Никого! Ни Джона, ни отца, ни Антона. Дима вопросительно посмотрел на старика, но тот храня молчание закрыл дверь, также молча поставил фонарь на небольшой столик в прихожей и, все также не говоря ни слова, подошел к чему-то напоминающему камин. Несколько секунд, и с той стороны комнаты донеслось потрескивание и теплое дуновение.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениеа чой-то меня никто не ругает?))))

Первые несколько секунд Дима просто смотрел в никуда, давая глазам возможность привыкнуть к темноте. Вскоре воображение нарисовало стену коридора (очень широкого, больше даже похожего на зал, нежели на коридор) и какое-то углубление в ней, совсем неподалеку, буквально в двух шагах. Сделав их, Дима провел ладонью по стене и нащупал дверцу. Маленькую, высотой всего метр, ну или чуть больше. Этакий собачий лаз, вот только собачка обещалась быть размером с быка. В тот момент его захватили те же смешанные чувства, что и в ночь, когда они с братом стояли у входа в лес. Тот же страх сплетенный с любопытством и жаждой нового. Вот только теперь, памятуя о событиях тех дней, Дима с меньшей охотой собирался познавать это самое «новое». Когда каждый твой шаг может оказаться последним, поневоле начинаешь задумываться о последствиях. А вслед за этим априори появляются сомнения, что рано или поздно приведет к страху.
Звук, донесшийся из-за двери вывел Диму из размышлений. Вначале послышалось копошение, но затем – и он даже отпрыгнул от дверцы – страшный рев, рычания и грохот такой силы, словно по ту сторону темноты бесновался дракон. Все заходило ходуном, началось, ни дать ни взять, землетрясение: пол завибрировал, стена, на которую облокотился пошатнувшийся Саев, накалилась и тоже стала вибрировать. Появилось предательское ощущение, что еще немного и Дима просто окажется погребенным под этими стенами. «Значит надо выбираться», - логично предположил он.
- Как? – выдохнул Дима сразу после того, как огляделся.
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена. Не пропал только рев страшного животного, а Саев был уверен, что это именно животное, а не завывания ветра или еще какая-нибудь чушь, измененная игрой воображения. Нет, в стенах замка заточено чудовище, и он, Дима, сейчас находится ближе всех к нему. И его это отнюдь не радует. Содрогания окружающей среды продолжались, поэтому оставаться здесь было уже слишком опасно. Нужно было бежать куда глаза глядят: и, если стены смогли появиться они смогут и исчезнуть. Притянуто за уши, конечно, но Дима уже не думал об этом. Он просто бежал вперед, крутясь как волчок на содрогающемся полу. Радостно вскрикнув, он выбежал из коридора и втянул ноздрями прохладный воздух холла. Быстрым шагом спустившись по лестнице, он все-таки не удержался и оглянулся на коридор: просто темно, не более того. Больше не оборачиваясь и спускаясь по лестнице, окликнул дворецкого. Ответа не последовало, и, ожидая прихода Бартона, Дима замедлил ход. Признаться самому себе, он не знал, зачем позвал дворецкого. Возможно, порыв души, а может остатки страха. Кто знает? Однако, парень его позвал, и проблема заключалась в том, что Фред не спешил к нему.
- Фред! – крикнул хозяин.
Он поочередно открыл двери, ведущие из холла в другие части дома: гостиную, кухню, вторую столовую, где обычно просто перекусывали; в боковую комнату, где хранится необходимая в ближайшее время выпивка. В каждой из этих комнат звучал голос Димы, зовущий дворецкого, и каждая была абсолютно пуста. Ни прислуги, ни дворецкого. Даже Мария, молодая и не в меру любопытная кухарка, которая вечно сновала по дому, и той ни слуху, ни духу. Дом будто вымер. Его хозяин, уже проклинающий себя за то, что вообще открыл рот, а не молча вышел на улицу, решил отложить этот вопрос на потом. Тем более, что в тот момент его больше заботило другое: где все его родные? Сначала Антон ведет себя как вышедший из ума параноик, потом он пропадает в лесу, в который не может попасть Дима, ну и в завершении всего их отец и дядя убегают непойми куда, наказав ему (Диме!!!) оставаться дома! Вот теперь нет и их! Отлично, мать его! Теперь осталось только самому куда-нибудь потеряться! Закрыв дверь столовой (которую он проверил еще раз – безуспешно), Дима направился к двери, собственно, для того чтобы «потеряться». Не отставать, так сказать, от коллектива. Открывая входную дверь, Дмитрий был рад только одному: паника отступила. Снаружи уже вовсю властвовал вечер: сумерки сгущались, лес становился все более темным и мрачным, а Стоун-идвич и вовсе скрылась из виду, словно замок просто вырастал из темноты и ничего и никогда его не окружало. Дима поглядел по сторонам и пошел вниз по склону в том направлении, где мог получить хоть какие-то ответы – в ту самую скрытую в темноте деревню Стоун-идвич.
- Эй! – во все горло крикнул он на подходе к деревне в надежде, что старик хотя бы фонарь включит. Не видно ж нихрена!
Реакции не было, только громко заухала какая-то птица.
- Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима. Он уже догадывался, что толку это не принесет, но выхода все равно не было. Поэтому он продолжал:
- Стари-и-и-и-и-ик! – прозвучал в темноте его настойчивый голос. – Ты где, родной?
- Да здесь я, здесь, - старик оказался прямо за спиной у Димы. Его насмешливый голос чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.
- Фу-у-ф, - ошарашено выдохнул Саев, но старик, вытащив из-за спины фонарь, приложил палец к губам. Затем осмотрелся по сторонам и жестом поманил Диму.
Судя по тому, что было освещено фонарем в руках старика, они направлялись к нему домой. Чему, по правде говоря, Дима был несказанно рад - болтаться в темноте по улице не хотелось абсолютно. Тем более одному. Куда лучше было бы обсудить за столом со всеми план дальнейших действий и, собственно, следовать ему. Идя за поводырем, Дима был абсолютно уверен, что там, в доме у старика, сейчас собрались и его родные, включая Антона. Он себе представлял старшего брата, лежащего на койке с перевязанной ногой, притворно стонущего шутки ради. Он себе представлял отца, что-то втирающего своему нерадивому сыну и Джона, поддакивающего, но из-за спины друга подмигивающего племянникам. Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды, когда они со стариком вошли в его дом. Пустой дом. Никого! Ни Джона, ни отца, ни Антона. Дима вопросительно посмотрел на старика, но тот храня молчание закрыл дверь, также молча поставил фонарь на небольшой столик в прихожей и, все также не говоря ни слова, подошел к чему-то напоминающему камин. Несколько секунд, и с той стороны комнаты донеслось потрескивание и теплое дуновение.

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.08.2011 в 21:46
Сообщениеа чой-то меня никто не ругает?))))

Первые несколько секунд Дима просто смотрел в никуда, давая глазам возможность привыкнуть к темноте. Вскоре воображение нарисовало стену коридора (очень широкого, больше даже похожего на зал, нежели на коридор) и какое-то углубление в ней, совсем неподалеку, буквально в двух шагах. Сделав их, Дима провел ладонью по стене и нащупал дверцу. Маленькую, высотой всего метр, ну или чуть больше. Этакий собачий лаз, вот только собачка обещалась быть размером с быка. В тот момент его захватили те же смешанные чувства, что и в ночь, когда они с братом стояли у входа в лес. Тот же страх сплетенный с любопытством и жаждой нового. Вот только теперь, памятуя о событиях тех дней, Дима с меньшей охотой собирался познавать это самое «новое». Когда каждый твой шаг может оказаться последним, поневоле начинаешь задумываться о последствиях. А вслед за этим априори появляются сомнения, что рано или поздно приведет к страху.
Звук, донесшийся из-за двери вывел Диму из размышлений. Вначале послышалось копошение, но затем – и он даже отпрыгнул от дверцы – страшный рев, рычания и грохот такой силы, словно по ту сторону темноты бесновался дракон. Все заходило ходуном, началось, ни дать ни взять, землетрясение: пол завибрировал, стена, на которую облокотился пошатнувшийся Саев, накалилась и тоже стала вибрировать. Появилось предательское ощущение, что еще немного и Дима просто окажется погребенным под этими стенами. «Значит надо выбираться», - логично предположил он.
- Как? – выдохнул Дима сразу после того, как огляделся.
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена. Не пропал только рев страшного животного, а Саев был уверен, что это именно животное, а не завывания ветра или еще какая-нибудь чушь, измененная игрой воображения. Нет, в стенах замка заточено чудовище, и он, Дима, сейчас находится ближе всех к нему. И его это отнюдь не радует. Содрогания окружающей среды продолжались, поэтому оставаться здесь было уже слишком опасно. Нужно было бежать куда глаза глядят: и, если стены смогли появиться они смогут и исчезнуть. Притянуто за уши, конечно, но Дима уже не думал об этом. Он просто бежал вперед, крутясь как волчок на содрогающемся полу. Радостно вскрикнув, он выбежал из коридора и втянул ноздрями прохладный воздух холла. Быстрым шагом спустившись по лестнице, он все-таки не удержался и оглянулся на коридор: просто темно, не более того. Больше не оборачиваясь и спускаясь по лестнице, окликнул дворецкого. Ответа не последовало, и, ожидая прихода Бартона, Дима замедлил ход. Признаться самому себе, он не знал, зачем позвал дворецкого. Возможно, порыв души, а может остатки страха. Кто знает? Однако, парень его позвал, и проблема заключалась в том, что Фред не спешил к нему.
- Фред! – крикнул хозяин.
Он поочередно открыл двери, ведущие из холла в другие части дома: гостиную, кухню, вторую столовую, где обычно просто перекусывали; в боковую комнату, где хранится необходимая в ближайшее время выпивка. В каждой из этих комнат звучал голос Димы, зовущий дворецкого, и каждая была абсолютно пуста. Ни прислуги, ни дворецкого. Даже Мария, молодая и не в меру любопытная кухарка, которая вечно сновала по дому, и той ни слуху, ни духу. Дом будто вымер. Его хозяин, уже проклинающий себя за то, что вообще открыл рот, а не молча вышел на улицу, решил отложить этот вопрос на потом. Тем более, что в тот момент его больше заботило другое: где все его родные? Сначала Антон ведет себя как вышедший из ума параноик, потом он пропадает в лесу, в который не может попасть Дима, ну и в завершении всего их отец и дядя убегают непойми куда, наказав ему (Диме!!!) оставаться дома! Вот теперь нет и их! Отлично, мать его! Теперь осталось только самому куда-нибудь потеряться! Закрыв дверь столовой (которую он проверил еще раз – безуспешно), Дима направился к двери, собственно, для того чтобы «потеряться». Не отставать, так сказать, от коллектива. Открывая входную дверь, Дмитрий был рад только одному: паника отступила. Снаружи уже вовсю властвовал вечер: сумерки сгущались, лес становился все более темным и мрачным, а Стоун-идвич и вовсе скрылась из виду, словно замок просто вырастал из темноты и ничего и никогда его не окружало. Дима поглядел по сторонам и пошел вниз по склону в том направлении, где мог получить хоть какие-то ответы – в ту самую скрытую в темноте деревню Стоун-идвич.
- Эй! – во все горло крикнул он на подходе к деревне в надежде, что старик хотя бы фонарь включит. Не видно ж нихрена!
Реакции не было, только громко заухала какая-то птица.
- Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима. Он уже догадывался, что толку это не принесет, но выхода все равно не было. Поэтому он продолжал:
- Стари-и-и-и-и-ик! – прозвучал в темноте его настойчивый голос. – Ты где, родной?
- Да здесь я, здесь, - старик оказался прямо за спиной у Димы. Его насмешливый голос чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.
- Фу-у-ф, - ошарашено выдохнул Саев, но старик, вытащив из-за спины фонарь, приложил палец к губам. Затем осмотрелся по сторонам и жестом поманил Диму.
Судя по тому, что было освещено фонарем в руках старика, они направлялись к нему домой. Чему, по правде говоря, Дима был несказанно рад - болтаться в темноте по улице не хотелось абсолютно. Тем более одному. Куда лучше было бы обсудить за столом со всеми план дальнейших действий и, собственно, следовать ему. Идя за поводырем, Дима был абсолютно уверен, что там, в доме у старика, сейчас собрались и его родные, включая Антона. Он себе представлял старшего брата, лежащего на койке с перевязанной ногой, притворно стонущего шутки ради. Он себе представлял отца, что-то втирающего своему нерадивому сыну и Джона, поддакивающего, но из-за спины друга подмигивающего племянникам. Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды, когда они со стариком вошли в его дом. Пустой дом. Никого! Ни Джона, ни отца, ни Антона. Дима вопросительно посмотрел на старика, но тот храня молчание закрыл дверь, также молча поставил фонарь на небольшой столик в прихожей и, все также не говоря ни слова, подошел к чему-то напоминающему камин. Несколько секунд, и с той стороны комнаты донеслось потрескивание и теплое дуновение.

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.08.2011 в 21:46
СамираДата: Пятница, 05.08.2011, 23:20 | Сообщение # 113
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Табыч)
чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.


ohoho Табыч, через какое место? biggrin

Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?


А ты хочешь? smile Нет уж, я просто читатель.


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Табыч)
чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.


ohoho Табыч, через какое место? biggrin

Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?


А ты хочешь? smile Нет уж, я просто читатель.

Автор - Самира
Дата добавления - 05.08.2011 в 23:20
Сообщение
Quote (Табыч)
чуть не заставил Диму выронить остатки сердца себе в штаны.


ohoho Табыч, через какое место? biggrin

Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?


А ты хочешь? smile Нет уж, я просто читатель.

Автор - Самира
Дата добавления - 05.08.2011 в 23:20
ТабычДата: Суббота, 06.08.2011, 22:44 | Сообщение # 114
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Самира)
Табыч, через какое место?

именно через это)))))

Quote (Самира)
А ты хочешь?

еще как))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Самира)
Табыч, через какое место?

именно через это)))))

Quote (Самира)
А ты хочешь?

еще как))

Автор - Табыч
Дата добавления - 06.08.2011 в 22:44
Сообщение
Quote (Самира)
Табыч, через какое место?

именно через это)))))

Quote (Самира)
А ты хочешь?

еще как))

Автор - Табыч
Дата добавления - 06.08.2011 в 22:44
АнаитДата: Суббота, 06.08.2011, 23:07 | Сообщение # 115
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?))))
щас буду
Quote (Табыч)
не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах.
я-то поняла, что полы халата, но написано коряво.
Quote (Табыч)
Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
Этот кусок понравился. Вот так и надо ВСЕГДА!!!
Quote (Табыч)
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена.
многовато стен... Знаешь, как это перевести? "исчезли двери и окна, вокруг были голые стены"
Quote (Табыч)
Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима.
как выглядят "вековой давности грядки"? Никак - как поле ровное. Это я как дачница со стажем говорю))
Quote (Табыч)
Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды,
но возможно радости, хотя быть может жалости, или просто усталости, не уверена, но было похоже на разочарование, некоторые утверждали, что слышались нотки ужаса... Ты меня понял??? Конкретнее и точнее: "Из его уст вырвался возглас удивления и обиды..."
Quote (Табыч)
подошел к чему-то напоминающему камин.
то же самое. Что-то напоминающее сигарету может оказаться в равной степени шариковой ручкой, печеньем "соломка", или прутиком... Почему не сказать просто - подошел к камину? С чем можно спутать камин???
Усе на сегодня. Кстати, намного лучше раз от раза. Будь короче и конкретней, называй вещи своими именами, как в том куске, что я отметила. Жду продолжения! smile



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?))))
щас буду
Quote (Табыч)
не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах.
я-то поняла, что полы халата, но написано коряво.
Quote (Табыч)
Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
Этот кусок понравился. Вот так и надо ВСЕГДА!!!
Quote (Табыч)
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена.
многовато стен... Знаешь, как это перевести? "исчезли двери и окна, вокруг были голые стены"
Quote (Табыч)
Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима.
как выглядят "вековой давности грядки"? Никак - как поле ровное. Это я как дачница со стажем говорю))
Quote (Табыч)
Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды,
но возможно радости, хотя быть может жалости, или просто усталости, не уверена, но было похоже на разочарование, некоторые утверждали, что слышались нотки ужаса... Ты меня понял??? Конкретнее и точнее: "Из его уст вырвался возглас удивления и обиды..."
Quote (Табыч)
подошел к чему-то напоминающему камин.
то же самое. Что-то напоминающее сигарету может оказаться в равной степени шариковой ручкой, печеньем "соломка", или прутиком... Почему не сказать просто - подошел к камину? С чем можно спутать камин???
Усе на сегодня. Кстати, намного лучше раз от раза. Будь короче и конкретней, называй вещи своими именами, как в том куске, что я отметила. Жду продолжения! smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 06.08.2011 в 23:07
Сообщение
Quote (Табыч)
а чой-то меня никто не ругает?))))
щас буду
Quote (Табыч)
не обращая внимания на халат, мешающийся в ногах.
я-то поняла, что полы халата, но написано коряво.
Quote (Табыч)
Куда делись те спокойные и ироничные нотки отцовских интонаций? И именно в тот момент, стоя как истукан в опустевшем холле и прокручивая в памяти последние фрагменты, Дима по-настоящему испугался. Он подумал, что вероятность того, что действительно случилась беда, слишком велика.
Этот кусок понравился. Вот так и надо ВСЕГДА!!!
Quote (Табыч)
Позади него была стена. Впереди него тоже была стена. По бокам от него были стены. Они были всюду. Исчезла даже дверца, на ее месте оказалась чертова голая стена.
многовато стен... Знаешь, как это перевести? "исчезли двери и окна, вокруг были голые стены"
Quote (Табыч)
Папаша! – бесцеремонно ступая по чьим-то вековой давности грядкам, продолжал дозываться Дима.
как выглядят "вековой давности грядки"? Никак - как поле ровное. Это я как дачница со стажем говорю))
Quote (Табыч)
Из его уст вырвался возглас разочарования. Нет, возглас удивления. А может и обиды,
но возможно радости, хотя быть может жалости, или просто усталости, не уверена, но было похоже на разочарование, некоторые утверждали, что слышались нотки ужаса... Ты меня понял??? Конкретнее и точнее: "Из его уст вырвался возглас удивления и обиды..."
Quote (Табыч)
подошел к чему-то напоминающему камин.
то же самое. Что-то напоминающее сигарету может оказаться в равной степени шариковой ручкой, печеньем "соломка", или прутиком... Почему не сказать просто - подошел к камину? С чем можно спутать камин???
Усе на сегодня. Кстати, намного лучше раз от раза. Будь короче и конкретней, называй вещи своими именами, как в том куске, что я отметила. Жду продолжения! smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 06.08.2011 в 23:07
ТабычДата: Воскресенье, 07.08.2011, 01:20 | Сообщение # 116
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо большущее)))))
продолжение завтра скину, если успею))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСпасибо большущее)))))
продолжение завтра скину, если успею))

Автор - Табыч
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:20
СообщениеСпасибо большущее)))))
продолжение завтра скину, если успею))

Автор - Табыч
Дата добавления - 07.08.2011 в 01:20
ТабычДата: Воскресенье, 07.08.2011, 12:16 | Сообщение # 117
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Урра)) Сегодня выходной!!))))
Можно графоманить)))

Продолжение:

- Что..? – не выдержав, решил задать вполне логичный вопрос Дима, но старик жестом остановил его.
Он рылся в ящиках, бухтя что-то себе под нос и сопя, как носорог. Однако Диме было глубоко наплевать на все эти конспирации, поэтому он еще более настойчиво повторил вопрос. Старик подскочил к нему с необычайной прытью и одной рукой закрыл ему рот, а другой снова приложил палец к губам. Глаза, которые посмотрели в этот момент на Диму, были пропитаны страхом, поэтому он послушался. Когда старик вернулся к своему прежнему занятию, Дима уселся на свободный стул, рассматривая интерьер. Та комната, в которой они пребывали, скорее всего, была и столовой и гостиной и прихожей. Все вокруг было увешано и уставлено полочками, ящичками, тумбочками. Дима боялся даже представить себе, чем они заполнены. Периодически косясь на старика – он продолжал рыскать по ящикам в поисках чего-то – Дмитрий прогуливался взад-вперед по комнате и заглядывал в остальные помещения. Их оказалось три: первое, судя по всему, служило спальней (единственной мебелью там была железная кровать), второе – кухней, а третье было чем-то вроде буферной зоны между гостиной и винтовой лестницей на второй этаж. Выглядела она очень опасно, поэтому подниматься Дима не рискнул.
Пока Саев рассматривал винтовое «средство самоубийства», копошение сзади прекратилось, и раздался радостный вздох. Уже ученый Дима резко обернулся: старик наклонился над камином со свертком – Диму передернуло – в руках. Размотав его, хозяин плеснул в камин какого-то порошка. Пламя взметнулось, чуть-чуть не побрив невнимательного старика, и в комнате стало в несколько раз теплее и уютней. Единственное, чего не понял тогда Дима, так это зачем было столько ухищрений и мучений. Он поймал на себе взгляд старика – такой, словно хозяин первый раз видит своего гостя.
- Проходи, садись, - жестом указав на стул, попросил старик.
- Я понимаю, что ты хочешь спросить, - сказал он, когда Дима уселся напротив. – Что произошло с твоим братом, не так ли?
Парень коротко кивнул.
- Понимаю, - повторил мужчина, глядя на гостя сверху вниз (кресло его было слишком высоким, что создавало ощущение трона).
«Он тянет время», - подумал Дима и вслух сказал:
- Да, ну и..?
- Я могу объяснить тебе кое-что. Не все, - чуть громче обычного сказал старик, затем продолжил привычным тоном: - но кое-что смогу.
Дима красноречиво молчал.
- Прежде всего, знай – твой брат жив здоров!
- Где он? – моментально подскочил Дима.
- Успокойся!
Старик положил руку гостю на плечо. Дима мгновенно расслабился (наверно старик обладает гипнозом) и сел на место.
- Твой брат в данный момент находится вне зоны досягаемости. То, что вы разбудили, - парень напрягся и превратился во внимание, - способно на многое. Даже на подобные похищения.
- Что случилось? – подался вперед Дима. Его лицо обдало жаром из камина, но он не отпрянул. Даже когда его глаза встретились с глазами старика. Тяжелый взгляд. Выдержал.
- Его забрала сила, к которой он прикоснулся, - туманно ответил старик и, увидев, как Дима раскрывает рот, поспешно добавил: - Вот все, что я могу тебе сказать. Пока. Остальное потом.
Дима понял, что спорить бесполезно, поэтому спросил только, когда это «потом» настанет.
- Скоро, - сказал старец, но, правильно поняв разочарованно-скептическое выражение лица гостя, продолжил: - Нет, действительно скоро. Я думаю, даже раньше, чем ты бы этого хотел.
И он улыбнулся, обезоружив тем самым Диму. Младший брат был добрее старшего, поэтому ценил настоящие улыбки, тогда как Антон не верил ничему в принципе. Или хотел таким казаться, никто этого не знал наверняка.
- Где мой отец? – Дима старался не выйти из себя. Пока успешно. – Где Джон?
- Они ушли на поиски Антона, - сказал старик таким тоном, каким обычно объясняют очевидные вещи. – Советую тебе вернуться домой и лечь спать. Родным ты все равно не поможешь. Мало того, ты их сейчас и не найдешь. Так что давай-ка иди домой. Это лучшее, что сейчас нужно сделать. К тому же пока луна не скрылась.
И он кивнул на окно. Действительно, на улице, не смотря на час, было необычайно светло – то луна благоприятно освещала дороги.
- Хорошо, - слегка успокоившись, кивнул Дима.
Он встал и, подойдя, было, к двери, вдруг остановился.
- А как тебя зовут?
- Элиус, - слегка поклонился старик. – Но зови меня Эл!
- Хорошо Эл, - Дима открыл дверь и, глядя в ночь, спросил: - Почему же это происходит именно с нами, а Эл? Почему?..
- Потому что мы родились, мальчик. Ни больше, ни меньше.
И Дима пошел в сторону дома, все размышляя о случившемся. Он прекрасно знал, что назад пути нет, но будущее их казалось настолько туманным, что шагать вперед было все страшнее и страшнее. Он вспоминал те беззаботные деньки, когда они еще не знали ни о каком наследстве, ни о каком доме, ни о каком Западном Лесе, или несуществующем чердаке. Каждый из этих пунктов мог стать началом их кошмара. А может и любой другой, как, допустим, смерть деда. А может, Элиус прав, и само их рождение качнуло этот чертов маятник?
Дима шел, совершенно не глядя под ноги. Какая-то коряга на земле слегка изменила его движение. А руки, которые, Слава Богу, иногда находятся не в карманах, помогли ему хотя бы не наглотаться земли. Пока он лежал, его распирало от смеха. Нервного смеха человека, которому достался на распродаже самый идиотский и невезучий день, но который возврату не подлежит.
Внезапно, смех прервался. Небольшая тучка, до этого слегка заслонявшая лунный свет, наконец, отошла, и в этом свете открылась та часть земли, на которой и распластался Дима. Дело было в том, что осветилась не только земля и коряги на ней, нет! На земле, буквально в двух шагах от себя Дима увидел следы! Молниеносно подскочив к ним и вглядевшись, он обомлел: по земле тянулась вереница из двух пар следов. Одни принадлежали человеку, а вот другие… Длина составляла добрых полметра, а то и больше. Насколько Дима мог разглядеть в лунном свете, это были следы когтистых лап, а глубина их говорила о том, что животное просто огромное. Мельком глянув на человеческие следы, Саев не увидел ничего особенного, кроме того, что левый след был заметно глубже правого. Оглядевшись, он с ужасом отметил новый факт: следы начинались с пустого места. Так словно их обладатели просто появились здесь. А вот заканчивались … в замке! Сглотнув, Дима быстрым и уверенным шагом направился ко входу. По пути он слышал только треск флюгера на одной из башенок да стук собственного сердца. Но и эти звуки оглушали его. Подойдя, он с некоторым облегчением вздохнул: следы прерывались в метре от лестницы парадного входа. Кто бы это ни был, но в замок он не попал. Однако, Дима взбежал по лестнице и, распахнув дверь, прислушался к звукам внутри дома. Тишина. Только завывания ветра в вентиляции. Что было сил, захлопнул парадную дверь и побежал в свою комнату. Оказавшись внутри, он увидел пачку сигарет на полке.
- Это дело надо закурить, - тихо произнес он, раскуривая сигарету и потихоньку успокаиваясь.
Конечно, он знал, что это ощущение – всего лишь иллюзия, но в тот момент даже иллюзия спокойствия была манной небесной. Докурив, он затушил хабарик в чашке холодного чая и, не раздеваясь, рухнул на кровать.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеУрра)) Сегодня выходной!!))))
Можно графоманить)))

Продолжение:

- Что..? – не выдержав, решил задать вполне логичный вопрос Дима, но старик жестом остановил его.
Он рылся в ящиках, бухтя что-то себе под нос и сопя, как носорог. Однако Диме было глубоко наплевать на все эти конспирации, поэтому он еще более настойчиво повторил вопрос. Старик подскочил к нему с необычайной прытью и одной рукой закрыл ему рот, а другой снова приложил палец к губам. Глаза, которые посмотрели в этот момент на Диму, были пропитаны страхом, поэтому он послушался. Когда старик вернулся к своему прежнему занятию, Дима уселся на свободный стул, рассматривая интерьер. Та комната, в которой они пребывали, скорее всего, была и столовой и гостиной и прихожей. Все вокруг было увешано и уставлено полочками, ящичками, тумбочками. Дима боялся даже представить себе, чем они заполнены. Периодически косясь на старика – он продолжал рыскать по ящикам в поисках чего-то – Дмитрий прогуливался взад-вперед по комнате и заглядывал в остальные помещения. Их оказалось три: первое, судя по всему, служило спальней (единственной мебелью там была железная кровать), второе – кухней, а третье было чем-то вроде буферной зоны между гостиной и винтовой лестницей на второй этаж. Выглядела она очень опасно, поэтому подниматься Дима не рискнул.
Пока Саев рассматривал винтовое «средство самоубийства», копошение сзади прекратилось, и раздался радостный вздох. Уже ученый Дима резко обернулся: старик наклонился над камином со свертком – Диму передернуло – в руках. Размотав его, хозяин плеснул в камин какого-то порошка. Пламя взметнулось, чуть-чуть не побрив невнимательного старика, и в комнате стало в несколько раз теплее и уютней. Единственное, чего не понял тогда Дима, так это зачем было столько ухищрений и мучений. Он поймал на себе взгляд старика – такой, словно хозяин первый раз видит своего гостя.
- Проходи, садись, - жестом указав на стул, попросил старик.
- Я понимаю, что ты хочешь спросить, - сказал он, когда Дима уселся напротив. – Что произошло с твоим братом, не так ли?
Парень коротко кивнул.
- Понимаю, - повторил мужчина, глядя на гостя сверху вниз (кресло его было слишком высоким, что создавало ощущение трона).
«Он тянет время», - подумал Дима и вслух сказал:
- Да, ну и..?
- Я могу объяснить тебе кое-что. Не все, - чуть громче обычного сказал старик, затем продолжил привычным тоном: - но кое-что смогу.
Дима красноречиво молчал.
- Прежде всего, знай – твой брат жив здоров!
- Где он? – моментально подскочил Дима.
- Успокойся!
Старик положил руку гостю на плечо. Дима мгновенно расслабился (наверно старик обладает гипнозом) и сел на место.
- Твой брат в данный момент находится вне зоны досягаемости. То, что вы разбудили, - парень напрягся и превратился во внимание, - способно на многое. Даже на подобные похищения.
- Что случилось? – подался вперед Дима. Его лицо обдало жаром из камина, но он не отпрянул. Даже когда его глаза встретились с глазами старика. Тяжелый взгляд. Выдержал.
- Его забрала сила, к которой он прикоснулся, - туманно ответил старик и, увидев, как Дима раскрывает рот, поспешно добавил: - Вот все, что я могу тебе сказать. Пока. Остальное потом.
Дима понял, что спорить бесполезно, поэтому спросил только, когда это «потом» настанет.
- Скоро, - сказал старец, но, правильно поняв разочарованно-скептическое выражение лица гостя, продолжил: - Нет, действительно скоро. Я думаю, даже раньше, чем ты бы этого хотел.
И он улыбнулся, обезоружив тем самым Диму. Младший брат был добрее старшего, поэтому ценил настоящие улыбки, тогда как Антон не верил ничему в принципе. Или хотел таким казаться, никто этого не знал наверняка.
- Где мой отец? – Дима старался не выйти из себя. Пока успешно. – Где Джон?
- Они ушли на поиски Антона, - сказал старик таким тоном, каким обычно объясняют очевидные вещи. – Советую тебе вернуться домой и лечь спать. Родным ты все равно не поможешь. Мало того, ты их сейчас и не найдешь. Так что давай-ка иди домой. Это лучшее, что сейчас нужно сделать. К тому же пока луна не скрылась.
И он кивнул на окно. Действительно, на улице, не смотря на час, было необычайно светло – то луна благоприятно освещала дороги.
- Хорошо, - слегка успокоившись, кивнул Дима.
Он встал и, подойдя, было, к двери, вдруг остановился.
- А как тебя зовут?
- Элиус, - слегка поклонился старик. – Но зови меня Эл!
- Хорошо Эл, - Дима открыл дверь и, глядя в ночь, спросил: - Почему же это происходит именно с нами, а Эл? Почему?..
- Потому что мы родились, мальчик. Ни больше, ни меньше.
И Дима пошел в сторону дома, все размышляя о случившемся. Он прекрасно знал, что назад пути нет, но будущее их казалось настолько туманным, что шагать вперед было все страшнее и страшнее. Он вспоминал те беззаботные деньки, когда они еще не знали ни о каком наследстве, ни о каком доме, ни о каком Западном Лесе, или несуществующем чердаке. Каждый из этих пунктов мог стать началом их кошмара. А может и любой другой, как, допустим, смерть деда. А может, Элиус прав, и само их рождение качнуло этот чертов маятник?
Дима шел, совершенно не глядя под ноги. Какая-то коряга на земле слегка изменила его движение. А руки, которые, Слава Богу, иногда находятся не в карманах, помогли ему хотя бы не наглотаться земли. Пока он лежал, его распирало от смеха. Нервного смеха человека, которому достался на распродаже самый идиотский и невезучий день, но который возврату не подлежит.
Внезапно, смех прервался. Небольшая тучка, до этого слегка заслонявшая лунный свет, наконец, отошла, и в этом свете открылась та часть земли, на которой и распластался Дима. Дело было в том, что осветилась не только земля и коряги на ней, нет! На земле, буквально в двух шагах от себя Дима увидел следы! Молниеносно подскочив к ним и вглядевшись, он обомлел: по земле тянулась вереница из двух пар следов. Одни принадлежали человеку, а вот другие… Длина составляла добрых полметра, а то и больше. Насколько Дима мог разглядеть в лунном свете, это были следы когтистых лап, а глубина их говорила о том, что животное просто огромное. Мельком глянув на человеческие следы, Саев не увидел ничего особенного, кроме того, что левый след был заметно глубже правого. Оглядевшись, он с ужасом отметил новый факт: следы начинались с пустого места. Так словно их обладатели просто появились здесь. А вот заканчивались … в замке! Сглотнув, Дима быстрым и уверенным шагом направился ко входу. По пути он слышал только треск флюгера на одной из башенок да стук собственного сердца. Но и эти звуки оглушали его. Подойдя, он с некоторым облегчением вздохнул: следы прерывались в метре от лестницы парадного входа. Кто бы это ни был, но в замок он не попал. Однако, Дима взбежал по лестнице и, распахнув дверь, прислушался к звукам внутри дома. Тишина. Только завывания ветра в вентиляции. Что было сил, захлопнул парадную дверь и побежал в свою комнату. Оказавшись внутри, он увидел пачку сигарет на полке.
- Это дело надо закурить, - тихо произнес он, раскуривая сигарету и потихоньку успокаиваясь.
Конечно, он знал, что это ощущение – всего лишь иллюзия, но в тот момент даже иллюзия спокойствия была манной небесной. Докурив, он затушил хабарик в чашке холодного чая и, не раздеваясь, рухнул на кровать.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»

Автор - Табыч
Дата добавления - 07.08.2011 в 12:16
СообщениеУрра)) Сегодня выходной!!))))
Можно графоманить)))

Продолжение:

- Что..? – не выдержав, решил задать вполне логичный вопрос Дима, но старик жестом остановил его.
Он рылся в ящиках, бухтя что-то себе под нос и сопя, как носорог. Однако Диме было глубоко наплевать на все эти конспирации, поэтому он еще более настойчиво повторил вопрос. Старик подскочил к нему с необычайной прытью и одной рукой закрыл ему рот, а другой снова приложил палец к губам. Глаза, которые посмотрели в этот момент на Диму, были пропитаны страхом, поэтому он послушался. Когда старик вернулся к своему прежнему занятию, Дима уселся на свободный стул, рассматривая интерьер. Та комната, в которой они пребывали, скорее всего, была и столовой и гостиной и прихожей. Все вокруг было увешано и уставлено полочками, ящичками, тумбочками. Дима боялся даже представить себе, чем они заполнены. Периодически косясь на старика – он продолжал рыскать по ящикам в поисках чего-то – Дмитрий прогуливался взад-вперед по комнате и заглядывал в остальные помещения. Их оказалось три: первое, судя по всему, служило спальней (единственной мебелью там была железная кровать), второе – кухней, а третье было чем-то вроде буферной зоны между гостиной и винтовой лестницей на второй этаж. Выглядела она очень опасно, поэтому подниматься Дима не рискнул.
Пока Саев рассматривал винтовое «средство самоубийства», копошение сзади прекратилось, и раздался радостный вздох. Уже ученый Дима резко обернулся: старик наклонился над камином со свертком – Диму передернуло – в руках. Размотав его, хозяин плеснул в камин какого-то порошка. Пламя взметнулось, чуть-чуть не побрив невнимательного старика, и в комнате стало в несколько раз теплее и уютней. Единственное, чего не понял тогда Дима, так это зачем было столько ухищрений и мучений. Он поймал на себе взгляд старика – такой, словно хозяин первый раз видит своего гостя.
- Проходи, садись, - жестом указав на стул, попросил старик.
- Я понимаю, что ты хочешь спросить, - сказал он, когда Дима уселся напротив. – Что произошло с твоим братом, не так ли?
Парень коротко кивнул.
- Понимаю, - повторил мужчина, глядя на гостя сверху вниз (кресло его было слишком высоким, что создавало ощущение трона).
«Он тянет время», - подумал Дима и вслух сказал:
- Да, ну и..?
- Я могу объяснить тебе кое-что. Не все, - чуть громче обычного сказал старик, затем продолжил привычным тоном: - но кое-что смогу.
Дима красноречиво молчал.
- Прежде всего, знай – твой брат жив здоров!
- Где он? – моментально подскочил Дима.
- Успокойся!
Старик положил руку гостю на плечо. Дима мгновенно расслабился (наверно старик обладает гипнозом) и сел на место.
- Твой брат в данный момент находится вне зоны досягаемости. То, что вы разбудили, - парень напрягся и превратился во внимание, - способно на многое. Даже на подобные похищения.
- Что случилось? – подался вперед Дима. Его лицо обдало жаром из камина, но он не отпрянул. Даже когда его глаза встретились с глазами старика. Тяжелый взгляд. Выдержал.
- Его забрала сила, к которой он прикоснулся, - туманно ответил старик и, увидев, как Дима раскрывает рот, поспешно добавил: - Вот все, что я могу тебе сказать. Пока. Остальное потом.
Дима понял, что спорить бесполезно, поэтому спросил только, когда это «потом» настанет.
- Скоро, - сказал старец, но, правильно поняв разочарованно-скептическое выражение лица гостя, продолжил: - Нет, действительно скоро. Я думаю, даже раньше, чем ты бы этого хотел.
И он улыбнулся, обезоружив тем самым Диму. Младший брат был добрее старшего, поэтому ценил настоящие улыбки, тогда как Антон не верил ничему в принципе. Или хотел таким казаться, никто этого не знал наверняка.
- Где мой отец? – Дима старался не выйти из себя. Пока успешно. – Где Джон?
- Они ушли на поиски Антона, - сказал старик таким тоном, каким обычно объясняют очевидные вещи. – Советую тебе вернуться домой и лечь спать. Родным ты все равно не поможешь. Мало того, ты их сейчас и не найдешь. Так что давай-ка иди домой. Это лучшее, что сейчас нужно сделать. К тому же пока луна не скрылась.
И он кивнул на окно. Действительно, на улице, не смотря на час, было необычайно светло – то луна благоприятно освещала дороги.
- Хорошо, - слегка успокоившись, кивнул Дима.
Он встал и, подойдя, было, к двери, вдруг остановился.
- А как тебя зовут?
- Элиус, - слегка поклонился старик. – Но зови меня Эл!
- Хорошо Эл, - Дима открыл дверь и, глядя в ночь, спросил: - Почему же это происходит именно с нами, а Эл? Почему?..
- Потому что мы родились, мальчик. Ни больше, ни меньше.
И Дима пошел в сторону дома, все размышляя о случившемся. Он прекрасно знал, что назад пути нет, но будущее их казалось настолько туманным, что шагать вперед было все страшнее и страшнее. Он вспоминал те беззаботные деньки, когда они еще не знали ни о каком наследстве, ни о каком доме, ни о каком Западном Лесе, или несуществующем чердаке. Каждый из этих пунктов мог стать началом их кошмара. А может и любой другой, как, допустим, смерть деда. А может, Элиус прав, и само их рождение качнуло этот чертов маятник?
Дима шел, совершенно не глядя под ноги. Какая-то коряга на земле слегка изменила его движение. А руки, которые, Слава Богу, иногда находятся не в карманах, помогли ему хотя бы не наглотаться земли. Пока он лежал, его распирало от смеха. Нервного смеха человека, которому достался на распродаже самый идиотский и невезучий день, но который возврату не подлежит.
Внезапно, смех прервался. Небольшая тучка, до этого слегка заслонявшая лунный свет, наконец, отошла, и в этом свете открылась та часть земли, на которой и распластался Дима. Дело было в том, что осветилась не только земля и коряги на ней, нет! На земле, буквально в двух шагах от себя Дима увидел следы! Молниеносно подскочив к ним и вглядевшись, он обомлел: по земле тянулась вереница из двух пар следов. Одни принадлежали человеку, а вот другие… Длина составляла добрых полметра, а то и больше. Насколько Дима мог разглядеть в лунном свете, это были следы когтистых лап, а глубина их говорила о том, что животное просто огромное. Мельком глянув на человеческие следы, Саев не увидел ничего особенного, кроме того, что левый след был заметно глубже правого. Оглядевшись, он с ужасом отметил новый факт: следы начинались с пустого места. Так словно их обладатели просто появились здесь. А вот заканчивались … в замке! Сглотнув, Дима быстрым и уверенным шагом направился ко входу. По пути он слышал только треск флюгера на одной из башенок да стук собственного сердца. Но и эти звуки оглушали его. Подойдя, он с некоторым облегчением вздохнул: следы прерывались в метре от лестницы парадного входа. Кто бы это ни был, но в замок он не попал. Однако, Дима взбежал по лестнице и, распахнув дверь, прислушался к звукам внутри дома. Тишина. Только завывания ветра в вентиляции. Что было сил, захлопнул парадную дверь и побежал в свою комнату. Оказавшись внутри, он увидел пачку сигарет на полке.
- Это дело надо закурить, - тихо произнес он, раскуривая сигарету и потихоньку успокаиваясь.
Конечно, он знал, что это ощущение – всего лишь иллюзия, но в тот момент даже иллюзия спокойствия была манной небесной. Докурив, он затушил хабарик в чашке холодного чая и, не раздеваясь, рухнул на кровать.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»

Автор - Табыч
Дата добавления - 07.08.2011 в 12:16
ТабычДата: Вторник, 09.08.2011, 18:15 | Сообщение # 118
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Глава 2
Первые сюрпризы.


Дождь барабанил по потолку. Все еще не проснувшись, молодой человек потряс головой, словно хотел собрать в кучу все мысли и прислушался. Кроме звука бьющихся о крышу каплей, ничего расслышать не удалось. Щель между дверью и полом была единственной полоской света в комнате, поэтому и, как следует, осмотреться тоже не вышло. Еле справившись с утренней одышкой, Антон ощупал себя.
- Я спал в одежде, - просипел он, зачем-то закрыв глаза ладонью.
Затем похлопал свободной рукой по спальному месту. Удивления в его следующей фразе было еще больше, чем в предыдущей:
- Я спал на этом?
Он нащупал коробки, железные прутья и куча другого хлама, что так часто присутствует в наших кладовках. Но не спать же на этом!
Антон пока не решался подняться, все еще приходя в себя. Напрягши память, он составлял цепочку событий прошлого дня.
- О-о-ох.
Ничего нового он так и не вспомнил, все тот же туман. Как проклятие какое-то.
– А может это и есть проклятье? – совершенно бесцветным шепотом произнес Антон. Его уже настолько все осточертело, что даже очевидные решения казались бессмысленными. И неинтересными. Медный перестук над головой успокаивал нервы и приводил в порядок мысли. «Надо что-то делать, - Антон, наконец, поднялся, но, как только подошел к двери (на самом деле дверь находилась всего в шаге от него, но даже этот шаг Антон прошел - он все еще чувствовал себя словно со страшного похмелья), то в нерешительности остановился – а что делать? Чем мне может помочь это «Баба-Яга» в штанах? Он может вынудить меня сделать то, что ему нужно, а потом просто отвести неизвестно куда и там и оставить (это самый лучший вариант, другие с утра не хочется рассматривать)». Ладонь Антона все еще напряженно сжимала воздух в сантиметре от ручки, когда в дверь постучали. Произошло это так неожиданно, что Антон невольно «вернулся» на кровать.
- Ты проснулся, мальчик? – послышалось из-за двери. Даже складывалось ощущение, что этот вопрос задала сама дверь
«Чтоб ты провалился, дядя», - раздраженно подумал Антон, но вслух сказал только:
- Да.
Его голос прозвучал настолько вызывающе-приторно, что самому стало противно, поэтому он закашлялся и повторил. На этот раз спокойней:
- Да, проснулся. Сейчас выхожу. Что там с погодой?
- Ну не лучшая, я так скажу, - вздохнув, ответила «дверь». Затем тон немного изменился и до Антона донеслось: - Ничего, не сахарные.
Голос удалился вместе с его обладателем, а Антон, сделав вторую попытку, открыл, наконец-таки, дверь. В коридоре его обдало приятной прохладой, и парень, ежась и неустанно зевая, прильнул к небольшому оконцу, дабы оценить обстановку. Первое, что он оценил, была видимость, если можно назвать видимостью два-три метра. Будь Антон глухим, тогда возможно он обвинил бы в этом туман, но тот стук, что разбудил его, говорил сам за себя: прямо перед домом непроглядная стена дождя.
- Не лучшая? – недоуменно повторил Антон. – НЕ ЛУЧШАЯ? Бррр!
И он отпрянул от окна, больше не желая смотреть на эту гадость.
- Извините, ммм, Зоран? – не двигаясь с места и не оборачиваясь, позвал Антон.
Со стороны кухни раздалось невозмутимое: «Да?». Антон развернулся и, сделав пару шагов в ту сторону, остановился на пороге. Выглянув в кухню, он посмотрел на Зорана, который сидел за столом в величественной позе и попивал чай или кофе. Прямо перед ним на столе лежал маленький мешочек и тонкая бечевка.
- Помнится, вы говорили, что вам нужна помощь?
Зоран приподнял брови и кивнул.
- Я надеюсь, - прокашлявшись, сказал Антон и демонстративно поежился, - что она не связана с выходом на улицу! Ведь так?
Лицо Зорана расплылось в многообещающей улыбке…
***
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы. Он встал, отряхнул на себе мятую одежду и прислушался: помимо стука дождя в окно и по козырьку, да невнятного шума в голове – ничего. Этот дом мертв, решил для себя Дима и не так уж соврал, надо сказать. Кроме Димы в огромном замке не было не единой души и не единого тела. Но парню еще нужно было это проверить. Ноздрей вдруг коснулся пренеприятный запах. Оглядев комнату и принюхавшись, хозяин обнаружил, все-таки, его источник. Чашка с чаем источала такой аромат, а виной был хабарик, затушенный в ней. Когда Дима, подойдя к столу и взяв холодную чашку, понюхал ее, к горлу подошел комок и что-то в желудке зашевелилось. Скорее всего – рвотный рефлекс.
- Надо же, - усмехнулся он, держа «пепельницу» на вытянутой руке. – Такая мелочь, а так воняет.
Дверь со скрипом открылась, и Дима выглянул в коридор. Нет, никого здесь нет. Только тишина и холод. И страх. Напряжение, насквозь пропитавшее эти стены и лестницы. Дима остановился у лестницы на третий этаж. Судя по всему, она являлась ровесницей дома. По ней прошло столько людей, и стольких из них сейчас нет. Что же случилось с ними? «И что будет с нами?»
- Фред! – громко крикнул Дима, спускаясь в холл. То же, что и вчера – гулкая напряженная тишина вместо ответа. – Где вы, мать вашу?!
Он хотел продолжить материть неизвестно кого, как вдруг слова застряли у него в горле: парадная дверь была открыта! Все еще держа на полусогнутой руке чашку, Дима подошел к двери и зачем-то провел по ней свободной рукой - холодная. Затем он толкнул ее – она не без труда подчинилась – и вышел на улицу, не сводя с нее взгляд. Снаружи дверь была такой же, как и изнутри – а какой она должна была быть? – но Дима, тем не менее, продолжал разглядывать ее, ничего не понимая. Ведь он отчетливо помнил, как закрыл ночью дверь.
Он забегает в дом, с силой тянет за ручку и дверь закрывается, так?
Так, да не так! Ведь не далее, как полминуты назад, не иначе как Дима стоял перед раскрытой дверью! Идиотизм какой-то! Может в доме гости? И Дима, выкинув в траву чашку, спешно вернулся. С твердым намерением отыскать кого-нибудь, неважно кого, и вытрясти из него всю душу.
- Эй! – во все горло проорал Саев, глядя в потолок. Обезьяна улыбалась ему, казалось еще ехидней и с еще большей издевкой, чем раньше. – Есть здесь КТО-НИБУДЬ?! – и так не тихо, а последнее слово выкрикнув с тройной силой, Дима начал медленно подниматься наверх. Третий этаж. Если пойти в левый коридор, то прямо за поворотом будет комната отца.
- Пап? - крикнул в темноту коридора Дима и, не дождавшись ответа, направился внутрь. На всякий случай дергая все двери, большинство из которых вели в старые и никем не использованные комнаты (в одной, например он наткнулся на какой-то внушительный агрегат и кучу мятых листков, разбросанных по всему периметру; а в другой– на длиннющий стеллаж с раскрытыми клетками для птиц разной величины), Дима шел вперед и звал отца. Естественно, никто не отзывался и, дойдя до поворота, младший сын прекратил кричать – через открытую дверь комнаты отца он увидел, что она пуста, да и к тому же он охрип. Казалось, целую вечность он стоял в коридоре и смотрел в пустую комнату. Совершенно лишенный эмоций. Заглянув внутрь – кровать была не убрана, и кроме этого не было ничего примечательного - Дима прикрыл дверь и двинулся дальше по мертвому коридору. Где там у нас комната дяди? Вроде бы за следующим поворотом. Уже не в силах кричать, парень, однако, не оставлял попыток дозваться родных или хотя бы прислугу. Хрипя и отплевываясь, он выкрикивал знакомые имена, не смотря на то, что из разодранного и саднящего горла вырывался лишь хриплый кашель. Еще несколько дверей в ненужные комнаты позади, и вот она – резиденция дядя Джона. Поднося ладонь к ручке, Дима уже знал, что из этого выйдет, однако, слегка расстроился, когда дверь ему не поддалась. Он отошел только после того, как дернул несколько раз, а еще несколько – с силой. Но даже когда Саев оставил попытки, его взгляд был прикован к этой двери. Вроде бы и ничем не отличалась от остальных, а что-то все-таки в ней было. Не успев отойти далеко, Дима вернулся к ней, приложив сначала ладонь к холодной поверхности, а затем ухо. Стоя неподвижно, младший Саев целиком превратился в слух.
Он на чердаке… в комнате… той самой комнате. Книга… книга с обезьяной на обложке… он листает ее, быстро листает… просто машет рукой, перелистывая страницы. Он что-то ищет
- Что? – Дима стоял как вкопанный и смотрел на дверь. Это были воспоминания, но этого… никогда не было! Или было?
Он в ярости! Он отбрасывает книгу на пол и кидается к полкам… он ищет…
Он у камина… Огонь давно погас, но ему наплевать на огонь…

На ладонях Димы проступили кровавые лунки, и он поспешно разжал кулаки. Откуда? Откуда он мог помнить то, чего не было?
Он слышит скрип. Прямо перед его глазами открывается дверца… собачий лаз… большой собачий лаз. Вокруг темно и жарко, как в бане… Он слышит чье-то дыхание…
Дима вскрикнул, словно сам находился сейчас в своих воспоминаниях.
Ночь. Начинается дождь, и капли падают ему на лицо… но он более менее успокоился…
Ночь… За окном дождь…
Отпрянув от двери, Дима рванул по коридору и выбежал с правой стороны лестницы. Затем, не помня себя, опрометью сбежал на первый этаж и выскочил на улицу. Ливень, получив в его лице новую жертву, стал хлестать его на пару с ветром. Не прошло и полминуты, как довольно длинные волосы парня прилипли к лицу. Он вымок до нитки, но даже здесь, на холме, под гнетом стихии, он чувствовал себя в большей безопасности, чем там – Дима поглядел на мрачный фасад замка – в доме.
- Не вернусь туда, - все еще находясь под властью эмоций, выдохнул хозяин. Однако, куда ему идти?
Дождь хлестал с какой-то изуверской злостью, ветер дул так, что сейчас скальп сорвет. В деревню? Да он в двух метрах уже ничего не видит, кроме бесконечных капель! Дима снова взглянул на дом: теперь, на фоне дождя он не казался такой уж величиной. Так, просто высокое строение, вобравшее в себя весь негатив пасмурной ночи. Как будто капли не отталкиваются от его стен, а впитываются в тело этого страшной постройки. Как яд, как кислота. И оно стареет. Здание умирает с каждой минутой все быстрее, тяня за собой в могилу и своих жильцов. Своих пленников. Яркая вспышка осветила все вокруг…


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеГлава 2
Первые сюрпризы.


Дождь барабанил по потолку. Все еще не проснувшись, молодой человек потряс головой, словно хотел собрать в кучу все мысли и прислушался. Кроме звука бьющихся о крышу каплей, ничего расслышать не удалось. Щель между дверью и полом была единственной полоской света в комнате, поэтому и, как следует, осмотреться тоже не вышло. Еле справившись с утренней одышкой, Антон ощупал себя.
- Я спал в одежде, - просипел он, зачем-то закрыв глаза ладонью.
Затем похлопал свободной рукой по спальному месту. Удивления в его следующей фразе было еще больше, чем в предыдущей:
- Я спал на этом?
Он нащупал коробки, железные прутья и куча другого хлама, что так часто присутствует в наших кладовках. Но не спать же на этом!
Антон пока не решался подняться, все еще приходя в себя. Напрягши память, он составлял цепочку событий прошлого дня.
- О-о-ох.
Ничего нового он так и не вспомнил, все тот же туман. Как проклятие какое-то.
– А может это и есть проклятье? – совершенно бесцветным шепотом произнес Антон. Его уже настолько все осточертело, что даже очевидные решения казались бессмысленными. И неинтересными. Медный перестук над головой успокаивал нервы и приводил в порядок мысли. «Надо что-то делать, - Антон, наконец, поднялся, но, как только подошел к двери (на самом деле дверь находилась всего в шаге от него, но даже этот шаг Антон прошел - он все еще чувствовал себя словно со страшного похмелья), то в нерешительности остановился – а что делать? Чем мне может помочь это «Баба-Яга» в штанах? Он может вынудить меня сделать то, что ему нужно, а потом просто отвести неизвестно куда и там и оставить (это самый лучший вариант, другие с утра не хочется рассматривать)». Ладонь Антона все еще напряженно сжимала воздух в сантиметре от ручки, когда в дверь постучали. Произошло это так неожиданно, что Антон невольно «вернулся» на кровать.
- Ты проснулся, мальчик? – послышалось из-за двери. Даже складывалось ощущение, что этот вопрос задала сама дверь
«Чтоб ты провалился, дядя», - раздраженно подумал Антон, но вслух сказал только:
- Да.
Его голос прозвучал настолько вызывающе-приторно, что самому стало противно, поэтому он закашлялся и повторил. На этот раз спокойней:
- Да, проснулся. Сейчас выхожу. Что там с погодой?
- Ну не лучшая, я так скажу, - вздохнув, ответила «дверь». Затем тон немного изменился и до Антона донеслось: - Ничего, не сахарные.
Голос удалился вместе с его обладателем, а Антон, сделав вторую попытку, открыл, наконец-таки, дверь. В коридоре его обдало приятной прохладой, и парень, ежась и неустанно зевая, прильнул к небольшому оконцу, дабы оценить обстановку. Первое, что он оценил, была видимость, если можно назвать видимостью два-три метра. Будь Антон глухим, тогда возможно он обвинил бы в этом туман, но тот стук, что разбудил его, говорил сам за себя: прямо перед домом непроглядная стена дождя.
- Не лучшая? – недоуменно повторил Антон. – НЕ ЛУЧШАЯ? Бррр!
И он отпрянул от окна, больше не желая смотреть на эту гадость.
- Извините, ммм, Зоран? – не двигаясь с места и не оборачиваясь, позвал Антон.
Со стороны кухни раздалось невозмутимое: «Да?». Антон развернулся и, сделав пару шагов в ту сторону, остановился на пороге. Выглянув в кухню, он посмотрел на Зорана, который сидел за столом в величественной позе и попивал чай или кофе. Прямо перед ним на столе лежал маленький мешочек и тонкая бечевка.
- Помнится, вы говорили, что вам нужна помощь?
Зоран приподнял брови и кивнул.
- Я надеюсь, - прокашлявшись, сказал Антон и демонстративно поежился, - что она не связана с выходом на улицу! Ведь так?
Лицо Зорана расплылось в многообещающей улыбке…
***
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы. Он встал, отряхнул на себе мятую одежду и прислушался: помимо стука дождя в окно и по козырьку, да невнятного шума в голове – ничего. Этот дом мертв, решил для себя Дима и не так уж соврал, надо сказать. Кроме Димы в огромном замке не было не единой души и не единого тела. Но парню еще нужно было это проверить. Ноздрей вдруг коснулся пренеприятный запах. Оглядев комнату и принюхавшись, хозяин обнаружил, все-таки, его источник. Чашка с чаем источала такой аромат, а виной был хабарик, затушенный в ней. Когда Дима, подойдя к столу и взяв холодную чашку, понюхал ее, к горлу подошел комок и что-то в желудке зашевелилось. Скорее всего – рвотный рефлекс.
- Надо же, - усмехнулся он, держа «пепельницу» на вытянутой руке. – Такая мелочь, а так воняет.
Дверь со скрипом открылась, и Дима выглянул в коридор. Нет, никого здесь нет. Только тишина и холод. И страх. Напряжение, насквозь пропитавшее эти стены и лестницы. Дима остановился у лестницы на третий этаж. Судя по всему, она являлась ровесницей дома. По ней прошло столько людей, и стольких из них сейчас нет. Что же случилось с ними? «И что будет с нами?»
- Фред! – громко крикнул Дима, спускаясь в холл. То же, что и вчера – гулкая напряженная тишина вместо ответа. – Где вы, мать вашу?!
Он хотел продолжить материть неизвестно кого, как вдруг слова застряли у него в горле: парадная дверь была открыта! Все еще держа на полусогнутой руке чашку, Дима подошел к двери и зачем-то провел по ней свободной рукой - холодная. Затем он толкнул ее – она не без труда подчинилась – и вышел на улицу, не сводя с нее взгляд. Снаружи дверь была такой же, как и изнутри – а какой она должна была быть? – но Дима, тем не менее, продолжал разглядывать ее, ничего не понимая. Ведь он отчетливо помнил, как закрыл ночью дверь.
Он забегает в дом, с силой тянет за ручку и дверь закрывается, так?
Так, да не так! Ведь не далее, как полминуты назад, не иначе как Дима стоял перед раскрытой дверью! Идиотизм какой-то! Может в доме гости? И Дима, выкинув в траву чашку, спешно вернулся. С твердым намерением отыскать кого-нибудь, неважно кого, и вытрясти из него всю душу.
- Эй! – во все горло проорал Саев, глядя в потолок. Обезьяна улыбалась ему, казалось еще ехидней и с еще большей издевкой, чем раньше. – Есть здесь КТО-НИБУДЬ?! – и так не тихо, а последнее слово выкрикнув с тройной силой, Дима начал медленно подниматься наверх. Третий этаж. Если пойти в левый коридор, то прямо за поворотом будет комната отца.
- Пап? - крикнул в темноту коридора Дима и, не дождавшись ответа, направился внутрь. На всякий случай дергая все двери, большинство из которых вели в старые и никем не использованные комнаты (в одной, например он наткнулся на какой-то внушительный агрегат и кучу мятых листков, разбросанных по всему периметру; а в другой– на длиннющий стеллаж с раскрытыми клетками для птиц разной величины), Дима шел вперед и звал отца. Естественно, никто не отзывался и, дойдя до поворота, младший сын прекратил кричать – через открытую дверь комнаты отца он увидел, что она пуста, да и к тому же он охрип. Казалось, целую вечность он стоял в коридоре и смотрел в пустую комнату. Совершенно лишенный эмоций. Заглянув внутрь – кровать была не убрана, и кроме этого не было ничего примечательного - Дима прикрыл дверь и двинулся дальше по мертвому коридору. Где там у нас комната дяди? Вроде бы за следующим поворотом. Уже не в силах кричать, парень, однако, не оставлял попыток дозваться родных или хотя бы прислугу. Хрипя и отплевываясь, он выкрикивал знакомые имена, не смотря на то, что из разодранного и саднящего горла вырывался лишь хриплый кашель. Еще несколько дверей в ненужные комнаты позади, и вот она – резиденция дядя Джона. Поднося ладонь к ручке, Дима уже знал, что из этого выйдет, однако, слегка расстроился, когда дверь ему не поддалась. Он отошел только после того, как дернул несколько раз, а еще несколько – с силой. Но даже когда Саев оставил попытки, его взгляд был прикован к этой двери. Вроде бы и ничем не отличалась от остальных, а что-то все-таки в ней было. Не успев отойти далеко, Дима вернулся к ней, приложив сначала ладонь к холодной поверхности, а затем ухо. Стоя неподвижно, младший Саев целиком превратился в слух.
Он на чердаке… в комнате… той самой комнате. Книга… книга с обезьяной на обложке… он листает ее, быстро листает… просто машет рукой, перелистывая страницы. Он что-то ищет
- Что? – Дима стоял как вкопанный и смотрел на дверь. Это были воспоминания, но этого… никогда не было! Или было?
Он в ярости! Он отбрасывает книгу на пол и кидается к полкам… он ищет…
Он у камина… Огонь давно погас, но ему наплевать на огонь…

На ладонях Димы проступили кровавые лунки, и он поспешно разжал кулаки. Откуда? Откуда он мог помнить то, чего не было?
Он слышит скрип. Прямо перед его глазами открывается дверца… собачий лаз… большой собачий лаз. Вокруг темно и жарко, как в бане… Он слышит чье-то дыхание…
Дима вскрикнул, словно сам находился сейчас в своих воспоминаниях.
Ночь. Начинается дождь, и капли падают ему на лицо… но он более менее успокоился…
Ночь… За окном дождь…
Отпрянув от двери, Дима рванул по коридору и выбежал с правой стороны лестницы. Затем, не помня себя, опрометью сбежал на первый этаж и выскочил на улицу. Ливень, получив в его лице новую жертву, стал хлестать его на пару с ветром. Не прошло и полминуты, как довольно длинные волосы парня прилипли к лицу. Он вымок до нитки, но даже здесь, на холме, под гнетом стихии, он чувствовал себя в большей безопасности, чем там – Дима поглядел на мрачный фасад замка – в доме.
- Не вернусь туда, - все еще находясь под властью эмоций, выдохнул хозяин. Однако, куда ему идти?
Дождь хлестал с какой-то изуверской злостью, ветер дул так, что сейчас скальп сорвет. В деревню? Да он в двух метрах уже ничего не видит, кроме бесконечных капель! Дима снова взглянул на дом: теперь, на фоне дождя он не казался такой уж величиной. Так, просто высокое строение, вобравшее в себя весь негатив пасмурной ночи. Как будто капли не отталкиваются от его стен, а впитываются в тело этого страшной постройки. Как яд, как кислота. И оно стареет. Здание умирает с каждой минутой все быстрее, тяня за собой в могилу и своих жильцов. Своих пленников. Яркая вспышка осветила все вокруг…

Автор - Табыч
Дата добавления - 09.08.2011 в 18:15
СообщениеГлава 2
Первые сюрпризы.


Дождь барабанил по потолку. Все еще не проснувшись, молодой человек потряс головой, словно хотел собрать в кучу все мысли и прислушался. Кроме звука бьющихся о крышу каплей, ничего расслышать не удалось. Щель между дверью и полом была единственной полоской света в комнате, поэтому и, как следует, осмотреться тоже не вышло. Еле справившись с утренней одышкой, Антон ощупал себя.
- Я спал в одежде, - просипел он, зачем-то закрыв глаза ладонью.
Затем похлопал свободной рукой по спальному месту. Удивления в его следующей фразе было еще больше, чем в предыдущей:
- Я спал на этом?
Он нащупал коробки, железные прутья и куча другого хлама, что так часто присутствует в наших кладовках. Но не спать же на этом!
Антон пока не решался подняться, все еще приходя в себя. Напрягши память, он составлял цепочку событий прошлого дня.
- О-о-ох.
Ничего нового он так и не вспомнил, все тот же туман. Как проклятие какое-то.
– А может это и есть проклятье? – совершенно бесцветным шепотом произнес Антон. Его уже настолько все осточертело, что даже очевидные решения казались бессмысленными. И неинтересными. Медный перестук над головой успокаивал нервы и приводил в порядок мысли. «Надо что-то делать, - Антон, наконец, поднялся, но, как только подошел к двери (на самом деле дверь находилась всего в шаге от него, но даже этот шаг Антон прошел - он все еще чувствовал себя словно со страшного похмелья), то в нерешительности остановился – а что делать? Чем мне может помочь это «Баба-Яга» в штанах? Он может вынудить меня сделать то, что ему нужно, а потом просто отвести неизвестно куда и там и оставить (это самый лучший вариант, другие с утра не хочется рассматривать)». Ладонь Антона все еще напряженно сжимала воздух в сантиметре от ручки, когда в дверь постучали. Произошло это так неожиданно, что Антон невольно «вернулся» на кровать.
- Ты проснулся, мальчик? – послышалось из-за двери. Даже складывалось ощущение, что этот вопрос задала сама дверь
«Чтоб ты провалился, дядя», - раздраженно подумал Антон, но вслух сказал только:
- Да.
Его голос прозвучал настолько вызывающе-приторно, что самому стало противно, поэтому он закашлялся и повторил. На этот раз спокойней:
- Да, проснулся. Сейчас выхожу. Что там с погодой?
- Ну не лучшая, я так скажу, - вздохнув, ответила «дверь». Затем тон немного изменился и до Антона донеслось: - Ничего, не сахарные.
Голос удалился вместе с его обладателем, а Антон, сделав вторую попытку, открыл, наконец-таки, дверь. В коридоре его обдало приятной прохладой, и парень, ежась и неустанно зевая, прильнул к небольшому оконцу, дабы оценить обстановку. Первое, что он оценил, была видимость, если можно назвать видимостью два-три метра. Будь Антон глухим, тогда возможно он обвинил бы в этом туман, но тот стук, что разбудил его, говорил сам за себя: прямо перед домом непроглядная стена дождя.
- Не лучшая? – недоуменно повторил Антон. – НЕ ЛУЧШАЯ? Бррр!
И он отпрянул от окна, больше не желая смотреть на эту гадость.
- Извините, ммм, Зоран? – не двигаясь с места и не оборачиваясь, позвал Антон.
Со стороны кухни раздалось невозмутимое: «Да?». Антон развернулся и, сделав пару шагов в ту сторону, остановился на пороге. Выглянув в кухню, он посмотрел на Зорана, который сидел за столом в величественной позе и попивал чай или кофе. Прямо перед ним на столе лежал маленький мешочек и тонкая бечевка.
- Помнится, вы говорили, что вам нужна помощь?
Зоран приподнял брови и кивнул.
- Я надеюсь, - прокашлявшись, сказал Антон и демонстративно поежился, - что она не связана с выходом на улицу! Ведь так?
Лицо Зорана расплылось в многообещающей улыбке…
***
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы. Он встал, отряхнул на себе мятую одежду и прислушался: помимо стука дождя в окно и по козырьку, да невнятного шума в голове – ничего. Этот дом мертв, решил для себя Дима и не так уж соврал, надо сказать. Кроме Димы в огромном замке не было не единой души и не единого тела. Но парню еще нужно было это проверить. Ноздрей вдруг коснулся пренеприятный запах. Оглядев комнату и принюхавшись, хозяин обнаружил, все-таки, его источник. Чашка с чаем источала такой аромат, а виной был хабарик, затушенный в ней. Когда Дима, подойдя к столу и взяв холодную чашку, понюхал ее, к горлу подошел комок и что-то в желудке зашевелилось. Скорее всего – рвотный рефлекс.
- Надо же, - усмехнулся он, держа «пепельницу» на вытянутой руке. – Такая мелочь, а так воняет.
Дверь со скрипом открылась, и Дима выглянул в коридор. Нет, никого здесь нет. Только тишина и холод. И страх. Напряжение, насквозь пропитавшее эти стены и лестницы. Дима остановился у лестницы на третий этаж. Судя по всему, она являлась ровесницей дома. По ней прошло столько людей, и стольких из них сейчас нет. Что же случилось с ними? «И что будет с нами?»
- Фред! – громко крикнул Дима, спускаясь в холл. То же, что и вчера – гулкая напряженная тишина вместо ответа. – Где вы, мать вашу?!
Он хотел продолжить материть неизвестно кого, как вдруг слова застряли у него в горле: парадная дверь была открыта! Все еще держа на полусогнутой руке чашку, Дима подошел к двери и зачем-то провел по ней свободной рукой - холодная. Затем он толкнул ее – она не без труда подчинилась – и вышел на улицу, не сводя с нее взгляд. Снаружи дверь была такой же, как и изнутри – а какой она должна была быть? – но Дима, тем не менее, продолжал разглядывать ее, ничего не понимая. Ведь он отчетливо помнил, как закрыл ночью дверь.
Он забегает в дом, с силой тянет за ручку и дверь закрывается, так?
Так, да не так! Ведь не далее, как полминуты назад, не иначе как Дима стоял перед раскрытой дверью! Идиотизм какой-то! Может в доме гости? И Дима, выкинув в траву чашку, спешно вернулся. С твердым намерением отыскать кого-нибудь, неважно кого, и вытрясти из него всю душу.
- Эй! – во все горло проорал Саев, глядя в потолок. Обезьяна улыбалась ему, казалось еще ехидней и с еще большей издевкой, чем раньше. – Есть здесь КТО-НИБУДЬ?! – и так не тихо, а последнее слово выкрикнув с тройной силой, Дима начал медленно подниматься наверх. Третий этаж. Если пойти в левый коридор, то прямо за поворотом будет комната отца.
- Пап? - крикнул в темноту коридора Дима и, не дождавшись ответа, направился внутрь. На всякий случай дергая все двери, большинство из которых вели в старые и никем не использованные комнаты (в одной, например он наткнулся на какой-то внушительный агрегат и кучу мятых листков, разбросанных по всему периметру; а в другой– на длиннющий стеллаж с раскрытыми клетками для птиц разной величины), Дима шел вперед и звал отца. Естественно, никто не отзывался и, дойдя до поворота, младший сын прекратил кричать – через открытую дверь комнаты отца он увидел, что она пуста, да и к тому же он охрип. Казалось, целую вечность он стоял в коридоре и смотрел в пустую комнату. Совершенно лишенный эмоций. Заглянув внутрь – кровать была не убрана, и кроме этого не было ничего примечательного - Дима прикрыл дверь и двинулся дальше по мертвому коридору. Где там у нас комната дяди? Вроде бы за следующим поворотом. Уже не в силах кричать, парень, однако, не оставлял попыток дозваться родных или хотя бы прислугу. Хрипя и отплевываясь, он выкрикивал знакомые имена, не смотря на то, что из разодранного и саднящего горла вырывался лишь хриплый кашель. Еще несколько дверей в ненужные комнаты позади, и вот она – резиденция дядя Джона. Поднося ладонь к ручке, Дима уже знал, что из этого выйдет, однако, слегка расстроился, когда дверь ему не поддалась. Он отошел только после того, как дернул несколько раз, а еще несколько – с силой. Но даже когда Саев оставил попытки, его взгляд был прикован к этой двери. Вроде бы и ничем не отличалась от остальных, а что-то все-таки в ней было. Не успев отойти далеко, Дима вернулся к ней, приложив сначала ладонь к холодной поверхности, а затем ухо. Стоя неподвижно, младший Саев целиком превратился в слух.
Он на чердаке… в комнате… той самой комнате. Книга… книга с обезьяной на обложке… он листает ее, быстро листает… просто машет рукой, перелистывая страницы. Он что-то ищет
- Что? – Дима стоял как вкопанный и смотрел на дверь. Это были воспоминания, но этого… никогда не было! Или было?
Он в ярости! Он отбрасывает книгу на пол и кидается к полкам… он ищет…
Он у камина… Огонь давно погас, но ему наплевать на огонь…

На ладонях Димы проступили кровавые лунки, и он поспешно разжал кулаки. Откуда? Откуда он мог помнить то, чего не было?
Он слышит скрип. Прямо перед его глазами открывается дверца… собачий лаз… большой собачий лаз. Вокруг темно и жарко, как в бане… Он слышит чье-то дыхание…
Дима вскрикнул, словно сам находился сейчас в своих воспоминаниях.
Ночь. Начинается дождь, и капли падают ему на лицо… но он более менее успокоился…
Ночь… За окном дождь…
Отпрянув от двери, Дима рванул по коридору и выбежал с правой стороны лестницы. Затем, не помня себя, опрометью сбежал на первый этаж и выскочил на улицу. Ливень, получив в его лице новую жертву, стал хлестать его на пару с ветром. Не прошло и полминуты, как довольно длинные волосы парня прилипли к лицу. Он вымок до нитки, но даже здесь, на холме, под гнетом стихии, он чувствовал себя в большей безопасности, чем там – Дима поглядел на мрачный фасад замка – в доме.
- Не вернусь туда, - все еще находясь под властью эмоций, выдохнул хозяин. Однако, куда ему идти?
Дождь хлестал с какой-то изуверской злостью, ветер дул так, что сейчас скальп сорвет. В деревню? Да он в двух метрах уже ничего не видит, кроме бесконечных капель! Дима снова взглянул на дом: теперь, на фоне дождя он не казался такой уж величиной. Так, просто высокое строение, вобравшее в себя весь негатив пасмурной ночи. Как будто капли не отталкиваются от его стен, а впитываются в тело этого страшной постройки. Как яд, как кислота. И оно стареет. Здание умирает с каждой минутой все быстрее, тяня за собой в могилу и своих жильцов. Своих пленников. Яркая вспышка осветила все вокруг…

Автор - Табыч
Дата добавления - 09.08.2011 в 18:15
ТабычДата: Четверг, 11.08.2011, 14:02 | Сообщение # 119
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
***

- Очень смешно, - нахохлился Антон, глядя, как Зоран зажигает свечи в канделябрах.– И вы думаете, я соглашусь, да?
Мужчина, поднес спичку к фитилю, но помедлил, взглянув на гостя. Взглянул так, что у Антона в горле пересохло. Вроде ничего особенного в этом взгляде-то и не было, да вот только парню захотелось исчезнуть. Не прошло и… в общем, Антон не понял сколько прошло времени, но взгляд хозяина смягчился.
- Я думаю, да, - просто ответил Зоран, когда целиком сгоревшая спичка упала рядом с канделябром. Поднеся новую, он, наконец, решил вопрос со светом в доме. Которого, надо заметить, и так хватало, но хозяину видней. – Сейчас, позавтракаем, - он указал на стол. – Потом уже двинем, хорошо?
- А что будет, если я скажу «нет»? – с легким вызовом спросил Антон, однако, предложение перекусить принял и присел на ближайший стул.
Голова Зорана медленно повернулась к гостю, после чего тот поспешно замахал руками:
- Хорошо, хорошо! – уж больно ему не хотелось снова лицезреть этот взгляд. – Пойдем!
Зоран с улыбкой кивнул. Старик явно умел добиваться своего. Он поставил перед гостем тарелку каши, от которой шел ароматный парок.
- Вот спасибо, - сказал Антон.
Теперь он был готов на все. Естественно в разумных пределах, о чем и сказал приютившему его Зорану.
- Не волнуйся, - откликнулся хозяин дома.
А Антон и не волновался, он просто предупреждал заранее.
- Тем более, - не меняя тона, продолжил Зоран. – Я обещал тебе помочь. Поэтому я постараюсь сохранить тебе жизнь.
Все, теперь Антон заволновался. Когда кто-то старается сохранить вам жизнь, чаще всего именно ей он и рискует. Естественно, без вашего согласия.
- А к-куда мы двинем? – как Антон не старался справиться с нервной икотой, она всегда появлялась в ненужный момент. В такой, например, как сейчас. Он хотел показать только некоторую заинтересованность в помощи старика, а показал все, что только мог: и волнение; и вызывающее, никому не нужное поведение; и полное отсутствие уверенности.
- Тут недалеко, - туманно ответил Зоран, кивнув на окно.
Антон машинально посмотрел и, охнул: на улице, прямо перед окном появилось лицо. Правда, таких лиц молодой Саев никогда в жизни не видел: мертвенно-бледное, огромное, идеально круглое (насколько возможно было разглядеть в пелене дождя). Уши любопытного существа или вообще отсутствовали или были очень плотно прижаты к голове. Вообще на этом, так называемом, лице не было особо выдающихся частей, за исключением пучков волос на обоих висках, которые торчали в стороны, как две горизонтальные антенны. Существо простояло у окна несколько секунд, после чего… испарилось. Просто исчезло в мгновение ока. Антон покачал головой и повернулся к Зорану:
- Послушайте… - он, подумав, решил не спрашивать о том, что стояло за окном. Все-таки это был не медведь, и не какой-нибудь известный Антону хищник. Это было нечто, о чем пока не стоило распространятся.
Тем не менее, он уже начал что-то спрашивать, поэтому неуклюже продолжил:
- А когда пойдем?
Старик, как показалось Саеву, понял больше, чем того хотел Антон, но расспрашивать не стал. Правда и с ответом медлил, то поглядывая на часы, то косясь на закрытую дверь за спиной Антона. В конце концов, он подошел к окну и, облокотившись на подоконник, объявил:
- Сейчас!
Если он хотел тем самым взять гостя врасплох, что ж, неудачно. Антон уже был готов ко всему, поэтому пошел в свою комнату. Как только он переступил порог, позади прозвучал серьезный голос:
- Ничего с собой не бери! Мы скоро. Да и к тому же, здесь воров не водится.
И он, усмехнувшись чему-то своему, открыл входную дверь.
- Идем?
- Пошли.
Дождь мог оказаться приятным, только если бы Антон сидел дома в тепле в уюте и слышал барабанную дробь капель по окну. Но не здесь, в середине «нигде», стоя в одной рубашке под острыми, рассекающими кожу струями. Даже не воды, а ядовитой кислотной массы, словно через решето, льющейся на землю. Зоран закрыл дверь и повернулся к гостю с таким невозмутимым выражением лица, что, казалось, он вышел на крыльцо подышать свежим воздухом, а на улице идет легкий летний освежающий дождик. А не та гадость, под которой стоял Саев. Зоран жестом поманил Антона, обошел дом и двинулся по тропинке (по крайней мере, она была вчера, пока ее не смыло). Антон, со злостью шлепая по лужам и грязи, потопал за ним. В руках у Зорана болтался мешок, увидев который Антон полюбопытствовал о его назначении.
- Увидишь, когда придем, - не оборачиваясь, ответил старик. – Скоро придем, скоро, - в голосе его послышалась незлая усмешка.
- Куда мы идем, хотя бы, можете сказать? – утопая в каждой луже, но не сбавляя ход, спросил Антон.
- В пещеры.
- В пещеры? А на кой нам в пещеры?
- Бабочек ловить, - и он загоготал, перекрывая звук стихии.
Антон вздохнул. Не то, чтобы он не воспринял шутку. Скорее его не впечатляла обстановка для каких-либо шуток. Дальше шли молча. Молодой человек уже не выглядывал хоть что-то похожее на пещеры – слишком непроглядна была стена дождя.
- Значит так, - вдруг остановился поводырь, - прежде, чем мы зайдем… - он помедлил, - т.к. наша цель находится в самой отдаленной части пещеры, то запомни: иди след в след за мной – это раз; - он загнул мизинец, - выполняй все мои приказы СРАЗУ и БЕЗ ВОПРОСОВ – это…
- Два, - подсказал Антон с улыбкой.
- …два, - не обращая на это внимания, загнул средний палец (безымянный почему-то торчал в сторону). И еще, - он засунул руку в мешок и вытащил оттуда два небольших предмета цилиндрической формы (или формы песочных часов). Недолго посмотрев на них, старик кинул один Антону. Тот ловко поймал предмет и рассмотрел его. Действительно, это было что-то формы песочных часов небольшого размера. Предмет идеально лег в ладонь. Сжав ее, Антон не удержался от вздоха удивления: с обоих концов «часов» буквально вылетели какие-то трубки. Доля секунды и небольшой предмет цилиндрической формы превратился в двустороннюю палку с ручкой посередине. Что самое интересное, так то, что и ручка удлинилась: теперь она идеально ложилась в две ладони.
- Оп-па! – только и сказал искренне, но приятно удивленный Саев.
- Нажми еще раз, - спокойно сказал Зоран.
Антон послушался, и трубки скрылись в ручке.
- Использовать только когда я скажу, - убирая свой вариант палки куда-то внутрь плаща, сказал старик и подошел ближе к Антону. – Если ты не послушаешь меня – ты умрешь.
Глаза Зорана сверкнули, и Антон окончательно осознал – шутки плохи. Он хотел только уточнить – так, на будущее – как старик поможет ему? Как он собирается его вывести? Однако, глядя в уже потухшие глаза Зорана, все-таки передумал.
- Пойдем, - невозмутимо продолжил поводырь и, словно читая мысли Антона, добавил: - Я знаю все тропинки в этом лесу. Когда ты поможешь мне – я помогу тебе.
- Да, да, - ему уже начинала досаждать такая долгая подготовка. – Я понял.
Зоран оценивающе посмотрел на Антона и, вздохнув, махнул рукой, мол «давай, пошли». Вход в пещеру оказался чуть ли не под носом, буквально в двух метрах, но, как уже было сказано, видимость «не разбежишься». Внутри было как-то теплее, вот только запах… Пахло как во всех пещерах. Конечно, Антон не был ни в одной, но он точно знал, что во всех пещерах пахнет именно так: сыростью и гнилью. Первой странностью в том месте была внезапно наступившая тишина. Не полная, нет. Просто шум дождя стих, хоть и не исчез, будто чья-то невидимая рука на невидимом пульте нажала «низкую громкость». Признаться честно, неожиданность была приятной – монотонный шум снаружи уже порядком достал.
- Убери, - приглаживая мокрые волосы, приказал Зоран. – Если повезет – пройдем спокойно.
Антон положил рукоятку в карман джинс. И не стал задавать вопросов.
Оправившись, Зоран двинулся вперед по непроглядно темному проходу. Антон же, памятуя приказ, старался идти след в след.
- Зоран..? – обратился к «старшему группы» Саев. Но тот прервал его характерным жестом. Вернее, всего жеста Антон не видел в темноте, заметив только резкое движение, но услышал:
- Тсс!
- Я просто… - еле слышно продолжил Антон.
- Тихо!
Дальше шли молча. И долго. Старый поводырь то черти сколько шел прямо, то начинал петлять. Иной раз Антон только по звуку понимал, что Зоран пошел в другом направлении, тогда как он проскочил поворот, и спешно возвращался к ведущему. Иной раз старик останавливался, резким заметным даже в темноте жестом приказывая Антону остановиться, но, прислушавшись, продолжал движение. Новый поворот обещал быть таким же, как предыдущие, но вдруг Антон уперся в ладонь Зорана. Старик остановил молодого Саева, и сам тут же замер. Антон молчал, прекрасно понимая, что лишние звуки сейчас – смерти подобны. Так они простояли, наверное, не больше минуты, но Антон понял, что в этот раз они не продолжат движение. Что-то уже было не так.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
***

- Очень смешно, - нахохлился Антон, глядя, как Зоран зажигает свечи в канделябрах.– И вы думаете, я соглашусь, да?
Мужчина, поднес спичку к фитилю, но помедлил, взглянув на гостя. Взглянул так, что у Антона в горле пересохло. Вроде ничего особенного в этом взгляде-то и не было, да вот только парню захотелось исчезнуть. Не прошло и… в общем, Антон не понял сколько прошло времени, но взгляд хозяина смягчился.
- Я думаю, да, - просто ответил Зоран, когда целиком сгоревшая спичка упала рядом с канделябром. Поднеся новую, он, наконец, решил вопрос со светом в доме. Которого, надо заметить, и так хватало, но хозяину видней. – Сейчас, позавтракаем, - он указал на стол. – Потом уже двинем, хорошо?
- А что будет, если я скажу «нет»? – с легким вызовом спросил Антон, однако, предложение перекусить принял и присел на ближайший стул.
Голова Зорана медленно повернулась к гостю, после чего тот поспешно замахал руками:
- Хорошо, хорошо! – уж больно ему не хотелось снова лицезреть этот взгляд. – Пойдем!
Зоран с улыбкой кивнул. Старик явно умел добиваться своего. Он поставил перед гостем тарелку каши, от которой шел ароматный парок.
- Вот спасибо, - сказал Антон.
Теперь он был готов на все. Естественно в разумных пределах, о чем и сказал приютившему его Зорану.
- Не волнуйся, - откликнулся хозяин дома.
А Антон и не волновался, он просто предупреждал заранее.
- Тем более, - не меняя тона, продолжил Зоран. – Я обещал тебе помочь. Поэтому я постараюсь сохранить тебе жизнь.
Все, теперь Антон заволновался. Когда кто-то старается сохранить вам жизнь, чаще всего именно ей он и рискует. Естественно, без вашего согласия.
- А к-куда мы двинем? – как Антон не старался справиться с нервной икотой, она всегда появлялась в ненужный момент. В такой, например, как сейчас. Он хотел показать только некоторую заинтересованность в помощи старика, а показал все, что только мог: и волнение; и вызывающее, никому не нужное поведение; и полное отсутствие уверенности.
- Тут недалеко, - туманно ответил Зоран, кивнув на окно.
Антон машинально посмотрел и, охнул: на улице, прямо перед окном появилось лицо. Правда, таких лиц молодой Саев никогда в жизни не видел: мертвенно-бледное, огромное, идеально круглое (насколько возможно было разглядеть в пелене дождя). Уши любопытного существа или вообще отсутствовали или были очень плотно прижаты к голове. Вообще на этом, так называемом, лице не было особо выдающихся частей, за исключением пучков волос на обоих висках, которые торчали в стороны, как две горизонтальные антенны. Существо простояло у окна несколько секунд, после чего… испарилось. Просто исчезло в мгновение ока. Антон покачал головой и повернулся к Зорану:
- Послушайте… - он, подумав, решил не спрашивать о том, что стояло за окном. Все-таки это был не медведь, и не какой-нибудь известный Антону хищник. Это было нечто, о чем пока не стоило распространятся.
Тем не менее, он уже начал что-то спрашивать, поэтому неуклюже продолжил:
- А когда пойдем?
Старик, как показалось Саеву, понял больше, чем того хотел Антон, но расспрашивать не стал. Правда и с ответом медлил, то поглядывая на часы, то косясь на закрытую дверь за спиной Антона. В конце концов, он подошел к окну и, облокотившись на подоконник, объявил:
- Сейчас!
Если он хотел тем самым взять гостя врасплох, что ж, неудачно. Антон уже был готов ко всему, поэтому пошел в свою комнату. Как только он переступил порог, позади прозвучал серьезный голос:
- Ничего с собой не бери! Мы скоро. Да и к тому же, здесь воров не водится.
И он, усмехнувшись чему-то своему, открыл входную дверь.
- Идем?
- Пошли.
Дождь мог оказаться приятным, только если бы Антон сидел дома в тепле в уюте и слышал барабанную дробь капель по окну. Но не здесь, в середине «нигде», стоя в одной рубашке под острыми, рассекающими кожу струями. Даже не воды, а ядовитой кислотной массы, словно через решето, льющейся на землю. Зоран закрыл дверь и повернулся к гостю с таким невозмутимым выражением лица, что, казалось, он вышел на крыльцо подышать свежим воздухом, а на улице идет легкий летний освежающий дождик. А не та гадость, под которой стоял Саев. Зоран жестом поманил Антона, обошел дом и двинулся по тропинке (по крайней мере, она была вчера, пока ее не смыло). Антон, со злостью шлепая по лужам и грязи, потопал за ним. В руках у Зорана болтался мешок, увидев который Антон полюбопытствовал о его назначении.
- Увидишь, когда придем, - не оборачиваясь, ответил старик. – Скоро придем, скоро, - в голосе его послышалась незлая усмешка.
- Куда мы идем, хотя бы, можете сказать? – утопая в каждой луже, но не сбавляя ход, спросил Антон.
- В пещеры.
- В пещеры? А на кой нам в пещеры?
- Бабочек ловить, - и он загоготал, перекрывая звук стихии.
Антон вздохнул. Не то, чтобы он не воспринял шутку. Скорее его не впечатляла обстановка для каких-либо шуток. Дальше шли молча. Молодой человек уже не выглядывал хоть что-то похожее на пещеры – слишком непроглядна была стена дождя.
- Значит так, - вдруг остановился поводырь, - прежде, чем мы зайдем… - он помедлил, - т.к. наша цель находится в самой отдаленной части пещеры, то запомни: иди след в след за мной – это раз; - он загнул мизинец, - выполняй все мои приказы СРАЗУ и БЕЗ ВОПРОСОВ – это…
- Два, - подсказал Антон с улыбкой.
- …два, - не обращая на это внимания, загнул средний палец (безымянный почему-то торчал в сторону). И еще, - он засунул руку в мешок и вытащил оттуда два небольших предмета цилиндрической формы (или формы песочных часов). Недолго посмотрев на них, старик кинул один Антону. Тот ловко поймал предмет и рассмотрел его. Действительно, это было что-то формы песочных часов небольшого размера. Предмет идеально лег в ладонь. Сжав ее, Антон не удержался от вздоха удивления: с обоих концов «часов» буквально вылетели какие-то трубки. Доля секунды и небольшой предмет цилиндрической формы превратился в двустороннюю палку с ручкой посередине. Что самое интересное, так то, что и ручка удлинилась: теперь она идеально ложилась в две ладони.
- Оп-па! – только и сказал искренне, но приятно удивленный Саев.
- Нажми еще раз, - спокойно сказал Зоран.
Антон послушался, и трубки скрылись в ручке.
- Использовать только когда я скажу, - убирая свой вариант палки куда-то внутрь плаща, сказал старик и подошел ближе к Антону. – Если ты не послушаешь меня – ты умрешь.
Глаза Зорана сверкнули, и Антон окончательно осознал – шутки плохи. Он хотел только уточнить – так, на будущее – как старик поможет ему? Как он собирается его вывести? Однако, глядя в уже потухшие глаза Зорана, все-таки передумал.
- Пойдем, - невозмутимо продолжил поводырь и, словно читая мысли Антона, добавил: - Я знаю все тропинки в этом лесу. Когда ты поможешь мне – я помогу тебе.
- Да, да, - ему уже начинала досаждать такая долгая подготовка. – Я понял.
Зоран оценивающе посмотрел на Антона и, вздохнув, махнул рукой, мол «давай, пошли». Вход в пещеру оказался чуть ли не под носом, буквально в двух метрах, но, как уже было сказано, видимость «не разбежишься». Внутри было как-то теплее, вот только запах… Пахло как во всех пещерах. Конечно, Антон не был ни в одной, но он точно знал, что во всех пещерах пахнет именно так: сыростью и гнилью. Первой странностью в том месте была внезапно наступившая тишина. Не полная, нет. Просто шум дождя стих, хоть и не исчез, будто чья-то невидимая рука на невидимом пульте нажала «низкую громкость». Признаться честно, неожиданность была приятной – монотонный шум снаружи уже порядком достал.
- Убери, - приглаживая мокрые волосы, приказал Зоран. – Если повезет – пройдем спокойно.
Антон положил рукоятку в карман джинс. И не стал задавать вопросов.
Оправившись, Зоран двинулся вперед по непроглядно темному проходу. Антон же, памятуя приказ, старался идти след в след.
- Зоран..? – обратился к «старшему группы» Саев. Но тот прервал его характерным жестом. Вернее, всего жеста Антон не видел в темноте, заметив только резкое движение, но услышал:
- Тсс!
- Я просто… - еле слышно продолжил Антон.
- Тихо!
Дальше шли молча. И долго. Старый поводырь то черти сколько шел прямо, то начинал петлять. Иной раз Антон только по звуку понимал, что Зоран пошел в другом направлении, тогда как он проскочил поворот, и спешно возвращался к ведущему. Иной раз старик останавливался, резким заметным даже в темноте жестом приказывая Антону остановиться, но, прислушавшись, продолжал движение. Новый поворот обещал быть таким же, как предыдущие, но вдруг Антон уперся в ладонь Зорана. Старик остановил молодого Саева, и сам тут же замер. Антон молчал, прекрасно понимая, что лишние звуки сейчас – смерти подобны. Так они простояли, наверное, не больше минуты, но Антон понял, что в этот раз они не продолжат движение. Что-то уже было не так.

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 14:02
Сообщение
***

- Очень смешно, - нахохлился Антон, глядя, как Зоран зажигает свечи в канделябрах.– И вы думаете, я соглашусь, да?
Мужчина, поднес спичку к фитилю, но помедлил, взглянув на гостя. Взглянул так, что у Антона в горле пересохло. Вроде ничего особенного в этом взгляде-то и не было, да вот только парню захотелось исчезнуть. Не прошло и… в общем, Антон не понял сколько прошло времени, но взгляд хозяина смягчился.
- Я думаю, да, - просто ответил Зоран, когда целиком сгоревшая спичка упала рядом с канделябром. Поднеся новую, он, наконец, решил вопрос со светом в доме. Которого, надо заметить, и так хватало, но хозяину видней. – Сейчас, позавтракаем, - он указал на стол. – Потом уже двинем, хорошо?
- А что будет, если я скажу «нет»? – с легким вызовом спросил Антон, однако, предложение перекусить принял и присел на ближайший стул.
Голова Зорана медленно повернулась к гостю, после чего тот поспешно замахал руками:
- Хорошо, хорошо! – уж больно ему не хотелось снова лицезреть этот взгляд. – Пойдем!
Зоран с улыбкой кивнул. Старик явно умел добиваться своего. Он поставил перед гостем тарелку каши, от которой шел ароматный парок.
- Вот спасибо, - сказал Антон.
Теперь он был готов на все. Естественно в разумных пределах, о чем и сказал приютившему его Зорану.
- Не волнуйся, - откликнулся хозяин дома.
А Антон и не волновался, он просто предупреждал заранее.
- Тем более, - не меняя тона, продолжил Зоран. – Я обещал тебе помочь. Поэтому я постараюсь сохранить тебе жизнь.
Все, теперь Антон заволновался. Когда кто-то старается сохранить вам жизнь, чаще всего именно ей он и рискует. Естественно, без вашего согласия.
- А к-куда мы двинем? – как Антон не старался справиться с нервной икотой, она всегда появлялась в ненужный момент. В такой, например, как сейчас. Он хотел показать только некоторую заинтересованность в помощи старика, а показал все, что только мог: и волнение; и вызывающее, никому не нужное поведение; и полное отсутствие уверенности.
- Тут недалеко, - туманно ответил Зоран, кивнув на окно.
Антон машинально посмотрел и, охнул: на улице, прямо перед окном появилось лицо. Правда, таких лиц молодой Саев никогда в жизни не видел: мертвенно-бледное, огромное, идеально круглое (насколько возможно было разглядеть в пелене дождя). Уши любопытного существа или вообще отсутствовали или были очень плотно прижаты к голове. Вообще на этом, так называемом, лице не было особо выдающихся частей, за исключением пучков волос на обоих висках, которые торчали в стороны, как две горизонтальные антенны. Существо простояло у окна несколько секунд, после чего… испарилось. Просто исчезло в мгновение ока. Антон покачал головой и повернулся к Зорану:
- Послушайте… - он, подумав, решил не спрашивать о том, что стояло за окном. Все-таки это был не медведь, и не какой-нибудь известный Антону хищник. Это было нечто, о чем пока не стоило распространятся.
Тем не менее, он уже начал что-то спрашивать, поэтому неуклюже продолжил:
- А когда пойдем?
Старик, как показалось Саеву, понял больше, чем того хотел Антон, но расспрашивать не стал. Правда и с ответом медлил, то поглядывая на часы, то косясь на закрытую дверь за спиной Антона. В конце концов, он подошел к окну и, облокотившись на подоконник, объявил:
- Сейчас!
Если он хотел тем самым взять гостя врасплох, что ж, неудачно. Антон уже был готов ко всему, поэтому пошел в свою комнату. Как только он переступил порог, позади прозвучал серьезный голос:
- Ничего с собой не бери! Мы скоро. Да и к тому же, здесь воров не водится.
И он, усмехнувшись чему-то своему, открыл входную дверь.
- Идем?
- Пошли.
Дождь мог оказаться приятным, только если бы Антон сидел дома в тепле в уюте и слышал барабанную дробь капель по окну. Но не здесь, в середине «нигде», стоя в одной рубашке под острыми, рассекающими кожу струями. Даже не воды, а ядовитой кислотной массы, словно через решето, льющейся на землю. Зоран закрыл дверь и повернулся к гостю с таким невозмутимым выражением лица, что, казалось, он вышел на крыльцо подышать свежим воздухом, а на улице идет легкий летний освежающий дождик. А не та гадость, под которой стоял Саев. Зоран жестом поманил Антона, обошел дом и двинулся по тропинке (по крайней мере, она была вчера, пока ее не смыло). Антон, со злостью шлепая по лужам и грязи, потопал за ним. В руках у Зорана болтался мешок, увидев который Антон полюбопытствовал о его назначении.
- Увидишь, когда придем, - не оборачиваясь, ответил старик. – Скоро придем, скоро, - в голосе его послышалась незлая усмешка.
- Куда мы идем, хотя бы, можете сказать? – утопая в каждой луже, но не сбавляя ход, спросил Антон.
- В пещеры.
- В пещеры? А на кой нам в пещеры?
- Бабочек ловить, - и он загоготал, перекрывая звук стихии.
Антон вздохнул. Не то, чтобы он не воспринял шутку. Скорее его не впечатляла обстановка для каких-либо шуток. Дальше шли молча. Молодой человек уже не выглядывал хоть что-то похожее на пещеры – слишком непроглядна была стена дождя.
- Значит так, - вдруг остановился поводырь, - прежде, чем мы зайдем… - он помедлил, - т.к. наша цель находится в самой отдаленной части пещеры, то запомни: иди след в след за мной – это раз; - он загнул мизинец, - выполняй все мои приказы СРАЗУ и БЕЗ ВОПРОСОВ – это…
- Два, - подсказал Антон с улыбкой.
- …два, - не обращая на это внимания, загнул средний палец (безымянный почему-то торчал в сторону). И еще, - он засунул руку в мешок и вытащил оттуда два небольших предмета цилиндрической формы (или формы песочных часов). Недолго посмотрев на них, старик кинул один Антону. Тот ловко поймал предмет и рассмотрел его. Действительно, это было что-то формы песочных часов небольшого размера. Предмет идеально лег в ладонь. Сжав ее, Антон не удержался от вздоха удивления: с обоих концов «часов» буквально вылетели какие-то трубки. Доля секунды и небольшой предмет цилиндрической формы превратился в двустороннюю палку с ручкой посередине. Что самое интересное, так то, что и ручка удлинилась: теперь она идеально ложилась в две ладони.
- Оп-па! – только и сказал искренне, но приятно удивленный Саев.
- Нажми еще раз, - спокойно сказал Зоран.
Антон послушался, и трубки скрылись в ручке.
- Использовать только когда я скажу, - убирая свой вариант палки куда-то внутрь плаща, сказал старик и подошел ближе к Антону. – Если ты не послушаешь меня – ты умрешь.
Глаза Зорана сверкнули, и Антон окончательно осознал – шутки плохи. Он хотел только уточнить – так, на будущее – как старик поможет ему? Как он собирается его вывести? Однако, глядя в уже потухшие глаза Зорана, все-таки передумал.
- Пойдем, - невозмутимо продолжил поводырь и, словно читая мысли Антона, добавил: - Я знаю все тропинки в этом лесу. Когда ты поможешь мне – я помогу тебе.
- Да, да, - ему уже начинала досаждать такая долгая подготовка. – Я понял.
Зоран оценивающе посмотрел на Антона и, вздохнув, махнул рукой, мол «давай, пошли». Вход в пещеру оказался чуть ли не под носом, буквально в двух метрах, но, как уже было сказано, видимость «не разбежишься». Внутри было как-то теплее, вот только запах… Пахло как во всех пещерах. Конечно, Антон не был ни в одной, но он точно знал, что во всех пещерах пахнет именно так: сыростью и гнилью. Первой странностью в том месте была внезапно наступившая тишина. Не полная, нет. Просто шум дождя стих, хоть и не исчез, будто чья-то невидимая рука на невидимом пульте нажала «низкую громкость». Признаться честно, неожиданность была приятной – монотонный шум снаружи уже порядком достал.
- Убери, - приглаживая мокрые волосы, приказал Зоран. – Если повезет – пройдем спокойно.
Антон положил рукоятку в карман джинс. И не стал задавать вопросов.
Оправившись, Зоран двинулся вперед по непроглядно темному проходу. Антон же, памятуя приказ, старался идти след в след.
- Зоран..? – обратился к «старшему группы» Саев. Но тот прервал его характерным жестом. Вернее, всего жеста Антон не видел в темноте, заметив только резкое движение, но услышал:
- Тсс!
- Я просто… - еле слышно продолжил Антон.
- Тихо!
Дальше шли молча. И долго. Старый поводырь то черти сколько шел прямо, то начинал петлять. Иной раз Антон только по звуку понимал, что Зоран пошел в другом направлении, тогда как он проскочил поворот, и спешно возвращался к ведущему. Иной раз старик останавливался, резким заметным даже в темноте жестом приказывая Антону остановиться, но, прислушавшись, продолжал движение. Новый поворот обещал быть таким же, как предыдущие, но вдруг Антон уперся в ладонь Зорана. Старик остановил молодого Саева, и сам тут же замер. Антон молчал, прекрасно понимая, что лишние звуки сейчас – смерти подобны. Так они простояли, наверное, не больше минуты, но Антон понял, что в этот раз они не продолжат движение. Что-то уже было не так.

Автор - Табыч
Дата добавления - 11.08.2011 в 14:02
АнаитДата: Четверг, 11.08.2011, 15:16 | Сообщение # 120
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Табыч)
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы.

Самый удачный момент smile



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Табыч)
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы.

Самый удачный момент smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.08.2011 в 15:16
Сообщение
Quote (Табыч)
Утро стучалось в окно каплями дождя, а единственный человек в комнате не хотел открывать глаза. Он представлял себе, как стихия за окном то стихает, то набирает силу, как озеро покрывается рябью, как деревья в лесу гнутся от налетевшего ветра. Дима открыл глаза. Он не был из тех, кто бегает от реальности, бросая во тьму собственных опущенных век придуманные образы.

Самый удачный момент smile

Автор - Анаит
Дата добавления - 11.08.2011 в 15:16
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 8 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2023 Конструктор сайтов - uCoz