Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 12 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 12 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Атика (фэнтези, пролог + первая глава)
Одина1301Дата: Суббота, 31.12.2011, 13:27 | Сообщение # 166
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Антон!
С Наступлением Нового Года!
И чтобы все враги отступили или заделались в друзей!
 
СообщениеАнтон!
С Наступлением Нового Года!
И чтобы все враги отступили или заделались в друзей!

Автор - Одина1301
Дата добавления - 31.12.2011 в 13:27
СообщениеАнтон!
С Наступлением Нового Года!
И чтобы все враги отступили или заделались в друзей!

Автор - Одина1301
Дата добавления - 31.12.2011 в 13:27
ТабычДата: Суббота, 31.12.2011, 17:32 | Сообщение # 167
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо большое!! И Вас с Надвигающимся Годом!!))

Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСпасибо большое!! И Вас с Надвигающимся Годом!!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 31.12.2011 в 17:32
СообщениеСпасибо большое!! И Вас с Надвигающимся Годом!!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 31.12.2011 в 17:32
ФеликсДата: Суббота, 31.12.2011, 17:53 | Сообщение # 168
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Табыч, С наступающим 2012-м, Антон). Удачи во всех начинанаях).
 
СообщениеТабыч, С наступающим 2012-м, Антон). Удачи во всех начинанаях).

Автор - Феликс
Дата добавления - 31.12.2011 в 17:53
СообщениеТабыч, С наступающим 2012-м, Антон). Удачи во всех начинанаях).

Автор - Феликс
Дата добавления - 31.12.2011 в 17:53
ТабычДата: Воскресенье, 05.02.2012, 18:12 | Сообщение # 169
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Ой, Феликс, спасибо!!)) запоздало чой-то я))))
и тему с форумом динамлю(( просто состояние здоровья не позволяет быть в онлайне)


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеОй, Феликс, спасибо!!)) запоздало чой-то я))))
и тему с форумом динамлю(( просто состояние здоровья не позволяет быть в онлайне)

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.02.2012 в 18:12
СообщениеОй, Феликс, спасибо!!)) запоздало чой-то я))))
и тему с форумом динамлю(( просто состояние здоровья не позволяет быть в онлайне)

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.02.2012 в 18:12
АнаитДата: Воскресенье, 05.02.2012, 20:02 | Сообщение # 170
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, чего это ты? ты это того, не болей! (Сказала, чихая на клаву ohoho )Ниче - скоро лето!


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, чего это ты? ты это того, не болей! (Сказала, чихая на клаву ohoho )Ниче - скоро лето!

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.02.2012 в 20:02
СообщениеТабыч, чего это ты? ты это того, не болей! (Сказала, чихая на клаву ohoho )Ниче - скоро лето!

Автор - Анаит
Дата добавления - 05.02.2012 в 20:02
ТабычДата: Воскресенье, 05.02.2012, 20:08 | Сообщение # 171
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Анаит)
Сказала, чихая на клаву

ohoho ohoho ohoho

Quote (Анаит)
Ниче - скоро лето!

единственная радость)))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Анаит)
Сказала, чихая на клаву

ohoho ohoho ohoho

Quote (Анаит)
Ниче - скоро лето!

единственная радость)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.02.2012 в 20:08
Сообщение
Quote (Анаит)
Сказала, чихая на клаву

ohoho ohoho ohoho

Quote (Анаит)
Ниче - скоро лето!

единственная радость)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 05.02.2012 в 20:08
ТабычДата: Пятница, 10.02.2012, 15:00 | Сообщение # 172
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
новый кусок)

Глава 4
Порт Надежды

Водоворот начал стихать и, в конце концов, сменился статической картинкой: песчаный берег, уходящие вдаль высокие скалы, над которыми высится маяк и маленький городок с невысокими – три-четыре этажа – строениями. Но эта была всего-навсего картинка, которую транслировала сфера. Наконец «бивни» опустились, и братья вышли наружу. Сфера не врала – они действительно оказались на побережье. Где-то вдали плескались волны, бьющиеся о скалы, и до ушей доносился писк чаек. Антон присел на корточки и прислонил ладонь к песку – он был холодным и необычайно твердым, как будто его утаптывали много лет. Но кто? Здесь никого нет. Городок – братья посмотрели на серые безликие стены ближайших домов – выглядит безлюдным и не уютным. Покинутым. Антон силился представить себе ораву ребятни, бегущую на пляж, чтобы попрыгать со скал в воду, но безуспешно.
- Что это за место? – нарушил гнетущую тишину Дима. – Здесь мы будем в безопасности?
Антон даже не уловил сарказма в вопросе брата и, только чтобы не оставлять его в воздухе, ответил:
- Надеюсь.
Дима хмыкнул – именно этот ответ он и ожидал услышать – и огляделся. Еще один неприятный факт пробрался в их реальность: они стояли вовсе не на песчаном пляже, нет. Вокруг них простиралась пустыня - холодное бескрайнее серое покрывало на бездушной земле. Ни деревца, ни кустика – только серый песок. И Антон был уверен, что даже за много километров отсюда он будет таким же холодным и твердым; утрамбованным, наверное, самим временем.
Антон кивнул в сторону городка, но Дима почему-то не хотел туда идти. Брат это понял и присел, положив руки на колени. Заняться здесь было нечем, даже песок не поперебирать, поэтому он просто закрыл глаза, вслушиваясь в шум прибоя да гул набежавшего ветра.
Младший Саев стоял смирно не в силах двинуться. Что-то как-будто вцепилось в него, когда они ступили на эту землю. Воздух в легких загустел, с дыханием в организм проникало напряжение. Слава Богу, хоть не страх. С напряжением можно бороться. И еще кое-что. Такое навязчивое чувство, что не заметить или отогнать его было не так-то легко. Как дежа вю… или, скорее, как давно забытый сон, который сбывается в реальности. И этот маяк, и этот берег. И даже эти чайки, что, казалось, орут тут с сотворения мира. Дима все это уже видел, вернее чувствовал. Но он внезапно осознал – и от этого воздух в легких стал похожим на студень, а дыхание стало еще более напряженным – что этого не существует. Просто не существует и все! Он представил себе, как осторожно спускается по почти отвесной скале, как крики чаек становятся все громче, но птиц нет. Ни одного живого существа вокруг, кто мог бы издавать эти звуки. А крики в ушах настолько громкие, что уже почти сливаются с мыслями. Так же, как и шум прибоя. Он доносится от спокойной и невозмутимой глади моря. Но потом исчезают и звуки. Остается только маяк. Единственный реальный объект. Осколок реальности.
- Эй, вы! – чей-то резкий голос вырвал братьев из собственных мыслей.
К ним со стороны городка быстрым шагом направлялся очень высокий и широкоплечий мужчина. Из одежды на нем был халат на голое тело и туфли восточного образца с загнутым носом. Мужчина подошел почти вплотную и поглядел на братьев сверху вниз. Взгляд у него был с прищуром, но даже сквозь узкие щелки век были видны теплые карие глаза. Лицо также излучало добродушие: круглое и загорелое оно напоминало лицо Ходжи Насредина из арабских сказаний. Этакий мудрый добряк с богатым опытом за плечами.
- Кто такие? – вкрадчиво поинтересовался «Ходжа».
Братья представились, как будто мужчине нужно было это. Но, как ни странно, он кивнул и жестом позвал их за собой.
Дима недоуменно глянул на брата. Тот ответил той же монетой, и оба двинулись вслед за странным мужчиной.
- А кто Вы, позвольте узнать? – спросил Антон, еле поспевая за шустрым здоровяком.
- Краков, - не оборачиваясь, ответил он. – Кинстен Краков.
- О! - воскликнул Дима. – Так мы к вам!
- Я знаю, - все также разговаривая спиной, как ни в чем не бывало, ответил Кинстен. – Это Зоран послал вас.
Братья промолчали.
В этот момент они подходили к ближайшим домам, и, глядя на их унылые фасады, Антон даже успел подумать, что лучше бы было построить стену вокруг города; и странно, что ее никто не возвел. Но, как только они вошли вслед за Краковым в город, из уст Антона вырвался вздох удивления. Слева брат вторил ему.
Они стояли на длинной широкой улице, по обе стороны которой выселись небоскребы! Высоченные дома – этажей в пятнадцать-двадцать – тянулись по всей улице, как оборонительные башни. Из проулков по бокам выглядывали дома поменьше, но, тем не менее, богато украшенные. Каждый был произведением искусства, настоящим криком индивидуальности: лепнина, балюстрады, балконы, колоннада, всевозможные барельефы с изображениями геральдики. Все это великолепие простиралось вокруг главной улицы, настолько длинной, что дома вдали, несомненно, такие же высокие, как и в начале, казались миниатюрными.
- Это как? – выдохнул Антон, ошарашенно глядя по сторонам и разглядывая прохожих, снующих вокруг.
- А вот так, - наконец удосужился повернуться Кинстен. Его глаза блестели, как будто внутри бесновался огонь. – Добро пожаловать в Порт Надежды – город Хиллмон. Это прибежище для страждущих. Все те, кому нужна помощь, находят ее в Хиллмоне. Здесь есть место для всех от богачей до воров. Но при одном условии… - Кинстен замолчал, зыркнув на гостей. Затем добавил: - Угадайте.
- Живи и дай жить другим, - не раздумывая ответили братья.
Услышав этот ответ, Краков по-детски открыто захлопал в ладоши.
- Верно, верно, верно! – залепетал этот огромный ребенок в восточном одеянии.
- Здесь и враги пожмут друг другу руки, - закончил он свою речь и поплотнее укутался в халат.
- А если нет? – спросил Дима, когда они свернули в один из многочисленных переулков. Казалось, этот город состоит из сплошных переулков.
Антон посмотрел на Кракова, ожидая ответа – этот вопрос волновал и его – но ответа не последовало. Мужчина остановился у невысокого – этажа четыре – здания и стал усердно рыться в немногочисленных карманах халата.
«Что за привычка? – раздраженно думал Антон, наблюдая за Краковым. – Замолчать, как будто и не слышал вопроса. Терпеть это не могу!».
Наконец Кинстен нашел, что искал – связку ключей – и, поднявшись на крыльцо, открыл ими дверь здания. Звякнул колокольчик, и хозяин вслед за гостями зашел внутрь. Внутри царил уютный полумрак, сквозь который проглядывалась высокая барная стойка. Плавно загорелся свет и помещение «наполнилось» еще и столиками, расставленными вдоль стены. Свет источали керосиновые лампы, висящие под потолком по три штуки на стене.
- Эта моя гостиница, - нежно произнес Кинстен, но Диме почему-то показалось, что его здесь не только гостиница. Правда и гостиницей это назвать было сложно. На язык так и падали такие слова, как трактир или таверна. Что-то старое, давно забытое играло в этом заведении.
Встав за стойку, Кинстен перегнулся через нее и неожиданно сказал:
- А если нет… Их ждет неприятный исход. Правила надо соблюдать.
Диму такой ответ немного выбил из колеи, тем более, что ответа, как такового, он уже и не ждал. И лучше б не получал. Брат же, наоборот, остался доволен.
- Зоран что-нибудь мне передал? – деловым тоном поинтересовался Кинстен.
Антон молча протянул ему медальон и тут же поинтересовался: «Что там?»
Его надежды не оправдались – Краков неопределенно мотнул головой, по сути, проигнорировав вопрос и, открыв ящик за стойкой, положил туда медальон.
- Стэн! – крикнул он, обернувшись на дверь за своей спиной. – Стэнли!
- Иду, босс, - проворчал из-за двери скорее всего Стэнли и спустя секунду появился среди всех.
Стэнли оказался пожилым худосочным мужчиной с длинными руками, которые он держал как-то неумело, неуверенно - вдоль тела. На нем была длинная кофта с небольшим капюшоном, наверняка с трудом натянутым на пышную седую шевелюру. Поверх кофты - темная жилетка из сыромятной кожи. Из того же материала были сделаны и штаны, плотно облегающие тощие ноги; и тапочки, также как, и у босса с загнутыми носками.
- Проводи ребят в старую комнату. И возвращайся, я хотел с тобой перекинуться парой слов.
- Хорошо, босс, - пробурчал Стэн, бесцветно взглядом окинув ребят. – Пройдемте со мной.
Похожий на тощего Франкенштейна, Стэн направился к лестнице.
Братья испуганно глянули на Кракова, но тот ответил лишь выразительным взглядом: «Не обращайте внимания, он немного “того”».
«Старая комната», как оказалось, находилась на третьем этаже. На двери не висело никаких табличек, в отличие от остальных ноиеров, подписанных «3а», «3б» и так далее. Стэн неторопливо вытащил из кармана жилетки малюсенький ключик и, не дыша – братья почему-то тоже затаили дыхание – открыл им дверь. Внутреннее убранство ничем не прельщало и не удивляло – обычный гостиничный номер: в дальнем углу две кровати, разделенные сервировочным столиком, большое окно, свет из которого льется прямо на покрывала, тумба, сундук, стол.
- Всего доброго, - буркнул старик, развернувшись к двери.
- Постойте, - преградил ему дорогу Антон с протянутой рукой, - а ключи?
Стэн небрежно махнул рукой назад, на столик у кроватей, даже не глядя в ту сторону. По сути, вообще никуда не глядя: его бесцветные глаза, казалось, были устремлены внутрь головы.
- А, ладно, - сказал Дима, стоявший как раз у столика. Там и впрямь лежало два ключика, в точности таких же, как и у Стэна. – Два? Почему их два-то?
Но старик уже хлопнул дверью и в коридоре послышались его шаркающие шаги. И снова недовольное бурчание.
- Странный тип, - вздохнул Антон. – Надоели уже эти «странные типы».
- Одни проблемы от них, - кивнул Дима, разглядывая ключики. Затем протянул один брату, убрав свой в карман. – Что ж, - упер руки в боки он и метнул взгляд на окно. – Вещей у нас все равно нет, раскладывать нам нечего…
- Пошли, - угадал мысль брата Антон. – Мне до жути интересно это место.
- Вот-вот. Мне также.
Они вышли, закрыв дверь ключом Антона и шумно болтая, спустились вниз. Холл пустовал, хотя Антон готов был поклясться, что секунду назад он краем глаза заметил, как закрылась дверь за стойкой.
«Ну и хрен с ним, - подумал он и улыбнулся. – Надо уметь расслабляться».
Дима не понял, в чем причина улыбки, но узнавать не стал, а просто вышел в переулок.
В лунном свете отель сверкал, как новогодняя игрушка рядом с гирляндой. И это несмотря на то, что на всех четырех этажах горело от силы три-четыре окна. «Он не настоящий», - впервые посетила Антона эта странная мысль, и он поразился – почему не раньше? Ведь действительно, если посмотреть на этот дом, невольно ловишь себя на мысли, что он – всего лишь мираж. Даже воздух здесь (у подножья лестницы) и там (у самой двери) разительно отличается. Но Антон не стал углубляться в свои впечатления – слишком болела голова – и, повернувшись, хотел, было, выйти из проулка, как кто-то крепко схватил его за руку.
- Это я, - хмыкнул Дима, увидев, как нервно дернулся брат. – Смотри!
Антон проследил за взглядом Димы и увидел подтверждение своим мыслям: отель то пропадал, то исчезал, как бы тая в горячем воздухе.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениеновый кусок)

Глава 4
Порт Надежды

Водоворот начал стихать и, в конце концов, сменился статической картинкой: песчаный берег, уходящие вдаль высокие скалы, над которыми высится маяк и маленький городок с невысокими – три-четыре этажа – строениями. Но эта была всего-навсего картинка, которую транслировала сфера. Наконец «бивни» опустились, и братья вышли наружу. Сфера не врала – они действительно оказались на побережье. Где-то вдали плескались волны, бьющиеся о скалы, и до ушей доносился писк чаек. Антон присел на корточки и прислонил ладонь к песку – он был холодным и необычайно твердым, как будто его утаптывали много лет. Но кто? Здесь никого нет. Городок – братья посмотрели на серые безликие стены ближайших домов – выглядит безлюдным и не уютным. Покинутым. Антон силился представить себе ораву ребятни, бегущую на пляж, чтобы попрыгать со скал в воду, но безуспешно.
- Что это за место? – нарушил гнетущую тишину Дима. – Здесь мы будем в безопасности?
Антон даже не уловил сарказма в вопросе брата и, только чтобы не оставлять его в воздухе, ответил:
- Надеюсь.
Дима хмыкнул – именно этот ответ он и ожидал услышать – и огляделся. Еще один неприятный факт пробрался в их реальность: они стояли вовсе не на песчаном пляже, нет. Вокруг них простиралась пустыня - холодное бескрайнее серое покрывало на бездушной земле. Ни деревца, ни кустика – только серый песок. И Антон был уверен, что даже за много километров отсюда он будет таким же холодным и твердым; утрамбованным, наверное, самим временем.
Антон кивнул в сторону городка, но Дима почему-то не хотел туда идти. Брат это понял и присел, положив руки на колени. Заняться здесь было нечем, даже песок не поперебирать, поэтому он просто закрыл глаза, вслушиваясь в шум прибоя да гул набежавшего ветра.
Младший Саев стоял смирно не в силах двинуться. Что-то как-будто вцепилось в него, когда они ступили на эту землю. Воздух в легких загустел, с дыханием в организм проникало напряжение. Слава Богу, хоть не страх. С напряжением можно бороться. И еще кое-что. Такое навязчивое чувство, что не заметить или отогнать его было не так-то легко. Как дежа вю… или, скорее, как давно забытый сон, который сбывается в реальности. И этот маяк, и этот берег. И даже эти чайки, что, казалось, орут тут с сотворения мира. Дима все это уже видел, вернее чувствовал. Но он внезапно осознал – и от этого воздух в легких стал похожим на студень, а дыхание стало еще более напряженным – что этого не существует. Просто не существует и все! Он представил себе, как осторожно спускается по почти отвесной скале, как крики чаек становятся все громче, но птиц нет. Ни одного живого существа вокруг, кто мог бы издавать эти звуки. А крики в ушах настолько громкие, что уже почти сливаются с мыслями. Так же, как и шум прибоя. Он доносится от спокойной и невозмутимой глади моря. Но потом исчезают и звуки. Остается только маяк. Единственный реальный объект. Осколок реальности.
- Эй, вы! – чей-то резкий голос вырвал братьев из собственных мыслей.
К ним со стороны городка быстрым шагом направлялся очень высокий и широкоплечий мужчина. Из одежды на нем был халат на голое тело и туфли восточного образца с загнутым носом. Мужчина подошел почти вплотную и поглядел на братьев сверху вниз. Взгляд у него был с прищуром, но даже сквозь узкие щелки век были видны теплые карие глаза. Лицо также излучало добродушие: круглое и загорелое оно напоминало лицо Ходжи Насредина из арабских сказаний. Этакий мудрый добряк с богатым опытом за плечами.
- Кто такие? – вкрадчиво поинтересовался «Ходжа».
Братья представились, как будто мужчине нужно было это. Но, как ни странно, он кивнул и жестом позвал их за собой.
Дима недоуменно глянул на брата. Тот ответил той же монетой, и оба двинулись вслед за странным мужчиной.
- А кто Вы, позвольте узнать? – спросил Антон, еле поспевая за шустрым здоровяком.
- Краков, - не оборачиваясь, ответил он. – Кинстен Краков.
- О! - воскликнул Дима. – Так мы к вам!
- Я знаю, - все также разговаривая спиной, как ни в чем не бывало, ответил Кинстен. – Это Зоран послал вас.
Братья промолчали.
В этот момент они подходили к ближайшим домам, и, глядя на их унылые фасады, Антон даже успел подумать, что лучше бы было построить стену вокруг города; и странно, что ее никто не возвел. Но, как только они вошли вслед за Краковым в город, из уст Антона вырвался вздох удивления. Слева брат вторил ему.
Они стояли на длинной широкой улице, по обе стороны которой выселись небоскребы! Высоченные дома – этажей в пятнадцать-двадцать – тянулись по всей улице, как оборонительные башни. Из проулков по бокам выглядывали дома поменьше, но, тем не менее, богато украшенные. Каждый был произведением искусства, настоящим криком индивидуальности: лепнина, балюстрады, балконы, колоннада, всевозможные барельефы с изображениями геральдики. Все это великолепие простиралось вокруг главной улицы, настолько длинной, что дома вдали, несомненно, такие же высокие, как и в начале, казались миниатюрными.
- Это как? – выдохнул Антон, ошарашенно глядя по сторонам и разглядывая прохожих, снующих вокруг.
- А вот так, - наконец удосужился повернуться Кинстен. Его глаза блестели, как будто внутри бесновался огонь. – Добро пожаловать в Порт Надежды – город Хиллмон. Это прибежище для страждущих. Все те, кому нужна помощь, находят ее в Хиллмоне. Здесь есть место для всех от богачей до воров. Но при одном условии… - Кинстен замолчал, зыркнув на гостей. Затем добавил: - Угадайте.
- Живи и дай жить другим, - не раздумывая ответили братья.
Услышав этот ответ, Краков по-детски открыто захлопал в ладоши.
- Верно, верно, верно! – залепетал этот огромный ребенок в восточном одеянии.
- Здесь и враги пожмут друг другу руки, - закончил он свою речь и поплотнее укутался в халат.
- А если нет? – спросил Дима, когда они свернули в один из многочисленных переулков. Казалось, этот город состоит из сплошных переулков.
Антон посмотрел на Кракова, ожидая ответа – этот вопрос волновал и его – но ответа не последовало. Мужчина остановился у невысокого – этажа четыре – здания и стал усердно рыться в немногочисленных карманах халата.
«Что за привычка? – раздраженно думал Антон, наблюдая за Краковым. – Замолчать, как будто и не слышал вопроса. Терпеть это не могу!».
Наконец Кинстен нашел, что искал – связку ключей – и, поднявшись на крыльцо, открыл ими дверь здания. Звякнул колокольчик, и хозяин вслед за гостями зашел внутрь. Внутри царил уютный полумрак, сквозь который проглядывалась высокая барная стойка. Плавно загорелся свет и помещение «наполнилось» еще и столиками, расставленными вдоль стены. Свет источали керосиновые лампы, висящие под потолком по три штуки на стене.
- Эта моя гостиница, - нежно произнес Кинстен, но Диме почему-то показалось, что его здесь не только гостиница. Правда и гостиницей это назвать было сложно. На язык так и падали такие слова, как трактир или таверна. Что-то старое, давно забытое играло в этом заведении.
Встав за стойку, Кинстен перегнулся через нее и неожиданно сказал:
- А если нет… Их ждет неприятный исход. Правила надо соблюдать.
Диму такой ответ немного выбил из колеи, тем более, что ответа, как такового, он уже и не ждал. И лучше б не получал. Брат же, наоборот, остался доволен.
- Зоран что-нибудь мне передал? – деловым тоном поинтересовался Кинстен.
Антон молча протянул ему медальон и тут же поинтересовался: «Что там?»
Его надежды не оправдались – Краков неопределенно мотнул головой, по сути, проигнорировав вопрос и, открыв ящик за стойкой, положил туда медальон.
- Стэн! – крикнул он, обернувшись на дверь за своей спиной. – Стэнли!
- Иду, босс, - проворчал из-за двери скорее всего Стэнли и спустя секунду появился среди всех.
Стэнли оказался пожилым худосочным мужчиной с длинными руками, которые он держал как-то неумело, неуверенно - вдоль тела. На нем была длинная кофта с небольшим капюшоном, наверняка с трудом натянутым на пышную седую шевелюру. Поверх кофты - темная жилетка из сыромятной кожи. Из того же материала были сделаны и штаны, плотно облегающие тощие ноги; и тапочки, также как, и у босса с загнутыми носками.
- Проводи ребят в старую комнату. И возвращайся, я хотел с тобой перекинуться парой слов.
- Хорошо, босс, - пробурчал Стэн, бесцветно взглядом окинув ребят. – Пройдемте со мной.
Похожий на тощего Франкенштейна, Стэн направился к лестнице.
Братья испуганно глянули на Кракова, но тот ответил лишь выразительным взглядом: «Не обращайте внимания, он немного “того”».
«Старая комната», как оказалось, находилась на третьем этаже. На двери не висело никаких табличек, в отличие от остальных ноиеров, подписанных «3а», «3б» и так далее. Стэн неторопливо вытащил из кармана жилетки малюсенький ключик и, не дыша – братья почему-то тоже затаили дыхание – открыл им дверь. Внутреннее убранство ничем не прельщало и не удивляло – обычный гостиничный номер: в дальнем углу две кровати, разделенные сервировочным столиком, большое окно, свет из которого льется прямо на покрывала, тумба, сундук, стол.
- Всего доброго, - буркнул старик, развернувшись к двери.
- Постойте, - преградил ему дорогу Антон с протянутой рукой, - а ключи?
Стэн небрежно махнул рукой назад, на столик у кроватей, даже не глядя в ту сторону. По сути, вообще никуда не глядя: его бесцветные глаза, казалось, были устремлены внутрь головы.
- А, ладно, - сказал Дима, стоявший как раз у столика. Там и впрямь лежало два ключика, в точности таких же, как и у Стэна. – Два? Почему их два-то?
Но старик уже хлопнул дверью и в коридоре послышались его шаркающие шаги. И снова недовольное бурчание.
- Странный тип, - вздохнул Антон. – Надоели уже эти «странные типы».
- Одни проблемы от них, - кивнул Дима, разглядывая ключики. Затем протянул один брату, убрав свой в карман. – Что ж, - упер руки в боки он и метнул взгляд на окно. – Вещей у нас все равно нет, раскладывать нам нечего…
- Пошли, - угадал мысль брата Антон. – Мне до жути интересно это место.
- Вот-вот. Мне также.
Они вышли, закрыв дверь ключом Антона и шумно болтая, спустились вниз. Холл пустовал, хотя Антон готов был поклясться, что секунду назад он краем глаза заметил, как закрылась дверь за стойкой.
«Ну и хрен с ним, - подумал он и улыбнулся. – Надо уметь расслабляться».
Дима не понял, в чем причина улыбки, но узнавать не стал, а просто вышел в переулок.
В лунном свете отель сверкал, как новогодняя игрушка рядом с гирляндой. И это несмотря на то, что на всех четырех этажах горело от силы три-четыре окна. «Он не настоящий», - впервые посетила Антона эта странная мысль, и он поразился – почему не раньше? Ведь действительно, если посмотреть на этот дом, невольно ловишь себя на мысли, что он – всего лишь мираж. Даже воздух здесь (у подножья лестницы) и там (у самой двери) разительно отличается. Но Антон не стал углубляться в свои впечатления – слишком болела голова – и, повернувшись, хотел, было, выйти из проулка, как кто-то крепко схватил его за руку.
- Это я, - хмыкнул Дима, увидев, как нервно дернулся брат. – Смотри!
Антон проследил за взглядом Димы и увидел подтверждение своим мыслям: отель то пропадал, то исчезал, как бы тая в горячем воздухе.

Автор - Табыч
Дата добавления - 10.02.2012 в 15:00
Сообщениеновый кусок)

Глава 4
Порт Надежды

Водоворот начал стихать и, в конце концов, сменился статической картинкой: песчаный берег, уходящие вдаль высокие скалы, над которыми высится маяк и маленький городок с невысокими – три-четыре этажа – строениями. Но эта была всего-навсего картинка, которую транслировала сфера. Наконец «бивни» опустились, и братья вышли наружу. Сфера не врала – они действительно оказались на побережье. Где-то вдали плескались волны, бьющиеся о скалы, и до ушей доносился писк чаек. Антон присел на корточки и прислонил ладонь к песку – он был холодным и необычайно твердым, как будто его утаптывали много лет. Но кто? Здесь никого нет. Городок – братья посмотрели на серые безликие стены ближайших домов – выглядит безлюдным и не уютным. Покинутым. Антон силился представить себе ораву ребятни, бегущую на пляж, чтобы попрыгать со скал в воду, но безуспешно.
- Что это за место? – нарушил гнетущую тишину Дима. – Здесь мы будем в безопасности?
Антон даже не уловил сарказма в вопросе брата и, только чтобы не оставлять его в воздухе, ответил:
- Надеюсь.
Дима хмыкнул – именно этот ответ он и ожидал услышать – и огляделся. Еще один неприятный факт пробрался в их реальность: они стояли вовсе не на песчаном пляже, нет. Вокруг них простиралась пустыня - холодное бескрайнее серое покрывало на бездушной земле. Ни деревца, ни кустика – только серый песок. И Антон был уверен, что даже за много километров отсюда он будет таким же холодным и твердым; утрамбованным, наверное, самим временем.
Антон кивнул в сторону городка, но Дима почему-то не хотел туда идти. Брат это понял и присел, положив руки на колени. Заняться здесь было нечем, даже песок не поперебирать, поэтому он просто закрыл глаза, вслушиваясь в шум прибоя да гул набежавшего ветра.
Младший Саев стоял смирно не в силах двинуться. Что-то как-будто вцепилось в него, когда они ступили на эту землю. Воздух в легких загустел, с дыханием в организм проникало напряжение. Слава Богу, хоть не страх. С напряжением можно бороться. И еще кое-что. Такое навязчивое чувство, что не заметить или отогнать его было не так-то легко. Как дежа вю… или, скорее, как давно забытый сон, который сбывается в реальности. И этот маяк, и этот берег. И даже эти чайки, что, казалось, орут тут с сотворения мира. Дима все это уже видел, вернее чувствовал. Но он внезапно осознал – и от этого воздух в легких стал похожим на студень, а дыхание стало еще более напряженным – что этого не существует. Просто не существует и все! Он представил себе, как осторожно спускается по почти отвесной скале, как крики чаек становятся все громче, но птиц нет. Ни одного живого существа вокруг, кто мог бы издавать эти звуки. А крики в ушах настолько громкие, что уже почти сливаются с мыслями. Так же, как и шум прибоя. Он доносится от спокойной и невозмутимой глади моря. Но потом исчезают и звуки. Остается только маяк. Единственный реальный объект. Осколок реальности.
- Эй, вы! – чей-то резкий голос вырвал братьев из собственных мыслей.
К ним со стороны городка быстрым шагом направлялся очень высокий и широкоплечий мужчина. Из одежды на нем был халат на голое тело и туфли восточного образца с загнутым носом. Мужчина подошел почти вплотную и поглядел на братьев сверху вниз. Взгляд у него был с прищуром, но даже сквозь узкие щелки век были видны теплые карие глаза. Лицо также излучало добродушие: круглое и загорелое оно напоминало лицо Ходжи Насредина из арабских сказаний. Этакий мудрый добряк с богатым опытом за плечами.
- Кто такие? – вкрадчиво поинтересовался «Ходжа».
Братья представились, как будто мужчине нужно было это. Но, как ни странно, он кивнул и жестом позвал их за собой.
Дима недоуменно глянул на брата. Тот ответил той же монетой, и оба двинулись вслед за странным мужчиной.
- А кто Вы, позвольте узнать? – спросил Антон, еле поспевая за шустрым здоровяком.
- Краков, - не оборачиваясь, ответил он. – Кинстен Краков.
- О! - воскликнул Дима. – Так мы к вам!
- Я знаю, - все также разговаривая спиной, как ни в чем не бывало, ответил Кинстен. – Это Зоран послал вас.
Братья промолчали.
В этот момент они подходили к ближайшим домам, и, глядя на их унылые фасады, Антон даже успел подумать, что лучше бы было построить стену вокруг города; и странно, что ее никто не возвел. Но, как только они вошли вслед за Краковым в город, из уст Антона вырвался вздох удивления. Слева брат вторил ему.
Они стояли на длинной широкой улице, по обе стороны которой выселись небоскребы! Высоченные дома – этажей в пятнадцать-двадцать – тянулись по всей улице, как оборонительные башни. Из проулков по бокам выглядывали дома поменьше, но, тем не менее, богато украшенные. Каждый был произведением искусства, настоящим криком индивидуальности: лепнина, балюстрады, балконы, колоннада, всевозможные барельефы с изображениями геральдики. Все это великолепие простиралось вокруг главной улицы, настолько длинной, что дома вдали, несомненно, такие же высокие, как и в начале, казались миниатюрными.
- Это как? – выдохнул Антон, ошарашенно глядя по сторонам и разглядывая прохожих, снующих вокруг.
- А вот так, - наконец удосужился повернуться Кинстен. Его глаза блестели, как будто внутри бесновался огонь. – Добро пожаловать в Порт Надежды – город Хиллмон. Это прибежище для страждущих. Все те, кому нужна помощь, находят ее в Хиллмоне. Здесь есть место для всех от богачей до воров. Но при одном условии… - Кинстен замолчал, зыркнув на гостей. Затем добавил: - Угадайте.
- Живи и дай жить другим, - не раздумывая ответили братья.
Услышав этот ответ, Краков по-детски открыто захлопал в ладоши.
- Верно, верно, верно! – залепетал этот огромный ребенок в восточном одеянии.
- Здесь и враги пожмут друг другу руки, - закончил он свою речь и поплотнее укутался в халат.
- А если нет? – спросил Дима, когда они свернули в один из многочисленных переулков. Казалось, этот город состоит из сплошных переулков.
Антон посмотрел на Кракова, ожидая ответа – этот вопрос волновал и его – но ответа не последовало. Мужчина остановился у невысокого – этажа четыре – здания и стал усердно рыться в немногочисленных карманах халата.
«Что за привычка? – раздраженно думал Антон, наблюдая за Краковым. – Замолчать, как будто и не слышал вопроса. Терпеть это не могу!».
Наконец Кинстен нашел, что искал – связку ключей – и, поднявшись на крыльцо, открыл ими дверь здания. Звякнул колокольчик, и хозяин вслед за гостями зашел внутрь. Внутри царил уютный полумрак, сквозь который проглядывалась высокая барная стойка. Плавно загорелся свет и помещение «наполнилось» еще и столиками, расставленными вдоль стены. Свет источали керосиновые лампы, висящие под потолком по три штуки на стене.
- Эта моя гостиница, - нежно произнес Кинстен, но Диме почему-то показалось, что его здесь не только гостиница. Правда и гостиницей это назвать было сложно. На язык так и падали такие слова, как трактир или таверна. Что-то старое, давно забытое играло в этом заведении.
Встав за стойку, Кинстен перегнулся через нее и неожиданно сказал:
- А если нет… Их ждет неприятный исход. Правила надо соблюдать.
Диму такой ответ немного выбил из колеи, тем более, что ответа, как такового, он уже и не ждал. И лучше б не получал. Брат же, наоборот, остался доволен.
- Зоран что-нибудь мне передал? – деловым тоном поинтересовался Кинстен.
Антон молча протянул ему медальон и тут же поинтересовался: «Что там?»
Его надежды не оправдались – Краков неопределенно мотнул головой, по сути, проигнорировав вопрос и, открыв ящик за стойкой, положил туда медальон.
- Стэн! – крикнул он, обернувшись на дверь за своей спиной. – Стэнли!
- Иду, босс, - проворчал из-за двери скорее всего Стэнли и спустя секунду появился среди всех.
Стэнли оказался пожилым худосочным мужчиной с длинными руками, которые он держал как-то неумело, неуверенно - вдоль тела. На нем была длинная кофта с небольшим капюшоном, наверняка с трудом натянутым на пышную седую шевелюру. Поверх кофты - темная жилетка из сыромятной кожи. Из того же материала были сделаны и штаны, плотно облегающие тощие ноги; и тапочки, также как, и у босса с загнутыми носками.
- Проводи ребят в старую комнату. И возвращайся, я хотел с тобой перекинуться парой слов.
- Хорошо, босс, - пробурчал Стэн, бесцветно взглядом окинув ребят. – Пройдемте со мной.
Похожий на тощего Франкенштейна, Стэн направился к лестнице.
Братья испуганно глянули на Кракова, но тот ответил лишь выразительным взглядом: «Не обращайте внимания, он немного “того”».
«Старая комната», как оказалось, находилась на третьем этаже. На двери не висело никаких табличек, в отличие от остальных ноиеров, подписанных «3а», «3б» и так далее. Стэн неторопливо вытащил из кармана жилетки малюсенький ключик и, не дыша – братья почему-то тоже затаили дыхание – открыл им дверь. Внутреннее убранство ничем не прельщало и не удивляло – обычный гостиничный номер: в дальнем углу две кровати, разделенные сервировочным столиком, большое окно, свет из которого льется прямо на покрывала, тумба, сундук, стол.
- Всего доброго, - буркнул старик, развернувшись к двери.
- Постойте, - преградил ему дорогу Антон с протянутой рукой, - а ключи?
Стэн небрежно махнул рукой назад, на столик у кроватей, даже не глядя в ту сторону. По сути, вообще никуда не глядя: его бесцветные глаза, казалось, были устремлены внутрь головы.
- А, ладно, - сказал Дима, стоявший как раз у столика. Там и впрямь лежало два ключика, в точности таких же, как и у Стэна. – Два? Почему их два-то?
Но старик уже хлопнул дверью и в коридоре послышались его шаркающие шаги. И снова недовольное бурчание.
- Странный тип, - вздохнул Антон. – Надоели уже эти «странные типы».
- Одни проблемы от них, - кивнул Дима, разглядывая ключики. Затем протянул один брату, убрав свой в карман. – Что ж, - упер руки в боки он и метнул взгляд на окно. – Вещей у нас все равно нет, раскладывать нам нечего…
- Пошли, - угадал мысль брата Антон. – Мне до жути интересно это место.
- Вот-вот. Мне также.
Они вышли, закрыв дверь ключом Антона и шумно болтая, спустились вниз. Холл пустовал, хотя Антон готов был поклясться, что секунду назад он краем глаза заметил, как закрылась дверь за стойкой.
«Ну и хрен с ним, - подумал он и улыбнулся. – Надо уметь расслабляться».
Дима не понял, в чем причина улыбки, но узнавать не стал, а просто вышел в переулок.
В лунном свете отель сверкал, как новогодняя игрушка рядом с гирляндой. И это несмотря на то, что на всех четырех этажах горело от силы три-четыре окна. «Он не настоящий», - впервые посетила Антона эта странная мысль, и он поразился – почему не раньше? Ведь действительно, если посмотреть на этот дом, невольно ловишь себя на мысли, что он – всего лишь мираж. Даже воздух здесь (у подножья лестницы) и там (у самой двери) разительно отличается. Но Антон не стал углубляться в свои впечатления – слишком болела голова – и, повернувшись, хотел, было, выйти из проулка, как кто-то крепко схватил его за руку.
- Это я, - хмыкнул Дима, увидев, как нервно дернулся брат. – Смотри!
Антон проследил за взглядом Димы и увидел подтверждение своим мыслям: отель то пропадал, то исчезал, как бы тая в горячем воздухе.

Автор - Табыч
Дата добавления - 10.02.2012 в 15:00
ТабычДата: Понедельник, 27.02.2012, 15:11 | Сообщение # 173
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
- Поразительно! - воскликнул Антон, сделав шаг вперед. Так и есть – отель исчезал с увеличением расстояния до него.
- Ты веришь в это? – спросил Дима, когда они не спеша шли по главному проспекту.
На изогнутых столбах, скрепя покачивались запыленные фонари, прилично освещая длинную широкую улицу.
Антон вопросительно мотнул головой в сторону отеля.
- И в это, и вообще во все…
- У нас нет другого выхода, - быстро ответил Антон.
- Софистика! – возразил Дима, хотя и сам не знал ответа на свой вопрос.
Брат это понял, отчего не стал спорить.
- Может быть… А ты как думаешь?
- Верю ли я?
- Да, - они встали под одним из фонарей, и Антон, оглядев безлюдную улицу, остановил взгляд на брате.
Как же постарел его младший брат! На Антона смотрели выцветшие глаза, провалившиеся в глазницах. Лицо, некогда вечно раскрасневшееся, как с мороза, теперь имело пергаментный оттенок; а кожа выглядела тонкой, как папиросная бумага.
Дима вздохнул. Он заметил, что стал очень часто вздыхать в последнее время.
- Нет, - наконец ответил он. Может и не очень честно, но хоть максимально приближено к этому. Антон только пожал плечами. – Я думаю, это не более, - Дима задумался на мгновение, - чем мираж.
- Вот уж согласен, - улыбнулся Антон и, непонятно почему, его собственная улыбка обрадовала его, наполнила душу спокойствием и красотой.
Закурили. Сигареты, найденные в баре оказались весьма недурными, по крайней мере, по сравнению с отечественными. Докурив до половины, братья продолжили путь, периодически озираясь по сторонам. Вопреки ожиданиям Антона небоскребы по обе стороны проспекта сменились домами поменьше, а улица оказалась не такой уж и бесконечной – уже километрах в полутора виднелось здание, преграждающее путь. Дома, сменившие небоскребы, хоть и были заметно меньше и аккуратнее, тем не менее все также напоминали картинки, наклеенные на пространство. Может всему виной особое освещение, а может игра воображения уставшего мозга? Неважно! Думать об этом не было ни сил ни желания. Одно только волновало Саевых в этот момент:
- Где все? – Дима, докурив, отбросил хабарик, который исчез в темноте. – Я имею ввиду: отец, Джон, Фред… Арианна.
- Я надеюсь, только, что с ними все в порядке, - после небольшой заминки ответил Антон. Ему показалось, что за ними кто-то следит. Паранойя?
Дима заметил нервозные нотки в голосе брата и на всякий случай обернулся: никого. Темная, голая улица. Совершенно неприветливая. Тем более, для города, названного Кинстеном «порт Надежды». Скорее этот кусочек земли напоминал Лавкрафтовский Инсмут. Унылый, безжизненный, Богом забытый уголок. Опасность здесь могла таиться за каждым углом. И судя по напряженности Антона, он чувствовал эту опасность.
- Стой! - прошептал Антон. Ему послышался чей-то крик. Сдавленный крик о помощи.
Стукнувшись о руку брата, Дима остановился, прислушался. Ничего. В абсолютной темноте царила абсолютная тишина. Перед глазами Димы поплыли цветные полосы, тонкие, как нити; и резко, ни с того ни с сего закружилась голова и наполнилась страшным гулом. Но все это было неважно: в какофонии звуков Дима различил его – крик о помощи. Громкая отчетливая мольба:
- ПОМОГИТЕ! – кричал женский голос. Совсем недалеко, по правую руку.
Переглянувшись, Саевы опрометью бросились туда, в темноте еле разглядев очередной проулок.
- ЭЙ! – крикнули они, совсем не заботясь о собственной безопасности. С ними иногда такое случалось – непоколебимая жажда помогать людям, возникающая в самый неподходящий момент. Острее всего она была выражена у Антона. – Где вы?
Но голос уже молчал. Стих и гул в голове Димы.
- ЭЙ!!! – во всю глотку завопил Антон. Казалось, в этот момент он перебудил весь проспект.
- Тише! – резко произнес Дима.
Он услышал что-то, и это «что-то» ему совсем не понравилось. Рычание. Оно становилось все громче; тот, кто рычал, явно приближался, но в темноте его не было видно. Да что там его, Дима брата едва различал. Он тихонько стал продвигаться вперед, но не успел сделать и пары шагов, как увидел его: в нескольких шагах от них, прислонившись к обшарпанной кирпичной стене, стоял высоченный (роста, как два Димы) мужчина с длинными спутанными волосами, закрывающими пол лица. Неприкрытая часть лица была просто уродливой: выступающие вперед скулы больше обычных, человеческих раза в три, тогда как щек не было вовсе – их место занимала голая челюсть с короткими треугольными зубами. Прежде, чем отключить разум, Дима успел заметить за спиной урода на земле тело девушки. Она лежала на животе, абсолютно голая, а из-под нее струйкой текла какая-то темная жидкость. Антон тоже увидел несчастную девушку, и уже решив, что она мертва, стал отступать назад, непонятно зачем сжав кулаки; как вдруг несчастная дернулась и застонала – вернее издала один единственный протяжный стон. Тут обоих братьев и переклинило: может роль сыграла еще живая девушка и их иногда включающееся геройство, а может просто безвыходность ситуации («урод» пер прямо на них с явно недобрыми намерениями). Они решили напасть. Но не успели сделать и шагу, как существо их опередило. Молниеносным движением мужик нанес один удар. Только один. И оба брата оказались на земле. Такой боли ни Антон ни Дима не испытывали в жизни: голова была готова разорваться на атомы, а шея, казалось вот вот лопнет под каким-то грузом. «Сломал шея», - единственная сформировавшаяся мысль в голове у Димы заставила его включиться в реальность. И тут произошло нечто необъяснимое: когда мужик подняв ногу, хотел уже опустить ее на ребра одного из братьев, их тела пронзилтоком. Неописуемой силы. Такой, что они готовы были взлететь.
Братья вскочили как раз вовремя – нога здоровяка с грохотом опустилась на землю – и одновременно ударили его с двух сторон. И снова их тела пронзил странный заряд. Пронзил в тот момент, когда кулак Антона уже летел в одну скулу противника, а кулак Димы – в другую. Удар пришелся точно по назначению: сначала Антон уперся костяшками в какой-то вязкий, тягучий слой «чего-то», но пробив его, и не потеряв ударной силы кулак «прилетел» четко в скулу.
Трехметровая орясина с утробным криком отлетел назад и «остановился» у стены. Отпрянули и братья. И так еле стоявшие на ногах, они покачнулись, но устояли. Существо тем временем, прислонившись к стенке, пыталось восстановить дыхание. Из его рта вылетали прерывистые хрипы, их сменили какие-то булькающие звуки и, наконец, существо «вырвало»: по уголкам рта вначале тонкой струйкой засочилась белая жидкость, а затем мощным потоком вылилась наружу.
Братья сами чуть не блеванули, глядя на это действо, но собравшись с силами и последний раз взглянув на мужика (глаза его были закрыты) ринулись к девушке. Ее била сильная дрожь, но это было хорошо: по крайней мере, она жива.
- Девушка, - мягко произнесли Саевы, осторожно перевернув ее на бок. Дима осмотрел ее тело, и облегченно выдохнул: кровь текла из неглубокого пореза на животе девушки, а не из промежности, как опасались братья. Маньяк не успел сделать свое дело.
Антон подложил руку ей под спину, и братья аккуратно перевернули девушку. Глаза ее были плотно закрыты, но из них ручьем бежали слезы, отчего вымученное лицо блестело в свете луны. Из-под длинных черных-с-рыжим спутанных волос выглядывала симпатичное личико: пухлые щеки, плотно сжатые, но оттого не менее пухлые губы, вздернутый аккуратный носик не портили даже вздымающиеся ноздри. Глаза братьев невольно поползли ниже, но тут девушка распахнула глаза и приличия ради, Саевы уставились в них. И не пожалели – из-под слипшихся от слез ресниц блестели огромные темно-зеленые глаза. В лунном свете они смотрелись великолепно. На секунду братья забыли о причине их появления.
- Привет, - девушка криво улыбнулась, обнажив ямочки на щеках и разглядывая своих спасителей. – Вы кто?
- Мы? – Антон был все еще ошарашен случившимся, но дрожащее тело на его руке вселяло в него уверенность. И дерзость: - Мы твои будущие мужья. После того, что случилось, как приличная девушка, ты должна выйти за нас замуж.
Девушка хмыкнула. На этот раз улыбка ее стала шире и не такой болезненной.
- Что, - она игриво оглядела братьев, - за обоих?
- Не слушайте моего придурочного братца, - заявил Дима, пользуясь тем, что одна рука «придурочного братца» занята. – Он всегда несет ерунду, при виде прекрасного.
Антон тем временем перевел голую собеседницу в сидячее положение, а Дима, стянув с себя свитер, предложил его девушке.
- Вот спасибо, - закивала он, прикрывая себя как это только возможно
Видя, что этого недостаточно, Антон одел на нее плащ.
Павлиньи игры закончились:
- Ладно, шутки шутками, а что с тобой случилось? – посерьезнел Антон и, глянув на здоровяка – тот лежал все в том же состоянии – добавил: - И че это за урод?
Спасенная укуталась в плащ и, благодарным взглядом подобранного щенка глядя на братьев, сказала:
- Он напал на меня, - говорила она четко, хоть и губы ее почти не шевелились. – Я здесь совсем недавно, приехала из Рэдроува, слышали о таком?
- Возможно, - ответил Антон, глядя девушке в глаза. Дима тоже неопределенно мотнул головой. Не говорить же первой знакомой в этом мире девушке, что ни хрена не о чем не знаешь. Девушка же поникла, услышав это, но тут же улыбнулась, кивнув на проспект.
Все согласились. Выйти из этого чертового переулка хотелось больше всего.
- Ну вот, мне пришлось столкнуться с… трудностями, которые и вынудили меня остановиться здесь.
«Беглянка», - решил Антон, и, переглянувшись с Димой, понял, что тому пришла в голову идентичная мысль. Девушка заметила это движение и поспешно пояснила:
- Да, я понимаю, вы думаете, что я от кого-то скрываюсь, - братья не стали это комментировать. Девушка одними глазами поблагодарила их за это. – Ну ладно, - решительно вздохнула она, но Антон, подскочив к ней приложил палец к ее губам. Это было неслыханной дерзостью даже для него, но девушка не стала препятствовать. Она была все еще в шоке.
Антон все же поспешил объясниться:
- Не говори того, чего не должна. По крайней мере, - он огляделся по сторонам, и как всегда ухмыльнулся, - не здесь и не сейчас.
- Как вас зовут? – Дима до последнего оставался галантным, за что его очень любили. По крайней мере, на «Вы», он называл всех девушек, даже порой зная их имена.
- Мелинда, - девушка протянула руку.
- Антон.
- Дима.
Братья по очереди пожали ей руку.
- Приятно… - начала было Мелинда, но тут глаза ее округлились, и Антон, ожидая всего чего угодно, проследил за ее взглядом. Прямо посреди улицы, на проезжей, так сказать, части стоял некто, уперев руки в боки. Луна светила ему в спину. Братья не сговариваясь, резким, но аккуратным движением, оттолкнули Мелинду к себе за спину. Что они собираются делать, Саевы представляли себе в меньшей степени, но девушку, которую они вытащили из беды, оставить они просто не могли. Пока они всматривались в темноту, сзади послышалось знакомое рычание. Похотливый (чтоб его!) проснулся. Если незнакомцу впереди луна светила в спину, то патлатого урода седая спутница Земли освещала во всей красе. Мужик и впрямь был очень высок, помимо всего прочего с ручищами, достающими до колен. Он ринулся вперед, изрыгая утробные звуки (судя по всему – проклятья) и размахивая руками, рискуя выбить стекла соседних домов.
Внезапно между братьями с Мелиндой и монстром возник тот самый незнакомец, что только что стоял сзади. Возник все также, подбоченясь. Теперь, когда луна жадно светила ему в лысину и в обшарпанную жилетку, братья признали в незнакомце Стенли. Того самого помощника Кракова.
Завидя новое действующее лицо, «волосатый» остановился и… упал на колени. И тут, в эту самую секунду, до ушей Саевых донеслось нечто неописуемое. Таких прекрасных звуков им еще не доводилось слышать. И эти звуки издавал ни кто иной как чертов маньяк.
- Что это? – выдохнул Дима, во все глаза глядя на представление: Стенли медленно подходит к бьющемуся головой о землю уроду, который на коленях-то и то выше своего «противника».
-- Я не понимаю, - ответил Антона и оба брата взглянули на Мелинду. Та, скорее всего, понимала, как минимум чуть больше них: ее лицо озарилось, но в глазах ее читалась печаль.
- Он плачет, - пояснила она, не отрываясь глядя вперед: Стенли уже стоял над «рыдающим» здоровяком.
- Плачет? – в один голос переспросили братья, на что девушка, убрав руки в карманы плаща и, потянувшись, только кивнула.
- Никогда не слышал, чтоб так плакали, - прошептал Дима. Антон недоуменно кивнул. А тем временем события приняли устрашающий поворот: Стенли стоял над жертвой и, глядя тому прямо в глаза и растопырив пальцы, направил руку прямо на лицо здоровяка. Мужчина вначале побледнел, затем кожа его стала покрываться дорожками вен, вздувающихся на каждом квадратном сантиметре отдельными пузырьками. Мелинда отвернулась и закрыла лицо ладонями.
- Стенли, - позвал Антон, очень недовольный этим страшным спектаклем. – Что происходит?
- Он пытался напасть на вас. Он был предупрежден.
Антон не нашелся, что ответить. Стен был прав, и еще каких-то пять минут назад, Саевы были готовы разорвать здоровяка. Ведь он действительно хотел напасть. И одному Богу известны их шансы выжить. Но… А что «но»?.. Антон промолчал. Ни он, ни Дима не могли жалеть того, кто пытался их убить, даже желая показаться гуманными. Это того не стоило.
Мужчина издал какой-то хрип, наклонившись к уху Стенли, и рухнул на землю, как пустой мешок.
- Все кончено, - обратившись к Мелинде, заключил Антон, но девушка не оторвала ладони от лица. Глупенькая. Неужели она его жалела?
- Идем, - властно произнес Стенли. Он прошел мимо них, ни разу не обернувшись. Тело здоровяка лежало посреди дороги. Теперь он точно мертв.
- Кто это был? – еле догнав Стена – Мелинду приходилось чуть ли не толкать за талию – спросили братья.
- Эта был абанин.
- Кто? – братья не смогли сдержать раздражения.
- Пройдем, я вам все объясню…
И Стенли жестом пригласил молодых людей зайти внутрь отеля.
Антон немного задержался с улыбкой глядя на вывеску, висящую справа от двери. В лунном свете блестели старые, но прекрасно сохранившиеся буквы. Вывеска гласила «Отель Фата Моргана».
Все также улыбаясь, он вошел внутрь, закрыв за собой дверь.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение- Поразительно! - воскликнул Антон, сделав шаг вперед. Так и есть – отель исчезал с увеличением расстояния до него.
- Ты веришь в это? – спросил Дима, когда они не спеша шли по главному проспекту.
На изогнутых столбах, скрепя покачивались запыленные фонари, прилично освещая длинную широкую улицу.
Антон вопросительно мотнул головой в сторону отеля.
- И в это, и вообще во все…
- У нас нет другого выхода, - быстро ответил Антон.
- Софистика! – возразил Дима, хотя и сам не знал ответа на свой вопрос.
Брат это понял, отчего не стал спорить.
- Может быть… А ты как думаешь?
- Верю ли я?
- Да, - они встали под одним из фонарей, и Антон, оглядев безлюдную улицу, остановил взгляд на брате.
Как же постарел его младший брат! На Антона смотрели выцветшие глаза, провалившиеся в глазницах. Лицо, некогда вечно раскрасневшееся, как с мороза, теперь имело пергаментный оттенок; а кожа выглядела тонкой, как папиросная бумага.
Дима вздохнул. Он заметил, что стал очень часто вздыхать в последнее время.
- Нет, - наконец ответил он. Может и не очень честно, но хоть максимально приближено к этому. Антон только пожал плечами. – Я думаю, это не более, - Дима задумался на мгновение, - чем мираж.
- Вот уж согласен, - улыбнулся Антон и, непонятно почему, его собственная улыбка обрадовала его, наполнила душу спокойствием и красотой.
Закурили. Сигареты, найденные в баре оказались весьма недурными, по крайней мере, по сравнению с отечественными. Докурив до половины, братья продолжили путь, периодически озираясь по сторонам. Вопреки ожиданиям Антона небоскребы по обе стороны проспекта сменились домами поменьше, а улица оказалась не такой уж и бесконечной – уже километрах в полутора виднелось здание, преграждающее путь. Дома, сменившие небоскребы, хоть и были заметно меньше и аккуратнее, тем не менее все также напоминали картинки, наклеенные на пространство. Может всему виной особое освещение, а может игра воображения уставшего мозга? Неважно! Думать об этом не было ни сил ни желания. Одно только волновало Саевых в этот момент:
- Где все? – Дима, докурив, отбросил хабарик, который исчез в темноте. – Я имею ввиду: отец, Джон, Фред… Арианна.
- Я надеюсь, только, что с ними все в порядке, - после небольшой заминки ответил Антон. Ему показалось, что за ними кто-то следит. Паранойя?
Дима заметил нервозные нотки в голосе брата и на всякий случай обернулся: никого. Темная, голая улица. Совершенно неприветливая. Тем более, для города, названного Кинстеном «порт Надежды». Скорее этот кусочек земли напоминал Лавкрафтовский Инсмут. Унылый, безжизненный, Богом забытый уголок. Опасность здесь могла таиться за каждым углом. И судя по напряженности Антона, он чувствовал эту опасность.
- Стой! - прошептал Антон. Ему послышался чей-то крик. Сдавленный крик о помощи.
Стукнувшись о руку брата, Дима остановился, прислушался. Ничего. В абсолютной темноте царила абсолютная тишина. Перед глазами Димы поплыли цветные полосы, тонкие, как нити; и резко, ни с того ни с сего закружилась голова и наполнилась страшным гулом. Но все это было неважно: в какофонии звуков Дима различил его – крик о помощи. Громкая отчетливая мольба:
- ПОМОГИТЕ! – кричал женский голос. Совсем недалеко, по правую руку.
Переглянувшись, Саевы опрометью бросились туда, в темноте еле разглядев очередной проулок.
- ЭЙ! – крикнули они, совсем не заботясь о собственной безопасности. С ними иногда такое случалось – непоколебимая жажда помогать людям, возникающая в самый неподходящий момент. Острее всего она была выражена у Антона. – Где вы?
Но голос уже молчал. Стих и гул в голове Димы.
- ЭЙ!!! – во всю глотку завопил Антон. Казалось, в этот момент он перебудил весь проспект.
- Тише! – резко произнес Дима.
Он услышал что-то, и это «что-то» ему совсем не понравилось. Рычание. Оно становилось все громче; тот, кто рычал, явно приближался, но в темноте его не было видно. Да что там его, Дима брата едва различал. Он тихонько стал продвигаться вперед, но не успел сделать и пары шагов, как увидел его: в нескольких шагах от них, прислонившись к обшарпанной кирпичной стене, стоял высоченный (роста, как два Димы) мужчина с длинными спутанными волосами, закрывающими пол лица. Неприкрытая часть лица была просто уродливой: выступающие вперед скулы больше обычных, человеческих раза в три, тогда как щек не было вовсе – их место занимала голая челюсть с короткими треугольными зубами. Прежде, чем отключить разум, Дима успел заметить за спиной урода на земле тело девушки. Она лежала на животе, абсолютно голая, а из-под нее струйкой текла какая-то темная жидкость. Антон тоже увидел несчастную девушку, и уже решив, что она мертва, стал отступать назад, непонятно зачем сжав кулаки; как вдруг несчастная дернулась и застонала – вернее издала один единственный протяжный стон. Тут обоих братьев и переклинило: может роль сыграла еще живая девушка и их иногда включающееся геройство, а может просто безвыходность ситуации («урод» пер прямо на них с явно недобрыми намерениями). Они решили напасть. Но не успели сделать и шагу, как существо их опередило. Молниеносным движением мужик нанес один удар. Только один. И оба брата оказались на земле. Такой боли ни Антон ни Дима не испытывали в жизни: голова была готова разорваться на атомы, а шея, казалось вот вот лопнет под каким-то грузом. «Сломал шея», - единственная сформировавшаяся мысль в голове у Димы заставила его включиться в реальность. И тут произошло нечто необъяснимое: когда мужик подняв ногу, хотел уже опустить ее на ребра одного из братьев, их тела пронзилтоком. Неописуемой силы. Такой, что они готовы были взлететь.
Братья вскочили как раз вовремя – нога здоровяка с грохотом опустилась на землю – и одновременно ударили его с двух сторон. И снова их тела пронзил странный заряд. Пронзил в тот момент, когда кулак Антона уже летел в одну скулу противника, а кулак Димы – в другую. Удар пришелся точно по назначению: сначала Антон уперся костяшками в какой-то вязкий, тягучий слой «чего-то», но пробив его, и не потеряв ударной силы кулак «прилетел» четко в скулу.
Трехметровая орясина с утробным криком отлетел назад и «остановился» у стены. Отпрянули и братья. И так еле стоявшие на ногах, они покачнулись, но устояли. Существо тем временем, прислонившись к стенке, пыталось восстановить дыхание. Из его рта вылетали прерывистые хрипы, их сменили какие-то булькающие звуки и, наконец, существо «вырвало»: по уголкам рта вначале тонкой струйкой засочилась белая жидкость, а затем мощным потоком вылилась наружу.
Братья сами чуть не блеванули, глядя на это действо, но собравшись с силами и последний раз взглянув на мужика (глаза его были закрыты) ринулись к девушке. Ее била сильная дрожь, но это было хорошо: по крайней мере, она жива.
- Девушка, - мягко произнесли Саевы, осторожно перевернув ее на бок. Дима осмотрел ее тело, и облегченно выдохнул: кровь текла из неглубокого пореза на животе девушки, а не из промежности, как опасались братья. Маньяк не успел сделать свое дело.
Антон подложил руку ей под спину, и братья аккуратно перевернули девушку. Глаза ее были плотно закрыты, но из них ручьем бежали слезы, отчего вымученное лицо блестело в свете луны. Из-под длинных черных-с-рыжим спутанных волос выглядывала симпатичное личико: пухлые щеки, плотно сжатые, но оттого не менее пухлые губы, вздернутый аккуратный носик не портили даже вздымающиеся ноздри. Глаза братьев невольно поползли ниже, но тут девушка распахнула глаза и приличия ради, Саевы уставились в них. И не пожалели – из-под слипшихся от слез ресниц блестели огромные темно-зеленые глаза. В лунном свете они смотрелись великолепно. На секунду братья забыли о причине их появления.
- Привет, - девушка криво улыбнулась, обнажив ямочки на щеках и разглядывая своих спасителей. – Вы кто?
- Мы? – Антон был все еще ошарашен случившимся, но дрожащее тело на его руке вселяло в него уверенность. И дерзость: - Мы твои будущие мужья. После того, что случилось, как приличная девушка, ты должна выйти за нас замуж.
Девушка хмыкнула. На этот раз улыбка ее стала шире и не такой болезненной.
- Что, - она игриво оглядела братьев, - за обоих?
- Не слушайте моего придурочного братца, - заявил Дима, пользуясь тем, что одна рука «придурочного братца» занята. – Он всегда несет ерунду, при виде прекрасного.
Антон тем временем перевел голую собеседницу в сидячее положение, а Дима, стянув с себя свитер, предложил его девушке.
- Вот спасибо, - закивала он, прикрывая себя как это только возможно
Видя, что этого недостаточно, Антон одел на нее плащ.
Павлиньи игры закончились:
- Ладно, шутки шутками, а что с тобой случилось? – посерьезнел Антон и, глянув на здоровяка – тот лежал все в том же состоянии – добавил: - И че это за урод?
Спасенная укуталась в плащ и, благодарным взглядом подобранного щенка глядя на братьев, сказала:
- Он напал на меня, - говорила она четко, хоть и губы ее почти не шевелились. – Я здесь совсем недавно, приехала из Рэдроува, слышали о таком?
- Возможно, - ответил Антон, глядя девушке в глаза. Дима тоже неопределенно мотнул головой. Не говорить же первой знакомой в этом мире девушке, что ни хрена не о чем не знаешь. Девушка же поникла, услышав это, но тут же улыбнулась, кивнув на проспект.
Все согласились. Выйти из этого чертового переулка хотелось больше всего.
- Ну вот, мне пришлось столкнуться с… трудностями, которые и вынудили меня остановиться здесь.
«Беглянка», - решил Антон, и, переглянувшись с Димой, понял, что тому пришла в голову идентичная мысль. Девушка заметила это движение и поспешно пояснила:
- Да, я понимаю, вы думаете, что я от кого-то скрываюсь, - братья не стали это комментировать. Девушка одними глазами поблагодарила их за это. – Ну ладно, - решительно вздохнула она, но Антон, подскочив к ней приложил палец к ее губам. Это было неслыханной дерзостью даже для него, но девушка не стала препятствовать. Она была все еще в шоке.
Антон все же поспешил объясниться:
- Не говори того, чего не должна. По крайней мере, - он огляделся по сторонам, и как всегда ухмыльнулся, - не здесь и не сейчас.
- Как вас зовут? – Дима до последнего оставался галантным, за что его очень любили. По крайней мере, на «Вы», он называл всех девушек, даже порой зная их имена.
- Мелинда, - девушка протянула руку.
- Антон.
- Дима.
Братья по очереди пожали ей руку.
- Приятно… - начала было Мелинда, но тут глаза ее округлились, и Антон, ожидая всего чего угодно, проследил за ее взглядом. Прямо посреди улицы, на проезжей, так сказать, части стоял некто, уперев руки в боки. Луна светила ему в спину. Братья не сговариваясь, резким, но аккуратным движением, оттолкнули Мелинду к себе за спину. Что они собираются делать, Саевы представляли себе в меньшей степени, но девушку, которую они вытащили из беды, оставить они просто не могли. Пока они всматривались в темноту, сзади послышалось знакомое рычание. Похотливый (чтоб его!) проснулся. Если незнакомцу впереди луна светила в спину, то патлатого урода седая спутница Земли освещала во всей красе. Мужик и впрямь был очень высок, помимо всего прочего с ручищами, достающими до колен. Он ринулся вперед, изрыгая утробные звуки (судя по всему – проклятья) и размахивая руками, рискуя выбить стекла соседних домов.
Внезапно между братьями с Мелиндой и монстром возник тот самый незнакомец, что только что стоял сзади. Возник все также, подбоченясь. Теперь, когда луна жадно светила ему в лысину и в обшарпанную жилетку, братья признали в незнакомце Стенли. Того самого помощника Кракова.
Завидя новое действующее лицо, «волосатый» остановился и… упал на колени. И тут, в эту самую секунду, до ушей Саевых донеслось нечто неописуемое. Таких прекрасных звуков им еще не доводилось слышать. И эти звуки издавал ни кто иной как чертов маньяк.
- Что это? – выдохнул Дима, во все глаза глядя на представление: Стенли медленно подходит к бьющемуся головой о землю уроду, который на коленях-то и то выше своего «противника».
-- Я не понимаю, - ответил Антона и оба брата взглянули на Мелинду. Та, скорее всего, понимала, как минимум чуть больше них: ее лицо озарилось, но в глазах ее читалась печаль.
- Он плачет, - пояснила она, не отрываясь глядя вперед: Стенли уже стоял над «рыдающим» здоровяком.
- Плачет? – в один голос переспросили братья, на что девушка, убрав руки в карманы плаща и, потянувшись, только кивнула.
- Никогда не слышал, чтоб так плакали, - прошептал Дима. Антон недоуменно кивнул. А тем временем события приняли устрашающий поворот: Стенли стоял над жертвой и, глядя тому прямо в глаза и растопырив пальцы, направил руку прямо на лицо здоровяка. Мужчина вначале побледнел, затем кожа его стала покрываться дорожками вен, вздувающихся на каждом квадратном сантиметре отдельными пузырьками. Мелинда отвернулась и закрыла лицо ладонями.
- Стенли, - позвал Антон, очень недовольный этим страшным спектаклем. – Что происходит?
- Он пытался напасть на вас. Он был предупрежден.
Антон не нашелся, что ответить. Стен был прав, и еще каких-то пять минут назад, Саевы были готовы разорвать здоровяка. Ведь он действительно хотел напасть. И одному Богу известны их шансы выжить. Но… А что «но»?.. Антон промолчал. Ни он, ни Дима не могли жалеть того, кто пытался их убить, даже желая показаться гуманными. Это того не стоило.
Мужчина издал какой-то хрип, наклонившись к уху Стенли, и рухнул на землю, как пустой мешок.
- Все кончено, - обратившись к Мелинде, заключил Антон, но девушка не оторвала ладони от лица. Глупенькая. Неужели она его жалела?
- Идем, - властно произнес Стенли. Он прошел мимо них, ни разу не обернувшись. Тело здоровяка лежало посреди дороги. Теперь он точно мертв.
- Кто это был? – еле догнав Стена – Мелинду приходилось чуть ли не толкать за талию – спросили братья.
- Эта был абанин.
- Кто? – братья не смогли сдержать раздражения.
- Пройдем, я вам все объясню…
И Стенли жестом пригласил молодых людей зайти внутрь отеля.
Антон немного задержался с улыбкой глядя на вывеску, висящую справа от двери. В лунном свете блестели старые, но прекрасно сохранившиеся буквы. Вывеска гласила «Отель Фата Моргана».
Все также улыбаясь, он вошел внутрь, закрыв за собой дверь.

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.02.2012 в 15:11
Сообщение- Поразительно! - воскликнул Антон, сделав шаг вперед. Так и есть – отель исчезал с увеличением расстояния до него.
- Ты веришь в это? – спросил Дима, когда они не спеша шли по главному проспекту.
На изогнутых столбах, скрепя покачивались запыленные фонари, прилично освещая длинную широкую улицу.
Антон вопросительно мотнул головой в сторону отеля.
- И в это, и вообще во все…
- У нас нет другого выхода, - быстро ответил Антон.
- Софистика! – возразил Дима, хотя и сам не знал ответа на свой вопрос.
Брат это понял, отчего не стал спорить.
- Может быть… А ты как думаешь?
- Верю ли я?
- Да, - они встали под одним из фонарей, и Антон, оглядев безлюдную улицу, остановил взгляд на брате.
Как же постарел его младший брат! На Антона смотрели выцветшие глаза, провалившиеся в глазницах. Лицо, некогда вечно раскрасневшееся, как с мороза, теперь имело пергаментный оттенок; а кожа выглядела тонкой, как папиросная бумага.
Дима вздохнул. Он заметил, что стал очень часто вздыхать в последнее время.
- Нет, - наконец ответил он. Может и не очень честно, но хоть максимально приближено к этому. Антон только пожал плечами. – Я думаю, это не более, - Дима задумался на мгновение, - чем мираж.
- Вот уж согласен, - улыбнулся Антон и, непонятно почему, его собственная улыбка обрадовала его, наполнила душу спокойствием и красотой.
Закурили. Сигареты, найденные в баре оказались весьма недурными, по крайней мере, по сравнению с отечественными. Докурив до половины, братья продолжили путь, периодически озираясь по сторонам. Вопреки ожиданиям Антона небоскребы по обе стороны проспекта сменились домами поменьше, а улица оказалась не такой уж и бесконечной – уже километрах в полутора виднелось здание, преграждающее путь. Дома, сменившие небоскребы, хоть и были заметно меньше и аккуратнее, тем не менее все также напоминали картинки, наклеенные на пространство. Может всему виной особое освещение, а может игра воображения уставшего мозга? Неважно! Думать об этом не было ни сил ни желания. Одно только волновало Саевых в этот момент:
- Где все? – Дима, докурив, отбросил хабарик, который исчез в темноте. – Я имею ввиду: отец, Джон, Фред… Арианна.
- Я надеюсь, только, что с ними все в порядке, - после небольшой заминки ответил Антон. Ему показалось, что за ними кто-то следит. Паранойя?
Дима заметил нервозные нотки в голосе брата и на всякий случай обернулся: никого. Темная, голая улица. Совершенно неприветливая. Тем более, для города, названного Кинстеном «порт Надежды». Скорее этот кусочек земли напоминал Лавкрафтовский Инсмут. Унылый, безжизненный, Богом забытый уголок. Опасность здесь могла таиться за каждым углом. И судя по напряженности Антона, он чувствовал эту опасность.
- Стой! - прошептал Антон. Ему послышался чей-то крик. Сдавленный крик о помощи.
Стукнувшись о руку брата, Дима остановился, прислушался. Ничего. В абсолютной темноте царила абсолютная тишина. Перед глазами Димы поплыли цветные полосы, тонкие, как нити; и резко, ни с того ни с сего закружилась голова и наполнилась страшным гулом. Но все это было неважно: в какофонии звуков Дима различил его – крик о помощи. Громкая отчетливая мольба:
- ПОМОГИТЕ! – кричал женский голос. Совсем недалеко, по правую руку.
Переглянувшись, Саевы опрометью бросились туда, в темноте еле разглядев очередной проулок.
- ЭЙ! – крикнули они, совсем не заботясь о собственной безопасности. С ними иногда такое случалось – непоколебимая жажда помогать людям, возникающая в самый неподходящий момент. Острее всего она была выражена у Антона. – Где вы?
Но голос уже молчал. Стих и гул в голове Димы.
- ЭЙ!!! – во всю глотку завопил Антон. Казалось, в этот момент он перебудил весь проспект.
- Тише! – резко произнес Дима.
Он услышал что-то, и это «что-то» ему совсем не понравилось. Рычание. Оно становилось все громче; тот, кто рычал, явно приближался, но в темноте его не было видно. Да что там его, Дима брата едва различал. Он тихонько стал продвигаться вперед, но не успел сделать и пары шагов, как увидел его: в нескольких шагах от них, прислонившись к обшарпанной кирпичной стене, стоял высоченный (роста, как два Димы) мужчина с длинными спутанными волосами, закрывающими пол лица. Неприкрытая часть лица была просто уродливой: выступающие вперед скулы больше обычных, человеческих раза в три, тогда как щек не было вовсе – их место занимала голая челюсть с короткими треугольными зубами. Прежде, чем отключить разум, Дима успел заметить за спиной урода на земле тело девушки. Она лежала на животе, абсолютно голая, а из-под нее струйкой текла какая-то темная жидкость. Антон тоже увидел несчастную девушку, и уже решив, что она мертва, стал отступать назад, непонятно зачем сжав кулаки; как вдруг несчастная дернулась и застонала – вернее издала один единственный протяжный стон. Тут обоих братьев и переклинило: может роль сыграла еще живая девушка и их иногда включающееся геройство, а может просто безвыходность ситуации («урод» пер прямо на них с явно недобрыми намерениями). Они решили напасть. Но не успели сделать и шагу, как существо их опередило. Молниеносным движением мужик нанес один удар. Только один. И оба брата оказались на земле. Такой боли ни Антон ни Дима не испытывали в жизни: голова была готова разорваться на атомы, а шея, казалось вот вот лопнет под каким-то грузом. «Сломал шея», - единственная сформировавшаяся мысль в голове у Димы заставила его включиться в реальность. И тут произошло нечто необъяснимое: когда мужик подняв ногу, хотел уже опустить ее на ребра одного из братьев, их тела пронзилтоком. Неописуемой силы. Такой, что они готовы были взлететь.
Братья вскочили как раз вовремя – нога здоровяка с грохотом опустилась на землю – и одновременно ударили его с двух сторон. И снова их тела пронзил странный заряд. Пронзил в тот момент, когда кулак Антона уже летел в одну скулу противника, а кулак Димы – в другую. Удар пришелся точно по назначению: сначала Антон уперся костяшками в какой-то вязкий, тягучий слой «чего-то», но пробив его, и не потеряв ударной силы кулак «прилетел» четко в скулу.
Трехметровая орясина с утробным криком отлетел назад и «остановился» у стены. Отпрянули и братья. И так еле стоявшие на ногах, они покачнулись, но устояли. Существо тем временем, прислонившись к стенке, пыталось восстановить дыхание. Из его рта вылетали прерывистые хрипы, их сменили какие-то булькающие звуки и, наконец, существо «вырвало»: по уголкам рта вначале тонкой струйкой засочилась белая жидкость, а затем мощным потоком вылилась наружу.
Братья сами чуть не блеванули, глядя на это действо, но собравшись с силами и последний раз взглянув на мужика (глаза его были закрыты) ринулись к девушке. Ее била сильная дрожь, но это было хорошо: по крайней мере, она жива.
- Девушка, - мягко произнесли Саевы, осторожно перевернув ее на бок. Дима осмотрел ее тело, и облегченно выдохнул: кровь текла из неглубокого пореза на животе девушки, а не из промежности, как опасались братья. Маньяк не успел сделать свое дело.
Антон подложил руку ей под спину, и братья аккуратно перевернули девушку. Глаза ее были плотно закрыты, но из них ручьем бежали слезы, отчего вымученное лицо блестело в свете луны. Из-под длинных черных-с-рыжим спутанных волос выглядывала симпатичное личико: пухлые щеки, плотно сжатые, но оттого не менее пухлые губы, вздернутый аккуратный носик не портили даже вздымающиеся ноздри. Глаза братьев невольно поползли ниже, но тут девушка распахнула глаза и приличия ради, Саевы уставились в них. И не пожалели – из-под слипшихся от слез ресниц блестели огромные темно-зеленые глаза. В лунном свете они смотрелись великолепно. На секунду братья забыли о причине их появления.
- Привет, - девушка криво улыбнулась, обнажив ямочки на щеках и разглядывая своих спасителей. – Вы кто?
- Мы? – Антон был все еще ошарашен случившимся, но дрожащее тело на его руке вселяло в него уверенность. И дерзость: - Мы твои будущие мужья. После того, что случилось, как приличная девушка, ты должна выйти за нас замуж.
Девушка хмыкнула. На этот раз улыбка ее стала шире и не такой болезненной.
- Что, - она игриво оглядела братьев, - за обоих?
- Не слушайте моего придурочного братца, - заявил Дима, пользуясь тем, что одна рука «придурочного братца» занята. – Он всегда несет ерунду, при виде прекрасного.
Антон тем временем перевел голую собеседницу в сидячее положение, а Дима, стянув с себя свитер, предложил его девушке.
- Вот спасибо, - закивала он, прикрывая себя как это только возможно
Видя, что этого недостаточно, Антон одел на нее плащ.
Павлиньи игры закончились:
- Ладно, шутки шутками, а что с тобой случилось? – посерьезнел Антон и, глянув на здоровяка – тот лежал все в том же состоянии – добавил: - И че это за урод?
Спасенная укуталась в плащ и, благодарным взглядом подобранного щенка глядя на братьев, сказала:
- Он напал на меня, - говорила она четко, хоть и губы ее почти не шевелились. – Я здесь совсем недавно, приехала из Рэдроува, слышали о таком?
- Возможно, - ответил Антон, глядя девушке в глаза. Дима тоже неопределенно мотнул головой. Не говорить же первой знакомой в этом мире девушке, что ни хрена не о чем не знаешь. Девушка же поникла, услышав это, но тут же улыбнулась, кивнув на проспект.
Все согласились. Выйти из этого чертового переулка хотелось больше всего.
- Ну вот, мне пришлось столкнуться с… трудностями, которые и вынудили меня остановиться здесь.
«Беглянка», - решил Антон, и, переглянувшись с Димой, понял, что тому пришла в голову идентичная мысль. Девушка заметила это движение и поспешно пояснила:
- Да, я понимаю, вы думаете, что я от кого-то скрываюсь, - братья не стали это комментировать. Девушка одними глазами поблагодарила их за это. – Ну ладно, - решительно вздохнула она, но Антон, подскочив к ней приложил палец к ее губам. Это было неслыханной дерзостью даже для него, но девушка не стала препятствовать. Она была все еще в шоке.
Антон все же поспешил объясниться:
- Не говори того, чего не должна. По крайней мере, - он огляделся по сторонам, и как всегда ухмыльнулся, - не здесь и не сейчас.
- Как вас зовут? – Дима до последнего оставался галантным, за что его очень любили. По крайней мере, на «Вы», он называл всех девушек, даже порой зная их имена.
- Мелинда, - девушка протянула руку.
- Антон.
- Дима.
Братья по очереди пожали ей руку.
- Приятно… - начала было Мелинда, но тут глаза ее округлились, и Антон, ожидая всего чего угодно, проследил за ее взглядом. Прямо посреди улицы, на проезжей, так сказать, части стоял некто, уперев руки в боки. Луна светила ему в спину. Братья не сговариваясь, резким, но аккуратным движением, оттолкнули Мелинду к себе за спину. Что они собираются делать, Саевы представляли себе в меньшей степени, но девушку, которую они вытащили из беды, оставить они просто не могли. Пока они всматривались в темноту, сзади послышалось знакомое рычание. Похотливый (чтоб его!) проснулся. Если незнакомцу впереди луна светила в спину, то патлатого урода седая спутница Земли освещала во всей красе. Мужик и впрямь был очень высок, помимо всего прочего с ручищами, достающими до колен. Он ринулся вперед, изрыгая утробные звуки (судя по всему – проклятья) и размахивая руками, рискуя выбить стекла соседних домов.
Внезапно между братьями с Мелиндой и монстром возник тот самый незнакомец, что только что стоял сзади. Возник все также, подбоченясь. Теперь, когда луна жадно светила ему в лысину и в обшарпанную жилетку, братья признали в незнакомце Стенли. Того самого помощника Кракова.
Завидя новое действующее лицо, «волосатый» остановился и… упал на колени. И тут, в эту самую секунду, до ушей Саевых донеслось нечто неописуемое. Таких прекрасных звуков им еще не доводилось слышать. И эти звуки издавал ни кто иной как чертов маньяк.
- Что это? – выдохнул Дима, во все глаза глядя на представление: Стенли медленно подходит к бьющемуся головой о землю уроду, который на коленях-то и то выше своего «противника».
-- Я не понимаю, - ответил Антона и оба брата взглянули на Мелинду. Та, скорее всего, понимала, как минимум чуть больше них: ее лицо озарилось, но в глазах ее читалась печаль.
- Он плачет, - пояснила она, не отрываясь глядя вперед: Стенли уже стоял над «рыдающим» здоровяком.
- Плачет? – в один голос переспросили братья, на что девушка, убрав руки в карманы плаща и, потянувшись, только кивнула.
- Никогда не слышал, чтоб так плакали, - прошептал Дима. Антон недоуменно кивнул. А тем временем события приняли устрашающий поворот: Стенли стоял над жертвой и, глядя тому прямо в глаза и растопырив пальцы, направил руку прямо на лицо здоровяка. Мужчина вначале побледнел, затем кожа его стала покрываться дорожками вен, вздувающихся на каждом квадратном сантиметре отдельными пузырьками. Мелинда отвернулась и закрыла лицо ладонями.
- Стенли, - позвал Антон, очень недовольный этим страшным спектаклем. – Что происходит?
- Он пытался напасть на вас. Он был предупрежден.
Антон не нашелся, что ответить. Стен был прав, и еще каких-то пять минут назад, Саевы были готовы разорвать здоровяка. Ведь он действительно хотел напасть. И одному Богу известны их шансы выжить. Но… А что «но»?.. Антон промолчал. Ни он, ни Дима не могли жалеть того, кто пытался их убить, даже желая показаться гуманными. Это того не стоило.
Мужчина издал какой-то хрип, наклонившись к уху Стенли, и рухнул на землю, как пустой мешок.
- Все кончено, - обратившись к Мелинде, заключил Антон, но девушка не оторвала ладони от лица. Глупенькая. Неужели она его жалела?
- Идем, - властно произнес Стенли. Он прошел мимо них, ни разу не обернувшись. Тело здоровяка лежало посреди дороги. Теперь он точно мертв.
- Кто это был? – еле догнав Стена – Мелинду приходилось чуть ли не толкать за талию – спросили братья.
- Эта был абанин.
- Кто? – братья не смогли сдержать раздражения.
- Пройдем, я вам все объясню…
И Стенли жестом пригласил молодых людей зайти внутрь отеля.
Антон немного задержался с улыбкой глядя на вывеску, висящую справа от двери. В лунном свете блестели старые, но прекрасно сохранившиеся буквы. Вывеска гласила «Отель Фата Моргана».
Все также улыбаясь, он вошел внутрь, закрыв за собой дверь.

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.02.2012 в 15:11
ТабычДата: Суббота, 14.04.2012, 20:26 | Сообщение # 174
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
***

- О Великие! – воскликнул Краков, едва все поднялись в гостиную. – Вы живы! Я так волновался! Оу! - увидев голые ноги Мелинды, Кинстен забежал в подсобку и вынес девушке джинсы и клетчатую рубашку. – Это вещи моей дочери, - нервозно пояснил он. – Прошу вас, Мелинда.
Девушка поклонилась и, приняв подарок, удалилась все в ту же подсобку.
- Какого хрена вас понесло туда? – не повышая голоса, процедил Краков.
- Мы услышали крики, - замямлил Антон, не ожидав такого выпада. Но затем, нащупав верную линию, добавил: - кто-то звал на помощь. А помощи, - лучшая защита – нападение, - ждать было неоткуда.
И он с вызовом посмотрел на хозяина гостиницы.
- Я не о том, - «проглотив» дерзость от такого сосунка, как Антон, произнес Краков. Произнес, однако, куда спокойнее. – Я о том, зачем вы вообще поперлись на улицу?
- А нам кто-то это запрещал? – подался чуть вперед Дима.
- Ребят, - подал голос Стенли. – Вы в каком мире живете?
- Законный вопрос, - усмехнулся Антон. – Если б мы знали…
Стен возвел глаза к потолку, но ничего не сказал.
- Так кто это был? – спросил Дима и сел за стол. Все последовали его примеру. Мелинда, переодевшись, вышла в гостиную и присоединилась к ним, накинув свитер Димы и плащ Антона на спинку стула.
- Абанин, - сказала она, подперев подбородок сложенными в замок ладонями.
- А поподробней, - взмолился Дима.
- Абанины – жители верхних гор, - пояснила Мелинда и снова замолчала, глядя на братьев.
Антон вздохнул. Дима – тоже. Тяжелый случай.
- Вы что, - брови девушки сравнялись с корнями волос. – Не из ближних областей?
- Родная, - подался вперед Антон, кривясь в ухмылке, - мы даже не из этого мира. Мы люди.
- Обычные люди, - добавил Дима. – С Земли.
И он зачем-то показал куда-то наверх.
Мелинда явно по достоинству оценила этот факт, но от комментариев воздержалась
- Абанины – жители верхних гор…
- Дальше! – выдохнул Дима, который уже не мог слышать этой части определения.
- Если коротко, - вмешался Кинстен, - то это дикари, живущие на вершинах самых высоких гор. Занимаются в основном разбоем.
- И работорговлей, - добавила Мелинда, глубоко вздохнув. И взглянув на выражения лиц Саевых, кивнула: - Да, Гин Гол был моим хозяином.
Стенли развернулся и ушел в комнату за стойкой, затворив за собой дверь.
Никто ничего не понял. На лицах молодых людей застыл немой вопрос, ответил на который Краков:
- Только не говорите ему ничего. Захочет – сам расскажет. И не говорите то, что я вам сейчас скажу. Гин Гол, милая моя, был не только твоим хозяином. Он был братом Стенли.
- К-кем? – тупо переспросил Антон, хотя прекрасно все услышал и понял.
Кинстен кивнул.
- То есть Стенли – абанин?
- Не совсем, - Мелинда придвинулась поближе к столу, не сводя глаз с братьев. – Его мама – абанин, а папа – человек. Земной. Такой же, как вы. Отец забрал его с собой – много абанинов живут на равнинах – подальше от дикарей, подальше от матери. От ее крови. И это почти получилось. Он даже меня выиграл в карты, чтобы потом отпустить… Я узнала это все, - ее голос почти пропал, а взгляд устремился на ногти, - незадолго до того, как он ушел в горы. На равнины вернулся уже абанин. Настоящий. За ним в повозке ехало с десяток рабов. Мужчины, женщины, дети. К которым… он кинул и меня.
- Но ты сбежала, - произнес Антон, достав сигарету и предложив брату. Кинстен и Мелинда посмотрели на них с укоризной, но ничего не сказали. По правде говоря, сейчас Саевых мало волновало их мнение.
- Не совсем. Сбежали трое. Те, кто еще мог бегать. А я их не выдала. В отместку Гин Гол выкинул меня с повозки здесь, в пустыни. Потом, наверно, опомнился… У него часто случались такие приступы. Он не понимал, что делал.
Она замолчала, и лицо ее озарилось каким-то отстраненным спокойствием.
- Иди, отдохни, родная, - Краков положил свою огромную, как лопату, ладонь на плечо девушки. – Тебе нужно выспаться.
- Я не хочу, - помотала головой девушка, однако поднялась с кресла.
- Нет, - глядя на нее снизу вверх сказал Антон. – Ты не «не хочешь». Ты боишься.
- Чего? – ей было реально интересно, чего, по мнению Саевых она боится.
- Сна, - пояснил Дима.
- Все люди так или иначе боятся сна, - пробасил Краков. Его голос внушал уверенность всем присутствующим.
- Возможно, - подмигнула Мелинда.
Ее шаги стихли на втором этаже.
Дождавшись, пока наверху второй раз скрипнет дверь, Краков повернулся к Саевым. Они сидели, целиком превратившись во внимание, т.к. Кинстен, едва Мелинда отвернулась, взглядом попросил их остаться.
- Прежде всего, хотел сказать - вы молодцы, парни! Железно, молодцы! Вы спасли девушку из лап маньяка. Не побоялись, хотя с вами могло произойти всякое… Это факт! Но на этом фоне всплывает кое-какое обстоятельство, которое я хотел бы с вами обсудить.
Он посмотрел на братьев, не поднимая головы, но даже при взгляде исподлобья в глазах различался пляшущий огонек.
- То, что произошло между вами... - старик опять замялся. Не к добру, - не должно было произойти.
Антон одарил Кинстена улыбкой имбецила. Брат вторил ему.
- Абанины - жители гор. Дикие. Недалекие. Это факт. Но при всем при этом, они сильны. Невероятно сильны! А вы смогли одолеть не самого слабого среди них...
Встревоженный взгляд Кракова говорил сам за себя: хвалить он их пока не собирается.
- Что-то не так? - поднял бровь Антон и, тут же кивнув, озабоченно процедил: - Что-то не так.
- Вы еще не посвящены. Понимаете, что это значит?
- В общих чертах, - кивнули Саевы.
- Ваши силы не «окрашены», если можно так выразиться.
- Ближе к телу, - попросил Дима, не готовый выслушивать долгие лекции.
Кинстен кивнул, заметив, что будет еще время, и продолжил:
- Непосвященный маг не может использовать Поток. Тогда, как вы… Когда вы ударили Гин Гола, я почувствовал взрыв. Иначе это и не назвать.
- То есть вы хотите сказать, - голова Антона была, как пивной котел, но, тем не менее, он еще что-то пытался соображать, - что мы все-таки «посвящены»?
- Нет, нет, нет, нет! - затараторил Краков, активно жестикулируя. Он поднялся из-за стола и продолжил разговор, меряя шагами комнату. – В том-то и дело! Вы, оставшись обычными людьми (ну если грубо), являетесь неплохими магами.
Он зашагал настолько быстро, что халат затрепыхался, как тонюсенькая мантия.
- Хорошо, как это возможно? – Дима откинулся на стуле, чтобы держать Кракова в поле зрения. Однако хозяин гостиницы успокоился и, эффектно развернувшись, уселся на стул.
- А вот это и есть основная загвоздка. Если не сказать проблема.
- Лично я проблемы не вижу, - заметил Антон. – Ну, ушатали мы этого абанина, ну и что? Лучше что ли, чтоб он нас прибил?
- Ну, он бы вас не прибил, - Кинстен отмахнулся, глянув на дверь за стойкой. Она была закрыта, но Саевы не сомневались – ушедший туда Стенли слышит каждое слово.
Краков замолчал, но Антон отступать не собирался:
- Так все-таки, в чем проблема?
- Вы не должны использовать свои силы.
- Естественно! – саркастично воскликнул Дима, но одного взгляда на Кинстена хватило, чтобы понять: старик не склонен шутить.
- Вы молодые, - Кинстен явно обиделся, но виду не подал, - поэтому не верите в опасность. Хорошо, - он резко наклонился вперед, а локти его стукнулись о центр стола. – Что вы знаете о Потоке?
- Что-то вроде силы, которая питает все вокруг, - почти одновременно ответили братья.
- Так, допустим. Она безгранична, как вы считаете?
Не раздумывая, братья ответили, что нет.
- Тем не менее, - его голос стал почти неслышным, а жестикуляция спокойной, - как вы сами выразились, Поток питает все вокруг. До сих пор. Откуда ж что берется?
- Он забирает энергию у нас, - догадался Антон.
- Верно мыслишь. В принципы, если не вдаваться в нюансы – ты прав. Но вы можете взять больше, чем можете вернуть! Намного больше!
Братья переглянулись, наконец осознав всю серьезность положения.
- Это мы что, типа, бездонные бочки? – спросил Дима, разглядывая свои руки. Они вмиг стали ему крайне противны, словно он выпачкал их в дерьме.
- Опять же, если грубо – да.
- Но Поток все равно заберет все обратно, - хмуро уточнил Антон, хоть и знал ответ.
Кинстен кивнул, в каком-то смысле явно довольный руслом разговора.
На улице уже давно стемнело, даже луна, возможно, скрылась из виду – сквозь приоткрытые ставни не проникало и капли света. Неужели даже фонари не горят? Холл был освещен несколькими свечками, предусмотрительно оставленными гореть в зоне видимости Саевых и Кракова. Остальные, призванные освещать дальнюю часть холла, мирно покоились в своих позолоченных «гробах». Поэтому в темноте пребывала большая часть первого этажа гостиницы. И именно в этой темноте братья заметили красновато-желтый огонек зажженной сигареты, возникший в дальнем конце зала.
- Я не знаю, кто ты, но именем этого места, покажись, - спокойно заявил Кинстен, сев вполоборота к незнакомцу.– Или уйди.
- Мир твоему дому, хозяин, - незнакомец послушался и вышел на свет. Это был невысокого роста мужчина с копной спутанных черных волос, старающихся скрыть лицо. Но даже в полумраке гостиной были видны ужасные язвы, сплошь усеявшие лицо бедняги.
- И твоему, - Кинстен поклонился, однако не удостоил пришельца прямым взглядом. – Тебе нужна комната? Хиллмон – Порт Надежды, а Фата Морана – его основной приют.
- Спасибо, но я тот час же ухожу, - он сунул сигарету в зубы, отчего выражение лица его стало еще более диким. – Я просто хотел удостовериться, что передо мной Антон, - он кивнул на Диму, - и Дима, - он кивнул на Антона.
- Верно, - улыбнулся, Антон. – Только наоборот.
- Простите! У меня послание от вашей родственницы… Дальней.
- От Арианны? – в один голос воскликнули братья, вскочив со стульев.
- Да.
- Где она?
- Используйте камень, - только и сказал пришелец, исчезая в сигаретном дыме.
- Стэн! – позвал Краков, встав со стула.
- Я все слышал, босс, - прозвучало за закрытой дверью. - За ним уже идут.
- Вы знаете, о чем он? – Краков повернулся к братьям. Его глаза похолодели, а взгляд, буквально, оцарапал лица Саевых.
Дима хотел сказать «да», но Антон перебил его:
- Понятия не имеем.
Кинстен одарил их долгим пристальным взглядом, но братья себя не выдали.
- Ладно, разберемся. А пока, вам лучше не высовываться.
- Мы будем в своей комнате, - не глядя на брата, вздохнул Дима.
Антон кивнул. Краков тоже.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
***

- О Великие! – воскликнул Краков, едва все поднялись в гостиную. – Вы живы! Я так волновался! Оу! - увидев голые ноги Мелинды, Кинстен забежал в подсобку и вынес девушке джинсы и клетчатую рубашку. – Это вещи моей дочери, - нервозно пояснил он. – Прошу вас, Мелинда.
Девушка поклонилась и, приняв подарок, удалилась все в ту же подсобку.
- Какого хрена вас понесло туда? – не повышая голоса, процедил Краков.
- Мы услышали крики, - замямлил Антон, не ожидав такого выпада. Но затем, нащупав верную линию, добавил: - кто-то звал на помощь. А помощи, - лучшая защита – нападение, - ждать было неоткуда.
И он с вызовом посмотрел на хозяина гостиницы.
- Я не о том, - «проглотив» дерзость от такого сосунка, как Антон, произнес Краков. Произнес, однако, куда спокойнее. – Я о том, зачем вы вообще поперлись на улицу?
- А нам кто-то это запрещал? – подался чуть вперед Дима.
- Ребят, - подал голос Стенли. – Вы в каком мире живете?
- Законный вопрос, - усмехнулся Антон. – Если б мы знали…
Стен возвел глаза к потолку, но ничего не сказал.
- Так кто это был? – спросил Дима и сел за стол. Все последовали его примеру. Мелинда, переодевшись, вышла в гостиную и присоединилась к ним, накинув свитер Димы и плащ Антона на спинку стула.
- Абанин, - сказала она, подперев подбородок сложенными в замок ладонями.
- А поподробней, - взмолился Дима.
- Абанины – жители верхних гор, - пояснила Мелинда и снова замолчала, глядя на братьев.
Антон вздохнул. Дима – тоже. Тяжелый случай.
- Вы что, - брови девушки сравнялись с корнями волос. – Не из ближних областей?
- Родная, - подался вперед Антон, кривясь в ухмылке, - мы даже не из этого мира. Мы люди.
- Обычные люди, - добавил Дима. – С Земли.
И он зачем-то показал куда-то наверх.
Мелинда явно по достоинству оценила этот факт, но от комментариев воздержалась
- Абанины – жители верхних гор…
- Дальше! – выдохнул Дима, который уже не мог слышать этой части определения.
- Если коротко, - вмешался Кинстен, - то это дикари, живущие на вершинах самых высоких гор. Занимаются в основном разбоем.
- И работорговлей, - добавила Мелинда, глубоко вздохнув. И взглянув на выражения лиц Саевых, кивнула: - Да, Гин Гол был моим хозяином.
Стенли развернулся и ушел в комнату за стойкой, затворив за собой дверь.
Никто ничего не понял. На лицах молодых людей застыл немой вопрос, ответил на который Краков:
- Только не говорите ему ничего. Захочет – сам расскажет. И не говорите то, что я вам сейчас скажу. Гин Гол, милая моя, был не только твоим хозяином. Он был братом Стенли.
- К-кем? – тупо переспросил Антон, хотя прекрасно все услышал и понял.
Кинстен кивнул.
- То есть Стенли – абанин?
- Не совсем, - Мелинда придвинулась поближе к столу, не сводя глаз с братьев. – Его мама – абанин, а папа – человек. Земной. Такой же, как вы. Отец забрал его с собой – много абанинов живут на равнинах – подальше от дикарей, подальше от матери. От ее крови. И это почти получилось. Он даже меня выиграл в карты, чтобы потом отпустить… Я узнала это все, - ее голос почти пропал, а взгляд устремился на ногти, - незадолго до того, как он ушел в горы. На равнины вернулся уже абанин. Настоящий. За ним в повозке ехало с десяток рабов. Мужчины, женщины, дети. К которым… он кинул и меня.
- Но ты сбежала, - произнес Антон, достав сигарету и предложив брату. Кинстен и Мелинда посмотрели на них с укоризной, но ничего не сказали. По правде говоря, сейчас Саевых мало волновало их мнение.
- Не совсем. Сбежали трое. Те, кто еще мог бегать. А я их не выдала. В отместку Гин Гол выкинул меня с повозки здесь, в пустыни. Потом, наверно, опомнился… У него часто случались такие приступы. Он не понимал, что делал.
Она замолчала, и лицо ее озарилось каким-то отстраненным спокойствием.
- Иди, отдохни, родная, - Краков положил свою огромную, как лопату, ладонь на плечо девушки. – Тебе нужно выспаться.
- Я не хочу, - помотала головой девушка, однако поднялась с кресла.
- Нет, - глядя на нее снизу вверх сказал Антон. – Ты не «не хочешь». Ты боишься.
- Чего? – ей было реально интересно, чего, по мнению Саевых она боится.
- Сна, - пояснил Дима.
- Все люди так или иначе боятся сна, - пробасил Краков. Его голос внушал уверенность всем присутствующим.
- Возможно, - подмигнула Мелинда.
Ее шаги стихли на втором этаже.
Дождавшись, пока наверху второй раз скрипнет дверь, Краков повернулся к Саевым. Они сидели, целиком превратившись во внимание, т.к. Кинстен, едва Мелинда отвернулась, взглядом попросил их остаться.
- Прежде всего, хотел сказать - вы молодцы, парни! Железно, молодцы! Вы спасли девушку из лап маньяка. Не побоялись, хотя с вами могло произойти всякое… Это факт! Но на этом фоне всплывает кое-какое обстоятельство, которое я хотел бы с вами обсудить.
Он посмотрел на братьев, не поднимая головы, но даже при взгляде исподлобья в глазах различался пляшущий огонек.
- То, что произошло между вами... - старик опять замялся. Не к добру, - не должно было произойти.
Антон одарил Кинстена улыбкой имбецила. Брат вторил ему.
- Абанины - жители гор. Дикие. Недалекие. Это факт. Но при всем при этом, они сильны. Невероятно сильны! А вы смогли одолеть не самого слабого среди них...
Встревоженный взгляд Кракова говорил сам за себя: хвалить он их пока не собирается.
- Что-то не так? - поднял бровь Антон и, тут же кивнув, озабоченно процедил: - Что-то не так.
- Вы еще не посвящены. Понимаете, что это значит?
- В общих чертах, - кивнули Саевы.
- Ваши силы не «окрашены», если можно так выразиться.
- Ближе к телу, - попросил Дима, не готовый выслушивать долгие лекции.
Кинстен кивнул, заметив, что будет еще время, и продолжил:
- Непосвященный маг не может использовать Поток. Тогда, как вы… Когда вы ударили Гин Гола, я почувствовал взрыв. Иначе это и не назвать.
- То есть вы хотите сказать, - голова Антона была, как пивной котел, но, тем не менее, он еще что-то пытался соображать, - что мы все-таки «посвящены»?
- Нет, нет, нет, нет! - затараторил Краков, активно жестикулируя. Он поднялся из-за стола и продолжил разговор, меряя шагами комнату. – В том-то и дело! Вы, оставшись обычными людьми (ну если грубо), являетесь неплохими магами.
Он зашагал настолько быстро, что халат затрепыхался, как тонюсенькая мантия.
- Хорошо, как это возможно? – Дима откинулся на стуле, чтобы держать Кракова в поле зрения. Однако хозяин гостиницы успокоился и, эффектно развернувшись, уселся на стул.
- А вот это и есть основная загвоздка. Если не сказать проблема.
- Лично я проблемы не вижу, - заметил Антон. – Ну, ушатали мы этого абанина, ну и что? Лучше что ли, чтоб он нас прибил?
- Ну, он бы вас не прибил, - Кинстен отмахнулся, глянув на дверь за стойкой. Она была закрыта, но Саевы не сомневались – ушедший туда Стенли слышит каждое слово.
Краков замолчал, но Антон отступать не собирался:
- Так все-таки, в чем проблема?
- Вы не должны использовать свои силы.
- Естественно! – саркастично воскликнул Дима, но одного взгляда на Кинстена хватило, чтобы понять: старик не склонен шутить.
- Вы молодые, - Кинстен явно обиделся, но виду не подал, - поэтому не верите в опасность. Хорошо, - он резко наклонился вперед, а локти его стукнулись о центр стола. – Что вы знаете о Потоке?
- Что-то вроде силы, которая питает все вокруг, - почти одновременно ответили братья.
- Так, допустим. Она безгранична, как вы считаете?
Не раздумывая, братья ответили, что нет.
- Тем не менее, - его голос стал почти неслышным, а жестикуляция спокойной, - как вы сами выразились, Поток питает все вокруг. До сих пор. Откуда ж что берется?
- Он забирает энергию у нас, - догадался Антон.
- Верно мыслишь. В принципы, если не вдаваться в нюансы – ты прав. Но вы можете взять больше, чем можете вернуть! Намного больше!
Братья переглянулись, наконец осознав всю серьезность положения.
- Это мы что, типа, бездонные бочки? – спросил Дима, разглядывая свои руки. Они вмиг стали ему крайне противны, словно он выпачкал их в дерьме.
- Опять же, если грубо – да.
- Но Поток все равно заберет все обратно, - хмуро уточнил Антон, хоть и знал ответ.
Кинстен кивнул, в каком-то смысле явно довольный руслом разговора.
На улице уже давно стемнело, даже луна, возможно, скрылась из виду – сквозь приоткрытые ставни не проникало и капли света. Неужели даже фонари не горят? Холл был освещен несколькими свечками, предусмотрительно оставленными гореть в зоне видимости Саевых и Кракова. Остальные, призванные освещать дальнюю часть холла, мирно покоились в своих позолоченных «гробах». Поэтому в темноте пребывала большая часть первого этажа гостиницы. И именно в этой темноте братья заметили красновато-желтый огонек зажженной сигареты, возникший в дальнем конце зала.
- Я не знаю, кто ты, но именем этого места, покажись, - спокойно заявил Кинстен, сев вполоборота к незнакомцу.– Или уйди.
- Мир твоему дому, хозяин, - незнакомец послушался и вышел на свет. Это был невысокого роста мужчина с копной спутанных черных волос, старающихся скрыть лицо. Но даже в полумраке гостиной были видны ужасные язвы, сплошь усеявшие лицо бедняги.
- И твоему, - Кинстен поклонился, однако не удостоил пришельца прямым взглядом. – Тебе нужна комната? Хиллмон – Порт Надежды, а Фата Морана – его основной приют.
- Спасибо, но я тот час же ухожу, - он сунул сигарету в зубы, отчего выражение лица его стало еще более диким. – Я просто хотел удостовериться, что передо мной Антон, - он кивнул на Диму, - и Дима, - он кивнул на Антона.
- Верно, - улыбнулся, Антон. – Только наоборот.
- Простите! У меня послание от вашей родственницы… Дальней.
- От Арианны? – в один голос воскликнули братья, вскочив со стульев.
- Да.
- Где она?
- Используйте камень, - только и сказал пришелец, исчезая в сигаретном дыме.
- Стэн! – позвал Краков, встав со стула.
- Я все слышал, босс, - прозвучало за закрытой дверью. - За ним уже идут.
- Вы знаете, о чем он? – Краков повернулся к братьям. Его глаза похолодели, а взгляд, буквально, оцарапал лица Саевых.
Дима хотел сказать «да», но Антон перебил его:
- Понятия не имеем.
Кинстен одарил их долгим пристальным взглядом, но братья себя не выдали.
- Ладно, разберемся. А пока, вам лучше не высовываться.
- Мы будем в своей комнате, - не глядя на брата, вздохнул Дима.
Антон кивнул. Краков тоже.

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.04.2012 в 20:26
Сообщение
***

- О Великие! – воскликнул Краков, едва все поднялись в гостиную. – Вы живы! Я так волновался! Оу! - увидев голые ноги Мелинды, Кинстен забежал в подсобку и вынес девушке джинсы и клетчатую рубашку. – Это вещи моей дочери, - нервозно пояснил он. – Прошу вас, Мелинда.
Девушка поклонилась и, приняв подарок, удалилась все в ту же подсобку.
- Какого хрена вас понесло туда? – не повышая голоса, процедил Краков.
- Мы услышали крики, - замямлил Антон, не ожидав такого выпада. Но затем, нащупав верную линию, добавил: - кто-то звал на помощь. А помощи, - лучшая защита – нападение, - ждать было неоткуда.
И он с вызовом посмотрел на хозяина гостиницы.
- Я не о том, - «проглотив» дерзость от такого сосунка, как Антон, произнес Краков. Произнес, однако, куда спокойнее. – Я о том, зачем вы вообще поперлись на улицу?
- А нам кто-то это запрещал? – подался чуть вперед Дима.
- Ребят, - подал голос Стенли. – Вы в каком мире живете?
- Законный вопрос, - усмехнулся Антон. – Если б мы знали…
Стен возвел глаза к потолку, но ничего не сказал.
- Так кто это был? – спросил Дима и сел за стол. Все последовали его примеру. Мелинда, переодевшись, вышла в гостиную и присоединилась к ним, накинув свитер Димы и плащ Антона на спинку стула.
- Абанин, - сказала она, подперев подбородок сложенными в замок ладонями.
- А поподробней, - взмолился Дима.
- Абанины – жители верхних гор, - пояснила Мелинда и снова замолчала, глядя на братьев.
Антон вздохнул. Дима – тоже. Тяжелый случай.
- Вы что, - брови девушки сравнялись с корнями волос. – Не из ближних областей?
- Родная, - подался вперед Антон, кривясь в ухмылке, - мы даже не из этого мира. Мы люди.
- Обычные люди, - добавил Дима. – С Земли.
И он зачем-то показал куда-то наверх.
Мелинда явно по достоинству оценила этот факт, но от комментариев воздержалась
- Абанины – жители верхних гор…
- Дальше! – выдохнул Дима, который уже не мог слышать этой части определения.
- Если коротко, - вмешался Кинстен, - то это дикари, живущие на вершинах самых высоких гор. Занимаются в основном разбоем.
- И работорговлей, - добавила Мелинда, глубоко вздохнув. И взглянув на выражения лиц Саевых, кивнула: - Да, Гин Гол был моим хозяином.
Стенли развернулся и ушел в комнату за стойкой, затворив за собой дверь.
Никто ничего не понял. На лицах молодых людей застыл немой вопрос, ответил на который Краков:
- Только не говорите ему ничего. Захочет – сам расскажет. И не говорите то, что я вам сейчас скажу. Гин Гол, милая моя, был не только твоим хозяином. Он был братом Стенли.
- К-кем? – тупо переспросил Антон, хотя прекрасно все услышал и понял.
Кинстен кивнул.
- То есть Стенли – абанин?
- Не совсем, - Мелинда придвинулась поближе к столу, не сводя глаз с братьев. – Его мама – абанин, а папа – человек. Земной. Такой же, как вы. Отец забрал его с собой – много абанинов живут на равнинах – подальше от дикарей, подальше от матери. От ее крови. И это почти получилось. Он даже меня выиграл в карты, чтобы потом отпустить… Я узнала это все, - ее голос почти пропал, а взгляд устремился на ногти, - незадолго до того, как он ушел в горы. На равнины вернулся уже абанин. Настоящий. За ним в повозке ехало с десяток рабов. Мужчины, женщины, дети. К которым… он кинул и меня.
- Но ты сбежала, - произнес Антон, достав сигарету и предложив брату. Кинстен и Мелинда посмотрели на них с укоризной, но ничего не сказали. По правде говоря, сейчас Саевых мало волновало их мнение.
- Не совсем. Сбежали трое. Те, кто еще мог бегать. А я их не выдала. В отместку Гин Гол выкинул меня с повозки здесь, в пустыни. Потом, наверно, опомнился… У него часто случались такие приступы. Он не понимал, что делал.
Она замолчала, и лицо ее озарилось каким-то отстраненным спокойствием.
- Иди, отдохни, родная, - Краков положил свою огромную, как лопату, ладонь на плечо девушки. – Тебе нужно выспаться.
- Я не хочу, - помотала головой девушка, однако поднялась с кресла.
- Нет, - глядя на нее снизу вверх сказал Антон. – Ты не «не хочешь». Ты боишься.
- Чего? – ей было реально интересно, чего, по мнению Саевых она боится.
- Сна, - пояснил Дима.
- Все люди так или иначе боятся сна, - пробасил Краков. Его голос внушал уверенность всем присутствующим.
- Возможно, - подмигнула Мелинда.
Ее шаги стихли на втором этаже.
Дождавшись, пока наверху второй раз скрипнет дверь, Краков повернулся к Саевым. Они сидели, целиком превратившись во внимание, т.к. Кинстен, едва Мелинда отвернулась, взглядом попросил их остаться.
- Прежде всего, хотел сказать - вы молодцы, парни! Железно, молодцы! Вы спасли девушку из лап маньяка. Не побоялись, хотя с вами могло произойти всякое… Это факт! Но на этом фоне всплывает кое-какое обстоятельство, которое я хотел бы с вами обсудить.
Он посмотрел на братьев, не поднимая головы, но даже при взгляде исподлобья в глазах различался пляшущий огонек.
- То, что произошло между вами... - старик опять замялся. Не к добру, - не должно было произойти.
Антон одарил Кинстена улыбкой имбецила. Брат вторил ему.
- Абанины - жители гор. Дикие. Недалекие. Это факт. Но при всем при этом, они сильны. Невероятно сильны! А вы смогли одолеть не самого слабого среди них...
Встревоженный взгляд Кракова говорил сам за себя: хвалить он их пока не собирается.
- Что-то не так? - поднял бровь Антон и, тут же кивнув, озабоченно процедил: - Что-то не так.
- Вы еще не посвящены. Понимаете, что это значит?
- В общих чертах, - кивнули Саевы.
- Ваши силы не «окрашены», если можно так выразиться.
- Ближе к телу, - попросил Дима, не готовый выслушивать долгие лекции.
Кинстен кивнул, заметив, что будет еще время, и продолжил:
- Непосвященный маг не может использовать Поток. Тогда, как вы… Когда вы ударили Гин Гола, я почувствовал взрыв. Иначе это и не назвать.
- То есть вы хотите сказать, - голова Антона была, как пивной котел, но, тем не менее, он еще что-то пытался соображать, - что мы все-таки «посвящены»?
- Нет, нет, нет, нет! - затараторил Краков, активно жестикулируя. Он поднялся из-за стола и продолжил разговор, меряя шагами комнату. – В том-то и дело! Вы, оставшись обычными людьми (ну если грубо), являетесь неплохими магами.
Он зашагал настолько быстро, что халат затрепыхался, как тонюсенькая мантия.
- Хорошо, как это возможно? – Дима откинулся на стуле, чтобы держать Кракова в поле зрения. Однако хозяин гостиницы успокоился и, эффектно развернувшись, уселся на стул.
- А вот это и есть основная загвоздка. Если не сказать проблема.
- Лично я проблемы не вижу, - заметил Антон. – Ну, ушатали мы этого абанина, ну и что? Лучше что ли, чтоб он нас прибил?
- Ну, он бы вас не прибил, - Кинстен отмахнулся, глянув на дверь за стойкой. Она была закрыта, но Саевы не сомневались – ушедший туда Стенли слышит каждое слово.
Краков замолчал, но Антон отступать не собирался:
- Так все-таки, в чем проблема?
- Вы не должны использовать свои силы.
- Естественно! – саркастично воскликнул Дима, но одного взгляда на Кинстена хватило, чтобы понять: старик не склонен шутить.
- Вы молодые, - Кинстен явно обиделся, но виду не подал, - поэтому не верите в опасность. Хорошо, - он резко наклонился вперед, а локти его стукнулись о центр стола. – Что вы знаете о Потоке?
- Что-то вроде силы, которая питает все вокруг, - почти одновременно ответили братья.
- Так, допустим. Она безгранична, как вы считаете?
Не раздумывая, братья ответили, что нет.
- Тем не менее, - его голос стал почти неслышным, а жестикуляция спокойной, - как вы сами выразились, Поток питает все вокруг. До сих пор. Откуда ж что берется?
- Он забирает энергию у нас, - догадался Антон.
- Верно мыслишь. В принципы, если не вдаваться в нюансы – ты прав. Но вы можете взять больше, чем можете вернуть! Намного больше!
Братья переглянулись, наконец осознав всю серьезность положения.
- Это мы что, типа, бездонные бочки? – спросил Дима, разглядывая свои руки. Они вмиг стали ему крайне противны, словно он выпачкал их в дерьме.
- Опять же, если грубо – да.
- Но Поток все равно заберет все обратно, - хмуро уточнил Антон, хоть и знал ответ.
Кинстен кивнул, в каком-то смысле явно довольный руслом разговора.
На улице уже давно стемнело, даже луна, возможно, скрылась из виду – сквозь приоткрытые ставни не проникало и капли света. Неужели даже фонари не горят? Холл был освещен несколькими свечками, предусмотрительно оставленными гореть в зоне видимости Саевых и Кракова. Остальные, призванные освещать дальнюю часть холла, мирно покоились в своих позолоченных «гробах». Поэтому в темноте пребывала большая часть первого этажа гостиницы. И именно в этой темноте братья заметили красновато-желтый огонек зажженной сигареты, возникший в дальнем конце зала.
- Я не знаю, кто ты, но именем этого места, покажись, - спокойно заявил Кинстен, сев вполоборота к незнакомцу.– Или уйди.
- Мир твоему дому, хозяин, - незнакомец послушался и вышел на свет. Это был невысокого роста мужчина с копной спутанных черных волос, старающихся скрыть лицо. Но даже в полумраке гостиной были видны ужасные язвы, сплошь усеявшие лицо бедняги.
- И твоему, - Кинстен поклонился, однако не удостоил пришельца прямым взглядом. – Тебе нужна комната? Хиллмон – Порт Надежды, а Фата Морана – его основной приют.
- Спасибо, но я тот час же ухожу, - он сунул сигарету в зубы, отчего выражение лица его стало еще более диким. – Я просто хотел удостовериться, что передо мной Антон, - он кивнул на Диму, - и Дима, - он кивнул на Антона.
- Верно, - улыбнулся, Антон. – Только наоборот.
- Простите! У меня послание от вашей родственницы… Дальней.
- От Арианны? – в один голос воскликнули братья, вскочив со стульев.
- Да.
- Где она?
- Используйте камень, - только и сказал пришелец, исчезая в сигаретном дыме.
- Стэн! – позвал Краков, встав со стула.
- Я все слышал, босс, - прозвучало за закрытой дверью. - За ним уже идут.
- Вы знаете, о чем он? – Краков повернулся к братьям. Его глаза похолодели, а взгляд, буквально, оцарапал лица Саевых.
Дима хотел сказать «да», но Антон перебил его:
- Понятия не имеем.
Кинстен одарил их долгим пристальным взглядом, но братья себя не выдали.
- Ладно, разберемся. А пока, вам лучше не высовываться.
- Мы будем в своей комнате, - не глядя на брата, вздохнул Дима.
Антон кивнул. Краков тоже.

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.04.2012 в 20:26
ФеликсДата: Суббота, 14.04.2012, 20:31 | Сообщение # 175
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Табыч, Антон, куда ты пропадаешь всё время? Читать нечего).
 
СообщениеТабыч, Антон, куда ты пропадаешь всё время? Читать нечего).

Автор - Феликс
Дата добавления - 14.04.2012 в 20:31
СообщениеТабыч, Антон, куда ты пропадаешь всё время? Читать нечего).

Автор - Феликс
Дата добавления - 14.04.2012 в 20:31
ТабычДата: Суббота, 14.04.2012, 21:37 | Сообщение # 176
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Феликс, да просто настроения нет ни на что)) весенняя депрессия, наверно)) вот и не пишу и не читаю)) Плюс, с работы уволился)))

Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеФеликс, да просто настроения нет ни на что)) весенняя депрессия, наверно)) вот и не пишу и не читаю)) Плюс, с работы уволился)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.04.2012 в 21:37
СообщениеФеликс, да просто настроения нет ни на что)) весенняя депрессия, наверно)) вот и не пишу и не читаю)) Плюс, с работы уволился)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.04.2012 в 21:37
СамираДата: Суббота, 14.04.2012, 21:49 | Сообщение # 177
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, Антош, а это у всех.) Авитаминоз.))
Работу ты найдёшь, уверяю. Отдохни.
Мы почитываем потихоньку, ты не думай. Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, Антош, а это у всех.) Авитаминоз.))
Работу ты найдёшь, уверяю. Отдохни.
Мы почитываем потихоньку, ты не думай. Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.

Автор - Самира
Дата добавления - 14.04.2012 в 21:49
СообщениеТабыч, Антош, а это у всех.) Авитаминоз.))
Работу ты найдёшь, уверяю. Отдохни.
Мы почитываем потихоньку, ты не думай. Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.

Автор - Самира
Дата добавления - 14.04.2012 в 21:49
ТабычДата: Воскресенье, 22.04.2012, 20:13 | Сообщение # 178
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо, Ирина!))

Quote
Работу ты найдёшь, уверяю

надеюсь))
Quote (Самира)
Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.

стараюсь))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСпасибо, Ирина!))

Quote
Работу ты найдёшь, уверяю

надеюсь))
Quote (Самира)
Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.

стараюсь))

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.04.2012 в 20:13
СообщениеСпасибо, Ирина!))

Quote
Работу ты найдёшь, уверяю

надеюсь))
Quote (Самира)
Хорошо, что выкладываешь хоть изредка.

стараюсь))

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.04.2012 в 20:13
АнаитДата: Воскресенье, 22.04.2012, 22:34 | Сообщение # 179
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, привет! Я так много пропустила... Есть епросьба - скинь мне, если можешь, единым файлом. Можно в лс, можно на мыло, я почитаю с ноута, а то сидеть в инете сейчас трудновато.


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, привет! Я так много пропустила... Есть епросьба - скинь мне, если можешь, единым файлом. Можно в лс, можно на мыло, я почитаю с ноута, а то сидеть в инете сейчас трудновато.

Автор - Анаит
Дата добавления - 22.04.2012 в 22:34
СообщениеТабыч, привет! Я так много пропустила... Есть епросьба - скинь мне, если можешь, единым файлом. Можно в лс, можно на мыло, я почитаю с ноута, а то сидеть в инете сейчас трудновато.

Автор - Анаит
Дата добавления - 22.04.2012 в 22:34
ТабычДата: Воскресенье, 22.04.2012, 23:02 | Сообщение # 180
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Привет))
могу весь роман целиком скинуть)) пойдет?)


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, Привет))
могу весь роман целиком скинуть)) пойдет?)

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.04.2012 в 23:02
СообщениеАнаит, Привет))
могу весь роман целиком скинуть)) пойдет?)

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.04.2012 в 23:02
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 12 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz