Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 11 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 11 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Атика (фэнтези, пролог + первая глава)
ТабычДата: Суббота, 12.11.2011, 23:09 | Сообщение # 151
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
очень сильно прошу прощения! вынужден был исчезнуть из виртуального мира из-за проблем в реальном.

но теперь готов дальше постить:

Часть Третья
Земли Иных



Глава 1
Тени Иноземья



Храм Спасителя Небес
Исполнительная Великой Библиотеки
Запись #13650
Дата 3э 2001 год ПБМ 3, 4, 5 июля
Назначение: запрос на данные о
1 Первые пришельцы с Земли (мифы и легенды)
2 Становление Торианской Империи (Орден Криата)
3 Битвы на границе Семипиона (Тихие Земли)
4 Вторжение Ториан в Империю Иноземья. Начало Великой Войны Двух Империй
5 Краткое повествование о Важных Битвах (Битва за Хорстен, Битва у Подножья Слепых Гор, Захват Торианцами Персемских земель)
6 Конец войны. Битва за Мориэн. Орден Теней. Трое Спасителей. Первое созвание Теней. Начало новой Третей Эры Иноземья.



- Закройте глаза, - голос Джона ворвался в пропитанную тишиной гостиную. Дарен, как всегда, сидел в кресле спиной к камину с дымящейся трубкой в руках, а позади, искажая воздух рябью, извивались языки огня.
Саевы послушались. Также как и Джон сидя в высоких кожаных креслах, они с нетерпением ждали объяснений.
- Что вы видите?
Антон прислонил затылок к спинке и попытался расслабиться. Из сознания вынырнул желтый блик, подаренный огнем камина. Но пятнышко света уменьшалось и, мигая, уползало куда-то к уголкам глаз.
- И? – разочарованно спросил Антон, но глаза не открыл.
- Тсс, - шикнул кто-то - Антон не понял, кто.
Блик замерцал, увеличился и из белесой кляксы в глубине сознания превратился в яркий пульсирующий луч сочного желтого цвета…Зеленого, красного – как нити паутины, к лучу прилипали все новые полоски света. Через мгновение все это многообразие завертелось в красочном калейдоскопе. Все быстрее и быстрее…
Вспышка. Яркая, как взрыв тысяч атомных бомб… И всюду, мерцая и переливаясь бесконечным множеством красок, раскинулось огромное полотно. Цвета на нем не сливались и не повторялись. Каждый имел свое место, среди миллиардов линий и несся прочь, куда-то за пределы скрытых в тени век глаз.
Издалека прозвучал голос Джона; тихий, почти неузнаваемый.
- Вы видите это.
Непонятно спрашивал он или утверждал; но братья кивнули.
- Можно открыть глаза.
Саевы не без труда послушались и вернулись в обычный мир. Перед глазами еще трепетала «радуга», правда заметно утихала, и, в конце концов, от видения не осталось и следа. Перед Саевыми снова сидел Джон и улыбался во всю белизну.
Мужчина встал и притворно низко поклонился, приложив кулак, с зажатой в нем потухшей трубкой к сердцу.
«Может он и переигрывает, - подумал Дима, - но ему идет».
Джон вернулся в положение сидя, запыхтел трубкой и заговорил. К нему вернулись привычные дурашливые интонации.
- То, что вы видели, называется Потоком. Поток – эта сила, которая питает все живое в мире под названием Иноземье. В этом мире, - он оглянулся и обвел взглядом гостиную, - мире, частью которого вы стали не так давно. Это сила, которой пользуются все без исключения иноземцы. Правда и не только они, но об этом позже. А теперь, если позволите, немного истории. Иноземье существует с незапамятных времен, но люди, к сожалению, в нем только гости. Они пришли сюда много лет назад, и вам, я думаю, будет полезно узнать – как. Но для начала, - Джон обвел взглядом публику, – задам один вопрос Вам рассказывать с объяснениями или без? А как насчет терминологии? Тут она ну о-о-очень специфическая.
Он широко улыбнулся и посмотрел в темный угол гостиной. Пламя костра в этот момент заставило его тень юркнуть туда на секунду, но тут же она вернулась обратно.
Саевы переглянулись:
- Рассказывай, как умеешь, - недружно отреагировали они.
Дима же вообще хотел сказать что-то другое. Поймав острый взгляд Джона, он неохотно растянул губы в улыбке:
- А что, я как все.
Парень сложил руки на груди, превратившись в слух.
Джон вздохнул и, раскурив трубку по новой, напустил дыма.
- Первыми на эти земли ступили два человека, шамана, камлавших себе в обычном мире и внезапно увидевших яркую многоцветную вспышку. Недолго думая, эти двое возьми да и прикоснись к ней… Предания гласят, что они тут же в ту же секунду переместились в Иноземье, да не просто в Иноземье, а на поле боя. Эльфов и Гномов. Об их разногласиях я расскажу чуть позже, а пока посмотрим на развитие событий. Шатир эльфов (один из королей, иначе говоря), услышал от своих воинов о странных пришельцах и велел их привести к себе, - Джон остановился, подняв указательный палец. – Теперь маленькое объяснение. У эльфов нет богов, кроме Великой Сейры (хранительницы дерева) и Памяти Предков. Роль богов у них исполняют Короли. Король Земледелия, Король Торговли, Король Войны. Так вот, в военное время Король Войны - собственно, Шатир - является главным и его слово – закон для всех Королей. Поэтому, когда он сказал допустить чужаков к Столу (т.е. очень близко к эльфам), что само по себе было неслыханной дерзостью; ему не посмели перечить.
Так двое первых людей ступили на эти земли, и с тех пор началась новая эпоха. Немало воды уже утекло: эльфы с гномами больше не воюют, да и люди уже не чужаки, и подчас они сами решают – чей Стол им ближе.
Джон снова окинул взглядом исподлобья Саевых, верно оценивая, как воспринимается рассказ.
Витиеватый дымок, поднимающийся из трубки, загустел; и лицо Джона сквозь этот дым казалось каким-то неестественным, даже... бредовым. Также звучал и его рассказ. Эльфы... гномы... Антон прокручивал эти слова, повторяя как мантру - "эльфы... гномы..." - но на поверхность мчащейся реки его мыслей всплывало только одно слово: "НЕУЖЕЛИ?"
Неужели тот мир, который он знал, смог вместить себя еще и тот, о котором читал? Неужели? Неужели в этот мир сошли существа прямо с нетленных страниц произведений? Неужели?
«Бред», - снова подсказал ему дым, искажающий в пространстве лицо "дяди". А воображение тем временем нарисовало перо в руках мужчины в очках, и с кончика этого пера прыгали на чистый лист бумаги существа. Эльфов и гномов Антон почему-то представил крохотными кривляками, танцующими на бумаге, хотя почему-то знал, как они выглядят на самом деле. Знал, но не помнил. "Бред", - вроде бы про себя сказал Антон; заметив, однако, что губы его хоть и беззвучно, но все-таки шевелились. "Неужели?" - спросил его внутренний голос, вновь едва не вырвавшись наружу. А снаружи Джон продолжал свой бредовый рассказ:
- Оставим ненадолго настоящее и то далекое прошлое и переместимся немного вперед по линии истории. Конечно, она охватывает множество событий, но сегодня я расскажу только про одно. Когда человечество уже плотно осело на Землях Иных и построило не одну империю, началась история маленького острова под названием Криат. Название он это получил из-за сорняка "криато" - единственно ценного, что могло быть на этом уединенном далеком островке. В те давние времена, когда империи сменяли одна другую, жить было не то, чтобы опасно, но не вольготно - это уж точно. И люди, и маги, и все расы, населяющие Иноземье, старались объединяться. Так появлялись "братства", "ордены", "гильдии"... В основном - сброд инакомыслящих юнцов, но хватало более серьезных собраний. На этой волне никто и не обратил внимания на очередной орден, тем более, что располагался он локально и в месте, особо не интересующим власти. Но кому какое дело до сорняка под названием "криато", пусть он и лечит от некоторых очень специфических болезней? Да и кому какое дело до маленького острова под названием Криат, где кроме этого сорняка и брать-то нечего? И уж тем более, кому какое дело до ордена с не менее оригинальным названием "Орден Криата", когда в городах беспорядки, когда в столицах совершают покушения, когда каждый второй "ниже креслом" норовит "подсидеть"?
Джон перевел дух. Его трубка уже не дымилась; и он почти забыл о ней, используя мундштук, как продолжение указательного пальца.
Дима, который давно ждал подобной передышки, смог, наконец, погрузиться в себя и подумать. Голос Джона - то мягкий и успокаивающий, то резкий и надрывный - мешал ему это сделать. Он думал о тех, кто, возможно, не знает обо всем этом. Об этом мире, о непонятном еще Потоке. И о тех, кто никогда не узнает. Тогда почему - и этот вопрос стал ползать среди переплетений извилин мозга, как змея - почему именно они? У них с братом было много друзей - и общих и своих - и все они гуляют с подругами, отдыхают на природе, некоторые - балуются травкой... Почему? Почему они только читают в книгах или смотрят в фильмах - да неважно как они узнают то, что Дима сейчас слышит от своего "дяди-долгожителя"? Если бы только поменяться с ними местами. И никогда не знать о Эльфийских Королях и Великих Войнах. Если бы...
Но Джон уже продолжил рассказ; и Дима, вырванный из "себя", так и не узнал, что бы было, "если бы..."
- Никто не заметил. Никто не обратил внимания. А тем временем маленький орден уже объявил себя Империей. И решил начать войну. Никто не заметил. Никто не обратил внимания. Никто. Кроме начальника стражи небольшого городка Хорстен и молодого солдата с приграничных земель. Он служил на границы с Семипионом – одной из областей империи. Самой маленькой. Ее еще называли Тихими Землями. Как он узнал об этом, этот никому неизвестный солдат - загадка, так как сразу же после того, как он вышел из кабинета упомянутого начальника стражи, где рассказал все, что знал… он был убит неизвестным. Прямо на пороге. А через час тот самый начальник стражи был найден мертвым за городскими воротами. Конечно, власти узнали обо всем этом практически сразу, но... Правильно! Никто не обратил внимания. Через два дня Хорстен пал. Агенты ордена, а вернее уже Империи, были всюду. Они раскинули свои сети не только в Хорстене, но и во многих ближайших городах. Но никто и не заметил. Всем было… наплевать! – Джон явно хотел сказать другое слово, но сдержался. Однако рука, сжимающая трубку, подрагивала, а из голоса испарились смешливые нотки. - В Хорстене на тот момент проживало сорок тысяч человек. Выжило сто. СТО ЧЕЛОВЕК! Из сорока тысяч! Такая же история и с ближайшими городами. И только когда на стол начальника тайной полиции лег конверт, внутри которого был кончик мизинца сына императора, стало известно, что началась война. Война двух империй. Империи Иноземья и Торианской империи. Название это, она, скорее всего, получила из-за слова Торий – так в ордене назывался глава. Была объявлена всеобщая мобилизация, и, потеряв с десяток городов и огромное количество жизней, объединенная армия смогла, наконец, выступить. Уже на последнем рубеже. У подножья Слепых Гор. Если бы Криатские войска перешли Горы, Иноземью бы пришел конец. Именно там, на Персемских равнинах и произошло самое страшное и долгое сражение из всех, что когда-либо видело Иноземье. Можно даже сказать, что в началась новая война. Тогда-то на сцену истории и вышли трое великих... Нет, ВЕЛИКИХ! - Джон даже привстал, произнося это слово. Казалось для него то, о чем он говорит, имело особое значение, - мага. Мага всех времен. И когда никто уже не мог сказать, кто же выживет в этом последнем сражении, они создали самую страшную, но невероятную силу. Эта сила называлась Тени, и именно она была способна остановить не только сражение, но и войну. Теней было три: тень человека, тень мага и тень цетирона (мифического существа, в чьих жилах якобы течет кровь всех существ, чувствительных к Потоку). Как вы наверно уже догадались, Тени могли управлять своими "подопечными". Тень человека могла остановить или направить человека, тень мага - соответственно мага, а тени цетирона - были подвластны все существа, населяющие Иноземье. И в тот же день война была окончена. Последние схватки произошли около города Мориэн, и там же на главной площади возникли Тени. Это было нечто! - Джон возвел руки к потолку. - Подобное зрелище ни представить, ни описать.
- А что они сделали? - подал голос отец. Он сидел, скрестив ладони, и со странным выражением наблюдал за другом. Но задав вопрос он сменил это выражение на обычное, невозмутимое.
- Тени? - переспросил Джон и, не дождавшись ответа, который и так был ему известен, сказал: - Они осудили. Справедливо.
На лице отца снова появилось это выражение, и Дима догадался - отец не верит в правосудие. И, зная Джона, он был удивлен, слыша от него нотки восхищения какими-то пришлыми судьями.
- И бескровно, - добавил Джон, выделив это слово. Затем он замолчал, переводя взгляд с Антона на Диму. А потом на отца. Саевы молчали. Больше вопросов не было, и Джон, еще немного помолчав, продолжил этот странный невероятный рассказ:
- С тех самых пор Тени являют собой нашу верховную власть. Остановив войну, они ушли куда-то в дальние миры. Исполнять свою волю они оставили Природные Силы, заключенные в руках Великих. Но не тех магов, что создали их, а четырех Наследников. Как вы поняли, этими силами были: Огонь, Вода, Ветер и Земля.
- Повелители стихий, - недоверчиво хмыкнул Антон. Несмотря на то, что он верил Джону, Саев все еще не мог осознать эту реальность.
- Нет, - расхохотался Джон, словно Антон сморозил неописуемую глупость. - Они всего лишь часть этих стихий. Ответственная часть.
- Все равно не очень понял, но продолжай, - махнул рукой Антон, слегка уязвленный.
Дарэн мельком глянул на бывшего племянника и продолжил:
- Конечно, на креслах руководителей эти самые Наследники не сидят. Фактически Новой Империей руководят Наместники. Наследники нужны лишь для экстренного созыва Теней. Который, - Джон наклонился и подмигнул другу, - никому к черту не нужен.
Отец улыбнулся и удовлетворенно кивнул другу. Джон в этот момент встал и, потянувшись, огляделся по сторонам, заодно похлопав себя по животу - трубки в его руках уже не было. Антон вспомнил, как часто в детстве удивлялся тому, что из рук дяди как по волшебству исчезают разные предметы. И очень радовался фокусу с монеткой. Особенно, конечно, если это была папина монетка - а иногда и купюра! - потому что, как только она снова появлялась в руках дяди, она "пропадала" в руках племянника. Правда, папа почему-то этому не радовался.
- Что бы выпить? - лицо Джона исказилось в гримасе задумчивости.
- Ты закончил? - раздался резкий незнакомый голос, и Антон чуть не подпрыгнул на месте, все еще обитая в собственных воспоминаниях.
Все обернулись В дверях стояла невысокая тучная женщина лет шестидесяти с аккуратно уложенными вьющимися волосами, едва тронутыми сединой. Она стояла, руки-в-боки и глядя на Джона. В ее глазах блестел огонь - и не только из камина - а на губах играла легкая улыбка. Несмотря на то, что братья видел эту женщину всего пару раз, они сразу узнал свою бабушку. Ту самую не совсем дружащую с головой. Однако, теперь так не казалось. И Дима прекрасно знал причины этого.
Если на лице бабушки братьев Саевых играла легкая непринужденная улыбка, то Джон, буквально, весь расплылся в ликующей торжествующей ухмылке. Той самой, которую так сложно удержать и еще сложнее подделать.
- Кого я вижу! - раскинув руки, словно собираясь сжать в объятиях весь мир, воскликнул Джон. Он обошел друга, который глядел на тещу с неуверенной улыбкой, и чмокнул ее в щеку.
- Позвольте вам представить! – громогласно оповестил Джон, обняв женщину за талию. Она, широко улыбаясь, разглядывала Саевых. - Арианна Эйнис. В девичестве Арианна Симеон!


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениеочень сильно прошу прощения! вынужден был исчезнуть из виртуального мира из-за проблем в реальном.

но теперь готов дальше постить:

Часть Третья
Земли Иных



Глава 1
Тени Иноземья



Храм Спасителя Небес
Исполнительная Великой Библиотеки
Запись #13650
Дата 3э 2001 год ПБМ 3, 4, 5 июля
Назначение: запрос на данные о
1 Первые пришельцы с Земли (мифы и легенды)
2 Становление Торианской Империи (Орден Криата)
3 Битвы на границе Семипиона (Тихие Земли)
4 Вторжение Ториан в Империю Иноземья. Начало Великой Войны Двух Империй
5 Краткое повествование о Важных Битвах (Битва за Хорстен, Битва у Подножья Слепых Гор, Захват Торианцами Персемских земель)
6 Конец войны. Битва за Мориэн. Орден Теней. Трое Спасителей. Первое созвание Теней. Начало новой Третей Эры Иноземья.



- Закройте глаза, - голос Джона ворвался в пропитанную тишиной гостиную. Дарен, как всегда, сидел в кресле спиной к камину с дымящейся трубкой в руках, а позади, искажая воздух рябью, извивались языки огня.
Саевы послушались. Также как и Джон сидя в высоких кожаных креслах, они с нетерпением ждали объяснений.
- Что вы видите?
Антон прислонил затылок к спинке и попытался расслабиться. Из сознания вынырнул желтый блик, подаренный огнем камина. Но пятнышко света уменьшалось и, мигая, уползало куда-то к уголкам глаз.
- И? – разочарованно спросил Антон, но глаза не открыл.
- Тсс, - шикнул кто-то - Антон не понял, кто.
Блик замерцал, увеличился и из белесой кляксы в глубине сознания превратился в яркий пульсирующий луч сочного желтого цвета…Зеленого, красного – как нити паутины, к лучу прилипали все новые полоски света. Через мгновение все это многообразие завертелось в красочном калейдоскопе. Все быстрее и быстрее…
Вспышка. Яркая, как взрыв тысяч атомных бомб… И всюду, мерцая и переливаясь бесконечным множеством красок, раскинулось огромное полотно. Цвета на нем не сливались и не повторялись. Каждый имел свое место, среди миллиардов линий и несся прочь, куда-то за пределы скрытых в тени век глаз.
Издалека прозвучал голос Джона; тихий, почти неузнаваемый.
- Вы видите это.
Непонятно спрашивал он или утверждал; но братья кивнули.
- Можно открыть глаза.
Саевы не без труда послушались и вернулись в обычный мир. Перед глазами еще трепетала «радуга», правда заметно утихала, и, в конце концов, от видения не осталось и следа. Перед Саевыми снова сидел Джон и улыбался во всю белизну.
Мужчина встал и притворно низко поклонился, приложив кулак, с зажатой в нем потухшей трубкой к сердцу.
«Может он и переигрывает, - подумал Дима, - но ему идет».
Джон вернулся в положение сидя, запыхтел трубкой и заговорил. К нему вернулись привычные дурашливые интонации.
- То, что вы видели, называется Потоком. Поток – эта сила, которая питает все живое в мире под названием Иноземье. В этом мире, - он оглянулся и обвел взглядом гостиную, - мире, частью которого вы стали не так давно. Это сила, которой пользуются все без исключения иноземцы. Правда и не только они, но об этом позже. А теперь, если позволите, немного истории. Иноземье существует с незапамятных времен, но люди, к сожалению, в нем только гости. Они пришли сюда много лет назад, и вам, я думаю, будет полезно узнать – как. Но для начала, - Джон обвел взглядом публику, – задам один вопрос Вам рассказывать с объяснениями или без? А как насчет терминологии? Тут она ну о-о-очень специфическая.
Он широко улыбнулся и посмотрел в темный угол гостиной. Пламя костра в этот момент заставило его тень юркнуть туда на секунду, но тут же она вернулась обратно.
Саевы переглянулись:
- Рассказывай, как умеешь, - недружно отреагировали они.
Дима же вообще хотел сказать что-то другое. Поймав острый взгляд Джона, он неохотно растянул губы в улыбке:
- А что, я как все.
Парень сложил руки на груди, превратившись в слух.
Джон вздохнул и, раскурив трубку по новой, напустил дыма.
- Первыми на эти земли ступили два человека, шамана, камлавших себе в обычном мире и внезапно увидевших яркую многоцветную вспышку. Недолго думая, эти двое возьми да и прикоснись к ней… Предания гласят, что они тут же в ту же секунду переместились в Иноземье, да не просто в Иноземье, а на поле боя. Эльфов и Гномов. Об их разногласиях я расскажу чуть позже, а пока посмотрим на развитие событий. Шатир эльфов (один из королей, иначе говоря), услышал от своих воинов о странных пришельцах и велел их привести к себе, - Джон остановился, подняв указательный палец. – Теперь маленькое объяснение. У эльфов нет богов, кроме Великой Сейры (хранительницы дерева) и Памяти Предков. Роль богов у них исполняют Короли. Король Земледелия, Король Торговли, Король Войны. Так вот, в военное время Король Войны - собственно, Шатир - является главным и его слово – закон для всех Королей. Поэтому, когда он сказал допустить чужаков к Столу (т.е. очень близко к эльфам), что само по себе было неслыханной дерзостью; ему не посмели перечить.
Так двое первых людей ступили на эти земли, и с тех пор началась новая эпоха. Немало воды уже утекло: эльфы с гномами больше не воюют, да и люди уже не чужаки, и подчас они сами решают – чей Стол им ближе.
Джон снова окинул взглядом исподлобья Саевых, верно оценивая, как воспринимается рассказ.
Витиеватый дымок, поднимающийся из трубки, загустел; и лицо Джона сквозь этот дым казалось каким-то неестественным, даже... бредовым. Также звучал и его рассказ. Эльфы... гномы... Антон прокручивал эти слова, повторяя как мантру - "эльфы... гномы..." - но на поверхность мчащейся реки его мыслей всплывало только одно слово: "НЕУЖЕЛИ?"
Неужели тот мир, который он знал, смог вместить себя еще и тот, о котором читал? Неужели? Неужели в этот мир сошли существа прямо с нетленных страниц произведений? Неужели?
«Бред», - снова подсказал ему дым, искажающий в пространстве лицо "дяди". А воображение тем временем нарисовало перо в руках мужчины в очках, и с кончика этого пера прыгали на чистый лист бумаги существа. Эльфов и гномов Антон почему-то представил крохотными кривляками, танцующими на бумаге, хотя почему-то знал, как они выглядят на самом деле. Знал, но не помнил. "Бред", - вроде бы про себя сказал Антон; заметив, однако, что губы его хоть и беззвучно, но все-таки шевелились. "Неужели?" - спросил его внутренний голос, вновь едва не вырвавшись наружу. А снаружи Джон продолжал свой бредовый рассказ:
- Оставим ненадолго настоящее и то далекое прошлое и переместимся немного вперед по линии истории. Конечно, она охватывает множество событий, но сегодня я расскажу только про одно. Когда человечество уже плотно осело на Землях Иных и построило не одну империю, началась история маленького острова под названием Криат. Название он это получил из-за сорняка "криато" - единственно ценного, что могло быть на этом уединенном далеком островке. В те давние времена, когда империи сменяли одна другую, жить было не то, чтобы опасно, но не вольготно - это уж точно. И люди, и маги, и все расы, населяющие Иноземье, старались объединяться. Так появлялись "братства", "ордены", "гильдии"... В основном - сброд инакомыслящих юнцов, но хватало более серьезных собраний. На этой волне никто и не обратил внимания на очередной орден, тем более, что располагался он локально и в месте, особо не интересующим власти. Но кому какое дело до сорняка под названием "криато", пусть он и лечит от некоторых очень специфических болезней? Да и кому какое дело до маленького острова под названием Криат, где кроме этого сорняка и брать-то нечего? И уж тем более, кому какое дело до ордена с не менее оригинальным названием "Орден Криата", когда в городах беспорядки, когда в столицах совершают покушения, когда каждый второй "ниже креслом" норовит "подсидеть"?
Джон перевел дух. Его трубка уже не дымилась; и он почти забыл о ней, используя мундштук, как продолжение указательного пальца.
Дима, который давно ждал подобной передышки, смог, наконец, погрузиться в себя и подумать. Голос Джона - то мягкий и успокаивающий, то резкий и надрывный - мешал ему это сделать. Он думал о тех, кто, возможно, не знает обо всем этом. Об этом мире, о непонятном еще Потоке. И о тех, кто никогда не узнает. Тогда почему - и этот вопрос стал ползать среди переплетений извилин мозга, как змея - почему именно они? У них с братом было много друзей - и общих и своих - и все они гуляют с подругами, отдыхают на природе, некоторые - балуются травкой... Почему? Почему они только читают в книгах или смотрят в фильмах - да неважно как они узнают то, что Дима сейчас слышит от своего "дяди-долгожителя"? Если бы только поменяться с ними местами. И никогда не знать о Эльфийских Королях и Великих Войнах. Если бы...
Но Джон уже продолжил рассказ; и Дима, вырванный из "себя", так и не узнал, что бы было, "если бы..."
- Никто не заметил. Никто не обратил внимания. А тем временем маленький орден уже объявил себя Империей. И решил начать войну. Никто не заметил. Никто не обратил внимания. Никто. Кроме начальника стражи небольшого городка Хорстен и молодого солдата с приграничных земель. Он служил на границы с Семипионом – одной из областей империи. Самой маленькой. Ее еще называли Тихими Землями. Как он узнал об этом, этот никому неизвестный солдат - загадка, так как сразу же после того, как он вышел из кабинета упомянутого начальника стражи, где рассказал все, что знал… он был убит неизвестным. Прямо на пороге. А через час тот самый начальник стражи был найден мертвым за городскими воротами. Конечно, власти узнали обо всем этом практически сразу, но... Правильно! Никто не обратил внимания. Через два дня Хорстен пал. Агенты ордена, а вернее уже Империи, были всюду. Они раскинули свои сети не только в Хорстене, но и во многих ближайших городах. Но никто и не заметил. Всем было… наплевать! – Джон явно хотел сказать другое слово, но сдержался. Однако рука, сжимающая трубку, подрагивала, а из голоса испарились смешливые нотки. - В Хорстене на тот момент проживало сорок тысяч человек. Выжило сто. СТО ЧЕЛОВЕК! Из сорока тысяч! Такая же история и с ближайшими городами. И только когда на стол начальника тайной полиции лег конверт, внутри которого был кончик мизинца сына императора, стало известно, что началась война. Война двух империй. Империи Иноземья и Торианской империи. Название это, она, скорее всего, получила из-за слова Торий – так в ордене назывался глава. Была объявлена всеобщая мобилизация, и, потеряв с десяток городов и огромное количество жизней, объединенная армия смогла, наконец, выступить. Уже на последнем рубеже. У подножья Слепых Гор. Если бы Криатские войска перешли Горы, Иноземью бы пришел конец. Именно там, на Персемских равнинах и произошло самое страшное и долгое сражение из всех, что когда-либо видело Иноземье. Можно даже сказать, что в началась новая война. Тогда-то на сцену истории и вышли трое великих... Нет, ВЕЛИКИХ! - Джон даже привстал, произнося это слово. Казалось для него то, о чем он говорит, имело особое значение, - мага. Мага всех времен. И когда никто уже не мог сказать, кто же выживет в этом последнем сражении, они создали самую страшную, но невероятную силу. Эта сила называлась Тени, и именно она была способна остановить не только сражение, но и войну. Теней было три: тень человека, тень мага и тень цетирона (мифического существа, в чьих жилах якобы течет кровь всех существ, чувствительных к Потоку). Как вы наверно уже догадались, Тени могли управлять своими "подопечными". Тень человека могла остановить или направить человека, тень мага - соответственно мага, а тени цетирона - были подвластны все существа, населяющие Иноземье. И в тот же день война была окончена. Последние схватки произошли около города Мориэн, и там же на главной площади возникли Тени. Это было нечто! - Джон возвел руки к потолку. - Подобное зрелище ни представить, ни описать.
- А что они сделали? - подал голос отец. Он сидел, скрестив ладони, и со странным выражением наблюдал за другом. Но задав вопрос он сменил это выражение на обычное, невозмутимое.
- Тени? - переспросил Джон и, не дождавшись ответа, который и так был ему известен, сказал: - Они осудили. Справедливо.
На лице отца снова появилось это выражение, и Дима догадался - отец не верит в правосудие. И, зная Джона, он был удивлен, слыша от него нотки восхищения какими-то пришлыми судьями.
- И бескровно, - добавил Джон, выделив это слово. Затем он замолчал, переводя взгляд с Антона на Диму. А потом на отца. Саевы молчали. Больше вопросов не было, и Джон, еще немного помолчав, продолжил этот странный невероятный рассказ:
- С тех самых пор Тени являют собой нашу верховную власть. Остановив войну, они ушли куда-то в дальние миры. Исполнять свою волю они оставили Природные Силы, заключенные в руках Великих. Но не тех магов, что создали их, а четырех Наследников. Как вы поняли, этими силами были: Огонь, Вода, Ветер и Земля.
- Повелители стихий, - недоверчиво хмыкнул Антон. Несмотря на то, что он верил Джону, Саев все еще не мог осознать эту реальность.
- Нет, - расхохотался Джон, словно Антон сморозил неописуемую глупость. - Они всего лишь часть этих стихий. Ответственная часть.
- Все равно не очень понял, но продолжай, - махнул рукой Антон, слегка уязвленный.
Дарэн мельком глянул на бывшего племянника и продолжил:
- Конечно, на креслах руководителей эти самые Наследники не сидят. Фактически Новой Империей руководят Наместники. Наследники нужны лишь для экстренного созыва Теней. Который, - Джон наклонился и подмигнул другу, - никому к черту не нужен.
Отец улыбнулся и удовлетворенно кивнул другу. Джон в этот момент встал и, потянувшись, огляделся по сторонам, заодно похлопав себя по животу - трубки в его руках уже не было. Антон вспомнил, как часто в детстве удивлялся тому, что из рук дяди как по волшебству исчезают разные предметы. И очень радовался фокусу с монеткой. Особенно, конечно, если это была папина монетка - а иногда и купюра! - потому что, как только она снова появлялась в руках дяди, она "пропадала" в руках племянника. Правда, папа почему-то этому не радовался.
- Что бы выпить? - лицо Джона исказилось в гримасе задумчивости.
- Ты закончил? - раздался резкий незнакомый голос, и Антон чуть не подпрыгнул на месте, все еще обитая в собственных воспоминаниях.
Все обернулись В дверях стояла невысокая тучная женщина лет шестидесяти с аккуратно уложенными вьющимися волосами, едва тронутыми сединой. Она стояла, руки-в-боки и глядя на Джона. В ее глазах блестел огонь - и не только из камина - а на губах играла легкая улыбка. Несмотря на то, что братья видел эту женщину всего пару раз, они сразу узнал свою бабушку. Ту самую не совсем дружащую с головой. Однако, теперь так не казалось. И Дима прекрасно знал причины этого.
Если на лице бабушки братьев Саевых играла легкая непринужденная улыбка, то Джон, буквально, весь расплылся в ликующей торжествующей ухмылке. Той самой, которую так сложно удержать и еще сложнее подделать.
- Кого я вижу! - раскинув руки, словно собираясь сжать в объятиях весь мир, воскликнул Джон. Он обошел друга, который глядел на тещу с неуверенной улыбкой, и чмокнул ее в щеку.
- Позвольте вам представить! – громогласно оповестил Джон, обняв женщину за талию. Она, широко улыбаясь, разглядывала Саевых. - Арианна Эйнис. В девичестве Арианна Симеон!

Автор - Табыч
Дата добавления - 12.11.2011 в 23:09
Сообщениеочень сильно прошу прощения! вынужден был исчезнуть из виртуального мира из-за проблем в реальном.

но теперь готов дальше постить:

Часть Третья
Земли Иных



Глава 1
Тени Иноземья



Храм Спасителя Небес
Исполнительная Великой Библиотеки
Запись #13650
Дата 3э 2001 год ПБМ 3, 4, 5 июля
Назначение: запрос на данные о
1 Первые пришельцы с Земли (мифы и легенды)
2 Становление Торианской Империи (Орден Криата)
3 Битвы на границе Семипиона (Тихие Земли)
4 Вторжение Ториан в Империю Иноземья. Начало Великой Войны Двух Империй
5 Краткое повествование о Важных Битвах (Битва за Хорстен, Битва у Подножья Слепых Гор, Захват Торианцами Персемских земель)
6 Конец войны. Битва за Мориэн. Орден Теней. Трое Спасителей. Первое созвание Теней. Начало новой Третей Эры Иноземья.



- Закройте глаза, - голос Джона ворвался в пропитанную тишиной гостиную. Дарен, как всегда, сидел в кресле спиной к камину с дымящейся трубкой в руках, а позади, искажая воздух рябью, извивались языки огня.
Саевы послушались. Также как и Джон сидя в высоких кожаных креслах, они с нетерпением ждали объяснений.
- Что вы видите?
Антон прислонил затылок к спинке и попытался расслабиться. Из сознания вынырнул желтый блик, подаренный огнем камина. Но пятнышко света уменьшалось и, мигая, уползало куда-то к уголкам глаз.
- И? – разочарованно спросил Антон, но глаза не открыл.
- Тсс, - шикнул кто-то - Антон не понял, кто.
Блик замерцал, увеличился и из белесой кляксы в глубине сознания превратился в яркий пульсирующий луч сочного желтого цвета…Зеленого, красного – как нити паутины, к лучу прилипали все новые полоски света. Через мгновение все это многообразие завертелось в красочном калейдоскопе. Все быстрее и быстрее…
Вспышка. Яркая, как взрыв тысяч атомных бомб… И всюду, мерцая и переливаясь бесконечным множеством красок, раскинулось огромное полотно. Цвета на нем не сливались и не повторялись. Каждый имел свое место, среди миллиардов линий и несся прочь, куда-то за пределы скрытых в тени век глаз.
Издалека прозвучал голос Джона; тихий, почти неузнаваемый.
- Вы видите это.
Непонятно спрашивал он или утверждал; но братья кивнули.
- Можно открыть глаза.
Саевы не без труда послушались и вернулись в обычный мир. Перед глазами еще трепетала «радуга», правда заметно утихала, и, в конце концов, от видения не осталось и следа. Перед Саевыми снова сидел Джон и улыбался во всю белизну.
Мужчина встал и притворно низко поклонился, приложив кулак, с зажатой в нем потухшей трубкой к сердцу.
«Может он и переигрывает, - подумал Дима, - но ему идет».
Джон вернулся в положение сидя, запыхтел трубкой и заговорил. К нему вернулись привычные дурашливые интонации.
- То, что вы видели, называется Потоком. Поток – эта сила, которая питает все живое в мире под названием Иноземье. В этом мире, - он оглянулся и обвел взглядом гостиную, - мире, частью которого вы стали не так давно. Это сила, которой пользуются все без исключения иноземцы. Правда и не только они, но об этом позже. А теперь, если позволите, немного истории. Иноземье существует с незапамятных времен, но люди, к сожалению, в нем только гости. Они пришли сюда много лет назад, и вам, я думаю, будет полезно узнать – как. Но для начала, - Джон обвел взглядом публику, – задам один вопрос Вам рассказывать с объяснениями или без? А как насчет терминологии? Тут она ну о-о-очень специфическая.
Он широко улыбнулся и посмотрел в темный угол гостиной. Пламя костра в этот момент заставило его тень юркнуть туда на секунду, но тут же она вернулась обратно.
Саевы переглянулись:
- Рассказывай, как умеешь, - недружно отреагировали они.
Дима же вообще хотел сказать что-то другое. Поймав острый взгляд Джона, он неохотно растянул губы в улыбке:
- А что, я как все.
Парень сложил руки на груди, превратившись в слух.
Джон вздохнул и, раскурив трубку по новой, напустил дыма.
- Первыми на эти земли ступили два человека, шамана, камлавших себе в обычном мире и внезапно увидевших яркую многоцветную вспышку. Недолго думая, эти двое возьми да и прикоснись к ней… Предания гласят, что они тут же в ту же секунду переместились в Иноземье, да не просто в Иноземье, а на поле боя. Эльфов и Гномов. Об их разногласиях я расскажу чуть позже, а пока посмотрим на развитие событий. Шатир эльфов (один из королей, иначе говоря), услышал от своих воинов о странных пришельцах и велел их привести к себе, - Джон остановился, подняв указательный палец. – Теперь маленькое объяснение. У эльфов нет богов, кроме Великой Сейры (хранительницы дерева) и Памяти Предков. Роль богов у них исполняют Короли. Король Земледелия, Король Торговли, Король Войны. Так вот, в военное время Король Войны - собственно, Шатир - является главным и его слово – закон для всех Королей. Поэтому, когда он сказал допустить чужаков к Столу (т.е. очень близко к эльфам), что само по себе было неслыханной дерзостью; ему не посмели перечить.
Так двое первых людей ступили на эти земли, и с тех пор началась новая эпоха. Немало воды уже утекло: эльфы с гномами больше не воюют, да и люди уже не чужаки, и подчас они сами решают – чей Стол им ближе.
Джон снова окинул взглядом исподлобья Саевых, верно оценивая, как воспринимается рассказ.
Витиеватый дымок, поднимающийся из трубки, загустел; и лицо Джона сквозь этот дым казалось каким-то неестественным, даже... бредовым. Также звучал и его рассказ. Эльфы... гномы... Антон прокручивал эти слова, повторяя как мантру - "эльфы... гномы..." - но на поверхность мчащейся реки его мыслей всплывало только одно слово: "НЕУЖЕЛИ?"
Неужели тот мир, который он знал, смог вместить себя еще и тот, о котором читал? Неужели? Неужели в этот мир сошли существа прямо с нетленных страниц произведений? Неужели?
«Бред», - снова подсказал ему дым, искажающий в пространстве лицо "дяди". А воображение тем временем нарисовало перо в руках мужчины в очках, и с кончика этого пера прыгали на чистый лист бумаги существа. Эльфов и гномов Антон почему-то представил крохотными кривляками, танцующими на бумаге, хотя почему-то знал, как они выглядят на самом деле. Знал, но не помнил. "Бред", - вроде бы про себя сказал Антон; заметив, однако, что губы его хоть и беззвучно, но все-таки шевелились. "Неужели?" - спросил его внутренний голос, вновь едва не вырвавшись наружу. А снаружи Джон продолжал свой бредовый рассказ:
- Оставим ненадолго настоящее и то далекое прошлое и переместимся немного вперед по линии истории. Конечно, она охватывает множество событий, но сегодня я расскажу только про одно. Когда человечество уже плотно осело на Землях Иных и построило не одну империю, началась история маленького острова под названием Криат. Название он это получил из-за сорняка "криато" - единственно ценного, что могло быть на этом уединенном далеком островке. В те давние времена, когда империи сменяли одна другую, жить было не то, чтобы опасно, но не вольготно - это уж точно. И люди, и маги, и все расы, населяющие Иноземье, старались объединяться. Так появлялись "братства", "ордены", "гильдии"... В основном - сброд инакомыслящих юнцов, но хватало более серьезных собраний. На этой волне никто и не обратил внимания на очередной орден, тем более, что располагался он локально и в месте, особо не интересующим власти. Но кому какое дело до сорняка под названием "криато", пусть он и лечит от некоторых очень специфических болезней? Да и кому какое дело до маленького острова под названием Криат, где кроме этого сорняка и брать-то нечего? И уж тем более, кому какое дело до ордена с не менее оригинальным названием "Орден Криата", когда в городах беспорядки, когда в столицах совершают покушения, когда каждый второй "ниже креслом" норовит "подсидеть"?
Джон перевел дух. Его трубка уже не дымилась; и он почти забыл о ней, используя мундштук, как продолжение указательного пальца.
Дима, который давно ждал подобной передышки, смог, наконец, погрузиться в себя и подумать. Голос Джона - то мягкий и успокаивающий, то резкий и надрывный - мешал ему это сделать. Он думал о тех, кто, возможно, не знает обо всем этом. Об этом мире, о непонятном еще Потоке. И о тех, кто никогда не узнает. Тогда почему - и этот вопрос стал ползать среди переплетений извилин мозга, как змея - почему именно они? У них с братом было много друзей - и общих и своих - и все они гуляют с подругами, отдыхают на природе, некоторые - балуются травкой... Почему? Почему они только читают в книгах или смотрят в фильмах - да неважно как они узнают то, что Дима сейчас слышит от своего "дяди-долгожителя"? Если бы только поменяться с ними местами. И никогда не знать о Эльфийских Королях и Великих Войнах. Если бы...
Но Джон уже продолжил рассказ; и Дима, вырванный из "себя", так и не узнал, что бы было, "если бы..."
- Никто не заметил. Никто не обратил внимания. А тем временем маленький орден уже объявил себя Империей. И решил начать войну. Никто не заметил. Никто не обратил внимания. Никто. Кроме начальника стражи небольшого городка Хорстен и молодого солдата с приграничных земель. Он служил на границы с Семипионом – одной из областей империи. Самой маленькой. Ее еще называли Тихими Землями. Как он узнал об этом, этот никому неизвестный солдат - загадка, так как сразу же после того, как он вышел из кабинета упомянутого начальника стражи, где рассказал все, что знал… он был убит неизвестным. Прямо на пороге. А через час тот самый начальник стражи был найден мертвым за городскими воротами. Конечно, власти узнали обо всем этом практически сразу, но... Правильно! Никто не обратил внимания. Через два дня Хорстен пал. Агенты ордена, а вернее уже Империи, были всюду. Они раскинули свои сети не только в Хорстене, но и во многих ближайших городах. Но никто и не заметил. Всем было… наплевать! – Джон явно хотел сказать другое слово, но сдержался. Однако рука, сжимающая трубку, подрагивала, а из голоса испарились смешливые нотки. - В Хорстене на тот момент проживало сорок тысяч человек. Выжило сто. СТО ЧЕЛОВЕК! Из сорока тысяч! Такая же история и с ближайшими городами. И только когда на стол начальника тайной полиции лег конверт, внутри которого был кончик мизинца сына императора, стало известно, что началась война. Война двух империй. Империи Иноземья и Торианской империи. Название это, она, скорее всего, получила из-за слова Торий – так в ордене назывался глава. Была объявлена всеобщая мобилизация, и, потеряв с десяток городов и огромное количество жизней, объединенная армия смогла, наконец, выступить. Уже на последнем рубеже. У подножья Слепых Гор. Если бы Криатские войска перешли Горы, Иноземью бы пришел конец. Именно там, на Персемских равнинах и произошло самое страшное и долгое сражение из всех, что когда-либо видело Иноземье. Можно даже сказать, что в началась новая война. Тогда-то на сцену истории и вышли трое великих... Нет, ВЕЛИКИХ! - Джон даже привстал, произнося это слово. Казалось для него то, о чем он говорит, имело особое значение, - мага. Мага всех времен. И когда никто уже не мог сказать, кто же выживет в этом последнем сражении, они создали самую страшную, но невероятную силу. Эта сила называлась Тени, и именно она была способна остановить не только сражение, но и войну. Теней было три: тень человека, тень мага и тень цетирона (мифического существа, в чьих жилах якобы течет кровь всех существ, чувствительных к Потоку). Как вы наверно уже догадались, Тени могли управлять своими "подопечными". Тень человека могла остановить или направить человека, тень мага - соответственно мага, а тени цетирона - были подвластны все существа, населяющие Иноземье. И в тот же день война была окончена. Последние схватки произошли около города Мориэн, и там же на главной площади возникли Тени. Это было нечто! - Джон возвел руки к потолку. - Подобное зрелище ни представить, ни описать.
- А что они сделали? - подал голос отец. Он сидел, скрестив ладони, и со странным выражением наблюдал за другом. Но задав вопрос он сменил это выражение на обычное, невозмутимое.
- Тени? - переспросил Джон и, не дождавшись ответа, который и так был ему известен, сказал: - Они осудили. Справедливо.
На лице отца снова появилось это выражение, и Дима догадался - отец не верит в правосудие. И, зная Джона, он был удивлен, слыша от него нотки восхищения какими-то пришлыми судьями.
- И бескровно, - добавил Джон, выделив это слово. Затем он замолчал, переводя взгляд с Антона на Диму. А потом на отца. Саевы молчали. Больше вопросов не было, и Джон, еще немного помолчав, продолжил этот странный невероятный рассказ:
- С тех самых пор Тени являют собой нашу верховную власть. Остановив войну, они ушли куда-то в дальние миры. Исполнять свою волю они оставили Природные Силы, заключенные в руках Великих. Но не тех магов, что создали их, а четырех Наследников. Как вы поняли, этими силами были: Огонь, Вода, Ветер и Земля.
- Повелители стихий, - недоверчиво хмыкнул Антон. Несмотря на то, что он верил Джону, Саев все еще не мог осознать эту реальность.
- Нет, - расхохотался Джон, словно Антон сморозил неописуемую глупость. - Они всего лишь часть этих стихий. Ответственная часть.
- Все равно не очень понял, но продолжай, - махнул рукой Антон, слегка уязвленный.
Дарэн мельком глянул на бывшего племянника и продолжил:
- Конечно, на креслах руководителей эти самые Наследники не сидят. Фактически Новой Империей руководят Наместники. Наследники нужны лишь для экстренного созыва Теней. Который, - Джон наклонился и подмигнул другу, - никому к черту не нужен.
Отец улыбнулся и удовлетворенно кивнул другу. Джон в этот момент встал и, потянувшись, огляделся по сторонам, заодно похлопав себя по животу - трубки в его руках уже не было. Антон вспомнил, как часто в детстве удивлялся тому, что из рук дяди как по волшебству исчезают разные предметы. И очень радовался фокусу с монеткой. Особенно, конечно, если это была папина монетка - а иногда и купюра! - потому что, как только она снова появлялась в руках дяди, она "пропадала" в руках племянника. Правда, папа почему-то этому не радовался.
- Что бы выпить? - лицо Джона исказилось в гримасе задумчивости.
- Ты закончил? - раздался резкий незнакомый голос, и Антон чуть не подпрыгнул на месте, все еще обитая в собственных воспоминаниях.
Все обернулись В дверях стояла невысокая тучная женщина лет шестидесяти с аккуратно уложенными вьющимися волосами, едва тронутыми сединой. Она стояла, руки-в-боки и глядя на Джона. В ее глазах блестел огонь - и не только из камина - а на губах играла легкая улыбка. Несмотря на то, что братья видел эту женщину всего пару раз, они сразу узнал свою бабушку. Ту самую не совсем дружащую с головой. Однако, теперь так не казалось. И Дима прекрасно знал причины этого.
Если на лице бабушки братьев Саевых играла легкая непринужденная улыбка, то Джон, буквально, весь расплылся в ликующей торжествующей ухмылке. Той самой, которую так сложно удержать и еще сложнее подделать.
- Кого я вижу! - раскинув руки, словно собираясь сжать в объятиях весь мир, воскликнул Джон. Он обошел друга, который глядел на тещу с неуверенной улыбкой, и чмокнул ее в щеку.
- Позвольте вам представить! – громогласно оповестил Джон, обняв женщину за талию. Она, широко улыбаясь, разглядывала Саевых. - Арианна Эйнис. В девичестве Арианна Симеон!

Автор - Табыч
Дата добавления - 12.11.2011 в 23:09
ТабычДата: Суббота, 19.11.2011, 14:52 | Сообщение # 152
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Глава 2
Коридор доверия

- Неожиданная концовка – любимая присказка Антона звучала как нельзя кстати.
Их дражайшая бабушка - Арианна Симеон? Как это возможно? Даже "Джон - не дядя" и "Джон - друг самого первого хозяина дома" не впечатлило Саевых так, как это.
Отец первым вышел из ступора и обнял Арианну. Она что-то прошептала ему на ухо - Антон не расслышал - и крепко сжала зятя. Дима последовал примеру отца, сделав несколько неуверенных шагов вперед, тогда как Антон остался стоять на месте. Он глядел на бабушку, как на прокаженную, не решаясь подойти. Замешательство длилось всего мгновения – старший брат, опомнившись, с искренней радостью позволил переломить себе хребет в объятиях. Обняв внуков, женщина не выдержала и расплакалась. Затем подняла голову и, взглянув им в глаза, прошептала: "Дайте время, и вы все поймете". Теперь Антон понял, что нечто подобное она сказала и его отцу. "Поймем, куда мы денемся? - чуть шевеля губами, промолвил Дима. - Мы дядьки взрослые". Арианна утерла слезы кончиком рукава и отпустила внуков.
- А я приехала, - жизнерадостным тоном начала Арианна, как только они уселись. Еще одно кресло Дима притащил из столовой. Саевы расположились привычным образом. - Смотрю - ни души. Думаю: "нормально дела обстоят!". Тут мне Фред под руку попался, сказал: "Джон там опять сказки рассказывает".
Дарэн, услышав это, насупился. До Антона донеслось: «Ну, козел плешивый! Увидишь ты у меня прибавку!»
- Я и решила подождать, - улыбаясь до ушей, продолжила Арианна. Затем, наклонившись к Саевым, прошептала, но достаточно громко: - Я-то это все черти сколько раз слышала, - и, зыркнув на Джона, добавила: - Вы себе не представляете, как он любит рассказывать эту историю. Просто хлебом не корми.
- Так! - искренне возмутился Джон. - Это что тут за подрыв авторитетов?
- А? Что? - как ни в чем не бывало, спросила Арианна. - Ты бы лучше, вместо того, чтобы кормить их байками, открыл бы бутылочку, накрыл бы столик. Посидели бы душевно, поговорили бы.
"О, - мысленно потер руками Антон. - Мы с ней сработаемся!". И глядя, как загорелись глаза у брата, понял, что тот мыслит в том же направлении. Даже отец, хоть и брови его сравнялись с корнями волос, был явно доволен такому повороту событий.
Джон вздохнул, с улыбкой покачав головой и, набрав воздуха в грудь, крикнул:
- Фреееед!
Уже через час беседа приобрела "душевный" характер.
- Я, мальчики мои, - слегка заплетающимся языком сказала Арианна. Последние минут пять или десять или пятнадцать – Антон немало захмелел, поэтому за временем не следил - она держала вилку с насаженной на нее картофелиной у рта, безуспешно пытаясь определиться - есть или говорить, - не могла приехать сюда. Клаус, - она назвала это имя непринужденно, однако Антон слегка мутными глазами, но смог разглядеть как полыхнули ее глаза, - наложил на дом... - как его? - отворот? Или как он называется? Джон, блин! - но Джон только махнул рукой. Они с другом обсуждали куда более важные темы: не то футбол, не то машины.
- А и ид-д-ди ты! В общем, суть в том, что ни я, ни кто-то из моих детей не мог попасть в этот дом и не погибнуть тут же.
Налив им троим еще по одной, Антон поинтересовался:
- А как же мы?
- Кто "мы"? - не поняла Арианна, жадно глядя на наполняющиеся стопки.
- Ну, я и Антон, - пояснил Дима вместо брата. Он заметил эту несостыковку в словах бабушки. Ведь они же являются не много не мало ее потомками, однако смогли попасть сюда. И без последствий. Ну, п-п-практически.
- Ах, это, - не дождавшись стопки, Арианна сама перегнулась через стол и молодецки "опрокинула" ее. - Здесь, мальчики мои, сложилась одна интересная история. Когда я убежала с ребенком в утробе - ребенком Драго - я еще не знала всей правды. Только спустя двести с лишнем лет узнала: у Сайфера был ребенок. И наши семьи однажды сошлись. Так что, ребятки, в вас не только моя кровь течет. Но и кровь Сайфера. Она являлась проходным билетом в этот дом. Но теперь это уже не важно, - Арианна вздохнула, - Сайфер покинул этот дом и где он сейчас, даже Теням не известно. Но мы его найдем! - она сказала это необычайно крепким голосом. Таким сильным, что Дима решил поверить. Для убедительности Арианна даже съела, наконец, эту несчастную картофелину.
- ЗА ЛЮБОВЬ! - послышалось с другого конца стола. Джон с отцом с необычайно серьезными лицами чокнулись - чуть стопки не разбили! - и оглоушили очередную порцию. Затем повернулись к Арианне и детям и виновато улыбнулись.
- Закусывать надо! - засмеялся Антон.
- Поучи мне еще, - не зло ответил отец и громко расхохотался неизвестно чему вместе с другом.
- Слушай, - Антон наклонился к брату. - У тебя курить осталось?
- О том же подумал, - хмыкнул Дима и на секунду задумался. - Да, в комнате вроде были.
Братья встали из-за стола - движения этого никто и не заметил: отец с Джоном вели спокойную беседу, а Арианна мечтательно смотрела в потолок, подцепив на вилку новую картофелину.
Подняться из-за стола? Легче сказать, чем сделать! Внушительное количество пищи, да и алкоголя давали о себе знать: желудок был готов распластаться по полу, а голова рухнуть сверху. Кое-как поднявшись, братья вышли в прохладный холл.
- Фуух, - выдохнул Антон. - Небо и земля.
- Ага, - ответил Дима, слегка вытаращив глаза из-за сменившейся обстановки.
Из-под двери немного сифонило, что придало Саевым нужные силы на подъем.
Преодолев лестничный пролет и даже часть коридора, они ввалились в свою комнату и, пока Антон искал сигареты, Дима плюхнулся на диван.
- Слушай, - задумчиво произнес он, глядя на опускающиеся сумерки за окном. Ему показалось, что в темноте сверкнули чьи-то ярко-зеленые глаза. Но обвинив во всем изрядное подпитие, он тут же забыл об этом.
- А? - не дождавшись продолжения, спросил Антон. В том хламе, что развели они здесь за неполные три недели, не то, что сигареты; Антон брата не нашел бы.
- Я вот подумал, а что мы теперь делать будем, а? - и Дима, встав с дивана, открыл окно. Пахнуло чем-то приятным. Свежим.
Антон, победно хмыкнув, достал пачку из сумки, с которой его брат приехал. В этой сумке лежали его вещи. «Он хотел уехать?» - отстраненно подумал Антон и повернулся к брату. Тот стоял спиной к нему у открытого окна. Антон грешным делом подумал, что Дима не дай Бог сейчас вывалится, отчего поспешно ответил:
- Давай покурим и обсудим.
- С удовольствием, - улыбнувшись, сказал Дима.
Они вышли из комнаты, и младший Саев, перед тем как закрыть дверь снова глянул на окно.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»
На улице, как братья и догадались, дул свежий ветерок. Наступал вечер, и чуть ли не самый жаркий день этого лета, наконец, сдавал свои позиции.
Братья спустились с холма и у самого его подножья решили не идти дальше и уселись на землю. Земля, прогретая за день, теперь выпускала тепло; и этот контраст со свежим воздухом снаружи, а еще сдобренный приятным шумом в голове, вызывал довольно-таки приятные ощущения. Конечно, молодым людям можно было бы обойтись без сигарет, но кто им об этом скажет? Сигарета тянулась легко и непринужденно - "промасленный" алкоголем желудок не противился едкому дыму.
- Что делать, говоришь? - произнес Антон, как следует затянувшись. Брат никак не отреагировал, зная, что вопрос Антона не ищет ответа. - Учиться жить заново. По новым законам. А что ты предложишь еще?
- Я не знаю, - помотал головой Дима. - В том-то и дело.
- Знаешь, что мне это напоминает? - глядя на почти беззвездное небо, но оттого не менее красивое, сказал Антон.
Дима неопределенно мотнул головой.
- Как будто ребенку дали игрушку, а через два дня отобрали и дали трактор.
Дима кивнул и уголек сигареты, торчащей из его зубов, нарисовал в темноте вертикальную линию.
- Хорош трактор, - оглядевшись по сторонам, заметил Дима.
- Да уж, неплох, - хмыкнул Антон, щелчком отбросив окурок. Но вставать не было ни сил, ни желания, поэтому он только положил руки на колени.
Дима не знал о чем думать. Мысли выветрились из головы, как тепло от сквозняка. Может виной тому был алкоголь, а может и самое сумасшедшее лето в его жизни... Дима был выпотрошен, и усталость сковала его как громадный спрут.
- Чего-то ничего в голову не лезет, - вздохнул Антон, глядя на деревья, слово те были центром идей.
Дима усмехнулся, но говорить очевидное не стал. Братья ведь – вот и мыслят об одном и том же. Так у них всегда было.
- А скажи-ка мне, брат мой... - Дима хотел добавить что-нибудь еще, что-нибудь ироничное; но не стал, а просто закончил фразу, когда Антон к нему повернулся. - Что же с тобой случилось в лесу на самом деле. Не думаешь ли ты, - он еще не закончил, как понял, что попал в точку - лицо брата изменилось, появилась ехидная улыбочка, - что я поверил в ту чушь, что ты тут наплел. Про одинокие блуждания по лесу. И таинственное, счастливое, неожиданное возвращение.
Пока Дима говорил, Антон неустанно кивал. Он уже давно собирался рассказать брату всю правду. И искренне недоумевал, почему тот не задает никаких вопросов. Ведь задавать вопросы – его любимое занятие.
- Да, да, да, - сказал Антон, когда Дима кончил с вопросами. - А, кстати, неужели я так плохо вру?
- Ужасно, - скорчил рожу Димон, и они оба рассмеялись. - Ты не отходи от темы, - зная повадки старшего брата, сказал Дима.
Антон еще раз кивнул, закурил и начал рассказ. Он не утаил ничего. Ни пугающего путешествия по лесу, ни странной избушки, ни не менее странного хозяина этой избушки. Ничего. Он собирался рассказать все до конца, но из дома послышались громкие голоса и братья отвлеклись.
"Хорошо отдыхают", - улыбнулся про себя Антон. Но почему-то ни он, ни Дима не услышали радостных пьяных воплей, или на крайний случай - песнопений. Вместо этого до их ушей донеслись встревоженные мужские голоса; а от дома повеяло - и парни могли поклясться в этом - страхом.
Братья переглянулись и рванули вверх по холму - к дому.
"Что?" - кружилось в голове Антона одно только слово, эхом отдавался стук сердца и топот их с братом ног.
Уже почти на пороге братья увидели выскочивших Джона, а за ним отца.
- В дом! - почти в один голос воскликнули они. Этот объединенный голос был пропитан растерянностью.
Ничего не понимающий Антон отметил, что даже ветер стих, а вместе с ним испарился и алкоголь.
- Живо, - отец грубо схватил за шиворот бежавшего впереди Антона и толкнул его к двери.
В холле, который теперь был не просто прохладный, а промерзший, стоял Фред и смотрел на них с напряженным лицом.
- Что слу..? - начал было Дима, но отец перебил его:
- Арианна пропала!


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Глава 2
Коридор доверия

- Неожиданная концовка – любимая присказка Антона звучала как нельзя кстати.
Их дражайшая бабушка - Арианна Симеон? Как это возможно? Даже "Джон - не дядя" и "Джон - друг самого первого хозяина дома" не впечатлило Саевых так, как это.
Отец первым вышел из ступора и обнял Арианну. Она что-то прошептала ему на ухо - Антон не расслышал - и крепко сжала зятя. Дима последовал примеру отца, сделав несколько неуверенных шагов вперед, тогда как Антон остался стоять на месте. Он глядел на бабушку, как на прокаженную, не решаясь подойти. Замешательство длилось всего мгновения – старший брат, опомнившись, с искренней радостью позволил переломить себе хребет в объятиях. Обняв внуков, женщина не выдержала и расплакалась. Затем подняла голову и, взглянув им в глаза, прошептала: "Дайте время, и вы все поймете". Теперь Антон понял, что нечто подобное она сказала и его отцу. "Поймем, куда мы денемся? - чуть шевеля губами, промолвил Дима. - Мы дядьки взрослые". Арианна утерла слезы кончиком рукава и отпустила внуков.
- А я приехала, - жизнерадостным тоном начала Арианна, как только они уселись. Еще одно кресло Дима притащил из столовой. Саевы расположились привычным образом. - Смотрю - ни души. Думаю: "нормально дела обстоят!". Тут мне Фред под руку попался, сказал: "Джон там опять сказки рассказывает".
Дарэн, услышав это, насупился. До Антона донеслось: «Ну, козел плешивый! Увидишь ты у меня прибавку!»
- Я и решила подождать, - улыбаясь до ушей, продолжила Арианна. Затем, наклонившись к Саевым, прошептала, но достаточно громко: - Я-то это все черти сколько раз слышала, - и, зыркнув на Джона, добавила: - Вы себе не представляете, как он любит рассказывать эту историю. Просто хлебом не корми.
- Так! - искренне возмутился Джон. - Это что тут за подрыв авторитетов?
- А? Что? - как ни в чем не бывало, спросила Арианна. - Ты бы лучше, вместо того, чтобы кормить их байками, открыл бы бутылочку, накрыл бы столик. Посидели бы душевно, поговорили бы.
"О, - мысленно потер руками Антон. - Мы с ней сработаемся!". И глядя, как загорелись глаза у брата, понял, что тот мыслит в том же направлении. Даже отец, хоть и брови его сравнялись с корнями волос, был явно доволен такому повороту событий.
Джон вздохнул, с улыбкой покачав головой и, набрав воздуха в грудь, крикнул:
- Фреееед!
Уже через час беседа приобрела "душевный" характер.
- Я, мальчики мои, - слегка заплетающимся языком сказала Арианна. Последние минут пять или десять или пятнадцать – Антон немало захмелел, поэтому за временем не следил - она держала вилку с насаженной на нее картофелиной у рта, безуспешно пытаясь определиться - есть или говорить, - не могла приехать сюда. Клаус, - она назвала это имя непринужденно, однако Антон слегка мутными глазами, но смог разглядеть как полыхнули ее глаза, - наложил на дом... - как его? - отворот? Или как он называется? Джон, блин! - но Джон только махнул рукой. Они с другом обсуждали куда более важные темы: не то футбол, не то машины.
- А и ид-д-ди ты! В общем, суть в том, что ни я, ни кто-то из моих детей не мог попасть в этот дом и не погибнуть тут же.
Налив им троим еще по одной, Антон поинтересовался:
- А как же мы?
- Кто "мы"? - не поняла Арианна, жадно глядя на наполняющиеся стопки.
- Ну, я и Антон, - пояснил Дима вместо брата. Он заметил эту несостыковку в словах бабушки. Ведь они же являются не много не мало ее потомками, однако смогли попасть сюда. И без последствий. Ну, п-п-практически.
- Ах, это, - не дождавшись стопки, Арианна сама перегнулась через стол и молодецки "опрокинула" ее. - Здесь, мальчики мои, сложилась одна интересная история. Когда я убежала с ребенком в утробе - ребенком Драго - я еще не знала всей правды. Только спустя двести с лишнем лет узнала: у Сайфера был ребенок. И наши семьи однажды сошлись. Так что, ребятки, в вас не только моя кровь течет. Но и кровь Сайфера. Она являлась проходным билетом в этот дом. Но теперь это уже не важно, - Арианна вздохнула, - Сайфер покинул этот дом и где он сейчас, даже Теням не известно. Но мы его найдем! - она сказала это необычайно крепким голосом. Таким сильным, что Дима решил поверить. Для убедительности Арианна даже съела, наконец, эту несчастную картофелину.
- ЗА ЛЮБОВЬ! - послышалось с другого конца стола. Джон с отцом с необычайно серьезными лицами чокнулись - чуть стопки не разбили! - и оглоушили очередную порцию. Затем повернулись к Арианне и детям и виновато улыбнулись.
- Закусывать надо! - засмеялся Антон.
- Поучи мне еще, - не зло ответил отец и громко расхохотался неизвестно чему вместе с другом.
- Слушай, - Антон наклонился к брату. - У тебя курить осталось?
- О том же подумал, - хмыкнул Дима и на секунду задумался. - Да, в комнате вроде были.
Братья встали из-за стола - движения этого никто и не заметил: отец с Джоном вели спокойную беседу, а Арианна мечтательно смотрела в потолок, подцепив на вилку новую картофелину.
Подняться из-за стола? Легче сказать, чем сделать! Внушительное количество пищи, да и алкоголя давали о себе знать: желудок был готов распластаться по полу, а голова рухнуть сверху. Кое-как поднявшись, братья вышли в прохладный холл.
- Фуух, - выдохнул Антон. - Небо и земля.
- Ага, - ответил Дима, слегка вытаращив глаза из-за сменившейся обстановки.
Из-под двери немного сифонило, что придало Саевым нужные силы на подъем.
Преодолев лестничный пролет и даже часть коридора, они ввалились в свою комнату и, пока Антон искал сигареты, Дима плюхнулся на диван.
- Слушай, - задумчиво произнес он, глядя на опускающиеся сумерки за окном. Ему показалось, что в темноте сверкнули чьи-то ярко-зеленые глаза. Но обвинив во всем изрядное подпитие, он тут же забыл об этом.
- А? - не дождавшись продолжения, спросил Антон. В том хламе, что развели они здесь за неполные три недели, не то, что сигареты; Антон брата не нашел бы.
- Я вот подумал, а что мы теперь делать будем, а? - и Дима, встав с дивана, открыл окно. Пахнуло чем-то приятным. Свежим.
Антон, победно хмыкнув, достал пачку из сумки, с которой его брат приехал. В этой сумке лежали его вещи. «Он хотел уехать?» - отстраненно подумал Антон и повернулся к брату. Тот стоял спиной к нему у открытого окна. Антон грешным делом подумал, что Дима не дай Бог сейчас вывалится, отчего поспешно ответил:
- Давай покурим и обсудим.
- С удовольствием, - улыбнувшись, сказал Дима.
Они вышли из комнаты, и младший Саев, перед тем как закрыть дверь снова глянул на окно.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»
На улице, как братья и догадались, дул свежий ветерок. Наступал вечер, и чуть ли не самый жаркий день этого лета, наконец, сдавал свои позиции.
Братья спустились с холма и у самого его подножья решили не идти дальше и уселись на землю. Земля, прогретая за день, теперь выпускала тепло; и этот контраст со свежим воздухом снаружи, а еще сдобренный приятным шумом в голове, вызывал довольно-таки приятные ощущения. Конечно, молодым людям можно было бы обойтись без сигарет, но кто им об этом скажет? Сигарета тянулась легко и непринужденно - "промасленный" алкоголем желудок не противился едкому дыму.
- Что делать, говоришь? - произнес Антон, как следует затянувшись. Брат никак не отреагировал, зная, что вопрос Антона не ищет ответа. - Учиться жить заново. По новым законам. А что ты предложишь еще?
- Я не знаю, - помотал головой Дима. - В том-то и дело.
- Знаешь, что мне это напоминает? - глядя на почти беззвездное небо, но оттого не менее красивое, сказал Антон.
Дима неопределенно мотнул головой.
- Как будто ребенку дали игрушку, а через два дня отобрали и дали трактор.
Дима кивнул и уголек сигареты, торчащей из его зубов, нарисовал в темноте вертикальную линию.
- Хорош трактор, - оглядевшись по сторонам, заметил Дима.
- Да уж, неплох, - хмыкнул Антон, щелчком отбросив окурок. Но вставать не было ни сил, ни желания, поэтому он только положил руки на колени.
Дима не знал о чем думать. Мысли выветрились из головы, как тепло от сквозняка. Может виной тому был алкоголь, а может и самое сумасшедшее лето в его жизни... Дима был выпотрошен, и усталость сковала его как громадный спрут.
- Чего-то ничего в голову не лезет, - вздохнул Антон, глядя на деревья, слово те были центром идей.
Дима усмехнулся, но говорить очевидное не стал. Братья ведь – вот и мыслят об одном и том же. Так у них всегда было.
- А скажи-ка мне, брат мой... - Дима хотел добавить что-нибудь еще, что-нибудь ироничное; но не стал, а просто закончил фразу, когда Антон к нему повернулся. - Что же с тобой случилось в лесу на самом деле. Не думаешь ли ты, - он еще не закончил, как понял, что попал в точку - лицо брата изменилось, появилась ехидная улыбочка, - что я поверил в ту чушь, что ты тут наплел. Про одинокие блуждания по лесу. И таинственное, счастливое, неожиданное возвращение.
Пока Дима говорил, Антон неустанно кивал. Он уже давно собирался рассказать брату всю правду. И искренне недоумевал, почему тот не задает никаких вопросов. Ведь задавать вопросы – его любимое занятие.
- Да, да, да, - сказал Антон, когда Дима кончил с вопросами. - А, кстати, неужели я так плохо вру?
- Ужасно, - скорчил рожу Димон, и они оба рассмеялись. - Ты не отходи от темы, - зная повадки старшего брата, сказал Дима.
Антон еще раз кивнул, закурил и начал рассказ. Он не утаил ничего. Ни пугающего путешествия по лесу, ни странной избушки, ни не менее странного хозяина этой избушки. Ничего. Он собирался рассказать все до конца, но из дома послышались громкие голоса и братья отвлеклись.
"Хорошо отдыхают", - улыбнулся про себя Антон. Но почему-то ни он, ни Дима не услышали радостных пьяных воплей, или на крайний случай - песнопений. Вместо этого до их ушей донеслись встревоженные мужские голоса; а от дома повеяло - и парни могли поклясться в этом - страхом.
Братья переглянулись и рванули вверх по холму - к дому.
"Что?" - кружилось в голове Антона одно только слово, эхом отдавался стук сердца и топот их с братом ног.
Уже почти на пороге братья увидели выскочивших Джона, а за ним отца.
- В дом! - почти в один голос воскликнули они. Этот объединенный голос был пропитан растерянностью.
Ничего не понимающий Антон отметил, что даже ветер стих, а вместе с ним испарился и алкоголь.
- Живо, - отец грубо схватил за шиворот бежавшего впереди Антона и толкнул его к двери.
В холле, который теперь был не просто прохладный, а промерзший, стоял Фред и смотрел на них с напряженным лицом.
- Что слу..? - начал было Дима, но отец перебил его:
- Арианна пропала!

Автор - Табыч
Дата добавления - 19.11.2011 в 14:52
Сообщение
Глава 2
Коридор доверия

- Неожиданная концовка – любимая присказка Антона звучала как нельзя кстати.
Их дражайшая бабушка - Арианна Симеон? Как это возможно? Даже "Джон - не дядя" и "Джон - друг самого первого хозяина дома" не впечатлило Саевых так, как это.
Отец первым вышел из ступора и обнял Арианну. Она что-то прошептала ему на ухо - Антон не расслышал - и крепко сжала зятя. Дима последовал примеру отца, сделав несколько неуверенных шагов вперед, тогда как Антон остался стоять на месте. Он глядел на бабушку, как на прокаженную, не решаясь подойти. Замешательство длилось всего мгновения – старший брат, опомнившись, с искренней радостью позволил переломить себе хребет в объятиях. Обняв внуков, женщина не выдержала и расплакалась. Затем подняла голову и, взглянув им в глаза, прошептала: "Дайте время, и вы все поймете". Теперь Антон понял, что нечто подобное она сказала и его отцу. "Поймем, куда мы денемся? - чуть шевеля губами, промолвил Дима. - Мы дядьки взрослые". Арианна утерла слезы кончиком рукава и отпустила внуков.
- А я приехала, - жизнерадостным тоном начала Арианна, как только они уселись. Еще одно кресло Дима притащил из столовой. Саевы расположились привычным образом. - Смотрю - ни души. Думаю: "нормально дела обстоят!". Тут мне Фред под руку попался, сказал: "Джон там опять сказки рассказывает".
Дарэн, услышав это, насупился. До Антона донеслось: «Ну, козел плешивый! Увидишь ты у меня прибавку!»
- Я и решила подождать, - улыбаясь до ушей, продолжила Арианна. Затем, наклонившись к Саевым, прошептала, но достаточно громко: - Я-то это все черти сколько раз слышала, - и, зыркнув на Джона, добавила: - Вы себе не представляете, как он любит рассказывать эту историю. Просто хлебом не корми.
- Так! - искренне возмутился Джон. - Это что тут за подрыв авторитетов?
- А? Что? - как ни в чем не бывало, спросила Арианна. - Ты бы лучше, вместо того, чтобы кормить их байками, открыл бы бутылочку, накрыл бы столик. Посидели бы душевно, поговорили бы.
"О, - мысленно потер руками Антон. - Мы с ней сработаемся!". И глядя, как загорелись глаза у брата, понял, что тот мыслит в том же направлении. Даже отец, хоть и брови его сравнялись с корнями волос, был явно доволен такому повороту событий.
Джон вздохнул, с улыбкой покачав головой и, набрав воздуха в грудь, крикнул:
- Фреееед!
Уже через час беседа приобрела "душевный" характер.
- Я, мальчики мои, - слегка заплетающимся языком сказала Арианна. Последние минут пять или десять или пятнадцать – Антон немало захмелел, поэтому за временем не следил - она держала вилку с насаженной на нее картофелиной у рта, безуспешно пытаясь определиться - есть или говорить, - не могла приехать сюда. Клаус, - она назвала это имя непринужденно, однако Антон слегка мутными глазами, но смог разглядеть как полыхнули ее глаза, - наложил на дом... - как его? - отворот? Или как он называется? Джон, блин! - но Джон только махнул рукой. Они с другом обсуждали куда более важные темы: не то футбол, не то машины.
- А и ид-д-ди ты! В общем, суть в том, что ни я, ни кто-то из моих детей не мог попасть в этот дом и не погибнуть тут же.
Налив им троим еще по одной, Антон поинтересовался:
- А как же мы?
- Кто "мы"? - не поняла Арианна, жадно глядя на наполняющиеся стопки.
- Ну, я и Антон, - пояснил Дима вместо брата. Он заметил эту несостыковку в словах бабушки. Ведь они же являются не много не мало ее потомками, однако смогли попасть сюда. И без последствий. Ну, п-п-практически.
- Ах, это, - не дождавшись стопки, Арианна сама перегнулась через стол и молодецки "опрокинула" ее. - Здесь, мальчики мои, сложилась одна интересная история. Когда я убежала с ребенком в утробе - ребенком Драго - я еще не знала всей правды. Только спустя двести с лишнем лет узнала: у Сайфера был ребенок. И наши семьи однажды сошлись. Так что, ребятки, в вас не только моя кровь течет. Но и кровь Сайфера. Она являлась проходным билетом в этот дом. Но теперь это уже не важно, - Арианна вздохнула, - Сайфер покинул этот дом и где он сейчас, даже Теням не известно. Но мы его найдем! - она сказала это необычайно крепким голосом. Таким сильным, что Дима решил поверить. Для убедительности Арианна даже съела, наконец, эту несчастную картофелину.
- ЗА ЛЮБОВЬ! - послышалось с другого конца стола. Джон с отцом с необычайно серьезными лицами чокнулись - чуть стопки не разбили! - и оглоушили очередную порцию. Затем повернулись к Арианне и детям и виновато улыбнулись.
- Закусывать надо! - засмеялся Антон.
- Поучи мне еще, - не зло ответил отец и громко расхохотался неизвестно чему вместе с другом.
- Слушай, - Антон наклонился к брату. - У тебя курить осталось?
- О том же подумал, - хмыкнул Дима и на секунду задумался. - Да, в комнате вроде были.
Братья встали из-за стола - движения этого никто и не заметил: отец с Джоном вели спокойную беседу, а Арианна мечтательно смотрела в потолок, подцепив на вилку новую картофелину.
Подняться из-за стола? Легче сказать, чем сделать! Внушительное количество пищи, да и алкоголя давали о себе знать: желудок был готов распластаться по полу, а голова рухнуть сверху. Кое-как поднявшись, братья вышли в прохладный холл.
- Фуух, - выдохнул Антон. - Небо и земля.
- Ага, - ответил Дима, слегка вытаращив глаза из-за сменившейся обстановки.
Из-под двери немного сифонило, что придало Саевым нужные силы на подъем.
Преодолев лестничный пролет и даже часть коридора, они ввалились в свою комнату и, пока Антон искал сигареты, Дима плюхнулся на диван.
- Слушай, - задумчиво произнес он, глядя на опускающиеся сумерки за окном. Ему показалось, что в темноте сверкнули чьи-то ярко-зеленые глаза. Но обвинив во всем изрядное подпитие, он тут же забыл об этом.
- А? - не дождавшись продолжения, спросил Антон. В том хламе, что развели они здесь за неполные три недели, не то, что сигареты; Антон брата не нашел бы.
- Я вот подумал, а что мы теперь делать будем, а? - и Дима, встав с дивана, открыл окно. Пахнуло чем-то приятным. Свежим.
Антон, победно хмыкнув, достал пачку из сумки, с которой его брат приехал. В этой сумке лежали его вещи. «Он хотел уехать?» - отстраненно подумал Антон и повернулся к брату. Тот стоял спиной к нему у открытого окна. Антон грешным делом подумал, что Дима не дай Бог сейчас вывалится, отчего поспешно ответил:
- Давай покурим и обсудим.
- С удовольствием, - улыбнувшись, сказал Дима.
Они вышли из комнаты, и младший Саев, перед тем как закрыть дверь снова глянул на окно.
«Почему? - Потому что мы родились, мальчик…»
На улице, как братья и догадались, дул свежий ветерок. Наступал вечер, и чуть ли не самый жаркий день этого лета, наконец, сдавал свои позиции.
Братья спустились с холма и у самого его подножья решили не идти дальше и уселись на землю. Земля, прогретая за день, теперь выпускала тепло; и этот контраст со свежим воздухом снаружи, а еще сдобренный приятным шумом в голове, вызывал довольно-таки приятные ощущения. Конечно, молодым людям можно было бы обойтись без сигарет, но кто им об этом скажет? Сигарета тянулась легко и непринужденно - "промасленный" алкоголем желудок не противился едкому дыму.
- Что делать, говоришь? - произнес Антон, как следует затянувшись. Брат никак не отреагировал, зная, что вопрос Антона не ищет ответа. - Учиться жить заново. По новым законам. А что ты предложишь еще?
- Я не знаю, - помотал головой Дима. - В том-то и дело.
- Знаешь, что мне это напоминает? - глядя на почти беззвездное небо, но оттого не менее красивое, сказал Антон.
Дима неопределенно мотнул головой.
- Как будто ребенку дали игрушку, а через два дня отобрали и дали трактор.
Дима кивнул и уголек сигареты, торчащей из его зубов, нарисовал в темноте вертикальную линию.
- Хорош трактор, - оглядевшись по сторонам, заметил Дима.
- Да уж, неплох, - хмыкнул Антон, щелчком отбросив окурок. Но вставать не было ни сил, ни желания, поэтому он только положил руки на колени.
Дима не знал о чем думать. Мысли выветрились из головы, как тепло от сквозняка. Может виной тому был алкоголь, а может и самое сумасшедшее лето в его жизни... Дима был выпотрошен, и усталость сковала его как громадный спрут.
- Чего-то ничего в голову не лезет, - вздохнул Антон, глядя на деревья, слово те были центром идей.
Дима усмехнулся, но говорить очевидное не стал. Братья ведь – вот и мыслят об одном и том же. Так у них всегда было.
- А скажи-ка мне, брат мой... - Дима хотел добавить что-нибудь еще, что-нибудь ироничное; но не стал, а просто закончил фразу, когда Антон к нему повернулся. - Что же с тобой случилось в лесу на самом деле. Не думаешь ли ты, - он еще не закончил, как понял, что попал в точку - лицо брата изменилось, появилась ехидная улыбочка, - что я поверил в ту чушь, что ты тут наплел. Про одинокие блуждания по лесу. И таинственное, счастливое, неожиданное возвращение.
Пока Дима говорил, Антон неустанно кивал. Он уже давно собирался рассказать брату всю правду. И искренне недоумевал, почему тот не задает никаких вопросов. Ведь задавать вопросы – его любимое занятие.
- Да, да, да, - сказал Антон, когда Дима кончил с вопросами. - А, кстати, неужели я так плохо вру?
- Ужасно, - скорчил рожу Димон, и они оба рассмеялись. - Ты не отходи от темы, - зная повадки старшего брата, сказал Дима.
Антон еще раз кивнул, закурил и начал рассказ. Он не утаил ничего. Ни пугающего путешествия по лесу, ни странной избушки, ни не менее странного хозяина этой избушки. Ничего. Он собирался рассказать все до конца, но из дома послышались громкие голоса и братья отвлеклись.
"Хорошо отдыхают", - улыбнулся про себя Антон. Но почему-то ни он, ни Дима не услышали радостных пьяных воплей, или на крайний случай - песнопений. Вместо этого до их ушей донеслись встревоженные мужские голоса; а от дома повеяло - и парни могли поклясться в этом - страхом.
Братья переглянулись и рванули вверх по холму - к дому.
"Что?" - кружилось в голове Антона одно только слово, эхом отдавался стук сердца и топот их с братом ног.
Уже почти на пороге братья увидели выскочивших Джона, а за ним отца.
- В дом! - почти в один голос воскликнули они. Этот объединенный голос был пропитан растерянностью.
Ничего не понимающий Антон отметил, что даже ветер стих, а вместе с ним испарился и алкоголь.
- Живо, - отец грубо схватил за шиворот бежавшего впереди Антона и толкнул его к двери.
В холле, который теперь был не просто прохладный, а промерзший, стоял Фред и смотрел на них с напряженным лицом.
- Что слу..? - начал было Дима, но отец перебил его:
- Арианна пропала!

Автор - Табыч
Дата добавления - 19.11.2011 в 14:52
ФеликсДата: Суббота, 19.11.2011, 14:57 | Сообщение # 153
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Табыч, Привет, Антон). То, что Арианна пропала, не так страшно). Сам где пропал? biggrin
 
СообщениеТабыч, Привет, Антон). То, что Арианна пропала, не так страшно). Сам где пропал? biggrin

Автор - Феликс
Дата добавления - 19.11.2011 в 14:57
СообщениеТабыч, Привет, Антон). То, что Арианна пропала, не так страшно). Сам где пропал? biggrin

Автор - Феликс
Дата добавления - 19.11.2011 в 14:57
ТабычДата: Суббота, 19.11.2011, 15:01 | Сообщение # 154
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Anything, Приветствую!)) Ну, были некоторые проблемы, требующие безотлогательного решения blush
но я снова на берегу, чему я безумно рад)


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеAnything, Приветствую!)) Ну, были некоторые проблемы, требующие безотлогательного решения blush
но я снова на берегу, чему я безумно рад)

Автор - Табыч
Дата добавления - 19.11.2011 в 15:01
СообщениеAnything, Приветствую!)) Ну, были некоторые проблемы, требующие безотлогательного решения blush
но я снова на берегу, чему я безумно рад)

Автор - Табыч
Дата добавления - 19.11.2011 в 15:01
ТабычДата: Воскресенье, 20.11.2011, 22:06 | Сообщение # 155
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
- Ее похитили! - добавил Джон, и, помедлив, сказал другим, задумчивым тоном: - Сайфер.
- Кто? – спросил Антон, хоть и сам знал ответ.
Джон уже подозвал Фреда и, надев свитер, протянутый дворецким, что-то прошептал тому на ухо. Бартон, мрачнея на глазах, никак не реагировал; но, в конце концов, коротко кивнул и отправился в боковую дверь - коридор, оканчивающийся комнатой для прислуги.
- Сайфер, Сайфер, - раздраженно ответил отец и, переглянувшись с Джоном, быстрым шагом пошел к лестнице. Преодолев два пролета в несколько прыжков, он скрылся в коридоре третьего этажа.
"В свою комнату пошел", - подумал Дима и повернулся к Дарэну.
- Скройтесь в своей комнате, - на вдохе произнес Джон. - И не выходите оттуда, пока отец или я вас не позовем. Поняли?
Братья молчали, как завороженные оба глядя на дверь.
- Поняли? - тон Джона не изменился, но было ясно, что он на взводе.
- Да, - в один голос ответили Саевы.
Они поднялись по лестнице, потратив на это чуть больше времени, чем их отец и свернули в коридор. Только в тот момент, Дима перестал чувствовать странное тяготение со стороны улицы. Как будто там, за дверью, скрывается нечто, способное в один присест сожрать их, а вместе с ними и весь дом.
Заходя в коридор, Антон, мельком увидел, как к Джону подошел Фред. На дворецком был темный плащ, полностью укрывающий его.
- Ничего не понимаю, - только и сказал Дима, когда полумрак комнаты расеялся. Они оставили дверь открытой, чтобы быть в курсе происходящего в доме.
- Да я тоже, братуха, - выдохнул Антон.
- Сайфер? Мы же его...
- Ну не уничтожили, конечно, но выгнали из дома. Как он здесь оказался-то?
- Мистика, - прошептал Дима, взглянув за окно - темно.
- А главное зачем? - Антон присел на диван и упер руки в колени.
- Может быть, - Дима на секунду задумался, - с ней у него связаны особые воспоминания.
Антон издал нервный смешок. И, когда брат бросил на него недоуменный взгляд, пояснил:
- Ну не показался он мне впечатление романтиком.
- Допустим, - согласился Дима, хоть и был уязвлен.
Антон глубоко вздохнул. Оба замолчали, осознав свою беспомощность – «трактор» оказался им не по умам.
- Да и они опять задвинули нас куда подальше, - с легкой злобой проговорил Дима, сев рядом с братом. Стоять он не мог, а ходить взад-вперед не было сил.
- Ну... - начал было Антон, но Дима раздраженно отмахнулся:
- Да я все понимаю. Забота о нашей безопасности и все такое, но от этого не легче. Мы мало на что способны, - он вздохнул, глядя в проем двери. - По крайней мере, они так считают.
- А они разве ошибаются? – спросил у своих коленок Антон.
- Думаю, что нет. Но одно дело - знаю, другое - хочу.
Антон, как всегда промолчал.
Внизу все вроде бы утихло, но спокойствия это не добавляло, даже наоборот. Антон тихонько - сам не зная почему - встал и подошел к двери. Коридор был пуст, и он махнул рукой брату. Вдвоем они, крадучись, приблизились к лестнице, и Антону вспомнился давний случай, когда они также шли по этому коридору, еще не зная... Антон даже не смог представить всего того, чего они тогда не знали. Когда это было? Неделю? Две назад?
"Жизнь, - прошептало сознание, - жизнь назад".
Назойливая как муха мысль жужжала в мозгу Димы: "Они мертвы. Поэтому так тихо". Джон лежит на полу, широко раскинув руки; рядом Сергей в неестественной позе: руки изломаны под разными углами, а ноги сплетены в районе стоп; Фред, так и не дошедший до двери, лежит лицом вниз, прикрытый распахнутым плащом. И глаза. У Джона и Сергея они широко раскрыты в последнем всплеске ужаса...
Холл был пуст, но по лестнице к ногам поднимался холод, захвативший все внизу. А кроме этого странного холода братья не ощущали ничего, даже присутствия родных. Переглянувшись и бросив быстрый взгляд вниз, они взбежали по лестнице на третий этаж.
"Куда все подевались?" - это даже не нужно было спрашивать - вопрос витал в воздухе.
- Эй! – воскликнул Дима, но Антон, сам не зная почему, щикнул на брата. Как будто в доме находился тяжело больной или умирающий, и нужно соблюдать тишину.
Дима старался не моргать: как только веки смыкались, в эту секунду он снова видел тела. Снова и снова… Отец ползет по залитому кровью полу в каком-то узком проходе. Вместо ног у него кровавые обрубки. Вдалеке слышится голос. Смех...
Он где-то слышал этот смех. Но сейчас ему было наплевать, так как впереди их ждал слабоосвещенный коридор третьего этажа. Абсолютно пустой, в этом не было сомнений, но братья, не сговариваясь и уже не переглядываясь, шагнули в темноту. Они были не вправе отступать, так как дело касалось самых родных им людей.
- Папа! - вырвалось у Димы. Антон аж вздрогнул, но прислушался - тишина.
Они наперебой стали звать отца, Джона, Фреда. Никакого ответа. И тут снизу, когда они замолкли, чтобы перевести дух, послышались громкие голоса.
- Антон! Дима! - кричал кто-то, вроде бы Джон. Ему вторил отец.
Не помня себя, братья побежали вниз и уже на лестнице столкнулись с Джоном.
- Мать вашу! - рявкнул отец, появившись из-за его спины. - Вам что было сказано?
Дима посмотрел на отца, взволнованного, если не перепуганного и... заорал на него. Что он говорил, он не помнил, но суть сводилась к тому, что пора бы ему пересмотреть свое отношение к детям. Антон ошеломленно смотрел на брата: что бы тот хоть раз повысил голос на отца? Да ни в жизнь. Отец был для него непререкаемым авторитетом. Ткнув его в бок, Антон, тем не менее, подержал брата. И выступив вперед, стал доказывать кто здесь не прав.
Словесную перебранку прекратил Джон. Подняв вверх обе руки, он громко крикнул:
- Стоп!
Отец стоял, как громом пораженный: поведение сына ошеломило его не меньше, чем Антона. Тем не менее, в глазах его угадывалась резкая, как зубная боль мысль: сын изменился.
- Пускай помогут, - совсем другим тоном сказал он, обращаясь неизвестно к кому, но ответил ему Джон:
- Я уже об этом подумал.
- Пошли, - отец спустился вниз.
Внизу он перевел взгляд с Антона на Диму, который уже и не рад был, что рот открыл, и сказал:
- Нам нужно защитить дом. Неизвестно, появится Сайфер здесь или нет, но после всего, что случилось... - он замолчал, мельком глянув на друга.
- Арианна у него. И мы ей сейчас помочь не можем. Все будет известно, когда вернется Фред.
- А куда..? – открыл, было, рот Дима, но Антон, стоящий вполоборота к нему, округлил глаза.
- Следите за тем, что мы делаем, - сказал отец, закатывая упавшие рукава рубашки, - и повторяйте.
Он подошел к стене, прикоснулся к ней ладонью и что-то произнес. Произнес довольно четко и громко, однако Саевы не разобрали что именно. Джон, который стоял у них за спиной прошептал:
- Римиоло. Он говорит Римиоло. Это заклинание защиты. Довольно мощное, придуманное Великими. Теми самыми.
- Ко всему прочему, это тюрьма, - пояснил отец. - То есть никто не сможет ни войти, ни выйти. Пока заклинание не будет снято.
- Защитить нужно каждую дверь дома, - сказал Джон, присоединившись к другу и тоже закатав рукава. - Слышите, каждую!
Он прикоснулся к стене одной рукой, а затем другой сделал жест, который братья до этого пропустили. Второй рукой Джон обвел полукруг и соединил обе руки, прошептав: "Римиоло".
- Действуйте, - сказал он, обернувшись к братьям. Попробуйте на той двери, - он кивнул на боковую дверь. - Вдвоем.
Саевы подошли к указанному месту и повторили жест. Они не ожидали, что что-то из этого выйдет, однако, под ладонями вдруг почувствовали жар, идущий шлейфом за движением руки. Джон подошел к ним и, охнув, округлил глаза.
- Ого, ничего себе! - он провел рукой по двери. - Да вы можете и по одному работать. Так и быстрее будет.
Переполняемые гордостью, братья разделились. Дима поднялся на второй этаж, Антон - на третий. И началась работа. Подходя к каждой двери, Антон совершал незамысловатые действия. И ребро ладони щекотал теплый воздух. "Это, конечно, хорошо, - рассуждал парень, защищая очередную дверь, - вот только как понять - получилось или нет?"
Оглянувшись назад - он прошел уже пять дверей - Антон решил закрепить заклинание. Но подойдя к уже пройденной двери и проведя рукой, он почувствовал только, как рука отталкивается, словно два одинаковых полюса магнита.
Снизу раздался голос Джона. Наверное, тот обращался к Диме.
- Достаточно одного раза. Второй раз уже не подействует.
Антон кивнул сам себе и продолжил работу. Минут через десять коридор был пройден, и Саев уже было собирался спросить у Джона - что делать дальше, может подняться выше; как входная дверь распахнулась, и вошел Фред. Он был все в том же плаще, но голову его скрывал капюшон, который он тут же снял. Дима плохо видел его лицо: дворецкий сразу повернулся к Джону, стоящему у дверей и что-то зашептал ему на ухо. Но даже быстрого взгляда было достаточно - Бартон сильно взволнован.
Джон кивнул и похлопал его по плечу. Затем повернулся к остальным:
- Дима, Антон, подойдите сюда.
Братья послушались.
- Прежде всего, - Джон опустил рукава. Все последовали его примеру, - закончим то, что начали. Возьмитесь за руки.
После того, как Саевы и дворецкий выполнили его просьбу, он продолжил:
- Больше вам ничего делать не придется. Просто закройте глаза. И не отпускайте руки друг друга.
Все, кроме Бартона, кивнули.
В следующее мгновение их «круг» словно пронзило током. Руки свела судорога, и Антон, памятуя наказ Джона, лишь крепче сжал ладони брата и отца. Лицо обдало жаром, пол начал нагреваться, и, в тот момент, когда Антон уже хотел открыть глаза, отпустить руки и отпрыгнуть – подошвы кроссовок больше не защищали от раскаленного пола (Антон даже подозревал, что они просто-напросто расплавились) – нечто вдруг вспорхнуло и понеслось к потолку. Антон не выдержал и открыл глаза. Скорее от неожиданности, чем от любопытства. Но закрывать их уже не было смысла – все спокойно смотрели наверх. Туда, куда унеслось «нечто». Подняв голову, Антоха судорожно вздохнул. Под самым потолком с мордой обезьяны висел и искрился шар, метров пять в диаметре. И от него по потолку «растекался» свет. Он заполнял все, каждую щелку в потолке, в стене, «стекая» вниз. Выглядело это так, словно они все собрались под огромным прозрачным куполом, а снаружи, сверху кто-то разлил окрашенную воду. И вот она медленно, не оставляя белых пятнен текла вниз; и на поверхности оседал густой слой этого вещества. И вот, когда последняя капля оказалась на уровне земли – прошло не менее пяти минут, но Саевы, Джон и Бартон наблюдали за этим движением, не отрывая глаз – все вмиг исчезло. Интерьер снова приобрел старые черты.
Джон повернулся к братьям и, подозвав их, сказал:
- Мы с Серегой должны отбыть ненадолго...
Антон возмущенно охнул, Дима тоже не смог смолчать; но Сергей мигом прервал все возражения:
- Как я понимаю, - отец не смотрел на Джона, но Дима прекрасно понял, что они успели переглянуться. И договориться. Они понимали друг друга без слов, - ехать должны двое. Именно поэтому вы и должны остаться дома. Иначе все будет насмарку.
- Вы останетесь с Фредом, - вставил Джон. - На него, - его лицо передернула нервная усмешка, - можно положиться.
Все рассмеялись. Даже Фред хихикнул. Воспоминания были еще свежими.
- Нет, я серьезно, - Джон не мог сдержать улыбки, хотя обстановка не способствовала радости.
- Хорошо, хорошо, - быстро согласился Антон, и Дима увидел в его глазах знакомый огонек.
Джон пристально посмотрел на братьев, но больше не сказал ни слова. Они с отцом поднялись наверх, оставив парней наедине с Фредом. Он выглядел уже куда спокойнее. Плащ он перекинул через руку и остался в своем фирменном френче. Дима только сейчас заметил, что пиджак выглядит так же, как и при их первом знакомстве: не единой складочки, только на шее небольшой загиб. Интересно, отчего он?
- Вы можете мне верить, - гулко произнес Бартон, жестом предлагая Саевым подняться. - Когда-нибудь, когда будет возможность, я вам все объясню.
- Хорошо, - не стал спорить Дима. В его голове созрела одна мысль. Теперь главное - оказаться в комнате, и вдали от глаз родных. И дворецкого.
Как только дверь за ними закрылась, и братья удостоверились, что их никто не услышит; Антон прошептал:
- Я знаю, кто нам может помочь выбраться отсюда.
И затем в один голос выпалили:
- Зоран!
- А он поможет нам найти Джона? - в голосе Димы слышалось легкое недоверие.
- Я думаю, он знает больше, чем мы, - просто ответил Антон.
Он все прислушивался к двери. Вдруг шаги? Отец или Джон вмиг зарубят их идею. И тогда точно "все пойдет насмарку".
Дима слабо понимал, как какой-то отшельник - а именно так он себе и представлял этого Зорана - поможет разобраться во всем? Но желание уйти из дома все-таки брало верх. А уж потом и убраться из этого края. Почему-то он был уверен, что Арианна где-то далеко.
Антон, наконец, отошел от двери и окинул взглядом комнату. Что-то было не так. Как будто в комнате был ремонт или перестановка. Что-то, что было здесь раньше, исчезло. А может это вообще не связано с комнатой? Антон подошел к шкафу и провел по нему рукой, сняв слой пыли.
- Что с тобой? - спросил Дима, облокотившись на подоконник.
- Сейчас, сейчас, сейчас, - затараторил Антон.
Теперь он был уверен: это не связано с комнатой. Они с братом упустили какой-то момент. Или сделали что-то не то. Или решили что-то не так. Но почему Антон подумал о комнате? Что в ней его смутило? Закрыв глаза, Саев напряг все свое нутро, заставив мозг работать на максимуме. Вместо темноты он увидел красочную линию. "Поток, - сообразил он. - Но мне не в помощь. Пока...". Тем не менее, Антон позволил Потоку унести себя подальше от тела. Это было великолепно. Но ловить кайф не было времени, поэтому Саев "направил" себя в комнату. Он видел все. Буквально каждую пылинку. Все виделось ему, как под увеличительным стеклом. И он услышал собственные мысли: "И это комната? Это чулан. Тюрьма"
Тюрьма... ТЮРЬМА!
Антон открыл глаза. Комната изменилась. Он догадался - только что он видел детали той комнаты. Той, которую увидел и рассмотрел в первый раз. Он каким-то образом смог попасть в собственные воспоминания. И детально их рассмотреть. Даже "почувствовать".
"И это все? - разочарованно подумал он. - Нужно было так стараться, чтобы понять, какой я склеротик?!"
- Мы не сможем выбраться отсюда, - понурив голову, вслух произнес он.
Брат нахмурился, но терпеливо дожидался объяснений.
- Помнишь, что отец сказал про это заклинание? - и Антон руками повторил жест.
Какую-то долю секунды на лице Димы все еще было застывшее недоумение, но тут же его сменило разочарование. Он развернулся на подоконнике и попытался открыть окно. Безуспешно. Заклинание действительно действует не только на "вход". Но и на "выход".
Дима выругался, обреченно глядя в темноту.
Внизу послышались голоса, скрипнула дверь и все стихло. Сергей с Джоном уехали, а братья остались наедине с Фредом.
Дворецкий постучал в дверь их комнаты и тихонько приоткрыл ее, не услышав ответа.
- Да, мы слышали, - как только Бартон открыл рот, произнес Антон.
Дима посмотрел на дворецкого. В полумраке он казался невероятно старым: на лбу залегло несколько глубоких морщин, щеки провалились, отчего даже круглое лицо выглядело болезненно худым. Спина Бартона, казалось, согнулась еще больше. В общем, бравый мужчина, вышедший навстречу Саевым в первый день в доме, куда-то исчез. На его место пришел больной и немощный старик, глядящий на мир исподлобья усталыми глазами. Карего цвета, как заметил Дима. Даже в полумраке, Димон разглядел теплый оттенок этих глаз, а не тот серый холодный взгляд, что раньше.
Антон жестом пригласил дворецкого – тот все еще выглядывал из-за полуоткрытой двери – пройти в комнату. Затем – также жестом – попросил закрыть за собой дверь.
- А теперь, - прокурорский тон Антона уже не удивлял Диму так, как раньше, - объясни-ка нам, почему мы должны тебе доверять?
- Вы? – интонация дворецкого выдавала его искреннее удивление. И волнение. – Вы не обязаны мне доверять. Вы можете мне доверять. Джон мне доверяет, - после длительной паузы, поделился он. Видать, рассуждал открывать ли этого «туза в рукаве» или нет. Он прекрасно понимал, что Саевы клюнут на имя Джон.
Антон мотнул головой, мол «продолжай».
- Почему? – Бартон правильно понял очередной жест Саева. – Почему он мне доверяет?
Антон кивнул, подавив улыбку. Какой же он бывает немногословный, когда злится.
- Я обязан жизнью его отцу, - тон Фреда изменился. Да и сам дворецкий, хоть в комнате и стало темнее, было видно - помолодел лет на двадцать. Теперь это была скала. Несокрушимая скала разговаривала с братьями Саевыми, которые сами себе казались муравьями в темном муравейнике у подножья. Если еще не меньше.
- Этот человек спас меня. Даже больше, - Фред пригладил не густые волосы. – Он подарил мне жизнь.
Темнота вокруг все сгущалась. Остаток фразы Бартона никто не услышал- слова повисли в напряженной тишине. Что-то происходило. В закрытое окно все также заползал бледный свет неполной луны, но в комнату он не проникал. «Неужели заклинание настолько сильное, что действует даже на свет?» – глядя на силуэт брата, думал Антон.
- Тсс, - Бартон приложил палец к губам. В этом коротком звуке было больше напряжения, чем во всей ситуации.
Силуэт Бартона (в темноте теперь едва проглядывался и он) отошел к двери и открыл ее. В комнату проникло немного света, но намного меньше, чем должно было: весь дом погружался во тьму. Медленно, но уверенно.
- Идем, - послышался голос дворецкого.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение- Ее похитили! - добавил Джон, и, помедлив, сказал другим, задумчивым тоном: - Сайфер.
- Кто? – спросил Антон, хоть и сам знал ответ.
Джон уже подозвал Фреда и, надев свитер, протянутый дворецким, что-то прошептал тому на ухо. Бартон, мрачнея на глазах, никак не реагировал; но, в конце концов, коротко кивнул и отправился в боковую дверь - коридор, оканчивающийся комнатой для прислуги.
- Сайфер, Сайфер, - раздраженно ответил отец и, переглянувшись с Джоном, быстрым шагом пошел к лестнице. Преодолев два пролета в несколько прыжков, он скрылся в коридоре третьего этажа.
"В свою комнату пошел", - подумал Дима и повернулся к Дарэну.
- Скройтесь в своей комнате, - на вдохе произнес Джон. - И не выходите оттуда, пока отец или я вас не позовем. Поняли?
Братья молчали, как завороженные оба глядя на дверь.
- Поняли? - тон Джона не изменился, но было ясно, что он на взводе.
- Да, - в один голос ответили Саевы.
Они поднялись по лестнице, потратив на это чуть больше времени, чем их отец и свернули в коридор. Только в тот момент, Дима перестал чувствовать странное тяготение со стороны улицы. Как будто там, за дверью, скрывается нечто, способное в один присест сожрать их, а вместе с ними и весь дом.
Заходя в коридор, Антон, мельком увидел, как к Джону подошел Фред. На дворецком был темный плащ, полностью укрывающий его.
- Ничего не понимаю, - только и сказал Дима, когда полумрак комнаты расеялся. Они оставили дверь открытой, чтобы быть в курсе происходящего в доме.
- Да я тоже, братуха, - выдохнул Антон.
- Сайфер? Мы же его...
- Ну не уничтожили, конечно, но выгнали из дома. Как он здесь оказался-то?
- Мистика, - прошептал Дима, взглянув за окно - темно.
- А главное зачем? - Антон присел на диван и упер руки в колени.
- Может быть, - Дима на секунду задумался, - с ней у него связаны особые воспоминания.
Антон издал нервный смешок. И, когда брат бросил на него недоуменный взгляд, пояснил:
- Ну не показался он мне впечатление романтиком.
- Допустим, - согласился Дима, хоть и был уязвлен.
Антон глубоко вздохнул. Оба замолчали, осознав свою беспомощность – «трактор» оказался им не по умам.
- Да и они опять задвинули нас куда подальше, - с легкой злобой проговорил Дима, сев рядом с братом. Стоять он не мог, а ходить взад-вперед не было сил.
- Ну... - начал было Антон, но Дима раздраженно отмахнулся:
- Да я все понимаю. Забота о нашей безопасности и все такое, но от этого не легче. Мы мало на что способны, - он вздохнул, глядя в проем двери. - По крайней мере, они так считают.
- А они разве ошибаются? – спросил у своих коленок Антон.
- Думаю, что нет. Но одно дело - знаю, другое - хочу.
Антон, как всегда промолчал.
Внизу все вроде бы утихло, но спокойствия это не добавляло, даже наоборот. Антон тихонько - сам не зная почему - встал и подошел к двери. Коридор был пуст, и он махнул рукой брату. Вдвоем они, крадучись, приблизились к лестнице, и Антону вспомнился давний случай, когда они также шли по этому коридору, еще не зная... Антон даже не смог представить всего того, чего они тогда не знали. Когда это было? Неделю? Две назад?
"Жизнь, - прошептало сознание, - жизнь назад".
Назойливая как муха мысль жужжала в мозгу Димы: "Они мертвы. Поэтому так тихо". Джон лежит на полу, широко раскинув руки; рядом Сергей в неестественной позе: руки изломаны под разными углами, а ноги сплетены в районе стоп; Фред, так и не дошедший до двери, лежит лицом вниз, прикрытый распахнутым плащом. И глаза. У Джона и Сергея они широко раскрыты в последнем всплеске ужаса...
Холл был пуст, но по лестнице к ногам поднимался холод, захвативший все внизу. А кроме этого странного холода братья не ощущали ничего, даже присутствия родных. Переглянувшись и бросив быстрый взгляд вниз, они взбежали по лестнице на третий этаж.
"Куда все подевались?" - это даже не нужно было спрашивать - вопрос витал в воздухе.
- Эй! – воскликнул Дима, но Антон, сам не зная почему, щикнул на брата. Как будто в доме находился тяжело больной или умирающий, и нужно соблюдать тишину.
Дима старался не моргать: как только веки смыкались, в эту секунду он снова видел тела. Снова и снова… Отец ползет по залитому кровью полу в каком-то узком проходе. Вместо ног у него кровавые обрубки. Вдалеке слышится голос. Смех...
Он где-то слышал этот смех. Но сейчас ему было наплевать, так как впереди их ждал слабоосвещенный коридор третьего этажа. Абсолютно пустой, в этом не было сомнений, но братья, не сговариваясь и уже не переглядываясь, шагнули в темноту. Они были не вправе отступать, так как дело касалось самых родных им людей.
- Папа! - вырвалось у Димы. Антон аж вздрогнул, но прислушался - тишина.
Они наперебой стали звать отца, Джона, Фреда. Никакого ответа. И тут снизу, когда они замолкли, чтобы перевести дух, послышались громкие голоса.
- Антон! Дима! - кричал кто-то, вроде бы Джон. Ему вторил отец.
Не помня себя, братья побежали вниз и уже на лестнице столкнулись с Джоном.
- Мать вашу! - рявкнул отец, появившись из-за его спины. - Вам что было сказано?
Дима посмотрел на отца, взволнованного, если не перепуганного и... заорал на него. Что он говорил, он не помнил, но суть сводилась к тому, что пора бы ему пересмотреть свое отношение к детям. Антон ошеломленно смотрел на брата: что бы тот хоть раз повысил голос на отца? Да ни в жизнь. Отец был для него непререкаемым авторитетом. Ткнув его в бок, Антон, тем не менее, подержал брата. И выступив вперед, стал доказывать кто здесь не прав.
Словесную перебранку прекратил Джон. Подняв вверх обе руки, он громко крикнул:
- Стоп!
Отец стоял, как громом пораженный: поведение сына ошеломило его не меньше, чем Антона. Тем не менее, в глазах его угадывалась резкая, как зубная боль мысль: сын изменился.
- Пускай помогут, - совсем другим тоном сказал он, обращаясь неизвестно к кому, но ответил ему Джон:
- Я уже об этом подумал.
- Пошли, - отец спустился вниз.
Внизу он перевел взгляд с Антона на Диму, который уже и не рад был, что рот открыл, и сказал:
- Нам нужно защитить дом. Неизвестно, появится Сайфер здесь или нет, но после всего, что случилось... - он замолчал, мельком глянув на друга.
- Арианна у него. И мы ей сейчас помочь не можем. Все будет известно, когда вернется Фред.
- А куда..? – открыл, было, рот Дима, но Антон, стоящий вполоборота к нему, округлил глаза.
- Следите за тем, что мы делаем, - сказал отец, закатывая упавшие рукава рубашки, - и повторяйте.
Он подошел к стене, прикоснулся к ней ладонью и что-то произнес. Произнес довольно четко и громко, однако Саевы не разобрали что именно. Джон, который стоял у них за спиной прошептал:
- Римиоло. Он говорит Римиоло. Это заклинание защиты. Довольно мощное, придуманное Великими. Теми самыми.
- Ко всему прочему, это тюрьма, - пояснил отец. - То есть никто не сможет ни войти, ни выйти. Пока заклинание не будет снято.
- Защитить нужно каждую дверь дома, - сказал Джон, присоединившись к другу и тоже закатав рукава. - Слышите, каждую!
Он прикоснулся к стене одной рукой, а затем другой сделал жест, который братья до этого пропустили. Второй рукой Джон обвел полукруг и соединил обе руки, прошептав: "Римиоло".
- Действуйте, - сказал он, обернувшись к братьям. Попробуйте на той двери, - он кивнул на боковую дверь. - Вдвоем.
Саевы подошли к указанному месту и повторили жест. Они не ожидали, что что-то из этого выйдет, однако, под ладонями вдруг почувствовали жар, идущий шлейфом за движением руки. Джон подошел к ним и, охнув, округлил глаза.
- Ого, ничего себе! - он провел рукой по двери. - Да вы можете и по одному работать. Так и быстрее будет.
Переполняемые гордостью, братья разделились. Дима поднялся на второй этаж, Антон - на третий. И началась работа. Подходя к каждой двери, Антон совершал незамысловатые действия. И ребро ладони щекотал теплый воздух. "Это, конечно, хорошо, - рассуждал парень, защищая очередную дверь, - вот только как понять - получилось или нет?"
Оглянувшись назад - он прошел уже пять дверей - Антон решил закрепить заклинание. Но подойдя к уже пройденной двери и проведя рукой, он почувствовал только, как рука отталкивается, словно два одинаковых полюса магнита.
Снизу раздался голос Джона. Наверное, тот обращался к Диме.
- Достаточно одного раза. Второй раз уже не подействует.
Антон кивнул сам себе и продолжил работу. Минут через десять коридор был пройден, и Саев уже было собирался спросить у Джона - что делать дальше, может подняться выше; как входная дверь распахнулась, и вошел Фред. Он был все в том же плаще, но голову его скрывал капюшон, который он тут же снял. Дима плохо видел его лицо: дворецкий сразу повернулся к Джону, стоящему у дверей и что-то зашептал ему на ухо. Но даже быстрого взгляда было достаточно - Бартон сильно взволнован.
Джон кивнул и похлопал его по плечу. Затем повернулся к остальным:
- Дима, Антон, подойдите сюда.
Братья послушались.
- Прежде всего, - Джон опустил рукава. Все последовали его примеру, - закончим то, что начали. Возьмитесь за руки.
После того, как Саевы и дворецкий выполнили его просьбу, он продолжил:
- Больше вам ничего делать не придется. Просто закройте глаза. И не отпускайте руки друг друга.
Все, кроме Бартона, кивнули.
В следующее мгновение их «круг» словно пронзило током. Руки свела судорога, и Антон, памятуя наказ Джона, лишь крепче сжал ладони брата и отца. Лицо обдало жаром, пол начал нагреваться, и, в тот момент, когда Антон уже хотел открыть глаза, отпустить руки и отпрыгнуть – подошвы кроссовок больше не защищали от раскаленного пола (Антон даже подозревал, что они просто-напросто расплавились) – нечто вдруг вспорхнуло и понеслось к потолку. Антон не выдержал и открыл глаза. Скорее от неожиданности, чем от любопытства. Но закрывать их уже не было смысла – все спокойно смотрели наверх. Туда, куда унеслось «нечто». Подняв голову, Антоха судорожно вздохнул. Под самым потолком с мордой обезьяны висел и искрился шар, метров пять в диаметре. И от него по потолку «растекался» свет. Он заполнял все, каждую щелку в потолке, в стене, «стекая» вниз. Выглядело это так, словно они все собрались под огромным прозрачным куполом, а снаружи, сверху кто-то разлил окрашенную воду. И вот она медленно, не оставляя белых пятнен текла вниз; и на поверхности оседал густой слой этого вещества. И вот, когда последняя капля оказалась на уровне земли – прошло не менее пяти минут, но Саевы, Джон и Бартон наблюдали за этим движением, не отрывая глаз – все вмиг исчезло. Интерьер снова приобрел старые черты.
Джон повернулся к братьям и, подозвав их, сказал:
- Мы с Серегой должны отбыть ненадолго...
Антон возмущенно охнул, Дима тоже не смог смолчать; но Сергей мигом прервал все возражения:
- Как я понимаю, - отец не смотрел на Джона, но Дима прекрасно понял, что они успели переглянуться. И договориться. Они понимали друг друга без слов, - ехать должны двое. Именно поэтому вы и должны остаться дома. Иначе все будет насмарку.
- Вы останетесь с Фредом, - вставил Джон. - На него, - его лицо передернула нервная усмешка, - можно положиться.
Все рассмеялись. Даже Фред хихикнул. Воспоминания были еще свежими.
- Нет, я серьезно, - Джон не мог сдержать улыбки, хотя обстановка не способствовала радости.
- Хорошо, хорошо, - быстро согласился Антон, и Дима увидел в его глазах знакомый огонек.
Джон пристально посмотрел на братьев, но больше не сказал ни слова. Они с отцом поднялись наверх, оставив парней наедине с Фредом. Он выглядел уже куда спокойнее. Плащ он перекинул через руку и остался в своем фирменном френче. Дима только сейчас заметил, что пиджак выглядит так же, как и при их первом знакомстве: не единой складочки, только на шее небольшой загиб. Интересно, отчего он?
- Вы можете мне верить, - гулко произнес Бартон, жестом предлагая Саевым подняться. - Когда-нибудь, когда будет возможность, я вам все объясню.
- Хорошо, - не стал спорить Дима. В его голове созрела одна мысль. Теперь главное - оказаться в комнате, и вдали от глаз родных. И дворецкого.
Как только дверь за ними закрылась, и братья удостоверились, что их никто не услышит; Антон прошептал:
- Я знаю, кто нам может помочь выбраться отсюда.
И затем в один голос выпалили:
- Зоран!
- А он поможет нам найти Джона? - в голосе Димы слышалось легкое недоверие.
- Я думаю, он знает больше, чем мы, - просто ответил Антон.
Он все прислушивался к двери. Вдруг шаги? Отец или Джон вмиг зарубят их идею. И тогда точно "все пойдет насмарку".
Дима слабо понимал, как какой-то отшельник - а именно так он себе и представлял этого Зорана - поможет разобраться во всем? Но желание уйти из дома все-таки брало верх. А уж потом и убраться из этого края. Почему-то он был уверен, что Арианна где-то далеко.
Антон, наконец, отошел от двери и окинул взглядом комнату. Что-то было не так. Как будто в комнате был ремонт или перестановка. Что-то, что было здесь раньше, исчезло. А может это вообще не связано с комнатой? Антон подошел к шкафу и провел по нему рукой, сняв слой пыли.
- Что с тобой? - спросил Дима, облокотившись на подоконник.
- Сейчас, сейчас, сейчас, - затараторил Антон.
Теперь он был уверен: это не связано с комнатой. Они с братом упустили какой-то момент. Или сделали что-то не то. Или решили что-то не так. Но почему Антон подумал о комнате? Что в ней его смутило? Закрыв глаза, Саев напряг все свое нутро, заставив мозг работать на максимуме. Вместо темноты он увидел красочную линию. "Поток, - сообразил он. - Но мне не в помощь. Пока...". Тем не менее, Антон позволил Потоку унести себя подальше от тела. Это было великолепно. Но ловить кайф не было времени, поэтому Саев "направил" себя в комнату. Он видел все. Буквально каждую пылинку. Все виделось ему, как под увеличительным стеклом. И он услышал собственные мысли: "И это комната? Это чулан. Тюрьма"
Тюрьма... ТЮРЬМА!
Антон открыл глаза. Комната изменилась. Он догадался - только что он видел детали той комнаты. Той, которую увидел и рассмотрел в первый раз. Он каким-то образом смог попасть в собственные воспоминания. И детально их рассмотреть. Даже "почувствовать".
"И это все? - разочарованно подумал он. - Нужно было так стараться, чтобы понять, какой я склеротик?!"
- Мы не сможем выбраться отсюда, - понурив голову, вслух произнес он.
Брат нахмурился, но терпеливо дожидался объяснений.
- Помнишь, что отец сказал про это заклинание? - и Антон руками повторил жест.
Какую-то долю секунды на лице Димы все еще было застывшее недоумение, но тут же его сменило разочарование. Он развернулся на подоконнике и попытался открыть окно. Безуспешно. Заклинание действительно действует не только на "вход". Но и на "выход".
Дима выругался, обреченно глядя в темноту.
Внизу послышались голоса, скрипнула дверь и все стихло. Сергей с Джоном уехали, а братья остались наедине с Фредом.
Дворецкий постучал в дверь их комнаты и тихонько приоткрыл ее, не услышав ответа.
- Да, мы слышали, - как только Бартон открыл рот, произнес Антон.
Дима посмотрел на дворецкого. В полумраке он казался невероятно старым: на лбу залегло несколько глубоких морщин, щеки провалились, отчего даже круглое лицо выглядело болезненно худым. Спина Бартона, казалось, согнулась еще больше. В общем, бравый мужчина, вышедший навстречу Саевым в первый день в доме, куда-то исчез. На его место пришел больной и немощный старик, глядящий на мир исподлобья усталыми глазами. Карего цвета, как заметил Дима. Даже в полумраке, Димон разглядел теплый оттенок этих глаз, а не тот серый холодный взгляд, что раньше.
Антон жестом пригласил дворецкого – тот все еще выглядывал из-за полуоткрытой двери – пройти в комнату. Затем – также жестом – попросил закрыть за собой дверь.
- А теперь, - прокурорский тон Антона уже не удивлял Диму так, как раньше, - объясни-ка нам, почему мы должны тебе доверять?
- Вы? – интонация дворецкого выдавала его искреннее удивление. И волнение. – Вы не обязаны мне доверять. Вы можете мне доверять. Джон мне доверяет, - после длительной паузы, поделился он. Видать, рассуждал открывать ли этого «туза в рукаве» или нет. Он прекрасно понимал, что Саевы клюнут на имя Джон.
Антон мотнул головой, мол «продолжай».
- Почему? – Бартон правильно понял очередной жест Саева. – Почему он мне доверяет?
Антон кивнул, подавив улыбку. Какой же он бывает немногословный, когда злится.
- Я обязан жизнью его отцу, - тон Фреда изменился. Да и сам дворецкий, хоть в комнате и стало темнее, было видно - помолодел лет на двадцать. Теперь это была скала. Несокрушимая скала разговаривала с братьями Саевыми, которые сами себе казались муравьями в темном муравейнике у подножья. Если еще не меньше.
- Этот человек спас меня. Даже больше, - Фред пригладил не густые волосы. – Он подарил мне жизнь.
Темнота вокруг все сгущалась. Остаток фразы Бартона никто не услышал- слова повисли в напряженной тишине. Что-то происходило. В закрытое окно все также заползал бледный свет неполной луны, но в комнату он не проникал. «Неужели заклинание настолько сильное, что действует даже на свет?» – глядя на силуэт брата, думал Антон.
- Тсс, - Бартон приложил палец к губам. В этом коротком звуке было больше напряжения, чем во всей ситуации.
Силуэт Бартона (в темноте теперь едва проглядывался и он) отошел к двери и открыл ее. В комнату проникло немного света, но намного меньше, чем должно было: весь дом погружался во тьму. Медленно, но уверенно.
- Идем, - послышался голос дворецкого.

Автор - Табыч
Дата добавления - 20.11.2011 в 22:06
Сообщение- Ее похитили! - добавил Джон, и, помедлив, сказал другим, задумчивым тоном: - Сайфер.
- Кто? – спросил Антон, хоть и сам знал ответ.
Джон уже подозвал Фреда и, надев свитер, протянутый дворецким, что-то прошептал тому на ухо. Бартон, мрачнея на глазах, никак не реагировал; но, в конце концов, коротко кивнул и отправился в боковую дверь - коридор, оканчивающийся комнатой для прислуги.
- Сайфер, Сайфер, - раздраженно ответил отец и, переглянувшись с Джоном, быстрым шагом пошел к лестнице. Преодолев два пролета в несколько прыжков, он скрылся в коридоре третьего этажа.
"В свою комнату пошел", - подумал Дима и повернулся к Дарэну.
- Скройтесь в своей комнате, - на вдохе произнес Джон. - И не выходите оттуда, пока отец или я вас не позовем. Поняли?
Братья молчали, как завороженные оба глядя на дверь.
- Поняли? - тон Джона не изменился, но было ясно, что он на взводе.
- Да, - в один голос ответили Саевы.
Они поднялись по лестнице, потратив на это чуть больше времени, чем их отец и свернули в коридор. Только в тот момент, Дима перестал чувствовать странное тяготение со стороны улицы. Как будто там, за дверью, скрывается нечто, способное в один присест сожрать их, а вместе с ними и весь дом.
Заходя в коридор, Антон, мельком увидел, как к Джону подошел Фред. На дворецком был темный плащ, полностью укрывающий его.
- Ничего не понимаю, - только и сказал Дима, когда полумрак комнаты расеялся. Они оставили дверь открытой, чтобы быть в курсе происходящего в доме.
- Да я тоже, братуха, - выдохнул Антон.
- Сайфер? Мы же его...
- Ну не уничтожили, конечно, но выгнали из дома. Как он здесь оказался-то?
- Мистика, - прошептал Дима, взглянув за окно - темно.
- А главное зачем? - Антон присел на диван и упер руки в колени.
- Может быть, - Дима на секунду задумался, - с ней у него связаны особые воспоминания.
Антон издал нервный смешок. И, когда брат бросил на него недоуменный взгляд, пояснил:
- Ну не показался он мне впечатление романтиком.
- Допустим, - согласился Дима, хоть и был уязвлен.
Антон глубоко вздохнул. Оба замолчали, осознав свою беспомощность – «трактор» оказался им не по умам.
- Да и они опять задвинули нас куда подальше, - с легкой злобой проговорил Дима, сев рядом с братом. Стоять он не мог, а ходить взад-вперед не было сил.
- Ну... - начал было Антон, но Дима раздраженно отмахнулся:
- Да я все понимаю. Забота о нашей безопасности и все такое, но от этого не легче. Мы мало на что способны, - он вздохнул, глядя в проем двери. - По крайней мере, они так считают.
- А они разве ошибаются? – спросил у своих коленок Антон.
- Думаю, что нет. Но одно дело - знаю, другое - хочу.
Антон, как всегда промолчал.
Внизу все вроде бы утихло, но спокойствия это не добавляло, даже наоборот. Антон тихонько - сам не зная почему - встал и подошел к двери. Коридор был пуст, и он махнул рукой брату. Вдвоем они, крадучись, приблизились к лестнице, и Антону вспомнился давний случай, когда они также шли по этому коридору, еще не зная... Антон даже не смог представить всего того, чего они тогда не знали. Когда это было? Неделю? Две назад?
"Жизнь, - прошептало сознание, - жизнь назад".
Назойливая как муха мысль жужжала в мозгу Димы: "Они мертвы. Поэтому так тихо". Джон лежит на полу, широко раскинув руки; рядом Сергей в неестественной позе: руки изломаны под разными углами, а ноги сплетены в районе стоп; Фред, так и не дошедший до двери, лежит лицом вниз, прикрытый распахнутым плащом. И глаза. У Джона и Сергея они широко раскрыты в последнем всплеске ужаса...
Холл был пуст, но по лестнице к ногам поднимался холод, захвативший все внизу. А кроме этого странного холода братья не ощущали ничего, даже присутствия родных. Переглянувшись и бросив быстрый взгляд вниз, они взбежали по лестнице на третий этаж.
"Куда все подевались?" - это даже не нужно было спрашивать - вопрос витал в воздухе.
- Эй! – воскликнул Дима, но Антон, сам не зная почему, щикнул на брата. Как будто в доме находился тяжело больной или умирающий, и нужно соблюдать тишину.
Дима старался не моргать: как только веки смыкались, в эту секунду он снова видел тела. Снова и снова… Отец ползет по залитому кровью полу в каком-то узком проходе. Вместо ног у него кровавые обрубки. Вдалеке слышится голос. Смех...
Он где-то слышал этот смех. Но сейчас ему было наплевать, так как впереди их ждал слабоосвещенный коридор третьего этажа. Абсолютно пустой, в этом не было сомнений, но братья, не сговариваясь и уже не переглядываясь, шагнули в темноту. Они были не вправе отступать, так как дело касалось самых родных им людей.
- Папа! - вырвалось у Димы. Антон аж вздрогнул, но прислушался - тишина.
Они наперебой стали звать отца, Джона, Фреда. Никакого ответа. И тут снизу, когда они замолкли, чтобы перевести дух, послышались громкие голоса.
- Антон! Дима! - кричал кто-то, вроде бы Джон. Ему вторил отец.
Не помня себя, братья побежали вниз и уже на лестнице столкнулись с Джоном.
- Мать вашу! - рявкнул отец, появившись из-за его спины. - Вам что было сказано?
Дима посмотрел на отца, взволнованного, если не перепуганного и... заорал на него. Что он говорил, он не помнил, но суть сводилась к тому, что пора бы ему пересмотреть свое отношение к детям. Антон ошеломленно смотрел на брата: что бы тот хоть раз повысил голос на отца? Да ни в жизнь. Отец был для него непререкаемым авторитетом. Ткнув его в бок, Антон, тем не менее, подержал брата. И выступив вперед, стал доказывать кто здесь не прав.
Словесную перебранку прекратил Джон. Подняв вверх обе руки, он громко крикнул:
- Стоп!
Отец стоял, как громом пораженный: поведение сына ошеломило его не меньше, чем Антона. Тем не менее, в глазах его угадывалась резкая, как зубная боль мысль: сын изменился.
- Пускай помогут, - совсем другим тоном сказал он, обращаясь неизвестно к кому, но ответил ему Джон:
- Я уже об этом подумал.
- Пошли, - отец спустился вниз.
Внизу он перевел взгляд с Антона на Диму, который уже и не рад был, что рот открыл, и сказал:
- Нам нужно защитить дом. Неизвестно, появится Сайфер здесь или нет, но после всего, что случилось... - он замолчал, мельком глянув на друга.
- Арианна у него. И мы ей сейчас помочь не можем. Все будет известно, когда вернется Фред.
- А куда..? – открыл, было, рот Дима, но Антон, стоящий вполоборота к нему, округлил глаза.
- Следите за тем, что мы делаем, - сказал отец, закатывая упавшие рукава рубашки, - и повторяйте.
Он подошел к стене, прикоснулся к ней ладонью и что-то произнес. Произнес довольно четко и громко, однако Саевы не разобрали что именно. Джон, который стоял у них за спиной прошептал:
- Римиоло. Он говорит Римиоло. Это заклинание защиты. Довольно мощное, придуманное Великими. Теми самыми.
- Ко всему прочему, это тюрьма, - пояснил отец. - То есть никто не сможет ни войти, ни выйти. Пока заклинание не будет снято.
- Защитить нужно каждую дверь дома, - сказал Джон, присоединившись к другу и тоже закатав рукава. - Слышите, каждую!
Он прикоснулся к стене одной рукой, а затем другой сделал жест, который братья до этого пропустили. Второй рукой Джон обвел полукруг и соединил обе руки, прошептав: "Римиоло".
- Действуйте, - сказал он, обернувшись к братьям. Попробуйте на той двери, - он кивнул на боковую дверь. - Вдвоем.
Саевы подошли к указанному месту и повторили жест. Они не ожидали, что что-то из этого выйдет, однако, под ладонями вдруг почувствовали жар, идущий шлейфом за движением руки. Джон подошел к ним и, охнув, округлил глаза.
- Ого, ничего себе! - он провел рукой по двери. - Да вы можете и по одному работать. Так и быстрее будет.
Переполняемые гордостью, братья разделились. Дима поднялся на второй этаж, Антон - на третий. И началась работа. Подходя к каждой двери, Антон совершал незамысловатые действия. И ребро ладони щекотал теплый воздух. "Это, конечно, хорошо, - рассуждал парень, защищая очередную дверь, - вот только как понять - получилось или нет?"
Оглянувшись назад - он прошел уже пять дверей - Антон решил закрепить заклинание. Но подойдя к уже пройденной двери и проведя рукой, он почувствовал только, как рука отталкивается, словно два одинаковых полюса магнита.
Снизу раздался голос Джона. Наверное, тот обращался к Диме.
- Достаточно одного раза. Второй раз уже не подействует.
Антон кивнул сам себе и продолжил работу. Минут через десять коридор был пройден, и Саев уже было собирался спросить у Джона - что делать дальше, может подняться выше; как входная дверь распахнулась, и вошел Фред. Он был все в том же плаще, но голову его скрывал капюшон, который он тут же снял. Дима плохо видел его лицо: дворецкий сразу повернулся к Джону, стоящему у дверей и что-то зашептал ему на ухо. Но даже быстрого взгляда было достаточно - Бартон сильно взволнован.
Джон кивнул и похлопал его по плечу. Затем повернулся к остальным:
- Дима, Антон, подойдите сюда.
Братья послушались.
- Прежде всего, - Джон опустил рукава. Все последовали его примеру, - закончим то, что начали. Возьмитесь за руки.
После того, как Саевы и дворецкий выполнили его просьбу, он продолжил:
- Больше вам ничего делать не придется. Просто закройте глаза. И не отпускайте руки друг друга.
Все, кроме Бартона, кивнули.
В следующее мгновение их «круг» словно пронзило током. Руки свела судорога, и Антон, памятуя наказ Джона, лишь крепче сжал ладони брата и отца. Лицо обдало жаром, пол начал нагреваться, и, в тот момент, когда Антон уже хотел открыть глаза, отпустить руки и отпрыгнуть – подошвы кроссовок больше не защищали от раскаленного пола (Антон даже подозревал, что они просто-напросто расплавились) – нечто вдруг вспорхнуло и понеслось к потолку. Антон не выдержал и открыл глаза. Скорее от неожиданности, чем от любопытства. Но закрывать их уже не было смысла – все спокойно смотрели наверх. Туда, куда унеслось «нечто». Подняв голову, Антоха судорожно вздохнул. Под самым потолком с мордой обезьяны висел и искрился шар, метров пять в диаметре. И от него по потолку «растекался» свет. Он заполнял все, каждую щелку в потолке, в стене, «стекая» вниз. Выглядело это так, словно они все собрались под огромным прозрачным куполом, а снаружи, сверху кто-то разлил окрашенную воду. И вот она медленно, не оставляя белых пятнен текла вниз; и на поверхности оседал густой слой этого вещества. И вот, когда последняя капля оказалась на уровне земли – прошло не менее пяти минут, но Саевы, Джон и Бартон наблюдали за этим движением, не отрывая глаз – все вмиг исчезло. Интерьер снова приобрел старые черты.
Джон повернулся к братьям и, подозвав их, сказал:
- Мы с Серегой должны отбыть ненадолго...
Антон возмущенно охнул, Дима тоже не смог смолчать; но Сергей мигом прервал все возражения:
- Как я понимаю, - отец не смотрел на Джона, но Дима прекрасно понял, что они успели переглянуться. И договориться. Они понимали друг друга без слов, - ехать должны двое. Именно поэтому вы и должны остаться дома. Иначе все будет насмарку.
- Вы останетесь с Фредом, - вставил Джон. - На него, - его лицо передернула нервная усмешка, - можно положиться.
Все рассмеялись. Даже Фред хихикнул. Воспоминания были еще свежими.
- Нет, я серьезно, - Джон не мог сдержать улыбки, хотя обстановка не способствовала радости.
- Хорошо, хорошо, - быстро согласился Антон, и Дима увидел в его глазах знакомый огонек.
Джон пристально посмотрел на братьев, но больше не сказал ни слова. Они с отцом поднялись наверх, оставив парней наедине с Фредом. Он выглядел уже куда спокойнее. Плащ он перекинул через руку и остался в своем фирменном френче. Дима только сейчас заметил, что пиджак выглядит так же, как и при их первом знакомстве: не единой складочки, только на шее небольшой загиб. Интересно, отчего он?
- Вы можете мне верить, - гулко произнес Бартон, жестом предлагая Саевым подняться. - Когда-нибудь, когда будет возможность, я вам все объясню.
- Хорошо, - не стал спорить Дима. В его голове созрела одна мысль. Теперь главное - оказаться в комнате, и вдали от глаз родных. И дворецкого.
Как только дверь за ними закрылась, и братья удостоверились, что их никто не услышит; Антон прошептал:
- Я знаю, кто нам может помочь выбраться отсюда.
И затем в один голос выпалили:
- Зоран!
- А он поможет нам найти Джона? - в голосе Димы слышалось легкое недоверие.
- Я думаю, он знает больше, чем мы, - просто ответил Антон.
Он все прислушивался к двери. Вдруг шаги? Отец или Джон вмиг зарубят их идею. И тогда точно "все пойдет насмарку".
Дима слабо понимал, как какой-то отшельник - а именно так он себе и представлял этого Зорана - поможет разобраться во всем? Но желание уйти из дома все-таки брало верх. А уж потом и убраться из этого края. Почему-то он был уверен, что Арианна где-то далеко.
Антон, наконец, отошел от двери и окинул взглядом комнату. Что-то было не так. Как будто в комнате был ремонт или перестановка. Что-то, что было здесь раньше, исчезло. А может это вообще не связано с комнатой? Антон подошел к шкафу и провел по нему рукой, сняв слой пыли.
- Что с тобой? - спросил Дима, облокотившись на подоконник.
- Сейчас, сейчас, сейчас, - затараторил Антон.
Теперь он был уверен: это не связано с комнатой. Они с братом упустили какой-то момент. Или сделали что-то не то. Или решили что-то не так. Но почему Антон подумал о комнате? Что в ней его смутило? Закрыв глаза, Саев напряг все свое нутро, заставив мозг работать на максимуме. Вместо темноты он увидел красочную линию. "Поток, - сообразил он. - Но мне не в помощь. Пока...". Тем не менее, Антон позволил Потоку унести себя подальше от тела. Это было великолепно. Но ловить кайф не было времени, поэтому Саев "направил" себя в комнату. Он видел все. Буквально каждую пылинку. Все виделось ему, как под увеличительным стеклом. И он услышал собственные мысли: "И это комната? Это чулан. Тюрьма"
Тюрьма... ТЮРЬМА!
Антон открыл глаза. Комната изменилась. Он догадался - только что он видел детали той комнаты. Той, которую увидел и рассмотрел в первый раз. Он каким-то образом смог попасть в собственные воспоминания. И детально их рассмотреть. Даже "почувствовать".
"И это все? - разочарованно подумал он. - Нужно было так стараться, чтобы понять, какой я склеротик?!"
- Мы не сможем выбраться отсюда, - понурив голову, вслух произнес он.
Брат нахмурился, но терпеливо дожидался объяснений.
- Помнишь, что отец сказал про это заклинание? - и Антон руками повторил жест.
Какую-то долю секунды на лице Димы все еще было застывшее недоумение, но тут же его сменило разочарование. Он развернулся на подоконнике и попытался открыть окно. Безуспешно. Заклинание действительно действует не только на "вход". Но и на "выход".
Дима выругался, обреченно глядя в темноту.
Внизу послышались голоса, скрипнула дверь и все стихло. Сергей с Джоном уехали, а братья остались наедине с Фредом.
Дворецкий постучал в дверь их комнаты и тихонько приоткрыл ее, не услышав ответа.
- Да, мы слышали, - как только Бартон открыл рот, произнес Антон.
Дима посмотрел на дворецкого. В полумраке он казался невероятно старым: на лбу залегло несколько глубоких морщин, щеки провалились, отчего даже круглое лицо выглядело болезненно худым. Спина Бартона, казалось, согнулась еще больше. В общем, бравый мужчина, вышедший навстречу Саевым в первый день в доме, куда-то исчез. На его место пришел больной и немощный старик, глядящий на мир исподлобья усталыми глазами. Карего цвета, как заметил Дима. Даже в полумраке, Димон разглядел теплый оттенок этих глаз, а не тот серый холодный взгляд, что раньше.
Антон жестом пригласил дворецкого – тот все еще выглядывал из-за полуоткрытой двери – пройти в комнату. Затем – также жестом – попросил закрыть за собой дверь.
- А теперь, - прокурорский тон Антона уже не удивлял Диму так, как раньше, - объясни-ка нам, почему мы должны тебе доверять?
- Вы? – интонация дворецкого выдавала его искреннее удивление. И волнение. – Вы не обязаны мне доверять. Вы можете мне доверять. Джон мне доверяет, - после длительной паузы, поделился он. Видать, рассуждал открывать ли этого «туза в рукаве» или нет. Он прекрасно понимал, что Саевы клюнут на имя Джон.
Антон мотнул головой, мол «продолжай».
- Почему? – Бартон правильно понял очередной жест Саева. – Почему он мне доверяет?
Антон кивнул, подавив улыбку. Какой же он бывает немногословный, когда злится.
- Я обязан жизнью его отцу, - тон Фреда изменился. Да и сам дворецкий, хоть в комнате и стало темнее, было видно - помолодел лет на двадцать. Теперь это была скала. Несокрушимая скала разговаривала с братьями Саевыми, которые сами себе казались муравьями в темном муравейнике у подножья. Если еще не меньше.
- Этот человек спас меня. Даже больше, - Фред пригладил не густые волосы. – Он подарил мне жизнь.
Темнота вокруг все сгущалась. Остаток фразы Бартона никто не услышал- слова повисли в напряженной тишине. Что-то происходило. В закрытое окно все также заползал бледный свет неполной луны, но в комнату он не проникал. «Неужели заклинание настолько сильное, что действует даже на свет?» – глядя на силуэт брата, думал Антон.
- Тсс, - Бартон приложил палец к губам. В этом коротком звуке было больше напряжения, чем во всей ситуации.
Силуэт Бартона (в темноте теперь едва проглядывался и он) отошел к двери и открыл ее. В комнату проникло немного света, но намного меньше, чем должно было: весь дом погружался во тьму. Медленно, но уверенно.
- Идем, - послышался голос дворецкого.

Автор - Табыч
Дата добавления - 20.11.2011 в 22:06
АнаитДата: Понедельник, 21.11.2011, 18:44 | Сообщение # 156
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Ура! Табыч вернулся!!!
(это я типа того, не тормоз))))

Все интереснее и интереснее, однако. Все лучше и лучше..... clapping



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеУра! Табыч вернулся!!!
(это я типа того, не тормоз))))

Все интереснее и интереснее, однако. Все лучше и лучше..... clapping

Автор - Анаит
Дата добавления - 21.11.2011 в 18:44
СообщениеУра! Табыч вернулся!!!
(это я типа того, не тормоз))))

Все интереснее и интереснее, однако. Все лучше и лучше..... clapping

Автор - Анаит
Дата добавления - 21.11.2011 в 18:44
СамираДата: Понедельник, 21.11.2011, 23:00 | Сообщение # 157
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, Антош, с возвращением! l_daisy А вот прочитать смогу только в четверг ( у меня теперь один полноценный свободный день на неделе). blush

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, Антош, с возвращением! l_daisy А вот прочитать смогу только в четверг ( у меня теперь один полноценный свободный день на неделе). blush

Автор - Самира
Дата добавления - 21.11.2011 в 23:00
СообщениеТабыч, Антош, с возвращением! l_daisy А вот прочитать смогу только в четверг ( у меня теперь один полноценный свободный день на неделе). blush

Автор - Самира
Дата добавления - 21.11.2011 в 23:00
ТабычДата: Вторник, 22.11.2011, 20:43 | Сообщение # 158
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Самира, Привет, привет, привет)) Спасибо! Сам рад, что снова здесь)

Саевы послушно двинулись за ним. В холле, у самой лестнице было заметно светлее. Братья огляделись – никого не было, однако их все больше и больше захватывало пугающее чувство: они уже не одни. Может они были настолько «затюканы» за последнее время, а может в прошлом пересмотрели ужастиков; но особняк у них ассоциировался именно с таким чувством.
Дворецкий первым спустился вниз и долго всматривался в дверь. Теперь он еще больше напоминал скалу: все его тело напряглось настолько, что, казалось, тронь его пальцем – раздастся взрыв.
- Как только я скажу, - чуть слышно, но, однако, очень отчетливо прошептал Бартон, - бегите что есть сил. В ту самую комнату. Вы поняли, о чем я?
- Да, - кивнули Саевы.
Вопросов они не задавали. Все было и так понятно.
Они снова вляпались.
Получив ответ, дворецкий сделал шаг вперед, и тут же дверь распахнулась. С ужасным грохотом, похожим на взрыв, одна из створок громадной двери ударилась о стену и… отлетела; а сразу после этого в дом ворвалась «черная туча», по-другому это было и не назвать. Но времени разглядывать пришельцев у братьев не было - дворецкий громко крикнул:
- БЕГОМ!
Дважды повторять не пришлось – братья, что было сил, рванули наверх. Минуя за прыжок по пять-шесть ступеней, они не заметили, как оказались на чердаке. Дима молил Бога о том, чтобы им не пришлось тратить время на мелочи: поиски люка, спуск лестницы и т.д.
Просьбы были услышаны. Видать, уходя в прошлый раз, братья забыли поднять лестницу и закрыть люк. Путь был свободен.
Позади раздался грохочущий голос. Казалось, он прошел сквозь стены:
- Найдите мальчишек!
Голос был знакомым, но времени думать об этом не было.
- СЦЕЛУС АРИАННА! – завопил Дима, влетая во тьму несуществующего коридора.
Впереди, по обыкновению, забрезжил свет, но братья, уже не дожидаясь полного освещения, рванули на себя ручку двери… и раздраженно выдохнули.
- Сука! – рявкнул Антон.
Но обвинять было некого. В том, что они напрочь забыли про ключ, виноваты были только они.
- Где? – воскликнул Дима, стуча себя по бедрам. Ни в одном из карманов джинс ключа не было. – Сумка… - выдохнул он, чуть слышно.
- Что? – переспросил Антон, на всякий случай проверив свои карманы. Ничего. Ни в новой рубашке, ни в джинсах. Вместо ключа он нашел ту самую палку, которую использовал в пещере.
- Сумка! Я убрал туда куртку, а в куртке был ключ. А сумку я оставил…
Дима стал лихорадочно вспоминать, где он мог бросить свои вещи, но под неистовый стук собственного сердца получалось с трудом.
- В комнате, - нервно усмехнувшись, произнес Антон. – Я, когда сигареты искал, видел там сумку. Ты что, уезжать собирался? – Антон обреченно прислонился к стенке.
- Уже неважно, - вздохнул Дима и уселся на пол по-турецки.
Внутри теперь был совершенно светло. Дверь же была все еще закрыта, поэтому толку дергаться не было.
Внизу раздались новые звуки схватки. Крики то приближались, то отдалялись, словно кто-то постоянно возвращал место битвы в самый низ. Наверно, это был Фред.
- И чего мы будем тут торчать? – спросил Дима, облокотившись на ладони с намерением встать. – Пошли в комнату.
- Давай. Вдруг прорвемся.
И они побежали вниз. На третьем этаже братья остановились: все вокруг заполонили странные существам: черная блестящая кожа, абсолютно голая и совершенно гладкая; морда, как маленький шарик, без глаз, но зато с хоботком, как у мухи. Эти твари бегали по стенам и потолкам, цепляясь за всё когтистыми лапами, и присасываясь к поверхности хоботками. А в углу около лестницы сидел Фред и с невероятной скоростью отстреливался - из-под его пальцев вылетали молнии, находя цели в очередном монстре. Братья, почти прижавшись к стене, спустились к нему. Бартон, едва завидев их, округлил глаза, но махнул рукой, подзывая их зайти ему за спину. При этом он ни на секунду не остановил контратаку.
- Что? – свистящим шепотом прошептал Фред, махнув левой рукой. Вокруг братьев образовался пузырь и тут же стал прозрачным. Фред выдвинул назад левую ногу, словно желая коснуться этого пузыря.
- Ключ! - взволнованно воскликнули Саевы, но тут же осеклись: крик сейчас был неуместен.
- Где он? – Фред не показал ни раздражения, ни злости, ни разочарования
Антон ответил – где. И в тот же момент весь дом наполнил жуткий голос:
- Может, хватит, а? Ты же понимаешь, что парням не выбраться отсюда. А, боймАг? Тебе ли не знать. Ты зря стараешься. Где бы они ни спрятались, мои… - обладатель голоса усмехнулся, - верные подданные их найдут.
- Идите вон в ту комнату, - прошептал Фред, указав на одну из дверей. – Там стоит один аппарат. Не пропУстите. Он доставит вас вниз. В вашу комнату. Идите! Только, - он сделал пас рукой, и дверь открылась, - не прислоняйтесь ни к чему! Поняли? Ни к стенам, ни к дверям! Ни к чему деревянному. Иначе они вас учуют! – и он кивнул на очередную тварь, которая с писком скатилась по лестнице после молниеносного заряда.
Братья кивнули и, резко подскочив, кинулись к указанной двери. Войдя – Дима уже был здесь, когда однажды искал отца. И агрегат этот он помнил – они вбежали внутрь этого аппарата и перевели дух. Внутри он напоминал лифт, а из прямоугольной панели торчал рычажок с набалдашником в форме морды обезьяны – опять она! – и светящаяся зеленым панелька с кнопками. Довольно просто: кнопки со стрелками вверх, вниз, вправо, влево.
На панели горели две цифры: на одном экранчике «03» и на другом «06». Антон, правильно все поняв, перевел первую цифру на «02», а вторую… Он посмотрел на брата.
- Вроде вторая, - не очень уверенно произнес Дима, глядя на панель и вспоминая расположение комнат. «Так, лестница, второй этаж, поворот. Да, первая комната – это какой-то чулан. Их с братом комната – вторая».
Сказав об этом Антону и подождав, пока тот введет правильное число, Дима дернул рычаг. В первый момент не произошло ничего, хоть рычаг и остался в положении «вниз». Дима даже хотел поднять его и опустить снова, но не успел. Ощущение такое, словно получаешь сверху вниз по носу. Чем-то тяжелым. Голова у братьев мотнулась вниз и из глаз чуть не посыпались искры. Сдавленно охнув, Саевы оказались на полу лифта, а через секунду – уже на полу своей комнаты.
Не теряя ни секунды, оба брата кинулись к сумке, которую нашли на ощупь – в комнате царил кромешный мрак - и, вытряхнув оттуда куртку, обшарили все карманы, пока Дима не вытащил маленький ключик. Настолько мелкий, что даже не верилось, что из-за него у них было столько неприятностей.
Но, повернувшись к ставшему почти прозрачным агрегату, остановились как вкопанные. Оба они думали об одном и том же: «а нахрена вообще прятаться в этой чертовой комнате?». Бартон и один справляется хорошо, но долго это продолжаться не может; в этом они не могли не согласиться с незнакомцем.
Антон взглянул на брата, различая его силуэт.
- Ты думаешь о том же, о чем и я, да?
- Да, - с вымученной улыбкой ответил Дима. – Только нужнапомощь. Нужно кого-нибудь еще позвать кого-нибудь предупредить.
И затем они в один голос сказал почти одно и то же:
- Старик! – произнес Антон.
- Эл, - выдохнул Дима.
- Эл? – не понял старший брат.
- Это он и есть. Старик этот. Слепой бывший
- Понятно. Но… - Антон задумался, и мысли ему в голову поползи нерадостные. – Но как мы его позовем?
И он красноречиво посмотрел на закрытое окно.
- Я знаю, - прошептал Дима. Сил разговор в полный голос у него уже не осталось.
Младший брат подошел к окну и постучал по нему ногтями. Антон непонимающе следил за всем этим, но брату не мешал.
Дима постучал вновь. Возникшая у него идея, казалось, не оправдала себя; и, когда он хотел уже забыть о странных зеленых огоньках, так похожих на кошачьи глаза, горящие в темноте, они снова загорелись. Прямо на той стороне окна в кромешной тьме улицы. Там, на подоконнике сидел кот. Сидел и смотрел на братьев Саевых.
- Позови хозяина, - вкрадчиво попросил Дима, обращаясь прямо к окну в надежде, что кот его услышит. И поймет.
Кот услышал. Кот понял. Удивляться здесь нечему. Уже нечему. И через пол минуты завороженного глазения во вновь наступившую темноту (кот исчез), братья увидели приближающийся к окну силуэт.
- Так и знал, что что-нибудь случится, - сквозь стекло донеслось до братьев ворчание Элиуса.
Братья, еще не очень веря в удачу, однако, обрадовались его появлению. Может старик был и себе на уме – но вреда-то от него точно не было!
- Подойдите к окну, - сказал Эл, смотря наверх и, вероятно, пытаясь разглядеть собеседников. Как только братья выполнили просьбу, он продолжил: - Теперь доверьтесь мне. Хорошо? Только серьезно! Вы должны мне верить, чтобы это получилось.
- Ну-у, - неуверенно протянули братья. Звуки борьбы тем временем приблизились.
- Доверьтесь! – рявкнул Эл.
- Хорошо, - отрапортовали Саевы, не понимая, что толком от них хотят. Но поверили.
Эл больше не сказал ни слова. Он сделал несколько едва уловимых пасов руками и от его ладоней к стеклу, закручиваясь, приблизилась многоцветная трубка.
Эл что-то сказал: братья не услышали – звуки борьбы и все новые и новые писки, приблизились и теперь звучали уже совеем близко. Очень громко.
- Прикоснитесь! – настойчиво повторил Элиус и братья коснулись того места, где трубка соединилась со стеклом.
Рывок.
Они стояли около Элиуса, слегка ошарашенные этим фактом, потому что они стояли на улице.
- Пойдем, - тихо произнес старик, взяв обоих братьев за локти. – Нам надо быстрее уйти отсюда.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, Самира, Привет, привет, привет)) Спасибо! Сам рад, что снова здесь)

Саевы послушно двинулись за ним. В холле, у самой лестнице было заметно светлее. Братья огляделись – никого не было, однако их все больше и больше захватывало пугающее чувство: они уже не одни. Может они были настолько «затюканы» за последнее время, а может в прошлом пересмотрели ужастиков; но особняк у них ассоциировался именно с таким чувством.
Дворецкий первым спустился вниз и долго всматривался в дверь. Теперь он еще больше напоминал скалу: все его тело напряглось настолько, что, казалось, тронь его пальцем – раздастся взрыв.
- Как только я скажу, - чуть слышно, но, однако, очень отчетливо прошептал Бартон, - бегите что есть сил. В ту самую комнату. Вы поняли, о чем я?
- Да, - кивнули Саевы.
Вопросов они не задавали. Все было и так понятно.
Они снова вляпались.
Получив ответ, дворецкий сделал шаг вперед, и тут же дверь распахнулась. С ужасным грохотом, похожим на взрыв, одна из створок громадной двери ударилась о стену и… отлетела; а сразу после этого в дом ворвалась «черная туча», по-другому это было и не назвать. Но времени разглядывать пришельцев у братьев не было - дворецкий громко крикнул:
- БЕГОМ!
Дважды повторять не пришлось – братья, что было сил, рванули наверх. Минуя за прыжок по пять-шесть ступеней, они не заметили, как оказались на чердаке. Дима молил Бога о том, чтобы им не пришлось тратить время на мелочи: поиски люка, спуск лестницы и т.д.
Просьбы были услышаны. Видать, уходя в прошлый раз, братья забыли поднять лестницу и закрыть люк. Путь был свободен.
Позади раздался грохочущий голос. Казалось, он прошел сквозь стены:
- Найдите мальчишек!
Голос был знакомым, но времени думать об этом не было.
- СЦЕЛУС АРИАННА! – завопил Дима, влетая во тьму несуществующего коридора.
Впереди, по обыкновению, забрезжил свет, но братья, уже не дожидаясь полного освещения, рванули на себя ручку двери… и раздраженно выдохнули.
- Сука! – рявкнул Антон.
Но обвинять было некого. В том, что они напрочь забыли про ключ, виноваты были только они.
- Где? – воскликнул Дима, стуча себя по бедрам. Ни в одном из карманов джинс ключа не было. – Сумка… - выдохнул он, чуть слышно.
- Что? – переспросил Антон, на всякий случай проверив свои карманы. Ничего. Ни в новой рубашке, ни в джинсах. Вместо ключа он нашел ту самую палку, которую использовал в пещере.
- Сумка! Я убрал туда куртку, а в куртке был ключ. А сумку я оставил…
Дима стал лихорадочно вспоминать, где он мог бросить свои вещи, но под неистовый стук собственного сердца получалось с трудом.
- В комнате, - нервно усмехнувшись, произнес Антон. – Я, когда сигареты искал, видел там сумку. Ты что, уезжать собирался? – Антон обреченно прислонился к стенке.
- Уже неважно, - вздохнул Дима и уселся на пол по-турецки.
Внутри теперь был совершенно светло. Дверь же была все еще закрыта, поэтому толку дергаться не было.
Внизу раздались новые звуки схватки. Крики то приближались, то отдалялись, словно кто-то постоянно возвращал место битвы в самый низ. Наверно, это был Фред.
- И чего мы будем тут торчать? – спросил Дима, облокотившись на ладони с намерением встать. – Пошли в комнату.
- Давай. Вдруг прорвемся.
И они побежали вниз. На третьем этаже братья остановились: все вокруг заполонили странные существам: черная блестящая кожа, абсолютно голая и совершенно гладкая; морда, как маленький шарик, без глаз, но зато с хоботком, как у мухи. Эти твари бегали по стенам и потолкам, цепляясь за всё когтистыми лапами, и присасываясь к поверхности хоботками. А в углу около лестницы сидел Фред и с невероятной скоростью отстреливался - из-под его пальцев вылетали молнии, находя цели в очередном монстре. Братья, почти прижавшись к стене, спустились к нему. Бартон, едва завидев их, округлил глаза, но махнул рукой, подзывая их зайти ему за спину. При этом он ни на секунду не остановил контратаку.
- Что? – свистящим шепотом прошептал Фред, махнув левой рукой. Вокруг братьев образовался пузырь и тут же стал прозрачным. Фред выдвинул назад левую ногу, словно желая коснуться этого пузыря.
- Ключ! - взволнованно воскликнули Саевы, но тут же осеклись: крик сейчас был неуместен.
- Где он? – Фред не показал ни раздражения, ни злости, ни разочарования
Антон ответил – где. И в тот же момент весь дом наполнил жуткий голос:
- Может, хватит, а? Ты же понимаешь, что парням не выбраться отсюда. А, боймАг? Тебе ли не знать. Ты зря стараешься. Где бы они ни спрятались, мои… - обладатель голоса усмехнулся, - верные подданные их найдут.
- Идите вон в ту комнату, - прошептал Фред, указав на одну из дверей. – Там стоит один аппарат. Не пропУстите. Он доставит вас вниз. В вашу комнату. Идите! Только, - он сделал пас рукой, и дверь открылась, - не прислоняйтесь ни к чему! Поняли? Ни к стенам, ни к дверям! Ни к чему деревянному. Иначе они вас учуют! – и он кивнул на очередную тварь, которая с писком скатилась по лестнице после молниеносного заряда.
Братья кивнули и, резко подскочив, кинулись к указанной двери. Войдя – Дима уже был здесь, когда однажды искал отца. И агрегат этот он помнил – они вбежали внутрь этого аппарата и перевели дух. Внутри он напоминал лифт, а из прямоугольной панели торчал рычажок с набалдашником в форме морды обезьяны – опять она! – и светящаяся зеленым панелька с кнопками. Довольно просто: кнопки со стрелками вверх, вниз, вправо, влево.
На панели горели две цифры: на одном экранчике «03» и на другом «06». Антон, правильно все поняв, перевел первую цифру на «02», а вторую… Он посмотрел на брата.
- Вроде вторая, - не очень уверенно произнес Дима, глядя на панель и вспоминая расположение комнат. «Так, лестница, второй этаж, поворот. Да, первая комната – это какой-то чулан. Их с братом комната – вторая».
Сказав об этом Антону и подождав, пока тот введет правильное число, Дима дернул рычаг. В первый момент не произошло ничего, хоть рычаг и остался в положении «вниз». Дима даже хотел поднять его и опустить снова, но не успел. Ощущение такое, словно получаешь сверху вниз по носу. Чем-то тяжелым. Голова у братьев мотнулась вниз и из глаз чуть не посыпались искры. Сдавленно охнув, Саевы оказались на полу лифта, а через секунду – уже на полу своей комнаты.
Не теряя ни секунды, оба брата кинулись к сумке, которую нашли на ощупь – в комнате царил кромешный мрак - и, вытряхнув оттуда куртку, обшарили все карманы, пока Дима не вытащил маленький ключик. Настолько мелкий, что даже не верилось, что из-за него у них было столько неприятностей.
Но, повернувшись к ставшему почти прозрачным агрегату, остановились как вкопанные. Оба они думали об одном и том же: «а нахрена вообще прятаться в этой чертовой комнате?». Бартон и один справляется хорошо, но долго это продолжаться не может; в этом они не могли не согласиться с незнакомцем.
Антон взглянул на брата, различая его силуэт.
- Ты думаешь о том же, о чем и я, да?
- Да, - с вымученной улыбкой ответил Дима. – Только нужнапомощь. Нужно кого-нибудь еще позвать кого-нибудь предупредить.
И затем они в один голос сказал почти одно и то же:
- Старик! – произнес Антон.
- Эл, - выдохнул Дима.
- Эл? – не понял старший брат.
- Это он и есть. Старик этот. Слепой бывший
- Понятно. Но… - Антон задумался, и мысли ему в голову поползи нерадостные. – Но как мы его позовем?
И он красноречиво посмотрел на закрытое окно.
- Я знаю, - прошептал Дима. Сил разговор в полный голос у него уже не осталось.
Младший брат подошел к окну и постучал по нему ногтями. Антон непонимающе следил за всем этим, но брату не мешал.
Дима постучал вновь. Возникшая у него идея, казалось, не оправдала себя; и, когда он хотел уже забыть о странных зеленых огоньках, так похожих на кошачьи глаза, горящие в темноте, они снова загорелись. Прямо на той стороне окна в кромешной тьме улицы. Там, на подоконнике сидел кот. Сидел и смотрел на братьев Саевых.
- Позови хозяина, - вкрадчиво попросил Дима, обращаясь прямо к окну в надежде, что кот его услышит. И поймет.
Кот услышал. Кот понял. Удивляться здесь нечему. Уже нечему. И через пол минуты завороженного глазения во вновь наступившую темноту (кот исчез), братья увидели приближающийся к окну силуэт.
- Так и знал, что что-нибудь случится, - сквозь стекло донеслось до братьев ворчание Элиуса.
Братья, еще не очень веря в удачу, однако, обрадовались его появлению. Может старик был и себе на уме – но вреда-то от него точно не было!
- Подойдите к окну, - сказал Эл, смотря наверх и, вероятно, пытаясь разглядеть собеседников. Как только братья выполнили просьбу, он продолжил: - Теперь доверьтесь мне. Хорошо? Только серьезно! Вы должны мне верить, чтобы это получилось.
- Ну-у, - неуверенно протянули братья. Звуки борьбы тем временем приблизились.
- Доверьтесь! – рявкнул Эл.
- Хорошо, - отрапортовали Саевы, не понимая, что толком от них хотят. Но поверили.
Эл больше не сказал ни слова. Он сделал несколько едва уловимых пасов руками и от его ладоней к стеклу, закручиваясь, приблизилась многоцветная трубка.
Эл что-то сказал: братья не услышали – звуки борьбы и все новые и новые писки, приблизились и теперь звучали уже совеем близко. Очень громко.
- Прикоснитесь! – настойчиво повторил Элиус и братья коснулись того места, где трубка соединилась со стеклом.
Рывок.
Они стояли около Элиуса, слегка ошарашенные этим фактом, потому что они стояли на улице.
- Пойдем, - тихо произнес старик, взяв обоих братьев за локти. – Нам надо быстрее уйти отсюда.

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.11.2011 в 20:43
СообщениеАнаит, Самира, Привет, привет, привет)) Спасибо! Сам рад, что снова здесь)

Саевы послушно двинулись за ним. В холле, у самой лестнице было заметно светлее. Братья огляделись – никого не было, однако их все больше и больше захватывало пугающее чувство: они уже не одни. Может они были настолько «затюканы» за последнее время, а может в прошлом пересмотрели ужастиков; но особняк у них ассоциировался именно с таким чувством.
Дворецкий первым спустился вниз и долго всматривался в дверь. Теперь он еще больше напоминал скалу: все его тело напряглось настолько, что, казалось, тронь его пальцем – раздастся взрыв.
- Как только я скажу, - чуть слышно, но, однако, очень отчетливо прошептал Бартон, - бегите что есть сил. В ту самую комнату. Вы поняли, о чем я?
- Да, - кивнули Саевы.
Вопросов они не задавали. Все было и так понятно.
Они снова вляпались.
Получив ответ, дворецкий сделал шаг вперед, и тут же дверь распахнулась. С ужасным грохотом, похожим на взрыв, одна из створок громадной двери ударилась о стену и… отлетела; а сразу после этого в дом ворвалась «черная туча», по-другому это было и не назвать. Но времени разглядывать пришельцев у братьев не было - дворецкий громко крикнул:
- БЕГОМ!
Дважды повторять не пришлось – братья, что было сил, рванули наверх. Минуя за прыжок по пять-шесть ступеней, они не заметили, как оказались на чердаке. Дима молил Бога о том, чтобы им не пришлось тратить время на мелочи: поиски люка, спуск лестницы и т.д.
Просьбы были услышаны. Видать, уходя в прошлый раз, братья забыли поднять лестницу и закрыть люк. Путь был свободен.
Позади раздался грохочущий голос. Казалось, он прошел сквозь стены:
- Найдите мальчишек!
Голос был знакомым, но времени думать об этом не было.
- СЦЕЛУС АРИАННА! – завопил Дима, влетая во тьму несуществующего коридора.
Впереди, по обыкновению, забрезжил свет, но братья, уже не дожидаясь полного освещения, рванули на себя ручку двери… и раздраженно выдохнули.
- Сука! – рявкнул Антон.
Но обвинять было некого. В том, что они напрочь забыли про ключ, виноваты были только они.
- Где? – воскликнул Дима, стуча себя по бедрам. Ни в одном из карманов джинс ключа не было. – Сумка… - выдохнул он, чуть слышно.
- Что? – переспросил Антон, на всякий случай проверив свои карманы. Ничего. Ни в новой рубашке, ни в джинсах. Вместо ключа он нашел ту самую палку, которую использовал в пещере.
- Сумка! Я убрал туда куртку, а в куртке был ключ. А сумку я оставил…
Дима стал лихорадочно вспоминать, где он мог бросить свои вещи, но под неистовый стук собственного сердца получалось с трудом.
- В комнате, - нервно усмехнувшись, произнес Антон. – Я, когда сигареты искал, видел там сумку. Ты что, уезжать собирался? – Антон обреченно прислонился к стенке.
- Уже неважно, - вздохнул Дима и уселся на пол по-турецки.
Внутри теперь был совершенно светло. Дверь же была все еще закрыта, поэтому толку дергаться не было.
Внизу раздались новые звуки схватки. Крики то приближались, то отдалялись, словно кто-то постоянно возвращал место битвы в самый низ. Наверно, это был Фред.
- И чего мы будем тут торчать? – спросил Дима, облокотившись на ладони с намерением встать. – Пошли в комнату.
- Давай. Вдруг прорвемся.
И они побежали вниз. На третьем этаже братья остановились: все вокруг заполонили странные существам: черная блестящая кожа, абсолютно голая и совершенно гладкая; морда, как маленький шарик, без глаз, но зато с хоботком, как у мухи. Эти твари бегали по стенам и потолкам, цепляясь за всё когтистыми лапами, и присасываясь к поверхности хоботками. А в углу около лестницы сидел Фред и с невероятной скоростью отстреливался - из-под его пальцев вылетали молнии, находя цели в очередном монстре. Братья, почти прижавшись к стене, спустились к нему. Бартон, едва завидев их, округлил глаза, но махнул рукой, подзывая их зайти ему за спину. При этом он ни на секунду не остановил контратаку.
- Что? – свистящим шепотом прошептал Фред, махнув левой рукой. Вокруг братьев образовался пузырь и тут же стал прозрачным. Фред выдвинул назад левую ногу, словно желая коснуться этого пузыря.
- Ключ! - взволнованно воскликнули Саевы, но тут же осеклись: крик сейчас был неуместен.
- Где он? – Фред не показал ни раздражения, ни злости, ни разочарования
Антон ответил – где. И в тот же момент весь дом наполнил жуткий голос:
- Может, хватит, а? Ты же понимаешь, что парням не выбраться отсюда. А, боймАг? Тебе ли не знать. Ты зря стараешься. Где бы они ни спрятались, мои… - обладатель голоса усмехнулся, - верные подданные их найдут.
- Идите вон в ту комнату, - прошептал Фред, указав на одну из дверей. – Там стоит один аппарат. Не пропУстите. Он доставит вас вниз. В вашу комнату. Идите! Только, - он сделал пас рукой, и дверь открылась, - не прислоняйтесь ни к чему! Поняли? Ни к стенам, ни к дверям! Ни к чему деревянному. Иначе они вас учуют! – и он кивнул на очередную тварь, которая с писком скатилась по лестнице после молниеносного заряда.
Братья кивнули и, резко подскочив, кинулись к указанной двери. Войдя – Дима уже был здесь, когда однажды искал отца. И агрегат этот он помнил – они вбежали внутрь этого аппарата и перевели дух. Внутри он напоминал лифт, а из прямоугольной панели торчал рычажок с набалдашником в форме морды обезьяны – опять она! – и светящаяся зеленым панелька с кнопками. Довольно просто: кнопки со стрелками вверх, вниз, вправо, влево.
На панели горели две цифры: на одном экранчике «03» и на другом «06». Антон, правильно все поняв, перевел первую цифру на «02», а вторую… Он посмотрел на брата.
- Вроде вторая, - не очень уверенно произнес Дима, глядя на панель и вспоминая расположение комнат. «Так, лестница, второй этаж, поворот. Да, первая комната – это какой-то чулан. Их с братом комната – вторая».
Сказав об этом Антону и подождав, пока тот введет правильное число, Дима дернул рычаг. В первый момент не произошло ничего, хоть рычаг и остался в положении «вниз». Дима даже хотел поднять его и опустить снова, но не успел. Ощущение такое, словно получаешь сверху вниз по носу. Чем-то тяжелым. Голова у братьев мотнулась вниз и из глаз чуть не посыпались искры. Сдавленно охнув, Саевы оказались на полу лифта, а через секунду – уже на полу своей комнаты.
Не теряя ни секунды, оба брата кинулись к сумке, которую нашли на ощупь – в комнате царил кромешный мрак - и, вытряхнув оттуда куртку, обшарили все карманы, пока Дима не вытащил маленький ключик. Настолько мелкий, что даже не верилось, что из-за него у них было столько неприятностей.
Но, повернувшись к ставшему почти прозрачным агрегату, остановились как вкопанные. Оба они думали об одном и том же: «а нахрена вообще прятаться в этой чертовой комнате?». Бартон и один справляется хорошо, но долго это продолжаться не может; в этом они не могли не согласиться с незнакомцем.
Антон взглянул на брата, различая его силуэт.
- Ты думаешь о том же, о чем и я, да?
- Да, - с вымученной улыбкой ответил Дима. – Только нужнапомощь. Нужно кого-нибудь еще позвать кого-нибудь предупредить.
И затем они в один голос сказал почти одно и то же:
- Старик! – произнес Антон.
- Эл, - выдохнул Дима.
- Эл? – не понял старший брат.
- Это он и есть. Старик этот. Слепой бывший
- Понятно. Но… - Антон задумался, и мысли ему в голову поползи нерадостные. – Но как мы его позовем?
И он красноречиво посмотрел на закрытое окно.
- Я знаю, - прошептал Дима. Сил разговор в полный голос у него уже не осталось.
Младший брат подошел к окну и постучал по нему ногтями. Антон непонимающе следил за всем этим, но брату не мешал.
Дима постучал вновь. Возникшая у него идея, казалось, не оправдала себя; и, когда он хотел уже забыть о странных зеленых огоньках, так похожих на кошачьи глаза, горящие в темноте, они снова загорелись. Прямо на той стороне окна в кромешной тьме улицы. Там, на подоконнике сидел кот. Сидел и смотрел на братьев Саевых.
- Позови хозяина, - вкрадчиво попросил Дима, обращаясь прямо к окну в надежде, что кот его услышит. И поймет.
Кот услышал. Кот понял. Удивляться здесь нечему. Уже нечему. И через пол минуты завороженного глазения во вновь наступившую темноту (кот исчез), братья увидели приближающийся к окну силуэт.
- Так и знал, что что-нибудь случится, - сквозь стекло донеслось до братьев ворчание Элиуса.
Братья, еще не очень веря в удачу, однако, обрадовались его появлению. Может старик был и себе на уме – но вреда-то от него точно не было!
- Подойдите к окну, - сказал Эл, смотря наверх и, вероятно, пытаясь разглядеть собеседников. Как только братья выполнили просьбу, он продолжил: - Теперь доверьтесь мне. Хорошо? Только серьезно! Вы должны мне верить, чтобы это получилось.
- Ну-у, - неуверенно протянули братья. Звуки борьбы тем временем приблизились.
- Доверьтесь! – рявкнул Эл.
- Хорошо, - отрапортовали Саевы, не понимая, что толком от них хотят. Но поверили.
Эл больше не сказал ни слова. Он сделал несколько едва уловимых пасов руками и от его ладоней к стеклу, закручиваясь, приблизилась многоцветная трубка.
Эл что-то сказал: братья не услышали – звуки борьбы и все новые и новые писки, приблизились и теперь звучали уже совеем близко. Очень громко.
- Прикоснитесь! – настойчиво повторил Элиус и братья коснулись того места, где трубка соединилась со стеклом.
Рывок.
Они стояли около Элиуса, слегка ошарашенные этим фактом, потому что они стояли на улице.
- Пойдем, - тихо произнес старик, взяв обоих братьев за локти. – Нам надо быстрее уйти отсюда.

Автор - Табыч
Дата добавления - 22.11.2011 в 20:43
ТабычДата: Суббота, 26.11.2011, 15:28 | Сообщение # 159
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
- Нет! – запротестовал Антон. Дима поддержал брата: – Мы не для того… вас звали! Нужно помочь Фреду.
- Прежде всего, вам нужно спрятаться, а уж потом все остальное, - ответил Эл, когда они уже спустились с холма и шествовали на единственный огонек неподалеку: дом бывшего слепого.
- Как мы выбрались? – спросил Дима, когда они уже шли по тропинке в сторону деревни. Он понял, что из крепкой хватки старика им с братом не выбраться. А Эл им добра желает.
- Не сейчас, - произнес Элиус, озираясь.
Братья тоже почувствовали что-то. Как какое-то резкое дуновение. «Еще не лучше», - напрягся Антон, почему-то не думая о хорошем. Старик же, наоборот, заметно успокоился; даже хватку ослабил – но рук не отпустил – и темп хода сбавил. Тем более, что до его дома оставались считанные метры.
- Всё, пришли, - открыв дверь, он отпустил руки парней и пропустил их вперед.
Дима, уже бывавший здесь, отметил беспорядок: по комнате было разбросано все то, что когда-то было на полках: амулеты, где на цепочках висело все, от клыков до камней; книги, слегка измятые на раскрытых страницах (человек, открывший их, листал явно с яростью); в углу комнаты лежали закрытые колбы, некоторые – наполненные чем-то густым, некоторые – пустые. Кроме всего прочего, одежда была сброшена с вешалок.
- Что тут произошло? – спросил Антон, с интересом оглядывая комнату.
Эл приложив палец к губам, красноречиво округлив глаза, и под внимательным взглядом Саевых отвернулся к камину.
- Теперь можно говорить, - его голос был вроде бы спокоен, но Диме послышалось волнение. Нет, придраться не к чему: скажи сейчас Диме, к примеру, написать письмо, он бы выронил карандаш – так тряслись его руки.
- Это, - Эл махнул рукой на камин, - самый мощный «противослед». Достаточно несколько шепоток, да верное заклинание и voila – нас никто не услышит, не увидит и так далее. Но сейчас не об этом.
Старик отошел от камина и скрылся в самом темном углу комнаты. До братьев донесся очередной звук копошения, и на свет Элиус появился уже с какой-то небольшой коробкой в руках.
- Вам нужно уходить.
Он поставил коробку на столик, а сам чуть ли не нырнул в нее. Он даже не удостоил внимания вопроса на лицах братьев.
- В каком смысле? – Антон первым решил нарушить молчание. Его уже достало, что последнее время все говорят «А» и не говорят «Б». – Куда?
Старик даже глазом не повел в их сторону. Но выудив из коробки какой-то предмет, ответил:
- Подальше отсюда,- предмет он сжимал в руке, а руку держал ладонью назад. Специально или нет?
- Но… - Дима не понимал сам себя. С одной стороны ему хотелось последовать этому совету. Каких-то пять минут назад он и собирался это сделать. Но с другой… Дом не отпускал его. Дом хотел¸ чтобы Дима остался; и Дима тоже. – Там же Фред! Он там один!
- Нет, не один, - Элиус зыркнул на Диму своим пронзительным взглядом. Острым взглядом. – Я пойду туда. И не только я. Джон с вашим отцом уже здесь. Этого достаточно.
- Мы видели, что там происходит! – воскликнул Антон, при этом не повысив голос. – Их слишком много. И вчетвером вы не справитесь. Лишние две пары рук не помешают, - Антон говорил все тише, и последнее сказал почти шепотом. Он понимал абсурдность всего сказанного. Что они с братом могут? Как они будут помогать?
- Вы не понимаете? – старик явно начал выходить из себя. – Вам нужно быть как можно дальше от дома! – последние два слова он произнес чуть ли не по слогам.
Антон вздохнул. Он не дурак. Он прекрасно понял, кто здесь прав, и что спросить – бессмысленно. Мало того, на это не было времени.
- Я могу вас отправить к одному моему хорошему другу. Он сможет вас укрыть. Это заклинание называется Коридор Доверия. С его помощью я и вытащил вас из дома. Оно помогает проникать под защиту человека. Даже самую мощную. С одним условием, что человек, впускающий другого, будет ему полностью доверять. Иначе… - он помолчал немного, с горькой улыбкой глядя на братьев, - неминуема беда. Кто-нибудь обязательно погибнет.
Братья ошарашено вздохнули.
- Ты хочешь сказать, - Дима отступил назад, словно старик признался в том, что хочет их убить, - что, если бы мы хоть немного не доверились тебе – кто-нибудь бы погиб. Так?
Старик промолчал.
- Ты мог предупредить? – поинтересовался Антон. – Как-нибудь иначе, а не «доверьтесь мне».
Элиус и тут не ответил. Он только сжимал и слегка разжимал кулак, в котором был предмет из коробки. Лицо старика не выражало ровным счетом ничего. Он явно справился с волнением и более не напоминал обычного человека.
Антон не настаивал на ответе. Дима – тоже. Все было понятно и так..
Старик огляделся (выглядело забавно, так как он стоял у самой стены) и, подойдя к столу, раскрыл ладонь. Рядом с коробкой упал небольшой камешек, приглядевшись к которому, братья негодующе охнули: сделан он был в форме морды обезьяны. Элиус махнул рукой, отсекая все вопросы Саевых. Затем прикоснулся кончиком мизинца к камню и взглядом приказал братьям сделать тоже самое. Они послушались – камень был горячим – и тут же в комнате запахло озоном, а с потолка кружась, наподобие планет Солнечной системы, начали спускаться миниатюрные смерчи. Красные, зеленые, голубые – они меняли расцветку с каждым завихрением. Заглядевшись на необычайное явление, Антон только в последний момент заметил, как старик защебетал что-то и отдернул свою руку вместе с камешком.
Смерчи раскинулись в многоцветное марево от угла комнаты, где разбросаны склянки до самой двери, скрыв последнюю из вида. И последовал удар. Такой силы, что как показалось Диме, он разорвал им все внутренности. Какую-то едва заметную долю секунды братья стояли на полу, но тут же их отнесло в сторону. В сторону марева. Антон надеялся, что их просто откинет к стенке, что они пролетят марево насквозь, но они застряли. Братьев несло к двери, и с обеих сторон их сжимал разноцветный густой туман. Антон уже ни на что не надеялся
- Удачи всем нам, - донесся до Саевых голос Эла. Но самого уже не было в доме. Дверь, сквозь которую их тянуло закрылась за стариком. Он побежал в Сайфер-холл.
Антон не удержался от возгласа удивления. Через секунду Дима разделил его чувства: они действительно плыли сквозь дверь – Антон видел каждую линию внутри двери, каждую дырочку, пока его голова погружалась в дверь. Но продолжалось это недолго: как только подбородок Димы, плывущего следом, оказался на улице, окружающий мир переменился.
Они рухнули на землю рядом с чем-то черным. Дима в ужасе шарахнулся от него, но, тут же успокоившись, облегченно выдохнул: всего-навсего дерево. Он огляделся: они приземлились в каком-то лесу.
БАБАХ!!!
Насмерть перепуганные братья вжались в ствол дерева. Громыхнуло буквально в двух шагах от них. Послышался характерный треск - ветки зашлись огнем.
БАБАХ!!!
Ко всему прочему резко завыл ветер.
- Что же это? – попытался перекричать все усиливающийся ветер Антон. Его волосы накинуло на лицо, и Дима увидел, что брат весь в крови. Заметив взгляд младшего брата, Антон покачал головой и указал на дерево: часть коры была отломана, и несколько капель крови разбегалось по стволу от ветра. – Кто этот друг?
- Не знаю, - смахнув кровь со лба Антона – всего лишь ссадина – ответил Дима. – Но мне кажется, что у этого друга проблем больше, чем у нас.
- Антон, мать твою! – раздался громкий голос откуда-то снизу.
Братья перетрухав стали оглядываться, но ничего, кроме темных деревьев в непроглядно темном лесу. Антон первым увидел это: в полуметре от них торчал клочок земли. Это был люк. И из люка выглядывало лицо, увидев которое Антон одновременно усмехнулся и зевнул – сказывалось нервное напряжение и усталость. Но больше всего он не ожидал увидеть в тот момент Зорана.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение- Нет! – запротестовал Антон. Дима поддержал брата: – Мы не для того… вас звали! Нужно помочь Фреду.
- Прежде всего, вам нужно спрятаться, а уж потом все остальное, - ответил Эл, когда они уже спустились с холма и шествовали на единственный огонек неподалеку: дом бывшего слепого.
- Как мы выбрались? – спросил Дима, когда они уже шли по тропинке в сторону деревни. Он понял, что из крепкой хватки старика им с братом не выбраться. А Эл им добра желает.
- Не сейчас, - произнес Элиус, озираясь.
Братья тоже почувствовали что-то. Как какое-то резкое дуновение. «Еще не лучше», - напрягся Антон, почему-то не думая о хорошем. Старик же, наоборот, заметно успокоился; даже хватку ослабил – но рук не отпустил – и темп хода сбавил. Тем более, что до его дома оставались считанные метры.
- Всё, пришли, - открыв дверь, он отпустил руки парней и пропустил их вперед.
Дима, уже бывавший здесь, отметил беспорядок: по комнате было разбросано все то, что когда-то было на полках: амулеты, где на цепочках висело все, от клыков до камней; книги, слегка измятые на раскрытых страницах (человек, открывший их, листал явно с яростью); в углу комнаты лежали закрытые колбы, некоторые – наполненные чем-то густым, некоторые – пустые. Кроме всего прочего, одежда была сброшена с вешалок.
- Что тут произошло? – спросил Антон, с интересом оглядывая комнату.
Эл приложив палец к губам, красноречиво округлив глаза, и под внимательным взглядом Саевых отвернулся к камину.
- Теперь можно говорить, - его голос был вроде бы спокоен, но Диме послышалось волнение. Нет, придраться не к чему: скажи сейчас Диме, к примеру, написать письмо, он бы выронил карандаш – так тряслись его руки.
- Это, - Эл махнул рукой на камин, - самый мощный «противослед». Достаточно несколько шепоток, да верное заклинание и voila – нас никто не услышит, не увидит и так далее. Но сейчас не об этом.
Старик отошел от камина и скрылся в самом темном углу комнаты. До братьев донесся очередной звук копошения, и на свет Элиус появился уже с какой-то небольшой коробкой в руках.
- Вам нужно уходить.
Он поставил коробку на столик, а сам чуть ли не нырнул в нее. Он даже не удостоил внимания вопроса на лицах братьев.
- В каком смысле? – Антон первым решил нарушить молчание. Его уже достало, что последнее время все говорят «А» и не говорят «Б». – Куда?
Старик даже глазом не повел в их сторону. Но выудив из коробки какой-то предмет, ответил:
- Подальше отсюда,- предмет он сжимал в руке, а руку держал ладонью назад. Специально или нет?
- Но… - Дима не понимал сам себя. С одной стороны ему хотелось последовать этому совету. Каких-то пять минут назад он и собирался это сделать. Но с другой… Дом не отпускал его. Дом хотел¸ чтобы Дима остался; и Дима тоже. – Там же Фред! Он там один!
- Нет, не один, - Элиус зыркнул на Диму своим пронзительным взглядом. Острым взглядом. – Я пойду туда. И не только я. Джон с вашим отцом уже здесь. Этого достаточно.
- Мы видели, что там происходит! – воскликнул Антон, при этом не повысив голос. – Их слишком много. И вчетвером вы не справитесь. Лишние две пары рук не помешают, - Антон говорил все тише, и последнее сказал почти шепотом. Он понимал абсурдность всего сказанного. Что они с братом могут? Как они будут помогать?
- Вы не понимаете? – старик явно начал выходить из себя. – Вам нужно быть как можно дальше от дома! – последние два слова он произнес чуть ли не по слогам.
Антон вздохнул. Он не дурак. Он прекрасно понял, кто здесь прав, и что спросить – бессмысленно. Мало того, на это не было времени.
- Я могу вас отправить к одному моему хорошему другу. Он сможет вас укрыть. Это заклинание называется Коридор Доверия. С его помощью я и вытащил вас из дома. Оно помогает проникать под защиту человека. Даже самую мощную. С одним условием, что человек, впускающий другого, будет ему полностью доверять. Иначе… - он помолчал немного, с горькой улыбкой глядя на братьев, - неминуема беда. Кто-нибудь обязательно погибнет.
Братья ошарашено вздохнули.
- Ты хочешь сказать, - Дима отступил назад, словно старик признался в том, что хочет их убить, - что, если бы мы хоть немного не доверились тебе – кто-нибудь бы погиб. Так?
Старик промолчал.
- Ты мог предупредить? – поинтересовался Антон. – Как-нибудь иначе, а не «доверьтесь мне».
Элиус и тут не ответил. Он только сжимал и слегка разжимал кулак, в котором был предмет из коробки. Лицо старика не выражало ровным счетом ничего. Он явно справился с волнением и более не напоминал обычного человека.
Антон не настаивал на ответе. Дима – тоже. Все было понятно и так..
Старик огляделся (выглядело забавно, так как он стоял у самой стены) и, подойдя к столу, раскрыл ладонь. Рядом с коробкой упал небольшой камешек, приглядевшись к которому, братья негодующе охнули: сделан он был в форме морды обезьяны. Элиус махнул рукой, отсекая все вопросы Саевых. Затем прикоснулся кончиком мизинца к камню и взглядом приказал братьям сделать тоже самое. Они послушались – камень был горячим – и тут же в комнате запахло озоном, а с потолка кружась, наподобие планет Солнечной системы, начали спускаться миниатюрные смерчи. Красные, зеленые, голубые – они меняли расцветку с каждым завихрением. Заглядевшись на необычайное явление, Антон только в последний момент заметил, как старик защебетал что-то и отдернул свою руку вместе с камешком.
Смерчи раскинулись в многоцветное марево от угла комнаты, где разбросаны склянки до самой двери, скрыв последнюю из вида. И последовал удар. Такой силы, что как показалось Диме, он разорвал им все внутренности. Какую-то едва заметную долю секунды братья стояли на полу, но тут же их отнесло в сторону. В сторону марева. Антон надеялся, что их просто откинет к стенке, что они пролетят марево насквозь, но они застряли. Братьев несло к двери, и с обеих сторон их сжимал разноцветный густой туман. Антон уже ни на что не надеялся
- Удачи всем нам, - донесся до Саевых голос Эла. Но самого уже не было в доме. Дверь, сквозь которую их тянуло закрылась за стариком. Он побежал в Сайфер-холл.
Антон не удержался от возгласа удивления. Через секунду Дима разделил его чувства: они действительно плыли сквозь дверь – Антон видел каждую линию внутри двери, каждую дырочку, пока его голова погружалась в дверь. Но продолжалось это недолго: как только подбородок Димы, плывущего следом, оказался на улице, окружающий мир переменился.
Они рухнули на землю рядом с чем-то черным. Дима в ужасе шарахнулся от него, но, тут же успокоившись, облегченно выдохнул: всего-навсего дерево. Он огляделся: они приземлились в каком-то лесу.
БАБАХ!!!
Насмерть перепуганные братья вжались в ствол дерева. Громыхнуло буквально в двух шагах от них. Послышался характерный треск - ветки зашлись огнем.
БАБАХ!!!
Ко всему прочему резко завыл ветер.
- Что же это? – попытался перекричать все усиливающийся ветер Антон. Его волосы накинуло на лицо, и Дима увидел, что брат весь в крови. Заметив взгляд младшего брата, Антон покачал головой и указал на дерево: часть коры была отломана, и несколько капель крови разбегалось по стволу от ветра. – Кто этот друг?
- Не знаю, - смахнув кровь со лба Антона – всего лишь ссадина – ответил Дима. – Но мне кажется, что у этого друга проблем больше, чем у нас.
- Антон, мать твою! – раздался громкий голос откуда-то снизу.
Братья перетрухав стали оглядываться, но ничего, кроме темных деревьев в непроглядно темном лесу. Антон первым увидел это: в полуметре от них торчал клочок земли. Это был люк. И из люка выглядывало лицо, увидев которое Антон одновременно усмехнулся и зевнул – сказывалось нервное напряжение и усталость. Но больше всего он не ожидал увидеть в тот момент Зорана.

Автор - Табыч
Дата добавления - 26.11.2011 в 15:28
Сообщение- Нет! – запротестовал Антон. Дима поддержал брата: – Мы не для того… вас звали! Нужно помочь Фреду.
- Прежде всего, вам нужно спрятаться, а уж потом все остальное, - ответил Эл, когда они уже спустились с холма и шествовали на единственный огонек неподалеку: дом бывшего слепого.
- Как мы выбрались? – спросил Дима, когда они уже шли по тропинке в сторону деревни. Он понял, что из крепкой хватки старика им с братом не выбраться. А Эл им добра желает.
- Не сейчас, - произнес Элиус, озираясь.
Братья тоже почувствовали что-то. Как какое-то резкое дуновение. «Еще не лучше», - напрягся Антон, почему-то не думая о хорошем. Старик же, наоборот, заметно успокоился; даже хватку ослабил – но рук не отпустил – и темп хода сбавил. Тем более, что до его дома оставались считанные метры.
- Всё, пришли, - открыв дверь, он отпустил руки парней и пропустил их вперед.
Дима, уже бывавший здесь, отметил беспорядок: по комнате было разбросано все то, что когда-то было на полках: амулеты, где на цепочках висело все, от клыков до камней; книги, слегка измятые на раскрытых страницах (человек, открывший их, листал явно с яростью); в углу комнаты лежали закрытые колбы, некоторые – наполненные чем-то густым, некоторые – пустые. Кроме всего прочего, одежда была сброшена с вешалок.
- Что тут произошло? – спросил Антон, с интересом оглядывая комнату.
Эл приложив палец к губам, красноречиво округлив глаза, и под внимательным взглядом Саевых отвернулся к камину.
- Теперь можно говорить, - его голос был вроде бы спокоен, но Диме послышалось волнение. Нет, придраться не к чему: скажи сейчас Диме, к примеру, написать письмо, он бы выронил карандаш – так тряслись его руки.
- Это, - Эл махнул рукой на камин, - самый мощный «противослед». Достаточно несколько шепоток, да верное заклинание и voila – нас никто не услышит, не увидит и так далее. Но сейчас не об этом.
Старик отошел от камина и скрылся в самом темном углу комнаты. До братьев донесся очередной звук копошения, и на свет Элиус появился уже с какой-то небольшой коробкой в руках.
- Вам нужно уходить.
Он поставил коробку на столик, а сам чуть ли не нырнул в нее. Он даже не удостоил внимания вопроса на лицах братьев.
- В каком смысле? – Антон первым решил нарушить молчание. Его уже достало, что последнее время все говорят «А» и не говорят «Б». – Куда?
Старик даже глазом не повел в их сторону. Но выудив из коробки какой-то предмет, ответил:
- Подальше отсюда,- предмет он сжимал в руке, а руку держал ладонью назад. Специально или нет?
- Но… - Дима не понимал сам себя. С одной стороны ему хотелось последовать этому совету. Каких-то пять минут назад он и собирался это сделать. Но с другой… Дом не отпускал его. Дом хотел¸ чтобы Дима остался; и Дима тоже. – Там же Фред! Он там один!
- Нет, не один, - Элиус зыркнул на Диму своим пронзительным взглядом. Острым взглядом. – Я пойду туда. И не только я. Джон с вашим отцом уже здесь. Этого достаточно.
- Мы видели, что там происходит! – воскликнул Антон, при этом не повысив голос. – Их слишком много. И вчетвером вы не справитесь. Лишние две пары рук не помешают, - Антон говорил все тише, и последнее сказал почти шепотом. Он понимал абсурдность всего сказанного. Что они с братом могут? Как они будут помогать?
- Вы не понимаете? – старик явно начал выходить из себя. – Вам нужно быть как можно дальше от дома! – последние два слова он произнес чуть ли не по слогам.
Антон вздохнул. Он не дурак. Он прекрасно понял, кто здесь прав, и что спросить – бессмысленно. Мало того, на это не было времени.
- Я могу вас отправить к одному моему хорошему другу. Он сможет вас укрыть. Это заклинание называется Коридор Доверия. С его помощью я и вытащил вас из дома. Оно помогает проникать под защиту человека. Даже самую мощную. С одним условием, что человек, впускающий другого, будет ему полностью доверять. Иначе… - он помолчал немного, с горькой улыбкой глядя на братьев, - неминуема беда. Кто-нибудь обязательно погибнет.
Братья ошарашено вздохнули.
- Ты хочешь сказать, - Дима отступил назад, словно старик признался в том, что хочет их убить, - что, если бы мы хоть немного не доверились тебе – кто-нибудь бы погиб. Так?
Старик промолчал.
- Ты мог предупредить? – поинтересовался Антон. – Как-нибудь иначе, а не «доверьтесь мне».
Элиус и тут не ответил. Он только сжимал и слегка разжимал кулак, в котором был предмет из коробки. Лицо старика не выражало ровным счетом ничего. Он явно справился с волнением и более не напоминал обычного человека.
Антон не настаивал на ответе. Дима – тоже. Все было понятно и так..
Старик огляделся (выглядело забавно, так как он стоял у самой стены) и, подойдя к столу, раскрыл ладонь. Рядом с коробкой упал небольшой камешек, приглядевшись к которому, братья негодующе охнули: сделан он был в форме морды обезьяны. Элиус махнул рукой, отсекая все вопросы Саевых. Затем прикоснулся кончиком мизинца к камню и взглядом приказал братьям сделать тоже самое. Они послушались – камень был горячим – и тут же в комнате запахло озоном, а с потолка кружась, наподобие планет Солнечной системы, начали спускаться миниатюрные смерчи. Красные, зеленые, голубые – они меняли расцветку с каждым завихрением. Заглядевшись на необычайное явление, Антон только в последний момент заметил, как старик защебетал что-то и отдернул свою руку вместе с камешком.
Смерчи раскинулись в многоцветное марево от угла комнаты, где разбросаны склянки до самой двери, скрыв последнюю из вида. И последовал удар. Такой силы, что как показалось Диме, он разорвал им все внутренности. Какую-то едва заметную долю секунды братья стояли на полу, но тут же их отнесло в сторону. В сторону марева. Антон надеялся, что их просто откинет к стенке, что они пролетят марево насквозь, но они застряли. Братьев несло к двери, и с обеих сторон их сжимал разноцветный густой туман. Антон уже ни на что не надеялся
- Удачи всем нам, - донесся до Саевых голос Эла. Но самого уже не было в доме. Дверь, сквозь которую их тянуло закрылась за стариком. Он побежал в Сайфер-холл.
Антон не удержался от возгласа удивления. Через секунду Дима разделил его чувства: они действительно плыли сквозь дверь – Антон видел каждую линию внутри двери, каждую дырочку, пока его голова погружалась в дверь. Но продолжалось это недолго: как только подбородок Димы, плывущего следом, оказался на улице, окружающий мир переменился.
Они рухнули на землю рядом с чем-то черным. Дима в ужасе шарахнулся от него, но, тут же успокоившись, облегченно выдохнул: всего-навсего дерево. Он огляделся: они приземлились в каком-то лесу.
БАБАХ!!!
Насмерть перепуганные братья вжались в ствол дерева. Громыхнуло буквально в двух шагах от них. Послышался характерный треск - ветки зашлись огнем.
БАБАХ!!!
Ко всему прочему резко завыл ветер.
- Что же это? – попытался перекричать все усиливающийся ветер Антон. Его волосы накинуло на лицо, и Дима увидел, что брат весь в крови. Заметив взгляд младшего брата, Антон покачал головой и указал на дерево: часть коры была отломана, и несколько капель крови разбегалось по стволу от ветра. – Кто этот друг?
- Не знаю, - смахнув кровь со лба Антона – всего лишь ссадина – ответил Дима. – Но мне кажется, что у этого друга проблем больше, чем у нас.
- Антон, мать твою! – раздался громкий голос откуда-то снизу.
Братья перетрухав стали оглядываться, но ничего, кроме темных деревьев в непроглядно темном лесу. Антон первым увидел это: в полуметре от них торчал клочок земли. Это был люк. И из люка выглядывало лицо, увидев которое Антон одновременно усмехнулся и зевнул – сказывалось нервное напряжение и усталость. Но больше всего он не ожидал увидеть в тот момент Зорана.

Автор - Табыч
Дата добавления - 26.11.2011 в 15:28
ТабычДата: Суббота, 03.12.2011, 20:35 | Сообщение # 160
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Глава 3
Подарок для Мио


Раздался новый взрыв, и братья, не сговариваясь, кинулись к люку. Зоран отпрянул, и парни кубарем вкатились в теплое, сильно освещенное помещение. Резкий контраст обстановок заставил их оглядеться прежде, чем подняться: они находились в длинном коридоре с высоким потолком. Со стен взирали витиеватые канделябры. В некоторых из них горели свечи, но большинство пустовало или красовались огарками. Свет стал понемногу утихать, и коридор погружался в приятный полумрак. Когда братья поднялись на ноги, света хватало только, чтобы увидеть стены коридора, да. Зорана, который, не скрывая любопытства, разглядывал парней;
- Надеюсь, мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? – в голосе мужчины плясала какая-то смешинка, которую тот явно еле сдерживал.
Не дожидаясь ответа, Зоран прикоснулся к розетке ближайшего канделябра и скрылся… в стене.
Братья снова потеряли возможность и желание удивляться, поэтому они с безучастным видом просто посмотрели, а куда, собственно, пошел Зоран. В стене оказался арочный проход, размерами как раз такой, чтобы свободно двигался взрослый мужчина. Куда он вел – неизвестно: тайный коридор сворачивал через полметра, но освещен он был достаточно.
Дима взглянул на Антона. Тот, пожав плечами, кивнул, и двинулся вслед за братом. Младшему проход был под стать – макушка едва касалась вершины закругленного и гладкого, как стекло потолка. Антону же, роста немалого, пришлось идти, склонив голову. Проход петлял, до жути напоминая бесконечные переходы в пещерах. У Зорана, усмехнулся про себя Антон, какая-то нездоровая привязанность к чему-то подобному.
Где-то неподалеку, впереди, забрезжил свет и Зоран окликнул гостей.
Идя на голос, братья свернули на ближайшем повороте и замерли в изумлении: они стояли на пороге круглой комнаты с высокими потолками, настолько огромной, что свет от свечей на противоположенной стене едва касался их кроссовок. Но поразил их вовсе не размер - и не такое видели - а именно свет. Казалось, он не подчиняется здесь никаким законам: прямо на повороте к комнате, в маленьком переходе, в стену был врезан канделябр на пять свечей. И каждая из них светила необычайно ярко, но… в комнату не проникало ни капли этого света. Он весь был в маленьком коридорчике за их спинами. Как какая-то сила сдерживала его снаружи, и именно ее ощутили Саевы, едва супив на порог комнаты. Что-то наполнило их, словно легкие морозным воздухом.
Стоя все также на пороге, Антон с Димой нерешительно оглядывались вокруг. Их внезапно охватил неописуемый ужас: комната была словно вклеена в их реальность. Она не принадлежала этому миру. А они стояли на самой границе, готовые вот-вот перешагнуть порог и тоже «вклеиться». Или исчезнуть.
- Ну чего встали? – фыркнул Зоран. – Заходите, раз ввалились. И, - он пошел вдоль стен, зажигая свечи (ему было достаточно потереть фитилек двумя пальцами), - потрудитесь объяснить…
Он не закончил фразу и просто махнул рукой, как всегда, не удостоив гостей взглядом. Уже больше половины комнаты занимали их удлиненные и искаженные тени, и почти вся правая сторона была освещена. В новом свете братья разглядели, наконец, лицо Зорана. Даже Дима, который в жизни не видел этого странноватого мужика, обратил внимание на страшную бледность его лица. Оно, казалось, было снято с трупа. Мертвенную бледность отметил и Антон – узнав своего старшего товарища, он, однако, видел совсем другого человека. На лице мужчины, словно волнами, раскинулась боль. И страх.. И шрамы… их стало больше. Или так играет огонек свечи?
- Потрудитесь чего? – огрызнулся Антон, подойдя к Зорану почти вплотную. – Объяснить? Мы?
- А кто?
Зоран взглянул приятелю в глаза и, вздохнув, отошел в сторону. Там было необъятное кресло, в которое он, собственно, и плюхнулся.
Что-то внутри Антона поползло наверх, что-то горячее, даже обжигающее. Парень узнал это чувство. Ярость. Ее он держал в узде, старался задушить в самом низу. Не пустить на вершину. Но сейчас захотел размозжить голову старику и разнести к чертям его конуру. Так, до кучи. Просто так…
Пришел в себя Антон как раз вовремя – он стоял со сжатыми кулаками, и тонкая резкая боль пульсировала у него на ладонях.
- Слушай, ты! - Дима подошел ближе. – Ты не увиливай! У нас времени нет, мы к тебе не лясы точить попали! Да и, сука, - сорвался он, - мы даже не заем как сюда попали!
Младший брат метнул горячий взгляд на старшего, ища поддержки. Да хоть слова – стоит, как истукан! Но Антон молчал, неотрывно глядя в пустоту слезящимися глазами. Он пытался прийти в себя после очередной вспышки. Давно такого не было. Настолько, что он расслабился и почти подчинился… Как сквозь сон, он услышал голос брата, но ни одно слово не задержалось в его сознании.
- Вы оказались здесь не по своей воле, - тоном гипнотизера сказал Зоран, пристально глядя на парней. – Значит, вас кто-то сюда послал.
Он поднял брови, молча задав очевидный вопрос.
- Элиус, - пытаясь унять рой мыслей, ответил Антон. Имя старика, спасшего их еле пришло на ум, однако сейчас он больше отвечал за себя, чем мгновения раньше. – Знакомо это имя?
- Да, - коротко ответил Зоран. И на его каменном лице Антон увидел новое выражение – это была радость. Радость человека, получившего ответы на все вопросы.
Он медленно встал и, также не торопясь, приблизился к братьям.
- У вас большие проблемы, - дыша Саевым прямо в лицо, прошипел Зоран. И замолчал. Братья терпеливо ждали, однако мужчина не торопился с разговором – он принялся расхаживать по комнате, стараясь держаться в тени: едва он попадал на освещенный участок, сразу хмурился и спешил отойти. Выглядело это забавно, если не сказать – бредово.
Антон подошел к опустевшему креслу и медленно, словно оно кишило змеями, уселся. Расслабившись, тело тут же дало о себе знать. Боль, дискомфорт, гудение в конечностях – все последствия сумасшедшего дня рухнули на Антона, но встать он уже не мог.
- Почему именно сюда, как ты думаешь? – чуть слышно спросил Дима, со стоном расположившись в соседнем кресле.
Зачем шептать, рассудил Антон, старик Зоран или нет, но со слухом у него уж точно проблем нет. И сказал об этом брату.
- Так все-таки… - что-то мешало Диме говорить в полный голос. Он и сам прекрасно понимал, что от этого Зорана ничего не скроешь. Искоса глянул в темноту, но разглядеть с этой точки мужчину было нереально. Шаги, однако, стихли.
«Его спроси! Чего ты меня спрашиваешь?» - думал ответить Антон, но из темноты раздался голос Зорана, и Саев мигом прикусил язык.
- Останьтесь здесь до утра…
Негодующий гомон.
- Я все понимаю, - Зоран наконец-таки вышел на свет. Лицо его снова преобразилось. Как бы не был зол Антон, он, однако, обратил на это внимание. Теперь на нем были краски. Только глаза были какими-то тусклыми, полуприкрытыми. Холодными.
- Ничего ты не понимаешь! – рявкнул Дима, вцепившись в подлокотники. Его била сильная дрожь. – Там наш дом, и какой-то мудак хочет его по кочкам разложить. И два человека рвут задницы, защищая его.
- Кто? – быстро переспросил Зоран, и глаза его заблестели.
- Что кто? – прохрипел Дима, закашлявшись – у него пересохло в горле, словно он наелся песка.
- Кто сейчас у вас в доме? – нетерпеливо объяснил старик, мельком глянув в угол комнаты.
- Я говорю, Бартон-дворецкий, Эл и какая-то тварь.
- Вы видели того, кто напал?
- Нет, - выдохнул Антон, но глядя на приятеля
- Кто он? – поняв, что сам Зоран ничего не скажет, подтолкнул его Антон.
- Не важно, - отмахнулся Зоран.
- ВАЖНО, твою мать! – зарычал Антон. Он вскочил с кресла, забыв на мгновение о боли в ногах и во всем теле и ринулся к Зорану в надежде ушатать его как следует. Движение старика были молниеносным – и Саев снова оказался на полу. Не задумываясь, однако, он снова вскочил и, брызжа слюной в лицо приятелю, заорал: - ИЛИ ТЫ СКАЖЕШЬ, ЧТО ЭТО ЗА ХРЕН С ГОРЫ! Или и эта твоя конура сгорит!
- Я скажу,- кивнул мужчина. – Но не сейчас.
И мягким движением он отодвинул Антона на шаг подальше от себя.
Антон, тяжело дыша, снова попытался вернуть себя в чувство. Нужно быть спокойнее. Нужно быть хладнокровнее. Нельзя давать волю эмоциям. Спокойнее… спокойнее… спокойнее…
- Постой, - взял он старика за локоть – Зоран послушался. Антон подождал, пытаясь сформулировать пришедшую ему в голову мысль и, наконец, спросил:
- А что там происходит?
Антон кивнул на потолок, не отрывая взгляда от приятеля, но лицо Зорана не выдало эмоций.
- Вы задаете очень много вопросов, - нахмурился Зоран.
- Неожиданно, да? – огрызнулся Антон.
Он сумел унять дрожь, возможно появившуюся от нервного перенапряжения.
- Хорошо, - сдался Зоран. Или сделал вид, что сдался – я отвечу на все ваши вопросы. Но прежде вы должны поспать, а пока вы спите, я решу, куда вас переправить.
Дима глянул в глаза Антону и увидел там то же недоумение, что, вероятно, было и в его.
- Переправить? Куда? Зачем?
Зоран, хоть и со вздохом, но все-таки ответил:
- Домой вам нельзя, - братья не стали спорить, - и здесь оставаться – слишком рискованно. Он может вернуться. Он уже уничтожил мой дом, и может добраться и до убежища.
- Ладно, - легко согласился Антону. Он слишком устал, чтобы что-то выяснять. Зоран прав – утро вечера мудренее. – Вот только как мы уснем?
- За это не беспокойтесь, - ухмыльнулся Зоран, и Дима услышал нотку облегчения в его хрипловатом голосе.
Не успел он подумать хоть о чем-то, как из его глотки вырвался стон ужаса: тело брата, только что стоявшего в нескольких шагах, рухнуло на землю. А на оставшегося стоять Диму, улыбаясь, глядел Зоран.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами

Сообщение отредактировал Табыч - Суббота, 03.12.2011, 20:35
 
Сообщение
Глава 3
Подарок для Мио


Раздался новый взрыв, и братья, не сговариваясь, кинулись к люку. Зоран отпрянул, и парни кубарем вкатились в теплое, сильно освещенное помещение. Резкий контраст обстановок заставил их оглядеться прежде, чем подняться: они находились в длинном коридоре с высоким потолком. Со стен взирали витиеватые канделябры. В некоторых из них горели свечи, но большинство пустовало или красовались огарками. Свет стал понемногу утихать, и коридор погружался в приятный полумрак. Когда братья поднялись на ноги, света хватало только, чтобы увидеть стены коридора, да. Зорана, который, не скрывая любопытства, разглядывал парней;
- Надеюсь, мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? – в голосе мужчины плясала какая-то смешинка, которую тот явно еле сдерживал.
Не дожидаясь ответа, Зоран прикоснулся к розетке ближайшего канделябра и скрылся… в стене.
Братья снова потеряли возможность и желание удивляться, поэтому они с безучастным видом просто посмотрели, а куда, собственно, пошел Зоран. В стене оказался арочный проход, размерами как раз такой, чтобы свободно двигался взрослый мужчина. Куда он вел – неизвестно: тайный коридор сворачивал через полметра, но освещен он был достаточно.
Дима взглянул на Антона. Тот, пожав плечами, кивнул, и двинулся вслед за братом. Младшему проход был под стать – макушка едва касалась вершины закругленного и гладкого, как стекло потолка. Антону же, роста немалого, пришлось идти, склонив голову. Проход петлял, до жути напоминая бесконечные переходы в пещерах. У Зорана, усмехнулся про себя Антон, какая-то нездоровая привязанность к чему-то подобному.
Где-то неподалеку, впереди, забрезжил свет и Зоран окликнул гостей.
Идя на голос, братья свернули на ближайшем повороте и замерли в изумлении: они стояли на пороге круглой комнаты с высокими потолками, настолько огромной, что свет от свечей на противоположенной стене едва касался их кроссовок. Но поразил их вовсе не размер - и не такое видели - а именно свет. Казалось, он не подчиняется здесь никаким законам: прямо на повороте к комнате, в маленьком переходе, в стену был врезан канделябр на пять свечей. И каждая из них светила необычайно ярко, но… в комнату не проникало ни капли этого света. Он весь был в маленьком коридорчике за их спинами. Как какая-то сила сдерживала его снаружи, и именно ее ощутили Саевы, едва супив на порог комнаты. Что-то наполнило их, словно легкие морозным воздухом.
Стоя все также на пороге, Антон с Димой нерешительно оглядывались вокруг. Их внезапно охватил неописуемый ужас: комната была словно вклеена в их реальность. Она не принадлежала этому миру. А они стояли на самой границе, готовые вот-вот перешагнуть порог и тоже «вклеиться». Или исчезнуть.
- Ну чего встали? – фыркнул Зоран. – Заходите, раз ввалились. И, - он пошел вдоль стен, зажигая свечи (ему было достаточно потереть фитилек двумя пальцами), - потрудитесь объяснить…
Он не закончил фразу и просто махнул рукой, как всегда, не удостоив гостей взглядом. Уже больше половины комнаты занимали их удлиненные и искаженные тени, и почти вся правая сторона была освещена. В новом свете братья разглядели, наконец, лицо Зорана. Даже Дима, который в жизни не видел этого странноватого мужика, обратил внимание на страшную бледность его лица. Оно, казалось, было снято с трупа. Мертвенную бледность отметил и Антон – узнав своего старшего товарища, он, однако, видел совсем другого человека. На лице мужчины, словно волнами, раскинулась боль. И страх.. И шрамы… их стало больше. Или так играет огонек свечи?
- Потрудитесь чего? – огрызнулся Антон, подойдя к Зорану почти вплотную. – Объяснить? Мы?
- А кто?
Зоран взглянул приятелю в глаза и, вздохнув, отошел в сторону. Там было необъятное кресло, в которое он, собственно, и плюхнулся.
Что-то внутри Антона поползло наверх, что-то горячее, даже обжигающее. Парень узнал это чувство. Ярость. Ее он держал в узде, старался задушить в самом низу. Не пустить на вершину. Но сейчас захотел размозжить голову старику и разнести к чертям его конуру. Так, до кучи. Просто так…
Пришел в себя Антон как раз вовремя – он стоял со сжатыми кулаками, и тонкая резкая боль пульсировала у него на ладонях.
- Слушай, ты! - Дима подошел ближе. – Ты не увиливай! У нас времени нет, мы к тебе не лясы точить попали! Да и, сука, - сорвался он, - мы даже не заем как сюда попали!
Младший брат метнул горячий взгляд на старшего, ища поддержки. Да хоть слова – стоит, как истукан! Но Антон молчал, неотрывно глядя в пустоту слезящимися глазами. Он пытался прийти в себя после очередной вспышки. Давно такого не было. Настолько, что он расслабился и почти подчинился… Как сквозь сон, он услышал голос брата, но ни одно слово не задержалось в его сознании.
- Вы оказались здесь не по своей воле, - тоном гипнотизера сказал Зоран, пристально глядя на парней. – Значит, вас кто-то сюда послал.
Он поднял брови, молча задав очевидный вопрос.
- Элиус, - пытаясь унять рой мыслей, ответил Антон. Имя старика, спасшего их еле пришло на ум, однако сейчас он больше отвечал за себя, чем мгновения раньше. – Знакомо это имя?
- Да, - коротко ответил Зоран. И на его каменном лице Антон увидел новое выражение – это была радость. Радость человека, получившего ответы на все вопросы.
Он медленно встал и, также не торопясь, приблизился к братьям.
- У вас большие проблемы, - дыша Саевым прямо в лицо, прошипел Зоран. И замолчал. Братья терпеливо ждали, однако мужчина не торопился с разговором – он принялся расхаживать по комнате, стараясь держаться в тени: едва он попадал на освещенный участок, сразу хмурился и спешил отойти. Выглядело это забавно, если не сказать – бредово.
Антон подошел к опустевшему креслу и медленно, словно оно кишило змеями, уселся. Расслабившись, тело тут же дало о себе знать. Боль, дискомфорт, гудение в конечностях – все последствия сумасшедшего дня рухнули на Антона, но встать он уже не мог.
- Почему именно сюда, как ты думаешь? – чуть слышно спросил Дима, со стоном расположившись в соседнем кресле.
Зачем шептать, рассудил Антон, старик Зоран или нет, но со слухом у него уж точно проблем нет. И сказал об этом брату.
- Так все-таки… - что-то мешало Диме говорить в полный голос. Он и сам прекрасно понимал, что от этого Зорана ничего не скроешь. Искоса глянул в темноту, но разглядеть с этой точки мужчину было нереально. Шаги, однако, стихли.
«Его спроси! Чего ты меня спрашиваешь?» - думал ответить Антон, но из темноты раздался голос Зорана, и Саев мигом прикусил язык.
- Останьтесь здесь до утра…
Негодующий гомон.
- Я все понимаю, - Зоран наконец-таки вышел на свет. Лицо его снова преобразилось. Как бы не был зол Антон, он, однако, обратил на это внимание. Теперь на нем были краски. Только глаза были какими-то тусклыми, полуприкрытыми. Холодными.
- Ничего ты не понимаешь! – рявкнул Дима, вцепившись в подлокотники. Его била сильная дрожь. – Там наш дом, и какой-то мудак хочет его по кочкам разложить. И два человека рвут задницы, защищая его.
- Кто? – быстро переспросил Зоран, и глаза его заблестели.
- Что кто? – прохрипел Дима, закашлявшись – у него пересохло в горле, словно он наелся песка.
- Кто сейчас у вас в доме? – нетерпеливо объяснил старик, мельком глянув в угол комнаты.
- Я говорю, Бартон-дворецкий, Эл и какая-то тварь.
- Вы видели того, кто напал?
- Нет, - выдохнул Антон, но глядя на приятеля
- Кто он? – поняв, что сам Зоран ничего не скажет, подтолкнул его Антон.
- Не важно, - отмахнулся Зоран.
- ВАЖНО, твою мать! – зарычал Антон. Он вскочил с кресла, забыв на мгновение о боли в ногах и во всем теле и ринулся к Зорану в надежде ушатать его как следует. Движение старика были молниеносным – и Саев снова оказался на полу. Не задумываясь, однако, он снова вскочил и, брызжа слюной в лицо приятелю, заорал: - ИЛИ ТЫ СКАЖЕШЬ, ЧТО ЭТО ЗА ХРЕН С ГОРЫ! Или и эта твоя конура сгорит!
- Я скажу,- кивнул мужчина. – Но не сейчас.
И мягким движением он отодвинул Антона на шаг подальше от себя.
Антон, тяжело дыша, снова попытался вернуть себя в чувство. Нужно быть спокойнее. Нужно быть хладнокровнее. Нельзя давать волю эмоциям. Спокойнее… спокойнее… спокойнее…
- Постой, - взял он старика за локоть – Зоран послушался. Антон подождал, пытаясь сформулировать пришедшую ему в голову мысль и, наконец, спросил:
- А что там происходит?
Антон кивнул на потолок, не отрывая взгляда от приятеля, но лицо Зорана не выдало эмоций.
- Вы задаете очень много вопросов, - нахмурился Зоран.
- Неожиданно, да? – огрызнулся Антон.
Он сумел унять дрожь, возможно появившуюся от нервного перенапряжения.
- Хорошо, - сдался Зоран. Или сделал вид, что сдался – я отвечу на все ваши вопросы. Но прежде вы должны поспать, а пока вы спите, я решу, куда вас переправить.
Дима глянул в глаза Антону и увидел там то же недоумение, что, вероятно, было и в его.
- Переправить? Куда? Зачем?
Зоран, хоть и со вздохом, но все-таки ответил:
- Домой вам нельзя, - братья не стали спорить, - и здесь оставаться – слишком рискованно. Он может вернуться. Он уже уничтожил мой дом, и может добраться и до убежища.
- Ладно, - легко согласился Антону. Он слишком устал, чтобы что-то выяснять. Зоран прав – утро вечера мудренее. – Вот только как мы уснем?
- За это не беспокойтесь, - ухмыльнулся Зоран, и Дима услышал нотку облегчения в его хрипловатом голосе.
Не успел он подумать хоть о чем-то, как из его глотки вырвался стон ужаса: тело брата, только что стоявшего в нескольких шагах, рухнуло на землю. А на оставшегося стоять Диму, улыбаясь, глядел Зоран.

Автор - Табыч
Дата добавления - 03.12.2011 в 20:35
Сообщение
Глава 3
Подарок для Мио


Раздался новый взрыв, и братья, не сговариваясь, кинулись к люку. Зоран отпрянул, и парни кубарем вкатились в теплое, сильно освещенное помещение. Резкий контраст обстановок заставил их оглядеться прежде, чем подняться: они находились в длинном коридоре с высоким потолком. Со стен взирали витиеватые канделябры. В некоторых из них горели свечи, но большинство пустовало или красовались огарками. Свет стал понемногу утихать, и коридор погружался в приятный полумрак. Когда братья поднялись на ноги, света хватало только, чтобы увидеть стены коридора, да. Зорана, который, не скрывая любопытства, разглядывал парней;
- Надеюсь, мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? – в голосе мужчины плясала какая-то смешинка, которую тот явно еле сдерживал.
Не дожидаясь ответа, Зоран прикоснулся к розетке ближайшего канделябра и скрылся… в стене.
Братья снова потеряли возможность и желание удивляться, поэтому они с безучастным видом просто посмотрели, а куда, собственно, пошел Зоран. В стене оказался арочный проход, размерами как раз такой, чтобы свободно двигался взрослый мужчина. Куда он вел – неизвестно: тайный коридор сворачивал через полметра, но освещен он был достаточно.
Дима взглянул на Антона. Тот, пожав плечами, кивнул, и двинулся вслед за братом. Младшему проход был под стать – макушка едва касалась вершины закругленного и гладкого, как стекло потолка. Антону же, роста немалого, пришлось идти, склонив голову. Проход петлял, до жути напоминая бесконечные переходы в пещерах. У Зорана, усмехнулся про себя Антон, какая-то нездоровая привязанность к чему-то подобному.
Где-то неподалеку, впереди, забрезжил свет и Зоран окликнул гостей.
Идя на голос, братья свернули на ближайшем повороте и замерли в изумлении: они стояли на пороге круглой комнаты с высокими потолками, настолько огромной, что свет от свечей на противоположенной стене едва касался их кроссовок. Но поразил их вовсе не размер - и не такое видели - а именно свет. Казалось, он не подчиняется здесь никаким законам: прямо на повороте к комнате, в маленьком переходе, в стену был врезан канделябр на пять свечей. И каждая из них светила необычайно ярко, но… в комнату не проникало ни капли этого света. Он весь был в маленьком коридорчике за их спинами. Как какая-то сила сдерживала его снаружи, и именно ее ощутили Саевы, едва супив на порог комнаты. Что-то наполнило их, словно легкие морозным воздухом.
Стоя все также на пороге, Антон с Димой нерешительно оглядывались вокруг. Их внезапно охватил неописуемый ужас: комната была словно вклеена в их реальность. Она не принадлежала этому миру. А они стояли на самой границе, готовые вот-вот перешагнуть порог и тоже «вклеиться». Или исчезнуть.
- Ну чего встали? – фыркнул Зоран. – Заходите, раз ввалились. И, - он пошел вдоль стен, зажигая свечи (ему было достаточно потереть фитилек двумя пальцами), - потрудитесь объяснить…
Он не закончил фразу и просто махнул рукой, как всегда, не удостоив гостей взглядом. Уже больше половины комнаты занимали их удлиненные и искаженные тени, и почти вся правая сторона была освещена. В новом свете братья разглядели, наконец, лицо Зорана. Даже Дима, который в жизни не видел этого странноватого мужика, обратил внимание на страшную бледность его лица. Оно, казалось, было снято с трупа. Мертвенную бледность отметил и Антон – узнав своего старшего товарища, он, однако, видел совсем другого человека. На лице мужчины, словно волнами, раскинулась боль. И страх.. И шрамы… их стало больше. Или так играет огонек свечи?
- Потрудитесь чего? – огрызнулся Антон, подойдя к Зорану почти вплотную. – Объяснить? Мы?
- А кто?
Зоран взглянул приятелю в глаза и, вздохнув, отошел в сторону. Там было необъятное кресло, в которое он, собственно, и плюхнулся.
Что-то внутри Антона поползло наверх, что-то горячее, даже обжигающее. Парень узнал это чувство. Ярость. Ее он держал в узде, старался задушить в самом низу. Не пустить на вершину. Но сейчас захотел размозжить голову старику и разнести к чертям его конуру. Так, до кучи. Просто так…
Пришел в себя Антон как раз вовремя – он стоял со сжатыми кулаками, и тонкая резкая боль пульсировала у него на ладонях.
- Слушай, ты! - Дима подошел ближе. – Ты не увиливай! У нас времени нет, мы к тебе не лясы точить попали! Да и, сука, - сорвался он, - мы даже не заем как сюда попали!
Младший брат метнул горячий взгляд на старшего, ища поддержки. Да хоть слова – стоит, как истукан! Но Антон молчал, неотрывно глядя в пустоту слезящимися глазами. Он пытался прийти в себя после очередной вспышки. Давно такого не было. Настолько, что он расслабился и почти подчинился… Как сквозь сон, он услышал голос брата, но ни одно слово не задержалось в его сознании.
- Вы оказались здесь не по своей воле, - тоном гипнотизера сказал Зоран, пристально глядя на парней. – Значит, вас кто-то сюда послал.
Он поднял брови, молча задав очевидный вопрос.
- Элиус, - пытаясь унять рой мыслей, ответил Антон. Имя старика, спасшего их еле пришло на ум, однако сейчас он больше отвечал за себя, чем мгновения раньше. – Знакомо это имя?
- Да, - коротко ответил Зоран. И на его каменном лице Антон увидел новое выражение – это была радость. Радость человека, получившего ответы на все вопросы.
Он медленно встал и, также не торопясь, приблизился к братьям.
- У вас большие проблемы, - дыша Саевым прямо в лицо, прошипел Зоран. И замолчал. Братья терпеливо ждали, однако мужчина не торопился с разговором – он принялся расхаживать по комнате, стараясь держаться в тени: едва он попадал на освещенный участок, сразу хмурился и спешил отойти. Выглядело это забавно, если не сказать – бредово.
Антон подошел к опустевшему креслу и медленно, словно оно кишило змеями, уселся. Расслабившись, тело тут же дало о себе знать. Боль, дискомфорт, гудение в конечностях – все последствия сумасшедшего дня рухнули на Антона, но встать он уже не мог.
- Почему именно сюда, как ты думаешь? – чуть слышно спросил Дима, со стоном расположившись в соседнем кресле.
Зачем шептать, рассудил Антон, старик Зоран или нет, но со слухом у него уж точно проблем нет. И сказал об этом брату.
- Так все-таки… - что-то мешало Диме говорить в полный голос. Он и сам прекрасно понимал, что от этого Зорана ничего не скроешь. Искоса глянул в темноту, но разглядеть с этой точки мужчину было нереально. Шаги, однако, стихли.
«Его спроси! Чего ты меня спрашиваешь?» - думал ответить Антон, но из темноты раздался голос Зорана, и Саев мигом прикусил язык.
- Останьтесь здесь до утра…
Негодующий гомон.
- Я все понимаю, - Зоран наконец-таки вышел на свет. Лицо его снова преобразилось. Как бы не был зол Антон, он, однако, обратил на это внимание. Теперь на нем были краски. Только глаза были какими-то тусклыми, полуприкрытыми. Холодными.
- Ничего ты не понимаешь! – рявкнул Дима, вцепившись в подлокотники. Его била сильная дрожь. – Там наш дом, и какой-то мудак хочет его по кочкам разложить. И два человека рвут задницы, защищая его.
- Кто? – быстро переспросил Зоран, и глаза его заблестели.
- Что кто? – прохрипел Дима, закашлявшись – у него пересохло в горле, словно он наелся песка.
- Кто сейчас у вас в доме? – нетерпеливо объяснил старик, мельком глянув в угол комнаты.
- Я говорю, Бартон-дворецкий, Эл и какая-то тварь.
- Вы видели того, кто напал?
- Нет, - выдохнул Антон, но глядя на приятеля
- Кто он? – поняв, что сам Зоран ничего не скажет, подтолкнул его Антон.
- Не важно, - отмахнулся Зоран.
- ВАЖНО, твою мать! – зарычал Антон. Он вскочил с кресла, забыв на мгновение о боли в ногах и во всем теле и ринулся к Зорану в надежде ушатать его как следует. Движение старика были молниеносным – и Саев снова оказался на полу. Не задумываясь, однако, он снова вскочил и, брызжа слюной в лицо приятелю, заорал: - ИЛИ ТЫ СКАЖЕШЬ, ЧТО ЭТО ЗА ХРЕН С ГОРЫ! Или и эта твоя конура сгорит!
- Я скажу,- кивнул мужчина. – Но не сейчас.
И мягким движением он отодвинул Антона на шаг подальше от себя.
Антон, тяжело дыша, снова попытался вернуть себя в чувство. Нужно быть спокойнее. Нужно быть хладнокровнее. Нельзя давать волю эмоциям. Спокойнее… спокойнее… спокойнее…
- Постой, - взял он старика за локоть – Зоран послушался. Антон подождал, пытаясь сформулировать пришедшую ему в голову мысль и, наконец, спросил:
- А что там происходит?
Антон кивнул на потолок, не отрывая взгляда от приятеля, но лицо Зорана не выдало эмоций.
- Вы задаете очень много вопросов, - нахмурился Зоран.
- Неожиданно, да? – огрызнулся Антон.
Он сумел унять дрожь, возможно появившуюся от нервного перенапряжения.
- Хорошо, - сдался Зоран. Или сделал вид, что сдался – я отвечу на все ваши вопросы. Но прежде вы должны поспать, а пока вы спите, я решу, куда вас переправить.
Дима глянул в глаза Антону и увидел там то же недоумение, что, вероятно, было и в его.
- Переправить? Куда? Зачем?
Зоран, хоть и со вздохом, но все-таки ответил:
- Домой вам нельзя, - братья не стали спорить, - и здесь оставаться – слишком рискованно. Он может вернуться. Он уже уничтожил мой дом, и может добраться и до убежища.
- Ладно, - легко согласился Антону. Он слишком устал, чтобы что-то выяснять. Зоран прав – утро вечера мудренее. – Вот только как мы уснем?
- За это не беспокойтесь, - ухмыльнулся Зоран, и Дима услышал нотку облегчения в его хрипловатом голосе.
Не успел он подумать хоть о чем-то, как из его глотки вырвался стон ужаса: тело брата, только что стоявшего в нескольких шагах, рухнуло на землю. А на оставшегося стоять Диму, улыбаясь, глядел Зоран.

Автор - Табыч
Дата добавления - 03.12.2011 в 20:35
СамираДата: Суббота, 03.12.2011, 21:27 | Сообщение # 161
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, Антош, я читаю по очень маленьким кусочкам. blush У Феликса в хижине говорила, что стали болеть глаза. Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно. smile Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых. l_daisy

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, Антош, я читаю по очень маленьким кусочкам. blush У Феликса в хижине говорила, что стали болеть глаза. Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно. smile Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 03.12.2011 в 21:27
СообщениеТабыч, Антош, я читаю по очень маленьким кусочкам. blush У Феликса в хижине говорила, что стали болеть глаза. Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно. smile Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 03.12.2011 в 21:27
ТабычДата: Суббота, 03.12.2011, 21:39 | Сообщение # 162
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Самира, понимаю, у самого только один глаз видит)

Quote (Самира)
Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно.

это пока)) баластом кувыркаюсь в прибрежной зоне))

Quote (Самира)
Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых.

приятного чтения!!) blush


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСамира, понимаю, у самого только один глаз видит)

Quote (Самира)
Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно.

это пока)) баластом кувыркаюсь в прибрежной зоне))

Quote (Самира)
Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых.

приятного чтения!!) blush

Автор - Табыч
Дата добавления - 03.12.2011 в 21:39
СообщениеСамира, понимаю, у самого только один глаз видит)

Quote (Самира)
Но ты по форуму не ходишь, и не видел, конечно.

это пока)) баластом кувыркаюсь в прибрежной зоне))

Quote (Самира)
Так что, отписать конкретно по тексту смогу не скоро. Но буду заглядывать и потихоньку интересоваться судьбой братьев Саевых.

приятного чтения!!) blush

Автор - Табыч
Дата добавления - 03.12.2011 в 21:39
АнаитДата: Воскресенье, 04.12.2011, 15:03 | Сообщение # 163
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, оооо. А я сегодня - сейчас в квартире уберусь, кофе налью и засяду за приятное чтение....


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, оооо. А я сегодня - сейчас в квартире уберусь, кофе налью и засяду за приятное чтение....

Автор - Анаит
Дата добавления - 04.12.2011 в 15:03
СообщениеТабыч, оооо. А я сегодня - сейчас в квартире уберусь, кофе налью и засяду за приятное чтение....

Автор - Анаит
Дата добавления - 04.12.2011 в 15:03
ТабычДата: Воскресенье, 04.12.2011, 15:48 | Сообщение # 164
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, буду рад))
маленький кусочек в догонку:

- Ах ты су… - выдохнул Дима, проваливаясь в темноту мягкого теплого одеяла… Он закутался в него поуютнее…
Чернота...
Пробуждение было на редкость легким и приятным. Таким выспавшимся Антон себя никогда не ощущал. Борясь с собой, он все-таки открыл глаза – вопреки надеждам, они с братом находились все в той же комнате. Он лежал на разложенном кресле прикрытый теплым одеялом, вроде бы из верблюжьей шерсти. Горела всего одна свечка – в дальнем углу – и свет от нее нежно касался полуприкрытых век. Приподнявшись на локтях, Антон огляделся по сторонам. Освещения не хватало, чтобы разглядеть всю комнату, но где-то в нескольких метрах слышался все усиливающийся храп.
Дима издал очередной громоподобный рык и проснулся. Взглянув наверх – темнота стала приобретать очертания потолка – он попытался вспомнить все то, что произошло вчера. Или когда это было? Зоран, Арианна, пропажа, нападение… Чем быстрее к нему возвращалась память, тем тяжелее становилось дышать – к горлу подкатывал тошнотворный привкус обреченности. Как они могли так вляпаться? Память вновь отмотала пленку назад, показав ему день отъезда из России… Появилось едва преодолимое желание сплюнуть это воспоминание – он наказал себе никогда не вспоминать ту жизнь, как бы тяжело или даже невозможно и глупо это не было. Но пусть прошлое окажется в прошлом.
- Братуха, ты тут? – еще сонно окликнул Дима.
- Ага.
Оба как по команде встали и, потягиваясь и зевая, подошли в поле зрения друг друга.
- А где этот? – спросил Дима и покрутил пальцем у виска.
Антон с усмешкой пожал плечами, искренне надеясь, что Зоран не видел этого жеста.
- Эмм…Зо… - начал, было, Дима и запнулся, вопросительно глядя на брата.
- Зоран, - улыбнулся Антон.
Затем повторил громче, но никто не откликнулся.
- Сами с усами, - он пожал плечами, подойдя к стене. От нечего делать Антон сжал фитилек первой попавшейся свечки большим и указательным пальцем… естественно ничего не произошло.
- Ага, разбежался, - прокомментировал Дима.
Внезапно все свечи в комнате вспыхнули. Антон даже уставился на свои руки, с ужасом и восхищением… но ни тут-то было. Объяснение появилось секундой позже:
- Что, очнулись? – перед ними как из ниоткуда появился Зоран, весь отглаженный, отстиранный, и набриолининый. Что по сравнению с помятыми Саевыми смотрелось как-то вызывающе. – Еще не очень, да?
- Ну где-то как-то, - слегка понуро ответил Дима. И помедлив, спросил: - Ну так что?
- Значит так, с вашими родными все в порядке, они сейчас в доме…
- Все? Все дома?– перебил Антону. Его собственный голос показался ему более взволнованным, чем он был на самом деле.
- Нет, - нахмурился Зоран. Сердце у братьев екнуло: кто еще? – Кроме Арианны.
На душе у Антона невольно заскреблись кошки: он испытал некоторое облегчение, за что совесть его слегка погрызла. Все-таки отец и Дима ему были куда ближе, чем неизвестная еще Арианна, пусть и в прошлом – бабушка. Дима же громко выдохнул. В отличие от брата он не скрывал облегчения. Так уж сложилось – Дима не раз замечал – что он был куда более эмоциональным.
- Тогда ты можешь отправить нас домой, а? – с надеждой спросил он, хоть и знал, что у старика совсем другое на уме.
Зоран снова покачал головой.
- А почему?
- Это опасно, - ушел от ответа старый партизан. – За домом присмотрят. Вам же нужно уходить. У меня есть один хороший знакомый. Я укрою вас у него.
- Далеко? – не зная, для чего поинтересовался Антон. На самом деле это его не очень-то и интересовало. Да и к тому же, расстояние в этом новом пока мире, как ему казалось, не имеет особого значения.
- Ну как сказать…
- Неважно, - все-таки отмахнулся Антон.
- Его зовут Краков. Кинстен Краков. Он держит гостиницу в одном маленьком городе. Там вы будете в безопасности. Только, будьте любезны, передайте это ему, - и он вытащил из кармана круглый, двояковыпуклый серебряный медальон, на короткой цепочке.. По кромке его тянулись замысловатые иероглифы а в середине были высечены четыре перекрещенные «остриями» буквы V, так что «острия» накладывались друг на друга.
Зоран мотнул головой и продолжил:
- Не важно. Но он поймет.
- Хорошо, - неуверенно сказал Дима, приняв посылку.
- В путь? – скрестив руки на груди, спросил Антон. Он не выносил долгих размусоливаний перед нелегкой дорогой.
- Ну как скажешь, - кивнул Зоран и жестом пригласил их пойти за собой.
В неосвещенной части комнаты оказалась дверь, и Зоран, жестом кавалера, позволил братьям первым зайти в полумрак проема - только что-то поблескивало в новой комнате, едва-едва ее освещая. Послышался отдаленный грохот, как первые раскаты грома. И легкий шелест сверху оповестил о начавшемся дожде.
Антон зашел вслед за Димой и дверь за его спиной тут же захлопнулась.
- Эй! – крикнул он.
Никто не ответил. Старик их все-таки предал.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами

Сообщение отредактировал Табыч - Воскресенье, 04.12.2011, 22:23
 
СообщениеАнаит, буду рад))
маленький кусочек в догонку:

- Ах ты су… - выдохнул Дима, проваливаясь в темноту мягкого теплого одеяла… Он закутался в него поуютнее…
Чернота...
Пробуждение было на редкость легким и приятным. Таким выспавшимся Антон себя никогда не ощущал. Борясь с собой, он все-таки открыл глаза – вопреки надеждам, они с братом находились все в той же комнате. Он лежал на разложенном кресле прикрытый теплым одеялом, вроде бы из верблюжьей шерсти. Горела всего одна свечка – в дальнем углу – и свет от нее нежно касался полуприкрытых век. Приподнявшись на локтях, Антон огляделся по сторонам. Освещения не хватало, чтобы разглядеть всю комнату, но где-то в нескольких метрах слышался все усиливающийся храп.
Дима издал очередной громоподобный рык и проснулся. Взглянув наверх – темнота стала приобретать очертания потолка – он попытался вспомнить все то, что произошло вчера. Или когда это было? Зоран, Арианна, пропажа, нападение… Чем быстрее к нему возвращалась память, тем тяжелее становилось дышать – к горлу подкатывал тошнотворный привкус обреченности. Как они могли так вляпаться? Память вновь отмотала пленку назад, показав ему день отъезда из России… Появилось едва преодолимое желание сплюнуть это воспоминание – он наказал себе никогда не вспоминать ту жизнь, как бы тяжело или даже невозможно и глупо это не было. Но пусть прошлое окажется в прошлом.
- Братуха, ты тут? – еще сонно окликнул Дима.
- Ага.
Оба как по команде встали и, потягиваясь и зевая, подошли в поле зрения друг друга.
- А где этот? – спросил Дима и покрутил пальцем у виска.
Антон с усмешкой пожал плечами, искренне надеясь, что Зоран не видел этого жеста.
- Эмм…Зо… - начал, было, Дима и запнулся, вопросительно глядя на брата.
- Зоран, - улыбнулся Антон.
Затем повторил громче, но никто не откликнулся.
- Сами с усами, - он пожал плечами, подойдя к стене. От нечего делать Антон сжал фитилек первой попавшейся свечки большим и указательным пальцем… естественно ничего не произошло.
- Ага, разбежался, - прокомментировал Дима.
Внезапно все свечи в комнате вспыхнули. Антон даже уставился на свои руки, с ужасом и восхищением… но ни тут-то было. Объяснение появилось секундой позже:
- Что, очнулись? – перед ними как из ниоткуда появился Зоран, весь отглаженный, отстиранный, и набриолининый. Что по сравнению с помятыми Саевыми смотрелось как-то вызывающе. – Еще не очень, да?
- Ну где-то как-то, - слегка понуро ответил Дима. И помедлив, спросил: - Ну так что?
- Значит так, с вашими родными все в порядке, они сейчас в доме…
- Все? Все дома?– перебил Антону. Его собственный голос показался ему более взволнованным, чем он был на самом деле.
- Нет, - нахмурился Зоран. Сердце у братьев екнуло: кто еще? – Кроме Арианны.
На душе у Антона невольно заскреблись кошки: он испытал некоторое облегчение, за что совесть его слегка погрызла. Все-таки отец и Дима ему были куда ближе, чем неизвестная еще Арианна, пусть и в прошлом – бабушка. Дима же громко выдохнул. В отличие от брата он не скрывал облегчения. Так уж сложилось – Дима не раз замечал – что он был куда более эмоциональным.
- Тогда ты можешь отправить нас домой, а? – с надеждой спросил он, хоть и знал, что у старика совсем другое на уме.
Зоран снова покачал головой.
- А почему?
- Это опасно, - ушел от ответа старый партизан. – За домом присмотрят. Вам же нужно уходить. У меня есть один хороший знакомый. Я укрою вас у него.
- Далеко? – не зная, для чего поинтересовался Антон. На самом деле это его не очень-то и интересовало. Да и к тому же, расстояние в этом новом пока мире, как ему казалось, не имеет особого значения.
- Ну как сказать…
- Неважно, - все-таки отмахнулся Антон.
- Его зовут Краков. Кинстен Краков. Он держит гостиницу в одном маленьком городе. Там вы будете в безопасности. Только, будьте любезны, передайте это ему, - и он вытащил из кармана круглый, двояковыпуклый серебряный медальон, на короткой цепочке.. По кромке его тянулись замысловатые иероглифы а в середине были высечены четыре перекрещенные «остриями» буквы V, так что «острия» накладывались друг на друга.
Зоран мотнул головой и продолжил:
- Не важно. Но он поймет.
- Хорошо, - неуверенно сказал Дима, приняв посылку.
- В путь? – скрестив руки на груди, спросил Антон. Он не выносил долгих размусоливаний перед нелегкой дорогой.
- Ну как скажешь, - кивнул Зоран и жестом пригласил их пойти за собой.
В неосвещенной части комнаты оказалась дверь, и Зоран, жестом кавалера, позволил братьям первым зайти в полумрак проема - только что-то поблескивало в новой комнате, едва-едва ее освещая. Послышался отдаленный грохот, как первые раскаты грома. И легкий шелест сверху оповестил о начавшемся дожде.
Антон зашел вслед за Димой и дверь за его спиной тут же захлопнулась.
- Эй! – крикнул он.
Никто не ответил. Старик их все-таки предал.

Автор - Табыч
Дата добавления - 04.12.2011 в 15:48
СообщениеАнаит, буду рад))
маленький кусочек в догонку:

- Ах ты су… - выдохнул Дима, проваливаясь в темноту мягкого теплого одеяла… Он закутался в него поуютнее…
Чернота...
Пробуждение было на редкость легким и приятным. Таким выспавшимся Антон себя никогда не ощущал. Борясь с собой, он все-таки открыл глаза – вопреки надеждам, они с братом находились все в той же комнате. Он лежал на разложенном кресле прикрытый теплым одеялом, вроде бы из верблюжьей шерсти. Горела всего одна свечка – в дальнем углу – и свет от нее нежно касался полуприкрытых век. Приподнявшись на локтях, Антон огляделся по сторонам. Освещения не хватало, чтобы разглядеть всю комнату, но где-то в нескольких метрах слышался все усиливающийся храп.
Дима издал очередной громоподобный рык и проснулся. Взглянув наверх – темнота стала приобретать очертания потолка – он попытался вспомнить все то, что произошло вчера. Или когда это было? Зоран, Арианна, пропажа, нападение… Чем быстрее к нему возвращалась память, тем тяжелее становилось дышать – к горлу подкатывал тошнотворный привкус обреченности. Как они могли так вляпаться? Память вновь отмотала пленку назад, показав ему день отъезда из России… Появилось едва преодолимое желание сплюнуть это воспоминание – он наказал себе никогда не вспоминать ту жизнь, как бы тяжело или даже невозможно и глупо это не было. Но пусть прошлое окажется в прошлом.
- Братуха, ты тут? – еще сонно окликнул Дима.
- Ага.
Оба как по команде встали и, потягиваясь и зевая, подошли в поле зрения друг друга.
- А где этот? – спросил Дима и покрутил пальцем у виска.
Антон с усмешкой пожал плечами, искренне надеясь, что Зоран не видел этого жеста.
- Эмм…Зо… - начал, было, Дима и запнулся, вопросительно глядя на брата.
- Зоран, - улыбнулся Антон.
Затем повторил громче, но никто не откликнулся.
- Сами с усами, - он пожал плечами, подойдя к стене. От нечего делать Антон сжал фитилек первой попавшейся свечки большим и указательным пальцем… естественно ничего не произошло.
- Ага, разбежался, - прокомментировал Дима.
Внезапно все свечи в комнате вспыхнули. Антон даже уставился на свои руки, с ужасом и восхищением… но ни тут-то было. Объяснение появилось секундой позже:
- Что, очнулись? – перед ними как из ниоткуда появился Зоран, весь отглаженный, отстиранный, и набриолининый. Что по сравнению с помятыми Саевыми смотрелось как-то вызывающе. – Еще не очень, да?
- Ну где-то как-то, - слегка понуро ответил Дима. И помедлив, спросил: - Ну так что?
- Значит так, с вашими родными все в порядке, они сейчас в доме…
- Все? Все дома?– перебил Антону. Его собственный голос показался ему более взволнованным, чем он был на самом деле.
- Нет, - нахмурился Зоран. Сердце у братьев екнуло: кто еще? – Кроме Арианны.
На душе у Антона невольно заскреблись кошки: он испытал некоторое облегчение, за что совесть его слегка погрызла. Все-таки отец и Дима ему были куда ближе, чем неизвестная еще Арианна, пусть и в прошлом – бабушка. Дима же громко выдохнул. В отличие от брата он не скрывал облегчения. Так уж сложилось – Дима не раз замечал – что он был куда более эмоциональным.
- Тогда ты можешь отправить нас домой, а? – с надеждой спросил он, хоть и знал, что у старика совсем другое на уме.
Зоран снова покачал головой.
- А почему?
- Это опасно, - ушел от ответа старый партизан. – За домом присмотрят. Вам же нужно уходить. У меня есть один хороший знакомый. Я укрою вас у него.
- Далеко? – не зная, для чего поинтересовался Антон. На самом деле это его не очень-то и интересовало. Да и к тому же, расстояние в этом новом пока мире, как ему казалось, не имеет особого значения.
- Ну как сказать…
- Неважно, - все-таки отмахнулся Антон.
- Его зовут Краков. Кинстен Краков. Он держит гостиницу в одном маленьком городе. Там вы будете в безопасности. Только, будьте любезны, передайте это ему, - и он вытащил из кармана круглый, двояковыпуклый серебряный медальон, на короткой цепочке.. По кромке его тянулись замысловатые иероглифы а в середине были высечены четыре перекрещенные «остриями» буквы V, так что «острия» накладывались друг на друга.
Зоран мотнул головой и продолжил:
- Не важно. Но он поймет.
- Хорошо, - неуверенно сказал Дима, приняв посылку.
- В путь? – скрестив руки на груди, спросил Антон. Он не выносил долгих размусоливаний перед нелегкой дорогой.
- Ну как скажешь, - кивнул Зоран и жестом пригласил их пойти за собой.
В неосвещенной части комнаты оказалась дверь, и Зоран, жестом кавалера, позволил братьям первым зайти в полумрак проема - только что-то поблескивало в новой комнате, едва-едва ее освещая. Послышался отдаленный грохот, как первые раскаты грома. И легкий шелест сверху оповестил о начавшемся дожде.
Антон зашел вслед за Димой и дверь за его спиной тут же захлопнулась.
- Эй! – крикнул он.
Никто не ответил. Старик их все-таки предал.

Автор - Табыч
Дата добавления - 04.12.2011 в 15:48
ТабычДата: Четверг, 15.12.2011, 17:47 | Сообщение # 165
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
***
Антон осторожно обернулся и размахнулся ударить по двери, но цели не оказалось – братья стояли в пустоте.
- Антох, - боясь уже сойти с ума, позвал Дима.
- А?
Антон был напряжен до предела, мысли летели по извилинам и рвались наружу. «Когда это все закончится? Закончится, закончится. Когда?» Вопрос этот повторялся без конца, и каждое слово отдавалось эхом.
- Б! – рявкнул Дима. «Нервы не к черту», - подумал он, стараясь рассмотреть брата, но в ответ на него взглянула непроглядная тьма. – Что случилось?
- Тихо, не ори, - спокойно ответил он. Ему было проще сохранить спокойствие, когда кто-то нервничал.
– Надо найти свет.
- Да ты что? – съязвил Антон, и оба усмехнулись.
Дима пошел вперед, осторожно ступая на каменный пол и двигая руками, словно зомби, вышедший на охоту. Это напомнило коридор на чердаке их дома, где не было стен, до тех пор, пока не появился свет; а если здесь также? Что, если им предстоит вечно блуждать в темноте? Антону даже не собирался позориться и произносить известную им с братом фразу. Заклинанием это или, что-то типа кодового слова, но здесь оно не подействует.
- Братан? – позвал Дима. Испугался, что брат снова пропал.
- Тут я, - успокоил его Антон.
Но не успел Дима расслабиться, как страх наполнил его легкие вытеснив даже холодный воздух: голос Антон звучал так, словно он кричал за сотни метров отсюда.
- Где именно?
- Слева… - тьфу ты! – справа от тебя, - кое-как сориентировался Антону, – метрах в пяти.
«В пяти», - как завороженный повторил про себя Дима. Теперь он был уверен – ему не показалось. Голос звучал издалека и никак иначе. Может, Антон слегка свихнулся и, пройдя сотню метров, просто-напросто этого не заметил? Да ну, ерунда какая-то! Свихнуться-то тут, понятно, не грех. Но дело и не в этом: не успел бы он так далеко уйти. Никак не успел. Может, пещера так искажает звуки? Дима попытался припомнить все то, что знает о звуках…
- Ну ты где, ё моё? – отвлек его Антон. – Идешь вообще?
- Иду, - кивнул темноте Дима.и добавил: - Ты говори что-нибудь. Я на голос пойду. Не видно ж нихрена!
«Как-то долго он эти пять метров идет, - нахмурился Антону, – голос в двух шагах, а его самого нет»
Хорошо, - ответил он, решая, о чем говорить. Начал, припомнив старый фильм: - Матерый разведчик Джонс смотрел в овал иллюминатора. Внизу, в кромешной ночной тьме проплывала чужая, загадочная земля. На тонких губах шпиона играла зловещая улыбка…
- Эй, эй, эй! – с улыбкой воскликнул Дима. – Хватит!
Голос брата, теперь ставший чуть ближе, вызывал не самые приятные ощущения. Цитата хорошая, спору нет; но в их ситуации, несколько, на душу не ложится.
«Нет, - решил Дима, вернувшись к своим мыслям, - искажать звуки пещера может, да. Но полностью имитировать звук, идущий с далекого расстояния – это нереально. В нормально мире, - поправил он сам себя. – А не в этом – как его? – Средиземье? Иноземье? Как банально…»
Дима сделал очередной шаг, и голос Антона навалился на него, как набежавшая волна. Он протянул руку и коснулся чего-то мягкого и холодного. Через секунду – когда «что-то мягкое» зашевелилось – он отдернул руку.
Псссссс-сссссс-ссссс-сс!
- Господи! – вырвалось у братьев, и они пошатнувшись, столкнулись друг с другом. Чуть не заорав еще и от этого, Антон схватил брата за плечо и зашептал ему на ухо:
- Тихо! Не шевелись!
Дима кивнул. Ему было наплевать – увидел это брат или нет. Он надеялся только на одно: Антон уже слышал этот звук и знает, что делать. Потому что он, Дима, не имел ни малейшего понятия. Этот звук напоминал шипение обезумевшей змеи. Дима уже слышал однажды: они с братом, будучи еще совеем юнцами, пошли с отцом в серпентарий полюбоваться на змей. Эта выставка проходила примерно каждые три-четыре года, и в тот год среди списка посещаемых городов оказался и их. Такого количества змей не было ни в одной из выставок. Это было грандиозно. И, конечно, любое подобное мероприятие как обычно сопровождается вспышками фотоаппаратов и показательными съемками. Бралась довольно крупная, но спокойная змея, и укладывалась на шею смельчаку. В тот раз это был удав (Дима даже запомнил его название – «королевский»), и воздвигли его на шею какому-то мальчугану, чуть помладше Саевых. Паренек лихо позировал, неумело скрывая страх за дрожащей улыбкой, но выглядел он вполне приемлемо. Тут какой-то выскочка из числа зевак, возьми, да и пшыкни дезодорантом прямо в морду змеи. Что тут началось! Все подняли крик, мама мальчика рванула к нему, но ее опередил молодой парень, который и укладывал змею. Со скоростью молнии он схватил змею, не дав ей даже цапнуть мальчишку. Змея шипела, как ненормальная, извиваясь в руках парня, как червяк перед крючком. Это шипение Дима и запомнил на всю жизнь. С тех пор фраза «Спокойный, как удав» вызывает у него легкую улыбку.
Темнота начала отступать, вернее,распадаться, как масляное пятно на воде, разделяясь на островки. И впереди, буквально на расстоянии вытянутой руки от Димы, появились очертания этого. Ну, «это» при общем рассмотрении походило чем-то на немного сумасшедшую обезьянку: огромные серо-голубые глаза, почти вылезшие из орбит; почти лысый череп, из которого торчали длинные уши, растопыренные в разные стороны и сильно заросшие шерстью; голова напоминала нечто среднее между мячом для игры в обычный и американский футбол. Дима вспомнил, как Антон рассказывал о существах, которых встретил в пещерах – он называл их какими-то ракхами или рахами. Он не упомянул только одного – размера этого существа. Долбанная «обезьянка» ростом была добрых метра два с полтиной, а то и больше. Существо посмотрело на гостей, наклонив голову вбок, как щенок; и в его глазах – Дима всем сердцем надеялся, что не ошибся – промелькнуло любопытство. Игривое любопытство того же щенка, на которого он был пусть и очень отдаленно, но похож.
Антон стоял, как мешком с землей огретый. Прямо перед ним, в двух шагах стояло существо. Это был ракх – безусловно! Но… он был огромен!Эта зверюга была выше всех остальных метра на полтора. Антон лихорадочно нащупал карман, где должна была лежать палка, данная Зораном, но словно чужим мозгом осознавая: она ему не поможет. Если существо кинется – оно разорвет. Сердце колотилось, как бешеное, словно ища выход наружу. Оно ломилось из грудной клетки, причиняя адскую боль. В целом, у Антона было два выхода: либо дождаться, пока существо бросится на них, либо дождаться пока у него, Антона, будет сердечный приступ. А что еще? Попытаться уладить миром этот вопрос? Легко, если б ракх-переросток умел разговаривать. Антон, конечно, мог бы «псссыкнуть» на зверя, но что-то подсказывало ему, что так делать не стоит. Молчание затянулось. К этому моменту тьма, которая уже начала спадать, растворилась окончательно, и зверь предстал перед братьями во всей красе. Ну, или они перед ним…Антону потянулся за палкой, медленно отводя брата в сторону. Мышцы у того были напряжены – плохой знак, брат совсем на взводе. Дима бросил быстрый взгляд на старшего брата и, кивнув, сместился в сторону и поднял кулаки к груди.
- Его надо напугать, - чуть слышно прошептал Антон. – На счет три…
Дима стал лихорадочно соображать, как можно напугать это, но брат уже считал:
- Раз, - он посмотрел на Диму, убедившись, что тот готов. Тот был готов, - два, - он отпустил Димино плечо, взявшись обеими руками за рукоятку сложенного оружия.
- ТРИ! – вдвоем заорали они, и ввысь взметнулась палка, и почти обрушилась на голову существа. В последний момент сердце Антона екнуло и чуть не остановилось. Именно в эту секунду, когда рука, подчиняясь инстинкту убивать, уже рассекала оружием воздух, Антон вспомнил слова Зорана. Они зазвучали в его пустой голове, как ветер в арке: «…их нужно напугать и замереть»; и собственный голос: «а нападать на них?»; и снова Зоран: «не желательно, если только они не издадут боевой клич…»
- Замри! – что было сил, крикнул он, дернув брата за плечо.
Дима опешил от такого поворота, но как можно быстрее послушался совета брата. Антон тоже замер, непонятно зачем держа какую-то палку над головой. Почему он не ударил? Или Дима чего-то не знал? Тут случилось необъяснимое: ракх всплеснул руками – размах у него был метра три – затем, радостно завизжав, бросился к братьям и… обнял их. Ну, вернее, чуть не задушил, конечно.
- Уууииииууу! – завопил он, тягая братьев, как щенков.
- Эй-эй-эй, - задыхаясь, взмолились Антон. – Остановись.
Существо, словно поняв их речь, отпустило их и сверкающим взглядом уставилось на братьев.
- Ты п-понимаешь нас? – Дима держался за грудь, Антон за живот. Объятия ракха оказались весьма крепкими.
Существо закивало.
- Как тебя зовут? – вежливо спросил Антону.
- Мио, - ответил ракх. Он не просто понимал ребят, но и умел разговаривать.
В порыве эмоций братья представились в ответ. Ракх закивал и несколько раз подпрыгнул, отчего стены заходили ходуном. В этот момент Дима первый раз осмотрелись в помещении. Они стояли в круглой комнате, чем-то напоминающей ту, из которой они вышли. Но в отличие от той, в этой было еще кое-что. Прямо у них под носом стоял здоровенный агрегат: на полу была круглая площадка, с выведенными по кромке символами; и кверху (наподобие клетки) тянулись черные длинные прутья. Штук шесть прутьев было изогнуто, как бивни; еще два – прямые. Между этими двумя стоял Антон, почти зайдя в «клетку».
«Что это за хрень?» - сначала подумал Дима, потом спросил вслух
Антон знал, что это. Это бал аппарат перемещения. С помощью такого же – или похожего – Антон вернулся домой из этой… области. Подавив в себе почти непреодолимое желание, он вышел из машины.
- С помощью этой «хрени» я и вернулся домой, - пояснил Антону, не вдаваясь в подробности – брат их и так знал.
Дима кивнул, разглядывая аппарат.
- А как он… ну, работает? – спросил он, мельком взглянув на ракха – тот стоял молча и на удивление спокойно. Выдрессирован он был великолепно.
- Не знаю, - опустил голову Антону. – Его Зоран запускал.
При мысли о нем, горло Антону свернулось в комок. Однако, ничего же с ними не случилось. Никто их не убил. Они не заблудились. И сейчас, стоя в освещенной комнате, Антон понял, что они и не могли заблудиться: из этой комнаты шел один единственный коридор, из которого они, собственно, и вышли. Может Зоран и не хотел причинить им вреда, успокаивал себя Антон. Он просто не мог поверить в то, что этот человек, который ему так помог, смог бы загнать его угол, как зайца.
- Что-то произошло, - прошептал Дима. – Поэтому он и закинул нас сюда.
- Надеюсь, - коротко ответил Антон. Больше они не касались этой темы.
- Мио? – Антону повернулся к ракху, который тут же радостно всхлипнул. – Зачем ты здесь? Что ты здесь делаешь?
Глаза ракха медленно закатились и закрылись. «Задумался», - решил Антону. Тут существо открыло глаза и, вытянувшись по стойке «смирно», принялось расхаживать взад-вперед мимо машины.
- Ты охраняешь? – догадался Антон.
Существо активно закивало.
«Это становится интересным», - усмехнулся про себя Антон.
- Вот это? – он указал на аппарат, хотя уже знал ответ, и ракх его просто подтвердил.
- Ты можешь нас пустить? – задал он самый главный вопрос.
- Да, - вдруг вполне ясно и отчетливо произнес ракх. По-человечески.
Братья радостно выдохнули и сделали шаг к аппарату. Но в этот момент, ракх взвизгнул и перегородил им путь.
- Мио… иг-ру-шка… - пролепетал он.
- Игрушка? – Антон посмотрел на Диму, но тот лишь неопределенно пожал плечами. – Ты потерял игрушку?
- Нет, - «да» и «нет» ракх произносил лучше всего.
- Ты хочешь игрушку? – спросил Дима.
Мио перевел взгляд на него и, зажмурившись, кивнул, добавив:
- Игруш-ка. Хочешь.
С этими словами он сжал лапы в кулаки (когти исчезли в подушечках пальцев) и поднял их – братья напряглись – но над головой он соединил кулаки один сверху другого и рассек воздух.
- Палку, - прошептал Дима на ухо брату. – Ему нужна твоя палка.
- Я не дам, - наотрез отказался Антон. – Во-первых, он вырубит себя, во-вторых, она мне нужна, - и выразительно посмотрев на брата, добавил свистящим шепотом: - Она нам нужна.
- Игрушка, - Мио научился говорить это слово без запинок.
Тон его стал более настойчивым, и братья решили поторопиться с выбором. Пока тон гиганта не стал очень настойчивым.
- Что у нас еще есть? - Антон осмотрел себя и брата с ног до головы.
- Да ничего.
- Надо хоть что-нибудь оставить.
Антон пошарил в карманах и к ужасу своему нащупал там… сверток. Развернув его, он чуть не зарычал от негодования – внутри покоился камень. Все тот же.
- Но он же исчез? Или?..
Антон стал лихорадочно вспоминать, когда в последний раз видел треклятый камешек.
- Для начала, - Дима бессовестно вырвал его из воспоминаний, - это не тот камень. Этот меньше.
- Точно! – воскликнул Антон. И впрямь, лежащий на его ладони кусочек таинственной породы, был раза в два меньше того, первоначального. А на одной из граней был заметен скол… - Это половинка того, что разломил Зоран.
- Отдавай, – выдохнул Дима. – Одни беды от него.
И Антон протянул подарок. Мио долго разглядывал предмет в руках человека, потом осторожно протянул широкую трехпалую ладонь. Антон положил на нее камень, судорожно выдохнув – что-то изменилось, когда он лишился камня. Сложно было только сказать - в лучшую или худшую сторону.
Видя, что монстр пока вяло реагирует на подарок – поворачивает голову как любопытный щенок - Антон выхватил торчащую из кармана брата пачку сигарет.
- Давай еще это. Надеюсь, его тут не только говорить научили.
И предложил сигаретку новому знакомому. Тот, скорчив рожу, принял подарок и аккуратно поставил ее фильтром на землю – сигарета даже не качнулась.
- О! – в один голос воскликнули братья. В их головах возникла одна и та же идея. Притянутая за уши, конечно, но на большее уже не было времени.
- Смотри, - Антон вытащил оставшиеся сигареты и положил пачку на землю. – Ты можешь что-нибудь построить. Смотри.
И Саев, глядя ракху прямо в глаза попытался водрузить что-то вроде карточного домика, но из сигарет. В этот момент, ракх чуть не взревев подскочил к нему и выхватил их из руки.
- А, - легко согласился Антон, счастливый, что жив остался. И сух. Прыжок зверя был слишком неожиданный. – Сам? Ну, давай сам.
- Ну что? – выступил вперед Дима. – Пропустишь нас?
Существо оторвалось от «иг-руш-ек» и подошло к аппарату сбоку. Там находилась небольшая панель на длинной подставке (как раз под рост Мио). Братья вошли внутрь.
- А куда? – опомнился Дима, но с внутренней стороны «бивней» уже образовалась многоцветная сфера, наполненная чем-то кружащимся и текучим, и их поглотил знакомый Антону водоворот красок инеизвестных пейзажей.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение***
Антон осторожно обернулся и размахнулся ударить по двери, но цели не оказалось – братья стояли в пустоте.
- Антох, - боясь уже сойти с ума, позвал Дима.
- А?
Антон был напряжен до предела, мысли летели по извилинам и рвались наружу. «Когда это все закончится? Закончится, закончится. Когда?» Вопрос этот повторялся без конца, и каждое слово отдавалось эхом.
- Б! – рявкнул Дима. «Нервы не к черту», - подумал он, стараясь рассмотреть брата, но в ответ на него взглянула непроглядная тьма. – Что случилось?
- Тихо, не ори, - спокойно ответил он. Ему было проще сохранить спокойствие, когда кто-то нервничал.
– Надо найти свет.
- Да ты что? – съязвил Антон, и оба усмехнулись.
Дима пошел вперед, осторожно ступая на каменный пол и двигая руками, словно зомби, вышедший на охоту. Это напомнило коридор на чердаке их дома, где не было стен, до тех пор, пока не появился свет; а если здесь также? Что, если им предстоит вечно блуждать в темноте? Антону даже не собирался позориться и произносить известную им с братом фразу. Заклинанием это или, что-то типа кодового слова, но здесь оно не подействует.
- Братан? – позвал Дима. Испугался, что брат снова пропал.
- Тут я, - успокоил его Антон.
Но не успел Дима расслабиться, как страх наполнил его легкие вытеснив даже холодный воздух: голос Антон звучал так, словно он кричал за сотни метров отсюда.
- Где именно?
- Слева… - тьфу ты! – справа от тебя, - кое-как сориентировался Антону, – метрах в пяти.
«В пяти», - как завороженный повторил про себя Дима. Теперь он был уверен – ему не показалось. Голос звучал издалека и никак иначе. Может, Антон слегка свихнулся и, пройдя сотню метров, просто-напросто этого не заметил? Да ну, ерунда какая-то! Свихнуться-то тут, понятно, не грех. Но дело и не в этом: не успел бы он так далеко уйти. Никак не успел. Может, пещера так искажает звуки? Дима попытался припомнить все то, что знает о звуках…
- Ну ты где, ё моё? – отвлек его Антон. – Идешь вообще?
- Иду, - кивнул темноте Дима.и добавил: - Ты говори что-нибудь. Я на голос пойду. Не видно ж нихрена!
«Как-то долго он эти пять метров идет, - нахмурился Антону, – голос в двух шагах, а его самого нет»
Хорошо, - ответил он, решая, о чем говорить. Начал, припомнив старый фильм: - Матерый разведчик Джонс смотрел в овал иллюминатора. Внизу, в кромешной ночной тьме проплывала чужая, загадочная земля. На тонких губах шпиона играла зловещая улыбка…
- Эй, эй, эй! – с улыбкой воскликнул Дима. – Хватит!
Голос брата, теперь ставший чуть ближе, вызывал не самые приятные ощущения. Цитата хорошая, спору нет; но в их ситуации, несколько, на душу не ложится.
«Нет, - решил Дима, вернувшись к своим мыслям, - искажать звуки пещера может, да. Но полностью имитировать звук, идущий с далекого расстояния – это нереально. В нормально мире, - поправил он сам себя. – А не в этом – как его? – Средиземье? Иноземье? Как банально…»
Дима сделал очередной шаг, и голос Антона навалился на него, как набежавшая волна. Он протянул руку и коснулся чего-то мягкого и холодного. Через секунду – когда «что-то мягкое» зашевелилось – он отдернул руку.
Псссссс-сссссс-ссссс-сс!
- Господи! – вырвалось у братьев, и они пошатнувшись, столкнулись друг с другом. Чуть не заорав еще и от этого, Антон схватил брата за плечо и зашептал ему на ухо:
- Тихо! Не шевелись!
Дима кивнул. Ему было наплевать – увидел это брат или нет. Он надеялся только на одно: Антон уже слышал этот звук и знает, что делать. Потому что он, Дима, не имел ни малейшего понятия. Этот звук напоминал шипение обезумевшей змеи. Дима уже слышал однажды: они с братом, будучи еще совеем юнцами, пошли с отцом в серпентарий полюбоваться на змей. Эта выставка проходила примерно каждые три-четыре года, и в тот год среди списка посещаемых городов оказался и их. Такого количества змей не было ни в одной из выставок. Это было грандиозно. И, конечно, любое подобное мероприятие как обычно сопровождается вспышками фотоаппаратов и показательными съемками. Бралась довольно крупная, но спокойная змея, и укладывалась на шею смельчаку. В тот раз это был удав (Дима даже запомнил его название – «королевский»), и воздвигли его на шею какому-то мальчугану, чуть помладше Саевых. Паренек лихо позировал, неумело скрывая страх за дрожащей улыбкой, но выглядел он вполне приемлемо. Тут какой-то выскочка из числа зевак, возьми, да и пшыкни дезодорантом прямо в морду змеи. Что тут началось! Все подняли крик, мама мальчика рванула к нему, но ее опередил молодой парень, который и укладывал змею. Со скоростью молнии он схватил змею, не дав ей даже цапнуть мальчишку. Змея шипела, как ненормальная, извиваясь в руках парня, как червяк перед крючком. Это шипение Дима и запомнил на всю жизнь. С тех пор фраза «Спокойный, как удав» вызывает у него легкую улыбку.
Темнота начала отступать, вернее,распадаться, как масляное пятно на воде, разделяясь на островки. И впереди, буквально на расстоянии вытянутой руки от Димы, появились очертания этого. Ну, «это» при общем рассмотрении походило чем-то на немного сумасшедшую обезьянку: огромные серо-голубые глаза, почти вылезшие из орбит; почти лысый череп, из которого торчали длинные уши, растопыренные в разные стороны и сильно заросшие шерстью; голова напоминала нечто среднее между мячом для игры в обычный и американский футбол. Дима вспомнил, как Антон рассказывал о существах, которых встретил в пещерах – он называл их какими-то ракхами или рахами. Он не упомянул только одного – размера этого существа. Долбанная «обезьянка» ростом была добрых метра два с полтиной, а то и больше. Существо посмотрело на гостей, наклонив голову вбок, как щенок; и в его глазах – Дима всем сердцем надеялся, что не ошибся – промелькнуло любопытство. Игривое любопытство того же щенка, на которого он был пусть и очень отдаленно, но похож.
Антон стоял, как мешком с землей огретый. Прямо перед ним, в двух шагах стояло существо. Это был ракх – безусловно! Но… он был огромен!Эта зверюга была выше всех остальных метра на полтора. Антон лихорадочно нащупал карман, где должна была лежать палка, данная Зораном, но словно чужим мозгом осознавая: она ему не поможет. Если существо кинется – оно разорвет. Сердце колотилось, как бешеное, словно ища выход наружу. Оно ломилось из грудной клетки, причиняя адскую боль. В целом, у Антона было два выхода: либо дождаться, пока существо бросится на них, либо дождаться пока у него, Антона, будет сердечный приступ. А что еще? Попытаться уладить миром этот вопрос? Легко, если б ракх-переросток умел разговаривать. Антон, конечно, мог бы «псссыкнуть» на зверя, но что-то подсказывало ему, что так делать не стоит. Молчание затянулось. К этому моменту тьма, которая уже начала спадать, растворилась окончательно, и зверь предстал перед братьями во всей красе. Ну, или они перед ним…Антону потянулся за палкой, медленно отводя брата в сторону. Мышцы у того были напряжены – плохой знак, брат совсем на взводе. Дима бросил быстрый взгляд на старшего брата и, кивнув, сместился в сторону и поднял кулаки к груди.
- Его надо напугать, - чуть слышно прошептал Антон. – На счет три…
Дима стал лихорадочно соображать, как можно напугать это, но брат уже считал:
- Раз, - он посмотрел на Диму, убедившись, что тот готов. Тот был готов, - два, - он отпустил Димино плечо, взявшись обеими руками за рукоятку сложенного оружия.
- ТРИ! – вдвоем заорали они, и ввысь взметнулась палка, и почти обрушилась на голову существа. В последний момент сердце Антона екнуло и чуть не остановилось. Именно в эту секунду, когда рука, подчиняясь инстинкту убивать, уже рассекала оружием воздух, Антон вспомнил слова Зорана. Они зазвучали в его пустой голове, как ветер в арке: «…их нужно напугать и замереть»; и собственный голос: «а нападать на них?»; и снова Зоран: «не желательно, если только они не издадут боевой клич…»
- Замри! – что было сил, крикнул он, дернув брата за плечо.
Дима опешил от такого поворота, но как можно быстрее послушался совета брата. Антон тоже замер, непонятно зачем держа какую-то палку над головой. Почему он не ударил? Или Дима чего-то не знал? Тут случилось необъяснимое: ракх всплеснул руками – размах у него был метра три – затем, радостно завизжав, бросился к братьям и… обнял их. Ну, вернее, чуть не задушил, конечно.
- Уууииииууу! – завопил он, тягая братьев, как щенков.
- Эй-эй-эй, - задыхаясь, взмолились Антон. – Остановись.
Существо, словно поняв их речь, отпустило их и сверкающим взглядом уставилось на братьев.
- Ты п-понимаешь нас? – Дима держался за грудь, Антон за живот. Объятия ракха оказались весьма крепкими.
Существо закивало.
- Как тебя зовут? – вежливо спросил Антону.
- Мио, - ответил ракх. Он не просто понимал ребят, но и умел разговаривать.
В порыве эмоций братья представились в ответ. Ракх закивал и несколько раз подпрыгнул, отчего стены заходили ходуном. В этот момент Дима первый раз осмотрелись в помещении. Они стояли в круглой комнате, чем-то напоминающей ту, из которой они вышли. Но в отличие от той, в этой было еще кое-что. Прямо у них под носом стоял здоровенный агрегат: на полу была круглая площадка, с выведенными по кромке символами; и кверху (наподобие клетки) тянулись черные длинные прутья. Штук шесть прутьев было изогнуто, как бивни; еще два – прямые. Между этими двумя стоял Антон, почти зайдя в «клетку».
«Что это за хрень?» - сначала подумал Дима, потом спросил вслух
Антон знал, что это. Это бал аппарат перемещения. С помощью такого же – или похожего – Антон вернулся домой из этой… области. Подавив в себе почти непреодолимое желание, он вышел из машины.
- С помощью этой «хрени» я и вернулся домой, - пояснил Антону, не вдаваясь в подробности – брат их и так знал.
Дима кивнул, разглядывая аппарат.
- А как он… ну, работает? – спросил он, мельком взглянув на ракха – тот стоял молча и на удивление спокойно. Выдрессирован он был великолепно.
- Не знаю, - опустил голову Антону. – Его Зоран запускал.
При мысли о нем, горло Антону свернулось в комок. Однако, ничего же с ними не случилось. Никто их не убил. Они не заблудились. И сейчас, стоя в освещенной комнате, Антон понял, что они и не могли заблудиться: из этой комнаты шел один единственный коридор, из которого они, собственно, и вышли. Может Зоран и не хотел причинить им вреда, успокаивал себя Антон. Он просто не мог поверить в то, что этот человек, который ему так помог, смог бы загнать его угол, как зайца.
- Что-то произошло, - прошептал Дима. – Поэтому он и закинул нас сюда.
- Надеюсь, - коротко ответил Антон. Больше они не касались этой темы.
- Мио? – Антону повернулся к ракху, который тут же радостно всхлипнул. – Зачем ты здесь? Что ты здесь делаешь?
Глаза ракха медленно закатились и закрылись. «Задумался», - решил Антону. Тут существо открыло глаза и, вытянувшись по стойке «смирно», принялось расхаживать взад-вперед мимо машины.
- Ты охраняешь? – догадался Антон.
Существо активно закивало.
«Это становится интересным», - усмехнулся про себя Антон.
- Вот это? – он указал на аппарат, хотя уже знал ответ, и ракх его просто подтвердил.
- Ты можешь нас пустить? – задал он самый главный вопрос.
- Да, - вдруг вполне ясно и отчетливо произнес ракх. По-человечески.
Братья радостно выдохнули и сделали шаг к аппарату. Но в этот момент, ракх взвизгнул и перегородил им путь.
- Мио… иг-ру-шка… - пролепетал он.
- Игрушка? – Антон посмотрел на Диму, но тот лишь неопределенно пожал плечами. – Ты потерял игрушку?
- Нет, - «да» и «нет» ракх произносил лучше всего.
- Ты хочешь игрушку? – спросил Дима.
Мио перевел взгляд на него и, зажмурившись, кивнул, добавив:
- Игруш-ка. Хочешь.
С этими словами он сжал лапы в кулаки (когти исчезли в подушечках пальцев) и поднял их – братья напряглись – но над головой он соединил кулаки один сверху другого и рассек воздух.
- Палку, - прошептал Дима на ухо брату. – Ему нужна твоя палка.
- Я не дам, - наотрез отказался Антон. – Во-первых, он вырубит себя, во-вторых, она мне нужна, - и выразительно посмотрев на брата, добавил свистящим шепотом: - Она нам нужна.
- Игрушка, - Мио научился говорить это слово без запинок.
Тон его стал более настойчивым, и братья решили поторопиться с выбором. Пока тон гиганта не стал очень настойчивым.
- Что у нас еще есть? - Антон осмотрел себя и брата с ног до головы.
- Да ничего.
- Надо хоть что-нибудь оставить.
Антон пошарил в карманах и к ужасу своему нащупал там… сверток. Развернув его, он чуть не зарычал от негодования – внутри покоился камень. Все тот же.
- Но он же исчез? Или?..
Антон стал лихорадочно вспоминать, когда в последний раз видел треклятый камешек.
- Для начала, - Дима бессовестно вырвал его из воспоминаний, - это не тот камень. Этот меньше.
- Точно! – воскликнул Антон. И впрямь, лежащий на его ладони кусочек таинственной породы, был раза в два меньше того, первоначального. А на одной из граней был заметен скол… - Это половинка того, что разломил Зоран.
- Отдавай, – выдохнул Дима. – Одни беды от него.
И Антон протянул подарок. Мио долго разглядывал предмет в руках человека, потом осторожно протянул широкую трехпалую ладонь. Антон положил на нее камень, судорожно выдохнув – что-то изменилось, когда он лишился камня. Сложно было только сказать - в лучшую или худшую сторону.
Видя, что монстр пока вяло реагирует на подарок – поворачивает голову как любопытный щенок - Антон выхватил торчащую из кармана брата пачку сигарет.
- Давай еще это. Надеюсь, его тут не только говорить научили.
И предложил сигаретку новому знакомому. Тот, скорчив рожу, принял подарок и аккуратно поставил ее фильтром на землю – сигарета даже не качнулась.
- О! – в один голос воскликнули братья. В их головах возникла одна и та же идея. Притянутая за уши, конечно, но на большее уже не было времени.
- Смотри, - Антон вытащил оставшиеся сигареты и положил пачку на землю. – Ты можешь что-нибудь построить. Смотри.
И Саев, глядя ракху прямо в глаза попытался водрузить что-то вроде карточного домика, но из сигарет. В этот момент, ракх чуть не взревев подскочил к нему и выхватил их из руки.
- А, - легко согласился Антон, счастливый, что жив остался. И сух. Прыжок зверя был слишком неожиданный. – Сам? Ну, давай сам.
- Ну что? – выступил вперед Дима. – Пропустишь нас?
Существо оторвалось от «иг-руш-ек» и подошло к аппарату сбоку. Там находилась небольшая панель на длинной подставке (как раз под рост Мио). Братья вошли внутрь.
- А куда? – опомнился Дима, но с внутренней стороны «бивней» уже образовалась многоцветная сфера, наполненная чем-то кружащимся и текучим, и их поглотил знакомый Антону водоворот красок инеизвестных пейзажей.

Автор - Табыч
Дата добавления - 15.12.2011 в 17:47
Сообщение***
Антон осторожно обернулся и размахнулся ударить по двери, но цели не оказалось – братья стояли в пустоте.
- Антох, - боясь уже сойти с ума, позвал Дима.
- А?
Антон был напряжен до предела, мысли летели по извилинам и рвались наружу. «Когда это все закончится? Закончится, закончится. Когда?» Вопрос этот повторялся без конца, и каждое слово отдавалось эхом.
- Б! – рявкнул Дима. «Нервы не к черту», - подумал он, стараясь рассмотреть брата, но в ответ на него взглянула непроглядная тьма. – Что случилось?
- Тихо, не ори, - спокойно ответил он. Ему было проще сохранить спокойствие, когда кто-то нервничал.
– Надо найти свет.
- Да ты что? – съязвил Антон, и оба усмехнулись.
Дима пошел вперед, осторожно ступая на каменный пол и двигая руками, словно зомби, вышедший на охоту. Это напомнило коридор на чердаке их дома, где не было стен, до тех пор, пока не появился свет; а если здесь также? Что, если им предстоит вечно блуждать в темноте? Антону даже не собирался позориться и произносить известную им с братом фразу. Заклинанием это или, что-то типа кодового слова, но здесь оно не подействует.
- Братан? – позвал Дима. Испугался, что брат снова пропал.
- Тут я, - успокоил его Антон.
Но не успел Дима расслабиться, как страх наполнил его легкие вытеснив даже холодный воздух: голос Антон звучал так, словно он кричал за сотни метров отсюда.
- Где именно?
- Слева… - тьфу ты! – справа от тебя, - кое-как сориентировался Антону, – метрах в пяти.
«В пяти», - как завороженный повторил про себя Дима. Теперь он был уверен – ему не показалось. Голос звучал издалека и никак иначе. Может, Антон слегка свихнулся и, пройдя сотню метров, просто-напросто этого не заметил? Да ну, ерунда какая-то! Свихнуться-то тут, понятно, не грех. Но дело и не в этом: не успел бы он так далеко уйти. Никак не успел. Может, пещера так искажает звуки? Дима попытался припомнить все то, что знает о звуках…
- Ну ты где, ё моё? – отвлек его Антон. – Идешь вообще?
- Иду, - кивнул темноте Дима.и добавил: - Ты говори что-нибудь. Я на голос пойду. Не видно ж нихрена!
«Как-то долго он эти пять метров идет, - нахмурился Антону, – голос в двух шагах, а его самого нет»
Хорошо, - ответил он, решая, о чем говорить. Начал, припомнив старый фильм: - Матерый разведчик Джонс смотрел в овал иллюминатора. Внизу, в кромешной ночной тьме проплывала чужая, загадочная земля. На тонких губах шпиона играла зловещая улыбка…
- Эй, эй, эй! – с улыбкой воскликнул Дима. – Хватит!
Голос брата, теперь ставший чуть ближе, вызывал не самые приятные ощущения. Цитата хорошая, спору нет; но в их ситуации, несколько, на душу не ложится.
«Нет, - решил Дима, вернувшись к своим мыслям, - искажать звуки пещера может, да. Но полностью имитировать звук, идущий с далекого расстояния – это нереально. В нормально мире, - поправил он сам себя. – А не в этом – как его? – Средиземье? Иноземье? Как банально…»
Дима сделал очередной шаг, и голос Антона навалился на него, как набежавшая волна. Он протянул руку и коснулся чего-то мягкого и холодного. Через секунду – когда «что-то мягкое» зашевелилось – он отдернул руку.
Псссссс-сссссс-ссссс-сс!
- Господи! – вырвалось у братьев, и они пошатнувшись, столкнулись друг с другом. Чуть не заорав еще и от этого, Антон схватил брата за плечо и зашептал ему на ухо:
- Тихо! Не шевелись!
Дима кивнул. Ему было наплевать – увидел это брат или нет. Он надеялся только на одно: Антон уже слышал этот звук и знает, что делать. Потому что он, Дима, не имел ни малейшего понятия. Этот звук напоминал шипение обезумевшей змеи. Дима уже слышал однажды: они с братом, будучи еще совеем юнцами, пошли с отцом в серпентарий полюбоваться на змей. Эта выставка проходила примерно каждые три-четыре года, и в тот год среди списка посещаемых городов оказался и их. Такого количества змей не было ни в одной из выставок. Это было грандиозно. И, конечно, любое подобное мероприятие как обычно сопровождается вспышками фотоаппаратов и показательными съемками. Бралась довольно крупная, но спокойная змея, и укладывалась на шею смельчаку. В тот раз это был удав (Дима даже запомнил его название – «королевский»), и воздвигли его на шею какому-то мальчугану, чуть помладше Саевых. Паренек лихо позировал, неумело скрывая страх за дрожащей улыбкой, но выглядел он вполне приемлемо. Тут какой-то выскочка из числа зевак, возьми, да и пшыкни дезодорантом прямо в морду змеи. Что тут началось! Все подняли крик, мама мальчика рванула к нему, но ее опередил молодой парень, который и укладывал змею. Со скоростью молнии он схватил змею, не дав ей даже цапнуть мальчишку. Змея шипела, как ненормальная, извиваясь в руках парня, как червяк перед крючком. Это шипение Дима и запомнил на всю жизнь. С тех пор фраза «Спокойный, как удав» вызывает у него легкую улыбку.
Темнота начала отступать, вернее,распадаться, как масляное пятно на воде, разделяясь на островки. И впереди, буквально на расстоянии вытянутой руки от Димы, появились очертания этого. Ну, «это» при общем рассмотрении походило чем-то на немного сумасшедшую обезьянку: огромные серо-голубые глаза, почти вылезшие из орбит; почти лысый череп, из которого торчали длинные уши, растопыренные в разные стороны и сильно заросшие шерстью; голова напоминала нечто среднее между мячом для игры в обычный и американский футбол. Дима вспомнил, как Антон рассказывал о существах, которых встретил в пещерах – он называл их какими-то ракхами или рахами. Он не упомянул только одного – размера этого существа. Долбанная «обезьянка» ростом была добрых метра два с полтиной, а то и больше. Существо посмотрело на гостей, наклонив голову вбок, как щенок; и в его глазах – Дима всем сердцем надеялся, что не ошибся – промелькнуло любопытство. Игривое любопытство того же щенка, на которого он был пусть и очень отдаленно, но похож.
Антон стоял, как мешком с землей огретый. Прямо перед ним, в двух шагах стояло существо. Это был ракх – безусловно! Но… он был огромен!Эта зверюга была выше всех остальных метра на полтора. Антон лихорадочно нащупал карман, где должна была лежать палка, данная Зораном, но словно чужим мозгом осознавая: она ему не поможет. Если существо кинется – оно разорвет. Сердце колотилось, как бешеное, словно ища выход наружу. Оно ломилось из грудной клетки, причиняя адскую боль. В целом, у Антона было два выхода: либо дождаться, пока существо бросится на них, либо дождаться пока у него, Антона, будет сердечный приступ. А что еще? Попытаться уладить миром этот вопрос? Легко, если б ракх-переросток умел разговаривать. Антон, конечно, мог бы «псссыкнуть» на зверя, но что-то подсказывало ему, что так делать не стоит. Молчание затянулось. К этому моменту тьма, которая уже начала спадать, растворилась окончательно, и зверь предстал перед братьями во всей красе. Ну, или они перед ним…Антону потянулся за палкой, медленно отводя брата в сторону. Мышцы у того были напряжены – плохой знак, брат совсем на взводе. Дима бросил быстрый взгляд на старшего брата и, кивнув, сместился в сторону и поднял кулаки к груди.
- Его надо напугать, - чуть слышно прошептал Антон. – На счет три…
Дима стал лихорадочно соображать, как можно напугать это, но брат уже считал:
- Раз, - он посмотрел на Диму, убедившись, что тот готов. Тот был готов, - два, - он отпустил Димино плечо, взявшись обеими руками за рукоятку сложенного оружия.
- ТРИ! – вдвоем заорали они, и ввысь взметнулась палка, и почти обрушилась на голову существа. В последний момент сердце Антона екнуло и чуть не остановилось. Именно в эту секунду, когда рука, подчиняясь инстинкту убивать, уже рассекала оружием воздух, Антон вспомнил слова Зорана. Они зазвучали в его пустой голове, как ветер в арке: «…их нужно напугать и замереть»; и собственный голос: «а нападать на них?»; и снова Зоран: «не желательно, если только они не издадут боевой клич…»
- Замри! – что было сил, крикнул он, дернув брата за плечо.
Дима опешил от такого поворота, но как можно быстрее послушался совета брата. Антон тоже замер, непонятно зачем держа какую-то палку над головой. Почему он не ударил? Или Дима чего-то не знал? Тут случилось необъяснимое: ракх всплеснул руками – размах у него был метра три – затем, радостно завизжав, бросился к братьям и… обнял их. Ну, вернее, чуть не задушил, конечно.
- Уууииииууу! – завопил он, тягая братьев, как щенков.
- Эй-эй-эй, - задыхаясь, взмолились Антон. – Остановись.
Существо, словно поняв их речь, отпустило их и сверкающим взглядом уставилось на братьев.
- Ты п-понимаешь нас? – Дима держался за грудь, Антон за живот. Объятия ракха оказались весьма крепкими.
Существо закивало.
- Как тебя зовут? – вежливо спросил Антону.
- Мио, - ответил ракх. Он не просто понимал ребят, но и умел разговаривать.
В порыве эмоций братья представились в ответ. Ракх закивал и несколько раз подпрыгнул, отчего стены заходили ходуном. В этот момент Дима первый раз осмотрелись в помещении. Они стояли в круглой комнате, чем-то напоминающей ту, из которой они вышли. Но в отличие от той, в этой было еще кое-что. Прямо у них под носом стоял здоровенный агрегат: на полу была круглая площадка, с выведенными по кромке символами; и кверху (наподобие клетки) тянулись черные длинные прутья. Штук шесть прутьев было изогнуто, как бивни; еще два – прямые. Между этими двумя стоял Антон, почти зайдя в «клетку».
«Что это за хрень?» - сначала подумал Дима, потом спросил вслух
Антон знал, что это. Это бал аппарат перемещения. С помощью такого же – или похожего – Антон вернулся домой из этой… области. Подавив в себе почти непреодолимое желание, он вышел из машины.
- С помощью этой «хрени» я и вернулся домой, - пояснил Антону, не вдаваясь в подробности – брат их и так знал.
Дима кивнул, разглядывая аппарат.
- А как он… ну, работает? – спросил он, мельком взглянув на ракха – тот стоял молча и на удивление спокойно. Выдрессирован он был великолепно.
- Не знаю, - опустил голову Антону. – Его Зоран запускал.
При мысли о нем, горло Антону свернулось в комок. Однако, ничего же с ними не случилось. Никто их не убил. Они не заблудились. И сейчас, стоя в освещенной комнате, Антон понял, что они и не могли заблудиться: из этой комнаты шел один единственный коридор, из которого они, собственно, и вышли. Может Зоран и не хотел причинить им вреда, успокаивал себя Антон. Он просто не мог поверить в то, что этот человек, который ему так помог, смог бы загнать его угол, как зайца.
- Что-то произошло, - прошептал Дима. – Поэтому он и закинул нас сюда.
- Надеюсь, - коротко ответил Антон. Больше они не касались этой темы.
- Мио? – Антону повернулся к ракху, который тут же радостно всхлипнул. – Зачем ты здесь? Что ты здесь делаешь?
Глаза ракха медленно закатились и закрылись. «Задумался», - решил Антону. Тут существо открыло глаза и, вытянувшись по стойке «смирно», принялось расхаживать взад-вперед мимо машины.
- Ты охраняешь? – догадался Антон.
Существо активно закивало.
«Это становится интересным», - усмехнулся про себя Антон.
- Вот это? – он указал на аппарат, хотя уже знал ответ, и ракх его просто подтвердил.
- Ты можешь нас пустить? – задал он самый главный вопрос.
- Да, - вдруг вполне ясно и отчетливо произнес ракх. По-человечески.
Братья радостно выдохнули и сделали шаг к аппарату. Но в этот момент, ракх взвизгнул и перегородил им путь.
- Мио… иг-ру-шка… - пролепетал он.
- Игрушка? – Антон посмотрел на Диму, но тот лишь неопределенно пожал плечами. – Ты потерял игрушку?
- Нет, - «да» и «нет» ракх произносил лучше всего.
- Ты хочешь игрушку? – спросил Дима.
Мио перевел взгляд на него и, зажмурившись, кивнул, добавив:
- Игруш-ка. Хочешь.
С этими словами он сжал лапы в кулаки (когти исчезли в подушечках пальцев) и поднял их – братья напряглись – но над головой он соединил кулаки один сверху другого и рассек воздух.
- Палку, - прошептал Дима на ухо брату. – Ему нужна твоя палка.
- Я не дам, - наотрез отказался Антон. – Во-первых, он вырубит себя, во-вторых, она мне нужна, - и выразительно посмотрев на брата, добавил свистящим шепотом: - Она нам нужна.
- Игрушка, - Мио научился говорить это слово без запинок.
Тон его стал более настойчивым, и братья решили поторопиться с выбором. Пока тон гиганта не стал очень настойчивым.
- Что у нас еще есть? - Антон осмотрел себя и брата с ног до головы.
- Да ничего.
- Надо хоть что-нибудь оставить.
Антон пошарил в карманах и к ужасу своему нащупал там… сверток. Развернув его, он чуть не зарычал от негодования – внутри покоился камень. Все тот же.
- Но он же исчез? Или?..
Антон стал лихорадочно вспоминать, когда в последний раз видел треклятый камешек.
- Для начала, - Дима бессовестно вырвал его из воспоминаний, - это не тот камень. Этот меньше.
- Точно! – воскликнул Антон. И впрямь, лежащий на его ладони кусочек таинственной породы, был раза в два меньше того, первоначального. А на одной из граней был заметен скол… - Это половинка того, что разломил Зоран.
- Отдавай, – выдохнул Дима. – Одни беды от него.
И Антон протянул подарок. Мио долго разглядывал предмет в руках человека, потом осторожно протянул широкую трехпалую ладонь. Антон положил на нее камень, судорожно выдохнув – что-то изменилось, когда он лишился камня. Сложно было только сказать - в лучшую или худшую сторону.
Видя, что монстр пока вяло реагирует на подарок – поворачивает голову как любопытный щенок - Антон выхватил торчащую из кармана брата пачку сигарет.
- Давай еще это. Надеюсь, его тут не только говорить научили.
И предложил сигаретку новому знакомому. Тот, скорчив рожу, принял подарок и аккуратно поставил ее фильтром на землю – сигарета даже не качнулась.
- О! – в один голос воскликнули братья. В их головах возникла одна и та же идея. Притянутая за уши, конечно, но на большее уже не было времени.
- Смотри, - Антон вытащил оставшиеся сигареты и положил пачку на землю. – Ты можешь что-нибудь построить. Смотри.
И Саев, глядя ракху прямо в глаза попытался водрузить что-то вроде карточного домика, но из сигарет. В этот момент, ракх чуть не взревев подскочил к нему и выхватил их из руки.
- А, - легко согласился Антон, счастливый, что жив остался. И сух. Прыжок зверя был слишком неожиданный. – Сам? Ну, давай сам.
- Ну что? – выступил вперед Дима. – Пропустишь нас?
Существо оторвалось от «иг-руш-ек» и подошло к аппарату сбоку. Там находилась небольшая панель на длинной подставке (как раз под рост Мио). Братья вошли внутрь.
- А куда? – опомнился Дима, но с внутренней стороны «бивней» уже образовалась многоцветная сфера, наполненная чем-то кружащимся и текучим, и их поглотил знакомый Антону водоворот красок инеизвестных пейзажей.

Автор - Табыч
Дата добавления - 15.12.2011 в 17:47
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Атика (фэнтези, пролог + первая глава) (жажду критики))
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Атика (фэнтези, пролог + первая глава) - Страница 11 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz