Похороны мужа - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Похороны мужа - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анаит  
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Похороны мужа
Похороны мужа
Одина1301Дата: Пятница, 23.08.2013, 20:43 | Сообщение # 1
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Рассказ был начат в соавторстве, но такое не каждый вынесет...
Вначале небольшое вступительное слово. Кого-то заинтересует, кто-то сразу перейдет в другие темы, не тратя своё время.

У инженера леспромхоза небольшого поселка Рината Амеханова необычное хобби – он пишет книгу. Печатает её на старенькой машинке и увлеченно играет с сыном. Его жена Вера недовольна - он все свободное время посвящает этому странному занятию, непонятному для сельских жителей. Только сын в нем души не чает и принимает участие во всех космических приключениях отца. Они живут совместными фантазиями. Сын вырастает и становится программистом. На основе событий книги он создает компьютерную игру, открывает собственное дело и строит грандиозные планы.
Неожиданно Ринат умирает. Сложные отношения были у Веры с мужем, извел он её своим бестолковым писательством. Но когда в дом привозят гроб, она сникает, не зная, как жить дальше, обнимает мертвого мужа и просит оставить одних. Ночью происходят события, которые помогают обезумевшей женщине справиться с горем и возвращают её к жизни.


Сообщение отредактировал Одина1301 - Среда, 28.08.2013, 20:16
 
СообщениеРассказ был начат в соавторстве, но такое не каждый вынесет...
Вначале небольшое вступительное слово. Кого-то заинтересует, кто-то сразу перейдет в другие темы, не тратя своё время.

У инженера леспромхоза небольшого поселка Рината Амеханова необычное хобби – он пишет книгу. Печатает её на старенькой машинке и увлеченно играет с сыном. Его жена Вера недовольна - он все свободное время посвящает этому странному занятию, непонятному для сельских жителей. Только сын в нем души не чает и принимает участие во всех космических приключениях отца. Они живут совместными фантазиями. Сын вырастает и становится программистом. На основе событий книги он создает компьютерную игру, открывает собственное дело и строит грандиозные планы.
Неожиданно Ринат умирает. Сложные отношения были у Веры с мужем, извел он её своим бестолковым писательством. Но когда в дом привозят гроб, она сникает, не зная, как жить дальше, обнимает мертвого мужа и просит оставить одних. Ночью происходят события, которые помогают обезумевшей женщине справиться с горем и возвращают её к жизни.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:43
СообщениеРассказ был начат в соавторстве, но такое не каждый вынесет...
Вначале небольшое вступительное слово. Кого-то заинтересует, кто-то сразу перейдет в другие темы, не тратя своё время.

У инженера леспромхоза небольшого поселка Рината Амеханова необычное хобби – он пишет книгу. Печатает её на старенькой машинке и увлеченно играет с сыном. Его жена Вера недовольна - он все свободное время посвящает этому странному занятию, непонятному для сельских жителей. Только сын в нем души не чает и принимает участие во всех космических приключениях отца. Они живут совместными фантазиями. Сын вырастает и становится программистом. На основе событий книги он создает компьютерную игру, открывает собственное дело и строит грандиозные планы.
Неожиданно Ринат умирает. Сложные отношения были у Веры с мужем, извел он её своим бестолковым писательством. Но когда в дом привозят гроб, она сникает, не зная, как жить дальше, обнимает мертвого мужа и просит оставить одних. Ночью происходят события, которые помогают обезумевшей женщине справиться с горем и возвращают её к жизни.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:43
Одина1301Дата: Пятница, 23.08.2013, 20:47 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
1


Вера вторые сутки сидела перед окном. Из конторы сообщили, что тело мужа в морге. Как это, её Ринат умер? Сегодня должны привезти гроб. Она следила, как старая береза бесконечно раскачивает ветками, потом переводила взгляд на стену и изучала потрескавшиеся обои. Тихо в доме. Старенькая мать, беспрестанно появляясь перед ней, что-то озабоченно говорила, та утвердительно кивала и безразлично поворачивалась к березе или стене.
Мать недолюбливала зятя и уж никак не рассчитывала, что придется хоронить его. Собравшиеся соседушки на кухне перешептывались. Что делать – никто толком не знал. Покойник не был верующим человеком, но он татарин, и это обстоятельство приходилось учитывать. Подходить с вопросами к дочери было бесполезно, и мать снова возвращалась к перешептыванию за дверью.
- Ни слова не вытянуть, - старушка пожимала плечами.
- Ой, нехорошо это,- закачала головой соседка с загорелым, как картошка, лицом.
- Нет, голосить моя Верка не будет. Да они и жили-то, как кошка с собакой! Особо, конечно, не дрались, до синяков дело не доходило. Сразу бы выгнала. Но ругались так, будто, что доказывали друг другу.
- Погоди-ка, вот гроб привезут…- многозначительно подытожила вторая соседка.
Мать вспомнила, как дочь однажды в истерике расколотила сервиз, и поджала губы. Гадать, во что выплеснется душевное состояние Веры, не хотелось.
Три женщины, дружно, будто сговорившись, встали и вошли в зал с занавешенным зеркалом. Вдова в который раз перекинула взгляд на ветви за окном и стала следить за порывами ветра.
- Доченька, ну, нельзя так,- мать схватила её за руку. – Поговори, не держи в себе.
Вера вздохнула. Запинаясь, воздух захлюпал в груди.
- Лук с чердака не сняли. Кто теперь полезет?
- Да что тебе лук? Бог с ним! - мать, обрадованная погладила её по голове. – Я Ринаткиного брата позвала. Обещал приехать и муллу привезти. Ты не возражаешь, если они на своем кладбище похоронят?
- Как это Бог с ним… Лестница совсем развалилась. Страшно мне, не смогу я.
Мать прижала дочь к себе:
- Ничего, как-нибудь, как-нибудь… Сашеньке бы позвонила.
Женщины начали прибирать. Вере стало неудобно от мысли, что кто-то зайдет в их спальню:
- Сама…
Закрыв за собой двери, она тут же легла на постель, такую изменившуюся, большую и холодную. Воспоминания уже поджидали.
Сколько раз она хотела убить его? Просто взять что-нибудь и прихлопнуть. Сколько слез выплакала, обид проглотила, сколько надежд разбилось о неподатливую твердолобость. А за что злилась? Сейчас вспомнить не могла. Семья – дело трудное, ежедневное. Приросла она к нему, приросла.
Верным был всегда, сомневаться даже повода не давал. Не пил, курить бросил, как родился Сашка. Ругались и спорили, да потому что упрямый и гордый был. Зато как сладко мирились потом… Любили ведь по-настоящему, потому и держались вместе. Вера обхватила за плечи свое насторожившееся дрожащее тело.
А как маленький Сашка бегал за ним. Даже обидно. Всё папка, да папка! Бывало удерет из детсада на базу к отцу, а тот ему все сказки свои рассказывает. Никогда не было у них денег в достатке, но сыну что только не покупали.
Когда появились электронные игрушки, у него первого на поселке была удивительная забава. Однажды из мусора в чулане вывалился вдрызг раскуроченный геймбой. Вера положила перед шепчущимися отцом с сыном коробочку с разбитым экраном. Сашка замер. Ринат прыснул, осторожно рассматривая вещественное доказательство:
- Даже представить не могу, что же там случилось? А здорово ты их одолел!
Сашка, поняв, что никто его не собирается ругать, полностью отдался своему горю. Просить новую игрушку совесть не позволяла, и он, молча вздыхал, осмысливая непоправимые события.
Вечером, обнимая жену, Ринат шептал:
-А сын-то у нас… Твой огонь с моим упорством.
-Да, твоему упорству позавидуешь. Всю жизнь одну книгу писать. Сколько можно в космических солдатиков играть?
-Вот закончу, издам, денег огребем кучу. Куплю тебе нефтяную вышку. Хочешь?
-Я теплицу хочу, обогреваемую. И ванную, нет, две… На первом и втором этаже. Обрати внимание- дом двухэтажный, а под окнами розы…
Но мерное похрапывание рушило намечаемые планы, и она обиженно заворачивалась в одеяло.
Мечты остались мечтами. Они продолжали жить в старом отцовском домике, муж писал книгу и летал на своих истребителях, размазывая по вселенной тараканоподобных.
Одна радость- Сашка. Он получил два высших образования, всерьез занимался программированием и графическим дизайном. В свои двадцать четыре года создал фирму в Москве.
Сыном она гордилась, но у него своя жизнь. Редко приезжая в гости, он больше проводил время с отцом, как и в детстве, обсуждая бесконечные проблемы. А клеить обои в стареньком доме опять приходилось одной.
В комнату заглянул Равиль – младший брат Рината, живший в областном центре. Вера, незряче глядевшая в потолок, даже не шелохнулась.
- Я это…- начал он, неуклюже переминаясь с ноги на ногу.- Хочешь, Рината к себе заберу? Мулла Коран читать будет… Родня придёт – молиться станут
- Его дом здесь,- твёрдо ответила женщина, не сводя глаз с потолка, будто там должен появиться знак.- В горнице молитесь. Я не запрещаю.
- Много народу придёт, всех встретить надо…
- Вот ты и встречай…- равнодушно ответила. - Ты ведь тоже не чужой ему, верно? А я не могу… Видеть никого не хочу.
Равиль тяжело вздохнул и вышел.


Сообщение отредактировал Одина1301 - Пятница, 23.08.2013, 20:48
 
Сообщение
1


Вера вторые сутки сидела перед окном. Из конторы сообщили, что тело мужа в морге. Как это, её Ринат умер? Сегодня должны привезти гроб. Она следила, как старая береза бесконечно раскачивает ветками, потом переводила взгляд на стену и изучала потрескавшиеся обои. Тихо в доме. Старенькая мать, беспрестанно появляясь перед ней, что-то озабоченно говорила, та утвердительно кивала и безразлично поворачивалась к березе или стене.
Мать недолюбливала зятя и уж никак не рассчитывала, что придется хоронить его. Собравшиеся соседушки на кухне перешептывались. Что делать – никто толком не знал. Покойник не был верующим человеком, но он татарин, и это обстоятельство приходилось учитывать. Подходить с вопросами к дочери было бесполезно, и мать снова возвращалась к перешептыванию за дверью.
- Ни слова не вытянуть, - старушка пожимала плечами.
- Ой, нехорошо это,- закачала головой соседка с загорелым, как картошка, лицом.
- Нет, голосить моя Верка не будет. Да они и жили-то, как кошка с собакой! Особо, конечно, не дрались, до синяков дело не доходило. Сразу бы выгнала. Но ругались так, будто, что доказывали друг другу.
- Погоди-ка, вот гроб привезут…- многозначительно подытожила вторая соседка.
Мать вспомнила, как дочь однажды в истерике расколотила сервиз, и поджала губы. Гадать, во что выплеснется душевное состояние Веры, не хотелось.
Три женщины, дружно, будто сговорившись, встали и вошли в зал с занавешенным зеркалом. Вдова в который раз перекинула взгляд на ветви за окном и стала следить за порывами ветра.
- Доченька, ну, нельзя так,- мать схватила её за руку. – Поговори, не держи в себе.
Вера вздохнула. Запинаясь, воздух захлюпал в груди.
- Лук с чердака не сняли. Кто теперь полезет?
- Да что тебе лук? Бог с ним! - мать, обрадованная погладила её по голове. – Я Ринаткиного брата позвала. Обещал приехать и муллу привезти. Ты не возражаешь, если они на своем кладбище похоронят?
- Как это Бог с ним… Лестница совсем развалилась. Страшно мне, не смогу я.
Мать прижала дочь к себе:
- Ничего, как-нибудь, как-нибудь… Сашеньке бы позвонила.
Женщины начали прибирать. Вере стало неудобно от мысли, что кто-то зайдет в их спальню:
- Сама…
Закрыв за собой двери, она тут же легла на постель, такую изменившуюся, большую и холодную. Воспоминания уже поджидали.
Сколько раз она хотела убить его? Просто взять что-нибудь и прихлопнуть. Сколько слез выплакала, обид проглотила, сколько надежд разбилось о неподатливую твердолобость. А за что злилась? Сейчас вспомнить не могла. Семья – дело трудное, ежедневное. Приросла она к нему, приросла.
Верным был всегда, сомневаться даже повода не давал. Не пил, курить бросил, как родился Сашка. Ругались и спорили, да потому что упрямый и гордый был. Зато как сладко мирились потом… Любили ведь по-настоящему, потому и держались вместе. Вера обхватила за плечи свое насторожившееся дрожащее тело.
А как маленький Сашка бегал за ним. Даже обидно. Всё папка, да папка! Бывало удерет из детсада на базу к отцу, а тот ему все сказки свои рассказывает. Никогда не было у них денег в достатке, но сыну что только не покупали.
Когда появились электронные игрушки, у него первого на поселке была удивительная забава. Однажды из мусора в чулане вывалился вдрызг раскуроченный геймбой. Вера положила перед шепчущимися отцом с сыном коробочку с разбитым экраном. Сашка замер. Ринат прыснул, осторожно рассматривая вещественное доказательство:
- Даже представить не могу, что же там случилось? А здорово ты их одолел!
Сашка, поняв, что никто его не собирается ругать, полностью отдался своему горю. Просить новую игрушку совесть не позволяла, и он, молча вздыхал, осмысливая непоправимые события.
Вечером, обнимая жену, Ринат шептал:
-А сын-то у нас… Твой огонь с моим упорством.
-Да, твоему упорству позавидуешь. Всю жизнь одну книгу писать. Сколько можно в космических солдатиков играть?
-Вот закончу, издам, денег огребем кучу. Куплю тебе нефтяную вышку. Хочешь?
-Я теплицу хочу, обогреваемую. И ванную, нет, две… На первом и втором этаже. Обрати внимание- дом двухэтажный, а под окнами розы…
Но мерное похрапывание рушило намечаемые планы, и она обиженно заворачивалась в одеяло.
Мечты остались мечтами. Они продолжали жить в старом отцовском домике, муж писал книгу и летал на своих истребителях, размазывая по вселенной тараканоподобных.
Одна радость- Сашка. Он получил два высших образования, всерьез занимался программированием и графическим дизайном. В свои двадцать четыре года создал фирму в Москве.
Сыном она гордилась, но у него своя жизнь. Редко приезжая в гости, он больше проводил время с отцом, как и в детстве, обсуждая бесконечные проблемы. А клеить обои в стареньком доме опять приходилось одной.
В комнату заглянул Равиль – младший брат Рината, живший в областном центре. Вера, незряче глядевшая в потолок, даже не шелохнулась.
- Я это…- начал он, неуклюже переминаясь с ноги на ногу.- Хочешь, Рината к себе заберу? Мулла Коран читать будет… Родня придёт – молиться станут
- Его дом здесь,- твёрдо ответила женщина, не сводя глаз с потолка, будто там должен появиться знак.- В горнице молитесь. Я не запрещаю.
- Много народу придёт, всех встретить надо…
- Вот ты и встречай…- равнодушно ответила. - Ты ведь тоже не чужой ему, верно? А я не могу… Видеть никого не хочу.
Равиль тяжело вздохнул и вышел.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:47
Сообщение
1


Вера вторые сутки сидела перед окном. Из конторы сообщили, что тело мужа в морге. Как это, её Ринат умер? Сегодня должны привезти гроб. Она следила, как старая береза бесконечно раскачивает ветками, потом переводила взгляд на стену и изучала потрескавшиеся обои. Тихо в доме. Старенькая мать, беспрестанно появляясь перед ней, что-то озабоченно говорила, та утвердительно кивала и безразлично поворачивалась к березе или стене.
Мать недолюбливала зятя и уж никак не рассчитывала, что придется хоронить его. Собравшиеся соседушки на кухне перешептывались. Что делать – никто толком не знал. Покойник не был верующим человеком, но он татарин, и это обстоятельство приходилось учитывать. Подходить с вопросами к дочери было бесполезно, и мать снова возвращалась к перешептыванию за дверью.
- Ни слова не вытянуть, - старушка пожимала плечами.
- Ой, нехорошо это,- закачала головой соседка с загорелым, как картошка, лицом.
- Нет, голосить моя Верка не будет. Да они и жили-то, как кошка с собакой! Особо, конечно, не дрались, до синяков дело не доходило. Сразу бы выгнала. Но ругались так, будто, что доказывали друг другу.
- Погоди-ка, вот гроб привезут…- многозначительно подытожила вторая соседка.
Мать вспомнила, как дочь однажды в истерике расколотила сервиз, и поджала губы. Гадать, во что выплеснется душевное состояние Веры, не хотелось.
Три женщины, дружно, будто сговорившись, встали и вошли в зал с занавешенным зеркалом. Вдова в который раз перекинула взгляд на ветви за окном и стала следить за порывами ветра.
- Доченька, ну, нельзя так,- мать схватила её за руку. – Поговори, не держи в себе.
Вера вздохнула. Запинаясь, воздух захлюпал в груди.
- Лук с чердака не сняли. Кто теперь полезет?
- Да что тебе лук? Бог с ним! - мать, обрадованная погладила её по голове. – Я Ринаткиного брата позвала. Обещал приехать и муллу привезти. Ты не возражаешь, если они на своем кладбище похоронят?
- Как это Бог с ним… Лестница совсем развалилась. Страшно мне, не смогу я.
Мать прижала дочь к себе:
- Ничего, как-нибудь, как-нибудь… Сашеньке бы позвонила.
Женщины начали прибирать. Вере стало неудобно от мысли, что кто-то зайдет в их спальню:
- Сама…
Закрыв за собой двери, она тут же легла на постель, такую изменившуюся, большую и холодную. Воспоминания уже поджидали.
Сколько раз она хотела убить его? Просто взять что-нибудь и прихлопнуть. Сколько слез выплакала, обид проглотила, сколько надежд разбилось о неподатливую твердолобость. А за что злилась? Сейчас вспомнить не могла. Семья – дело трудное, ежедневное. Приросла она к нему, приросла.
Верным был всегда, сомневаться даже повода не давал. Не пил, курить бросил, как родился Сашка. Ругались и спорили, да потому что упрямый и гордый был. Зато как сладко мирились потом… Любили ведь по-настоящему, потому и держались вместе. Вера обхватила за плечи свое насторожившееся дрожащее тело.
А как маленький Сашка бегал за ним. Даже обидно. Всё папка, да папка! Бывало удерет из детсада на базу к отцу, а тот ему все сказки свои рассказывает. Никогда не было у них денег в достатке, но сыну что только не покупали.
Когда появились электронные игрушки, у него первого на поселке была удивительная забава. Однажды из мусора в чулане вывалился вдрызг раскуроченный геймбой. Вера положила перед шепчущимися отцом с сыном коробочку с разбитым экраном. Сашка замер. Ринат прыснул, осторожно рассматривая вещественное доказательство:
- Даже представить не могу, что же там случилось? А здорово ты их одолел!
Сашка, поняв, что никто его не собирается ругать, полностью отдался своему горю. Просить новую игрушку совесть не позволяла, и он, молча вздыхал, осмысливая непоправимые события.
Вечером, обнимая жену, Ринат шептал:
-А сын-то у нас… Твой огонь с моим упорством.
-Да, твоему упорству позавидуешь. Всю жизнь одну книгу писать. Сколько можно в космических солдатиков играть?
-Вот закончу, издам, денег огребем кучу. Куплю тебе нефтяную вышку. Хочешь?
-Я теплицу хочу, обогреваемую. И ванную, нет, две… На первом и втором этаже. Обрати внимание- дом двухэтажный, а под окнами розы…
Но мерное похрапывание рушило намечаемые планы, и она обиженно заворачивалась в одеяло.
Мечты остались мечтами. Они продолжали жить в старом отцовском домике, муж писал книгу и летал на своих истребителях, размазывая по вселенной тараканоподобных.
Одна радость- Сашка. Он получил два высших образования, всерьез занимался программированием и графическим дизайном. В свои двадцать четыре года создал фирму в Москве.
Сыном она гордилась, но у него своя жизнь. Редко приезжая в гости, он больше проводил время с отцом, как и в детстве, обсуждая бесконечные проблемы. А клеить обои в стареньком доме опять приходилось одной.
В комнату заглянул Равиль – младший брат Рината, живший в областном центре. Вера, незряче глядевшая в потолок, даже не шелохнулась.
- Я это…- начал он, неуклюже переминаясь с ноги на ногу.- Хочешь, Рината к себе заберу? Мулла Коран читать будет… Родня придёт – молиться станут
- Его дом здесь,- твёрдо ответила женщина, не сводя глаз с потолка, будто там должен появиться знак.- В горнице молитесь. Я не запрещаю.
- Много народу придёт, всех встретить надо…
- Вот ты и встречай…- равнодушно ответила. - Ты ведь тоже не чужой ему, верно? А я не могу… Видеть никого не хочу.
Равиль тяжело вздохнул и вышел.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:47
СамираДата: Пятница, 23.08.2013, 20:47 | Сообщение # 3
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Ну, Таня, заинтриговала. good Пока вступление читала - ты начало выложила. biggrin
Пошла читать.


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо


Сообщение отредактировал Самира - Пятница, 23.08.2013, 20:48
 
СообщениеНу, Таня, заинтриговала. good Пока вступление читала - ты начало выложила. biggrin
Пошла читать.

Автор - Самира
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:47
СообщениеНу, Таня, заинтриговала. good Пока вступление читала - ты начало выложила. biggrin
Пошла читать.

Автор - Самира
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:47
Одина1301Дата: Пятница, 23.08.2013, 20:58 | Сообщение # 4
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
2


Бесформенное нечто лежало в саване на столе и пугало. Не верилось, что это муж, Ринат, любимый… Его больше нет – есть слепой белый мешок, наглухо скрученный узлами в ногах и на темени. Он лежал в странном подобии гроба без крышки, укрытый ковром. Равиль уже объяснил, что хоронить будут только тело. Ничего постороннего, кроме последней одежды в могиле быть не должно…
Собравшиеся родственники чинно окружали усопшего. Незнакомые лица. От голоса муллы, спокойного и торжественного, дрожь скребла по телу. Певучая речь, непохожая ни на татарскую, ни на какую другую, слышанную ранее, собирала только посвященных во внеземное единство и уносила ввысь. Вера с матерью и несколькими поселковыми бабками вздрогнули. Они оказались отделены от возникающего единства, и мать невольным жестом пыталась защититься от неведомого. Ринат был там, откуда вырывалась и плыла молитва. Вера шагнула в комнату, где собрались одни мужчины. Ничто не могло её остановить.
Многочисленные тюбетейки казались удивительной деталью нереального чужого мира. Ни одного стона, ни слезинки. Смиренные позы, нарядная одежда. Женщина испугалась – а знала ли она вырванного у родни и отгородившегося от всех мужа? Вот его мир, законно вошел в дом, непонятным языком заговорил, и теперь уже она себя чувствовала чужой и лишней. Нет, нет! Как же так? Совсем недавно Ринат был живым, весёлым, любящим… Она глянула поверх голов и услышала свой голос. Неестественный и странный:
-…Амеханов, бросай свою писанину, я снова греть не буду! Иди мой руки… Сашка сейчас от зазнобы своей придёт и сядем. Он уже звонил…
- Вер, так я тогда ещё чуть-чуть… - сердце затрепыхалось, она завертела головой пытаясь разглядеть ускользающую тень голоса.
- Нетушки! Со мной посиди чуть-чуть, мне ты тоже нужен! Хоть бы роман какой-нибудь написал, они хорошо продаются, их в метро читать удобно, или в автобусе, пока на работу едешь… - продолжали беседовать голоса.
- Я ж тебе говорил – ну не умею я про любовь…
- А то я не знаю! Если бы я к тебе тогда на танцах не подошла – сам бы и не решился, так бы и смотрел тоскливо, как я с другими танцую… Неумеха ты, Амеханов… Тебе фамилию исковеркали, а ты промолчал…
Над фамилией мужа Вера подшучивала без злобы, хоть и постоянно – почерк у девушки в загсе, заполнявшей его метрику, был неважный, и, получая в шестнадцать паспорт, он, благодаря другой девушке – паспортистке – превратился из Рината Алиханова в Амеханова. На самом деле фамилию свою они носили с гордостью – ни у кого такой нет, только у них троих! Никому ничего не должны, у них – своя семья, отдельная!
Сейчас она смотрела на дружных и уверенных Алихановых и глубже зарывалась в воспоминания, не веря бесформенной смерти на столе…
И всё-таки польза от Ринаткиной писанины была, как ни странно. Сашка сделал на её основе компьютерную игру, которая пользовалась у местных пацанов бешеным успехом. Заработав немного денег, уехал в город – там возможностей больше, как он объяснил. И добился-таки своего, отхватил солидный куш. Ему хватило ума организовать собственное дело, занимаясь усовершенствованиями, и готовя продолжение.
Почему она не настояла, чтобы Рината похоронили нормально – в гробу, как полагается… Не хотела лишать его прощания с родными. При жизни они его не очень-то жаловали своим вниманием. Как же – против семьи пошёл, отца ослушался, женился на чужой… Родители Рината на свадьбу к ним не приехали, и никогда к себе не приглашали. Ладно её – даже внука не захотели увидеть! Ребёнок-то чем виноват? Только Равиль, относился терпимо, иногда приезжал с гостинцами, оставался ночевать. К увлечению брата писательством относился снисходительно – баловство, конечно, но после настоящей мужской работы, почему бы и нет? В конце концов, каждый отдыхает как хочет, уж лучше, чем пить… А когда Сашкины дела пошли в гору, и вовсе стал предлагать Ринату издать книгу – если денег можно на этом заработать, то возможности такой упускать нельзя! Но Ринат только смеялся и отмахивался – не ради денег ведь. Мечту не купишь.
Равиль тихо сообщил, что хоронить нужно как можно скорее.
- Нетушки!- Вера выпрямилась во весь рост. Матери стало ясно, что дочь терпела сколько могла - силы закончились. Кажущееся спокойствие пугало, но и срыва она боялась не меньше. Однако, чтобы ни случилось в дальнейшем, сейчас подскочила, скрестив руки на груди, и встала около гроба.
- Саша завтра приедет. Мы тоже хотим проститься, - уверенно начала вдова, пугаясь своего нового голоса.
-Как раз трое суток пройдет, вот и похороним, как положено, - подержала старуха.
Родственники неожиданно мирно уступили и покинули дом. С муллой договорились на завтра совершить погребение.
Соседки, порешив вопрос с поминками, потихоньку расходились. Становилось всё тише. На улице темнело. Мать поправила ковер на гробе и провела рукой по белому савану. В изголовьи он распахнулся. Оказывается, край не зашит. Женщины глянули друг на друга и в четыре руки отвернули белое покрывало.
Лицо Рината было бледным. Длинные черные ресницы то ли зацепились за ткань, то ли дрогнули. На лбу спутанные пряди волнистых волос. На днях собирался подстричься. Четкие горделивые линии носа разлетались и плавно собирались, закручиваясь в темные спокойные пятна ноздрей. Губы казались влажными, темными от сока, довольными, скрадывающими чуть заметную улыбку.
- Ах, весь день на ногах! - Вера откинула ковер как одеяло, сбросила босоножки и шустро запрыгнула в гроб, обнимая мужа, прижимаясь к щеке и сладко закрывая глаза. – Оставь нас одних. Уж полночь. Спать пора.
- Доченька… - старуха остановила руку, потянувшуюся ко лбу. Она, бывшая учительница химии в деревенской школе, была готова к безутешной скорби, отчаянью и истерике, но счастливая улыбка Веры застала её врасплох. Мать в ужасе затрясла дочь что есть мочи. Тело было мягким и блаженным. Вера слышала, но ей незачем было отвечать. Всё закончилось. У неё оставалась последняя просьба, но язык не слушался.
Старуха схватила ведро и стала набирать воду. Подумала, вылила, раскрутила горячую и через минуту неслась обратно с клубящейся бадьей. Она не заметила, как стала тихонько подвывать. Опомнилась, когда со двора стал отвечать пес. Минуту решалась и… Плеснула воду в гроб.
Вера резко приподнялась и открыла глаза. Что-то сказала - звука нет. Её сотрясало судорогами, как умирающего, которому мешают покинуть тело. Зловеще глянула и начала выбираться из гроба. Хлюпая босыми ногами по полу, залитому водой, она вытолкала сопротивляющуюся мать за дверь, опять что-то сказала и повернула засов. Перед глазами старухи зависли беззвучно шевелящиеся губы. «Тихо», - догадалась та, взвизгнула и с необычайной прытью полетела по ночной улице поселка в сторону дома аптекарши. Пес кинулся за ней. Так и неслись они до половины пути, вереща и воя. Вдруг старуха остановилась, повернулась и, уже молча, зашагала в сторону церквушки. Пес недовольно затявкал и отправился к дому.



Сообщение отредактировал Одина1301 - Пятница, 23.08.2013, 21:03
 
Сообщение
2


Бесформенное нечто лежало в саване на столе и пугало. Не верилось, что это муж, Ринат, любимый… Его больше нет – есть слепой белый мешок, наглухо скрученный узлами в ногах и на темени. Он лежал в странном подобии гроба без крышки, укрытый ковром. Равиль уже объяснил, что хоронить будут только тело. Ничего постороннего, кроме последней одежды в могиле быть не должно…
Собравшиеся родственники чинно окружали усопшего. Незнакомые лица. От голоса муллы, спокойного и торжественного, дрожь скребла по телу. Певучая речь, непохожая ни на татарскую, ни на какую другую, слышанную ранее, собирала только посвященных во внеземное единство и уносила ввысь. Вера с матерью и несколькими поселковыми бабками вздрогнули. Они оказались отделены от возникающего единства, и мать невольным жестом пыталась защититься от неведомого. Ринат был там, откуда вырывалась и плыла молитва. Вера шагнула в комнату, где собрались одни мужчины. Ничто не могло её остановить.
Многочисленные тюбетейки казались удивительной деталью нереального чужого мира. Ни одного стона, ни слезинки. Смиренные позы, нарядная одежда. Женщина испугалась – а знала ли она вырванного у родни и отгородившегося от всех мужа? Вот его мир, законно вошел в дом, непонятным языком заговорил, и теперь уже она себя чувствовала чужой и лишней. Нет, нет! Как же так? Совсем недавно Ринат был живым, весёлым, любящим… Она глянула поверх голов и услышала свой голос. Неестественный и странный:
-…Амеханов, бросай свою писанину, я снова греть не буду! Иди мой руки… Сашка сейчас от зазнобы своей придёт и сядем. Он уже звонил…
- Вер, так я тогда ещё чуть-чуть… - сердце затрепыхалось, она завертела головой пытаясь разглядеть ускользающую тень голоса.
- Нетушки! Со мной посиди чуть-чуть, мне ты тоже нужен! Хоть бы роман какой-нибудь написал, они хорошо продаются, их в метро читать удобно, или в автобусе, пока на работу едешь… - продолжали беседовать голоса.
- Я ж тебе говорил – ну не умею я про любовь…
- А то я не знаю! Если бы я к тебе тогда на танцах не подошла – сам бы и не решился, так бы и смотрел тоскливо, как я с другими танцую… Неумеха ты, Амеханов… Тебе фамилию исковеркали, а ты промолчал…
Над фамилией мужа Вера подшучивала без злобы, хоть и постоянно – почерк у девушки в загсе, заполнявшей его метрику, был неважный, и, получая в шестнадцать паспорт, он, благодаря другой девушке – паспортистке – превратился из Рината Алиханова в Амеханова. На самом деле фамилию свою они носили с гордостью – ни у кого такой нет, только у них троих! Никому ничего не должны, у них – своя семья, отдельная!
Сейчас она смотрела на дружных и уверенных Алихановых и глубже зарывалась в воспоминания, не веря бесформенной смерти на столе…
И всё-таки польза от Ринаткиной писанины была, как ни странно. Сашка сделал на её основе компьютерную игру, которая пользовалась у местных пацанов бешеным успехом. Заработав немного денег, уехал в город – там возможностей больше, как он объяснил. И добился-таки своего, отхватил солидный куш. Ему хватило ума организовать собственное дело, занимаясь усовершенствованиями, и готовя продолжение.
Почему она не настояла, чтобы Рината похоронили нормально – в гробу, как полагается… Не хотела лишать его прощания с родными. При жизни они его не очень-то жаловали своим вниманием. Как же – против семьи пошёл, отца ослушался, женился на чужой… Родители Рината на свадьбу к ним не приехали, и никогда к себе не приглашали. Ладно её – даже внука не захотели увидеть! Ребёнок-то чем виноват? Только Равиль, относился терпимо, иногда приезжал с гостинцами, оставался ночевать. К увлечению брата писательством относился снисходительно – баловство, конечно, но после настоящей мужской работы, почему бы и нет? В конце концов, каждый отдыхает как хочет, уж лучше, чем пить… А когда Сашкины дела пошли в гору, и вовсе стал предлагать Ринату издать книгу – если денег можно на этом заработать, то возможности такой упускать нельзя! Но Ринат только смеялся и отмахивался – не ради денег ведь. Мечту не купишь.
Равиль тихо сообщил, что хоронить нужно как можно скорее.
- Нетушки!- Вера выпрямилась во весь рост. Матери стало ясно, что дочь терпела сколько могла - силы закончились. Кажущееся спокойствие пугало, но и срыва она боялась не меньше. Однако, чтобы ни случилось в дальнейшем, сейчас подскочила, скрестив руки на груди, и встала около гроба.
- Саша завтра приедет. Мы тоже хотим проститься, - уверенно начала вдова, пугаясь своего нового голоса.
-Как раз трое суток пройдет, вот и похороним, как положено, - подержала старуха.
Родственники неожиданно мирно уступили и покинули дом. С муллой договорились на завтра совершить погребение.
Соседки, порешив вопрос с поминками, потихоньку расходились. Становилось всё тише. На улице темнело. Мать поправила ковер на гробе и провела рукой по белому савану. В изголовьи он распахнулся. Оказывается, край не зашит. Женщины глянули друг на друга и в четыре руки отвернули белое покрывало.
Лицо Рината было бледным. Длинные черные ресницы то ли зацепились за ткань, то ли дрогнули. На лбу спутанные пряди волнистых волос. На днях собирался подстричься. Четкие горделивые линии носа разлетались и плавно собирались, закручиваясь в темные спокойные пятна ноздрей. Губы казались влажными, темными от сока, довольными, скрадывающими чуть заметную улыбку.
- Ах, весь день на ногах! - Вера откинула ковер как одеяло, сбросила босоножки и шустро запрыгнула в гроб, обнимая мужа, прижимаясь к щеке и сладко закрывая глаза. – Оставь нас одних. Уж полночь. Спать пора.
- Доченька… - старуха остановила руку, потянувшуюся ко лбу. Она, бывшая учительница химии в деревенской школе, была готова к безутешной скорби, отчаянью и истерике, но счастливая улыбка Веры застала её врасплох. Мать в ужасе затрясла дочь что есть мочи. Тело было мягким и блаженным. Вера слышала, но ей незачем было отвечать. Всё закончилось. У неё оставалась последняя просьба, но язык не слушался.
Старуха схватила ведро и стала набирать воду. Подумала, вылила, раскрутила горячую и через минуту неслась обратно с клубящейся бадьей. Она не заметила, как стала тихонько подвывать. Опомнилась, когда со двора стал отвечать пес. Минуту решалась и… Плеснула воду в гроб.
Вера резко приподнялась и открыла глаза. Что-то сказала - звука нет. Её сотрясало судорогами, как умирающего, которому мешают покинуть тело. Зловеще глянула и начала выбираться из гроба. Хлюпая босыми ногами по полу, залитому водой, она вытолкала сопротивляющуюся мать за дверь, опять что-то сказала и повернула засов. Перед глазами старухи зависли беззвучно шевелящиеся губы. «Тихо», - догадалась та, взвизгнула и с необычайной прытью полетела по ночной улице поселка в сторону дома аптекарши. Пес кинулся за ней. Так и неслись они до половины пути, вереща и воя. Вдруг старуха остановилась, повернулась и, уже молча, зашагала в сторону церквушки. Пес недовольно затявкал и отправился к дому.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:58
Сообщение
2


Бесформенное нечто лежало в саване на столе и пугало. Не верилось, что это муж, Ринат, любимый… Его больше нет – есть слепой белый мешок, наглухо скрученный узлами в ногах и на темени. Он лежал в странном подобии гроба без крышки, укрытый ковром. Равиль уже объяснил, что хоронить будут только тело. Ничего постороннего, кроме последней одежды в могиле быть не должно…
Собравшиеся родственники чинно окружали усопшего. Незнакомые лица. От голоса муллы, спокойного и торжественного, дрожь скребла по телу. Певучая речь, непохожая ни на татарскую, ни на какую другую, слышанную ранее, собирала только посвященных во внеземное единство и уносила ввысь. Вера с матерью и несколькими поселковыми бабками вздрогнули. Они оказались отделены от возникающего единства, и мать невольным жестом пыталась защититься от неведомого. Ринат был там, откуда вырывалась и плыла молитва. Вера шагнула в комнату, где собрались одни мужчины. Ничто не могло её остановить.
Многочисленные тюбетейки казались удивительной деталью нереального чужого мира. Ни одного стона, ни слезинки. Смиренные позы, нарядная одежда. Женщина испугалась – а знала ли она вырванного у родни и отгородившегося от всех мужа? Вот его мир, законно вошел в дом, непонятным языком заговорил, и теперь уже она себя чувствовала чужой и лишней. Нет, нет! Как же так? Совсем недавно Ринат был живым, весёлым, любящим… Она глянула поверх голов и услышала свой голос. Неестественный и странный:
-…Амеханов, бросай свою писанину, я снова греть не буду! Иди мой руки… Сашка сейчас от зазнобы своей придёт и сядем. Он уже звонил…
- Вер, так я тогда ещё чуть-чуть… - сердце затрепыхалось, она завертела головой пытаясь разглядеть ускользающую тень голоса.
- Нетушки! Со мной посиди чуть-чуть, мне ты тоже нужен! Хоть бы роман какой-нибудь написал, они хорошо продаются, их в метро читать удобно, или в автобусе, пока на работу едешь… - продолжали беседовать голоса.
- Я ж тебе говорил – ну не умею я про любовь…
- А то я не знаю! Если бы я к тебе тогда на танцах не подошла – сам бы и не решился, так бы и смотрел тоскливо, как я с другими танцую… Неумеха ты, Амеханов… Тебе фамилию исковеркали, а ты промолчал…
Над фамилией мужа Вера подшучивала без злобы, хоть и постоянно – почерк у девушки в загсе, заполнявшей его метрику, был неважный, и, получая в шестнадцать паспорт, он, благодаря другой девушке – паспортистке – превратился из Рината Алиханова в Амеханова. На самом деле фамилию свою они носили с гордостью – ни у кого такой нет, только у них троих! Никому ничего не должны, у них – своя семья, отдельная!
Сейчас она смотрела на дружных и уверенных Алихановых и глубже зарывалась в воспоминания, не веря бесформенной смерти на столе…
И всё-таки польза от Ринаткиной писанины была, как ни странно. Сашка сделал на её основе компьютерную игру, которая пользовалась у местных пацанов бешеным успехом. Заработав немного денег, уехал в город – там возможностей больше, как он объяснил. И добился-таки своего, отхватил солидный куш. Ему хватило ума организовать собственное дело, занимаясь усовершенствованиями, и готовя продолжение.
Почему она не настояла, чтобы Рината похоронили нормально – в гробу, как полагается… Не хотела лишать его прощания с родными. При жизни они его не очень-то жаловали своим вниманием. Как же – против семьи пошёл, отца ослушался, женился на чужой… Родители Рината на свадьбу к ним не приехали, и никогда к себе не приглашали. Ладно её – даже внука не захотели увидеть! Ребёнок-то чем виноват? Только Равиль, относился терпимо, иногда приезжал с гостинцами, оставался ночевать. К увлечению брата писательством относился снисходительно – баловство, конечно, но после настоящей мужской работы, почему бы и нет? В конце концов, каждый отдыхает как хочет, уж лучше, чем пить… А когда Сашкины дела пошли в гору, и вовсе стал предлагать Ринату издать книгу – если денег можно на этом заработать, то возможности такой упускать нельзя! Но Ринат только смеялся и отмахивался – не ради денег ведь. Мечту не купишь.
Равиль тихо сообщил, что хоронить нужно как можно скорее.
- Нетушки!- Вера выпрямилась во весь рост. Матери стало ясно, что дочь терпела сколько могла - силы закончились. Кажущееся спокойствие пугало, но и срыва она боялась не меньше. Однако, чтобы ни случилось в дальнейшем, сейчас подскочила, скрестив руки на груди, и встала около гроба.
- Саша завтра приедет. Мы тоже хотим проститься, - уверенно начала вдова, пугаясь своего нового голоса.
-Как раз трое суток пройдет, вот и похороним, как положено, - подержала старуха.
Родственники неожиданно мирно уступили и покинули дом. С муллой договорились на завтра совершить погребение.
Соседки, порешив вопрос с поминками, потихоньку расходились. Становилось всё тише. На улице темнело. Мать поправила ковер на гробе и провела рукой по белому савану. В изголовьи он распахнулся. Оказывается, край не зашит. Женщины глянули друг на друга и в четыре руки отвернули белое покрывало.
Лицо Рината было бледным. Длинные черные ресницы то ли зацепились за ткань, то ли дрогнули. На лбу спутанные пряди волнистых волос. На днях собирался подстричься. Четкие горделивые линии носа разлетались и плавно собирались, закручиваясь в темные спокойные пятна ноздрей. Губы казались влажными, темными от сока, довольными, скрадывающими чуть заметную улыбку.
- Ах, весь день на ногах! - Вера откинула ковер как одеяло, сбросила босоножки и шустро запрыгнула в гроб, обнимая мужа, прижимаясь к щеке и сладко закрывая глаза. – Оставь нас одних. Уж полночь. Спать пора.
- Доченька… - старуха остановила руку, потянувшуюся ко лбу. Она, бывшая учительница химии в деревенской школе, была готова к безутешной скорби, отчаянью и истерике, но счастливая улыбка Веры застала её врасплох. Мать в ужасе затрясла дочь что есть мочи. Тело было мягким и блаженным. Вера слышала, но ей незачем было отвечать. Всё закончилось. У неё оставалась последняя просьба, но язык не слушался.
Старуха схватила ведро и стала набирать воду. Подумала, вылила, раскрутила горячую и через минуту неслась обратно с клубящейся бадьей. Она не заметила, как стала тихонько подвывать. Опомнилась, когда со двора стал отвечать пес. Минуту решалась и… Плеснула воду в гроб.
Вера резко приподнялась и открыла глаза. Что-то сказала - звука нет. Её сотрясало судорогами, как умирающего, которому мешают покинуть тело. Зловеще глянула и начала выбираться из гроба. Хлюпая босыми ногами по полу, залитому водой, она вытолкала сопротивляющуюся мать за дверь, опять что-то сказала и повернула засов. Перед глазами старухи зависли беззвучно шевелящиеся губы. «Тихо», - догадалась та, взвизгнула и с необычайной прытью полетела по ночной улице поселка в сторону дома аптекарши. Пес кинулся за ней. Так и неслись они до половины пути, вереща и воя. Вдруг старуха остановилась, повернулась и, уже молча, зашагала в сторону церквушки. Пес недовольно затявкал и отправился к дому.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 20:58
Одина1301Дата: Пятница, 23.08.2013, 21:11 | Сообщение # 5
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
3


Вера поёжилась в мокрой кофте и повернулась к шкафу в надежде найти что-нибудь сухое. Призрачная фигура в дальней части комнаты шевельнулась одновременно с ней и отступила в темноту угла. Под руку попалась вязаная шаль. Однако, какого чёрта? Кто бы это мог быть? Вера прошлепала ближе и вздрогнула, разглядывая молодую женщину.
Незнакомка была стройной в элегантном черном костюме и темно-синей блузке. Круглое восточное лицо обрамляла модная стрижка. Пряди черных волос спереди спускались до ключиц, а на затылке, видимом в зеркале, возле которого стояла гостья, поднимались пышной волной над высоким воротничком. На перчатках такого же темно- синего цвета поблескивали тонкие золотые браслеты. Вера провела кулаком обернутым краешком шали под носом, шмыгнула, села в кресло и спрятала под себя голые ноги. Она даже предположить не могла, кто это и откуда.
Красавица развернулась в высоких каблуках, изящно присела, мелькнув красными туфлями, и подняла упавшую занавесь. Выпрямившись, встала спиной. Её лицо отразилось в зеркале до мельчайших подробностей. Дуги бровей повторяли линию густой челки.
Веки медленно царственно смыкались, миндалевидные большие черные глаза исчезали на несколько секунд и вновь вспыхивали.
Широкие скулы окрашивались в голубоватый цвет, отраженный от блузки.
На её безупречно правильном лице, высеченном дикой природой, только на губах были следы косметики. Ярко красная помада снова заставила Веру содрогнуться. Если бы она что-то знала о древних принцессах, возможно, решила бы что сама Атех, явилась к ней в обличии, нарисованном современностью. Но бедная женщина не знала о принцессе сновидений, и ничего кроме дамы пик ей на ум не приходило.
Странная гостья меж тем бросила накидку с зеркала на стол и села напротив хозяйки.
- Давайте знакомиться, голубушка, - выждала несколько мгновений, но Вера только кашляла в ответ - речь всё еще не вернулась к ней. – Хорошо, начну первой. Не буду скрывать, что я-то вас хорошо знаю,- она закинула нога на ногу, что получилось у неё вовсе не вульгарно, а весьма артистично. – Меня зовут Амина Алиханова. Я вдова Рината Алиханова.
Вере стало жарко. Она схватила ведро со стола и выпила остатки воды.
- Я плохо знаю родственников, - у неё прорезался хриплый голос. – Давно умер ваш муж?
-Три дня назад, а похоронят его сегодня, - вдова Алиханова встала и подошла к гробу. – Ну, не мучайте себя. Всё правильно вы понимаете – я жена Рината. Причем, настоящая, законная!
Кофточка на Вере высохла, она сбросила шаль, русые волосы рассыпались по плечам. На щеках заиграл румянец. Крепкими ногами она встала на пол и прищурила глаза:
- Ах, это ты настоящая?- новым взглядом окинула красавицу от пиковой челки до красных туфель. – И где это он столько времени находил? И книжку свою проклятую писать, и во каку любовницу на стороне содержать?
- Грубая вы женщина, Вера Федоровна. Почему только Ринат предпочитал жить с вами? Не слышите меня? Это я жена, а любовница ты.
Вера подскочила к гробу, Амина Алиханова быстро перешла к противоположному краю.
- Да что ты врешь! Зачем тебе это? Сейчас то? Мы с Ринатом дня врозь не прожили.
- Как же? А перед свадьбой, родителей приглашать, в Казань приезжал? Мать ему в ноги упала, уговаривала, отец обещал проклянуть, если посмеет жениться не на своей. Энием с сердцем плохо было, сказала, есть – пить не будет, в могилу себя сведет. Внука хотели. Яучи давно о свадьбе договорилась, калым приготовили. Сдался, не выдержал Ринат, и справили мы свадьбу. В загсе только не расписались – сказал, паспорт потерял. Но когда сын у меня родился, ещё раз приезжал, вспомни, в больнице ты тогда лежала. Получил он новый паспорт, и оформили мы брак по гражданским законам. Айвар Алиханов наш с ним сын, и старше он твоего Сашеньки.
- Ах, что же творится-то на белом свете? Вот так живешь- живешь, всю себя мужу отдаешь без остатка, веришь его словам лживым, любви его предательской, а он на два дома себя успевает делить, - Вера снова села в кресло, взяла занавеску со стола и начала теребить. Слезы, копившиеся три дня, наконец-то вырвались, и она заголосила.
Амина в это время опять устроилась напротив и терпеливо ожидала окончания причитаний. Когда рев постепенно начал утихать её невозмутимый взгляд встретился с красными, уставшими глазами соперницы.
- Ну, а теперь, голубушка, поговорим о деле.
- Кончились наши дела. Чего нам с тобой мертвого-то делить, - Вера сняла со стола ведро и занавеской стала затирать воду на полу.
- Глупая ты женщина, Вера Федоровна. Рядом с тобой гениальный человек жил, а ты его всю жизнь попрекала.
- Чего это ты? Про книжку его дурацкую? А, мало он тебе денег выделял? Думаешь, богатства у меня несметные зарыты! Да вот они эти богатства. Забирай, ничего не жалко!- Вера вытащила стопки бумаг из-под стола и высыпала к ногам нахалки.
Амина стряхнула листки с колен и аккуратно поставила красную туфельку поверх наваленной кипы. Она вдруг как волшебница неизвестно откуда достала пухлую стопочку листов, прошнурованную и запечатанную гербовой печатью.
- Это хорошо, что ты не жадная, Вера Федоровна. Но книга и так моя собственность. Рукопись заверена нотариально на имя Рината Алиханова. А Алиханова я! Стало быть, наследницей тоже буду я.
На титульном листе знакомым почерком была выведена ненавистная фамилия. Вере всё равно было непонятно, чего добивается вымогательница.
- К концу года «Под пологом неба» будет издана приличным тиражом. Но это небольшие деньги, по сравнению с теми, что украл твой Сашенька.
- Что значит украл?- Вера недоумевала, о чем речь.
- Это иск за незаконное использование интеллектуальной собственности к ООО«Звездный крейсер» владелец А. Амеханов. С требованием возмещения материального ущерба в размере триста тысяч, конечно долларов, - Амина снова повторила фокус и выложила теперь на стол одну бумажку.
Вера несколько секунд рассматривала воротничок темно-синей блузки, вдруг с силой схватила его за края и дернула обидчицу на себя. Легонькое кресло опрокинулась, и они покатились по полу, вцепившись друг другу в волосы. Дерущиеся подкатились к гробу и столкнули его. Белый мешок шмякнулся со странный звуком. Женщины замерли. Вдруг он зашевелился. Показались руки, которые прорвали отверстие пошире и охающий Ринат вылез, потирая ушибленный лоб.
Продолжение пишется.


Сообщение отредактировал Одина1301 - Вторник, 27.08.2013, 22:04
 
Сообщение
3


Вера поёжилась в мокрой кофте и повернулась к шкафу в надежде найти что-нибудь сухое. Призрачная фигура в дальней части комнаты шевельнулась одновременно с ней и отступила в темноту угла. Под руку попалась вязаная шаль. Однако, какого чёрта? Кто бы это мог быть? Вера прошлепала ближе и вздрогнула, разглядывая молодую женщину.
Незнакомка была стройной в элегантном черном костюме и темно-синей блузке. Круглое восточное лицо обрамляла модная стрижка. Пряди черных волос спереди спускались до ключиц, а на затылке, видимом в зеркале, возле которого стояла гостья, поднимались пышной волной над высоким воротничком. На перчатках такого же темно- синего цвета поблескивали тонкие золотые браслеты. Вера провела кулаком обернутым краешком шали под носом, шмыгнула, села в кресло и спрятала под себя голые ноги. Она даже предположить не могла, кто это и откуда.
Красавица развернулась в высоких каблуках, изящно присела, мелькнув красными туфлями, и подняла упавшую занавесь. Выпрямившись, встала спиной. Её лицо отразилось в зеркале до мельчайших подробностей. Дуги бровей повторяли линию густой челки.
Веки медленно царственно смыкались, миндалевидные большие черные глаза исчезали на несколько секунд и вновь вспыхивали.
Широкие скулы окрашивались в голубоватый цвет, отраженный от блузки.
На её безупречно правильном лице, высеченном дикой природой, только на губах были следы косметики. Ярко красная помада снова заставила Веру содрогнуться. Если бы она что-то знала о древних принцессах, возможно, решила бы что сама Атех, явилась к ней в обличии, нарисованном современностью. Но бедная женщина не знала о принцессе сновидений, и ничего кроме дамы пик ей на ум не приходило.
Странная гостья меж тем бросила накидку с зеркала на стол и села напротив хозяйки.
- Давайте знакомиться, голубушка, - выждала несколько мгновений, но Вера только кашляла в ответ - речь всё еще не вернулась к ней. – Хорошо, начну первой. Не буду скрывать, что я-то вас хорошо знаю,- она закинула нога на ногу, что получилось у неё вовсе не вульгарно, а весьма артистично. – Меня зовут Амина Алиханова. Я вдова Рината Алиханова.
Вере стало жарко. Она схватила ведро со стола и выпила остатки воды.
- Я плохо знаю родственников, - у неё прорезался хриплый голос. – Давно умер ваш муж?
-Три дня назад, а похоронят его сегодня, - вдова Алиханова встала и подошла к гробу. – Ну, не мучайте себя. Всё правильно вы понимаете – я жена Рината. Причем, настоящая, законная!
Кофточка на Вере высохла, она сбросила шаль, русые волосы рассыпались по плечам. На щеках заиграл румянец. Крепкими ногами она встала на пол и прищурила глаза:
- Ах, это ты настоящая?- новым взглядом окинула красавицу от пиковой челки до красных туфель. – И где это он столько времени находил? И книжку свою проклятую писать, и во каку любовницу на стороне содержать?
- Грубая вы женщина, Вера Федоровна. Почему только Ринат предпочитал жить с вами? Не слышите меня? Это я жена, а любовница ты.
Вера подскочила к гробу, Амина Алиханова быстро перешла к противоположному краю.
- Да что ты врешь! Зачем тебе это? Сейчас то? Мы с Ринатом дня врозь не прожили.
- Как же? А перед свадьбой, родителей приглашать, в Казань приезжал? Мать ему в ноги упала, уговаривала, отец обещал проклянуть, если посмеет жениться не на своей. Энием с сердцем плохо было, сказала, есть – пить не будет, в могилу себя сведет. Внука хотели. Яучи давно о свадьбе договорилась, калым приготовили. Сдался, не выдержал Ринат, и справили мы свадьбу. В загсе только не расписались – сказал, паспорт потерял. Но когда сын у меня родился, ещё раз приезжал, вспомни, в больнице ты тогда лежала. Получил он новый паспорт, и оформили мы брак по гражданским законам. Айвар Алиханов наш с ним сын, и старше он твоего Сашеньки.
- Ах, что же творится-то на белом свете? Вот так живешь- живешь, всю себя мужу отдаешь без остатка, веришь его словам лживым, любви его предательской, а он на два дома себя успевает делить, - Вера снова села в кресло, взяла занавеску со стола и начала теребить. Слезы, копившиеся три дня, наконец-то вырвались, и она заголосила.
Амина в это время опять устроилась напротив и терпеливо ожидала окончания причитаний. Когда рев постепенно начал утихать её невозмутимый взгляд встретился с красными, уставшими глазами соперницы.
- Ну, а теперь, голубушка, поговорим о деле.
- Кончились наши дела. Чего нам с тобой мертвого-то делить, - Вера сняла со стола ведро и занавеской стала затирать воду на полу.
- Глупая ты женщина, Вера Федоровна. Рядом с тобой гениальный человек жил, а ты его всю жизнь попрекала.
- Чего это ты? Про книжку его дурацкую? А, мало он тебе денег выделял? Думаешь, богатства у меня несметные зарыты! Да вот они эти богатства. Забирай, ничего не жалко!- Вера вытащила стопки бумаг из-под стола и высыпала к ногам нахалки.
Амина стряхнула листки с колен и аккуратно поставила красную туфельку поверх наваленной кипы. Она вдруг как волшебница неизвестно откуда достала пухлую стопочку листов, прошнурованную и запечатанную гербовой печатью.
- Это хорошо, что ты не жадная, Вера Федоровна. Но книга и так моя собственность. Рукопись заверена нотариально на имя Рината Алиханова. А Алиханова я! Стало быть, наследницей тоже буду я.
На титульном листе знакомым почерком была выведена ненавистная фамилия. Вере всё равно было непонятно, чего добивается вымогательница.
- К концу года «Под пологом неба» будет издана приличным тиражом. Но это небольшие деньги, по сравнению с теми, что украл твой Сашенька.
- Что значит украл?- Вера недоумевала, о чем речь.
- Это иск за незаконное использование интеллектуальной собственности к ООО«Звездный крейсер» владелец А. Амеханов. С требованием возмещения материального ущерба в размере триста тысяч, конечно долларов, - Амина снова повторила фокус и выложила теперь на стол одну бумажку.
Вера несколько секунд рассматривала воротничок темно-синей блузки, вдруг с силой схватила его за края и дернула обидчицу на себя. Легонькое кресло опрокинулась, и они покатились по полу, вцепившись друг другу в волосы. Дерущиеся подкатились к гробу и столкнули его. Белый мешок шмякнулся со странный звуком. Женщины замерли. Вдруг он зашевелился. Показались руки, которые прорвали отверстие пошире и охающий Ринат вылез, потирая ушибленный лоб.
Продолжение пишется.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 21:11
Сообщение
3


Вера поёжилась в мокрой кофте и повернулась к шкафу в надежде найти что-нибудь сухое. Призрачная фигура в дальней части комнаты шевельнулась одновременно с ней и отступила в темноту угла. Под руку попалась вязаная шаль. Однако, какого чёрта? Кто бы это мог быть? Вера прошлепала ближе и вздрогнула, разглядывая молодую женщину.
Незнакомка была стройной в элегантном черном костюме и темно-синей блузке. Круглое восточное лицо обрамляла модная стрижка. Пряди черных волос спереди спускались до ключиц, а на затылке, видимом в зеркале, возле которого стояла гостья, поднимались пышной волной над высоким воротничком. На перчатках такого же темно- синего цвета поблескивали тонкие золотые браслеты. Вера провела кулаком обернутым краешком шали под носом, шмыгнула, села в кресло и спрятала под себя голые ноги. Она даже предположить не могла, кто это и откуда.
Красавица развернулась в высоких каблуках, изящно присела, мелькнув красными туфлями, и подняла упавшую занавесь. Выпрямившись, встала спиной. Её лицо отразилось в зеркале до мельчайших подробностей. Дуги бровей повторяли линию густой челки.
Веки медленно царственно смыкались, миндалевидные большие черные глаза исчезали на несколько секунд и вновь вспыхивали.
Широкие скулы окрашивались в голубоватый цвет, отраженный от блузки.
На её безупречно правильном лице, высеченном дикой природой, только на губах были следы косметики. Ярко красная помада снова заставила Веру содрогнуться. Если бы она что-то знала о древних принцессах, возможно, решила бы что сама Атех, явилась к ней в обличии, нарисованном современностью. Но бедная женщина не знала о принцессе сновидений, и ничего кроме дамы пик ей на ум не приходило.
Странная гостья меж тем бросила накидку с зеркала на стол и села напротив хозяйки.
- Давайте знакомиться, голубушка, - выждала несколько мгновений, но Вера только кашляла в ответ - речь всё еще не вернулась к ней. – Хорошо, начну первой. Не буду скрывать, что я-то вас хорошо знаю,- она закинула нога на ногу, что получилось у неё вовсе не вульгарно, а весьма артистично. – Меня зовут Амина Алиханова. Я вдова Рината Алиханова.
Вере стало жарко. Она схватила ведро со стола и выпила остатки воды.
- Я плохо знаю родственников, - у неё прорезался хриплый голос. – Давно умер ваш муж?
-Три дня назад, а похоронят его сегодня, - вдова Алиханова встала и подошла к гробу. – Ну, не мучайте себя. Всё правильно вы понимаете – я жена Рината. Причем, настоящая, законная!
Кофточка на Вере высохла, она сбросила шаль, русые волосы рассыпались по плечам. На щеках заиграл румянец. Крепкими ногами она встала на пол и прищурила глаза:
- Ах, это ты настоящая?- новым взглядом окинула красавицу от пиковой челки до красных туфель. – И где это он столько времени находил? И книжку свою проклятую писать, и во каку любовницу на стороне содержать?
- Грубая вы женщина, Вера Федоровна. Почему только Ринат предпочитал жить с вами? Не слышите меня? Это я жена, а любовница ты.
Вера подскочила к гробу, Амина Алиханова быстро перешла к противоположному краю.
- Да что ты врешь! Зачем тебе это? Сейчас то? Мы с Ринатом дня врозь не прожили.
- Как же? А перед свадьбой, родителей приглашать, в Казань приезжал? Мать ему в ноги упала, уговаривала, отец обещал проклянуть, если посмеет жениться не на своей. Энием с сердцем плохо было, сказала, есть – пить не будет, в могилу себя сведет. Внука хотели. Яучи давно о свадьбе договорилась, калым приготовили. Сдался, не выдержал Ринат, и справили мы свадьбу. В загсе только не расписались – сказал, паспорт потерял. Но когда сын у меня родился, ещё раз приезжал, вспомни, в больнице ты тогда лежала. Получил он новый паспорт, и оформили мы брак по гражданским законам. Айвар Алиханов наш с ним сын, и старше он твоего Сашеньки.
- Ах, что же творится-то на белом свете? Вот так живешь- живешь, всю себя мужу отдаешь без остатка, веришь его словам лживым, любви его предательской, а он на два дома себя успевает делить, - Вера снова села в кресло, взяла занавеску со стола и начала теребить. Слезы, копившиеся три дня, наконец-то вырвались, и она заголосила.
Амина в это время опять устроилась напротив и терпеливо ожидала окончания причитаний. Когда рев постепенно начал утихать её невозмутимый взгляд встретился с красными, уставшими глазами соперницы.
- Ну, а теперь, голубушка, поговорим о деле.
- Кончились наши дела. Чего нам с тобой мертвого-то делить, - Вера сняла со стола ведро и занавеской стала затирать воду на полу.
- Глупая ты женщина, Вера Федоровна. Рядом с тобой гениальный человек жил, а ты его всю жизнь попрекала.
- Чего это ты? Про книжку его дурацкую? А, мало он тебе денег выделял? Думаешь, богатства у меня несметные зарыты! Да вот они эти богатства. Забирай, ничего не жалко!- Вера вытащила стопки бумаг из-под стола и высыпала к ногам нахалки.
Амина стряхнула листки с колен и аккуратно поставила красную туфельку поверх наваленной кипы. Она вдруг как волшебница неизвестно откуда достала пухлую стопочку листов, прошнурованную и запечатанную гербовой печатью.
- Это хорошо, что ты не жадная, Вера Федоровна. Но книга и так моя собственность. Рукопись заверена нотариально на имя Рината Алиханова. А Алиханова я! Стало быть, наследницей тоже буду я.
На титульном листе знакомым почерком была выведена ненавистная фамилия. Вере всё равно было непонятно, чего добивается вымогательница.
- К концу года «Под пологом неба» будет издана приличным тиражом. Но это небольшие деньги, по сравнению с теми, что украл твой Сашенька.
- Что значит украл?- Вера недоумевала, о чем речь.
- Это иск за незаконное использование интеллектуальной собственности к ООО«Звездный крейсер» владелец А. Амеханов. С требованием возмещения материального ущерба в размере триста тысяч, конечно долларов, - Амина снова повторила фокус и выложила теперь на стол одну бумажку.
Вера несколько секунд рассматривала воротничок темно-синей блузки, вдруг с силой схватила его за края и дернула обидчицу на себя. Легонькое кресло опрокинулась, и они покатились по полу, вцепившись друг другу в волосы. Дерущиеся подкатились к гробу и столкнули его. Белый мешок шмякнулся со странный звуком. Женщины замерли. Вдруг он зашевелился. Показались руки, которые прорвали отверстие пошире и охающий Ринат вылез, потирая ушибленный лоб.
Продолжение пишется.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 23.08.2013 в 21:11
Kristina_Iva-NovaДата: Суббота, 24.08.2013, 12:23 | Сообщение # 6
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Одина1301, hlop ЗАХВАТЫВАЕТ!
 
СообщениеОдина1301, hlop ЗАХВАТЫВАЕТ!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 24.08.2013 в 12:23
СообщениеОдина1301, hlop ЗАХВАТЫВАЕТ!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 24.08.2013 в 12:23
Одина1301Дата: Суббота, 24.08.2013, 12:30 | Сообщение # 7
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Самира, korolevansp, спасибо, девочки!
А уж меня-то как схватило! Сюжет вроде давно продуман, но один герой начал руки выкручивать. И ведь прав он. biggrin
 
СообщениеСамира, korolevansp, спасибо, девочки!
А уж меня-то как схватило! Сюжет вроде давно продуман, но один герой начал руки выкручивать. И ведь прав он. biggrin

Автор - Одина1301
Дата добавления - 24.08.2013 в 12:30
СообщениеСамира, korolevansp, спасибо, девочки!
А уж меня-то как схватило! Сюжет вроде давно продуман, но один герой начал руки выкручивать. И ведь прав он. biggrin

Автор - Одина1301
Дата добавления - 24.08.2013 в 12:30
СамираДата: Суббота, 24.08.2013, 14:42 | Сообщение # 8
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Цитата (Одина1301)
Продолжение пишется.

Так я же изведусь... На самом интересном месте! biggrin


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Цитата (Одина1301)
Продолжение пишется.

Так я же изведусь... На самом интересном месте! biggrin

Автор - Самира
Дата добавления - 24.08.2013 в 14:42
Сообщение
Цитата (Одина1301)
Продолжение пишется.

Так я же изведусь... На самом интересном месте! biggrin

Автор - Самира
Дата добавления - 24.08.2013 в 14:42
VibekaДата: Суббота, 24.08.2013, 20:24 | Сообщение # 9
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 854
Награды: 29
Репутация: 145
Статус: Offline
Блиииин, скорее продолжение! Нельзя же так!

 
СообщениеБлиииин, скорее продолжение! Нельзя же так!

Автор - Vibeka
Дата добавления - 24.08.2013 в 20:24
СообщениеБлиииин, скорее продолжение! Нельзя же так!

Автор - Vibeka
Дата добавления - 24.08.2013 в 20:24
Одина1301Дата: Суббота, 24.08.2013, 23:02 | Сообщение # 10
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
4


Покойник расправил плечи, устало прислонившись к стене. Потянул саван и обернул им голый торс. У Веры широко открылись глаза и рот:
- Аааа… Тааак, - она глянула в окно - до рассвета далеко, откинула засов и выскочила во двор. В курятнике тихо, только в огороде длинными очередями стрёкота перестреливались кузнечики.
- Мааамаааа! – крикнула в направлении дороги и задрала голову. Звезды знакомым рисунком облепили полог неба.
Из темноты появился Шарик, виновато виляя хвостом, присел рядом. Скульнул и заглянул в глаза.
Потянуло сладким необычным ароматом. Женщина вернулась, решительно уселась за стол и медленно опустила руки, сложив замком. Амина вытащила изо рта тоненькую трубку с длинным мундштуком, понимающе улыбнулась, выпуская струйку дыма. Одной рукой она подпирала голову с растрепанными «перьями», другую - с изысканной трубкой – вытянула в сторону собеседницы:
-Так-то, мир всегда лучше войны. А мы тут спорим. Вот Алиханов ничего до конца не может доделать. Подумаешь, гроб опрокинулся, мог бы доиграть роль… Как теперь быть? – заговорщица перевела многозначительный взгляд на сообщника.
- Амине, даже у мертвого не хватит терпения. Она так обнимала, так прижималась – кое-как сдержался, думал, услышит, как сердце стучит. Умора - помереть со мной собралась! Что удумала? Потом тёща, блин… И в гробу от неё покоя нет – кипятком ошпарила! А уж как на голову приземлился... Слабое у меня это место. Всё, дайте посмеяться.
- Ты что несёшь? Себя послушай! – Вера завелась. Решение взять себя в руки вмиг улетучилось, она соскочила и влепила пощечину насмешнику. Несколько раз пошлёпала ещё, уже слабее, наблюдая, как голова безвольно перекатывается то вправо, то влево. Ринат пристально и тоскливо взглянул:
- Пытаешься привести в чувство? Думаешь, притворяюсь? Зачем мне это?
Вторая жена насторожилась:
- Оставь его! Алиханов сегодня будет похоронен и точка. А кто там, в мешке - это никого не касается. Исковое заявление подано. Айвару нужны деньги, – она помогла Ринату встать. - Саша хорошо зарабатывает, значит, поможет брату. Ну же, всё так хорошо начиналось! Залазь обратно - немного осталось терпеть, - подтолкнула мнимого покойника. - Мне столько сил стоило договориться о подмене мешка перед погребением, – с легкостью перевернула и подняла гроб.
- Постой, так ты, после похорон со своей Аминэ собрался жить? Интересно знать, под какой фамилией? А меня бросишь?
- Не нужна мне никакая фамилия! Да, после похорон я с тобой жить не буду. Сама послушай, что говоришь? Всё – умер я, умер! Какая фамилия мне нужна после смерти? Любая сойдет. Ты зачем в гроб залезла? Хочешь, чтоб и на том свете от тебя покоя не было?
- Меня не жалеешь, а сына? За что Сашка из-за тебя должен расплачиваться? Сволочь, пришибу!- Вера подхватила ведро и хрястнула со всей дури.
Ринат выхватил орудие:
- Паразитка, а если бы голову пробила?- отшвырнул ведро и чуть не попал в Амину.
Она с интересом следила за дракой:
- Я не мешаю, нет?
- Что больно? Ты же мертвый?- Вера зыркнула на соперницу. – Вон пошла! Убирайся к чертовой матери! Ничего ты не получишь, ни копейки. Вера плюнула в ладонь и стала сворачивать фигушку.
Муж схватил её за руку:
- Как ты себя ведёшь, бандитка? – улыбаясь, глянул на Амину и добавил.- Правда, шла бы, скоро уже светает.
- Разулыбааался своей красоточке! Ненавижу- ненавижу! Всю жизнь мне испортил! Чёрт дернул на тебе, тьфу ты, за тебя замуж выйти!
- Да кому ты кроме меня нужна была, истеричка бешеная!- Ринат кивнул принцессе, разворачивая жену, чтобы не видела, как та исчезает в зеркале.
- Ах, яяя кому нужна? Ну, всё писатель хренов! Сейчас… сейчас… всю твою писанину…
18+

- Вера, Вера, рукопись не тронь! Вот жеж Горгона! Что тут у тебя - рассада? Вот тебе - твоя рассада!
- Изверг, это была брюссельская капуста! У меня же больше такой нет! Вот так всю жизнь с тобой ругаюсь, на что мне такое наказание - убью и похороню гада! Тебя вообще уже отпели родственнички твои распрекрасные!– женщина кинулась за мужем. Он в развевающемся саване нырнул под диван. Вера, как кошка прыгала то к одному краю, то к другому, но ни как не могла зацепить уворачивающегося Рината. Не зная как выманить его оттуда, схватила с полки печатную машинку и, сдувая волосы с лица, продекламировала:
- Вылазь прощаться со своей...
- Вера, прощай… Не могу больше! Прости меня, за всё прости. Что обманул, надежд твоих не оправдал… - отозвавшийся голос был тихим, как шорох. Тяжеленная бандура не удержалась в руках и с хрустом вонзилась в грудь выкатившегося из-под дивана тела.
Кровь растекалась увеличивающимся пятном.
Всё, убила! Страшная картинка не исчезала.



Сообщение отредактировал Одина1301 - Четверг, 29.08.2013, 22:09
 
Сообщение
4


Покойник расправил плечи, устало прислонившись к стене. Потянул саван и обернул им голый торс. У Веры широко открылись глаза и рот:
- Аааа… Тааак, - она глянула в окно - до рассвета далеко, откинула засов и выскочила во двор. В курятнике тихо, только в огороде длинными очередями стрёкота перестреливались кузнечики.
- Мааамаааа! – крикнула в направлении дороги и задрала голову. Звезды знакомым рисунком облепили полог неба.
Из темноты появился Шарик, виновато виляя хвостом, присел рядом. Скульнул и заглянул в глаза.
Потянуло сладким необычным ароматом. Женщина вернулась, решительно уселась за стол и медленно опустила руки, сложив замком. Амина вытащила изо рта тоненькую трубку с длинным мундштуком, понимающе улыбнулась, выпуская струйку дыма. Одной рукой она подпирала голову с растрепанными «перьями», другую - с изысканной трубкой – вытянула в сторону собеседницы:
-Так-то, мир всегда лучше войны. А мы тут спорим. Вот Алиханов ничего до конца не может доделать. Подумаешь, гроб опрокинулся, мог бы доиграть роль… Как теперь быть? – заговорщица перевела многозначительный взгляд на сообщника.
- Амине, даже у мертвого не хватит терпения. Она так обнимала, так прижималась – кое-как сдержался, думал, услышит, как сердце стучит. Умора - помереть со мной собралась! Что удумала? Потом тёща, блин… И в гробу от неё покоя нет – кипятком ошпарила! А уж как на голову приземлился... Слабое у меня это место. Всё, дайте посмеяться.
- Ты что несёшь? Себя послушай! – Вера завелась. Решение взять себя в руки вмиг улетучилось, она соскочила и влепила пощечину насмешнику. Несколько раз пошлёпала ещё, уже слабее, наблюдая, как голова безвольно перекатывается то вправо, то влево. Ринат пристально и тоскливо взглянул:
- Пытаешься привести в чувство? Думаешь, притворяюсь? Зачем мне это?
Вторая жена насторожилась:
- Оставь его! Алиханов сегодня будет похоронен и точка. А кто там, в мешке - это никого не касается. Исковое заявление подано. Айвару нужны деньги, – она помогла Ринату встать. - Саша хорошо зарабатывает, значит, поможет брату. Ну же, всё так хорошо начиналось! Залазь обратно - немного осталось терпеть, - подтолкнула мнимого покойника. - Мне столько сил стоило договориться о подмене мешка перед погребением, – с легкостью перевернула и подняла гроб.
- Постой, так ты, после похорон со своей Аминэ собрался жить? Интересно знать, под какой фамилией? А меня бросишь?
- Не нужна мне никакая фамилия! Да, после похорон я с тобой жить не буду. Сама послушай, что говоришь? Всё – умер я, умер! Какая фамилия мне нужна после смерти? Любая сойдет. Ты зачем в гроб залезла? Хочешь, чтоб и на том свете от тебя покоя не было?
- Меня не жалеешь, а сына? За что Сашка из-за тебя должен расплачиваться? Сволочь, пришибу!- Вера подхватила ведро и хрястнула со всей дури.
Ринат выхватил орудие:
- Паразитка, а если бы голову пробила?- отшвырнул ведро и чуть не попал в Амину.
Она с интересом следила за дракой:
- Я не мешаю, нет?
- Что больно? Ты же мертвый?- Вера зыркнула на соперницу. – Вон пошла! Убирайся к чертовой матери! Ничего ты не получишь, ни копейки. Вера плюнула в ладонь и стала сворачивать фигушку.
Муж схватил её за руку:
- Как ты себя ведёшь, бандитка? – улыбаясь, глянул на Амину и добавил.- Правда, шла бы, скоро уже светает.
- Разулыбааался своей красоточке! Ненавижу- ненавижу! Всю жизнь мне испортил! Чёрт дернул на тебе, тьфу ты, за тебя замуж выйти!
- Да кому ты кроме меня нужна была, истеричка бешеная!- Ринат кивнул принцессе, разворачивая жену, чтобы не видела, как та исчезает в зеркале.
- Ах, яяя кому нужна? Ну, всё писатель хренов! Сейчас… сейчас… всю твою писанину…
18+

- Вера, Вера, рукопись не тронь! Вот жеж Горгона! Что тут у тебя - рассада? Вот тебе - твоя рассада!
- Изверг, это была брюссельская капуста! У меня же больше такой нет! Вот так всю жизнь с тобой ругаюсь, на что мне такое наказание - убью и похороню гада! Тебя вообще уже отпели родственнички твои распрекрасные!– женщина кинулась за мужем. Он в развевающемся саване нырнул под диван. Вера, как кошка прыгала то к одному краю, то к другому, но ни как не могла зацепить уворачивающегося Рината. Не зная как выманить его оттуда, схватила с полки печатную машинку и, сдувая волосы с лица, продекламировала:
- Вылазь прощаться со своей...
- Вера, прощай… Не могу больше! Прости меня, за всё прости. Что обманул, надежд твоих не оправдал… - отозвавшийся голос был тихим, как шорох. Тяжеленная бандура не удержалась в руках и с хрустом вонзилась в грудь выкатившегося из-под дивана тела.
Кровь растекалась увеличивающимся пятном.
Всё, убила! Страшная картинка не исчезала.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 24.08.2013 в 23:02
Сообщение
4


Покойник расправил плечи, устало прислонившись к стене. Потянул саван и обернул им голый торс. У Веры широко открылись глаза и рот:
- Аааа… Тааак, - она глянула в окно - до рассвета далеко, откинула засов и выскочила во двор. В курятнике тихо, только в огороде длинными очередями стрёкота перестреливались кузнечики.
- Мааамаааа! – крикнула в направлении дороги и задрала голову. Звезды знакомым рисунком облепили полог неба.
Из темноты появился Шарик, виновато виляя хвостом, присел рядом. Скульнул и заглянул в глаза.
Потянуло сладким необычным ароматом. Женщина вернулась, решительно уселась за стол и медленно опустила руки, сложив замком. Амина вытащила изо рта тоненькую трубку с длинным мундштуком, понимающе улыбнулась, выпуская струйку дыма. Одной рукой она подпирала голову с растрепанными «перьями», другую - с изысканной трубкой – вытянула в сторону собеседницы:
-Так-то, мир всегда лучше войны. А мы тут спорим. Вот Алиханов ничего до конца не может доделать. Подумаешь, гроб опрокинулся, мог бы доиграть роль… Как теперь быть? – заговорщица перевела многозначительный взгляд на сообщника.
- Амине, даже у мертвого не хватит терпения. Она так обнимала, так прижималась – кое-как сдержался, думал, услышит, как сердце стучит. Умора - помереть со мной собралась! Что удумала? Потом тёща, блин… И в гробу от неё покоя нет – кипятком ошпарила! А уж как на голову приземлился... Слабое у меня это место. Всё, дайте посмеяться.
- Ты что несёшь? Себя послушай! – Вера завелась. Решение взять себя в руки вмиг улетучилось, она соскочила и влепила пощечину насмешнику. Несколько раз пошлёпала ещё, уже слабее, наблюдая, как голова безвольно перекатывается то вправо, то влево. Ринат пристально и тоскливо взглянул:
- Пытаешься привести в чувство? Думаешь, притворяюсь? Зачем мне это?
Вторая жена насторожилась:
- Оставь его! Алиханов сегодня будет похоронен и точка. А кто там, в мешке - это никого не касается. Исковое заявление подано. Айвару нужны деньги, – она помогла Ринату встать. - Саша хорошо зарабатывает, значит, поможет брату. Ну же, всё так хорошо начиналось! Залазь обратно - немного осталось терпеть, - подтолкнула мнимого покойника. - Мне столько сил стоило договориться о подмене мешка перед погребением, – с легкостью перевернула и подняла гроб.
- Постой, так ты, после похорон со своей Аминэ собрался жить? Интересно знать, под какой фамилией? А меня бросишь?
- Не нужна мне никакая фамилия! Да, после похорон я с тобой жить не буду. Сама послушай, что говоришь? Всё – умер я, умер! Какая фамилия мне нужна после смерти? Любая сойдет. Ты зачем в гроб залезла? Хочешь, чтоб и на том свете от тебя покоя не было?
- Меня не жалеешь, а сына? За что Сашка из-за тебя должен расплачиваться? Сволочь, пришибу!- Вера подхватила ведро и хрястнула со всей дури.
Ринат выхватил орудие:
- Паразитка, а если бы голову пробила?- отшвырнул ведро и чуть не попал в Амину.
Она с интересом следила за дракой:
- Я не мешаю, нет?
- Что больно? Ты же мертвый?- Вера зыркнула на соперницу. – Вон пошла! Убирайся к чертовой матери! Ничего ты не получишь, ни копейки. Вера плюнула в ладонь и стала сворачивать фигушку.
Муж схватил её за руку:
- Как ты себя ведёшь, бандитка? – улыбаясь, глянул на Амину и добавил.- Правда, шла бы, скоро уже светает.
- Разулыбааался своей красоточке! Ненавижу- ненавижу! Всю жизнь мне испортил! Чёрт дернул на тебе, тьфу ты, за тебя замуж выйти!
- Да кому ты кроме меня нужна была, истеричка бешеная!- Ринат кивнул принцессе, разворачивая жену, чтобы не видела, как та исчезает в зеркале.
- Ах, яяя кому нужна? Ну, всё писатель хренов! Сейчас… сейчас… всю твою писанину…
18+

- Вера, Вера, рукопись не тронь! Вот жеж Горгона! Что тут у тебя - рассада? Вот тебе - твоя рассада!
- Изверг, это была брюссельская капуста! У меня же больше такой нет! Вот так всю жизнь с тобой ругаюсь, на что мне такое наказание - убью и похороню гада! Тебя вообще уже отпели родственнички твои распрекрасные!– женщина кинулась за мужем. Он в развевающемся саване нырнул под диван. Вера, как кошка прыгала то к одному краю, то к другому, но ни как не могла зацепить уворачивающегося Рината. Не зная как выманить его оттуда, схватила с полки печатную машинку и, сдувая волосы с лица, продекламировала:
- Вылазь прощаться со своей...
- Вера, прощай… Не могу больше! Прости меня, за всё прости. Что обманул, надежд твоих не оправдал… - отозвавшийся голос был тихим, как шорох. Тяжеленная бандура не удержалась в руках и с хрустом вонзилась в грудь выкатившегося из-под дивана тела.
Кровь растекалась увеличивающимся пятном.
Всё, убила! Страшная картинка не исчезала.


Автор - Одина1301
Дата добавления - 24.08.2013 в 23:02
СамираДата: Воскресенье, 25.08.2013, 12:14 | Сообщение # 11
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Цитата (Одина1301)
как та уходит в зеркало.

Тань, мистика рассеялась, тогда почему "в зеркало"? Там дверь вместо него? biggrin

Цитата (Одина1301)
нырнул по диван

поД диван. Опечаточка.

Ещё вернусь перечитать, а то наспех, между делами. blush


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Цитата (Одина1301)
как та уходит в зеркало.

Тань, мистика рассеялась, тогда почему "в зеркало"? Там дверь вместо него? biggrin

Цитата (Одина1301)
нырнул по диван

поД диван. Опечаточка.

Ещё вернусь перечитать, а то наспех, между делами. blush

Автор - Самира
Дата добавления - 25.08.2013 в 12:14
Сообщение
Цитата (Одина1301)
как та уходит в зеркало.

Тань, мистика рассеялась, тогда почему "в зеркало"? Там дверь вместо него? biggrin

Цитата (Одина1301)
нырнул по диван

поД диван. Опечаточка.

Ещё вернусь перечитать, а то наспех, между делами. blush

Автор - Самира
Дата добавления - 25.08.2013 в 12:14
Одина1301Дата: Воскресенье, 25.08.2013, 18:56 | Сообщение # 12
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Самира, Исчезает - подойдет лучше?
 
СообщениеСамира, Исчезает - подойдет лучше?

Автор - Одина1301
Дата добавления - 25.08.2013 в 18:56
СообщениеСамира, Исчезает - подойдет лучше?

Автор - Одина1301
Дата добавления - 25.08.2013 в 18:56
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 19:25 | Сообщение # 13
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Цитата (Одина1301)
- Пытаешь привести в чувство?


пытаешься?

Да, интересно, почему в зеркало? Она ненастоящая?
 
Сообщение
Цитата (Одина1301)
- Пытаешь привести в чувство?


пытаешься?

Да, интересно, почему в зеркало? Она ненастоящая?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 25.08.2013 в 19:25
Сообщение
Цитата (Одина1301)
- Пытаешь привести в чувство?


пытаешься?

Да, интересно, почему в зеркало? Она ненастоящая?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 25.08.2013 в 19:25
Одина1301Дата: Воскресенье, 25.08.2013, 21:21 | Сообщение # 14
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Цитата (korolevansp)
пытаешься?


Да, опечатка. Спасибо, Кристина.
Да, Амина, которая через зеркало проникала в дом Веры, призрак. По ходу я намекаю на это. Но будет потом и настоящая.
Вставший из гроба Ринат тоже его призрак. Они как бы сговорились помочь Вере справиться с горем. Неверующие люди очень уязвимы в подобных ситуациях. Не зря столько внимания уделила религиозным обрядам.
Когда Вера шлепает призрак мужа по щекам- жест, которым обычно приводят в чувство, получается перевернутая ситуация. Если бы призрак очнулся, то вернулся бы в свое изначальное состояние, стал бы трупом. Это разоблачение испугало обоих пришельцев с того света. Вера заметила необычное поведение тела мужа, Ринат- призрак стал оправдываться, а Амина разговор перевела в другое русло - стала отвлекать Веру. Призраки не хотели её напугать, а только заставить жить.
 
Сообщение
Цитата (korolevansp)
пытаешься?


Да, опечатка. Спасибо, Кристина.
Да, Амина, которая через зеркало проникала в дом Веры, призрак. По ходу я намекаю на это. Но будет потом и настоящая.
Вставший из гроба Ринат тоже его призрак. Они как бы сговорились помочь Вере справиться с горем. Неверующие люди очень уязвимы в подобных ситуациях. Не зря столько внимания уделила религиозным обрядам.
Когда Вера шлепает призрак мужа по щекам- жест, которым обычно приводят в чувство, получается перевернутая ситуация. Если бы призрак очнулся, то вернулся бы в свое изначальное состояние, стал бы трупом. Это разоблачение испугало обоих пришельцев с того света. Вера заметила необычное поведение тела мужа, Ринат- призрак стал оправдываться, а Амина разговор перевела в другое русло - стала отвлекать Веру. Призраки не хотели её напугать, а только заставить жить.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 25.08.2013 в 21:21
Сообщение
Цитата (korolevansp)
пытаешься?


Да, опечатка. Спасибо, Кристина.
Да, Амина, которая через зеркало проникала в дом Веры, призрак. По ходу я намекаю на это. Но будет потом и настоящая.
Вставший из гроба Ринат тоже его призрак. Они как бы сговорились помочь Вере справиться с горем. Неверующие люди очень уязвимы в подобных ситуациях. Не зря столько внимания уделила религиозным обрядам.
Когда Вера шлепает призрак мужа по щекам- жест, которым обычно приводят в чувство, получается перевернутая ситуация. Если бы призрак очнулся, то вернулся бы в свое изначальное состояние, стал бы трупом. Это разоблачение испугало обоих пришельцев с того света. Вера заметила необычное поведение тела мужа, Ринат- призрак стал оправдываться, а Амина разговор перевела в другое русло - стала отвлекать Веру. Призраки не хотели её напугать, а только заставить жить.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 25.08.2013 в 21:21
Kristina_Iva-NovaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 21:30 | Сообщение # 15
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Одина1301, ого - аж два призрака!
good Интересно-интересно! Ждем продолжения!
 
СообщениеОдина1301, ого - аж два призрака!
good Интересно-интересно! Ждем продолжения!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 25.08.2013 в 21:30
СообщениеОдина1301, ого - аж два призрака!
good Интересно-интересно! Ждем продолжения!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 25.08.2013 в 21:30
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Похороны мужа
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Похороны мужа - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz