Страница Екатерины Грихно - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Страница Екатерины Грихно - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Влюблённая_в_лето  
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Екатерины Грихно (на острове Katrin)
Страница Екатерины Грихно
НэшаДата: Четверг, 08.09.2011, 19:55 | Сообщение # 1
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Страница Екатерины Грихно


Карточка в каталоге
 
Сообщение
Страница Екатерины Грихно


Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 08.09.2011 в 19:55
Сообщение
Страница Екатерины Грихно


Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 08.09.2011 в 19:55
KatrinДата: Пятница, 09.09.2011, 10:56 | Сообщение # 2
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: Offline
Ух, открыли мне хижинку))
Спасибо большое)))
*Встала на порог, с любопытством заглянула внутрь - небольшая, деревянная, простенькая, с русской печью и широким дубовым столом* Будем обустраиваться)

Пишу я небольшие рассказы, стихи и песни.
Рассказы в основном в стиле психологического фэнтези.
А начну я, пожалуй, с рассказа, который выложила здесь первым и благодаря котрому хижинку мне и открыли.
Надеюсь, кому-то прочтение моего творчества принесёт удовольствие)

ДУША

Она в меня не лезет,
Она меня не хочет
И с жёлтыми глазами
Всё ждёт и зубы точит..

Душа моя чужая
Обратно рвётся в стаю
И я бегу за ней,
Я - волк, я это знаю...
Люмен

Ладони взмокли. Я бы этого и не заметил, если бы не влажные пятна на бумажном пакете, который я мял в руках. Нервно закурил. Халит не опаздывал - это я всегда приходил немного раньше назначеного времени, но в голове постоянно мелькали тысячи "А вдруг..?".
За спиной послышался звук подъезжаемой машины. Я резко обернулся. Это могли быть мусора. Это могла быть подстава. Но это были Халит и ещё пара ребят. Я облегчённо улыбнулся, вытирая пот со лба. Кивнул, пожал руку, протянул пакет. Халит не глядя передал его ребятам. Те отошли и внимательно проверили его содержимое. Халит обернулся, дождался их кивка, протянул мне пачку денег. Я взял, не пересчитывая.
- Следующий - через двеннадцать дней.
Я кивнул:
- Нет проблем, Халит.
- Приятно работать с тобой, Олег.
Я ухмыльнулся его ломаному русскому и ушёл к своей машине.
Отъехал я буквально на пару кварталов, к ближайшей аптеке, купил всё по рецепту врача. Дорогие лекарства..
Сел обратно в машину и уронил голову на руль.
Она не успокаивалась, терзала меня изнутри...
Ценой нескольких жизней покупать одну...
Я замотал головой, резко рванул с места и поехал домой.

У нас был маленький домик, на окраине леса рядом с болотами. Моя жена очень любила его, а я любил всё, что было дорого ей.
В окнах горел свет и пахло чем-то вкусным. Я заторопился домой, быстро поставив машину в гараж, зашёл, окликнул жену. Наташа была на кухне, стояла у плиты, жарила блинчики. Обернулась, заключая меня в объятия, мягко поцеловала.
- Как она? - негромко спросил я.
Наташа вздохнула:
- Не очень... лекарства заканчиваются...
- Я купил ещё, - я улыбнулся, чмокнул в нос жену и с явной неохотой выпустив её из объятий, постучал в комнату дочери.
Внутри было темно.
- Лина? - дочка лежала на кровати, свернувшись клубочком, подтянув колени к животу, хрипло, с придыханием посапывая.
Я нагнулся, поцеловал её лоб - горячий...сменил ромашки, стоявшие у изголовья ее кровати, на новые и бесшумно выскользнул из комнаты.
- Сейчас будем ужинать, - выглянула из кухни жена. - Переодевайся, мой руки - и за стол.
Я кивнул, улыбнулся и поднялся в спальню. Рухнул на кровать, бессмысленно уставившись в потолок.
Белый...
Лицо дочери. Бледное, почти белое, с темными кругами под глазами...
Лейкемия... поздняя стадия...
Ее сухие потрескавшиеся губы...
Губы...
Губы Халида, твердящие - "Мы правы, Олег! Мы правы! Это наша земля! Понимаешь? Наша!"
Фанатичный огонь в его глазах... испарина, выступающая на его лбу...
Я не верил в это, но говорил, что понимаю...
Он ведь и меня тоже ненавидит, этот Халид... Хотя, может, не так сильно, как я его... Или все-таки также?
Почему я и этот подонок живем, а моя восьмилетняя дочь - умирает?..
- Олежка,любимый... ты устал?
Я рывками вырывался из липких, тяжелых сновидений.
Душе было плохо...
Я открыл глаза. Жена обеспокоено смотрела на меня:
- Ты не голоден?
Я покачал головой.
- Раздевайся, ложись... - она потянула меня за рукав.
- Да, любимая...

***

Когда я был маленьким, моя Душа была совсем другой - невысокая, худенькая, немного нескладная, рыжеволосая, вся в мелких веснушках, смешливая и вздорная. Пока я взрослел, она тоже изменялась - волосы стали светло-русыми, черты лица - более тонкими, правильными, веснушки куда-то исчезли. Тонкая, как тростиночка, Душа, любила меня, а я - ее, и мне было невдомек, как может быть иначе.
Сейчас все изменилось. Душа осунулась, посерела... часто царапала меня изнутри и кричала... Я терпел. Я не говорил с ней больше. Наверное, боялся, что она, а не я, окажется права.
Что бы это изменило?..

Футбол прервали экстренным выпуском новостей. В Сапире восемь убитых... Ещё дети - 14-15 лет... Я знал, что это и моя вина... И Душа знала.

Этой ночью было особенно ужасно. Душа разрывала меня изнутри, стенала, требовала меня к себе, звала, кричала...

Я не выдержал - ответил.
Разговор с душой - это что-то немыслимое. Я раньше мог часами общаться с ней - никаких слов или мыслей, прямой обмен чувствами и ощущениями.
Она любила сохранить мои лучшие переживания и потом передавать мне их, позволяя смаковать, наслаждаться собственными ощущениями счастья вновь и вновь.

Сейчас всё было в точности до наоборот.
Холод липкого страха, привкус солёной боли, хлёсткий горячий гнев, кислые горечь и разочарование и ещё много того, чему я не знал названия. Она мучала меня, терзала... а я молчал. Потому что она была права. А я... я не мог поступить иначе.
В ту ночь я так и не сомкнул глаз, ворочаясь, царапая свою грудь, раздирая кожу, словно вырывая свою Душу, выжигая её изнутри, а затем заливая слезами...
А через неделю она не пустила меня к Халиду. Я не мог пошевелиться - Душа вцепилась в меня мёртвой хваткой, не отпуская от себя ни на миг.
И тогда я сделал то, чего не делал уже много лет - я вышел в лес и вытащил её из себя.
Она очень изменилась - бледная, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами, она сейчас очень напоминала мне мою больную дочь. Я молча смотрел на неё, Душа тоже молчала.
Я отвернулся и зашагал прочь.
- Ты куда?! - это не был вопрос. Не так, как его задаём мы. Я просто почувствовал неприятие, отчаяние, ужас происходящего.
Я обернулся, грустно посмотрел на Душу:
- Извини, но я не могу так больше... когда... когда всё закончится, я вернусь за тобой.
Боль, страх, протест... Я ушёл.

***

- Мне стало холодно рядом с тобой, - Наташа отодвинулась от меня на другой край кровати. - Откуда ты берёшь эти деньги?
Я помолчал.
- Я просто хочу, чтобы она, по крайней мере, не мучалась.
- Я понимаю, - я услышал, как Наташа вслипнула. - Мне так плохо, Олег... Мне так одиноко...
- Я рядом... - я обнял жену.
- Я не чувствую тебя... ты стал... холодным, пустым... - она коснулась рукой моей груди. - Ты давно говорил с Душой?
Я вздрогнул.
- У меня нет на это времени, Таш...

***

Через три месяца моя дочь умерла. Почти безболезненно, сравнительно быстро... Мне было... пусто. Я был готов к этому. Но Наташа...
- Успокойся, Таш... Всё будет хорошо... - тихо проговорил я, гладя её волосы.
- ЧТО будет хорошо?! - она всхлипнула, отодвинулась от меня. - Что может быть хорошо?! Мой ребёнок, моя единственная дочь... смысл моей жизни исчез!! Что может быть хорошо?!
- Но у тебя ещё есть я... - я говорил не то, совсем не то... но я не мог чувствовать Наташу так хорошо, как раньше.
- Ты тоже стал... будто чужой! Ты так изменился...
- Я люблю тебя...
- Я не чувствую этого... я осталась совсем одна...
Я притянул жену к себе, прижимая к своей груди.
- Холодно... - прошептала она.
Я вздрогнул.
- Хочешь... ещё ребёночка?..
Моя рука скользнула по её спине.
Наташа замерла, потом резко вырвалась из моих объятий.
- Урод! Козёл! Сволочь! - я пытался перехватить её руки, бьющие меня по груди и плечам, но она отшатнулась и убежала в спальню, громко хлопнув дверью.
Я устало потёр глаза, вышел из дома, сел в машину и уехал. До самой глубокой ночи я просто колесил по городу, плохо разбирая дорогу, стараясь ни о чём не думать. Не доезжая до дома около киллометра-двух, я осознал, что бензин в баке закончился.
Я немного посидел в машине, нашёл в бардачке початую бутылку виски, пошёл по лесу к дому, время от времени прикладываясь к горлышку.
Сам не знаю каким образом, но вскоре я очутился на болотах. Ноги уже не держали меня, и я решил немного отдохнуть. Сел на траву, хотел сделать ещё глоток виски, но бутылка неожиданно оказалась пустой. Я бросил её в болото, запрокинул голову, рассматривая продырявленное колючими звёздами небо. Может, я бы даже уснул, если бы не звериный рык, внезапно раздавшийся справа от меня. Я медленно, стараясь не совершать никаких резких движений, обернулся - неподалёку от меня стоял волк. Большой, серый, красивый зверь. Я испуганно отполз назад, волк тоже попятился. Что-то странное было в нём, что-то... человеческое, что ли? Я внимательно пригляделся к нему и внезапно ощутил знакомое прикосновение. Из-под серой шкуры волка выглянула моя Душа. Она очень изменилась - поправилась, округлела, стала улыбчивой и розовощёкой.
Я удивлённо уставился на неё.
- Душа... - мягко позвал её я. - Возвращайся, всё кончено...
Она резко замотала головой, прячась за шкуру волка.
- Почему нет? Неужто тебе лучше у зверя за пазухой?
Сочувствие, сожаление, извинения, спокойствие, умиротворение, холодная решимость... вот, что коснулось меня.
Я взбесился, вскочил на ноги.
- А ну вернись! Ты - моя!
Волк зарычал на меня, я попятился.
- Я тебя не оставлю... - прошипел я.
Волк как-то странно посмотрел на меня и скрылся в гуще леса.
Я помчался домой, почти не глядя под ноги. Я был зол, взбешён... Это же моя, моя душа!

Я забежал в спальню... и замер.
Моя жена висела под потолком. Толстая бельевая веревка сдавливала её шею, голова неестественно запрокинута, тело безвольно повисло. Я резко подскочил, срывая верёвку с люстры... тело гулко упало. Я целовал, обнимал, прижимал её к себе, кричал и звал на помощь... но все чувства были гулкими и какими-то далёкими.

Тогда я взял ружьё и выбежал из дома обратно, к болотам. Я чувствовал душу так, словно я сам был волком, который взял след. Он не таился, шёл мне навстречу. Я нашёл его там же, где видел в первый раз. Глаза волка казались жёлтыми в отсвете полной луны.
- Я в последний раз спрашиваю - ты вернёшься ко мне? - дуло ружья смотрело прямо в лоб волка.
Душа испуганно выглянула, но волк не пускал её, смело глядя мне прямо в глаза.
- Ну как хочешь, - процедил я сквозь зубы, надавливая на курок.
Я стрелял впервые в жизни - плечо больно дёрнулось, отдача оказалась неожиданно сильной. Пуля нагнала зверя в прыжке, прострелив навылет грудь.
Душа закричала.
Громко, пронзительно...
Сидела на земле, скукожившись, зыркала на меня жёлтыми, как у волка, глазами. Я схватил её за руку, она оскалилась, зарычала на меня. Я прижал её к груди, к зияющей внутри меня пустоте... Но Душа не лезла, не могла, не хотела в меня.
- По... почему?
Обида, чувство утраты и жалость.
Я отпустил её, и Душа медленно попятилась к лесу, постепенно ускоряя шаг, цепляясь босыми ступнями о коряги, затем обернулась и побежала.
Я глупо стоял у трупа волка, бесполезное теперь ружьё лежало рядом на земле, а я остался совсем один во всём мире...
Нет! Нужно её уговорить, уломать... объяснить что я тоже был прав!.. что я люблю её... что она нужна мне! Что у меня нет никого кроме неё!
Я побежал за ней вглубь леса.

Увиденное поразило меня: Душа сидела на поляне, наблюдая за стаей волков. Мягкая спокойная улыбка блуждала на её губах. Я медленно подошёл, Душа заметила меня и резко отскочила.
- Тс... - я дружелюбно улыбнулся. - Ты же знаешь - я люблю тебя...
Страх. Много страха и боли.
Я сделал шаг навстречу, но она метнулась к стае, прячась за спинами волков.
Я стоял долго, глядя на волчью стаю, а затем шагнул вниз, к ним.

Но даже волки не приняли меня...


Сообщение отредактировал Katrin - Пятница, 09.09.2011, 11:02
 
СообщениеУх, открыли мне хижинку))
Спасибо большое)))
*Встала на порог, с любопытством заглянула внутрь - небольшая, деревянная, простенькая, с русской печью и широким дубовым столом* Будем обустраиваться)

Пишу я небольшие рассказы, стихи и песни.
Рассказы в основном в стиле психологического фэнтези.
А начну я, пожалуй, с рассказа, который выложила здесь первым и благодаря котрому хижинку мне и открыли.
Надеюсь, кому-то прочтение моего творчества принесёт удовольствие)

ДУША

Она в меня не лезет,
Она меня не хочет
И с жёлтыми глазами
Всё ждёт и зубы точит..

Душа моя чужая
Обратно рвётся в стаю
И я бегу за ней,
Я - волк, я это знаю...
Люмен

Ладони взмокли. Я бы этого и не заметил, если бы не влажные пятна на бумажном пакете, который я мял в руках. Нервно закурил. Халит не опаздывал - это я всегда приходил немного раньше назначеного времени, но в голове постоянно мелькали тысячи "А вдруг..?".
За спиной послышался звук подъезжаемой машины. Я резко обернулся. Это могли быть мусора. Это могла быть подстава. Но это были Халит и ещё пара ребят. Я облегчённо улыбнулся, вытирая пот со лба. Кивнул, пожал руку, протянул пакет. Халит не глядя передал его ребятам. Те отошли и внимательно проверили его содержимое. Халит обернулся, дождался их кивка, протянул мне пачку денег. Я взял, не пересчитывая.
- Следующий - через двеннадцать дней.
Я кивнул:
- Нет проблем, Халит.
- Приятно работать с тобой, Олег.
Я ухмыльнулся его ломаному русскому и ушёл к своей машине.
Отъехал я буквально на пару кварталов, к ближайшей аптеке, купил всё по рецепту врача. Дорогие лекарства..
Сел обратно в машину и уронил голову на руль.
Она не успокаивалась, терзала меня изнутри...
Ценой нескольких жизней покупать одну...
Я замотал головой, резко рванул с места и поехал домой.

У нас был маленький домик, на окраине леса рядом с болотами. Моя жена очень любила его, а я любил всё, что было дорого ей.
В окнах горел свет и пахло чем-то вкусным. Я заторопился домой, быстро поставив машину в гараж, зашёл, окликнул жену. Наташа была на кухне, стояла у плиты, жарила блинчики. Обернулась, заключая меня в объятия, мягко поцеловала.
- Как она? - негромко спросил я.
Наташа вздохнула:
- Не очень... лекарства заканчиваются...
- Я купил ещё, - я улыбнулся, чмокнул в нос жену и с явной неохотой выпустив её из объятий, постучал в комнату дочери.
Внутри было темно.
- Лина? - дочка лежала на кровати, свернувшись клубочком, подтянув колени к животу, хрипло, с придыханием посапывая.
Я нагнулся, поцеловал её лоб - горячий...сменил ромашки, стоявшие у изголовья ее кровати, на новые и бесшумно выскользнул из комнаты.
- Сейчас будем ужинать, - выглянула из кухни жена. - Переодевайся, мой руки - и за стол.
Я кивнул, улыбнулся и поднялся в спальню. Рухнул на кровать, бессмысленно уставившись в потолок.
Белый...
Лицо дочери. Бледное, почти белое, с темными кругами под глазами...
Лейкемия... поздняя стадия...
Ее сухие потрескавшиеся губы...
Губы...
Губы Халида, твердящие - "Мы правы, Олег! Мы правы! Это наша земля! Понимаешь? Наша!"
Фанатичный огонь в его глазах... испарина, выступающая на его лбу...
Я не верил в это, но говорил, что понимаю...
Он ведь и меня тоже ненавидит, этот Халид... Хотя, может, не так сильно, как я его... Или все-таки также?
Почему я и этот подонок живем, а моя восьмилетняя дочь - умирает?..
- Олежка,любимый... ты устал?
Я рывками вырывался из липких, тяжелых сновидений.
Душе было плохо...
Я открыл глаза. Жена обеспокоено смотрела на меня:
- Ты не голоден?
Я покачал головой.
- Раздевайся, ложись... - она потянула меня за рукав.
- Да, любимая...

***

Когда я был маленьким, моя Душа была совсем другой - невысокая, худенькая, немного нескладная, рыжеволосая, вся в мелких веснушках, смешливая и вздорная. Пока я взрослел, она тоже изменялась - волосы стали светло-русыми, черты лица - более тонкими, правильными, веснушки куда-то исчезли. Тонкая, как тростиночка, Душа, любила меня, а я - ее, и мне было невдомек, как может быть иначе.
Сейчас все изменилось. Душа осунулась, посерела... часто царапала меня изнутри и кричала... Я терпел. Я не говорил с ней больше. Наверное, боялся, что она, а не я, окажется права.
Что бы это изменило?..

Футбол прервали экстренным выпуском новостей. В Сапире восемь убитых... Ещё дети - 14-15 лет... Я знал, что это и моя вина... И Душа знала.

Этой ночью было особенно ужасно. Душа разрывала меня изнутри, стенала, требовала меня к себе, звала, кричала...

Я не выдержал - ответил.
Разговор с душой - это что-то немыслимое. Я раньше мог часами общаться с ней - никаких слов или мыслей, прямой обмен чувствами и ощущениями.
Она любила сохранить мои лучшие переживания и потом передавать мне их, позволяя смаковать, наслаждаться собственными ощущениями счастья вновь и вновь.

Сейчас всё было в точности до наоборот.
Холод липкого страха, привкус солёной боли, хлёсткий горячий гнев, кислые горечь и разочарование и ещё много того, чему я не знал названия. Она мучала меня, терзала... а я молчал. Потому что она была права. А я... я не мог поступить иначе.
В ту ночь я так и не сомкнул глаз, ворочаясь, царапая свою грудь, раздирая кожу, словно вырывая свою Душу, выжигая её изнутри, а затем заливая слезами...
А через неделю она не пустила меня к Халиду. Я не мог пошевелиться - Душа вцепилась в меня мёртвой хваткой, не отпуская от себя ни на миг.
И тогда я сделал то, чего не делал уже много лет - я вышел в лес и вытащил её из себя.
Она очень изменилась - бледная, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами, она сейчас очень напоминала мне мою больную дочь. Я молча смотрел на неё, Душа тоже молчала.
Я отвернулся и зашагал прочь.
- Ты куда?! - это не был вопрос. Не так, как его задаём мы. Я просто почувствовал неприятие, отчаяние, ужас происходящего.
Я обернулся, грустно посмотрел на Душу:
- Извини, но я не могу так больше... когда... когда всё закончится, я вернусь за тобой.
Боль, страх, протест... Я ушёл.

***

- Мне стало холодно рядом с тобой, - Наташа отодвинулась от меня на другой край кровати. - Откуда ты берёшь эти деньги?
Я помолчал.
- Я просто хочу, чтобы она, по крайней мере, не мучалась.
- Я понимаю, - я услышал, как Наташа вслипнула. - Мне так плохо, Олег... Мне так одиноко...
- Я рядом... - я обнял жену.
- Я не чувствую тебя... ты стал... холодным, пустым... - она коснулась рукой моей груди. - Ты давно говорил с Душой?
Я вздрогнул.
- У меня нет на это времени, Таш...

***

Через три месяца моя дочь умерла. Почти безболезненно, сравнительно быстро... Мне было... пусто. Я был готов к этому. Но Наташа...
- Успокойся, Таш... Всё будет хорошо... - тихо проговорил я, гладя её волосы.
- ЧТО будет хорошо?! - она всхлипнула, отодвинулась от меня. - Что может быть хорошо?! Мой ребёнок, моя единственная дочь... смысл моей жизни исчез!! Что может быть хорошо?!
- Но у тебя ещё есть я... - я говорил не то, совсем не то... но я не мог чувствовать Наташу так хорошо, как раньше.
- Ты тоже стал... будто чужой! Ты так изменился...
- Я люблю тебя...
- Я не чувствую этого... я осталась совсем одна...
Я притянул жену к себе, прижимая к своей груди.
- Холодно... - прошептала она.
Я вздрогнул.
- Хочешь... ещё ребёночка?..
Моя рука скользнула по её спине.
Наташа замерла, потом резко вырвалась из моих объятий.
- Урод! Козёл! Сволочь! - я пытался перехватить её руки, бьющие меня по груди и плечам, но она отшатнулась и убежала в спальню, громко хлопнув дверью.
Я устало потёр глаза, вышел из дома, сел в машину и уехал. До самой глубокой ночи я просто колесил по городу, плохо разбирая дорогу, стараясь ни о чём не думать. Не доезжая до дома около киллометра-двух, я осознал, что бензин в баке закончился.
Я немного посидел в машине, нашёл в бардачке початую бутылку виски, пошёл по лесу к дому, время от времени прикладываясь к горлышку.
Сам не знаю каким образом, но вскоре я очутился на болотах. Ноги уже не держали меня, и я решил немного отдохнуть. Сел на траву, хотел сделать ещё глоток виски, но бутылка неожиданно оказалась пустой. Я бросил её в болото, запрокинул голову, рассматривая продырявленное колючими звёздами небо. Может, я бы даже уснул, если бы не звериный рык, внезапно раздавшийся справа от меня. Я медленно, стараясь не совершать никаких резких движений, обернулся - неподалёку от меня стоял волк. Большой, серый, красивый зверь. Я испуганно отполз назад, волк тоже попятился. Что-то странное было в нём, что-то... человеческое, что ли? Я внимательно пригляделся к нему и внезапно ощутил знакомое прикосновение. Из-под серой шкуры волка выглянула моя Душа. Она очень изменилась - поправилась, округлела, стала улыбчивой и розовощёкой.
Я удивлённо уставился на неё.
- Душа... - мягко позвал её я. - Возвращайся, всё кончено...
Она резко замотала головой, прячась за шкуру волка.
- Почему нет? Неужто тебе лучше у зверя за пазухой?
Сочувствие, сожаление, извинения, спокойствие, умиротворение, холодная решимость... вот, что коснулось меня.
Я взбесился, вскочил на ноги.
- А ну вернись! Ты - моя!
Волк зарычал на меня, я попятился.
- Я тебя не оставлю... - прошипел я.
Волк как-то странно посмотрел на меня и скрылся в гуще леса.
Я помчался домой, почти не глядя под ноги. Я был зол, взбешён... Это же моя, моя душа!

Я забежал в спальню... и замер.
Моя жена висела под потолком. Толстая бельевая веревка сдавливала её шею, голова неестественно запрокинута, тело безвольно повисло. Я резко подскочил, срывая верёвку с люстры... тело гулко упало. Я целовал, обнимал, прижимал её к себе, кричал и звал на помощь... но все чувства были гулкими и какими-то далёкими.

Тогда я взял ружьё и выбежал из дома обратно, к болотам. Я чувствовал душу так, словно я сам был волком, который взял след. Он не таился, шёл мне навстречу. Я нашёл его там же, где видел в первый раз. Глаза волка казались жёлтыми в отсвете полной луны.
- Я в последний раз спрашиваю - ты вернёшься ко мне? - дуло ружья смотрело прямо в лоб волка.
Душа испуганно выглянула, но волк не пускал её, смело глядя мне прямо в глаза.
- Ну как хочешь, - процедил я сквозь зубы, надавливая на курок.
Я стрелял впервые в жизни - плечо больно дёрнулось, отдача оказалась неожиданно сильной. Пуля нагнала зверя в прыжке, прострелив навылет грудь.
Душа закричала.
Громко, пронзительно...
Сидела на земле, скукожившись, зыркала на меня жёлтыми, как у волка, глазами. Я схватил её за руку, она оскалилась, зарычала на меня. Я прижал её к груди, к зияющей внутри меня пустоте... Но Душа не лезла, не могла, не хотела в меня.
- По... почему?
Обида, чувство утраты и жалость.
Я отпустил её, и Душа медленно попятилась к лесу, постепенно ускоряя шаг, цепляясь босыми ступнями о коряги, затем обернулась и побежала.
Я глупо стоял у трупа волка, бесполезное теперь ружьё лежало рядом на земле, а я остался совсем один во всём мире...
Нет! Нужно её уговорить, уломать... объяснить что я тоже был прав!.. что я люблю её... что она нужна мне! Что у меня нет никого кроме неё!
Я побежал за ней вглубь леса.

Увиденное поразило меня: Душа сидела на поляне, наблюдая за стаей волков. Мягкая спокойная улыбка блуждала на её губах. Я медленно подошёл, Душа заметила меня и резко отскочила.
- Тс... - я дружелюбно улыбнулся. - Ты же знаешь - я люблю тебя...
Страх. Много страха и боли.
Я сделал шаг навстречу, но она метнулась к стае, прячась за спинами волков.
Я стоял долго, глядя на волчью стаю, а затем шагнул вниз, к ним.

Но даже волки не приняли меня...

Автор - Katrin
Дата добавления - 09.09.2011 в 10:56
СообщениеУх, открыли мне хижинку))
Спасибо большое)))
*Встала на порог, с любопытством заглянула внутрь - небольшая, деревянная, простенькая, с русской печью и широким дубовым столом* Будем обустраиваться)

Пишу я небольшие рассказы, стихи и песни.
Рассказы в основном в стиле психологического фэнтези.
А начну я, пожалуй, с рассказа, который выложила здесь первым и благодаря котрому хижинку мне и открыли.
Надеюсь, кому-то прочтение моего творчества принесёт удовольствие)

ДУША

Она в меня не лезет,
Она меня не хочет
И с жёлтыми глазами
Всё ждёт и зубы точит..

Душа моя чужая
Обратно рвётся в стаю
И я бегу за ней,
Я - волк, я это знаю...
Люмен

Ладони взмокли. Я бы этого и не заметил, если бы не влажные пятна на бумажном пакете, который я мял в руках. Нервно закурил. Халит не опаздывал - это я всегда приходил немного раньше назначеного времени, но в голове постоянно мелькали тысячи "А вдруг..?".
За спиной послышался звук подъезжаемой машины. Я резко обернулся. Это могли быть мусора. Это могла быть подстава. Но это были Халит и ещё пара ребят. Я облегчённо улыбнулся, вытирая пот со лба. Кивнул, пожал руку, протянул пакет. Халит не глядя передал его ребятам. Те отошли и внимательно проверили его содержимое. Халит обернулся, дождался их кивка, протянул мне пачку денег. Я взял, не пересчитывая.
- Следующий - через двеннадцать дней.
Я кивнул:
- Нет проблем, Халит.
- Приятно работать с тобой, Олег.
Я ухмыльнулся его ломаному русскому и ушёл к своей машине.
Отъехал я буквально на пару кварталов, к ближайшей аптеке, купил всё по рецепту врача. Дорогие лекарства..
Сел обратно в машину и уронил голову на руль.
Она не успокаивалась, терзала меня изнутри...
Ценой нескольких жизней покупать одну...
Я замотал головой, резко рванул с места и поехал домой.

У нас был маленький домик, на окраине леса рядом с болотами. Моя жена очень любила его, а я любил всё, что было дорого ей.
В окнах горел свет и пахло чем-то вкусным. Я заторопился домой, быстро поставив машину в гараж, зашёл, окликнул жену. Наташа была на кухне, стояла у плиты, жарила блинчики. Обернулась, заключая меня в объятия, мягко поцеловала.
- Как она? - негромко спросил я.
Наташа вздохнула:
- Не очень... лекарства заканчиваются...
- Я купил ещё, - я улыбнулся, чмокнул в нос жену и с явной неохотой выпустив её из объятий, постучал в комнату дочери.
Внутри было темно.
- Лина? - дочка лежала на кровати, свернувшись клубочком, подтянув колени к животу, хрипло, с придыханием посапывая.
Я нагнулся, поцеловал её лоб - горячий...сменил ромашки, стоявшие у изголовья ее кровати, на новые и бесшумно выскользнул из комнаты.
- Сейчас будем ужинать, - выглянула из кухни жена. - Переодевайся, мой руки - и за стол.
Я кивнул, улыбнулся и поднялся в спальню. Рухнул на кровать, бессмысленно уставившись в потолок.
Белый...
Лицо дочери. Бледное, почти белое, с темными кругами под глазами...
Лейкемия... поздняя стадия...
Ее сухие потрескавшиеся губы...
Губы...
Губы Халида, твердящие - "Мы правы, Олег! Мы правы! Это наша земля! Понимаешь? Наша!"
Фанатичный огонь в его глазах... испарина, выступающая на его лбу...
Я не верил в это, но говорил, что понимаю...
Он ведь и меня тоже ненавидит, этот Халид... Хотя, может, не так сильно, как я его... Или все-таки также?
Почему я и этот подонок живем, а моя восьмилетняя дочь - умирает?..
- Олежка,любимый... ты устал?
Я рывками вырывался из липких, тяжелых сновидений.
Душе было плохо...
Я открыл глаза. Жена обеспокоено смотрела на меня:
- Ты не голоден?
Я покачал головой.
- Раздевайся, ложись... - она потянула меня за рукав.
- Да, любимая...

***

Когда я был маленьким, моя Душа была совсем другой - невысокая, худенькая, немного нескладная, рыжеволосая, вся в мелких веснушках, смешливая и вздорная. Пока я взрослел, она тоже изменялась - волосы стали светло-русыми, черты лица - более тонкими, правильными, веснушки куда-то исчезли. Тонкая, как тростиночка, Душа, любила меня, а я - ее, и мне было невдомек, как может быть иначе.
Сейчас все изменилось. Душа осунулась, посерела... часто царапала меня изнутри и кричала... Я терпел. Я не говорил с ней больше. Наверное, боялся, что она, а не я, окажется права.
Что бы это изменило?..

Футбол прервали экстренным выпуском новостей. В Сапире восемь убитых... Ещё дети - 14-15 лет... Я знал, что это и моя вина... И Душа знала.

Этой ночью было особенно ужасно. Душа разрывала меня изнутри, стенала, требовала меня к себе, звала, кричала...

Я не выдержал - ответил.
Разговор с душой - это что-то немыслимое. Я раньше мог часами общаться с ней - никаких слов или мыслей, прямой обмен чувствами и ощущениями.
Она любила сохранить мои лучшие переживания и потом передавать мне их, позволяя смаковать, наслаждаться собственными ощущениями счастья вновь и вновь.

Сейчас всё было в точности до наоборот.
Холод липкого страха, привкус солёной боли, хлёсткий горячий гнев, кислые горечь и разочарование и ещё много того, чему я не знал названия. Она мучала меня, терзала... а я молчал. Потому что она была права. А я... я не мог поступить иначе.
В ту ночь я так и не сомкнул глаз, ворочаясь, царапая свою грудь, раздирая кожу, словно вырывая свою Душу, выжигая её изнутри, а затем заливая слезами...
А через неделю она не пустила меня к Халиду. Я не мог пошевелиться - Душа вцепилась в меня мёртвой хваткой, не отпуская от себя ни на миг.
И тогда я сделал то, чего не делал уже много лет - я вышел в лес и вытащил её из себя.
Она очень изменилась - бледная, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами, она сейчас очень напоминала мне мою больную дочь. Я молча смотрел на неё, Душа тоже молчала.
Я отвернулся и зашагал прочь.
- Ты куда?! - это не был вопрос. Не так, как его задаём мы. Я просто почувствовал неприятие, отчаяние, ужас происходящего.
Я обернулся, грустно посмотрел на Душу:
- Извини, но я не могу так больше... когда... когда всё закончится, я вернусь за тобой.
Боль, страх, протест... Я ушёл.

***

- Мне стало холодно рядом с тобой, - Наташа отодвинулась от меня на другой край кровати. - Откуда ты берёшь эти деньги?
Я помолчал.
- Я просто хочу, чтобы она, по крайней мере, не мучалась.
- Я понимаю, - я услышал, как Наташа вслипнула. - Мне так плохо, Олег... Мне так одиноко...
- Я рядом... - я обнял жену.
- Я не чувствую тебя... ты стал... холодным, пустым... - она коснулась рукой моей груди. - Ты давно говорил с Душой?
Я вздрогнул.
- У меня нет на это времени, Таш...

***

Через три месяца моя дочь умерла. Почти безболезненно, сравнительно быстро... Мне было... пусто. Я был готов к этому. Но Наташа...
- Успокойся, Таш... Всё будет хорошо... - тихо проговорил я, гладя её волосы.
- ЧТО будет хорошо?! - она всхлипнула, отодвинулась от меня. - Что может быть хорошо?! Мой ребёнок, моя единственная дочь... смысл моей жизни исчез!! Что может быть хорошо?!
- Но у тебя ещё есть я... - я говорил не то, совсем не то... но я не мог чувствовать Наташу так хорошо, как раньше.
- Ты тоже стал... будто чужой! Ты так изменился...
- Я люблю тебя...
- Я не чувствую этого... я осталась совсем одна...
Я притянул жену к себе, прижимая к своей груди.
- Холодно... - прошептала она.
Я вздрогнул.
- Хочешь... ещё ребёночка?..
Моя рука скользнула по её спине.
Наташа замерла, потом резко вырвалась из моих объятий.
- Урод! Козёл! Сволочь! - я пытался перехватить её руки, бьющие меня по груди и плечам, но она отшатнулась и убежала в спальню, громко хлопнув дверью.
Я устало потёр глаза, вышел из дома, сел в машину и уехал. До самой глубокой ночи я просто колесил по городу, плохо разбирая дорогу, стараясь ни о чём не думать. Не доезжая до дома около киллометра-двух, я осознал, что бензин в баке закончился.
Я немного посидел в машине, нашёл в бардачке початую бутылку виски, пошёл по лесу к дому, время от времени прикладываясь к горлышку.
Сам не знаю каким образом, но вскоре я очутился на болотах. Ноги уже не держали меня, и я решил немного отдохнуть. Сел на траву, хотел сделать ещё глоток виски, но бутылка неожиданно оказалась пустой. Я бросил её в болото, запрокинул голову, рассматривая продырявленное колючими звёздами небо. Может, я бы даже уснул, если бы не звериный рык, внезапно раздавшийся справа от меня. Я медленно, стараясь не совершать никаких резких движений, обернулся - неподалёку от меня стоял волк. Большой, серый, красивый зверь. Я испуганно отполз назад, волк тоже попятился. Что-то странное было в нём, что-то... человеческое, что ли? Я внимательно пригляделся к нему и внезапно ощутил знакомое прикосновение. Из-под серой шкуры волка выглянула моя Душа. Она очень изменилась - поправилась, округлела, стала улыбчивой и розовощёкой.
Я удивлённо уставился на неё.
- Душа... - мягко позвал её я. - Возвращайся, всё кончено...
Она резко замотала головой, прячась за шкуру волка.
- Почему нет? Неужто тебе лучше у зверя за пазухой?
Сочувствие, сожаление, извинения, спокойствие, умиротворение, холодная решимость... вот, что коснулось меня.
Я взбесился, вскочил на ноги.
- А ну вернись! Ты - моя!
Волк зарычал на меня, я попятился.
- Я тебя не оставлю... - прошипел я.
Волк как-то странно посмотрел на меня и скрылся в гуще леса.
Я помчался домой, почти не глядя под ноги. Я был зол, взбешён... Это же моя, моя душа!

Я забежал в спальню... и замер.
Моя жена висела под потолком. Толстая бельевая веревка сдавливала её шею, голова неестественно запрокинута, тело безвольно повисло. Я резко подскочил, срывая верёвку с люстры... тело гулко упало. Я целовал, обнимал, прижимал её к себе, кричал и звал на помощь... но все чувства были гулкими и какими-то далёкими.

Тогда я взял ружьё и выбежал из дома обратно, к болотам. Я чувствовал душу так, словно я сам был волком, который взял след. Он не таился, шёл мне навстречу. Я нашёл его там же, где видел в первый раз. Глаза волка казались жёлтыми в отсвете полной луны.
- Я в последний раз спрашиваю - ты вернёшься ко мне? - дуло ружья смотрело прямо в лоб волка.
Душа испуганно выглянула, но волк не пускал её, смело глядя мне прямо в глаза.
- Ну как хочешь, - процедил я сквозь зубы, надавливая на курок.
Я стрелял впервые в жизни - плечо больно дёрнулось, отдача оказалась неожиданно сильной. Пуля нагнала зверя в прыжке, прострелив навылет грудь.
Душа закричала.
Громко, пронзительно...
Сидела на земле, скукожившись, зыркала на меня жёлтыми, как у волка, глазами. Я схватил её за руку, она оскалилась, зарычала на меня. Я прижал её к груди, к зияющей внутри меня пустоте... Но Душа не лезла, не могла, не хотела в меня.
- По... почему?
Обида, чувство утраты и жалость.
Я отпустил её, и Душа медленно попятилась к лесу, постепенно ускоряя шаг, цепляясь босыми ступнями о коряги, затем обернулась и побежала.
Я глупо стоял у трупа волка, бесполезное теперь ружьё лежало рядом на земле, а я остался совсем один во всём мире...
Нет! Нужно её уговорить, уломать... объяснить что я тоже был прав!.. что я люблю её... что она нужна мне! Что у меня нет никого кроме неё!
Я побежал за ней вглубь леса.

Увиденное поразило меня: Душа сидела на поляне, наблюдая за стаей волков. Мягкая спокойная улыбка блуждала на её губах. Я медленно подошёл, Душа заметила меня и резко отскочила.
- Тс... - я дружелюбно улыбнулся. - Ты же знаешь - я люблю тебя...
Страх. Много страха и боли.
Я сделал шаг навстречу, но она метнулась к стае, прячась за спинами волков.
Я стоял долго, глядя на волчью стаю, а затем шагнул вниз, к ним.

Но даже волки не приняли меня...

Автор - Katrin
Дата добавления - 09.09.2011 в 10:56
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 30.01.2012, 13:59 | Сообщение # 3
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline


Доброго дня!!!

Форум » У тотема » Малые конкурсы » Миниатюра

Предлагаю нашим "Островитянам" окунуться в детство, и вспомнить какой-нибудь случай из школы.
Итак, тема - "На переменке..."
 
Сообщение

Доброго дня!!!

Форум » У тотема » Малые конкурсы » Миниатюра

Предлагаю нашим "Островитянам" окунуться в детство, и вспомнить какой-нибудь случай из школы.
Итак, тема - "На переменке..."

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 30.01.2012 в 13:59
Сообщение

Доброго дня!!!

Форум » У тотема » Малые конкурсы » Миниатюра

Предлагаю нашим "Островитянам" окунуться в детство, и вспомнить какой-нибудь случай из школы.
Итак, тема - "На переменке..."

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 30.01.2012 в 13:59
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Екатерины Грихно (на острове Katrin)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Страница Екатерины Грихно - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz