Страница Феликса Савикова - Страница 77 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Страница Феликса Савикова - Страница 77 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Влюблённая_в_лето  
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Феликса Савикова (на острове Феликс)
Страница Феликса Савикова
НэшаДата: Суббота, 07.05.2011, 14:16 | Сообщение # 1
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Страница Феликса Савикова


Карточка в каталоге
 
Сообщение
Страница Феликса Савикова


Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 07.05.2011 в 14:16
Сообщение
Страница Феликса Савикова


Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 07.05.2011 в 14:16
АнаитДата: Вторник, 22.11.2011, 21:47 | Сообщение # 1141
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Не, он еще и издевается. А вот тот кусочек торта чего-то не слишком воздушный. Пожалуй, я его вам не дам. Так только, опишу, покажу и уберу в шкаф. А вон ту вишенку, пожалуй, вовсе не стоит доставать. Она, конечно. сладкая, розовая, ароматная и прохладная, но чуточку кисловата. И с косточкой. Нет, не дам...
Млин.



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеНе, он еще и издевается. А вот тот кусочек торта чего-то не слишком воздушный. Пожалуй, я его вам не дам. Так только, опишу, покажу и уберу в шкаф. А вон ту вишенку, пожалуй, вовсе не стоит доставать. Она, конечно. сладкая, розовая, ароматная и прохладная, но чуточку кисловата. И с косточкой. Нет, не дам...
Млин.

Автор - Анаит
Дата добавления - 22.11.2011 в 21:47
СообщениеНе, он еще и издевается. А вот тот кусочек торта чего-то не слишком воздушный. Пожалуй, я его вам не дам. Так только, опишу, покажу и уберу в шкаф. А вон ту вишенку, пожалуй, вовсе не стоит доставать. Она, конечно. сладкая, розовая, ароматная и прохладная, но чуточку кисловата. И с косточкой. Нет, не дам...
Млин.

Автор - Анаит
Дата добавления - 22.11.2011 в 21:47
ФеликсДата: Вторник, 22.11.2011, 22:01 | Сообщение # 1142
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Анаит, ohoho Свет, ты золото)).
 
СообщениеАнаит, ohoho Свет, ты золото)).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:01
СообщениеАнаит, ohoho Свет, ты золото)).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:01
АламенаДата: Вторник, 22.11.2011, 22:04 | Сообщение # 1143
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 4643
Награды: 28
Репутация: 112
Статус: Offline
Наконец я добралась. Прочитала залпом, слава богу никто не отвлекал. Жду продолжения. l_daisy Переживать за Мишку начинаю.

Не работаешь-жить не на что, работаешь-жить некогда...
 
СообщениеНаконец я добралась. Прочитала залпом, слава богу никто не отвлекал. Жду продолжения. l_daisy Переживать за Мишку начинаю.

Автор - Аламена
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:04
СообщениеНаконец я добралась. Прочитала залпом, слава богу никто не отвлекал. Жду продолжения. l_daisy Переживать за Мишку начинаю.

Автор - Аламена
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:04
ФеликсДата: Вторник, 22.11.2011, 22:22 | Сообщение # 1144
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Аламена, Спасибо, что добралась). Ксюша, не переживай - у Мишки жизнь только начинается).
 
СообщениеАламена, Спасибо, что добралась). Ксюша, не переживай - у Мишки жизнь только начинается).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:22
СообщениеАламена, Спасибо, что добралась). Ксюша, не переживай - у Мишки жизнь только начинается).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 22:22
LittleElfДата: Вторник, 22.11.2011, 23:08 | Сообщение # 1145
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 803
Награды: 9
Репутация: 127
Статус: Offline
Ну вот.. а обещали выдох))) а тут вдохи одни! Отлично написано, язык чудный - как-будто осязаешь сюжет. в общем, эмоций куча и все - положительные... Жду продолжения)

everything's in its right place
 
СообщениеНу вот.. а обещали выдох))) а тут вдохи одни! Отлично написано, язык чудный - как-будто осязаешь сюжет. в общем, эмоций куча и все - положительные... Жду продолжения)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 22.11.2011 в 23:08
СообщениеНу вот.. а обещали выдох))) а тут вдохи одни! Отлично написано, язык чудный - как-будто осязаешь сюжет. в общем, эмоций куча и все - положительные... Жду продолжения)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 22.11.2011 в 23:08
ФеликсДата: Вторник, 22.11.2011, 23:33 | Сообщение # 1146
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
LittleElf, Спасибо за вдохи - я их чувствую). Продолжение завтра).
 
СообщениеLittleElf, Спасибо за вдохи - я их чувствую). Продолжение завтра).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 23:33
СообщениеLittleElf, Спасибо за вдохи - я их чувствую). Продолжение завтра).

Автор - Феликс
Дата добавления - 22.11.2011 в 23:33
ФеликсДата: Среда, 23.11.2011, 11:19 | Сообщение # 1147
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
...Элис медленно двинула задвижку. Щедро смазанная железка благодарно промолчала... Старая кошёлка всё грозится выломать – не нравится ей, что дрянь непокорная от нее запирается. Насосалась своего пойла перед телеком – небось, полным ходом красавца-миллионера охмуряет... Во сне. Наяву не то, что миллионер – самый завалящий мужичонка сбежит или повесится.
Устала... Зато пятнадцать баксов в кармане. Ребята стёкла в машинах протирают, а она танцует перед клиентом. Деньги поровну. Надо бы спрятать, грымза каждый божий день комнату шмонает. Однажды выследила, как Элис очередную заначку прячет, и накрыла с поличным. Побить себя Элис, конечно же, не дала – первый мощный удар скалкой по спине не в счёт... Мало что пособие всё пропивает, так еще и её, кровно заработанные, вынюхивает. Закатила банкет своим пропившимся подружкам – таким же мымрам мерзопакостным... Неделю Элис обдумывала различные планы возмездия – от сожжения любимого тёткиного кота, до продажи на барахолке дранного зелёного «манто» – предмета гордости хозяйки и зависти окружающих... Через неделю злость улетучилась и Элис решила простить обидчицу. Тридцать семь долларов с мелочью - жалко конечно, ну да пусть подавится, она ещё заработает. Нынешний тайник был устроен более надежно, теперь Элис соблюдала все меры предосторожности. Тайник вскрывался только тогда, когда пьяная вдрызг тётка уже спала...
Быстренько раздевшись, и не тратя времени на молитву, Элис нырнула под одеяло. А чего? Вот сотворил бы чудо, избавил бы её от злобной старухи, тогда хоть каждый день... Утром и вечером. У неё сложился другой ритуал – перед сном Элис желала себе, чтобы ей приснилась мама. Все что ей осталось – лицо на истёртой фотографии. Остальное она при- думала сама. Мама была доброй, ласковой, голос у неё был нежный и певучий, а руки – тёплые и мягкие... Сбывалось желание далеко не всегда. Повседневные заботы о хлебе насущном, и война с полубезумной старой ведьмой, норовили забраться и в ночные видения, где кроме неё и мамы ничего и никого быть не должно...
Сегодня мама не пришла. Пролетев сквозь туманную пелену почти мгновенного засыпания, Элис обнаружила себя в необычном месте... Ей приснились двое – девочка и мужчина. Они шли в широком проходе между двух высоких стен. Стены были неровные, негладкие, они и на стены-то не похожи, скорее всего это были не дома. Городскому ребенку было не с чем сравнить каменные волны, ямы и наросты, составляющие отвесную вертикаль... Холодные капельки беспокойства потекли к сердцу, а с ними – знание, или воспоминание о чём-то, чего, может, и не было ещё, но будет, обязательно будет... Высокий человек с маленькой девочкой, рука в руке – откуда я могу его знать, почему мне кажется, что он... Это не отец. Но я его знаю, с ним спокойно, он добрый и надежный, он мой друг... Капельки стекаются, и сердце прыгает в груди – почему мне так больно, хочется побежать за ним, окликнуть по имени, которого я не помню... Не хочу, чтобы он уходил. Холод все тесней сжимает грудь, я что-то чувствую, оно рвётся ко мне, пытаясь сказать, открыть глаза...
Последняя капля падает в гулкой тишине, и сердце Элис сжимается от ужаса... Эти двое идут умирать, они не вернутся. Маленькая девочка – её ровесница – и тот, другой... Кто он мне? Зачем я их вижу? Я не хочу! Неумолимая сила толкает этих двоих, Элис уверена – они тоже знают, что их ждет... Так надо, это должно свершиться. История, которая началась давным-давно, должна закончиться... Девочка замедляет шаг, оборачивается, улыбается Элис... Разве можно так, неужели ей не страшно? Остановись, глупая, зачем умирать, у меня мама умерла, это плохо, все мои несчастья от этого... Обычная девочка, светленькая – и глаза и волосы... Платье такое же, какие носят у них в квартале – тонкий, как бумага, ситец. И косичка. Элис плачет – они не остановятся. Я тоже виновата. Он мне поверил, а я привела его на эту дорогу...
Элис проснулась от собственного крика. Его имя – это было оно, я знаю. Вылетело и исчезло, растворилось в темноте... Мама, кто был этот человек? Почему я не хочу, чтобы он исчез? Она продолжала плакать, а сон уже отлетел, растаял вдалеке...

* * *

Вечером того же дня Лагин собрал семейство на совет. Дело нешуточное, всех касается, судьба семьи, можно сказать, на карту поставлена. Вот и решайте. Ну, решать-то, положим, ему, Лагину, но выслушать надо всех. Начать пришлось с самого трудного...
...Вернувшись, взял жену за локоть и заперся с ней в спальне. Он не сомневался, что Елена упрётся, она и упёрлась. Нет, и всё. И думать забудь. Я-то, положим, забуду, а кто Мишку спасёт, когда в следующий раз бандиты нагрянут? И не только Мишку, всех ведь убьют, что ни день – дымок на горизонте поднимается, значит еще одно хозяйство подожгли... Рано или поздно и до нас доберутся.
- Ты, Витя, как хочешь, а сына я не отдам...- и такая в её голосе решимость - ежу понятно, стоять она за сына будет насмерть.
- Да пойми ты, я же не на смерть его посылаю, что ж я – чужой ему что ли? Я ж не для себя, ты о внуках подумай... Олег не сегодня-завтра женится, опять дети... Как мне вас уберечь? У меня башка уже побелела от страха, сколько ж можно так жить? Не решил я ещё ничего, давай вместе подумаем, если есть другой выход, так я с радостью... Думаешь, мне охота сына в чужие-то руки?..
- Не решил... Продал уж сына!
- Тьфу ты!! Я значит, виноват, что жизнь такая – мачеха неродная, что стервятники кругом рыщут - по нашу душу… Отказать недолго. Не пойду, да и всё. А вот порежут детей завтра у тебя на глазах...
Мать завыла в голос, будто покойник в доме... В дверь забарабанили, Лагин прижал палец к губам, и открыл. Дочка, за спиной сыновья и зять...
- Что случилось?
- Разговор у нас матерью. Идите...
Лагин запер дверь, не дав им опомниться.
- Ну вот... Переполошила всех.
- Как же ты, Витя, сына родного... Неужто рука не дрогнет?
- Нет выхода, мать... Я уж и так и эдак... Убьют всех. Вопрос времени. Я смерти не боюсь. Детей жалко. Об одном прошу – не сердцем, головой подумай. Обо всех... Нет у нас надежды, Ленка, не оставят они нас в покое. Мог бы – сам бы пошёл вместо Мишки... Не похож он на душегуба, мать. Был бы зверь – я бы сейчас с тобой не разговаривал… И про Мишку сказал – по-доброму чтоб, по согласию…
- Ты его знаешь, Касьяна своего? Что у него на уме, как он доискался до всего... Честные люди по лесам не бродят, может и не плохой, а Мишке за ним повсюду таскаться – это ж смерть верная! Чужому человеку за здорово живёшь сына отдать, Витя...- жена опять заплакала.
Всё она понимает, только сердцу не объяснишь.
-...Шутка ли – сыном от смерти откупиться... Грех это, Витенька. И Касьян твой – дьявол, искушает он тебя. Может и нет у него никакой машины. А и есть – поработает неделю и баста... Бери всех голыми руками.
А ведь верно. Может и такой финал нарисоваться...
- Да нет, Лен... Он бы гнездо наше за полчаса разорил, зачем ему хитрить... Я тебе не сказал, напугать боялся. Мысли он читать умеет. Здоровущий, как медведь, в глаза посмотрит – аж дыхание запирает...
- Дьявол и есть...
- Не там ты чертей ищешь. Черти скоро на танках да на мотоциклах приедут, урожай наш делить. Времени осталось – всего ничего... Вечером всех соберу. Поговорим. Может у молодых головы посветлее наших, надумают чего... Чуть не забыл. Может всё ещё образуется. Вот ты говоришь – дьявол, а он может ещё и не возьмет Мишку-то…
Жена так и вскинулась.
- Что?!
- Сказал – если парень сам не захочет, без уговоров, без принуждения нашего, так он нам машину свою за так отдаст. По доброте душевной... Ты не спеши, мать... - сказал Лагин, видя, что жена радостно всплеснула руками.- Обмануть мы его не сможем. Надо, чтобы Мишка сам отказался. Ты бы поговорила с ним до вечера – не о деле конечно, а так... что у него на душе... Боюсь, не откажется, он такого чуда с малолетства ждет, только пальцем помани – кинет котомку за плечо, и поминай, как звали. Он и раньше всё про другие страны, про житьё-бытьё тамошнее деда расспрашивал. Я тоже потолкую. Может уговорим, не оставит родителей... Только без обмана чтобы. Больной прикинуться, или ещё что в этом роде – забудь... Поговори ласково, чтобы сам к дому прикипел... Да что я тебя учить буду, придумаешь, постараешься ради сына. Только уговор помни. Не врать. А вечером всех послушаем. Тогда и решим.
- Да им-то что. Сын-то наш с тобой...
- Ну зачем ты так-то, Лен? Что ж сестра твоя племянника родного на съедение отдаст? Или дед?
Жена махнула рукой – делай, мол, как знаешь – и ушла в кухню. Обед прошел в напряжённом молчании. Дети и взрослые поняли, что стряслось что-то нехорошее, но спросить никто не решался. После обеда Верка шмыгнула за матерью – посуду мыть, опередив тетку, хотя не любила этого занятия с детства, и всегда испарялась под любым предлогом. Но видно мать ничего ей не сказала, потому, как минут через десять вышла дочь из кухни не солоно хлебавши... Елена позвала сестру, и обе пошли в хлев. Веру с собой не взяли, как ни набивалась. Испортит всё Верка, по молодости поломает... И когда дочь, схватив бельё, попыталась выскользнуть за порог – а что такого, я бельё вешать иду – Лагин решительно встал у неё на пути. Через час женщины вернулись, и мать попросила Мишу помочь ей по хозяйству. Сестра жены, Лиза, встретившись с ним глазами, блестевшими от слёз, опустила голову. А мне легко? Что я – изверг?
Обстоятельство это мимо Верки никак пройти не могло – так и впилась в тёткино лицо. Встала и решительно подошла к отцу.
- Пап, что происходит?
- Ничего, дочка, всё нормально...
- Да где ж нормально, мать сама не своя, тёть-Лиза вон плачет... Мы тоже имеем право знать.
- Имеешь, дочка... Вечером всё узнаешь. Потерпи...
Лагин места себе не находил. Как с ним говорить, какие слова сказать, чтобы понял, как он им дорог, чтобы остался. Стоял у окна, курил одну за другой. Не могу я так просто ждать – задыхаюсь, и в голову ничего не лезет... С дедом надо потолковать. Он у нас самый мудрый. Может посоветует... Забрав того – в сарай будто, снасти чинить рыболовные – повёл его в укромное место, к плетню, чтобы не подслушал никто... Дед терпеливо ждал, понимая, что разговор будет не из легких.
- Беда у нас, батя. Совет твой нужен...- Виктор рассказывал, понизив голос, поминутно оглядываясь, больше от нервов, всё равно ведь скоро узнают... Дед расстроился – Михаил был его любимчиком, байки он ему свои рассказывал, на ночь, вместо сказок... Про дальние страны, про житьё прежнее. Знал бы, что так обернётся, рта бы раскрыть не дал старому... Да что уж теперь-то. Теперь поздно…
- Веришь ему?
- Ты про Касьяна? А чего ему врать... То, что у нас взять можно, он бы и так взял, без моего дозволения... Не знаю я его, а кого мы теперь знаем-то? Чужого в дом разве ж пустишь...- Лагин вздохнул.- Я вот разговор наш вспоминаю... Ну не враг он, дед, сила в нем большая, а без спросу не берёт, не хочет... Как знать, может и Михаилу от него польза будет, может правда, выучит мальчишку...
- Может и так... Елена знает?
- Ты же слышал, как она ревела... Сын это мой, батя. Не теленок и не ягненок...- Лагин заплакал, не удержавшись. Дед обнял его за плечи.
- Ну-ну, не раскисай... Знаю, что сын. Раз веришь Касьяну, что не обидит, и говорить не о чем. Хорошо бы Мишка остался, ты поговори с ним, обскажи всё начистоту... Не проси, не ругайся, раз уж нельзя-то...
- Да знаю я, надо поговорить, да где ж слова такие взять... Ты Мишку не хуже моего знаешь. Я и раньше боялся, что уйдет, нет в нём привязанности к дому, к хозяйству... А теперь и подавно не будет. Может ты с ним побеседуешь? - Лагин схватил деда за руки.- А я тебе по гроб жизни свечки ставить буду... - он упал на колени, дед обхватил и стал подымать.
- Да что ж ты... Я ж не Господь. Поговорю, не сомневайся даже, но и ты должен, ты отец...
Собрав семью, Лагин повторил рассказ.
- Вот такие дела. Либо мы Мишку не отпускаем – и кончен разговор. Либо ему решать – тут уж как он сам...
Молодые зашумели, загалдели. Как это – отдать Мишку? Да ни за что! Не нужна нам его защита, сами отобьёмся! Жена, свояченица и дед молчали – годы не те, чтобы горячку пороть, у женщин глаза на мокром месте, из последних сил держатся... Дочка, зять и старший сын категорически против. Племянник пошумел было с ними, потом вдруг попросился вместо Мишки, но получив от матери подзатыльник, затих. Михаил молчал, опустив голову.
- Ты-то как думаешь? - спросил дед.
- Я не знаю. Вас хочу послушать… А можно мне с ним повидаться?
- А и правда…- дед обернулся к Виктору.- Михаил дело говорит. Повидаться с ним надо. Посмотреть – что за человек... Ты бы привёл его сперва к нам-то... Раз уж сына доверить не боишься.
- Сначала здесь решить надо.
- Да что решать-то?! - закричала дочь возмущённо.- Что решать, отец? Ты продаёшь его, что ли? Меняешься? Сыном меняешься? Да вы что, спятили все? Да это даже обсуждать стыдно!
- Эх, Верка...Ты честная, значит, а я, по-твоему, подлец. А ну как завтра, избави Господи, будут тебя насиловать, на глазах у мужа да у детей – тогда как? Честность – она ведь дорого стоит. Такую цену заплатишь?
Лицо зятя пошло красными пятнами, но сдержался... Вот-вот, подумай, зятёк, о детях подумай, и о жене своей, принципиальной. Они все честные, один я урод, детей в рабство продаю. Стыдно ей, видите ли... Да ты кому об этом толкуешь, мой это сын, и вы все мои, кто ж о вас позаботится, если не я? Я что – людоеду в пасть Мишку кладу, на плаху я его волоку? А мне не больно, по-твоему?
- Я сыном не торгую. И принуждать не могу... Вы молодые, вам не понять. Это вы сейчас такие храбрые, шапками всех закидали... Не шутки это, Вера. Кругом дома полыхают, волки таким вот храбрецам косточки перемалывают, ты о своих-то детях подумала? Пусть сам решает. Как скажет – так и будет. Если не захочет – Касьян нам эту машину даром отдаст...
- Так это ж замечательно! - обрадовалась дочь.- Вот и скажи ему, что Мишка отказался...
- Объегорить хочешь? И чужое хапнуть, и своего не отдать?
- Тебя не поймёшь! - взорвалась Вера.- То честность дорогая, а теперь сам мораль читаешь?
- Мораль тут не при чём... - Лагин сел и достал табак.- Телепат он, дочка, вот беда... И взял бы я грех на душу, да не выходит. Он, считай, тут сидит, среди нас. Если хочешь – можешь ему всё высказать.
- Зверь он, твой Касьян...- завыла жена - ...совести у него нет...
- Ну вот, снова-здорово... Теперь совесть вспомнили. Вот что, Михаил... Мы так ничего не высидим. Свожу я тебя к Касьяну. Поговори с ним, да и реши, как быть. Ты прости меня сын, мал ты еще для таких испытаний, да видно от судьбы не уйдёшь... Наше дело крестьянское. Землю мешком не укроешь, и в карман не положишь. Вот и остается нам... Может откажешься?
- Мишенька!! - Елена бросилась к сыну.- Откажись, сынок, не бросай нас!! - она вцепилась в него обеими руками.- Не отдам!! Никому не отдам!!!
Лагин и Лиза с трудом оторвали её от сына, и увели в другую комнату. Она сразу обмякла, сестра уложила её на кровать, принесла холодной воды, полотенце, принялась растирать ей руки и грудь, знаками велев Лагину уйти. Что ж ты с нами делаешь, колдун, мать твою...
Он вернулся в гостиную. Верка, вся пунцовая, что-то быстро-быстро нашептывала младшему, но при его появлении замолчала. Агитируешь? Ну давай, агитируй... Лагин не сказал ни слова. Мишка тоже молчал. Все смотрели на него и ждали. Скажи он сейчас: «А, ладно... Не пойду никуда». И все бы кинулись обниматься... Мишка съёжился весь и посмотрел на отца... Жалобно так посмотрел. Будто винился.
- Пап, я... Я посмотрю только. Может он мне и не понравится вовсе. А если... Это же не навсегда?
- Себя не жалко, так хоть мать пожалей!! - Верка почти рычала. Как волчица, у которой забирают волчонка.- Посмотреть он хочет! А мать ты живой видеть не хочешь, придурок?! А как мы жить будем после такого... ты подумал? Тебе-то что – ушел и всё тут! Посмотреть... А мы, значит, сиди и тридцать сребреников пересчитывай?! Бежать хочешь, бросаешь нас – ну и катись!! А я против!!! Каяться будете, локти кусать, так моего имени не касайтесь!! Я этот грех на себя не возьму!!!
С ней началась истерика, и её тоже пришлось увести. Остались одни мужчины. Сидели за столом, молча. Говорить не о чем. Пусто и тошно. Лагин с тоской посмотрел на деда. Не услышит он нас, батя, нет... Хоть сейчас, хоть потом, не останется в четырех стенах... Дед будто понял.
- Тяжелое время... Смута кругом, и в душе смута. А все-таки жизнь… Бог милостив – может Касьян этот и вправду Мишку чему дельному научит. Надеяться надо. Взаперти сколько просидишь? Если и осталось от мира что-то, надо собирать, прав он... А если нет, так и жить незачем. Пока живы, и надежда жива. Не смогли отцы, дети снова попробуют. Может вот ему и суждено всех по зёрнышку собирать...- он кивнул на Мишу.
Не зря он тебя выбрал, подумал Лагин, глядя на сына. Ему же только глазом моргнуть – и нет тебя тут...
Весь следующий день домочадцы ходили как пришибленные. Жена и дочка из комнат так и не вышли. Ни та, ни другая с Лагиным не обмолвились ни словечком. Жена и вовсе к сестре ночевать ушла. Ладно, подумал Виктор, пусть я виноват, лишь бы обошлось всё... Забрал удочки и ушёл к реке. Видеть меня не желаете, так и не увидите. Хоть всю жизнь молчите, а я зато знать буду, что живы и здоровы...
В последний вечер будто очнулись, и закружили вокруг младшего, одаривая его любовью и лаской, словно впрок. Ничего ещё не сказано, может и себе ещё не признался, а все уж чувствовали и ждали обреченно... Баню истопили, как полагается. Мать с тёткой пирогов напекли, то ли в дорогу, то ли праздновать избавление. Даже малыши – близняшки Веркины – весь день от него не отходили, с рук Мишкиных слезать не хотели. Сама Вера крепилась и демонстративно отворачивалась. Но чем ближе к сроку, тем чаще проходила мимо брата, будто по своим делам... Под конец расплакалась, обняла мальчишку и сидела с ним до утра, и всё говорила, говорила ему о чём-то, смеясь сквозь слезы, а он, добрая душа, слушал, да поддакивал. Никто в ту ночь так и не лег...
Наутро Михаил обошел каждого, слова не говоря, обнял, у матери прощения попросил за всё, прощаться не стал, так ведь и без слов ясно... Вышли с отцом, а за ними и стар и млад, крестя их вдогонку… Олег просился до места с ними, на Касьяна хотел взглянуть, но Лагин не пустил.
Вышли к полю в том же месте, сели под деревом. Касьян, как и в прошлый раз, появился неожиданно, будто из-под земли вырос. Посмотрел на отца с сыном и улыбнулся.
- Знаю, Виктор Тимофеевич, можешь не рассказывать. Теперь, если позволишь, мы с сыном твоим побеседуем… Хотел же поговорить, Михаил?
Мишка смотрел на Касьяна, и Лагин видел, что сын уходит, сквозь пальцы утекает… Вот он, тут стоит – а нету уже.
- А вы кто? Знахарь?
- Нет, парень... Я странник. Знаю много, а колдовать не по моей части... Так говоришь – мир посмотреть охота? А не испугаешься? Страшный он стал, мир-то...
- Вот и я говорю...- робко начал Виктор, но Касьян глянул на него строго, будто рот запечатал.
- Да ты не стесняйся. Знаешь ведь про наше с отцом условие. Если не пойдешь, я неволить не стану. А машину так отдам, добрым людям не жалко...
- А если... Если я с вами пойду, смогу вернуться? Когда-нибудь?
- Этого, Миша, и я не знаю, обещать не могу... Я не Господь, чудес творить не умею. Может и вернёшься, может нет. Ручаться не стану.
Лагин знал – всё слова. С первого мгновения почуял – решено уже. А это так – попрощайся мальчик с папой, сделай папе ручкой. Обмани ты меня, это же нетрудно, я всему поверю! Да, скажи, вернёшься...
Касьян обернулся к нему. Глаза чёрные, холодные, со дна что-то тянет неотрывно, в самую душу, к сердцу, как нож в масло... И так вдруг Лагину спокойно стало, пусто внутри, сердце замерло... Касьян вздохнул.
- Не могу, Витя. Ты уж не гневайся...
Миша смотрел во все глаза, понял, что это он отцу отвечает на вопрос не сказанный… И ниточка лопнула. Рядом с ним стоял уже не сын Миша – стоял другой, новый человек. Ученик, рожденный для этой минуты. Видящий только учителя.
Касьян достал из кармана небольшую плоскую коробочку. Серебристая коробка с портсигар размером. Зелёная кнопка и маленькое отверстие сбоку. А ещё у Касьяна в руке был шприц без иглы.
- Возьмёшь у всех по капельке крови и введёшь в отверстие. По крови она вас от чужих и отличит... Ну что? Проверим собачку?
Лагин тупо кивнул. Касьян нажал на кнопку и отец с сыном вмиг оказались на земле. Виктор лежал и не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. Касьян нажал ещё, поднял Мишу и подал руку Лагину.
- Дома спрячь так, чтобы кроме тебя никто не знал.- Приложив к его руке шприц, набрал немного крови и ввёл в коробку. Поколебавшись, взял Мишкину руку.
- Даст Бог – вернётся ещё...
Надежда вспыхнула в Лагине с новой силой. Он долго тряс Касьянову руку, и всё хотел сказать что-то, только слов не было.
- За сына не бойся. Сберегу. Для старшего невесту ищи в Серой Пади, у Сергея Феоктистова. Скажи – Касьян прислал... Ну, Михаил, прощайся с отцом.
Лагин обнял сына ватными руками, а потом долго ещё стоял и глядел им вслед, как они мелькают меж деревьев. И все удивлялся – как же это он, сына родного... Вот и всё. Свершилось. Дай тебе Бог удачи, сынок. Будь жив...

 
Сообщение...Элис медленно двинула задвижку. Щедро смазанная железка благодарно промолчала... Старая кошёлка всё грозится выломать – не нравится ей, что дрянь непокорная от нее запирается. Насосалась своего пойла перед телеком – небось, полным ходом красавца-миллионера охмуряет... Во сне. Наяву не то, что миллионер – самый завалящий мужичонка сбежит или повесится.
Устала... Зато пятнадцать баксов в кармане. Ребята стёкла в машинах протирают, а она танцует перед клиентом. Деньги поровну. Надо бы спрятать, грымза каждый божий день комнату шмонает. Однажды выследила, как Элис очередную заначку прячет, и накрыла с поличным. Побить себя Элис, конечно же, не дала – первый мощный удар скалкой по спине не в счёт... Мало что пособие всё пропивает, так еще и её, кровно заработанные, вынюхивает. Закатила банкет своим пропившимся подружкам – таким же мымрам мерзопакостным... Неделю Элис обдумывала различные планы возмездия – от сожжения любимого тёткиного кота, до продажи на барахолке дранного зелёного «манто» – предмета гордости хозяйки и зависти окружающих... Через неделю злость улетучилась и Элис решила простить обидчицу. Тридцать семь долларов с мелочью - жалко конечно, ну да пусть подавится, она ещё заработает. Нынешний тайник был устроен более надежно, теперь Элис соблюдала все меры предосторожности. Тайник вскрывался только тогда, когда пьяная вдрызг тётка уже спала...
Быстренько раздевшись, и не тратя времени на молитву, Элис нырнула под одеяло. А чего? Вот сотворил бы чудо, избавил бы её от злобной старухи, тогда хоть каждый день... Утром и вечером. У неё сложился другой ритуал – перед сном Элис желала себе, чтобы ей приснилась мама. Все что ей осталось – лицо на истёртой фотографии. Остальное она при- думала сама. Мама была доброй, ласковой, голос у неё был нежный и певучий, а руки – тёплые и мягкие... Сбывалось желание далеко не всегда. Повседневные заботы о хлебе насущном, и война с полубезумной старой ведьмой, норовили забраться и в ночные видения, где кроме неё и мамы ничего и никого быть не должно...
Сегодня мама не пришла. Пролетев сквозь туманную пелену почти мгновенного засыпания, Элис обнаружила себя в необычном месте... Ей приснились двое – девочка и мужчина. Они шли в широком проходе между двух высоких стен. Стены были неровные, негладкие, они и на стены-то не похожи, скорее всего это были не дома. Городскому ребенку было не с чем сравнить каменные волны, ямы и наросты, составляющие отвесную вертикаль... Холодные капельки беспокойства потекли к сердцу, а с ними – знание, или воспоминание о чём-то, чего, может, и не было ещё, но будет, обязательно будет... Высокий человек с маленькой девочкой, рука в руке – откуда я могу его знать, почему мне кажется, что он... Это не отец. Но я его знаю, с ним спокойно, он добрый и надежный, он мой друг... Капельки стекаются, и сердце прыгает в груди – почему мне так больно, хочется побежать за ним, окликнуть по имени, которого я не помню... Не хочу, чтобы он уходил. Холод все тесней сжимает грудь, я что-то чувствую, оно рвётся ко мне, пытаясь сказать, открыть глаза...
Последняя капля падает в гулкой тишине, и сердце Элис сжимается от ужаса... Эти двое идут умирать, они не вернутся. Маленькая девочка – её ровесница – и тот, другой... Кто он мне? Зачем я их вижу? Я не хочу! Неумолимая сила толкает этих двоих, Элис уверена – они тоже знают, что их ждет... Так надо, это должно свершиться. История, которая началась давным-давно, должна закончиться... Девочка замедляет шаг, оборачивается, улыбается Элис... Разве можно так, неужели ей не страшно? Остановись, глупая, зачем умирать, у меня мама умерла, это плохо, все мои несчастья от этого... Обычная девочка, светленькая – и глаза и волосы... Платье такое же, какие носят у них в квартале – тонкий, как бумага, ситец. И косичка. Элис плачет – они не остановятся. Я тоже виновата. Он мне поверил, а я привела его на эту дорогу...
Элис проснулась от собственного крика. Его имя – это было оно, я знаю. Вылетело и исчезло, растворилось в темноте... Мама, кто был этот человек? Почему я не хочу, чтобы он исчез? Она продолжала плакать, а сон уже отлетел, растаял вдалеке...

* * *

Вечером того же дня Лагин собрал семейство на совет. Дело нешуточное, всех касается, судьба семьи, можно сказать, на карту поставлена. Вот и решайте. Ну, решать-то, положим, ему, Лагину, но выслушать надо всех. Начать пришлось с самого трудного...
...Вернувшись, взял жену за локоть и заперся с ней в спальне. Он не сомневался, что Елена упрётся, она и упёрлась. Нет, и всё. И думать забудь. Я-то, положим, забуду, а кто Мишку спасёт, когда в следующий раз бандиты нагрянут? И не только Мишку, всех ведь убьют, что ни день – дымок на горизонте поднимается, значит еще одно хозяйство подожгли... Рано или поздно и до нас доберутся.
- Ты, Витя, как хочешь, а сына я не отдам...- и такая в её голосе решимость - ежу понятно, стоять она за сына будет насмерть.
- Да пойми ты, я же не на смерть его посылаю, что ж я – чужой ему что ли? Я ж не для себя, ты о внуках подумай... Олег не сегодня-завтра женится, опять дети... Как мне вас уберечь? У меня башка уже побелела от страха, сколько ж можно так жить? Не решил я ещё ничего, давай вместе подумаем, если есть другой выход, так я с радостью... Думаешь, мне охота сына в чужие-то руки?..
- Не решил... Продал уж сына!
- Тьфу ты!! Я значит, виноват, что жизнь такая – мачеха неродная, что стервятники кругом рыщут - по нашу душу… Отказать недолго. Не пойду, да и всё. А вот порежут детей завтра у тебя на глазах...
Мать завыла в голос, будто покойник в доме... В дверь забарабанили, Лагин прижал палец к губам, и открыл. Дочка, за спиной сыновья и зять...
- Что случилось?
- Разговор у нас матерью. Идите...
Лагин запер дверь, не дав им опомниться.
- Ну вот... Переполошила всех.
- Как же ты, Витя, сына родного... Неужто рука не дрогнет?
- Нет выхода, мать... Я уж и так и эдак... Убьют всех. Вопрос времени. Я смерти не боюсь. Детей жалко. Об одном прошу – не сердцем, головой подумай. Обо всех... Нет у нас надежды, Ленка, не оставят они нас в покое. Мог бы – сам бы пошёл вместо Мишки... Не похож он на душегуба, мать. Был бы зверь – я бы сейчас с тобой не разговаривал… И про Мишку сказал – по-доброму чтоб, по согласию…
- Ты его знаешь, Касьяна своего? Что у него на уме, как он доискался до всего... Честные люди по лесам не бродят, может и не плохой, а Мишке за ним повсюду таскаться – это ж смерть верная! Чужому человеку за здорово живёшь сына отдать, Витя...- жена опять заплакала.
Всё она понимает, только сердцу не объяснишь.
-...Шутка ли – сыном от смерти откупиться... Грех это, Витенька. И Касьян твой – дьявол, искушает он тебя. Может и нет у него никакой машины. А и есть – поработает неделю и баста... Бери всех голыми руками.
А ведь верно. Может и такой финал нарисоваться...
- Да нет, Лен... Он бы гнездо наше за полчаса разорил, зачем ему хитрить... Я тебе не сказал, напугать боялся. Мысли он читать умеет. Здоровущий, как медведь, в глаза посмотрит – аж дыхание запирает...
- Дьявол и есть...
- Не там ты чертей ищешь. Черти скоро на танках да на мотоциклах приедут, урожай наш делить. Времени осталось – всего ничего... Вечером всех соберу. Поговорим. Может у молодых головы посветлее наших, надумают чего... Чуть не забыл. Может всё ещё образуется. Вот ты говоришь – дьявол, а он может ещё и не возьмет Мишку-то…
Жена так и вскинулась.
- Что?!
- Сказал – если парень сам не захочет, без уговоров, без принуждения нашего, так он нам машину свою за так отдаст. По доброте душевной... Ты не спеши, мать... - сказал Лагин, видя, что жена радостно всплеснула руками.- Обмануть мы его не сможем. Надо, чтобы Мишка сам отказался. Ты бы поговорила с ним до вечера – не о деле конечно, а так... что у него на душе... Боюсь, не откажется, он такого чуда с малолетства ждет, только пальцем помани – кинет котомку за плечо, и поминай, как звали. Он и раньше всё про другие страны, про житьё-бытьё тамошнее деда расспрашивал. Я тоже потолкую. Может уговорим, не оставит родителей... Только без обмана чтобы. Больной прикинуться, или ещё что в этом роде – забудь... Поговори ласково, чтобы сам к дому прикипел... Да что я тебя учить буду, придумаешь, постараешься ради сына. Только уговор помни. Не врать. А вечером всех послушаем. Тогда и решим.
- Да им-то что. Сын-то наш с тобой...
- Ну зачем ты так-то, Лен? Что ж сестра твоя племянника родного на съедение отдаст? Или дед?
Жена махнула рукой – делай, мол, как знаешь – и ушла в кухню. Обед прошел в напряжённом молчании. Дети и взрослые поняли, что стряслось что-то нехорошее, но спросить никто не решался. После обеда Верка шмыгнула за матерью – посуду мыть, опередив тетку, хотя не любила этого занятия с детства, и всегда испарялась под любым предлогом. Но видно мать ничего ей не сказала, потому, как минут через десять вышла дочь из кухни не солоно хлебавши... Елена позвала сестру, и обе пошли в хлев. Веру с собой не взяли, как ни набивалась. Испортит всё Верка, по молодости поломает... И когда дочь, схватив бельё, попыталась выскользнуть за порог – а что такого, я бельё вешать иду – Лагин решительно встал у неё на пути. Через час женщины вернулись, и мать попросила Мишу помочь ей по хозяйству. Сестра жены, Лиза, встретившись с ним глазами, блестевшими от слёз, опустила голову. А мне легко? Что я – изверг?
Обстоятельство это мимо Верки никак пройти не могло – так и впилась в тёткино лицо. Встала и решительно подошла к отцу.
- Пап, что происходит?
- Ничего, дочка, всё нормально...
- Да где ж нормально, мать сама не своя, тёть-Лиза вон плачет... Мы тоже имеем право знать.
- Имеешь, дочка... Вечером всё узнаешь. Потерпи...
Лагин места себе не находил. Как с ним говорить, какие слова сказать, чтобы понял, как он им дорог, чтобы остался. Стоял у окна, курил одну за другой. Не могу я так просто ждать – задыхаюсь, и в голову ничего не лезет... С дедом надо потолковать. Он у нас самый мудрый. Может посоветует... Забрав того – в сарай будто, снасти чинить рыболовные – повёл его в укромное место, к плетню, чтобы не подслушал никто... Дед терпеливо ждал, понимая, что разговор будет не из легких.
- Беда у нас, батя. Совет твой нужен...- Виктор рассказывал, понизив голос, поминутно оглядываясь, больше от нервов, всё равно ведь скоро узнают... Дед расстроился – Михаил был его любимчиком, байки он ему свои рассказывал, на ночь, вместо сказок... Про дальние страны, про житьё прежнее. Знал бы, что так обернётся, рта бы раскрыть не дал старому... Да что уж теперь-то. Теперь поздно…
- Веришь ему?
- Ты про Касьяна? А чего ему врать... То, что у нас взять можно, он бы и так взял, без моего дозволения... Не знаю я его, а кого мы теперь знаем-то? Чужого в дом разве ж пустишь...- Лагин вздохнул.- Я вот разговор наш вспоминаю... Ну не враг он, дед, сила в нем большая, а без спросу не берёт, не хочет... Как знать, может и Михаилу от него польза будет, может правда, выучит мальчишку...
- Может и так... Елена знает?
- Ты же слышал, как она ревела... Сын это мой, батя. Не теленок и не ягненок...- Лагин заплакал, не удержавшись. Дед обнял его за плечи.
- Ну-ну, не раскисай... Знаю, что сын. Раз веришь Касьяну, что не обидит, и говорить не о чем. Хорошо бы Мишка остался, ты поговори с ним, обскажи всё начистоту... Не проси, не ругайся, раз уж нельзя-то...
- Да знаю я, надо поговорить, да где ж слова такие взять... Ты Мишку не хуже моего знаешь. Я и раньше боялся, что уйдет, нет в нём привязанности к дому, к хозяйству... А теперь и подавно не будет. Может ты с ним побеседуешь? - Лагин схватил деда за руки.- А я тебе по гроб жизни свечки ставить буду... - он упал на колени, дед обхватил и стал подымать.
- Да что ж ты... Я ж не Господь. Поговорю, не сомневайся даже, но и ты должен, ты отец...
Собрав семью, Лагин повторил рассказ.
- Вот такие дела. Либо мы Мишку не отпускаем – и кончен разговор. Либо ему решать – тут уж как он сам...
Молодые зашумели, загалдели. Как это – отдать Мишку? Да ни за что! Не нужна нам его защита, сами отобьёмся! Жена, свояченица и дед молчали – годы не те, чтобы горячку пороть, у женщин глаза на мокром месте, из последних сил держатся... Дочка, зять и старший сын категорически против. Племянник пошумел было с ними, потом вдруг попросился вместо Мишки, но получив от матери подзатыльник, затих. Михаил молчал, опустив голову.
- Ты-то как думаешь? - спросил дед.
- Я не знаю. Вас хочу послушать… А можно мне с ним повидаться?
- А и правда…- дед обернулся к Виктору.- Михаил дело говорит. Повидаться с ним надо. Посмотреть – что за человек... Ты бы привёл его сперва к нам-то... Раз уж сына доверить не боишься.
- Сначала здесь решить надо.
- Да что решать-то?! - закричала дочь возмущённо.- Что решать, отец? Ты продаёшь его, что ли? Меняешься? Сыном меняешься? Да вы что, спятили все? Да это даже обсуждать стыдно!
- Эх, Верка...Ты честная, значит, а я, по-твоему, подлец. А ну как завтра, избави Господи, будут тебя насиловать, на глазах у мужа да у детей – тогда как? Честность – она ведь дорого стоит. Такую цену заплатишь?
Лицо зятя пошло красными пятнами, но сдержался... Вот-вот, подумай, зятёк, о детях подумай, и о жене своей, принципиальной. Они все честные, один я урод, детей в рабство продаю. Стыдно ей, видите ли... Да ты кому об этом толкуешь, мой это сын, и вы все мои, кто ж о вас позаботится, если не я? Я что – людоеду в пасть Мишку кладу, на плаху я его волоку? А мне не больно, по-твоему?
- Я сыном не торгую. И принуждать не могу... Вы молодые, вам не понять. Это вы сейчас такие храбрые, шапками всех закидали... Не шутки это, Вера. Кругом дома полыхают, волки таким вот храбрецам косточки перемалывают, ты о своих-то детях подумала? Пусть сам решает. Как скажет – так и будет. Если не захочет – Касьян нам эту машину даром отдаст...
- Так это ж замечательно! - обрадовалась дочь.- Вот и скажи ему, что Мишка отказался...
- Объегорить хочешь? И чужое хапнуть, и своего не отдать?
- Тебя не поймёшь! - взорвалась Вера.- То честность дорогая, а теперь сам мораль читаешь?
- Мораль тут не при чём... - Лагин сел и достал табак.- Телепат он, дочка, вот беда... И взял бы я грех на душу, да не выходит. Он, считай, тут сидит, среди нас. Если хочешь – можешь ему всё высказать.
- Зверь он, твой Касьян...- завыла жена - ...совести у него нет...
- Ну вот, снова-здорово... Теперь совесть вспомнили. Вот что, Михаил... Мы так ничего не высидим. Свожу я тебя к Касьяну. Поговори с ним, да и реши, как быть. Ты прости меня сын, мал ты еще для таких испытаний, да видно от судьбы не уйдёшь... Наше дело крестьянское. Землю мешком не укроешь, и в карман не положишь. Вот и остается нам... Может откажешься?
- Мишенька!! - Елена бросилась к сыну.- Откажись, сынок, не бросай нас!! - она вцепилась в него обеими руками.- Не отдам!! Никому не отдам!!!
Лагин и Лиза с трудом оторвали её от сына, и увели в другую комнату. Она сразу обмякла, сестра уложила её на кровать, принесла холодной воды, полотенце, принялась растирать ей руки и грудь, знаками велев Лагину уйти. Что ж ты с нами делаешь, колдун, мать твою...
Он вернулся в гостиную. Верка, вся пунцовая, что-то быстро-быстро нашептывала младшему, но при его появлении замолчала. Агитируешь? Ну давай, агитируй... Лагин не сказал ни слова. Мишка тоже молчал. Все смотрели на него и ждали. Скажи он сейчас: «А, ладно... Не пойду никуда». И все бы кинулись обниматься... Мишка съёжился весь и посмотрел на отца... Жалобно так посмотрел. Будто винился.
- Пап, я... Я посмотрю только. Может он мне и не понравится вовсе. А если... Это же не навсегда?
- Себя не жалко, так хоть мать пожалей!! - Верка почти рычала. Как волчица, у которой забирают волчонка.- Посмотреть он хочет! А мать ты живой видеть не хочешь, придурок?! А как мы жить будем после такого... ты подумал? Тебе-то что – ушел и всё тут! Посмотреть... А мы, значит, сиди и тридцать сребреников пересчитывай?! Бежать хочешь, бросаешь нас – ну и катись!! А я против!!! Каяться будете, локти кусать, так моего имени не касайтесь!! Я этот грех на себя не возьму!!!
С ней началась истерика, и её тоже пришлось увести. Остались одни мужчины. Сидели за столом, молча. Говорить не о чем. Пусто и тошно. Лагин с тоской посмотрел на деда. Не услышит он нас, батя, нет... Хоть сейчас, хоть потом, не останется в четырех стенах... Дед будто понял.
- Тяжелое время... Смута кругом, и в душе смута. А все-таки жизнь… Бог милостив – может Касьян этот и вправду Мишку чему дельному научит. Надеяться надо. Взаперти сколько просидишь? Если и осталось от мира что-то, надо собирать, прав он... А если нет, так и жить незачем. Пока живы, и надежда жива. Не смогли отцы, дети снова попробуют. Может вот ему и суждено всех по зёрнышку собирать...- он кивнул на Мишу.
Не зря он тебя выбрал, подумал Лагин, глядя на сына. Ему же только глазом моргнуть – и нет тебя тут...
Весь следующий день домочадцы ходили как пришибленные. Жена и дочка из комнат так и не вышли. Ни та, ни другая с Лагиным не обмолвились ни словечком. Жена и вовсе к сестре ночевать ушла. Ладно, подумал Виктор, пусть я виноват, лишь бы обошлось всё... Забрал удочки и ушёл к реке. Видеть меня не желаете, так и не увидите. Хоть всю жизнь молчите, а я зато знать буду, что живы и здоровы...
В последний вечер будто очнулись, и закружили вокруг младшего, одаривая его любовью и лаской, словно впрок. Ничего ещё не сказано, может и себе ещё не признался, а все уж чувствовали и ждали обреченно... Баню истопили, как полагается. Мать с тёткой пирогов напекли, то ли в дорогу, то ли праздновать избавление. Даже малыши – близняшки Веркины – весь день от него не отходили, с рук Мишкиных слезать не хотели. Сама Вера крепилась и демонстративно отворачивалась. Но чем ближе к сроку, тем чаще проходила мимо брата, будто по своим делам... Под конец расплакалась, обняла мальчишку и сидела с ним до утра, и всё говорила, говорила ему о чём-то, смеясь сквозь слезы, а он, добрая душа, слушал, да поддакивал. Никто в ту ночь так и не лег...
Наутро Михаил обошел каждого, слова не говоря, обнял, у матери прощения попросил за всё, прощаться не стал, так ведь и без слов ясно... Вышли с отцом, а за ними и стар и млад, крестя их вдогонку… Олег просился до места с ними, на Касьяна хотел взглянуть, но Лагин не пустил.
Вышли к полю в том же месте, сели под деревом. Касьян, как и в прошлый раз, появился неожиданно, будто из-под земли вырос. Посмотрел на отца с сыном и улыбнулся.
- Знаю, Виктор Тимофеевич, можешь не рассказывать. Теперь, если позволишь, мы с сыном твоим побеседуем… Хотел же поговорить, Михаил?
Мишка смотрел на Касьяна, и Лагин видел, что сын уходит, сквозь пальцы утекает… Вот он, тут стоит – а нету уже.
- А вы кто? Знахарь?
- Нет, парень... Я странник. Знаю много, а колдовать не по моей части... Так говоришь – мир посмотреть охота? А не испугаешься? Страшный он стал, мир-то...
- Вот и я говорю...- робко начал Виктор, но Касьян глянул на него строго, будто рот запечатал.
- Да ты не стесняйся. Знаешь ведь про наше с отцом условие. Если не пойдешь, я неволить не стану. А машину так отдам, добрым людям не жалко...
- А если... Если я с вами пойду, смогу вернуться? Когда-нибудь?
- Этого, Миша, и я не знаю, обещать не могу... Я не Господь, чудес творить не умею. Может и вернёшься, может нет. Ручаться не стану.
Лагин знал – всё слова. С первого мгновения почуял – решено уже. А это так – попрощайся мальчик с папой, сделай папе ручкой. Обмани ты меня, это же нетрудно, я всему поверю! Да, скажи, вернёшься...
Касьян обернулся к нему. Глаза чёрные, холодные, со дна что-то тянет неотрывно, в самую душу, к сердцу, как нож в масло... И так вдруг Лагину спокойно стало, пусто внутри, сердце замерло... Касьян вздохнул.
- Не могу, Витя. Ты уж не гневайся...
Миша смотрел во все глаза, понял, что это он отцу отвечает на вопрос не сказанный… И ниточка лопнула. Рядом с ним стоял уже не сын Миша – стоял другой, новый человек. Ученик, рожденный для этой минуты. Видящий только учителя.
Касьян достал из кармана небольшую плоскую коробочку. Серебристая коробка с портсигар размером. Зелёная кнопка и маленькое отверстие сбоку. А ещё у Касьяна в руке был шприц без иглы.
- Возьмёшь у всех по капельке крови и введёшь в отверстие. По крови она вас от чужих и отличит... Ну что? Проверим собачку?
Лагин тупо кивнул. Касьян нажал на кнопку и отец с сыном вмиг оказались на земле. Виктор лежал и не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. Касьян нажал ещё, поднял Мишу и подал руку Лагину.
- Дома спрячь так, чтобы кроме тебя никто не знал.- Приложив к его руке шприц, набрал немного крови и ввёл в коробку. Поколебавшись, взял Мишкину руку.
- Даст Бог – вернётся ещё...
Надежда вспыхнула в Лагине с новой силой. Он долго тряс Касьянову руку, и всё хотел сказать что-то, только слов не было.
- За сына не бойся. Сберегу. Для старшего невесту ищи в Серой Пади, у Сергея Феоктистова. Скажи – Касьян прислал... Ну, Михаил, прощайся с отцом.
Лагин обнял сына ватными руками, а потом долго ещё стоял и глядел им вслед, как они мелькают меж деревьев. И все удивлялся – как же это он, сына родного... Вот и всё. Свершилось. Дай тебе Бог удачи, сынок. Будь жив...


Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 11:19
Сообщение...Элис медленно двинула задвижку. Щедро смазанная железка благодарно промолчала... Старая кошёлка всё грозится выломать – не нравится ей, что дрянь непокорная от нее запирается. Насосалась своего пойла перед телеком – небось, полным ходом красавца-миллионера охмуряет... Во сне. Наяву не то, что миллионер – самый завалящий мужичонка сбежит или повесится.
Устала... Зато пятнадцать баксов в кармане. Ребята стёкла в машинах протирают, а она танцует перед клиентом. Деньги поровну. Надо бы спрятать, грымза каждый божий день комнату шмонает. Однажды выследила, как Элис очередную заначку прячет, и накрыла с поличным. Побить себя Элис, конечно же, не дала – первый мощный удар скалкой по спине не в счёт... Мало что пособие всё пропивает, так еще и её, кровно заработанные, вынюхивает. Закатила банкет своим пропившимся подружкам – таким же мымрам мерзопакостным... Неделю Элис обдумывала различные планы возмездия – от сожжения любимого тёткиного кота, до продажи на барахолке дранного зелёного «манто» – предмета гордости хозяйки и зависти окружающих... Через неделю злость улетучилась и Элис решила простить обидчицу. Тридцать семь долларов с мелочью - жалко конечно, ну да пусть подавится, она ещё заработает. Нынешний тайник был устроен более надежно, теперь Элис соблюдала все меры предосторожности. Тайник вскрывался только тогда, когда пьяная вдрызг тётка уже спала...
Быстренько раздевшись, и не тратя времени на молитву, Элис нырнула под одеяло. А чего? Вот сотворил бы чудо, избавил бы её от злобной старухи, тогда хоть каждый день... Утром и вечером. У неё сложился другой ритуал – перед сном Элис желала себе, чтобы ей приснилась мама. Все что ей осталось – лицо на истёртой фотографии. Остальное она при- думала сама. Мама была доброй, ласковой, голос у неё был нежный и певучий, а руки – тёплые и мягкие... Сбывалось желание далеко не всегда. Повседневные заботы о хлебе насущном, и война с полубезумной старой ведьмой, норовили забраться и в ночные видения, где кроме неё и мамы ничего и никого быть не должно...
Сегодня мама не пришла. Пролетев сквозь туманную пелену почти мгновенного засыпания, Элис обнаружила себя в необычном месте... Ей приснились двое – девочка и мужчина. Они шли в широком проходе между двух высоких стен. Стены были неровные, негладкие, они и на стены-то не похожи, скорее всего это были не дома. Городскому ребенку было не с чем сравнить каменные волны, ямы и наросты, составляющие отвесную вертикаль... Холодные капельки беспокойства потекли к сердцу, а с ними – знание, или воспоминание о чём-то, чего, может, и не было ещё, но будет, обязательно будет... Высокий человек с маленькой девочкой, рука в руке – откуда я могу его знать, почему мне кажется, что он... Это не отец. Но я его знаю, с ним спокойно, он добрый и надежный, он мой друг... Капельки стекаются, и сердце прыгает в груди – почему мне так больно, хочется побежать за ним, окликнуть по имени, которого я не помню... Не хочу, чтобы он уходил. Холод все тесней сжимает грудь, я что-то чувствую, оно рвётся ко мне, пытаясь сказать, открыть глаза...
Последняя капля падает в гулкой тишине, и сердце Элис сжимается от ужаса... Эти двое идут умирать, они не вернутся. Маленькая девочка – её ровесница – и тот, другой... Кто он мне? Зачем я их вижу? Я не хочу! Неумолимая сила толкает этих двоих, Элис уверена – они тоже знают, что их ждет... Так надо, это должно свершиться. История, которая началась давным-давно, должна закончиться... Девочка замедляет шаг, оборачивается, улыбается Элис... Разве можно так, неужели ей не страшно? Остановись, глупая, зачем умирать, у меня мама умерла, это плохо, все мои несчастья от этого... Обычная девочка, светленькая – и глаза и волосы... Платье такое же, какие носят у них в квартале – тонкий, как бумага, ситец. И косичка. Элис плачет – они не остановятся. Я тоже виновата. Он мне поверил, а я привела его на эту дорогу...
Элис проснулась от собственного крика. Его имя – это было оно, я знаю. Вылетело и исчезло, растворилось в темноте... Мама, кто был этот человек? Почему я не хочу, чтобы он исчез? Она продолжала плакать, а сон уже отлетел, растаял вдалеке...

* * *

Вечером того же дня Лагин собрал семейство на совет. Дело нешуточное, всех касается, судьба семьи, можно сказать, на карту поставлена. Вот и решайте. Ну, решать-то, положим, ему, Лагину, но выслушать надо всех. Начать пришлось с самого трудного...
...Вернувшись, взял жену за локоть и заперся с ней в спальне. Он не сомневался, что Елена упрётся, она и упёрлась. Нет, и всё. И думать забудь. Я-то, положим, забуду, а кто Мишку спасёт, когда в следующий раз бандиты нагрянут? И не только Мишку, всех ведь убьют, что ни день – дымок на горизонте поднимается, значит еще одно хозяйство подожгли... Рано или поздно и до нас доберутся.
- Ты, Витя, как хочешь, а сына я не отдам...- и такая в её голосе решимость - ежу понятно, стоять она за сына будет насмерть.
- Да пойми ты, я же не на смерть его посылаю, что ж я – чужой ему что ли? Я ж не для себя, ты о внуках подумай... Олег не сегодня-завтра женится, опять дети... Как мне вас уберечь? У меня башка уже побелела от страха, сколько ж можно так жить? Не решил я ещё ничего, давай вместе подумаем, если есть другой выход, так я с радостью... Думаешь, мне охота сына в чужие-то руки?..
- Не решил... Продал уж сына!
- Тьфу ты!! Я значит, виноват, что жизнь такая – мачеха неродная, что стервятники кругом рыщут - по нашу душу… Отказать недолго. Не пойду, да и всё. А вот порежут детей завтра у тебя на глазах...
Мать завыла в голос, будто покойник в доме... В дверь забарабанили, Лагин прижал палец к губам, и открыл. Дочка, за спиной сыновья и зять...
- Что случилось?
- Разговор у нас матерью. Идите...
Лагин запер дверь, не дав им опомниться.
- Ну вот... Переполошила всех.
- Как же ты, Витя, сына родного... Неужто рука не дрогнет?
- Нет выхода, мать... Я уж и так и эдак... Убьют всех. Вопрос времени. Я смерти не боюсь. Детей жалко. Об одном прошу – не сердцем, головой подумай. Обо всех... Нет у нас надежды, Ленка, не оставят они нас в покое. Мог бы – сам бы пошёл вместо Мишки... Не похож он на душегуба, мать. Был бы зверь – я бы сейчас с тобой не разговаривал… И про Мишку сказал – по-доброму чтоб, по согласию…
- Ты его знаешь, Касьяна своего? Что у него на уме, как он доискался до всего... Честные люди по лесам не бродят, может и не плохой, а Мишке за ним повсюду таскаться – это ж смерть верная! Чужому человеку за здорово живёшь сына отдать, Витя...- жена опять заплакала.
Всё она понимает, только сердцу не объяснишь.
-...Шутка ли – сыном от смерти откупиться... Грех это, Витенька. И Касьян твой – дьявол, искушает он тебя. Может и нет у него никакой машины. А и есть – поработает неделю и баста... Бери всех голыми руками.
А ведь верно. Может и такой финал нарисоваться...
- Да нет, Лен... Он бы гнездо наше за полчаса разорил, зачем ему хитрить... Я тебе не сказал, напугать боялся. Мысли он читать умеет. Здоровущий, как медведь, в глаза посмотрит – аж дыхание запирает...
- Дьявол и есть...
- Не там ты чертей ищешь. Черти скоро на танках да на мотоциклах приедут, урожай наш делить. Времени осталось – всего ничего... Вечером всех соберу. Поговорим. Может у молодых головы посветлее наших, надумают чего... Чуть не забыл. Может всё ещё образуется. Вот ты говоришь – дьявол, а он может ещё и не возьмет Мишку-то…
Жена так и вскинулась.
- Что?!
- Сказал – если парень сам не захочет, без уговоров, без принуждения нашего, так он нам машину свою за так отдаст. По доброте душевной... Ты не спеши, мать... - сказал Лагин, видя, что жена радостно всплеснула руками.- Обмануть мы его не сможем. Надо, чтобы Мишка сам отказался. Ты бы поговорила с ним до вечера – не о деле конечно, а так... что у него на душе... Боюсь, не откажется, он такого чуда с малолетства ждет, только пальцем помани – кинет котомку за плечо, и поминай, как звали. Он и раньше всё про другие страны, про житьё-бытьё тамошнее деда расспрашивал. Я тоже потолкую. Может уговорим, не оставит родителей... Только без обмана чтобы. Больной прикинуться, или ещё что в этом роде – забудь... Поговори ласково, чтобы сам к дому прикипел... Да что я тебя учить буду, придумаешь, постараешься ради сына. Только уговор помни. Не врать. А вечером всех послушаем. Тогда и решим.
- Да им-то что. Сын-то наш с тобой...
- Ну зачем ты так-то, Лен? Что ж сестра твоя племянника родного на съедение отдаст? Или дед?
Жена махнула рукой – делай, мол, как знаешь – и ушла в кухню. Обед прошел в напряжённом молчании. Дети и взрослые поняли, что стряслось что-то нехорошее, но спросить никто не решался. После обеда Верка шмыгнула за матерью – посуду мыть, опередив тетку, хотя не любила этого занятия с детства, и всегда испарялась под любым предлогом. Но видно мать ничего ей не сказала, потому, как минут через десять вышла дочь из кухни не солоно хлебавши... Елена позвала сестру, и обе пошли в хлев. Веру с собой не взяли, как ни набивалась. Испортит всё Верка, по молодости поломает... И когда дочь, схватив бельё, попыталась выскользнуть за порог – а что такого, я бельё вешать иду – Лагин решительно встал у неё на пути. Через час женщины вернулись, и мать попросила Мишу помочь ей по хозяйству. Сестра жены, Лиза, встретившись с ним глазами, блестевшими от слёз, опустила голову. А мне легко? Что я – изверг?
Обстоятельство это мимо Верки никак пройти не могло – так и впилась в тёткино лицо. Встала и решительно подошла к отцу.
- Пап, что происходит?
- Ничего, дочка, всё нормально...
- Да где ж нормально, мать сама не своя, тёть-Лиза вон плачет... Мы тоже имеем право знать.
- Имеешь, дочка... Вечером всё узнаешь. Потерпи...
Лагин места себе не находил. Как с ним говорить, какие слова сказать, чтобы понял, как он им дорог, чтобы остался. Стоял у окна, курил одну за другой. Не могу я так просто ждать – задыхаюсь, и в голову ничего не лезет... С дедом надо потолковать. Он у нас самый мудрый. Может посоветует... Забрав того – в сарай будто, снасти чинить рыболовные – повёл его в укромное место, к плетню, чтобы не подслушал никто... Дед терпеливо ждал, понимая, что разговор будет не из легких.
- Беда у нас, батя. Совет твой нужен...- Виктор рассказывал, понизив голос, поминутно оглядываясь, больше от нервов, всё равно ведь скоро узнают... Дед расстроился – Михаил был его любимчиком, байки он ему свои рассказывал, на ночь, вместо сказок... Про дальние страны, про житьё прежнее. Знал бы, что так обернётся, рта бы раскрыть не дал старому... Да что уж теперь-то. Теперь поздно…
- Веришь ему?
- Ты про Касьяна? А чего ему врать... То, что у нас взять можно, он бы и так взял, без моего дозволения... Не знаю я его, а кого мы теперь знаем-то? Чужого в дом разве ж пустишь...- Лагин вздохнул.- Я вот разговор наш вспоминаю... Ну не враг он, дед, сила в нем большая, а без спросу не берёт, не хочет... Как знать, может и Михаилу от него польза будет, может правда, выучит мальчишку...
- Может и так... Елена знает?
- Ты же слышал, как она ревела... Сын это мой, батя. Не теленок и не ягненок...- Лагин заплакал, не удержавшись. Дед обнял его за плечи.
- Ну-ну, не раскисай... Знаю, что сын. Раз веришь Касьяну, что не обидит, и говорить не о чем. Хорошо бы Мишка остался, ты поговори с ним, обскажи всё начистоту... Не проси, не ругайся, раз уж нельзя-то...
- Да знаю я, надо поговорить, да где ж слова такие взять... Ты Мишку не хуже моего знаешь. Я и раньше боялся, что уйдет, нет в нём привязанности к дому, к хозяйству... А теперь и подавно не будет. Может ты с ним побеседуешь? - Лагин схватил деда за руки.- А я тебе по гроб жизни свечки ставить буду... - он упал на колени, дед обхватил и стал подымать.
- Да что ж ты... Я ж не Господь. Поговорю, не сомневайся даже, но и ты должен, ты отец...
Собрав семью, Лагин повторил рассказ.
- Вот такие дела. Либо мы Мишку не отпускаем – и кончен разговор. Либо ему решать – тут уж как он сам...
Молодые зашумели, загалдели. Как это – отдать Мишку? Да ни за что! Не нужна нам его защита, сами отобьёмся! Жена, свояченица и дед молчали – годы не те, чтобы горячку пороть, у женщин глаза на мокром месте, из последних сил держатся... Дочка, зять и старший сын категорически против. Племянник пошумел было с ними, потом вдруг попросился вместо Мишки, но получив от матери подзатыльник, затих. Михаил молчал, опустив голову.
- Ты-то как думаешь? - спросил дед.
- Я не знаю. Вас хочу послушать… А можно мне с ним повидаться?
- А и правда…- дед обернулся к Виктору.- Михаил дело говорит. Повидаться с ним надо. Посмотреть – что за человек... Ты бы привёл его сперва к нам-то... Раз уж сына доверить не боишься.
- Сначала здесь решить надо.
- Да что решать-то?! - закричала дочь возмущённо.- Что решать, отец? Ты продаёшь его, что ли? Меняешься? Сыном меняешься? Да вы что, спятили все? Да это даже обсуждать стыдно!
- Эх, Верка...Ты честная, значит, а я, по-твоему, подлец. А ну как завтра, избави Господи, будут тебя насиловать, на глазах у мужа да у детей – тогда как? Честность – она ведь дорого стоит. Такую цену заплатишь?
Лицо зятя пошло красными пятнами, но сдержался... Вот-вот, подумай, зятёк, о детях подумай, и о жене своей, принципиальной. Они все честные, один я урод, детей в рабство продаю. Стыдно ей, видите ли... Да ты кому об этом толкуешь, мой это сын, и вы все мои, кто ж о вас позаботится, если не я? Я что – людоеду в пасть Мишку кладу, на плаху я его волоку? А мне не больно, по-твоему?
- Я сыном не торгую. И принуждать не могу... Вы молодые, вам не понять. Это вы сейчас такие храбрые, шапками всех закидали... Не шутки это, Вера. Кругом дома полыхают, волки таким вот храбрецам косточки перемалывают, ты о своих-то детях подумала? Пусть сам решает. Как скажет – так и будет. Если не захочет – Касьян нам эту машину даром отдаст...
- Так это ж замечательно! - обрадовалась дочь.- Вот и скажи ему, что Мишка отказался...
- Объегорить хочешь? И чужое хапнуть, и своего не отдать?
- Тебя не поймёшь! - взорвалась Вера.- То честность дорогая, а теперь сам мораль читаешь?
- Мораль тут не при чём... - Лагин сел и достал табак.- Телепат он, дочка, вот беда... И взял бы я грех на душу, да не выходит. Он, считай, тут сидит, среди нас. Если хочешь – можешь ему всё высказать.
- Зверь он, твой Касьян...- завыла жена - ...совести у него нет...
- Ну вот, снова-здорово... Теперь совесть вспомнили. Вот что, Михаил... Мы так ничего не высидим. Свожу я тебя к Касьяну. Поговори с ним, да и реши, как быть. Ты прости меня сын, мал ты еще для таких испытаний, да видно от судьбы не уйдёшь... Наше дело крестьянское. Землю мешком не укроешь, и в карман не положишь. Вот и остается нам... Может откажешься?
- Мишенька!! - Елена бросилась к сыну.- Откажись, сынок, не бросай нас!! - она вцепилась в него обеими руками.- Не отдам!! Никому не отдам!!!
Лагин и Лиза с трудом оторвали её от сына, и увели в другую комнату. Она сразу обмякла, сестра уложила её на кровать, принесла холодной воды, полотенце, принялась растирать ей руки и грудь, знаками велев Лагину уйти. Что ж ты с нами делаешь, колдун, мать твою...
Он вернулся в гостиную. Верка, вся пунцовая, что-то быстро-быстро нашептывала младшему, но при его появлении замолчала. Агитируешь? Ну давай, агитируй... Лагин не сказал ни слова. Мишка тоже молчал. Все смотрели на него и ждали. Скажи он сейчас: «А, ладно... Не пойду никуда». И все бы кинулись обниматься... Мишка съёжился весь и посмотрел на отца... Жалобно так посмотрел. Будто винился.
- Пап, я... Я посмотрю только. Может он мне и не понравится вовсе. А если... Это же не навсегда?
- Себя не жалко, так хоть мать пожалей!! - Верка почти рычала. Как волчица, у которой забирают волчонка.- Посмотреть он хочет! А мать ты живой видеть не хочешь, придурок?! А как мы жить будем после такого... ты подумал? Тебе-то что – ушел и всё тут! Посмотреть... А мы, значит, сиди и тридцать сребреников пересчитывай?! Бежать хочешь, бросаешь нас – ну и катись!! А я против!!! Каяться будете, локти кусать, так моего имени не касайтесь!! Я этот грех на себя не возьму!!!
С ней началась истерика, и её тоже пришлось увести. Остались одни мужчины. Сидели за столом, молча. Говорить не о чем. Пусто и тошно. Лагин с тоской посмотрел на деда. Не услышит он нас, батя, нет... Хоть сейчас, хоть потом, не останется в четырех стенах... Дед будто понял.
- Тяжелое время... Смута кругом, и в душе смута. А все-таки жизнь… Бог милостив – может Касьян этот и вправду Мишку чему дельному научит. Надеяться надо. Взаперти сколько просидишь? Если и осталось от мира что-то, надо собирать, прав он... А если нет, так и жить незачем. Пока живы, и надежда жива. Не смогли отцы, дети снова попробуют. Может вот ему и суждено всех по зёрнышку собирать...- он кивнул на Мишу.
Не зря он тебя выбрал, подумал Лагин, глядя на сына. Ему же только глазом моргнуть – и нет тебя тут...
Весь следующий день домочадцы ходили как пришибленные. Жена и дочка из комнат так и не вышли. Ни та, ни другая с Лагиным не обмолвились ни словечком. Жена и вовсе к сестре ночевать ушла. Ладно, подумал Виктор, пусть я виноват, лишь бы обошлось всё... Забрал удочки и ушёл к реке. Видеть меня не желаете, так и не увидите. Хоть всю жизнь молчите, а я зато знать буду, что живы и здоровы...
В последний вечер будто очнулись, и закружили вокруг младшего, одаривая его любовью и лаской, словно впрок. Ничего ещё не сказано, может и себе ещё не признался, а все уж чувствовали и ждали обреченно... Баню истопили, как полагается. Мать с тёткой пирогов напекли, то ли в дорогу, то ли праздновать избавление. Даже малыши – близняшки Веркины – весь день от него не отходили, с рук Мишкиных слезать не хотели. Сама Вера крепилась и демонстративно отворачивалась. Но чем ближе к сроку, тем чаще проходила мимо брата, будто по своим делам... Под конец расплакалась, обняла мальчишку и сидела с ним до утра, и всё говорила, говорила ему о чём-то, смеясь сквозь слезы, а он, добрая душа, слушал, да поддакивал. Никто в ту ночь так и не лег...
Наутро Михаил обошел каждого, слова не говоря, обнял, у матери прощения попросил за всё, прощаться не стал, так ведь и без слов ясно... Вышли с отцом, а за ними и стар и млад, крестя их вдогонку… Олег просился до места с ними, на Касьяна хотел взглянуть, но Лагин не пустил.
Вышли к полю в том же месте, сели под деревом. Касьян, как и в прошлый раз, появился неожиданно, будто из-под земли вырос. Посмотрел на отца с сыном и улыбнулся.
- Знаю, Виктор Тимофеевич, можешь не рассказывать. Теперь, если позволишь, мы с сыном твоим побеседуем… Хотел же поговорить, Михаил?
Мишка смотрел на Касьяна, и Лагин видел, что сын уходит, сквозь пальцы утекает… Вот он, тут стоит – а нету уже.
- А вы кто? Знахарь?
- Нет, парень... Я странник. Знаю много, а колдовать не по моей части... Так говоришь – мир посмотреть охота? А не испугаешься? Страшный он стал, мир-то...
- Вот и я говорю...- робко начал Виктор, но Касьян глянул на него строго, будто рот запечатал.
- Да ты не стесняйся. Знаешь ведь про наше с отцом условие. Если не пойдешь, я неволить не стану. А машину так отдам, добрым людям не жалко...
- А если... Если я с вами пойду, смогу вернуться? Когда-нибудь?
- Этого, Миша, и я не знаю, обещать не могу... Я не Господь, чудес творить не умею. Может и вернёшься, может нет. Ручаться не стану.
Лагин знал – всё слова. С первого мгновения почуял – решено уже. А это так – попрощайся мальчик с папой, сделай папе ручкой. Обмани ты меня, это же нетрудно, я всему поверю! Да, скажи, вернёшься...
Касьян обернулся к нему. Глаза чёрные, холодные, со дна что-то тянет неотрывно, в самую душу, к сердцу, как нож в масло... И так вдруг Лагину спокойно стало, пусто внутри, сердце замерло... Касьян вздохнул.
- Не могу, Витя. Ты уж не гневайся...
Миша смотрел во все глаза, понял, что это он отцу отвечает на вопрос не сказанный… И ниточка лопнула. Рядом с ним стоял уже не сын Миша – стоял другой, новый человек. Ученик, рожденный для этой минуты. Видящий только учителя.
Касьян достал из кармана небольшую плоскую коробочку. Серебристая коробка с портсигар размером. Зелёная кнопка и маленькое отверстие сбоку. А ещё у Касьяна в руке был шприц без иглы.
- Возьмёшь у всех по капельке крови и введёшь в отверстие. По крови она вас от чужих и отличит... Ну что? Проверим собачку?
Лагин тупо кивнул. Касьян нажал на кнопку и отец с сыном вмиг оказались на земле. Виктор лежал и не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. Касьян нажал ещё, поднял Мишу и подал руку Лагину.
- Дома спрячь так, чтобы кроме тебя никто не знал.- Приложив к его руке шприц, набрал немного крови и ввёл в коробку. Поколебавшись, взял Мишкину руку.
- Даст Бог – вернётся ещё...
Надежда вспыхнула в Лагине с новой силой. Он долго тряс Касьянову руку, и всё хотел сказать что-то, только слов не было.
- За сына не бойся. Сберегу. Для старшего невесту ищи в Серой Пади, у Сергея Феоктистова. Скажи – Касьян прислал... Ну, Михаил, прощайся с отцом.
Лагин обнял сына ватными руками, а потом долго ещё стоял и глядел им вслед, как они мелькают меж деревьев. И все удивлялся – как же это он, сына родного... Вот и всё. Свершилось. Дай тебе Бог удачи, сынок. Будь жив...


Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 11:19
LittleElfДата: Среда, 23.11.2011, 16:56 | Сообщение # 1148
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 803
Награды: 9
Репутация: 127
Статус: Offline
Была.. читала не отрываясь.. жду)

everything's in its right place
 
СообщениеБыла.. читала не отрываясь.. жду)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 16:56
СообщениеБыла.. читала не отрываясь.. жду)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 16:56
СамираДата: Среда, 23.11.2011, 20:56 | Сообщение # 1149
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Anything, Феликс, сижу... слёзы глотаю. Словно своего Мишку отдаю Страннику. Пишешь так, что я забываю, где нахожусь. Я там, в том мире... l_daisy

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеAnything, Феликс, сижу... слёзы глотаю. Словно своего Мишку отдаю Страннику. Пишешь так, что я забываю, где нахожусь. Я там, в том мире... l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 20:56
СообщениеAnything, Феликс, сижу... слёзы глотаю. Словно своего Мишку отдаю Страннику. Пишешь так, что я забываю, где нахожусь. Я там, в том мире... l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 20:56
ФеликсДата: Среда, 23.11.2011, 21:14 | Сообщение # 1150
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Самира, LittleElf, Ну что, отдохнёте немного?) Или продолжим?
 
СообщениеСамира, LittleElf, Ну что, отдохнёте немного?) Или продолжим?

Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:14
СообщениеСамира, LittleElf, Ну что, отдохнёте немного?) Или продолжим?

Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:14
СамираДата: Среда, 23.11.2011, 21:16 | Сообщение # 1151
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Anything)
отдохнёте немного?


Нетушки, я только чаю попью с валерианой ( в вахтёрской biggrin ) и снова в бой, в смысле, читать дальше. smile


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Anything)
отдохнёте немного?


Нетушки, я только чаю попью с валерианой ( в вахтёрской biggrin ) и снова в бой, в смысле, читать дальше. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:16
Сообщение
Quote (Anything)
отдохнёте немного?


Нетушки, я только чаю попью с валерианой ( в вахтёрской biggrin ) и снова в бой, в смысле, читать дальше. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:16
LittleElfДата: Среда, 23.11.2011, 21:28 | Сообщение # 1152
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 803
Награды: 9
Репутация: 127
Статус: Offline
Anything, отдохнуть? ну уж нет)))) я ж не усну

everything's in its right place
 
СообщениеAnything, отдохнуть? ну уж нет)))) я ж не усну

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:28
СообщениеAnything, отдохнуть? ну уж нет)))) я ж не усну

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:28
ФеликсДата: Среда, 23.11.2011, 21:34 | Сообщение # 1153
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
LittleElf, Самира, Э нет, на сегодня в любом случае всё biggrin Я про завтра)). Мишу вы всё равно не увидите пока - идёт накопление основных игроков). Скоро в игру вступит третий). А потом в бой пойдут титаны и демоны ohoho Обещаю - каша будет крутая hihi
 
СообщениеLittleElf, Самира, Э нет, на сегодня в любом случае всё biggrin Я про завтра)). Мишу вы всё равно не увидите пока - идёт накопление основных игроков). Скоро в игру вступит третий). А потом в бой пойдут титаны и демоны ohoho Обещаю - каша будет крутая hihi

Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:34
СообщениеLittleElf, Самира, Э нет, на сегодня в любом случае всё biggrin Я про завтра)). Мишу вы всё равно не увидите пока - идёт накопление основных игроков). Скоро в игру вступит третий). А потом в бой пойдут титаны и демоны ohoho Обещаю - каша будет крутая hihi

Автор - Феликс
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:34
LittleElfДата: Среда, 23.11.2011, 21:41 | Сообщение # 1154
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 803
Награды: 9
Репутация: 127
Статус: Offline
Anything, полностью отдаюсь в руки Вашего литературного таланта и чутья! writer дата, подпись)

everything's in its right place
 
СообщениеAnything, полностью отдаюсь в руки Вашего литературного таланта и чутья! writer дата, подпись)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:41
СообщениеAnything, полностью отдаюсь в руки Вашего литературного таланта и чутья! writer дата, подпись)

Автор - LittleElf
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:41
СамираДата: Среда, 23.11.2011, 21:47 | Сообщение # 1155
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Anything)
Обещаю - каша будет крутая


Тогда пойду выпью что-нибудь покрепче чая. ohoho В вахтёрской. Пока не убили. hihi
Феликс, завтра буду на том же месте в тот же час... l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Anything)
Обещаю - каша будет крутая


Тогда пойду выпью что-нибудь покрепче чая. ohoho В вахтёрской. Пока не убили. hihi
Феликс, завтра буду на том же месте в тот же час... l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:47
Сообщение
Quote (Anything)
Обещаю - каша будет крутая


Тогда пойду выпью что-нибудь покрепче чая. ohoho В вахтёрской. Пока не убили. hihi
Феликс, завтра буду на том же месте в тот же час... l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 23.11.2011 в 21:47
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Феликса Савикова (на острове Феликс)
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Страница Феликса Савикова - Страница 77 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz