Страница Эдуарда Зуйкова - Страница 4 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Страница Эдуарда Зуйкова - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Влюблённая_в_лето  
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Эдуарда Зуйкова (на острове КотоЗ)
Страница Эдуарда Зуйкова
НэшаДата: Пятница, 17.12.2010, 12:08 | Сообщение # 1
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Страница Эдуарда Зуйкова


Добро пожаловать! l_daisy

Карточка в каталоге
 
Сообщение
Страница Эдуарда Зуйкова


Добро пожаловать! l_daisy

Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 17.12.2010 в 12:08
Сообщение
Страница Эдуарда Зуйкова


Добро пожаловать! l_daisy

Карточка в каталоге

Автор - Нэша
Дата добавления - 17.12.2010 в 12:08
КотоЗДата: Среда, 24.10.2012, 20:09 | Сообщение # 46
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 47
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Зеленая, 6

Дачу Игорь не любил. А за что ее любить? Сверстников нет, интернет только через мобильник, да и скорость такая, что проще повеситься, чем дождаться окончания загрузки страницы. Что еще? Ах да, комары, мошки, невкусная вода… Короче, дни, проведенные на даче, можно смело вычеркивать из жизни. Но родители… Разве с ними поспоришь? Взбрело им в голову, что домик за городом - это нужно, это модно, это круто. Ладно бы сами этой дачей занимались, но они почему-то решили, что и Игорю это тоже полезно и интересно. Поначалу действительно было интересно. Игорь помогал отцу облагораживать домик, вместе планировали дизайн участка, копали прудик. Поначалу…
***
- Мам, ну как ты не понимаешь, скучно мне тут, - Игорь с унылой миной на лице ковырялся вилкой в тарелке со спагетти.
- Отдыхай, чего ноешь? Смотри как тут хорошо, воздух чистый, тихо, у тебя уже ломка от отсутствия компьютера, - в ответе мамы удивительным образом сочетались сарказм, сочувствие и искренняя убежденность в своей правоте.
- Сходи на рыбалку, - вступился отец. – Пруд готов, карасей туда запустим, потом будем рыбачить прямо с крыльца, как говорится: «не отходя от кассы».
Предложение отца Игорю понравилось. В прошлом году они вдвоем ходили несколько раз на небольшую речку, пересекающую поселок, ловили мелких карасиков. Потом отец сказал: «Хватит баловства» и стал выбирать для рыбалки места с рыбой покрупнее, вот только находились эти места далеко и выезжали они туда совсем нечасто.
- А удочки где? - Спросил Игорь, вставая из-за стола.
- В багажнике, где ж еще им быть, - ответил отец.
- Нет их там, - в разговор вступила мама. – Я их в гараже оставила, чтобы не сломались, кресло ведь везли.
- Ну вот, и тут облом, - расстроился Игорь.
- Не боись, солдат, - бодро нашелся отец. – Всякие лески и крючки вон в той коробке есть, а для удилища ивовый прут срежешь, я в детстве только таким и рыбачил.
- Ага, и буду как лох с дрыном выглядеть, - насупился Игорь.
- Ну, тогда прояви смекалку, да вот хоть у соседей поспрашивай, тебя они знают, не думаю, что зажмутся, - предложил отец.
«А что, мысль здравая», решил Игорь и направился на поиски удилища.
***
Дачное общество «Урожайное» пережило два бума застроек. Первый, с которого общество и началось, пришелся еще на советские времена, когда жителям Союза массово выделяли по шесть соток, дабы граждане восполняли дефицит продукции сельского хозяйства ударным трудом на собственных огородах. Второй пик произошел несколько лет назад, когда вдруг стало модным иметь дачу за городом, где можно зависнуть на выходных, наслаждаясь отсутствием городского шума, выхлопных газов и прочих «благ цивилизации». В результате, дачное сообщество стало похоже на небольшой городок из коттеджей с просторными земельными наделами, огороженными высокими металлическими, а кое-где и каменными заборами, к которому прижимается сирая деревушка с хибарками, разной степени изношенности, и покосившимися оградками. Старую часть общества примерно пополам делила небольшая речушка, прямой линией проходя с запада на восток. Когда-то давно, чтобы увеличить площадь отдаваемых под дачные участки земель, этой речке сделали новое русло, берега которого со временем сгладились и заросли травой. В наши дни только старожилы помнили истинную природу такой несвойственной российским рекам аномалии, как прямое на протяжении пары километров русло.
Дача Игоря находилась как раз на границе старой и новой частей. И вот в чем странность, Игорь не был близко знаком ни с кем из жителей коттеджей. Да, он, как всякий воспитанный человек, со всеми здоровался, некоторых знал по имени, но вот чтобы просто так взять и поговорить, а тем более попросить до вечера удочку, - ну уж нет, как на дурака посмотрят. Вот в старом поселке люди душевнее, только к кому из знакомых идти? Первым делом Игорь отправился к Николаю Федоровичу, которого все звали просто Федоровичем или дедом Николаем. Федорович был заядлым рыбаком, он знал все окрестные клёвые места и охотно делился знаниями с соседями. Игорь был на сто процентов уверен, что дед Николай одолжит до вечера что-нибудь из своих снастей, и ошибся. Деда банально не оказалось дома.
Совсем загрустив, Игорь потихоньку побрел домой. Надежда порыбачить умирала с каждым шагом. Вероятно поэтому Игорь пошел медленнее, рассматривая окрестности и замечая некоторые мелкие детали, ранее совершенно ускользающие от взгляда в бурном ритме повседневной жизни. Вот флюгер в форме петуха, покосившийся от времени и так и замерший в одном положении. Ажурные деревянные ставни на окнах дома, оказывается, имеют форму тополиных листьев. В потускневших и частично облупившихся пятнах краски на стене скрывается настоящая картина с конями и рекой. Люди, осваивающие выделенные им кусочки земли старались придать индивидуальность своим маленьким мирам, вкладывая душу во всё, чего касались их руки. Что же случилось с этими людьми? На что они променяли свое вдохновенье? Почему то, что раньше приносило радость, сегодня забыто, заброшено и потускнело?
***
Игорь дошел до своей дачи, кирпичного двухэтажного коттеджа, такого безликого среди других коттеджей. Нет, конечно, все новые дачи строились по уникальным проектам, но все равно они были безлики в своей отгороженности от мира. На мгновенье Игорь почувствовал себя стоящим перед кладбищем: холодные могильные надгробия за аккуратными оградками. Он развернулся и взглянул на старую часть поселка.
На участке, расположенному наискосок от игоревой дачи, чем-то занималась соседка Елена Викторовна. Игорь, которому так не хотелось возвращаться, подошел поближе и поздоровался:
- Здравствуйте, Елена Викторовна.
- Добрый день, Игореша.
Соседка была немного странной, но Игорь никак не мог понять в чем именно. Бывало, сидя у мансардного окна, он втихаря наблюдал за ней. Это было не какое-то извращенное подглядывание, а скорее наблюдение ученого за лабораторной мышью или за интересной химической реакцией. Женщина иногда выглядела лет на шестьдесят, а иногда и на все восемьдесят. Порою она энергично суетилась на огороде и вдруг замирала, словно кто-то всемогущий нажимал кнопку выключения. Потом медленно оживала и продолжала свои дела, но уже как-то медленно, вяло, как в замедленном кино. Еще Игорю казалось, что она абсолютно одинока, потому что он никогда не видел на ее участке никого другого.
- Елена Викторовна, а у Вас, случайно, не найдется какой-нибудь удочки? Я вечером верну, - вдруг ни с того, ни с сего спросил Игорь и сам удивился абсурдности своего вопроса.
- Удочки? – переспросила соседка и вдруг «выключилась».
Так близко в этом состоянии Игорь раньше ее не видел. Глаза Елены Викторовны как-то разом словно помутнели и лицо постарело на десяток лет от обозначившихся глубоких морщин. На Игоря тоже напал ступор, даже мысли куда-то пропали и в голове стало пусто-пусто. Еще мгновенье и наваждение прошло.
- Зайди, - сказала соседка усталым голосом и махнула рукой в сторону калитки.
Игорь, быстро оправившийся от непонятных ощущений, зашел во двор и поспешил за соседкой, бредущей к входу в небольшой обветшалый домик.
Внутри строения было чисто и даже уютно, хотя все вещи выглядели очень и очень старыми. Они не были рухлядью, совсем нет, всё было в очень приличной сохранности, просто Игорь видел подобные предметы только на старых фотографиях или в кино. Первое, что бросалось в глаза, это овальный деревянный стол на резных, изящно выгнутых ножках. Стол казался массивным и, вероятно, стоял на этом месте уже много лет. К столу придвинуты стулья, тоже деревянные, с круглыми сиденьями и высокими спинками из тонких переплетенных лоз. Стулья на фоне стола смотрелись очень хрупкими и легкими. Еще Игорь заметил комод и трельяж, у которого уголок одного зеркала был отколот. Что находилось в другой комнате Игорь видеть не мог, так как дверной проем был занавешен полотном легкой ткани, голубой в белый горошек. В комнате вообще было очень много салфеток и занавесок. Салфетки разных размеров и форм лежали практически на всех горизонтальных поверхностях, а занавески закрывали окно и оба дверных проема.
Елена Викторовна прошла в соседнюю комнату. Игорь не решился проследовать за ней и остался стоять у порога. Минуты через три соседка вернулась.
- Вот, возьми, - сказала она, протягивая Игорю небольшую разноцветную коробочку и полутораметровые палочки. – Не надо возвращать, оставь себе.
- Спасибо, - ответил Игорь, совершенно автоматически принимая подарки.
- Ну всё, беги, рыбак, удачной рыбалки.
***
Подарками соседки оказались складная бамбуковая удочка, которая собиралась с помощью алюминиевых трубок и жестяная коробка из-под индийского чая. В коробке находились рыболовные крючки, грузила, пара поплавков, катушка лески и несколько гаек разной величины. Игорь как раз проводил инспекцию неожиданно свалившегося на его голову добра, решая, что еще можно использовать, а что можно смело выбрасывать, когда к нему подошел отец.
- Ого, откуда у тебя такой раритет? – спросил он, рассматривая бамбуковое удилище. – прямо таки привет из детства. Так сказать, мечта каждого пацана лет этак тридцать назад.
- Соседка подарила, Елена Викторовна.
- Это которая напротив?
- Угу.
- Странная она какая-то, заметил?
- Почему странная? – насторожился Игорь?
- Да так, какая-то она не в себе. Говорят, умом тронулась после того, как у нее сын погиб, то ли утонул, то ли убили. Давно уже это произошло, подробности никто уже и не помнит. Кстати, где-то тут, в округе дач дело было. Опаньки, еще один раритет. – отец увидел банку из-под чая.
– Знаешь, как такие банки раньше называли? Кухонный сейф, потому что жены в них деньги хранили. Эх, а снасти то полный отстой, еще советских времен. Надо же, клинская леска, а ведь она считалась самой лучшей в свое время. Ты в бардачке глянь, там вроде какая-то мелочевка рыболовная валяется, а то эти артефакты лично мне никакого доверия не внушают.
Игорь так и поступил. В бардачке действительно нашлось всё необходимое, чтобы оснастить удочку, так что через полчаса Игорь, экипированный и воспрявший духом, бодро шагал в сторону границы дачного поселка.
***
Речка, запертая в искусственное русло в пределах дачного поселка, на выходе из него изменялась неузнаваемо. Она то разливалась широкими омутами, затянутыми кувшинками, то весело журчала стиснутая обрывистыми берегами, извивалась немысленными петлями и пряталась в зарослях камыша. Кустарник, росший на ее берегах, порой превращался в непроходимые джунгли. Когда же речка вдруг выныривала из кустарника на степной простор, ее берега кое-где коварно прятали под высокой травой обширные заболоченные участки.
Игорь пробирался слабозаметными тропками всё дальше и дальше от поселка, выискивая рыбные места. Всякий раз, находя омуток, он приостанавливался, но ему казалось, что дальше, за следующим поворотом тропинки или изгибом реки место гораздо лучше, и Игорь шел дальше. Как всегда казалось, что противоположный берег более перспективный в плане рыбной ловли и Игорь уже не раз пожалел, что не перешел речку по мосту в поселке. Ему ужасно не хотелось перебираться на другой берег по воде, поэтому пришлось смириться и двигаться дальше.
Неожиданно тропинка привела Игоря к бревну, перекинутому с одного берега на другой. Речка в этом месте сильно сужалась и бежала на дне неглубокого овражка. Бревно было на первый взгляд вполне прочным, но Игорь достаточно придирчиво его осмотрел, ощупал, попробовал сдвинуть. Удовлетворившись осмотром, он, раскинув в стороны руки, с зажатыми в них снастями, осторожно начал переправу. До противоположного берега оставался один шаг, когда летящий с басовитым жужжанием большой жук врезался Игорю в лоб. От неожиданности Игорь моргнул и покачнулся. Одна нога соскользнула с бревна и он, чтобы не свалиться в воду, толкнул свое тело вперед, плашмя падая на близкий берег.
Неприятное приземление, впрочем, произошло без травм и потерь. Игорь встал и осмотрел место происшествия. Ему стало даже немного смешно. Организм, получивший порцию адреналина, требовал выхода энергии, насыщая тело бодростью и желанием если и не сворачивать горы, то хотя бы просто активно двигаться. Подобрав снасти, Игорь двинулся в обратном направлении, теперь уж точно уверенный, что вот-вот найдется местечко, где караси будут не просто ловиться, а буквально из воды выпрыгивать, завидев запашистого навозного червяка.
Странное дело, но этот берег, казавшийся с другой стороны таким перспективным, Игоря разочаровал. Он дошел до самого поселка, так и не удовлетворившись ни одним подходом к реке. Прилив сил, вызванный падением, иссяк, настроение упало, и Игорь решил дойти до дома, перекусить, напиться, а уж потом повторить попытку.
Игорь перешел речку уже не по бревну, а по настоящему мостку, отметив, что какая-то добрая душа покрасила перила в яркий желтый цвет. Двигаясь по узкой улочке, Игорь внезапно осознал, что в этой части поселка он еще ни разу не был. Несомненно, это были «старые дачи», вот только они отличались от тех, которые находились рядом с коттеджами. Домики выглядели ухоженными, утопающими в зелени, да и дачников было заметно больше. Почти на каждом участке суетились люди. Кто-то ковырялся на грядках, кто-то поливал, где-то стучал молоток, а где-то надрывался радиоприемник или музыкальный центр и какая-то певица пела про ягоду-малину. Игорь даже обиделся на себя самого, надо же, столько лет тут провел, а в эту часть поселка ни разу не заходил. Песня певицы вдруг оборвалась, прерванная странной переливчатой мелодией, после которой шесть раз что-то пикнуло, и мужской голос сообщил, что московское время двенадцать часов. Игорь машинально прибавил три часа и удивился. По ощущениям, он бродил не более двух часов, а выходило, что прошло более четырех. Игорь достал из кармана телефон и удивился еще сильнее. Во-первых, время на экране показывало 12-15, а, во-вторых, отсутствовала связь. Второе казалось совсем странным, ведь до вышки сотовой компании совсем недалеко и сигнал всегда был отличным. Припомнив падение, Игорь решил, что телефон скорее всего испортился от удара, и от такого простого объяснения ситуации, удивление тихо рассеялось.
Мысленно хваля себя за догадливость, Игорь дошел до конца улицы. «Старые дачи» закончились, и Игорь впервые в жизни по-настоящему испугался. Испугался до состояния «ватные ноги», до состояния «шум в голове», до состояния «перехватило дыхание». Коттеджи исчезли.
***
Когда шум в голове рассеялся, и к Игорю вернулась способность рассуждать, он долгое время просто стоял и смотрел, пытаясь найти то, единственно верное объяснение случившегося. Заблудился, вышел к другому поселку? Вряд ли, в здешних местах и с закрытыми глазами невозможно заблудиться, река одна, притоков нет, откуда вышел, туда же и вернулся. Заблудился в самом поселке и коттеджи просто где-нибудь в другой стороне? Недаром ведь не узнал мест, через которые проходил. Очень сомнительно, домов в коттеджном поселке не два и даже не десять, а несколько десятков. Такое количество домов трудно не заметить даже с окраины. Параллельная вселенная? Игорь, как и всякий подросток, любил фантастику, но находился уже в том возрасте, когда приходит понимание, что в жизни возможно, а о чем приходится только фантазировать. Провал во времени? Опять из разряда фантастики.
Надеясь, что он, скорее всего, просто вышел в той стороне поселка, где коттеджи не видны за скоплением дачных строений, Игорь решил обойти дачи по границе, а если это не поможет, обратиться с расспросами к местным. Воодушевившись такой идеей, он неторопливо двинулся по полевой дороге, тянущейся вдоль разномастных заборчиков, в ту сторону, где, по его мнению, могли скрываться коттеджи. По пути он внимательно изучал окрестности, пытаясь найти знакомые ориентиры.
Долго идти не пришлось. Знакомый дом обнаружился метров через триста. Игорь мог поклясться, что это именно тот дом, на который выходит окно его комнаты, дом Елены Викторовны. Возможно, если бы Игорь не видел его на протяжении нескольких лет, то прошел бы мимо, не узнав. Строение значительно помолодело и стояло гордо, радуя глаз свежестью красок. Да, несомненно, дом тот самый, вон и металлический бак для воды, стоящий в углу участка на четырех металлических опорах, и туалет, примостившийся за баком.
Неужели, действительно, прошлое? Время, когда коттеджного поселка просто еще не было. Игоря охватил восторг от осознания того, что с ним произошло настолько фантастическое событие. Надо же, он своими глазами может увидеть прошлое, в котором он может быть еще даже и не родился! Сколько людей о таком только мечтали, а ему повезло. Однако, вслед за восторгом пришел ужас от осознания, что в этом мире он абсолютно одинок, нет ни родителей, ни друзей, ни дома. А как вернуться обратно? Вдруг он останется тут навсегда? От таких мыслей стало зябко. Что у него с собой? Одежда, рыболовные снасти, мобильник, нож. Ни денег, ни документов, какой нормальный человек, отправляясь на рыбалку возле дома, будет брать с собой кошелек? Вот это попал.
Что делать? Извечный русский вопрос настойчиво крутился в голове. Надо постараться узнать какой сейчас год. Не спрашивать же у местных, а то примут за психа. Что еще? Как он попал в прошлое? Понятно, что не на машине времени. Что там писали по этому поводу фантасты? Пространственно-временные дыры? Да не было, вроде, ничего необычного по пути. А если пройти обратно той же дорогой? Может точка перехода просто невидима. Игорь решил так: возвращаться по тому пути, который привел его сюда, внимательно изучая окрестности.
Текущий год выяснился довольно быстро, хотя и не совсем просто. Сложность заключалась в том, что в этом времени практически не было столь привычного мусора «украшающего» не только селения, но и прилегающую к ним природу. Как ни пытался Игорь найти какую-нибудь газету или журнал, - бесполезно, не было даже упаковок от чипсов или оберток от шоколадок. Выручил тот самый радиоприемник, из которого ранее звучала песня про «ягоду-малину». Сейчас же транслировали репортаж с открытия пятнадцатого Московского кинофестиваля. Журналист восторженно сообщал о присутствии иностранных знаменитостей, перечисляя их имена. Роберта Де Ниро и Жерара Депардье Игорь знал, а про остальных раньше даже и не слышал. Журналист сыпал названиями фильмов, брал короткие интервью у гостей фестиваля, а Игорь стоял и слушал в надежде, что хоть кто-нибудь обмолвится о текущей дате. Надежда оправдалась. Какая-то актриса начала свою речь с заявления, что сегодня шестого июля тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года происходит историческое событие…
Определив год, Игорь опять двинулся в обратный путь. Фантастика, он действительно в прошлом! Его закинуло на двадцать пять лет назад. Да он тут еще не родился, и его родители еще дети, и даже не знают друг о друге. Бабушки и дедушки еще не старые совсем. Смешно было бы заявиться к ним, встречайте, мол, я ваш внук. А у них дети моего возраста или даже младше. Или познакомиться с отцом и проверить всё, о чем он с таким удовольствием рассказывал в своих воспоминания. А вдруг произойдет временной парадокс? Какой-нибудь «эффект бабочки». Если путешествия в прошлое возможны, то может и в остальном фантасты правы? От таких мыслей Игорь стал смотреть под ноги, чтобы ненароком не задавить какого-нибудь жучка.
***
Игорь снова плутал по тропинкам вдоль реки, повторяя свой путь в обратном направлении. Он старательно выбирался к воде в тех же местах, где и несколько часов назад, потом опять возвращался на тропинку, не забывая при этом внимательно исследовать окрестности на предмет необычных явлений. Кто его знает, вдруг и вправду обнаружится временной проход. До бревна, перекинутого на другой берег оставалось совсем чуть-чуть, когда неожиданный крик из-за кустов заставил Игоря вздрогнуть и остановиться. Крик резко смолк, завершившись непонятным шумом, который очень быстро закончился, и опять установилась обычная тишина, нарушаемая привычными природными звуками. Кричал, несомненно, человек, возможно, ребенок или женщина. Даже не подумав, что это может быть опасно, что там, за кустами может быть маньяк или хищный зверь, Игорь напропалую бросился в направлении, где затих крик.
Продираться через заросли кустарника очень неприятно и непросто, тем более когда спешишь. Пришлось отбросить снасти, чтобы свободными руками прикрыть лицо от колючих веток. Пару раз Игорь чуть не упал, запнувшись о переплетения валежника. Он выскочил на берег и увидел внизу человеческое тело, наполовину лежащее в воде. Не раздумывая, Игорь прыгнул вниз с крутого, хотя и не особо высокого, берега. Ноги по щиколотку увязли во влажной почве, а туловище по инерции тянуло вперед. Игорь сумел выставить вперед руки, но все равно плюхнулся почти плашмя, погрузившись с головой под воду. Вскочил, отфыркиваясь и тряся головой, чтобы разлетелась вода, попавшая на лицо. Вырывая ноги из топкого грунта, бросился к лежащему человеку, лицо которого находилось в воде. Игорь уже рассмотрел, что это был подросток примерно одного с ним возраста, судя по росту и телосложению. Подскочил, обхватив за грудь, резко дернул, поволок тяжелое тело прочь из водного плена, недалеко, всего на пару шагов, дальше обрыв, просто так не поднять. Положил на спину, не решаясь предпринять что-нибудь еще. Игорь теоретически знал и про искусственное дыхание и про непрямой массаж сердца, знал как, но знать и уметь совсем не одно и то же.
Было страшно. Вот перед ним умирает человек. В то, что он уже умер, верить не хотелось. Игорь схватил руку подростка, пытаясь нащупать пульс, - не получилось. Тогда он попробовал, как в кино, найти пульс на шее, и отшатнулся, потому что подросток, только что лежавший ватной куклой, застонал, открыл глаза и закашлялся. Игорь облегченно присел рядом.
- Ну и напугал же ты меня, - произнес он, обращаясь к несостоявшемуся утопленнику.
- Блин, нехило я приложился, - сообщил спасенный, притрагиваясь к своей голове чуть повыше правого уха.
- Дай гляну, - Предложил Игорь.
Рана, в сущности, была пустяковой, судя по всему, подросток обо что-то стукнулся головой, и теперь в месте удара набухала шишка. Крови не было, а значит и заражения опасаться не стоило.
- Как тебя угораздило? – спросил Игорь.
- Да фиг его знает, споткнулся, а ты кто?
- Я мимо шел, слышу крик, смотрю ты тут вниз головой плаваешь, вот, вытащил, - кратко пересказал Игорь произошедшие события.
- Спасибо, - хмыкнул спасенный и протянул руку. – Вовка.
- Игорь, - ответил Игорь протягивая свою.
***
Вовка оказался жителем дачного поселка. Подростки разговорились, и Игорь под предлогом проверки памяти после удара головой, задал несколько вопросов, чтобы убедиться в своих догадках по поводу времени и места. Всё сходилось. Шел действительно восемьдесят седьмой год.
Вовка оказался заядлым рыбаком. Кое-где на реке у него стояли мордушки, одну из которых он и проверял, перед тем как кувыркнулся с обрыва. Мальчишки выбрались на тропинку. Игорь подобрал брошенные снасти и Вовка, отлично знающий здешние места, привел друга сначала на чистый берег, где они умылись и почистили, насколько это возможно, одежду, а потом к укрытому в кустах омуту, обещая хороший клев. Вовка вытащил откуда-то из кустов припрятанную удочку, совсем такую же, как и у Игоря и подростки принялись таскать серебристых круглых карасиков. Они болтали обо всем и вроде бы ни о чем, пересказывая друг другу смешные истории, делились секретами рыбной ловли.
Игорь старательно корректировал свои рассказы, исключая из них любые упоминания о компьютерах, девайсах и прочих вещах и понятиях, не знакомых этому времени. Невероятно, Игорь, человек двадцать первого века, привыкший к информационному изобилию, компьютерным играм и другим атрибутам технического прогресса, вдруг осознал, что без них жизнь совершенно не останавливается. Как здорово просто так сидеть на берегу, выдергивая из воды рыбку за рыбкой, болтать, смеяться…
Игорь опомнился, когда солнце уже скрылось за кустами и комары, почувствовав приближение сумерек, резко усилили свою активность. Распрощавшись с Вовкой, планировавшим сидеть до самой темноты, он выбрался на тропинку. Игорь хотел вернуться в поселок засветло, ведь ночью можно и не заметить временной дыры, если ее вообще можно увидеть. Что делать, если вернуться в свое время не получится, он не знал. В крайнем случае, у Игоря был адрес дачи Вовки, они обменялись адресами перед самым расставанием. Хотя, попытайся сейчас Вовка найти дом Игоря, - не получится, нет еще не только номера дома, но и даже улицы. А вот Вовка и адрес его дачи пока единственные ориентиры Игоря в этом времени. «Зеленая, дом шесть», - где находится эта улица, он не помнил, но был уверен, что это недалеко от его дачи в его времени, так как неоднократно видел указатель с названием улицы.
***
Игорь дошел до знакомого бревна через реку и уже безо всякой осторожности ступил не него. Неприятность случилась на самой середине перехода. Бревно вдруг начало проворачиваться вокруг своей оси. Игорь, чтобы не упасть стал перебирать ногами, что только ухудшило ситуацию, поскольку бревно закрутилось сильнее, покатившись вдоль русла. Все произошло очень быстро. Игорь плюхнулся в воду. Удочка, снасти и пакет с рыбой полетели в разные стороны. Последним упало бревно, породив фонтан брызг. Ни ругаться, ни пугаться сил уже не было. Пройдя вброд до более-менее пологого участка берега, Игорь выбрался на тропинку и побрел к поселку. Настроение совсем испортилось. Что за день такой гадский, столько всего произошло, но почему-то неприятностей было заметно больше приятного.
***
Когда Игорь добрался до поселка, почти совсем стемнело. Он чуть ли не завопил от радости, увидев знакомые места, и бегом кинулся в сторону новых дач. «Вернулся, вернулся», - крутилась в голове одна лишь мысль. Вот и коттеджи, вот и родная дача.
Отец сочувственно покачал головой:
- Мы тебя уже потеряли, на телефон не отвечаешь, собирались уже разыскивать. Ты чего мокрый такой?
- В воду упал, - смутился Игорь. Не рассказывать ведь про путешествие в прошлое, не поверят.
- Давай, переодевайся и иди ужинать, водолаз.
***
Проснулся Игорь поздно. После вчерашних приключений и позднего возвращения он отрубился едва лег. Понежившись несколько минут, Игорь прыжком соскочил с кровати и выглянул в окно и в изумлении замер. Дача соседки совершенно не походила на ту, которую он видел каждое утро. Она больше была похожа на ту, из прошлого. Игорь с трудом узнал в подвижной стройной женщине, Елену Викторовну, играющую с двумя девочками на лужайке возле крыльца. Из большой черной машины, припаркованной во дворе, какой-то средних лет мужик выгружал то ли коробки, то ли ящики. Еще одна женщина вышла из дома и, смеясь, присоединилась к играющим на лужайке. Игорь закрыл глаза, открыл, опять закрыл, снова открыл. Картинка за окном не менялась. А еще, на углу дома, на уровне верхнего края окна зеленел прямоугольник, на котором белыми буквами было выведено «улица Зеленая, 6».
 
СообщениеЗеленая, 6

Дачу Игорь не любил. А за что ее любить? Сверстников нет, интернет только через мобильник, да и скорость такая, что проще повеситься, чем дождаться окончания загрузки страницы. Что еще? Ах да, комары, мошки, невкусная вода… Короче, дни, проведенные на даче, можно смело вычеркивать из жизни. Но родители… Разве с ними поспоришь? Взбрело им в голову, что домик за городом - это нужно, это модно, это круто. Ладно бы сами этой дачей занимались, но они почему-то решили, что и Игорю это тоже полезно и интересно. Поначалу действительно было интересно. Игорь помогал отцу облагораживать домик, вместе планировали дизайн участка, копали прудик. Поначалу…
***
- Мам, ну как ты не понимаешь, скучно мне тут, - Игорь с унылой миной на лице ковырялся вилкой в тарелке со спагетти.
- Отдыхай, чего ноешь? Смотри как тут хорошо, воздух чистый, тихо, у тебя уже ломка от отсутствия компьютера, - в ответе мамы удивительным образом сочетались сарказм, сочувствие и искренняя убежденность в своей правоте.
- Сходи на рыбалку, - вступился отец. – Пруд готов, карасей туда запустим, потом будем рыбачить прямо с крыльца, как говорится: «не отходя от кассы».
Предложение отца Игорю понравилось. В прошлом году они вдвоем ходили несколько раз на небольшую речку, пересекающую поселок, ловили мелких карасиков. Потом отец сказал: «Хватит баловства» и стал выбирать для рыбалки места с рыбой покрупнее, вот только находились эти места далеко и выезжали они туда совсем нечасто.
- А удочки где? - Спросил Игорь, вставая из-за стола.
- В багажнике, где ж еще им быть, - ответил отец.
- Нет их там, - в разговор вступила мама. – Я их в гараже оставила, чтобы не сломались, кресло ведь везли.
- Ну вот, и тут облом, - расстроился Игорь.
- Не боись, солдат, - бодро нашелся отец. – Всякие лески и крючки вон в той коробке есть, а для удилища ивовый прут срежешь, я в детстве только таким и рыбачил.
- Ага, и буду как лох с дрыном выглядеть, - насупился Игорь.
- Ну, тогда прояви смекалку, да вот хоть у соседей поспрашивай, тебя они знают, не думаю, что зажмутся, - предложил отец.
«А что, мысль здравая», решил Игорь и направился на поиски удилища.
***
Дачное общество «Урожайное» пережило два бума застроек. Первый, с которого общество и началось, пришелся еще на советские времена, когда жителям Союза массово выделяли по шесть соток, дабы граждане восполняли дефицит продукции сельского хозяйства ударным трудом на собственных огородах. Второй пик произошел несколько лет назад, когда вдруг стало модным иметь дачу за городом, где можно зависнуть на выходных, наслаждаясь отсутствием городского шума, выхлопных газов и прочих «благ цивилизации». В результате, дачное сообщество стало похоже на небольшой городок из коттеджей с просторными земельными наделами, огороженными высокими металлическими, а кое-где и каменными заборами, к которому прижимается сирая деревушка с хибарками, разной степени изношенности, и покосившимися оградками. Старую часть общества примерно пополам делила небольшая речушка, прямой линией проходя с запада на восток. Когда-то давно, чтобы увеличить площадь отдаваемых под дачные участки земель, этой речке сделали новое русло, берега которого со временем сгладились и заросли травой. В наши дни только старожилы помнили истинную природу такой несвойственной российским рекам аномалии, как прямое на протяжении пары километров русло.
Дача Игоря находилась как раз на границе старой и новой частей. И вот в чем странность, Игорь не был близко знаком ни с кем из жителей коттеджей. Да, он, как всякий воспитанный человек, со всеми здоровался, некоторых знал по имени, но вот чтобы просто так взять и поговорить, а тем более попросить до вечера удочку, - ну уж нет, как на дурака посмотрят. Вот в старом поселке люди душевнее, только к кому из знакомых идти? Первым делом Игорь отправился к Николаю Федоровичу, которого все звали просто Федоровичем или дедом Николаем. Федорович был заядлым рыбаком, он знал все окрестные клёвые места и охотно делился знаниями с соседями. Игорь был на сто процентов уверен, что дед Николай одолжит до вечера что-нибудь из своих снастей, и ошибся. Деда банально не оказалось дома.
Совсем загрустив, Игорь потихоньку побрел домой. Надежда порыбачить умирала с каждым шагом. Вероятно поэтому Игорь пошел медленнее, рассматривая окрестности и замечая некоторые мелкие детали, ранее совершенно ускользающие от взгляда в бурном ритме повседневной жизни. Вот флюгер в форме петуха, покосившийся от времени и так и замерший в одном положении. Ажурные деревянные ставни на окнах дома, оказывается, имеют форму тополиных листьев. В потускневших и частично облупившихся пятнах краски на стене скрывается настоящая картина с конями и рекой. Люди, осваивающие выделенные им кусочки земли старались придать индивидуальность своим маленьким мирам, вкладывая душу во всё, чего касались их руки. Что же случилось с этими людьми? На что они променяли свое вдохновенье? Почему то, что раньше приносило радость, сегодня забыто, заброшено и потускнело?
***
Игорь дошел до своей дачи, кирпичного двухэтажного коттеджа, такого безликого среди других коттеджей. Нет, конечно, все новые дачи строились по уникальным проектам, но все равно они были безлики в своей отгороженности от мира. На мгновенье Игорь почувствовал себя стоящим перед кладбищем: холодные могильные надгробия за аккуратными оградками. Он развернулся и взглянул на старую часть поселка.
На участке, расположенному наискосок от игоревой дачи, чем-то занималась соседка Елена Викторовна. Игорь, которому так не хотелось возвращаться, подошел поближе и поздоровался:
- Здравствуйте, Елена Викторовна.
- Добрый день, Игореша.
Соседка была немного странной, но Игорь никак не мог понять в чем именно. Бывало, сидя у мансардного окна, он втихаря наблюдал за ней. Это было не какое-то извращенное подглядывание, а скорее наблюдение ученого за лабораторной мышью или за интересной химической реакцией. Женщина иногда выглядела лет на шестьдесят, а иногда и на все восемьдесят. Порою она энергично суетилась на огороде и вдруг замирала, словно кто-то всемогущий нажимал кнопку выключения. Потом медленно оживала и продолжала свои дела, но уже как-то медленно, вяло, как в замедленном кино. Еще Игорю казалось, что она абсолютно одинока, потому что он никогда не видел на ее участке никого другого.
- Елена Викторовна, а у Вас, случайно, не найдется какой-нибудь удочки? Я вечером верну, - вдруг ни с того, ни с сего спросил Игорь и сам удивился абсурдности своего вопроса.
- Удочки? – переспросила соседка и вдруг «выключилась».
Так близко в этом состоянии Игорь раньше ее не видел. Глаза Елены Викторовны как-то разом словно помутнели и лицо постарело на десяток лет от обозначившихся глубоких морщин. На Игоря тоже напал ступор, даже мысли куда-то пропали и в голове стало пусто-пусто. Еще мгновенье и наваждение прошло.
- Зайди, - сказала соседка усталым голосом и махнула рукой в сторону калитки.
Игорь, быстро оправившийся от непонятных ощущений, зашел во двор и поспешил за соседкой, бредущей к входу в небольшой обветшалый домик.
Внутри строения было чисто и даже уютно, хотя все вещи выглядели очень и очень старыми. Они не были рухлядью, совсем нет, всё было в очень приличной сохранности, просто Игорь видел подобные предметы только на старых фотографиях или в кино. Первое, что бросалось в глаза, это овальный деревянный стол на резных, изящно выгнутых ножках. Стол казался массивным и, вероятно, стоял на этом месте уже много лет. К столу придвинуты стулья, тоже деревянные, с круглыми сиденьями и высокими спинками из тонких переплетенных лоз. Стулья на фоне стола смотрелись очень хрупкими и легкими. Еще Игорь заметил комод и трельяж, у которого уголок одного зеркала был отколот. Что находилось в другой комнате Игорь видеть не мог, так как дверной проем был занавешен полотном легкой ткани, голубой в белый горошек. В комнате вообще было очень много салфеток и занавесок. Салфетки разных размеров и форм лежали практически на всех горизонтальных поверхностях, а занавески закрывали окно и оба дверных проема.
Елена Викторовна прошла в соседнюю комнату. Игорь не решился проследовать за ней и остался стоять у порога. Минуты через три соседка вернулась.
- Вот, возьми, - сказала она, протягивая Игорю небольшую разноцветную коробочку и полутораметровые палочки. – Не надо возвращать, оставь себе.
- Спасибо, - ответил Игорь, совершенно автоматически принимая подарки.
- Ну всё, беги, рыбак, удачной рыбалки.
***
Подарками соседки оказались складная бамбуковая удочка, которая собиралась с помощью алюминиевых трубок и жестяная коробка из-под индийского чая. В коробке находились рыболовные крючки, грузила, пара поплавков, катушка лески и несколько гаек разной величины. Игорь как раз проводил инспекцию неожиданно свалившегося на его голову добра, решая, что еще можно использовать, а что можно смело выбрасывать, когда к нему подошел отец.
- Ого, откуда у тебя такой раритет? – спросил он, рассматривая бамбуковое удилище. – прямо таки привет из детства. Так сказать, мечта каждого пацана лет этак тридцать назад.
- Соседка подарила, Елена Викторовна.
- Это которая напротив?
- Угу.
- Странная она какая-то, заметил?
- Почему странная? – насторожился Игорь?
- Да так, какая-то она не в себе. Говорят, умом тронулась после того, как у нее сын погиб, то ли утонул, то ли убили. Давно уже это произошло, подробности никто уже и не помнит. Кстати, где-то тут, в округе дач дело было. Опаньки, еще один раритет. – отец увидел банку из-под чая.
– Знаешь, как такие банки раньше называли? Кухонный сейф, потому что жены в них деньги хранили. Эх, а снасти то полный отстой, еще советских времен. Надо же, клинская леска, а ведь она считалась самой лучшей в свое время. Ты в бардачке глянь, там вроде какая-то мелочевка рыболовная валяется, а то эти артефакты лично мне никакого доверия не внушают.
Игорь так и поступил. В бардачке действительно нашлось всё необходимое, чтобы оснастить удочку, так что через полчаса Игорь, экипированный и воспрявший духом, бодро шагал в сторону границы дачного поселка.
***
Речка, запертая в искусственное русло в пределах дачного поселка, на выходе из него изменялась неузнаваемо. Она то разливалась широкими омутами, затянутыми кувшинками, то весело журчала стиснутая обрывистыми берегами, извивалась немысленными петлями и пряталась в зарослях камыша. Кустарник, росший на ее берегах, порой превращался в непроходимые джунгли. Когда же речка вдруг выныривала из кустарника на степной простор, ее берега кое-где коварно прятали под высокой травой обширные заболоченные участки.
Игорь пробирался слабозаметными тропками всё дальше и дальше от поселка, выискивая рыбные места. Всякий раз, находя омуток, он приостанавливался, но ему казалось, что дальше, за следующим поворотом тропинки или изгибом реки место гораздо лучше, и Игорь шел дальше. Как всегда казалось, что противоположный берег более перспективный в плане рыбной ловли и Игорь уже не раз пожалел, что не перешел речку по мосту в поселке. Ему ужасно не хотелось перебираться на другой берег по воде, поэтому пришлось смириться и двигаться дальше.
Неожиданно тропинка привела Игоря к бревну, перекинутому с одного берега на другой. Речка в этом месте сильно сужалась и бежала на дне неглубокого овражка. Бревно было на первый взгляд вполне прочным, но Игорь достаточно придирчиво его осмотрел, ощупал, попробовал сдвинуть. Удовлетворившись осмотром, он, раскинув в стороны руки, с зажатыми в них снастями, осторожно начал переправу. До противоположного берега оставался один шаг, когда летящий с басовитым жужжанием большой жук врезался Игорю в лоб. От неожиданности Игорь моргнул и покачнулся. Одна нога соскользнула с бревна и он, чтобы не свалиться в воду, толкнул свое тело вперед, плашмя падая на близкий берег.
Неприятное приземление, впрочем, произошло без травм и потерь. Игорь встал и осмотрел место происшествия. Ему стало даже немного смешно. Организм, получивший порцию адреналина, требовал выхода энергии, насыщая тело бодростью и желанием если и не сворачивать горы, то хотя бы просто активно двигаться. Подобрав снасти, Игорь двинулся в обратном направлении, теперь уж точно уверенный, что вот-вот найдется местечко, где караси будут не просто ловиться, а буквально из воды выпрыгивать, завидев запашистого навозного червяка.
Странное дело, но этот берег, казавшийся с другой стороны таким перспективным, Игоря разочаровал. Он дошел до самого поселка, так и не удовлетворившись ни одним подходом к реке. Прилив сил, вызванный падением, иссяк, настроение упало, и Игорь решил дойти до дома, перекусить, напиться, а уж потом повторить попытку.
Игорь перешел речку уже не по бревну, а по настоящему мостку, отметив, что какая-то добрая душа покрасила перила в яркий желтый цвет. Двигаясь по узкой улочке, Игорь внезапно осознал, что в этой части поселка он еще ни разу не был. Несомненно, это были «старые дачи», вот только они отличались от тех, которые находились рядом с коттеджами. Домики выглядели ухоженными, утопающими в зелени, да и дачников было заметно больше. Почти на каждом участке суетились люди. Кто-то ковырялся на грядках, кто-то поливал, где-то стучал молоток, а где-то надрывался радиоприемник или музыкальный центр и какая-то певица пела про ягоду-малину. Игорь даже обиделся на себя самого, надо же, столько лет тут провел, а в эту часть поселка ни разу не заходил. Песня певицы вдруг оборвалась, прерванная странной переливчатой мелодией, после которой шесть раз что-то пикнуло, и мужской голос сообщил, что московское время двенадцать часов. Игорь машинально прибавил три часа и удивился. По ощущениям, он бродил не более двух часов, а выходило, что прошло более четырех. Игорь достал из кармана телефон и удивился еще сильнее. Во-первых, время на экране показывало 12-15, а, во-вторых, отсутствовала связь. Второе казалось совсем странным, ведь до вышки сотовой компании совсем недалеко и сигнал всегда был отличным. Припомнив падение, Игорь решил, что телефон скорее всего испортился от удара, и от такого простого объяснения ситуации, удивление тихо рассеялось.
Мысленно хваля себя за догадливость, Игорь дошел до конца улицы. «Старые дачи» закончились, и Игорь впервые в жизни по-настоящему испугался. Испугался до состояния «ватные ноги», до состояния «шум в голове», до состояния «перехватило дыхание». Коттеджи исчезли.
***
Когда шум в голове рассеялся, и к Игорю вернулась способность рассуждать, он долгое время просто стоял и смотрел, пытаясь найти то, единственно верное объяснение случившегося. Заблудился, вышел к другому поселку? Вряд ли, в здешних местах и с закрытыми глазами невозможно заблудиться, река одна, притоков нет, откуда вышел, туда же и вернулся. Заблудился в самом поселке и коттеджи просто где-нибудь в другой стороне? Недаром ведь не узнал мест, через которые проходил. Очень сомнительно, домов в коттеджном поселке не два и даже не десять, а несколько десятков. Такое количество домов трудно не заметить даже с окраины. Параллельная вселенная? Игорь, как и всякий подросток, любил фантастику, но находился уже в том возрасте, когда приходит понимание, что в жизни возможно, а о чем приходится только фантазировать. Провал во времени? Опять из разряда фантастики.
Надеясь, что он, скорее всего, просто вышел в той стороне поселка, где коттеджи не видны за скоплением дачных строений, Игорь решил обойти дачи по границе, а если это не поможет, обратиться с расспросами к местным. Воодушевившись такой идеей, он неторопливо двинулся по полевой дороге, тянущейся вдоль разномастных заборчиков, в ту сторону, где, по его мнению, могли скрываться коттеджи. По пути он внимательно изучал окрестности, пытаясь найти знакомые ориентиры.
Долго идти не пришлось. Знакомый дом обнаружился метров через триста. Игорь мог поклясться, что это именно тот дом, на который выходит окно его комнаты, дом Елены Викторовны. Возможно, если бы Игорь не видел его на протяжении нескольких лет, то прошел бы мимо, не узнав. Строение значительно помолодело и стояло гордо, радуя глаз свежестью красок. Да, несомненно, дом тот самый, вон и металлический бак для воды, стоящий в углу участка на четырех металлических опорах, и туалет, примостившийся за баком.
Неужели, действительно, прошлое? Время, когда коттеджного поселка просто еще не было. Игоря охватил восторг от осознания того, что с ним произошло настолько фантастическое событие. Надо же, он своими глазами может увидеть прошлое, в котором он может быть еще даже и не родился! Сколько людей о таком только мечтали, а ему повезло. Однако, вслед за восторгом пришел ужас от осознания, что в этом мире он абсолютно одинок, нет ни родителей, ни друзей, ни дома. А как вернуться обратно? Вдруг он останется тут навсегда? От таких мыслей стало зябко. Что у него с собой? Одежда, рыболовные снасти, мобильник, нож. Ни денег, ни документов, какой нормальный человек, отправляясь на рыбалку возле дома, будет брать с собой кошелек? Вот это попал.
Что делать? Извечный русский вопрос настойчиво крутился в голове. Надо постараться узнать какой сейчас год. Не спрашивать же у местных, а то примут за психа. Что еще? Как он попал в прошлое? Понятно, что не на машине времени. Что там писали по этому поводу фантасты? Пространственно-временные дыры? Да не было, вроде, ничего необычного по пути. А если пройти обратно той же дорогой? Может точка перехода просто невидима. Игорь решил так: возвращаться по тому пути, который привел его сюда, внимательно изучая окрестности.
Текущий год выяснился довольно быстро, хотя и не совсем просто. Сложность заключалась в том, что в этом времени практически не было столь привычного мусора «украшающего» не только селения, но и прилегающую к ним природу. Как ни пытался Игорь найти какую-нибудь газету или журнал, - бесполезно, не было даже упаковок от чипсов или оберток от шоколадок. Выручил тот самый радиоприемник, из которого ранее звучала песня про «ягоду-малину». Сейчас же транслировали репортаж с открытия пятнадцатого Московского кинофестиваля. Журналист восторженно сообщал о присутствии иностранных знаменитостей, перечисляя их имена. Роберта Де Ниро и Жерара Депардье Игорь знал, а про остальных раньше даже и не слышал. Журналист сыпал названиями фильмов, брал короткие интервью у гостей фестиваля, а Игорь стоял и слушал в надежде, что хоть кто-нибудь обмолвится о текущей дате. Надежда оправдалась. Какая-то актриса начала свою речь с заявления, что сегодня шестого июля тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года происходит историческое событие…
Определив год, Игорь опять двинулся в обратный путь. Фантастика, он действительно в прошлом! Его закинуло на двадцать пять лет назад. Да он тут еще не родился, и его родители еще дети, и даже не знают друг о друге. Бабушки и дедушки еще не старые совсем. Смешно было бы заявиться к ним, встречайте, мол, я ваш внук. А у них дети моего возраста или даже младше. Или познакомиться с отцом и проверить всё, о чем он с таким удовольствием рассказывал в своих воспоминания. А вдруг произойдет временной парадокс? Какой-нибудь «эффект бабочки». Если путешествия в прошлое возможны, то может и в остальном фантасты правы? От таких мыслей Игорь стал смотреть под ноги, чтобы ненароком не задавить какого-нибудь жучка.
***
Игорь снова плутал по тропинкам вдоль реки, повторяя свой путь в обратном направлении. Он старательно выбирался к воде в тех же местах, где и несколько часов назад, потом опять возвращался на тропинку, не забывая при этом внимательно исследовать окрестности на предмет необычных явлений. Кто его знает, вдруг и вправду обнаружится временной проход. До бревна, перекинутого на другой берег оставалось совсем чуть-чуть, когда неожиданный крик из-за кустов заставил Игоря вздрогнуть и остановиться. Крик резко смолк, завершившись непонятным шумом, который очень быстро закончился, и опять установилась обычная тишина, нарушаемая привычными природными звуками. Кричал, несомненно, человек, возможно, ребенок или женщина. Даже не подумав, что это может быть опасно, что там, за кустами может быть маньяк или хищный зверь, Игорь напропалую бросился в направлении, где затих крик.
Продираться через заросли кустарника очень неприятно и непросто, тем более когда спешишь. Пришлось отбросить снасти, чтобы свободными руками прикрыть лицо от колючих веток. Пару раз Игорь чуть не упал, запнувшись о переплетения валежника. Он выскочил на берег и увидел внизу человеческое тело, наполовину лежащее в воде. Не раздумывая, Игорь прыгнул вниз с крутого, хотя и не особо высокого, берега. Ноги по щиколотку увязли во влажной почве, а туловище по инерции тянуло вперед. Игорь сумел выставить вперед руки, но все равно плюхнулся почти плашмя, погрузившись с головой под воду. Вскочил, отфыркиваясь и тряся головой, чтобы разлетелась вода, попавшая на лицо. Вырывая ноги из топкого грунта, бросился к лежащему человеку, лицо которого находилось в воде. Игорь уже рассмотрел, что это был подросток примерно одного с ним возраста, судя по росту и телосложению. Подскочил, обхватив за грудь, резко дернул, поволок тяжелое тело прочь из водного плена, недалеко, всего на пару шагов, дальше обрыв, просто так не поднять. Положил на спину, не решаясь предпринять что-нибудь еще. Игорь теоретически знал и про искусственное дыхание и про непрямой массаж сердца, знал как, но знать и уметь совсем не одно и то же.
Было страшно. Вот перед ним умирает человек. В то, что он уже умер, верить не хотелось. Игорь схватил руку подростка, пытаясь нащупать пульс, - не получилось. Тогда он попробовал, как в кино, найти пульс на шее, и отшатнулся, потому что подросток, только что лежавший ватной куклой, застонал, открыл глаза и закашлялся. Игорь облегченно присел рядом.
- Ну и напугал же ты меня, - произнес он, обращаясь к несостоявшемуся утопленнику.
- Блин, нехило я приложился, - сообщил спасенный, притрагиваясь к своей голове чуть повыше правого уха.
- Дай гляну, - Предложил Игорь.
Рана, в сущности, была пустяковой, судя по всему, подросток обо что-то стукнулся головой, и теперь в месте удара набухала шишка. Крови не было, а значит и заражения опасаться не стоило.
- Как тебя угораздило? – спросил Игорь.
- Да фиг его знает, споткнулся, а ты кто?
- Я мимо шел, слышу крик, смотрю ты тут вниз головой плаваешь, вот, вытащил, - кратко пересказал Игорь произошедшие события.
- Спасибо, - хмыкнул спасенный и протянул руку. – Вовка.
- Игорь, - ответил Игорь протягивая свою.
***
Вовка оказался жителем дачного поселка. Подростки разговорились, и Игорь под предлогом проверки памяти после удара головой, задал несколько вопросов, чтобы убедиться в своих догадках по поводу времени и места. Всё сходилось. Шел действительно восемьдесят седьмой год.
Вовка оказался заядлым рыбаком. Кое-где на реке у него стояли мордушки, одну из которых он и проверял, перед тем как кувыркнулся с обрыва. Мальчишки выбрались на тропинку. Игорь подобрал брошенные снасти и Вовка, отлично знающий здешние места, привел друга сначала на чистый берег, где они умылись и почистили, насколько это возможно, одежду, а потом к укрытому в кустах омуту, обещая хороший клев. Вовка вытащил откуда-то из кустов припрятанную удочку, совсем такую же, как и у Игоря и подростки принялись таскать серебристых круглых карасиков. Они болтали обо всем и вроде бы ни о чем, пересказывая друг другу смешные истории, делились секретами рыбной ловли.
Игорь старательно корректировал свои рассказы, исключая из них любые упоминания о компьютерах, девайсах и прочих вещах и понятиях, не знакомых этому времени. Невероятно, Игорь, человек двадцать первого века, привыкший к информационному изобилию, компьютерным играм и другим атрибутам технического прогресса, вдруг осознал, что без них жизнь совершенно не останавливается. Как здорово просто так сидеть на берегу, выдергивая из воды рыбку за рыбкой, болтать, смеяться…
Игорь опомнился, когда солнце уже скрылось за кустами и комары, почувствовав приближение сумерек, резко усилили свою активность. Распрощавшись с Вовкой, планировавшим сидеть до самой темноты, он выбрался на тропинку. Игорь хотел вернуться в поселок засветло, ведь ночью можно и не заметить временной дыры, если ее вообще можно увидеть. Что делать, если вернуться в свое время не получится, он не знал. В крайнем случае, у Игоря был адрес дачи Вовки, они обменялись адресами перед самым расставанием. Хотя, попытайся сейчас Вовка найти дом Игоря, - не получится, нет еще не только номера дома, но и даже улицы. А вот Вовка и адрес его дачи пока единственные ориентиры Игоря в этом времени. «Зеленая, дом шесть», - где находится эта улица, он не помнил, но был уверен, что это недалеко от его дачи в его времени, так как неоднократно видел указатель с названием улицы.
***
Игорь дошел до знакомого бревна через реку и уже безо всякой осторожности ступил не него. Неприятность случилась на самой середине перехода. Бревно вдруг начало проворачиваться вокруг своей оси. Игорь, чтобы не упасть стал перебирать ногами, что только ухудшило ситуацию, поскольку бревно закрутилось сильнее, покатившись вдоль русла. Все произошло очень быстро. Игорь плюхнулся в воду. Удочка, снасти и пакет с рыбой полетели в разные стороны. Последним упало бревно, породив фонтан брызг. Ни ругаться, ни пугаться сил уже не было. Пройдя вброд до более-менее пологого участка берега, Игорь выбрался на тропинку и побрел к поселку. Настроение совсем испортилось. Что за день такой гадский, столько всего произошло, но почему-то неприятностей было заметно больше приятного.
***
Когда Игорь добрался до поселка, почти совсем стемнело. Он чуть ли не завопил от радости, увидев знакомые места, и бегом кинулся в сторону новых дач. «Вернулся, вернулся», - крутилась в голове одна лишь мысль. Вот и коттеджи, вот и родная дача.
Отец сочувственно покачал головой:
- Мы тебя уже потеряли, на телефон не отвечаешь, собирались уже разыскивать. Ты чего мокрый такой?
- В воду упал, - смутился Игорь. Не рассказывать ведь про путешествие в прошлое, не поверят.
- Давай, переодевайся и иди ужинать, водолаз.
***
Проснулся Игорь поздно. После вчерашних приключений и позднего возвращения он отрубился едва лег. Понежившись несколько минут, Игорь прыжком соскочил с кровати и выглянул в окно и в изумлении замер. Дача соседки совершенно не походила на ту, которую он видел каждое утро. Она больше была похожа на ту, из прошлого. Игорь с трудом узнал в подвижной стройной женщине, Елену Викторовну, играющую с двумя девочками на лужайке возле крыльца. Из большой черной машины, припаркованной во дворе, какой-то средних лет мужик выгружал то ли коробки, то ли ящики. Еще одна женщина вышла из дома и, смеясь, присоединилась к играющим на лужайке. Игорь закрыл глаза, открыл, опять закрыл, снова открыл. Картинка за окном не менялась. А еще, на углу дома, на уровне верхнего края окна зеленел прямоугольник, на котором белыми буквами было выведено «улица Зеленая, 6».

Автор - КотоЗ
Дата добавления - 24.10.2012 в 20:09
СообщениеЗеленая, 6

Дачу Игорь не любил. А за что ее любить? Сверстников нет, интернет только через мобильник, да и скорость такая, что проще повеситься, чем дождаться окончания загрузки страницы. Что еще? Ах да, комары, мошки, невкусная вода… Короче, дни, проведенные на даче, можно смело вычеркивать из жизни. Но родители… Разве с ними поспоришь? Взбрело им в голову, что домик за городом - это нужно, это модно, это круто. Ладно бы сами этой дачей занимались, но они почему-то решили, что и Игорю это тоже полезно и интересно. Поначалу действительно было интересно. Игорь помогал отцу облагораживать домик, вместе планировали дизайн участка, копали прудик. Поначалу…
***
- Мам, ну как ты не понимаешь, скучно мне тут, - Игорь с унылой миной на лице ковырялся вилкой в тарелке со спагетти.
- Отдыхай, чего ноешь? Смотри как тут хорошо, воздух чистый, тихо, у тебя уже ломка от отсутствия компьютера, - в ответе мамы удивительным образом сочетались сарказм, сочувствие и искренняя убежденность в своей правоте.
- Сходи на рыбалку, - вступился отец. – Пруд готов, карасей туда запустим, потом будем рыбачить прямо с крыльца, как говорится: «не отходя от кассы».
Предложение отца Игорю понравилось. В прошлом году они вдвоем ходили несколько раз на небольшую речку, пересекающую поселок, ловили мелких карасиков. Потом отец сказал: «Хватит баловства» и стал выбирать для рыбалки места с рыбой покрупнее, вот только находились эти места далеко и выезжали они туда совсем нечасто.
- А удочки где? - Спросил Игорь, вставая из-за стола.
- В багажнике, где ж еще им быть, - ответил отец.
- Нет их там, - в разговор вступила мама. – Я их в гараже оставила, чтобы не сломались, кресло ведь везли.
- Ну вот, и тут облом, - расстроился Игорь.
- Не боись, солдат, - бодро нашелся отец. – Всякие лески и крючки вон в той коробке есть, а для удилища ивовый прут срежешь, я в детстве только таким и рыбачил.
- Ага, и буду как лох с дрыном выглядеть, - насупился Игорь.
- Ну, тогда прояви смекалку, да вот хоть у соседей поспрашивай, тебя они знают, не думаю, что зажмутся, - предложил отец.
«А что, мысль здравая», решил Игорь и направился на поиски удилища.
***
Дачное общество «Урожайное» пережило два бума застроек. Первый, с которого общество и началось, пришелся еще на советские времена, когда жителям Союза массово выделяли по шесть соток, дабы граждане восполняли дефицит продукции сельского хозяйства ударным трудом на собственных огородах. Второй пик произошел несколько лет назад, когда вдруг стало модным иметь дачу за городом, где можно зависнуть на выходных, наслаждаясь отсутствием городского шума, выхлопных газов и прочих «благ цивилизации». В результате, дачное сообщество стало похоже на небольшой городок из коттеджей с просторными земельными наделами, огороженными высокими металлическими, а кое-где и каменными заборами, к которому прижимается сирая деревушка с хибарками, разной степени изношенности, и покосившимися оградками. Старую часть общества примерно пополам делила небольшая речушка, прямой линией проходя с запада на восток. Когда-то давно, чтобы увеличить площадь отдаваемых под дачные участки земель, этой речке сделали новое русло, берега которого со временем сгладились и заросли травой. В наши дни только старожилы помнили истинную природу такой несвойственной российским рекам аномалии, как прямое на протяжении пары километров русло.
Дача Игоря находилась как раз на границе старой и новой частей. И вот в чем странность, Игорь не был близко знаком ни с кем из жителей коттеджей. Да, он, как всякий воспитанный человек, со всеми здоровался, некоторых знал по имени, но вот чтобы просто так взять и поговорить, а тем более попросить до вечера удочку, - ну уж нет, как на дурака посмотрят. Вот в старом поселке люди душевнее, только к кому из знакомых идти? Первым делом Игорь отправился к Николаю Федоровичу, которого все звали просто Федоровичем или дедом Николаем. Федорович был заядлым рыбаком, он знал все окрестные клёвые места и охотно делился знаниями с соседями. Игорь был на сто процентов уверен, что дед Николай одолжит до вечера что-нибудь из своих снастей, и ошибся. Деда банально не оказалось дома.
Совсем загрустив, Игорь потихоньку побрел домой. Надежда порыбачить умирала с каждым шагом. Вероятно поэтому Игорь пошел медленнее, рассматривая окрестности и замечая некоторые мелкие детали, ранее совершенно ускользающие от взгляда в бурном ритме повседневной жизни. Вот флюгер в форме петуха, покосившийся от времени и так и замерший в одном положении. Ажурные деревянные ставни на окнах дома, оказывается, имеют форму тополиных листьев. В потускневших и частично облупившихся пятнах краски на стене скрывается настоящая картина с конями и рекой. Люди, осваивающие выделенные им кусочки земли старались придать индивидуальность своим маленьким мирам, вкладывая душу во всё, чего касались их руки. Что же случилось с этими людьми? На что они променяли свое вдохновенье? Почему то, что раньше приносило радость, сегодня забыто, заброшено и потускнело?
***
Игорь дошел до своей дачи, кирпичного двухэтажного коттеджа, такого безликого среди других коттеджей. Нет, конечно, все новые дачи строились по уникальным проектам, но все равно они были безлики в своей отгороженности от мира. На мгновенье Игорь почувствовал себя стоящим перед кладбищем: холодные могильные надгробия за аккуратными оградками. Он развернулся и взглянул на старую часть поселка.
На участке, расположенному наискосок от игоревой дачи, чем-то занималась соседка Елена Викторовна. Игорь, которому так не хотелось возвращаться, подошел поближе и поздоровался:
- Здравствуйте, Елена Викторовна.
- Добрый день, Игореша.
Соседка была немного странной, но Игорь никак не мог понять в чем именно. Бывало, сидя у мансардного окна, он втихаря наблюдал за ней. Это было не какое-то извращенное подглядывание, а скорее наблюдение ученого за лабораторной мышью или за интересной химической реакцией. Женщина иногда выглядела лет на шестьдесят, а иногда и на все восемьдесят. Порою она энергично суетилась на огороде и вдруг замирала, словно кто-то всемогущий нажимал кнопку выключения. Потом медленно оживала и продолжала свои дела, но уже как-то медленно, вяло, как в замедленном кино. Еще Игорю казалось, что она абсолютно одинока, потому что он никогда не видел на ее участке никого другого.
- Елена Викторовна, а у Вас, случайно, не найдется какой-нибудь удочки? Я вечером верну, - вдруг ни с того, ни с сего спросил Игорь и сам удивился абсурдности своего вопроса.
- Удочки? – переспросила соседка и вдруг «выключилась».
Так близко в этом состоянии Игорь раньше ее не видел. Глаза Елены Викторовны как-то разом словно помутнели и лицо постарело на десяток лет от обозначившихся глубоких морщин. На Игоря тоже напал ступор, даже мысли куда-то пропали и в голове стало пусто-пусто. Еще мгновенье и наваждение прошло.
- Зайди, - сказала соседка усталым голосом и махнула рукой в сторону калитки.
Игорь, быстро оправившийся от непонятных ощущений, зашел во двор и поспешил за соседкой, бредущей к входу в небольшой обветшалый домик.
Внутри строения было чисто и даже уютно, хотя все вещи выглядели очень и очень старыми. Они не были рухлядью, совсем нет, всё было в очень приличной сохранности, просто Игорь видел подобные предметы только на старых фотографиях или в кино. Первое, что бросалось в глаза, это овальный деревянный стол на резных, изящно выгнутых ножках. Стол казался массивным и, вероятно, стоял на этом месте уже много лет. К столу придвинуты стулья, тоже деревянные, с круглыми сиденьями и высокими спинками из тонких переплетенных лоз. Стулья на фоне стола смотрелись очень хрупкими и легкими. Еще Игорь заметил комод и трельяж, у которого уголок одного зеркала был отколот. Что находилось в другой комнате Игорь видеть не мог, так как дверной проем был занавешен полотном легкой ткани, голубой в белый горошек. В комнате вообще было очень много салфеток и занавесок. Салфетки разных размеров и форм лежали практически на всех горизонтальных поверхностях, а занавески закрывали окно и оба дверных проема.
Елена Викторовна прошла в соседнюю комнату. Игорь не решился проследовать за ней и остался стоять у порога. Минуты через три соседка вернулась.
- Вот, возьми, - сказала она, протягивая Игорю небольшую разноцветную коробочку и полутораметровые палочки. – Не надо возвращать, оставь себе.
- Спасибо, - ответил Игорь, совершенно автоматически принимая подарки.
- Ну всё, беги, рыбак, удачной рыбалки.
***
Подарками соседки оказались складная бамбуковая удочка, которая собиралась с помощью алюминиевых трубок и жестяная коробка из-под индийского чая. В коробке находились рыболовные крючки, грузила, пара поплавков, катушка лески и несколько гаек разной величины. Игорь как раз проводил инспекцию неожиданно свалившегося на его голову добра, решая, что еще можно использовать, а что можно смело выбрасывать, когда к нему подошел отец.
- Ого, откуда у тебя такой раритет? – спросил он, рассматривая бамбуковое удилище. – прямо таки привет из детства. Так сказать, мечта каждого пацана лет этак тридцать назад.
- Соседка подарила, Елена Викторовна.
- Это которая напротив?
- Угу.
- Странная она какая-то, заметил?
- Почему странная? – насторожился Игорь?
- Да так, какая-то она не в себе. Говорят, умом тронулась после того, как у нее сын погиб, то ли утонул, то ли убили. Давно уже это произошло, подробности никто уже и не помнит. Кстати, где-то тут, в округе дач дело было. Опаньки, еще один раритет. – отец увидел банку из-под чая.
– Знаешь, как такие банки раньше называли? Кухонный сейф, потому что жены в них деньги хранили. Эх, а снасти то полный отстой, еще советских времен. Надо же, клинская леска, а ведь она считалась самой лучшей в свое время. Ты в бардачке глянь, там вроде какая-то мелочевка рыболовная валяется, а то эти артефакты лично мне никакого доверия не внушают.
Игорь так и поступил. В бардачке действительно нашлось всё необходимое, чтобы оснастить удочку, так что через полчаса Игорь, экипированный и воспрявший духом, бодро шагал в сторону границы дачного поселка.
***
Речка, запертая в искусственное русло в пределах дачного поселка, на выходе из него изменялась неузнаваемо. Она то разливалась широкими омутами, затянутыми кувшинками, то весело журчала стиснутая обрывистыми берегами, извивалась немысленными петлями и пряталась в зарослях камыша. Кустарник, росший на ее берегах, порой превращался в непроходимые джунгли. Когда же речка вдруг выныривала из кустарника на степной простор, ее берега кое-где коварно прятали под высокой травой обширные заболоченные участки.
Игорь пробирался слабозаметными тропками всё дальше и дальше от поселка, выискивая рыбные места. Всякий раз, находя омуток, он приостанавливался, но ему казалось, что дальше, за следующим поворотом тропинки или изгибом реки место гораздо лучше, и Игорь шел дальше. Как всегда казалось, что противоположный берег более перспективный в плане рыбной ловли и Игорь уже не раз пожалел, что не перешел речку по мосту в поселке. Ему ужасно не хотелось перебираться на другой берег по воде, поэтому пришлось смириться и двигаться дальше.
Неожиданно тропинка привела Игоря к бревну, перекинутому с одного берега на другой. Речка в этом месте сильно сужалась и бежала на дне неглубокого овражка. Бревно было на первый взгляд вполне прочным, но Игорь достаточно придирчиво его осмотрел, ощупал, попробовал сдвинуть. Удовлетворившись осмотром, он, раскинув в стороны руки, с зажатыми в них снастями, осторожно начал переправу. До противоположного берега оставался один шаг, когда летящий с басовитым жужжанием большой жук врезался Игорю в лоб. От неожиданности Игорь моргнул и покачнулся. Одна нога соскользнула с бревна и он, чтобы не свалиться в воду, толкнул свое тело вперед, плашмя падая на близкий берег.
Неприятное приземление, впрочем, произошло без травм и потерь. Игорь встал и осмотрел место происшествия. Ему стало даже немного смешно. Организм, получивший порцию адреналина, требовал выхода энергии, насыщая тело бодростью и желанием если и не сворачивать горы, то хотя бы просто активно двигаться. Подобрав снасти, Игорь двинулся в обратном направлении, теперь уж точно уверенный, что вот-вот найдется местечко, где караси будут не просто ловиться, а буквально из воды выпрыгивать, завидев запашистого навозного червяка.
Странное дело, но этот берег, казавшийся с другой стороны таким перспективным, Игоря разочаровал. Он дошел до самого поселка, так и не удовлетворившись ни одним подходом к реке. Прилив сил, вызванный падением, иссяк, настроение упало, и Игорь решил дойти до дома, перекусить, напиться, а уж потом повторить попытку.
Игорь перешел речку уже не по бревну, а по настоящему мостку, отметив, что какая-то добрая душа покрасила перила в яркий желтый цвет. Двигаясь по узкой улочке, Игорь внезапно осознал, что в этой части поселка он еще ни разу не был. Несомненно, это были «старые дачи», вот только они отличались от тех, которые находились рядом с коттеджами. Домики выглядели ухоженными, утопающими в зелени, да и дачников было заметно больше. Почти на каждом участке суетились люди. Кто-то ковырялся на грядках, кто-то поливал, где-то стучал молоток, а где-то надрывался радиоприемник или музыкальный центр и какая-то певица пела про ягоду-малину. Игорь даже обиделся на себя самого, надо же, столько лет тут провел, а в эту часть поселка ни разу не заходил. Песня певицы вдруг оборвалась, прерванная странной переливчатой мелодией, после которой шесть раз что-то пикнуло, и мужской голос сообщил, что московское время двенадцать часов. Игорь машинально прибавил три часа и удивился. По ощущениям, он бродил не более двух часов, а выходило, что прошло более четырех. Игорь достал из кармана телефон и удивился еще сильнее. Во-первых, время на экране показывало 12-15, а, во-вторых, отсутствовала связь. Второе казалось совсем странным, ведь до вышки сотовой компании совсем недалеко и сигнал всегда был отличным. Припомнив падение, Игорь решил, что телефон скорее всего испортился от удара, и от такого простого объяснения ситуации, удивление тихо рассеялось.
Мысленно хваля себя за догадливость, Игорь дошел до конца улицы. «Старые дачи» закончились, и Игорь впервые в жизни по-настоящему испугался. Испугался до состояния «ватные ноги», до состояния «шум в голове», до состояния «перехватило дыхание». Коттеджи исчезли.
***
Когда шум в голове рассеялся, и к Игорю вернулась способность рассуждать, он долгое время просто стоял и смотрел, пытаясь найти то, единственно верное объяснение случившегося. Заблудился, вышел к другому поселку? Вряд ли, в здешних местах и с закрытыми глазами невозможно заблудиться, река одна, притоков нет, откуда вышел, туда же и вернулся. Заблудился в самом поселке и коттеджи просто где-нибудь в другой стороне? Недаром ведь не узнал мест, через которые проходил. Очень сомнительно, домов в коттеджном поселке не два и даже не десять, а несколько десятков. Такое количество домов трудно не заметить даже с окраины. Параллельная вселенная? Игорь, как и всякий подросток, любил фантастику, но находился уже в том возрасте, когда приходит понимание, что в жизни возможно, а о чем приходится только фантазировать. Провал во времени? Опять из разряда фантастики.
Надеясь, что он, скорее всего, просто вышел в той стороне поселка, где коттеджи не видны за скоплением дачных строений, Игорь решил обойти дачи по границе, а если это не поможет, обратиться с расспросами к местным. Воодушевившись такой идеей, он неторопливо двинулся по полевой дороге, тянущейся вдоль разномастных заборчиков, в ту сторону, где, по его мнению, могли скрываться коттеджи. По пути он внимательно изучал окрестности, пытаясь найти знакомые ориентиры.
Долго идти не пришлось. Знакомый дом обнаружился метров через триста. Игорь мог поклясться, что это именно тот дом, на который выходит окно его комнаты, дом Елены Викторовны. Возможно, если бы Игорь не видел его на протяжении нескольких лет, то прошел бы мимо, не узнав. Строение значительно помолодело и стояло гордо, радуя глаз свежестью красок. Да, несомненно, дом тот самый, вон и металлический бак для воды, стоящий в углу участка на четырех металлических опорах, и туалет, примостившийся за баком.
Неужели, действительно, прошлое? Время, когда коттеджного поселка просто еще не было. Игоря охватил восторг от осознания того, что с ним произошло настолько фантастическое событие. Надо же, он своими глазами может увидеть прошлое, в котором он может быть еще даже и не родился! Сколько людей о таком только мечтали, а ему повезло. Однако, вслед за восторгом пришел ужас от осознания, что в этом мире он абсолютно одинок, нет ни родителей, ни друзей, ни дома. А как вернуться обратно? Вдруг он останется тут навсегда? От таких мыслей стало зябко. Что у него с собой? Одежда, рыболовные снасти, мобильник, нож. Ни денег, ни документов, какой нормальный человек, отправляясь на рыбалку возле дома, будет брать с собой кошелек? Вот это попал.
Что делать? Извечный русский вопрос настойчиво крутился в голове. Надо постараться узнать какой сейчас год. Не спрашивать же у местных, а то примут за психа. Что еще? Как он попал в прошлое? Понятно, что не на машине времени. Что там писали по этому поводу фантасты? Пространственно-временные дыры? Да не было, вроде, ничего необычного по пути. А если пройти обратно той же дорогой? Может точка перехода просто невидима. Игорь решил так: возвращаться по тому пути, который привел его сюда, внимательно изучая окрестности.
Текущий год выяснился довольно быстро, хотя и не совсем просто. Сложность заключалась в том, что в этом времени практически не было столь привычного мусора «украшающего» не только селения, но и прилегающую к ним природу. Как ни пытался Игорь найти какую-нибудь газету или журнал, - бесполезно, не было даже упаковок от чипсов или оберток от шоколадок. Выручил тот самый радиоприемник, из которого ранее звучала песня про «ягоду-малину». Сейчас же транслировали репортаж с открытия пятнадцатого Московского кинофестиваля. Журналист восторженно сообщал о присутствии иностранных знаменитостей, перечисляя их имена. Роберта Де Ниро и Жерара Депардье Игорь знал, а про остальных раньше даже и не слышал. Журналист сыпал названиями фильмов, брал короткие интервью у гостей фестиваля, а Игорь стоял и слушал в надежде, что хоть кто-нибудь обмолвится о текущей дате. Надежда оправдалась. Какая-то актриса начала свою речь с заявления, что сегодня шестого июля тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года происходит историческое событие…
Определив год, Игорь опять двинулся в обратный путь. Фантастика, он действительно в прошлом! Его закинуло на двадцать пять лет назад. Да он тут еще не родился, и его родители еще дети, и даже не знают друг о друге. Бабушки и дедушки еще не старые совсем. Смешно было бы заявиться к ним, встречайте, мол, я ваш внук. А у них дети моего возраста или даже младше. Или познакомиться с отцом и проверить всё, о чем он с таким удовольствием рассказывал в своих воспоминания. А вдруг произойдет временной парадокс? Какой-нибудь «эффект бабочки». Если путешествия в прошлое возможны, то может и в остальном фантасты правы? От таких мыслей Игорь стал смотреть под ноги, чтобы ненароком не задавить какого-нибудь жучка.
***
Игорь снова плутал по тропинкам вдоль реки, повторяя свой путь в обратном направлении. Он старательно выбирался к воде в тех же местах, где и несколько часов назад, потом опять возвращался на тропинку, не забывая при этом внимательно исследовать окрестности на предмет необычных явлений. Кто его знает, вдруг и вправду обнаружится временной проход. До бревна, перекинутого на другой берег оставалось совсем чуть-чуть, когда неожиданный крик из-за кустов заставил Игоря вздрогнуть и остановиться. Крик резко смолк, завершившись непонятным шумом, который очень быстро закончился, и опять установилась обычная тишина, нарушаемая привычными природными звуками. Кричал, несомненно, человек, возможно, ребенок или женщина. Даже не подумав, что это может быть опасно, что там, за кустами может быть маньяк или хищный зверь, Игорь напропалую бросился в направлении, где затих крик.
Продираться через заросли кустарника очень неприятно и непросто, тем более когда спешишь. Пришлось отбросить снасти, чтобы свободными руками прикрыть лицо от колючих веток. Пару раз Игорь чуть не упал, запнувшись о переплетения валежника. Он выскочил на берег и увидел внизу человеческое тело, наполовину лежащее в воде. Не раздумывая, Игорь прыгнул вниз с крутого, хотя и не особо высокого, берега. Ноги по щиколотку увязли во влажной почве, а туловище по инерции тянуло вперед. Игорь сумел выставить вперед руки, но все равно плюхнулся почти плашмя, погрузившись с головой под воду. Вскочил, отфыркиваясь и тряся головой, чтобы разлетелась вода, попавшая на лицо. Вырывая ноги из топкого грунта, бросился к лежащему человеку, лицо которого находилось в воде. Игорь уже рассмотрел, что это был подросток примерно одного с ним возраста, судя по росту и телосложению. Подскочил, обхватив за грудь, резко дернул, поволок тяжелое тело прочь из водного плена, недалеко, всего на пару шагов, дальше обрыв, просто так не поднять. Положил на спину, не решаясь предпринять что-нибудь еще. Игорь теоретически знал и про искусственное дыхание и про непрямой массаж сердца, знал как, но знать и уметь совсем не одно и то же.
Было страшно. Вот перед ним умирает человек. В то, что он уже умер, верить не хотелось. Игорь схватил руку подростка, пытаясь нащупать пульс, - не получилось. Тогда он попробовал, как в кино, найти пульс на шее, и отшатнулся, потому что подросток, только что лежавший ватной куклой, застонал, открыл глаза и закашлялся. Игорь облегченно присел рядом.
- Ну и напугал же ты меня, - произнес он, обращаясь к несостоявшемуся утопленнику.
- Блин, нехило я приложился, - сообщил спасенный, притрагиваясь к своей голове чуть повыше правого уха.
- Дай гляну, - Предложил Игорь.
Рана, в сущности, была пустяковой, судя по всему, подросток обо что-то стукнулся головой, и теперь в месте удара набухала шишка. Крови не было, а значит и заражения опасаться не стоило.
- Как тебя угораздило? – спросил Игорь.
- Да фиг его знает, споткнулся, а ты кто?
- Я мимо шел, слышу крик, смотрю ты тут вниз головой плаваешь, вот, вытащил, - кратко пересказал Игорь произошедшие события.
- Спасибо, - хмыкнул спасенный и протянул руку. – Вовка.
- Игорь, - ответил Игорь протягивая свою.
***
Вовка оказался жителем дачного поселка. Подростки разговорились, и Игорь под предлогом проверки памяти после удара головой, задал несколько вопросов, чтобы убедиться в своих догадках по поводу времени и места. Всё сходилось. Шел действительно восемьдесят седьмой год.
Вовка оказался заядлым рыбаком. Кое-где на реке у него стояли мордушки, одну из которых он и проверял, перед тем как кувыркнулся с обрыва. Мальчишки выбрались на тропинку. Игорь подобрал брошенные снасти и Вовка, отлично знающий здешние места, привел друга сначала на чистый берег, где они умылись и почистили, насколько это возможно, одежду, а потом к укрытому в кустах омуту, обещая хороший клев. Вовка вытащил откуда-то из кустов припрятанную удочку, совсем такую же, как и у Игоря и подростки принялись таскать серебристых круглых карасиков. Они болтали обо всем и вроде бы ни о чем, пересказывая друг другу смешные истории, делились секретами рыбной ловли.
Игорь старательно корректировал свои рассказы, исключая из них любые упоминания о компьютерах, девайсах и прочих вещах и понятиях, не знакомых этому времени. Невероятно, Игорь, человек двадцать первого века, привыкший к информационному изобилию, компьютерным играм и другим атрибутам технического прогресса, вдруг осознал, что без них жизнь совершенно не останавливается. Как здорово просто так сидеть на берегу, выдергивая из воды рыбку за рыбкой, болтать, смеяться…
Игорь опомнился, когда солнце уже скрылось за кустами и комары, почувствовав приближение сумерек, резко усилили свою активность. Распрощавшись с Вовкой, планировавшим сидеть до самой темноты, он выбрался на тропинку. Игорь хотел вернуться в поселок засветло, ведь ночью можно и не заметить временной дыры, если ее вообще можно увидеть. Что делать, если вернуться в свое время не получится, он не знал. В крайнем случае, у Игоря был адрес дачи Вовки, они обменялись адресами перед самым расставанием. Хотя, попытайся сейчас Вовка найти дом Игоря, - не получится, нет еще не только номера дома, но и даже улицы. А вот Вовка и адрес его дачи пока единственные ориентиры Игоря в этом времени. «Зеленая, дом шесть», - где находится эта улица, он не помнил, но был уверен, что это недалеко от его дачи в его времени, так как неоднократно видел указатель с названием улицы.
***
Игорь дошел до знакомого бревна через реку и уже безо всякой осторожности ступил не него. Неприятность случилась на самой середине перехода. Бревно вдруг начало проворачиваться вокруг своей оси. Игорь, чтобы не упасть стал перебирать ногами, что только ухудшило ситуацию, поскольку бревно закрутилось сильнее, покатившись вдоль русла. Все произошло очень быстро. Игорь плюхнулся в воду. Удочка, снасти и пакет с рыбой полетели в разные стороны. Последним упало бревно, породив фонтан брызг. Ни ругаться, ни пугаться сил уже не было. Пройдя вброд до более-менее пологого участка берега, Игорь выбрался на тропинку и побрел к поселку. Настроение совсем испортилось. Что за день такой гадский, столько всего произошло, но почему-то неприятностей было заметно больше приятного.
***
Когда Игорь добрался до поселка, почти совсем стемнело. Он чуть ли не завопил от радости, увидев знакомые места, и бегом кинулся в сторону новых дач. «Вернулся, вернулся», - крутилась в голове одна лишь мысль. Вот и коттеджи, вот и родная дача.
Отец сочувственно покачал головой:
- Мы тебя уже потеряли, на телефон не отвечаешь, собирались уже разыскивать. Ты чего мокрый такой?
- В воду упал, - смутился Игорь. Не рассказывать ведь про путешествие в прошлое, не поверят.
- Давай, переодевайся и иди ужинать, водолаз.
***
Проснулся Игорь поздно. После вчерашних приключений и позднего возвращения он отрубился едва лег. Понежившись несколько минут, Игорь прыжком соскочил с кровати и выглянул в окно и в изумлении замер. Дача соседки совершенно не походила на ту, которую он видел каждое утро. Она больше была похожа на ту, из прошлого. Игорь с трудом узнал в подвижной стройной женщине, Елену Викторовну, играющую с двумя девочками на лужайке возле крыльца. Из большой черной машины, припаркованной во дворе, какой-то средних лет мужик выгружал то ли коробки, то ли ящики. Еще одна женщина вышла из дома и, смеясь, присоединилась к играющим на лужайке. Игорь закрыл глаза, открыл, опять закрыл, снова открыл. Картинка за окном не менялась. А еще, на углу дома, на уровне верхнего края окна зеленел прямоугольник, на котором белыми буквами было выведено «улица Зеленая, 6».

Автор -
Дата добавления - в
КотоЗДата: Четверг, 18.04.2013, 13:50 | Сообщение # 47
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 47
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Волной играется вечерний бриз,
Размерно дышит океан,
А память преподносит вдруг сюрприз,
Разбередив одну из ран.

Когда-то был уже такой закат,
И облаков алел шатер,
И в окруженьи стрекота цикад,
Бесшумно угасал костер.

И две души слились в один порыв,
Сплелись в загадочный мотив,
Друг другу сокровенное открыв,
Зовя, любя, ценя, простив.

Стирает время всё морской волной,
Нет ни обиды, ни стыда,
Лишь нить воспоминаний за спиной
Как мост, идущий в никуда...
 
СообщениеВолной играется вечерний бриз,
Размерно дышит океан,
А память преподносит вдруг сюрприз,
Разбередив одну из ран.

Когда-то был уже такой закат,
И облаков алел шатер,
И в окруженьи стрекота цикад,
Бесшумно угасал костер.

И две души слились в один порыв,
Сплелись в загадочный мотив,
Друг другу сокровенное открыв,
Зовя, любя, ценя, простив.

Стирает время всё морской волной,
Нет ни обиды, ни стыда,
Лишь нить воспоминаний за спиной
Как мост, идущий в никуда...

Автор - КотоЗ
Дата добавления - 18.04.2013 в 13:50
СообщениеВолной играется вечерний бриз,
Размерно дышит океан,
А память преподносит вдруг сюрприз,
Разбередив одну из ран.

Когда-то был уже такой закат,
И облаков алел шатер,
И в окруженьи стрекота цикад,
Бесшумно угасал костер.

И две души слились в один порыв,
Сплелись в загадочный мотив,
Друг другу сокровенное открыв,
Зовя, любя, ценя, простив.

Стирает время всё морской волной,
Нет ни обиды, ни стыда,
Лишь нить воспоминаний за спиной
Как мост, идущий в никуда...

Автор - КотоЗ
Дата добавления - 18.04.2013 в 13:50
Форум » Хижины Острова » Чистовики - творческие страницы авторов » Страница Эдуарда Зуйкова (на острове КотоЗ)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Страница Эдуарда Зуйкова - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2020 Конструктор сайтов - uCoz