Слепая доброта. - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Слепая доброта. - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Слепая доброта. (рассказ.)
Слепая доброта.
sermolotkovДата: Понедельник, 05.09.2011, 19:31 | Сообщение # 1
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
1 часть.
Антон любил ходить по улице, прислушиваясь к звукам, которые окружали его. Ему нравилось по шагам угадывать в какую сторону идут прохожие, торопятся они или просто бредут, ведя неспешную беседу. Кто именно прошел – мужчина, широким размашистым шагом, или женщина с дробным перестуком подкованных каблуков. Антон мог долго слушать, как тихо крадется кошка, стараясь поймать неосторожного воробья, лай собак, определяя по голосу, взрослая она или еще щенок, большая или маленькая. А больше всего мальчику нравилось находиться в парке. Там он наслаждался тихим шелестом листвы, который складывался в грустную мелодию под слабым дуновением ветерка и веселым щебетом не потревоженных птиц.
В парк Антон старался приходить один, без родительского присмотра, что бы остаться наедине с самим собой и деревьями, разговаривающими с ним на своем волшебном языке. Мама с папой с тревогой в сердце выполняли его просьбу, постоянно беспокоясь за сына, и только когда он возвращался домой, постукивая перед собой длиной палочкой с белыми и черными полосками, с облегчением вздыхали.
С самого рождения Антон был слепым. Сына родители часто водили к разным врачам, консультировались, надеясь, что смогут победить слепоту, но каждый раз слышали неутешительные слова – мы не в силах помочь вашему горю. Так что пришлось смириться с этим и продолжать жить, надеясь, что когда-нибудь случится чудо и любимый сын прозреет.
А каково было самому Антону, живя с самого рождения в непроглядной тьме, осознавать, что он никогда не сможет увидеть цветной мир? Вначале ему было обыденно ничего не видеть вокруг себя, не знать своих родителей в лицо, не видеть ярких снов, а только слышать чьи-то голоса, эхом отдающиеся от вязких стенок мрака. Антону было привычно находиться в своем маленьком мирке, где нет места яркому свету, потому что он другого не знал. Но чем больше мальчик познавал мир, тем больней ему становилось осознавать о своем неизлечимом изъяне. Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы и, конечно же, лица любимых родителей. Ему же постоянно напоминали, что этого не произойдет никогда.
И тогда, прожив четырнадцать лет, мальчик решил для себя, что если нельзя что-либо изменить для себя в хорошую сторону, стисни зубы и живи, познавая мир теми чувствами, которые у него имелись; слухом, осязанием, обонянием. Антон и познавал, учась читать по специальным книжкам для слепых, слушая познавательные лекции на дисках, которые приносили ему родители и все эти знания, как губка впитывал в себя. Так же мальчик старался по запаху определять, какое настроение у человека, находившегося рядом с ним; боится он или совершенно спокоен, злится он или веселится, грустит или радуется жизни. Вначале у Антона ничего не выходило, но со временем он научился это делать.
Многие люди, мальчика жалели, узнав про его неизлечимую слепоту, другие сочувствовали, но были и такие, которые открыто, издевались над ним, считая Антона неполноценным человеком. Среди таких немногих был мальчик Григорий со своей компанией, живший в соседнем квартале. Завидев Антона, он начинал издали обзывать его слепым калекой, потом подбегал ближе и толкал в спину или ставил подножку, когда же мальчик падал, начинал зло смеяться.
Вот и сейчас медленно бредя по парку, шурша опавшей листвой, мальчик услышал у себя за спиной насмешливый выкрик Григория:
- Парни, вы только гляньте, кто к нам пожаловал! Да это же наш слепой калека решил сходить по грибы! Эй, тупица, здесь грибы не водятся, так что нечего своей палкой опавшие листья ворошить!
Антон, не обращая внимания на обидные слова, продолжал идти дальше, ощупывая перед собой пространство тростью. Он понимал, стоит ему ответить забиякам, как те обязательно начнут его толкать, да еще тыкать кулаками, стараясь попасть в больное место, а если молча стерпеть, то все может обойтись только насмешками. По этой причине мальчик прибавил шагу, стараясь как можно дальше уйти с места не очень приятной встречи.
- Во дает! – но на сей раз Григорий не собирался отступать от намеченной жертвы. – Как припустил! Парни, может наш слепыш прозрел? Давай, проверим?
- Давай, давай! – раздался нестройный насмешливый крик его дружков.
Антон услышал торопливые шаги ватаги мальчишек, которые неумолимо приближались. Их было четверо. Четверо здоровых пацанов, с большим самомнением, которые считали, что им все дозволено, и с презрением смотрели на тех, кто слабее их.
Антон сбавил ход, понимая, что ему слепому бесполезно тягаться со зрячими преследователями в скорости, все равно те его догонят, да еще в спешке можно наскочить на лавку или на дерево, после чего появятся на теле ссадины, а на голове шишки. Мальчик втайне надеялся на помощь прохожих, которые завидев хулиганов, прогонят их. Но к несчастью Антона, прохожие старались как можно быстрей пройти мимо него, или вообще обходили стороной, сознательно не замечая безобразие со стороны Григория и его дружков.
Ненавистные шаги приблизились, вливаясь в шаг мальчика, и как бы в насмешку, начали шаркать по сухой листве, стараясь подражать ему. Антон невольно вжал голову в плечи, ожидая подвоха со стороны хулиганов. Он не ошибся. Через какое-то мгновение, сделав очередной шаг, мальчик напоролся на препятствие, которого не должно было быть – это Григорий поставил перед ним ногу. Антон запнулся. Потеряв равновесие, он неловко повалился на тротуар, выронив из рук свою трость. Полосатая палочка, шурша по опавшей листве, укатилась в сторону. Антон сдержал стон боли. Ему не хотелось показывать свою слабость обидчикам. Пусть думают, что ему не больно, хотя завтра будут неприятно саднить разбитые в кровь колени и локти.
Антон поднялся на колени и стал шарить рукой вокруг себя, стараясь найти трость. Но палочка – выручалочка, по всей видимости, слишком далеко укатилась, поэтому никак не хотела находиться.
- Нет, парни, он не прозрел, - над собой услышал Антон насмешливый голос Григория. – Он как был слепым кротом, так им и остался!
Остальная ватага обидно захихикала.
- Ну что, бедолага, больно? – продолжал глумиться Григорий. – Помочь тебе найти палочку?
Один из мальчишек поднял трость и передал ее заводиле.
- На, держи, - Григорий, кривляясь, всучил полосатую палочку Антону.
Мальчик, не понимая, в чем здесь подвох взял трость и, опираясь на нее, стал подниматься. В это время Григорий ударил ногой по палочке, та потеряла опору, и слепой мальчик вновь упал. - Ах, какие мы неловкие, все падаем да падаем, - елейным голосом произнес заводила, - прямо как неваляшка. А может тебе в цирк податься, там нужны, такие неловкие, что бы людей веселить место клоунов. Остальная ватага во весь голос заржала над шуткой Григория.
Антон неподвижно лежал в сухой листве, его губы дрожали, и слезы обиды готовы были политься из глаз в любой момент. А как ему не хотелось перед посторонними людьми показывать свою слабость, особенно перед этими подонками. Нет только не сейчас, лучше потом, когда он придет домой, только тогда, забившись под теплым одеялом, можно будет отдаться нахлынувшим эмоциям; поплакать вволю, порыдать, утирая кулаком, горькие ручьи слез, потом уснуть, не видя сновидений, а поутру все забыть. И Антон терпел, сдерживал себя, но в тоже время понимал, еще одну обидную шутку ему не выдержать.
А Григорию уже мало было шуток, он вошел в раж и готов был перейти к телесным истязаниям, что бы окончательно унизить жертву.
Как раз в это время раздался звонкий девичий голос:
- Отстаньте от него! Не смейте его трогать!
 
Сообщение1 часть.
Антон любил ходить по улице, прислушиваясь к звукам, которые окружали его. Ему нравилось по шагам угадывать в какую сторону идут прохожие, торопятся они или просто бредут, ведя неспешную беседу. Кто именно прошел – мужчина, широким размашистым шагом, или женщина с дробным перестуком подкованных каблуков. Антон мог долго слушать, как тихо крадется кошка, стараясь поймать неосторожного воробья, лай собак, определяя по голосу, взрослая она или еще щенок, большая или маленькая. А больше всего мальчику нравилось находиться в парке. Там он наслаждался тихим шелестом листвы, который складывался в грустную мелодию под слабым дуновением ветерка и веселым щебетом не потревоженных птиц.
В парк Антон старался приходить один, без родительского присмотра, что бы остаться наедине с самим собой и деревьями, разговаривающими с ним на своем волшебном языке. Мама с папой с тревогой в сердце выполняли его просьбу, постоянно беспокоясь за сына, и только когда он возвращался домой, постукивая перед собой длиной палочкой с белыми и черными полосками, с облегчением вздыхали.
С самого рождения Антон был слепым. Сына родители часто водили к разным врачам, консультировались, надеясь, что смогут победить слепоту, но каждый раз слышали неутешительные слова – мы не в силах помочь вашему горю. Так что пришлось смириться с этим и продолжать жить, надеясь, что когда-нибудь случится чудо и любимый сын прозреет.
А каково было самому Антону, живя с самого рождения в непроглядной тьме, осознавать, что он никогда не сможет увидеть цветной мир? Вначале ему было обыденно ничего не видеть вокруг себя, не знать своих родителей в лицо, не видеть ярких снов, а только слышать чьи-то голоса, эхом отдающиеся от вязких стенок мрака. Антону было привычно находиться в своем маленьком мирке, где нет места яркому свету, потому что он другого не знал. Но чем больше мальчик познавал мир, тем больней ему становилось осознавать о своем неизлечимом изъяне. Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы и, конечно же, лица любимых родителей. Ему же постоянно напоминали, что этого не произойдет никогда.
И тогда, прожив четырнадцать лет, мальчик решил для себя, что если нельзя что-либо изменить для себя в хорошую сторону, стисни зубы и живи, познавая мир теми чувствами, которые у него имелись; слухом, осязанием, обонянием. Антон и познавал, учась читать по специальным книжкам для слепых, слушая познавательные лекции на дисках, которые приносили ему родители и все эти знания, как губка впитывал в себя. Так же мальчик старался по запаху определять, какое настроение у человека, находившегося рядом с ним; боится он или совершенно спокоен, злится он или веселится, грустит или радуется жизни. Вначале у Антона ничего не выходило, но со временем он научился это делать.
Многие люди, мальчика жалели, узнав про его неизлечимую слепоту, другие сочувствовали, но были и такие, которые открыто, издевались над ним, считая Антона неполноценным человеком. Среди таких немногих был мальчик Григорий со своей компанией, живший в соседнем квартале. Завидев Антона, он начинал издали обзывать его слепым калекой, потом подбегал ближе и толкал в спину или ставил подножку, когда же мальчик падал, начинал зло смеяться.
Вот и сейчас медленно бредя по парку, шурша опавшей листвой, мальчик услышал у себя за спиной насмешливый выкрик Григория:
- Парни, вы только гляньте, кто к нам пожаловал! Да это же наш слепой калека решил сходить по грибы! Эй, тупица, здесь грибы не водятся, так что нечего своей палкой опавшие листья ворошить!
Антон, не обращая внимания на обидные слова, продолжал идти дальше, ощупывая перед собой пространство тростью. Он понимал, стоит ему ответить забиякам, как те обязательно начнут его толкать, да еще тыкать кулаками, стараясь попасть в больное место, а если молча стерпеть, то все может обойтись только насмешками. По этой причине мальчик прибавил шагу, стараясь как можно дальше уйти с места не очень приятной встречи.
- Во дает! – но на сей раз Григорий не собирался отступать от намеченной жертвы. – Как припустил! Парни, может наш слепыш прозрел? Давай, проверим?
- Давай, давай! – раздался нестройный насмешливый крик его дружков.
Антон услышал торопливые шаги ватаги мальчишек, которые неумолимо приближались. Их было четверо. Четверо здоровых пацанов, с большим самомнением, которые считали, что им все дозволено, и с презрением смотрели на тех, кто слабее их.
Антон сбавил ход, понимая, что ему слепому бесполезно тягаться со зрячими преследователями в скорости, все равно те его догонят, да еще в спешке можно наскочить на лавку или на дерево, после чего появятся на теле ссадины, а на голове шишки. Мальчик втайне надеялся на помощь прохожих, которые завидев хулиганов, прогонят их. Но к несчастью Антона, прохожие старались как можно быстрей пройти мимо него, или вообще обходили стороной, сознательно не замечая безобразие со стороны Григория и его дружков.
Ненавистные шаги приблизились, вливаясь в шаг мальчика, и как бы в насмешку, начали шаркать по сухой листве, стараясь подражать ему. Антон невольно вжал голову в плечи, ожидая подвоха со стороны хулиганов. Он не ошибся. Через какое-то мгновение, сделав очередной шаг, мальчик напоролся на препятствие, которого не должно было быть – это Григорий поставил перед ним ногу. Антон запнулся. Потеряв равновесие, он неловко повалился на тротуар, выронив из рук свою трость. Полосатая палочка, шурша по опавшей листве, укатилась в сторону. Антон сдержал стон боли. Ему не хотелось показывать свою слабость обидчикам. Пусть думают, что ему не больно, хотя завтра будут неприятно саднить разбитые в кровь колени и локти.
Антон поднялся на колени и стал шарить рукой вокруг себя, стараясь найти трость. Но палочка – выручалочка, по всей видимости, слишком далеко укатилась, поэтому никак не хотела находиться.
- Нет, парни, он не прозрел, - над собой услышал Антон насмешливый голос Григория. – Он как был слепым кротом, так им и остался!
Остальная ватага обидно захихикала.
- Ну что, бедолага, больно? – продолжал глумиться Григорий. – Помочь тебе найти палочку?
Один из мальчишек поднял трость и передал ее заводиле.
- На, держи, - Григорий, кривляясь, всучил полосатую палочку Антону.
Мальчик, не понимая, в чем здесь подвох взял трость и, опираясь на нее, стал подниматься. В это время Григорий ударил ногой по палочке, та потеряла опору, и слепой мальчик вновь упал. - Ах, какие мы неловкие, все падаем да падаем, - елейным голосом произнес заводила, - прямо как неваляшка. А может тебе в цирк податься, там нужны, такие неловкие, что бы людей веселить место клоунов. Остальная ватага во весь голос заржала над шуткой Григория.
Антон неподвижно лежал в сухой листве, его губы дрожали, и слезы обиды готовы были политься из глаз в любой момент. А как ему не хотелось перед посторонними людьми показывать свою слабость, особенно перед этими подонками. Нет только не сейчас, лучше потом, когда он придет домой, только тогда, забившись под теплым одеялом, можно будет отдаться нахлынувшим эмоциям; поплакать вволю, порыдать, утирая кулаком, горькие ручьи слез, потом уснуть, не видя сновидений, а поутру все забыть. И Антон терпел, сдерживал себя, но в тоже время понимал, еще одну обидную шутку ему не выдержать.
А Григорию уже мало было шуток, он вошел в раж и готов был перейти к телесным истязаниям, что бы окончательно унизить жертву.
Как раз в это время раздался звонкий девичий голос:
- Отстаньте от него! Не смейте его трогать!

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 05.09.2011 в 19:31
Сообщение1 часть.
Антон любил ходить по улице, прислушиваясь к звукам, которые окружали его. Ему нравилось по шагам угадывать в какую сторону идут прохожие, торопятся они или просто бредут, ведя неспешную беседу. Кто именно прошел – мужчина, широким размашистым шагом, или женщина с дробным перестуком подкованных каблуков. Антон мог долго слушать, как тихо крадется кошка, стараясь поймать неосторожного воробья, лай собак, определяя по голосу, взрослая она или еще щенок, большая или маленькая. А больше всего мальчику нравилось находиться в парке. Там он наслаждался тихим шелестом листвы, который складывался в грустную мелодию под слабым дуновением ветерка и веселым щебетом не потревоженных птиц.
В парк Антон старался приходить один, без родительского присмотра, что бы остаться наедине с самим собой и деревьями, разговаривающими с ним на своем волшебном языке. Мама с папой с тревогой в сердце выполняли его просьбу, постоянно беспокоясь за сына, и только когда он возвращался домой, постукивая перед собой длиной палочкой с белыми и черными полосками, с облегчением вздыхали.
С самого рождения Антон был слепым. Сына родители часто водили к разным врачам, консультировались, надеясь, что смогут победить слепоту, но каждый раз слышали неутешительные слова – мы не в силах помочь вашему горю. Так что пришлось смириться с этим и продолжать жить, надеясь, что когда-нибудь случится чудо и любимый сын прозреет.
А каково было самому Антону, живя с самого рождения в непроглядной тьме, осознавать, что он никогда не сможет увидеть цветной мир? Вначале ему было обыденно ничего не видеть вокруг себя, не знать своих родителей в лицо, не видеть ярких снов, а только слышать чьи-то голоса, эхом отдающиеся от вязких стенок мрака. Антону было привычно находиться в своем маленьком мирке, где нет места яркому свету, потому что он другого не знал. Но чем больше мальчик познавал мир, тем больней ему становилось осознавать о своем неизлечимом изъяне. Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы и, конечно же, лица любимых родителей. Ему же постоянно напоминали, что этого не произойдет никогда.
И тогда, прожив четырнадцать лет, мальчик решил для себя, что если нельзя что-либо изменить для себя в хорошую сторону, стисни зубы и живи, познавая мир теми чувствами, которые у него имелись; слухом, осязанием, обонянием. Антон и познавал, учась читать по специальным книжкам для слепых, слушая познавательные лекции на дисках, которые приносили ему родители и все эти знания, как губка впитывал в себя. Так же мальчик старался по запаху определять, какое настроение у человека, находившегося рядом с ним; боится он или совершенно спокоен, злится он или веселится, грустит или радуется жизни. Вначале у Антона ничего не выходило, но со временем он научился это делать.
Многие люди, мальчика жалели, узнав про его неизлечимую слепоту, другие сочувствовали, но были и такие, которые открыто, издевались над ним, считая Антона неполноценным человеком. Среди таких немногих был мальчик Григорий со своей компанией, живший в соседнем квартале. Завидев Антона, он начинал издали обзывать его слепым калекой, потом подбегал ближе и толкал в спину или ставил подножку, когда же мальчик падал, начинал зло смеяться.
Вот и сейчас медленно бредя по парку, шурша опавшей листвой, мальчик услышал у себя за спиной насмешливый выкрик Григория:
- Парни, вы только гляньте, кто к нам пожаловал! Да это же наш слепой калека решил сходить по грибы! Эй, тупица, здесь грибы не водятся, так что нечего своей палкой опавшие листья ворошить!
Антон, не обращая внимания на обидные слова, продолжал идти дальше, ощупывая перед собой пространство тростью. Он понимал, стоит ему ответить забиякам, как те обязательно начнут его толкать, да еще тыкать кулаками, стараясь попасть в больное место, а если молча стерпеть, то все может обойтись только насмешками. По этой причине мальчик прибавил шагу, стараясь как можно дальше уйти с места не очень приятной встречи.
- Во дает! – но на сей раз Григорий не собирался отступать от намеченной жертвы. – Как припустил! Парни, может наш слепыш прозрел? Давай, проверим?
- Давай, давай! – раздался нестройный насмешливый крик его дружков.
Антон услышал торопливые шаги ватаги мальчишек, которые неумолимо приближались. Их было четверо. Четверо здоровых пацанов, с большим самомнением, которые считали, что им все дозволено, и с презрением смотрели на тех, кто слабее их.
Антон сбавил ход, понимая, что ему слепому бесполезно тягаться со зрячими преследователями в скорости, все равно те его догонят, да еще в спешке можно наскочить на лавку или на дерево, после чего появятся на теле ссадины, а на голове шишки. Мальчик втайне надеялся на помощь прохожих, которые завидев хулиганов, прогонят их. Но к несчастью Антона, прохожие старались как можно быстрей пройти мимо него, или вообще обходили стороной, сознательно не замечая безобразие со стороны Григория и его дружков.
Ненавистные шаги приблизились, вливаясь в шаг мальчика, и как бы в насмешку, начали шаркать по сухой листве, стараясь подражать ему. Антон невольно вжал голову в плечи, ожидая подвоха со стороны хулиганов. Он не ошибся. Через какое-то мгновение, сделав очередной шаг, мальчик напоролся на препятствие, которого не должно было быть – это Григорий поставил перед ним ногу. Антон запнулся. Потеряв равновесие, он неловко повалился на тротуар, выронив из рук свою трость. Полосатая палочка, шурша по опавшей листве, укатилась в сторону. Антон сдержал стон боли. Ему не хотелось показывать свою слабость обидчикам. Пусть думают, что ему не больно, хотя завтра будут неприятно саднить разбитые в кровь колени и локти.
Антон поднялся на колени и стал шарить рукой вокруг себя, стараясь найти трость. Но палочка – выручалочка, по всей видимости, слишком далеко укатилась, поэтому никак не хотела находиться.
- Нет, парни, он не прозрел, - над собой услышал Антон насмешливый голос Григория. – Он как был слепым кротом, так им и остался!
Остальная ватага обидно захихикала.
- Ну что, бедолага, больно? – продолжал глумиться Григорий. – Помочь тебе найти палочку?
Один из мальчишек поднял трость и передал ее заводиле.
- На, держи, - Григорий, кривляясь, всучил полосатую палочку Антону.
Мальчик, не понимая, в чем здесь подвох взял трость и, опираясь на нее, стал подниматься. В это время Григорий ударил ногой по палочке, та потеряла опору, и слепой мальчик вновь упал. - Ах, какие мы неловкие, все падаем да падаем, - елейным голосом произнес заводила, - прямо как неваляшка. А может тебе в цирк податься, там нужны, такие неловкие, что бы людей веселить место клоунов. Остальная ватага во весь голос заржала над шуткой Григория.
Антон неподвижно лежал в сухой листве, его губы дрожали, и слезы обиды готовы были политься из глаз в любой момент. А как ему не хотелось перед посторонними людьми показывать свою слабость, особенно перед этими подонками. Нет только не сейчас, лучше потом, когда он придет домой, только тогда, забившись под теплым одеялом, можно будет отдаться нахлынувшим эмоциям; поплакать вволю, порыдать, утирая кулаком, горькие ручьи слез, потом уснуть, не видя сновидений, а поутру все забыть. И Антон терпел, сдерживал себя, но в тоже время понимал, еще одну обидную шутку ему не выдержать.
А Григорию уже мало было шуток, он вошел в раж и готов был перейти к телесным истязаниям, что бы окончательно унизить жертву.
Как раз в это время раздался звонкий девичий голос:
- Отстаньте от него! Не смейте его трогать!

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 05.09.2011 в 19:31
НэшаДата: Вторник, 06.09.2011, 13:31 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Quote (sermolotkov)
С самого рождения Антон был слепым

Quote (sermolotkov)
Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы

Сергей, здесь логическая несостыковка у вас получилась. Если он слеп от рождения он не знает что такое цвет. Уместней написать что ему хотелось увидеть небо, листву и так далее, без указания цвета.

Quote (sermolotkov)
что бы окончательно унизить жертву.

слитно

Грустное начало, хочется узнать что же было дальше.
Жду продолжения smile
 
Сообщение
Quote (sermolotkov)
С самого рождения Антон был слепым

Quote (sermolotkov)
Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы

Сергей, здесь логическая несостыковка у вас получилась. Если он слеп от рождения он не знает что такое цвет. Уместней написать что ему хотелось увидеть небо, листву и так далее, без указания цвета.

Quote (sermolotkov)
что бы окончательно унизить жертву.

слитно

Грустное начало, хочется узнать что же было дальше.
Жду продолжения smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 06.09.2011 в 13:31
Сообщение
Quote (sermolotkov)
С самого рождения Антон был слепым

Quote (sermolotkov)
Антону больше жизни хотелось увидеть сине небо, белые причудливые облака, зелень листвы

Сергей, здесь логическая несостыковка у вас получилась. Если он слеп от рождения он не знает что такое цвет. Уместней написать что ему хотелось увидеть небо, листву и так далее, без указания цвета.

Quote (sermolotkov)
что бы окончательно унизить жертву.

слитно

Грустное начало, хочется узнать что же было дальше.
Жду продолжения smile

Автор - Нэша
Дата добавления - 06.09.2011 в 13:31
KautasДата: Вторник, 06.09.2011, 17:34 | Сообщение # 3
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 48
Награды: 0
Репутация: 5
Статус: Offline
Сергей, без продолжения рассказ не воспринимается. Появляется ощущение, что начало затянуто. Самое интересное, видимо, впереди.

Я тоже люблю подобные темы.
 
СообщениеСергей, без продолжения рассказ не воспринимается. Появляется ощущение, что начало затянуто. Самое интересное, видимо, впереди.

Я тоже люблю подобные темы.

Автор - Kautas
Дата добавления - 06.09.2011 в 17:34
СообщениеСергей, без продолжения рассказ не воспринимается. Появляется ощущение, что начало затянуто. Самое интересное, видимо, впереди.

Я тоже люблю подобные темы.

Автор - Kautas
Дата добавления - 06.09.2011 в 17:34
sermolotkovДата: Среда, 07.09.2011, 09:21 | Сообщение # 4
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Нэша, благодарю, за подсказки на мои ошибки. А на счет нестыковки, мне просто показалось, что если человек достаточно взрослый, хотя и слепой, он должен знать про цвета из разговоров других людей. Соответственно у него возникает желание увидеть все это.
Но это чисто мое мнение. На самом деле, нам зрячим, очень тяжело судить о проблемах людей, у которых отсутствует зрение.

Заодно отвечу Kautas. Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста. Если получится, то закончу его завтра. Мне еще нужно закончить новый роман - там две главы остались и продолжение сказки. так что работы много, а времени мало.
 
СообщениеНэша, благодарю, за подсказки на мои ошибки. А на счет нестыковки, мне просто показалось, что если человек достаточно взрослый, хотя и слепой, он должен знать про цвета из разговоров других людей. Соответственно у него возникает желание увидеть все это.
Но это чисто мое мнение. На самом деле, нам зрячим, очень тяжело судить о проблемах людей, у которых отсутствует зрение.

Заодно отвечу Kautas. Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста. Если получится, то закончу его завтра. Мне еще нужно закончить новый роман - там две главы остались и продолжение сказки. так что работы много, а времени мало.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 07.09.2011 в 09:21
СообщениеНэша, благодарю, за подсказки на мои ошибки. А на счет нестыковки, мне просто показалось, что если человек достаточно взрослый, хотя и слепой, он должен знать про цвета из разговоров других людей. Соответственно у него возникает желание увидеть все это.
Но это чисто мое мнение. На самом деле, нам зрячим, очень тяжело судить о проблемах людей, у которых отсутствует зрение.

Заодно отвечу Kautas. Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста. Если получится, то закончу его завтра. Мне еще нужно закончить новый роман - там две главы остались и продолжение сказки. так что работы много, а времени мало.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 07.09.2011 в 09:21
СамираДата: Среда, 07.09.2011, 09:55 | Сообщение # 5
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (sermolotkov)
Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста


Сергей, спасибо вам огромное. Я где-то написала вам об этом, и теперь я спокойно читаю ваши замечательные рассказы.
Тоже жду продолжение. l_daisy


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (sermolotkov)
Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста


Сергей, спасибо вам огромное. Я где-то написала вам об этом, и теперь я спокойно читаю ваши замечательные рассказы.
Тоже жду продолжение. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 07.09.2011 в 09:55
Сообщение
Quote (sermolotkov)
Выкладываю рассказ кусками, потому что многие не осиливают большие объемы текста


Сергей, спасибо вам огромное. Я где-то написала вам об этом, и теперь я спокойно читаю ваши замечательные рассказы.
Тоже жду продолжение. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 07.09.2011 в 09:55
АламенаДата: Среда, 07.09.2011, 10:04 | Сообщение # 6
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 4643
Награды: 28
Репутация: 112
Статус: Offline
Рассказ понравился, обязательно буду читать дальше. Григория уже ненавижу.

Не работаешь-жить не на что, работаешь-жить некогда...
 
СообщениеРассказ понравился, обязательно буду читать дальше. Григория уже ненавижу.

Автор - Аламена
Дата добавления - 07.09.2011 в 10:04
СообщениеРассказ понравился, обязательно буду читать дальше. Григория уже ненавижу.

Автор - Аламена
Дата добавления - 07.09.2011 в 10:04
sermolotkovДата: Четверг, 08.09.2011, 10:05 | Сообщение # 7
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
2 часть.
- Отвали, малявка, пока по ушам не получила! – ответил ей Григорий.
- Это еще посмотрим, кто получит! – незнакомая девочка ничуть не испугалась угрозы, это было слышно по ее интонации.
Антон услышал ее легкие шаги, которые быстро приближались. И в следующее мгновение случилось то, чего он никак не ожидал. Послышались гулкие удары, болезненные вскрики мальчишек. Но больше всего слепого мальчика удивил страх, который исходил от Григория и его компании. Вначале они бестолково толкались недалеко от Антона, отбиваясь от нападок девочки, а потом припустили прочь, и наступила тишина.
Мальчик не верил своим ушам. Неужели грозный Григорий испугался всего лишь одной девочки? Как такое может быть? Оказывается, может.
Послышались тихие шуршащие шаги, раздался негромкий девичий голос:
- Ты как, в порядке? Тебе сильно досталось?
- Все нормально, - проворчал Антон, становясь на колени.
- На, держи, - мальчик ощутил прикосновение теплых ладоней, в которых находилась его трость.
- Спасибо, - поблагодарил Антон. Ему было стыдно принимать от девочки, ведь по правилу он должен защищать ее, а не она его.
- Как тебя звать? Меня – Ириной, - продолжила говорить девочка.
- Антон, - ответил мальчик, сделав шаг, потом остановился, зашипев от боли. Все ссадины почему-то сразу заболели, заставив Антона согнуться.
- О, да ты совсем плох, - подхватив его за руку, произнесла Ирина. – Ну, ничего, сейчас я приведу тебя к себе домой, он здесь недалеко, и там осмотрим все твои раны.
- Как тебе в одиночку удалось справиться с Григорием и его компанией? – спросил Антон.
- Мой дядя научил меня кое-каким приемам, - ответила ему Ирина.

Прошло две недели после той встречи. Антон с Ириной сдружились. Они часто в свободное время гуляли по парку, болтая на разные темы. Во время этих разговоров выяснилось, что у ребят много общего. Он любил слушать аудиокниги Асприна, смеясь над его тонким юмором, Панина, погружаясь с головой в его придуманный тайный город, ей же нравилось их читать. Оказалось, что им обоим нравится музыка «БГ», «Машина времени», «Крематорий», и что по душе стихи Есенина.
Кроме обычной болтовни, Антон часто задавал Ирине вопросы, спрашивая обо всем. Таким образом, он пытался с помощью ее глаз познать окружающий мир. И нередко вопросы мальчика ставили девочку в трудное положение.
- Ирина, скажи мне, какое бывает небо? – спросил Антон. – Я слышал, что оно голубое, но все же, какое оно?
- Небо? – невольно переспросила Ирина, таким образом, она пыталась оттянуть время ответа, чтобы сообразить, как можно доступно объяснить мальчику то, что он не видит. – Небо бывает разным, необязательно голубым. Оно постоянно меняется, как настроение у человека. Когда небо радуется, то становится розовым в лучах восходящего солнца, когда оно грустит, окрашивается в серые тона и сразу покрывается обложными тучками, готовыми в любой момент пролить, как слезы, капельки дождя. В задумчивости небо становится голубым и высоким, позволяя по себе неспешно плыть причудливым облакам, когда же оно сердится, то сразу заволакивается тяжелыми свинцовыми тучами, извергающими из себя оглушительные громовые раскаты и яркие изломанные молнии. Спящее небо всегда становится черным. В это время оно украшено маленькими капельками мигающих звезд.
- А сейчас какое небо? – Спросил Антон.
- Сейчас оно грустное, - ответила Ирина. – И в любое мгновение может полить дождь. Так что давай, я тебя провожу домой.
- Давай, - согласился с ней мальчик.
Остальной путь, до квартиры Антона, они проделали молча.

Вернулась домой Ирина хмурой, как осенняя погода. Это сразу заметил ее отец, он сидел в кресле и читал книгу.
- Что случилось? – спросил отец. – Неужели нашелся храбрец, который осмелился обидеть мою дочурку?
- Никто меня не обидел, - отмахнулась от него дочь и собралась удалиться в свою комнату.
- Тогда в чем дело? – отец отложил в сторону книгу.
- Пап, ты можешь мне объяснить, почему разным подонкам и негодяям достается все, а хорошие добрые люди обязательно чего-то лишены и поэтому страдают? – спросила его Ирина.
- Ты об Антоне? - догадался отец. Он знал о дружбе дочери со слепым мальчиком и не препятствовал этому, считая, что забота о ком-то посторонним сделает ее характер мягче, а то со своими занятиями восточными единоборствами она стала превращаться в сорвиголову.
- Да, о нем, - не стала отпираться Ирина. – Почему он лишен зрения? Почему он не может видеть меня? Это же не справедливо!
- Так распорядилась судьба, но это не злой рок, а своего рода награда. Его лишили чего-то важного, но взамен дали светлую чистую душу, а это многого стоит, - ответил ей отец и после небольшой паузы продолжил: - Люди, пройдя по жизни через все невзгоды и при этом, не потеряв своей доброты, остаются до конца жизни настоящими Людьми, хоть приходится им несладко, и лишены они многого. Но зато их чистая, светлая душа притягивает к себе, как магнит, каждого хорошего человека, например тебя. И они счастливы, находясь, рядом друг с другом. Разве этого мало?
- Мало! Я хочу, чтобы Антон видел! – выкрикнула Ирина. – Я готова сделать все, что бы это случилось!
- К сожалению, ничего нельзя сделать, и ты про это прекрасно знаешь, - сказал отец, с грустью глядя на дочь. – Только в легендах и сказках случаются чудеса, а в реальной жизни – нет.
- Расскажи мне такую сказку, - сказала Ирина, присаживаясь рядом с отцом на краешек широкого кресла.
- Что ж, слушай, - отец ласково обнял свою дочь и начал рассказывать:

- Жили в одном селе Иван да Марья. Любили они друг друга больше жизни. Решили влюбленные по весне пожениться. Но был у Ивана недруг, который тоже положил свой глаз на его невесту, звали его Федот. Этот Федот постоянно стоял на дороге у влюбленных, стараясь всеми силами рассорить их. И что только он не делал, но у него ничего не выходило. Тогда Федот решил погубить Ивана, чтобы потом жениться на Марье.
Такой случай вскоре ему подвернулся.
Как-то раз увидел Федот, как Иван заходит вечером в хлев, а кругом никого не видно. Тогда он подбежал к воротам, подпер их толстым дрыном и запалил хлев, после чего поспешно удалился. Иван, увидав огонь, хотел выбраться наружу, но не смог. Тогда он начал звать на помощь.
Вскоре по набежал народ, стал тушить пожар. Кое-как им удало загасить хлев и открыть ворота. Когда же народ увидел, как оттуда выходит еле живой Иван, все ахнули. Как он остался жив в горящем амбаре, никто не мог понять, но это случилось, на нем была тлеющаяся рубах, ожоги на руках и все больше ничего, остальное было цело. Так это всем казалось. На самом деле он кое-чего лишился, он потерял зрение.
Узнав про это, Федот обрадовался и побежал свататься к Марье, решив, что никакая девушка не пойдет замуж за калеку. Свою ошибку он понял, когда получил от ворот поворот.
Марья же решила, во что бы то ни стало вылечить Ивана. Она водила его по разным лекарям, по разным знахарям, но те ничем не могли ему помочь. Тогда Марья пошла к колдунье. Она рассказала ей о своей беде и попросила помощи.
«Я помогу тебе, - ответила ей колдунья, - но плата за мою услугу будет высокой».
«Если надо, я продам свой дом и оплачу твою услугу, - сказала Марья. – Ты только верни моему Ивану зрение».
«Мне не нужно ни злата, ни серебра», - в ответ покачала головой колдунья.
«Чего же ты хочешь?» - спросила Марья.
«За услугу ты отдашь мне десять лет своей молодости, - ответила колдунья. – Ну как, ты еще не передумала?»
«Нет, не передумала», - решительно произнесла Марья.
«Тогда слушай, - услышав должный ответ, продолжила колдунья, - как выпадет зимой первый снег, выйди в поле, найди там гриб – олений рог, покрытый золотой пыльцой, достань плоть своего врага и из всего этого сделай отвар. Когда он остынет, добавь туда слезу невинной девицы. Все, зелье будет готово. Его ты должна три раза в полнолунье давать своему возлюбленному, оно с первого раза подействует, но только на третий раз навечно вернет Ивану зрение, а вашего врага его лишит».
Марья поблагодарила колдунью и ушла.
Когда наступила зима, она вышла в чистое поле, нашла там гриб – олений рог, потом хитростью добыла плоть Федота и сварила зелье. Когда оно остыло, добавила туда пару своих слез, потому что была невинна и чиста в своих помыслах. Это зелье она начала давать Ивану и тот прозрел, а Федот навечно лишился зрения. Как только это случилось, лишилась Марья десяти лет своей молодости, оплатив тем самым услугу колдунье.
Иван увидел все это, а узнав о причине случившегося, покорил невесту за необдуманный поступок, но любить меньше не стал, хотя девушка стала выглядеть старше его. Вскоре они сыграли свадьбу. И жили влюбленные долго и счастливо, что не скажешь о коварном Федоте, который так и не понял, почему в один миг лишился зрения.

Закончил сказку отец.
- Я тоже отдала десять лет молодости, если бы возникла возможность вернуть зрение Антону! – пылко воскликнула Ирина.
- К счастью, тебе не придется идти на такие жертвы, потому что это всего лишь сказка, - ответил ей отец, ласково проведя ладонью по спине.
Потом он забыл об этом разговоре, а Ирина – нет.


Сообщение отредактировал sermolotkov - Четверг, 08.09.2011, 10:17
 
Сообщение2 часть.
- Отвали, малявка, пока по ушам не получила! – ответил ей Григорий.
- Это еще посмотрим, кто получит! – незнакомая девочка ничуть не испугалась угрозы, это было слышно по ее интонации.
Антон услышал ее легкие шаги, которые быстро приближались. И в следующее мгновение случилось то, чего он никак не ожидал. Послышались гулкие удары, болезненные вскрики мальчишек. Но больше всего слепого мальчика удивил страх, который исходил от Григория и его компании. Вначале они бестолково толкались недалеко от Антона, отбиваясь от нападок девочки, а потом припустили прочь, и наступила тишина.
Мальчик не верил своим ушам. Неужели грозный Григорий испугался всего лишь одной девочки? Как такое может быть? Оказывается, может.
Послышались тихие шуршащие шаги, раздался негромкий девичий голос:
- Ты как, в порядке? Тебе сильно досталось?
- Все нормально, - проворчал Антон, становясь на колени.
- На, держи, - мальчик ощутил прикосновение теплых ладоней, в которых находилась его трость.
- Спасибо, - поблагодарил Антон. Ему было стыдно принимать от девочки, ведь по правилу он должен защищать ее, а не она его.
- Как тебя звать? Меня – Ириной, - продолжила говорить девочка.
- Антон, - ответил мальчик, сделав шаг, потом остановился, зашипев от боли. Все ссадины почему-то сразу заболели, заставив Антона согнуться.
- О, да ты совсем плох, - подхватив его за руку, произнесла Ирина. – Ну, ничего, сейчас я приведу тебя к себе домой, он здесь недалеко, и там осмотрим все твои раны.
- Как тебе в одиночку удалось справиться с Григорием и его компанией? – спросил Антон.
- Мой дядя научил меня кое-каким приемам, - ответила ему Ирина.

Прошло две недели после той встречи. Антон с Ириной сдружились. Они часто в свободное время гуляли по парку, болтая на разные темы. Во время этих разговоров выяснилось, что у ребят много общего. Он любил слушать аудиокниги Асприна, смеясь над его тонким юмором, Панина, погружаясь с головой в его придуманный тайный город, ей же нравилось их читать. Оказалось, что им обоим нравится музыка «БГ», «Машина времени», «Крематорий», и что по душе стихи Есенина.
Кроме обычной болтовни, Антон часто задавал Ирине вопросы, спрашивая обо всем. Таким образом, он пытался с помощью ее глаз познать окружающий мир. И нередко вопросы мальчика ставили девочку в трудное положение.
- Ирина, скажи мне, какое бывает небо? – спросил Антон. – Я слышал, что оно голубое, но все же, какое оно?
- Небо? – невольно переспросила Ирина, таким образом, она пыталась оттянуть время ответа, чтобы сообразить, как можно доступно объяснить мальчику то, что он не видит. – Небо бывает разным, необязательно голубым. Оно постоянно меняется, как настроение у человека. Когда небо радуется, то становится розовым в лучах восходящего солнца, когда оно грустит, окрашивается в серые тона и сразу покрывается обложными тучками, готовыми в любой момент пролить, как слезы, капельки дождя. В задумчивости небо становится голубым и высоким, позволяя по себе неспешно плыть причудливым облакам, когда же оно сердится, то сразу заволакивается тяжелыми свинцовыми тучами, извергающими из себя оглушительные громовые раскаты и яркие изломанные молнии. Спящее небо всегда становится черным. В это время оно украшено маленькими капельками мигающих звезд.
- А сейчас какое небо? – Спросил Антон.
- Сейчас оно грустное, - ответила Ирина. – И в любое мгновение может полить дождь. Так что давай, я тебя провожу домой.
- Давай, - согласился с ней мальчик.
Остальной путь, до квартиры Антона, они проделали молча.

Вернулась домой Ирина хмурой, как осенняя погода. Это сразу заметил ее отец, он сидел в кресле и читал книгу.
- Что случилось? – спросил отец. – Неужели нашелся храбрец, который осмелился обидеть мою дочурку?
- Никто меня не обидел, - отмахнулась от него дочь и собралась удалиться в свою комнату.
- Тогда в чем дело? – отец отложил в сторону книгу.
- Пап, ты можешь мне объяснить, почему разным подонкам и негодяям достается все, а хорошие добрые люди обязательно чего-то лишены и поэтому страдают? – спросила его Ирина.
- Ты об Антоне? - догадался отец. Он знал о дружбе дочери со слепым мальчиком и не препятствовал этому, считая, что забота о ком-то посторонним сделает ее характер мягче, а то со своими занятиями восточными единоборствами она стала превращаться в сорвиголову.
- Да, о нем, - не стала отпираться Ирина. – Почему он лишен зрения? Почему он не может видеть меня? Это же не справедливо!
- Так распорядилась судьба, но это не злой рок, а своего рода награда. Его лишили чего-то важного, но взамен дали светлую чистую душу, а это многого стоит, - ответил ей отец и после небольшой паузы продолжил: - Люди, пройдя по жизни через все невзгоды и при этом, не потеряв своей доброты, остаются до конца жизни настоящими Людьми, хоть приходится им несладко, и лишены они многого. Но зато их чистая, светлая душа притягивает к себе, как магнит, каждого хорошего человека, например тебя. И они счастливы, находясь, рядом друг с другом. Разве этого мало?
- Мало! Я хочу, чтобы Антон видел! – выкрикнула Ирина. – Я готова сделать все, что бы это случилось!
- К сожалению, ничего нельзя сделать, и ты про это прекрасно знаешь, - сказал отец, с грустью глядя на дочь. – Только в легендах и сказках случаются чудеса, а в реальной жизни – нет.
- Расскажи мне такую сказку, - сказала Ирина, присаживаясь рядом с отцом на краешек широкого кресла.
- Что ж, слушай, - отец ласково обнял свою дочь и начал рассказывать:

- Жили в одном селе Иван да Марья. Любили они друг друга больше жизни. Решили влюбленные по весне пожениться. Но был у Ивана недруг, который тоже положил свой глаз на его невесту, звали его Федот. Этот Федот постоянно стоял на дороге у влюбленных, стараясь всеми силами рассорить их. И что только он не делал, но у него ничего не выходило. Тогда Федот решил погубить Ивана, чтобы потом жениться на Марье.
Такой случай вскоре ему подвернулся.
Как-то раз увидел Федот, как Иван заходит вечером в хлев, а кругом никого не видно. Тогда он подбежал к воротам, подпер их толстым дрыном и запалил хлев, после чего поспешно удалился. Иван, увидав огонь, хотел выбраться наружу, но не смог. Тогда он начал звать на помощь.
Вскоре по набежал народ, стал тушить пожар. Кое-как им удало загасить хлев и открыть ворота. Когда же народ увидел, как оттуда выходит еле живой Иван, все ахнули. Как он остался жив в горящем амбаре, никто не мог понять, но это случилось, на нем была тлеющаяся рубах, ожоги на руках и все больше ничего, остальное было цело. Так это всем казалось. На самом деле он кое-чего лишился, он потерял зрение.
Узнав про это, Федот обрадовался и побежал свататься к Марье, решив, что никакая девушка не пойдет замуж за калеку. Свою ошибку он понял, когда получил от ворот поворот.
Марья же решила, во что бы то ни стало вылечить Ивана. Она водила его по разным лекарям, по разным знахарям, но те ничем не могли ему помочь. Тогда Марья пошла к колдунье. Она рассказала ей о своей беде и попросила помощи.
«Я помогу тебе, - ответила ей колдунья, - но плата за мою услугу будет высокой».
«Если надо, я продам свой дом и оплачу твою услугу, - сказала Марья. – Ты только верни моему Ивану зрение».
«Мне не нужно ни злата, ни серебра», - в ответ покачала головой колдунья.
«Чего же ты хочешь?» - спросила Марья.
«За услугу ты отдашь мне десять лет своей молодости, - ответила колдунья. – Ну как, ты еще не передумала?»
«Нет, не передумала», - решительно произнесла Марья.
«Тогда слушай, - услышав должный ответ, продолжила колдунья, - как выпадет зимой первый снег, выйди в поле, найди там гриб – олений рог, покрытый золотой пыльцой, достань плоть своего врага и из всего этого сделай отвар. Когда он остынет, добавь туда слезу невинной девицы. Все, зелье будет готово. Его ты должна три раза в полнолунье давать своему возлюбленному, оно с первого раза подействует, но только на третий раз навечно вернет Ивану зрение, а вашего врага его лишит».
Марья поблагодарила колдунью и ушла.
Когда наступила зима, она вышла в чистое поле, нашла там гриб – олений рог, потом хитростью добыла плоть Федота и сварила зелье. Когда оно остыло, добавила туда пару своих слез, потому что была невинна и чиста в своих помыслах. Это зелье она начала давать Ивану и тот прозрел, а Федот навечно лишился зрения. Как только это случилось, лишилась Марья десяти лет своей молодости, оплатив тем самым услугу колдунье.
Иван увидел все это, а узнав о причине случившегося, покорил невесту за необдуманный поступок, но любить меньше не стал, хотя девушка стала выглядеть старше его. Вскоре они сыграли свадьбу. И жили влюбленные долго и счастливо, что не скажешь о коварном Федоте, который так и не понял, почему в один миг лишился зрения.

Закончил сказку отец.
- Я тоже отдала десять лет молодости, если бы возникла возможность вернуть зрение Антону! – пылко воскликнула Ирина.
- К счастью, тебе не придется идти на такие жертвы, потому что это всего лишь сказка, - ответил ей отец, ласково проведя ладонью по спине.
Потом он забыл об этом разговоре, а Ирина – нет.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 08.09.2011 в 10:05
Сообщение2 часть.
- Отвали, малявка, пока по ушам не получила! – ответил ей Григорий.
- Это еще посмотрим, кто получит! – незнакомая девочка ничуть не испугалась угрозы, это было слышно по ее интонации.
Антон услышал ее легкие шаги, которые быстро приближались. И в следующее мгновение случилось то, чего он никак не ожидал. Послышались гулкие удары, болезненные вскрики мальчишек. Но больше всего слепого мальчика удивил страх, который исходил от Григория и его компании. Вначале они бестолково толкались недалеко от Антона, отбиваясь от нападок девочки, а потом припустили прочь, и наступила тишина.
Мальчик не верил своим ушам. Неужели грозный Григорий испугался всего лишь одной девочки? Как такое может быть? Оказывается, может.
Послышались тихие шуршащие шаги, раздался негромкий девичий голос:
- Ты как, в порядке? Тебе сильно досталось?
- Все нормально, - проворчал Антон, становясь на колени.
- На, держи, - мальчик ощутил прикосновение теплых ладоней, в которых находилась его трость.
- Спасибо, - поблагодарил Антон. Ему было стыдно принимать от девочки, ведь по правилу он должен защищать ее, а не она его.
- Как тебя звать? Меня – Ириной, - продолжила говорить девочка.
- Антон, - ответил мальчик, сделав шаг, потом остановился, зашипев от боли. Все ссадины почему-то сразу заболели, заставив Антона согнуться.
- О, да ты совсем плох, - подхватив его за руку, произнесла Ирина. – Ну, ничего, сейчас я приведу тебя к себе домой, он здесь недалеко, и там осмотрим все твои раны.
- Как тебе в одиночку удалось справиться с Григорием и его компанией? – спросил Антон.
- Мой дядя научил меня кое-каким приемам, - ответила ему Ирина.

Прошло две недели после той встречи. Антон с Ириной сдружились. Они часто в свободное время гуляли по парку, болтая на разные темы. Во время этих разговоров выяснилось, что у ребят много общего. Он любил слушать аудиокниги Асприна, смеясь над его тонким юмором, Панина, погружаясь с головой в его придуманный тайный город, ей же нравилось их читать. Оказалось, что им обоим нравится музыка «БГ», «Машина времени», «Крематорий», и что по душе стихи Есенина.
Кроме обычной болтовни, Антон часто задавал Ирине вопросы, спрашивая обо всем. Таким образом, он пытался с помощью ее глаз познать окружающий мир. И нередко вопросы мальчика ставили девочку в трудное положение.
- Ирина, скажи мне, какое бывает небо? – спросил Антон. – Я слышал, что оно голубое, но все же, какое оно?
- Небо? – невольно переспросила Ирина, таким образом, она пыталась оттянуть время ответа, чтобы сообразить, как можно доступно объяснить мальчику то, что он не видит. – Небо бывает разным, необязательно голубым. Оно постоянно меняется, как настроение у человека. Когда небо радуется, то становится розовым в лучах восходящего солнца, когда оно грустит, окрашивается в серые тона и сразу покрывается обложными тучками, готовыми в любой момент пролить, как слезы, капельки дождя. В задумчивости небо становится голубым и высоким, позволяя по себе неспешно плыть причудливым облакам, когда же оно сердится, то сразу заволакивается тяжелыми свинцовыми тучами, извергающими из себя оглушительные громовые раскаты и яркие изломанные молнии. Спящее небо всегда становится черным. В это время оно украшено маленькими капельками мигающих звезд.
- А сейчас какое небо? – Спросил Антон.
- Сейчас оно грустное, - ответила Ирина. – И в любое мгновение может полить дождь. Так что давай, я тебя провожу домой.
- Давай, - согласился с ней мальчик.
Остальной путь, до квартиры Антона, они проделали молча.

Вернулась домой Ирина хмурой, как осенняя погода. Это сразу заметил ее отец, он сидел в кресле и читал книгу.
- Что случилось? – спросил отец. – Неужели нашелся храбрец, который осмелился обидеть мою дочурку?
- Никто меня не обидел, - отмахнулась от него дочь и собралась удалиться в свою комнату.
- Тогда в чем дело? – отец отложил в сторону книгу.
- Пап, ты можешь мне объяснить, почему разным подонкам и негодяям достается все, а хорошие добрые люди обязательно чего-то лишены и поэтому страдают? – спросила его Ирина.
- Ты об Антоне? - догадался отец. Он знал о дружбе дочери со слепым мальчиком и не препятствовал этому, считая, что забота о ком-то посторонним сделает ее характер мягче, а то со своими занятиями восточными единоборствами она стала превращаться в сорвиголову.
- Да, о нем, - не стала отпираться Ирина. – Почему он лишен зрения? Почему он не может видеть меня? Это же не справедливо!
- Так распорядилась судьба, но это не злой рок, а своего рода награда. Его лишили чего-то важного, но взамен дали светлую чистую душу, а это многого стоит, - ответил ей отец и после небольшой паузы продолжил: - Люди, пройдя по жизни через все невзгоды и при этом, не потеряв своей доброты, остаются до конца жизни настоящими Людьми, хоть приходится им несладко, и лишены они многого. Но зато их чистая, светлая душа притягивает к себе, как магнит, каждого хорошего человека, например тебя. И они счастливы, находясь, рядом друг с другом. Разве этого мало?
- Мало! Я хочу, чтобы Антон видел! – выкрикнула Ирина. – Я готова сделать все, что бы это случилось!
- К сожалению, ничего нельзя сделать, и ты про это прекрасно знаешь, - сказал отец, с грустью глядя на дочь. – Только в легендах и сказках случаются чудеса, а в реальной жизни – нет.
- Расскажи мне такую сказку, - сказала Ирина, присаживаясь рядом с отцом на краешек широкого кресла.
- Что ж, слушай, - отец ласково обнял свою дочь и начал рассказывать:

- Жили в одном селе Иван да Марья. Любили они друг друга больше жизни. Решили влюбленные по весне пожениться. Но был у Ивана недруг, который тоже положил свой глаз на его невесту, звали его Федот. Этот Федот постоянно стоял на дороге у влюбленных, стараясь всеми силами рассорить их. И что только он не делал, но у него ничего не выходило. Тогда Федот решил погубить Ивана, чтобы потом жениться на Марье.
Такой случай вскоре ему подвернулся.
Как-то раз увидел Федот, как Иван заходит вечером в хлев, а кругом никого не видно. Тогда он подбежал к воротам, подпер их толстым дрыном и запалил хлев, после чего поспешно удалился. Иван, увидав огонь, хотел выбраться наружу, но не смог. Тогда он начал звать на помощь.
Вскоре по набежал народ, стал тушить пожар. Кое-как им удало загасить хлев и открыть ворота. Когда же народ увидел, как оттуда выходит еле живой Иван, все ахнули. Как он остался жив в горящем амбаре, никто не мог понять, но это случилось, на нем была тлеющаяся рубах, ожоги на руках и все больше ничего, остальное было цело. Так это всем казалось. На самом деле он кое-чего лишился, он потерял зрение.
Узнав про это, Федот обрадовался и побежал свататься к Марье, решив, что никакая девушка не пойдет замуж за калеку. Свою ошибку он понял, когда получил от ворот поворот.
Марья же решила, во что бы то ни стало вылечить Ивана. Она водила его по разным лекарям, по разным знахарям, но те ничем не могли ему помочь. Тогда Марья пошла к колдунье. Она рассказала ей о своей беде и попросила помощи.
«Я помогу тебе, - ответила ей колдунья, - но плата за мою услугу будет высокой».
«Если надо, я продам свой дом и оплачу твою услугу, - сказала Марья. – Ты только верни моему Ивану зрение».
«Мне не нужно ни злата, ни серебра», - в ответ покачала головой колдунья.
«Чего же ты хочешь?» - спросила Марья.
«За услугу ты отдашь мне десять лет своей молодости, - ответила колдунья. – Ну как, ты еще не передумала?»
«Нет, не передумала», - решительно произнесла Марья.
«Тогда слушай, - услышав должный ответ, продолжила колдунья, - как выпадет зимой первый снег, выйди в поле, найди там гриб – олений рог, покрытый золотой пыльцой, достань плоть своего врага и из всего этого сделай отвар. Когда он остынет, добавь туда слезу невинной девицы. Все, зелье будет готово. Его ты должна три раза в полнолунье давать своему возлюбленному, оно с первого раза подействует, но только на третий раз навечно вернет Ивану зрение, а вашего врага его лишит».
Марья поблагодарила колдунью и ушла.
Когда наступила зима, она вышла в чистое поле, нашла там гриб – олений рог, потом хитростью добыла плоть Федота и сварила зелье. Когда оно остыло, добавила туда пару своих слез, потому что была невинна и чиста в своих помыслах. Это зелье она начала давать Ивану и тот прозрел, а Федот навечно лишился зрения. Как только это случилось, лишилась Марья десяти лет своей молодости, оплатив тем самым услугу колдунье.
Иван увидел все это, а узнав о причине случившегося, покорил невесту за необдуманный поступок, но любить меньше не стал, хотя девушка стала выглядеть старше его. Вскоре они сыграли свадьбу. И жили влюбленные долго и счастливо, что не скажешь о коварном Федоте, который так и не понял, почему в один миг лишился зрения.

Закончил сказку отец.
- Я тоже отдала десять лет молодости, если бы возникла возможность вернуть зрение Антону! – пылко воскликнула Ирина.
- К счастью, тебе не придется идти на такие жертвы, потому что это всего лишь сказка, - ответил ей отец, ласково проведя ладонью по спине.
Потом он забыл об этом разговоре, а Ирина – нет.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 08.09.2011 в 10:05
СамираДата: Четверг, 08.09.2011, 10:40 | Сообщение # 8
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
sermolotkov, clapping будет продолжение? Очень интересно. l_daisy

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщениеsermolotkov, clapping будет продолжение? Очень интересно. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 08.09.2011 в 10:40
Сообщениеsermolotkov, clapping будет продолжение? Очень интересно. l_daisy

Автор - Самира
Дата добавления - 08.09.2011 в 10:40
sermolotkovДата: Четверг, 08.09.2011, 22:08 | Сообщение # 9
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Продолжение будет, но скорее всего послезавтра. Завтра на сутки на работу ухожу. И скорее всего мне придется еще на пару тройку частей его делить, да и слищком тяжело эмоционально писать, самому душу надрывает. Прочитал сыну, говорит, что очень понравилось. Тоже продолжение ждет.
 
СообщениеПродолжение будет, но скорее всего послезавтра. Завтра на сутки на работу ухожу. И скорее всего мне придется еще на пару тройку частей его делить, да и слищком тяжело эмоционально писать, самому душу надрывает. Прочитал сыну, говорит, что очень понравилось. Тоже продолжение ждет.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 08.09.2011 в 22:08
СообщениеПродолжение будет, но скорее всего послезавтра. Завтра на сутки на работу ухожу. И скорее всего мне придется еще на пару тройку частей его делить, да и слищком тяжело эмоционально писать, самому душу надрывает. Прочитал сыну, говорит, что очень понравилось. Тоже продолжение ждет.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 08.09.2011 в 22:08
sermolotkovДата: Суббота, 10.09.2011, 11:35 | Сообщение # 10
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
3 часть
***

Наступила зима, выпал первый снег. Как только это случилось, Ирина положила в небольшой рюкзачок бутерброды, термос с горячим чаем, тепло оделась и пошла на вокзал. Там она села в пригородную электричку.
Доехав до первого полустанка, Ирина вышла из вагона и невольно поежилась от холода. Дул порывистый ветер, неся над заснеженной бетонной платформой, извивающиеся струйки поземки. Он холодил лицо и старался забраться под теплую одежду.
Ирина, поправив рюкзачок на плече, направилась в сторону открытого поля, туда, где нет людского жилья. Там она надеялась, вопреки словам отца, найти волшебный гриб – олений рог, который поможет ей вернуть Антону зрение.
В поле было снегу по колено, так что идти там без дороги было трудновато, но это не страшила девочку, потому что, имея конкретную цель, легче преодолевать трудности. Она брела вперед, с трудом переставляя ноги. После нее оставалась глубокая узкая борозда в бесконечном снежном покрове.
Ветер нагнал тяжелые низкие тучи, из которых повалил крупный снег, заваливая собой следы Ирины и закрывая горизонт непроглядной вуалью. Как то сразу стало темно.
Девочка огляделась. Видимость упала до расстояния вытянутой руки. И уже было не понятно, откуда девочка шла и куда нужно идти. Кто-нибудь другой, на ее месте, уже давно повернул назад, стараясь как можно быстрее добраться до теплого дома, но только не Ирина, она упорно продвигалась вперед, стараясь через пелену снегопада увидеть то, что искала.
Сквозь завывание ветра послышалось поскрипывание снега, под чьими-то ногами. Девочка посмотрела в ту сторону. Сначала ничего не было видно, потом, стал проявлять темный силуэт человека, тяжело шагавшего навстречу ей. Он был густо усыпан хлопьями снега и казался ожившим снеговиком. Когда же силуэт приблизился на достаточное расстояние, Ирина увидела сгорбленную старушку, одетую в длинный теплый тулуп, пуховой платок, с валенками на ногах и опирающуюся на высокую клюку. Она, покачиваясь под резкими порывами ветра, пробивала себе дорогу через глубокие сугробы.
- Заметелило некстати, - произнесла старушка дребезжащим старческим голосом, приблизившись к Ирине. – Сейчас бы чайку горячего хлебнуть, согреться, а то мороз до самых костей добирается.
- Сейчас вам налью, - отозвалась девочка. Она, сняв шерстяные варежки, полезла в рюкзачок, достала термос и налила горячего чаю в пластиковый стакан. – Берите, только смотрите не обожгитесь.
- Спасибо, добрая душа, - поблагодарила старушка, беря в руку стакан, - не дала старухе замерзнуть.
- Может, бутерброды будете? – предложила Ирина.
- Нет, я не голодна, - отказалась старушка.
Она, воткнув клюку в сугроб, перехватила стакан двумя руками и стала мелкими глотками пить горячий чай, от которого вверх поднимался легкий белесый парок.
Ирина стояла рядом. Она терпеливо ждала, когда старушка закончит чаепитие, а заодно с интересом рассматривала ее.
Сухое морщинистое лицо, похожее на моченое яблоко, выцветшие с синевой губы, пряди седых волос, выбивающиеся из-под пухового платка, небольшой нос уточкой и серые глаза. Рост старушки - немного выше девочки. Сколько ей лет? Сразу не поймешь; может шестьдесят, а может все девяносто.
- Уф, хорошо, - выдохнула старушка, вытерев ладонью вспотевший лоб, и передала пустой стакан девочке.
- Еще налить? – поинтересовалась Ирина.
- Нет, спасибо, мне этого хватило, чтобы согреться, - ответила старушка, потом внимательно посмотрела на девочку и спросила:
- Какая нужда тебя, деточка, заставила в такую непогоду бродить по голому полю? Почему тебе дома не сидится в тепле да уюте?
Ирина стояла и молчала. А что она могла сказать? То, что пошла в поле на поиски чудесного гриба, которого в глаза никогда не видала? То, что с помощью его хочет своего лучшего друга избавить от слепоты? А стоит ли про это говорить первому встречному? Она сама искренне верит в чудо, в то, что обязательно найдет гриб и поможет Антону, но другие ее просто могут не понять и принять за сумасшедшую. Вот поэтому девочка не стала отвечать на вопрос старушки.
А та как будто не ждала ответа. Старушка сама завела разговор на эту тему, словно умела читать чужие мысли:
- Вижу, очень хочешь помочь своему другу, вот и бродишь по заслеженному полю в поиске гриба – олений рог. Вот только не там ты ищешь. Тебе нужно взять немного левее и тогда увидишь на небольшом пригорке гриб.
- Но откуда вы знаете? – удивилась Ирина.
- Вопрос не в том, откуда я знаю, вопрос в том, знаешь ли ты, что хочешь совершить? – спросила девочку старушка.
- Да, я точно знаю, - горячо заверила ее Ирина.
- Нет, деточка, ничего ты не знаешь, - сокрушительно покачала головой старушка. – Не все дары сладки, как ты думаешь, бывают они и горьки, как желчь. Помни про это. И если еще не передумала, то ступай вон в ту сторону.
Она указала рукой, куда нужно идти.
Ирина посмотрела в ту сторону, но кроме завесы падающего снега, ничего рассмотреть не смогла. Когда она обратила свой взор на старушку, той и след простыл, словно ее вовсе не было. Девочка невольно вздрогнула, подумав, что все ей привиделось, но пустой стакан в руке напоминал о странной встрече.
Ирина огляделась, в надежде увидеть странную старушку, не могла же она взять и испариться, но кругом не было ни одной живой души. И только тихий, едва различимый дребезжащий старческий голос, прозвучавший из ниоткуда, удалось ей услышать:
«Когда в третий раз взойдет полная луна, отдай зелье слепцу, возможно, тогда тебе удастся исправить содеянное!»
Тем временем снегопад закончился, перестал дуть порывистый ветер, и сразу стало непривычно тихо, словно природа на мгновение замерла, давая девочке время на раздумье. Вот только Ирина не собиралась стоять на месте и размышлять, она еще раз посмотрев в ту сторону, куда ей указала странная старушка, увидела тусклое золотистое свечение. Ее сердце подсказало – вот он, этот чудесный гриб, подойди к нему и возьми!
Ирина, позабыв обо всем, тяжело побежала, постоянно проваливаясь в сугробы, к невысокому пригорку, слегка припорошенному снегом. И чем ближе она приближалась к грибу, тем трудней становилось идти. Девочке стало казаться, что какая-то невидимая сила не хотела пускать ее к намеченной цели. Но Ирина не сдавалась, она готова была ползти, только бы дотронутся рукой до гриба – олений рог.
Вот и невысокий пригорок. Девочка из последних сил забралась на него и встала на колени перед заветным грибом. Он был не таким как все остальные грибы; с длинной толстой ножкой, на которой виднелись парочка волнистых тонких юбок, сверху покрывал его высокая конусовидная шляпка. Как раз она и светилась тусклым золотистым светом.
Ирина осторожно, дотронулась до гриба. Тот, несмотря на сильный мороз, казался теплым. Девочка, трясущимися руками от волнения, осторожно вырвала его из земли, завернула в приготовленную тряпочку и положила в рюкзачок.
Получилось! Ей удалось совершить невозможное – найти волшебный гриб - олений рог, сверкающий позолотой!
Осознав это, девочка ощутила, как тугой комок подступает к горлу, перехватывая дыхание, как защипало в глазах и оттуда потекли маленькие капельки слез радости. Они медленно спускались вниз по розовым щекам, замерзая, превращались в хрустальные льдинки, похожие на крохотные блестящие бриллианты. Затем, замерзшие слезы, ускоряя ход, катились дальше, оставляя на коже холодный след. И только потом, минув лицо, падали в снег, теряясь там.
Ирина подставила ладонь, ловя хрусталики слез. Их набралось с десяток, потом они иссякли. Но и этого достаточно для изготовления зелья. Девочка одной рукой залезла в рюкзачок, достала оттуда термос, вылив остатки чая, осторожно положила внутрь драгоценные льдинки.
Все, полдела сделано, теперь осталось достать плоть врага и можно варить зелье, которое поможет Антону прозреть. А кто у нас враг? Конечно же - Григорий. Это он на протяжении долгого времени издевался над Антоном, заставляя того страдать. Значит, только он должен получить по заслугам и на себе испытать, что значит быть слепым и беспомощным.
Так решила Ирина, положив термос в рюкзачок.
Осталось дело за малым – найти Григория, взять кусочек его плоти. Не важно, что это будет; капелька крови, маленький кусок кожи, один волосок, главное, чтобы это было его, а ни кого-то другого.
Сделав такой вывод, девочка достала из кармана куртки носовой платок, вытерла им хлюпающий нос и, поднявшись с колен, направилась в сторону полустанка.
 
Сообщение3 часть
***

Наступила зима, выпал первый снег. Как только это случилось, Ирина положила в небольшой рюкзачок бутерброды, термос с горячим чаем, тепло оделась и пошла на вокзал. Там она села в пригородную электричку.
Доехав до первого полустанка, Ирина вышла из вагона и невольно поежилась от холода. Дул порывистый ветер, неся над заснеженной бетонной платформой, извивающиеся струйки поземки. Он холодил лицо и старался забраться под теплую одежду.
Ирина, поправив рюкзачок на плече, направилась в сторону открытого поля, туда, где нет людского жилья. Там она надеялась, вопреки словам отца, найти волшебный гриб – олений рог, который поможет ей вернуть Антону зрение.
В поле было снегу по колено, так что идти там без дороги было трудновато, но это не страшила девочку, потому что, имея конкретную цель, легче преодолевать трудности. Она брела вперед, с трудом переставляя ноги. После нее оставалась глубокая узкая борозда в бесконечном снежном покрове.
Ветер нагнал тяжелые низкие тучи, из которых повалил крупный снег, заваливая собой следы Ирины и закрывая горизонт непроглядной вуалью. Как то сразу стало темно.
Девочка огляделась. Видимость упала до расстояния вытянутой руки. И уже было не понятно, откуда девочка шла и куда нужно идти. Кто-нибудь другой, на ее месте, уже давно повернул назад, стараясь как можно быстрее добраться до теплого дома, но только не Ирина, она упорно продвигалась вперед, стараясь через пелену снегопада увидеть то, что искала.
Сквозь завывание ветра послышалось поскрипывание снега, под чьими-то ногами. Девочка посмотрела в ту сторону. Сначала ничего не было видно, потом, стал проявлять темный силуэт человека, тяжело шагавшего навстречу ей. Он был густо усыпан хлопьями снега и казался ожившим снеговиком. Когда же силуэт приблизился на достаточное расстояние, Ирина увидела сгорбленную старушку, одетую в длинный теплый тулуп, пуховой платок, с валенками на ногах и опирающуюся на высокую клюку. Она, покачиваясь под резкими порывами ветра, пробивала себе дорогу через глубокие сугробы.
- Заметелило некстати, - произнесла старушка дребезжащим старческим голосом, приблизившись к Ирине. – Сейчас бы чайку горячего хлебнуть, согреться, а то мороз до самых костей добирается.
- Сейчас вам налью, - отозвалась девочка. Она, сняв шерстяные варежки, полезла в рюкзачок, достала термос и налила горячего чаю в пластиковый стакан. – Берите, только смотрите не обожгитесь.
- Спасибо, добрая душа, - поблагодарила старушка, беря в руку стакан, - не дала старухе замерзнуть.
- Может, бутерброды будете? – предложила Ирина.
- Нет, я не голодна, - отказалась старушка.
Она, воткнув клюку в сугроб, перехватила стакан двумя руками и стала мелкими глотками пить горячий чай, от которого вверх поднимался легкий белесый парок.
Ирина стояла рядом. Она терпеливо ждала, когда старушка закончит чаепитие, а заодно с интересом рассматривала ее.
Сухое морщинистое лицо, похожее на моченое яблоко, выцветшие с синевой губы, пряди седых волос, выбивающиеся из-под пухового платка, небольшой нос уточкой и серые глаза. Рост старушки - немного выше девочки. Сколько ей лет? Сразу не поймешь; может шестьдесят, а может все девяносто.
- Уф, хорошо, - выдохнула старушка, вытерев ладонью вспотевший лоб, и передала пустой стакан девочке.
- Еще налить? – поинтересовалась Ирина.
- Нет, спасибо, мне этого хватило, чтобы согреться, - ответила старушка, потом внимательно посмотрела на девочку и спросила:
- Какая нужда тебя, деточка, заставила в такую непогоду бродить по голому полю? Почему тебе дома не сидится в тепле да уюте?
Ирина стояла и молчала. А что она могла сказать? То, что пошла в поле на поиски чудесного гриба, которого в глаза никогда не видала? То, что с помощью его хочет своего лучшего друга избавить от слепоты? А стоит ли про это говорить первому встречному? Она сама искренне верит в чудо, в то, что обязательно найдет гриб и поможет Антону, но другие ее просто могут не понять и принять за сумасшедшую. Вот поэтому девочка не стала отвечать на вопрос старушки.
А та как будто не ждала ответа. Старушка сама завела разговор на эту тему, словно умела читать чужие мысли:
- Вижу, очень хочешь помочь своему другу, вот и бродишь по заслеженному полю в поиске гриба – олений рог. Вот только не там ты ищешь. Тебе нужно взять немного левее и тогда увидишь на небольшом пригорке гриб.
- Но откуда вы знаете? – удивилась Ирина.
- Вопрос не в том, откуда я знаю, вопрос в том, знаешь ли ты, что хочешь совершить? – спросила девочку старушка.
- Да, я точно знаю, - горячо заверила ее Ирина.
- Нет, деточка, ничего ты не знаешь, - сокрушительно покачала головой старушка. – Не все дары сладки, как ты думаешь, бывают они и горьки, как желчь. Помни про это. И если еще не передумала, то ступай вон в ту сторону.
Она указала рукой, куда нужно идти.
Ирина посмотрела в ту сторону, но кроме завесы падающего снега, ничего рассмотреть не смогла. Когда она обратила свой взор на старушку, той и след простыл, словно ее вовсе не было. Девочка невольно вздрогнула, подумав, что все ей привиделось, но пустой стакан в руке напоминал о странной встрече.
Ирина огляделась, в надежде увидеть странную старушку, не могла же она взять и испариться, но кругом не было ни одной живой души. И только тихий, едва различимый дребезжащий старческий голос, прозвучавший из ниоткуда, удалось ей услышать:
«Когда в третий раз взойдет полная луна, отдай зелье слепцу, возможно, тогда тебе удастся исправить содеянное!»
Тем временем снегопад закончился, перестал дуть порывистый ветер, и сразу стало непривычно тихо, словно природа на мгновение замерла, давая девочке время на раздумье. Вот только Ирина не собиралась стоять на месте и размышлять, она еще раз посмотрев в ту сторону, куда ей указала странная старушка, увидела тусклое золотистое свечение. Ее сердце подсказало – вот он, этот чудесный гриб, подойди к нему и возьми!
Ирина, позабыв обо всем, тяжело побежала, постоянно проваливаясь в сугробы, к невысокому пригорку, слегка припорошенному снегом. И чем ближе она приближалась к грибу, тем трудней становилось идти. Девочке стало казаться, что какая-то невидимая сила не хотела пускать ее к намеченной цели. Но Ирина не сдавалась, она готова была ползти, только бы дотронутся рукой до гриба – олений рог.
Вот и невысокий пригорок. Девочка из последних сил забралась на него и встала на колени перед заветным грибом. Он был не таким как все остальные грибы; с длинной толстой ножкой, на которой виднелись парочка волнистых тонких юбок, сверху покрывал его высокая конусовидная шляпка. Как раз она и светилась тусклым золотистым светом.
Ирина осторожно, дотронулась до гриба. Тот, несмотря на сильный мороз, казался теплым. Девочка, трясущимися руками от волнения, осторожно вырвала его из земли, завернула в приготовленную тряпочку и положила в рюкзачок.
Получилось! Ей удалось совершить невозможное – найти волшебный гриб - олений рог, сверкающий позолотой!
Осознав это, девочка ощутила, как тугой комок подступает к горлу, перехватывая дыхание, как защипало в глазах и оттуда потекли маленькие капельки слез радости. Они медленно спускались вниз по розовым щекам, замерзая, превращались в хрустальные льдинки, похожие на крохотные блестящие бриллианты. Затем, замерзшие слезы, ускоряя ход, катились дальше, оставляя на коже холодный след. И только потом, минув лицо, падали в снег, теряясь там.
Ирина подставила ладонь, ловя хрусталики слез. Их набралось с десяток, потом они иссякли. Но и этого достаточно для изготовления зелья. Девочка одной рукой залезла в рюкзачок, достала оттуда термос, вылив остатки чая, осторожно положила внутрь драгоценные льдинки.
Все, полдела сделано, теперь осталось достать плоть врага и можно варить зелье, которое поможет Антону прозреть. А кто у нас враг? Конечно же - Григорий. Это он на протяжении долгого времени издевался над Антоном, заставляя того страдать. Значит, только он должен получить по заслугам и на себе испытать, что значит быть слепым и беспомощным.
Так решила Ирина, положив термос в рюкзачок.
Осталось дело за малым – найти Григория, взять кусочек его плоти. Не важно, что это будет; капелька крови, маленький кусок кожи, один волосок, главное, чтобы это было его, а ни кого-то другого.
Сделав такой вывод, девочка достала из кармана куртки носовой платок, вытерла им хлюпающий нос и, поднявшись с колен, направилась в сторону полустанка.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 10.09.2011 в 11:35
Сообщение3 часть
***

Наступила зима, выпал первый снег. Как только это случилось, Ирина положила в небольшой рюкзачок бутерброды, термос с горячим чаем, тепло оделась и пошла на вокзал. Там она села в пригородную электричку.
Доехав до первого полустанка, Ирина вышла из вагона и невольно поежилась от холода. Дул порывистый ветер, неся над заснеженной бетонной платформой, извивающиеся струйки поземки. Он холодил лицо и старался забраться под теплую одежду.
Ирина, поправив рюкзачок на плече, направилась в сторону открытого поля, туда, где нет людского жилья. Там она надеялась, вопреки словам отца, найти волшебный гриб – олений рог, который поможет ей вернуть Антону зрение.
В поле было снегу по колено, так что идти там без дороги было трудновато, но это не страшила девочку, потому что, имея конкретную цель, легче преодолевать трудности. Она брела вперед, с трудом переставляя ноги. После нее оставалась глубокая узкая борозда в бесконечном снежном покрове.
Ветер нагнал тяжелые низкие тучи, из которых повалил крупный снег, заваливая собой следы Ирины и закрывая горизонт непроглядной вуалью. Как то сразу стало темно.
Девочка огляделась. Видимость упала до расстояния вытянутой руки. И уже было не понятно, откуда девочка шла и куда нужно идти. Кто-нибудь другой, на ее месте, уже давно повернул назад, стараясь как можно быстрее добраться до теплого дома, но только не Ирина, она упорно продвигалась вперед, стараясь через пелену снегопада увидеть то, что искала.
Сквозь завывание ветра послышалось поскрипывание снега, под чьими-то ногами. Девочка посмотрела в ту сторону. Сначала ничего не было видно, потом, стал проявлять темный силуэт человека, тяжело шагавшего навстречу ей. Он был густо усыпан хлопьями снега и казался ожившим снеговиком. Когда же силуэт приблизился на достаточное расстояние, Ирина увидела сгорбленную старушку, одетую в длинный теплый тулуп, пуховой платок, с валенками на ногах и опирающуюся на высокую клюку. Она, покачиваясь под резкими порывами ветра, пробивала себе дорогу через глубокие сугробы.
- Заметелило некстати, - произнесла старушка дребезжащим старческим голосом, приблизившись к Ирине. – Сейчас бы чайку горячего хлебнуть, согреться, а то мороз до самых костей добирается.
- Сейчас вам налью, - отозвалась девочка. Она, сняв шерстяные варежки, полезла в рюкзачок, достала термос и налила горячего чаю в пластиковый стакан. – Берите, только смотрите не обожгитесь.
- Спасибо, добрая душа, - поблагодарила старушка, беря в руку стакан, - не дала старухе замерзнуть.
- Может, бутерброды будете? – предложила Ирина.
- Нет, я не голодна, - отказалась старушка.
Она, воткнув клюку в сугроб, перехватила стакан двумя руками и стала мелкими глотками пить горячий чай, от которого вверх поднимался легкий белесый парок.
Ирина стояла рядом. Она терпеливо ждала, когда старушка закончит чаепитие, а заодно с интересом рассматривала ее.
Сухое морщинистое лицо, похожее на моченое яблоко, выцветшие с синевой губы, пряди седых волос, выбивающиеся из-под пухового платка, небольшой нос уточкой и серые глаза. Рост старушки - немного выше девочки. Сколько ей лет? Сразу не поймешь; может шестьдесят, а может все девяносто.
- Уф, хорошо, - выдохнула старушка, вытерев ладонью вспотевший лоб, и передала пустой стакан девочке.
- Еще налить? – поинтересовалась Ирина.
- Нет, спасибо, мне этого хватило, чтобы согреться, - ответила старушка, потом внимательно посмотрела на девочку и спросила:
- Какая нужда тебя, деточка, заставила в такую непогоду бродить по голому полю? Почему тебе дома не сидится в тепле да уюте?
Ирина стояла и молчала. А что она могла сказать? То, что пошла в поле на поиски чудесного гриба, которого в глаза никогда не видала? То, что с помощью его хочет своего лучшего друга избавить от слепоты? А стоит ли про это говорить первому встречному? Она сама искренне верит в чудо, в то, что обязательно найдет гриб и поможет Антону, но другие ее просто могут не понять и принять за сумасшедшую. Вот поэтому девочка не стала отвечать на вопрос старушки.
А та как будто не ждала ответа. Старушка сама завела разговор на эту тему, словно умела читать чужие мысли:
- Вижу, очень хочешь помочь своему другу, вот и бродишь по заслеженному полю в поиске гриба – олений рог. Вот только не там ты ищешь. Тебе нужно взять немного левее и тогда увидишь на небольшом пригорке гриб.
- Но откуда вы знаете? – удивилась Ирина.
- Вопрос не в том, откуда я знаю, вопрос в том, знаешь ли ты, что хочешь совершить? – спросила девочку старушка.
- Да, я точно знаю, - горячо заверила ее Ирина.
- Нет, деточка, ничего ты не знаешь, - сокрушительно покачала головой старушка. – Не все дары сладки, как ты думаешь, бывают они и горьки, как желчь. Помни про это. И если еще не передумала, то ступай вон в ту сторону.
Она указала рукой, куда нужно идти.
Ирина посмотрела в ту сторону, но кроме завесы падающего снега, ничего рассмотреть не смогла. Когда она обратила свой взор на старушку, той и след простыл, словно ее вовсе не было. Девочка невольно вздрогнула, подумав, что все ей привиделось, но пустой стакан в руке напоминал о странной встрече.
Ирина огляделась, в надежде увидеть странную старушку, не могла же она взять и испариться, но кругом не было ни одной живой души. И только тихий, едва различимый дребезжащий старческий голос, прозвучавший из ниоткуда, удалось ей услышать:
«Когда в третий раз взойдет полная луна, отдай зелье слепцу, возможно, тогда тебе удастся исправить содеянное!»
Тем временем снегопад закончился, перестал дуть порывистый ветер, и сразу стало непривычно тихо, словно природа на мгновение замерла, давая девочке время на раздумье. Вот только Ирина не собиралась стоять на месте и размышлять, она еще раз посмотрев в ту сторону, куда ей указала странная старушка, увидела тусклое золотистое свечение. Ее сердце подсказало – вот он, этот чудесный гриб, подойди к нему и возьми!
Ирина, позабыв обо всем, тяжело побежала, постоянно проваливаясь в сугробы, к невысокому пригорку, слегка припорошенному снегом. И чем ближе она приближалась к грибу, тем трудней становилось идти. Девочке стало казаться, что какая-то невидимая сила не хотела пускать ее к намеченной цели. Но Ирина не сдавалась, она готова была ползти, только бы дотронутся рукой до гриба – олений рог.
Вот и невысокий пригорок. Девочка из последних сил забралась на него и встала на колени перед заветным грибом. Он был не таким как все остальные грибы; с длинной толстой ножкой, на которой виднелись парочка волнистых тонких юбок, сверху покрывал его высокая конусовидная шляпка. Как раз она и светилась тусклым золотистым светом.
Ирина осторожно, дотронулась до гриба. Тот, несмотря на сильный мороз, казался теплым. Девочка, трясущимися руками от волнения, осторожно вырвала его из земли, завернула в приготовленную тряпочку и положила в рюкзачок.
Получилось! Ей удалось совершить невозможное – найти волшебный гриб - олений рог, сверкающий позолотой!
Осознав это, девочка ощутила, как тугой комок подступает к горлу, перехватывая дыхание, как защипало в глазах и оттуда потекли маленькие капельки слез радости. Они медленно спускались вниз по розовым щекам, замерзая, превращались в хрустальные льдинки, похожие на крохотные блестящие бриллианты. Затем, замерзшие слезы, ускоряя ход, катились дальше, оставляя на коже холодный след. И только потом, минув лицо, падали в снег, теряясь там.
Ирина подставила ладонь, ловя хрусталики слез. Их набралось с десяток, потом они иссякли. Но и этого достаточно для изготовления зелья. Девочка одной рукой залезла в рюкзачок, достала оттуда термос, вылив остатки чая, осторожно положила внутрь драгоценные льдинки.
Все, полдела сделано, теперь осталось достать плоть врага и можно варить зелье, которое поможет Антону прозреть. А кто у нас враг? Конечно же - Григорий. Это он на протяжении долгого времени издевался над Антоном, заставляя того страдать. Значит, только он должен получить по заслугам и на себе испытать, что значит быть слепым и беспомощным.
Так решила Ирина, положив термос в рюкзачок.
Осталось дело за малым – найти Григория, взять кусочек его плоти. Не важно, что это будет; капелька крови, маленький кусок кожи, один волосок, главное, чтобы это было его, а ни кого-то другого.
Сделав такой вывод, девочка достала из кармана куртки носовой платок, вытерла им хлюпающий нос и, поднявшись с колен, направилась в сторону полустанка.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 10.09.2011 в 11:35
СамираДата: Суббота, 10.09.2011, 12:05 | Сообщение # 11
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
sermolotkov, good читаю с возрастающим интересом. Получится ли у моей тёзки задуманное? smile

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщениеsermolotkov, good читаю с возрастающим интересом. Получится ли у моей тёзки задуманное? smile

Автор - Самира
Дата добавления - 10.09.2011 в 12:05
Сообщениеsermolotkov, good читаю с возрастающим интересом. Получится ли у моей тёзки задуманное? smile

Автор - Самира
Дата добавления - 10.09.2011 в 12:05
sermolotkovДата: Воскресенье, 11.09.2011, 12:24 | Сообщение # 12
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Выйдя из вагона электрички, Ирина направилась на вокзал. Через него ей было легче добраться до автобусной остановки. Уже начало вечереть, значит нужно поскорей добраться до дома, чтобы родителей не беспокоить, а то те всех ее знакомых поставят на уши своими настойчивыми телефонными звонками. Ирина вошла на закрытый вокзал. Там, со стороны лавок, для пассажиров ожидающих своего поезда, она услышала какой-то непонятный шум. Девочка обернулась туда и сразу же увидела Григория с его неразлучной компанией.
Ирина невольно усмехнулась, вспомнив русскую поговорку: на ловца зверь бежит. Так и сейчас вышло, так что ей не придется бегать по всему городу в поиски этих подонков.
Причина же шума, была вот какая. Григорий вместе со своей компанией решил немного развлечься. Он выбирал, жертву послабей; не важно, был это маленький ребенок, беременная женщина или старик, срывал с нее шапку и убегал прочь, потом он этот теплый головной убор выбрасывал в заснеженные кусты или в ближайшую урну. А то, что человек, лишенный шапки может сильно простудиться, это его ни капельки не волновало, главное ему было весело.
Увидев это, Ирина поняла, что она выбрала правильное решение. Таких негодяев нужно наказывать, чтобы другим неповадно было заниматься безобразием.
Сейчас Григорий, сорвав меховую шапку с головы щупленького подростка, лавировал между лавками, стараясь убежать от родителей мальчика, которые преследовали его. Но разве за ним угонишься. Григорий ловко перепрыгивал через расставленные чемоданы и сумки приезжих, петлял среди толпы людей, задевая тех плечом и чуть не сбивая с ног. А дорожной полиции, как назло нигде не было видать.
Остальная компания хулиганов медленно шла по проходу вокзала и открыто смеялась над неловкой погоней.
Вот до выхода из вокзала Григорию осталось минуть свободное пространство и через стеклянные двухстворчатые двери ему удастся вырваться на перрон, а уж там, на просторе, попробуй его догони.
- Стой! - выкрикнула Ирина, выбегая парню наперерез.
Услышав знакомый голос, Григорий отвлекся от дороги и это для него даром не прошло. Совершив оплошность, он боком напоролся на тележку, груженную мешками, ее катил рабочий вокзала. Вскрикнув от неожиданности, он выпустил из рук украденную шапку, упав лицом на бетонный пол.
В это время к нему подбежала Ирина.
Григорий заметил ее, приподняв лицо с пола. У него из разбитого носа тонкой струйкой бежала кровь, образуя небольшую лужицу на бетоне. Узнав девочку, Григорий моментально вскочил на ноги и поспешил подальше убраться от нее. Он помнил их прошлую встречу осенью, после которой у него остались на лице синяки, такого повторения ему не хотелось, поэтому испуганный Григорий выскочил с вокзала и помчался туда, куда глаза глядят.
Ирина его преследовать не стала, он ей не нужен, а вот его кровь... она достала из кармана куртки носовой платок, нагнулась и быстро промокнула его в алую лужицу, потом спрятала его обратно.
Все, все компоненты для зелья собраны, теперь осталось дело за малым - придти домой и сварить его.
В это время к ней подбежал запыхавшийся щупленький подросток. Девочка взяла с пола шапку и передала ему.
- Держи, смотри не простудись, - улыбнувшись, произнесла Ирина и направилась к выходу с вокзала в город, не дожидаясь благодарности от паренька.

Улица девочку встретила вечерними сумерками. Мороз заметно покрепчал, он слегка щипал нос со щеками, превращал дыхание в белесый парок, который быстро развеивался под слабым дуновением ветерка.
Ирина посмотрела на вечернее небо, украшенное по-зимнему ярчайшими скоплениями звезд и непривычно большой полной луной.
- О боже, сегодня полнолунье! - встревожено прошептала девочка.
Значит сегодня ей нужно успеть сварить зелье и напоить им Антона, или придется ждать целый месяц до следующей полной луны.
Целый месяц!
Нет, она такого долгого срока не выдержит, особенно тогда, когда под рукой все есть для излечения лучшего друга. Значит, нужно поторопиться.
Вытащив из рюкзачка кошелек, Ирина подсчитала, сколько у нее осталось денег. Там было четыреста рублей. Замечательно, этого вполне хватит, чтобы на такси добраться до дома.
На "моторе" ей удастся за двадцать минут доехать, не то, что в общественном транспорте в час пик. Потом, примерно час готовить зелье, около тридцати минут его остужать и заливать в три отдельные склянки, чтобы в каждое полнолуние выдавать Антону нужную порцию панацеи от слепоты, еще минут пятнадцать уйдет на пробежку до его дома; итого выходит - два часа, пять минут.
Ирина посмотрела время на мобильном телефоне. Таймер показывал шесть часов, тридцать две минуты. Если все выйдет, как она задумала, то у нее предостаточно времени.
Стоя на обочине дороги, девочка отчаянно махала рукой, стараясь привлечь к себе внимание, но машины, проезжали мимо, даже не стараясь притормозить. Ирина не отчаивалась, ничего, все равно кто-нибудь остановится, а пока этого не произошло, она решила позвонить Антону.
Набрала номер, нажала на кнопку вызова, в микрофоне послышались длинные гудки, потом они прекратились, и сразу послышался голос дорогого друга:
- Алло? Кто звонит?
- Это я, Ирина! - отозвалась девочка.
- А, привет! - радостно воскликнул Антон. - Ты почему сегодня ко мне не зашла? Я тебя ждал, думал днем сходим, прогуляемся по парку, а тебя все нет и нет.
- Извини, я немного была занята. Мне нужно было срочно кое-что сделать, - пространно объяснила Ирина. - Но сейчас я вполне свободна, так что через пару часиков к тебе забегу. Ты только, пожалуйста, никуда не уходи!
- И куда же я, на ночь, глядя, пойду? - удивился мальчик.
- Ах, да! - опомнившись, воскликнула Ирина. - Ладно, не скучай, я скоро буду. Все, пока, пока, чмокаю в щечку - чмок, чмок, чмок!
Девочка отключила телефон. Как раз в это время возле нее остановилось такси.
- До Королева сорок шесть довезете? - спросила Ирина, открыв у такси заднюю дверь.
- Четыреста, - коротко и ясно произнес водитель.
- Годится, - согласилась с ним девочка, хотя тариф был слегка завышен. Она залезла в теплый салон, удобно расположилась на заднем сиденье и добавила:
- Если можно, то побыстрей.
- На свидание опаздываешь? - поинтересовался водитель, отъезжая от обочины.
- Почему вы так подумали? - удивленно, спросила Ирина.
- Просто ты выглядишь такой счастливой, - ответил ей водитель.
- О, нет, не на свидание, - улыбнувшись, в ответ произнесла девочка, - просто у меня есть замечательный повод выглядеть так.
- Очень замечательны повод, - шепотом, только для себя, повторила Ирина.
На дорогах были сплошные пробки. После трудного рабочего дня, все спешили домой, так что на дорогу ушло немного больше времени, чем девочка рассчитывала.

Дома никого не было, родители оставили записку, что уехали в гости. Это вполне устраивало Ирину, никто не будет спрашивать, чем она занимается на кухне.
Девочка, включив свет, поспешно разделась в прихожей и, подхватив рюкзачок, пошла, искать подходящую кастрюлю.
Оказавшись на кухне, Ирина поняла, как голодна. Она же за целый день ничего не поела, даже прихваченные с собой бутерброды, так и остались лежать завернутыми в газету. Но это ничего, она потерпит. Сначала нужно закончить начатое дело, а уж потом подумать о себе. Хотя, горячего чаю можно выпить, да бутерброды пожевать.
Ирина поставила на одну конфорку полный чайник, на вторую, небольшую кастрюлю, наполовину наполненную водой, зажгла газ, теперь осталось только ждать, когда закипит вода и тогда можно будет приступить к приготовлению зелья. А пока она положила тарелку с бутербродами в микроволновку, поставив ту на быстрое разогревание, уже горячими достала их оттуда и начала механически жевать, не чувствуя вкуса, потому что ее мысли были заняты совсем другим.
В том, что она делает, девочка не сомневалась. Это нужно, очень нужно для милого друга, ее начали брать совсем другие сомнения.
А что если все, что она делает, окажется напрасным, вдруг зелье не поможет, и рассказанная папой сказка, так и останется сказкой? И что тогда делать? Как тогда помочь милому другу? На какую пойти ей жертву, чтобы вернуть Антону зрение? Отдать свою молодость? Она готова. Вот только где найти колдунью, которая поможет ей в этом деле?
Вот какие сомнения начали одолевать девочку.
В кастрюле закипела вода. Ирина достала из рюкзачка гриб – олений рог, он по-прежнему отсвечивал слабым золотистым сиянием, помыла его над раковиной и, поломав на маленькие кусочки, закинула в кипяток.
Вскоре кухню наполнил приторно-сладкий запах. Девочка невольно поморщилась, решив открыть форточку, чтобы проветрить помещение. Потом она достала заранее приготовленный носовой платок и окунула его в мутное варево. Когда Ирина вытащила его обратно, то следов крови на нем не увидела, их как корова языком слезала. Теперь нужно все это прокипятить сорок минут, постоянно добавляя воды и можно ставить зелье на балкон, что б там оно быстрей остыло, а уж потом, добавить туда собранные в термос слезы.
Закипел чайник, посвистывая и извергая струйки пара.
Ирина выключила газ, налила кипятка в чашку, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки.
 
СообщениеВыйдя из вагона электрички, Ирина направилась на вокзал. Через него ей было легче добраться до автобусной остановки. Уже начало вечереть, значит нужно поскорей добраться до дома, чтобы родителей не беспокоить, а то те всех ее знакомых поставят на уши своими настойчивыми телефонными звонками. Ирина вошла на закрытый вокзал. Там, со стороны лавок, для пассажиров ожидающих своего поезда, она услышала какой-то непонятный шум. Девочка обернулась туда и сразу же увидела Григория с его неразлучной компанией.
Ирина невольно усмехнулась, вспомнив русскую поговорку: на ловца зверь бежит. Так и сейчас вышло, так что ей не придется бегать по всему городу в поиски этих подонков.
Причина же шума, была вот какая. Григорий вместе со своей компанией решил немного развлечься. Он выбирал, жертву послабей; не важно, был это маленький ребенок, беременная женщина или старик, срывал с нее шапку и убегал прочь, потом он этот теплый головной убор выбрасывал в заснеженные кусты или в ближайшую урну. А то, что человек, лишенный шапки может сильно простудиться, это его ни капельки не волновало, главное ему было весело.
Увидев это, Ирина поняла, что она выбрала правильное решение. Таких негодяев нужно наказывать, чтобы другим неповадно было заниматься безобразием.
Сейчас Григорий, сорвав меховую шапку с головы щупленького подростка, лавировал между лавками, стараясь убежать от родителей мальчика, которые преследовали его. Но разве за ним угонишься. Григорий ловко перепрыгивал через расставленные чемоданы и сумки приезжих, петлял среди толпы людей, задевая тех плечом и чуть не сбивая с ног. А дорожной полиции, как назло нигде не было видать.
Остальная компания хулиганов медленно шла по проходу вокзала и открыто смеялась над неловкой погоней.
Вот до выхода из вокзала Григорию осталось минуть свободное пространство и через стеклянные двухстворчатые двери ему удастся вырваться на перрон, а уж там, на просторе, попробуй его догони.
- Стой! - выкрикнула Ирина, выбегая парню наперерез.
Услышав знакомый голос, Григорий отвлекся от дороги и это для него даром не прошло. Совершив оплошность, он боком напоролся на тележку, груженную мешками, ее катил рабочий вокзала. Вскрикнув от неожиданности, он выпустил из рук украденную шапку, упав лицом на бетонный пол.
В это время к нему подбежала Ирина.
Григорий заметил ее, приподняв лицо с пола. У него из разбитого носа тонкой струйкой бежала кровь, образуя небольшую лужицу на бетоне. Узнав девочку, Григорий моментально вскочил на ноги и поспешил подальше убраться от нее. Он помнил их прошлую встречу осенью, после которой у него остались на лице синяки, такого повторения ему не хотелось, поэтому испуганный Григорий выскочил с вокзала и помчался туда, куда глаза глядят.
Ирина его преследовать не стала, он ей не нужен, а вот его кровь... она достала из кармана куртки носовой платок, нагнулась и быстро промокнула его в алую лужицу, потом спрятала его обратно.
Все, все компоненты для зелья собраны, теперь осталось дело за малым - придти домой и сварить его.
В это время к ней подбежал запыхавшийся щупленький подросток. Девочка взяла с пола шапку и передала ему.
- Держи, смотри не простудись, - улыбнувшись, произнесла Ирина и направилась к выходу с вокзала в город, не дожидаясь благодарности от паренька.

Улица девочку встретила вечерними сумерками. Мороз заметно покрепчал, он слегка щипал нос со щеками, превращал дыхание в белесый парок, который быстро развеивался под слабым дуновением ветерка.
Ирина посмотрела на вечернее небо, украшенное по-зимнему ярчайшими скоплениями звезд и непривычно большой полной луной.
- О боже, сегодня полнолунье! - встревожено прошептала девочка.
Значит сегодня ей нужно успеть сварить зелье и напоить им Антона, или придется ждать целый месяц до следующей полной луны.
Целый месяц!
Нет, она такого долгого срока не выдержит, особенно тогда, когда под рукой все есть для излечения лучшего друга. Значит, нужно поторопиться.
Вытащив из рюкзачка кошелек, Ирина подсчитала, сколько у нее осталось денег. Там было четыреста рублей. Замечательно, этого вполне хватит, чтобы на такси добраться до дома.
На "моторе" ей удастся за двадцать минут доехать, не то, что в общественном транспорте в час пик. Потом, примерно час готовить зелье, около тридцати минут его остужать и заливать в три отдельные склянки, чтобы в каждое полнолуние выдавать Антону нужную порцию панацеи от слепоты, еще минут пятнадцать уйдет на пробежку до его дома; итого выходит - два часа, пять минут.
Ирина посмотрела время на мобильном телефоне. Таймер показывал шесть часов, тридцать две минуты. Если все выйдет, как она задумала, то у нее предостаточно времени.
Стоя на обочине дороги, девочка отчаянно махала рукой, стараясь привлечь к себе внимание, но машины, проезжали мимо, даже не стараясь притормозить. Ирина не отчаивалась, ничего, все равно кто-нибудь остановится, а пока этого не произошло, она решила позвонить Антону.
Набрала номер, нажала на кнопку вызова, в микрофоне послышались длинные гудки, потом они прекратились, и сразу послышался голос дорогого друга:
- Алло? Кто звонит?
- Это я, Ирина! - отозвалась девочка.
- А, привет! - радостно воскликнул Антон. - Ты почему сегодня ко мне не зашла? Я тебя ждал, думал днем сходим, прогуляемся по парку, а тебя все нет и нет.
- Извини, я немного была занята. Мне нужно было срочно кое-что сделать, - пространно объяснила Ирина. - Но сейчас я вполне свободна, так что через пару часиков к тебе забегу. Ты только, пожалуйста, никуда не уходи!
- И куда же я, на ночь, глядя, пойду? - удивился мальчик.
- Ах, да! - опомнившись, воскликнула Ирина. - Ладно, не скучай, я скоро буду. Все, пока, пока, чмокаю в щечку - чмок, чмок, чмок!
Девочка отключила телефон. Как раз в это время возле нее остановилось такси.
- До Королева сорок шесть довезете? - спросила Ирина, открыв у такси заднюю дверь.
- Четыреста, - коротко и ясно произнес водитель.
- Годится, - согласилась с ним девочка, хотя тариф был слегка завышен. Она залезла в теплый салон, удобно расположилась на заднем сиденье и добавила:
- Если можно, то побыстрей.
- На свидание опаздываешь? - поинтересовался водитель, отъезжая от обочины.
- Почему вы так подумали? - удивленно, спросила Ирина.
- Просто ты выглядишь такой счастливой, - ответил ей водитель.
- О, нет, не на свидание, - улыбнувшись, в ответ произнесла девочка, - просто у меня есть замечательный повод выглядеть так.
- Очень замечательны повод, - шепотом, только для себя, повторила Ирина.
На дорогах были сплошные пробки. После трудного рабочего дня, все спешили домой, так что на дорогу ушло немного больше времени, чем девочка рассчитывала.

Дома никого не было, родители оставили записку, что уехали в гости. Это вполне устраивало Ирину, никто не будет спрашивать, чем она занимается на кухне.
Девочка, включив свет, поспешно разделась в прихожей и, подхватив рюкзачок, пошла, искать подходящую кастрюлю.
Оказавшись на кухне, Ирина поняла, как голодна. Она же за целый день ничего не поела, даже прихваченные с собой бутерброды, так и остались лежать завернутыми в газету. Но это ничего, она потерпит. Сначала нужно закончить начатое дело, а уж потом подумать о себе. Хотя, горячего чаю можно выпить, да бутерброды пожевать.
Ирина поставила на одну конфорку полный чайник, на вторую, небольшую кастрюлю, наполовину наполненную водой, зажгла газ, теперь осталось только ждать, когда закипит вода и тогда можно будет приступить к приготовлению зелья. А пока она положила тарелку с бутербродами в микроволновку, поставив ту на быстрое разогревание, уже горячими достала их оттуда и начала механически жевать, не чувствуя вкуса, потому что ее мысли были заняты совсем другим.
В том, что она делает, девочка не сомневалась. Это нужно, очень нужно для милого друга, ее начали брать совсем другие сомнения.
А что если все, что она делает, окажется напрасным, вдруг зелье не поможет, и рассказанная папой сказка, так и останется сказкой? И что тогда делать? Как тогда помочь милому другу? На какую пойти ей жертву, чтобы вернуть Антону зрение? Отдать свою молодость? Она готова. Вот только где найти колдунью, которая поможет ей в этом деле?
Вот какие сомнения начали одолевать девочку.
В кастрюле закипела вода. Ирина достала из рюкзачка гриб – олений рог, он по-прежнему отсвечивал слабым золотистым сиянием, помыла его над раковиной и, поломав на маленькие кусочки, закинула в кипяток.
Вскоре кухню наполнил приторно-сладкий запах. Девочка невольно поморщилась, решив открыть форточку, чтобы проветрить помещение. Потом она достала заранее приготовленный носовой платок и окунула его в мутное варево. Когда Ирина вытащила его обратно, то следов крови на нем не увидела, их как корова языком слезала. Теперь нужно все это прокипятить сорок минут, постоянно добавляя воды и можно ставить зелье на балкон, что б там оно быстрей остыло, а уж потом, добавить туда собранные в термос слезы.
Закипел чайник, посвистывая и извергая струйки пара.
Ирина выключила газ, налила кипятка в чашку, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 11.09.2011 в 12:24
СообщениеВыйдя из вагона электрички, Ирина направилась на вокзал. Через него ей было легче добраться до автобусной остановки. Уже начало вечереть, значит нужно поскорей добраться до дома, чтобы родителей не беспокоить, а то те всех ее знакомых поставят на уши своими настойчивыми телефонными звонками. Ирина вошла на закрытый вокзал. Там, со стороны лавок, для пассажиров ожидающих своего поезда, она услышала какой-то непонятный шум. Девочка обернулась туда и сразу же увидела Григория с его неразлучной компанией.
Ирина невольно усмехнулась, вспомнив русскую поговорку: на ловца зверь бежит. Так и сейчас вышло, так что ей не придется бегать по всему городу в поиски этих подонков.
Причина же шума, была вот какая. Григорий вместе со своей компанией решил немного развлечься. Он выбирал, жертву послабей; не важно, был это маленький ребенок, беременная женщина или старик, срывал с нее шапку и убегал прочь, потом он этот теплый головной убор выбрасывал в заснеженные кусты или в ближайшую урну. А то, что человек, лишенный шапки может сильно простудиться, это его ни капельки не волновало, главное ему было весело.
Увидев это, Ирина поняла, что она выбрала правильное решение. Таких негодяев нужно наказывать, чтобы другим неповадно было заниматься безобразием.
Сейчас Григорий, сорвав меховую шапку с головы щупленького подростка, лавировал между лавками, стараясь убежать от родителей мальчика, которые преследовали его. Но разве за ним угонишься. Григорий ловко перепрыгивал через расставленные чемоданы и сумки приезжих, петлял среди толпы людей, задевая тех плечом и чуть не сбивая с ног. А дорожной полиции, как назло нигде не было видать.
Остальная компания хулиганов медленно шла по проходу вокзала и открыто смеялась над неловкой погоней.
Вот до выхода из вокзала Григорию осталось минуть свободное пространство и через стеклянные двухстворчатые двери ему удастся вырваться на перрон, а уж там, на просторе, попробуй его догони.
- Стой! - выкрикнула Ирина, выбегая парню наперерез.
Услышав знакомый голос, Григорий отвлекся от дороги и это для него даром не прошло. Совершив оплошность, он боком напоролся на тележку, груженную мешками, ее катил рабочий вокзала. Вскрикнув от неожиданности, он выпустил из рук украденную шапку, упав лицом на бетонный пол.
В это время к нему подбежала Ирина.
Григорий заметил ее, приподняв лицо с пола. У него из разбитого носа тонкой струйкой бежала кровь, образуя небольшую лужицу на бетоне. Узнав девочку, Григорий моментально вскочил на ноги и поспешил подальше убраться от нее. Он помнил их прошлую встречу осенью, после которой у него остались на лице синяки, такого повторения ему не хотелось, поэтому испуганный Григорий выскочил с вокзала и помчался туда, куда глаза глядят.
Ирина его преследовать не стала, он ей не нужен, а вот его кровь... она достала из кармана куртки носовой платок, нагнулась и быстро промокнула его в алую лужицу, потом спрятала его обратно.
Все, все компоненты для зелья собраны, теперь осталось дело за малым - придти домой и сварить его.
В это время к ней подбежал запыхавшийся щупленький подросток. Девочка взяла с пола шапку и передала ему.
- Держи, смотри не простудись, - улыбнувшись, произнесла Ирина и направилась к выходу с вокзала в город, не дожидаясь благодарности от паренька.

Улица девочку встретила вечерними сумерками. Мороз заметно покрепчал, он слегка щипал нос со щеками, превращал дыхание в белесый парок, который быстро развеивался под слабым дуновением ветерка.
Ирина посмотрела на вечернее небо, украшенное по-зимнему ярчайшими скоплениями звезд и непривычно большой полной луной.
- О боже, сегодня полнолунье! - встревожено прошептала девочка.
Значит сегодня ей нужно успеть сварить зелье и напоить им Антона, или придется ждать целый месяц до следующей полной луны.
Целый месяц!
Нет, она такого долгого срока не выдержит, особенно тогда, когда под рукой все есть для излечения лучшего друга. Значит, нужно поторопиться.
Вытащив из рюкзачка кошелек, Ирина подсчитала, сколько у нее осталось денег. Там было четыреста рублей. Замечательно, этого вполне хватит, чтобы на такси добраться до дома.
На "моторе" ей удастся за двадцать минут доехать, не то, что в общественном транспорте в час пик. Потом, примерно час готовить зелье, около тридцати минут его остужать и заливать в три отдельные склянки, чтобы в каждое полнолуние выдавать Антону нужную порцию панацеи от слепоты, еще минут пятнадцать уйдет на пробежку до его дома; итого выходит - два часа, пять минут.
Ирина посмотрела время на мобильном телефоне. Таймер показывал шесть часов, тридцать две минуты. Если все выйдет, как она задумала, то у нее предостаточно времени.
Стоя на обочине дороги, девочка отчаянно махала рукой, стараясь привлечь к себе внимание, но машины, проезжали мимо, даже не стараясь притормозить. Ирина не отчаивалась, ничего, все равно кто-нибудь остановится, а пока этого не произошло, она решила позвонить Антону.
Набрала номер, нажала на кнопку вызова, в микрофоне послышались длинные гудки, потом они прекратились, и сразу послышался голос дорогого друга:
- Алло? Кто звонит?
- Это я, Ирина! - отозвалась девочка.
- А, привет! - радостно воскликнул Антон. - Ты почему сегодня ко мне не зашла? Я тебя ждал, думал днем сходим, прогуляемся по парку, а тебя все нет и нет.
- Извини, я немного была занята. Мне нужно было срочно кое-что сделать, - пространно объяснила Ирина. - Но сейчас я вполне свободна, так что через пару часиков к тебе забегу. Ты только, пожалуйста, никуда не уходи!
- И куда же я, на ночь, глядя, пойду? - удивился мальчик.
- Ах, да! - опомнившись, воскликнула Ирина. - Ладно, не скучай, я скоро буду. Все, пока, пока, чмокаю в щечку - чмок, чмок, чмок!
Девочка отключила телефон. Как раз в это время возле нее остановилось такси.
- До Королева сорок шесть довезете? - спросила Ирина, открыв у такси заднюю дверь.
- Четыреста, - коротко и ясно произнес водитель.
- Годится, - согласилась с ним девочка, хотя тариф был слегка завышен. Она залезла в теплый салон, удобно расположилась на заднем сиденье и добавила:
- Если можно, то побыстрей.
- На свидание опаздываешь? - поинтересовался водитель, отъезжая от обочины.
- Почему вы так подумали? - удивленно, спросила Ирина.
- Просто ты выглядишь такой счастливой, - ответил ей водитель.
- О, нет, не на свидание, - улыбнувшись, в ответ произнесла девочка, - просто у меня есть замечательный повод выглядеть так.
- Очень замечательны повод, - шепотом, только для себя, повторила Ирина.
На дорогах были сплошные пробки. После трудного рабочего дня, все спешили домой, так что на дорогу ушло немного больше времени, чем девочка рассчитывала.

Дома никого не было, родители оставили записку, что уехали в гости. Это вполне устраивало Ирину, никто не будет спрашивать, чем она занимается на кухне.
Девочка, включив свет, поспешно разделась в прихожей и, подхватив рюкзачок, пошла, искать подходящую кастрюлю.
Оказавшись на кухне, Ирина поняла, как голодна. Она же за целый день ничего не поела, даже прихваченные с собой бутерброды, так и остались лежать завернутыми в газету. Но это ничего, она потерпит. Сначала нужно закончить начатое дело, а уж потом подумать о себе. Хотя, горячего чаю можно выпить, да бутерброды пожевать.
Ирина поставила на одну конфорку полный чайник, на вторую, небольшую кастрюлю, наполовину наполненную водой, зажгла газ, теперь осталось только ждать, когда закипит вода и тогда можно будет приступить к приготовлению зелья. А пока она положила тарелку с бутербродами в микроволновку, поставив ту на быстрое разогревание, уже горячими достала их оттуда и начала механически жевать, не чувствуя вкуса, потому что ее мысли были заняты совсем другим.
В том, что она делает, девочка не сомневалась. Это нужно, очень нужно для милого друга, ее начали брать совсем другие сомнения.
А что если все, что она делает, окажется напрасным, вдруг зелье не поможет, и рассказанная папой сказка, так и останется сказкой? И что тогда делать? Как тогда помочь милому другу? На какую пойти ей жертву, чтобы вернуть Антону зрение? Отдать свою молодость? Она готова. Вот только где найти колдунью, которая поможет ей в этом деле?
Вот какие сомнения начали одолевать девочку.
В кастрюле закипела вода. Ирина достала из рюкзачка гриб – олений рог, он по-прежнему отсвечивал слабым золотистым сиянием, помыла его над раковиной и, поломав на маленькие кусочки, закинула в кипяток.
Вскоре кухню наполнил приторно-сладкий запах. Девочка невольно поморщилась, решив открыть форточку, чтобы проветрить помещение. Потом она достала заранее приготовленный носовой платок и окунула его в мутное варево. Когда Ирина вытащила его обратно, то следов крови на нем не увидела, их как корова языком слезала. Теперь нужно все это прокипятить сорок минут, постоянно добавляя воды и можно ставить зелье на балкон, что б там оно быстрей остыло, а уж потом, добавить туда собранные в термос слезы.
Закипел чайник, посвистывая и извергая струйки пара.
Ирина выключила газ, налила кипятка в чашку, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 11.09.2011 в 12:24
СамираДата: Воскресенье, 11.09.2011, 13:12 | Сообщение # 13
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
sermolotkov, слежу за сюжетом. Только повторение словосочетания "милый друг" меня постоянно отбрасывает к Мопассану. biggrin

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщениеsermolotkov, слежу за сюжетом. Только повторение словосочетания "милый друг" меня постоянно отбрасывает к Мопассану. biggrin

Автор - Самира
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:12
Сообщениеsermolotkov, слежу за сюжетом. Только повторение словосочетания "милый друг" меня постоянно отбрасывает к Мопассану. biggrin

Автор - Самира
Дата добавления - 11.09.2011 в 13:12
sermolotkovДата: Вторник, 13.09.2011, 21:54 | Сообщение # 14
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Ирина выключила газ, налила в чашку кипятка, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки, когда он заварился, присела на стул, наслаждаясь ароматным чаем.
Время тянулось, как густой сироп, заставляя девочку страдать от безделья. Она постоянно смотрела на экран мобильного телефона, наблюдая, как там медленно сменяется цифра на цифру, иногда подходила к плите, помешивала зелье да добавляла воды, если ее становилось мало.
Но вот минуло положенных сорок минут. Ирина, взяв полотенце, сняла кастрюлю с плиты, предварительно загасив газ, вынесла ее на балкон. Здесь на морозе варево быстрей остынет.
- О, боже, а во что я буду наливать остывшее зелье! – запоздало опомнившись, воскликнула девочка.
Она начала бегать по комнатам в поиске пустых склянок, перерыла все кругом и все же нашла две пустые бутылочки из-под лекарственной микстуры, одну наполовину заполненную, ее она опорожнила в раковину, после чего все тщательно помыла.
За это время варево успело остыть.
Ирина поспешно принесла кастрюлю на кухню, там, через ситечко процедила его, потом, осторожно, стараясь не пролить ни капли, через воронку залила зелье в пустые бутылочки. Она посмотрела их содержимое на свет. Жидкость была мутной, неприятно-грязноватого оттенка.
«Быр-р-р, неужели эту гадость придется пить Антону?» - подумала девочка, брезгливо передернув плечами.
Но стоило Ирине достать из термоса маленькие замерзшие слезинки; они почему-то так и не растаяли, положить их в склянки, как муть там сразу исчезла. Жидкость окрасилась в прозрачный фиолетовый цвет с крошечными золотистыми искрами.
Увидев это, девочка окончательно поверила, что держит в руках волшебное снадобье и все ее сомнения удалились прочь.
Ирина торопливо накинула на себя куртку, обула теплые сапоги, прихватив с собой один флакон с зельем. Она так нараспашку выбежала на улицу, не замечая колючего мороза, побежала в сторону дома, где жил Антон, иногда оскальзываясь на ледяной корке, которая образовалась на асфальтированном тротуаре. То, что девочка не упала и не повредила себе чего-нибудь, было чудом.
Вот она, нужная девятиэтажка. Ирина подошла ко второму подъезду, нажала на вызов кнопку домофона.
- Кто там? – через пару минут из динамика послышался голос мамы Антона. Она постоянно говорила, слегка растягивая слова.
- Это я, Ирина, - назвалась девочка.
- А, Иришечка, здравствуй голубушка, заходи скорее, а то, поди, замерзла на улице, - произнесла Галина Степановна, так звали маму мальчика, и сразу щелкнул запор железной двери.
Девочка зашла в подъезд. Там лифт не работал, но это не огорчило Ирину, ее ноги сами понеслись на девятый этаж, оставляя позади себя частый перестук сапожных подошв на низком каблуке. Ей было легко преодолевать этажные пролеты, а каково Антону опускаться вниз или подниматься вверх, держась за деревянные перила и постоянно ощупывая ногой ступени перед собой. Но ничего скоро он забудет обо всех трудностях, вскоре у него начнется новая полная невероятных ощущений жизнь.
Вот и девятый этаж. Ирина постучала в дверь, та сразу открылась. Там, на пороге, ее поджидала Галина Степановна.
- Проходи, Антон тебя уже ждет, - отойдя в сторону, сказала она.
Девочка вошла в прихожую, скинула куртку.
- Давай сюда, я ее повешу в шкаф, - услужливо предложила мама мальчика.
- Спасибо, Галина Степановна, - поблагодарила Ирина, передавая куртку.
- Иди, иди, а я пока чай поставлю, - вешая верхнюю одежду девочки в шкаф, сказала мама мальчика.
Ирина уже знакомой дорогой прошла в комнату Антона.
- Привет, Ирин, я уже думал ты не придешь, - поздоровался мальчик, когда она появилась в дверях. Он сидел на кровати и слушал тихую музыку, которая медленно лилась из колонок музыкального центра.
- Привет, - в ответ произнесла Ирина, присаживаясь рядом. – Я же обещала, а свои обещания я всегда исполняю.
- Почему днем не зашла? – спросил Антон.
- Нужно было кое-что сделать, - уклончиво ответила девочка. – Тебе привет от моего папы и мамы.
- Как они там, не болеют?
- Нет, все нормально. Кстати о болезни. Сейчас, говорят, эпидемия гриппа скоро начнется, и мне родители дали лекарство, тебе передать, чтобы ты не заразился. На, держи, панацею от всех болезней, - немного смутившись, солгала Ирина и передала Антону флакон с зельем.
- Спасибо, - поблагодарил мальчик, принимая лекарство. Он открутил пробку флакона, понюхал, после чего сморщившись, произнес:
- Фу, какая гадость!
На самом деле зелье получилось с не очень приятным запахом, оно отдавало чем-то горьким и кисловатым, а уж как на вкус, того девочка не знала.
- На то оно и лекарство, чтобы плохо пахнуть, - произнесла Ирина, - давай, пей, и всю зиму не будешь болеть.
- Сколько глотков надо сделать? – поинтересовался Антон, не спеша приступать к лечению.
- До самого дна, только тогда лекарство подействует, - сказала девочка.
- Ты моей смерти хочешь, - проворчал Антон и, сморщившись, выпил зелье до самого дна, потом замер, разбираясь в своих ощущениях.
- Гм, похож на грибной суп, только немного недосоленный, - вскоре произнес он. - Это точно лекарство, а не концентрат для супа?
- Точно, точно, - заверила его Ирина. Она с замирающим сердцем ждала, когда подействует зелье, но оно почему-то не торопилось показывать свои лечебные свойства.
«Почему ничего не происходит? Что я сделала не так? Не доварила зелье? Или дала его раньше срока? А может быть это не волшебный, а обычный гриб? И если это так, то, что будет? Не навредит ли это Антону, не сделает ли еще хуже? Хотя, куда еще хуже может быть, чем навсегда остаться слепым. Правда, есть шанс отравиться варевом. Так это излечимо, главное вовремя заметить симптомы отравления, вот для этого и сижу я рядом, чтобы вовремя подоспеть на помощь. Но, все же, почему не действует зелье? - такие тревожные мысли крутились в голове девочки, которая молча, сидела возле Антона. – Нет, здесь совсем другая причина. Но, какая? Ну да, конечно! Зелье - это, то же самое лекарство, а любые лечебные препараты сразу не действуют, им нужно дать какое-то время, чтобы они смогли показать результат! Поэтому сейчас ничего не происходит. Все случится позже – ночью или завтра утром. И это к лучшему. Если сейчас Антон прозреет, то сразу догадается, что послужило причиной его неожиданного выздоровления, начнет задавать вопросы, на которые пока не время давать ответы. Пусть лучше он будет в неведении о случившемся и спишет исцеление на обыкновенное чудо».
За последние размышления девочка вцепилась, как за спасительную соломинку, стараясь окончательно себя успокоить.
- Ты сегодня какая-то не такая, не как всегда, - нарушил затянувшееся молчание мальчик.
- Какая я? – рассеяно спросила Ирина.
- Ты вся напряжена, словно чего-то ждешь, немного чем-то взволнована. У тебя неприятности? – ответив на вопрос, поинтересовался Антон.
- Но как ты!.. – невольно вырвалось у девочки, хорошо еще она вовремя успела остановиться и не произнести слова, которые могут обидеть друга.
- Я могу видеть? – ничуть не смутившись, закончил за нее фразу Антон.
- Прости, - Ирине стало неловко за свои неосторожные слова.
- Не обольщайся, я по прежнему не вижу и никогда не смогу этого сделать, - продолжил говорить Антон, - но я прекрасно слышу твое прерывистое дыхание, как учащенно бьется твое сердце, а это происходит всегда, когда ты сильно взволнована.
- Прости, - тихо повторила Ирина.
- Я не обижаюсь на тебя, - произнес Антон, положив свою ладонь на ее руку.
Он хоте еще что-то сказать, но в это время с кухни раздался голос Галины Степановны:
- Ребята, идемте пить чай!
- Идем, мам! – крикнул в ответ мальчик, потом поднялся с кровати и позвал Ирину, потянув за руку:
- Пошли, не будем заставлять ждать мою матушку.
- Пошли, - с облегчением вздохнув, девочка последовала за Антоном. Она готова была расцеловать Галину Степановну в обе щеки за то, что та вовремя прервала их разговор на очень щекотливую тему.

Послышался настойчивый стук в дверь, после чего прозвучал мамин голос:
- Сынок, смотри не проспи школу!
- Встаю, мам! – сонно отозвался Григорий, не открывая глаз.
- Пока, Гошенька, мы с папой пошли на работу, завтрак на столе! – после этих слов, за дверью послышались удаляющиеся шаги мамы.
- Пока, мам, - сказал Григорий, повернувшись на другой бок.
Он пытался еще немного подремать, но какой там, перебитый сон возвращаться не собирался. Тогда, немного поворочавшись в постели, Григорий лег на спину и открыл глаза.
Что это? Почему кругом темно? Почему он ничего не видит? Неужели еще не наступило утро? Зачем тогда его разбудили в такую рань?
Григорий протер кулаками глаза, надеясь тем самым восстановить зрение, но у него ничего не вышло. Непроглядный мрак, без теней и без малейших оттенков не желал расступаться перед ним.
- А-а-а! – испуганно закричал Григорий, оглашая своим криком квартиру.
- Что случилось, сынок? – ворвавшись в его комнату, тревожно спросила мама.
- Мама, я ничего не вижу! – сквозь выступившие слезы, с подвыванием жалобно произнес Григорий.
 
СообщениеИрина выключила газ, налила в чашку кипятка, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки, когда он заварился, присела на стул, наслаждаясь ароматным чаем.
Время тянулось, как густой сироп, заставляя девочку страдать от безделья. Она постоянно смотрела на экран мобильного телефона, наблюдая, как там медленно сменяется цифра на цифру, иногда подходила к плите, помешивала зелье да добавляла воды, если ее становилось мало.
Но вот минуло положенных сорок минут. Ирина, взяв полотенце, сняла кастрюлю с плиты, предварительно загасив газ, вынесла ее на балкон. Здесь на морозе варево быстрей остынет.
- О, боже, а во что я буду наливать остывшее зелье! – запоздало опомнившись, воскликнула девочка.
Она начала бегать по комнатам в поиске пустых склянок, перерыла все кругом и все же нашла две пустые бутылочки из-под лекарственной микстуры, одну наполовину заполненную, ее она опорожнила в раковину, после чего все тщательно помыла.
За это время варево успело остыть.
Ирина поспешно принесла кастрюлю на кухню, там, через ситечко процедила его, потом, осторожно, стараясь не пролить ни капли, через воронку залила зелье в пустые бутылочки. Она посмотрела их содержимое на свет. Жидкость была мутной, неприятно-грязноватого оттенка.
«Быр-р-р, неужели эту гадость придется пить Антону?» - подумала девочка, брезгливо передернув плечами.
Но стоило Ирине достать из термоса маленькие замерзшие слезинки; они почему-то так и не растаяли, положить их в склянки, как муть там сразу исчезла. Жидкость окрасилась в прозрачный фиолетовый цвет с крошечными золотистыми искрами.
Увидев это, девочка окончательно поверила, что держит в руках волшебное снадобье и все ее сомнения удалились прочь.
Ирина торопливо накинула на себя куртку, обула теплые сапоги, прихватив с собой один флакон с зельем. Она так нараспашку выбежала на улицу, не замечая колючего мороза, побежала в сторону дома, где жил Антон, иногда оскальзываясь на ледяной корке, которая образовалась на асфальтированном тротуаре. То, что девочка не упала и не повредила себе чего-нибудь, было чудом.
Вот она, нужная девятиэтажка. Ирина подошла ко второму подъезду, нажала на вызов кнопку домофона.
- Кто там? – через пару минут из динамика послышался голос мамы Антона. Она постоянно говорила, слегка растягивая слова.
- Это я, Ирина, - назвалась девочка.
- А, Иришечка, здравствуй голубушка, заходи скорее, а то, поди, замерзла на улице, - произнесла Галина Степановна, так звали маму мальчика, и сразу щелкнул запор железной двери.
Девочка зашла в подъезд. Там лифт не работал, но это не огорчило Ирину, ее ноги сами понеслись на девятый этаж, оставляя позади себя частый перестук сапожных подошв на низком каблуке. Ей было легко преодолевать этажные пролеты, а каково Антону опускаться вниз или подниматься вверх, держась за деревянные перила и постоянно ощупывая ногой ступени перед собой. Но ничего скоро он забудет обо всех трудностях, вскоре у него начнется новая полная невероятных ощущений жизнь.
Вот и девятый этаж. Ирина постучала в дверь, та сразу открылась. Там, на пороге, ее поджидала Галина Степановна.
- Проходи, Антон тебя уже ждет, - отойдя в сторону, сказала она.
Девочка вошла в прихожую, скинула куртку.
- Давай сюда, я ее повешу в шкаф, - услужливо предложила мама мальчика.
- Спасибо, Галина Степановна, - поблагодарила Ирина, передавая куртку.
- Иди, иди, а я пока чай поставлю, - вешая верхнюю одежду девочки в шкаф, сказала мама мальчика.
Ирина уже знакомой дорогой прошла в комнату Антона.
- Привет, Ирин, я уже думал ты не придешь, - поздоровался мальчик, когда она появилась в дверях. Он сидел на кровати и слушал тихую музыку, которая медленно лилась из колонок музыкального центра.
- Привет, - в ответ произнесла Ирина, присаживаясь рядом. – Я же обещала, а свои обещания я всегда исполняю.
- Почему днем не зашла? – спросил Антон.
- Нужно было кое-что сделать, - уклончиво ответила девочка. – Тебе привет от моего папы и мамы.
- Как они там, не болеют?
- Нет, все нормально. Кстати о болезни. Сейчас, говорят, эпидемия гриппа скоро начнется, и мне родители дали лекарство, тебе передать, чтобы ты не заразился. На, держи, панацею от всех болезней, - немного смутившись, солгала Ирина и передала Антону флакон с зельем.
- Спасибо, - поблагодарил мальчик, принимая лекарство. Он открутил пробку флакона, понюхал, после чего сморщившись, произнес:
- Фу, какая гадость!
На самом деле зелье получилось с не очень приятным запахом, оно отдавало чем-то горьким и кисловатым, а уж как на вкус, того девочка не знала.
- На то оно и лекарство, чтобы плохо пахнуть, - произнесла Ирина, - давай, пей, и всю зиму не будешь болеть.
- Сколько глотков надо сделать? – поинтересовался Антон, не спеша приступать к лечению.
- До самого дна, только тогда лекарство подействует, - сказала девочка.
- Ты моей смерти хочешь, - проворчал Антон и, сморщившись, выпил зелье до самого дна, потом замер, разбираясь в своих ощущениях.
- Гм, похож на грибной суп, только немного недосоленный, - вскоре произнес он. - Это точно лекарство, а не концентрат для супа?
- Точно, точно, - заверила его Ирина. Она с замирающим сердцем ждала, когда подействует зелье, но оно почему-то не торопилось показывать свои лечебные свойства.
«Почему ничего не происходит? Что я сделала не так? Не доварила зелье? Или дала его раньше срока? А может быть это не волшебный, а обычный гриб? И если это так, то, что будет? Не навредит ли это Антону, не сделает ли еще хуже? Хотя, куда еще хуже может быть, чем навсегда остаться слепым. Правда, есть шанс отравиться варевом. Так это излечимо, главное вовремя заметить симптомы отравления, вот для этого и сижу я рядом, чтобы вовремя подоспеть на помощь. Но, все же, почему не действует зелье? - такие тревожные мысли крутились в голове девочки, которая молча, сидела возле Антона. – Нет, здесь совсем другая причина. Но, какая? Ну да, конечно! Зелье - это, то же самое лекарство, а любые лечебные препараты сразу не действуют, им нужно дать какое-то время, чтобы они смогли показать результат! Поэтому сейчас ничего не происходит. Все случится позже – ночью или завтра утром. И это к лучшему. Если сейчас Антон прозреет, то сразу догадается, что послужило причиной его неожиданного выздоровления, начнет задавать вопросы, на которые пока не время давать ответы. Пусть лучше он будет в неведении о случившемся и спишет исцеление на обыкновенное чудо».
За последние размышления девочка вцепилась, как за спасительную соломинку, стараясь окончательно себя успокоить.
- Ты сегодня какая-то не такая, не как всегда, - нарушил затянувшееся молчание мальчик.
- Какая я? – рассеяно спросила Ирина.
- Ты вся напряжена, словно чего-то ждешь, немного чем-то взволнована. У тебя неприятности? – ответив на вопрос, поинтересовался Антон.
- Но как ты!.. – невольно вырвалось у девочки, хорошо еще она вовремя успела остановиться и не произнести слова, которые могут обидеть друга.
- Я могу видеть? – ничуть не смутившись, закончил за нее фразу Антон.
- Прости, - Ирине стало неловко за свои неосторожные слова.
- Не обольщайся, я по прежнему не вижу и никогда не смогу этого сделать, - продолжил говорить Антон, - но я прекрасно слышу твое прерывистое дыхание, как учащенно бьется твое сердце, а это происходит всегда, когда ты сильно взволнована.
- Прости, - тихо повторила Ирина.
- Я не обижаюсь на тебя, - произнес Антон, положив свою ладонь на ее руку.
Он хоте еще что-то сказать, но в это время с кухни раздался голос Галины Степановны:
- Ребята, идемте пить чай!
- Идем, мам! – крикнул в ответ мальчик, потом поднялся с кровати и позвал Ирину, потянув за руку:
- Пошли, не будем заставлять ждать мою матушку.
- Пошли, - с облегчением вздохнув, девочка последовала за Антоном. Она готова была расцеловать Галину Степановну в обе щеки за то, что та вовремя прервала их разговор на очень щекотливую тему.

Послышался настойчивый стук в дверь, после чего прозвучал мамин голос:
- Сынок, смотри не проспи школу!
- Встаю, мам! – сонно отозвался Григорий, не открывая глаз.
- Пока, Гошенька, мы с папой пошли на работу, завтрак на столе! – после этих слов, за дверью послышались удаляющиеся шаги мамы.
- Пока, мам, - сказал Григорий, повернувшись на другой бок.
Он пытался еще немного подремать, но какой там, перебитый сон возвращаться не собирался. Тогда, немного поворочавшись в постели, Григорий лег на спину и открыл глаза.
Что это? Почему кругом темно? Почему он ничего не видит? Неужели еще не наступило утро? Зачем тогда его разбудили в такую рань?
Григорий протер кулаками глаза, надеясь тем самым восстановить зрение, но у него ничего не вышло. Непроглядный мрак, без теней и без малейших оттенков не желал расступаться перед ним.
- А-а-а! – испуганно закричал Григорий, оглашая своим криком квартиру.
- Что случилось, сынок? – ворвавшись в его комнату, тревожно спросила мама.
- Мама, я ничего не вижу! – сквозь выступившие слезы, с подвыванием жалобно произнес Григорий.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 13.09.2011 в 21:54
СообщениеИрина выключила газ, налила в чашку кипятка, бросив туда пару ложек сахара с пакетиком заварки, когда он заварился, присела на стул, наслаждаясь ароматным чаем.
Время тянулось, как густой сироп, заставляя девочку страдать от безделья. Она постоянно смотрела на экран мобильного телефона, наблюдая, как там медленно сменяется цифра на цифру, иногда подходила к плите, помешивала зелье да добавляла воды, если ее становилось мало.
Но вот минуло положенных сорок минут. Ирина, взяв полотенце, сняла кастрюлю с плиты, предварительно загасив газ, вынесла ее на балкон. Здесь на морозе варево быстрей остынет.
- О, боже, а во что я буду наливать остывшее зелье! – запоздало опомнившись, воскликнула девочка.
Она начала бегать по комнатам в поиске пустых склянок, перерыла все кругом и все же нашла две пустые бутылочки из-под лекарственной микстуры, одну наполовину заполненную, ее она опорожнила в раковину, после чего все тщательно помыла.
За это время варево успело остыть.
Ирина поспешно принесла кастрюлю на кухню, там, через ситечко процедила его, потом, осторожно, стараясь не пролить ни капли, через воронку залила зелье в пустые бутылочки. Она посмотрела их содержимое на свет. Жидкость была мутной, неприятно-грязноватого оттенка.
«Быр-р-р, неужели эту гадость придется пить Антону?» - подумала девочка, брезгливо передернув плечами.
Но стоило Ирине достать из термоса маленькие замерзшие слезинки; они почему-то так и не растаяли, положить их в склянки, как муть там сразу исчезла. Жидкость окрасилась в прозрачный фиолетовый цвет с крошечными золотистыми искрами.
Увидев это, девочка окончательно поверила, что держит в руках волшебное снадобье и все ее сомнения удалились прочь.
Ирина торопливо накинула на себя куртку, обула теплые сапоги, прихватив с собой один флакон с зельем. Она так нараспашку выбежала на улицу, не замечая колючего мороза, побежала в сторону дома, где жил Антон, иногда оскальзываясь на ледяной корке, которая образовалась на асфальтированном тротуаре. То, что девочка не упала и не повредила себе чего-нибудь, было чудом.
Вот она, нужная девятиэтажка. Ирина подошла ко второму подъезду, нажала на вызов кнопку домофона.
- Кто там? – через пару минут из динамика послышался голос мамы Антона. Она постоянно говорила, слегка растягивая слова.
- Это я, Ирина, - назвалась девочка.
- А, Иришечка, здравствуй голубушка, заходи скорее, а то, поди, замерзла на улице, - произнесла Галина Степановна, так звали маму мальчика, и сразу щелкнул запор железной двери.
Девочка зашла в подъезд. Там лифт не работал, но это не огорчило Ирину, ее ноги сами понеслись на девятый этаж, оставляя позади себя частый перестук сапожных подошв на низком каблуке. Ей было легко преодолевать этажные пролеты, а каково Антону опускаться вниз или подниматься вверх, держась за деревянные перила и постоянно ощупывая ногой ступени перед собой. Но ничего скоро он забудет обо всех трудностях, вскоре у него начнется новая полная невероятных ощущений жизнь.
Вот и девятый этаж. Ирина постучала в дверь, та сразу открылась. Там, на пороге, ее поджидала Галина Степановна.
- Проходи, Антон тебя уже ждет, - отойдя в сторону, сказала она.
Девочка вошла в прихожую, скинула куртку.
- Давай сюда, я ее повешу в шкаф, - услужливо предложила мама мальчика.
- Спасибо, Галина Степановна, - поблагодарила Ирина, передавая куртку.
- Иди, иди, а я пока чай поставлю, - вешая верхнюю одежду девочки в шкаф, сказала мама мальчика.
Ирина уже знакомой дорогой прошла в комнату Антона.
- Привет, Ирин, я уже думал ты не придешь, - поздоровался мальчик, когда она появилась в дверях. Он сидел на кровати и слушал тихую музыку, которая медленно лилась из колонок музыкального центра.
- Привет, - в ответ произнесла Ирина, присаживаясь рядом. – Я же обещала, а свои обещания я всегда исполняю.
- Почему днем не зашла? – спросил Антон.
- Нужно было кое-что сделать, - уклончиво ответила девочка. – Тебе привет от моего папы и мамы.
- Как они там, не болеют?
- Нет, все нормально. Кстати о болезни. Сейчас, говорят, эпидемия гриппа скоро начнется, и мне родители дали лекарство, тебе передать, чтобы ты не заразился. На, держи, панацею от всех болезней, - немного смутившись, солгала Ирина и передала Антону флакон с зельем.
- Спасибо, - поблагодарил мальчик, принимая лекарство. Он открутил пробку флакона, понюхал, после чего сморщившись, произнес:
- Фу, какая гадость!
На самом деле зелье получилось с не очень приятным запахом, оно отдавало чем-то горьким и кисловатым, а уж как на вкус, того девочка не знала.
- На то оно и лекарство, чтобы плохо пахнуть, - произнесла Ирина, - давай, пей, и всю зиму не будешь болеть.
- Сколько глотков надо сделать? – поинтересовался Антон, не спеша приступать к лечению.
- До самого дна, только тогда лекарство подействует, - сказала девочка.
- Ты моей смерти хочешь, - проворчал Антон и, сморщившись, выпил зелье до самого дна, потом замер, разбираясь в своих ощущениях.
- Гм, похож на грибной суп, только немного недосоленный, - вскоре произнес он. - Это точно лекарство, а не концентрат для супа?
- Точно, точно, - заверила его Ирина. Она с замирающим сердцем ждала, когда подействует зелье, но оно почему-то не торопилось показывать свои лечебные свойства.
«Почему ничего не происходит? Что я сделала не так? Не доварила зелье? Или дала его раньше срока? А может быть это не волшебный, а обычный гриб? И если это так, то, что будет? Не навредит ли это Антону, не сделает ли еще хуже? Хотя, куда еще хуже может быть, чем навсегда остаться слепым. Правда, есть шанс отравиться варевом. Так это излечимо, главное вовремя заметить симптомы отравления, вот для этого и сижу я рядом, чтобы вовремя подоспеть на помощь. Но, все же, почему не действует зелье? - такие тревожные мысли крутились в голове девочки, которая молча, сидела возле Антона. – Нет, здесь совсем другая причина. Но, какая? Ну да, конечно! Зелье - это, то же самое лекарство, а любые лечебные препараты сразу не действуют, им нужно дать какое-то время, чтобы они смогли показать результат! Поэтому сейчас ничего не происходит. Все случится позже – ночью или завтра утром. И это к лучшему. Если сейчас Антон прозреет, то сразу догадается, что послужило причиной его неожиданного выздоровления, начнет задавать вопросы, на которые пока не время давать ответы. Пусть лучше он будет в неведении о случившемся и спишет исцеление на обыкновенное чудо».
За последние размышления девочка вцепилась, как за спасительную соломинку, стараясь окончательно себя успокоить.
- Ты сегодня какая-то не такая, не как всегда, - нарушил затянувшееся молчание мальчик.
- Какая я? – рассеяно спросила Ирина.
- Ты вся напряжена, словно чего-то ждешь, немного чем-то взволнована. У тебя неприятности? – ответив на вопрос, поинтересовался Антон.
- Но как ты!.. – невольно вырвалось у девочки, хорошо еще она вовремя успела остановиться и не произнести слова, которые могут обидеть друга.
- Я могу видеть? – ничуть не смутившись, закончил за нее фразу Антон.
- Прости, - Ирине стало неловко за свои неосторожные слова.
- Не обольщайся, я по прежнему не вижу и никогда не смогу этого сделать, - продолжил говорить Антон, - но я прекрасно слышу твое прерывистое дыхание, как учащенно бьется твое сердце, а это происходит всегда, когда ты сильно взволнована.
- Прости, - тихо повторила Ирина.
- Я не обижаюсь на тебя, - произнес Антон, положив свою ладонь на ее руку.
Он хоте еще что-то сказать, но в это время с кухни раздался голос Галины Степановны:
- Ребята, идемте пить чай!
- Идем, мам! – крикнул в ответ мальчик, потом поднялся с кровати и позвал Ирину, потянув за руку:
- Пошли, не будем заставлять ждать мою матушку.
- Пошли, - с облегчением вздохнув, девочка последовала за Антоном. Она готова была расцеловать Галину Степановну в обе щеки за то, что та вовремя прервала их разговор на очень щекотливую тему.

Послышался настойчивый стук в дверь, после чего прозвучал мамин голос:
- Сынок, смотри не проспи школу!
- Встаю, мам! – сонно отозвался Григорий, не открывая глаз.
- Пока, Гошенька, мы с папой пошли на работу, завтрак на столе! – после этих слов, за дверью послышались удаляющиеся шаги мамы.
- Пока, мам, - сказал Григорий, повернувшись на другой бок.
Он пытался еще немного подремать, но какой там, перебитый сон возвращаться не собирался. Тогда, немного поворочавшись в постели, Григорий лег на спину и открыл глаза.
Что это? Почему кругом темно? Почему он ничего не видит? Неужели еще не наступило утро? Зачем тогда его разбудили в такую рань?
Григорий протер кулаками глаза, надеясь тем самым восстановить зрение, но у него ничего не вышло. Непроглядный мрак, без теней и без малейших оттенков не желал расступаться перед ним.
- А-а-а! – испуганно закричал Григорий, оглашая своим криком квартиру.
- Что случилось, сынок? – ворвавшись в его комнату, тревожно спросила мама.
- Мама, я ничего не вижу! – сквозь выступившие слезы, с подвыванием жалобно произнес Григорий.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 13.09.2011 в 21:54
sermolotkovДата: Четверг, 15.09.2011, 06:41 | Сообщение # 15
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
***

Антон уже давно проснулся, но по привычке не торопился вставать с кровати. Куда ему торопиться, Ирина сейчас в школе, она освободится только после обеда, а одному выходить на заснеженную улицу не было желания. Вот он и лежал в постели, прислушиваясь к своим ощущениям.
Сейчас мальчику казалось, что в нем что-то изменилось, а что именно он пока не мог понять. Кажется все как всегда. И все же что-то неуловимо новое, доселе ему недоступное, появилось в нем.
Серые оттенки? Полумрак, разбавленный светлыми прожилками, пробивающимися через закрытые веки? Да, именно это было внове для Антона привыкшего жить в непроглядной темноте.
Осознав это, мальчик открыл глаза и сразу непривычно яркий свет, похожий на вспышку праздничного салюта, ворвался в его сознание. Удивлено вскрикнув, Антон моментально прикрыл веки.
«О, боже, я вижу! Я вижу!» - мысленно прокричал мальчик, замерев в постели. Он лежал со счастливой улыбкой на губах и чувствовал, как теплые слезы радости текли по его щекам.
Пусть текут, обмывая лицо солеными капельками, в преддверии новой, ярко насыщенной жизни, где нет места непроглядному мраку, запертому в непроницаемый кокон, где власть берет в свои руки свет, переливающийся всеми цветами радуги. Пусть текут, в этом нет ничего постыдного для слепца, который чудесным образом прозрел, преодолев неприступную границу вечной темноты обратной стороны луны.
Во второй раз Антон, вытерев слезы и затаив дыхание, только слегка приоткрыл веки. Вначале он увидел только белое расплывчатое пятно перед собой. Потом, зрение сфокусировалось, приобрело более четкие очертания и вот ему удалось четко разглядеть розовый причудливый рисунок на квадратных потолочных плитках.
В следующее мгновение Антон вскочил с постели. Поспешно накинув на плечи халат, он побежал на балкон, забыв надеть домашние шлепанцы. Мальчику было не до них, ему не терпелось увидеть огромный красочный мир, которого он был до сих пор лишен.
На балконе Антона встретило ранее утро, пронизанное первыми лучами солнца. Вздохнув поглубже, он посмотрел на небо. Оно было таким, каким его описывала Ирина; беспредельно высоким, хрустально чистым и, конечно же, голубым. А там, справа, прямо над крышами домов он увидел легкие перистые облака, которые скрутились в тонкую спираль, замерев на месте. Они словно ждали искушенного в тонком искусстве эстета, который оценит их красоту и запечатлеет на фотоснимке на память.
Вдоволь налюбовавшись небом, Антон осмотрелся вокруг себя.
Возле его дома стояло еще несколько пятиэтажек, крыши которых были покрыты тонким слоем снега. Внизу двор мальчику показался слишком далеким и от непривычки, у него закружилась голова. Он резко отстранился от края перил балкона, держась за них мертвой хваткой. Потом у него начали мерзнуть ноги, и он поспешил вернуться в тепло комнаты.
«Надо позвонить родителям и Ирине, пусть порадуются вместе со мной, узнав о моем чудесном излечении, - подумал Антон. – Нет, родителям не стоит, а то, они бросят работу и примчатся домой, потом получат выговор от своего начальства, лучше все происшедшее для них станет приятным сюрпризом. А вот Ирине можно. У нее, кажется всего четыре урока, которые скоро кончатся, пусть после них придет ко мне. Мне так хочется увидеть ее лицо!»
Он, конечно, приблизительно представлял, как она выглядит, потому что не раз испрашивал разрешение потрогать ее очертания и, получив добро, осторожно кончиками пальцев, проводил по ее лицу, запоминая каждую выемку, каждый изгиб, каждую выпуклость находящуюся там. Его руки до сих пор помнили все это, но одно дело осязать и совсем другое - видеть.
Антон побежал в свою комнату, схватил мобильный телефон. Там у него было установлено быстрое соединение, нажав на нужную кнопку, сразу набирался номер Ирины, что мальчик и проделал.
Сначала послышались длинные гудки вызова, потом в микрофоне прозвучал знакомый голос:
- Привет, Антон! Я сегодня после уроков собиралась заскочить к тебе!
- Ирина! – произнес мальчик и замолчал, ощущая, как у него перехватило дыхание от волнения.
- Что с тобой? – послышался встревоженный голос Ирины. – Что у тебя стряслось? Не молчи, прошу, скажи что-нибудь!
- Ирина, я вижу! – наконец удалось Антону выдавить из себя.
- Постой, постой, что ты сказал? – удивленно переспросила девочка.
- Ирина, я могу видеть! – восторженно повторил мальчик.
- Ты можешь видеть? Это же здорово! Я очень, очень рада за тебя! Жди я сейчас прибегу к тебе!
- А как же уроки?
- А что уроки, их много и их задают каждый день, а самый лучший друг всего один! Жди, я скоро буду!
После этих слов, не терпящих возражения, в трубке послышались короткие гудки.
Антон счастливо улыбнулся, положив телефон на кровать. Наконец ему удастся увидеть Ирину. Она должна быть красивой, так говорят его чувствительные пальцы, которые ему еще никогда не врали, она должна быть очень красивой.
«А я? Как выгляжу я?» - почему-то забеспокоился Антон. Ему нестерпимо захотелось увидеть свое отражение в зеркале, чтобы понять, почему Ирина дружит с ним. Потому что он неотразимо красив, или просто жалея, как жалеют любого неполноценного человека, имеющего какой-либо врожденный изъян?
Антон быстрым шагом вошел в ванную комнату. Там он встал перед большим зеркалом и вгляделся в свое отражение.
Перед ним стоял высокий сухопарый паренек со скуластым вытянутым лицом, прямым носом и серыми, слегка прищуренными глазами. Его короткие светло-русые волосы были взлохмачены, торча во все стороны, они слегка прикрывали немного оттопыренные уши. Небольшой рот, прикрытый тонкими светло-розовыми губами. Одним словом, не красавец.
 
Сообщение***

Антон уже давно проснулся, но по привычке не торопился вставать с кровати. Куда ему торопиться, Ирина сейчас в школе, она освободится только после обеда, а одному выходить на заснеженную улицу не было желания. Вот он и лежал в постели, прислушиваясь к своим ощущениям.
Сейчас мальчику казалось, что в нем что-то изменилось, а что именно он пока не мог понять. Кажется все как всегда. И все же что-то неуловимо новое, доселе ему недоступное, появилось в нем.
Серые оттенки? Полумрак, разбавленный светлыми прожилками, пробивающимися через закрытые веки? Да, именно это было внове для Антона привыкшего жить в непроглядной темноте.
Осознав это, мальчик открыл глаза и сразу непривычно яркий свет, похожий на вспышку праздничного салюта, ворвался в его сознание. Удивлено вскрикнув, Антон моментально прикрыл веки.
«О, боже, я вижу! Я вижу!» - мысленно прокричал мальчик, замерев в постели. Он лежал со счастливой улыбкой на губах и чувствовал, как теплые слезы радости текли по его щекам.
Пусть текут, обмывая лицо солеными капельками, в преддверии новой, ярко насыщенной жизни, где нет места непроглядному мраку, запертому в непроницаемый кокон, где власть берет в свои руки свет, переливающийся всеми цветами радуги. Пусть текут, в этом нет ничего постыдного для слепца, который чудесным образом прозрел, преодолев неприступную границу вечной темноты обратной стороны луны.
Во второй раз Антон, вытерев слезы и затаив дыхание, только слегка приоткрыл веки. Вначале он увидел только белое расплывчатое пятно перед собой. Потом, зрение сфокусировалось, приобрело более четкие очертания и вот ему удалось четко разглядеть розовый причудливый рисунок на квадратных потолочных плитках.
В следующее мгновение Антон вскочил с постели. Поспешно накинув на плечи халат, он побежал на балкон, забыв надеть домашние шлепанцы. Мальчику было не до них, ему не терпелось увидеть огромный красочный мир, которого он был до сих пор лишен.
На балконе Антона встретило ранее утро, пронизанное первыми лучами солнца. Вздохнув поглубже, он посмотрел на небо. Оно было таким, каким его описывала Ирина; беспредельно высоким, хрустально чистым и, конечно же, голубым. А там, справа, прямо над крышами домов он увидел легкие перистые облака, которые скрутились в тонкую спираль, замерев на месте. Они словно ждали искушенного в тонком искусстве эстета, который оценит их красоту и запечатлеет на фотоснимке на память.
Вдоволь налюбовавшись небом, Антон осмотрелся вокруг себя.
Возле его дома стояло еще несколько пятиэтажек, крыши которых были покрыты тонким слоем снега. Внизу двор мальчику показался слишком далеким и от непривычки, у него закружилась голова. Он резко отстранился от края перил балкона, держась за них мертвой хваткой. Потом у него начали мерзнуть ноги, и он поспешил вернуться в тепло комнаты.
«Надо позвонить родителям и Ирине, пусть порадуются вместе со мной, узнав о моем чудесном излечении, - подумал Антон. – Нет, родителям не стоит, а то, они бросят работу и примчатся домой, потом получат выговор от своего начальства, лучше все происшедшее для них станет приятным сюрпризом. А вот Ирине можно. У нее, кажется всего четыре урока, которые скоро кончатся, пусть после них придет ко мне. Мне так хочется увидеть ее лицо!»
Он, конечно, приблизительно представлял, как она выглядит, потому что не раз испрашивал разрешение потрогать ее очертания и, получив добро, осторожно кончиками пальцев, проводил по ее лицу, запоминая каждую выемку, каждый изгиб, каждую выпуклость находящуюся там. Его руки до сих пор помнили все это, но одно дело осязать и совсем другое - видеть.
Антон побежал в свою комнату, схватил мобильный телефон. Там у него было установлено быстрое соединение, нажав на нужную кнопку, сразу набирался номер Ирины, что мальчик и проделал.
Сначала послышались длинные гудки вызова, потом в микрофоне прозвучал знакомый голос:
- Привет, Антон! Я сегодня после уроков собиралась заскочить к тебе!
- Ирина! – произнес мальчик и замолчал, ощущая, как у него перехватило дыхание от волнения.
- Что с тобой? – послышался встревоженный голос Ирины. – Что у тебя стряслось? Не молчи, прошу, скажи что-нибудь!
- Ирина, я вижу! – наконец удалось Антону выдавить из себя.
- Постой, постой, что ты сказал? – удивленно переспросила девочка.
- Ирина, я могу видеть! – восторженно повторил мальчик.
- Ты можешь видеть? Это же здорово! Я очень, очень рада за тебя! Жди я сейчас прибегу к тебе!
- А как же уроки?
- А что уроки, их много и их задают каждый день, а самый лучший друг всего один! Жди, я скоро буду!
После этих слов, не терпящих возражения, в трубке послышались короткие гудки.
Антон счастливо улыбнулся, положив телефон на кровать. Наконец ему удастся увидеть Ирину. Она должна быть красивой, так говорят его чувствительные пальцы, которые ему еще никогда не врали, она должна быть очень красивой.
«А я? Как выгляжу я?» - почему-то забеспокоился Антон. Ему нестерпимо захотелось увидеть свое отражение в зеркале, чтобы понять, почему Ирина дружит с ним. Потому что он неотразимо красив, или просто жалея, как жалеют любого неполноценного человека, имеющего какой-либо врожденный изъян?
Антон быстрым шагом вошел в ванную комнату. Там он встал перед большим зеркалом и вгляделся в свое отражение.
Перед ним стоял высокий сухопарый паренек со скуластым вытянутым лицом, прямым носом и серыми, слегка прищуренными глазами. Его короткие светло-русые волосы были взлохмачены, торча во все стороны, они слегка прикрывали немного оттопыренные уши. Небольшой рот, прикрытый тонкими светло-розовыми губами. Одним словом, не красавец.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 15.09.2011 в 06:41
Сообщение***

Антон уже давно проснулся, но по привычке не торопился вставать с кровати. Куда ему торопиться, Ирина сейчас в школе, она освободится только после обеда, а одному выходить на заснеженную улицу не было желания. Вот он и лежал в постели, прислушиваясь к своим ощущениям.
Сейчас мальчику казалось, что в нем что-то изменилось, а что именно он пока не мог понять. Кажется все как всегда. И все же что-то неуловимо новое, доселе ему недоступное, появилось в нем.
Серые оттенки? Полумрак, разбавленный светлыми прожилками, пробивающимися через закрытые веки? Да, именно это было внове для Антона привыкшего жить в непроглядной темноте.
Осознав это, мальчик открыл глаза и сразу непривычно яркий свет, похожий на вспышку праздничного салюта, ворвался в его сознание. Удивлено вскрикнув, Антон моментально прикрыл веки.
«О, боже, я вижу! Я вижу!» - мысленно прокричал мальчик, замерев в постели. Он лежал со счастливой улыбкой на губах и чувствовал, как теплые слезы радости текли по его щекам.
Пусть текут, обмывая лицо солеными капельками, в преддверии новой, ярко насыщенной жизни, где нет места непроглядному мраку, запертому в непроницаемый кокон, где власть берет в свои руки свет, переливающийся всеми цветами радуги. Пусть текут, в этом нет ничего постыдного для слепца, который чудесным образом прозрел, преодолев неприступную границу вечной темноты обратной стороны луны.
Во второй раз Антон, вытерев слезы и затаив дыхание, только слегка приоткрыл веки. Вначале он увидел только белое расплывчатое пятно перед собой. Потом, зрение сфокусировалось, приобрело более четкие очертания и вот ему удалось четко разглядеть розовый причудливый рисунок на квадратных потолочных плитках.
В следующее мгновение Антон вскочил с постели. Поспешно накинув на плечи халат, он побежал на балкон, забыв надеть домашние шлепанцы. Мальчику было не до них, ему не терпелось увидеть огромный красочный мир, которого он был до сих пор лишен.
На балконе Антона встретило ранее утро, пронизанное первыми лучами солнца. Вздохнув поглубже, он посмотрел на небо. Оно было таким, каким его описывала Ирина; беспредельно высоким, хрустально чистым и, конечно же, голубым. А там, справа, прямо над крышами домов он увидел легкие перистые облака, которые скрутились в тонкую спираль, замерев на месте. Они словно ждали искушенного в тонком искусстве эстета, который оценит их красоту и запечатлеет на фотоснимке на память.
Вдоволь налюбовавшись небом, Антон осмотрелся вокруг себя.
Возле его дома стояло еще несколько пятиэтажек, крыши которых были покрыты тонким слоем снега. Внизу двор мальчику показался слишком далеким и от непривычки, у него закружилась голова. Он резко отстранился от края перил балкона, держась за них мертвой хваткой. Потом у него начали мерзнуть ноги, и он поспешил вернуться в тепло комнаты.
«Надо позвонить родителям и Ирине, пусть порадуются вместе со мной, узнав о моем чудесном излечении, - подумал Антон. – Нет, родителям не стоит, а то, они бросят работу и примчатся домой, потом получат выговор от своего начальства, лучше все происшедшее для них станет приятным сюрпризом. А вот Ирине можно. У нее, кажется всего четыре урока, которые скоро кончатся, пусть после них придет ко мне. Мне так хочется увидеть ее лицо!»
Он, конечно, приблизительно представлял, как она выглядит, потому что не раз испрашивал разрешение потрогать ее очертания и, получив добро, осторожно кончиками пальцев, проводил по ее лицу, запоминая каждую выемку, каждый изгиб, каждую выпуклость находящуюся там. Его руки до сих пор помнили все это, но одно дело осязать и совсем другое - видеть.
Антон побежал в свою комнату, схватил мобильный телефон. Там у него было установлено быстрое соединение, нажав на нужную кнопку, сразу набирался номер Ирины, что мальчик и проделал.
Сначала послышались длинные гудки вызова, потом в микрофоне прозвучал знакомый голос:
- Привет, Антон! Я сегодня после уроков собиралась заскочить к тебе!
- Ирина! – произнес мальчик и замолчал, ощущая, как у него перехватило дыхание от волнения.
- Что с тобой? – послышался встревоженный голос Ирины. – Что у тебя стряслось? Не молчи, прошу, скажи что-нибудь!
- Ирина, я вижу! – наконец удалось Антону выдавить из себя.
- Постой, постой, что ты сказал? – удивленно переспросила девочка.
- Ирина, я могу видеть! – восторженно повторил мальчик.
- Ты можешь видеть? Это же здорово! Я очень, очень рада за тебя! Жди я сейчас прибегу к тебе!
- А как же уроки?
- А что уроки, их много и их задают каждый день, а самый лучший друг всего один! Жди, я скоро буду!
После этих слов, не терпящих возражения, в трубке послышались короткие гудки.
Антон счастливо улыбнулся, положив телефон на кровать. Наконец ему удастся увидеть Ирину. Она должна быть красивой, так говорят его чувствительные пальцы, которые ему еще никогда не врали, она должна быть очень красивой.
«А я? Как выгляжу я?» - почему-то забеспокоился Антон. Ему нестерпимо захотелось увидеть свое отражение в зеркале, чтобы понять, почему Ирина дружит с ним. Потому что он неотразимо красив, или просто жалея, как жалеют любого неполноценного человека, имеющего какой-либо врожденный изъян?
Антон быстрым шагом вошел в ванную комнату. Там он встал перед большим зеркалом и вгляделся в свое отражение.
Перед ним стоял высокий сухопарый паренек со скуластым вытянутым лицом, прямым носом и серыми, слегка прищуренными глазами. Его короткие светло-русые волосы были взлохмачены, торча во все стороны, они слегка прикрывали немного оттопыренные уши. Небольшой рот, прикрытый тонкими светло-розовыми губами. Одним словом, не красавец.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 15.09.2011 в 06:41
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Слепая доброта. (рассказ.)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Слепая доброта. - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz