Спираль - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Спираль - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Спираль (рассказ - мистика)
Спираль
ТабычДата: Понедельник, 27.06.2011, 17:46 | Сообщение # 1
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
долго думал, какой из рассказов добавить следующим)
каждый из них требует доработки, но именно этот стал необычайно тяжелым для написания)) и восприятия)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))
в общем, попробую начать с него:

Спираль

Волна ворвалась на берег, обрызгав стоящего неподалеку пожилого мужчину. Он тяжело дышал, пытаясь не сорваться на крик, его била сильная дрожь, а губы нервно содрогались и шептали нескладные фразы. Гладя на море, мужчина боролся со страхом, сжимая в руках весла. Ночью выходить в море? Безумие! Тем более что ночь была во власти стихий: гром и молнии, подгоняемые ветром, плясали вокруг, не зная отдыха. Еще одна волна, сильнее предыдущей, разбилась у ног старика, и он, не дожидаясь следующей, вскочил в лодку и интенсивно загреб.
Луна осветила его мокрое от пота и хлещущей волны лицо, в тот самый миг, как глаза, наконец, нашли, что искали. На ближайшей скале красовалось величественное строение. Непоколебимая башня на пике природы. Именно к ней так спешил старый человек по имени Георгий Евгеньевич. Он – смотритель маяка. Он - человек, в чьих руках путеводный огонь… Этой ночью маяк погас…
Лодка, затрещав, уткнулась в пологий склон, и в этот момент темень вокруг стала просто непроглядной. Затащив судно на берег, старик направился к башне, стараясь только не поскользнуться на мокрых от дождя камнях. Ударил гром, сверкнула молния и в то же мгновение все стихло. Даже капли дождя разбились о камни в бесшумном всплеске.
Но спустя мгновение, когда мужчина уже взялся за ручку двери, тишина отступила, и гроза вновь вошла в свои права. Одинокий островок содрогнулся под ударами грома и осветился вспышкой молнии. Стена дождя стала плотной, как Лондонский туман. А очередной взрыв грома заставил Георгия дернуть ручку и вбежать в помещение башни.
Из небольшого коридорчика в лицо ему пахнуло теплом и уютом. Тем самым теплом и уютом, о котором так часто грезил старый смотритель еще с юности. От того и пошел он на эту непопулярную службу пятьдесят лет назад и которую несет по сей день. Море и высота снаружи и тепло и уют внутри. Что еще нужно для усталого старого и одинокого человека. Ну, может еще бокал пива.
Над зеркалом висела медная цифра «1». Смотритель сам делал эти цифры на каждый из восьми этажей. Краем глаза он увидел себя в зеркале, поднимающегося по винтовой лестнице. Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были растрепаны ветром и даже здесь не желали укладываться. Крючковатый типично старческий нос на изъезженном морщинами лице выдавался далеко вперед. Но вот уже отражение в зеркале скрылось из виду, потому что старик побежал вверх по лестнице. Внезапно его поразила странная пугающая мысль: ему не стоит подниматься. Там наверху было что-то, не подвластное его пониманию и от того еще более страшное.
- Нет, - сказал сам себе старик. - Ты стал слишком мнительным с годами. Если там что-то и есть, то кому, как ни тебе нужно это проверить? Ты смотритель все-таки, старый ты пень.
Уговорив себя таким образом, он сделал первый шаг. Вместе с этим произошло еще два события, никак друг с другом не связанные, но они заставили старика пошатнуться и ухватиться за перила. Невероятно сильно ударил гром, и ноги старика пронзила страшная боль. На секунду он перестал чувствовать конечности. Да что там конечности - он перестал чувствовать себя. Перед глазами поплыли туманные круги, к горлу подступила тошнота, и он едва устоял на взрывающихся ногах. Стихия за стеной маяка не успокаивалась, и старик, отдышавшись, продолжил свой путь наверх.
- Что же с ногами-то? - чуть слышно причитал он, с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой. - Никогда ж не беспокоили!
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий. Чувство слабости накатывало на него, как прилив за стенами, но он двигался наверх, как мог. Там его цель. Он должен. Просто должен и все. Боль начала уходить, но вместе с ней пропадало и ощущение ног. Они стали отниматься, и каждый новый шаг давался с большим трудом, чем предыдущий. Остановившись отдохнуть, Георгий прислонился к подоконнику. Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели. Только боль исчезла полностью, и теперь уже также полностью пропало ощущение ног. Всё. Он больше их не чувствовал. Для того, чтобы удостовериться, мужчина похлопал себя по коленям, пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций! Ноги отказывались реагировать. Но надо идти, во что бы то стало надо. Посмотрев напоследок в окно, он вздохнул и хотел, было, продолжить путь, как вдруг на глаза попалась странная картина: за окном, на острове стояли два паренька. Мальчишки лет двенадцати. Стояли неподвижно, как статуи и смотрели в море.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщениедолго думал, какой из рассказов добавить следующим)
каждый из них требует доработки, но именно этот стал необычайно тяжелым для написания)) и восприятия)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))
в общем, попробую начать с него:

Спираль

Волна ворвалась на берег, обрызгав стоящего неподалеку пожилого мужчину. Он тяжело дышал, пытаясь не сорваться на крик, его била сильная дрожь, а губы нервно содрогались и шептали нескладные фразы. Гладя на море, мужчина боролся со страхом, сжимая в руках весла. Ночью выходить в море? Безумие! Тем более что ночь была во власти стихий: гром и молнии, подгоняемые ветром, плясали вокруг, не зная отдыха. Еще одна волна, сильнее предыдущей, разбилась у ног старика, и он, не дожидаясь следующей, вскочил в лодку и интенсивно загреб.
Луна осветила его мокрое от пота и хлещущей волны лицо, в тот самый миг, как глаза, наконец, нашли, что искали. На ближайшей скале красовалось величественное строение. Непоколебимая башня на пике природы. Именно к ней так спешил старый человек по имени Георгий Евгеньевич. Он – смотритель маяка. Он - человек, в чьих руках путеводный огонь… Этой ночью маяк погас…
Лодка, затрещав, уткнулась в пологий склон, и в этот момент темень вокруг стала просто непроглядной. Затащив судно на берег, старик направился к башне, стараясь только не поскользнуться на мокрых от дождя камнях. Ударил гром, сверкнула молния и в то же мгновение все стихло. Даже капли дождя разбились о камни в бесшумном всплеске.
Но спустя мгновение, когда мужчина уже взялся за ручку двери, тишина отступила, и гроза вновь вошла в свои права. Одинокий островок содрогнулся под ударами грома и осветился вспышкой молнии. Стена дождя стала плотной, как Лондонский туман. А очередной взрыв грома заставил Георгия дернуть ручку и вбежать в помещение башни.
Из небольшого коридорчика в лицо ему пахнуло теплом и уютом. Тем самым теплом и уютом, о котором так часто грезил старый смотритель еще с юности. От того и пошел он на эту непопулярную службу пятьдесят лет назад и которую несет по сей день. Море и высота снаружи и тепло и уют внутри. Что еще нужно для усталого старого и одинокого человека. Ну, может еще бокал пива.
Над зеркалом висела медная цифра «1». Смотритель сам делал эти цифры на каждый из восьми этажей. Краем глаза он увидел себя в зеркале, поднимающегося по винтовой лестнице. Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были растрепаны ветром и даже здесь не желали укладываться. Крючковатый типично старческий нос на изъезженном морщинами лице выдавался далеко вперед. Но вот уже отражение в зеркале скрылось из виду, потому что старик побежал вверх по лестнице. Внезапно его поразила странная пугающая мысль: ему не стоит подниматься. Там наверху было что-то, не подвластное его пониманию и от того еще более страшное.
- Нет, - сказал сам себе старик. - Ты стал слишком мнительным с годами. Если там что-то и есть, то кому, как ни тебе нужно это проверить? Ты смотритель все-таки, старый ты пень.
Уговорив себя таким образом, он сделал первый шаг. Вместе с этим произошло еще два события, никак друг с другом не связанные, но они заставили старика пошатнуться и ухватиться за перила. Невероятно сильно ударил гром, и ноги старика пронзила страшная боль. На секунду он перестал чувствовать конечности. Да что там конечности - он перестал чувствовать себя. Перед глазами поплыли туманные круги, к горлу подступила тошнота, и он едва устоял на взрывающихся ногах. Стихия за стеной маяка не успокаивалась, и старик, отдышавшись, продолжил свой путь наверх.
- Что же с ногами-то? - чуть слышно причитал он, с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой. - Никогда ж не беспокоили!
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий. Чувство слабости накатывало на него, как прилив за стенами, но он двигался наверх, как мог. Там его цель. Он должен. Просто должен и все. Боль начала уходить, но вместе с ней пропадало и ощущение ног. Они стали отниматься, и каждый новый шаг давался с большим трудом, чем предыдущий. Остановившись отдохнуть, Георгий прислонился к подоконнику. Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели. Только боль исчезла полностью, и теперь уже также полностью пропало ощущение ног. Всё. Он больше их не чувствовал. Для того, чтобы удостовериться, мужчина похлопал себя по коленям, пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций! Ноги отказывались реагировать. Но надо идти, во что бы то стало надо. Посмотрев напоследок в окно, он вздохнул и хотел, было, продолжить путь, как вдруг на глаза попалась странная картина: за окном, на острове стояли два паренька. Мальчишки лет двенадцати. Стояли неподвижно, как статуи и смотрели в море.

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.06.2011 в 17:46
Сообщениедолго думал, какой из рассказов добавить следующим)
каждый из них требует доработки, но именно этот стал необычайно тяжелым для написания)) и восприятия)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))
в общем, попробую начать с него:

Спираль

Волна ворвалась на берег, обрызгав стоящего неподалеку пожилого мужчину. Он тяжело дышал, пытаясь не сорваться на крик, его била сильная дрожь, а губы нервно содрогались и шептали нескладные фразы. Гладя на море, мужчина боролся со страхом, сжимая в руках весла. Ночью выходить в море? Безумие! Тем более что ночь была во власти стихий: гром и молнии, подгоняемые ветром, плясали вокруг, не зная отдыха. Еще одна волна, сильнее предыдущей, разбилась у ног старика, и он, не дожидаясь следующей, вскочил в лодку и интенсивно загреб.
Луна осветила его мокрое от пота и хлещущей волны лицо, в тот самый миг, как глаза, наконец, нашли, что искали. На ближайшей скале красовалось величественное строение. Непоколебимая башня на пике природы. Именно к ней так спешил старый человек по имени Георгий Евгеньевич. Он – смотритель маяка. Он - человек, в чьих руках путеводный огонь… Этой ночью маяк погас…
Лодка, затрещав, уткнулась в пологий склон, и в этот момент темень вокруг стала просто непроглядной. Затащив судно на берег, старик направился к башне, стараясь только не поскользнуться на мокрых от дождя камнях. Ударил гром, сверкнула молния и в то же мгновение все стихло. Даже капли дождя разбились о камни в бесшумном всплеске.
Но спустя мгновение, когда мужчина уже взялся за ручку двери, тишина отступила, и гроза вновь вошла в свои права. Одинокий островок содрогнулся под ударами грома и осветился вспышкой молнии. Стена дождя стала плотной, как Лондонский туман. А очередной взрыв грома заставил Георгия дернуть ручку и вбежать в помещение башни.
Из небольшого коридорчика в лицо ему пахнуло теплом и уютом. Тем самым теплом и уютом, о котором так часто грезил старый смотритель еще с юности. От того и пошел он на эту непопулярную службу пятьдесят лет назад и которую несет по сей день. Море и высота снаружи и тепло и уют внутри. Что еще нужно для усталого старого и одинокого человека. Ну, может еще бокал пива.
Над зеркалом висела медная цифра «1». Смотритель сам делал эти цифры на каждый из восьми этажей. Краем глаза он увидел себя в зеркале, поднимающегося по винтовой лестнице. Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были растрепаны ветром и даже здесь не желали укладываться. Крючковатый типично старческий нос на изъезженном морщинами лице выдавался далеко вперед. Но вот уже отражение в зеркале скрылось из виду, потому что старик побежал вверх по лестнице. Внезапно его поразила странная пугающая мысль: ему не стоит подниматься. Там наверху было что-то, не подвластное его пониманию и от того еще более страшное.
- Нет, - сказал сам себе старик. - Ты стал слишком мнительным с годами. Если там что-то и есть, то кому, как ни тебе нужно это проверить? Ты смотритель все-таки, старый ты пень.
Уговорив себя таким образом, он сделал первый шаг. Вместе с этим произошло еще два события, никак друг с другом не связанные, но они заставили старика пошатнуться и ухватиться за перила. Невероятно сильно ударил гром, и ноги старика пронзила страшная боль. На секунду он перестал чувствовать конечности. Да что там конечности - он перестал чувствовать себя. Перед глазами поплыли туманные круги, к горлу подступила тошнота, и он едва устоял на взрывающихся ногах. Стихия за стеной маяка не успокаивалась, и старик, отдышавшись, продолжил свой путь наверх.
- Что же с ногами-то? - чуть слышно причитал он, с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой. - Никогда ж не беспокоили!
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий. Чувство слабости накатывало на него, как прилив за стенами, но он двигался наверх, как мог. Там его цель. Он должен. Просто должен и все. Боль начала уходить, но вместе с ней пропадало и ощущение ног. Они стали отниматься, и каждый новый шаг давался с большим трудом, чем предыдущий. Остановившись отдохнуть, Георгий прислонился к подоконнику. Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели. Только боль исчезла полностью, и теперь уже также полностью пропало ощущение ног. Всё. Он больше их не чувствовал. Для того, чтобы удостовериться, мужчина похлопал себя по коленям, пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций! Ноги отказывались реагировать. Но надо идти, во что бы то стало надо. Посмотрев напоследок в окно, он вздохнул и хотел, было, продолжить путь, как вдруг на глаза попалась странная картина: за окном, на острове стояли два паренька. Мальчишки лет двенадцати. Стояли неподвижно, как статуи и смотрели в море.

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.06.2011 в 17:46
Одина1301Дата: Понедельник, 27.06.2011, 18:42 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Антон! Привет!
Quote (Табыч)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))


Класс! Подходяще для начала! " Вспомнить всё"

Quote (Табыч)
Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели.

Второй раз встречаю у тебя баюканье, мне нравится.
Quote (Табыч)
с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой.

Может я и неправа, но ничего не напоминает?
Quote (Табыч)
Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были

мне кажется,если уж седые, то вода цвет не изменит.
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы

А что мне нравится!
Пока всё однозначно, давай дальше!
 
СообщениеАнтон! Привет!
Quote (Табыч)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))


Класс! Подходяще для начала! " Вспомнить всё"

Quote (Табыч)
Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели.

Второй раз встречаю у тебя баюканье, мне нравится.
Quote (Табыч)
с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой.

Может я и неправа, но ничего не напоминает?
Quote (Табыч)
Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были

мне кажется,если уж седые, то вода цвет не изменит.
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы

А что мне нравится!
Пока всё однозначно, давай дальше!

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 18:42
СообщениеАнтон! Привет!
Quote (Табыч)
честно признаюсь - я не помню, как писался рассказ) и не помню, что я думал в то время)) и что хотел сказать...))


Класс! Подходяще для начала! " Вспомнить всё"

Quote (Табыч)
Положил ладони на колени и стал убаюкивать их, так, словно они болели.

Второй раз встречаю у тебя баюканье, мне нравится.
Quote (Табыч)
с каждым ударом грома переставляя одну больную ногу за другой.

Может я и неправа, но ничего не напоминает?
Quote (Табыч)
Некогда седые, а теперь черные от воды волосы были

мне кажется,если уж седые, то вода цвет не изменит.
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы

А что мне нравится!
Пока всё однозначно, давай дальше!

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 18:42
ТабычДата: Понедельник, 27.06.2011, 18:57 | Сообщение # 3
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Спасибо!!!!))))
Quote (Одина1301)
Может я и неправа, но ничего не напоминает?

а что именно?)))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами

Сообщение отредактировал Табыч - Понедельник, 27.06.2011, 18:58
 
СообщениеСпасибо!!!!))))
Quote (Одина1301)
Может я и неправа, но ничего не напоминает?

а что именно?)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.06.2011 в 18:57
СообщениеСпасибо!!!!))))
Quote (Одина1301)
Может я и неправа, но ничего не напоминает?

а что именно?)))

Автор - Табыч
Дата добавления - 27.06.2011 в 18:57
Одина1301Дата: Понедельник, 27.06.2011, 19:03 | Сообщение # 4
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline

Могу быть неправа, но когда прочитала, стала считать ноги!

Просто: с трудом переставляя больные ноги.


Сообщение отредактировал Одина1301 - Понедельник, 27.06.2011, 19:11
 
Сообщение
Могу быть неправа, но когда прочитала, стала считать ноги!

Просто: с трудом переставляя больные ноги.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:03
Сообщение
Могу быть неправа, но когда прочитала, стала считать ноги!

Просто: с трудом переставляя больные ноги.

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:03
АнаитДата: Понедельник, 27.06.2011, 19:14 | Сообщение # 5
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Воот, я опять с разбором полетов...
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы.
Хотя эта фраза и понравилась Одине,однако посмею возразить - пик, одно значение - вершина, возвышенность (пик горы), другое - всплеск, высшая точка (пок эмоций, возможностей). Непонятно сразу - какое значение употреблено тут... Лучше изменить слово, либо тогда добавить пояснение: "Непоколебимая башня на пике омываемого волнами утеса" к примеру, но "пик природы"??? пустыня - тоже природа, как и тайга.
Quote (Табыч)
по имени Георгий Евгеньевич.
Здесь прямо таки просится фамилия!
Quote (Табыч)
Крючковатый типично старческий нос
"типично старческий"это какой? Не понимаю!
Quote (Табыч)
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий.
Встала и ушла, а он поплелся следом... А поворот чего? Дороги? Вообще-то винтовая лестница - это один сплошной поворот...
Quote (Табыч)
пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций!
Ну да, обычно мои икры, когда я их щупаю - прямо заходятся от слез, а когда пятками стучу - они от гомерического хохота с ума сходят! А тут - ноль эмоций, не, но не порядок же!

А в остальном - все круче! Теперь главное не испортить.
Ну и мое всегдашнее: когда продолжение???



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеВоот, я опять с разбором полетов...
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы.
Хотя эта фраза и понравилась Одине,однако посмею возразить - пик, одно значение - вершина, возвышенность (пик горы), другое - всплеск, высшая точка (пок эмоций, возможностей). Непонятно сразу - какое значение употреблено тут... Лучше изменить слово, либо тогда добавить пояснение: "Непоколебимая башня на пике омываемого волнами утеса" к примеру, но "пик природы"??? пустыня - тоже природа, как и тайга.
Quote (Табыч)
по имени Георгий Евгеньевич.
Здесь прямо таки просится фамилия!
Quote (Табыч)
Крючковатый типично старческий нос
"типично старческий"это какой? Не понимаю!
Quote (Табыч)
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий.
Встала и ушла, а он поплелся следом... А поворот чего? Дороги? Вообще-то винтовая лестница - это один сплошной поворот...
Quote (Табыч)
пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций!
Ну да, обычно мои икры, когда я их щупаю - прямо заходятся от слез, а когда пятками стучу - они от гомерического хохота с ума сходят! А тут - ноль эмоций, не, но не порядок же!

А в остальном - все круче! Теперь главное не испортить.
Ну и мое всегдашнее: когда продолжение???

Автор - Анаит
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:14
СообщениеВоот, я опять с разбором полетов...
Quote (Табыч)
Непоколебимая башня на пике природы.
Хотя эта фраза и понравилась Одине,однако посмею возразить - пик, одно значение - вершина, возвышенность (пик горы), другое - всплеск, высшая точка (пок эмоций, возможностей). Непонятно сразу - какое значение употреблено тут... Лучше изменить слово, либо тогда добавить пояснение: "Непоколебимая башня на пике омываемого волнами утеса" к примеру, но "пик природы"??? пустыня - тоже природа, как и тайга.
Quote (Табыч)
по имени Георгий Евгеньевич.
Здесь прямо таки просится фамилия!
Quote (Табыч)
Крючковатый типично старческий нос
"типично старческий"это какой? Не понимаю!
Quote (Табыч)
Винтовая лестница ушла за поворот, и вслед за ней поковылял Георгий.
Встала и ушла, а он поплелся следом... А поворот чего? Дороги? Вообще-то винтовая лестница - это один сплошной поворот...
Quote (Табыч)
пощипал икры и постучал пятками о ступени - ноль эмоций!
Ну да, обычно мои икры, когда я их щупаю - прямо заходятся от слез, а когда пятками стучу - они от гомерического хохота с ума сходят! А тут - ноль эмоций, не, но не порядок же!

А в остальном - все круче! Теперь главное не испортить.
Ну и мое всегдашнее: когда продолжение???

Автор - Анаит
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:14
Одина1301Дата: Понедельник, 27.06.2011, 19:24 | Сообщение # 6
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2020
Награды: 20
Репутация: 153
Статус: Offline
Одине не хотелось, так резко, сам бы чувствовал! biggrin
 
СообщениеОдине не хотелось, так резко, сам бы чувствовал! biggrin

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:24
СообщениеОдине не хотелось, так резко, сам бы чувствовал! biggrin

Автор - Одина1301
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:24
АнаитДата: Понедельник, 27.06.2011, 19:41 | Сообщение # 7
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
hihi


Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщениеhihi

Автор - Анаит
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:41
Сообщениеhihi

Автор - Анаит
Дата добавления - 27.06.2011 в 19:41
ТабычДата: Вторник, 28.06.2011, 00:26 | Сообщение # 8
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Анаит, СПАСИБО, СПАСИБО!!)))))

поплыли дальше:

- Эй, вы! - крикнул Георгий, стукнув ладонью по окну. Разумеется, никто его не услышал.
В такую грозу атомную бомбу не расслышишь. Ребята продолжали стоять и смотреть на бушующее море, находясь у самой кромки воды. Стояли, не отстраняясь от приливов, от волн, набегающих каждую секунду, словно и не боялись моря. Будто знали, что оно их не тронет.
- Оно их… не трогает, - звонко прошептал Георгий, испугавшись не на шутку. - Кто они такие? - громче повторил он, уперев ладони встекло.
Ответа, конечно, не последовало, но старик не успокоился и попытался открыть окно. Несколько секунд, а может и минут работы - оно осталось намертво закрытым. Глубоко вздохнув, Георгий прислонился лицом к окну, чтобы пронаблюдать за странными гостями. Он бы мог спуститься вниз и прогнать их, но что-то его останавливало: может внезапная беда с ногами, может осознание того, что должен идти только наверх, а может... А может и страх. Самый обыкновенный страх неизвестности. Кто были эти незваные гости одному Богу известно, и то если...
Холодное стекло морозило старую кожу, когда Георгий вглядывался в побежденную непогодой даль. Все тоже и все также. Двое ребят, стоящих на самом краю суши и смотрящих куда-то, а может на что-то в море. Прищурившись, Георгий попытался увидеть, что же их так заинтересовало. Но зрение подвело старика, и волны начали сливаться с небом, образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
- Бесполезно, - раздраженно сплюнул он, с силой оттолкнув себя от окна. Что-то в раме звякнуло, треснуло и, когда Георгий вернулся к обозрению, ребята больше не смотрели в море. Они смотрели прямо на него. За стеной дождя, часто дышащий смотритель отчетливо видел, как один из ребят медленно поднял руку и также неторопливо выставил указательный палец. Палец смотрел прямо в окно, за которым стоял Георгий. Не в силах отпрянуть от холодного стекла, смотритель наблюдал, как парни снялись с места и медленно, но уверенно (даже слишком уверенно для такой погоды) пошли по направлению к маяку. Старик задержал дыхание, как завороженный глядя на странных ребят. Дождь молотил в закрытое окно, словно пытаясь во что бы то ни стало распахнуть его. Вдруг с граем мимо окна пролетела огромная черная ворона.
- Тьфу ты, - сплюнул старик, со злостью глядя в окно. - Чертова птица! Ненавижу...
Старый смотритель запнулся на полуслове, едва взглянул на почерневшее окно. В окне появилось лицо, и смотрело оно на Георгия. Страшное, с вытаращенными глазами, лицо поднималось над подоконником, и смотритель узнал в нем одного из ребят стоящих недавно на берегу. Мальчик был одет в темную рубашку и мешковатые брюки на помочах. И поднимался по воздуху, не сводя своих огромных страшных глаз с напуганного старика. Вдруг он расправил руки, и несильно хлопнул ладонями по стеклу. При этом окно задрожало так, будто ребенок ударил со всей дури.
- Войти хочешь, да? - прошептал Георгий, наблюдая, как существо разглядывает по очередности обе свои ладони. - Нихрена!
В его голове происходил водоворот невероятных мыслей. Он в Аду? Или это Рай? А кто тогда они такие? Ангелы? Черти? Почему дети? Чего они хотят? Его жизни? Его крови? Крови... Они вампиры! Точно! Эта мысль вдруг успокоила его, словно он подумал о кресле-качалке или любимом диване, или любимой собаке. Его верный пес вдруг предстал пред ним во всей своей красе: гордый, бравый с вечно влажным носом и добрыми доверчивыми глазами.
- Уходи, Бим! - вмиг опомнившись, взмолился Георгий, взглянув в глаза псу.
Золотистый лабрадор не двигался с места, только открывая пасть в беззвучном лае. Пес надрывался, наверно потому что не слышал собственного голоса. Его глаза засверкали, он ощетинился, а клыки увеличились, наверно, вдвое. Или, может, это игра воображения? Вампиры! Он опять вспомнил вампиров. Это ему хоть что-нибудь даст? Да ничего! Ребенок за окном продолжал изучать собственные ладони, будто приклеенные к стеклу. Вампир не войдет, если его не пригласить! Вот оно!


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, Анаит, СПАСИБО, СПАСИБО!!)))))

поплыли дальше:

- Эй, вы! - крикнул Георгий, стукнув ладонью по окну. Разумеется, никто его не услышал.
В такую грозу атомную бомбу не расслышишь. Ребята продолжали стоять и смотреть на бушующее море, находясь у самой кромки воды. Стояли, не отстраняясь от приливов, от волн, набегающих каждую секунду, словно и не боялись моря. Будто знали, что оно их не тронет.
- Оно их… не трогает, - звонко прошептал Георгий, испугавшись не на шутку. - Кто они такие? - громче повторил он, уперев ладони встекло.
Ответа, конечно, не последовало, но старик не успокоился и попытался открыть окно. Несколько секунд, а может и минут работы - оно осталось намертво закрытым. Глубоко вздохнув, Георгий прислонился лицом к окну, чтобы пронаблюдать за странными гостями. Он бы мог спуститься вниз и прогнать их, но что-то его останавливало: может внезапная беда с ногами, может осознание того, что должен идти только наверх, а может... А может и страх. Самый обыкновенный страх неизвестности. Кто были эти незваные гости одному Богу известно, и то если...
Холодное стекло морозило старую кожу, когда Георгий вглядывался в побежденную непогодой даль. Все тоже и все также. Двое ребят, стоящих на самом краю суши и смотрящих куда-то, а может на что-то в море. Прищурившись, Георгий попытался увидеть, что же их так заинтересовало. Но зрение подвело старика, и волны начали сливаться с небом, образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
- Бесполезно, - раздраженно сплюнул он, с силой оттолкнув себя от окна. Что-то в раме звякнуло, треснуло и, когда Георгий вернулся к обозрению, ребята больше не смотрели в море. Они смотрели прямо на него. За стеной дождя, часто дышащий смотритель отчетливо видел, как один из ребят медленно поднял руку и также неторопливо выставил указательный палец. Палец смотрел прямо в окно, за которым стоял Георгий. Не в силах отпрянуть от холодного стекла, смотритель наблюдал, как парни снялись с места и медленно, но уверенно (даже слишком уверенно для такой погоды) пошли по направлению к маяку. Старик задержал дыхание, как завороженный глядя на странных ребят. Дождь молотил в закрытое окно, словно пытаясь во что бы то ни стало распахнуть его. Вдруг с граем мимо окна пролетела огромная черная ворона.
- Тьфу ты, - сплюнул старик, со злостью глядя в окно. - Чертова птица! Ненавижу...
Старый смотритель запнулся на полуслове, едва взглянул на почерневшее окно. В окне появилось лицо, и смотрело оно на Георгия. Страшное, с вытаращенными глазами, лицо поднималось над подоконником, и смотритель узнал в нем одного из ребят стоящих недавно на берегу. Мальчик был одет в темную рубашку и мешковатые брюки на помочах. И поднимался по воздуху, не сводя своих огромных страшных глаз с напуганного старика. Вдруг он расправил руки, и несильно хлопнул ладонями по стеклу. При этом окно задрожало так, будто ребенок ударил со всей дури.
- Войти хочешь, да? - прошептал Георгий, наблюдая, как существо разглядывает по очередности обе свои ладони. - Нихрена!
В его голове происходил водоворот невероятных мыслей. Он в Аду? Или это Рай? А кто тогда они такие? Ангелы? Черти? Почему дети? Чего они хотят? Его жизни? Его крови? Крови... Они вампиры! Точно! Эта мысль вдруг успокоила его, словно он подумал о кресле-качалке или любимом диване, или любимой собаке. Его верный пес вдруг предстал пред ним во всей своей красе: гордый, бравый с вечно влажным носом и добрыми доверчивыми глазами.
- Уходи, Бим! - вмиг опомнившись, взмолился Георгий, взглянув в глаза псу.
Золотистый лабрадор не двигался с места, только открывая пасть в беззвучном лае. Пес надрывался, наверно потому что не слышал собственного голоса. Его глаза засверкали, он ощетинился, а клыки увеличились, наверно, вдвое. Или, может, это игра воображения? Вампиры! Он опять вспомнил вампиров. Это ему хоть что-нибудь даст? Да ничего! Ребенок за окном продолжал изучать собственные ладони, будто приклеенные к стеклу. Вампир не войдет, если его не пригласить! Вот оно!

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 00:26
СообщениеАнаит, Анаит, СПАСИБО, СПАСИБО!!)))))

поплыли дальше:

- Эй, вы! - крикнул Георгий, стукнув ладонью по окну. Разумеется, никто его не услышал.
В такую грозу атомную бомбу не расслышишь. Ребята продолжали стоять и смотреть на бушующее море, находясь у самой кромки воды. Стояли, не отстраняясь от приливов, от волн, набегающих каждую секунду, словно и не боялись моря. Будто знали, что оно их не тронет.
- Оно их… не трогает, - звонко прошептал Георгий, испугавшись не на шутку. - Кто они такие? - громче повторил он, уперев ладони встекло.
Ответа, конечно, не последовало, но старик не успокоился и попытался открыть окно. Несколько секунд, а может и минут работы - оно осталось намертво закрытым. Глубоко вздохнув, Георгий прислонился лицом к окну, чтобы пронаблюдать за странными гостями. Он бы мог спуститься вниз и прогнать их, но что-то его останавливало: может внезапная беда с ногами, может осознание того, что должен идти только наверх, а может... А может и страх. Самый обыкновенный страх неизвестности. Кто были эти незваные гости одному Богу известно, и то если...
Холодное стекло морозило старую кожу, когда Георгий вглядывался в побежденную непогодой даль. Все тоже и все также. Двое ребят, стоящих на самом краю суши и смотрящих куда-то, а может на что-то в море. Прищурившись, Георгий попытался увидеть, что же их так заинтересовало. Но зрение подвело старика, и волны начали сливаться с небом, образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
- Бесполезно, - раздраженно сплюнул он, с силой оттолкнув себя от окна. Что-то в раме звякнуло, треснуло и, когда Георгий вернулся к обозрению, ребята больше не смотрели в море. Они смотрели прямо на него. За стеной дождя, часто дышащий смотритель отчетливо видел, как один из ребят медленно поднял руку и также неторопливо выставил указательный палец. Палец смотрел прямо в окно, за которым стоял Георгий. Не в силах отпрянуть от холодного стекла, смотритель наблюдал, как парни снялись с места и медленно, но уверенно (даже слишком уверенно для такой погоды) пошли по направлению к маяку. Старик задержал дыхание, как завороженный глядя на странных ребят. Дождь молотил в закрытое окно, словно пытаясь во что бы то ни стало распахнуть его. Вдруг с граем мимо окна пролетела огромная черная ворона.
- Тьфу ты, - сплюнул старик, со злостью глядя в окно. - Чертова птица! Ненавижу...
Старый смотритель запнулся на полуслове, едва взглянул на почерневшее окно. В окне появилось лицо, и смотрело оно на Георгия. Страшное, с вытаращенными глазами, лицо поднималось над подоконником, и смотритель узнал в нем одного из ребят стоящих недавно на берегу. Мальчик был одет в темную рубашку и мешковатые брюки на помочах. И поднимался по воздуху, не сводя своих огромных страшных глаз с напуганного старика. Вдруг он расправил руки, и несильно хлопнул ладонями по стеклу. При этом окно задрожало так, будто ребенок ударил со всей дури.
- Войти хочешь, да? - прошептал Георгий, наблюдая, как существо разглядывает по очередности обе свои ладони. - Нихрена!
В его голове происходил водоворот невероятных мыслей. Он в Аду? Или это Рай? А кто тогда они такие? Ангелы? Черти? Почему дети? Чего они хотят? Его жизни? Его крови? Крови... Они вампиры! Точно! Эта мысль вдруг успокоила его, словно он подумал о кресле-качалке или любимом диване, или любимой собаке. Его верный пес вдруг предстал пред ним во всей своей красе: гордый, бравый с вечно влажным носом и добрыми доверчивыми глазами.
- Уходи, Бим! - вмиг опомнившись, взмолился Георгий, взглянув в глаза псу.
Золотистый лабрадор не двигался с места, только открывая пасть в беззвучном лае. Пес надрывался, наверно потому что не слышал собственного голоса. Его глаза засверкали, он ощетинился, а клыки увеличились, наверно, вдвое. Или, может, это игра воображения? Вампиры! Он опять вспомнил вампиров. Это ему хоть что-нибудь даст? Да ничего! Ребенок за окном продолжал изучать собственные ладони, будто приклеенные к стеклу. Вампир не войдет, если его не пригласить! Вот оно!

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 00:26
АнаитДата: Вторник, 28.06.2011, 08:18 | Сообщение # 9
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Пожалста-пожалста. biggrin продолжаем разговор:
Quote (Табыч)
вглядывался в побежденную непогодой даль.
Это понравилось очень.
Quote (Табыч)
образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
Может, перед глазами? А то после такого мозг уже не дееспособен, как и сам смотритель.
Quote (Табыч)
будто ребенок ударил со всей дури.
дури надо убрать. Дурь будешь в прямую речь вставлять, а вот в повествование не стоит.
и еще - опять появились нотки сомнения - с этим надо бороться! "как-бы", "может"...
Сравни: "это дерево - береза с белым стволом и зелеными листьями" или "это дерево, точнее береза с каким-то белым стволом и как бы зеленоватыми листьями". Улавливаешь?

И в конце, как всегда: когда продолжение? biggrin



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеПожалста-пожалста. biggrin продолжаем разговор:
Quote (Табыч)
вглядывался в побежденную непогодой даль.
Это понравилось очень.
Quote (Табыч)
образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
Может, перед глазами? А то после такого мозг уже не дееспособен, как и сам смотритель.
Quote (Табыч)
будто ребенок ударил со всей дури.
дури надо убрать. Дурь будешь в прямую речь вставлять, а вот в повествование не стоит.
и еще - опять появились нотки сомнения - с этим надо бороться! "как-бы", "может"...
Сравни: "это дерево - береза с белым стволом и зелеными листьями" или "это дерево, точнее береза с каким-то белым стволом и как бы зеленоватыми листьями". Улавливаешь?

И в конце, как всегда: когда продолжение? biggrin

Автор - Анаит
Дата добавления - 28.06.2011 в 08:18
СообщениеПожалста-пожалста. biggrin продолжаем разговор:
Quote (Табыч)
вглядывался в побежденную непогодой даль.
Это понравилось очень.
Quote (Табыч)
образуя в мозгу смотрителя какой-то кипящий кисель из темных разводов и пятен.
Может, перед глазами? А то после такого мозг уже не дееспособен, как и сам смотритель.
Quote (Табыч)
будто ребенок ударил со всей дури.
дури надо убрать. Дурь будешь в прямую речь вставлять, а вот в повествование не стоит.
и еще - опять появились нотки сомнения - с этим надо бороться! "как-бы", "может"...
Сравни: "это дерево - береза с белым стволом и зелеными листьями" или "это дерево, точнее береза с каким-то белым стволом и как бы зеленоватыми листьями". Улавливаешь?

И в конце, как всегда: когда продолжение? biggrin

Автор - Анаит
Дата добавления - 28.06.2011 в 08:18
СамираДата: Вторник, 28.06.2011, 08:36 | Сообщение # 10
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, Антош, всё читаю. Пока не комментирую, а просто читаю. Не умею подробно, вот у Светы это отлично получается. Правда, опечатки замечаю, но ты и сам можешь перечитать и увидишь - где-то слова слиплись, где-то споткнулась на словосочетании ("звонко прошептал", например, не представить biggrin ). Ты завораживаешь сюжетом, искренностью и свежестью написанного. Жду продолжения. smile

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, Антош, всё читаю. Пока не комментирую, а просто читаю. Не умею подробно, вот у Светы это отлично получается. Правда, опечатки замечаю, но ты и сам можешь перечитать и увидишь - где-то слова слиплись, где-то споткнулась на словосочетании ("звонко прошептал", например, не представить biggrin ). Ты завораживаешь сюжетом, искренностью и свежестью написанного. Жду продолжения. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 28.06.2011 в 08:36
СообщениеТабыч, Антош, всё читаю. Пока не комментирую, а просто читаю. Не умею подробно, вот у Светы это отлично получается. Правда, опечатки замечаю, но ты и сам можешь перечитать и увидишь - где-то слова слиплись, где-то споткнулась на словосочетании ("звонко прошептал", например, не представить biggrin ). Ты завораживаешь сюжетом, искренностью и свежестью написанного. Жду продолжения. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 28.06.2011 в 08:36
ТабычДата: Вторник, 28.06.2011, 13:06 | Сообщение # 11
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, Самира, благодарю от всей души))
нэкст:

- Ха! - крикнул старик, радостно вскинув руки и указав на существо за окном. - Ты не пройдешь!
Внезапно его вновь поразила страшная боль в ногах. Настолько сильно и неожиданно, что он даже вскрикнул. Но устоял и, посмотрев на окно, вскрикнул еще раз: оно было раскрыто настежь! Ребенок, шипя и извиваясь как змея, заползал вовнутрь. Вслед за ним, словно отделенный сиамский близнец, появился второй. Тот второй, в отличие от первого молчал и смотрел на море. Его голова была неестественно повернута назад, но он был жив. Даже слишком жив, для такого положения. Чего не мог сказать о себе Георгий. Он схватился за сердце и теперь стоял, чуть согнувшись и часто дыша.
- Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое! Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого; ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь! – на одном дыхании, заплетающимся языком выговорил старик.
Свободной рукой он размахивал, как будто разгонял туман и, прижавшись к стене, наблюдал за существами. Они плыли, двигаясь полукругом рядом с ним, не приближаясь и не удаляясь. Ноги мужчины горели пламенем, а сердце готово было выпрыгнуть из груди и взорваться, разлив повсюду кровь. Его кровь... Вампиры. На последнем издыхании старый смотритель все-таки смог выпрямиться и вот-вот уже собирался оттолкнуть вампира, как вдруг откуда-то издалека послышался собачий лай, переходящий в пронзительный вой. Тот он и побежал. Забыл о горящих ногах, о больном сердце, о вампирах и любимой собаке. Забыл и побежал наверх, потому что другого пути он не видел и не знал. Он пришел сюда по делу и ничто его не остановит. Остановился только, когда перед глазами засверкала цифра «2». Он снова вспомнил все. И боль и страх. Отдышавшись, прислушался - гробовая тишина властвовала на первом этаже. Но идти и проверять насколько она гробовая ему хотелось в меньшей степени. Поэтому он, превозмогая боль, двинулся вперед по винтовой лестнице, опираясь на стену.
- Карр! - донеслось откуда-то слева. Старик быстро обернулся, глядя на единственное подходящее, как ему казалось, для этого звука место - на окно. По ту его сторону с отвратительным и громким карканьем планировал (иначе не скажешь) огромный ворон. Он висел в воздухе, расправив неестественно большие крылья, и, судя по всему, не обращал никакого внимания на ветер. Георгий, не в силах наблюдать за птицей резко подскочил к окну и с силой ударил по стеклу, в надежде отогнать ее. В ответ в полной тишине послышался очередной "Каррр", и ворон улетел, скрывшись за стеной дождя.
- Оставьте меня в покое! - зарычал старик, пятясь спиной наверх. Лестница сделала еще один виток, и смотритель увидел цифру «3», висящую слегка скособочено. На этом этаже было, как ни странно, теплее. Шум непогоды стих, только мягко постукивал дождь, и тихонечко выл ветер. Окно третьего этажа внушало страх, еще до того, как Георгий поднял глаза. Он боялся и знал, что это окно станет еще одним испытанием. И ему его не избежать. Никак. Смысл бегать? - решил для себя смотритель, приближаясь к окну. Вид открылся впечатляющий: бушующее черное море, разряды молнии, дождь, закручивающийся прямо в воздухе. И корабль. Смотритель даже протер глаза, потому что не поверил только одной детали: судно было парусным. Мало того - оно было как будто бы из другого времени да и, судя по всему, из другого места: корабль не замечал скал, и на мели прекрасно разворачивался. Он явно существовал в этот момент где-то еще.
- Бермуды какие-то, - только и прошептал Георгий, следя за таинственным "гостем". Вдруг прямо перед глазами, буквально за окном снова вспыхнула молния. Старик согнулся, прижав ладони к глазам. Его ослепило. В глазах замелькали белые круги, а окружающий мир исчез, словно его и не было вовсе. Даже звуки: слышен были только неровный стук сердца да быстрое дыхание Георгия. Только старик успел расслабиться, как напряжение и страх снова завладели им. Вместе с ними вернулась и боль. Ну, разумеется! Как же без нее-то? Не видя ничего, он, хромая на обе ноги, продолжил подъем. Голова вдруг стала совершенно пустой, и налетевший ветер сквозил у него в мозгу. Вместе с ветром до ушей смотрителя донесся знакомый звук: что-то прошелестело по стеклу и это что-то напоминало птичье крыло.
- Кар, кар, - произнес с сумасшедшей улыбкой старик.
Он шел вверх по лестнице, зная только одно: не смотря ни на что, смотритель должен дойти до конца. Там, наверху случилось что-то странное и он, да-да, именно он, а не кто-то другой должен это исправить. Поэтому нужно идти. Вправо и вверх и вправо и вверх и так далее до самого конца. Цифра «4», подсвеченная луной из открытого окна выглядела новее и краше всех цифр до нее.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, Самира, благодарю от всей души))
нэкст:

- Ха! - крикнул старик, радостно вскинув руки и указав на существо за окном. - Ты не пройдешь!
Внезапно его вновь поразила страшная боль в ногах. Настолько сильно и неожиданно, что он даже вскрикнул. Но устоял и, посмотрев на окно, вскрикнул еще раз: оно было раскрыто настежь! Ребенок, шипя и извиваясь как змея, заползал вовнутрь. Вслед за ним, словно отделенный сиамский близнец, появился второй. Тот второй, в отличие от первого молчал и смотрел на море. Его голова была неестественно повернута назад, но он был жив. Даже слишком жив, для такого положения. Чего не мог сказать о себе Георгий. Он схватился за сердце и теперь стоял, чуть согнувшись и часто дыша.
- Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое! Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого; ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь! – на одном дыхании, заплетающимся языком выговорил старик.
Свободной рукой он размахивал, как будто разгонял туман и, прижавшись к стене, наблюдал за существами. Они плыли, двигаясь полукругом рядом с ним, не приближаясь и не удаляясь. Ноги мужчины горели пламенем, а сердце готово было выпрыгнуть из груди и взорваться, разлив повсюду кровь. Его кровь... Вампиры. На последнем издыхании старый смотритель все-таки смог выпрямиться и вот-вот уже собирался оттолкнуть вампира, как вдруг откуда-то издалека послышался собачий лай, переходящий в пронзительный вой. Тот он и побежал. Забыл о горящих ногах, о больном сердце, о вампирах и любимой собаке. Забыл и побежал наверх, потому что другого пути он не видел и не знал. Он пришел сюда по делу и ничто его не остановит. Остановился только, когда перед глазами засверкала цифра «2». Он снова вспомнил все. И боль и страх. Отдышавшись, прислушался - гробовая тишина властвовала на первом этаже. Но идти и проверять насколько она гробовая ему хотелось в меньшей степени. Поэтому он, превозмогая боль, двинулся вперед по винтовой лестнице, опираясь на стену.
- Карр! - донеслось откуда-то слева. Старик быстро обернулся, глядя на единственное подходящее, как ему казалось, для этого звука место - на окно. По ту его сторону с отвратительным и громким карканьем планировал (иначе не скажешь) огромный ворон. Он висел в воздухе, расправив неестественно большие крылья, и, судя по всему, не обращал никакого внимания на ветер. Георгий, не в силах наблюдать за птицей резко подскочил к окну и с силой ударил по стеклу, в надежде отогнать ее. В ответ в полной тишине послышался очередной "Каррр", и ворон улетел, скрывшись за стеной дождя.
- Оставьте меня в покое! - зарычал старик, пятясь спиной наверх. Лестница сделала еще один виток, и смотритель увидел цифру «3», висящую слегка скособочено. На этом этаже было, как ни странно, теплее. Шум непогоды стих, только мягко постукивал дождь, и тихонечко выл ветер. Окно третьего этажа внушало страх, еще до того, как Георгий поднял глаза. Он боялся и знал, что это окно станет еще одним испытанием. И ему его не избежать. Никак. Смысл бегать? - решил для себя смотритель, приближаясь к окну. Вид открылся впечатляющий: бушующее черное море, разряды молнии, дождь, закручивающийся прямо в воздухе. И корабль. Смотритель даже протер глаза, потому что не поверил только одной детали: судно было парусным. Мало того - оно было как будто бы из другого времени да и, судя по всему, из другого места: корабль не замечал скал, и на мели прекрасно разворачивался. Он явно существовал в этот момент где-то еще.
- Бермуды какие-то, - только и прошептал Георгий, следя за таинственным "гостем". Вдруг прямо перед глазами, буквально за окном снова вспыхнула молния. Старик согнулся, прижав ладони к глазам. Его ослепило. В глазах замелькали белые круги, а окружающий мир исчез, словно его и не было вовсе. Даже звуки: слышен были только неровный стук сердца да быстрое дыхание Георгия. Только старик успел расслабиться, как напряжение и страх снова завладели им. Вместе с ними вернулась и боль. Ну, разумеется! Как же без нее-то? Не видя ничего, он, хромая на обе ноги, продолжил подъем. Голова вдруг стала совершенно пустой, и налетевший ветер сквозил у него в мозгу. Вместе с ветром до ушей смотрителя донесся знакомый звук: что-то прошелестело по стеклу и это что-то напоминало птичье крыло.
- Кар, кар, - произнес с сумасшедшей улыбкой старик.
Он шел вверх по лестнице, зная только одно: не смотря ни на что, смотритель должен дойти до конца. Там, наверху случилось что-то странное и он, да-да, именно он, а не кто-то другой должен это исправить. Поэтому нужно идти. Вправо и вверх и вправо и вверх и так далее до самого конца. Цифра «4», подсвеченная луной из открытого окна выглядела новее и краше всех цифр до нее.

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 13:06
СообщениеАнаит, Самира, благодарю от всей души))
нэкст:

- Ха! - крикнул старик, радостно вскинув руки и указав на существо за окном. - Ты не пройдешь!
Внезапно его вновь поразила страшная боль в ногах. Настолько сильно и неожиданно, что он даже вскрикнул. Но устоял и, посмотрев на окно, вскрикнул еще раз: оно было раскрыто настежь! Ребенок, шипя и извиваясь как змея, заползал вовнутрь. Вслед за ним, словно отделенный сиамский близнец, появился второй. Тот второй, в отличие от первого молчал и смотрел на море. Его голова была неестественно повернута назад, но он был жив. Даже слишком жив, для такого положения. Чего не мог сказать о себе Георгий. Он схватился за сердце и теперь стоял, чуть согнувшись и часто дыша.
- Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое! Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого; ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь! – на одном дыхании, заплетающимся языком выговорил старик.
Свободной рукой он размахивал, как будто разгонял туман и, прижавшись к стене, наблюдал за существами. Они плыли, двигаясь полукругом рядом с ним, не приближаясь и не удаляясь. Ноги мужчины горели пламенем, а сердце готово было выпрыгнуть из груди и взорваться, разлив повсюду кровь. Его кровь... Вампиры. На последнем издыхании старый смотритель все-таки смог выпрямиться и вот-вот уже собирался оттолкнуть вампира, как вдруг откуда-то издалека послышался собачий лай, переходящий в пронзительный вой. Тот он и побежал. Забыл о горящих ногах, о больном сердце, о вампирах и любимой собаке. Забыл и побежал наверх, потому что другого пути он не видел и не знал. Он пришел сюда по делу и ничто его не остановит. Остановился только, когда перед глазами засверкала цифра «2». Он снова вспомнил все. И боль и страх. Отдышавшись, прислушался - гробовая тишина властвовала на первом этаже. Но идти и проверять насколько она гробовая ему хотелось в меньшей степени. Поэтому он, превозмогая боль, двинулся вперед по винтовой лестнице, опираясь на стену.
- Карр! - донеслось откуда-то слева. Старик быстро обернулся, глядя на единственное подходящее, как ему казалось, для этого звука место - на окно. По ту его сторону с отвратительным и громким карканьем планировал (иначе не скажешь) огромный ворон. Он висел в воздухе, расправив неестественно большие крылья, и, судя по всему, не обращал никакого внимания на ветер. Георгий, не в силах наблюдать за птицей резко подскочил к окну и с силой ударил по стеклу, в надежде отогнать ее. В ответ в полной тишине послышался очередной "Каррр", и ворон улетел, скрывшись за стеной дождя.
- Оставьте меня в покое! - зарычал старик, пятясь спиной наверх. Лестница сделала еще один виток, и смотритель увидел цифру «3», висящую слегка скособочено. На этом этаже было, как ни странно, теплее. Шум непогоды стих, только мягко постукивал дождь, и тихонечко выл ветер. Окно третьего этажа внушало страх, еще до того, как Георгий поднял глаза. Он боялся и знал, что это окно станет еще одним испытанием. И ему его не избежать. Никак. Смысл бегать? - решил для себя смотритель, приближаясь к окну. Вид открылся впечатляющий: бушующее черное море, разряды молнии, дождь, закручивающийся прямо в воздухе. И корабль. Смотритель даже протер глаза, потому что не поверил только одной детали: судно было парусным. Мало того - оно было как будто бы из другого времени да и, судя по всему, из другого места: корабль не замечал скал, и на мели прекрасно разворачивался. Он явно существовал в этот момент где-то еще.
- Бермуды какие-то, - только и прошептал Георгий, следя за таинственным "гостем". Вдруг прямо перед глазами, буквально за окном снова вспыхнула молния. Старик согнулся, прижав ладони к глазам. Его ослепило. В глазах замелькали белые круги, а окружающий мир исчез, словно его и не было вовсе. Даже звуки: слышен были только неровный стук сердца да быстрое дыхание Георгия. Только старик успел расслабиться, как напряжение и страх снова завладели им. Вместе с ними вернулась и боль. Ну, разумеется! Как же без нее-то? Не видя ничего, он, хромая на обе ноги, продолжил подъем. Голова вдруг стала совершенно пустой, и налетевший ветер сквозил у него в мозгу. Вместе с ветром до ушей смотрителя донесся знакомый звук: что-то прошелестело по стеклу и это что-то напоминало птичье крыло.
- Кар, кар, - произнес с сумасшедшей улыбкой старик.
Он шел вверх по лестнице, зная только одно: не смотря ни на что, смотритель должен дойти до конца. Там, наверху случилось что-то странное и он, да-да, именно он, а не кто-то другой должен это исправить. Поэтому нужно идти. Вправо и вверх и вправо и вверх и так далее до самого конца. Цифра «4», подсвеченная луной из открытого окна выглядела новее и краше всех цифр до нее.

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 13:06
СамираДата: Вторник, 28.06.2011, 17:52 | Сообщение # 12
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Табыч)
пятясь спиной


Антош, споткнулась. smile Пятится только спиной и можно. biggrin Просто "пятясь".

Quote (Табыч)
Тот он и побежал


Тут, скорее всего... Опечатка.

Собаку бросил на растерзание? Знаешь, надо перечитать начало. Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке? blush


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Табыч)
пятясь спиной


Антош, споткнулась. smile Пятится только спиной и можно. biggrin Просто "пятясь".

Quote (Табыч)
Тот он и побежал


Тут, скорее всего... Опечатка.

Собаку бросил на растерзание? Знаешь, надо перечитать начало. Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке? blush

Автор - Самира
Дата добавления - 28.06.2011 в 17:52
Сообщение
Quote (Табыч)
пятясь спиной


Антош, споткнулась. smile Пятится только спиной и можно. biggrin Просто "пятясь".

Quote (Табыч)
Тот он и побежал


Тут, скорее всего... Опечатка.

Собаку бросил на растерзание? Знаешь, надо перечитать начало. Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке? blush

Автор - Самира
Дата добавления - 28.06.2011 в 17:52
ТабычДата: Вторник, 28.06.2011, 17:57 | Сообщение # 13
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Самира)
Собаку бросил на растерзание?

ничего, он ее еще увидит))
собаки там вообе, ксстати, не должно было быть...)

Quote (Самира)
Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке?

все в концовке))


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Самира)
Собаку бросил на растерзание?

ничего, он ее еще увидит))
собаки там вообе, ксстати, не должно было быть...)

Quote (Самира)
Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке?

все в концовке))

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 17:57
Сообщение
Quote (Самира)
Собаку бросил на растерзание?

ничего, он ее еще увидит))
собаки там вообе, ксстати, не должно было быть...)

Quote (Самира)
Он смотритель и поплыл выяснять, почему погас маяк? А разве смотрители не живут там же, на маяке?

все в концовке))

Автор - Табыч
Дата добавления - 28.06.2011 в 17:57
СамираДата: Среда, 29.06.2011, 10:13 | Сообщение # 14
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, про собаку я сразу подумала, что она лишь в воспоминаниях, но потом решила, что не поняла, и пёс на самом деле на маяке. Ждём концовку!!! smile

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, про собаку я сразу подумала, что она лишь в воспоминаниях, но потом решила, что не поняла, и пёс на самом деле на маяке. Ждём концовку!!! smile

Автор - Самира
Дата добавления - 29.06.2011 в 10:13
СообщениеТабыч, про собаку я сразу подумала, что она лишь в воспоминаниях, но потом решила, что не поняла, и пёс на самом деле на маяке. Ждём концовку!!! smile

Автор - Самира
Дата добавления - 29.06.2011 в 10:13
ТабычДата: Среда, 29.06.2011, 14:07 | Сообщение # 15
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Самира)
пёс на самом деле на маяке

спойлер: на самом деле там ничего нет))

поехали дальше:
Сусальное золотце сверкало так мило и празднично, что старый и больной смотритель на миг забыл о тягостях этой странной долгой ночи. Что-то доброе и тихонечко счастливое проснулось в нем и, также как сам Георгий по лестнице, стало подниматься наверх, от бьющегося в конвульсиях сердца. Вверх и вправо, вверх и вправо и так далее к глазам, на этот миг ставшим молодыми и полными горячих слез. Долгий миг. Хотя, по правде, что может быть дольше одного мгновения? И старый стал молодым, и гордый стал счастливым. Он стоял, глядя в бескрайнее море, которое как будто специально для него затихло. И забыло море о непогоде, потому что молодой смотритель просто смотрел на него полными слез глазами. Глаза высохли и, удивленные, впитывали как губка все новые и новые слезы. Он не мог плакать. И не умел. Но он и не стеснялся слез. Просто потому что вспомнил все. Все... Все, что ломало и любило его жизнь. И этот маяк. Красивый и статный тогда - теперь опустошенный и забытый всеми. Даже теми, кто его здесь воздвиг. Бывали времена, когда его свет ослеплял, теперь же он молчит. Подумав об этом, смотритель снова постарел и опомнился. Окно было закрыто. Подойдя к нему, Георгий дернул ручку - наглухо. Обернувшись, он с улыбкой посмотрел на висящую на уровне глаз цифру - ничего особенного. Обычная цифра, такая же, как и все. Ни лучше, ни хуже.
- Показалось, - прошептал смотритель Георгий, кивая и улыбаясь самому себе. - Вероятно.
И двинулся, хромая и старея, наверх. До его ушей донесся знакомый грай, услышав который старик удовлетворенно кивнул еще раз. Каждый его шаг отдавался болью, такой, что в голове происходил минивзрыв. Пройдя четыре этажа, Георгий научился превозмогать боль. Научился он еще и ходить. Заново. Как русалочка, получившая столь страшный подарок. Конечно, он продолжал идти. Уже склонившись и двигаясь чуть ли не на карачках, он все равно шел. Ощущения были такие, словно ему под ногти на ногах неустанно заталкивают швейные иголки, а в подушечки пальцев невероятно острые бритвы. И каждый шаг только глубже погружает их в кожу. И соль. Много соли, рассыпанной по полу. Она, смачиваясь в его собственной крови, попадает в ранки... Георгий был готов вопить от боли. Разумеется, он этого не делал.
- Левой, правой, - задыхаясь, приговаривал он, переставляя ноги. - Вправо и вверх. Только туда. Да! Да! Я дойду! Ду!
Он внезапно захохотал, держась за грудь вместо живота. Он смеялся и хохотал, глядя вперед. Там, под самой цифрой «5» сидела неподвижно его старая знакомая. Птичка певчая, чтоб она сдохла! На этот раз гипертрофированная ворона сидела тихо, как гипертрофированная мышка, и не сводя черных блестящих глаз с Георгия. Завидя птицу, он не остановился, и, прекрасно зная, что она все равно не улетит, не стал шугать ее. Просто не сбавляя и так не быстрого хода, попытался пройти мимо. Разумеется, неудачно. Ворона издала истошный крик и взмахом крыльев опрокинула старика на лопатки. Георгий лежал на лестнице, сотрясаясь от беззвучного смеха. Вдруг его запястья что-то коснулось. Прекратив смеяться, он обернулся и увидел это «что-то». Рука. Неестественно маленькая и сморщенная рука подбиралась к его запястью. Медленно, даже как-то нерешительно, но при этом целенаправленно. Обладателя чертовой руки Георгий не видел. Если тот и существовал в этом мире, то он скрывался за поворотом. Едва только Георгий подумал об этом, как из-за поворота показалось лицо. Это было самое странное лицо, а видел он их достаточно: совершенно белое, с темными пятнами на месте глаз и огромным пятном вместо рта. Кожа на этом месте постоянно растягивалась, и существо издавало непонятные звуки, напоминающие мычание. Такое громкое, будто лицо пыталось истошно кричать. Старик тоже хотел закричать. От страха и от отчаяния, свалившихся на него в эту ночь. Но не успел, потому что увидел, как страшное лицо сзади обхватывают чьи-то не менее страшные руки: тощие белые, с серебряным блеском пальцы, с когтями тонкими и длинными, как иголки. В этих руках сверкнуло что-то плоское, и, как Георгий ни хотел не смотреть, он не выдержал. Это была бритва. Может от испуга, может от перенапряжения, а может из-за недавней вспышки молнии перед глазами смотрителя вновь заерзали разноцветные контрастные круги, заставившие его зажмуриться на мгновение. Когда он открыл глаза, все было на том же месте. Словно ожидая, пока зритель будет готов, рука начала медленное движение, приближаясь к страшному лицу. Георгий в страхе и напряжении наблюдал за всем происходящим. Рука, сжатая в кулак, со спрятанными когтями, наконец, добралась до лица и вдруг остановилась. Георгий тоже замер. Он ждал. Ненавидя себя, он ждал с нетерпением и поэтому с омерзением. Чувствуя желания старого смотрителя, рука сделала ему подарок. Она чуть-чуть надавила бритвой на кожу, как раз в районе глаз. В месте пореза, начала скапливаться кровь: густая бордового цвета жидкость, расползающаяся пятом вокруг пореза. Затем рука повела бритву вбок, удлиняя ранку и обводя "глаз" кровавым контуром. Лицо продолжало мычать, только все тише и тише и вот уже Георгий стал слышать лишь неритмичное биение собственного сердца, каждый удар которого, разумеется, отзывался болью. Но обращать внимание на боль? Сейчас? Ха! Ха-Ха-Ха! И еще раз! Рука тем временем принялась за второй "глаз", наполняя лицо изнутри преотвратнейшей жидкостью. Каждый новый миллиметр пореза, сигнализировал минивзрывом в мозгу смотрителя. Поэтому удовольствия от этой наистраннейшей экзекуции он получал в меньшей степени. Обведя оба глаза рука на секунду остановилась. Затем "подползла" ко рту и пронзила тупым ребром бритвы пленку, закрывающую рот. Тут же появилась вторая рука, копия той, что держала запястье Георгия, только с длинными иголками вместо когтей. В страхе наблюдая за всем этим ужасом, Георгий, тяжело дыша, попытался подняться, но, разумеется, не смог этого сделать. После этого он даже не попытался ослабить хватку той, что держала его запястье. Кошмар продолжался. Освободившаяся от бритвы рука, выпустив когти вместе со своей сестрой нацелилась на обведенные глаза. Послышался характерный "чмаф" и вот уже когти-иголки проникают в страшное лицо жертвы. Все глубже и глубже, затем раз и всё! Мерзкая густая жидкость полилась на лестницу и на Георгия взглянули страшные нечеловеческие глаза: черные, с белым кошачьим зрачком они впивались в смотрителя. Тут из-за израненного лица показалось другое, очень знакомое. Оно улыбалось по-детски непосредственно и то выглядывало, то пряталось за кровоточащей физиономией. Старик в страхе закрыл глаза, заведя знакомое "Отче наш...".
Внезапно рука, сжимавшая его запястье, сдавила его еще сильнее, и послышался хруст, после которого все пропало. И близнецы-вампиры (а старый смотритель был абсолютно уверен в том, что мгновение назад перед ним были именно они) и напряженное затишье в воздухе, и - старик обернулся - даже чертова птица, о которой он на время успел забыть. Надо идти. Все клетки его тела горели в огне боли, но он, чувствуя себя Лазарем, Встал и Пошел.


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Самира)
пёс на самом деле на маяке

спойлер: на самом деле там ничего нет))

поехали дальше:
Сусальное золотце сверкало так мило и празднично, что старый и больной смотритель на миг забыл о тягостях этой странной долгой ночи. Что-то доброе и тихонечко счастливое проснулось в нем и, также как сам Георгий по лестнице, стало подниматься наверх, от бьющегося в конвульсиях сердца. Вверх и вправо, вверх и вправо и так далее к глазам, на этот миг ставшим молодыми и полными горячих слез. Долгий миг. Хотя, по правде, что может быть дольше одного мгновения? И старый стал молодым, и гордый стал счастливым. Он стоял, глядя в бескрайнее море, которое как будто специально для него затихло. И забыло море о непогоде, потому что молодой смотритель просто смотрел на него полными слез глазами. Глаза высохли и, удивленные, впитывали как губка все новые и новые слезы. Он не мог плакать. И не умел. Но он и не стеснялся слез. Просто потому что вспомнил все. Все... Все, что ломало и любило его жизнь. И этот маяк. Красивый и статный тогда - теперь опустошенный и забытый всеми. Даже теми, кто его здесь воздвиг. Бывали времена, когда его свет ослеплял, теперь же он молчит. Подумав об этом, смотритель снова постарел и опомнился. Окно было закрыто. Подойдя к нему, Георгий дернул ручку - наглухо. Обернувшись, он с улыбкой посмотрел на висящую на уровне глаз цифру - ничего особенного. Обычная цифра, такая же, как и все. Ни лучше, ни хуже.
- Показалось, - прошептал смотритель Георгий, кивая и улыбаясь самому себе. - Вероятно.
И двинулся, хромая и старея, наверх. До его ушей донесся знакомый грай, услышав который старик удовлетворенно кивнул еще раз. Каждый его шаг отдавался болью, такой, что в голове происходил минивзрыв. Пройдя четыре этажа, Георгий научился превозмогать боль. Научился он еще и ходить. Заново. Как русалочка, получившая столь страшный подарок. Конечно, он продолжал идти. Уже склонившись и двигаясь чуть ли не на карачках, он все равно шел. Ощущения были такие, словно ему под ногти на ногах неустанно заталкивают швейные иголки, а в подушечки пальцев невероятно острые бритвы. И каждый шаг только глубже погружает их в кожу. И соль. Много соли, рассыпанной по полу. Она, смачиваясь в его собственной крови, попадает в ранки... Георгий был готов вопить от боли. Разумеется, он этого не делал.
- Левой, правой, - задыхаясь, приговаривал он, переставляя ноги. - Вправо и вверх. Только туда. Да! Да! Я дойду! Ду!
Он внезапно захохотал, держась за грудь вместо живота. Он смеялся и хохотал, глядя вперед. Там, под самой цифрой «5» сидела неподвижно его старая знакомая. Птичка певчая, чтоб она сдохла! На этот раз гипертрофированная ворона сидела тихо, как гипертрофированная мышка, и не сводя черных блестящих глаз с Георгия. Завидя птицу, он не остановился, и, прекрасно зная, что она все равно не улетит, не стал шугать ее. Просто не сбавляя и так не быстрого хода, попытался пройти мимо. Разумеется, неудачно. Ворона издала истошный крик и взмахом крыльев опрокинула старика на лопатки. Георгий лежал на лестнице, сотрясаясь от беззвучного смеха. Вдруг его запястья что-то коснулось. Прекратив смеяться, он обернулся и увидел это «что-то». Рука. Неестественно маленькая и сморщенная рука подбиралась к его запястью. Медленно, даже как-то нерешительно, но при этом целенаправленно. Обладателя чертовой руки Георгий не видел. Если тот и существовал в этом мире, то он скрывался за поворотом. Едва только Георгий подумал об этом, как из-за поворота показалось лицо. Это было самое странное лицо, а видел он их достаточно: совершенно белое, с темными пятнами на месте глаз и огромным пятном вместо рта. Кожа на этом месте постоянно растягивалась, и существо издавало непонятные звуки, напоминающие мычание. Такое громкое, будто лицо пыталось истошно кричать. Старик тоже хотел закричать. От страха и от отчаяния, свалившихся на него в эту ночь. Но не успел, потому что увидел, как страшное лицо сзади обхватывают чьи-то не менее страшные руки: тощие белые, с серебряным блеском пальцы, с когтями тонкими и длинными, как иголки. В этих руках сверкнуло что-то плоское, и, как Георгий ни хотел не смотреть, он не выдержал. Это была бритва. Может от испуга, может от перенапряжения, а может из-за недавней вспышки молнии перед глазами смотрителя вновь заерзали разноцветные контрастные круги, заставившие его зажмуриться на мгновение. Когда он открыл глаза, все было на том же месте. Словно ожидая, пока зритель будет готов, рука начала медленное движение, приближаясь к страшному лицу. Георгий в страхе и напряжении наблюдал за всем происходящим. Рука, сжатая в кулак, со спрятанными когтями, наконец, добралась до лица и вдруг остановилась. Георгий тоже замер. Он ждал. Ненавидя себя, он ждал с нетерпением и поэтому с омерзением. Чувствуя желания старого смотрителя, рука сделала ему подарок. Она чуть-чуть надавила бритвой на кожу, как раз в районе глаз. В месте пореза, начала скапливаться кровь: густая бордового цвета жидкость, расползающаяся пятом вокруг пореза. Затем рука повела бритву вбок, удлиняя ранку и обводя "глаз" кровавым контуром. Лицо продолжало мычать, только все тише и тише и вот уже Георгий стал слышать лишь неритмичное биение собственного сердца, каждый удар которого, разумеется, отзывался болью. Но обращать внимание на боль? Сейчас? Ха! Ха-Ха-Ха! И еще раз! Рука тем временем принялась за второй "глаз", наполняя лицо изнутри преотвратнейшей жидкостью. Каждый новый миллиметр пореза, сигнализировал минивзрывом в мозгу смотрителя. Поэтому удовольствия от этой наистраннейшей экзекуции он получал в меньшей степени. Обведя оба глаза рука на секунду остановилась. Затем "подползла" ко рту и пронзила тупым ребром бритвы пленку, закрывающую рот. Тут же появилась вторая рука, копия той, что держала запястье Георгия, только с длинными иголками вместо когтей. В страхе наблюдая за всем этим ужасом, Георгий, тяжело дыша, попытался подняться, но, разумеется, не смог этого сделать. После этого он даже не попытался ослабить хватку той, что держала его запястье. Кошмар продолжался. Освободившаяся от бритвы рука, выпустив когти вместе со своей сестрой нацелилась на обведенные глаза. Послышался характерный "чмаф" и вот уже когти-иголки проникают в страшное лицо жертвы. Все глубже и глубже, затем раз и всё! Мерзкая густая жидкость полилась на лестницу и на Георгия взглянули страшные нечеловеческие глаза: черные, с белым кошачьим зрачком они впивались в смотрителя. Тут из-за израненного лица показалось другое, очень знакомое. Оно улыбалось по-детски непосредственно и то выглядывало, то пряталось за кровоточащей физиономией. Старик в страхе закрыл глаза, заведя знакомое "Отче наш...".
Внезапно рука, сжимавшая его запястье, сдавила его еще сильнее, и послышался хруст, после которого все пропало. И близнецы-вампиры (а старый смотритель был абсолютно уверен в том, что мгновение назад перед ним были именно они) и напряженное затишье в воздухе, и - старик обернулся - даже чертова птица, о которой он на время успел забыть. Надо идти. Все клетки его тела горели в огне боли, но он, чувствуя себя Лазарем, Встал и Пошел.

Автор - Табыч
Дата добавления - 29.06.2011 в 14:07
Сообщение
Quote (Самира)
пёс на самом деле на маяке

спойлер: на самом деле там ничего нет))

поехали дальше:
Сусальное золотце сверкало так мило и празднично, что старый и больной смотритель на миг забыл о тягостях этой странной долгой ночи. Что-то доброе и тихонечко счастливое проснулось в нем и, также как сам Георгий по лестнице, стало подниматься наверх, от бьющегося в конвульсиях сердца. Вверх и вправо, вверх и вправо и так далее к глазам, на этот миг ставшим молодыми и полными горячих слез. Долгий миг. Хотя, по правде, что может быть дольше одного мгновения? И старый стал молодым, и гордый стал счастливым. Он стоял, глядя в бескрайнее море, которое как будто специально для него затихло. И забыло море о непогоде, потому что молодой смотритель просто смотрел на него полными слез глазами. Глаза высохли и, удивленные, впитывали как губка все новые и новые слезы. Он не мог плакать. И не умел. Но он и не стеснялся слез. Просто потому что вспомнил все. Все... Все, что ломало и любило его жизнь. И этот маяк. Красивый и статный тогда - теперь опустошенный и забытый всеми. Даже теми, кто его здесь воздвиг. Бывали времена, когда его свет ослеплял, теперь же он молчит. Подумав об этом, смотритель снова постарел и опомнился. Окно было закрыто. Подойдя к нему, Георгий дернул ручку - наглухо. Обернувшись, он с улыбкой посмотрел на висящую на уровне глаз цифру - ничего особенного. Обычная цифра, такая же, как и все. Ни лучше, ни хуже.
- Показалось, - прошептал смотритель Георгий, кивая и улыбаясь самому себе. - Вероятно.
И двинулся, хромая и старея, наверх. До его ушей донесся знакомый грай, услышав который старик удовлетворенно кивнул еще раз. Каждый его шаг отдавался болью, такой, что в голове происходил минивзрыв. Пройдя четыре этажа, Георгий научился превозмогать боль. Научился он еще и ходить. Заново. Как русалочка, получившая столь страшный подарок. Конечно, он продолжал идти. Уже склонившись и двигаясь чуть ли не на карачках, он все равно шел. Ощущения были такие, словно ему под ногти на ногах неустанно заталкивают швейные иголки, а в подушечки пальцев невероятно острые бритвы. И каждый шаг только глубже погружает их в кожу. И соль. Много соли, рассыпанной по полу. Она, смачиваясь в его собственной крови, попадает в ранки... Георгий был готов вопить от боли. Разумеется, он этого не делал.
- Левой, правой, - задыхаясь, приговаривал он, переставляя ноги. - Вправо и вверх. Только туда. Да! Да! Я дойду! Ду!
Он внезапно захохотал, держась за грудь вместо живота. Он смеялся и хохотал, глядя вперед. Там, под самой цифрой «5» сидела неподвижно его старая знакомая. Птичка певчая, чтоб она сдохла! На этот раз гипертрофированная ворона сидела тихо, как гипертрофированная мышка, и не сводя черных блестящих глаз с Георгия. Завидя птицу, он не остановился, и, прекрасно зная, что она все равно не улетит, не стал шугать ее. Просто не сбавляя и так не быстрого хода, попытался пройти мимо. Разумеется, неудачно. Ворона издала истошный крик и взмахом крыльев опрокинула старика на лопатки. Георгий лежал на лестнице, сотрясаясь от беззвучного смеха. Вдруг его запястья что-то коснулось. Прекратив смеяться, он обернулся и увидел это «что-то». Рука. Неестественно маленькая и сморщенная рука подбиралась к его запястью. Медленно, даже как-то нерешительно, но при этом целенаправленно. Обладателя чертовой руки Георгий не видел. Если тот и существовал в этом мире, то он скрывался за поворотом. Едва только Георгий подумал об этом, как из-за поворота показалось лицо. Это было самое странное лицо, а видел он их достаточно: совершенно белое, с темными пятнами на месте глаз и огромным пятном вместо рта. Кожа на этом месте постоянно растягивалась, и существо издавало непонятные звуки, напоминающие мычание. Такое громкое, будто лицо пыталось истошно кричать. Старик тоже хотел закричать. От страха и от отчаяния, свалившихся на него в эту ночь. Но не успел, потому что увидел, как страшное лицо сзади обхватывают чьи-то не менее страшные руки: тощие белые, с серебряным блеском пальцы, с когтями тонкими и длинными, как иголки. В этих руках сверкнуло что-то плоское, и, как Георгий ни хотел не смотреть, он не выдержал. Это была бритва. Может от испуга, может от перенапряжения, а может из-за недавней вспышки молнии перед глазами смотрителя вновь заерзали разноцветные контрастные круги, заставившие его зажмуриться на мгновение. Когда он открыл глаза, все было на том же месте. Словно ожидая, пока зритель будет готов, рука начала медленное движение, приближаясь к страшному лицу. Георгий в страхе и напряжении наблюдал за всем происходящим. Рука, сжатая в кулак, со спрятанными когтями, наконец, добралась до лица и вдруг остановилась. Георгий тоже замер. Он ждал. Ненавидя себя, он ждал с нетерпением и поэтому с омерзением. Чувствуя желания старого смотрителя, рука сделала ему подарок. Она чуть-чуть надавила бритвой на кожу, как раз в районе глаз. В месте пореза, начала скапливаться кровь: густая бордового цвета жидкость, расползающаяся пятом вокруг пореза. Затем рука повела бритву вбок, удлиняя ранку и обводя "глаз" кровавым контуром. Лицо продолжало мычать, только все тише и тише и вот уже Георгий стал слышать лишь неритмичное биение собственного сердца, каждый удар которого, разумеется, отзывался болью. Но обращать внимание на боль? Сейчас? Ха! Ха-Ха-Ха! И еще раз! Рука тем временем принялась за второй "глаз", наполняя лицо изнутри преотвратнейшей жидкостью. Каждый новый миллиметр пореза, сигнализировал минивзрывом в мозгу смотрителя. Поэтому удовольствия от этой наистраннейшей экзекуции он получал в меньшей степени. Обведя оба глаза рука на секунду остановилась. Затем "подползла" ко рту и пронзила тупым ребром бритвы пленку, закрывающую рот. Тут же появилась вторая рука, копия той, что держала запястье Георгия, только с длинными иголками вместо когтей. В страхе наблюдая за всем этим ужасом, Георгий, тяжело дыша, попытался подняться, но, разумеется, не смог этого сделать. После этого он даже не попытался ослабить хватку той, что держала его запястье. Кошмар продолжался. Освободившаяся от бритвы рука, выпустив когти вместе со своей сестрой нацелилась на обведенные глаза. Послышался характерный "чмаф" и вот уже когти-иголки проникают в страшное лицо жертвы. Все глубже и глубже, затем раз и всё! Мерзкая густая жидкость полилась на лестницу и на Георгия взглянули страшные нечеловеческие глаза: черные, с белым кошачьим зрачком они впивались в смотрителя. Тут из-за израненного лица показалось другое, очень знакомое. Оно улыбалось по-детски непосредственно и то выглядывало, то пряталось за кровоточащей физиономией. Старик в страхе закрыл глаза, заведя знакомое "Отче наш...".
Внезапно рука, сжимавшая его запястье, сдавила его еще сильнее, и послышался хруст, после которого все пропало. И близнецы-вампиры (а старый смотритель был абсолютно уверен в том, что мгновение назад перед ним были именно они) и напряженное затишье в воздухе, и - старик обернулся - даже чертова птица, о которой он на время успел забыть. Надо идти. Все клетки его тела горели в огне боли, но он, чувствуя себя Лазарем, Встал и Пошел.

Автор - Табыч
Дата добавления - 29.06.2011 в 14:07
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Спираль (рассказ - мистика)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Спираль - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz