Анна (рабочее название) - Страница 4 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Анна (рабочее название) - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Анна (рабочее название) (Жду критики)
Анна (рабочее название)
НэшаДата: Среда, 11.05.2011, 14:27 | Сообщение # 46
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Мне, как и остальным, всё нравится. И последующие несколько замечаний, для того, чтобы ты не подумала, что мне лень внимательно прочесть текст biggrin

Quote (Анаит)
С разрушенного крыльца было прекрасно видно площадь

была прекрасно видна

Quote (Анаит)
мужчина с огромными кожистыми крыльями за спиной и огромное бледное, почти прозрачное двуногое существо, с длинными изогнутыми рогами. Огромныймеч в могучих руках крылатого

думаю комментарии излишни, сама всё видишь

Quote (Анаит)
громадный кусок железобетона, ухнул вниз, едва не задел могучего воина,

едва не задев

Quote (Анаит)
Чего бы стоило рыжеволосой девушке не вмешиваться

Не совсем поняла начало этой фразы...

Quote (Анаит)
Благодаря умению Шип рана на могучем плече уже начала затягиваться

заметила что ты увлекаешься такими словами как могучие, широкие, огромные и так далее. Лучше вставить какое-нибудь сравнение, чем утыкивать текст этими прилагательными, а их много, они "забивают" текст порой, так и хочется их вычеркнуть, текст сразу же начинает выигрывать, становиться легче. Перечти, посмотри как много таких моментов, и где покажется уместным, доработай: где-то убери совсем, где-то разбавь сравнением.

Quote (Анаит)
Мы не оставим его, - Анна подняла твердый взгляд на подругу, и Шип, странно посмотрев, передернулаширокими плечами,

Quote (Анаит)
Не думаю, - широкие плечи великанши резко дернулись.

читателю достаточно один раз указать что они широкие, далее эту подробность можно смело опустить.

Quote (Анаит)
Тяжелый посох ярко вспыхнул в твердой ладони, метнулся, очерчивая вокруг троих неровный сверкающий круг, тяжелая рука воина больно схватила девушку за плечо, прижимая к горячему телу, и сквозь боль разрушенный город исчез.

Смело половину этих слов можно убрать, текст будет легче и читабельней.

Quote (Анаит)
К массивным окованным бронзой воротам вела извилистая, почти занесенная снегом дорога. Когда-то стража, засевшая на смотровых площадках, узнавала о приближении чужаков за несколько часов, теперь некому было смотреть вокруг, и никто не удивился, не поднял тревогу,

напрашивается теперь же некому было...

Quote (Анаит)
едва отдышалась, принялась поднимать

три глагола подряд царапают взгляд

Quote (Анаит)
Хрупкая Анна не смогла поднять грозное оружие, пришлось тащить волоком за широкие ремни ножен, оставляя за спиной глубокий неровный след. На ветру девушка быстро замерзла, пыталась поплотнее закутаться в плащ, но меч будто нарочно цеплялся и выворачивался из заиндевевших пальцев. Идти, по щиколотку проваливаясь в снег, и без того было тяжело, а Шип все подгоняла, за несколько минут успевая убежать далеко вперед.

Quote (Анаит)
и гулкое эхо испуганно заметалось в длинном зале,
Очень удачные места - молодец! flowers

Quote (Анаит)
Злые иголочки принялись легко покусывать кожу, скоро они станут огромными шипами, но когда-нибудь тело согреется и мучители исчезнут.

и здесь тоже первоклассно - молодец! flowers

Всё замечательно, сюжет интересный, образы живые , мир настоящий, поступки мотивированные - главное не усердствуй с могучими руками прижимающими к горячему телу biggrin
Работайте дальше автор clapping

 
СообщениеМне, как и остальным, всё нравится. И последующие несколько замечаний, для того, чтобы ты не подумала, что мне лень внимательно прочесть текст biggrin

Quote (Анаит)
С разрушенного крыльца было прекрасно видно площадь

была прекрасно видна

Quote (Анаит)
мужчина с огромными кожистыми крыльями за спиной и огромное бледное, почти прозрачное двуногое существо, с длинными изогнутыми рогами. Огромныймеч в могучих руках крылатого

думаю комментарии излишни, сама всё видишь

Quote (Анаит)
громадный кусок железобетона, ухнул вниз, едва не задел могучего воина,

едва не задев

Quote (Анаит)
Чего бы стоило рыжеволосой девушке не вмешиваться

Не совсем поняла начало этой фразы...

Quote (Анаит)
Благодаря умению Шип рана на могучем плече уже начала затягиваться

заметила что ты увлекаешься такими словами как могучие, широкие, огромные и так далее. Лучше вставить какое-нибудь сравнение, чем утыкивать текст этими прилагательными, а их много, они "забивают" текст порой, так и хочется их вычеркнуть, текст сразу же начинает выигрывать, становиться легче. Перечти, посмотри как много таких моментов, и где покажется уместным, доработай: где-то убери совсем, где-то разбавь сравнением.

Quote (Анаит)
Мы не оставим его, - Анна подняла твердый взгляд на подругу, и Шип, странно посмотрев, передернулаширокими плечами,

Quote (Анаит)
Не думаю, - широкие плечи великанши резко дернулись.

читателю достаточно один раз указать что они широкие, далее эту подробность можно смело опустить.

Quote (Анаит)
Тяжелый посох ярко вспыхнул в твердой ладони, метнулся, очерчивая вокруг троих неровный сверкающий круг, тяжелая рука воина больно схватила девушку за плечо, прижимая к горячему телу, и сквозь боль разрушенный город исчез.

Смело половину этих слов можно убрать, текст будет легче и читабельней.

Quote (Анаит)
К массивным окованным бронзой воротам вела извилистая, почти занесенная снегом дорога. Когда-то стража, засевшая на смотровых площадках, узнавала о приближении чужаков за несколько часов, теперь некому было смотреть вокруг, и никто не удивился, не поднял тревогу,

напрашивается теперь же некому было...

Quote (Анаит)
едва отдышалась, принялась поднимать

три глагола подряд царапают взгляд

Quote (Анаит)
Хрупкая Анна не смогла поднять грозное оружие, пришлось тащить волоком за широкие ремни ножен, оставляя за спиной глубокий неровный след. На ветру девушка быстро замерзла, пыталась поплотнее закутаться в плащ, но меч будто нарочно цеплялся и выворачивался из заиндевевших пальцев. Идти, по щиколотку проваливаясь в снег, и без того было тяжело, а Шип все подгоняла, за несколько минут успевая убежать далеко вперед.

Quote (Анаит)
и гулкое эхо испуганно заметалось в длинном зале,
Очень удачные места - молодец! flowers

Quote (Анаит)
Злые иголочки принялись легко покусывать кожу, скоро они станут огромными шипами, но когда-нибудь тело согреется и мучители исчезнут.

и здесь тоже первоклассно - молодец! flowers

Всё замечательно, сюжет интересный, образы живые , мир настоящий, поступки мотивированные - главное не усердствуй с могучими руками прижимающими к горячему телу biggrin
Работайте дальше автор clapping


Автор - Нэша
Дата добавления - 11.05.2011 в 14:27
СообщениеМне, как и остальным, всё нравится. И последующие несколько замечаний, для того, чтобы ты не подумала, что мне лень внимательно прочесть текст biggrin

Quote (Анаит)
С разрушенного крыльца было прекрасно видно площадь

была прекрасно видна

Quote (Анаит)
мужчина с огромными кожистыми крыльями за спиной и огромное бледное, почти прозрачное двуногое существо, с длинными изогнутыми рогами. Огромныймеч в могучих руках крылатого

думаю комментарии излишни, сама всё видишь

Quote (Анаит)
громадный кусок железобетона, ухнул вниз, едва не задел могучего воина,

едва не задев

Quote (Анаит)
Чего бы стоило рыжеволосой девушке не вмешиваться

Не совсем поняла начало этой фразы...

Quote (Анаит)
Благодаря умению Шип рана на могучем плече уже начала затягиваться

заметила что ты увлекаешься такими словами как могучие, широкие, огромные и так далее. Лучше вставить какое-нибудь сравнение, чем утыкивать текст этими прилагательными, а их много, они "забивают" текст порой, так и хочется их вычеркнуть, текст сразу же начинает выигрывать, становиться легче. Перечти, посмотри как много таких моментов, и где покажется уместным, доработай: где-то убери совсем, где-то разбавь сравнением.

Quote (Анаит)
Мы не оставим его, - Анна подняла твердый взгляд на подругу, и Шип, странно посмотрев, передернулаширокими плечами,

Quote (Анаит)
Не думаю, - широкие плечи великанши резко дернулись.

читателю достаточно один раз указать что они широкие, далее эту подробность можно смело опустить.

Quote (Анаит)
Тяжелый посох ярко вспыхнул в твердой ладони, метнулся, очерчивая вокруг троих неровный сверкающий круг, тяжелая рука воина больно схватила девушку за плечо, прижимая к горячему телу, и сквозь боль разрушенный город исчез.

Смело половину этих слов можно убрать, текст будет легче и читабельней.

Quote (Анаит)
К массивным окованным бронзой воротам вела извилистая, почти занесенная снегом дорога. Когда-то стража, засевшая на смотровых площадках, узнавала о приближении чужаков за несколько часов, теперь некому было смотреть вокруг, и никто не удивился, не поднял тревогу,

напрашивается теперь же некому было...

Quote (Анаит)
едва отдышалась, принялась поднимать

три глагола подряд царапают взгляд

Quote (Анаит)
Хрупкая Анна не смогла поднять грозное оружие, пришлось тащить волоком за широкие ремни ножен, оставляя за спиной глубокий неровный след. На ветру девушка быстро замерзла, пыталась поплотнее закутаться в плащ, но меч будто нарочно цеплялся и выворачивался из заиндевевших пальцев. Идти, по щиколотку проваливаясь в снег, и без того было тяжело, а Шип все подгоняла, за несколько минут успевая убежать далеко вперед.

Quote (Анаит)
и гулкое эхо испуганно заметалось в длинном зале,
Очень удачные места - молодец! flowers

Quote (Анаит)
Злые иголочки принялись легко покусывать кожу, скоро они станут огромными шипами, но когда-нибудь тело согреется и мучители исчезнут.

и здесь тоже первоклассно - молодец! flowers

Всё замечательно, сюжет интересный, образы живые , мир настоящий, поступки мотивированные - главное не усердствуй с могучими руками прижимающими к горячему телу biggrin
Работайте дальше автор clapping


Автор - Нэша
Дата добавления - 11.05.2011 в 14:27
АнаитДата: Среда, 11.05.2011, 19:01 | Сообщение # 47
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Нэша, Я уже говорила, как тебе удается так в точку? Вроде же сама вижу, но не могу понять где, а тут приходит Жанна и на - выдает!

Ребята, вопрос! вот сижу я и думаю, заканчивать или продолжать? До первоначальной задумки далеко - как раз на увесистую книжку. С другой стороны времени мало (работа, дом, друзья и лето!) и стоит ли? Может как-нибудь закончить и пусть ее?



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеНэша, Я уже говорила, как тебе удается так в точку? Вроде же сама вижу, но не могу понять где, а тут приходит Жанна и на - выдает!

Ребята, вопрос! вот сижу я и думаю, заканчивать или продолжать? До первоначальной задумки далеко - как раз на увесистую книжку. С другой стороны времени мало (работа, дом, друзья и лето!) и стоит ли? Может как-нибудь закончить и пусть ее?


Автор - Анаит
Дата добавления - 11.05.2011 в 19:01
СообщениеНэша, Я уже говорила, как тебе удается так в точку? Вроде же сама вижу, но не могу понять где, а тут приходит Жанна и на - выдает!

Ребята, вопрос! вот сижу я и думаю, заканчивать или продолжать? До первоначальной задумки далеко - как раз на увесистую книжку. С другой стороны времени мало (работа, дом, друзья и лето!) и стоит ли? Может как-нибудь закончить и пусть ее?


Автор - Анаит
Дата добавления - 11.05.2011 в 19:01
НэшаДата: Среда, 11.05.2011, 19:06 | Сообщение # 48
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Quote (Анаит)
и стоит ли?

а тут, как говорится, на всё воля автора. Решай. Нам читать конечно интересно, мы будем вопить пиши дальше biggrin а ты смотри, ведь жить тоже когда-то надо, к тому же лето опять же biggrin
 
Сообщение
Quote (Анаит)
и стоит ли?

а тут, как говорится, на всё воля автора. Решай. Нам читать конечно интересно, мы будем вопить пиши дальше biggrin а ты смотри, ведь жить тоже когда-то надо, к тому же лето опять же biggrin

Автор - Нэша
Дата добавления - 11.05.2011 в 19:06
Сообщение
Quote (Анаит)
и стоит ли?

а тут, как говорится, на всё воля автора. Решай. Нам читать конечно интересно, мы будем вопить пиши дальше biggrin а ты смотри, ведь жить тоже когда-то надо, к тому же лето опять же biggrin

Автор - Нэша
Дата добавления - 11.05.2011 в 19:06
АнаитДата: Суббота, 14.05.2011, 15:01 | Сообщение # 49
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Будет, как будет, вы готовы ждать? Тогда будем долго разбираться с этой историей... не забываем ругать, ибо тогда (надеюсь), автор исправиться и остаток истории будет не так плох, как начало. Хотя его я тоже подправила, но вы же не будете перечитывать... smile Итак:

3.

Комната Анны, просторная, с высокими потолками, казалась еще больше от царившего в ней холода. Девушка огляделась – тяжелые темные портьеры полностью закрывают одну из стен, на каменный пол брошена вытертая медвежья шкура, и почти все пространство занимает кровать с кованными витыми ножками, поддерживающими балдахин. От грубой каменной кладки появилось ощущение подземелья и сырости, «похоже на тюрьму для благородных» - подумала девушка. Шип зажгла пару свечей в красивом латунном подсвечнике, усевшись в обитое кожей кресло, с удовольствием зевнула. Но Анна подавленно смотрела на место своего ночлега – сюда идеально вписывалась большая и нарочито грубая подруга, но от мысли провести ночь в одиночестве в этом каменном мешке начинали ныть зубы.
Шип прочла на лице плохо скрываемые чувства и тихо заметила:
- Не переживай! – указала на стену позади, - я буду в соседней комнате. – Затем рука махнула в противоположном направлении, - а там наш очень гостеприимный хозяин. Тут вполне безопасно и уютно, разве не находишь?
- Издеваешься? – мрачно отозвалась девушка, а Шип кивнула и громко расхохоталась.
Анну передернуло, но женщина уже легко встала, заботливо обняла, увлекая вон из темной спальни:
- Ванну уже приготовили, уступаю тебе право быть первой.
По пустому коридору прошли к дальней лестнице, Шип толкнула дверь и за руку, как маленькую, ввела в небольшую комнату. Пол выложен мозаикой, с одной стороны во всю стену зеркало, маленькое витражное окно впускало немного тусклого света, но по сторонам несколько канделябров с горящими свечами делали помещение ярким и теплым. Посередине стояла круглая, размером с небольшой бассейн, ванна, наполненная душистой пенной водой. Небольшой круглый столик завален пузырьками, мылом и губками, аккуратной стопкой возвышались полотенца, в деревянном шкафу у входа висели халаты, а ниже на полке стояли обычные банные тапочки.
- Плескайся сколько влезет, - ладонь слегка подтолкнула вперед, и женщина вышла, плотно прикрыв дверь.
С минуту Анна стояла в нерешительности, чутко прислушиваясь к тишине – но ни шороха, ни звука тихих шагов, только за окном легкий посвист ветра. Одежда тяжело упала на холодный пол, на цыпочках девушка подошла к ванне и аккуратно села на край. Ладошка зачерпнула немного ароматной пены, и перекинув ноги, Анна окунулась с головой. Тело быстро привыкло к горячей воде, и сквозь приоткрытые веки девушка долго следила за паром, что поднимался от плеч.
Чувствовала, как успокаивает сладкий запах меда, накопившаяся тревога медленно уходит, просачиваясь через кожу, тяжелые мысли уступают место тишине. Кто бы ни был тот таинственный слуга, готовивший этот отдых, сейчас она ему очень благодарна. Медленно развела руки и запрокинула голову, глаза закрываются так неохотно. Сердце успокаивается, все тише стучит в висках, и слегка давит на грудь горячая вода. Глубокий вздох, тело все ниже погружается в воду, дышать все тяжелей, а вода прибывает и дыхание, такое легкое всегда, теперь требует усилий. Тяжелый вдох и долгий медленный выдох. Еще один вдох и вдруг у самого уха тихий шепот: «Тссс! Это не страшно, сестра. Все хотят покоя…». Анна не может пошевелиться, больше не может вдохнуть – вода придавила тяжелым камнем, но мысли четкие, как никогда. И хорошо, что не нужно дышать – теперь девушка знает, как много сил отнимает воздух. В голове вспыхивают прекрасные картины прошлого, кажется, что только потянись малейшим усилием и узнаешь самые древние тайны, познаешь сокровенные, тщательно охраняемые желания и сполна насладишься неизведанными ранее чувствами. Но лень уже пробралась в душу и нельзя нарушить тягучее равновесие, поэтому девушка просто дрейфует в пустоте, упиваясь великим покоем. «Все хотят тишины, сестра, но пора уходить. Твое время скоро придет – и тогда я буду ждать здесь…», Анна вздрагивает, резко открывает глаза – никого.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах. Сон длился долго, а будто миг пролетел. Девушка наскоро ополоснулась, рука потянулась за полотенцем, но в растерянности замерла – Анна смотрела на свое отражение в запыленном зеркале. Нахмурившись, подошла поближе и брезгливо вгляделась в отражение. За последние дни она еще больше похудела, тело теперь словно все из острых углов и тонких жил, лицо заострилось, заставляя широкие от природы скулы натягивать прозрачную бескровную кожу. Жизнь теперь бьется только в этих желтых глазах, будто там пляшет настоящее пламя. Вновь, как впервые, взметнулась легкая рука, коснулась отражения в стекле.
- Нравится? - Грубый голос заставил обернуться, Шип стояла в дверях, скрестив руки на груди, прищуренные зеленые глаза смеясь глядели на девушку, - что-то ты долго, помочь?
Женщина взяла полотенце и быстро укрыла Анну.
Комната и постель оказались теплыми, специально нагретыми к приходу гостьи, но это ничуть не изменило настроения и желания сбежать куда подальше. На столике у кровати лежало несколько мелких подвядших яблок, в широкой чашке стояло молоко.
Шип молчала, но пристально следила за девушкой, от ее тяжелого взгляда хотелось спрятаться, ну хотя бы под одеяло, однако Анна лишь отводила глаза. Наконец, женщина спросила:
- Как себя чувствуешь? Ничего необычного? – Голос был мягким и заботливым. Шип могла одним движением развеять все страхи, и Анна это хорошо знала, но почему-то не хотела отвечать.
- Нормально…
- Не открывай шторы и выспись хорошенько, - Шип вышла, оставив после себя едва уловимый свежий запах снега.
Свечи тихо потрескивали, чадя, Анна неподвижно лежала на спине, бесцельно глядя на балдахин. Уже три дня она скитается по этому миру, а словно целая жизнь прошла. И непонятные сны навеяны только ли переживаниями? Даже сейчас казалось, что невидимые существа безразлично наблюдают из дрожащих в неровном свете углов. Возможно, мир уже начал менять ее сознание, хотя в любом случае Анна уже не та, кем была неделю назад. И страшно подумать, чем могут обернуться последующие дни. Суровая женщина была права, возвращаться нельзя, и дело не во внешности – уродством никого не удивишь. В прежнем мире нет магии, нет огня, а расстаться с ним, все равно, что добровольно сделать себя калекой. Как бы ни хотелось назад, Анна четко понимала – больше ни дня не сможет прожить без приобретенной силы. Остаться в этом исковерканном мире, где живут призраки, хотелось не многим больше. Но что может ждать в следующем? Шип сказала, хватит убегать.
- Разве я бегу?
Шепот ворвался в комнату неудержимым сквозняком, пламя свечей вздрогнуло, закоптило. Анна вдруг поняла, что больше всего боится остаться одна. Если бы не страх, уже сегодня ушла из этого замка – даже город так не пугал, как это проклятое место. И раненного воина девушка тоже опасается, потому что хорошо помнит темные крылья и черные мрачные глаза. Теперь она вовсе не была уверена, стоило ли спасать погибающего героя, и будь у нее выбор вернуться, не смогла бы сделать это вновь.
Свечи уже догорали, и Анна не стала их тушить. Укрылась с головой тяжелым одеялом и довольно быстро провалилась в беспокойный сон.

Тихий переливчатый смех хрустальных колокольчиков кружил вокруг, выдергивая из мелькающих видений. Пару раз пыталась отмахнуться, вновь погрузиться в забытье, и тогда еле различимый шепоток начинал щекотать нервы, вызывая непонятные образы в замутненном сознании. Наконец, окончательно стряхнув дрему, Анна открыла глаза.
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом, ватная тишина давила на уши. Девушка устало села, пытаясь сообразить, был ли это сон или что-то действительно могло разбудить. Через минуту поняла, что замерзла, но одеяла вблизи не оказалось. Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, и свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком. Слыша только быстрые удары сердца да свое частое дыхание, девушка вжалась в изголовье кровати и застыла, боясь пошевелиться. Минуты шли, но в кромешной темноте не слышалось ни звука, тогда на вытянутой руке снова вспыхнул огонь, уже ярче и злее. На этот раз Анна не погасила свет, лишь сдавленно выдохнула, а пальцы мелко задрожали – кровать окружали широкие, матово белые лица, словно маски не выражающие эмоций. Прозрачные, слегка колеблющиеся от легкого сквозняка, они не имели тел, и на девушку молчаливо взирали равнодушными черными провалами вместо глаз. Ночные гости, отгороженные невидимой чертой, сгрудились, наблюдая, лишь одно парило над постелью, безрадостно глядя настоящими серыми глазами на испуганную девушку.
- Чужеземка… - прошелестело, будто ворох осенних листьев по аллее. – Вы должны уйти… Вы все… Оставьте нам… бороться…
- С чем? – прошептала одними губами, с трудом понимая смысл.
- Болезнь… - лицо качнулось и вновь глаза уставились на Анну. - Ты тоже… из того места… Ты и есть… болезнь…
- Ты ошибаешься.
- Нет… - шелест превратился в неукротимый рев урагана. – Тобой правит сила. Они придут за тобой и всюду оставят смерть. Настоящую… Уходи!
Лицо придвинулось, и тонкие губы слегка приоткрылись, выпуская поток ледяного ветра, что ястребом налетел на слабый огонь. Анна почувствовала, как с неохотой, но все же поддаваясь мертвой силе гаснет ее пламя – сначала на ладони, а следом в груди, в желтых глазах и в душе. Навстречу яростное и злое уже поднималось сопротивление, боль и страх научили не щадить себя и теперь из самых потаенных уголков души вырастало исступленное противостояние духу. В какой-то момент показалось, что душа не выдержит больше и жизнь погаснет, сдавшись холоду мертвого мира. Но призрак неожиданно отступил, и мгновенно высвободившееся пламя перекинулось на балдахин, в секунду запылавший ярким пожаром. Уже через миг горела вся кровать, а за нею занялись пыльные портьеры…
Запоздалый крик утонул в едком дыме и треске пожирающего мебель огня, но Анна, чудом преодолев стену пламени, скатилась с кровати. Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда та распахнулась. Злая сила рванула из комнаты, больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное. Шип заботливо подняла с пола, ласково обняла за дрожащие плечи. Но Анна, словно забыв о пожаре, с нескрываемым облегчением глядела в маленькое узкое окно –там уже занимался слабый рассвет. Спустя пару минут все было кончено, огонь погас, вычистив спальню.
- Дамы, - медленно проговорил старик, проходя мимо, и как ни в чем не бывало задувая свечу, - ждем на завтрак.
Не оглядываясь, старый человек ушел к лестнице. Шип хотела увести подругу, но Анна раздраженно дернула плечом, сбрасывая руку, метнулась в спальню. Но пришлось резко остановиться – навстречу вышел воин. Его крылья были плотно сложены, укрывая спуну плащом, а через грудь тянулся свежий, только зарубцевавшийся шрам. Иррааг тяжело привалился к стене, и хотя старик сдержал данное слово – поставил раненного на ноги за одну ночь, но сил было еще очень мало. Какое-то время мужчина тоже глядел в светлеющее окно, затем молча направился к себе, только короткий хмурый взгляд оцарапал.
- Смотри-ка, вернул должок, - грохнула Шип, когда дверь за крылатым закрылась. И тут же привычно ухмыльнулась, – Так и будешь тут торчать, выставляя на показ свои прелести?
Взглянув на порванную рубашку, Анна смутилась и неуклюже бросилась вслед за подругой.

Через четверть часа Анна вошла в обеденную залу, Шип радостно хлопнула по плечу и с довольной улыбкой указала на накрытый стол.
- Ради нас расстарались, сами поди на кухне жрякают, - и нарочито медленно подойдя к своему стулу манерно села. Старик потягивал из кружки чай, закусывая пирогом, а воин в светлой просторной рубахе хмуро хлебал гусиный суп, не обращая ни на что внимания. Анна бегло окинула взглядом присутствующих и быстро села рядом с веселой женщиной.
Старик изредка перебрасывался шутками с Шип, что не стесняясь налегала на все, до чего могла дотянуться. Девушка была вовсе не голодна, с трудом заставила себя съесть немного мяса, а пока ложка выводила узоры в остывающем супе, вспоминала предрассветных гостей. Она настолько погрузилась в размышления, что не услышала, как ее зовут. Пришлось Шип слегка, но довольно болезненно, хлопнуть по ссутулившейся спине, чтобы соседка, наконец, подняла часто мигающие глаза. В тишине все лица были обращены к Анне, и видимо повторяя уже заданный ранее вопрос, Иррааг спросил:
- Что тебе снилось?
Воин смотрел с надменным пренебрежением, и от этого по коже бежал холодок. Анна внутренне сжалась, втянула голову в плечи, стараясь не смотреть на мужчину, но от него не ускользнуло, как девушка закусила губу.
- Ничего.
Широкие брови Шип тут же удивленно взлетели:
- Поэтому ты решила спалить весь замок? Да говори уже.
- Камень не горит, - тихо буркнула девушка, скосив глаза на подругу, но наткнувшись на твердый взгляд сказала: – Ко мне приходили призраки.
- Вот как, - крылатый побарабанил пальцами по столешнице, глянул на старика, но тот лишь развел руками. Анна молчала, продолжая рисовать ложкой круги, тогда воин вздохнул.
- А как же случился пожар, ты решила привидений поджарить?
- Они… - не хотелось говорить крылатому о произошедшем, но ладонь Шип ободряюще легла на плечо, и Анна вновь подняла глаза на Ирраага. – Я думаю, что призраки боятся, они думают, что их мир погибнет из-за нас, из-за меня… в основном.
Повисла недобрая тишина, мужчины вновь переглянулись и старик молча вышел. Шип медленно встала, серьезная и злая, прорычала сквозь стиснутые зубы¬:
- Мы уходим.
- Куда? – Иррааг в одно мгновение оказался рядом с Анной, быстро развернул стул, так что девушка чуть не слетела с него. – Убери свой посох, ведьма. Разве ты не сказала этой милой девочке правду? Или она знает? – сказал спокойно, уверенный в своей силе, а мозолистые пальцы подняли за подбородок рыжую головку, так что Анне пришлось заглянуть в узкие черные глаза.
…Его взгляд сковал все тело, пригвоздив к стулу так, что ни шелохнуться, ни вскрикнуть. Странная магия забиралась в душу, уверенно и быстро ощупывая ее самые потаенные уголки. Время остановилось, разрешая потрошить жизнь без ножа, и это нельзя было побороть. Она могла лишь до последнего противиться, отодвигаться все дальше, к последней черте, за которую никто никогда не сможет перешагнуть. Но затем сопротивление сломалось – все мысли, все желания, все чувства лежали перед победителем недолгой схватки, разве так должно было произойти? Разве кто-то имеет право видеть твою душу? И тогда Анна, повинуясь странному желанию, посмела заглянуть в того, кто был напротив. Отдавая ему все, до последнего потаенного уголка своих воспоминаний, она рванулась навстречу и с изумлением увидела… Окутанная паутиной шрамов в глубине аспидных глаз лежала душа, длинными дорогами памяти простираясь в иные миры, прорастая страстями и желаниями, искореженная болью и смертями пройденных войн. Мелькали странные города; лица, слова и непонятные запахи окружали плотным кольцом. Мужчины, женщины и дети стояли длинной вереницей, опоясывая душу, где-то вдалеке Анна увидела себя, только совсем другую. Потом люди исчезли, желания кончились и душа поднялась, прорывая цепи, оставляя кровавые следы на бесполезных оковах, жаждущая только одного… и в этот момент, скрывая даже от себя это последнее желание, воин отвернулся, пресекая нездоровую связь.
Боль взрывала голову и бежала радостными огнями по венам. Анна хотела бы потерять сознание, но лишь упала на холодный пол. Тело отказывалось повиноваться, и только упрямое желание жить заставляло судорожно хватать губами воздух. Не понимая зачем, но пыталась увидеть крылатого человека, знала, что он совсем близко. А воин сидел у стены, откинувшись на холодные камни, и смотрел на девушку, на вспотевшем лице застыла усталая улыбка. Анна никогда не узнает, что в тот момент счастливо улыбалась сама…
Шип настойчиво вливала горький, обжигающий горло отвар в полуоткрытые губы, боль ушла быстро, оставила взамен слабость и тошноту. Ладонь не сразу поймала руку со снадобьем, женщина сжалилась и отставила пузырек. Анна подняла голову, медленно села, окончательно приходя в себя.
- Ну, рассказывай, милая девочка, что же ты знаешь? - громкий голос Шип разорвал тишину, от злой ухмылки к горлу вновь подкатил противный комок.
- Ни черта, - Иррааг тяжело поднялся, избегая смотреть на девушку. – И слава всевышнему, ведьма, иначе гнить тебе в придорожной канаве. Однако, вам и вправду пора. В другой мир.
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала и схватила за край рубашки.
- Расскажи мне. Ты видел. Ты должен!
От громкого хохота задрожали стены, девушка удивленно обернулась – ведьма, похоже, веселилась вовсю.
- О да, он много видел, но ничего не должен, - выдвинула стул, посох лег поперек скрещенных ног. И уже серьезно, сквозь зубы выговорила: - Не уходи, воин. Я знаю побольше, чем ты думаешь. Нам стоит рассказать этой крошке правду, верно? А я хочу послушать о тебе, не забывай, ты обязан жизнью, и мне пока долг не выплачен.
- Хорошо, - неожиданно согласился мужчина, - но вы уйдете отсюда до заката.
- Возможно, - осклабилась Шип, отламывая большой кусок пирога. – А возможно, мы вообще не уйдем.

Продолжение следует.



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеБудет, как будет, вы готовы ждать? Тогда будем долго разбираться с этой историей... не забываем ругать, ибо тогда (надеюсь), автор исправиться и остаток истории будет не так плох, как начало. Хотя его я тоже подправила, но вы же не будете перечитывать... smile Итак:

3.

Комната Анны, просторная, с высокими потолками, казалась еще больше от царившего в ней холода. Девушка огляделась – тяжелые темные портьеры полностью закрывают одну из стен, на каменный пол брошена вытертая медвежья шкура, и почти все пространство занимает кровать с кованными витыми ножками, поддерживающими балдахин. От грубой каменной кладки появилось ощущение подземелья и сырости, «похоже на тюрьму для благородных» - подумала девушка. Шип зажгла пару свечей в красивом латунном подсвечнике, усевшись в обитое кожей кресло, с удовольствием зевнула. Но Анна подавленно смотрела на место своего ночлега – сюда идеально вписывалась большая и нарочито грубая подруга, но от мысли провести ночь в одиночестве в этом каменном мешке начинали ныть зубы.
Шип прочла на лице плохо скрываемые чувства и тихо заметила:
- Не переживай! – указала на стену позади, - я буду в соседней комнате. – Затем рука махнула в противоположном направлении, - а там наш очень гостеприимный хозяин. Тут вполне безопасно и уютно, разве не находишь?
- Издеваешься? – мрачно отозвалась девушка, а Шип кивнула и громко расхохоталась.
Анну передернуло, но женщина уже легко встала, заботливо обняла, увлекая вон из темной спальни:
- Ванну уже приготовили, уступаю тебе право быть первой.
По пустому коридору прошли к дальней лестнице, Шип толкнула дверь и за руку, как маленькую, ввела в небольшую комнату. Пол выложен мозаикой, с одной стороны во всю стену зеркало, маленькое витражное окно впускало немного тусклого света, но по сторонам несколько канделябров с горящими свечами делали помещение ярким и теплым. Посередине стояла круглая, размером с небольшой бассейн, ванна, наполненная душистой пенной водой. Небольшой круглый столик завален пузырьками, мылом и губками, аккуратной стопкой возвышались полотенца, в деревянном шкафу у входа висели халаты, а ниже на полке стояли обычные банные тапочки.
- Плескайся сколько влезет, - ладонь слегка подтолкнула вперед, и женщина вышла, плотно прикрыв дверь.
С минуту Анна стояла в нерешительности, чутко прислушиваясь к тишине – но ни шороха, ни звука тихих шагов, только за окном легкий посвист ветра. Одежда тяжело упала на холодный пол, на цыпочках девушка подошла к ванне и аккуратно села на край. Ладошка зачерпнула немного ароматной пены, и перекинув ноги, Анна окунулась с головой. Тело быстро привыкло к горячей воде, и сквозь приоткрытые веки девушка долго следила за паром, что поднимался от плеч.
Чувствовала, как успокаивает сладкий запах меда, накопившаяся тревога медленно уходит, просачиваясь через кожу, тяжелые мысли уступают место тишине. Кто бы ни был тот таинственный слуга, готовивший этот отдых, сейчас она ему очень благодарна. Медленно развела руки и запрокинула голову, глаза закрываются так неохотно. Сердце успокаивается, все тише стучит в висках, и слегка давит на грудь горячая вода. Глубокий вздох, тело все ниже погружается в воду, дышать все тяжелей, а вода прибывает и дыхание, такое легкое всегда, теперь требует усилий. Тяжелый вдох и долгий медленный выдох. Еще один вдох и вдруг у самого уха тихий шепот: «Тссс! Это не страшно, сестра. Все хотят покоя…». Анна не может пошевелиться, больше не может вдохнуть – вода придавила тяжелым камнем, но мысли четкие, как никогда. И хорошо, что не нужно дышать – теперь девушка знает, как много сил отнимает воздух. В голове вспыхивают прекрасные картины прошлого, кажется, что только потянись малейшим усилием и узнаешь самые древние тайны, познаешь сокровенные, тщательно охраняемые желания и сполна насладишься неизведанными ранее чувствами. Но лень уже пробралась в душу и нельзя нарушить тягучее равновесие, поэтому девушка просто дрейфует в пустоте, упиваясь великим покоем. «Все хотят тишины, сестра, но пора уходить. Твое время скоро придет – и тогда я буду ждать здесь…», Анна вздрагивает, резко открывает глаза – никого.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах. Сон длился долго, а будто миг пролетел. Девушка наскоро ополоснулась, рука потянулась за полотенцем, но в растерянности замерла – Анна смотрела на свое отражение в запыленном зеркале. Нахмурившись, подошла поближе и брезгливо вгляделась в отражение. За последние дни она еще больше похудела, тело теперь словно все из острых углов и тонких жил, лицо заострилось, заставляя широкие от природы скулы натягивать прозрачную бескровную кожу. Жизнь теперь бьется только в этих желтых глазах, будто там пляшет настоящее пламя. Вновь, как впервые, взметнулась легкая рука, коснулась отражения в стекле.
- Нравится? - Грубый голос заставил обернуться, Шип стояла в дверях, скрестив руки на груди, прищуренные зеленые глаза смеясь глядели на девушку, - что-то ты долго, помочь?
Женщина взяла полотенце и быстро укрыла Анну.
Комната и постель оказались теплыми, специально нагретыми к приходу гостьи, но это ничуть не изменило настроения и желания сбежать куда подальше. На столике у кровати лежало несколько мелких подвядших яблок, в широкой чашке стояло молоко.
Шип молчала, но пристально следила за девушкой, от ее тяжелого взгляда хотелось спрятаться, ну хотя бы под одеяло, однако Анна лишь отводила глаза. Наконец, женщина спросила:
- Как себя чувствуешь? Ничего необычного? – Голос был мягким и заботливым. Шип могла одним движением развеять все страхи, и Анна это хорошо знала, но почему-то не хотела отвечать.
- Нормально…
- Не открывай шторы и выспись хорошенько, - Шип вышла, оставив после себя едва уловимый свежий запах снега.
Свечи тихо потрескивали, чадя, Анна неподвижно лежала на спине, бесцельно глядя на балдахин. Уже три дня она скитается по этому миру, а словно целая жизнь прошла. И непонятные сны навеяны только ли переживаниями? Даже сейчас казалось, что невидимые существа безразлично наблюдают из дрожащих в неровном свете углов. Возможно, мир уже начал менять ее сознание, хотя в любом случае Анна уже не та, кем была неделю назад. И страшно подумать, чем могут обернуться последующие дни. Суровая женщина была права, возвращаться нельзя, и дело не во внешности – уродством никого не удивишь. В прежнем мире нет магии, нет огня, а расстаться с ним, все равно, что добровольно сделать себя калекой. Как бы ни хотелось назад, Анна четко понимала – больше ни дня не сможет прожить без приобретенной силы. Остаться в этом исковерканном мире, где живут призраки, хотелось не многим больше. Но что может ждать в следующем? Шип сказала, хватит убегать.
- Разве я бегу?
Шепот ворвался в комнату неудержимым сквозняком, пламя свечей вздрогнуло, закоптило. Анна вдруг поняла, что больше всего боится остаться одна. Если бы не страх, уже сегодня ушла из этого замка – даже город так не пугал, как это проклятое место. И раненного воина девушка тоже опасается, потому что хорошо помнит темные крылья и черные мрачные глаза. Теперь она вовсе не была уверена, стоило ли спасать погибающего героя, и будь у нее выбор вернуться, не смогла бы сделать это вновь.
Свечи уже догорали, и Анна не стала их тушить. Укрылась с головой тяжелым одеялом и довольно быстро провалилась в беспокойный сон.

Тихий переливчатый смех хрустальных колокольчиков кружил вокруг, выдергивая из мелькающих видений. Пару раз пыталась отмахнуться, вновь погрузиться в забытье, и тогда еле различимый шепоток начинал щекотать нервы, вызывая непонятные образы в замутненном сознании. Наконец, окончательно стряхнув дрему, Анна открыла глаза.
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом, ватная тишина давила на уши. Девушка устало села, пытаясь сообразить, был ли это сон или что-то действительно могло разбудить. Через минуту поняла, что замерзла, но одеяла вблизи не оказалось. Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, и свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком. Слыша только быстрые удары сердца да свое частое дыхание, девушка вжалась в изголовье кровати и застыла, боясь пошевелиться. Минуты шли, но в кромешной темноте не слышалось ни звука, тогда на вытянутой руке снова вспыхнул огонь, уже ярче и злее. На этот раз Анна не погасила свет, лишь сдавленно выдохнула, а пальцы мелко задрожали – кровать окружали широкие, матово белые лица, словно маски не выражающие эмоций. Прозрачные, слегка колеблющиеся от легкого сквозняка, они не имели тел, и на девушку молчаливо взирали равнодушными черными провалами вместо глаз. Ночные гости, отгороженные невидимой чертой, сгрудились, наблюдая, лишь одно парило над постелью, безрадостно глядя настоящими серыми глазами на испуганную девушку.
- Чужеземка… - прошелестело, будто ворох осенних листьев по аллее. – Вы должны уйти… Вы все… Оставьте нам… бороться…
- С чем? – прошептала одними губами, с трудом понимая смысл.
- Болезнь… - лицо качнулось и вновь глаза уставились на Анну. - Ты тоже… из того места… Ты и есть… болезнь…
- Ты ошибаешься.
- Нет… - шелест превратился в неукротимый рев урагана. – Тобой правит сила. Они придут за тобой и всюду оставят смерть. Настоящую… Уходи!
Лицо придвинулось, и тонкие губы слегка приоткрылись, выпуская поток ледяного ветра, что ястребом налетел на слабый огонь. Анна почувствовала, как с неохотой, но все же поддаваясь мертвой силе гаснет ее пламя – сначала на ладони, а следом в груди, в желтых глазах и в душе. Навстречу яростное и злое уже поднималось сопротивление, боль и страх научили не щадить себя и теперь из самых потаенных уголков души вырастало исступленное противостояние духу. В какой-то момент показалось, что душа не выдержит больше и жизнь погаснет, сдавшись холоду мертвого мира. Но призрак неожиданно отступил, и мгновенно высвободившееся пламя перекинулось на балдахин, в секунду запылавший ярким пожаром. Уже через миг горела вся кровать, а за нею занялись пыльные портьеры…
Запоздалый крик утонул в едком дыме и треске пожирающего мебель огня, но Анна, чудом преодолев стену пламени, скатилась с кровати. Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда та распахнулась. Злая сила рванула из комнаты, больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное. Шип заботливо подняла с пола, ласково обняла за дрожащие плечи. Но Анна, словно забыв о пожаре, с нескрываемым облегчением глядела в маленькое узкое окно –там уже занимался слабый рассвет. Спустя пару минут все было кончено, огонь погас, вычистив спальню.
- Дамы, - медленно проговорил старик, проходя мимо, и как ни в чем не бывало задувая свечу, - ждем на завтрак.
Не оглядываясь, старый человек ушел к лестнице. Шип хотела увести подругу, но Анна раздраженно дернула плечом, сбрасывая руку, метнулась в спальню. Но пришлось резко остановиться – навстречу вышел воин. Его крылья были плотно сложены, укрывая спуну плащом, а через грудь тянулся свежий, только зарубцевавшийся шрам. Иррааг тяжело привалился к стене, и хотя старик сдержал данное слово – поставил раненного на ноги за одну ночь, но сил было еще очень мало. Какое-то время мужчина тоже глядел в светлеющее окно, затем молча направился к себе, только короткий хмурый взгляд оцарапал.
- Смотри-ка, вернул должок, - грохнула Шип, когда дверь за крылатым закрылась. И тут же привычно ухмыльнулась, – Так и будешь тут торчать, выставляя на показ свои прелести?
Взглянув на порванную рубашку, Анна смутилась и неуклюже бросилась вслед за подругой.

Через четверть часа Анна вошла в обеденную залу, Шип радостно хлопнула по плечу и с довольной улыбкой указала на накрытый стол.
- Ради нас расстарались, сами поди на кухне жрякают, - и нарочито медленно подойдя к своему стулу манерно села. Старик потягивал из кружки чай, закусывая пирогом, а воин в светлой просторной рубахе хмуро хлебал гусиный суп, не обращая ни на что внимания. Анна бегло окинула взглядом присутствующих и быстро села рядом с веселой женщиной.
Старик изредка перебрасывался шутками с Шип, что не стесняясь налегала на все, до чего могла дотянуться. Девушка была вовсе не голодна, с трудом заставила себя съесть немного мяса, а пока ложка выводила узоры в остывающем супе, вспоминала предрассветных гостей. Она настолько погрузилась в размышления, что не услышала, как ее зовут. Пришлось Шип слегка, но довольно болезненно, хлопнуть по ссутулившейся спине, чтобы соседка, наконец, подняла часто мигающие глаза. В тишине все лица были обращены к Анне, и видимо повторяя уже заданный ранее вопрос, Иррааг спросил:
- Что тебе снилось?
Воин смотрел с надменным пренебрежением, и от этого по коже бежал холодок. Анна внутренне сжалась, втянула голову в плечи, стараясь не смотреть на мужчину, но от него не ускользнуло, как девушка закусила губу.
- Ничего.
Широкие брови Шип тут же удивленно взлетели:
- Поэтому ты решила спалить весь замок? Да говори уже.
- Камень не горит, - тихо буркнула девушка, скосив глаза на подругу, но наткнувшись на твердый взгляд сказала: – Ко мне приходили призраки.
- Вот как, - крылатый побарабанил пальцами по столешнице, глянул на старика, но тот лишь развел руками. Анна молчала, продолжая рисовать ложкой круги, тогда воин вздохнул.
- А как же случился пожар, ты решила привидений поджарить?
- Они… - не хотелось говорить крылатому о произошедшем, но ладонь Шип ободряюще легла на плечо, и Анна вновь подняла глаза на Ирраага. – Я думаю, что призраки боятся, они думают, что их мир погибнет из-за нас, из-за меня… в основном.
Повисла недобрая тишина, мужчины вновь переглянулись и старик молча вышел. Шип медленно встала, серьезная и злая, прорычала сквозь стиснутые зубы¬:
- Мы уходим.
- Куда? – Иррааг в одно мгновение оказался рядом с Анной, быстро развернул стул, так что девушка чуть не слетела с него. – Убери свой посох, ведьма. Разве ты не сказала этой милой девочке правду? Или она знает? – сказал спокойно, уверенный в своей силе, а мозолистые пальцы подняли за подбородок рыжую головку, так что Анне пришлось заглянуть в узкие черные глаза.
…Его взгляд сковал все тело, пригвоздив к стулу так, что ни шелохнуться, ни вскрикнуть. Странная магия забиралась в душу, уверенно и быстро ощупывая ее самые потаенные уголки. Время остановилось, разрешая потрошить жизнь без ножа, и это нельзя было побороть. Она могла лишь до последнего противиться, отодвигаться все дальше, к последней черте, за которую никто никогда не сможет перешагнуть. Но затем сопротивление сломалось – все мысли, все желания, все чувства лежали перед победителем недолгой схватки, разве так должно было произойти? Разве кто-то имеет право видеть твою душу? И тогда Анна, повинуясь странному желанию, посмела заглянуть в того, кто был напротив. Отдавая ему все, до последнего потаенного уголка своих воспоминаний, она рванулась навстречу и с изумлением увидела… Окутанная паутиной шрамов в глубине аспидных глаз лежала душа, длинными дорогами памяти простираясь в иные миры, прорастая страстями и желаниями, искореженная болью и смертями пройденных войн. Мелькали странные города; лица, слова и непонятные запахи окружали плотным кольцом. Мужчины, женщины и дети стояли длинной вереницей, опоясывая душу, где-то вдалеке Анна увидела себя, только совсем другую. Потом люди исчезли, желания кончились и душа поднялась, прорывая цепи, оставляя кровавые следы на бесполезных оковах, жаждущая только одного… и в этот момент, скрывая даже от себя это последнее желание, воин отвернулся, пресекая нездоровую связь.
Боль взрывала голову и бежала радостными огнями по венам. Анна хотела бы потерять сознание, но лишь упала на холодный пол. Тело отказывалось повиноваться, и только упрямое желание жить заставляло судорожно хватать губами воздух. Не понимая зачем, но пыталась увидеть крылатого человека, знала, что он совсем близко. А воин сидел у стены, откинувшись на холодные камни, и смотрел на девушку, на вспотевшем лице застыла усталая улыбка. Анна никогда не узнает, что в тот момент счастливо улыбалась сама…
Шип настойчиво вливала горький, обжигающий горло отвар в полуоткрытые губы, боль ушла быстро, оставила взамен слабость и тошноту. Ладонь не сразу поймала руку со снадобьем, женщина сжалилась и отставила пузырек. Анна подняла голову, медленно села, окончательно приходя в себя.
- Ну, рассказывай, милая девочка, что же ты знаешь? - громкий голос Шип разорвал тишину, от злой ухмылки к горлу вновь подкатил противный комок.
- Ни черта, - Иррааг тяжело поднялся, избегая смотреть на девушку. – И слава всевышнему, ведьма, иначе гнить тебе в придорожной канаве. Однако, вам и вправду пора. В другой мир.
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала и схватила за край рубашки.
- Расскажи мне. Ты видел. Ты должен!
От громкого хохота задрожали стены, девушка удивленно обернулась – ведьма, похоже, веселилась вовсю.
- О да, он много видел, но ничего не должен, - выдвинула стул, посох лег поперек скрещенных ног. И уже серьезно, сквозь зубы выговорила: - Не уходи, воин. Я знаю побольше, чем ты думаешь. Нам стоит рассказать этой крошке правду, верно? А я хочу послушать о тебе, не забывай, ты обязан жизнью, и мне пока долг не выплачен.
- Хорошо, - неожиданно согласился мужчина, - но вы уйдете отсюда до заката.
- Возможно, - осклабилась Шип, отламывая большой кусок пирога. – А возможно, мы вообще не уйдем.

Продолжение следует.


Автор - Анаит
Дата добавления - 14.05.2011 в 15:01
СообщениеБудет, как будет, вы готовы ждать? Тогда будем долго разбираться с этой историей... не забываем ругать, ибо тогда (надеюсь), автор исправиться и остаток истории будет не так плох, как начало. Хотя его я тоже подправила, но вы же не будете перечитывать... smile Итак:

3.

Комната Анны, просторная, с высокими потолками, казалась еще больше от царившего в ней холода. Девушка огляделась – тяжелые темные портьеры полностью закрывают одну из стен, на каменный пол брошена вытертая медвежья шкура, и почти все пространство занимает кровать с кованными витыми ножками, поддерживающими балдахин. От грубой каменной кладки появилось ощущение подземелья и сырости, «похоже на тюрьму для благородных» - подумала девушка. Шип зажгла пару свечей в красивом латунном подсвечнике, усевшись в обитое кожей кресло, с удовольствием зевнула. Но Анна подавленно смотрела на место своего ночлега – сюда идеально вписывалась большая и нарочито грубая подруга, но от мысли провести ночь в одиночестве в этом каменном мешке начинали ныть зубы.
Шип прочла на лице плохо скрываемые чувства и тихо заметила:
- Не переживай! – указала на стену позади, - я буду в соседней комнате. – Затем рука махнула в противоположном направлении, - а там наш очень гостеприимный хозяин. Тут вполне безопасно и уютно, разве не находишь?
- Издеваешься? – мрачно отозвалась девушка, а Шип кивнула и громко расхохоталась.
Анну передернуло, но женщина уже легко встала, заботливо обняла, увлекая вон из темной спальни:
- Ванну уже приготовили, уступаю тебе право быть первой.
По пустому коридору прошли к дальней лестнице, Шип толкнула дверь и за руку, как маленькую, ввела в небольшую комнату. Пол выложен мозаикой, с одной стороны во всю стену зеркало, маленькое витражное окно впускало немного тусклого света, но по сторонам несколько канделябров с горящими свечами делали помещение ярким и теплым. Посередине стояла круглая, размером с небольшой бассейн, ванна, наполненная душистой пенной водой. Небольшой круглый столик завален пузырьками, мылом и губками, аккуратной стопкой возвышались полотенца, в деревянном шкафу у входа висели халаты, а ниже на полке стояли обычные банные тапочки.
- Плескайся сколько влезет, - ладонь слегка подтолкнула вперед, и женщина вышла, плотно прикрыв дверь.
С минуту Анна стояла в нерешительности, чутко прислушиваясь к тишине – но ни шороха, ни звука тихих шагов, только за окном легкий посвист ветра. Одежда тяжело упала на холодный пол, на цыпочках девушка подошла к ванне и аккуратно села на край. Ладошка зачерпнула немного ароматной пены, и перекинув ноги, Анна окунулась с головой. Тело быстро привыкло к горячей воде, и сквозь приоткрытые веки девушка долго следила за паром, что поднимался от плеч.
Чувствовала, как успокаивает сладкий запах меда, накопившаяся тревога медленно уходит, просачиваясь через кожу, тяжелые мысли уступают место тишине. Кто бы ни был тот таинственный слуга, готовивший этот отдых, сейчас она ему очень благодарна. Медленно развела руки и запрокинула голову, глаза закрываются так неохотно. Сердце успокаивается, все тише стучит в висках, и слегка давит на грудь горячая вода. Глубокий вздох, тело все ниже погружается в воду, дышать все тяжелей, а вода прибывает и дыхание, такое легкое всегда, теперь требует усилий. Тяжелый вдох и долгий медленный выдох. Еще один вдох и вдруг у самого уха тихий шепот: «Тссс! Это не страшно, сестра. Все хотят покоя…». Анна не может пошевелиться, больше не может вдохнуть – вода придавила тяжелым камнем, но мысли четкие, как никогда. И хорошо, что не нужно дышать – теперь девушка знает, как много сил отнимает воздух. В голове вспыхивают прекрасные картины прошлого, кажется, что только потянись малейшим усилием и узнаешь самые древние тайны, познаешь сокровенные, тщательно охраняемые желания и сполна насладишься неизведанными ранее чувствами. Но лень уже пробралась в душу и нельзя нарушить тягучее равновесие, поэтому девушка просто дрейфует в пустоте, упиваясь великим покоем. «Все хотят тишины, сестра, но пора уходить. Твое время скоро придет – и тогда я буду ждать здесь…», Анна вздрагивает, резко открывает глаза – никого.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах. Сон длился долго, а будто миг пролетел. Девушка наскоро ополоснулась, рука потянулась за полотенцем, но в растерянности замерла – Анна смотрела на свое отражение в запыленном зеркале. Нахмурившись, подошла поближе и брезгливо вгляделась в отражение. За последние дни она еще больше похудела, тело теперь словно все из острых углов и тонких жил, лицо заострилось, заставляя широкие от природы скулы натягивать прозрачную бескровную кожу. Жизнь теперь бьется только в этих желтых глазах, будто там пляшет настоящее пламя. Вновь, как впервые, взметнулась легкая рука, коснулась отражения в стекле.
- Нравится? - Грубый голос заставил обернуться, Шип стояла в дверях, скрестив руки на груди, прищуренные зеленые глаза смеясь глядели на девушку, - что-то ты долго, помочь?
Женщина взяла полотенце и быстро укрыла Анну.
Комната и постель оказались теплыми, специально нагретыми к приходу гостьи, но это ничуть не изменило настроения и желания сбежать куда подальше. На столике у кровати лежало несколько мелких подвядших яблок, в широкой чашке стояло молоко.
Шип молчала, но пристально следила за девушкой, от ее тяжелого взгляда хотелось спрятаться, ну хотя бы под одеяло, однако Анна лишь отводила глаза. Наконец, женщина спросила:
- Как себя чувствуешь? Ничего необычного? – Голос был мягким и заботливым. Шип могла одним движением развеять все страхи, и Анна это хорошо знала, но почему-то не хотела отвечать.
- Нормально…
- Не открывай шторы и выспись хорошенько, - Шип вышла, оставив после себя едва уловимый свежий запах снега.
Свечи тихо потрескивали, чадя, Анна неподвижно лежала на спине, бесцельно глядя на балдахин. Уже три дня она скитается по этому миру, а словно целая жизнь прошла. И непонятные сны навеяны только ли переживаниями? Даже сейчас казалось, что невидимые существа безразлично наблюдают из дрожащих в неровном свете углов. Возможно, мир уже начал менять ее сознание, хотя в любом случае Анна уже не та, кем была неделю назад. И страшно подумать, чем могут обернуться последующие дни. Суровая женщина была права, возвращаться нельзя, и дело не во внешности – уродством никого не удивишь. В прежнем мире нет магии, нет огня, а расстаться с ним, все равно, что добровольно сделать себя калекой. Как бы ни хотелось назад, Анна четко понимала – больше ни дня не сможет прожить без приобретенной силы. Остаться в этом исковерканном мире, где живут призраки, хотелось не многим больше. Но что может ждать в следующем? Шип сказала, хватит убегать.
- Разве я бегу?
Шепот ворвался в комнату неудержимым сквозняком, пламя свечей вздрогнуло, закоптило. Анна вдруг поняла, что больше всего боится остаться одна. Если бы не страх, уже сегодня ушла из этого замка – даже город так не пугал, как это проклятое место. И раненного воина девушка тоже опасается, потому что хорошо помнит темные крылья и черные мрачные глаза. Теперь она вовсе не была уверена, стоило ли спасать погибающего героя, и будь у нее выбор вернуться, не смогла бы сделать это вновь.
Свечи уже догорали, и Анна не стала их тушить. Укрылась с головой тяжелым одеялом и довольно быстро провалилась в беспокойный сон.

Тихий переливчатый смех хрустальных колокольчиков кружил вокруг, выдергивая из мелькающих видений. Пару раз пыталась отмахнуться, вновь погрузиться в забытье, и тогда еле различимый шепоток начинал щекотать нервы, вызывая непонятные образы в замутненном сознании. Наконец, окончательно стряхнув дрему, Анна открыла глаза.
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом, ватная тишина давила на уши. Девушка устало села, пытаясь сообразить, был ли это сон или что-то действительно могло разбудить. Через минуту поняла, что замерзла, но одеяла вблизи не оказалось. Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, и свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком. Слыша только быстрые удары сердца да свое частое дыхание, девушка вжалась в изголовье кровати и застыла, боясь пошевелиться. Минуты шли, но в кромешной темноте не слышалось ни звука, тогда на вытянутой руке снова вспыхнул огонь, уже ярче и злее. На этот раз Анна не погасила свет, лишь сдавленно выдохнула, а пальцы мелко задрожали – кровать окружали широкие, матово белые лица, словно маски не выражающие эмоций. Прозрачные, слегка колеблющиеся от легкого сквозняка, они не имели тел, и на девушку молчаливо взирали равнодушными черными провалами вместо глаз. Ночные гости, отгороженные невидимой чертой, сгрудились, наблюдая, лишь одно парило над постелью, безрадостно глядя настоящими серыми глазами на испуганную девушку.
- Чужеземка… - прошелестело, будто ворох осенних листьев по аллее. – Вы должны уйти… Вы все… Оставьте нам… бороться…
- С чем? – прошептала одними губами, с трудом понимая смысл.
- Болезнь… - лицо качнулось и вновь глаза уставились на Анну. - Ты тоже… из того места… Ты и есть… болезнь…
- Ты ошибаешься.
- Нет… - шелест превратился в неукротимый рев урагана. – Тобой правит сила. Они придут за тобой и всюду оставят смерть. Настоящую… Уходи!
Лицо придвинулось, и тонкие губы слегка приоткрылись, выпуская поток ледяного ветра, что ястребом налетел на слабый огонь. Анна почувствовала, как с неохотой, но все же поддаваясь мертвой силе гаснет ее пламя – сначала на ладони, а следом в груди, в желтых глазах и в душе. Навстречу яростное и злое уже поднималось сопротивление, боль и страх научили не щадить себя и теперь из самых потаенных уголков души вырастало исступленное противостояние духу. В какой-то момент показалось, что душа не выдержит больше и жизнь погаснет, сдавшись холоду мертвого мира. Но призрак неожиданно отступил, и мгновенно высвободившееся пламя перекинулось на балдахин, в секунду запылавший ярким пожаром. Уже через миг горела вся кровать, а за нею занялись пыльные портьеры…
Запоздалый крик утонул в едком дыме и треске пожирающего мебель огня, но Анна, чудом преодолев стену пламени, скатилась с кровати. Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда та распахнулась. Злая сила рванула из комнаты, больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное. Шип заботливо подняла с пола, ласково обняла за дрожащие плечи. Но Анна, словно забыв о пожаре, с нескрываемым облегчением глядела в маленькое узкое окно –там уже занимался слабый рассвет. Спустя пару минут все было кончено, огонь погас, вычистив спальню.
- Дамы, - медленно проговорил старик, проходя мимо, и как ни в чем не бывало задувая свечу, - ждем на завтрак.
Не оглядываясь, старый человек ушел к лестнице. Шип хотела увести подругу, но Анна раздраженно дернула плечом, сбрасывая руку, метнулась в спальню. Но пришлось резко остановиться – навстречу вышел воин. Его крылья были плотно сложены, укрывая спуну плащом, а через грудь тянулся свежий, только зарубцевавшийся шрам. Иррааг тяжело привалился к стене, и хотя старик сдержал данное слово – поставил раненного на ноги за одну ночь, но сил было еще очень мало. Какое-то время мужчина тоже глядел в светлеющее окно, затем молча направился к себе, только короткий хмурый взгляд оцарапал.
- Смотри-ка, вернул должок, - грохнула Шип, когда дверь за крылатым закрылась. И тут же привычно ухмыльнулась, – Так и будешь тут торчать, выставляя на показ свои прелести?
Взглянув на порванную рубашку, Анна смутилась и неуклюже бросилась вслед за подругой.

Через четверть часа Анна вошла в обеденную залу, Шип радостно хлопнула по плечу и с довольной улыбкой указала на накрытый стол.
- Ради нас расстарались, сами поди на кухне жрякают, - и нарочито медленно подойдя к своему стулу манерно села. Старик потягивал из кружки чай, закусывая пирогом, а воин в светлой просторной рубахе хмуро хлебал гусиный суп, не обращая ни на что внимания. Анна бегло окинула взглядом присутствующих и быстро села рядом с веселой женщиной.
Старик изредка перебрасывался шутками с Шип, что не стесняясь налегала на все, до чего могла дотянуться. Девушка была вовсе не голодна, с трудом заставила себя съесть немного мяса, а пока ложка выводила узоры в остывающем супе, вспоминала предрассветных гостей. Она настолько погрузилась в размышления, что не услышала, как ее зовут. Пришлось Шип слегка, но довольно болезненно, хлопнуть по ссутулившейся спине, чтобы соседка, наконец, подняла часто мигающие глаза. В тишине все лица были обращены к Анне, и видимо повторяя уже заданный ранее вопрос, Иррааг спросил:
- Что тебе снилось?
Воин смотрел с надменным пренебрежением, и от этого по коже бежал холодок. Анна внутренне сжалась, втянула голову в плечи, стараясь не смотреть на мужчину, но от него не ускользнуло, как девушка закусила губу.
- Ничего.
Широкие брови Шип тут же удивленно взлетели:
- Поэтому ты решила спалить весь замок? Да говори уже.
- Камень не горит, - тихо буркнула девушка, скосив глаза на подругу, но наткнувшись на твердый взгляд сказала: – Ко мне приходили призраки.
- Вот как, - крылатый побарабанил пальцами по столешнице, глянул на старика, но тот лишь развел руками. Анна молчала, продолжая рисовать ложкой круги, тогда воин вздохнул.
- А как же случился пожар, ты решила привидений поджарить?
- Они… - не хотелось говорить крылатому о произошедшем, но ладонь Шип ободряюще легла на плечо, и Анна вновь подняла глаза на Ирраага. – Я думаю, что призраки боятся, они думают, что их мир погибнет из-за нас, из-за меня… в основном.
Повисла недобрая тишина, мужчины вновь переглянулись и старик молча вышел. Шип медленно встала, серьезная и злая, прорычала сквозь стиснутые зубы¬:
- Мы уходим.
- Куда? – Иррааг в одно мгновение оказался рядом с Анной, быстро развернул стул, так что девушка чуть не слетела с него. – Убери свой посох, ведьма. Разве ты не сказала этой милой девочке правду? Или она знает? – сказал спокойно, уверенный в своей силе, а мозолистые пальцы подняли за подбородок рыжую головку, так что Анне пришлось заглянуть в узкие черные глаза.
…Его взгляд сковал все тело, пригвоздив к стулу так, что ни шелохнуться, ни вскрикнуть. Странная магия забиралась в душу, уверенно и быстро ощупывая ее самые потаенные уголки. Время остановилось, разрешая потрошить жизнь без ножа, и это нельзя было побороть. Она могла лишь до последнего противиться, отодвигаться все дальше, к последней черте, за которую никто никогда не сможет перешагнуть. Но затем сопротивление сломалось – все мысли, все желания, все чувства лежали перед победителем недолгой схватки, разве так должно было произойти? Разве кто-то имеет право видеть твою душу? И тогда Анна, повинуясь странному желанию, посмела заглянуть в того, кто был напротив. Отдавая ему все, до последнего потаенного уголка своих воспоминаний, она рванулась навстречу и с изумлением увидела… Окутанная паутиной шрамов в глубине аспидных глаз лежала душа, длинными дорогами памяти простираясь в иные миры, прорастая страстями и желаниями, искореженная болью и смертями пройденных войн. Мелькали странные города; лица, слова и непонятные запахи окружали плотным кольцом. Мужчины, женщины и дети стояли длинной вереницей, опоясывая душу, где-то вдалеке Анна увидела себя, только совсем другую. Потом люди исчезли, желания кончились и душа поднялась, прорывая цепи, оставляя кровавые следы на бесполезных оковах, жаждущая только одного… и в этот момент, скрывая даже от себя это последнее желание, воин отвернулся, пресекая нездоровую связь.
Боль взрывала голову и бежала радостными огнями по венам. Анна хотела бы потерять сознание, но лишь упала на холодный пол. Тело отказывалось повиноваться, и только упрямое желание жить заставляло судорожно хватать губами воздух. Не понимая зачем, но пыталась увидеть крылатого человека, знала, что он совсем близко. А воин сидел у стены, откинувшись на холодные камни, и смотрел на девушку, на вспотевшем лице застыла усталая улыбка. Анна никогда не узнает, что в тот момент счастливо улыбалась сама…
Шип настойчиво вливала горький, обжигающий горло отвар в полуоткрытые губы, боль ушла быстро, оставила взамен слабость и тошноту. Ладонь не сразу поймала руку со снадобьем, женщина сжалилась и отставила пузырек. Анна подняла голову, медленно села, окончательно приходя в себя.
- Ну, рассказывай, милая девочка, что же ты знаешь? - громкий голос Шип разорвал тишину, от злой ухмылки к горлу вновь подкатил противный комок.
- Ни черта, - Иррааг тяжело поднялся, избегая смотреть на девушку. – И слава всевышнему, ведьма, иначе гнить тебе в придорожной канаве. Однако, вам и вправду пора. В другой мир.
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала и схватила за край рубашки.
- Расскажи мне. Ты видел. Ты должен!
От громкого хохота задрожали стены, девушка удивленно обернулась – ведьма, похоже, веселилась вовсю.
- О да, он много видел, но ничего не должен, - выдвинула стул, посох лег поперек скрещенных ног. И уже серьезно, сквозь зубы выговорила: - Не уходи, воин. Я знаю побольше, чем ты думаешь. Нам стоит рассказать этой крошке правду, верно? А я хочу послушать о тебе, не забывай, ты обязан жизнью, и мне пока долг не выплачен.
- Хорошо, - неожиданно согласился мужчина, - но вы уйдете отсюда до заката.
- Возможно, - осклабилась Шип, отламывая большой кусок пирога. – А возможно, мы вообще не уйдем.

Продолжение следует.


Автор - Анаит
Дата добавления - 14.05.2011 в 15:01
СамираДата: Суббота, 14.05.2011, 22:11 | Сообщение # 50
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Светуль, прочитала. Это, чтобы ты знала, что я мимо не прошла. biggrin
Разбирать "по косточкам" не буду, хоть ты и требовала критики. blush Я позже перечитаю ещё раз, чтобы разобраться со снами Анны, сопоставить... В Питере снова восточный ветер, холодный и сильный. Второй день мучаюсь головными болями. Вот пройдёт, и я смогу поговорить с тобой подробнее. smile


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеСветуль, прочитала. Это, чтобы ты знала, что я мимо не прошла. biggrin
Разбирать "по косточкам" не буду, хоть ты и требовала критики. blush Я позже перечитаю ещё раз, чтобы разобраться со снами Анны, сопоставить... В Питере снова восточный ветер, холодный и сильный. Второй день мучаюсь головными болями. Вот пройдёт, и я смогу поговорить с тобой подробнее. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:11
СообщениеСветуль, прочитала. Это, чтобы ты знала, что я мимо не прошла. biggrin
Разбирать "по косточкам" не буду, хоть ты и требовала критики. blush Я позже перечитаю ещё раз, чтобы разобраться со снами Анны, сопоставить... В Питере снова восточный ветер, холодный и сильный. Второй день мучаюсь головными болями. Вот пройдёт, и я смогу поговорить с тобой подробнее. smile

Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:11
ТабычДата: Суббота, 14.05.2011, 22:20 | Сообщение # 51
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, обязательно в скорости отпишусь))
только разберусь с делами, навалилось чой-то много((

Самира, сам мучаюсь с головой(
и ведь только недавно вылечился от ежесекундной головной боли (целый месяц так болела), и снова-сызнова((


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, обязательно в скорости отпишусь))
только разберусь с делами, навалилось чой-то много((

Самира, сам мучаюсь с головой(
и ведь только недавно вылечился от ежесекундной головной боли (целый месяц так болела), и снова-сызнова((


Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:20
СообщениеАнаит, обязательно в скорости отпишусь))
только разберусь с делами, навалилось чой-то много((

Самира, сам мучаюсь с головой(
и ведь только недавно вылечился от ежесекундной головной боли (целый месяц так болела), и снова-сызнова((


Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:20
СамираДата: Суббота, 14.05.2011, 22:24 | Сообщение # 52
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Табыч, ты мой дорогой, вроде бы тебе ещё рано... biggrin Хотя, головная боль - она вещь вредная, не спрашивает кому рано, а кому в самый раз. Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
СообщениеТабыч, ты мой дорогой, вроде бы тебе ещё рано... biggrin Хотя, головная боль - она вещь вредная, не спрашивает кому рано, а кому в самый раз. Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:24
СообщениеТабыч, ты мой дорогой, вроде бы тебе ещё рано... biggrin Хотя, головная боль - она вещь вредная, не спрашивает кому рано, а кому в самый раз. Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:24
ТабычДата: Суббота, 14.05.2011, 22:26 | Сообщение # 53
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Самира, дык я тоже думал, что рано)) но болезней не по возрасту у меня много, так что сомневаться перестал))
Quote (Самира)
Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

ага) по жизни пониженное)
да не, эт от погоды) вона ветрюган какой((


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеСамира, дык я тоже думал, что рано)) но болезней не по возрасту у меня много, так что сомневаться перестал))
Quote (Самира)
Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

ага) по жизни пониженное)
да не, эт от погоды) вона ветрюган какой((

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:26
СообщениеСамира, дык я тоже думал, что рано)) но болезней не по возрасту у меня много, так что сомневаться перестал))
Quote (Самира)
Ты давление проверяешь? Особенно глазное, от этого может голова болеть.

ага) по жизни пониженное)
да не, эт от погоды) вона ветрюган какой((

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:26
СамираДата: Суббота, 14.05.2011, 22:30 | Сообщение # 54
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Табыч)
по жизни пониженное

Это ещё хуже, чем повышенное. У меня гипертония, а дочка - гипотоник. Тоже мучается, хоть и молодая.
Анаит, прости, развели флуд. Надо в кафешку было пойти - голову полечить. biggrin


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Табыч)
по жизни пониженное

Это ещё хуже, чем повышенное. У меня гипертония, а дочка - гипотоник. Тоже мучается, хоть и молодая.
Анаит, прости, развели флуд. Надо в кафешку было пойти - голову полечить. biggrin


Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:30
Сообщение
Quote (Табыч)
по жизни пониженное

Это ещё хуже, чем повышенное. У меня гипертония, а дочка - гипотоник. Тоже мучается, хоть и молодая.
Анаит, прости, развели флуд. Надо в кафешку было пойти - голову полечить. biggrin


Автор - Самира
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:30
ТабычДата: Суббота, 14.05.2011, 22:51 | Сообщение # 55
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Анаит, да уж blush просим прощения!))

Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
СообщениеАнаит, да уж blush просим прощения!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:51
СообщениеАнаит, да уж blush просим прощения!))

Автор - Табыч
Дата добавления - 14.05.2011 в 22:51
АнаитДата: Воскресенье, 15.05.2011, 00:09 | Сообщение # 56
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Табыч, Самира, не прощу! hihi С вас объективная критика!

кстати, вас это изобилие причастных и деепричкастных оборотов не пугает? Меня бесит. Но как избежать их не знаю... Есть идеи?



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТабыч, Самира, не прощу! hihi С вас объективная критика!

кстати, вас это изобилие причастных и деепричкастных оборотов не пугает? Меня бесит. Но как избежать их не знаю... Есть идеи?


Автор - Анаит
Дата добавления - 15.05.2011 в 00:09
СообщениеТабыч, Самира, не прощу! hihi С вас объективная критика!

кстати, вас это изобилие причастных и деепричкастных оборотов не пугает? Меня бесит. Но как избежать их не знаю... Есть идеи?


Автор - Анаит
Дата добавления - 15.05.2011 в 00:09
АнаитДата: Среда, 18.05.2011, 12:12 | Сообщение # 57
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Что ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

Широкий луч света падал на столешницу, высвечивая полированную поверхность. Анна стояла, положив руки на высокую спинку стула, размеренный голос крылатого уносил в далекий мир, перед прикрытыми веками всплывали давно забытые образы из прошлой жизни.
…На спящий город, затерянный среди вечных песков, надвигается грозная армия призрачных демонов. В темноте ночи хорошо видны идущие ровным строем страшные создания – белесые, будто лишенные всех красок, похожие на людей, но выше, больше. Уродливые головы украшают массивные витые рога, длинные хвосты в азарте бьют по тонким икрам хлыстами. С узловатых длинных пальцев одна за другой срываются шипящие молнии, они обрушивают стены, расплавляют песок, прожигают насквозь защитников города.
В самом сердце города вождь в последний раз целует дорогое дитя, затем, шепча благословения, к ребенку наклоняется мать, и в последний раз касается нежного лба. С печальной улыбкой отец передает младенца молчаливому слуге, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь поворачивается к жене, подносит к губам ладони прекраснейшей из женщин, и кажется, что пламя не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй. Но вот его лицо суровеет, теперь это великий воин, что должен охранять свой народ любой ценой.
Вдвоем выходят туда, где уже бушует сражение. Сверкающие пластины в руках защитников города отражают метущиеся смертоносные молнии, быстрые стрелы и ядовитые дротики ранят противников, заставляя хоть не на долго, но задержать шаг. Здесь все – мужчины, женщины, старики и дети, это последнее сражение, и лучше умереть в бою, защищая единственный оставшийся город, чем прожить немногим больше, но униженным рабом завоевателей. И потому никто не плачет, видя, как падает в пыль стоящий рядом, лишь яростнее становятся взгляды и быстрее летят стрелы. Вот Аннук поднимает руки, огромные шары пламени срываются с узких ладоней. Огонь разламывается на части, и поражает сразу с десяток нападающих, испепеляя в одно мгновение. Вождь рядом, но не защищает жену, его ладони сложены перед грудью, лицо напряжено и покрыто крупными каплями пота – невидимая стена, что встала на пути захватчиков ни на шаг не пропускает противников, жаль, но не может замедлить смертоносные молнии.
А высоко в небе появляются крылатые воины, кто знает, какие силы позвали их на помощь. Закрывая собою, встают они перед уставшими людьми, давая надежду и маленькую возможность перевести дух. Огромные мечи в быстрых руках отражают летящую смерть, и ряды нападающих стремительно редеют, кажется, что победа близка. Но рано ликовать – уже бегут десятки высоких широкоплечих людей в длинных походных плащах, длинные косы с вплетенными бубенцами змеятся по широким спинам. На бегу, вынимая маленькие пузырьки, бросают через головы рогатых демонов в полуразрушенный город, и те разбиваются, выпуская ядовитый газ. Люди падают, покрываясь огромными гнойными волдырями, в корчах умирают с кровавой пеной на губах. Еще пара минут и от защитников остаются лишь жалкие крохи, что стягиваются к центральной площади. Теперь только вождь и бледная Аннук, да несколько крылатых людей защищают последних из великого народа. Но силы покидают их, все реже срываются с бескровных пальцев огненные шары, незримая стена, хоть и с великой неохотой, все еще спутывая и замедляя, но пропускает нападающих.
Вот шальная молния пронзает плечо повелительницы огня, одна рука повисает плетью, но другая еще швыряет огонь, крылатых осталось лишь трое, и они продержатся еще несколько долгих минут. Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проносится над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль. Вождь знает, что за его спиной не осталось больше живых – гордый народ избежит позора, а потому великий воин опускается на колени перед единственным своим божеством, прекрасной женщиной с огромной обугленной раной вместо груди. И почти благодарен, когда в спину, обрывая больше ничего не стоящую жизнь, ударяет прекрасная в избавлении смерть.
В то же мгновение верный слуга, сильнее прижав ребенка, исчезает, растворяясь как мираж под полуденным солнцем. И пусть в город входят захватчики, они не смогут найти здесь то, чего жаждали, и великий народ будет жить, пока жива Анна…
Девушка слушала молча, с каменным лицом, будто не о ней говорил Иррааг. Она не особо переживала за свой народ, все это казалось странной выдумкой, но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивала. Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но сейчас хрипло сказала:
- Занятно, - опустилась на стул. Рука потянулась к последнему куску пирога, взгляд желтых глаз уперся в лицо Шип. – Ну, а какова будет твоя правда?
Плечо дернулось в недоумении, женщина хмыкнула.
- Я догадывалась откуда ты. Но та война была еще до моего рождения, так что и значения уже не имеет, - и как обычно осклабилась, прочитав недоумение в злых глазах подруги – слушай, время вообще штука не постоянная, я была в мире, где его вообще нет, а уж мест, где оно поворачивает назад слишком много. Хочешь услышать продолжение?
Анна кивнула, отряхивая руки, а Шип продолжила, все так же скалясь в сторону Ирраага:
- Демоны действительно начали с твоей земли, а мой народ никогда не отличался высокой моралью, но очень жестоко поплатился за любовь к легкой наживе. Наш мир был основательно потрепан сначала ими, - посох указал на воина, - а затем и бывшие союзники подоспели. Я уже говорила, что мне повезло – нашелся способ уйти от расправы. – Шип помолчала, поглаживая волшебный посох, и внезапно громко хохотнула: - Я тоже из красной книги вымирающих видов.
- С нами все ясно, а что с тобой? – Анна посмотрела на крылатого воина, но быстро отвела глаза.
- А со мной ничего, - Воин внезапно ухмыльнулся, глядя на девушку. – Мы призваны сохранить равновесие, так велел всевышний. Защищаем тех, кто не должен исчезнуть.
- Потому как вселенная едина, но со множеством граней, – в тон ему закончила Анна, - тогда где же был твой народ, когда мы встретились?
Вопрос еще не успел сорваться с губ, когда резкий порыв ледяного ветра рванул рыжие волосы, сползая по шее за воротник, обнимал холодной безжизненной рукой. Совсем близко прошелестело:
- Он всего лишь изгой… Уходите… скоро наш мир падет…
- Как их остановить? – Прошептала Анна.
- Они дети… ночи… а солнце тоже… звезда… Им нужно… прощение…, - и почти не слышно, будто из последних сил, - бегите… болезнь идет…
Призрак исчез так же внезапно, как появился, девушка зябко поджала ноги. Воин и ведьма смотрели с недоумением: похоже, что до них ночные кошмары не смогли бы достучаться и через долгое время. Анна перевела дыхание, встала, окончательно сбрасывая наваждение.
- Шип, ты сможешь простить тех демонов? – женщина удивленно качнула большой головой, и нежный перезвон бубенцов полетел по комнате, Анна вздохнула, - я так и думала. – Голос вдруг посуровел, - ждать нельзя, мы должны уйти немедленно. Иррааг, ты идешь с нами.
Воин нахмурился, хотел было возразить, но появившийся в дверях старик перебил его:
- Девочка права. Ты больше ничем нам не поможешь.

На сборы ушло не много времени, хозяйственная Шип прихватила с собой большую сумку снеди и трав: «Никогда не знаешь, когда жрать захочется», приговаривала женщина, с маниакальным упорством опустошая кухонные шкафы и подвал. Меч Ирраага в ножнах на хитро скроенной перевязи, чтобы не мешали крылья, удобно устроился за широкой спиной. Анна со смешанным чувством удивления и восхищения поглядывала на воина, она еще не забыла, как тяжело его грозное оружие, а вроде давно привыкла к нечеловеческой силе подруги. Пока девушка одевала плащ, подошел старик, и наклонившись к самому ушку быстро прошептал:
- Он легко переносит нападки стихии, но гордость не позволит признаться в настоящей слабости. Присмотри за ним, ладно?
Анна кивнула, пристальный взгляд задержался на белоснежной рубашке с темными ремнями перевязи, но пришлось поспешно спрятать лицо, скрывая улыбку, когда Иррааг направился к ней.
- Где ведьма? Они уже тут.
И действительно в этот момент гулкий удар в стену заставил пошатнуться старинный замок до основания. За ним с обезоруживающей неспешностью последовали другие. Шип появилась в дверях с раздутой холщовой сумкой через плечо, большая ладонь дружески хлопнула старика по сутулой спине, и довольная женщина громогласно объявила, что готова хоть в ад, но лучше к морю.
- Ты бы оделся, - покосившись на крылатого, Анна осторожно подошла к окну. Пусто, но огромные валуны, злой силой вынутые из земной утробы, уже пробили внешние ворота, через минуту враг войдет во внутренний двор. В неожиданной тишине прозрачные, еще более бледные в свете дня из стен старого замка стали выходить призраки. Тонкие руки колыхались, но уверенно сжимали мечи и пики, на многих Анна видела доспехи – такие же дымные и нематериальные. Плотной стеной мертвая армия окружала замок, «свой последний город» думала девушка, наблюдая за молчаливым действом. Но ей слишком повезло, потому что женщина за спиной уже читает заклинание, рисуя странные символы на полу, и через несколько минут этот мир растает перед глазами. Внезапный страх сжал беспокойное сердце, стирая краски и гася, словно лампочку, дневной свет – что, если Шип не успеет? Еще три удара и огромные створки ворот падают, засыпанные белыми плитами. Несколько тысяч рогатых альбиносов в несколько мгновений заполняют внутренний двор, злыми волнами откатываясь от стен замка. Умершие пока выдерживают звериный натиск, древняя магия мертвых еще помогает в сражении, но судьба прекрасного строения уже решена – призраки будут защищать свою обитель слишком недолго – только несколько минут, давая возможность уйти живым.
- Анна! – огромная рука Ирраага грубо хватает за талию, воин тащит девушку к середине комнаты. На полу светятся нежно-голубым четкие ровные линии – выписанная магическим посохом ведьмы пентаграмма.
- Ты первая, - рычит Шип, слушая лязг призрачных доспехов за окном. Анна бросает последний взгляд на старика, тот напутственно машет рукой и кивает в такт. Неужели ему не страшно оставаться, зная все? А легкий шаг уже переносит в центр пентаграммы и тут же холодное синее пламя, закрывая весь мир, поднимается стеной, неведомая сила приподнимает волосы и тяжелый плащ, сердце замирает в невесомости. Через секунду Анна открывает глаза в ином мире.



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеЧто ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

Широкий луч света падал на столешницу, высвечивая полированную поверхность. Анна стояла, положив руки на высокую спинку стула, размеренный голос крылатого уносил в далекий мир, перед прикрытыми веками всплывали давно забытые образы из прошлой жизни.
…На спящий город, затерянный среди вечных песков, надвигается грозная армия призрачных демонов. В темноте ночи хорошо видны идущие ровным строем страшные создания – белесые, будто лишенные всех красок, похожие на людей, но выше, больше. Уродливые головы украшают массивные витые рога, длинные хвосты в азарте бьют по тонким икрам хлыстами. С узловатых длинных пальцев одна за другой срываются шипящие молнии, они обрушивают стены, расплавляют песок, прожигают насквозь защитников города.
В самом сердце города вождь в последний раз целует дорогое дитя, затем, шепча благословения, к ребенку наклоняется мать, и в последний раз касается нежного лба. С печальной улыбкой отец передает младенца молчаливому слуге, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь поворачивается к жене, подносит к губам ладони прекраснейшей из женщин, и кажется, что пламя не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй. Но вот его лицо суровеет, теперь это великий воин, что должен охранять свой народ любой ценой.
Вдвоем выходят туда, где уже бушует сражение. Сверкающие пластины в руках защитников города отражают метущиеся смертоносные молнии, быстрые стрелы и ядовитые дротики ранят противников, заставляя хоть не на долго, но задержать шаг. Здесь все – мужчины, женщины, старики и дети, это последнее сражение, и лучше умереть в бою, защищая единственный оставшийся город, чем прожить немногим больше, но униженным рабом завоевателей. И потому никто не плачет, видя, как падает в пыль стоящий рядом, лишь яростнее становятся взгляды и быстрее летят стрелы. Вот Аннук поднимает руки, огромные шары пламени срываются с узких ладоней. Огонь разламывается на части, и поражает сразу с десяток нападающих, испепеляя в одно мгновение. Вождь рядом, но не защищает жену, его ладони сложены перед грудью, лицо напряжено и покрыто крупными каплями пота – невидимая стена, что встала на пути захватчиков ни на шаг не пропускает противников, жаль, но не может замедлить смертоносные молнии.
А высоко в небе появляются крылатые воины, кто знает, какие силы позвали их на помощь. Закрывая собою, встают они перед уставшими людьми, давая надежду и маленькую возможность перевести дух. Огромные мечи в быстрых руках отражают летящую смерть, и ряды нападающих стремительно редеют, кажется, что победа близка. Но рано ликовать – уже бегут десятки высоких широкоплечих людей в длинных походных плащах, длинные косы с вплетенными бубенцами змеятся по широким спинам. На бегу, вынимая маленькие пузырьки, бросают через головы рогатых демонов в полуразрушенный город, и те разбиваются, выпуская ядовитый газ. Люди падают, покрываясь огромными гнойными волдырями, в корчах умирают с кровавой пеной на губах. Еще пара минут и от защитников остаются лишь жалкие крохи, что стягиваются к центральной площади. Теперь только вождь и бледная Аннук, да несколько крылатых людей защищают последних из великого народа. Но силы покидают их, все реже срываются с бескровных пальцев огненные шары, незримая стена, хоть и с великой неохотой, все еще спутывая и замедляя, но пропускает нападающих.
Вот шальная молния пронзает плечо повелительницы огня, одна рука повисает плетью, но другая еще швыряет огонь, крылатых осталось лишь трое, и они продержатся еще несколько долгих минут. Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проносится над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль. Вождь знает, что за его спиной не осталось больше живых – гордый народ избежит позора, а потому великий воин опускается на колени перед единственным своим божеством, прекрасной женщиной с огромной обугленной раной вместо груди. И почти благодарен, когда в спину, обрывая больше ничего не стоящую жизнь, ударяет прекрасная в избавлении смерть.
В то же мгновение верный слуга, сильнее прижав ребенка, исчезает, растворяясь как мираж под полуденным солнцем. И пусть в город входят захватчики, они не смогут найти здесь то, чего жаждали, и великий народ будет жить, пока жива Анна…
Девушка слушала молча, с каменным лицом, будто не о ней говорил Иррааг. Она не особо переживала за свой народ, все это казалось странной выдумкой, но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивала. Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но сейчас хрипло сказала:
- Занятно, - опустилась на стул. Рука потянулась к последнему куску пирога, взгляд желтых глаз уперся в лицо Шип. – Ну, а какова будет твоя правда?
Плечо дернулось в недоумении, женщина хмыкнула.
- Я догадывалась откуда ты. Но та война была еще до моего рождения, так что и значения уже не имеет, - и как обычно осклабилась, прочитав недоумение в злых глазах подруги – слушай, время вообще штука не постоянная, я была в мире, где его вообще нет, а уж мест, где оно поворачивает назад слишком много. Хочешь услышать продолжение?
Анна кивнула, отряхивая руки, а Шип продолжила, все так же скалясь в сторону Ирраага:
- Демоны действительно начали с твоей земли, а мой народ никогда не отличался высокой моралью, но очень жестоко поплатился за любовь к легкой наживе. Наш мир был основательно потрепан сначала ими, - посох указал на воина, - а затем и бывшие союзники подоспели. Я уже говорила, что мне повезло – нашелся способ уйти от расправы. – Шип помолчала, поглаживая волшебный посох, и внезапно громко хохотнула: - Я тоже из красной книги вымирающих видов.
- С нами все ясно, а что с тобой? – Анна посмотрела на крылатого воина, но быстро отвела глаза.
- А со мной ничего, - Воин внезапно ухмыльнулся, глядя на девушку. – Мы призваны сохранить равновесие, так велел всевышний. Защищаем тех, кто не должен исчезнуть.
- Потому как вселенная едина, но со множеством граней, – в тон ему закончила Анна, - тогда где же был твой народ, когда мы встретились?
Вопрос еще не успел сорваться с губ, когда резкий порыв ледяного ветра рванул рыжие волосы, сползая по шее за воротник, обнимал холодной безжизненной рукой. Совсем близко прошелестело:
- Он всего лишь изгой… Уходите… скоро наш мир падет…
- Как их остановить? – Прошептала Анна.
- Они дети… ночи… а солнце тоже… звезда… Им нужно… прощение…, - и почти не слышно, будто из последних сил, - бегите… болезнь идет…
Призрак исчез так же внезапно, как появился, девушка зябко поджала ноги. Воин и ведьма смотрели с недоумением: похоже, что до них ночные кошмары не смогли бы достучаться и через долгое время. Анна перевела дыхание, встала, окончательно сбрасывая наваждение.
- Шип, ты сможешь простить тех демонов? – женщина удивленно качнула большой головой, и нежный перезвон бубенцов полетел по комнате, Анна вздохнула, - я так и думала. – Голос вдруг посуровел, - ждать нельзя, мы должны уйти немедленно. Иррааг, ты идешь с нами.
Воин нахмурился, хотел было возразить, но появившийся в дверях старик перебил его:
- Девочка права. Ты больше ничем нам не поможешь.

На сборы ушло не много времени, хозяйственная Шип прихватила с собой большую сумку снеди и трав: «Никогда не знаешь, когда жрать захочется», приговаривала женщина, с маниакальным упорством опустошая кухонные шкафы и подвал. Меч Ирраага в ножнах на хитро скроенной перевязи, чтобы не мешали крылья, удобно устроился за широкой спиной. Анна со смешанным чувством удивления и восхищения поглядывала на воина, она еще не забыла, как тяжело его грозное оружие, а вроде давно привыкла к нечеловеческой силе подруги. Пока девушка одевала плащ, подошел старик, и наклонившись к самому ушку быстро прошептал:
- Он легко переносит нападки стихии, но гордость не позволит признаться в настоящей слабости. Присмотри за ним, ладно?
Анна кивнула, пристальный взгляд задержался на белоснежной рубашке с темными ремнями перевязи, но пришлось поспешно спрятать лицо, скрывая улыбку, когда Иррааг направился к ней.
- Где ведьма? Они уже тут.
И действительно в этот момент гулкий удар в стену заставил пошатнуться старинный замок до основания. За ним с обезоруживающей неспешностью последовали другие. Шип появилась в дверях с раздутой холщовой сумкой через плечо, большая ладонь дружески хлопнула старика по сутулой спине, и довольная женщина громогласно объявила, что готова хоть в ад, но лучше к морю.
- Ты бы оделся, - покосившись на крылатого, Анна осторожно подошла к окну. Пусто, но огромные валуны, злой силой вынутые из земной утробы, уже пробили внешние ворота, через минуту враг войдет во внутренний двор. В неожиданной тишине прозрачные, еще более бледные в свете дня из стен старого замка стали выходить призраки. Тонкие руки колыхались, но уверенно сжимали мечи и пики, на многих Анна видела доспехи – такие же дымные и нематериальные. Плотной стеной мертвая армия окружала замок, «свой последний город» думала девушка, наблюдая за молчаливым действом. Но ей слишком повезло, потому что женщина за спиной уже читает заклинание, рисуя странные символы на полу, и через несколько минут этот мир растает перед глазами. Внезапный страх сжал беспокойное сердце, стирая краски и гася, словно лампочку, дневной свет – что, если Шип не успеет? Еще три удара и огромные створки ворот падают, засыпанные белыми плитами. Несколько тысяч рогатых альбиносов в несколько мгновений заполняют внутренний двор, злыми волнами откатываясь от стен замка. Умершие пока выдерживают звериный натиск, древняя магия мертвых еще помогает в сражении, но судьба прекрасного строения уже решена – призраки будут защищать свою обитель слишком недолго – только несколько минут, давая возможность уйти живым.
- Анна! – огромная рука Ирраага грубо хватает за талию, воин тащит девушку к середине комнаты. На полу светятся нежно-голубым четкие ровные линии – выписанная магическим посохом ведьмы пентаграмма.
- Ты первая, - рычит Шип, слушая лязг призрачных доспехов за окном. Анна бросает последний взгляд на старика, тот напутственно машет рукой и кивает в такт. Неужели ему не страшно оставаться, зная все? А легкий шаг уже переносит в центр пентаграммы и тут же холодное синее пламя, закрывая весь мир, поднимается стеной, неведомая сила приподнимает волосы и тяжелый плащ, сердце замирает в невесомости. Через секунду Анна открывает глаза в ином мире.


Автор - Анаит
Дата добавления - 18.05.2011 в 12:12
СообщениеЧто ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

Широкий луч света падал на столешницу, высвечивая полированную поверхность. Анна стояла, положив руки на высокую спинку стула, размеренный голос крылатого уносил в далекий мир, перед прикрытыми веками всплывали давно забытые образы из прошлой жизни.
…На спящий город, затерянный среди вечных песков, надвигается грозная армия призрачных демонов. В темноте ночи хорошо видны идущие ровным строем страшные создания – белесые, будто лишенные всех красок, похожие на людей, но выше, больше. Уродливые головы украшают массивные витые рога, длинные хвосты в азарте бьют по тонким икрам хлыстами. С узловатых длинных пальцев одна за другой срываются шипящие молнии, они обрушивают стены, расплавляют песок, прожигают насквозь защитников города.
В самом сердце города вождь в последний раз целует дорогое дитя, затем, шепча благословения, к ребенку наклоняется мать, и в последний раз касается нежного лба. С печальной улыбкой отец передает младенца молчаливому слуге, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь поворачивается к жене, подносит к губам ладони прекраснейшей из женщин, и кажется, что пламя не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй. Но вот его лицо суровеет, теперь это великий воин, что должен охранять свой народ любой ценой.
Вдвоем выходят туда, где уже бушует сражение. Сверкающие пластины в руках защитников города отражают метущиеся смертоносные молнии, быстрые стрелы и ядовитые дротики ранят противников, заставляя хоть не на долго, но задержать шаг. Здесь все – мужчины, женщины, старики и дети, это последнее сражение, и лучше умереть в бою, защищая единственный оставшийся город, чем прожить немногим больше, но униженным рабом завоевателей. И потому никто не плачет, видя, как падает в пыль стоящий рядом, лишь яростнее становятся взгляды и быстрее летят стрелы. Вот Аннук поднимает руки, огромные шары пламени срываются с узких ладоней. Огонь разламывается на части, и поражает сразу с десяток нападающих, испепеляя в одно мгновение. Вождь рядом, но не защищает жену, его ладони сложены перед грудью, лицо напряжено и покрыто крупными каплями пота – невидимая стена, что встала на пути захватчиков ни на шаг не пропускает противников, жаль, но не может замедлить смертоносные молнии.
А высоко в небе появляются крылатые воины, кто знает, какие силы позвали их на помощь. Закрывая собою, встают они перед уставшими людьми, давая надежду и маленькую возможность перевести дух. Огромные мечи в быстрых руках отражают летящую смерть, и ряды нападающих стремительно редеют, кажется, что победа близка. Но рано ликовать – уже бегут десятки высоких широкоплечих людей в длинных походных плащах, длинные косы с вплетенными бубенцами змеятся по широким спинам. На бегу, вынимая маленькие пузырьки, бросают через головы рогатых демонов в полуразрушенный город, и те разбиваются, выпуская ядовитый газ. Люди падают, покрываясь огромными гнойными волдырями, в корчах умирают с кровавой пеной на губах. Еще пара минут и от защитников остаются лишь жалкие крохи, что стягиваются к центральной площади. Теперь только вождь и бледная Аннук, да несколько крылатых людей защищают последних из великого народа. Но силы покидают их, все реже срываются с бескровных пальцев огненные шары, незримая стена, хоть и с великой неохотой, все еще спутывая и замедляя, но пропускает нападающих.
Вот шальная молния пронзает плечо повелительницы огня, одна рука повисает плетью, но другая еще швыряет огонь, крылатых осталось лишь трое, и они продержатся еще несколько долгих минут. Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проносится над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль. Вождь знает, что за его спиной не осталось больше живых – гордый народ избежит позора, а потому великий воин опускается на колени перед единственным своим божеством, прекрасной женщиной с огромной обугленной раной вместо груди. И почти благодарен, когда в спину, обрывая больше ничего не стоящую жизнь, ударяет прекрасная в избавлении смерть.
В то же мгновение верный слуга, сильнее прижав ребенка, исчезает, растворяясь как мираж под полуденным солнцем. И пусть в город входят захватчики, они не смогут найти здесь то, чего жаждали, и великий народ будет жить, пока жива Анна…
Девушка слушала молча, с каменным лицом, будто не о ней говорил Иррааг. Она не особо переживала за свой народ, все это казалось странной выдумкой, но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивала. Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но сейчас хрипло сказала:
- Занятно, - опустилась на стул. Рука потянулась к последнему куску пирога, взгляд желтых глаз уперся в лицо Шип. – Ну, а какова будет твоя правда?
Плечо дернулось в недоумении, женщина хмыкнула.
- Я догадывалась откуда ты. Но та война была еще до моего рождения, так что и значения уже не имеет, - и как обычно осклабилась, прочитав недоумение в злых глазах подруги – слушай, время вообще штука не постоянная, я была в мире, где его вообще нет, а уж мест, где оно поворачивает назад слишком много. Хочешь услышать продолжение?
Анна кивнула, отряхивая руки, а Шип продолжила, все так же скалясь в сторону Ирраага:
- Демоны действительно начали с твоей земли, а мой народ никогда не отличался высокой моралью, но очень жестоко поплатился за любовь к легкой наживе. Наш мир был основательно потрепан сначала ими, - посох указал на воина, - а затем и бывшие союзники подоспели. Я уже говорила, что мне повезло – нашелся способ уйти от расправы. – Шип помолчала, поглаживая волшебный посох, и внезапно громко хохотнула: - Я тоже из красной книги вымирающих видов.
- С нами все ясно, а что с тобой? – Анна посмотрела на крылатого воина, но быстро отвела глаза.
- А со мной ничего, - Воин внезапно ухмыльнулся, глядя на девушку. – Мы призваны сохранить равновесие, так велел всевышний. Защищаем тех, кто не должен исчезнуть.
- Потому как вселенная едина, но со множеством граней, – в тон ему закончила Анна, - тогда где же был твой народ, когда мы встретились?
Вопрос еще не успел сорваться с губ, когда резкий порыв ледяного ветра рванул рыжие волосы, сползая по шее за воротник, обнимал холодной безжизненной рукой. Совсем близко прошелестело:
- Он всего лишь изгой… Уходите… скоро наш мир падет…
- Как их остановить? – Прошептала Анна.
- Они дети… ночи… а солнце тоже… звезда… Им нужно… прощение…, - и почти не слышно, будто из последних сил, - бегите… болезнь идет…
Призрак исчез так же внезапно, как появился, девушка зябко поджала ноги. Воин и ведьма смотрели с недоумением: похоже, что до них ночные кошмары не смогли бы достучаться и через долгое время. Анна перевела дыхание, встала, окончательно сбрасывая наваждение.
- Шип, ты сможешь простить тех демонов? – женщина удивленно качнула большой головой, и нежный перезвон бубенцов полетел по комнате, Анна вздохнула, - я так и думала. – Голос вдруг посуровел, - ждать нельзя, мы должны уйти немедленно. Иррааг, ты идешь с нами.
Воин нахмурился, хотел было возразить, но появившийся в дверях старик перебил его:
- Девочка права. Ты больше ничем нам не поможешь.

На сборы ушло не много времени, хозяйственная Шип прихватила с собой большую сумку снеди и трав: «Никогда не знаешь, когда жрать захочется», приговаривала женщина, с маниакальным упорством опустошая кухонные шкафы и подвал. Меч Ирраага в ножнах на хитро скроенной перевязи, чтобы не мешали крылья, удобно устроился за широкой спиной. Анна со смешанным чувством удивления и восхищения поглядывала на воина, она еще не забыла, как тяжело его грозное оружие, а вроде давно привыкла к нечеловеческой силе подруги. Пока девушка одевала плащ, подошел старик, и наклонившись к самому ушку быстро прошептал:
- Он легко переносит нападки стихии, но гордость не позволит признаться в настоящей слабости. Присмотри за ним, ладно?
Анна кивнула, пристальный взгляд задержался на белоснежной рубашке с темными ремнями перевязи, но пришлось поспешно спрятать лицо, скрывая улыбку, когда Иррааг направился к ней.
- Где ведьма? Они уже тут.
И действительно в этот момент гулкий удар в стену заставил пошатнуться старинный замок до основания. За ним с обезоруживающей неспешностью последовали другие. Шип появилась в дверях с раздутой холщовой сумкой через плечо, большая ладонь дружески хлопнула старика по сутулой спине, и довольная женщина громогласно объявила, что готова хоть в ад, но лучше к морю.
- Ты бы оделся, - покосившись на крылатого, Анна осторожно подошла к окну. Пусто, но огромные валуны, злой силой вынутые из земной утробы, уже пробили внешние ворота, через минуту враг войдет во внутренний двор. В неожиданной тишине прозрачные, еще более бледные в свете дня из стен старого замка стали выходить призраки. Тонкие руки колыхались, но уверенно сжимали мечи и пики, на многих Анна видела доспехи – такие же дымные и нематериальные. Плотной стеной мертвая армия окружала замок, «свой последний город» думала девушка, наблюдая за молчаливым действом. Но ей слишком повезло, потому что женщина за спиной уже читает заклинание, рисуя странные символы на полу, и через несколько минут этот мир растает перед глазами. Внезапный страх сжал беспокойное сердце, стирая краски и гася, словно лампочку, дневной свет – что, если Шип не успеет? Еще три удара и огромные створки ворот падают, засыпанные белыми плитами. Несколько тысяч рогатых альбиносов в несколько мгновений заполняют внутренний двор, злыми волнами откатываясь от стен замка. Умершие пока выдерживают звериный натиск, древняя магия мертвых еще помогает в сражении, но судьба прекрасного строения уже решена – призраки будут защищать свою обитель слишком недолго – только несколько минут, давая возможность уйти живым.
- Анна! – огромная рука Ирраага грубо хватает за талию, воин тащит девушку к середине комнаты. На полу светятся нежно-голубым четкие ровные линии – выписанная магическим посохом ведьмы пентаграмма.
- Ты первая, - рычит Шип, слушая лязг призрачных доспехов за окном. Анна бросает последний взгляд на старика, тот напутственно машет рукой и кивает в такт. Неужели ему не страшно оставаться, зная все? А легкий шаг уже переносит в центр пентаграммы и тут же холодное синее пламя, закрывая весь мир, поднимается стеной, неведомая сила приподнимает волосы и тяжелый плащ, сердце замирает в невесомости. Через секунду Анна открывает глаза в ином мире.


Автор - Анаит
Дата добавления - 18.05.2011 в 12:12
ТабычДата: Четверг, 19.05.2011, 00:04 | Сообщение # 58
Житель
Группа: Островитянин
Сообщений: 612
Награды: 5
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Анаит)
Что ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

не грусти))) biggrin всегда есть я biggrin biggrin
выкроил время - завтра отпишусь))

одно скажу сразу: good
l_daisy


Самый страшный враг редко стоит у нас за спиной. Чаще он смотрит нашими глазами
 
Сообщение
Quote (Анаит)
Что ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

не грусти))) biggrin всегда есть я biggrin biggrin
выкроил время - завтра отпишусь))

одно скажу сразу: good
l_daisy


Автор - Табыч
Дата добавления - 19.05.2011 в 00:04
Сообщение
Quote (Анаит)
Что ж, раз никого, то буду дальше графоманить...

не грусти))) biggrin всегда есть я biggrin biggrin
выкроил время - завтра отпишусь))

одно скажу сразу: good
l_daisy


Автор - Табыч
Дата добавления - 19.05.2011 в 00:04
НэшаДата: Четверг, 19.05.2011, 13:04 | Сообщение # 59
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 5068
Награды: 46
Репутация: 187
Статус: Offline
Прочла оба отрывка. Последний показался сыроватым, как будто написанным впопыхах.
Отмечу места которые, на мой взгляд, требуют доработки. smile

Quote (Анаит)
Испуганное тело едва не вскрикнуло, но быстро привыкло к горячей воде

кричащее тело не лучший оборот, твой уровень уже выше таких метафор, исправляй biggrin

Quote (Анаит)
Но лень уже пробралась в душу

чем меньше в фэнтези слова и понятия душа - тем лучше. Но коли уж без него никак, то лень скорее овладевает телом ибо лень души это уже глубокое философское понятие. моё субъективное мнение и его вполне можно оспорить l_daisy

Quote (Анаит)
Вода уже порядком остыла, закончился короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

предложение звучит как перечисление, достаточно подправить одно слово и получится уже стройнее.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

Quote (Анаит)
Нравиться?

наш любимый мягкий знак biggrin

Quote (Анаит)
Откачнувшись от косяка, женщина взяла полотенце

меня качнуло вместе с этой фразой biggrin , далее ещё будет о косяках. Я бы убрала их совсем из текста.

Quote (Анаит)
Тени от свечей плясали по темным далеким углам,

Также много пляшущих теней по углам, один раз это красиво но когда повторяется несколько раз, пропадает очарование и воспринимается как штамп.

Quote (Анаит)
И непонятные сны, навеяны ли они переживаниями или кто-то хотел их показать?

для фэнтези слово показать здесь не совсем уместно. Тогда уж лучше кто-то захотел чтобы я их увидела

Quote (Анаит)
Свечи уже догорали, и Анна не стала тушить.

и Анна не стала их тушить

Quote (Анаит)
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом,

молодец, появились удачные сравнения good работай в том же направлении, пока их маловато и всё ещё над текстом давлеют прилагательные.

Quote (Анаит)
Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, освещая едва ли половину кровати, свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком.

твоё слово- паразит. К тому же здесь вероятно правильней будет едва ли не. посмотри по тексту, кажется оно встречается дважды или трижды и не всегда к месту.

Quote (Анаит)
Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда распахнулась дверь.

тут как говорится no comments , всё понятно

Quote (Анаит)
Его крылья были плотно сложены за спиной, укрывая плащом,

вероятно укрытые плащом

Quote (Анаит)
больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное

Quote (Анаит)
Иррааг тяжело привалился к косяку

снова косяки, закругли здание срочно biggrin

Quote (Анаит)
а пока ложка выводила узоры в остывающем супе

отлично! good

Quote (Анаит)
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала, быстрая рука схватила за край рубашки.

здесь у меня два замечания как у читателя. Во-первых быстра рука не очень звучит, вот быстро схватила, и понятней и верно по смыслу. Зачем мудрить там, где всё просто?
И второе. Касается текста в целом. Фэнтези своеобразный жанр, это мы все понимаем. у тебя часто звучит, женщина, мужчина взяли то-то, посмотрели туда-то. Между тем у этих персонажей есть имена, им можно дать прозвища, есть местоимения он, она, оно, всем этим богатством можно заменять этих "мужчин и женщин" - это будет... более в стиле фэнтези.
Тем более что твои персонажи не совсем люди в общепринятом смысле слова. Буду надеяться что мысль донесла.)

Quote (Анаит)
к ребенку наклоняется мать, жаркиегубы касаются нежного лба

слово жаркие, скорее подойдёт к любовной сцене, здесь же сцена несколько иная

Quote (Анаит)
На лицах обоих родителей улыбки и едва различимая печаль. Без тени сомнения отец передает младенца в сильные руки молчаливого слуги, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь еще несколько мгновений смотрит в преданные глаза мужчины и поворачивается к жене. Грубые мужские руки подносят к губам ладони прекраснейшей из женщин, кажется, огонь не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй потрескавшихся губ

Вначале, когда я писала о сыром тексте, прежде всего имело в виду этот кусок. Я бы переписала его. Как на моё восприятие, он меня "царапает".

Quote (Анаит)
в корчах умирают с кровавой пеной на губах.

в корчах написать наверное можно , а может лучше и корчась умирают...

Quote (Анаит)
крылатых осталось лишь трое, и они продержаться еще несколько долгих минут.

что сделают? продержатся biggrin

Quote (Анаит)
Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проноситься над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль.

что делает? проносится. Ата-та, Светлана, ата-та biggrin

Quote (Анаит)
но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивает

и которых так долго оплакивала

Quote (Анаит)
Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но тогда хрипло сказала:

по смыслу не тогда получается, а сейчас.

Quote (Анаит)
Анна кивнула, отряхивая руки,

отряхивать можно только костюм, платье и так далее. С руки можно что-то стряхнуть.

Что хочется сказать в целом. Стала пропадать динамика, ты увлеклась описаниями и текст начал грузнеть, тяжелеть. Хочется диалогов...
Уже отчётливо видны твои "пунктики" и это хорошо, значит уже легче будет от них избавиться.
мне есть ещё что сказать, но оставлю на потом.

Выкладывай куски поменьше, так удобнее и проанализировать лучше и тебе править будет удобнее.
Светик, ты труженица и большая молодец flowers А уж фантазёрка, дай бог каждому! С радостью и большим удовольствием читаю всё что ты пишешь. smile

 
СообщениеПрочла оба отрывка. Последний показался сыроватым, как будто написанным впопыхах.
Отмечу места которые, на мой взгляд, требуют доработки. smile

Quote (Анаит)
Испуганное тело едва не вскрикнуло, но быстро привыкло к горячей воде

кричащее тело не лучший оборот, твой уровень уже выше таких метафор, исправляй biggrin

Quote (Анаит)
Но лень уже пробралась в душу

чем меньше в фэнтези слова и понятия душа - тем лучше. Но коли уж без него никак, то лень скорее овладевает телом ибо лень души это уже глубокое философское понятие. моё субъективное мнение и его вполне можно оспорить l_daisy

Quote (Анаит)
Вода уже порядком остыла, закончился короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

предложение звучит как перечисление, достаточно подправить одно слово и получится уже стройнее.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

Quote (Анаит)
Нравиться?

наш любимый мягкий знак biggrin

Quote (Анаит)
Откачнувшись от косяка, женщина взяла полотенце

меня качнуло вместе с этой фразой biggrin , далее ещё будет о косяках. Я бы убрала их совсем из текста.

Quote (Анаит)
Тени от свечей плясали по темным далеким углам,

Также много пляшущих теней по углам, один раз это красиво но когда повторяется несколько раз, пропадает очарование и воспринимается как штамп.

Quote (Анаит)
И непонятные сны, навеяны ли они переживаниями или кто-то хотел их показать?

для фэнтези слово показать здесь не совсем уместно. Тогда уж лучше кто-то захотел чтобы я их увидела

Quote (Анаит)
Свечи уже догорали, и Анна не стала тушить.

и Анна не стала их тушить

Quote (Анаит)
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом,

молодец, появились удачные сравнения good работай в том же направлении, пока их маловато и всё ещё над текстом давлеют прилагательные.

Quote (Анаит)
Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, освещая едва ли половину кровати, свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком.

твоё слово- паразит. К тому же здесь вероятно правильней будет едва ли не. посмотри по тексту, кажется оно встречается дважды или трижды и не всегда к месту.

Quote (Анаит)
Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда распахнулась дверь.

тут как говорится no comments , всё понятно

Quote (Анаит)
Его крылья были плотно сложены за спиной, укрывая плащом,

вероятно укрытые плащом

Quote (Анаит)
больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное

Quote (Анаит)
Иррааг тяжело привалился к косяку

снова косяки, закругли здание срочно biggrin

Quote (Анаит)
а пока ложка выводила узоры в остывающем супе

отлично! good

Quote (Анаит)
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала, быстрая рука схватила за край рубашки.

здесь у меня два замечания как у читателя. Во-первых быстра рука не очень звучит, вот быстро схватила, и понятней и верно по смыслу. Зачем мудрить там, где всё просто?
И второе. Касается текста в целом. Фэнтези своеобразный жанр, это мы все понимаем. у тебя часто звучит, женщина, мужчина взяли то-то, посмотрели туда-то. Между тем у этих персонажей есть имена, им можно дать прозвища, есть местоимения он, она, оно, всем этим богатством можно заменять этих "мужчин и женщин" - это будет... более в стиле фэнтези.
Тем более что твои персонажи не совсем люди в общепринятом смысле слова. Буду надеяться что мысль донесла.)

Quote (Анаит)
к ребенку наклоняется мать, жаркиегубы касаются нежного лба

слово жаркие, скорее подойдёт к любовной сцене, здесь же сцена несколько иная

Quote (Анаит)
На лицах обоих родителей улыбки и едва различимая печаль. Без тени сомнения отец передает младенца в сильные руки молчаливого слуги, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь еще несколько мгновений смотрит в преданные глаза мужчины и поворачивается к жене. Грубые мужские руки подносят к губам ладони прекраснейшей из женщин, кажется, огонь не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй потрескавшихся губ

Вначале, когда я писала о сыром тексте, прежде всего имело в виду этот кусок. Я бы переписала его. Как на моё восприятие, он меня "царапает".

Quote (Анаит)
в корчах умирают с кровавой пеной на губах.

в корчах написать наверное можно , а может лучше и корчась умирают...

Quote (Анаит)
крылатых осталось лишь трое, и они продержаться еще несколько долгих минут.

что сделают? продержатся biggrin

Quote (Анаит)
Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проноситься над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль.

что делает? проносится. Ата-та, Светлана, ата-та biggrin

Quote (Анаит)
но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивает

и которых так долго оплакивала

Quote (Анаит)
Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но тогда хрипло сказала:

по смыслу не тогда получается, а сейчас.

Quote (Анаит)
Анна кивнула, отряхивая руки,

отряхивать можно только костюм, платье и так далее. С руки можно что-то стряхнуть.

Что хочется сказать в целом. Стала пропадать динамика, ты увлеклась описаниями и текст начал грузнеть, тяжелеть. Хочется диалогов...
Уже отчётливо видны твои "пунктики" и это хорошо, значит уже легче будет от них избавиться.
мне есть ещё что сказать, но оставлю на потом.

Выкладывай куски поменьше, так удобнее и проанализировать лучше и тебе править будет удобнее.
Светик, ты труженица и большая молодец flowers А уж фантазёрка, дай бог каждому! С радостью и большим удовольствием читаю всё что ты пишешь. smile


Автор - Нэша
Дата добавления - 19.05.2011 в 13:04
СообщениеПрочла оба отрывка. Последний показался сыроватым, как будто написанным впопыхах.
Отмечу места которые, на мой взгляд, требуют доработки. smile

Quote (Анаит)
Испуганное тело едва не вскрикнуло, но быстро привыкло к горячей воде

кричащее тело не лучший оборот, твой уровень уже выше таких метафор, исправляй biggrin

Quote (Анаит)
Но лень уже пробралась в душу

чем меньше в фэнтези слова и понятия душа - тем лучше. Но коли уж без него никак, то лень скорее овладевает телом ибо лень души это уже глубокое философское понятие. моё субъективное мнение и его вполне можно оспорить l_daisy

Quote (Анаит)
Вода уже порядком остыла, закончился короткий зимний день, и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

предложение звучит как перечисление, достаточно подправить одно слово и получится уже стройнее.
Вода уже порядком остыла, заканчивался короткий зимний день и плачущие свечи заставляли все быстрее плясать и извиваться замысловатые тени в углах.

Quote (Анаит)
Нравиться?

наш любимый мягкий знак biggrin

Quote (Анаит)
Откачнувшись от косяка, женщина взяла полотенце

меня качнуло вместе с этой фразой biggrin , далее ещё будет о косяках. Я бы убрала их совсем из текста.

Quote (Анаит)
Тени от свечей плясали по темным далеким углам,

Также много пляшущих теней по углам, один раз это красиво но когда повторяется несколько раз, пропадает очарование и воспринимается как штамп.

Quote (Анаит)
И непонятные сны, навеяны ли они переживаниями или кто-то хотел их показать?

для фэнтези слово показать здесь не совсем уместно. Тогда уж лучше кто-то захотел чтобы я их увидела

Quote (Анаит)
Свечи уже догорали, и Анна не стала тушить.

и Анна не стала их тушить

Quote (Анаит)
Ночь окутывала мраком, словно плотным коконом,

молодец, появились удачные сравнения good работай в том же направлении, пока их маловато и всё ещё над текстом давлеют прилагательные.

Quote (Анаит)
Тогда слабый огонек вспыхнул на ладошке, освещая едва ли половину кровати, свет выхватил из темноты смятую простынь и белое полупрозрачное лицо, мгновением позже исчез, напуганный коротким вскриком.

твоё слово- паразит. К тому же здесь вероятно правильней будет едва ли не. посмотри по тексту, кажется оно встречается дважды или трижды и не всегда к месту.

Quote (Анаит)
Уже на ощупь, задыхаясь и ничего не видя от дыма и слез, почти добралась до двери, когда распахнулась дверь.

тут как говорится no comments , всё понятно

Quote (Анаит)
Его крылья были плотно сложены за спиной, укрывая плащом,

вероятно укрытые плащом

Quote (Анаит)
больно приложив о косяк, а в дымный проем метнулось темное

Quote (Анаит)
Иррааг тяжело привалился к косяку

снова косяки, закругли здание срочно biggrin

Quote (Анаит)
а пока ложка выводила узоры в остывающем супе

отлично! good

Quote (Анаит)
Мужчина хотел уйти, но Анна вскинулась, догнала, быстрая рука схватила за край рубашки.

здесь у меня два замечания как у читателя. Во-первых быстра рука не очень звучит, вот быстро схватила, и понятней и верно по смыслу. Зачем мудрить там, где всё просто?
И второе. Касается текста в целом. Фэнтези своеобразный жанр, это мы все понимаем. у тебя часто звучит, женщина, мужчина взяли то-то, посмотрели туда-то. Между тем у этих персонажей есть имена, им можно дать прозвища, есть местоимения он, она, оно, всем этим богатством можно заменять этих "мужчин и женщин" - это будет... более в стиле фэнтези.
Тем более что твои персонажи не совсем люди в общепринятом смысле слова. Буду надеяться что мысль донесла.)

Quote (Анаит)
к ребенку наклоняется мать, жаркиегубы касаются нежного лба

слово жаркие, скорее подойдёт к любовной сцене, здесь же сцена несколько иная

Quote (Анаит)
На лицах обоих родителей улыбки и едва различимая печаль. Без тени сомнения отец передает младенца в сильные руки молчаливого слуги, тот укрывает ребенка плащом и низко склоняется в почтительном поклоне. Вождь еще несколько мгновений смотрит в преданные глаза мужчины и поворачивается к жене. Грубые мужские руки подносят к губам ладони прекраснейшей из женщин, кажется, огонь не может жечь сильнее, чем горячий быстрый поцелуй потрескавшихся губ

Вначале, когда я писала о сыром тексте, прежде всего имело в виду этот кусок. Я бы переписала его. Как на моё восприятие, он меня "царапает".

Quote (Анаит)
в корчах умирают с кровавой пеной на губах.

в корчах написать наверное можно , а может лучше и корчась умирают...

Quote (Анаит)
крылатых осталось лишь трое, и они продержаться еще несколько долгих минут.

что сделают? продержатся biggrin

Quote (Анаит)
Но ослепительная быстрая смерть достает Аннук, удивленный вскрик проноситься над землей, и послав свою последнюю улыбку любимому, женщина замертво падает в пыль.

что делает? проносится. Ата-та, Светлана, ата-та biggrin

Quote (Анаит)
но вернулись воспоминания о людях, которых считала своей семьей, и которых так долго оплакивает

и которых так долго оплакивала

Quote (Анаит)
Когда воин окончил недолгий рассказ, девушка открыла глаза, обвела жестким взглядом присутствующих. Злость плескалась в груди, требуя выхода, и позже Анна поймет, что устала от загадок, но тогда хрипло сказала:

по смыслу не тогда получается, а сейчас.

Quote (Анаит)
Анна кивнула, отряхивая руки,

отряхивать можно только костюм, платье и так далее. С руки можно что-то стряхнуть.

Что хочется сказать в целом. Стала пропадать динамика, ты увлеклась описаниями и текст начал грузнеть, тяжелеть. Хочется диалогов...
Уже отчётливо видны твои "пунктики" и это хорошо, значит уже легче будет от них избавиться.
мне есть ещё что сказать, но оставлю на потом.

Выкладывай куски поменьше, так удобнее и проанализировать лучше и тебе править будет удобнее.
Светик, ты труженица и большая молодец flowers А уж фантазёрка, дай бог каждому! С радостью и большим удовольствием читаю всё что ты пишешь. smile


Автор - Нэша
Дата добавления - 19.05.2011 в 13:04
АнаитДата: Четверг, 19.05.2011, 13:45 | Сообщение # 60
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Нэша, Это ты труженица! Ничего себе...
По поводу - он-она начиталась я специальной литературы, там все кричат "Нет местоимениям! Нет длинным диалогам! Больше описаний!" Вот результат. А если без местоимений, то только так. Возможно, что все дело в опыте, а возможно в устройстве мозгов...
Вообще считаю, что пора заканчивать с этими. А лучше сесть и переписать все по-новой, эх, время - враг мой!
У меня с сюжетом проблемы. Начиналось-то как зарисовочка, а вылезло - вон как! Хотя можно завернуть, но там в любом случае нужны предаосылки, а значит - все-равно переписывать кардинально начало. И получится полноценная книжка... Хотя это мысль, можно и в издательство потом отправить... Мечты-мечты! writer

Про косяки (в прямом и переносном) - постараюсь. Хорошо, когда есть кому одернуть за руку, хоть и в десятый раз. smile За это спасибо (За корону - отомщу и мстя моя будет страшна diablo ).

А вообще - местами мне было стыдно, сижу на работе - вся красная до сих пор! Ну как я так могла? blush

И еще раз - спасибо! flowers



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеНэша, Это ты труженица! Ничего себе...
По поводу - он-она начиталась я специальной литературы, там все кричат "Нет местоимениям! Нет длинным диалогам! Больше описаний!" Вот результат. А если без местоимений, то только так. Возможно, что все дело в опыте, а возможно в устройстве мозгов...
Вообще считаю, что пора заканчивать с этими. А лучше сесть и переписать все по-новой, эх, время - враг мой!
У меня с сюжетом проблемы. Начиналось-то как зарисовочка, а вылезло - вон как! Хотя можно завернуть, но там в любом случае нужны предаосылки, а значит - все-равно переписывать кардинально начало. И получится полноценная книжка... Хотя это мысль, можно и в издательство потом отправить... Мечты-мечты! writer

Про косяки (в прямом и переносном) - постараюсь. Хорошо, когда есть кому одернуть за руку, хоть и в десятый раз. smile За это спасибо (За корону - отомщу и мстя моя будет страшна diablo ).

А вообще - местами мне было стыдно, сижу на работе - вся красная до сих пор! Ну как я так могла? blush

И еще раз - спасибо! flowers


Автор - Анаит
Дата добавления - 19.05.2011 в 13:45
СообщениеНэша, Это ты труженица! Ничего себе...
По поводу - он-она начиталась я специальной литературы, там все кричат "Нет местоимениям! Нет длинным диалогам! Больше описаний!" Вот результат. А если без местоимений, то только так. Возможно, что все дело в опыте, а возможно в устройстве мозгов...
Вообще считаю, что пора заканчивать с этими. А лучше сесть и переписать все по-новой, эх, время - враг мой!
У меня с сюжетом проблемы. Начиналось-то как зарисовочка, а вылезло - вон как! Хотя можно завернуть, но там в любом случае нужны предаосылки, а значит - все-равно переписывать кардинально начало. И получится полноценная книжка... Хотя это мысль, можно и в издательство потом отправить... Мечты-мечты! writer

Про косяки (в прямом и переносном) - постараюсь. Хорошо, когда есть кому одернуть за руку, хоть и в десятый раз. smile За это спасибо (За корону - отомщу и мстя моя будет страшна diablo ).

А вообще - местами мне было стыдно, сижу на работе - вся красная до сих пор! Ну как я так могла? blush

И еще раз - спасибо! flowers


Автор - Анаит
Дата добавления - 19.05.2011 в 13:45
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Анна (рабочее название) (Жду критики)
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Анна (рабочее название) - Страница 4 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2021 Конструктор сайтов - uCoz