Всегда на страже. - Страница 2 - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Всегда на страже. - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Всегда на страже. (Всего помаленьку.)
Всегда на страже.
sermolotkovДата: Среда, 05.06.2013, 07:40 | Сообщение # 16
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Не дожидаясь от нас ответной реакции, Роберт подошел к исписанной иероглифами стене и стал рукой простукивать каждый квадрат керамической плитки, при этом внимательно прислушиваясь к раздаваемым звукам.
- Что ты делаешь? – спросил Дмитрий, глядя за действиями моего брата.
- Как ты думаешь, зачем был спрятан ключ от посторонних глаз? – вопросом на вопрос ответил брат.
- Думаю, для того чтобы им не смогли воспользоваться чужаки, - немного подумав, ответил Дмитрий.
- Молодец, правильно, - одобрил его Роберт. – Из этого можно сделать вывод; если спрятали ключ, то где-то припрятан…
- …и замок! – закончил за него Дмитрий, принимаясь помогать моему брату. Остальные, вместе со мной, последовали его примеру.
Зал наполнился хаотичным перестукиванием. Каждый из нас надеялся; вот-вот прямо сейчас, он услышит пустотный звук под следующим квадратом плитки, но нет, пока никому не повезло.
И в это время потухли все лампочки, погружая зал в непроглядный мрак. Было непонятно, толи генератор вышел из строя, толи, топливо в нем кончилось, а может и вовсе причина была не в нем.
- Что за хрень! – где-то справа выругался Валерий. – Они что там, на поверхности совсем нюх потеряли? Степан, Лешка, ответьте?
Он начал вызывать оставшихся охранников по рации, но в ответ слышались сплошные статические помехи.
- Степан, Лешка, черт вас побери!
- У кого под рукой фонарик, посветите, а то здесь даже черт ноги себе переломает! – выкрикнул с другого бока Григорий.
Но фонарики не понадобились. Лампочки, мигнув пару раз, зажглись ровным светом. Это конечно хорошо, но вот то, что мы увидели, нам очень не понравилось.
Возле входа в зал стояли трое арабов и двое чернокожих незнакомых парней одетых в пестрые футболки, армейские камуфлированные штаны и добротные берцы. В руках они держали укороченные АКС-74У, и вороненые стволы смотрели не куда-то в сторону, а были направлены на нас.
Вот тут-то я пожалел, что не успел достать пистолет из дорожной сумки, помог ли он или нет в сложившейся ситуации, но с ним бы я ощущал себя намного уверенней. По всей видимости, то же самое ощущал мой брат, стоящий к стене лицом, когда по привычке схватившись за место, где должна висеть кобура, но ничего там не обнаружил. Два профессора просто в растерянности замерли на месте. И только Валерий с Григорием лихорадочно рыскали взглядом по сторонам, надеясь найти выход из передряги.
- Бросить оружие! Руки за голову! – скомандовал чернокожий парень на английском языке, увидев, как наши два бравых друга потянулись за «Глоками».
Я начал медленно выполнять приказ. Остальные последовали моему примеру, но только не брат. Он, повозившись в кармане джинсов, на мгновение застыл, а потом, выкрикнув:
- Глаза!
Кинул через плечо какие-то предметы, которые в замкнутом пространстве взорвались с оглушительным грохотом.
Я вместе с Валерием и Григорием бросился на землю, сомкнув веки как можно плотнее, и все равно сумел ощутить небольшую резь в глазах от двух ослепительных вспышек. А потом, словно через вату мне удалось расслышать, как заработали два «Глока».
Когда я поднялся на ноги, все уже было кончено. Незваные гости лежали на земле без признаков жизни, только два оглушенных историка стояли на месте, протирая невидящие глаза.
- Что это было? – тихо спросил Валерий, меняя обойму в пистолете.
- Самодельные свето-шумовые взрывпакеты, - ответил Роберт, - мы такими штуками в детстве баловались.
- Веселое у вас было детство, - усмехнулся Григорий.
- Вы представить себе не можете, какое оно веселое было, - не преминул заметить я, доставая из дорожной сумки пистолеты. Один из них кинул брату. Тот его ловко поймал и засунул за пояс.
- Еще взрывпакеты есть? – спросил Валерий. – Они, мне кажется, еще нам могут пригодиться.
- Еще парочка таких штук имеется в запасе, - ответил Роберт и начал вместе с остальными потрошить снаряжение бездыханных непрошеных гостей. Каждый взял по укороту; хорошая штука для ближнего боя, разделили между собой запасные рожки. Валерий с Григорием забрали себе Ф-1, какие были у боевиков, решив, что такие опасные штуки нам ни к чему, проверили на наличие документов, которых у трупов не оказалось, а вот несколько скруток «зелени» ушла в карманы наших охранников. И кто же они такие? Ясно, что не друзья. Но какого черта! Что им понадобилось от нас? И вообще это случайность или все же кто-то еще пронюхал про таинственный артефакт, разыскиваемый нами? Если это последнее, то кто? Одни непонятки. Кстати, а наши бравые охранники оказались не промах; одни хедшоты выдали, так что при мародерке мы даже руки не испачкали.
- О боже! – прикрыв ладонью рот, испугано произнес Евгений Петрович. – Как они посмели напасть на нас, ведь мы граждане России!
- И что, теперь нам написать жалобу в посольство? – съехидничал Валерий.
- Конечно! – не поняв сарказма, поддержал его Евгений Петрович. – Пусть наш посол отправит ноту протеста властям Судана.
- Бросьте, профессор, - отмахнулся от него Валерий. – Вы сейчас живете не в СССР, где можно было положиться на защиту государства, а в суверенной России, где всем на всех насрать, поэтому приходится надеяться только на свои силы.
- Это не правильно! – возмутился Яков Федорович.
- Знаю, - произнес в ответ Валерий, проверяя полон ли рожек трофейного автомата, потом вставил его на место, передернул затвор и обратился к Роберту:
- Приготовь свои штуки на всякий случай и наконец, пошли, посмотрим, что там у нас в лагере твориться, а вы, Евгений Петрович и вы, Яков Федорович, останьтесь здесь, от греха подальше.
- Да, да, конечно, - согласился с ним Евгений Петрович.
Мы двинули к выходу, понимая, что непрошеных гостей может оказаться намного больше, вот только, сколько их притаилась там возле храма, нам еще предстояло узнать. Первыми, на полусогнутых ногах, готовые в любое мгновение открыть огонь на поражение, медленно шли Валерий с Григорием, я же с Робертом, в полный рост, прикрывал их сзади.
Но наши предосторожности были напрасными, на протяжении всего пути мы не обнаружили, ни одной живой души. И вот, наконец, появился светлый проем, ведущий наружу. Он так и манил нас покинуть затхлое помещение храма, выбраться на поверхность, чтобы вздохнуть полной грудью свежего воздуха, но никто не торопился это делать.
Валерий с Григорием достали гранаты. Они уже готовы были выдернуть чеку, как снаружи раздался до боли знакомый голос:
- Мальчики, вы чего там застряли? Выходите, не заставляйте даму ждать!
- Вот чертовка! – толи с восхищением, толи с досадой тихо выругался мой брат.
До меня тоже кое-что дошло, например; стало ясно, почему именно я был выбран Луизой в баре и почему она так со мной поступила. Так что клофелин и обчищенный кошелек являлись отвлекающим маневром. На самом деле ей нужно было узнать, на какой стадии находятся наши изыскания, а порывшись в моем компьютере, к тому же увидев мою самоделку в номере, эта стерва смогла сложить дважды два и со своей вооруженной до зубов компанией прикатила сюда практически к самой кульминации. Но все же, Луиза поторопилась слегка, артефакта у нас нет и вообще, еще бабка надвое сказала насчет потайной комнаты, вдруг там всего лишь обманка, а необходимый всем предмет находится совсем в другом месте.
- Кто она? – возглас Роберта слегка обескуражил Валерия.
- Это та самая чертовка, сумевшая соблазнить моего брата, обчистить его кошелек и узнать про все наши тайны, - ответил Роберт, мельком глянув на меня.
- Вот дерьмо! - скрипнув от злости зубами, выругался Валерий.
- В следующий раз, если он будет, мы с вас глаз не спустим, чтобы вы не смогли наделать вот таких глупостей, - добавил Григорий.
- Верно, если следующий раз будет, - грустно усмехнулся я, - а на такое рассчитывать у нас мало шансов. Мы покойники, потому что находимся в ловушке, из которой нам не выбраться.
- Не уверен, - возразил мне брат.
- Что ты этим хочешь сказать? – заинтересовался Валерий.
- Если бы она хотела нас убить, то давно это сделала, закидав весь храм гранатами. Или вы думаете, они только у вас? – начал объяснять Роберт. – Значит, ей от нас что-то нужно.
- Что именно? – спросил Григорий.
- А давайте сами у нее спросим, - шепотом предложил брат и потом, не дожидаясь нашего одобрения, уже в полный голос выкрикнул:
- Эй, Луиза, или как там тебя!
- Ага, а вот и мальчики подали голос! – раздался жизнерадостный выкрик снаружи.
- Что тебе от нас нужно? – Роберт задал вопрос.
- А ты догадайся с двух раз! – предложила Луиза.
- Сокровища храма? – предположил мой брат.
- Ответ отрицательный, - ответила Луиза и замолчала.
Мы в недоумении переглянулись. Если ей не нужны сокровища, тогда какого черта она пытается нас повязать? Неужели все объясняется обычным похищением и получением выкупа? Не похоже. Тогда что же, черт возьми?
- Эй, мальчики, как насчет второй попытки? – задала вопрос Луиза.
Мы продолжали молчать, надеясь, что наша новая знакомая сама все прояснит. И как оказалось, не ошиблись.
- Мальчики, может, прекратим играть в прятки! – не дождавшись от нас ответа, выкрикнула Луиза. – Выходите, поговорить надо.
- Если бы ты хотела с нами поговорить, то смогла это сделать в гостинице! – выкрикнул я. – Но место этого ты повела себя, как плохая девочка!
- Вчера я должна была убедиться, что мы стремимся к одной цели! – место оправдания пояснила Луиза.
- И как, убедилась? – раздражено выкрикнул я.
- Да! – не стала скрывать Луиза.
Ее признание поразило меня до глубины души. Значит, нашу плохую девочку не интересуют сокровища, а тем более похищение туристов и получение за них выкупа, она пришла в наш лагерь с другой целью – заполучить спрятанный там артефакт! Но как? Откуда ей стало известно про него?
Я невольно кинул взгляд на своих спутников. Неужели среди нас есть ее осведомитель? Но кто?
- Вы уже успели добыть ключ к тайному проходу? – поинтересовалась Луиза.
А вот этот вопрос вообще выбил меня из колеи, да и остальных тоже, если судить по их растерянным лицам. Откуда она могла знать про находку, если учесть, что с того момента, как она попала в наши руки не прошло и часа?
- Выходите, и я вам покажу кое-что интересное! – предложила Луиза, не дождавшись нашего ответа. – И можете, не беспокоится, в вас никто не будет стрелять, конечно, если вы не спровоцируете моих спутников на ответные меры!
- Что делать будем? – шепотом задал вопрос Роберт.
- Давай удовлетворим желание дамы, - шепотом предложил Роберт, после чего уже во весь голос выкрикнул:
- Мы выходим!
И первым пошел к выходу из храма, закинув автомат за спину. Немножко поколебавшись, я с остальными последовал его примеру.
Выйдя наружу, мы убедились, что в случае схватки у нас не было бы шанса выйти из него победителями, так что наш отказ от силового решения проблемы можно считать решением благоразумным. Но все же, как-то неуютно себя чувствуешь, когда видишь направленные в свою сторону около дюжины стволов готовых в любой момент напичкать твой организм свинцовой начинкой. А если точнее сказать, разношерстных боевиков, держащих нас под прицелом, было только девять человек, грамотно расположившихся возле входа в храм. Еще там находился плотного сложения европеец, одетый в натовскую военную форму и уже знакомая нам Луиза. На сей раз, ее волосы были собранны в тугой хвостик, и красовалась сейчас она не облегающим платьем, а песочного цвета штанами и такого же цвета футболкой. Двое последних, имея при себе пистолеты, доставать из кобуры их не торопились.
Один из боевиков, по всей видимости, полевой командир, что-то сердито выкрикнул на арабском. Подчиняясь его приказу, трое суданцев отделились от оцепления и направились к нам. Они забрали у нас оружие, обыскали, найдя в кармане у Роберта пару небольших свертков, посчитали их не интересными для себя, выкинули на песок. И только после всего этого к нам подошла Луиза.
- Вам удалось найти вот это? – она показала точную копию найденного нами предмера, предварительно достав его из узкого бокового кармашка штанов.
Мы, невольно молча, переглянулись, не зная, стоит ли ей говорить о нашей находке или лучше скромно промолчать, дождавшись, когда Степан с Лешкой придут к нам на помощь. Кстати, где огни шляются? Почему не подали сигнал тревоги? Ага, вот оказывается, где находится наша доблестная стража. Слегка помятые, с синяками на лице, Степан и Алексей с путами на руках и ногах находились возле наших джипов в сидячем положении.
Луиза по-своему расценила наше молчание.
- Где ключ? – задала вопрос она.
- Внизу, - ответил ей Роберт, решив, что скрывать найденный предмет нет смысла, все равно пришельцы любыми им доступными способами добьются от нас правды, тогда, зачем доводить до крайности, если все можно решить полюбовно, а там как знать, может быть, положение вещей кардинально изменится и удача окажется на нашей стороне.
- Тонни, Омар, за мной, пойдем, посмотрим, что там эти умники успели накопать, - сказала Луиза и первой направилась к входу в храм.
За ней последовал европеец и грозный суданец, до этого отдававший другим боевикам приказы. Понятно, первым был Тонни, вторым – Омар. Другое не понятно, почему они не скрываю от нас своих имен? Из этого можно сделать два вывода; или они настолько глупы, что решили открыться перед нами или нас, в конце концов, намереваются пустить в расход. По всем раскладам выходит второй вариант, и он мне не очень нравился.
Четверо боевиков подошли к Степану с Лешкой и стали им развязывать ноги, остальные начали подталкивать стволами автоматов наши спины, подгоняя к входу в храм.
Сейчас, когда кровожадные Суданцы разделились, самое время Валерию и Григорию проявить героизм; разоружить злодеев, спасти нас и, в конце концов, покончить с поисками артефакта. Но место этого они покорно подчинились грубой силе. Похвально, значит, у них еще не притупился инстинкт самосохранения, не позволяющий совершать опрометчивых поступков, ведь сейчас сила не на нашей стороне и любое неправильное решение может привести к преждевременному летальному исходу, к сожалению не злодеев, а нас. Хотя, как знать, может быть, наши охранники сначала решили узнать, как проникнуть в тайное помещение, и только потом устранять остальные возникшие проблемы. Интересно, а я с Робертом таковой являюсь? Черт и зачем мы сюда поперлись в эту чертову Африку! Ладно, будем надеяться наудачу.
Пока я размышлял над этим, мы успели войти в зал храма. Четверо убитых боевиков заставили наших конвоиров напрячься. Они от злости заскрежетали зубами, но сдержались от мести, надеясь сполна воздать нам должное, но потом, когда придет время, а пока нам пришлось стерпеть сильный тычок в спину стволом автомата и все.
В зале нас поджидала Луиза, держа в руках два ключа от тайного помещения.
- Ну что, мальчики, вы готовы прикоснуться к древней тайне? – спросила она нас.
Мы решили не тратить лишних слов, а дождаться от Луизы действий.
Оказывается, она ответа от нас не ждала. Девушка быстрым взглядом окинула помещение, что-то подсчитала в уме, после чего подошла к одной из стен и присела.
Вот черт, оказывается, мы не там замок искали!
Луиза складным ножом, вытащенным из кармана начала поддевать одну из плиток положенных на полу. Вот она с глухим скрежетом поддалась и, нарушив рисунок орнамента, стала боком. Луиза осторожно вытащила плиту. В открывшейся нише показался круглый выпуклый бугорок, сделанный из бронзы в котором виднелось отверстие с подходящей формой для входа ключа.
- Тонни, с противоположной стороны, - Луиза обратилась к европейцу, отдавая ему один ключ.
Тот в согласии мотнул головой и подошел к указанному месту.
Операция повторилась; следующая плита была вытащена, открывая еще одно отверстие для ключа.
Черт, но откуда ей известно, где искать замки?
- Тонни, ты готов? – спросила Луиза.
- Готов, - ответил европеец, стоя на коленях.
- Начали, - скомандовала Луиза.
Они вставили ключи в отверстия и сильно надавили на них.
Послышался двойной синхронный щелчок, и сразу где-то за толстыми стенами храма натужно заскрежетали невидимые механизмы, зазвучало тихое шуршание, словно сыпался песок по невидимому желобу.
Мы все замерли на месте, ожидая, когда откроется проход и наконец, дождались.
Середина стены дрогнула, она начала медленно подниматься вверх, пока не достигла невидимого ограничителя, после чего замерла на месте.
 
СообщениеНе дожидаясь от нас ответной реакции, Роберт подошел к исписанной иероглифами стене и стал рукой простукивать каждый квадрат керамической плитки, при этом внимательно прислушиваясь к раздаваемым звукам.
- Что ты делаешь? – спросил Дмитрий, глядя за действиями моего брата.
- Как ты думаешь, зачем был спрятан ключ от посторонних глаз? – вопросом на вопрос ответил брат.
- Думаю, для того чтобы им не смогли воспользоваться чужаки, - немного подумав, ответил Дмитрий.
- Молодец, правильно, - одобрил его Роберт. – Из этого можно сделать вывод; если спрятали ключ, то где-то припрятан…
- …и замок! – закончил за него Дмитрий, принимаясь помогать моему брату. Остальные, вместе со мной, последовали его примеру.
Зал наполнился хаотичным перестукиванием. Каждый из нас надеялся; вот-вот прямо сейчас, он услышит пустотный звук под следующим квадратом плитки, но нет, пока никому не повезло.
И в это время потухли все лампочки, погружая зал в непроглядный мрак. Было непонятно, толи генератор вышел из строя, толи, топливо в нем кончилось, а может и вовсе причина была не в нем.
- Что за хрень! – где-то справа выругался Валерий. – Они что там, на поверхности совсем нюх потеряли? Степан, Лешка, ответьте?
Он начал вызывать оставшихся охранников по рации, но в ответ слышались сплошные статические помехи.
- Степан, Лешка, черт вас побери!
- У кого под рукой фонарик, посветите, а то здесь даже черт ноги себе переломает! – выкрикнул с другого бока Григорий.
Но фонарики не понадобились. Лампочки, мигнув пару раз, зажглись ровным светом. Это конечно хорошо, но вот то, что мы увидели, нам очень не понравилось.
Возле входа в зал стояли трое арабов и двое чернокожих незнакомых парней одетых в пестрые футболки, армейские камуфлированные штаны и добротные берцы. В руках они держали укороченные АКС-74У, и вороненые стволы смотрели не куда-то в сторону, а были направлены на нас.
Вот тут-то я пожалел, что не успел достать пистолет из дорожной сумки, помог ли он или нет в сложившейся ситуации, но с ним бы я ощущал себя намного уверенней. По всей видимости, то же самое ощущал мой брат, стоящий к стене лицом, когда по привычке схватившись за место, где должна висеть кобура, но ничего там не обнаружил. Два профессора просто в растерянности замерли на месте. И только Валерий с Григорием лихорадочно рыскали взглядом по сторонам, надеясь найти выход из передряги.
- Бросить оружие! Руки за голову! – скомандовал чернокожий парень на английском языке, увидев, как наши два бравых друга потянулись за «Глоками».
Я начал медленно выполнять приказ. Остальные последовали моему примеру, но только не брат. Он, повозившись в кармане джинсов, на мгновение застыл, а потом, выкрикнув:
- Глаза!
Кинул через плечо какие-то предметы, которые в замкнутом пространстве взорвались с оглушительным грохотом.
Я вместе с Валерием и Григорием бросился на землю, сомкнув веки как можно плотнее, и все равно сумел ощутить небольшую резь в глазах от двух ослепительных вспышек. А потом, словно через вату мне удалось расслышать, как заработали два «Глока».
Когда я поднялся на ноги, все уже было кончено. Незваные гости лежали на земле без признаков жизни, только два оглушенных историка стояли на месте, протирая невидящие глаза.
- Что это было? – тихо спросил Валерий, меняя обойму в пистолете.
- Самодельные свето-шумовые взрывпакеты, - ответил Роберт, - мы такими штуками в детстве баловались.
- Веселое у вас было детство, - усмехнулся Григорий.
- Вы представить себе не можете, какое оно веселое было, - не преминул заметить я, доставая из дорожной сумки пистолеты. Один из них кинул брату. Тот его ловко поймал и засунул за пояс.
- Еще взрывпакеты есть? – спросил Валерий. – Они, мне кажется, еще нам могут пригодиться.
- Еще парочка таких штук имеется в запасе, - ответил Роберт и начал вместе с остальными потрошить снаряжение бездыханных непрошеных гостей. Каждый взял по укороту; хорошая штука для ближнего боя, разделили между собой запасные рожки. Валерий с Григорием забрали себе Ф-1, какие были у боевиков, решив, что такие опасные штуки нам ни к чему, проверили на наличие документов, которых у трупов не оказалось, а вот несколько скруток «зелени» ушла в карманы наших охранников. И кто же они такие? Ясно, что не друзья. Но какого черта! Что им понадобилось от нас? И вообще это случайность или все же кто-то еще пронюхал про таинственный артефакт, разыскиваемый нами? Если это последнее, то кто? Одни непонятки. Кстати, а наши бравые охранники оказались не промах; одни хедшоты выдали, так что при мародерке мы даже руки не испачкали.
- О боже! – прикрыв ладонью рот, испугано произнес Евгений Петрович. – Как они посмели напасть на нас, ведь мы граждане России!
- И что, теперь нам написать жалобу в посольство? – съехидничал Валерий.
- Конечно! – не поняв сарказма, поддержал его Евгений Петрович. – Пусть наш посол отправит ноту протеста властям Судана.
- Бросьте, профессор, - отмахнулся от него Валерий. – Вы сейчас живете не в СССР, где можно было положиться на защиту государства, а в суверенной России, где всем на всех насрать, поэтому приходится надеяться только на свои силы.
- Это не правильно! – возмутился Яков Федорович.
- Знаю, - произнес в ответ Валерий, проверяя полон ли рожек трофейного автомата, потом вставил его на место, передернул затвор и обратился к Роберту:
- Приготовь свои штуки на всякий случай и наконец, пошли, посмотрим, что там у нас в лагере твориться, а вы, Евгений Петрович и вы, Яков Федорович, останьтесь здесь, от греха подальше.
- Да, да, конечно, - согласился с ним Евгений Петрович.
Мы двинули к выходу, понимая, что непрошеных гостей может оказаться намного больше, вот только, сколько их притаилась там возле храма, нам еще предстояло узнать. Первыми, на полусогнутых ногах, готовые в любое мгновение открыть огонь на поражение, медленно шли Валерий с Григорием, я же с Робертом, в полный рост, прикрывал их сзади.
Но наши предосторожности были напрасными, на протяжении всего пути мы не обнаружили, ни одной живой души. И вот, наконец, появился светлый проем, ведущий наружу. Он так и манил нас покинуть затхлое помещение храма, выбраться на поверхность, чтобы вздохнуть полной грудью свежего воздуха, но никто не торопился это делать.
Валерий с Григорием достали гранаты. Они уже готовы были выдернуть чеку, как снаружи раздался до боли знакомый голос:
- Мальчики, вы чего там застряли? Выходите, не заставляйте даму ждать!
- Вот чертовка! – толи с восхищением, толи с досадой тихо выругался мой брат.
До меня тоже кое-что дошло, например; стало ясно, почему именно я был выбран Луизой в баре и почему она так со мной поступила. Так что клофелин и обчищенный кошелек являлись отвлекающим маневром. На самом деле ей нужно было узнать, на какой стадии находятся наши изыскания, а порывшись в моем компьютере, к тому же увидев мою самоделку в номере, эта стерва смогла сложить дважды два и со своей вооруженной до зубов компанией прикатила сюда практически к самой кульминации. Но все же, Луиза поторопилась слегка, артефакта у нас нет и вообще, еще бабка надвое сказала насчет потайной комнаты, вдруг там всего лишь обманка, а необходимый всем предмет находится совсем в другом месте.
- Кто она? – возглас Роберта слегка обескуражил Валерия.
- Это та самая чертовка, сумевшая соблазнить моего брата, обчистить его кошелек и узнать про все наши тайны, - ответил Роберт, мельком глянув на меня.
- Вот дерьмо! - скрипнув от злости зубами, выругался Валерий.
- В следующий раз, если он будет, мы с вас глаз не спустим, чтобы вы не смогли наделать вот таких глупостей, - добавил Григорий.
- Верно, если следующий раз будет, - грустно усмехнулся я, - а на такое рассчитывать у нас мало шансов. Мы покойники, потому что находимся в ловушке, из которой нам не выбраться.
- Не уверен, - возразил мне брат.
- Что ты этим хочешь сказать? – заинтересовался Валерий.
- Если бы она хотела нас убить, то давно это сделала, закидав весь храм гранатами. Или вы думаете, они только у вас? – начал объяснять Роберт. – Значит, ей от нас что-то нужно.
- Что именно? – спросил Григорий.
- А давайте сами у нее спросим, - шепотом предложил брат и потом, не дожидаясь нашего одобрения, уже в полный голос выкрикнул:
- Эй, Луиза, или как там тебя!
- Ага, а вот и мальчики подали голос! – раздался жизнерадостный выкрик снаружи.
- Что тебе от нас нужно? – Роберт задал вопрос.
- А ты догадайся с двух раз! – предложила Луиза.
- Сокровища храма? – предположил мой брат.
- Ответ отрицательный, - ответила Луиза и замолчала.
Мы в недоумении переглянулись. Если ей не нужны сокровища, тогда какого черта она пытается нас повязать? Неужели все объясняется обычным похищением и получением выкупа? Не похоже. Тогда что же, черт возьми?
- Эй, мальчики, как насчет второй попытки? – задала вопрос Луиза.
Мы продолжали молчать, надеясь, что наша новая знакомая сама все прояснит. И как оказалось, не ошиблись.
- Мальчики, может, прекратим играть в прятки! – не дождавшись от нас ответа, выкрикнула Луиза. – Выходите, поговорить надо.
- Если бы ты хотела с нами поговорить, то смогла это сделать в гостинице! – выкрикнул я. – Но место этого ты повела себя, как плохая девочка!
- Вчера я должна была убедиться, что мы стремимся к одной цели! – место оправдания пояснила Луиза.
- И как, убедилась? – раздражено выкрикнул я.
- Да! – не стала скрывать Луиза.
Ее признание поразило меня до глубины души. Значит, нашу плохую девочку не интересуют сокровища, а тем более похищение туристов и получение за них выкупа, она пришла в наш лагерь с другой целью – заполучить спрятанный там артефакт! Но как? Откуда ей стало известно про него?
Я невольно кинул взгляд на своих спутников. Неужели среди нас есть ее осведомитель? Но кто?
- Вы уже успели добыть ключ к тайному проходу? – поинтересовалась Луиза.
А вот этот вопрос вообще выбил меня из колеи, да и остальных тоже, если судить по их растерянным лицам. Откуда она могла знать про находку, если учесть, что с того момента, как она попала в наши руки не прошло и часа?
- Выходите, и я вам покажу кое-что интересное! – предложила Луиза, не дождавшись нашего ответа. – И можете, не беспокоится, в вас никто не будет стрелять, конечно, если вы не спровоцируете моих спутников на ответные меры!
- Что делать будем? – шепотом задал вопрос Роберт.
- Давай удовлетворим желание дамы, - шепотом предложил Роберт, после чего уже во весь голос выкрикнул:
- Мы выходим!
И первым пошел к выходу из храма, закинув автомат за спину. Немножко поколебавшись, я с остальными последовал его примеру.
Выйдя наружу, мы убедились, что в случае схватки у нас не было бы шанса выйти из него победителями, так что наш отказ от силового решения проблемы можно считать решением благоразумным. Но все же, как-то неуютно себя чувствуешь, когда видишь направленные в свою сторону около дюжины стволов готовых в любой момент напичкать твой организм свинцовой начинкой. А если точнее сказать, разношерстных боевиков, держащих нас под прицелом, было только девять человек, грамотно расположившихся возле входа в храм. Еще там находился плотного сложения европеец, одетый в натовскую военную форму и уже знакомая нам Луиза. На сей раз, ее волосы были собранны в тугой хвостик, и красовалась сейчас она не облегающим платьем, а песочного цвета штанами и такого же цвета футболкой. Двое последних, имея при себе пистолеты, доставать из кобуры их не торопились.
Один из боевиков, по всей видимости, полевой командир, что-то сердито выкрикнул на арабском. Подчиняясь его приказу, трое суданцев отделились от оцепления и направились к нам. Они забрали у нас оружие, обыскали, найдя в кармане у Роберта пару небольших свертков, посчитали их не интересными для себя, выкинули на песок. И только после всего этого к нам подошла Луиза.
- Вам удалось найти вот это? – она показала точную копию найденного нами предмера, предварительно достав его из узкого бокового кармашка штанов.
Мы, невольно молча, переглянулись, не зная, стоит ли ей говорить о нашей находке или лучше скромно промолчать, дождавшись, когда Степан с Лешкой придут к нам на помощь. Кстати, где огни шляются? Почему не подали сигнал тревоги? Ага, вот оказывается, где находится наша доблестная стража. Слегка помятые, с синяками на лице, Степан и Алексей с путами на руках и ногах находились возле наших джипов в сидячем положении.
Луиза по-своему расценила наше молчание.
- Где ключ? – задала вопрос она.
- Внизу, - ответил ей Роберт, решив, что скрывать найденный предмет нет смысла, все равно пришельцы любыми им доступными способами добьются от нас правды, тогда, зачем доводить до крайности, если все можно решить полюбовно, а там как знать, может быть, положение вещей кардинально изменится и удача окажется на нашей стороне.
- Тонни, Омар, за мной, пойдем, посмотрим, что там эти умники успели накопать, - сказала Луиза и первой направилась к входу в храм.
За ней последовал европеец и грозный суданец, до этого отдававший другим боевикам приказы. Понятно, первым был Тонни, вторым – Омар. Другое не понятно, почему они не скрываю от нас своих имен? Из этого можно сделать два вывода; или они настолько глупы, что решили открыться перед нами или нас, в конце концов, намереваются пустить в расход. По всем раскладам выходит второй вариант, и он мне не очень нравился.
Четверо боевиков подошли к Степану с Лешкой и стали им развязывать ноги, остальные начали подталкивать стволами автоматов наши спины, подгоняя к входу в храм.
Сейчас, когда кровожадные Суданцы разделились, самое время Валерию и Григорию проявить героизм; разоружить злодеев, спасти нас и, в конце концов, покончить с поисками артефакта. Но место этого они покорно подчинились грубой силе. Похвально, значит, у них еще не притупился инстинкт самосохранения, не позволяющий совершать опрометчивых поступков, ведь сейчас сила не на нашей стороне и любое неправильное решение может привести к преждевременному летальному исходу, к сожалению не злодеев, а нас. Хотя, как знать, может быть, наши охранники сначала решили узнать, как проникнуть в тайное помещение, и только потом устранять остальные возникшие проблемы. Интересно, а я с Робертом таковой являюсь? Черт и зачем мы сюда поперлись в эту чертову Африку! Ладно, будем надеяться наудачу.
Пока я размышлял над этим, мы успели войти в зал храма. Четверо убитых боевиков заставили наших конвоиров напрячься. Они от злости заскрежетали зубами, но сдержались от мести, надеясь сполна воздать нам должное, но потом, когда придет время, а пока нам пришлось стерпеть сильный тычок в спину стволом автомата и все.
В зале нас поджидала Луиза, держа в руках два ключа от тайного помещения.
- Ну что, мальчики, вы готовы прикоснуться к древней тайне? – спросила она нас.
Мы решили не тратить лишних слов, а дождаться от Луизы действий.
Оказывается, она ответа от нас не ждала. Девушка быстрым взглядом окинула помещение, что-то подсчитала в уме, после чего подошла к одной из стен и присела.
Вот черт, оказывается, мы не там замок искали!
Луиза складным ножом, вытащенным из кармана начала поддевать одну из плиток положенных на полу. Вот она с глухим скрежетом поддалась и, нарушив рисунок орнамента, стала боком. Луиза осторожно вытащила плиту. В открывшейся нише показался круглый выпуклый бугорок, сделанный из бронзы в котором виднелось отверстие с подходящей формой для входа ключа.
- Тонни, с противоположной стороны, - Луиза обратилась к европейцу, отдавая ему один ключ.
Тот в согласии мотнул головой и подошел к указанному месту.
Операция повторилась; следующая плита была вытащена, открывая еще одно отверстие для ключа.
Черт, но откуда ей известно, где искать замки?
- Тонни, ты готов? – спросила Луиза.
- Готов, - ответил европеец, стоя на коленях.
- Начали, - скомандовала Луиза.
Они вставили ключи в отверстия и сильно надавили на них.
Послышался двойной синхронный щелчок, и сразу где-то за толстыми стенами храма натужно заскрежетали невидимые механизмы, зазвучало тихое шуршание, словно сыпался песок по невидимому желобу.
Мы все замерли на месте, ожидая, когда откроется проход и наконец, дождались.
Середина стены дрогнула, она начала медленно подниматься вверх, пока не достигла невидимого ограничителя, после чего замерла на месте.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 05.06.2013 в 07:40
СообщениеНе дожидаясь от нас ответной реакции, Роберт подошел к исписанной иероглифами стене и стал рукой простукивать каждый квадрат керамической плитки, при этом внимательно прислушиваясь к раздаваемым звукам.
- Что ты делаешь? – спросил Дмитрий, глядя за действиями моего брата.
- Как ты думаешь, зачем был спрятан ключ от посторонних глаз? – вопросом на вопрос ответил брат.
- Думаю, для того чтобы им не смогли воспользоваться чужаки, - немного подумав, ответил Дмитрий.
- Молодец, правильно, - одобрил его Роберт. – Из этого можно сделать вывод; если спрятали ключ, то где-то припрятан…
- …и замок! – закончил за него Дмитрий, принимаясь помогать моему брату. Остальные, вместе со мной, последовали его примеру.
Зал наполнился хаотичным перестукиванием. Каждый из нас надеялся; вот-вот прямо сейчас, он услышит пустотный звук под следующим квадратом плитки, но нет, пока никому не повезло.
И в это время потухли все лампочки, погружая зал в непроглядный мрак. Было непонятно, толи генератор вышел из строя, толи, топливо в нем кончилось, а может и вовсе причина была не в нем.
- Что за хрень! – где-то справа выругался Валерий. – Они что там, на поверхности совсем нюх потеряли? Степан, Лешка, ответьте?
Он начал вызывать оставшихся охранников по рации, но в ответ слышались сплошные статические помехи.
- Степан, Лешка, черт вас побери!
- У кого под рукой фонарик, посветите, а то здесь даже черт ноги себе переломает! – выкрикнул с другого бока Григорий.
Но фонарики не понадобились. Лампочки, мигнув пару раз, зажглись ровным светом. Это конечно хорошо, но вот то, что мы увидели, нам очень не понравилось.
Возле входа в зал стояли трое арабов и двое чернокожих незнакомых парней одетых в пестрые футболки, армейские камуфлированные штаны и добротные берцы. В руках они держали укороченные АКС-74У, и вороненые стволы смотрели не куда-то в сторону, а были направлены на нас.
Вот тут-то я пожалел, что не успел достать пистолет из дорожной сумки, помог ли он или нет в сложившейся ситуации, но с ним бы я ощущал себя намного уверенней. По всей видимости, то же самое ощущал мой брат, стоящий к стене лицом, когда по привычке схватившись за место, где должна висеть кобура, но ничего там не обнаружил. Два профессора просто в растерянности замерли на месте. И только Валерий с Григорием лихорадочно рыскали взглядом по сторонам, надеясь найти выход из передряги.
- Бросить оружие! Руки за голову! – скомандовал чернокожий парень на английском языке, увидев, как наши два бравых друга потянулись за «Глоками».
Я начал медленно выполнять приказ. Остальные последовали моему примеру, но только не брат. Он, повозившись в кармане джинсов, на мгновение застыл, а потом, выкрикнув:
- Глаза!
Кинул через плечо какие-то предметы, которые в замкнутом пространстве взорвались с оглушительным грохотом.
Я вместе с Валерием и Григорием бросился на землю, сомкнув веки как можно плотнее, и все равно сумел ощутить небольшую резь в глазах от двух ослепительных вспышек. А потом, словно через вату мне удалось расслышать, как заработали два «Глока».
Когда я поднялся на ноги, все уже было кончено. Незваные гости лежали на земле без признаков жизни, только два оглушенных историка стояли на месте, протирая невидящие глаза.
- Что это было? – тихо спросил Валерий, меняя обойму в пистолете.
- Самодельные свето-шумовые взрывпакеты, - ответил Роберт, - мы такими штуками в детстве баловались.
- Веселое у вас было детство, - усмехнулся Григорий.
- Вы представить себе не можете, какое оно веселое было, - не преминул заметить я, доставая из дорожной сумки пистолеты. Один из них кинул брату. Тот его ловко поймал и засунул за пояс.
- Еще взрывпакеты есть? – спросил Валерий. – Они, мне кажется, еще нам могут пригодиться.
- Еще парочка таких штук имеется в запасе, - ответил Роберт и начал вместе с остальными потрошить снаряжение бездыханных непрошеных гостей. Каждый взял по укороту; хорошая штука для ближнего боя, разделили между собой запасные рожки. Валерий с Григорием забрали себе Ф-1, какие были у боевиков, решив, что такие опасные штуки нам ни к чему, проверили на наличие документов, которых у трупов не оказалось, а вот несколько скруток «зелени» ушла в карманы наших охранников. И кто же они такие? Ясно, что не друзья. Но какого черта! Что им понадобилось от нас? И вообще это случайность или все же кто-то еще пронюхал про таинственный артефакт, разыскиваемый нами? Если это последнее, то кто? Одни непонятки. Кстати, а наши бравые охранники оказались не промах; одни хедшоты выдали, так что при мародерке мы даже руки не испачкали.
- О боже! – прикрыв ладонью рот, испугано произнес Евгений Петрович. – Как они посмели напасть на нас, ведь мы граждане России!
- И что, теперь нам написать жалобу в посольство? – съехидничал Валерий.
- Конечно! – не поняв сарказма, поддержал его Евгений Петрович. – Пусть наш посол отправит ноту протеста властям Судана.
- Бросьте, профессор, - отмахнулся от него Валерий. – Вы сейчас живете не в СССР, где можно было положиться на защиту государства, а в суверенной России, где всем на всех насрать, поэтому приходится надеяться только на свои силы.
- Это не правильно! – возмутился Яков Федорович.
- Знаю, - произнес в ответ Валерий, проверяя полон ли рожек трофейного автомата, потом вставил его на место, передернул затвор и обратился к Роберту:
- Приготовь свои штуки на всякий случай и наконец, пошли, посмотрим, что там у нас в лагере твориться, а вы, Евгений Петрович и вы, Яков Федорович, останьтесь здесь, от греха подальше.
- Да, да, конечно, - согласился с ним Евгений Петрович.
Мы двинули к выходу, понимая, что непрошеных гостей может оказаться намного больше, вот только, сколько их притаилась там возле храма, нам еще предстояло узнать. Первыми, на полусогнутых ногах, готовые в любое мгновение открыть огонь на поражение, медленно шли Валерий с Григорием, я же с Робертом, в полный рост, прикрывал их сзади.
Но наши предосторожности были напрасными, на протяжении всего пути мы не обнаружили, ни одной живой души. И вот, наконец, появился светлый проем, ведущий наружу. Он так и манил нас покинуть затхлое помещение храма, выбраться на поверхность, чтобы вздохнуть полной грудью свежего воздуха, но никто не торопился это делать.
Валерий с Григорием достали гранаты. Они уже готовы были выдернуть чеку, как снаружи раздался до боли знакомый голос:
- Мальчики, вы чего там застряли? Выходите, не заставляйте даму ждать!
- Вот чертовка! – толи с восхищением, толи с досадой тихо выругался мой брат.
До меня тоже кое-что дошло, например; стало ясно, почему именно я был выбран Луизой в баре и почему она так со мной поступила. Так что клофелин и обчищенный кошелек являлись отвлекающим маневром. На самом деле ей нужно было узнать, на какой стадии находятся наши изыскания, а порывшись в моем компьютере, к тому же увидев мою самоделку в номере, эта стерва смогла сложить дважды два и со своей вооруженной до зубов компанией прикатила сюда практически к самой кульминации. Но все же, Луиза поторопилась слегка, артефакта у нас нет и вообще, еще бабка надвое сказала насчет потайной комнаты, вдруг там всего лишь обманка, а необходимый всем предмет находится совсем в другом месте.
- Кто она? – возглас Роберта слегка обескуражил Валерия.
- Это та самая чертовка, сумевшая соблазнить моего брата, обчистить его кошелек и узнать про все наши тайны, - ответил Роберт, мельком глянув на меня.
- Вот дерьмо! - скрипнув от злости зубами, выругался Валерий.
- В следующий раз, если он будет, мы с вас глаз не спустим, чтобы вы не смогли наделать вот таких глупостей, - добавил Григорий.
- Верно, если следующий раз будет, - грустно усмехнулся я, - а на такое рассчитывать у нас мало шансов. Мы покойники, потому что находимся в ловушке, из которой нам не выбраться.
- Не уверен, - возразил мне брат.
- Что ты этим хочешь сказать? – заинтересовался Валерий.
- Если бы она хотела нас убить, то давно это сделала, закидав весь храм гранатами. Или вы думаете, они только у вас? – начал объяснять Роберт. – Значит, ей от нас что-то нужно.
- Что именно? – спросил Григорий.
- А давайте сами у нее спросим, - шепотом предложил брат и потом, не дожидаясь нашего одобрения, уже в полный голос выкрикнул:
- Эй, Луиза, или как там тебя!
- Ага, а вот и мальчики подали голос! – раздался жизнерадостный выкрик снаружи.
- Что тебе от нас нужно? – Роберт задал вопрос.
- А ты догадайся с двух раз! – предложила Луиза.
- Сокровища храма? – предположил мой брат.
- Ответ отрицательный, - ответила Луиза и замолчала.
Мы в недоумении переглянулись. Если ей не нужны сокровища, тогда какого черта она пытается нас повязать? Неужели все объясняется обычным похищением и получением выкупа? Не похоже. Тогда что же, черт возьми?
- Эй, мальчики, как насчет второй попытки? – задала вопрос Луиза.
Мы продолжали молчать, надеясь, что наша новая знакомая сама все прояснит. И как оказалось, не ошиблись.
- Мальчики, может, прекратим играть в прятки! – не дождавшись от нас ответа, выкрикнула Луиза. – Выходите, поговорить надо.
- Если бы ты хотела с нами поговорить, то смогла это сделать в гостинице! – выкрикнул я. – Но место этого ты повела себя, как плохая девочка!
- Вчера я должна была убедиться, что мы стремимся к одной цели! – место оправдания пояснила Луиза.
- И как, убедилась? – раздражено выкрикнул я.
- Да! – не стала скрывать Луиза.
Ее признание поразило меня до глубины души. Значит, нашу плохую девочку не интересуют сокровища, а тем более похищение туристов и получение за них выкупа, она пришла в наш лагерь с другой целью – заполучить спрятанный там артефакт! Но как? Откуда ей стало известно про него?
Я невольно кинул взгляд на своих спутников. Неужели среди нас есть ее осведомитель? Но кто?
- Вы уже успели добыть ключ к тайному проходу? – поинтересовалась Луиза.
А вот этот вопрос вообще выбил меня из колеи, да и остальных тоже, если судить по их растерянным лицам. Откуда она могла знать про находку, если учесть, что с того момента, как она попала в наши руки не прошло и часа?
- Выходите, и я вам покажу кое-что интересное! – предложила Луиза, не дождавшись нашего ответа. – И можете, не беспокоится, в вас никто не будет стрелять, конечно, если вы не спровоцируете моих спутников на ответные меры!
- Что делать будем? – шепотом задал вопрос Роберт.
- Давай удовлетворим желание дамы, - шепотом предложил Роберт, после чего уже во весь голос выкрикнул:
- Мы выходим!
И первым пошел к выходу из храма, закинув автомат за спину. Немножко поколебавшись, я с остальными последовал его примеру.
Выйдя наружу, мы убедились, что в случае схватки у нас не было бы шанса выйти из него победителями, так что наш отказ от силового решения проблемы можно считать решением благоразумным. Но все же, как-то неуютно себя чувствуешь, когда видишь направленные в свою сторону около дюжины стволов готовых в любой момент напичкать твой организм свинцовой начинкой. А если точнее сказать, разношерстных боевиков, держащих нас под прицелом, было только девять человек, грамотно расположившихся возле входа в храм. Еще там находился плотного сложения европеец, одетый в натовскую военную форму и уже знакомая нам Луиза. На сей раз, ее волосы были собранны в тугой хвостик, и красовалась сейчас она не облегающим платьем, а песочного цвета штанами и такого же цвета футболкой. Двое последних, имея при себе пистолеты, доставать из кобуры их не торопились.
Один из боевиков, по всей видимости, полевой командир, что-то сердито выкрикнул на арабском. Подчиняясь его приказу, трое суданцев отделились от оцепления и направились к нам. Они забрали у нас оружие, обыскали, найдя в кармане у Роберта пару небольших свертков, посчитали их не интересными для себя, выкинули на песок. И только после всего этого к нам подошла Луиза.
- Вам удалось найти вот это? – она показала точную копию найденного нами предмера, предварительно достав его из узкого бокового кармашка штанов.
Мы, невольно молча, переглянулись, не зная, стоит ли ей говорить о нашей находке или лучше скромно промолчать, дождавшись, когда Степан с Лешкой придут к нам на помощь. Кстати, где огни шляются? Почему не подали сигнал тревоги? Ага, вот оказывается, где находится наша доблестная стража. Слегка помятые, с синяками на лице, Степан и Алексей с путами на руках и ногах находились возле наших джипов в сидячем положении.
Луиза по-своему расценила наше молчание.
- Где ключ? – задала вопрос она.
- Внизу, - ответил ей Роберт, решив, что скрывать найденный предмет нет смысла, все равно пришельцы любыми им доступными способами добьются от нас правды, тогда, зачем доводить до крайности, если все можно решить полюбовно, а там как знать, может быть, положение вещей кардинально изменится и удача окажется на нашей стороне.
- Тонни, Омар, за мной, пойдем, посмотрим, что там эти умники успели накопать, - сказала Луиза и первой направилась к входу в храм.
За ней последовал европеец и грозный суданец, до этого отдававший другим боевикам приказы. Понятно, первым был Тонни, вторым – Омар. Другое не понятно, почему они не скрываю от нас своих имен? Из этого можно сделать два вывода; или они настолько глупы, что решили открыться перед нами или нас, в конце концов, намереваются пустить в расход. По всем раскладам выходит второй вариант, и он мне не очень нравился.
Четверо боевиков подошли к Степану с Лешкой и стали им развязывать ноги, остальные начали подталкивать стволами автоматов наши спины, подгоняя к входу в храм.
Сейчас, когда кровожадные Суданцы разделились, самое время Валерию и Григорию проявить героизм; разоружить злодеев, спасти нас и, в конце концов, покончить с поисками артефакта. Но место этого они покорно подчинились грубой силе. Похвально, значит, у них еще не притупился инстинкт самосохранения, не позволяющий совершать опрометчивых поступков, ведь сейчас сила не на нашей стороне и любое неправильное решение может привести к преждевременному летальному исходу, к сожалению не злодеев, а нас. Хотя, как знать, может быть, наши охранники сначала решили узнать, как проникнуть в тайное помещение, и только потом устранять остальные возникшие проблемы. Интересно, а я с Робертом таковой являюсь? Черт и зачем мы сюда поперлись в эту чертову Африку! Ладно, будем надеяться наудачу.
Пока я размышлял над этим, мы успели войти в зал храма. Четверо убитых боевиков заставили наших конвоиров напрячься. Они от злости заскрежетали зубами, но сдержались от мести, надеясь сполна воздать нам должное, но потом, когда придет время, а пока нам пришлось стерпеть сильный тычок в спину стволом автомата и все.
В зале нас поджидала Луиза, держа в руках два ключа от тайного помещения.
- Ну что, мальчики, вы готовы прикоснуться к древней тайне? – спросила она нас.
Мы решили не тратить лишних слов, а дождаться от Луизы действий.
Оказывается, она ответа от нас не ждала. Девушка быстрым взглядом окинула помещение, что-то подсчитала в уме, после чего подошла к одной из стен и присела.
Вот черт, оказывается, мы не там замок искали!
Луиза складным ножом, вытащенным из кармана начала поддевать одну из плиток положенных на полу. Вот она с глухим скрежетом поддалась и, нарушив рисунок орнамента, стала боком. Луиза осторожно вытащила плиту. В открывшейся нише показался круглый выпуклый бугорок, сделанный из бронзы в котором виднелось отверстие с подходящей формой для входа ключа.
- Тонни, с противоположной стороны, - Луиза обратилась к европейцу, отдавая ему один ключ.
Тот в согласии мотнул головой и подошел к указанному месту.
Операция повторилась; следующая плита была вытащена, открывая еще одно отверстие для ключа.
Черт, но откуда ей известно, где искать замки?
- Тонни, ты готов? – спросила Луиза.
- Готов, - ответил европеец, стоя на коленях.
- Начали, - скомандовала Луиза.
Они вставили ключи в отверстия и сильно надавили на них.
Послышался двойной синхронный щелчок, и сразу где-то за толстыми стенами храма натужно заскрежетали невидимые механизмы, зазвучало тихое шуршание, словно сыпался песок по невидимому желобу.
Мы все замерли на месте, ожидая, когда откроется проход и наконец, дождались.
Середина стены дрогнула, она начала медленно подниматься вверх, пока не достигла невидимого ограничителя, после чего замерла на месте.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 05.06.2013 в 07:40
sermolotkovДата: Понедельник, 10.06.2013, 07:59 | Сообщение # 17
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Мир не прост, совсем не прост.


Мы заехали в магазин «Живая рыба», там дядя Прохор купил килограмм пять еще трепещущийся разного размера воблы. Теперь со спокойной душой можно было ехать домой, но нам пришлось слегка изменить намеченный маршрут.
- Давайте, рассказывайте, что у вас случилось на кладбище, - сказал наш дядя, когда садился за руль.
Разве после того, как он покатал нас на автомобиле и дал пострелять из настоящего оружия, могли ему отказать в такой малости? Конечно, нет. Я и Роберт запели, как соловьи, рассказывая о том вечере, иногда перебивая друг друга.
Дядя Прохор внимательно выслушал нас, а потом начал задавать наводящие вопросы, докапываясь до самых мелочей; сколько нас было, как выглядела найденная мумия, на что было похоже кольцо и с кем именно произошли несчастные случаи.
Мы старались, как можно подробней ответить на эти вопросы, но про кольцо мы толком ничего не знали, потому что вблизи не видели, зато я вспомнил про свой сон, увиденный накануне того дня и рассказал его дяде Прохору.
Выслушав меня, дядя надолго замолчал, о чем-то сосредоточено думая, потом на мгновение, повернувшись к нам, произнес:
- Показывайте дорогу на заброшенное кладбище.
Мы не поняли, почему дядя Прохор так сильно встревожился после всего услышанного, ведь ничего необычного не произошло. Подумаешь, нашли мумию, такое с любым может случайно произойти, а про несчастные случаи; так мы же нормальные пацаны, иногда совершающие необдуманные поступки, а не кисейные барышни, боящиеся собственной тени.
Показалось заброшенное кладбище на высоком бугре. Выбрав подходящее место для стоянки, дядя Прохор заглушил мотор.
- Где вы нашли мумию? – спросил он.
Мы вышли из автомобиля и стали показывать дорогу.
Кругом стояло гнетущее безмолвие заполненное горьким запахом полыни, смешанный с еще каким-то едва уловимым привкусом, скорее всего напоминающим могильный тлен, который присущ только заброшенному кладбищу.
Иногда слабые порывы ветра заставляли древние деревянные кресты покачиваться и издавать протяжный тревожный скрип, надрывающий душу, да все сущие вороны, с опаской глядя на нас, оглашали округу своим противным трескучим криком, словно предупреждали нас: «Вы, непрошеные гости, еще пожалеете, что без спроса вторглись в царство мертвых!»
Не знаю, как на остальных, а на меня такая обстановка всегда действовала угнетающе. Нет, я не боялся покойников и даже не мог подумать, что они смогут встать из могилы и причинить мне вред, просто, я чувствовал здесь себя не в своей тарелке.
- Вот тут, - Роберт показал на сильно просевшую могилу от обвала, когда мы подошли к нужному месту.
Дядя Прохор присел на корточки. Он взял горсть земли с могилы, помяв ее, просеял через пальцы. Потом его внимание привлек слегка покосившийся кирпичный склеп, стоящий рядом. Подойдя к нему, дядя Прохор схватился за ручки проржавевшей небольшой двери и с усилием потянул ее на себя. Раздался протяжный скрип. Дверь на удивление легко поддалась, открывая перед нами темный проем из которого потянуло затхлостью и тленом.
- Стойте здесь, - строгим голосом наказал нам дядя Прохор, доставая из-за пояса джинсов пистолет, а из кармана куртки электрический фонарик. – Если меня долго не будет, а вы услышите что-то подозрительное или увидите что-то непонятное, сразу бегите домой и обо всем расскажите бабушке. Вы меня поняли?
- Да, - в один голос я с Робертом с легкостью согласился с дядей, не понимая, зачем ему такие предосторожности. Мы же на обычном заброшенном кладбище, а не в тылу врага, где нас на каждом шагу может подстерегать опасность.
- Мальчики, это не шутка, - все еще стоя перед темным проемом, на полном серьезе произнес дядя Прохор. – Поэтому прошу сделать, как сказал, а почему так нужно поступить, я потом вам объясню. Так вы поняли меня?
- Да, - уже не так уверено ответили мы.
Услышав наш ответ, дядя Прохор еще раз внимательно посмотрел в нашу сторону, а потом скрылся в темном проеме, освещая себе путь карманным фонариком.
Мы остались, одни стоять возле склепа, лихорадочно оглядываясь вокруг себя. Теперь, после слов нашего дяди, заброшенное кладбище казалось нам незнакомым, словно оно появилось из другого незнакомого мира, полного тайн и опасностей, где из-под каждого бугорка могилы могут показаться злобные монстры, жаждущие человеческой крови.
Я поежился, как от холода, ощущая на коже пробегающие противные мурашки. Роберт ощущал себя не лучше. Мы на пару с ним вслушивались в окружающую нас тишину, вздрагивая при каждом скрипе старых крестов или противном гортанном выкрике вороны. Нам уже стало мерещиться, что вокруг нас мельтешат призрачные тени чего-то неуловимого, непонятного и это еще больше нагнетало напряженную до предела мрачную кладбищенскую обстановку.
Но почему так долго нет дяди Прохора? Неужели проход склепа ведет так далеко? А вдруг что-то случилось? Я уже стал склоняться к возвращению домой, решив, что настал момент выполнить наказ дяди, как в темном проходе склепа послышался шорох. Оттуда вылез дядя Прохор, весь испачканный в сухой глине.
- Все очень плохо, мальчики, - хмуро произнес он, пряча пистолет с фонариком на свои места, - намного хуже, чем я думал.
Мы стояли, молча глядя на дядю, и совершено не понимали, о чем он говорит. Что плохо? О чем он думал?
- Тварь открыла тайную дорогу с помощью кольца, найденного вами, и выбралась через склеп наружу. Теперь она в любой момент может первой нанести удар, а я даже представить не могу, где е искать, - пояснил дядя Прохор, отряхивая себя от сухой глины, но тем самым ясности не прибавил. Нам все равно не было понятно, о чем он говорит.
- Какая тварь? – немного опередив меня, задал вопрос Роберт.
- Ах, да, я постоянно забываю, что вы не в курсе, с чем придется вам столкнуться в ближайшем времени. А во всем виновата ваша бабушка. Она берегла ваш покой, место того, чтобы подготовить вас к неизбежному, - слова дяди Прохора повергли нас в недоумение.
- К какому неизбежному? – спросил я, чувствуя, что скоро откроется перед нами страшная тайна.
- Пошли к машине, здесь все равно больше делать нечего, - сказал дядя Прохор, - а во время дороги я все объясню.
Мы так и сделали, начали возвращаться назад к оставленному без присмотра автомобилю.
- Начну с предыстории, чтобы вам все стало ясно, - шагая впереди нас, начал говорить дядя Прохор:

- Все началось еще в начале веков. Когда именно? Об этом сейчас никто не помнит. Возможно во время зарождения разумной жизни на Земле, а может намного поздней, когда люди расплодились по всей планете и начали делить власть между собой. Летописей, если те существовали, о тех временах не сохранились, остались только легенды, передаваемые из уст в уста. Так вот, в эти давние времена на Землю опустилась долгая ночь, чередующаяся с призрачными сумерками, а вместе с ней появились безжалостные твари, жаждущие горячей человеческой крови и живой трепещущейся плоти. Они были ненасытны. Ощущая постоянный голод, твари, сбиваясь в стаи, нападали на человеческие маленькие селения, на большие города, уничтожая их под корень. Были они похожи на половину на человека, а на половину на волка и имели неимоверную силу с немыслимой ловкостью. Но страшней было другое. Некоторые жертвы, укушенные тварями и оставшиеся в живых, начинали менять свой облик, превращаясь в нелюдей, жаждущих человеческой крови.
Люди пробовали с ними бороться, но обычное оружие их не брало. Твари были словно заговоренными, не боясь каленого железа клинков и острых наконечников копий, они, как одержимые кидались на свои жертвы, не обращая внимания на полученные раны, которые затягивались прямо на глазах. И тогда люди начали прятаться среди гор и дремучих лесов, но и там они не могли найти спасения. Кровожадные твари, словно повинуясь какой-то непонятной воли, как гончие собаки находили свои жертвы даже в самых скрытых местах, после чего устраивали кровавый пир. Казалось, все, пришел конец человечеству, потому что от них осталась небольшая горстка до смерти испуганных мужчин, женщин и детей. Но на их счастье неизвестно откуда появился спаситель.

К этому времени мы успели подойти к брошенному без присмотра автомобилю. Дядя Прохор сел за руль, завел двигатель, и медленно тронув машину, продолжил свой рассказ, который мы слушали затаив дыхание:

- Его звали Бус. Он казался выжившим людям настоящим исполином, гордо смотрящим смерти в глаза. Бус пришел в самое большое селение, какое осталось к тому времени, и поведал людям о причине их бед. Оказалось, что в наступлении долгой ночи повинен злой чародей Скипзерь, возомнивший себя чуть ли не богом. Это он задумал со своими тремя дочерьми - Морулой, Бедней и Горемыслей захватить весь мир и перекроить его по своему усмотрению. А чтобы легче им было свершить свои коварные замыслы, они на людей наслали ненасытных тварей, тем самым подавляя их гордую волю, заставляя превратиться на веки веков в покорных безмолвных рабов, готовых в мгновение ока исполнять прихоти своих хозяев. Объяснив причину людских бед, Бус начал набирать храбрых мужей, коих оказалось не так уж мало. И стал их обучать борьбе со злобными тварями, наказывая будущим воинам, чтобы те после постижения трудной науки разошлись по миру, уже не как ученики, а как учители.

Дядя Прохор замолчал. Мы же сидели тихо, как мышки, дожидаясь продолжения, но тот не торопился дальше рассказывать захватывающую историю.
- А что дальше было? – не выдержав долгой паузы, с при выдохом задал вопрос Роберт.
- Дальше? Дальше вот, что было.

Как было задумано Бусом, так и получилось. Вскоре разошлись храбрые воины по миру и стали уничтожать злобных тварей, тем самым освобождая людей от страха быть в любой момент насмерть замученными. И вновь стал народ гордо поднимать голову, зная, что даже на такую страшную напасть, как злобные твари, можно найти управу. Об этом узнал коварный Скипзерь со своими тремя дочерьми. Решили они избавиться от Буса, как от досадной помехи, направив своих кровожадных слуг на его поиски. Но было поздно, у избавителя уже было предостаточно храбрых воинов, для того чтобы дать отпор нападкам злобных тварей. Тогда собрал Скипзерь большое войско, сплошь состоящее из нелюдей. И состоялась на берегу великой реки решающая битва. Долго она длилась; три дня и три ночи, много там погибло храбрых воинов, но все равно дружина Буса одержала победу в кровавом сражении. Погнали они злобных тварей прочь со своей земли. Но это было полдела. Бус понимал, что пока есть на свете Скипзерь и его дочери, не знать людям покоя, поэтому направил он свою дружину в земли злого чародея, решив захватить его главную цитадель, стоящую на высокой горе.
Трудно пришлось храбрым воинам на незнакомых землях, где на каждом шагу тебя подстерегает опасность. Много горячих сердец там сложили свои головы, но все же, им удалось достигнуть намеченной цели. Вот уже, перед дружиной Буса стоит неприступная цитадель злого чародея, а у подножия ее, стоит войско, во главе которого сам Скипзерь со своими тремя дочерьми. Думали они, что родная земля придаст им больше силы, что позволит им выиграть последнюю битву.
Сошлись два войска, как стена со стеной, завязалась кровавая сеча. Встретились лицом к лицу Бус и Скипзерь на поле брани. Засверкали их острые мечи, как две молнии, начали вышибать искру при каждом соприкосновении, подобную лесному пожару. Два соперника были равны по силе и по умению, и каждый из них не хотел уступать другому. Долго они бились не останавливаясь. Но все же, удача в этой битве оказалась на стороне Буса. Изловчившись, он срубил буйную головушку злого чародея. Увидав это, его дочери испугались и скрылись за неприступными стенами цитадели. Там они сотворили сильное чародейство, позволившее открыть тайную тропу, ведущую в другой неведомый мир. Туда Морула, Беднея и Горемысла, ушли, пообещав вернуться и отомстить человеческому роду за нанесенную обиду.
Бусу, как он ни старался, не удалось проникнуть в неприступную цитадель, уж слишком сильные там стояли защитные чары. Так что до сих пор неизвестно, что там хранится. И тогда, чтобы не было возврата в наш мир трем коварным сестрам, Бус с тремя своими ближниками наложил сильное заклятие на проклятую цитадель, не позволяющее открыться тайной дороге из неизвестного мира. И наказал он, троим ближникам всегда хранить, при себе три ключа запирающие вход в темную крепость, а после своей смерти отдавать его своим детям.

Дядя Прохор полез правой рукой за пазуху и вытащил оттуда странный амулет, висящий на серебряной цепочке. Он был искусно вырезан из цельного куска изумруда и сделан по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносился в Ирийские Сады. Про это я с Робертом узнал позже, а тогда, еще, будучи обычными неразумными мальчишками, во все глаза мы смотрели на странную, притягивающую взор красивую вещицу, все еще не понимая, откуда она взялась у нашего дяди.
- Вот он, ключ, запирающий темную крепость, - пояснил дядя Прохор, пряча за пазухой амулет. – Но он же, может послужить, отмычкой от нее. Помните об этом.
- Откуда он у тебя? – решился спросить Роберт.
- Неужели вы еще не догадались? – дядя Прохор удивлено приподнял брови.
- Нет, - честно признались мы.
- Мы являемся потомками одного из ближников Буса, которым доверено хранить при себе ключ, - объяснил дядя Прохор. – Но это еще не все. Тайная дорога в цитадели надежно закрыта, но темные твари, такова уж их натура, стараются найти лазейку в наш мир. Они изредка, через разные древние артефакты, разбросанные по всему миру, стараются проникнуть к нам, завладеть ключами и открыть запор темной крепости, чтобы там смогли появиться три коварных сестры, вздумавших посчитаться с людьми за нанесенную невосполнимую утерю. Вот нам и приходится постоянно быть начеку, следя за тем, чтобы темные твари не прорвались в наш мир. Но как видите, не всегда это удается. Одна из тварей сумела пройти через проход, открытым вашим другом, с помощью золотого кольца найденного им в могиле.
- И что теперь делать? – такая новость не очень нас воодушевила.
- Теперь нам с вами нужно найти эту тварь и уничтожить ее, пока она не успела натворить больших бед, - сказал дядя Прохор. – Теперь вы понимаете, зачем я вас начал учить стрелять из револьвера?
- Так мы вместе с тобой пойдем ловить эту тварь? – спросил я, ощущая, как от страха у меня на теле появилась гусиная кожа.
- Когда-то нужно начинать, если вам в будущем придется этим заниматься постоянно, - как-то обычно произнес дядя Прохор, словно сообщил нам о предстоящем веселом празднике. – Я понимаю, что вы не желаете такой беспокойной жизни, полной опасностей подстерегающих вас на каждом шагу, да и мне это не по душе, но выбирать не приходится, потому что это написано у нашей семьи на роду.
- Значит, наши родители тоже знают все это? – спросил Роберт.
- Нет, они не знают, - ответил дядя Прохор. – Хранителями ключа могут стать только те, кто обладают даром видеть внутренним зрением артефакт, открывающий тайную дорогу. Такой способность имею я, ваша бабушка и, конечно же, Кирилл.
- А я? – поинтересовался Роберт.
- Ты нет, - честно признался дядя Прохор, - но так вышло, что ты сам впутался в неприятную историю, из которой одна дорога – помогать Кириллу, быть хранителем ключа. Так что, будешь обучаться тому же, чему придется научиться твоему брату. А потом вам вместе придется вылавливать темных тварей, которые попытаются проникнуть в наш мир. Вот так-то, мальчики.
Автомобиль уже давно стоял возле нашего дома. А мы сидели там и молчали, переваривая услышанное от дяди. Да, теперь нам стало очень много понятно из того, что творилось вокруг нас; все эти несчастные случаи с нашими друзьями, пропавшие люди. Оказалась причина всех бед была темная тварь, прорвавшаяся в наш мир. Да и сам привычный мир в наших детских глазах перевернулся с ног на голову. Прямо, как в песне:
Мир не прост, совсем не прост…
- Ну что, мальчики, хватит сидеть, пошли домой, а то нас уже бабушка заждалась, - дядя Прохор нарушил затянувшееся молчание и вылез из автомобиля.
 
СообщениеМир не прост, совсем не прост.


Мы заехали в магазин «Живая рыба», там дядя Прохор купил килограмм пять еще трепещущийся разного размера воблы. Теперь со спокойной душой можно было ехать домой, но нам пришлось слегка изменить намеченный маршрут.
- Давайте, рассказывайте, что у вас случилось на кладбище, - сказал наш дядя, когда садился за руль.
Разве после того, как он покатал нас на автомобиле и дал пострелять из настоящего оружия, могли ему отказать в такой малости? Конечно, нет. Я и Роберт запели, как соловьи, рассказывая о том вечере, иногда перебивая друг друга.
Дядя Прохор внимательно выслушал нас, а потом начал задавать наводящие вопросы, докапываясь до самых мелочей; сколько нас было, как выглядела найденная мумия, на что было похоже кольцо и с кем именно произошли несчастные случаи.
Мы старались, как можно подробней ответить на эти вопросы, но про кольцо мы толком ничего не знали, потому что вблизи не видели, зато я вспомнил про свой сон, увиденный накануне того дня и рассказал его дяде Прохору.
Выслушав меня, дядя надолго замолчал, о чем-то сосредоточено думая, потом на мгновение, повернувшись к нам, произнес:
- Показывайте дорогу на заброшенное кладбище.
Мы не поняли, почему дядя Прохор так сильно встревожился после всего услышанного, ведь ничего необычного не произошло. Подумаешь, нашли мумию, такое с любым может случайно произойти, а про несчастные случаи; так мы же нормальные пацаны, иногда совершающие необдуманные поступки, а не кисейные барышни, боящиеся собственной тени.
Показалось заброшенное кладбище на высоком бугре. Выбрав подходящее место для стоянки, дядя Прохор заглушил мотор.
- Где вы нашли мумию? – спросил он.
Мы вышли из автомобиля и стали показывать дорогу.
Кругом стояло гнетущее безмолвие заполненное горьким запахом полыни, смешанный с еще каким-то едва уловимым привкусом, скорее всего напоминающим могильный тлен, который присущ только заброшенному кладбищу.
Иногда слабые порывы ветра заставляли древние деревянные кресты покачиваться и издавать протяжный тревожный скрип, надрывающий душу, да все сущие вороны, с опаской глядя на нас, оглашали округу своим противным трескучим криком, словно предупреждали нас: «Вы, непрошеные гости, еще пожалеете, что без спроса вторглись в царство мертвых!»
Не знаю, как на остальных, а на меня такая обстановка всегда действовала угнетающе. Нет, я не боялся покойников и даже не мог подумать, что они смогут встать из могилы и причинить мне вред, просто, я чувствовал здесь себя не в своей тарелке.
- Вот тут, - Роберт показал на сильно просевшую могилу от обвала, когда мы подошли к нужному месту.
Дядя Прохор присел на корточки. Он взял горсть земли с могилы, помяв ее, просеял через пальцы. Потом его внимание привлек слегка покосившийся кирпичный склеп, стоящий рядом. Подойдя к нему, дядя Прохор схватился за ручки проржавевшей небольшой двери и с усилием потянул ее на себя. Раздался протяжный скрип. Дверь на удивление легко поддалась, открывая перед нами темный проем из которого потянуло затхлостью и тленом.
- Стойте здесь, - строгим голосом наказал нам дядя Прохор, доставая из-за пояса джинсов пистолет, а из кармана куртки электрический фонарик. – Если меня долго не будет, а вы услышите что-то подозрительное или увидите что-то непонятное, сразу бегите домой и обо всем расскажите бабушке. Вы меня поняли?
- Да, - в один голос я с Робертом с легкостью согласился с дядей, не понимая, зачем ему такие предосторожности. Мы же на обычном заброшенном кладбище, а не в тылу врага, где нас на каждом шагу может подстерегать опасность.
- Мальчики, это не шутка, - все еще стоя перед темным проемом, на полном серьезе произнес дядя Прохор. – Поэтому прошу сделать, как сказал, а почему так нужно поступить, я потом вам объясню. Так вы поняли меня?
- Да, - уже не так уверено ответили мы.
Услышав наш ответ, дядя Прохор еще раз внимательно посмотрел в нашу сторону, а потом скрылся в темном проеме, освещая себе путь карманным фонариком.
Мы остались, одни стоять возле склепа, лихорадочно оглядываясь вокруг себя. Теперь, после слов нашего дяди, заброшенное кладбище казалось нам незнакомым, словно оно появилось из другого незнакомого мира, полного тайн и опасностей, где из-под каждого бугорка могилы могут показаться злобные монстры, жаждущие человеческой крови.
Я поежился, как от холода, ощущая на коже пробегающие противные мурашки. Роберт ощущал себя не лучше. Мы на пару с ним вслушивались в окружающую нас тишину, вздрагивая при каждом скрипе старых крестов или противном гортанном выкрике вороны. Нам уже стало мерещиться, что вокруг нас мельтешат призрачные тени чего-то неуловимого, непонятного и это еще больше нагнетало напряженную до предела мрачную кладбищенскую обстановку.
Но почему так долго нет дяди Прохора? Неужели проход склепа ведет так далеко? А вдруг что-то случилось? Я уже стал склоняться к возвращению домой, решив, что настал момент выполнить наказ дяди, как в темном проходе склепа послышался шорох. Оттуда вылез дядя Прохор, весь испачканный в сухой глине.
- Все очень плохо, мальчики, - хмуро произнес он, пряча пистолет с фонариком на свои места, - намного хуже, чем я думал.
Мы стояли, молча глядя на дядю, и совершено не понимали, о чем он говорит. Что плохо? О чем он думал?
- Тварь открыла тайную дорогу с помощью кольца, найденного вами, и выбралась через склеп наружу. Теперь она в любой момент может первой нанести удар, а я даже представить не могу, где е искать, - пояснил дядя Прохор, отряхивая себя от сухой глины, но тем самым ясности не прибавил. Нам все равно не было понятно, о чем он говорит.
- Какая тварь? – немного опередив меня, задал вопрос Роберт.
- Ах, да, я постоянно забываю, что вы не в курсе, с чем придется вам столкнуться в ближайшем времени. А во всем виновата ваша бабушка. Она берегла ваш покой, место того, чтобы подготовить вас к неизбежному, - слова дяди Прохора повергли нас в недоумение.
- К какому неизбежному? – спросил я, чувствуя, что скоро откроется перед нами страшная тайна.
- Пошли к машине, здесь все равно больше делать нечего, - сказал дядя Прохор, - а во время дороги я все объясню.
Мы так и сделали, начали возвращаться назад к оставленному без присмотра автомобилю.
- Начну с предыстории, чтобы вам все стало ясно, - шагая впереди нас, начал говорить дядя Прохор:

- Все началось еще в начале веков. Когда именно? Об этом сейчас никто не помнит. Возможно во время зарождения разумной жизни на Земле, а может намного поздней, когда люди расплодились по всей планете и начали делить власть между собой. Летописей, если те существовали, о тех временах не сохранились, остались только легенды, передаваемые из уст в уста. Так вот, в эти давние времена на Землю опустилась долгая ночь, чередующаяся с призрачными сумерками, а вместе с ней появились безжалостные твари, жаждущие горячей человеческой крови и живой трепещущейся плоти. Они были ненасытны. Ощущая постоянный голод, твари, сбиваясь в стаи, нападали на человеческие маленькие селения, на большие города, уничтожая их под корень. Были они похожи на половину на человека, а на половину на волка и имели неимоверную силу с немыслимой ловкостью. Но страшней было другое. Некоторые жертвы, укушенные тварями и оставшиеся в живых, начинали менять свой облик, превращаясь в нелюдей, жаждущих человеческой крови.
Люди пробовали с ними бороться, но обычное оружие их не брало. Твари были словно заговоренными, не боясь каленого железа клинков и острых наконечников копий, они, как одержимые кидались на свои жертвы, не обращая внимания на полученные раны, которые затягивались прямо на глазах. И тогда люди начали прятаться среди гор и дремучих лесов, но и там они не могли найти спасения. Кровожадные твари, словно повинуясь какой-то непонятной воли, как гончие собаки находили свои жертвы даже в самых скрытых местах, после чего устраивали кровавый пир. Казалось, все, пришел конец человечеству, потому что от них осталась небольшая горстка до смерти испуганных мужчин, женщин и детей. Но на их счастье неизвестно откуда появился спаситель.

К этому времени мы успели подойти к брошенному без присмотра автомобилю. Дядя Прохор сел за руль, завел двигатель, и медленно тронув машину, продолжил свой рассказ, который мы слушали затаив дыхание:

- Его звали Бус. Он казался выжившим людям настоящим исполином, гордо смотрящим смерти в глаза. Бус пришел в самое большое селение, какое осталось к тому времени, и поведал людям о причине их бед. Оказалось, что в наступлении долгой ночи повинен злой чародей Скипзерь, возомнивший себя чуть ли не богом. Это он задумал со своими тремя дочерьми - Морулой, Бедней и Горемыслей захватить весь мир и перекроить его по своему усмотрению. А чтобы легче им было свершить свои коварные замыслы, они на людей наслали ненасытных тварей, тем самым подавляя их гордую волю, заставляя превратиться на веки веков в покорных безмолвных рабов, готовых в мгновение ока исполнять прихоти своих хозяев. Объяснив причину людских бед, Бус начал набирать храбрых мужей, коих оказалось не так уж мало. И стал их обучать борьбе со злобными тварями, наказывая будущим воинам, чтобы те после постижения трудной науки разошлись по миру, уже не как ученики, а как учители.

Дядя Прохор замолчал. Мы же сидели тихо, как мышки, дожидаясь продолжения, но тот не торопился дальше рассказывать захватывающую историю.
- А что дальше было? – не выдержав долгой паузы, с при выдохом задал вопрос Роберт.
- Дальше? Дальше вот, что было.

Как было задумано Бусом, так и получилось. Вскоре разошлись храбрые воины по миру и стали уничтожать злобных тварей, тем самым освобождая людей от страха быть в любой момент насмерть замученными. И вновь стал народ гордо поднимать голову, зная, что даже на такую страшную напасть, как злобные твари, можно найти управу. Об этом узнал коварный Скипзерь со своими тремя дочерьми. Решили они избавиться от Буса, как от досадной помехи, направив своих кровожадных слуг на его поиски. Но было поздно, у избавителя уже было предостаточно храбрых воинов, для того чтобы дать отпор нападкам злобных тварей. Тогда собрал Скипзерь большое войско, сплошь состоящее из нелюдей. И состоялась на берегу великой реки решающая битва. Долго она длилась; три дня и три ночи, много там погибло храбрых воинов, но все равно дружина Буса одержала победу в кровавом сражении. Погнали они злобных тварей прочь со своей земли. Но это было полдела. Бус понимал, что пока есть на свете Скипзерь и его дочери, не знать людям покоя, поэтому направил он свою дружину в земли злого чародея, решив захватить его главную цитадель, стоящую на высокой горе.
Трудно пришлось храбрым воинам на незнакомых землях, где на каждом шагу тебя подстерегает опасность. Много горячих сердец там сложили свои головы, но все же, им удалось достигнуть намеченной цели. Вот уже, перед дружиной Буса стоит неприступная цитадель злого чародея, а у подножия ее, стоит войско, во главе которого сам Скипзерь со своими тремя дочерьми. Думали они, что родная земля придаст им больше силы, что позволит им выиграть последнюю битву.
Сошлись два войска, как стена со стеной, завязалась кровавая сеча. Встретились лицом к лицу Бус и Скипзерь на поле брани. Засверкали их острые мечи, как две молнии, начали вышибать искру при каждом соприкосновении, подобную лесному пожару. Два соперника были равны по силе и по умению, и каждый из них не хотел уступать другому. Долго они бились не останавливаясь. Но все же, удача в этой битве оказалась на стороне Буса. Изловчившись, он срубил буйную головушку злого чародея. Увидав это, его дочери испугались и скрылись за неприступными стенами цитадели. Там они сотворили сильное чародейство, позволившее открыть тайную тропу, ведущую в другой неведомый мир. Туда Морула, Беднея и Горемысла, ушли, пообещав вернуться и отомстить человеческому роду за нанесенную обиду.
Бусу, как он ни старался, не удалось проникнуть в неприступную цитадель, уж слишком сильные там стояли защитные чары. Так что до сих пор неизвестно, что там хранится. И тогда, чтобы не было возврата в наш мир трем коварным сестрам, Бус с тремя своими ближниками наложил сильное заклятие на проклятую цитадель, не позволяющее открыться тайной дороге из неизвестного мира. И наказал он, троим ближникам всегда хранить, при себе три ключа запирающие вход в темную крепость, а после своей смерти отдавать его своим детям.

Дядя Прохор полез правой рукой за пазуху и вытащил оттуда странный амулет, висящий на серебряной цепочке. Он был искусно вырезан из цельного куска изумруда и сделан по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносился в Ирийские Сады. Про это я с Робертом узнал позже, а тогда, еще, будучи обычными неразумными мальчишками, во все глаза мы смотрели на странную, притягивающую взор красивую вещицу, все еще не понимая, откуда она взялась у нашего дяди.
- Вот он, ключ, запирающий темную крепость, - пояснил дядя Прохор, пряча за пазухой амулет. – Но он же, может послужить, отмычкой от нее. Помните об этом.
- Откуда он у тебя? – решился спросить Роберт.
- Неужели вы еще не догадались? – дядя Прохор удивлено приподнял брови.
- Нет, - честно признались мы.
- Мы являемся потомками одного из ближников Буса, которым доверено хранить при себе ключ, - объяснил дядя Прохор. – Но это еще не все. Тайная дорога в цитадели надежно закрыта, но темные твари, такова уж их натура, стараются найти лазейку в наш мир. Они изредка, через разные древние артефакты, разбросанные по всему миру, стараются проникнуть к нам, завладеть ключами и открыть запор темной крепости, чтобы там смогли появиться три коварных сестры, вздумавших посчитаться с людьми за нанесенную невосполнимую утерю. Вот нам и приходится постоянно быть начеку, следя за тем, чтобы темные твари не прорвались в наш мир. Но как видите, не всегда это удается. Одна из тварей сумела пройти через проход, открытым вашим другом, с помощью золотого кольца найденного им в могиле.
- И что теперь делать? – такая новость не очень нас воодушевила.
- Теперь нам с вами нужно найти эту тварь и уничтожить ее, пока она не успела натворить больших бед, - сказал дядя Прохор. – Теперь вы понимаете, зачем я вас начал учить стрелять из револьвера?
- Так мы вместе с тобой пойдем ловить эту тварь? – спросил я, ощущая, как от страха у меня на теле появилась гусиная кожа.
- Когда-то нужно начинать, если вам в будущем придется этим заниматься постоянно, - как-то обычно произнес дядя Прохор, словно сообщил нам о предстоящем веселом празднике. – Я понимаю, что вы не желаете такой беспокойной жизни, полной опасностей подстерегающих вас на каждом шагу, да и мне это не по душе, но выбирать не приходится, потому что это написано у нашей семьи на роду.
- Значит, наши родители тоже знают все это? – спросил Роберт.
- Нет, они не знают, - ответил дядя Прохор. – Хранителями ключа могут стать только те, кто обладают даром видеть внутренним зрением артефакт, открывающий тайную дорогу. Такой способность имею я, ваша бабушка и, конечно же, Кирилл.
- А я? – поинтересовался Роберт.
- Ты нет, - честно признался дядя Прохор, - но так вышло, что ты сам впутался в неприятную историю, из которой одна дорога – помогать Кириллу, быть хранителем ключа. Так что, будешь обучаться тому же, чему придется научиться твоему брату. А потом вам вместе придется вылавливать темных тварей, которые попытаются проникнуть в наш мир. Вот так-то, мальчики.
Автомобиль уже давно стоял возле нашего дома. А мы сидели там и молчали, переваривая услышанное от дяди. Да, теперь нам стало очень много понятно из того, что творилось вокруг нас; все эти несчастные случаи с нашими друзьями, пропавшие люди. Оказалась причина всех бед была темная тварь, прорвавшаяся в наш мир. Да и сам привычный мир в наших детских глазах перевернулся с ног на голову. Прямо, как в песне:
Мир не прост, совсем не прост…
- Ну что, мальчики, хватит сидеть, пошли домой, а то нас уже бабушка заждалась, - дядя Прохор нарушил затянувшееся молчание и вылез из автомобиля.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 10.06.2013 в 07:59
СообщениеМир не прост, совсем не прост.


Мы заехали в магазин «Живая рыба», там дядя Прохор купил килограмм пять еще трепещущийся разного размера воблы. Теперь со спокойной душой можно было ехать домой, но нам пришлось слегка изменить намеченный маршрут.
- Давайте, рассказывайте, что у вас случилось на кладбище, - сказал наш дядя, когда садился за руль.
Разве после того, как он покатал нас на автомобиле и дал пострелять из настоящего оружия, могли ему отказать в такой малости? Конечно, нет. Я и Роберт запели, как соловьи, рассказывая о том вечере, иногда перебивая друг друга.
Дядя Прохор внимательно выслушал нас, а потом начал задавать наводящие вопросы, докапываясь до самых мелочей; сколько нас было, как выглядела найденная мумия, на что было похоже кольцо и с кем именно произошли несчастные случаи.
Мы старались, как можно подробней ответить на эти вопросы, но про кольцо мы толком ничего не знали, потому что вблизи не видели, зато я вспомнил про свой сон, увиденный накануне того дня и рассказал его дяде Прохору.
Выслушав меня, дядя надолго замолчал, о чем-то сосредоточено думая, потом на мгновение, повернувшись к нам, произнес:
- Показывайте дорогу на заброшенное кладбище.
Мы не поняли, почему дядя Прохор так сильно встревожился после всего услышанного, ведь ничего необычного не произошло. Подумаешь, нашли мумию, такое с любым может случайно произойти, а про несчастные случаи; так мы же нормальные пацаны, иногда совершающие необдуманные поступки, а не кисейные барышни, боящиеся собственной тени.
Показалось заброшенное кладбище на высоком бугре. Выбрав подходящее место для стоянки, дядя Прохор заглушил мотор.
- Где вы нашли мумию? – спросил он.
Мы вышли из автомобиля и стали показывать дорогу.
Кругом стояло гнетущее безмолвие заполненное горьким запахом полыни, смешанный с еще каким-то едва уловимым привкусом, скорее всего напоминающим могильный тлен, который присущ только заброшенному кладбищу.
Иногда слабые порывы ветра заставляли древние деревянные кресты покачиваться и издавать протяжный тревожный скрип, надрывающий душу, да все сущие вороны, с опаской глядя на нас, оглашали округу своим противным трескучим криком, словно предупреждали нас: «Вы, непрошеные гости, еще пожалеете, что без спроса вторглись в царство мертвых!»
Не знаю, как на остальных, а на меня такая обстановка всегда действовала угнетающе. Нет, я не боялся покойников и даже не мог подумать, что они смогут встать из могилы и причинить мне вред, просто, я чувствовал здесь себя не в своей тарелке.
- Вот тут, - Роберт показал на сильно просевшую могилу от обвала, когда мы подошли к нужному месту.
Дядя Прохор присел на корточки. Он взял горсть земли с могилы, помяв ее, просеял через пальцы. Потом его внимание привлек слегка покосившийся кирпичный склеп, стоящий рядом. Подойдя к нему, дядя Прохор схватился за ручки проржавевшей небольшой двери и с усилием потянул ее на себя. Раздался протяжный скрип. Дверь на удивление легко поддалась, открывая перед нами темный проем из которого потянуло затхлостью и тленом.
- Стойте здесь, - строгим голосом наказал нам дядя Прохор, доставая из-за пояса джинсов пистолет, а из кармана куртки электрический фонарик. – Если меня долго не будет, а вы услышите что-то подозрительное или увидите что-то непонятное, сразу бегите домой и обо всем расскажите бабушке. Вы меня поняли?
- Да, - в один голос я с Робертом с легкостью согласился с дядей, не понимая, зачем ему такие предосторожности. Мы же на обычном заброшенном кладбище, а не в тылу врага, где нас на каждом шагу может подстерегать опасность.
- Мальчики, это не шутка, - все еще стоя перед темным проемом, на полном серьезе произнес дядя Прохор. – Поэтому прошу сделать, как сказал, а почему так нужно поступить, я потом вам объясню. Так вы поняли меня?
- Да, - уже не так уверено ответили мы.
Услышав наш ответ, дядя Прохор еще раз внимательно посмотрел в нашу сторону, а потом скрылся в темном проеме, освещая себе путь карманным фонариком.
Мы остались, одни стоять возле склепа, лихорадочно оглядываясь вокруг себя. Теперь, после слов нашего дяди, заброшенное кладбище казалось нам незнакомым, словно оно появилось из другого незнакомого мира, полного тайн и опасностей, где из-под каждого бугорка могилы могут показаться злобные монстры, жаждущие человеческой крови.
Я поежился, как от холода, ощущая на коже пробегающие противные мурашки. Роберт ощущал себя не лучше. Мы на пару с ним вслушивались в окружающую нас тишину, вздрагивая при каждом скрипе старых крестов или противном гортанном выкрике вороны. Нам уже стало мерещиться, что вокруг нас мельтешат призрачные тени чего-то неуловимого, непонятного и это еще больше нагнетало напряженную до предела мрачную кладбищенскую обстановку.
Но почему так долго нет дяди Прохора? Неужели проход склепа ведет так далеко? А вдруг что-то случилось? Я уже стал склоняться к возвращению домой, решив, что настал момент выполнить наказ дяди, как в темном проходе склепа послышался шорох. Оттуда вылез дядя Прохор, весь испачканный в сухой глине.
- Все очень плохо, мальчики, - хмуро произнес он, пряча пистолет с фонариком на свои места, - намного хуже, чем я думал.
Мы стояли, молча глядя на дядю, и совершено не понимали, о чем он говорит. Что плохо? О чем он думал?
- Тварь открыла тайную дорогу с помощью кольца, найденного вами, и выбралась через склеп наружу. Теперь она в любой момент может первой нанести удар, а я даже представить не могу, где е искать, - пояснил дядя Прохор, отряхивая себя от сухой глины, но тем самым ясности не прибавил. Нам все равно не было понятно, о чем он говорит.
- Какая тварь? – немного опередив меня, задал вопрос Роберт.
- Ах, да, я постоянно забываю, что вы не в курсе, с чем придется вам столкнуться в ближайшем времени. А во всем виновата ваша бабушка. Она берегла ваш покой, место того, чтобы подготовить вас к неизбежному, - слова дяди Прохора повергли нас в недоумение.
- К какому неизбежному? – спросил я, чувствуя, что скоро откроется перед нами страшная тайна.
- Пошли к машине, здесь все равно больше делать нечего, - сказал дядя Прохор, - а во время дороги я все объясню.
Мы так и сделали, начали возвращаться назад к оставленному без присмотра автомобилю.
- Начну с предыстории, чтобы вам все стало ясно, - шагая впереди нас, начал говорить дядя Прохор:

- Все началось еще в начале веков. Когда именно? Об этом сейчас никто не помнит. Возможно во время зарождения разумной жизни на Земле, а может намного поздней, когда люди расплодились по всей планете и начали делить власть между собой. Летописей, если те существовали, о тех временах не сохранились, остались только легенды, передаваемые из уст в уста. Так вот, в эти давние времена на Землю опустилась долгая ночь, чередующаяся с призрачными сумерками, а вместе с ней появились безжалостные твари, жаждущие горячей человеческой крови и живой трепещущейся плоти. Они были ненасытны. Ощущая постоянный голод, твари, сбиваясь в стаи, нападали на человеческие маленькие селения, на большие города, уничтожая их под корень. Были они похожи на половину на человека, а на половину на волка и имели неимоверную силу с немыслимой ловкостью. Но страшней было другое. Некоторые жертвы, укушенные тварями и оставшиеся в живых, начинали менять свой облик, превращаясь в нелюдей, жаждущих человеческой крови.
Люди пробовали с ними бороться, но обычное оружие их не брало. Твари были словно заговоренными, не боясь каленого железа клинков и острых наконечников копий, они, как одержимые кидались на свои жертвы, не обращая внимания на полученные раны, которые затягивались прямо на глазах. И тогда люди начали прятаться среди гор и дремучих лесов, но и там они не могли найти спасения. Кровожадные твари, словно повинуясь какой-то непонятной воли, как гончие собаки находили свои жертвы даже в самых скрытых местах, после чего устраивали кровавый пир. Казалось, все, пришел конец человечеству, потому что от них осталась небольшая горстка до смерти испуганных мужчин, женщин и детей. Но на их счастье неизвестно откуда появился спаситель.

К этому времени мы успели подойти к брошенному без присмотра автомобилю. Дядя Прохор сел за руль, завел двигатель, и медленно тронув машину, продолжил свой рассказ, который мы слушали затаив дыхание:

- Его звали Бус. Он казался выжившим людям настоящим исполином, гордо смотрящим смерти в глаза. Бус пришел в самое большое селение, какое осталось к тому времени, и поведал людям о причине их бед. Оказалось, что в наступлении долгой ночи повинен злой чародей Скипзерь, возомнивший себя чуть ли не богом. Это он задумал со своими тремя дочерьми - Морулой, Бедней и Горемыслей захватить весь мир и перекроить его по своему усмотрению. А чтобы легче им было свершить свои коварные замыслы, они на людей наслали ненасытных тварей, тем самым подавляя их гордую волю, заставляя превратиться на веки веков в покорных безмолвных рабов, готовых в мгновение ока исполнять прихоти своих хозяев. Объяснив причину людских бед, Бус начал набирать храбрых мужей, коих оказалось не так уж мало. И стал их обучать борьбе со злобными тварями, наказывая будущим воинам, чтобы те после постижения трудной науки разошлись по миру, уже не как ученики, а как учители.

Дядя Прохор замолчал. Мы же сидели тихо, как мышки, дожидаясь продолжения, но тот не торопился дальше рассказывать захватывающую историю.
- А что дальше было? – не выдержав долгой паузы, с при выдохом задал вопрос Роберт.
- Дальше? Дальше вот, что было.

Как было задумано Бусом, так и получилось. Вскоре разошлись храбрые воины по миру и стали уничтожать злобных тварей, тем самым освобождая людей от страха быть в любой момент насмерть замученными. И вновь стал народ гордо поднимать голову, зная, что даже на такую страшную напасть, как злобные твари, можно найти управу. Об этом узнал коварный Скипзерь со своими тремя дочерьми. Решили они избавиться от Буса, как от досадной помехи, направив своих кровожадных слуг на его поиски. Но было поздно, у избавителя уже было предостаточно храбрых воинов, для того чтобы дать отпор нападкам злобных тварей. Тогда собрал Скипзерь большое войско, сплошь состоящее из нелюдей. И состоялась на берегу великой реки решающая битва. Долго она длилась; три дня и три ночи, много там погибло храбрых воинов, но все равно дружина Буса одержала победу в кровавом сражении. Погнали они злобных тварей прочь со своей земли. Но это было полдела. Бус понимал, что пока есть на свете Скипзерь и его дочери, не знать людям покоя, поэтому направил он свою дружину в земли злого чародея, решив захватить его главную цитадель, стоящую на высокой горе.
Трудно пришлось храбрым воинам на незнакомых землях, где на каждом шагу тебя подстерегает опасность. Много горячих сердец там сложили свои головы, но все же, им удалось достигнуть намеченной цели. Вот уже, перед дружиной Буса стоит неприступная цитадель злого чародея, а у подножия ее, стоит войско, во главе которого сам Скипзерь со своими тремя дочерьми. Думали они, что родная земля придаст им больше силы, что позволит им выиграть последнюю битву.
Сошлись два войска, как стена со стеной, завязалась кровавая сеча. Встретились лицом к лицу Бус и Скипзерь на поле брани. Засверкали их острые мечи, как две молнии, начали вышибать искру при каждом соприкосновении, подобную лесному пожару. Два соперника были равны по силе и по умению, и каждый из них не хотел уступать другому. Долго они бились не останавливаясь. Но все же, удача в этой битве оказалась на стороне Буса. Изловчившись, он срубил буйную головушку злого чародея. Увидав это, его дочери испугались и скрылись за неприступными стенами цитадели. Там они сотворили сильное чародейство, позволившее открыть тайную тропу, ведущую в другой неведомый мир. Туда Морула, Беднея и Горемысла, ушли, пообещав вернуться и отомстить человеческому роду за нанесенную обиду.
Бусу, как он ни старался, не удалось проникнуть в неприступную цитадель, уж слишком сильные там стояли защитные чары. Так что до сих пор неизвестно, что там хранится. И тогда, чтобы не было возврата в наш мир трем коварным сестрам, Бус с тремя своими ближниками наложил сильное заклятие на проклятую цитадель, не позволяющее открыться тайной дороге из неизвестного мира. И наказал он, троим ближникам всегда хранить, при себе три ключа запирающие вход в темную крепость, а после своей смерти отдавать его своим детям.

Дядя Прохор полез правой рукой за пазуху и вытащил оттуда странный амулет, висящий на серебряной цепочке. Он был искусно вырезан из цельного куска изумруда и сделан по образу Буса, который на крыльях Птицы Славы возносился в Ирийские Сады. Про это я с Робертом узнал позже, а тогда, еще, будучи обычными неразумными мальчишками, во все глаза мы смотрели на странную, притягивающую взор красивую вещицу, все еще не понимая, откуда она взялась у нашего дяди.
- Вот он, ключ, запирающий темную крепость, - пояснил дядя Прохор, пряча за пазухой амулет. – Но он же, может послужить, отмычкой от нее. Помните об этом.
- Откуда он у тебя? – решился спросить Роберт.
- Неужели вы еще не догадались? – дядя Прохор удивлено приподнял брови.
- Нет, - честно признались мы.
- Мы являемся потомками одного из ближников Буса, которым доверено хранить при себе ключ, - объяснил дядя Прохор. – Но это еще не все. Тайная дорога в цитадели надежно закрыта, но темные твари, такова уж их натура, стараются найти лазейку в наш мир. Они изредка, через разные древние артефакты, разбросанные по всему миру, стараются проникнуть к нам, завладеть ключами и открыть запор темной крепости, чтобы там смогли появиться три коварных сестры, вздумавших посчитаться с людьми за нанесенную невосполнимую утерю. Вот нам и приходится постоянно быть начеку, следя за тем, чтобы темные твари не прорвались в наш мир. Но как видите, не всегда это удается. Одна из тварей сумела пройти через проход, открытым вашим другом, с помощью золотого кольца найденного им в могиле.
- И что теперь делать? – такая новость не очень нас воодушевила.
- Теперь нам с вами нужно найти эту тварь и уничтожить ее, пока она не успела натворить больших бед, - сказал дядя Прохор. – Теперь вы понимаете, зачем я вас начал учить стрелять из револьвера?
- Так мы вместе с тобой пойдем ловить эту тварь? – спросил я, ощущая, как от страха у меня на теле появилась гусиная кожа.
- Когда-то нужно начинать, если вам в будущем придется этим заниматься постоянно, - как-то обычно произнес дядя Прохор, словно сообщил нам о предстоящем веселом празднике. – Я понимаю, что вы не желаете такой беспокойной жизни, полной опасностей подстерегающих вас на каждом шагу, да и мне это не по душе, но выбирать не приходится, потому что это написано у нашей семьи на роду.
- Значит, наши родители тоже знают все это? – спросил Роберт.
- Нет, они не знают, - ответил дядя Прохор. – Хранителями ключа могут стать только те, кто обладают даром видеть внутренним зрением артефакт, открывающий тайную дорогу. Такой способность имею я, ваша бабушка и, конечно же, Кирилл.
- А я? – поинтересовался Роберт.
- Ты нет, - честно признался дядя Прохор, - но так вышло, что ты сам впутался в неприятную историю, из которой одна дорога – помогать Кириллу, быть хранителем ключа. Так что, будешь обучаться тому же, чему придется научиться твоему брату. А потом вам вместе придется вылавливать темных тварей, которые попытаются проникнуть в наш мир. Вот так-то, мальчики.
Автомобиль уже давно стоял возле нашего дома. А мы сидели там и молчали, переваривая услышанное от дяди. Да, теперь нам стало очень много понятно из того, что творилось вокруг нас; все эти несчастные случаи с нашими друзьями, пропавшие люди. Оказалась причина всех бед была темная тварь, прорвавшаяся в наш мир. Да и сам привычный мир в наших детских глазах перевернулся с ног на голову. Прямо, как в песне:
Мир не прост, совсем не прост…
- Ну что, мальчики, хватит сидеть, пошли домой, а то нас уже бабушка заждалась, - дядя Прохор нарушил затянувшееся молчание и вылез из автомобиля.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 10.06.2013 в 07:59
sermolotkovДата: Суббота, 15.06.2013, 12:57 | Сообщение # 18
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Глава пятая.
Обитель Амона.

Проход открылся, и мы увидели сказочную картину, от которой практически у всех присутствующих перехватило дыхание. Почему практически – поголовно у всех, даже у меня.
В тайном зале не было мумии и саркофага, это же не гробница, зато там стояло множество статуэток, сделанных из золота, особенно впечатляла фигура бога Сета с ослиной головой, восседающей на троне. Еще там вдоль стены выстроились в ряд разного калибра керамических сосудов, и я не удивлюсь, если там находятся дорогие украшения или драгоценные камни. Но мое внимание привлек совершено другой предмет – небольшая пирамида, сделанная из красного нефрита, на гранях которой были начертано множество иероглифов. На какое-то мгновение, я увидел внутренним зрением, как ее тонким слоем, кружась в спирали, окутывает фиолетовая дымка, а потом видение исчезло. Но и этого краткого мгновения хватило мне для того чтобы определить – вот он, искомый нам артефакт, который может открыть дорогу темным тварям.
Боевики с горящими от алчности глазами, завидев такое богатство, забыли обо всем и ринулись делить сокровище, которое так нежданно свалилось на их голову.
- Стоять! – предостерегающе выкрикнула Луиза.
Но ее никто не слышал. Да это и понятно, когда золотой блеск слепит тебе глаза, тогда как-то не до чьих-то непонятных возгласов. Такова натура человека. Единственный из боевиков, это Омар, сумел сдержать себя от безумного порыва, он передернул затвор автомата и выстрелил поверх голов ошалевших от счастья братьев по оружию. Свист пуль вкупе с оглушающим грохотом очереди, остудил пыл боевиков. Они замерли на месте прямо около входа в тайный зал.
Валерий с Григорием хотели воспользоваться разладом в рядах захватчиков. Они решили втихаря слинять из храма, но увидев автомат направленный им в грудь и осуждающее покачивание головы бдительного Тонни, благоразумно передумали.
- Идиоты, вы что творите! – набросилась Луиза на недальновидных любителей быстрой наживы.
Те стояли и смотрели на нее, не понимая, что от них хотят добиться.
- Вам не приходило в голову, что там, за границей прохода могут находиться смертельные ловушки? – продолжала яриться Луиза. – Или у вас на это не хватает мозгов?
Услышав такую новость, боевики моментально попятились назад, с опаской глядя на такой желанный приз в виде золотых статуэток, который потянет на целое состояние сравнимое с капиталами известных арабских шейхов. Как говориться; близок локоток, но не укусишь.
- Что ты предложишь? – поинтересовался Омар, сглотнув слюну, чтобы хоть немного смочить пересохшее горло от волнения.
- Зачем нам рисковать, если за нас может это сделать кто-то другой, - пожав плечами, сказала Луиза, потом она окинула взглядом нас и задала вопрос, который мне очень не понравился:
- Кто из вас самый смелый?
- Ищи идиота в другом месте, - криво усмехнувшись, ответил Степан, тем самым давая понять ей, что никто из нас не собирается ради чьей-то прихоти рисковать своей жизнью.
- Ответ неверный, - произнесла Луиза, бросив мимолетный взгляд на Омара.
Тот сразу все понял. Командир боевиков вытащил пистолет из кобуры, снял его с предохранителя и произвел выстрел, практически не целясь. Он не промахнулся. Степан с дыркой между глаз замертво повалился на пол.
На какое-то мгновение во взгляде Луизы что-то изменилось. Мне показалось, что она сожалеет о случившемся, но только на миг, потому что ее лицо уже успело преобразиться в прежнюю надменную маску.
Евгений Петрович с Яков Федоровичем не выдержали вида еще одного трупа, да еще того, с кем общались и здоровались каждый день. Они, согнувшись пополам, вывали на пол весь свой сегодняшний завтрак. У меня, да и у остальных товарищей по несчастью, желудок оказался крепче, но это не прибавило нам настроения.
- Теперь понимаете, что с вами никто шутить не собирается? – спросила Луиза, окинув нас равнодушным взором, словно перед ней стояли не люди, а обычный скот, приготовленный к забою.
- Вот сука, - сквозь зубы процедил Алексей, за что получил зуботычину от рядом стоящего боевика. Мы горячо его поддержали, но молча, поэтому остались без должного наказания.
- Повторяю свой вопрос. Кто первым из вас решится войти в тайный зал? – задала вопрос Луиза.
Откровенно говоря, нам никому не хотелось идти на верную гибель. А кто его знает, может, хитрой западни там нет, но существует возможность, что поклонники Сета на самом деле поставили ловушки в тайном зале, и при неверном шаге они могли сработать. И кому при таком раскладе захочется идти в неизвестность? Правильно, никому. Поэтому мы, отведя взгляд в сторону, молча, стояли, дожидаясь развития дальнейших событий, и молились, чтобы выбрали не меня, а кого-то другого.
- Как я поняла, добровольцев нет, - констатировала факт Луиза. – Ладно, тогда поступим по-другому.
Мы все немного напряглись, ожидая от нее очередной гадости.
- Я с детства люблю считалочки и помню их наизусть, - продолжала говорить Луиза. – И вот с помощью одной из них я выясню, кто из вас окажется посмертным героем.
- Может, просто пристрелишь нас, так будет гуманней, - ухмыльнувшись, предложил Роберт.
- Не надейся, красавчик, - в ответ холодно улыбнулась Луиза, с достоинством оценив шутку моего брата, после чего начала считать, по очередности показывая на нас пальцем:
- Жили рядом два соседа,
Два соседа-людоеда.
Людоеда
Людоед,
Приглашает
На обед.
- Приходи ко мне сосед,
Будешь ты на мой десерт.
Палец Луизы указывал на Алексея по окончанию считалки.
- Вот дерьмо, - выругался тот.
- Наконец мы выяснили, кто из вас счастливчик, - произнесла Луиза, - иди, парень, теперь, все зависит, только от твоей удачи.
Один из боевиков подтолкнул Алексея рукой в спину для ускорения и тот, сделав три быстрых шага, чтобы не упасть, перешел на медленный шаг, насторожено поглядывая по сторонам.
Шаг первый, шаг второй, третий.
Алексей, с опаской ступая на ровные квадратные плиты на полу, шел по тайному залу, готовый в случае опасности мгновенно повернуть назад. Мы же, затаив дыхание, напряжено следили за ним, ожидая; вот-вот случится непоправимое и еще один из нас падет, но теперь от случайно задействованной ловушки. Это не правильно, нас и так мало, а врагов не убавляется. С такой последовательностью действий кровожадной Луизы, (черт возьми, куда делась такая миловидная девушка, от которой еще вчера вечером я был без ума!), в скором времени мы потеряем всех, включая меня с Робертом, а это не входило в наши планы.
Четвертый шаг, пятый, шестой.
Алексей уже успел пройти пол зала, а ничего не происходило; нигде не открывались тайные отверстия, выпускающие смертоносные стрелы, не проваливался пол, не рушился потолок. Я уже начал склоняться к тому, что все предосторожности Луизы были напрасными. А может просто напросто за столько веков все ловушки успели придти в непригодность? Такую возможность тоже не стоит упускать из виду.
Шаг седьмой, восьмой, девятый.
Видя, что сегодня удача на его стороне, последнее расстояние Алексей проделал бегом. И вновь ничего не произошло. Так что, обратно Алексей вернулся уверенным шагом, не беспокоясь о своей безопасности.
Вот тогда проняло всех боевиков. Они, забыв обо всем на свете, с горящими глазами, в которых виднелось отображение золота, ринулись в тайный зал. От них не отставали Евгений Петрович с Яков Федоровичем и что интересно, на них никто внимания не обращал, возможно, посчитав тех не представляющих большую опасность. А вот за мной с Робертом, за Валерием с Григорием и вернувшимся обратно Алексеем, неотступно следил бдительный Омар, хмурый Тонни ну и конечно Луиза.
- Где он? – спросила меня последняя.
Я, обернувшись к ней, сделал непонимающее лицо, словно не мог догадаться о смысле заданного вопроса.
- Я же вижу, что ты уже обнаружил, где стоит «Обитель Амона», - сверля меня холодным взглядом, допытывалась Луиза. – Так, где он?
- Кто тебе про него сказал? – в свою очередь поинтересовался я.
- Это счастливчик Тонни, - Луиза указала головой в сторону европейца, - обнаружил ключ и надписи об артефакте в одном заброшенном храме, которые весьма заинтересовали руководство нашей корпорации.
- Ты хоть знаешь, для чего он предназначен? – спросил Роберт.
- Для меня поставлена задача; найти и любым способом доставить артефакт на место, а для чего он предназначен, пусть с этим разбираются яйцеголовые, они для этого и существуют, - пожав плечами, ответила Луиза. - Я думаю, руководство вашей корпорации, поставило аналогичную задачу?
Она посмотрела в сторону Валерия и Григория. Те скромно промолчали, тем самым подтверждая ее догадку.
- Ты мне так и не ответил, - Луиза обратилась ко мне. – Где находится «Обитель Амона»? ведь на самом виду, верно?
- Ты разве не знаешь, как она вы выглядит? – продолжал тянуть время я, все еще на что-то надеясь.
- Если бы знала, то в живых вас не оставила, - честно призналась Луиза.
- Ого, какие мы кровожадные, - ухмыльнулся мой брат. – Послушай, Фредди Крюгер случайно не приходится тебе папой? Или твоей мамаше помог в этом деле Лектор Ганнибал?
- Не зли меня, малыш, в гневе я страшней урагана, - предупредила Луиза, потом вспомнив о прошлом вопросе, спросила:
- Кстати, а для чего предназначен артефакт?
- Проехали, - в ответ многозначительно проворчал Роберт.
Луиза одарила его не добрым взглядом.
Увидев, что обстановка стала накаляться, я решил хоть как-то ее разрядить:
- Я знаю, где находится «Обитель Амона».
- Братишка, не делай этого! – воззвал Роберт к моей благоразумности.
- Где? – не обращая внимания на слова моего брата, сразу встрепенулась Луиза, почувствовав, что цель близка.
- Пошли за мной, я покажу, - произнес я, направляясь в тайный зал. И что интересно, в этом мне никто препятствовать не стал.
Только Луиза последовала за мной, Омар с Тонни, остались возле остальных пленников, а как я надеялся, что получится их заманить за собой. Ну, ладно, что будет, то будет.
Остальные боевики ощущали себя настоящими шейхами, строя планы, как будут тратить подвернувшиеся богатства. Они шумно начали делить между собой найденные сокровища, отбросив в сторону свое оружие, в некоторых местах даже появились грозные склоки. Боевики опрометчиво поступили, мне один из укоротов, лежащий возле алтаря, очень даже приглянулся. Кстати, как я и предполагал, в глиняных кувшинах оказались золотые украшения вперемешку с необработанными драгоценными камнями. Ну, да, видать в древние времена, прихожане любили неплохо подмаслить бога Сета, вернее сказать жрецов, заведующих этим храмом.
Еще много переполоха наводили наши историки - Евгений Петрович с Яков Федоровичем. Они метались между боевиков, хватая то одну вещицу, то другую, внимательно рассматривая ее, громко восхищались, потом начинали спорить к какой эпохе эти вещи относятся. Короче весело было в тайном зале.
Пока шел, размышлял. Где же здесь подвох? Ну не верилось мне, что с тайным залом все так просто. То, что Алексей без последствий прогулялся туда и обратно, не убедило меня в простоте нашего предприятия. Что-то настораживало. Чувствовал я здесь себя не в полной безопасности, а они меня никогда еще не подводили. Ладно, будем настороже. Теперь об «Обители Амона». А стоит ли Луизе показывать именно артефакт? Может лучше ей подсунуть какую-нибудь блестящую безделушку, вон, например, валяется на полу еще никем не прибранная к рукам небольшая золотая фигурка, изображающая скорпиона? Сказать: вот он «Обитель Амона», бери и пользуйся себе на здоровье. Нет, не прокатит. Мы уже все убедились, что эта дамочка еще та штучка, а значит, такую стерву на мякине не проведешь.
По дороге, мимоходом, прихватил с пола золотую фигурку скорпиона, засунув ее в карман штанов. На удивление тяжелой оказалась штуковина. А что вы хотите, золото вообще тяжелый металл, как помню по школьному учебнику; шар диаметром 46 мм имеет массу аж один килограмм, ни больше не меньше. Луиза все видела, но ничего не сказала, просто усмехнулась, идя рядом со мной.
Все еще не решив, как дальше поступить, приблизился к артефакту, стоящему на высоком алтаре. Вблизи было видно, что пирамида, сделанная из красного нефрита, собрана из одинаковых по величине фрагментов, которые, скорее всего, подвижны, как кубик Рубика. И для чего это сделано?
- Это он? – с при выдохом спросила Луиза, глядя на артефакт.
- Ага, - не стал отказываться я, мельком взглянув на укорот, лежащий у моих ног.
- Вот и замечательно, - произнесла Луиза, беря артефакт в руки.
После этого я увидел, какой приготовили нам подвох древние архитекторы, вернее огромную, мать их, подлянку. Скорее всего, артефакт служил противовесом, и стоило его снять с места, как сработал скрытый механизм самоуничтожения тайного зала, а мы дурни не потрудились отыскать его выключатель, за что поплатились.
И как говорится; вот тут-то все и завертелось.
Вначале раздался глухой застенный гул, потом начала закрываться входная плита и намного быстрее, чем открывалась, а после, задрожал пол, начиная проваливаться на неопределенную глубину отдельными кусками то в одном месте, то в другом, совершено не подчиняясь последовательности.
Кругом начался хаос.
Некоторые из тупоголовых боевиков, отбросив в сторону инстинкт самосохранения, пытались спасти найденное сокровище и хватали самое ценное, то есть, что потяжелей, но такой груз вытащить им было не под силу. Они ругались, чуть ли не дрались, но провалившись вместе с плитами пола в неизвестность, на веки успокаивались. Другие, более по смышленей, хватали, что попадется под руку, и мчались к выходу, при этом стараясь не провалиться в открывающиеся провалы. Не всем из них было суждено добраться до спасительного выхода, который с каждым мгновением становился все уже и уже. А тут еще заверещали историки, оказавшиеся отрезанными провалом к спасительному выходу:
- Кирилл, спаси нас!
И что, вы думаете, я без раздумий кинулся к ним на выручку? Вот хренушки, сами выкручивайтесь! Мой инстинкт самосохранения и так уже визжал, не затыкаясь на гиперзвуке – беги придурок, если жизнь тебе дорога! И почему я должен был его ослушаться? Меня же не нанимали на роль супермена, так что руки в ноги и вперед, следом за сообразительной Луизой, которая, крепко держа в руках артефакт, прорывалась к выходу.
Что я и сделал даже напрочь, позабыв прихватить укорот, не до этого было, здесь понимаете ли, шкурное дело – свою шкуру нужно спасать.
Этот короткий отрезок времени пролетел как в тумане. Не помню, бежал, молча или орал во все горло от жуткого страха быть заживо похороненным в тайном зале. Помню только, как вилял между провалами и перепрыгивал через резко образованные широкие трещины в полу. Ни на кого не обращал внимания, не до этого было. А тут еще какой-то придурок, то ли с испуга, то ли от безысходности, стал поливать из автомата во все стороны. Сам видел, как пару боевиков, один слева, другой справа оказались напичканы шальными пулями. Мне пока, тьфу-тьфу не сглазить, везло.
До выхода осталось всего ничего, но он опустился до уровня моих колен, грозя в скором времени превратиться в неприступную монолитную стену.
А Луиза, стерва, уже находилась возле узкого выхода. Она ловко, ужом проползла под опускающейся стеной и исчезла в спасительном помещении. Мне показалось, что перед этим она игриво подмигнула, повернувшись в мою сторону. Точно стерва.
Я отпрыгнул в сторону, от очередного провала, неожиданно открывшегося передо мной, сделал еще один рывок и в последний момент успел перекатом перевалиться на другую сторону. Злосчастная стена, слегка задев мне бок, с глухим звуком запечатала собой тайный зал.
- Вставай! – Роберт подал руку. – Быстрей!
С его помощью быстро поднялся на ноги, огляделся.
Так, здесь, в зале кое-что изменилось.
Алексей лежал на полу с простреленной спиной, а недалеко от него Омар с пулей в животе в последних конвульсиях, Валерий, подхватив его укорот, направлялся к выходу из храма, а следом за ним Григорий с пистолетом в руке. У одного из них была разбита губа, у другого – большой синяк под глазом. А Луизы и Тонни нигде не было.
- Что здесь произошло? – спросил я.
 
СообщениеГлава пятая.
Обитель Амона.

Проход открылся, и мы увидели сказочную картину, от которой практически у всех присутствующих перехватило дыхание. Почему практически – поголовно у всех, даже у меня.
В тайном зале не было мумии и саркофага, это же не гробница, зато там стояло множество статуэток, сделанных из золота, особенно впечатляла фигура бога Сета с ослиной головой, восседающей на троне. Еще там вдоль стены выстроились в ряд разного калибра керамических сосудов, и я не удивлюсь, если там находятся дорогие украшения или драгоценные камни. Но мое внимание привлек совершено другой предмет – небольшая пирамида, сделанная из красного нефрита, на гранях которой были начертано множество иероглифов. На какое-то мгновение, я увидел внутренним зрением, как ее тонким слоем, кружась в спирали, окутывает фиолетовая дымка, а потом видение исчезло. Но и этого краткого мгновения хватило мне для того чтобы определить – вот он, искомый нам артефакт, который может открыть дорогу темным тварям.
Боевики с горящими от алчности глазами, завидев такое богатство, забыли обо всем и ринулись делить сокровище, которое так нежданно свалилось на их голову.
- Стоять! – предостерегающе выкрикнула Луиза.
Но ее никто не слышал. Да это и понятно, когда золотой блеск слепит тебе глаза, тогда как-то не до чьих-то непонятных возгласов. Такова натура человека. Единственный из боевиков, это Омар, сумел сдержать себя от безумного порыва, он передернул затвор автомата и выстрелил поверх голов ошалевших от счастья братьев по оружию. Свист пуль вкупе с оглушающим грохотом очереди, остудил пыл боевиков. Они замерли на месте прямо около входа в тайный зал.
Валерий с Григорием хотели воспользоваться разладом в рядах захватчиков. Они решили втихаря слинять из храма, но увидев автомат направленный им в грудь и осуждающее покачивание головы бдительного Тонни, благоразумно передумали.
- Идиоты, вы что творите! – набросилась Луиза на недальновидных любителей быстрой наживы.
Те стояли и смотрели на нее, не понимая, что от них хотят добиться.
- Вам не приходило в голову, что там, за границей прохода могут находиться смертельные ловушки? – продолжала яриться Луиза. – Или у вас на это не хватает мозгов?
Услышав такую новость, боевики моментально попятились назад, с опаской глядя на такой желанный приз в виде золотых статуэток, который потянет на целое состояние сравнимое с капиталами известных арабских шейхов. Как говориться; близок локоток, но не укусишь.
- Что ты предложишь? – поинтересовался Омар, сглотнув слюну, чтобы хоть немного смочить пересохшее горло от волнения.
- Зачем нам рисковать, если за нас может это сделать кто-то другой, - пожав плечами, сказала Луиза, потом она окинула взглядом нас и задала вопрос, который мне очень не понравился:
- Кто из вас самый смелый?
- Ищи идиота в другом месте, - криво усмехнувшись, ответил Степан, тем самым давая понять ей, что никто из нас не собирается ради чьей-то прихоти рисковать своей жизнью.
- Ответ неверный, - произнесла Луиза, бросив мимолетный взгляд на Омара.
Тот сразу все понял. Командир боевиков вытащил пистолет из кобуры, снял его с предохранителя и произвел выстрел, практически не целясь. Он не промахнулся. Степан с дыркой между глаз замертво повалился на пол.
На какое-то мгновение во взгляде Луизы что-то изменилось. Мне показалось, что она сожалеет о случившемся, но только на миг, потому что ее лицо уже успело преобразиться в прежнюю надменную маску.
Евгений Петрович с Яков Федоровичем не выдержали вида еще одного трупа, да еще того, с кем общались и здоровались каждый день. Они, согнувшись пополам, вывали на пол весь свой сегодняшний завтрак. У меня, да и у остальных товарищей по несчастью, желудок оказался крепче, но это не прибавило нам настроения.
- Теперь понимаете, что с вами никто шутить не собирается? – спросила Луиза, окинув нас равнодушным взором, словно перед ней стояли не люди, а обычный скот, приготовленный к забою.
- Вот сука, - сквозь зубы процедил Алексей, за что получил зуботычину от рядом стоящего боевика. Мы горячо его поддержали, но молча, поэтому остались без должного наказания.
- Повторяю свой вопрос. Кто первым из вас решится войти в тайный зал? – задала вопрос Луиза.
Откровенно говоря, нам никому не хотелось идти на верную гибель. А кто его знает, может, хитрой западни там нет, но существует возможность, что поклонники Сета на самом деле поставили ловушки в тайном зале, и при неверном шаге они могли сработать. И кому при таком раскладе захочется идти в неизвестность? Правильно, никому. Поэтому мы, отведя взгляд в сторону, молча, стояли, дожидаясь развития дальнейших событий, и молились, чтобы выбрали не меня, а кого-то другого.
- Как я поняла, добровольцев нет, - констатировала факт Луиза. – Ладно, тогда поступим по-другому.
Мы все немного напряглись, ожидая от нее очередной гадости.
- Я с детства люблю считалочки и помню их наизусть, - продолжала говорить Луиза. – И вот с помощью одной из них я выясню, кто из вас окажется посмертным героем.
- Может, просто пристрелишь нас, так будет гуманней, - ухмыльнувшись, предложил Роберт.
- Не надейся, красавчик, - в ответ холодно улыбнулась Луиза, с достоинством оценив шутку моего брата, после чего начала считать, по очередности показывая на нас пальцем:
- Жили рядом два соседа,
Два соседа-людоеда.
Людоеда
Людоед,
Приглашает
На обед.
- Приходи ко мне сосед,
Будешь ты на мой десерт.
Палец Луизы указывал на Алексея по окончанию считалки.
- Вот дерьмо, - выругался тот.
- Наконец мы выяснили, кто из вас счастливчик, - произнесла Луиза, - иди, парень, теперь, все зависит, только от твоей удачи.
Один из боевиков подтолкнул Алексея рукой в спину для ускорения и тот, сделав три быстрых шага, чтобы не упасть, перешел на медленный шаг, насторожено поглядывая по сторонам.
Шаг первый, шаг второй, третий.
Алексей, с опаской ступая на ровные квадратные плиты на полу, шел по тайному залу, готовый в случае опасности мгновенно повернуть назад. Мы же, затаив дыхание, напряжено следили за ним, ожидая; вот-вот случится непоправимое и еще один из нас падет, но теперь от случайно задействованной ловушки. Это не правильно, нас и так мало, а врагов не убавляется. С такой последовательностью действий кровожадной Луизы, (черт возьми, куда делась такая миловидная девушка, от которой еще вчера вечером я был без ума!), в скором времени мы потеряем всех, включая меня с Робертом, а это не входило в наши планы.
Четвертый шаг, пятый, шестой.
Алексей уже успел пройти пол зала, а ничего не происходило; нигде не открывались тайные отверстия, выпускающие смертоносные стрелы, не проваливался пол, не рушился потолок. Я уже начал склоняться к тому, что все предосторожности Луизы были напрасными. А может просто напросто за столько веков все ловушки успели придти в непригодность? Такую возможность тоже не стоит упускать из виду.
Шаг седьмой, восьмой, девятый.
Видя, что сегодня удача на его стороне, последнее расстояние Алексей проделал бегом. И вновь ничего не произошло. Так что, обратно Алексей вернулся уверенным шагом, не беспокоясь о своей безопасности.
Вот тогда проняло всех боевиков. Они, забыв обо всем на свете, с горящими глазами, в которых виднелось отображение золота, ринулись в тайный зал. От них не отставали Евгений Петрович с Яков Федоровичем и что интересно, на них никто внимания не обращал, возможно, посчитав тех не представляющих большую опасность. А вот за мной с Робертом, за Валерием с Григорием и вернувшимся обратно Алексеем, неотступно следил бдительный Омар, хмурый Тонни ну и конечно Луиза.
- Где он? – спросила меня последняя.
Я, обернувшись к ней, сделал непонимающее лицо, словно не мог догадаться о смысле заданного вопроса.
- Я же вижу, что ты уже обнаружил, где стоит «Обитель Амона», - сверля меня холодным взглядом, допытывалась Луиза. – Так, где он?
- Кто тебе про него сказал? – в свою очередь поинтересовался я.
- Это счастливчик Тонни, - Луиза указала головой в сторону европейца, - обнаружил ключ и надписи об артефакте в одном заброшенном храме, которые весьма заинтересовали руководство нашей корпорации.
- Ты хоть знаешь, для чего он предназначен? – спросил Роберт.
- Для меня поставлена задача; найти и любым способом доставить артефакт на место, а для чего он предназначен, пусть с этим разбираются яйцеголовые, они для этого и существуют, - пожав плечами, ответила Луиза. - Я думаю, руководство вашей корпорации, поставило аналогичную задачу?
Она посмотрела в сторону Валерия и Григория. Те скромно промолчали, тем самым подтверждая ее догадку.
- Ты мне так и не ответил, - Луиза обратилась ко мне. – Где находится «Обитель Амона»? ведь на самом виду, верно?
- Ты разве не знаешь, как она вы выглядит? – продолжал тянуть время я, все еще на что-то надеясь.
- Если бы знала, то в живых вас не оставила, - честно призналась Луиза.
- Ого, какие мы кровожадные, - ухмыльнулся мой брат. – Послушай, Фредди Крюгер случайно не приходится тебе папой? Или твоей мамаше помог в этом деле Лектор Ганнибал?
- Не зли меня, малыш, в гневе я страшней урагана, - предупредила Луиза, потом вспомнив о прошлом вопросе, спросила:
- Кстати, а для чего предназначен артефакт?
- Проехали, - в ответ многозначительно проворчал Роберт.
Луиза одарила его не добрым взглядом.
Увидев, что обстановка стала накаляться, я решил хоть как-то ее разрядить:
- Я знаю, где находится «Обитель Амона».
- Братишка, не делай этого! – воззвал Роберт к моей благоразумности.
- Где? – не обращая внимания на слова моего брата, сразу встрепенулась Луиза, почувствовав, что цель близка.
- Пошли за мной, я покажу, - произнес я, направляясь в тайный зал. И что интересно, в этом мне никто препятствовать не стал.
Только Луиза последовала за мной, Омар с Тонни, остались возле остальных пленников, а как я надеялся, что получится их заманить за собой. Ну, ладно, что будет, то будет.
Остальные боевики ощущали себя настоящими шейхами, строя планы, как будут тратить подвернувшиеся богатства. Они шумно начали делить между собой найденные сокровища, отбросив в сторону свое оружие, в некоторых местах даже появились грозные склоки. Боевики опрометчиво поступили, мне один из укоротов, лежащий возле алтаря, очень даже приглянулся. Кстати, как я и предполагал, в глиняных кувшинах оказались золотые украшения вперемешку с необработанными драгоценными камнями. Ну, да, видать в древние времена, прихожане любили неплохо подмаслить бога Сета, вернее сказать жрецов, заведующих этим храмом.
Еще много переполоха наводили наши историки - Евгений Петрович с Яков Федоровичем. Они метались между боевиков, хватая то одну вещицу, то другую, внимательно рассматривая ее, громко восхищались, потом начинали спорить к какой эпохе эти вещи относятся. Короче весело было в тайном зале.
Пока шел, размышлял. Где же здесь подвох? Ну не верилось мне, что с тайным залом все так просто. То, что Алексей без последствий прогулялся туда и обратно, не убедило меня в простоте нашего предприятия. Что-то настораживало. Чувствовал я здесь себя не в полной безопасности, а они меня никогда еще не подводили. Ладно, будем настороже. Теперь об «Обители Амона». А стоит ли Луизе показывать именно артефакт? Может лучше ей подсунуть какую-нибудь блестящую безделушку, вон, например, валяется на полу еще никем не прибранная к рукам небольшая золотая фигурка, изображающая скорпиона? Сказать: вот он «Обитель Амона», бери и пользуйся себе на здоровье. Нет, не прокатит. Мы уже все убедились, что эта дамочка еще та штучка, а значит, такую стерву на мякине не проведешь.
По дороге, мимоходом, прихватил с пола золотую фигурку скорпиона, засунув ее в карман штанов. На удивление тяжелой оказалась штуковина. А что вы хотите, золото вообще тяжелый металл, как помню по школьному учебнику; шар диаметром 46 мм имеет массу аж один килограмм, ни больше не меньше. Луиза все видела, но ничего не сказала, просто усмехнулась, идя рядом со мной.
Все еще не решив, как дальше поступить, приблизился к артефакту, стоящему на высоком алтаре. Вблизи было видно, что пирамида, сделанная из красного нефрита, собрана из одинаковых по величине фрагментов, которые, скорее всего, подвижны, как кубик Рубика. И для чего это сделано?
- Это он? – с при выдохом спросила Луиза, глядя на артефакт.
- Ага, - не стал отказываться я, мельком взглянув на укорот, лежащий у моих ног.
- Вот и замечательно, - произнесла Луиза, беря артефакт в руки.
После этого я увидел, какой приготовили нам подвох древние архитекторы, вернее огромную, мать их, подлянку. Скорее всего, артефакт служил противовесом, и стоило его снять с места, как сработал скрытый механизм самоуничтожения тайного зала, а мы дурни не потрудились отыскать его выключатель, за что поплатились.
И как говорится; вот тут-то все и завертелось.
Вначале раздался глухой застенный гул, потом начала закрываться входная плита и намного быстрее, чем открывалась, а после, задрожал пол, начиная проваливаться на неопределенную глубину отдельными кусками то в одном месте, то в другом, совершено не подчиняясь последовательности.
Кругом начался хаос.
Некоторые из тупоголовых боевиков, отбросив в сторону инстинкт самосохранения, пытались спасти найденное сокровище и хватали самое ценное, то есть, что потяжелей, но такой груз вытащить им было не под силу. Они ругались, чуть ли не дрались, но провалившись вместе с плитами пола в неизвестность, на веки успокаивались. Другие, более по смышленей, хватали, что попадется под руку, и мчались к выходу, при этом стараясь не провалиться в открывающиеся провалы. Не всем из них было суждено добраться до спасительного выхода, который с каждым мгновением становился все уже и уже. А тут еще заверещали историки, оказавшиеся отрезанными провалом к спасительному выходу:
- Кирилл, спаси нас!
И что, вы думаете, я без раздумий кинулся к ним на выручку? Вот хренушки, сами выкручивайтесь! Мой инстинкт самосохранения и так уже визжал, не затыкаясь на гиперзвуке – беги придурок, если жизнь тебе дорога! И почему я должен был его ослушаться? Меня же не нанимали на роль супермена, так что руки в ноги и вперед, следом за сообразительной Луизой, которая, крепко держа в руках артефакт, прорывалась к выходу.
Что я и сделал даже напрочь, позабыв прихватить укорот, не до этого было, здесь понимаете ли, шкурное дело – свою шкуру нужно спасать.
Этот короткий отрезок времени пролетел как в тумане. Не помню, бежал, молча или орал во все горло от жуткого страха быть заживо похороненным в тайном зале. Помню только, как вилял между провалами и перепрыгивал через резко образованные широкие трещины в полу. Ни на кого не обращал внимания, не до этого было. А тут еще какой-то придурок, то ли с испуга, то ли от безысходности, стал поливать из автомата во все стороны. Сам видел, как пару боевиков, один слева, другой справа оказались напичканы шальными пулями. Мне пока, тьфу-тьфу не сглазить, везло.
До выхода осталось всего ничего, но он опустился до уровня моих колен, грозя в скором времени превратиться в неприступную монолитную стену.
А Луиза, стерва, уже находилась возле узкого выхода. Она ловко, ужом проползла под опускающейся стеной и исчезла в спасительном помещении. Мне показалось, что перед этим она игриво подмигнула, повернувшись в мою сторону. Точно стерва.
Я отпрыгнул в сторону, от очередного провала, неожиданно открывшегося передо мной, сделал еще один рывок и в последний момент успел перекатом перевалиться на другую сторону. Злосчастная стена, слегка задев мне бок, с глухим звуком запечатала собой тайный зал.
- Вставай! – Роберт подал руку. – Быстрей!
С его помощью быстро поднялся на ноги, огляделся.
Так, здесь, в зале кое-что изменилось.
Алексей лежал на полу с простреленной спиной, а недалеко от него Омар с пулей в животе в последних конвульсиях, Валерий, подхватив его укорот, направлялся к выходу из храма, а следом за ним Григорий с пистолетом в руке. У одного из них была разбита губа, у другого – большой синяк под глазом. А Луизы и Тонни нигде не было.
- Что здесь произошло? – спросил я.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 15.06.2013 в 12:57
СообщениеГлава пятая.
Обитель Амона.

Проход открылся, и мы увидели сказочную картину, от которой практически у всех присутствующих перехватило дыхание. Почему практически – поголовно у всех, даже у меня.
В тайном зале не было мумии и саркофага, это же не гробница, зато там стояло множество статуэток, сделанных из золота, особенно впечатляла фигура бога Сета с ослиной головой, восседающей на троне. Еще там вдоль стены выстроились в ряд разного калибра керамических сосудов, и я не удивлюсь, если там находятся дорогие украшения или драгоценные камни. Но мое внимание привлек совершено другой предмет – небольшая пирамида, сделанная из красного нефрита, на гранях которой были начертано множество иероглифов. На какое-то мгновение, я увидел внутренним зрением, как ее тонким слоем, кружась в спирали, окутывает фиолетовая дымка, а потом видение исчезло. Но и этого краткого мгновения хватило мне для того чтобы определить – вот он, искомый нам артефакт, который может открыть дорогу темным тварям.
Боевики с горящими от алчности глазами, завидев такое богатство, забыли обо всем и ринулись делить сокровище, которое так нежданно свалилось на их голову.
- Стоять! – предостерегающе выкрикнула Луиза.
Но ее никто не слышал. Да это и понятно, когда золотой блеск слепит тебе глаза, тогда как-то не до чьих-то непонятных возгласов. Такова натура человека. Единственный из боевиков, это Омар, сумел сдержать себя от безумного порыва, он передернул затвор автомата и выстрелил поверх голов ошалевших от счастья братьев по оружию. Свист пуль вкупе с оглушающим грохотом очереди, остудил пыл боевиков. Они замерли на месте прямо около входа в тайный зал.
Валерий с Григорием хотели воспользоваться разладом в рядах захватчиков. Они решили втихаря слинять из храма, но увидев автомат направленный им в грудь и осуждающее покачивание головы бдительного Тонни, благоразумно передумали.
- Идиоты, вы что творите! – набросилась Луиза на недальновидных любителей быстрой наживы.
Те стояли и смотрели на нее, не понимая, что от них хотят добиться.
- Вам не приходило в голову, что там, за границей прохода могут находиться смертельные ловушки? – продолжала яриться Луиза. – Или у вас на это не хватает мозгов?
Услышав такую новость, боевики моментально попятились назад, с опаской глядя на такой желанный приз в виде золотых статуэток, который потянет на целое состояние сравнимое с капиталами известных арабских шейхов. Как говориться; близок локоток, но не укусишь.
- Что ты предложишь? – поинтересовался Омар, сглотнув слюну, чтобы хоть немного смочить пересохшее горло от волнения.
- Зачем нам рисковать, если за нас может это сделать кто-то другой, - пожав плечами, сказала Луиза, потом она окинула взглядом нас и задала вопрос, который мне очень не понравился:
- Кто из вас самый смелый?
- Ищи идиота в другом месте, - криво усмехнувшись, ответил Степан, тем самым давая понять ей, что никто из нас не собирается ради чьей-то прихоти рисковать своей жизнью.
- Ответ неверный, - произнесла Луиза, бросив мимолетный взгляд на Омара.
Тот сразу все понял. Командир боевиков вытащил пистолет из кобуры, снял его с предохранителя и произвел выстрел, практически не целясь. Он не промахнулся. Степан с дыркой между глаз замертво повалился на пол.
На какое-то мгновение во взгляде Луизы что-то изменилось. Мне показалось, что она сожалеет о случившемся, но только на миг, потому что ее лицо уже успело преобразиться в прежнюю надменную маску.
Евгений Петрович с Яков Федоровичем не выдержали вида еще одного трупа, да еще того, с кем общались и здоровались каждый день. Они, согнувшись пополам, вывали на пол весь свой сегодняшний завтрак. У меня, да и у остальных товарищей по несчастью, желудок оказался крепче, но это не прибавило нам настроения.
- Теперь понимаете, что с вами никто шутить не собирается? – спросила Луиза, окинув нас равнодушным взором, словно перед ней стояли не люди, а обычный скот, приготовленный к забою.
- Вот сука, - сквозь зубы процедил Алексей, за что получил зуботычину от рядом стоящего боевика. Мы горячо его поддержали, но молча, поэтому остались без должного наказания.
- Повторяю свой вопрос. Кто первым из вас решится войти в тайный зал? – задала вопрос Луиза.
Откровенно говоря, нам никому не хотелось идти на верную гибель. А кто его знает, может, хитрой западни там нет, но существует возможность, что поклонники Сета на самом деле поставили ловушки в тайном зале, и при неверном шаге они могли сработать. И кому при таком раскладе захочется идти в неизвестность? Правильно, никому. Поэтому мы, отведя взгляд в сторону, молча, стояли, дожидаясь развития дальнейших событий, и молились, чтобы выбрали не меня, а кого-то другого.
- Как я поняла, добровольцев нет, - констатировала факт Луиза. – Ладно, тогда поступим по-другому.
Мы все немного напряглись, ожидая от нее очередной гадости.
- Я с детства люблю считалочки и помню их наизусть, - продолжала говорить Луиза. – И вот с помощью одной из них я выясню, кто из вас окажется посмертным героем.
- Может, просто пристрелишь нас, так будет гуманней, - ухмыльнувшись, предложил Роберт.
- Не надейся, красавчик, - в ответ холодно улыбнулась Луиза, с достоинством оценив шутку моего брата, после чего начала считать, по очередности показывая на нас пальцем:
- Жили рядом два соседа,
Два соседа-людоеда.
Людоеда
Людоед,
Приглашает
На обед.
- Приходи ко мне сосед,
Будешь ты на мой десерт.
Палец Луизы указывал на Алексея по окончанию считалки.
- Вот дерьмо, - выругался тот.
- Наконец мы выяснили, кто из вас счастливчик, - произнесла Луиза, - иди, парень, теперь, все зависит, только от твоей удачи.
Один из боевиков подтолкнул Алексея рукой в спину для ускорения и тот, сделав три быстрых шага, чтобы не упасть, перешел на медленный шаг, насторожено поглядывая по сторонам.
Шаг первый, шаг второй, третий.
Алексей, с опаской ступая на ровные квадратные плиты на полу, шел по тайному залу, готовый в случае опасности мгновенно повернуть назад. Мы же, затаив дыхание, напряжено следили за ним, ожидая; вот-вот случится непоправимое и еще один из нас падет, но теперь от случайно задействованной ловушки. Это не правильно, нас и так мало, а врагов не убавляется. С такой последовательностью действий кровожадной Луизы, (черт возьми, куда делась такая миловидная девушка, от которой еще вчера вечером я был без ума!), в скором времени мы потеряем всех, включая меня с Робертом, а это не входило в наши планы.
Четвертый шаг, пятый, шестой.
Алексей уже успел пройти пол зала, а ничего не происходило; нигде не открывались тайные отверстия, выпускающие смертоносные стрелы, не проваливался пол, не рушился потолок. Я уже начал склоняться к тому, что все предосторожности Луизы были напрасными. А может просто напросто за столько веков все ловушки успели придти в непригодность? Такую возможность тоже не стоит упускать из виду.
Шаг седьмой, восьмой, девятый.
Видя, что сегодня удача на его стороне, последнее расстояние Алексей проделал бегом. И вновь ничего не произошло. Так что, обратно Алексей вернулся уверенным шагом, не беспокоясь о своей безопасности.
Вот тогда проняло всех боевиков. Они, забыв обо всем на свете, с горящими глазами, в которых виднелось отображение золота, ринулись в тайный зал. От них не отставали Евгений Петрович с Яков Федоровичем и что интересно, на них никто внимания не обращал, возможно, посчитав тех не представляющих большую опасность. А вот за мной с Робертом, за Валерием с Григорием и вернувшимся обратно Алексеем, неотступно следил бдительный Омар, хмурый Тонни ну и конечно Луиза.
- Где он? – спросила меня последняя.
Я, обернувшись к ней, сделал непонимающее лицо, словно не мог догадаться о смысле заданного вопроса.
- Я же вижу, что ты уже обнаружил, где стоит «Обитель Амона», - сверля меня холодным взглядом, допытывалась Луиза. – Так, где он?
- Кто тебе про него сказал? – в свою очередь поинтересовался я.
- Это счастливчик Тонни, - Луиза указала головой в сторону европейца, - обнаружил ключ и надписи об артефакте в одном заброшенном храме, которые весьма заинтересовали руководство нашей корпорации.
- Ты хоть знаешь, для чего он предназначен? – спросил Роберт.
- Для меня поставлена задача; найти и любым способом доставить артефакт на место, а для чего он предназначен, пусть с этим разбираются яйцеголовые, они для этого и существуют, - пожав плечами, ответила Луиза. - Я думаю, руководство вашей корпорации, поставило аналогичную задачу?
Она посмотрела в сторону Валерия и Григория. Те скромно промолчали, тем самым подтверждая ее догадку.
- Ты мне так и не ответил, - Луиза обратилась ко мне. – Где находится «Обитель Амона»? ведь на самом виду, верно?
- Ты разве не знаешь, как она вы выглядит? – продолжал тянуть время я, все еще на что-то надеясь.
- Если бы знала, то в живых вас не оставила, - честно призналась Луиза.
- Ого, какие мы кровожадные, - ухмыльнулся мой брат. – Послушай, Фредди Крюгер случайно не приходится тебе папой? Или твоей мамаше помог в этом деле Лектор Ганнибал?
- Не зли меня, малыш, в гневе я страшней урагана, - предупредила Луиза, потом вспомнив о прошлом вопросе, спросила:
- Кстати, а для чего предназначен артефакт?
- Проехали, - в ответ многозначительно проворчал Роберт.
Луиза одарила его не добрым взглядом.
Увидев, что обстановка стала накаляться, я решил хоть как-то ее разрядить:
- Я знаю, где находится «Обитель Амона».
- Братишка, не делай этого! – воззвал Роберт к моей благоразумности.
- Где? – не обращая внимания на слова моего брата, сразу встрепенулась Луиза, почувствовав, что цель близка.
- Пошли за мной, я покажу, - произнес я, направляясь в тайный зал. И что интересно, в этом мне никто препятствовать не стал.
Только Луиза последовала за мной, Омар с Тонни, остались возле остальных пленников, а как я надеялся, что получится их заманить за собой. Ну, ладно, что будет, то будет.
Остальные боевики ощущали себя настоящими шейхами, строя планы, как будут тратить подвернувшиеся богатства. Они шумно начали делить между собой найденные сокровища, отбросив в сторону свое оружие, в некоторых местах даже появились грозные склоки. Боевики опрометчиво поступили, мне один из укоротов, лежащий возле алтаря, очень даже приглянулся. Кстати, как я и предполагал, в глиняных кувшинах оказались золотые украшения вперемешку с необработанными драгоценными камнями. Ну, да, видать в древние времена, прихожане любили неплохо подмаслить бога Сета, вернее сказать жрецов, заведующих этим храмом.
Еще много переполоха наводили наши историки - Евгений Петрович с Яков Федоровичем. Они метались между боевиков, хватая то одну вещицу, то другую, внимательно рассматривая ее, громко восхищались, потом начинали спорить к какой эпохе эти вещи относятся. Короче весело было в тайном зале.
Пока шел, размышлял. Где же здесь подвох? Ну не верилось мне, что с тайным залом все так просто. То, что Алексей без последствий прогулялся туда и обратно, не убедило меня в простоте нашего предприятия. Что-то настораживало. Чувствовал я здесь себя не в полной безопасности, а они меня никогда еще не подводили. Ладно, будем настороже. Теперь об «Обители Амона». А стоит ли Луизе показывать именно артефакт? Может лучше ей подсунуть какую-нибудь блестящую безделушку, вон, например, валяется на полу еще никем не прибранная к рукам небольшая золотая фигурка, изображающая скорпиона? Сказать: вот он «Обитель Амона», бери и пользуйся себе на здоровье. Нет, не прокатит. Мы уже все убедились, что эта дамочка еще та штучка, а значит, такую стерву на мякине не проведешь.
По дороге, мимоходом, прихватил с пола золотую фигурку скорпиона, засунув ее в карман штанов. На удивление тяжелой оказалась штуковина. А что вы хотите, золото вообще тяжелый металл, как помню по школьному учебнику; шар диаметром 46 мм имеет массу аж один килограмм, ни больше не меньше. Луиза все видела, но ничего не сказала, просто усмехнулась, идя рядом со мной.
Все еще не решив, как дальше поступить, приблизился к артефакту, стоящему на высоком алтаре. Вблизи было видно, что пирамида, сделанная из красного нефрита, собрана из одинаковых по величине фрагментов, которые, скорее всего, подвижны, как кубик Рубика. И для чего это сделано?
- Это он? – с при выдохом спросила Луиза, глядя на артефакт.
- Ага, - не стал отказываться я, мельком взглянув на укорот, лежащий у моих ног.
- Вот и замечательно, - произнесла Луиза, беря артефакт в руки.
После этого я увидел, какой приготовили нам подвох древние архитекторы, вернее огромную, мать их, подлянку. Скорее всего, артефакт служил противовесом, и стоило его снять с места, как сработал скрытый механизм самоуничтожения тайного зала, а мы дурни не потрудились отыскать его выключатель, за что поплатились.
И как говорится; вот тут-то все и завертелось.
Вначале раздался глухой застенный гул, потом начала закрываться входная плита и намного быстрее, чем открывалась, а после, задрожал пол, начиная проваливаться на неопределенную глубину отдельными кусками то в одном месте, то в другом, совершено не подчиняясь последовательности.
Кругом начался хаос.
Некоторые из тупоголовых боевиков, отбросив в сторону инстинкт самосохранения, пытались спасти найденное сокровище и хватали самое ценное, то есть, что потяжелей, но такой груз вытащить им было не под силу. Они ругались, чуть ли не дрались, но провалившись вместе с плитами пола в неизвестность, на веки успокаивались. Другие, более по смышленей, хватали, что попадется под руку, и мчались к выходу, при этом стараясь не провалиться в открывающиеся провалы. Не всем из них было суждено добраться до спасительного выхода, который с каждым мгновением становился все уже и уже. А тут еще заверещали историки, оказавшиеся отрезанными провалом к спасительному выходу:
- Кирилл, спаси нас!
И что, вы думаете, я без раздумий кинулся к ним на выручку? Вот хренушки, сами выкручивайтесь! Мой инстинкт самосохранения и так уже визжал, не затыкаясь на гиперзвуке – беги придурок, если жизнь тебе дорога! И почему я должен был его ослушаться? Меня же не нанимали на роль супермена, так что руки в ноги и вперед, следом за сообразительной Луизой, которая, крепко держа в руках артефакт, прорывалась к выходу.
Что я и сделал даже напрочь, позабыв прихватить укорот, не до этого было, здесь понимаете ли, шкурное дело – свою шкуру нужно спасать.
Этот короткий отрезок времени пролетел как в тумане. Не помню, бежал, молча или орал во все горло от жуткого страха быть заживо похороненным в тайном зале. Помню только, как вилял между провалами и перепрыгивал через резко образованные широкие трещины в полу. Ни на кого не обращал внимания, не до этого было. А тут еще какой-то придурок, то ли с испуга, то ли от безысходности, стал поливать из автомата во все стороны. Сам видел, как пару боевиков, один слева, другой справа оказались напичканы шальными пулями. Мне пока, тьфу-тьфу не сглазить, везло.
До выхода осталось всего ничего, но он опустился до уровня моих колен, грозя в скором времени превратиться в неприступную монолитную стену.
А Луиза, стерва, уже находилась возле узкого выхода. Она ловко, ужом проползла под опускающейся стеной и исчезла в спасительном помещении. Мне показалось, что перед этим она игриво подмигнула, повернувшись в мою сторону. Точно стерва.
Я отпрыгнул в сторону, от очередного провала, неожиданно открывшегося передо мной, сделал еще один рывок и в последний момент успел перекатом перевалиться на другую сторону. Злосчастная стена, слегка задев мне бок, с глухим звуком запечатала собой тайный зал.
- Вставай! – Роберт подал руку. – Быстрей!
С его помощью быстро поднялся на ноги, огляделся.
Так, здесь, в зале кое-что изменилось.
Алексей лежал на полу с простреленной спиной, а недалеко от него Омар с пулей в животе в последних конвульсиях, Валерий, подхватив его укорот, направлялся к выходу из храма, а следом за ним Григорий с пистолетом в руке. У одного из них была разбита губа, у другого – большой синяк под глазом. А Луизы и Тонни нигде не было.
- Что здесь произошло? – спросил я.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 15.06.2013 в 12:57
sermolotkovДата: Среда, 19.06.2013, 08:15 | Сообщение # 19
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
- Пошли на выход, по дороге расскажу, - засовывая в дорожную сумку мой лэптоп, произнес мой брат. – И на, держи, нам здесь не стоит задерживаться.
Я взял поданную сумку и на ходу засунул туда подобранную золотую фигурку скорпиона, чтобы в кармане она не мешалась.
- Молодец, братишка, сувенир на память прихватил, - одобрительно произнес Роберт, провожая взглядом исчезнувший блеск драгметалла в моих закромах. – Больше ничего прихватить не успел?
- Не до того было, - ответил я. – Давай, рассказывай.
- А что здесь рассказывать, - начал посвящать меня в происшедшие события Роберт. – Как только началось светопреставление, устроенное тобой или Луизой, Омар и Тонни потеряли бдительность. Этим решили воспользоваться наши бравые секьюрити. Валерий бросился на Тонни, но тот, сволочь, просто удрал, даже не дав должного отпора. А этим временем Алексей с Григорием наседали на Омара. Крепким оказался сволочь. Оружия из рук не выпускал, дрался, как волчара припертый в углу. Но против двоих хороших бойцов ему не удалось выстоять. Повалили его.
- Это он убил Алексея? – поинтересовался я.
- Нет, это Луиза, бестия, вылезла из-под опускающейся стены не в подходящее время для нас, - пояснил Роберт, - первым делом она выстрелила в спину Алексею, а потом дала деру.
- А ты? – я не мог понять, почему Луиза так легко ушла.
- Пытался ее остановить, - начал оправдываться брат, - но против пистолета, с голыми руками сильно не попрешь. Кинулся за ней следом, думал неожиданно на нее напасть. Куда там. Она по дороге вырубила Валерия, когда тот ей встретился на пути.
- Даже так? – удивился я.
- Шустрой оказалась твоя дамочка. Ушла она, - сказал мой брат.
- Плохо, артефакт у нее, - скривившись, как от зубной боли, произнес я.
- Сам знаю, что хреново, - согласился со мной Роберт, потом усмехнулся и добавил с толикой ехидства:
- Умеешь ты выбирать себе подруг.
- Она мне не подруга, - проворчал я в ответ.
Мы успели догнать Валерия и Григория, которые практически приблизились к выходу из храма. А вот и сам выход, белым пятном, показавшийся на наших глазах, а в нем появился темный мужской силуэт, что-то держащий на плече.
- РПГ! – Валерий оказался самым догадливым.
Вот черт, Тонни что, нас с БТРом перепутал? Как я догадался, что это Тонни? Так больше не кому.
Мы все довольно резво выполнили команду – вспышка сзади, любой армейский командир, увидев это, остался бы, доволен. Над головой пронесся реактивный снаряд, колыхнув волосы на голове, а потом позади как жахнет, аж уши заложило. А разлеживаться нам не резон, нужно бежать к выходу, благо скотина Тонни исчез оттуда. И этому была большая причина, имею виду бежать наружу.
Последствия взрыва реактивного снаряда не заставили себя долго ждать. В клубах поднятой пыли стены храма затряслись, грозясь обрушиться в любой момент, кругом раздавался надрывный треск, пол заходил ходуном, как при землетрясении.
- Бегом! – скомандовал Валерий и пулей вылетел наружу, держа укорот наготове.
Мы тоже рассиживаться не стали, последовав за ним.
Оказавшись под чистым небом, я согнулся в кашле, выплевывая на песок сгустки черной от пыли слюны. Блин, как только шахтеры под землей работают. Здесь немного наглотался строительной взвеси и то уже дурно. Ну, его к лешему, шахтерские работы, лучше здесь, на чистом воздухе.
Отдышавшись, огляделся. Валерий с Григорием уже стояли возле брошенных машин и синхронно пели ладную, забористую песню сапожника, уколовшего себе палец. Вместе с Робертом подошел к ним, чтобы посмотреть причину их негодования. Да, злиться было на что. Из радиаторов машин, прострелянных автоматом, вытекали тоненькие струйки антифриза, а это означало, что на них далеко не уедешь, движок заклинит и все, трындец придет окончательный.
- Ушли, суки! – в двух словах выразил свои чувства Григорий и куда-то торопливо направился.
- И не знаем, кто они такие и где их искать, - я продолжил его мысль вслух.
- Может Валерию что-то известно, - предположил Роберт, - он перед тем, как Омар отбросил кости, с ним душевно побеседовал. Эй, Валерий, тебе удалось узнать, кто они такие?
- Про корпорацию «Скрин» когда-нибудь слышали? – в ответ задал тот вопрос.
- Нет, - честно признались мы.
- У корпорации «Скрин» главное направление фармацевтика, - начал пояснять Валерий, - она имеет постоянные госзаказы от правительства США и от руководства Пентагона. Это вам о чем-то говорит?
- То, что она работает на Госдеп? – предположил Роберт.
- Нет, приятель, то, что у нее имеются стабильные ежегодные миллиардные доходы, - поправил его Валерий.
Слушая его в пол уха, я достал из дорожной сумки лэптоп, включил его, когда на мониторе высветился рабочий стол, подсоединился к интернету и набрал в поиске: корпорация «Скрин».
- Я все еще не вижу связи, - почесав затылок, произнес Роберт.
- Конечно, продержаться на вакцинах против гриппа можно долго, еще чуточку на заказах Пентагона. Уж не знаю, что там они для вояк пытаются разработать, может супер солдат, может невидимых шпионов, а возможно банальное бактериологическое оружие, но этого им показалось мало. Вот руководство корпорации и занялось поиском артефактов, для их изучения и по возможности использования, чтобы сделать очередной прорыв в научной сфере. В какой области? Да им по большому счету по барабану, главное прорыв, а там как выйдет. Пока у них ничего толком не получалось, но вот подвернулся случай с «Обителью Амона», за который те ухватились бульдожьей хваткой.
- Как и ваше руководство, - не премину подметить мой брат.
- Как и наше, - не стал отказываться Валерий. – Вы что, думаете, у нас рулит Пельцер? Ошибаетесь. Бразды правления находятся у людей более высокого полета, а где они находятся, я сам не знаю.
- Короче, получилось столкновение интересов двух влиятельных корпораций, - подытожил Роберт.
- Верно, так и вышло, - подтвердил Валерий.
- И как называется ваша контора? – поинтересовался Роберт. – Случайно не «Газпром»?
- А тебе это надо? – задал вопрос Валерий, недобро сверля взглядом моего брата.
- Дай подумать, - Роберт явно от скуки валял комедию. – Ты знаешь, по большему счету мне все равно.
- Я тоже так думаю, - уже расслаблено усмехнулся Валерий. – И что, все это тебе удалось узнать от Омара? Не верю, чтобы простой полевой командир так много знал.
- Нет, он назвал только «Скрин», - сказал Валерий, - остальное я и так знал.
- Как говорится; конкурентов надо знать в лицо, - усмехнулся Роберт.
- В точку, - усмехнулся в ответ Валерий.
Вернулся обратно Григорий с громоздким спутниковым телефоном. Ага, у них даже такая штуковина есть! Интересно кому он звонил? Докладывал руководству о своей неудаче?
- Все верно, есть такая корпорация, - произнес я, глядя на монитор, где находилась открытая страничка с общими сведениями об «Скрин».
- А ты сомневался? – Григорий пристально посмотрел на меня.
- Нет, но проверить стоило, - ничуть не смутившись, ответил, продолжая искать более подробные данные о названой корпорации.
- Вот суки! – выругался Валерий, пнув, ни в чем не повинную покрышку автомобиля. – Наверное, уже мчатся в аэропорт, чтобы попасть на ближайший рейс в Штаты!
- Не думаю, - задумчиво произнес я, читая очередную информацию о корпорации «Скрин».
- Поясни? – Валерий принял охотничью стойку.
- Возможно, им удалось бы пронести через таможню артефакт и благополучно добраться до Штатов, а может, нет, так что, как я думаю, они понапрасну рисковать не будут, - высказал сое предположение, - скорее всего они будут действовать наверняка и направятся в более близкое место, чем вы думаете.
- Куда? – синхронно задали вопрос Валерий с Григорием, направляясь ко мне.
- Вот здесь сказано, что недалеко от города Абу-Хамад прямо в Нубийской пустыне, скорее всего, где находится оазис, расположена исследовательская станция корпорации «Скрин», - я показал на монитор подошедшим парням. – «Скай шелтер» называется. Думаю, они направятся туда.
Они начали поглощать информацию, потом заставили меня найти карту, стали рассчитывать что-то по ней.
- Ясно, значит еще не все потеряно! – оживился Григорий. Он набрал номер на спутниковом телефоне и, отвернувшись от нас, с кем-то начал разговаривать.
- Все, парни, вы свою часть работы выполнили, остальное мы сделаем сами, - обратился к нам Валерий.
- Ты хочешь сказать; проваливайте к черту? – уточнил Роберт.
- Типа того, - ответил Валерий.
У меня отлегло от сердца. Наши секьюрити оказались не столь кровожадными, как я предполагал. Оставили в живых свидетелей и даже с богом отправляют их на все четыре стороны. Странно все это.
- Нет, так дело не пойдет, - тем временем возразил Роберт.
Вот черт, братишка решил ввязаться в опасные игры, в которых мне участвовать очень не хотелось. Пусть едут, но без нас. Все равно если даже Луизе или не знаю там кому, удастся открыть артефакт, исследовательская станция находится в безлюдном месте, так что темным тварям негде будет разгуляться. Пусть они зачавкают всех сотрудников корпорации, а что дальше? Скорее всего «Скрин» пойдет на крайние меры, то бишь тотальное уничтожение следов своей неудачи, может быть даже с помощью небольшого ядерного взрыва. Думаю им под силу его найти. Или сделать анонимный звонок в Моссад, сказать им, что в таком-то таком месте обосновались боевики из ХАМАС, которые в скором времени изготовят ядерный заряд, для террористического акта. Может они клюнут на такую утку и нанесут упреждающий удар. Так что в любом случае артефакт и все темные твари будут уничтожены без нашей помощи. И стоит тогда туда соваться? Я думаю – нет.
- Парни, это не шутка, там, куда мы хотим направиться, может оказаться на много опасней, чем вы думаете, - Валерий решил призвать моего брата к благоразумию.
- Вы себе представить не можете, на сколько, там может оказать опасней, - усмехнувшись, произнес Роберт. – Поэтому пару лишних стволов вам не помешают.
Вернулся Григорий с довольным видом. По всей видимости, он услышал хорошие новости.
- Слышишь, напарник, эти двое прямо рвутся в бой, как два отважных самурая, - сообщил Валерий. – И что будем с ними делать?
- Пока будем ждать, группа поддержки прибудет только через пару дней, - ответил Григорий.
- А с ними что делать? – Валерий мотнул головой в нашу сторону.
- Пусть едут с нами, если им так сильно хочется, - на удивление легко согласился Григорий.

***

Мы стались ждать группу поддержки прямо там, возле братской могилы, где были погребены наши знакомые вперемешку с отрядом Омара. За это время Григорий на такси, вызванный по мобильному телефону сгонял в город. Оттуда он приехал за рулем старенького, но добротного полно-приводного «Ниссана Патрола». Это вам не кроссовер, пригодный только для городских дорог, а нормальный джип для бездорожья. На нем Григорий привез воду, продукты, а дизельный генератор с запасом топлива на неделю в лагере имелся, так что жить можно, если скромно.
В этот же день возле нашего временного лагеря появилась полицейская машина. Кто-то слышал выстрелы и сообщил властям. Но здесь все решила небольшая скрутка волшебных зеленых фантиков с портретом Бенджамина Франклина, аккуратно засунутая в карман офицеру, притом, что по крупному придраться к нам не к чему. Ну, подумаешь, стоят автомобили с простреленными радиаторами, может это проезжая банда навела шороху и укатила, трупов то нет, значит, и судебного делопроизводства нет. Короче, обошлось.
Как только полицейские укатили, Валерий достал пару литровых бутылок водки, и мы под скромную закуску, в основном состоящую из консервированной тушенки, начали успокаивать себе нервы. Так, под вялый разговор, не забывая помянуть зря погибших товарищей хорошими словами, наша небольшая компания коротала остаток дня. Вернее сказать говорили Григорий и Валерий, а мы, молча, мотали головой, потому что их практически не знали, так что и сказать толком ничего не могли. А у нас у русских как принято; говорить нужно про покойников только хорошее или вообще ничего. Вот я с батом и воздержался от слов, чтобы не ляпнуть лишнего, и так все до сих пор были на взводе.
Просидели до самого вечера, а потом, как по команде, уже изрядно поддатые, завалились спать в палатках, даже не побеспокоившись об охране лагеря.
В назначенное время, уже после обеда, к лагерю подкатили четыре джипа с долгожданной группой поддержки. После энергичного приветствия между собой, типа похлопывания по спине, крепких объятий, чуть ли не до хруста костей, к Валерию подкатил командир отряда, рослый бритоголовый парень с цепким взглядом и сухо спросил:
- Почему здесь гражданские?
- Они поедут с нами, - ответил тот, - приказ руководства.
Этой информации оказалось достаточно для командира прибывшего отряда.
- Игорь, - одарив нас крепким рукопожатием, от которого хрустнули костяшки пальцев, представился старший бойцов.
Мы с братом по очереди себя назвали. Дальше познакомились с другими парнями. После продолжительных рукопожатий, от которых уже начала болеть ладонь, все расположились в теньке и начали по разложенной карте разрабатывать маршрут продвижения до исследовательской станции «Скай шелтер», решив выдвигаться к намеченной цели с утреней зарей.
 
Сообщение- Пошли на выход, по дороге расскажу, - засовывая в дорожную сумку мой лэптоп, произнес мой брат. – И на, держи, нам здесь не стоит задерживаться.
Я взял поданную сумку и на ходу засунул туда подобранную золотую фигурку скорпиона, чтобы в кармане она не мешалась.
- Молодец, братишка, сувенир на память прихватил, - одобрительно произнес Роберт, провожая взглядом исчезнувший блеск драгметалла в моих закромах. – Больше ничего прихватить не успел?
- Не до того было, - ответил я. – Давай, рассказывай.
- А что здесь рассказывать, - начал посвящать меня в происшедшие события Роберт. – Как только началось светопреставление, устроенное тобой или Луизой, Омар и Тонни потеряли бдительность. Этим решили воспользоваться наши бравые секьюрити. Валерий бросился на Тонни, но тот, сволочь, просто удрал, даже не дав должного отпора. А этим временем Алексей с Григорием наседали на Омара. Крепким оказался сволочь. Оружия из рук не выпускал, дрался, как волчара припертый в углу. Но против двоих хороших бойцов ему не удалось выстоять. Повалили его.
- Это он убил Алексея? – поинтересовался я.
- Нет, это Луиза, бестия, вылезла из-под опускающейся стены не в подходящее время для нас, - пояснил Роберт, - первым делом она выстрелила в спину Алексею, а потом дала деру.
- А ты? – я не мог понять, почему Луиза так легко ушла.
- Пытался ее остановить, - начал оправдываться брат, - но против пистолета, с голыми руками сильно не попрешь. Кинулся за ней следом, думал неожиданно на нее напасть. Куда там. Она по дороге вырубила Валерия, когда тот ей встретился на пути.
- Даже так? – удивился я.
- Шустрой оказалась твоя дамочка. Ушла она, - сказал мой брат.
- Плохо, артефакт у нее, - скривившись, как от зубной боли, произнес я.
- Сам знаю, что хреново, - согласился со мной Роберт, потом усмехнулся и добавил с толикой ехидства:
- Умеешь ты выбирать себе подруг.
- Она мне не подруга, - проворчал я в ответ.
Мы успели догнать Валерия и Григория, которые практически приблизились к выходу из храма. А вот и сам выход, белым пятном, показавшийся на наших глазах, а в нем появился темный мужской силуэт, что-то держащий на плече.
- РПГ! – Валерий оказался самым догадливым.
Вот черт, Тонни что, нас с БТРом перепутал? Как я догадался, что это Тонни? Так больше не кому.
Мы все довольно резво выполнили команду – вспышка сзади, любой армейский командир, увидев это, остался бы, доволен. Над головой пронесся реактивный снаряд, колыхнув волосы на голове, а потом позади как жахнет, аж уши заложило. А разлеживаться нам не резон, нужно бежать к выходу, благо скотина Тонни исчез оттуда. И этому была большая причина, имею виду бежать наружу.
Последствия взрыва реактивного снаряда не заставили себя долго ждать. В клубах поднятой пыли стены храма затряслись, грозясь обрушиться в любой момент, кругом раздавался надрывный треск, пол заходил ходуном, как при землетрясении.
- Бегом! – скомандовал Валерий и пулей вылетел наружу, держа укорот наготове.
Мы тоже рассиживаться не стали, последовав за ним.
Оказавшись под чистым небом, я согнулся в кашле, выплевывая на песок сгустки черной от пыли слюны. Блин, как только шахтеры под землей работают. Здесь немного наглотался строительной взвеси и то уже дурно. Ну, его к лешему, шахтерские работы, лучше здесь, на чистом воздухе.
Отдышавшись, огляделся. Валерий с Григорием уже стояли возле брошенных машин и синхронно пели ладную, забористую песню сапожника, уколовшего себе палец. Вместе с Робертом подошел к ним, чтобы посмотреть причину их негодования. Да, злиться было на что. Из радиаторов машин, прострелянных автоматом, вытекали тоненькие струйки антифриза, а это означало, что на них далеко не уедешь, движок заклинит и все, трындец придет окончательный.
- Ушли, суки! – в двух словах выразил свои чувства Григорий и куда-то торопливо направился.
- И не знаем, кто они такие и где их искать, - я продолжил его мысль вслух.
- Может Валерию что-то известно, - предположил Роберт, - он перед тем, как Омар отбросил кости, с ним душевно побеседовал. Эй, Валерий, тебе удалось узнать, кто они такие?
- Про корпорацию «Скрин» когда-нибудь слышали? – в ответ задал тот вопрос.
- Нет, - честно признались мы.
- У корпорации «Скрин» главное направление фармацевтика, - начал пояснять Валерий, - она имеет постоянные госзаказы от правительства США и от руководства Пентагона. Это вам о чем-то говорит?
- То, что она работает на Госдеп? – предположил Роберт.
- Нет, приятель, то, что у нее имеются стабильные ежегодные миллиардные доходы, - поправил его Валерий.
Слушая его в пол уха, я достал из дорожной сумки лэптоп, включил его, когда на мониторе высветился рабочий стол, подсоединился к интернету и набрал в поиске: корпорация «Скрин».
- Я все еще не вижу связи, - почесав затылок, произнес Роберт.
- Конечно, продержаться на вакцинах против гриппа можно долго, еще чуточку на заказах Пентагона. Уж не знаю, что там они для вояк пытаются разработать, может супер солдат, может невидимых шпионов, а возможно банальное бактериологическое оружие, но этого им показалось мало. Вот руководство корпорации и занялось поиском артефактов, для их изучения и по возможности использования, чтобы сделать очередной прорыв в научной сфере. В какой области? Да им по большому счету по барабану, главное прорыв, а там как выйдет. Пока у них ничего толком не получалось, но вот подвернулся случай с «Обителью Амона», за который те ухватились бульдожьей хваткой.
- Как и ваше руководство, - не премину подметить мой брат.
- Как и наше, - не стал отказываться Валерий. – Вы что, думаете, у нас рулит Пельцер? Ошибаетесь. Бразды правления находятся у людей более высокого полета, а где они находятся, я сам не знаю.
- Короче, получилось столкновение интересов двух влиятельных корпораций, - подытожил Роберт.
- Верно, так и вышло, - подтвердил Валерий.
- И как называется ваша контора? – поинтересовался Роберт. – Случайно не «Газпром»?
- А тебе это надо? – задал вопрос Валерий, недобро сверля взглядом моего брата.
- Дай подумать, - Роберт явно от скуки валял комедию. – Ты знаешь, по большему счету мне все равно.
- Я тоже так думаю, - уже расслаблено усмехнулся Валерий. – И что, все это тебе удалось узнать от Омара? Не верю, чтобы простой полевой командир так много знал.
- Нет, он назвал только «Скрин», - сказал Валерий, - остальное я и так знал.
- Как говорится; конкурентов надо знать в лицо, - усмехнулся Роберт.
- В точку, - усмехнулся в ответ Валерий.
Вернулся обратно Григорий с громоздким спутниковым телефоном. Ага, у них даже такая штуковина есть! Интересно кому он звонил? Докладывал руководству о своей неудаче?
- Все верно, есть такая корпорация, - произнес я, глядя на монитор, где находилась открытая страничка с общими сведениями об «Скрин».
- А ты сомневался? – Григорий пристально посмотрел на меня.
- Нет, но проверить стоило, - ничуть не смутившись, ответил, продолжая искать более подробные данные о названой корпорации.
- Вот суки! – выругался Валерий, пнув, ни в чем не повинную покрышку автомобиля. – Наверное, уже мчатся в аэропорт, чтобы попасть на ближайший рейс в Штаты!
- Не думаю, - задумчиво произнес я, читая очередную информацию о корпорации «Скрин».
- Поясни? – Валерий принял охотничью стойку.
- Возможно, им удалось бы пронести через таможню артефакт и благополучно добраться до Штатов, а может, нет, так что, как я думаю, они понапрасну рисковать не будут, - высказал сое предположение, - скорее всего они будут действовать наверняка и направятся в более близкое место, чем вы думаете.
- Куда? – синхронно задали вопрос Валерий с Григорием, направляясь ко мне.
- Вот здесь сказано, что недалеко от города Абу-Хамад прямо в Нубийской пустыне, скорее всего, где находится оазис, расположена исследовательская станция корпорации «Скрин», - я показал на монитор подошедшим парням. – «Скай шелтер» называется. Думаю, они направятся туда.
Они начали поглощать информацию, потом заставили меня найти карту, стали рассчитывать что-то по ней.
- Ясно, значит еще не все потеряно! – оживился Григорий. Он набрал номер на спутниковом телефоне и, отвернувшись от нас, с кем-то начал разговаривать.
- Все, парни, вы свою часть работы выполнили, остальное мы сделаем сами, - обратился к нам Валерий.
- Ты хочешь сказать; проваливайте к черту? – уточнил Роберт.
- Типа того, - ответил Валерий.
У меня отлегло от сердца. Наши секьюрити оказались не столь кровожадными, как я предполагал. Оставили в живых свидетелей и даже с богом отправляют их на все четыре стороны. Странно все это.
- Нет, так дело не пойдет, - тем временем возразил Роберт.
Вот черт, братишка решил ввязаться в опасные игры, в которых мне участвовать очень не хотелось. Пусть едут, но без нас. Все равно если даже Луизе или не знаю там кому, удастся открыть артефакт, исследовательская станция находится в безлюдном месте, так что темным тварям негде будет разгуляться. Пусть они зачавкают всех сотрудников корпорации, а что дальше? Скорее всего «Скрин» пойдет на крайние меры, то бишь тотальное уничтожение следов своей неудачи, может быть даже с помощью небольшого ядерного взрыва. Думаю им под силу его найти. Или сделать анонимный звонок в Моссад, сказать им, что в таком-то таком месте обосновались боевики из ХАМАС, которые в скором времени изготовят ядерный заряд, для террористического акта. Может они клюнут на такую утку и нанесут упреждающий удар. Так что в любом случае артефакт и все темные твари будут уничтожены без нашей помощи. И стоит тогда туда соваться? Я думаю – нет.
- Парни, это не шутка, там, куда мы хотим направиться, может оказаться на много опасней, чем вы думаете, - Валерий решил призвать моего брата к благоразумию.
- Вы себе представить не можете, на сколько, там может оказать опасней, - усмехнувшись, произнес Роберт. – Поэтому пару лишних стволов вам не помешают.
Вернулся Григорий с довольным видом. По всей видимости, он услышал хорошие новости.
- Слышишь, напарник, эти двое прямо рвутся в бой, как два отважных самурая, - сообщил Валерий. – И что будем с ними делать?
- Пока будем ждать, группа поддержки прибудет только через пару дней, - ответил Григорий.
- А с ними что делать? – Валерий мотнул головой в нашу сторону.
- Пусть едут с нами, если им так сильно хочется, - на удивление легко согласился Григорий.

***

Мы стались ждать группу поддержки прямо там, возле братской могилы, где были погребены наши знакомые вперемешку с отрядом Омара. За это время Григорий на такси, вызванный по мобильному телефону сгонял в город. Оттуда он приехал за рулем старенького, но добротного полно-приводного «Ниссана Патрола». Это вам не кроссовер, пригодный только для городских дорог, а нормальный джип для бездорожья. На нем Григорий привез воду, продукты, а дизельный генератор с запасом топлива на неделю в лагере имелся, так что жить можно, если скромно.
В этот же день возле нашего временного лагеря появилась полицейская машина. Кто-то слышал выстрелы и сообщил властям. Но здесь все решила небольшая скрутка волшебных зеленых фантиков с портретом Бенджамина Франклина, аккуратно засунутая в карман офицеру, притом, что по крупному придраться к нам не к чему. Ну, подумаешь, стоят автомобили с простреленными радиаторами, может это проезжая банда навела шороху и укатила, трупов то нет, значит, и судебного делопроизводства нет. Короче, обошлось.
Как только полицейские укатили, Валерий достал пару литровых бутылок водки, и мы под скромную закуску, в основном состоящую из консервированной тушенки, начали успокаивать себе нервы. Так, под вялый разговор, не забывая помянуть зря погибших товарищей хорошими словами, наша небольшая компания коротала остаток дня. Вернее сказать говорили Григорий и Валерий, а мы, молча, мотали головой, потому что их практически не знали, так что и сказать толком ничего не могли. А у нас у русских как принято; говорить нужно про покойников только хорошее или вообще ничего. Вот я с батом и воздержался от слов, чтобы не ляпнуть лишнего, и так все до сих пор были на взводе.
Просидели до самого вечера, а потом, как по команде, уже изрядно поддатые, завалились спать в палатках, даже не побеспокоившись об охране лагеря.
В назначенное время, уже после обеда, к лагерю подкатили четыре джипа с долгожданной группой поддержки. После энергичного приветствия между собой, типа похлопывания по спине, крепких объятий, чуть ли не до хруста костей, к Валерию подкатил командир отряда, рослый бритоголовый парень с цепким взглядом и сухо спросил:
- Почему здесь гражданские?
- Они поедут с нами, - ответил тот, - приказ руководства.
Этой информации оказалось достаточно для командира прибывшего отряда.
- Игорь, - одарив нас крепким рукопожатием, от которого хрустнули костяшки пальцев, представился старший бойцов.
Мы с братом по очереди себя назвали. Дальше познакомились с другими парнями. После продолжительных рукопожатий, от которых уже начала болеть ладонь, все расположились в теньке и начали по разложенной карте разрабатывать маршрут продвижения до исследовательской станции «Скай шелтер», решив выдвигаться к намеченной цели с утреней зарей.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 19.06.2013 в 08:15
Сообщение- Пошли на выход, по дороге расскажу, - засовывая в дорожную сумку мой лэптоп, произнес мой брат. – И на, держи, нам здесь не стоит задерживаться.
Я взял поданную сумку и на ходу засунул туда подобранную золотую фигурку скорпиона, чтобы в кармане она не мешалась.
- Молодец, братишка, сувенир на память прихватил, - одобрительно произнес Роберт, провожая взглядом исчезнувший блеск драгметалла в моих закромах. – Больше ничего прихватить не успел?
- Не до того было, - ответил я. – Давай, рассказывай.
- А что здесь рассказывать, - начал посвящать меня в происшедшие события Роберт. – Как только началось светопреставление, устроенное тобой или Луизой, Омар и Тонни потеряли бдительность. Этим решили воспользоваться наши бравые секьюрити. Валерий бросился на Тонни, но тот, сволочь, просто удрал, даже не дав должного отпора. А этим временем Алексей с Григорием наседали на Омара. Крепким оказался сволочь. Оружия из рук не выпускал, дрался, как волчара припертый в углу. Но против двоих хороших бойцов ему не удалось выстоять. Повалили его.
- Это он убил Алексея? – поинтересовался я.
- Нет, это Луиза, бестия, вылезла из-под опускающейся стены не в подходящее время для нас, - пояснил Роберт, - первым делом она выстрелила в спину Алексею, а потом дала деру.
- А ты? – я не мог понять, почему Луиза так легко ушла.
- Пытался ее остановить, - начал оправдываться брат, - но против пистолета, с голыми руками сильно не попрешь. Кинулся за ней следом, думал неожиданно на нее напасть. Куда там. Она по дороге вырубила Валерия, когда тот ей встретился на пути.
- Даже так? – удивился я.
- Шустрой оказалась твоя дамочка. Ушла она, - сказал мой брат.
- Плохо, артефакт у нее, - скривившись, как от зубной боли, произнес я.
- Сам знаю, что хреново, - согласился со мной Роберт, потом усмехнулся и добавил с толикой ехидства:
- Умеешь ты выбирать себе подруг.
- Она мне не подруга, - проворчал я в ответ.
Мы успели догнать Валерия и Григория, которые практически приблизились к выходу из храма. А вот и сам выход, белым пятном, показавшийся на наших глазах, а в нем появился темный мужской силуэт, что-то держащий на плече.
- РПГ! – Валерий оказался самым догадливым.
Вот черт, Тонни что, нас с БТРом перепутал? Как я догадался, что это Тонни? Так больше не кому.
Мы все довольно резво выполнили команду – вспышка сзади, любой армейский командир, увидев это, остался бы, доволен. Над головой пронесся реактивный снаряд, колыхнув волосы на голове, а потом позади как жахнет, аж уши заложило. А разлеживаться нам не резон, нужно бежать к выходу, благо скотина Тонни исчез оттуда. И этому была большая причина, имею виду бежать наружу.
Последствия взрыва реактивного снаряда не заставили себя долго ждать. В клубах поднятой пыли стены храма затряслись, грозясь обрушиться в любой момент, кругом раздавался надрывный треск, пол заходил ходуном, как при землетрясении.
- Бегом! – скомандовал Валерий и пулей вылетел наружу, держа укорот наготове.
Мы тоже рассиживаться не стали, последовав за ним.
Оказавшись под чистым небом, я согнулся в кашле, выплевывая на песок сгустки черной от пыли слюны. Блин, как только шахтеры под землей работают. Здесь немного наглотался строительной взвеси и то уже дурно. Ну, его к лешему, шахтерские работы, лучше здесь, на чистом воздухе.
Отдышавшись, огляделся. Валерий с Григорием уже стояли возле брошенных машин и синхронно пели ладную, забористую песню сапожника, уколовшего себе палец. Вместе с Робертом подошел к ним, чтобы посмотреть причину их негодования. Да, злиться было на что. Из радиаторов машин, прострелянных автоматом, вытекали тоненькие струйки антифриза, а это означало, что на них далеко не уедешь, движок заклинит и все, трындец придет окончательный.
- Ушли, суки! – в двух словах выразил свои чувства Григорий и куда-то торопливо направился.
- И не знаем, кто они такие и где их искать, - я продолжил его мысль вслух.
- Может Валерию что-то известно, - предположил Роберт, - он перед тем, как Омар отбросил кости, с ним душевно побеседовал. Эй, Валерий, тебе удалось узнать, кто они такие?
- Про корпорацию «Скрин» когда-нибудь слышали? – в ответ задал тот вопрос.
- Нет, - честно признались мы.
- У корпорации «Скрин» главное направление фармацевтика, - начал пояснять Валерий, - она имеет постоянные госзаказы от правительства США и от руководства Пентагона. Это вам о чем-то говорит?
- То, что она работает на Госдеп? – предположил Роберт.
- Нет, приятель, то, что у нее имеются стабильные ежегодные миллиардные доходы, - поправил его Валерий.
Слушая его в пол уха, я достал из дорожной сумки лэптоп, включил его, когда на мониторе высветился рабочий стол, подсоединился к интернету и набрал в поиске: корпорация «Скрин».
- Я все еще не вижу связи, - почесав затылок, произнес Роберт.
- Конечно, продержаться на вакцинах против гриппа можно долго, еще чуточку на заказах Пентагона. Уж не знаю, что там они для вояк пытаются разработать, может супер солдат, может невидимых шпионов, а возможно банальное бактериологическое оружие, но этого им показалось мало. Вот руководство корпорации и занялось поиском артефактов, для их изучения и по возможности использования, чтобы сделать очередной прорыв в научной сфере. В какой области? Да им по большому счету по барабану, главное прорыв, а там как выйдет. Пока у них ничего толком не получалось, но вот подвернулся случай с «Обителью Амона», за который те ухватились бульдожьей хваткой.
- Как и ваше руководство, - не премину подметить мой брат.
- Как и наше, - не стал отказываться Валерий. – Вы что, думаете, у нас рулит Пельцер? Ошибаетесь. Бразды правления находятся у людей более высокого полета, а где они находятся, я сам не знаю.
- Короче, получилось столкновение интересов двух влиятельных корпораций, - подытожил Роберт.
- Верно, так и вышло, - подтвердил Валерий.
- И как называется ваша контора? – поинтересовался Роберт. – Случайно не «Газпром»?
- А тебе это надо? – задал вопрос Валерий, недобро сверля взглядом моего брата.
- Дай подумать, - Роберт явно от скуки валял комедию. – Ты знаешь, по большему счету мне все равно.
- Я тоже так думаю, - уже расслаблено усмехнулся Валерий. – И что, все это тебе удалось узнать от Омара? Не верю, чтобы простой полевой командир так много знал.
- Нет, он назвал только «Скрин», - сказал Валерий, - остальное я и так знал.
- Как говорится; конкурентов надо знать в лицо, - усмехнулся Роберт.
- В точку, - усмехнулся в ответ Валерий.
Вернулся обратно Григорий с громоздким спутниковым телефоном. Ага, у них даже такая штуковина есть! Интересно кому он звонил? Докладывал руководству о своей неудаче?
- Все верно, есть такая корпорация, - произнес я, глядя на монитор, где находилась открытая страничка с общими сведениями об «Скрин».
- А ты сомневался? – Григорий пристально посмотрел на меня.
- Нет, но проверить стоило, - ничуть не смутившись, ответил, продолжая искать более подробные данные о названой корпорации.
- Вот суки! – выругался Валерий, пнув, ни в чем не повинную покрышку автомобиля. – Наверное, уже мчатся в аэропорт, чтобы попасть на ближайший рейс в Штаты!
- Не думаю, - задумчиво произнес я, читая очередную информацию о корпорации «Скрин».
- Поясни? – Валерий принял охотничью стойку.
- Возможно, им удалось бы пронести через таможню артефакт и благополучно добраться до Штатов, а может, нет, так что, как я думаю, они понапрасну рисковать не будут, - высказал сое предположение, - скорее всего они будут действовать наверняка и направятся в более близкое место, чем вы думаете.
- Куда? – синхронно задали вопрос Валерий с Григорием, направляясь ко мне.
- Вот здесь сказано, что недалеко от города Абу-Хамад прямо в Нубийской пустыне, скорее всего, где находится оазис, расположена исследовательская станция корпорации «Скрин», - я показал на монитор подошедшим парням. – «Скай шелтер» называется. Думаю, они направятся туда.
Они начали поглощать информацию, потом заставили меня найти карту, стали рассчитывать что-то по ней.
- Ясно, значит еще не все потеряно! – оживился Григорий. Он набрал номер на спутниковом телефоне и, отвернувшись от нас, с кем-то начал разговаривать.
- Все, парни, вы свою часть работы выполнили, остальное мы сделаем сами, - обратился к нам Валерий.
- Ты хочешь сказать; проваливайте к черту? – уточнил Роберт.
- Типа того, - ответил Валерий.
У меня отлегло от сердца. Наши секьюрити оказались не столь кровожадными, как я предполагал. Оставили в живых свидетелей и даже с богом отправляют их на все четыре стороны. Странно все это.
- Нет, так дело не пойдет, - тем временем возразил Роберт.
Вот черт, братишка решил ввязаться в опасные игры, в которых мне участвовать очень не хотелось. Пусть едут, но без нас. Все равно если даже Луизе или не знаю там кому, удастся открыть артефакт, исследовательская станция находится в безлюдном месте, так что темным тварям негде будет разгуляться. Пусть они зачавкают всех сотрудников корпорации, а что дальше? Скорее всего «Скрин» пойдет на крайние меры, то бишь тотальное уничтожение следов своей неудачи, может быть даже с помощью небольшого ядерного взрыва. Думаю им под силу его найти. Или сделать анонимный звонок в Моссад, сказать им, что в таком-то таком месте обосновались боевики из ХАМАС, которые в скором времени изготовят ядерный заряд, для террористического акта. Может они клюнут на такую утку и нанесут упреждающий удар. Так что в любом случае артефакт и все темные твари будут уничтожены без нашей помощи. И стоит тогда туда соваться? Я думаю – нет.
- Парни, это не шутка, там, куда мы хотим направиться, может оказаться на много опасней, чем вы думаете, - Валерий решил призвать моего брата к благоразумию.
- Вы себе представить не можете, на сколько, там может оказать опасней, - усмехнувшись, произнес Роберт. – Поэтому пару лишних стволов вам не помешают.
Вернулся Григорий с довольным видом. По всей видимости, он услышал хорошие новости.
- Слышишь, напарник, эти двое прямо рвутся в бой, как два отважных самурая, - сообщил Валерий. – И что будем с ними делать?
- Пока будем ждать, группа поддержки прибудет только через пару дней, - ответил Григорий.
- А с ними что делать? – Валерий мотнул головой в нашу сторону.
- Пусть едут с нами, если им так сильно хочется, - на удивление легко согласился Григорий.

***

Мы стались ждать группу поддержки прямо там, возле братской могилы, где были погребены наши знакомые вперемешку с отрядом Омара. За это время Григорий на такси, вызванный по мобильному телефону сгонял в город. Оттуда он приехал за рулем старенького, но добротного полно-приводного «Ниссана Патрола». Это вам не кроссовер, пригодный только для городских дорог, а нормальный джип для бездорожья. На нем Григорий привез воду, продукты, а дизельный генератор с запасом топлива на неделю в лагере имелся, так что жить можно, если скромно.
В этот же день возле нашего временного лагеря появилась полицейская машина. Кто-то слышал выстрелы и сообщил властям. Но здесь все решила небольшая скрутка волшебных зеленых фантиков с портретом Бенджамина Франклина, аккуратно засунутая в карман офицеру, притом, что по крупному придраться к нам не к чему. Ну, подумаешь, стоят автомобили с простреленными радиаторами, может это проезжая банда навела шороху и укатила, трупов то нет, значит, и судебного делопроизводства нет. Короче, обошлось.
Как только полицейские укатили, Валерий достал пару литровых бутылок водки, и мы под скромную закуску, в основном состоящую из консервированной тушенки, начали успокаивать себе нервы. Так, под вялый разговор, не забывая помянуть зря погибших товарищей хорошими словами, наша небольшая компания коротала остаток дня. Вернее сказать говорили Григорий и Валерий, а мы, молча, мотали головой, потому что их практически не знали, так что и сказать толком ничего не могли. А у нас у русских как принято; говорить нужно про покойников только хорошее или вообще ничего. Вот я с батом и воздержался от слов, чтобы не ляпнуть лишнего, и так все до сих пор были на взводе.
Просидели до самого вечера, а потом, как по команде, уже изрядно поддатые, завалились спать в палатках, даже не побеспокоившись об охране лагеря.
В назначенное время, уже после обеда, к лагерю подкатили четыре джипа с долгожданной группой поддержки. После энергичного приветствия между собой, типа похлопывания по спине, крепких объятий, чуть ли не до хруста костей, к Валерию подкатил командир отряда, рослый бритоголовый парень с цепким взглядом и сухо спросил:
- Почему здесь гражданские?
- Они поедут с нами, - ответил тот, - приказ руководства.
Этой информации оказалось достаточно для командира прибывшего отряда.
- Игорь, - одарив нас крепким рукопожатием, от которого хрустнули костяшки пальцев, представился старший бойцов.
Мы с братом по очереди себя назвали. Дальше познакомились с другими парнями. После продолжительных рукопожатий, от которых уже начала болеть ладонь, все расположились в теньке и начали по разложенной карте разрабатывать маршрут продвижения до исследовательской станции «Скай шелтер», решив выдвигаться к намеченной цели с утреней зарей.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 19.06.2013 в 08:15
sermolotkovДата: Вторник, 25.06.2013, 07:41 | Сообщение # 20
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Первые потери.

- Ну что, рыбаки, много рыбы наловили? – с радостной улыбкой встретила нас бабушка прямо на пороге.
- И на пожарить, и на засолку хватит, - ответил ей дядя Прохор, ставя на пол прихожей мешок с рыбой.
- Орлы! – бабушка с гордостью потрепала меня с братом по голове.
- А где Сева с Наташей? В магазин пошли? – поинтересовался дядя Прохор, нагнувшись, чтобы разуться.
- Они практически после вас поднялись, увидели, что вы уже на рыбалке и решили на дачу податься, там грядки вскопать, да виноград поспевший собрать, - объяснила наша бабушка.
- Что! – резко встав, заорал дядя Прохор.
Я и Роберт вздрогнули от такой его реакции на услышанную новость и не могли понять, зачем кричать. Подумаешь, наши родители уехали на дачу. Что там с ними может случиться? Да ничего. Это же обычная скучная дача, куда мы с братом не любили ходить, предпочитая общаться с друзьями.
- Ты почему их туда отпустила? – продолжал яриться дядя Прохор.
- А что, я должна их из дому не выпускать, пока ты не разгребешь все это дерьмо? – в тон ему проорала наша бабушка, чем еще больше нас удивила. Мы привыкли ее видеть всегда улыбчивой, с лучащимися от доброты глазами, а сейчас она была сама на себя не похожа. – И все им рассказать? Все чем мы с тобой занимаемся и к чему хотим привлечь ребят? Это я должна была сделать?
- Извини, погорячился, - уже спокойным голосом произнес дядя Прохор. – Просто дела обстоят намного хуже, чем я думал. Темная тварь уже давно гуляет здесь по окрестностям, а мне не ясно, где ее искать. А тут ты еще сообщаешь, что Сева с Наташей с дачи до сих пор не вернулись. Все это тревогой наполняет мою душу.
- Они уже знают обо всем? – чуть ли не шепотом спросила бабушка, стрельнув глазами в нашу сторону.
- Да, я все им рассказал, - ответил дядя Прохор.
- И как они отнеслись к такой новости? – задала вопрос бабушка.
- Выслушали с интересом, но в серьез еще не восприняли все то, что я им сказал, - немного подумав, дал заключение дядя Прохор. – Они должны все увидеть своими глазами, только тогда мальчики поймут, чем именно им придется заниматься и с чем им придется сталкиваться на каждом шагу.
- А не рано? – осторожно спросила бабушка.
- Главное, чтобы не было поздно, - ответил дядя Прохор. – Нам нужно ехать на дачу, чую, беда там пришла.
- Я с вами, - сразу отозвалась бабушка.
- Тогда одевайся, мы ждем тебя в машине, - согласился с ней дядя Прохор, после чего обратился к нам:
- Пошли, мальчики.
И вышел из квартиры.
Мы следом за ним добрались до автомобиля и там стали ждать появления бабушки. Вскоре из подъезда появилась она, одетая в болоньевый плащ поверх спортивного костюма и в кедах. Как только бабушка уселась на переднее пассажирское кресло, дядя Прохор завел двигатель, дал газу и на приличной скорости помчался в сторону дач.
Вскоре асфальтированная дорога повела к санаторию, расположенному недалеко от соленого озера. Но нам туда было не надо, так что пришлось съехать вправо, на неровную грунтовку, мимо какой-то подстанции сделанной из кирпича и обнесенной забором из металлической сетки. На ней дяде волей неволей пришлось сбавить скорость, а по-другому нельзя или у автомобиля, который нам казался таким надежным, на одной из многочисленных колдобин точно отвалятся колеса.
Все молчали, если не считать бабушкины скупые фразы, которыми она указывала дяде Прохору направление движения. Я с Робертом сидел, молча, ощущая, как общая нервозность передается нам, хотя совершено не понимал причины такой подавленной атмосферы.
Автомобиль медленно переполз через высокий крутой бугор, слегка чиркнув днищем за его вершину. От этого звука дядя Прохор сморщился, словно откусил кусочек лимона. Дальше мы поехали к высокой стене камыша, разрезанной в нескольких местах узкими прогалинами. Соленое озеро осталось от нас с левой стороны. Там еще на берегу стояла большая цистерна с пресной водой на металлической платформе. Здесь дорога пошла немного ровнее и дядя Прохор прибавил газу. Автомобиль пошел резвей, оставляя после себя густой шлейф пыли.
- Здесь поворачивай налево, - указала бабушка.
Дядя Прохор, молча, выполнил поворот, и мы поехали вдоль участков дач, огороженных деревянными заборами. Правильно, здесь мы доберемся быстрее, чем, если бы повернули на другую дорогу. Та слишком узка, двум машинам не разъехаться, да к тому же, постоянно заливается водой из нередко прорванной центральной поливной трубы или с чьей-то дачи, если хозяин не уследил за поливом грядок. Так что там, сам знаю, проехать на автомобиле весьма проблематично.
Добрались до соседской дачи. Там автомобиль осторожно заехал на небольшой пятачок, немного заросший травой, и только после этого Дядя Прохор заглушил двигатель.
Нас сразу окружила непривычная тишина. Почему непривычная? Потому что в выходной день на всех дачах бурлила активная жизнь до самого вечера. Дачники торопились убрать упавшие листья, вскопать на зиму все грядки, это обязательно нужно сделать до заморозков, убрать последний осенний урожай. А сегодня вообще никого не было, словно все вымерли. И мне стало казаться, что мы приехали не на дачный кооператив, на заброшенное кладбище, где недавно были; такая же гнетущая тишина, безлюдность, вездесущие серые вороны, и скрип, только не крестов, а веток плодовых деревьев, которых здесь хватало.
Из автомобиля первым выбрался дядя Прохор, он замер на месте, прислушиваясь к окружающей тишине. Мы вышли следом за ним.
- Боюсь, что мы опоздали, - то ли с огорчением, то ли со злостью произнес наш дядя и направился к багажнику автомобиля.
Бабушка хмуро в согласии мотнула головой.
Открыв багажник, дядя Прохор достал из потайного ящика наган, привычным движением открыл вправо барабан, проверил там наличие патронов, закрыл его обратно. Он посмотрел на нас, словно решая, доверить нам оружие или нет. Все же нет, так что пострелять по мишеням сейчас нам не придется.
- За мной, - скомандовал дядя Прохор, закрывая багажник, и направился к соседской даче практически бесшумным шагом, как охотник, выслеживающий дичь. Мы же, все еще не понимая, что происходит, последовали за ним.
В невысоком щербатом заборе, сделанном из узкого штакетника, калитка запиралась на обычную проволочную скрутку ободком, наброшенную сверху, так соседи делали специально, зная, что через их участок частенько проходят мои родители, чтобы быстрее попасть на свою дачу.
Дядя Прохор по-хозяйски, сняв скрученную проволоку, прошелся до небольшого деревянного домика с открытой верандой, у которого единственное окно было закрыто ставнями, а дверь заперта на щеколду, остановился, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно зашагал дальше по натоптанной дорожке, ведущей к дальнему забору, который служил границей с нашей дачей.
Мы от него ни на шаг не отставали, ощущая, как тревога дяди передается нам. Я с Робертом, того не замечая, начал постоянно оглядываться, выискивая взглядом что-то или кого-то, а что именно, сам не понимал, просто неспокойно было на душе, словно в преддверии большой беды.
Неожиданно справа от нас послышалось хлопанье крыльев и каркающий вскрик, заставивший нас вздрогнуть и замереть на месте, ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Это с верхушки высокой яблони взлетела ворона, напугав всех до чертиков.
Дядя Прохор тихо выругался, помянув чью-то мать, и пошел дальше. Бабушка, как ни в чем не бывало, следовала за ним. Я же с Робертом, ощущая дрожь в ногах, остался стоять на месте. Не знаю, как брату, а мне сразу расхотелось идти дальше, но в тоже время, остаться без взрослых, когда все нервы на пределе, было выше моих сил. Пришлось перебороть свой страх и быстрым шагом догнать бабушку.
Приблизившись к дальнему забору, дядя Прохор пролез сквозь широкий лаз, который никогда не закрывался и наконец, оказавшись на нашем дачном участке, остановился возле небольшого деревянного сарая, в нем хранились поливные шланги и остальной огородный инвентарь; мотыги, грабли, вилы, лопаты. Сейчас он почему-то оказался закрытым на висячий замок.
- Может, мы с ними разминулись? – почему-то шепотом спросила бабушка. – Они могли пойти домой другой стороной, и теперь сидят там, гадая, куда мы все подевались.
- Если это так, то я выставлюсь литром французского коньяка, - также шепотом произнес дядя Прохор и замолчал, потом немного подумав, поправил себя, - нет, даже ящиком коньяка, главное, чтоб все было, как ты предположила.
Бабушка хотела ответить, но дядя ее остановил, прошипев через приставленный указательный палец к губам:
- Т-с-с! Кто-то идет!
Мы тоже услышали какой-то непонятный шум, медленно приближающийся к нам. Но вот незадача, наш дачный участок более напоминал сад. Нет, там, конечно, были небольшие грядки под помидоры, огурцы, баклажаны, перец и клубнику. Вешала с виноградом стояли, кустарник малины, смородины, но в основном плодовые деревья; высокий орех, яблони, слива, вишня, персики и груши. Их ветви иногда свисали, чуть ли не до земли, тем самым мешая идти по центральной дорожке, вдоль которой была проложена поливная труба. По этой причине мы сразу не могли увидеть, что именно к нам приближается.
Но кто все же это? Шаги какие-то неуверенные шаркающие, так может идти или сильно старый подслеповатый человек, потерявший свою клюку, или слишком пьяный, шатающийся из стороны в сторону и готовый в любой момент упасть. Может это какой-нибудь сосед забрел на наш участок в поиске моих родителей?
В одной прогалине из веток мне удалось заметить знакомую расцветку одежды тех, кто приближался к нам. Отец на даче всегда надевал грубые штаны синего цвета с фланелевой рубашкой в крупную коричневую клетку, а мама ходила в плотном бежевом халате, накинутом на повседневную одежду. Так может это они? Тогда почему ведут себя непонятно как?
- Мам, пап? – насторожено позвал мой брат. Он хотел броситься навстречу приближающимся людям, но дядя Прохор остановил его, схватив за плечо. Меня же остановила бабушка, крепко прижав мою спину к своей груди.
А вот показались они.
Это были наши родители, вот только с ними было что-то не так. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону. Их лица казались какими-то бледными, а глаза, выпученные неестественным образом, обильно покрылись красными сосудами и лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда местами покрылась рваными прорехами, окрашенными красными разводами, волосы взлохмачены, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.
В это время у меня появилось двойственное чувство. С одной стороны я своими глазами видел, что это мои родители, которых хотелось обнять, но с другой стороны по непонятной причине, ощутил в животе тугой ком страха и бешено стучащееся сердце в груди, которое казалось, слышали все. И на его звук двое тех, кто приближался, ну не мог я с уверенностью на сто процентов назвать их своими родителями, чувствуя нутром, опасность, исходящую от них, ускорили свой шаг, намереваясь в скором времени приблизиться к нам на расстояние вытянутой руки.
И тут прямо под ухом раздались два быстрых сухих выстрела из нагана.
Я увидел, как у них во лбу появились небольшие дырочки, из которых показались капельки крови, похожие на рубины. После этого пришельцы, словно тряпичные куклы повалились на землю.
Вот тогда на меня накатило, сам не знаю что, потому что на время потерял рассудок и не помнил, что творил.
По рассказу дяди, я заорал не своим голосом, как одержимый стал неистово вырываться из рук бабушки, царапаться, брыкаться ногами, даже пытался кусаться, одним словом превратился из послушного ребенка в настоящего демона.
Меня не удержали. Освободившись от цепких рук, держащих, как клещи, я бросился к родителям, лежащим неподвижно на земле, подбежал, упал на грудь распростертого тела и зарыдал во весь голос, уткнувшись лицом во фланелевую рубашку отца.
Дождавшись, когда немного успокоюсь, бабушка, стараясь говорить ласковые слова, заставила меня и Роберта пойти в машину и остаться там, а сама ушла, потом она вернулась вместе с дядей Прохором, после чего мы поехали домой.
Из заднего окна автомобиля сквозь слезы мне было видно, как над нашим дачным участком на фоне вечернего неба поднимаются густые черные клубы дыма, местами наполненные тонкими языками пламени. Это горел наш деревянный дачный домик, подожженный дядей Прохором, а вместе с ним горели тела наших родителей.
Вот так мне с Робертом впервые удалось увидеть последствия встречи людей с темными тварями. И вот, что еще. Не знаю, как Роберт, а я до сих пор до конца не простил дядю Прохора, за то, как он в тот день поступил с нашими родителями, хотя потом узнал – все было сделано правильно и по-другому поступить было нельзя.
 
СообщениеПервые потери.

- Ну что, рыбаки, много рыбы наловили? – с радостной улыбкой встретила нас бабушка прямо на пороге.
- И на пожарить, и на засолку хватит, - ответил ей дядя Прохор, ставя на пол прихожей мешок с рыбой.
- Орлы! – бабушка с гордостью потрепала меня с братом по голове.
- А где Сева с Наташей? В магазин пошли? – поинтересовался дядя Прохор, нагнувшись, чтобы разуться.
- Они практически после вас поднялись, увидели, что вы уже на рыбалке и решили на дачу податься, там грядки вскопать, да виноград поспевший собрать, - объяснила наша бабушка.
- Что! – резко встав, заорал дядя Прохор.
Я и Роберт вздрогнули от такой его реакции на услышанную новость и не могли понять, зачем кричать. Подумаешь, наши родители уехали на дачу. Что там с ними может случиться? Да ничего. Это же обычная скучная дача, куда мы с братом не любили ходить, предпочитая общаться с друзьями.
- Ты почему их туда отпустила? – продолжал яриться дядя Прохор.
- А что, я должна их из дому не выпускать, пока ты не разгребешь все это дерьмо? – в тон ему проорала наша бабушка, чем еще больше нас удивила. Мы привыкли ее видеть всегда улыбчивой, с лучащимися от доброты глазами, а сейчас она была сама на себя не похожа. – И все им рассказать? Все чем мы с тобой занимаемся и к чему хотим привлечь ребят? Это я должна была сделать?
- Извини, погорячился, - уже спокойным голосом произнес дядя Прохор. – Просто дела обстоят намного хуже, чем я думал. Темная тварь уже давно гуляет здесь по окрестностям, а мне не ясно, где ее искать. А тут ты еще сообщаешь, что Сева с Наташей с дачи до сих пор не вернулись. Все это тревогой наполняет мою душу.
- Они уже знают обо всем? – чуть ли не шепотом спросила бабушка, стрельнув глазами в нашу сторону.
- Да, я все им рассказал, - ответил дядя Прохор.
- И как они отнеслись к такой новости? – задала вопрос бабушка.
- Выслушали с интересом, но в серьез еще не восприняли все то, что я им сказал, - немного подумав, дал заключение дядя Прохор. – Они должны все увидеть своими глазами, только тогда мальчики поймут, чем именно им придется заниматься и с чем им придется сталкиваться на каждом шагу.
- А не рано? – осторожно спросила бабушка.
- Главное, чтобы не было поздно, - ответил дядя Прохор. – Нам нужно ехать на дачу, чую, беда там пришла.
- Я с вами, - сразу отозвалась бабушка.
- Тогда одевайся, мы ждем тебя в машине, - согласился с ней дядя Прохор, после чего обратился к нам:
- Пошли, мальчики.
И вышел из квартиры.
Мы следом за ним добрались до автомобиля и там стали ждать появления бабушки. Вскоре из подъезда появилась она, одетая в болоньевый плащ поверх спортивного костюма и в кедах. Как только бабушка уселась на переднее пассажирское кресло, дядя Прохор завел двигатель, дал газу и на приличной скорости помчался в сторону дач.
Вскоре асфальтированная дорога повела к санаторию, расположенному недалеко от соленого озера. Но нам туда было не надо, так что пришлось съехать вправо, на неровную грунтовку, мимо какой-то подстанции сделанной из кирпича и обнесенной забором из металлической сетки. На ней дяде волей неволей пришлось сбавить скорость, а по-другому нельзя или у автомобиля, который нам казался таким надежным, на одной из многочисленных колдобин точно отвалятся колеса.
Все молчали, если не считать бабушкины скупые фразы, которыми она указывала дяде Прохору направление движения. Я с Робертом сидел, молча, ощущая, как общая нервозность передается нам, хотя совершено не понимал причины такой подавленной атмосферы.
Автомобиль медленно переполз через высокий крутой бугор, слегка чиркнув днищем за его вершину. От этого звука дядя Прохор сморщился, словно откусил кусочек лимона. Дальше мы поехали к высокой стене камыша, разрезанной в нескольких местах узкими прогалинами. Соленое озеро осталось от нас с левой стороны. Там еще на берегу стояла большая цистерна с пресной водой на металлической платформе. Здесь дорога пошла немного ровнее и дядя Прохор прибавил газу. Автомобиль пошел резвей, оставляя после себя густой шлейф пыли.
- Здесь поворачивай налево, - указала бабушка.
Дядя Прохор, молча, выполнил поворот, и мы поехали вдоль участков дач, огороженных деревянными заборами. Правильно, здесь мы доберемся быстрее, чем, если бы повернули на другую дорогу. Та слишком узка, двум машинам не разъехаться, да к тому же, постоянно заливается водой из нередко прорванной центральной поливной трубы или с чьей-то дачи, если хозяин не уследил за поливом грядок. Так что там, сам знаю, проехать на автомобиле весьма проблематично.
Добрались до соседской дачи. Там автомобиль осторожно заехал на небольшой пятачок, немного заросший травой, и только после этого Дядя Прохор заглушил двигатель.
Нас сразу окружила непривычная тишина. Почему непривычная? Потому что в выходной день на всех дачах бурлила активная жизнь до самого вечера. Дачники торопились убрать упавшие листья, вскопать на зиму все грядки, это обязательно нужно сделать до заморозков, убрать последний осенний урожай. А сегодня вообще никого не было, словно все вымерли. И мне стало казаться, что мы приехали не на дачный кооператив, на заброшенное кладбище, где недавно были; такая же гнетущая тишина, безлюдность, вездесущие серые вороны, и скрип, только не крестов, а веток плодовых деревьев, которых здесь хватало.
Из автомобиля первым выбрался дядя Прохор, он замер на месте, прислушиваясь к окружающей тишине. Мы вышли следом за ним.
- Боюсь, что мы опоздали, - то ли с огорчением, то ли со злостью произнес наш дядя и направился к багажнику автомобиля.
Бабушка хмуро в согласии мотнула головой.
Открыв багажник, дядя Прохор достал из потайного ящика наган, привычным движением открыл вправо барабан, проверил там наличие патронов, закрыл его обратно. Он посмотрел на нас, словно решая, доверить нам оружие или нет. Все же нет, так что пострелять по мишеням сейчас нам не придется.
- За мной, - скомандовал дядя Прохор, закрывая багажник, и направился к соседской даче практически бесшумным шагом, как охотник, выслеживающий дичь. Мы же, все еще не понимая, что происходит, последовали за ним.
В невысоком щербатом заборе, сделанном из узкого штакетника, калитка запиралась на обычную проволочную скрутку ободком, наброшенную сверху, так соседи делали специально, зная, что через их участок частенько проходят мои родители, чтобы быстрее попасть на свою дачу.
Дядя Прохор по-хозяйски, сняв скрученную проволоку, прошелся до небольшого деревянного домика с открытой верандой, у которого единственное окно было закрыто ставнями, а дверь заперта на щеколду, остановился, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно зашагал дальше по натоптанной дорожке, ведущей к дальнему забору, который служил границей с нашей дачей.
Мы от него ни на шаг не отставали, ощущая, как тревога дяди передается нам. Я с Робертом, того не замечая, начал постоянно оглядываться, выискивая взглядом что-то или кого-то, а что именно, сам не понимал, просто неспокойно было на душе, словно в преддверии большой беды.
Неожиданно справа от нас послышалось хлопанье крыльев и каркающий вскрик, заставивший нас вздрогнуть и замереть на месте, ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Это с верхушки высокой яблони взлетела ворона, напугав всех до чертиков.
Дядя Прохор тихо выругался, помянув чью-то мать, и пошел дальше. Бабушка, как ни в чем не бывало, следовала за ним. Я же с Робертом, ощущая дрожь в ногах, остался стоять на месте. Не знаю, как брату, а мне сразу расхотелось идти дальше, но в тоже время, остаться без взрослых, когда все нервы на пределе, было выше моих сил. Пришлось перебороть свой страх и быстрым шагом догнать бабушку.
Приблизившись к дальнему забору, дядя Прохор пролез сквозь широкий лаз, который никогда не закрывался и наконец, оказавшись на нашем дачном участке, остановился возле небольшого деревянного сарая, в нем хранились поливные шланги и остальной огородный инвентарь; мотыги, грабли, вилы, лопаты. Сейчас он почему-то оказался закрытым на висячий замок.
- Может, мы с ними разминулись? – почему-то шепотом спросила бабушка. – Они могли пойти домой другой стороной, и теперь сидят там, гадая, куда мы все подевались.
- Если это так, то я выставлюсь литром французского коньяка, - также шепотом произнес дядя Прохор и замолчал, потом немного подумав, поправил себя, - нет, даже ящиком коньяка, главное, чтоб все было, как ты предположила.
Бабушка хотела ответить, но дядя ее остановил, прошипев через приставленный указательный палец к губам:
- Т-с-с! Кто-то идет!
Мы тоже услышали какой-то непонятный шум, медленно приближающийся к нам. Но вот незадача, наш дачный участок более напоминал сад. Нет, там, конечно, были небольшие грядки под помидоры, огурцы, баклажаны, перец и клубнику. Вешала с виноградом стояли, кустарник малины, смородины, но в основном плодовые деревья; высокий орех, яблони, слива, вишня, персики и груши. Их ветви иногда свисали, чуть ли не до земли, тем самым мешая идти по центральной дорожке, вдоль которой была проложена поливная труба. По этой причине мы сразу не могли увидеть, что именно к нам приближается.
Но кто все же это? Шаги какие-то неуверенные шаркающие, так может идти или сильно старый подслеповатый человек, потерявший свою клюку, или слишком пьяный, шатающийся из стороны в сторону и готовый в любой момент упасть. Может это какой-нибудь сосед забрел на наш участок в поиске моих родителей?
В одной прогалине из веток мне удалось заметить знакомую расцветку одежды тех, кто приближался к нам. Отец на даче всегда надевал грубые штаны синего цвета с фланелевой рубашкой в крупную коричневую клетку, а мама ходила в плотном бежевом халате, накинутом на повседневную одежду. Так может это они? Тогда почему ведут себя непонятно как?
- Мам, пап? – насторожено позвал мой брат. Он хотел броситься навстречу приближающимся людям, но дядя Прохор остановил его, схватив за плечо. Меня же остановила бабушка, крепко прижав мою спину к своей груди.
А вот показались они.
Это были наши родители, вот только с ними было что-то не так. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону. Их лица казались какими-то бледными, а глаза, выпученные неестественным образом, обильно покрылись красными сосудами и лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда местами покрылась рваными прорехами, окрашенными красными разводами, волосы взлохмачены, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.
В это время у меня появилось двойственное чувство. С одной стороны я своими глазами видел, что это мои родители, которых хотелось обнять, но с другой стороны по непонятной причине, ощутил в животе тугой ком страха и бешено стучащееся сердце в груди, которое казалось, слышали все. И на его звук двое тех, кто приближался, ну не мог я с уверенностью на сто процентов назвать их своими родителями, чувствуя нутром, опасность, исходящую от них, ускорили свой шаг, намереваясь в скором времени приблизиться к нам на расстояние вытянутой руки.
И тут прямо под ухом раздались два быстрых сухих выстрела из нагана.
Я увидел, как у них во лбу появились небольшие дырочки, из которых показались капельки крови, похожие на рубины. После этого пришельцы, словно тряпичные куклы повалились на землю.
Вот тогда на меня накатило, сам не знаю что, потому что на время потерял рассудок и не помнил, что творил.
По рассказу дяди, я заорал не своим голосом, как одержимый стал неистово вырываться из рук бабушки, царапаться, брыкаться ногами, даже пытался кусаться, одним словом превратился из послушного ребенка в настоящего демона.
Меня не удержали. Освободившись от цепких рук, держащих, как клещи, я бросился к родителям, лежащим неподвижно на земле, подбежал, упал на грудь распростертого тела и зарыдал во весь голос, уткнувшись лицом во фланелевую рубашку отца.
Дождавшись, когда немного успокоюсь, бабушка, стараясь говорить ласковые слова, заставила меня и Роберта пойти в машину и остаться там, а сама ушла, потом она вернулась вместе с дядей Прохором, после чего мы поехали домой.
Из заднего окна автомобиля сквозь слезы мне было видно, как над нашим дачным участком на фоне вечернего неба поднимаются густые черные клубы дыма, местами наполненные тонкими языками пламени. Это горел наш деревянный дачный домик, подожженный дядей Прохором, а вместе с ним горели тела наших родителей.
Вот так мне с Робертом впервые удалось увидеть последствия встречи людей с темными тварями. И вот, что еще. Не знаю, как Роберт, а я до сих пор до конца не простил дядю Прохора, за то, как он в тот день поступил с нашими родителями, хотя потом узнал – все было сделано правильно и по-другому поступить было нельзя.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 25.06.2013 в 07:41
СообщениеПервые потери.

- Ну что, рыбаки, много рыбы наловили? – с радостной улыбкой встретила нас бабушка прямо на пороге.
- И на пожарить, и на засолку хватит, - ответил ей дядя Прохор, ставя на пол прихожей мешок с рыбой.
- Орлы! – бабушка с гордостью потрепала меня с братом по голове.
- А где Сева с Наташей? В магазин пошли? – поинтересовался дядя Прохор, нагнувшись, чтобы разуться.
- Они практически после вас поднялись, увидели, что вы уже на рыбалке и решили на дачу податься, там грядки вскопать, да виноград поспевший собрать, - объяснила наша бабушка.
- Что! – резко встав, заорал дядя Прохор.
Я и Роберт вздрогнули от такой его реакции на услышанную новость и не могли понять, зачем кричать. Подумаешь, наши родители уехали на дачу. Что там с ними может случиться? Да ничего. Это же обычная скучная дача, куда мы с братом не любили ходить, предпочитая общаться с друзьями.
- Ты почему их туда отпустила? – продолжал яриться дядя Прохор.
- А что, я должна их из дому не выпускать, пока ты не разгребешь все это дерьмо? – в тон ему проорала наша бабушка, чем еще больше нас удивила. Мы привыкли ее видеть всегда улыбчивой, с лучащимися от доброты глазами, а сейчас она была сама на себя не похожа. – И все им рассказать? Все чем мы с тобой занимаемся и к чему хотим привлечь ребят? Это я должна была сделать?
- Извини, погорячился, - уже спокойным голосом произнес дядя Прохор. – Просто дела обстоят намного хуже, чем я думал. Темная тварь уже давно гуляет здесь по окрестностям, а мне не ясно, где ее искать. А тут ты еще сообщаешь, что Сева с Наташей с дачи до сих пор не вернулись. Все это тревогой наполняет мою душу.
- Они уже знают обо всем? – чуть ли не шепотом спросила бабушка, стрельнув глазами в нашу сторону.
- Да, я все им рассказал, - ответил дядя Прохор.
- И как они отнеслись к такой новости? – задала вопрос бабушка.
- Выслушали с интересом, но в серьез еще не восприняли все то, что я им сказал, - немного подумав, дал заключение дядя Прохор. – Они должны все увидеть своими глазами, только тогда мальчики поймут, чем именно им придется заниматься и с чем им придется сталкиваться на каждом шагу.
- А не рано? – осторожно спросила бабушка.
- Главное, чтобы не было поздно, - ответил дядя Прохор. – Нам нужно ехать на дачу, чую, беда там пришла.
- Я с вами, - сразу отозвалась бабушка.
- Тогда одевайся, мы ждем тебя в машине, - согласился с ней дядя Прохор, после чего обратился к нам:
- Пошли, мальчики.
И вышел из квартиры.
Мы следом за ним добрались до автомобиля и там стали ждать появления бабушки. Вскоре из подъезда появилась она, одетая в болоньевый плащ поверх спортивного костюма и в кедах. Как только бабушка уселась на переднее пассажирское кресло, дядя Прохор завел двигатель, дал газу и на приличной скорости помчался в сторону дач.
Вскоре асфальтированная дорога повела к санаторию, расположенному недалеко от соленого озера. Но нам туда было не надо, так что пришлось съехать вправо, на неровную грунтовку, мимо какой-то подстанции сделанной из кирпича и обнесенной забором из металлической сетки. На ней дяде волей неволей пришлось сбавить скорость, а по-другому нельзя или у автомобиля, который нам казался таким надежным, на одной из многочисленных колдобин точно отвалятся колеса.
Все молчали, если не считать бабушкины скупые фразы, которыми она указывала дяде Прохору направление движения. Я с Робертом сидел, молча, ощущая, как общая нервозность передается нам, хотя совершено не понимал причины такой подавленной атмосферы.
Автомобиль медленно переполз через высокий крутой бугор, слегка чиркнув днищем за его вершину. От этого звука дядя Прохор сморщился, словно откусил кусочек лимона. Дальше мы поехали к высокой стене камыша, разрезанной в нескольких местах узкими прогалинами. Соленое озеро осталось от нас с левой стороны. Там еще на берегу стояла большая цистерна с пресной водой на металлической платформе. Здесь дорога пошла немного ровнее и дядя Прохор прибавил газу. Автомобиль пошел резвей, оставляя после себя густой шлейф пыли.
- Здесь поворачивай налево, - указала бабушка.
Дядя Прохор, молча, выполнил поворот, и мы поехали вдоль участков дач, огороженных деревянными заборами. Правильно, здесь мы доберемся быстрее, чем, если бы повернули на другую дорогу. Та слишком узка, двум машинам не разъехаться, да к тому же, постоянно заливается водой из нередко прорванной центральной поливной трубы или с чьей-то дачи, если хозяин не уследил за поливом грядок. Так что там, сам знаю, проехать на автомобиле весьма проблематично.
Добрались до соседской дачи. Там автомобиль осторожно заехал на небольшой пятачок, немного заросший травой, и только после этого Дядя Прохор заглушил двигатель.
Нас сразу окружила непривычная тишина. Почему непривычная? Потому что в выходной день на всех дачах бурлила активная жизнь до самого вечера. Дачники торопились убрать упавшие листья, вскопать на зиму все грядки, это обязательно нужно сделать до заморозков, убрать последний осенний урожай. А сегодня вообще никого не было, словно все вымерли. И мне стало казаться, что мы приехали не на дачный кооператив, на заброшенное кладбище, где недавно были; такая же гнетущая тишина, безлюдность, вездесущие серые вороны, и скрип, только не крестов, а веток плодовых деревьев, которых здесь хватало.
Из автомобиля первым выбрался дядя Прохор, он замер на месте, прислушиваясь к окружающей тишине. Мы вышли следом за ним.
- Боюсь, что мы опоздали, - то ли с огорчением, то ли со злостью произнес наш дядя и направился к багажнику автомобиля.
Бабушка хмуро в согласии мотнула головой.
Открыв багажник, дядя Прохор достал из потайного ящика наган, привычным движением открыл вправо барабан, проверил там наличие патронов, закрыл его обратно. Он посмотрел на нас, словно решая, доверить нам оружие или нет. Все же нет, так что пострелять по мишеням сейчас нам не придется.
- За мной, - скомандовал дядя Прохор, закрывая багажник, и направился к соседской даче практически бесшумным шагом, как охотник, выслеживающий дичь. Мы же, все еще не понимая, что происходит, последовали за ним.
В невысоком щербатом заборе, сделанном из узкого штакетника, калитка запиралась на обычную проволочную скрутку ободком, наброшенную сверху, так соседи делали специально, зная, что через их участок частенько проходят мои родители, чтобы быстрее попасть на свою дачу.
Дядя Прохор по-хозяйски, сняв скрученную проволоку, прошелся до небольшого деревянного домика с открытой верандой, у которого единственное окно было закрыто ставнями, а дверь заперта на щеколду, остановился, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно зашагал дальше по натоптанной дорожке, ведущей к дальнему забору, который служил границей с нашей дачей.
Мы от него ни на шаг не отставали, ощущая, как тревога дяди передается нам. Я с Робертом, того не замечая, начал постоянно оглядываться, выискивая взглядом что-то или кого-то, а что именно, сам не понимал, просто неспокойно было на душе, словно в преддверии большой беды.
Неожиданно справа от нас послышалось хлопанье крыльев и каркающий вскрик, заставивший нас вздрогнуть и замереть на месте, ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Это с верхушки высокой яблони взлетела ворона, напугав всех до чертиков.
Дядя Прохор тихо выругался, помянув чью-то мать, и пошел дальше. Бабушка, как ни в чем не бывало, следовала за ним. Я же с Робертом, ощущая дрожь в ногах, остался стоять на месте. Не знаю, как брату, а мне сразу расхотелось идти дальше, но в тоже время, остаться без взрослых, когда все нервы на пределе, было выше моих сил. Пришлось перебороть свой страх и быстрым шагом догнать бабушку.
Приблизившись к дальнему забору, дядя Прохор пролез сквозь широкий лаз, который никогда не закрывался и наконец, оказавшись на нашем дачном участке, остановился возле небольшого деревянного сарая, в нем хранились поливные шланги и остальной огородный инвентарь; мотыги, грабли, вилы, лопаты. Сейчас он почему-то оказался закрытым на висячий замок.
- Может, мы с ними разминулись? – почему-то шепотом спросила бабушка. – Они могли пойти домой другой стороной, и теперь сидят там, гадая, куда мы все подевались.
- Если это так, то я выставлюсь литром французского коньяка, - также шепотом произнес дядя Прохор и замолчал, потом немного подумав, поправил себя, - нет, даже ящиком коньяка, главное, чтоб все было, как ты предположила.
Бабушка хотела ответить, но дядя ее остановил, прошипев через приставленный указательный палец к губам:
- Т-с-с! Кто-то идет!
Мы тоже услышали какой-то непонятный шум, медленно приближающийся к нам. Но вот незадача, наш дачный участок более напоминал сад. Нет, там, конечно, были небольшие грядки под помидоры, огурцы, баклажаны, перец и клубнику. Вешала с виноградом стояли, кустарник малины, смородины, но в основном плодовые деревья; высокий орех, яблони, слива, вишня, персики и груши. Их ветви иногда свисали, чуть ли не до земли, тем самым мешая идти по центральной дорожке, вдоль которой была проложена поливная труба. По этой причине мы сразу не могли увидеть, что именно к нам приближается.
Но кто все же это? Шаги какие-то неуверенные шаркающие, так может идти или сильно старый подслеповатый человек, потерявший свою клюку, или слишком пьяный, шатающийся из стороны в сторону и готовый в любой момент упасть. Может это какой-нибудь сосед забрел на наш участок в поиске моих родителей?
В одной прогалине из веток мне удалось заметить знакомую расцветку одежды тех, кто приближался к нам. Отец на даче всегда надевал грубые штаны синего цвета с фланелевой рубашкой в крупную коричневую клетку, а мама ходила в плотном бежевом халате, накинутом на повседневную одежду. Так может это они? Тогда почему ведут себя непонятно как?
- Мам, пап? – насторожено позвал мой брат. Он хотел броситься навстречу приближающимся людям, но дядя Прохор остановил его, схватив за плечо. Меня же остановила бабушка, крепко прижав мою спину к своей груди.
А вот показались они.
Это были наши родители, вот только с ними было что-то не так. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону. Их лица казались какими-то бледными, а глаза, выпученные неестественным образом, обильно покрылись красными сосудами и лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда местами покрылась рваными прорехами, окрашенными красными разводами, волосы взлохмачены, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.
В это время у меня появилось двойственное чувство. С одной стороны я своими глазами видел, что это мои родители, которых хотелось обнять, но с другой стороны по непонятной причине, ощутил в животе тугой ком страха и бешено стучащееся сердце в груди, которое казалось, слышали все. И на его звук двое тех, кто приближался, ну не мог я с уверенностью на сто процентов назвать их своими родителями, чувствуя нутром, опасность, исходящую от них, ускорили свой шаг, намереваясь в скором времени приблизиться к нам на расстояние вытянутой руки.
И тут прямо под ухом раздались два быстрых сухих выстрела из нагана.
Я увидел, как у них во лбу появились небольшие дырочки, из которых показались капельки крови, похожие на рубины. После этого пришельцы, словно тряпичные куклы повалились на землю.
Вот тогда на меня накатило, сам не знаю что, потому что на время потерял рассудок и не помнил, что творил.
По рассказу дяди, я заорал не своим голосом, как одержимый стал неистово вырываться из рук бабушки, царапаться, брыкаться ногами, даже пытался кусаться, одним словом превратился из послушного ребенка в настоящего демона.
Меня не удержали. Освободившись от цепких рук, держащих, как клещи, я бросился к родителям, лежащим неподвижно на земле, подбежал, упал на грудь распростертого тела и зарыдал во весь голос, уткнувшись лицом во фланелевую рубашку отца.
Дождавшись, когда немного успокоюсь, бабушка, стараясь говорить ласковые слова, заставила меня и Роберта пойти в машину и остаться там, а сама ушла, потом она вернулась вместе с дядей Прохором, после чего мы поехали домой.
Из заднего окна автомобиля сквозь слезы мне было видно, как над нашим дачным участком на фоне вечернего неба поднимаются густые черные клубы дыма, местами наполненные тонкими языками пламени. Это горел наш деревянный дачный домик, подожженный дядей Прохором, а вместе с ним горели тела наших родителей.
Вот так мне с Робертом впервые удалось увидеть последствия встречи людей с темными тварями. И вот, что еще. Не знаю, как Роберт, а я до сих пор до конца не простил дядю Прохора, за то, как он в тот день поступил с нашими родителями, хотя потом узнал – все было сделано правильно и по-другому поступить было нельзя.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 25.06.2013 в 07:41
sermolotkovДата: Вторник, 02.07.2013, 08:27 | Сообщение # 21
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Глава шестая.
«Скай шелтер».

- Эй, Сыч, кинь баночку с «Швепсом»!
- Лови!

- Лось, хватит Сникерс жрать, а то скоро у тебя жопа слипнется!
- Не, не слипнется, я их могу килограмм сожрать и не подавиться.
- Ага, и еще сиропом запить.

- Слышишь, Боб, расскажи анекдот!
- Без проблем, слушайте.
Решили три друга устроить мальчишник. Собрались в сауне, взяли с собой, как положено пива, водочки, посидели хорошо. А в парной завели разговор, про то, как кто женился.
Один говорит:
- Вот верите, не верите, но женился я по любви, потому что с первого класса положил глаз на свою женушку.
Второй говорил:
- А я женился по залету. Ну, так получилось, ничего не попишешь. Зато сейчас живем душа в душу.
И только третий молчит, ничего не рассказывает.
Друзья начали к нему приставать с расспросами, а то как-то неудобно получается, все открыли души до самого дна, а он помалкивает.
- Давай, колись, Иван, рассказывай, как ты женился на своей мегере!
- Да не помню я! – ответил Иван.
- Как это не помнишь? - удивились друзья.
- Помните, четыре года назад я с вами не пошел на тусовку? – спросил Иван.
- Кажется, припоминаем такое, - немного подумав, ответили друзья.
- Ну, так вот, не было тогда у меня настроения идти на тусовку, хотелось побыть одному, - начал рассказывать Иван. – Решил я спрятаться под одеялом с бутылкой коньяка, с очень большой бутылкой и там, в одиночестве оттянуться. Так и сделал, одев пижаму.
- А дальше? – друзей заинтриговал рассказ Ивана.
- А дальше меня с этим одеялом сначала видели в баре, потом в ночном клубе, потом в стриптиз клубе, а в итоге под этим злосчастным одеялом, но уже без пижамы, я проснулся в чужой постели рядом с незнакомой женщиной.
Она мне и говорит:
- Ты, дорогой, был моим первым мужчиной, и поэтому, как порядочный человек должен на мне жениться.
- Но я же, ничего не помню!

- Тит, ты куда?
- Пойду, отолью.
- Ты там поосторожней, не напорись на кобру, а то знаешь, они любят полакомиться человеческим членом.
- А я ее кипяточком полью, и она ослепнет.

- Валер, почему Боб? – поинтересовался я, жуя бутерброд. – Он что, американец?
- Ха-ха, рассмешил! - ухмыльнулся Валерий. – Тоже мне нашел американца с рязанской рожей.
- У каждого свои недостатки, - пожав плечами, приметил Роберт.
- Так почему Боб? – повторил я свой вопрос.
- Потому что у него фамилия Бобров, а сокращено Боб, - ответил Валерий. – Усек?
- Усек. А Лось, значит Лосев? – продолжал от безделья интересоваться я.
- Нет, он просто бегает как лось, - не оправдал мою догадку Валерий.

Теперь нас было: шестнадцать человек из группы поддержки, плюс Григорий с Валерием и, конечно же, я родимый с моим братом Робертом. Итого получается двадцать рыл. Вот таким мобильным отрядом мы, проделав нелегкий путь по раскаленной, как сковородка преисподней пустыне, к полудню добрались до намеченной цели, то бишь, до исследовательской станции «Скай шелтер». Расположились в полукилометре от нее. И теперь уже второй день, сидя в тени своих высоких автомобилей, занимались кто чем, с нетерпением дожидаясь доклада бойцов отправленных на разведку.
Глядя на беззаботных парней из прибывшего отряда, на первый взгляд можно подумать, что они прибыли на пикник, а не на боевое задание, но это на первый взгляд. На самом деле по ним было видно; по цепкому взгляду, замечающему вокруг себя каждую мелочь, по скупым, расчетливым движениям, где нет места суете – это ребята не простые, наверняка прошедшие через многое и видавшие немало. Поэтому они относились к жизни немного с философским оттенком – кому-то суждено жить, кому-то суждено умереть, это как на роду написано. А если ты до сих пор жив, то почему бы не поесть, не попить, не по балаганить, выбросив из головы мысли о завтрашнем дне.
Кстати, экипировка у них интересная. Натовские бронники, пока лежащие в машинах, пистолеты; у одних девятимиллиметровые «Беретты М9» с двухрядным магазином на пятнадцать патронов, у других девятимиллиметровые «Сиг Р226» так же на пятнадцать патронов. Ножи тоже у них не свойственные для Российской армии. Сделанные из стали с плазменно-керамическим напылением имеют одностороннею заточку лезвия с частично зазубренной режущей кромкой. Гарда и навершие титановые, рукоять из кратана. И эта штука, имеющая общую длину триста два миллиметра, при лезвии сто шестьдесят и весе триста десять грамм, кажется, называется КА-BAR TANTO BLACK 600. Она используется в спецподразделениях армии США. Одним таким ножом от безделья игрался Капа, перекидывая его из руки в руку и делая им замысловатые финты. Автоматы тоже под стать остальному оружию; FN SCAR с рожком на тридцать патронов под натовский патрон 5,56мм с планкой Пикатинни верху, где крепился коллиматорный прицел и внизу с тактическим фонарем, так же имел пистолетную рукоятку для улучшения точности при стрельбе и тридцати зарядный XCR-L с аналогичными навесками. У каждого по паре гранат Ф-1 и какие-то небольшие продолговатые цилиндры в кармашках разгрузки. Что это – я не знал, Роберт тоже не имел понятия. Короче, все вооружение не Российского производства.
Так мне Роберт объяснил - он у нас спец по оружию. И какие из этого можно сделать выводы? А такие. В помощники нам прислали весьма подготовленных бойцов, которые решили провести операцию, имея под рукой за бугорное оружие, это на тот случай, если они по какой-то причине оставят свои следы. При расследовании, что можно будет подумать? Правильно, только одно – проводилась зачистка на исследовательской станции «Скай шелтер» самой же корпорацией «Скрин», или военным спецподразделением США по их просьбе, а возможно посторонними наемниками, но никак не нами. Я бы сам так поступил, чтобы как можно лучше замести свои следы.
К нам подошел Игорь.
- Так парни, хватит варить свои яйца вкрутую, пора выдвигаться, - сказал он, надевая поверх песчано-пятнистой футболки бронник.
- Что разведка? – не удержался, задал вопрос Роберт, поднимаясь на ноги.
- Ей ничего не удалось обнаружить; ни сменных постов, ни движения на территории, словно станция вымерла или весь ее персонал давным-давно эвакуирован в поспешном порядке, - словоохотливо ответил Игорь. – Но если всех эвакуировали, то почему на бетонной площадке бросили вертолет? Странно все это.
- А если на самом деле вымерла? – предположил Роберт.
- Обоснуй, - сразу отозвался Игорь. Еще бы, неизвестность его весьма напрягала, потому что могла скрывать в себе опасность, которую нельзя предугадать, а это может повлечь за собой непредвиденные потери личного состава отряда доверенного ему, их же он хотел избежать любыми средствами.
- Вполне возможно, что там работали над каким-нибудь очень опасным вирусом, который по чьей-то неосторожности вырвался на свободу и уничтожил весь персонал станции, - стараясь быть убедительным, предположил Роберт, - или превратил в их кошмарных монстров, которых нелегко убить из стрелкового оружия. Как тебе такой вариант?
- Ты что, слегка пересмотрел «Обитель зла»? И теперь тебе везде мерещатся кровожадные зомби, которых ты боишься до коликов? – уже расслаблено усмехнулся Игорь. – Если я прав, то можете оставаться здесь. Это даже нам пойдет на пользу – под ногами не будете путаться.
- Нет, мы с вами! – выкрикнули мы хором.
- Тогда хватить пороть хрень, - со стальными нотками произнес Игорь, после чего начал отдавать команды:
- Сыч, твоя группа выдвигается с правого фланга, доходишь до колючки и прикрываешь мой отряд.
- Есть командир.
- Лось, ты со своими парнями выдвигаешься с левого и действуешь аналогично Сычу.
- Сделаем.
- Дуб, твои ребята прикрывают нас со своих позиций и при любом шевелении на территории базы, обозначаете, степень опасности, - приказал Игорь невидимому бойцу и замолчал, выслушивая в гарнитуре ответ, потом обратился к Валерию с Григорием:
- А вы, Чип и Дейл, выдайте нашим гостям, что положено и не выпускайте из виду, за них отвечаете головой. Да, и постарайтесь сделать, чтобы они не путались под ногами. Все поняли?
- Да, командир, - не слишком довольным тоном ответили наши попутчики.
- Тогда выдвигаемся, - за время раздачи ЦУ, Игорь успел себя снарядить по полной программе, так что больше не теряя времени, он со своим отрядом, соблюдая предосторожности, начал передвигаться в сторону исследовательской станции «Скай шелтер».
- Чип и Дейл? – я с Робертом невольно хохотнул от таких необычных прозвищ, вспомнив мультик про забавных бурундуков.
- Ничего не говорите! – парни нас окинули таким колючим взглядом, что мне сразу расхотелось зубоскалить.
Валерий мне с Робертом выдал радиостанции IC-F3S c головной гарнитурой HS-95. Отличная штуковина. Имеет прочное алюминиевое шасси в основе конструкции и поликарбонатный корпус, ее аккумулятор на 1050 мАч позволяет использовать радиостанцию без дополнительной подзарядки не менее восьми часов. Да и различных наворотов там мама не горюй: программируемые либо выбираемые с клавиатуры уровни мощности, три режима сканирования, семизначный алфавитно-цифровой ЖК-дисплей, система тонального шумоподавителя, двух или пятитональный селективный вызов. Имеет запрет на считывание информации со станции даже при помощи программатора, что позволяет защитить параметры системы от несанкционированного доступа и много еще чего полезного.
Но кроме радиостанции нам не досталось больше ничего.
- Эй, парни, а как насчет оружия? – напомнил Роберт, потому что без ствола чувствовал себя голым.
- Гражданским оружие не положено, - ответил Григорий, с вызовом глядя на моего брата.
- Да ладно, тебе, сделай для нас исключение, - подключился я к разговору.
- Нет, - категорически отказал Григорий.
Хреново, без оружия соваться туда, где могут находиться темные твари, это настоящее безумие, но как понял я, по-другому не выйдет. Что ж, пойдем голыми, как соколы, главное не пожалеть в последствии, о своем необдуманном поступке.
Ладно, свои проблемы будем решать по их поступлению, а там посмотрим.
Так как пока от нас ничего не зависело, я с братом уселся в ближайший джип, там включил магнитолу, убавив громкость практически до минимума. Из динамиков полилась тихая ритмическая музыка.
Роберт в это время начал лазать по кабине, в надежде найти что-нибудь полезное, например пистолет или автомат, неважно какой, главное, чтобы оно могло нанести необратимый урон противнику, с которым, чует мое сердце, вскоре нам придется столкнуться.
- Ага, нашел? – оживился Роберт.
- Что? – повернувшись к нему, задал я вопрос.
- Бинокль! – Роберт достал из футляра бинокль и показал мне.
- И все? – его находка не впечатлила.
- И все, больше ничего толкового здесь нет, - огорчил меня Роберт.
- И что, ты им будешь отбиваться от врагов? – ухмыльнулся я.
- Нет, я пойду, посмотрю, как дела у наших бравых солдат, - ничуть не обидевшись на мою колкость, Роберт вышел из машины и направился к высокому бархану, решив оттуда проследить за передовыми отрядами.
Что ж, пойдем, посмотрим.
Роберт уже успел устроиться на верхушки бархана. Там он, медленно ведя биноклем из стороны в сторону, внимательно следил за обстановкой.
- Дай глянуть, - попросил его.
- Держи, - Роберт жадничать не стал, передал мне бинокль.
Я поднес к глазам окуляры.
Так, как там у нас дела?
Группа Сыча благополучно добралась до колючки и, водя стволами по сторонам, бдительно следила за своим сектором, в который попадала бетонная площадка с одиноким вертолетом марки «Robinson R44», рассчитанным на пилота и трех пассажиров. Скорее всего, именно на нем Луиза собиралась переправить артефакт до ближайшего гражданского аэропорта, а оттуда в штаты, но не переправила. Поэтому можно смело сказать – «обитель Амона» здесь, как и наша коварная подружка.
Один из парней группы Сыча встал к нам спиной и начал возиться возле колючки. И чем же ты там занимаешься, дружище? Понятно. Небольшая секция колючего ограждения упала на песок и в образовавшуюся брешь по очереди, влезли парни Сыча, после чего начали, соблюдая предосторожности, медленно продвигаться в сторону серого одноэтажного здания, которое более походило на административный корпус, а не на секретную лабораторию. Бетонный куб с небольшими прямоугольными пристройками, которые, скорее всего, являлись гаражом и пищевым блоком, хотя кто его знает, там могли быть генераторная или сервисная, стоял без окон, зато с солнечными батареями на крыше.
Те же самые действия проделал отряд Лося, только с левого фланга.
Ага, а вот и Игорь со своими парнями. Они подошли к центральным воротам, без труда разблокировали его и стали медленно продвигаться к закрытой входной двери в здание лаборатории.
- Дуб, статус? – в наушнике раздался требовательный голос Игоря.
- Движения не наблюдаю, - ответил боец.
- Бери парней, садитесь в машины и мигом к нам! – приказал Игорь.
- Ждите, сейчас прибудем.
- Чип и Дейл, это вас тоже касается, - напомнил Игорь.
- Понял, командир, - отозвался Григорий, который находился возле нас и так же в бинокль следил за продвижением отрядов.
Он повернулся к нам, скомандовав:
- Бегом, парни!
Но нас подгонять не было надобности, я вместе с Робертом рванул вниз по бархану, если это можно так назвать. Песок не самое подходящее место для соревнований по бегу, а высокий бугор песка, где при каждом шаге ноги увязают по щиколотку, а иногда до икр, тем более. Но с грехом пополам, умудрившись при этом даже не упасть, мы добрались до машин, которые уже утробно урчали двигателями, так что стоило нам оказаться в салоне, как джипы резво стартовали с места.
Цепочка автомобилей обогнула бархан, быстро покрыла расстояние и, въехав через центральные ворота на огороженную колючкой территорию «Скай шелтер», остановилась возле серого здания.
- А где приветственные речи и оркестр? – вылезая из кабины, поинтересовался Роберт.
- Будет тебе и салют и шампанское, когда выберемся отсюда, - пообещал ему Игорь, после чего повернулся к бойцу, который возился возле электронного замка закрытой двери и поинтересовался:
- Червь, что с замком?
- Запечатана, но это не проблема, - отозвался боец, - пару минут и мы внутри.
Он уже вскрыл панель замка и подключил провода, идущие от небольшого сканера дешифратора, к внутренней начинке блокиратора.
- Мы ребята не простые, мы ребята холостые, - бубнил боец под нос, занимаясь взломом. - Любим пиво и вино, снять с подруги все белье, завалиться, с нею спать. Раз, два, три, четыре, пять.
Раздался щелчок, и тяжелая входная дверь отъехала в сторону, открывая перед нами внутренний сумерек помещения, который изредка озарялся редкими вспышками тусклого аварийного освещения.
- Входим! – приказал Игорь, последовав к входу.
Сначала в дверной проем заглянуло дуло автомата с включенным тактическим фонариком, потом проскользнул он сам, готовый в любой момент открыть огонь на поражение. За ним последовали остальные.
Как только последний из нас оказался внутри здания лаборатории, за нами гулко закрылась дверь. И это был единственный звук, все, больше ничего; ни предостерегающих выкриков охраны, ни выстрелов, ни удивленных возгласов сотрудников станции.
- Что за хрень? – тихо выругался Игорь.
- Не знаю, возможно, она обязана автоматически закрываться после каждого входящего внутрь, для безопасности, - пожав плечами, начал оправдываться Червь, - но нам не о чем беспокоиться, в случае чего я вновь ее открою.
- Принято, - не очень довольно произнес Игорь.
- Командир, здесь что, все вымерли? – водя по сторонам дулом автомата, шепотом спросил Лось.
- Или в спешке эвакуировались, - так же тихо предположил Боб. – Эй, Дейл, мы точно прибыли по назначению?
- Точно, - хмуро ответил Валерий.
- Ладно, парни, не расслабляться, разделяемся на тройки и продвигаемся вперед, согласно плану, - приказал Игорь.
У отряда уже все давно было отработано, так что они без суеты разделились на маленькие группы и двинулись по трем расходившимся в стороны коридорам, прикрывая друг друга.
С нами остался Валерий.
- Так, два брата-акробата, я иду первым, вы за мной, - сообщил он нам.
- Так точно, камрад! – Роберт в шутку отдал рукой честь, на английский манер.
Валерий ничего не сказал в ответ, он осудительно помотал головой и ловко перепрыгнул через заблокированный турникет. Мы следом за ним.
С левого бока находился аквариум секьюрити. Я заглянул туда, осветив себе фонариком, который, слава богу, у нас не отняли. Там по полу были кругом разбросаны какие-то бланки, листки бумаги со следами от обуви, сломанные карандаши, пластиковые бейджики и все, больше ничего. Сам же охранник, по всей видимости, решил сегодня прогулять работу.
Дальше мы шли по широкому коридору, следом за тройкой Лося. И мне казалось, что каждая закрытая дверь ведет в предбанник преисподней, где на каждом шагу тебя подстерегает смертельная опасность, поэтому я пару раз, чисто рефлекторно, хватался за то место, где должна была находиться рукоять пистолета, но, черт тебя подери! находил там только пустоту.
Лось шел первым, его движения были отработаны до автоматизма. Ствол автомата, который намертво прилепился прикладом к плечу, периодически метался во все стороны, как бы обнюхивая каждый сантиметр пространства перед ним. Лось даже не глядел под ноги, его взгляд был устремлен в одну точку – в коллиматорный прицел.
Вот первая дверь. Парни рассредоточились возле нее. Лось, провернув ручку, осторожно потянул на себя. Она была не закрыта, что было необычно, для любого секретного объекта. Это оказалось жилое помещение, где повсюду было разбросано личное имущество; рассыпанные бумаги, разбросанные книги, одежда, валяющаяся бесформенной грудой. Создавалось впечатление, что кто-то поспешно собирал свои вещи, но ему помешали, при этом разворотили настенную мебель и раскололи настольную лампу. А вот следов крови нигде обнаружено не было.
Я надеялся здесь увидеть биопрофилактические шкафы наполненные пробирками, застекленные стеллажи с различными реактивами и запечатанными бутылочками, шприцы, пинцеты, дифракционную машину и мощный компьютер для исследований. Но ничего такого нигде не было.
За следующими тремя дверями творилось то же самое, кругом бардак и спешка. Чувствую, сосем недавно, что-то нехорошее творилось здесь, а своим чувствам я привык доверять.
Еще одна высокая дверь. Эта сделана из мореного дуба с большими медными, начищенными до блеска ручками. Так и что интересно за ней? Пристанище начальника лаборатории или его кабинет? Оказалось ни то, ни другое.
Мы вошли в зал совещаний или как там, на американский манер, кажется, комната переговоров. Он оказался восьмиугольным. Каждая стена тянулась к потолку с крестовидными сводами, а там, наверху виднелись прямоугольные матовые панели, за ними, по всей видимости, находились выключенные лампы освещения. Пару стен занимали громадные экраны с плоскими мониторами, в настоящий момент темными, на других висели портреты ученых мужей мне совершено незнакомых, в еще одной была дверь поменьше, чем входная, как раз напротив широкой вершины т-образного стола для заседаний, возле которого стояло множество кресел. Пол в зале был выложен плиткой приглушенных бежевых тонов.
Здесь тоже не было порядка, присущего залу совещаний. Везде валялись листы с документацией, разбитый графин, упавший на стол плоский монитор компьютера, мышка и клавиатура висела на кабелях.
- Командир, мы в зале совещаний, - сообщил через микрофон Лось.
- Нашли что-нибудь интересного? – поинтересовался Игорь.
- Питания нет, - кратко доложил Лось.
- Понял, - отозвался невидимый Игорь и сразу перешел к разговору с другим бойцом:
- Шишига, ты обнаружил генераторную?
- Пока нет.
- Поторопись, нам нужно электричество, - дал ценное указание Игорь.
- Понял командир.
- А нам что делать? – задал вопрос Лось.
- Обследуйте коридор дальше, а в зал совещаний я отправлю Червя. Ты слышал меня, Червь?
- Да, командир.
Лось собрался со своим отрядом уходить, но я его остановил, указав на еще один выход из зала совещаний:
- Постой, а что за той дверью?
- Сейчас посмотрим, - заинтересовался Лось. Он подошел к двери, осторожно приоткрыл ее и тихо вскрикнул:
- Что за вонь! Здесь что, хорьки протухли!
Подойдя к нему, мы ощутили, как от комнаты исходит слабые ядовитые волны тления, присущие не слишком долго лежащему трупу.
- Да, нет, не хорьки, - возразил Роберт, войдя в помещение.
Это, скорее всего, была комната отдыха. Там стоял небольшой столик, на котором находился телефон и лэптоп, с правого бока небольшое кожаное кресло, у самой стены широкий мягкий диван, а над ним массивная открытая дверца сейфа. В самом сейфе пусто. Кто-то старательно выгреб его содержимое, так что нам не удастся узнать, что там хранили такого секретного. Сам же хозяин комнаты отдыха – мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку, лежал на полу в засохшей луже крови, с двумя небольшими дырками в груди обрамленные коростой пурпурных разводов.
- Это что ли ваш зомби? – криво ухмыльнулся Лось, пнув носком берца, лежащий труп. По всей видимости, он слышал недавний разговор моего брата с Игорем.
- О зомби никто не вел разговора, - возразил ему Роберт, с очень большим интересом рассматривая один полезный предмет, лежащий в открытой правой ладони покойника. Там находился Швейцарский, пятнадцати зарядный Сфинкс АТ-2000S. М-да, дорогое удовольствие, но зато стреляет кучно и без осечек. Только интересно, под какой патрон? Если типа 9х19 Парабеллум, то для него подойдут боеприпасы от пистолетов, которые есть у наших бойцов, а если 40 от Смит-Вессон, тогда где к нему брать патроны? Хотя, какая разница, и то хорошо иметь под рукой хоть какой-то ствол.
- Я в генераторной! - в гарнитуре раздался голос Шишиги. – Здесь кто-то на славу потрудился. Кабеля перерублены!
- Ты сумеешь все наладить? – спросил Игорь.
- Постараюсь.
Лось с Валерием в недоумении переглянулись. Кабеля в генераторной испорчены. Кругом на станции бардак, труп под ногами. Что же, здесь произошло? Первое, что приходило в голову, это то, что кто-то успел нас опередить. Тогда кто? Еще одни конкуренты? Или это дело рук кого-то из сотрудников станции? Тогда возникает вопрос: для чего нужно было идти во все тяжкие, зная наперед, что тебя в любом случае вычислит служба безопасности «Скрин», найдет и накажет?
Пока парни, молча, размышляли над сложившейся ситуацией, Роберт успел нагнуться и, подобрав пистолет, засунуть его за пояс штанов, сзади, прикрыв подолом футболки, потом он лукаво подмигнул мне и показал большой палец, мол, все в порядке, братишка, прорвемся.
Валерия что-то заинтересовало. Он нагнулся, подняв с пола слегка помятый лист бумаги. Подсветил себе фонариком, а прочитав пару строк, с удивлением присвистнул:
- Парни вы только взгляните на это!
Мы взглянули и увидели, что документ, попавший в его руки, оказался весьма интересным.

«В связи с последними обстоятельствами, протокол безопасности изменен на неопределенное время.
Наземный уровень:
Все сотрудники пищевого блока, генераторного помещения и технического обслуживания, действуют на данном этаже по штатному распорядку.
Первый нижний уровень:
Складские помещения на данный момент законсервированы. Персоны, не имеющие доступа на обозначенный уровень, обнаруженные в складских помещениях, будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Второй нижний уровень:
Санитарный отдел временно заблокирован. На данный уровень, по крайней необходимости, имеют доступ только ветеринары-консультанты С. Васкес и А. Тиманти. Остальные посторонние будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Третий нижний уровень:
Отдел особых исследований законсервирован на неопределенное время. Все сотрудники данного отдела, включая заведующего отделом Кевина Смита, на этот период переводятся на четвертый уровень.
Четвертый нижний уровень:
Проект «Incorruption» переходит в подчинение Луизы Вескер и Тонни Паттерсона. Всем сотрудникам станции, присутствующим на данном уровне безоговорочно подчиняться их распоряжениям.
Глава станции «Скай шелтер», Джон Паркер».

Что-то мне подсказывает, что Джон Паркер с простреленной грудью лежит перед нами. И кто же, интересно, так позаботился о нем? А самое главное – зачем? Неужели здесь между сотрудниками возникли трения, которые непроизвольно вылились в стрельбу по живым мишеням?
А Луиза не лукавила, назвав свое настоящее имя при нашей первой встречи. Интересно, почему?
- Командир, я, кажется, знаю, где находится наша цель! – доложил Валерий.
- Где? – сразу отозвался Игорь.
- Найденный мной протокол службы безопасности станции указывает, что цель находится или на третьем или на четвертом нижнем уровне, - сообщил Валерий.
- Скорее всего, на четвертом, - поправил я.
- Обоснуй? – резко задал вопрос Игорь. По всей видимости, ему уже надоело бродить в потемках, и теперь он хватался за первую попавшуюся соломинку, в надежде как можно быстрее выбраться из негостеприимного объекта.
- Тебе ничего не напоминает слово - «Incorruption»? – спросил я.
- Нетление, бессмертие, вечность, - начал задумчиво бормотать Игорь.
- Так вот, проектом «Incorruption» занимаются на четвертом нижнем уровне, - я прервал его размышления вслух.
- Будем надеяться, что ты не ошибся, - ответив мне, Игорь переключился на своего бойца:
- Шишига, что у тебя?
- Секунду, командир! – боец на время замолчал, потом послышался его жизнерадостный голос:
- Да будет свет, сказал монтер и перерезал провода!
Сразу на потолке пару раз моргнули лампочки, после чего залились ровным светом, к тому же, послышался тихий гул заработавшей системы воздуховода.
- Смотрю, жизнь налаживается, - приободрился Игорь. – Так, парни, все подходим к лифту. Наша цель на четвертом нижнем уровне.
Приказ получен. Все бросились его выполнять.
Мы вышли из зала совещаний и бодро двинулись по ярко освещенному коридору, который вывел нас к двум шахтам лифта. Там уже собрались практически все, в том числе и Червь, он возился с одним из пультов управления, встроенным в стену. После его умудренных манипуляций, широкая дверца грузового лифта отошла в сторону, приглашая нас в свое нутро.
К этому времени успели подтянуться остальные бойцы, включая Шишигу.
- Командир, я там набросал «соплей», так что учти, это временная панацея и в любой момент автоматика может вырубиться, - предупредил он.
- Учту, - коротко ответил Игорь. – Парни, вы все слышали, так что не мешкаем, загружаемся.
В кабине лифта с трудом сумели разместиться все. Я с Робертом оказался рядом с Валерием.
- У нас проблема, командир, - сообщил Червь.
- Что такое? – недовольно спросил Игорь.
 
СообщениеГлава шестая.
«Скай шелтер».

- Эй, Сыч, кинь баночку с «Швепсом»!
- Лови!

- Лось, хватит Сникерс жрать, а то скоро у тебя жопа слипнется!
- Не, не слипнется, я их могу килограмм сожрать и не подавиться.
- Ага, и еще сиропом запить.

- Слышишь, Боб, расскажи анекдот!
- Без проблем, слушайте.
Решили три друга устроить мальчишник. Собрались в сауне, взяли с собой, как положено пива, водочки, посидели хорошо. А в парной завели разговор, про то, как кто женился.
Один говорит:
- Вот верите, не верите, но женился я по любви, потому что с первого класса положил глаз на свою женушку.
Второй говорил:
- А я женился по залету. Ну, так получилось, ничего не попишешь. Зато сейчас живем душа в душу.
И только третий молчит, ничего не рассказывает.
Друзья начали к нему приставать с расспросами, а то как-то неудобно получается, все открыли души до самого дна, а он помалкивает.
- Давай, колись, Иван, рассказывай, как ты женился на своей мегере!
- Да не помню я! – ответил Иван.
- Как это не помнишь? - удивились друзья.
- Помните, четыре года назад я с вами не пошел на тусовку? – спросил Иван.
- Кажется, припоминаем такое, - немного подумав, ответили друзья.
- Ну, так вот, не было тогда у меня настроения идти на тусовку, хотелось побыть одному, - начал рассказывать Иван. – Решил я спрятаться под одеялом с бутылкой коньяка, с очень большой бутылкой и там, в одиночестве оттянуться. Так и сделал, одев пижаму.
- А дальше? – друзей заинтриговал рассказ Ивана.
- А дальше меня с этим одеялом сначала видели в баре, потом в ночном клубе, потом в стриптиз клубе, а в итоге под этим злосчастным одеялом, но уже без пижамы, я проснулся в чужой постели рядом с незнакомой женщиной.
Она мне и говорит:
- Ты, дорогой, был моим первым мужчиной, и поэтому, как порядочный человек должен на мне жениться.
- Но я же, ничего не помню!

- Тит, ты куда?
- Пойду, отолью.
- Ты там поосторожней, не напорись на кобру, а то знаешь, они любят полакомиться человеческим членом.
- А я ее кипяточком полью, и она ослепнет.

- Валер, почему Боб? – поинтересовался я, жуя бутерброд. – Он что, американец?
- Ха-ха, рассмешил! - ухмыльнулся Валерий. – Тоже мне нашел американца с рязанской рожей.
- У каждого свои недостатки, - пожав плечами, приметил Роберт.
- Так почему Боб? – повторил я свой вопрос.
- Потому что у него фамилия Бобров, а сокращено Боб, - ответил Валерий. – Усек?
- Усек. А Лось, значит Лосев? – продолжал от безделья интересоваться я.
- Нет, он просто бегает как лось, - не оправдал мою догадку Валерий.

Теперь нас было: шестнадцать человек из группы поддержки, плюс Григорий с Валерием и, конечно же, я родимый с моим братом Робертом. Итого получается двадцать рыл. Вот таким мобильным отрядом мы, проделав нелегкий путь по раскаленной, как сковородка преисподней пустыне, к полудню добрались до намеченной цели, то бишь, до исследовательской станции «Скай шелтер». Расположились в полукилометре от нее. И теперь уже второй день, сидя в тени своих высоких автомобилей, занимались кто чем, с нетерпением дожидаясь доклада бойцов отправленных на разведку.
Глядя на беззаботных парней из прибывшего отряда, на первый взгляд можно подумать, что они прибыли на пикник, а не на боевое задание, но это на первый взгляд. На самом деле по ним было видно; по цепкому взгляду, замечающему вокруг себя каждую мелочь, по скупым, расчетливым движениям, где нет места суете – это ребята не простые, наверняка прошедшие через многое и видавшие немало. Поэтому они относились к жизни немного с философским оттенком – кому-то суждено жить, кому-то суждено умереть, это как на роду написано. А если ты до сих пор жив, то почему бы не поесть, не попить, не по балаганить, выбросив из головы мысли о завтрашнем дне.
Кстати, экипировка у них интересная. Натовские бронники, пока лежащие в машинах, пистолеты; у одних девятимиллиметровые «Беретты М9» с двухрядным магазином на пятнадцать патронов, у других девятимиллиметровые «Сиг Р226» так же на пятнадцать патронов. Ножи тоже у них не свойственные для Российской армии. Сделанные из стали с плазменно-керамическим напылением имеют одностороннею заточку лезвия с частично зазубренной режущей кромкой. Гарда и навершие титановые, рукоять из кратана. И эта штука, имеющая общую длину триста два миллиметра, при лезвии сто шестьдесят и весе триста десять грамм, кажется, называется КА-BAR TANTO BLACK 600. Она используется в спецподразделениях армии США. Одним таким ножом от безделья игрался Капа, перекидывая его из руки в руку и делая им замысловатые финты. Автоматы тоже под стать остальному оружию; FN SCAR с рожком на тридцать патронов под натовский патрон 5,56мм с планкой Пикатинни верху, где крепился коллиматорный прицел и внизу с тактическим фонарем, так же имел пистолетную рукоятку для улучшения точности при стрельбе и тридцати зарядный XCR-L с аналогичными навесками. У каждого по паре гранат Ф-1 и какие-то небольшие продолговатые цилиндры в кармашках разгрузки. Что это – я не знал, Роберт тоже не имел понятия. Короче, все вооружение не Российского производства.
Так мне Роберт объяснил - он у нас спец по оружию. И какие из этого можно сделать выводы? А такие. В помощники нам прислали весьма подготовленных бойцов, которые решили провести операцию, имея под рукой за бугорное оружие, это на тот случай, если они по какой-то причине оставят свои следы. При расследовании, что можно будет подумать? Правильно, только одно – проводилась зачистка на исследовательской станции «Скай шелтер» самой же корпорацией «Скрин», или военным спецподразделением США по их просьбе, а возможно посторонними наемниками, но никак не нами. Я бы сам так поступил, чтобы как можно лучше замести свои следы.
К нам подошел Игорь.
- Так парни, хватит варить свои яйца вкрутую, пора выдвигаться, - сказал он, надевая поверх песчано-пятнистой футболки бронник.
- Что разведка? – не удержался, задал вопрос Роберт, поднимаясь на ноги.
- Ей ничего не удалось обнаружить; ни сменных постов, ни движения на территории, словно станция вымерла или весь ее персонал давным-давно эвакуирован в поспешном порядке, - словоохотливо ответил Игорь. – Но если всех эвакуировали, то почему на бетонной площадке бросили вертолет? Странно все это.
- А если на самом деле вымерла? – предположил Роберт.
- Обоснуй, - сразу отозвался Игорь. Еще бы, неизвестность его весьма напрягала, потому что могла скрывать в себе опасность, которую нельзя предугадать, а это может повлечь за собой непредвиденные потери личного состава отряда доверенного ему, их же он хотел избежать любыми средствами.
- Вполне возможно, что там работали над каким-нибудь очень опасным вирусом, который по чьей-то неосторожности вырвался на свободу и уничтожил весь персонал станции, - стараясь быть убедительным, предположил Роберт, - или превратил в их кошмарных монстров, которых нелегко убить из стрелкового оружия. Как тебе такой вариант?
- Ты что, слегка пересмотрел «Обитель зла»? И теперь тебе везде мерещатся кровожадные зомби, которых ты боишься до коликов? – уже расслаблено усмехнулся Игорь. – Если я прав, то можете оставаться здесь. Это даже нам пойдет на пользу – под ногами не будете путаться.
- Нет, мы с вами! – выкрикнули мы хором.
- Тогда хватить пороть хрень, - со стальными нотками произнес Игорь, после чего начал отдавать команды:
- Сыч, твоя группа выдвигается с правого фланга, доходишь до колючки и прикрываешь мой отряд.
- Есть командир.
- Лось, ты со своими парнями выдвигаешься с левого и действуешь аналогично Сычу.
- Сделаем.
- Дуб, твои ребята прикрывают нас со своих позиций и при любом шевелении на территории базы, обозначаете, степень опасности, - приказал Игорь невидимому бойцу и замолчал, выслушивая в гарнитуре ответ, потом обратился к Валерию с Григорием:
- А вы, Чип и Дейл, выдайте нашим гостям, что положено и не выпускайте из виду, за них отвечаете головой. Да, и постарайтесь сделать, чтобы они не путались под ногами. Все поняли?
- Да, командир, - не слишком довольным тоном ответили наши попутчики.
- Тогда выдвигаемся, - за время раздачи ЦУ, Игорь успел себя снарядить по полной программе, так что больше не теряя времени, он со своим отрядом, соблюдая предосторожности, начал передвигаться в сторону исследовательской станции «Скай шелтер».
- Чип и Дейл? – я с Робертом невольно хохотнул от таких необычных прозвищ, вспомнив мультик про забавных бурундуков.
- Ничего не говорите! – парни нас окинули таким колючим взглядом, что мне сразу расхотелось зубоскалить.
Валерий мне с Робертом выдал радиостанции IC-F3S c головной гарнитурой HS-95. Отличная штуковина. Имеет прочное алюминиевое шасси в основе конструкции и поликарбонатный корпус, ее аккумулятор на 1050 мАч позволяет использовать радиостанцию без дополнительной подзарядки не менее восьми часов. Да и различных наворотов там мама не горюй: программируемые либо выбираемые с клавиатуры уровни мощности, три режима сканирования, семизначный алфавитно-цифровой ЖК-дисплей, система тонального шумоподавителя, двух или пятитональный селективный вызов. Имеет запрет на считывание информации со станции даже при помощи программатора, что позволяет защитить параметры системы от несанкционированного доступа и много еще чего полезного.
Но кроме радиостанции нам не досталось больше ничего.
- Эй, парни, а как насчет оружия? – напомнил Роберт, потому что без ствола чувствовал себя голым.
- Гражданским оружие не положено, - ответил Григорий, с вызовом глядя на моего брата.
- Да ладно, тебе, сделай для нас исключение, - подключился я к разговору.
- Нет, - категорически отказал Григорий.
Хреново, без оружия соваться туда, где могут находиться темные твари, это настоящее безумие, но как понял я, по-другому не выйдет. Что ж, пойдем голыми, как соколы, главное не пожалеть в последствии, о своем необдуманном поступке.
Ладно, свои проблемы будем решать по их поступлению, а там посмотрим.
Так как пока от нас ничего не зависело, я с братом уселся в ближайший джип, там включил магнитолу, убавив громкость практически до минимума. Из динамиков полилась тихая ритмическая музыка.
Роберт в это время начал лазать по кабине, в надежде найти что-нибудь полезное, например пистолет или автомат, неважно какой, главное, чтобы оно могло нанести необратимый урон противнику, с которым, чует мое сердце, вскоре нам придется столкнуться.
- Ага, нашел? – оживился Роберт.
- Что? – повернувшись к нему, задал я вопрос.
- Бинокль! – Роберт достал из футляра бинокль и показал мне.
- И все? – его находка не впечатлила.
- И все, больше ничего толкового здесь нет, - огорчил меня Роберт.
- И что, ты им будешь отбиваться от врагов? – ухмыльнулся я.
- Нет, я пойду, посмотрю, как дела у наших бравых солдат, - ничуть не обидевшись на мою колкость, Роберт вышел из машины и направился к высокому бархану, решив оттуда проследить за передовыми отрядами.
Что ж, пойдем, посмотрим.
Роберт уже успел устроиться на верхушки бархана. Там он, медленно ведя биноклем из стороны в сторону, внимательно следил за обстановкой.
- Дай глянуть, - попросил его.
- Держи, - Роберт жадничать не стал, передал мне бинокль.
Я поднес к глазам окуляры.
Так, как там у нас дела?
Группа Сыча благополучно добралась до колючки и, водя стволами по сторонам, бдительно следила за своим сектором, в который попадала бетонная площадка с одиноким вертолетом марки «Robinson R44», рассчитанным на пилота и трех пассажиров. Скорее всего, именно на нем Луиза собиралась переправить артефакт до ближайшего гражданского аэропорта, а оттуда в штаты, но не переправила. Поэтому можно смело сказать – «обитель Амона» здесь, как и наша коварная подружка.
Один из парней группы Сыча встал к нам спиной и начал возиться возле колючки. И чем же ты там занимаешься, дружище? Понятно. Небольшая секция колючего ограждения упала на песок и в образовавшуюся брешь по очереди, влезли парни Сыча, после чего начали, соблюдая предосторожности, медленно продвигаться в сторону серого одноэтажного здания, которое более походило на административный корпус, а не на секретную лабораторию. Бетонный куб с небольшими прямоугольными пристройками, которые, скорее всего, являлись гаражом и пищевым блоком, хотя кто его знает, там могли быть генераторная или сервисная, стоял без окон, зато с солнечными батареями на крыше.
Те же самые действия проделал отряд Лося, только с левого фланга.
Ага, а вот и Игорь со своими парнями. Они подошли к центральным воротам, без труда разблокировали его и стали медленно продвигаться к закрытой входной двери в здание лаборатории.
- Дуб, статус? – в наушнике раздался требовательный голос Игоря.
- Движения не наблюдаю, - ответил боец.
- Бери парней, садитесь в машины и мигом к нам! – приказал Игорь.
- Ждите, сейчас прибудем.
- Чип и Дейл, это вас тоже касается, - напомнил Игорь.
- Понял, командир, - отозвался Григорий, который находился возле нас и так же в бинокль следил за продвижением отрядов.
Он повернулся к нам, скомандовав:
- Бегом, парни!
Но нас подгонять не было надобности, я вместе с Робертом рванул вниз по бархану, если это можно так назвать. Песок не самое подходящее место для соревнований по бегу, а высокий бугор песка, где при каждом шаге ноги увязают по щиколотку, а иногда до икр, тем более. Но с грехом пополам, умудрившись при этом даже не упасть, мы добрались до машин, которые уже утробно урчали двигателями, так что стоило нам оказаться в салоне, как джипы резво стартовали с места.
Цепочка автомобилей обогнула бархан, быстро покрыла расстояние и, въехав через центральные ворота на огороженную колючкой территорию «Скай шелтер», остановилась возле серого здания.
- А где приветственные речи и оркестр? – вылезая из кабины, поинтересовался Роберт.
- Будет тебе и салют и шампанское, когда выберемся отсюда, - пообещал ему Игорь, после чего повернулся к бойцу, который возился возле электронного замка закрытой двери и поинтересовался:
- Червь, что с замком?
- Запечатана, но это не проблема, - отозвался боец, - пару минут и мы внутри.
Он уже вскрыл панель замка и подключил провода, идущие от небольшого сканера дешифратора, к внутренней начинке блокиратора.
- Мы ребята не простые, мы ребята холостые, - бубнил боец под нос, занимаясь взломом. - Любим пиво и вино, снять с подруги все белье, завалиться, с нею спать. Раз, два, три, четыре, пять.
Раздался щелчок, и тяжелая входная дверь отъехала в сторону, открывая перед нами внутренний сумерек помещения, который изредка озарялся редкими вспышками тусклого аварийного освещения.
- Входим! – приказал Игорь, последовав к входу.
Сначала в дверной проем заглянуло дуло автомата с включенным тактическим фонариком, потом проскользнул он сам, готовый в любой момент открыть огонь на поражение. За ним последовали остальные.
Как только последний из нас оказался внутри здания лаборатории, за нами гулко закрылась дверь. И это был единственный звук, все, больше ничего; ни предостерегающих выкриков охраны, ни выстрелов, ни удивленных возгласов сотрудников станции.
- Что за хрень? – тихо выругался Игорь.
- Не знаю, возможно, она обязана автоматически закрываться после каждого входящего внутрь, для безопасности, - пожав плечами, начал оправдываться Червь, - но нам не о чем беспокоиться, в случае чего я вновь ее открою.
- Принято, - не очень довольно произнес Игорь.
- Командир, здесь что, все вымерли? – водя по сторонам дулом автомата, шепотом спросил Лось.
- Или в спешке эвакуировались, - так же тихо предположил Боб. – Эй, Дейл, мы точно прибыли по назначению?
- Точно, - хмуро ответил Валерий.
- Ладно, парни, не расслабляться, разделяемся на тройки и продвигаемся вперед, согласно плану, - приказал Игорь.
У отряда уже все давно было отработано, так что они без суеты разделились на маленькие группы и двинулись по трем расходившимся в стороны коридорам, прикрывая друг друга.
С нами остался Валерий.
- Так, два брата-акробата, я иду первым, вы за мной, - сообщил он нам.
- Так точно, камрад! – Роберт в шутку отдал рукой честь, на английский манер.
Валерий ничего не сказал в ответ, он осудительно помотал головой и ловко перепрыгнул через заблокированный турникет. Мы следом за ним.
С левого бока находился аквариум секьюрити. Я заглянул туда, осветив себе фонариком, который, слава богу, у нас не отняли. Там по полу были кругом разбросаны какие-то бланки, листки бумаги со следами от обуви, сломанные карандаши, пластиковые бейджики и все, больше ничего. Сам же охранник, по всей видимости, решил сегодня прогулять работу.
Дальше мы шли по широкому коридору, следом за тройкой Лося. И мне казалось, что каждая закрытая дверь ведет в предбанник преисподней, где на каждом шагу тебя подстерегает смертельная опасность, поэтому я пару раз, чисто рефлекторно, хватался за то место, где должна была находиться рукоять пистолета, но, черт тебя подери! находил там только пустоту.
Лось шел первым, его движения были отработаны до автоматизма. Ствол автомата, который намертво прилепился прикладом к плечу, периодически метался во все стороны, как бы обнюхивая каждый сантиметр пространства перед ним. Лось даже не глядел под ноги, его взгляд был устремлен в одну точку – в коллиматорный прицел.
Вот первая дверь. Парни рассредоточились возле нее. Лось, провернув ручку, осторожно потянул на себя. Она была не закрыта, что было необычно, для любого секретного объекта. Это оказалось жилое помещение, где повсюду было разбросано личное имущество; рассыпанные бумаги, разбросанные книги, одежда, валяющаяся бесформенной грудой. Создавалось впечатление, что кто-то поспешно собирал свои вещи, но ему помешали, при этом разворотили настенную мебель и раскололи настольную лампу. А вот следов крови нигде обнаружено не было.
Я надеялся здесь увидеть биопрофилактические шкафы наполненные пробирками, застекленные стеллажи с различными реактивами и запечатанными бутылочками, шприцы, пинцеты, дифракционную машину и мощный компьютер для исследований. Но ничего такого нигде не было.
За следующими тремя дверями творилось то же самое, кругом бардак и спешка. Чувствую, сосем недавно, что-то нехорошее творилось здесь, а своим чувствам я привык доверять.
Еще одна высокая дверь. Эта сделана из мореного дуба с большими медными, начищенными до блеска ручками. Так и что интересно за ней? Пристанище начальника лаборатории или его кабинет? Оказалось ни то, ни другое.
Мы вошли в зал совещаний или как там, на американский манер, кажется, комната переговоров. Он оказался восьмиугольным. Каждая стена тянулась к потолку с крестовидными сводами, а там, наверху виднелись прямоугольные матовые панели, за ними, по всей видимости, находились выключенные лампы освещения. Пару стен занимали громадные экраны с плоскими мониторами, в настоящий момент темными, на других висели портреты ученых мужей мне совершено незнакомых, в еще одной была дверь поменьше, чем входная, как раз напротив широкой вершины т-образного стола для заседаний, возле которого стояло множество кресел. Пол в зале был выложен плиткой приглушенных бежевых тонов.
Здесь тоже не было порядка, присущего залу совещаний. Везде валялись листы с документацией, разбитый графин, упавший на стол плоский монитор компьютера, мышка и клавиатура висела на кабелях.
- Командир, мы в зале совещаний, - сообщил через микрофон Лось.
- Нашли что-нибудь интересного? – поинтересовался Игорь.
- Питания нет, - кратко доложил Лось.
- Понял, - отозвался невидимый Игорь и сразу перешел к разговору с другим бойцом:
- Шишига, ты обнаружил генераторную?
- Пока нет.
- Поторопись, нам нужно электричество, - дал ценное указание Игорь.
- Понял командир.
- А нам что делать? – задал вопрос Лось.
- Обследуйте коридор дальше, а в зал совещаний я отправлю Червя. Ты слышал меня, Червь?
- Да, командир.
Лось собрался со своим отрядом уходить, но я его остановил, указав на еще один выход из зала совещаний:
- Постой, а что за той дверью?
- Сейчас посмотрим, - заинтересовался Лось. Он подошел к двери, осторожно приоткрыл ее и тихо вскрикнул:
- Что за вонь! Здесь что, хорьки протухли!
Подойдя к нему, мы ощутили, как от комнаты исходит слабые ядовитые волны тления, присущие не слишком долго лежащему трупу.
- Да, нет, не хорьки, - возразил Роберт, войдя в помещение.
Это, скорее всего, была комната отдыха. Там стоял небольшой столик, на котором находился телефон и лэптоп, с правого бока небольшое кожаное кресло, у самой стены широкий мягкий диван, а над ним массивная открытая дверца сейфа. В самом сейфе пусто. Кто-то старательно выгреб его содержимое, так что нам не удастся узнать, что там хранили такого секретного. Сам же хозяин комнаты отдыха – мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку, лежал на полу в засохшей луже крови, с двумя небольшими дырками в груди обрамленные коростой пурпурных разводов.
- Это что ли ваш зомби? – криво ухмыльнулся Лось, пнув носком берца, лежащий труп. По всей видимости, он слышал недавний разговор моего брата с Игорем.
- О зомби никто не вел разговора, - возразил ему Роберт, с очень большим интересом рассматривая один полезный предмет, лежащий в открытой правой ладони покойника. Там находился Швейцарский, пятнадцати зарядный Сфинкс АТ-2000S. М-да, дорогое удовольствие, но зато стреляет кучно и без осечек. Только интересно, под какой патрон? Если типа 9х19 Парабеллум, то для него подойдут боеприпасы от пистолетов, которые есть у наших бойцов, а если 40 от Смит-Вессон, тогда где к нему брать патроны? Хотя, какая разница, и то хорошо иметь под рукой хоть какой-то ствол.
- Я в генераторной! - в гарнитуре раздался голос Шишиги. – Здесь кто-то на славу потрудился. Кабеля перерублены!
- Ты сумеешь все наладить? – спросил Игорь.
- Постараюсь.
Лось с Валерием в недоумении переглянулись. Кабеля в генераторной испорчены. Кругом на станции бардак, труп под ногами. Что же, здесь произошло? Первое, что приходило в голову, это то, что кто-то успел нас опередить. Тогда кто? Еще одни конкуренты? Или это дело рук кого-то из сотрудников станции? Тогда возникает вопрос: для чего нужно было идти во все тяжкие, зная наперед, что тебя в любом случае вычислит служба безопасности «Скрин», найдет и накажет?
Пока парни, молча, размышляли над сложившейся ситуацией, Роберт успел нагнуться и, подобрав пистолет, засунуть его за пояс штанов, сзади, прикрыв подолом футболки, потом он лукаво подмигнул мне и показал большой палец, мол, все в порядке, братишка, прорвемся.
Валерия что-то заинтересовало. Он нагнулся, подняв с пола слегка помятый лист бумаги. Подсветил себе фонариком, а прочитав пару строк, с удивлением присвистнул:
- Парни вы только взгляните на это!
Мы взглянули и увидели, что документ, попавший в его руки, оказался весьма интересным.

«В связи с последними обстоятельствами, протокол безопасности изменен на неопределенное время.
Наземный уровень:
Все сотрудники пищевого блока, генераторного помещения и технического обслуживания, действуют на данном этаже по штатному распорядку.
Первый нижний уровень:
Складские помещения на данный момент законсервированы. Персоны, не имеющие доступа на обозначенный уровень, обнаруженные в складских помещениях, будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Второй нижний уровень:
Санитарный отдел временно заблокирован. На данный уровень, по крайней необходимости, имеют доступ только ветеринары-консультанты С. Васкес и А. Тиманти. Остальные посторонние будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Третий нижний уровень:
Отдел особых исследований законсервирован на неопределенное время. Все сотрудники данного отдела, включая заведующего отделом Кевина Смита, на этот период переводятся на четвертый уровень.
Четвертый нижний уровень:
Проект «Incorruption» переходит в подчинение Луизы Вескер и Тонни Паттерсона. Всем сотрудникам станции, присутствующим на данном уровне безоговорочно подчиняться их распоряжениям.
Глава станции «Скай шелтер», Джон Паркер».

Что-то мне подсказывает, что Джон Паркер с простреленной грудью лежит перед нами. И кто же, интересно, так позаботился о нем? А самое главное – зачем? Неужели здесь между сотрудниками возникли трения, которые непроизвольно вылились в стрельбу по живым мишеням?
А Луиза не лукавила, назвав свое настоящее имя при нашей первой встречи. Интересно, почему?
- Командир, я, кажется, знаю, где находится наша цель! – доложил Валерий.
- Где? – сразу отозвался Игорь.
- Найденный мной протокол службы безопасности станции указывает, что цель находится или на третьем или на четвертом нижнем уровне, - сообщил Валерий.
- Скорее всего, на четвертом, - поправил я.
- Обоснуй? – резко задал вопрос Игорь. По всей видимости, ему уже надоело бродить в потемках, и теперь он хватался за первую попавшуюся соломинку, в надежде как можно быстрее выбраться из негостеприимного объекта.
- Тебе ничего не напоминает слово - «Incorruption»? – спросил я.
- Нетление, бессмертие, вечность, - начал задумчиво бормотать Игорь.
- Так вот, проектом «Incorruption» занимаются на четвертом нижнем уровне, - я прервал его размышления вслух.
- Будем надеяться, что ты не ошибся, - ответив мне, Игорь переключился на своего бойца:
- Шишига, что у тебя?
- Секунду, командир! – боец на время замолчал, потом послышался его жизнерадостный голос:
- Да будет свет, сказал монтер и перерезал провода!
Сразу на потолке пару раз моргнули лампочки, после чего залились ровным светом, к тому же, послышался тихий гул заработавшей системы воздуховода.
- Смотрю, жизнь налаживается, - приободрился Игорь. – Так, парни, все подходим к лифту. Наша цель на четвертом нижнем уровне.
Приказ получен. Все бросились его выполнять.
Мы вышли из зала совещаний и бодро двинулись по ярко освещенному коридору, который вывел нас к двум шахтам лифта. Там уже собрались практически все, в том числе и Червь, он возился с одним из пультов управления, встроенным в стену. После его умудренных манипуляций, широкая дверца грузового лифта отошла в сторону, приглашая нас в свое нутро.
К этому времени успели подтянуться остальные бойцы, включая Шишигу.
- Командир, я там набросал «соплей», так что учти, это временная панацея и в любой момент автоматика может вырубиться, - предупредил он.
- Учту, - коротко ответил Игорь. – Парни, вы все слышали, так что не мешкаем, загружаемся.
В кабине лифта с трудом сумели разместиться все. Я с Робертом оказался рядом с Валерием.
- У нас проблема, командир, - сообщил Червь.
- Что такое? – недовольно спросил Игорь.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 02.07.2013 в 08:27
СообщениеГлава шестая.
«Скай шелтер».

- Эй, Сыч, кинь баночку с «Швепсом»!
- Лови!

- Лось, хватит Сникерс жрать, а то скоро у тебя жопа слипнется!
- Не, не слипнется, я их могу килограмм сожрать и не подавиться.
- Ага, и еще сиропом запить.

- Слышишь, Боб, расскажи анекдот!
- Без проблем, слушайте.
Решили три друга устроить мальчишник. Собрались в сауне, взяли с собой, как положено пива, водочки, посидели хорошо. А в парной завели разговор, про то, как кто женился.
Один говорит:
- Вот верите, не верите, но женился я по любви, потому что с первого класса положил глаз на свою женушку.
Второй говорил:
- А я женился по залету. Ну, так получилось, ничего не попишешь. Зато сейчас живем душа в душу.
И только третий молчит, ничего не рассказывает.
Друзья начали к нему приставать с расспросами, а то как-то неудобно получается, все открыли души до самого дна, а он помалкивает.
- Давай, колись, Иван, рассказывай, как ты женился на своей мегере!
- Да не помню я! – ответил Иван.
- Как это не помнишь? - удивились друзья.
- Помните, четыре года назад я с вами не пошел на тусовку? – спросил Иван.
- Кажется, припоминаем такое, - немного подумав, ответили друзья.
- Ну, так вот, не было тогда у меня настроения идти на тусовку, хотелось побыть одному, - начал рассказывать Иван. – Решил я спрятаться под одеялом с бутылкой коньяка, с очень большой бутылкой и там, в одиночестве оттянуться. Так и сделал, одев пижаму.
- А дальше? – друзей заинтриговал рассказ Ивана.
- А дальше меня с этим одеялом сначала видели в баре, потом в ночном клубе, потом в стриптиз клубе, а в итоге под этим злосчастным одеялом, но уже без пижамы, я проснулся в чужой постели рядом с незнакомой женщиной.
Она мне и говорит:
- Ты, дорогой, был моим первым мужчиной, и поэтому, как порядочный человек должен на мне жениться.
- Но я же, ничего не помню!

- Тит, ты куда?
- Пойду, отолью.
- Ты там поосторожней, не напорись на кобру, а то знаешь, они любят полакомиться человеческим членом.
- А я ее кипяточком полью, и она ослепнет.

- Валер, почему Боб? – поинтересовался я, жуя бутерброд. – Он что, американец?
- Ха-ха, рассмешил! - ухмыльнулся Валерий. – Тоже мне нашел американца с рязанской рожей.
- У каждого свои недостатки, - пожав плечами, приметил Роберт.
- Так почему Боб? – повторил я свой вопрос.
- Потому что у него фамилия Бобров, а сокращено Боб, - ответил Валерий. – Усек?
- Усек. А Лось, значит Лосев? – продолжал от безделья интересоваться я.
- Нет, он просто бегает как лось, - не оправдал мою догадку Валерий.

Теперь нас было: шестнадцать человек из группы поддержки, плюс Григорий с Валерием и, конечно же, я родимый с моим братом Робертом. Итого получается двадцать рыл. Вот таким мобильным отрядом мы, проделав нелегкий путь по раскаленной, как сковородка преисподней пустыне, к полудню добрались до намеченной цели, то бишь, до исследовательской станции «Скай шелтер». Расположились в полукилометре от нее. И теперь уже второй день, сидя в тени своих высоких автомобилей, занимались кто чем, с нетерпением дожидаясь доклада бойцов отправленных на разведку.
Глядя на беззаботных парней из прибывшего отряда, на первый взгляд можно подумать, что они прибыли на пикник, а не на боевое задание, но это на первый взгляд. На самом деле по ним было видно; по цепкому взгляду, замечающему вокруг себя каждую мелочь, по скупым, расчетливым движениям, где нет места суете – это ребята не простые, наверняка прошедшие через многое и видавшие немало. Поэтому они относились к жизни немного с философским оттенком – кому-то суждено жить, кому-то суждено умереть, это как на роду написано. А если ты до сих пор жив, то почему бы не поесть, не попить, не по балаганить, выбросив из головы мысли о завтрашнем дне.
Кстати, экипировка у них интересная. Натовские бронники, пока лежащие в машинах, пистолеты; у одних девятимиллиметровые «Беретты М9» с двухрядным магазином на пятнадцать патронов, у других девятимиллиметровые «Сиг Р226» так же на пятнадцать патронов. Ножи тоже у них не свойственные для Российской армии. Сделанные из стали с плазменно-керамическим напылением имеют одностороннею заточку лезвия с частично зазубренной режущей кромкой. Гарда и навершие титановые, рукоять из кратана. И эта штука, имеющая общую длину триста два миллиметра, при лезвии сто шестьдесят и весе триста десять грамм, кажется, называется КА-BAR TANTO BLACK 600. Она используется в спецподразделениях армии США. Одним таким ножом от безделья игрался Капа, перекидывая его из руки в руку и делая им замысловатые финты. Автоматы тоже под стать остальному оружию; FN SCAR с рожком на тридцать патронов под натовский патрон 5,56мм с планкой Пикатинни верху, где крепился коллиматорный прицел и внизу с тактическим фонарем, так же имел пистолетную рукоятку для улучшения точности при стрельбе и тридцати зарядный XCR-L с аналогичными навесками. У каждого по паре гранат Ф-1 и какие-то небольшие продолговатые цилиндры в кармашках разгрузки. Что это – я не знал, Роберт тоже не имел понятия. Короче, все вооружение не Российского производства.
Так мне Роберт объяснил - он у нас спец по оружию. И какие из этого можно сделать выводы? А такие. В помощники нам прислали весьма подготовленных бойцов, которые решили провести операцию, имея под рукой за бугорное оружие, это на тот случай, если они по какой-то причине оставят свои следы. При расследовании, что можно будет подумать? Правильно, только одно – проводилась зачистка на исследовательской станции «Скай шелтер» самой же корпорацией «Скрин», или военным спецподразделением США по их просьбе, а возможно посторонними наемниками, но никак не нами. Я бы сам так поступил, чтобы как можно лучше замести свои следы.
К нам подошел Игорь.
- Так парни, хватит варить свои яйца вкрутую, пора выдвигаться, - сказал он, надевая поверх песчано-пятнистой футболки бронник.
- Что разведка? – не удержался, задал вопрос Роберт, поднимаясь на ноги.
- Ей ничего не удалось обнаружить; ни сменных постов, ни движения на территории, словно станция вымерла или весь ее персонал давным-давно эвакуирован в поспешном порядке, - словоохотливо ответил Игорь. – Но если всех эвакуировали, то почему на бетонной площадке бросили вертолет? Странно все это.
- А если на самом деле вымерла? – предположил Роберт.
- Обоснуй, - сразу отозвался Игорь. Еще бы, неизвестность его весьма напрягала, потому что могла скрывать в себе опасность, которую нельзя предугадать, а это может повлечь за собой непредвиденные потери личного состава отряда доверенного ему, их же он хотел избежать любыми средствами.
- Вполне возможно, что там работали над каким-нибудь очень опасным вирусом, который по чьей-то неосторожности вырвался на свободу и уничтожил весь персонал станции, - стараясь быть убедительным, предположил Роберт, - или превратил в их кошмарных монстров, которых нелегко убить из стрелкового оружия. Как тебе такой вариант?
- Ты что, слегка пересмотрел «Обитель зла»? И теперь тебе везде мерещатся кровожадные зомби, которых ты боишься до коликов? – уже расслаблено усмехнулся Игорь. – Если я прав, то можете оставаться здесь. Это даже нам пойдет на пользу – под ногами не будете путаться.
- Нет, мы с вами! – выкрикнули мы хором.
- Тогда хватить пороть хрень, - со стальными нотками произнес Игорь, после чего начал отдавать команды:
- Сыч, твоя группа выдвигается с правого фланга, доходишь до колючки и прикрываешь мой отряд.
- Есть командир.
- Лось, ты со своими парнями выдвигаешься с левого и действуешь аналогично Сычу.
- Сделаем.
- Дуб, твои ребята прикрывают нас со своих позиций и при любом шевелении на территории базы, обозначаете, степень опасности, - приказал Игорь невидимому бойцу и замолчал, выслушивая в гарнитуре ответ, потом обратился к Валерию с Григорием:
- А вы, Чип и Дейл, выдайте нашим гостям, что положено и не выпускайте из виду, за них отвечаете головой. Да, и постарайтесь сделать, чтобы они не путались под ногами. Все поняли?
- Да, командир, - не слишком довольным тоном ответили наши попутчики.
- Тогда выдвигаемся, - за время раздачи ЦУ, Игорь успел себя снарядить по полной программе, так что больше не теряя времени, он со своим отрядом, соблюдая предосторожности, начал передвигаться в сторону исследовательской станции «Скай шелтер».
- Чип и Дейл? – я с Робертом невольно хохотнул от таких необычных прозвищ, вспомнив мультик про забавных бурундуков.
- Ничего не говорите! – парни нас окинули таким колючим взглядом, что мне сразу расхотелось зубоскалить.
Валерий мне с Робертом выдал радиостанции IC-F3S c головной гарнитурой HS-95. Отличная штуковина. Имеет прочное алюминиевое шасси в основе конструкции и поликарбонатный корпус, ее аккумулятор на 1050 мАч позволяет использовать радиостанцию без дополнительной подзарядки не менее восьми часов. Да и различных наворотов там мама не горюй: программируемые либо выбираемые с клавиатуры уровни мощности, три режима сканирования, семизначный алфавитно-цифровой ЖК-дисплей, система тонального шумоподавителя, двух или пятитональный селективный вызов. Имеет запрет на считывание информации со станции даже при помощи программатора, что позволяет защитить параметры системы от несанкционированного доступа и много еще чего полезного.
Но кроме радиостанции нам не досталось больше ничего.
- Эй, парни, а как насчет оружия? – напомнил Роберт, потому что без ствола чувствовал себя голым.
- Гражданским оружие не положено, - ответил Григорий, с вызовом глядя на моего брата.
- Да ладно, тебе, сделай для нас исключение, - подключился я к разговору.
- Нет, - категорически отказал Григорий.
Хреново, без оружия соваться туда, где могут находиться темные твари, это настоящее безумие, но как понял я, по-другому не выйдет. Что ж, пойдем голыми, как соколы, главное не пожалеть в последствии, о своем необдуманном поступке.
Ладно, свои проблемы будем решать по их поступлению, а там посмотрим.
Так как пока от нас ничего не зависело, я с братом уселся в ближайший джип, там включил магнитолу, убавив громкость практически до минимума. Из динамиков полилась тихая ритмическая музыка.
Роберт в это время начал лазать по кабине, в надежде найти что-нибудь полезное, например пистолет или автомат, неважно какой, главное, чтобы оно могло нанести необратимый урон противнику, с которым, чует мое сердце, вскоре нам придется столкнуться.
- Ага, нашел? – оживился Роберт.
- Что? – повернувшись к нему, задал я вопрос.
- Бинокль! – Роберт достал из футляра бинокль и показал мне.
- И все? – его находка не впечатлила.
- И все, больше ничего толкового здесь нет, - огорчил меня Роберт.
- И что, ты им будешь отбиваться от врагов? – ухмыльнулся я.
- Нет, я пойду, посмотрю, как дела у наших бравых солдат, - ничуть не обидевшись на мою колкость, Роберт вышел из машины и направился к высокому бархану, решив оттуда проследить за передовыми отрядами.
Что ж, пойдем, посмотрим.
Роберт уже успел устроиться на верхушки бархана. Там он, медленно ведя биноклем из стороны в сторону, внимательно следил за обстановкой.
- Дай глянуть, - попросил его.
- Держи, - Роберт жадничать не стал, передал мне бинокль.
Я поднес к глазам окуляры.
Так, как там у нас дела?
Группа Сыча благополучно добралась до колючки и, водя стволами по сторонам, бдительно следила за своим сектором, в который попадала бетонная площадка с одиноким вертолетом марки «Robinson R44», рассчитанным на пилота и трех пассажиров. Скорее всего, именно на нем Луиза собиралась переправить артефакт до ближайшего гражданского аэропорта, а оттуда в штаты, но не переправила. Поэтому можно смело сказать – «обитель Амона» здесь, как и наша коварная подружка.
Один из парней группы Сыча встал к нам спиной и начал возиться возле колючки. И чем же ты там занимаешься, дружище? Понятно. Небольшая секция колючего ограждения упала на песок и в образовавшуюся брешь по очереди, влезли парни Сыча, после чего начали, соблюдая предосторожности, медленно продвигаться в сторону серого одноэтажного здания, которое более походило на административный корпус, а не на секретную лабораторию. Бетонный куб с небольшими прямоугольными пристройками, которые, скорее всего, являлись гаражом и пищевым блоком, хотя кто его знает, там могли быть генераторная или сервисная, стоял без окон, зато с солнечными батареями на крыше.
Те же самые действия проделал отряд Лося, только с левого фланга.
Ага, а вот и Игорь со своими парнями. Они подошли к центральным воротам, без труда разблокировали его и стали медленно продвигаться к закрытой входной двери в здание лаборатории.
- Дуб, статус? – в наушнике раздался требовательный голос Игоря.
- Движения не наблюдаю, - ответил боец.
- Бери парней, садитесь в машины и мигом к нам! – приказал Игорь.
- Ждите, сейчас прибудем.
- Чип и Дейл, это вас тоже касается, - напомнил Игорь.
- Понял, командир, - отозвался Григорий, который находился возле нас и так же в бинокль следил за продвижением отрядов.
Он повернулся к нам, скомандовав:
- Бегом, парни!
Но нас подгонять не было надобности, я вместе с Робертом рванул вниз по бархану, если это можно так назвать. Песок не самое подходящее место для соревнований по бегу, а высокий бугор песка, где при каждом шаге ноги увязают по щиколотку, а иногда до икр, тем более. Но с грехом пополам, умудрившись при этом даже не упасть, мы добрались до машин, которые уже утробно урчали двигателями, так что стоило нам оказаться в салоне, как джипы резво стартовали с места.
Цепочка автомобилей обогнула бархан, быстро покрыла расстояние и, въехав через центральные ворота на огороженную колючкой территорию «Скай шелтер», остановилась возле серого здания.
- А где приветственные речи и оркестр? – вылезая из кабины, поинтересовался Роберт.
- Будет тебе и салют и шампанское, когда выберемся отсюда, - пообещал ему Игорь, после чего повернулся к бойцу, который возился возле электронного замка закрытой двери и поинтересовался:
- Червь, что с замком?
- Запечатана, но это не проблема, - отозвался боец, - пару минут и мы внутри.
Он уже вскрыл панель замка и подключил провода, идущие от небольшого сканера дешифратора, к внутренней начинке блокиратора.
- Мы ребята не простые, мы ребята холостые, - бубнил боец под нос, занимаясь взломом. - Любим пиво и вино, снять с подруги все белье, завалиться, с нею спать. Раз, два, три, четыре, пять.
Раздался щелчок, и тяжелая входная дверь отъехала в сторону, открывая перед нами внутренний сумерек помещения, который изредка озарялся редкими вспышками тусклого аварийного освещения.
- Входим! – приказал Игорь, последовав к входу.
Сначала в дверной проем заглянуло дуло автомата с включенным тактическим фонариком, потом проскользнул он сам, готовый в любой момент открыть огонь на поражение. За ним последовали остальные.
Как только последний из нас оказался внутри здания лаборатории, за нами гулко закрылась дверь. И это был единственный звук, все, больше ничего; ни предостерегающих выкриков охраны, ни выстрелов, ни удивленных возгласов сотрудников станции.
- Что за хрень? – тихо выругался Игорь.
- Не знаю, возможно, она обязана автоматически закрываться после каждого входящего внутрь, для безопасности, - пожав плечами, начал оправдываться Червь, - но нам не о чем беспокоиться, в случае чего я вновь ее открою.
- Принято, - не очень довольно произнес Игорь.
- Командир, здесь что, все вымерли? – водя по сторонам дулом автомата, шепотом спросил Лось.
- Или в спешке эвакуировались, - так же тихо предположил Боб. – Эй, Дейл, мы точно прибыли по назначению?
- Точно, - хмуро ответил Валерий.
- Ладно, парни, не расслабляться, разделяемся на тройки и продвигаемся вперед, согласно плану, - приказал Игорь.
У отряда уже все давно было отработано, так что они без суеты разделились на маленькие группы и двинулись по трем расходившимся в стороны коридорам, прикрывая друг друга.
С нами остался Валерий.
- Так, два брата-акробата, я иду первым, вы за мной, - сообщил он нам.
- Так точно, камрад! – Роберт в шутку отдал рукой честь, на английский манер.
Валерий ничего не сказал в ответ, он осудительно помотал головой и ловко перепрыгнул через заблокированный турникет. Мы следом за ним.
С левого бока находился аквариум секьюрити. Я заглянул туда, осветив себе фонариком, который, слава богу, у нас не отняли. Там по полу были кругом разбросаны какие-то бланки, листки бумаги со следами от обуви, сломанные карандаши, пластиковые бейджики и все, больше ничего. Сам же охранник, по всей видимости, решил сегодня прогулять работу.
Дальше мы шли по широкому коридору, следом за тройкой Лося. И мне казалось, что каждая закрытая дверь ведет в предбанник преисподней, где на каждом шагу тебя подстерегает смертельная опасность, поэтому я пару раз, чисто рефлекторно, хватался за то место, где должна была находиться рукоять пистолета, но, черт тебя подери! находил там только пустоту.
Лось шел первым, его движения были отработаны до автоматизма. Ствол автомата, который намертво прилепился прикладом к плечу, периодически метался во все стороны, как бы обнюхивая каждый сантиметр пространства перед ним. Лось даже не глядел под ноги, его взгляд был устремлен в одну точку – в коллиматорный прицел.
Вот первая дверь. Парни рассредоточились возле нее. Лось, провернув ручку, осторожно потянул на себя. Она была не закрыта, что было необычно, для любого секретного объекта. Это оказалось жилое помещение, где повсюду было разбросано личное имущество; рассыпанные бумаги, разбросанные книги, одежда, валяющаяся бесформенной грудой. Создавалось впечатление, что кто-то поспешно собирал свои вещи, но ему помешали, при этом разворотили настенную мебель и раскололи настольную лампу. А вот следов крови нигде обнаружено не было.
Я надеялся здесь увидеть биопрофилактические шкафы наполненные пробирками, застекленные стеллажи с различными реактивами и запечатанными бутылочками, шприцы, пинцеты, дифракционную машину и мощный компьютер для исследований. Но ничего такого нигде не было.
За следующими тремя дверями творилось то же самое, кругом бардак и спешка. Чувствую, сосем недавно, что-то нехорошее творилось здесь, а своим чувствам я привык доверять.
Еще одна высокая дверь. Эта сделана из мореного дуба с большими медными, начищенными до блеска ручками. Так и что интересно за ней? Пристанище начальника лаборатории или его кабинет? Оказалось ни то, ни другое.
Мы вошли в зал совещаний или как там, на американский манер, кажется, комната переговоров. Он оказался восьмиугольным. Каждая стена тянулась к потолку с крестовидными сводами, а там, наверху виднелись прямоугольные матовые панели, за ними, по всей видимости, находились выключенные лампы освещения. Пару стен занимали громадные экраны с плоскими мониторами, в настоящий момент темными, на других висели портреты ученых мужей мне совершено незнакомых, в еще одной была дверь поменьше, чем входная, как раз напротив широкой вершины т-образного стола для заседаний, возле которого стояло множество кресел. Пол в зале был выложен плиткой приглушенных бежевых тонов.
Здесь тоже не было порядка, присущего залу совещаний. Везде валялись листы с документацией, разбитый графин, упавший на стол плоский монитор компьютера, мышка и клавиатура висела на кабелях.
- Командир, мы в зале совещаний, - сообщил через микрофон Лось.
- Нашли что-нибудь интересного? – поинтересовался Игорь.
- Питания нет, - кратко доложил Лось.
- Понял, - отозвался невидимый Игорь и сразу перешел к разговору с другим бойцом:
- Шишига, ты обнаружил генераторную?
- Пока нет.
- Поторопись, нам нужно электричество, - дал ценное указание Игорь.
- Понял командир.
- А нам что делать? – задал вопрос Лось.
- Обследуйте коридор дальше, а в зал совещаний я отправлю Червя. Ты слышал меня, Червь?
- Да, командир.
Лось собрался со своим отрядом уходить, но я его остановил, указав на еще один выход из зала совещаний:
- Постой, а что за той дверью?
- Сейчас посмотрим, - заинтересовался Лось. Он подошел к двери, осторожно приоткрыл ее и тихо вскрикнул:
- Что за вонь! Здесь что, хорьки протухли!
Подойдя к нему, мы ощутили, как от комнаты исходит слабые ядовитые волны тления, присущие не слишком долго лежащему трупу.
- Да, нет, не хорьки, - возразил Роберт, войдя в помещение.
Это, скорее всего, была комната отдыха. Там стоял небольшой столик, на котором находился телефон и лэптоп, с правого бока небольшое кожаное кресло, у самой стены широкий мягкий диван, а над ним массивная открытая дверца сейфа. В самом сейфе пусто. Кто-то старательно выгреб его содержимое, так что нам не удастся узнать, что там хранили такого секретного. Сам же хозяин комнаты отдыха – мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку, лежал на полу в засохшей луже крови, с двумя небольшими дырками в груди обрамленные коростой пурпурных разводов.
- Это что ли ваш зомби? – криво ухмыльнулся Лось, пнув носком берца, лежащий труп. По всей видимости, он слышал недавний разговор моего брата с Игорем.
- О зомби никто не вел разговора, - возразил ему Роберт, с очень большим интересом рассматривая один полезный предмет, лежащий в открытой правой ладони покойника. Там находился Швейцарский, пятнадцати зарядный Сфинкс АТ-2000S. М-да, дорогое удовольствие, но зато стреляет кучно и без осечек. Только интересно, под какой патрон? Если типа 9х19 Парабеллум, то для него подойдут боеприпасы от пистолетов, которые есть у наших бойцов, а если 40 от Смит-Вессон, тогда где к нему брать патроны? Хотя, какая разница, и то хорошо иметь под рукой хоть какой-то ствол.
- Я в генераторной! - в гарнитуре раздался голос Шишиги. – Здесь кто-то на славу потрудился. Кабеля перерублены!
- Ты сумеешь все наладить? – спросил Игорь.
- Постараюсь.
Лось с Валерием в недоумении переглянулись. Кабеля в генераторной испорчены. Кругом на станции бардак, труп под ногами. Что же, здесь произошло? Первое, что приходило в голову, это то, что кто-то успел нас опередить. Тогда кто? Еще одни конкуренты? Или это дело рук кого-то из сотрудников станции? Тогда возникает вопрос: для чего нужно было идти во все тяжкие, зная наперед, что тебя в любом случае вычислит служба безопасности «Скрин», найдет и накажет?
Пока парни, молча, размышляли над сложившейся ситуацией, Роберт успел нагнуться и, подобрав пистолет, засунуть его за пояс штанов, сзади, прикрыв подолом футболки, потом он лукаво подмигнул мне и показал большой палец, мол, все в порядке, братишка, прорвемся.
Валерия что-то заинтересовало. Он нагнулся, подняв с пола слегка помятый лист бумаги. Подсветил себе фонариком, а прочитав пару строк, с удивлением присвистнул:
- Парни вы только взгляните на это!
Мы взглянули и увидели, что документ, попавший в его руки, оказался весьма интересным.

«В связи с последними обстоятельствами, протокол безопасности изменен на неопределенное время.
Наземный уровень:
Все сотрудники пищевого блока, генераторного помещения и технического обслуживания, действуют на данном этаже по штатному распорядку.
Первый нижний уровень:
Складские помещения на данный момент законсервированы. Персоны, не имеющие доступа на обозначенный уровень, обнаруженные в складских помещениях, будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Второй нижний уровень:
Санитарный отдел временно заблокирован. На данный уровень, по крайней необходимости, имеют доступ только ветеринары-консультанты С. Васкес и А. Тиманти. Остальные посторонние будут арестованы и препровождены в изолятор для служебного расследования.
Третий нижний уровень:
Отдел особых исследований законсервирован на неопределенное время. Все сотрудники данного отдела, включая заведующего отделом Кевина Смита, на этот период переводятся на четвертый уровень.
Четвертый нижний уровень:
Проект «Incorruption» переходит в подчинение Луизы Вескер и Тонни Паттерсона. Всем сотрудникам станции, присутствующим на данном уровне безоговорочно подчиняться их распоряжениям.
Глава станции «Скай шелтер», Джон Паркер».

Что-то мне подсказывает, что Джон Паркер с простреленной грудью лежит перед нами. И кто же, интересно, так позаботился о нем? А самое главное – зачем? Неужели здесь между сотрудниками возникли трения, которые непроизвольно вылились в стрельбу по живым мишеням?
А Луиза не лукавила, назвав свое настоящее имя при нашей первой встречи. Интересно, почему?
- Командир, я, кажется, знаю, где находится наша цель! – доложил Валерий.
- Где? – сразу отозвался Игорь.
- Найденный мной протокол службы безопасности станции указывает, что цель находится или на третьем или на четвертом нижнем уровне, - сообщил Валерий.
- Скорее всего, на четвертом, - поправил я.
- Обоснуй? – резко задал вопрос Игорь. По всей видимости, ему уже надоело бродить в потемках, и теперь он хватался за первую попавшуюся соломинку, в надежде как можно быстрее выбраться из негостеприимного объекта.
- Тебе ничего не напоминает слово - «Incorruption»? – спросил я.
- Нетление, бессмертие, вечность, - начал задумчиво бормотать Игорь.
- Так вот, проектом «Incorruption» занимаются на четвертом нижнем уровне, - я прервал его размышления вслух.
- Будем надеяться, что ты не ошибся, - ответив мне, Игорь переключился на своего бойца:
- Шишига, что у тебя?
- Секунду, командир! – боец на время замолчал, потом послышался его жизнерадостный голос:
- Да будет свет, сказал монтер и перерезал провода!
Сразу на потолке пару раз моргнули лампочки, после чего залились ровным светом, к тому же, послышался тихий гул заработавшей системы воздуховода.
- Смотрю, жизнь налаживается, - приободрился Игорь. – Так, парни, все подходим к лифту. Наша цель на четвертом нижнем уровне.
Приказ получен. Все бросились его выполнять.
Мы вышли из зала совещаний и бодро двинулись по ярко освещенному коридору, который вывел нас к двум шахтам лифта. Там уже собрались практически все, в том числе и Червь, он возился с одним из пультов управления, встроенным в стену. После его умудренных манипуляций, широкая дверца грузового лифта отошла в сторону, приглашая нас в свое нутро.
К этому времени успели подтянуться остальные бойцы, включая Шишигу.
- Командир, я там набросал «соплей», так что учти, это временная панацея и в любой момент автоматика может вырубиться, - предупредил он.
- Учту, - коротко ответил Игорь. – Парни, вы все слышали, так что не мешкаем, загружаемся.
В кабине лифта с трудом сумели разместиться все. Я с Робертом оказался рядом с Валерием.
- У нас проблема, командир, - сообщил Червь.
- Что такое? – недовольно спросил Игорь.

Автор -
Дата добавления - в
sermolotkovДата: Понедельник, 08.07.2013, 07:52 | Сообщение # 22
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
- Лифт опускается только на третий нижний уровень. Сам посмотри, кнопки четвертого уровня не существует, - пояснил Червь.
- Ладно, спускаемся на третий уровень, а там будем искать, как нам оказаться ниже, - проворчал Игорь.
Червь с Лосем опустил решетку, нажал на нужную кнопку. Дверь автоматически закрылась и лифт начал плавно опускаться вниз.
Ощущая внутри небольшой мандраж, я вновь по привычке дернулся к несуществующей ручке пистолета. Вот, черт, с каждым мгновением мы приближаемся к встрече с темными тварями, а у меня под рукой ничего нет. Нужно, как-то исправлять создавшуюся ситуацию. Придется рискнуть и намекнуть Валерию о развитии дальнейших событий. И если он здравомыслящий человек, то поймет и войдет в мое положение. Почему выбрал именного его, сам не могу понять. Может чутье подсказало, или просто он показался немного не таким, как остальные бойцы. Было в нем что-то такое, а что именно, мне пока не удавалось понять.
- Послушай, Валерий, - прошептал я ему на ухо.
Тот повернулся ко мне с взглядом – «Что тебе надо?».
- Увеселительная прогулка по «Диснейленду» заканчивается, - продолжил я, - и с каждым мгновением мы приближаемся к вратам чистилища, откуда прямая дорога в ад. Попав же туда, не каждый из нас обратно выберется живым.
- Решил напугать меня? – так же шепотом произнес Валерий. – Тогда зря стараешься, мне приходилось видеть, такое, что тебе в кошмарных снах не снилось.
- Ошибаешься. Кошмарные сны тебе покажутся детскими страшилками, после того, как ты увидишь нечто там внизу, - возразил ему я. – Поэтому хочу тебя предупредить, при встрече с любой движущейся целью, старайся попасть в голову.
- Ты опять про зомби? – Валерий слегка приподнял брови. – Тогда не старайся, не впечатлил.
- Это не зомби, - заверил его я.
- Тогда что? – постепенно Валерий стал втягиваться в разговор, а мне как раз это и было нужно.
- Я не знаю, что это, но голова их самое уязвимое место, - ответил я.
- Тебе уже приходилось сталкиваться с ними? – поинтересовался Валерий.
- И не раз.
- Черт возьми! – процедил сквозь зубы Валерий. – Кто же вы такие?
- Если выберемся живыми из передряги, тогда может быть, расскажем кое-что, - я не хотел сразу перед ним раскрывать все карты, кто знает, может быть в будущем, лишний козырь в рукаве совсем не помешает.
- Но ты не зря со мной завел разговор, - проявил свою догадку Валерий.
- Верно, - не стал его разочаровывать я.
- И что тебе от меня надо?
- Оружие.
- Извини, парень, но пулемет я тебе не дам, - усмехнулся Валерий.
- Валера, твои казарменные шутки сейчас не уместны, – в тон ему ответил я, с достоинством оценив шутку.
- Даже так, - хмыкнул в ответ Валерий, потом ненадолго замолчал, принимая решение. Не знаю, какие выводы он сделал, но мою просьбу парень решил удовлетворить:
- Ладно, держи и сильно им не рисуйся, а то Игорь меня не поймет.
Он вытащил из кобуры свой Глок, который ему выдали место утерянного оружия во время переделки в храме Сета, и незаметно протянул мне.
- Ты не пожалеешь об этом, - я заверил его, пряча пистолет под подолом выпущенной футболки, при этом ощущая, как приятно холодит тело вороненая сталь. Да, жизнь налаживается и на душе становится намного спокойней, когда под рукой имеется надежный ствол.
- Буду надеяться, что не пожалею, - проворчал Валерий.
- Не пожалеешь, - еще раз заверил я его.
- Значит в голову? – после небольшой паузы спросил Валерий.
- Да, в голову, - подтвердил я.
К этому времени кабина грузового лифта успела достигнуть третьего нижнего уровня. Пол под ногами качнулся, остановившись на месте, и дверь автоматически отодвинулась в сторону. Перед нами открылся тускло освещенный коридор отдела особых исследований. И я сразу почувствовал едва уловимый запах миндаля.
Мы с Робертом встревожено переглянулись, ощущая, как в животе скручивается тугой ком тревоги и начинает бешено биться сердце в груди. Мы не ошиблись, темные твари ворвались в наш мир, потому что только от них мог исходить этот въедливый запах. Остальные парни тоже подтянулись, скорее всего, они тоже нутром ощутили опасность, затаившуюся среди лабиринта помещений третьего нижнего уровня.
Червь с Лосем подняли решетку лифта.
- Действуем как раньше, - приказал Игорь и сразу все пришли в движение.
Разделившись на тройки, парни действовали, как хорошо отлаженный работающий механизм с нивелирной точностью выполняющий свое предназначение, только я и Роберт казались лишними деталями, которые не несут полезной нагрузки, но в тоже время не нарушают выхода запланированного КПД, и только поэтому до сих пор не выброшены на свалку.
Нас, как и в первый раз, оставили под присмотром Валерия. Впрочем, мы не возражали, пусть лучше он, чем какой-то незнакомый парень с непредсказуемыми намерениями грозящимися вылиться в крупные неприятности.
Здесь, на третьем нижнем уровне, все было по-другому, не как в здании наверху. Длинный коридор с большим количеством ответвлений, помещения похожие на аквариумы из-за своих больших стеклянных перегородок, на некоторых из них прикрыты жалюзи, поэтому не видно, что творится внутри. Но не это было главным отличием. Меня больше напрягало, что некоторые из защитных панельных решеток осветительных ламп свисали с потолка, держась на проводах, а под ними виднелись мелкие осколки стекла. К тому же местами на покрытии пола стали попадаться длинные кровавые полосы, успевшие к нашему прибытию засохнуть, словно кто-то волоком тащил окровавленное тело, но самого трупа нигде не было видно. Еще на стекле, на уровне плеча, мы пару раз заметили размытые багровые отпечатки человеческой ладони. Кто-то хватался за него. Но кто, охотник или жертва? Об этом трудно судить. И зловещая тишина. Она давила на нас, как гидравлический пресс, не давая свободно продохнуть и натягивая нервы, как гитарные струны.
- Вот черт, что здесь произошло? – тихо выругался Валерий, увидев еще одну засохшую лужу крови.
- То, с чем лучше не сталкиваться, - ответил Роберт. – Но если пришлось столкнуться, не забывай – стрелять только в голову.
- Я помню, - скривившись, произнес Валерий.
- И вот еще что, - продолжил Роберт, - не давай себя укусить. Любая крохотная рана может привести к необратимым последствиям.
- Так что это? Вирус? Бактериологическое оружие? – заволновался Валерий.
- Ни то, ни другое, - ответил я.
- Тогда что?
- Мы сами не знаем, но эта штука весьма опасна и передается только через укус, - неопределенно пожав плечами, произнес Роберт.
Валерий хотел еще что-то спросить, но в это время над головой раздался непонятный металлический шум, который в окружающей тишине был подобен раскату грома.
Мы дружно задрали голову, замерев на месте, при этом ощутив, как противным холодком повеяло на спину, отчего все тело покрылось мурашками. Потом переглянулись. К черту осторожность, к дьяволу Игоря! У меня и Роберта уже были пистолеты в руках, рефлекс самосохранения сработал.
- Дуб, Боб, вы это слышали? – послышался голос Игоря.
- Да, командир, - по очереди ответили бойцы.
- Поднимайтесь в санитарный отдел и посмотрите, что там, - дал распоряжение Игорь. – Если увидите кого-то из гражданских лиц, не стреляйте, допросите, только прошу, не перестарайтесь. Нам нужно точно знать, что за чертовщина здесь творилась.
- Сделаем командир.
Я заглянул в одно из незанавешенных жалюзи окон. Ага, там как раз находились вдоль стен застекленные шкафы с пробирками, колбами, мензурками, а посреди помещения стоял высокий хирургический стол, возле которого расположилось медицинское оборудование, предназначенное для проведения хирургических операций. Чем же здесь занимались? Явно не опасными вирусами. Если это было так, то при входе на нижний уровень отдела особых исследований мы обязательно столкнулись со шлюзовой камерой химического душа и обязательными ящиками, где хранятся защитные костюмы. Всех перечисленных предосторожностей не наблюдалось. И это радовало, потому что, если придется стрелять, что нельзя исключить из-за моих плохих предчувствий, то есть вероятность шальной пулей повредить какой-нибудь контейнер, где хранится очень опасный вирус, приводящий к летальному исходу. Так что нам бояться нечего, не считая темных тварей.
Мы пошли дальше и чем больше углублялись в лабиринт помещений этого уровня, тем сильней становился запах миндаля.
Медленно передвигаясь вперед, я за одним из поворотов периферийным зрением увидел какое-то едва уловимое движение. Может мне показалось? Да нет, не показалось. Роберт и Валерий тоже смотрели в ту сторону, судорожно сжимая оружие в руках. Я переглянулся с братом, с трудом сглотнул слюну, чтобы как-то смазать пересохшее горло и маленькими шагами на полусогнутых ногах стал передвигаться к повороту в левую сторону, ощущая, как бешено, стучит в груди сердце.
Шаг, другой, третий. Прислушиваюсь. Нет, никаких посторонних шумов не наблюдается. Может, на самом деле нам всем показалось?
- Стоять, не двигаться! – раздался в гарнитуре резкий выкрик Боба, который находился уровнем выше нас. – Стоять или мы открываем огонь на поражение! Гром, Шум, обходите слева, в случае опасности не церемоньтесь с ними!
- Боб, что у вас? – послышался голос Игоря.
- Пятеро гражданских лиц идут прямо на нас. На приказ остановиться не реагируют, да и выглядят как-то странно, - ответил Боб.
- Почему странно? – насторожено задал вопрос Игорь.
- Они выглядят больными! – доложил Боб.
- Слишком больными! – поддержал его Дуб. – Вот черт!
После его выкрика послышались немного приглушенные потолочной перегородкой частые автоматные выстрелы, которые в абсолютной, окружающей нас тишине резали слух.
- Они напали на Грома! Шум, отходи! – растеряно орал Боб, словно старался перекричать грохот выстрелов. – Парни, все назад! Да что такое, они что, бессмертные!
- Они здесь повсюду! – кричал кто-то из бойцов. – Дуб, смотри наверх, они прыгают оттуда!
- Получите суки! – орал другой боец.
К частым автоматным выстрелам присоединились несколько приглушенных хлопков. Кто-то из парней пустил в ход гранаты.
Сверху? Черт, с чем они там столкнулись? Если я не ошибаюсь, второй нижний уровень занимал зверинец с подопытными животными. Но на зверей укус тварей никак не влияет, не превращаются они в монстров после него! Тогда кто там скачет поверху?
От всех этих мыслей у меня голова шла кругом.
- Лось, бери своих парней и бегом, прикрой отход Дуба и Боба! – приказал Игорь. Он уже понял, что дело дрянь. – Остальным перегруппироваться в один отряд и двигаться к лестнице, ведущей на четвертый нижний уровень!
Ну да, выполнение задания - прежде всего, невзирая на людские потери.
И все же приказ Игоря запоздал.
Поднятый шум на втором нижнем уровне словно послужил сигналом для развития дальнейших событий.
Из-за поворота тихо шаркая ногами, как пьяный или тяжело больной, появился широкоплечий человек, одетый в изодранный белый халат, на котором виднелись пятна крови. И запах миндаля исходящий от него стал, совсем не выносим. Следом за ним, волоча ноги, вышла невысокого роста женщина, за ней мужчина. И еще, еще, еще! Да сколько же их, черт возьми!
Лица, появившихся из-за поворота, выглядели смертельно бледными, только что-то красное, напоминающее кетчуп, было размазано вокруг пепельного цвета губ, и темные впадины глазниц существ, именно существ, потому что их трудно назвать людьми, мерцали голодным блеском. Увидев нас, они протянули вперед костлявые руки и, прибавив шагу, издали какой-то протяжный, холодящий в жилах кровь стон.
Валерий совершено забыв наши наставления, выпустил целый рожек из FN SCAR в сторону существ. Все пули вошли в верхнюю часть груди, из ран прыснули ярки красные брызги. Со сдавленным стоном существа рушились на пол, но остальные, не получившие смертельных ранений, продолжали приближаться к нам, спотыкаясь об распростертые тела, падая и вновь поднимаясь.
Валерий начал пятиться назад, механически заменяя опустошенный рожек на полный. Он к своему ужасу увидел, как существа, получившие несовместимые с жизнью раны зашевелились и начали медленно подниматься на ноги.
- Валера, стреляй в голову! – выкрикнул Роберт.
Для наглядности мой брат пустил две пули в сторону только что поднявшихся на ноги существ. Две черные дыры возникли в их черепе, узкие ручейки жидкости вперемешку с кровью побежали вниз. С тяжелым вздохом существа распластались на полу и больше не шевелились.
- Понял, в голову! – отозвался Валерий, осознав свою ошибку. Он сразу воспрял духом, когда увидел, что существа уязвимы и с энтузиазмом взялся за отстрел монстров. Дело у него стало налаживаться, что не скажешь про остальной отряд.
Сейчас по всему третьему нижнему уровню раздавались выстрелы автоматического оружия, в гарнитуре слышались вопли парней, которые не понимали что происходит. Они были в замешательстве, столкнувшись с неизвестным врагом и этот враг, неуязвимый для пуль, наседал со всех концов. Парни несли потери, Игорь старался скоординировать разрозненный бой, собрать весь отряд вместе, но у него ничего не выходило, слишком уж много было существ, повылезавших из всех щелей.
- Правильно, нечего понапрасну тратить патроны, чувствую, они нам еще понадобятся, - произнес Роберт, продолжая методичный отстрел существ. – Кстати, у меня скоро патроны кончатся.
- Нам нужно где-то укрыться, - я сделал предложение, так же стараясь попасть в голову наседающих монстров, которые появились сзади нас.
- Разумно, - поддержал меня Роберт. – Нам нужно обдумать, как поступить дальше.
Верно, нужно обдумать. Кстати, какое количество составлял обслуживающий персонал станции «Скай шелтер»? Человек сорок – пятьдесят? К чему это? Да к тому, что по количеству обслуживающего персонала можно подсчитать с каким количеством монстров нам придется столкнуться. А где интересно сами темные твари? Затаились и ждут подходящего момента, чтобы напасть? Скорее всего. Мне иногда кажется, что они разумны, уж слишком организовано ведут себя темные твари, совсем не так, как обычные безмозглые хищники, привыкшие действовать, основываясь на свой животный инстинкт. А может быть так оно и есть? Как бы то ни было, а про них не стоит забывать и быть всегда начеку. Но куда нам дальше продвигаться? Назад к лифту или продолжать идти вперед? Я без сомнения выбрал первый вариант, к моему удивлению Валерия поддержал Роберт, решив продвигаться дальше вглубь комплекса. Мне пришлось принять их предложение. К тому же, впереди общими усилиями путь был расчищен, а вот позади, хоть вдалеке, маячили фигуры ненавистных существ.
Я повернул ручку на двери слева, но она оказалась закрыта на электронный замок. Роберт пытал счастья справа, но пока с таким же успехом. Валерий нас прикрывал, отстреливая одиночными выстрелами существ сумевших слишком близко приблизиться к нам.
Коридор разрезал проход в обе стороны. И куда нам дальше? Выбор пал на поворот в левую сторону. Во-первых, там было пусто, а во-вторых, выбранный нами коридор вел к двери, которая, скорее всего, являлась выходом на лестничный пролет, спускающийся на следующий нижний уровень, как раз туда, куда мы так стремились. А вот в повороте с правой стороны перед нами открылась жутковатая картина в сполохах неравномерно мигающих ламп дневного света.
Над телом бойца, кто он, сейчас трудно сказать, склонилось, какое-то лохматое чудище, оно с жадностью выхватывало куски плоти от трупа и с утробным звуком жевало. Черт, что это такое? Таких существ мне встречать еще не приходилось. Вот оно словно почувствовав чужое присутствие, оторвалось от своего занятия и повернуло морду в нашу сторону.
Вот дьявол, это же шимпанзе! Теперь мне стали ясны выкрики бойцов находившихся на втором нижнем уровне. Вот оказывается, кто нападал на них сверху! Но как? Мы до сих пор были уверены, что на животных темные твари не нападают! Или все же, нами что-то упущено? Может то, что генетическая база шимпанзе совпадает с человеческой на девяносто восемь и семь десятых процента играет какую-то роль? Если это так, то все в корне меняет. И нам нужно срочно пересмотреть свой взгляд на происходящее, потому что неизвестно, какие еще сюрпризы нас ждут впереди. Возможно, еще какие-то животные могут измениться от укуса темных тварей.
Тем временем существо, оторвавшись от мерзкого пиршества, оскалило свой окровавленный оскал и резко рвануло в нашу сторону.
Я нажал на курок. Выстрел, потом сухой щелчок. Черт, кончились патроны, а существо от меня всего в двух прыжках. Мне даже показалось, что я учуял мерзкий запах гнили из открытой пасти монстра, от которого у меня появились спазмы в горле. Рядом палили Роберт с Валерием. Я видел, как пули пронизывали тело монстра, но не причиняли ему вреда. Черт, в голову! Нужно в голову!
Существо ростом метр пятьдесят и массой приблизительно сорок-пятьдесят килограмм, сделало длинный прыжок в мою сторону. Оставшись без оружия, мне оставалось только одно - уклониться в сторону, чтобы предотвратить столкновение. И все же существо умудрилось схватить лапой за уголок рукава моей футболки, вырвало клок и свое дело сделало. От рывка потеряв равновесие, я упал спиной на пол, быстро сел и с перекошенным от страха лицом стал отползать назад, судорожно отталкиваясь ногами дальше, как можно дальше от чертового монстра.
Промахнувшись, существо сделало незамысловатый кульбит, свалилось набок, на мгновение, замерев на месте, потом медленно поднялось, как будто знало, что жертве некуда деваться и приготовилось к следующему прыжку.
Как раз этого небольшого промедления со стороны монстра хватило. Раздался выстрел, и существо с простреленной башкой рухнуло на пол.
- Ты в порядке? – Роберт, подойдя ко мне, протянул руку.
- Да, в порядке, - я поднялся, воспользовавшись его помощью, огляделся. Других подобных тварей рядом не наблюдалось, а вот вид у нас был еще та песня. Лица бледные, как поганки, глаза ошалелые, руки трясутся, как у закоренелого алкоголика.
Вот дьявол, просто чудо, что Валерий с таким мандражем умудрился попасть монстру в голову.
Но больше всего меня удивило бесшабашность Роберта. Он, не предупредив никого из нас, направился к обглоданному трупу. Добрался до разветвления коридора, выглянул из-за угла, убедившись, что опасности рядом не наблюдается, сделал небольшую пробежку. Возле трупа брат долго не задерживался, он похватал какие-то вещи и благополучно добрался до нас.
- Держи, - он протянул мне три полных обоймы для Глока с безумно счастливым лицом. Еще бы, у него в руках находился «Ремингтон 870» двадцать восьмого калибра, а через плечо у него свисал подсумок, где гремели к дробовику патроны. Он был испачкан в крови, но это ничуть не смущало брата.
У наших парней ни у кого не было дробовиков, значит можно сделать вывод, что растерзанным трупом являлся один из парней работающий в службе безопасности «Скай шелтер».
Я с завистью посмотрел на «Ремингтон», перезаряжая пистолет. Да, дробовик это то, что доктор прописал. Один выстрел и пол черепушки существа, как ветром сдуло, если он правильной картечью оснащен, а не травматом. Нет, точно не травматом, здесь же не полицейский участок, а секретный объект, где нет место мирным демонстрантам, которых разгоняют резиновыми пулями и слезоточивым газом.
Ну почему дробовики не валяются на каждом углу и патроны к ним не растут на деревьях!
- Дуб, Боб! – вызывал Игорь по рации. – Дуб, Боб, отзовитесь!
- Их нет, командир, - откликнулся Лось. – Их порвали в клочки эти сучьи лохматые демоны!
- Вот дерьмо! – выругался Игорь. – Лось, твое расположение?
- Со мной только один боец, спускаюсь на ваш уровень, встречайте, - доложил Лось. – Командир, здесь впору поработать огнеметом и спалить весь объект к чертовой матери вместе со всеми его монстрами! Почему мы об этом заранее не подумали?
- Мы не знали, с чем придется столкнуться, - даже через микрофон было слышно, как Игорь скрежетал от злости зубами. – Но поверь, как только доберемся до артефакта, можешь отправить станцию прямиком в пекло ада! Ты готов сделать это?
- О да, командир! Я постараюсь устроить такой громкий БУМ, что его услышат в главном офисе «Скрин»! А потом, еще станцую джигу на этом месте! – заверил его Лось.
- Шишига, Червь, Сыч! – продолжал вызывать своих бойцов Игорь.
- Они находились в правом крыле от лифта, недалеко от моего расположения! – послышался голос Григория. – Но там сейчас тихо!
- Чип, с тобой сколько бойцов?
- Я один и у меня мало боеприпасов, - доложил Григорий.
- Дерьмо! – опять выругался Игорь. Его можно было понять. Потерять практически весь отряд еще до выполнения поставленной задачи – скверная штука. – Ладно, Чип, дождись Лося и присоединяйся к нам. Мы находимся в левом крыле. Ты слышал меня, Лось?
- Да, командир! – отозвался боец.
- А я предупреждал тебя, командир! – напомнил о нас Роберт. – И если бы ты прислушался к моим словам, то мог избежать таких потерь.
- Любитель «Обитель зла» обозначился, - в голосе Игоря послышалось то ли удивление, то ли разочарование. – Я думал, ты пропадешь в первую очередь.
- Если знаешь, как бороться с существами, то имеешь больше шансов остаться в живых, - произнес Роберт.
- И как же? – поинтересовался Игорь.
- Стреляйте в голову, это единственное уязвимое место у существ, - пояснил мой брат.
- Что, уже приходилось сталкиваться с такими монстрами? – задал вопрос Игорь.
- Приходилось, - не стал отпираться Роберт.
- Парни, слышали? – спросил Игорь.
- Да, командир, - отозвались оставшиеся в живых бойцы.
- Роберт, ты один? – Игорь вновь переключился на моего брата.
- Нет, со мной Кирилл и Валерий, - сообщил Роберт.
- Вы где находитесь?
- Недалеко от лестничного пролета, ведущего на четвертый нижний уровень, - доложил мой брат.
- Будьте там, мы к вам подтянемся.
- Принято.
Переговоры закончились, зато послышались с нескольких сторон одиночные выстрелы, оставшиеся в живых бойцы, старались экономить патроны, понимая, что пополнить их будет весьма затруднительно.
С правой стороны в одном из помещений, находившемся недалеко от двери лестничного пролета, слегка шевельнулись закрытые горизонтальные жалюзи, словно через них кто-то решил выглянуть. Кроме меня это заметил Валерий. Он, молча, жестами показал нам в ту сторону, перехватил FN SCAR и направился к закрытой двери подозрительного помещения. Роберт, передернув затвор на дробовике, последовал за ним. Я следом, постоянно оглядываясь назад, а по-другому нельзя, или ты попадешь в лапы существ, после чего, превратишься сам в монстра. Нет, такого счастья мне не надо, уж лучше буду постоянно оглядываться назад, так на душе спокойней будет.
Валерий первым добрался до двери, взялся за ручку и посмотрел на нас. Мы кивнули, приготовив оружие к бою. Валерий повернул ручку, надавил на нее. Дверь тихо открылась, приглашая нас войти.
Из помещения миндальным запахом не тянуло, что означало – существ там нет. Тогда кто подсматривал сквозь жалюзи?
Валерий крадучись вошел в открытую дверь, поведя дулом автомата из стороны в сторону и готовый в любой момент открыть огонь. Но стрелять было не в кого. Это, скорее всего, было помещение отдыха для персонала. Здесь стоял небольшой квадратный стол на длинных ножках, вдоль одной стены висели ящики, где принято хранить заварку, кофе, сахар или мешочки с крупой и мелкую посуду, под ними широкая столешница. На ней стоял электрическая кофеварка, чайник, микроволновая печь, сбоку хромированная мойка. Вдоль другой стены находился мягкий кожаный диван, возле него небольшой холодильник, а за ним слегка приоткрытая дверь, из которой несло дешевым запахом освежителя воздуха. За ней было темно, но даю голову на отсечение, что это туалетная комната. Вот черт, сейчас бы холодной водички хлебнуть!
Об этом подумал не только я.
К холодильнику подошел Роберт открыл его и начал там лазать. Я же с Валерием решил проверить туалетную комнату для своего же спокойствия.
Подошли, дыша через раз, толкнули дверь от себя, и в следующее мгновение кто-то с палкой от швабры в руках бросилось на нас.
Валерий непроизвольно выстрелил, промахнулся, слишком уж все быстро происходило. Я же успел перехватить руку нападающего, и мы с удивлением одновременно выкрикнули.
- Луиза?
- Кирилл?
- Молись, сука! – процедив сквозь зубы, Валерий приставил ствол к виску девушки. – Сейчас я тебе мозги вышибу!
 
Сообщение- Лифт опускается только на третий нижний уровень. Сам посмотри, кнопки четвертого уровня не существует, - пояснил Червь.
- Ладно, спускаемся на третий уровень, а там будем искать, как нам оказаться ниже, - проворчал Игорь.
Червь с Лосем опустил решетку, нажал на нужную кнопку. Дверь автоматически закрылась и лифт начал плавно опускаться вниз.
Ощущая внутри небольшой мандраж, я вновь по привычке дернулся к несуществующей ручке пистолета. Вот, черт, с каждым мгновением мы приближаемся к встрече с темными тварями, а у меня под рукой ничего нет. Нужно, как-то исправлять создавшуюся ситуацию. Придется рискнуть и намекнуть Валерию о развитии дальнейших событий. И если он здравомыслящий человек, то поймет и войдет в мое положение. Почему выбрал именного его, сам не могу понять. Может чутье подсказало, или просто он показался немного не таким, как остальные бойцы. Было в нем что-то такое, а что именно, мне пока не удавалось понять.
- Послушай, Валерий, - прошептал я ему на ухо.
Тот повернулся ко мне с взглядом – «Что тебе надо?».
- Увеселительная прогулка по «Диснейленду» заканчивается, - продолжил я, - и с каждым мгновением мы приближаемся к вратам чистилища, откуда прямая дорога в ад. Попав же туда, не каждый из нас обратно выберется живым.
- Решил напугать меня? – так же шепотом произнес Валерий. – Тогда зря стараешься, мне приходилось видеть, такое, что тебе в кошмарных снах не снилось.
- Ошибаешься. Кошмарные сны тебе покажутся детскими страшилками, после того, как ты увидишь нечто там внизу, - возразил ему я. – Поэтому хочу тебя предупредить, при встрече с любой движущейся целью, старайся попасть в голову.
- Ты опять про зомби? – Валерий слегка приподнял брови. – Тогда не старайся, не впечатлил.
- Это не зомби, - заверил его я.
- Тогда что? – постепенно Валерий стал втягиваться в разговор, а мне как раз это и было нужно.
- Я не знаю, что это, но голова их самое уязвимое место, - ответил я.
- Тебе уже приходилось сталкиваться с ними? – поинтересовался Валерий.
- И не раз.
- Черт возьми! – процедил сквозь зубы Валерий. – Кто же вы такие?
- Если выберемся живыми из передряги, тогда может быть, расскажем кое-что, - я не хотел сразу перед ним раскрывать все карты, кто знает, может быть в будущем, лишний козырь в рукаве совсем не помешает.
- Но ты не зря со мной завел разговор, - проявил свою догадку Валерий.
- Верно, - не стал его разочаровывать я.
- И что тебе от меня надо?
- Оружие.
- Извини, парень, но пулемет я тебе не дам, - усмехнулся Валерий.
- Валера, твои казарменные шутки сейчас не уместны, – в тон ему ответил я, с достоинством оценив шутку.
- Даже так, - хмыкнул в ответ Валерий, потом ненадолго замолчал, принимая решение. Не знаю, какие выводы он сделал, но мою просьбу парень решил удовлетворить:
- Ладно, держи и сильно им не рисуйся, а то Игорь меня не поймет.
Он вытащил из кобуры свой Глок, который ему выдали место утерянного оружия во время переделки в храме Сета, и незаметно протянул мне.
- Ты не пожалеешь об этом, - я заверил его, пряча пистолет под подолом выпущенной футболки, при этом ощущая, как приятно холодит тело вороненая сталь. Да, жизнь налаживается и на душе становится намного спокойней, когда под рукой имеется надежный ствол.
- Буду надеяться, что не пожалею, - проворчал Валерий.
- Не пожалеешь, - еще раз заверил я его.
- Значит в голову? – после небольшой паузы спросил Валерий.
- Да, в голову, - подтвердил я.
К этому времени кабина грузового лифта успела достигнуть третьего нижнего уровня. Пол под ногами качнулся, остановившись на месте, и дверь автоматически отодвинулась в сторону. Перед нами открылся тускло освещенный коридор отдела особых исследований. И я сразу почувствовал едва уловимый запах миндаля.
Мы с Робертом встревожено переглянулись, ощущая, как в животе скручивается тугой ком тревоги и начинает бешено биться сердце в груди. Мы не ошиблись, темные твари ворвались в наш мир, потому что только от них мог исходить этот въедливый запах. Остальные парни тоже подтянулись, скорее всего, они тоже нутром ощутили опасность, затаившуюся среди лабиринта помещений третьего нижнего уровня.
Червь с Лосем подняли решетку лифта.
- Действуем как раньше, - приказал Игорь и сразу все пришли в движение.
Разделившись на тройки, парни действовали, как хорошо отлаженный работающий механизм с нивелирной точностью выполняющий свое предназначение, только я и Роберт казались лишними деталями, которые не несут полезной нагрузки, но в тоже время не нарушают выхода запланированного КПД, и только поэтому до сих пор не выброшены на свалку.
Нас, как и в первый раз, оставили под присмотром Валерия. Впрочем, мы не возражали, пусть лучше он, чем какой-то незнакомый парень с непредсказуемыми намерениями грозящимися вылиться в крупные неприятности.
Здесь, на третьем нижнем уровне, все было по-другому, не как в здании наверху. Длинный коридор с большим количеством ответвлений, помещения похожие на аквариумы из-за своих больших стеклянных перегородок, на некоторых из них прикрыты жалюзи, поэтому не видно, что творится внутри. Но не это было главным отличием. Меня больше напрягало, что некоторые из защитных панельных решеток осветительных ламп свисали с потолка, держась на проводах, а под ними виднелись мелкие осколки стекла. К тому же местами на покрытии пола стали попадаться длинные кровавые полосы, успевшие к нашему прибытию засохнуть, словно кто-то волоком тащил окровавленное тело, но самого трупа нигде не было видно. Еще на стекле, на уровне плеча, мы пару раз заметили размытые багровые отпечатки человеческой ладони. Кто-то хватался за него. Но кто, охотник или жертва? Об этом трудно судить. И зловещая тишина. Она давила на нас, как гидравлический пресс, не давая свободно продохнуть и натягивая нервы, как гитарные струны.
- Вот черт, что здесь произошло? – тихо выругался Валерий, увидев еще одну засохшую лужу крови.
- То, с чем лучше не сталкиваться, - ответил Роберт. – Но если пришлось столкнуться, не забывай – стрелять только в голову.
- Я помню, - скривившись, произнес Валерий.
- И вот еще что, - продолжил Роберт, - не давай себя укусить. Любая крохотная рана может привести к необратимым последствиям.
- Так что это? Вирус? Бактериологическое оружие? – заволновался Валерий.
- Ни то, ни другое, - ответил я.
- Тогда что?
- Мы сами не знаем, но эта штука весьма опасна и передается только через укус, - неопределенно пожав плечами, произнес Роберт.
Валерий хотел еще что-то спросить, но в это время над головой раздался непонятный металлический шум, который в окружающей тишине был подобен раскату грома.
Мы дружно задрали голову, замерев на месте, при этом ощутив, как противным холодком повеяло на спину, отчего все тело покрылось мурашками. Потом переглянулись. К черту осторожность, к дьяволу Игоря! У меня и Роберта уже были пистолеты в руках, рефлекс самосохранения сработал.
- Дуб, Боб, вы это слышали? – послышался голос Игоря.
- Да, командир, - по очереди ответили бойцы.
- Поднимайтесь в санитарный отдел и посмотрите, что там, - дал распоряжение Игорь. – Если увидите кого-то из гражданских лиц, не стреляйте, допросите, только прошу, не перестарайтесь. Нам нужно точно знать, что за чертовщина здесь творилась.
- Сделаем командир.
Я заглянул в одно из незанавешенных жалюзи окон. Ага, там как раз находились вдоль стен застекленные шкафы с пробирками, колбами, мензурками, а посреди помещения стоял высокий хирургический стол, возле которого расположилось медицинское оборудование, предназначенное для проведения хирургических операций. Чем же здесь занимались? Явно не опасными вирусами. Если это было так, то при входе на нижний уровень отдела особых исследований мы обязательно столкнулись со шлюзовой камерой химического душа и обязательными ящиками, где хранятся защитные костюмы. Всех перечисленных предосторожностей не наблюдалось. И это радовало, потому что, если придется стрелять, что нельзя исключить из-за моих плохих предчувствий, то есть вероятность шальной пулей повредить какой-нибудь контейнер, где хранится очень опасный вирус, приводящий к летальному исходу. Так что нам бояться нечего, не считая темных тварей.
Мы пошли дальше и чем больше углублялись в лабиринт помещений этого уровня, тем сильней становился запах миндаля.
Медленно передвигаясь вперед, я за одним из поворотов периферийным зрением увидел какое-то едва уловимое движение. Может мне показалось? Да нет, не показалось. Роберт и Валерий тоже смотрели в ту сторону, судорожно сжимая оружие в руках. Я переглянулся с братом, с трудом сглотнул слюну, чтобы как-то смазать пересохшее горло и маленькими шагами на полусогнутых ногах стал передвигаться к повороту в левую сторону, ощущая, как бешено, стучит в груди сердце.
Шаг, другой, третий. Прислушиваюсь. Нет, никаких посторонних шумов не наблюдается. Может, на самом деле нам всем показалось?
- Стоять, не двигаться! – раздался в гарнитуре резкий выкрик Боба, который находился уровнем выше нас. – Стоять или мы открываем огонь на поражение! Гром, Шум, обходите слева, в случае опасности не церемоньтесь с ними!
- Боб, что у вас? – послышался голос Игоря.
- Пятеро гражданских лиц идут прямо на нас. На приказ остановиться не реагируют, да и выглядят как-то странно, - ответил Боб.
- Почему странно? – насторожено задал вопрос Игорь.
- Они выглядят больными! – доложил Боб.
- Слишком больными! – поддержал его Дуб. – Вот черт!
После его выкрика послышались немного приглушенные потолочной перегородкой частые автоматные выстрелы, которые в абсолютной, окружающей нас тишине резали слух.
- Они напали на Грома! Шум, отходи! – растеряно орал Боб, словно старался перекричать грохот выстрелов. – Парни, все назад! Да что такое, они что, бессмертные!
- Они здесь повсюду! – кричал кто-то из бойцов. – Дуб, смотри наверх, они прыгают оттуда!
- Получите суки! – орал другой боец.
К частым автоматным выстрелам присоединились несколько приглушенных хлопков. Кто-то из парней пустил в ход гранаты.
Сверху? Черт, с чем они там столкнулись? Если я не ошибаюсь, второй нижний уровень занимал зверинец с подопытными животными. Но на зверей укус тварей никак не влияет, не превращаются они в монстров после него! Тогда кто там скачет поверху?
От всех этих мыслей у меня голова шла кругом.
- Лось, бери своих парней и бегом, прикрой отход Дуба и Боба! – приказал Игорь. Он уже понял, что дело дрянь. – Остальным перегруппироваться в один отряд и двигаться к лестнице, ведущей на четвертый нижний уровень!
Ну да, выполнение задания - прежде всего, невзирая на людские потери.
И все же приказ Игоря запоздал.
Поднятый шум на втором нижнем уровне словно послужил сигналом для развития дальнейших событий.
Из-за поворота тихо шаркая ногами, как пьяный или тяжело больной, появился широкоплечий человек, одетый в изодранный белый халат, на котором виднелись пятна крови. И запах миндаля исходящий от него стал, совсем не выносим. Следом за ним, волоча ноги, вышла невысокого роста женщина, за ней мужчина. И еще, еще, еще! Да сколько же их, черт возьми!
Лица, появившихся из-за поворота, выглядели смертельно бледными, только что-то красное, напоминающее кетчуп, было размазано вокруг пепельного цвета губ, и темные впадины глазниц существ, именно существ, потому что их трудно назвать людьми, мерцали голодным блеском. Увидев нас, они протянули вперед костлявые руки и, прибавив шагу, издали какой-то протяжный, холодящий в жилах кровь стон.
Валерий совершено забыв наши наставления, выпустил целый рожек из FN SCAR в сторону существ. Все пули вошли в верхнюю часть груди, из ран прыснули ярки красные брызги. Со сдавленным стоном существа рушились на пол, но остальные, не получившие смертельных ранений, продолжали приближаться к нам, спотыкаясь об распростертые тела, падая и вновь поднимаясь.
Валерий начал пятиться назад, механически заменяя опустошенный рожек на полный. Он к своему ужасу увидел, как существа, получившие несовместимые с жизнью раны зашевелились и начали медленно подниматься на ноги.
- Валера, стреляй в голову! – выкрикнул Роберт.
Для наглядности мой брат пустил две пули в сторону только что поднявшихся на ноги существ. Две черные дыры возникли в их черепе, узкие ручейки жидкости вперемешку с кровью побежали вниз. С тяжелым вздохом существа распластались на полу и больше не шевелились.
- Понял, в голову! – отозвался Валерий, осознав свою ошибку. Он сразу воспрял духом, когда увидел, что существа уязвимы и с энтузиазмом взялся за отстрел монстров. Дело у него стало налаживаться, что не скажешь про остальной отряд.
Сейчас по всему третьему нижнему уровню раздавались выстрелы автоматического оружия, в гарнитуре слышались вопли парней, которые не понимали что происходит. Они были в замешательстве, столкнувшись с неизвестным врагом и этот враг, неуязвимый для пуль, наседал со всех концов. Парни несли потери, Игорь старался скоординировать разрозненный бой, собрать весь отряд вместе, но у него ничего не выходило, слишком уж много было существ, повылезавших из всех щелей.
- Правильно, нечего понапрасну тратить патроны, чувствую, они нам еще понадобятся, - произнес Роберт, продолжая методичный отстрел существ. – Кстати, у меня скоро патроны кончатся.
- Нам нужно где-то укрыться, - я сделал предложение, так же стараясь попасть в голову наседающих монстров, которые появились сзади нас.
- Разумно, - поддержал меня Роберт. – Нам нужно обдумать, как поступить дальше.
Верно, нужно обдумать. Кстати, какое количество составлял обслуживающий персонал станции «Скай шелтер»? Человек сорок – пятьдесят? К чему это? Да к тому, что по количеству обслуживающего персонала можно подсчитать с каким количеством монстров нам придется столкнуться. А где интересно сами темные твари? Затаились и ждут подходящего момента, чтобы напасть? Скорее всего. Мне иногда кажется, что они разумны, уж слишком организовано ведут себя темные твари, совсем не так, как обычные безмозглые хищники, привыкшие действовать, основываясь на свой животный инстинкт. А может быть так оно и есть? Как бы то ни было, а про них не стоит забывать и быть всегда начеку. Но куда нам дальше продвигаться? Назад к лифту или продолжать идти вперед? Я без сомнения выбрал первый вариант, к моему удивлению Валерия поддержал Роберт, решив продвигаться дальше вглубь комплекса. Мне пришлось принять их предложение. К тому же, впереди общими усилиями путь был расчищен, а вот позади, хоть вдалеке, маячили фигуры ненавистных существ.
Я повернул ручку на двери слева, но она оказалась закрыта на электронный замок. Роберт пытал счастья справа, но пока с таким же успехом. Валерий нас прикрывал, отстреливая одиночными выстрелами существ сумевших слишком близко приблизиться к нам.
Коридор разрезал проход в обе стороны. И куда нам дальше? Выбор пал на поворот в левую сторону. Во-первых, там было пусто, а во-вторых, выбранный нами коридор вел к двери, которая, скорее всего, являлась выходом на лестничный пролет, спускающийся на следующий нижний уровень, как раз туда, куда мы так стремились. А вот в повороте с правой стороны перед нами открылась жутковатая картина в сполохах неравномерно мигающих ламп дневного света.
Над телом бойца, кто он, сейчас трудно сказать, склонилось, какое-то лохматое чудище, оно с жадностью выхватывало куски плоти от трупа и с утробным звуком жевало. Черт, что это такое? Таких существ мне встречать еще не приходилось. Вот оно словно почувствовав чужое присутствие, оторвалось от своего занятия и повернуло морду в нашу сторону.
Вот дьявол, это же шимпанзе! Теперь мне стали ясны выкрики бойцов находившихся на втором нижнем уровне. Вот оказывается, кто нападал на них сверху! Но как? Мы до сих пор были уверены, что на животных темные твари не нападают! Или все же, нами что-то упущено? Может то, что генетическая база шимпанзе совпадает с человеческой на девяносто восемь и семь десятых процента играет какую-то роль? Если это так, то все в корне меняет. И нам нужно срочно пересмотреть свой взгляд на происходящее, потому что неизвестно, какие еще сюрпризы нас ждут впереди. Возможно, еще какие-то животные могут измениться от укуса темных тварей.
Тем временем существо, оторвавшись от мерзкого пиршества, оскалило свой окровавленный оскал и резко рвануло в нашу сторону.
Я нажал на курок. Выстрел, потом сухой щелчок. Черт, кончились патроны, а существо от меня всего в двух прыжках. Мне даже показалось, что я учуял мерзкий запах гнили из открытой пасти монстра, от которого у меня появились спазмы в горле. Рядом палили Роберт с Валерием. Я видел, как пули пронизывали тело монстра, но не причиняли ему вреда. Черт, в голову! Нужно в голову!
Существо ростом метр пятьдесят и массой приблизительно сорок-пятьдесят килограмм, сделало длинный прыжок в мою сторону. Оставшись без оружия, мне оставалось только одно - уклониться в сторону, чтобы предотвратить столкновение. И все же существо умудрилось схватить лапой за уголок рукава моей футболки, вырвало клок и свое дело сделало. От рывка потеряв равновесие, я упал спиной на пол, быстро сел и с перекошенным от страха лицом стал отползать назад, судорожно отталкиваясь ногами дальше, как можно дальше от чертового монстра.
Промахнувшись, существо сделало незамысловатый кульбит, свалилось набок, на мгновение, замерев на месте, потом медленно поднялось, как будто знало, что жертве некуда деваться и приготовилось к следующему прыжку.
Как раз этого небольшого промедления со стороны монстра хватило. Раздался выстрел, и существо с простреленной башкой рухнуло на пол.
- Ты в порядке? – Роберт, подойдя ко мне, протянул руку.
- Да, в порядке, - я поднялся, воспользовавшись его помощью, огляделся. Других подобных тварей рядом не наблюдалось, а вот вид у нас был еще та песня. Лица бледные, как поганки, глаза ошалелые, руки трясутся, как у закоренелого алкоголика.
Вот дьявол, просто чудо, что Валерий с таким мандражем умудрился попасть монстру в голову.
Но больше всего меня удивило бесшабашность Роберта. Он, не предупредив никого из нас, направился к обглоданному трупу. Добрался до разветвления коридора, выглянул из-за угла, убедившись, что опасности рядом не наблюдается, сделал небольшую пробежку. Возле трупа брат долго не задерживался, он похватал какие-то вещи и благополучно добрался до нас.
- Держи, - он протянул мне три полных обоймы для Глока с безумно счастливым лицом. Еще бы, у него в руках находился «Ремингтон 870» двадцать восьмого калибра, а через плечо у него свисал подсумок, где гремели к дробовику патроны. Он был испачкан в крови, но это ничуть не смущало брата.
У наших парней ни у кого не было дробовиков, значит можно сделать вывод, что растерзанным трупом являлся один из парней работающий в службе безопасности «Скай шелтер».
Я с завистью посмотрел на «Ремингтон», перезаряжая пистолет. Да, дробовик это то, что доктор прописал. Один выстрел и пол черепушки существа, как ветром сдуло, если он правильной картечью оснащен, а не травматом. Нет, точно не травматом, здесь же не полицейский участок, а секретный объект, где нет место мирным демонстрантам, которых разгоняют резиновыми пулями и слезоточивым газом.
Ну почему дробовики не валяются на каждом углу и патроны к ним не растут на деревьях!
- Дуб, Боб! – вызывал Игорь по рации. – Дуб, Боб, отзовитесь!
- Их нет, командир, - откликнулся Лось. – Их порвали в клочки эти сучьи лохматые демоны!
- Вот дерьмо! – выругался Игорь. – Лось, твое расположение?
- Со мной только один боец, спускаюсь на ваш уровень, встречайте, - доложил Лось. – Командир, здесь впору поработать огнеметом и спалить весь объект к чертовой матери вместе со всеми его монстрами! Почему мы об этом заранее не подумали?
- Мы не знали, с чем придется столкнуться, - даже через микрофон было слышно, как Игорь скрежетал от злости зубами. – Но поверь, как только доберемся до артефакта, можешь отправить станцию прямиком в пекло ада! Ты готов сделать это?
- О да, командир! Я постараюсь устроить такой громкий БУМ, что его услышат в главном офисе «Скрин»! А потом, еще станцую джигу на этом месте! – заверил его Лось.
- Шишига, Червь, Сыч! – продолжал вызывать своих бойцов Игорь.
- Они находились в правом крыле от лифта, недалеко от моего расположения! – послышался голос Григория. – Но там сейчас тихо!
- Чип, с тобой сколько бойцов?
- Я один и у меня мало боеприпасов, - доложил Григорий.
- Дерьмо! – опять выругался Игорь. Его можно было понять. Потерять практически весь отряд еще до выполнения поставленной задачи – скверная штука. – Ладно, Чип, дождись Лося и присоединяйся к нам. Мы находимся в левом крыле. Ты слышал меня, Лось?
- Да, командир! – отозвался боец.
- А я предупреждал тебя, командир! – напомнил о нас Роберт. – И если бы ты прислушался к моим словам, то мог избежать таких потерь.
- Любитель «Обитель зла» обозначился, - в голосе Игоря послышалось то ли удивление, то ли разочарование. – Я думал, ты пропадешь в первую очередь.
- Если знаешь, как бороться с существами, то имеешь больше шансов остаться в живых, - произнес Роберт.
- И как же? – поинтересовался Игорь.
- Стреляйте в голову, это единственное уязвимое место у существ, - пояснил мой брат.
- Что, уже приходилось сталкиваться с такими монстрами? – задал вопрос Игорь.
- Приходилось, - не стал отпираться Роберт.
- Парни, слышали? – спросил Игорь.
- Да, командир, - отозвались оставшиеся в живых бойцы.
- Роберт, ты один? – Игорь вновь переключился на моего брата.
- Нет, со мной Кирилл и Валерий, - сообщил Роберт.
- Вы где находитесь?
- Недалеко от лестничного пролета, ведущего на четвертый нижний уровень, - доложил мой брат.
- Будьте там, мы к вам подтянемся.
- Принято.
Переговоры закончились, зато послышались с нескольких сторон одиночные выстрелы, оставшиеся в живых бойцы, старались экономить патроны, понимая, что пополнить их будет весьма затруднительно.
С правой стороны в одном из помещений, находившемся недалеко от двери лестничного пролета, слегка шевельнулись закрытые горизонтальные жалюзи, словно через них кто-то решил выглянуть. Кроме меня это заметил Валерий. Он, молча, жестами показал нам в ту сторону, перехватил FN SCAR и направился к закрытой двери подозрительного помещения. Роберт, передернув затвор на дробовике, последовал за ним. Я следом, постоянно оглядываясь назад, а по-другому нельзя, или ты попадешь в лапы существ, после чего, превратишься сам в монстра. Нет, такого счастья мне не надо, уж лучше буду постоянно оглядываться назад, так на душе спокойней будет.
Валерий первым добрался до двери, взялся за ручку и посмотрел на нас. Мы кивнули, приготовив оружие к бою. Валерий повернул ручку, надавил на нее. Дверь тихо открылась, приглашая нас войти.
Из помещения миндальным запахом не тянуло, что означало – существ там нет. Тогда кто подсматривал сквозь жалюзи?
Валерий крадучись вошел в открытую дверь, поведя дулом автомата из стороны в сторону и готовый в любой момент открыть огонь. Но стрелять было не в кого. Это, скорее всего, было помещение отдыха для персонала. Здесь стоял небольшой квадратный стол на длинных ножках, вдоль одной стены висели ящики, где принято хранить заварку, кофе, сахар или мешочки с крупой и мелкую посуду, под ними широкая столешница. На ней стоял электрическая кофеварка, чайник, микроволновая печь, сбоку хромированная мойка. Вдоль другой стены находился мягкий кожаный диван, возле него небольшой холодильник, а за ним слегка приоткрытая дверь, из которой несло дешевым запахом освежителя воздуха. За ней было темно, но даю голову на отсечение, что это туалетная комната. Вот черт, сейчас бы холодной водички хлебнуть!
Об этом подумал не только я.
К холодильнику подошел Роберт открыл его и начал там лазать. Я же с Валерием решил проверить туалетную комнату для своего же спокойствия.
Подошли, дыша через раз, толкнули дверь от себя, и в следующее мгновение кто-то с палкой от швабры в руках бросилось на нас.
Валерий непроизвольно выстрелил, промахнулся, слишком уж все быстро происходило. Я же успел перехватить руку нападающего, и мы с удивлением одновременно выкрикнули.
- Луиза?
- Кирилл?
- Молись, сука! – процедив сквозь зубы, Валерий приставил ствол к виску девушки. – Сейчас я тебе мозги вышибу!

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 08.07.2013 в 07:52
Сообщение- Лифт опускается только на третий нижний уровень. Сам посмотри, кнопки четвертого уровня не существует, - пояснил Червь.
- Ладно, спускаемся на третий уровень, а там будем искать, как нам оказаться ниже, - проворчал Игорь.
Червь с Лосем опустил решетку, нажал на нужную кнопку. Дверь автоматически закрылась и лифт начал плавно опускаться вниз.
Ощущая внутри небольшой мандраж, я вновь по привычке дернулся к несуществующей ручке пистолета. Вот, черт, с каждым мгновением мы приближаемся к встрече с темными тварями, а у меня под рукой ничего нет. Нужно, как-то исправлять создавшуюся ситуацию. Придется рискнуть и намекнуть Валерию о развитии дальнейших событий. И если он здравомыслящий человек, то поймет и войдет в мое положение. Почему выбрал именного его, сам не могу понять. Может чутье подсказало, или просто он показался немного не таким, как остальные бойцы. Было в нем что-то такое, а что именно, мне пока не удавалось понять.
- Послушай, Валерий, - прошептал я ему на ухо.
Тот повернулся ко мне с взглядом – «Что тебе надо?».
- Увеселительная прогулка по «Диснейленду» заканчивается, - продолжил я, - и с каждым мгновением мы приближаемся к вратам чистилища, откуда прямая дорога в ад. Попав же туда, не каждый из нас обратно выберется живым.
- Решил напугать меня? – так же шепотом произнес Валерий. – Тогда зря стараешься, мне приходилось видеть, такое, что тебе в кошмарных снах не снилось.
- Ошибаешься. Кошмарные сны тебе покажутся детскими страшилками, после того, как ты увидишь нечто там внизу, - возразил ему я. – Поэтому хочу тебя предупредить, при встрече с любой движущейся целью, старайся попасть в голову.
- Ты опять про зомби? – Валерий слегка приподнял брови. – Тогда не старайся, не впечатлил.
- Это не зомби, - заверил его я.
- Тогда что? – постепенно Валерий стал втягиваться в разговор, а мне как раз это и было нужно.
- Я не знаю, что это, но голова их самое уязвимое место, - ответил я.
- Тебе уже приходилось сталкиваться с ними? – поинтересовался Валерий.
- И не раз.
- Черт возьми! – процедил сквозь зубы Валерий. – Кто же вы такие?
- Если выберемся живыми из передряги, тогда может быть, расскажем кое-что, - я не хотел сразу перед ним раскрывать все карты, кто знает, может быть в будущем, лишний козырь в рукаве совсем не помешает.
- Но ты не зря со мной завел разговор, - проявил свою догадку Валерий.
- Верно, - не стал его разочаровывать я.
- И что тебе от меня надо?
- Оружие.
- Извини, парень, но пулемет я тебе не дам, - усмехнулся Валерий.
- Валера, твои казарменные шутки сейчас не уместны, – в тон ему ответил я, с достоинством оценив шутку.
- Даже так, - хмыкнул в ответ Валерий, потом ненадолго замолчал, принимая решение. Не знаю, какие выводы он сделал, но мою просьбу парень решил удовлетворить:
- Ладно, держи и сильно им не рисуйся, а то Игорь меня не поймет.
Он вытащил из кобуры свой Глок, который ему выдали место утерянного оружия во время переделки в храме Сета, и незаметно протянул мне.
- Ты не пожалеешь об этом, - я заверил его, пряча пистолет под подолом выпущенной футболки, при этом ощущая, как приятно холодит тело вороненая сталь. Да, жизнь налаживается и на душе становится намного спокойней, когда под рукой имеется надежный ствол.
- Буду надеяться, что не пожалею, - проворчал Валерий.
- Не пожалеешь, - еще раз заверил я его.
- Значит в голову? – после небольшой паузы спросил Валерий.
- Да, в голову, - подтвердил я.
К этому времени кабина грузового лифта успела достигнуть третьего нижнего уровня. Пол под ногами качнулся, остановившись на месте, и дверь автоматически отодвинулась в сторону. Перед нами открылся тускло освещенный коридор отдела особых исследований. И я сразу почувствовал едва уловимый запах миндаля.
Мы с Робертом встревожено переглянулись, ощущая, как в животе скручивается тугой ком тревоги и начинает бешено биться сердце в груди. Мы не ошиблись, темные твари ворвались в наш мир, потому что только от них мог исходить этот въедливый запах. Остальные парни тоже подтянулись, скорее всего, они тоже нутром ощутили опасность, затаившуюся среди лабиринта помещений третьего нижнего уровня.
Червь с Лосем подняли решетку лифта.
- Действуем как раньше, - приказал Игорь и сразу все пришли в движение.
Разделившись на тройки, парни действовали, как хорошо отлаженный работающий механизм с нивелирной точностью выполняющий свое предназначение, только я и Роберт казались лишними деталями, которые не несут полезной нагрузки, но в тоже время не нарушают выхода запланированного КПД, и только поэтому до сих пор не выброшены на свалку.
Нас, как и в первый раз, оставили под присмотром Валерия. Впрочем, мы не возражали, пусть лучше он, чем какой-то незнакомый парень с непредсказуемыми намерениями грозящимися вылиться в крупные неприятности.
Здесь, на третьем нижнем уровне, все было по-другому, не как в здании наверху. Длинный коридор с большим количеством ответвлений, помещения похожие на аквариумы из-за своих больших стеклянных перегородок, на некоторых из них прикрыты жалюзи, поэтому не видно, что творится внутри. Но не это было главным отличием. Меня больше напрягало, что некоторые из защитных панельных решеток осветительных ламп свисали с потолка, держась на проводах, а под ними виднелись мелкие осколки стекла. К тому же местами на покрытии пола стали попадаться длинные кровавые полосы, успевшие к нашему прибытию засохнуть, словно кто-то волоком тащил окровавленное тело, но самого трупа нигде не было видно. Еще на стекле, на уровне плеча, мы пару раз заметили размытые багровые отпечатки человеческой ладони. Кто-то хватался за него. Но кто, охотник или жертва? Об этом трудно судить. И зловещая тишина. Она давила на нас, как гидравлический пресс, не давая свободно продохнуть и натягивая нервы, как гитарные струны.
- Вот черт, что здесь произошло? – тихо выругался Валерий, увидев еще одну засохшую лужу крови.
- То, с чем лучше не сталкиваться, - ответил Роберт. – Но если пришлось столкнуться, не забывай – стрелять только в голову.
- Я помню, - скривившись, произнес Валерий.
- И вот еще что, - продолжил Роберт, - не давай себя укусить. Любая крохотная рана может привести к необратимым последствиям.
- Так что это? Вирус? Бактериологическое оружие? – заволновался Валерий.
- Ни то, ни другое, - ответил я.
- Тогда что?
- Мы сами не знаем, но эта штука весьма опасна и передается только через укус, - неопределенно пожав плечами, произнес Роберт.
Валерий хотел еще что-то спросить, но в это время над головой раздался непонятный металлический шум, который в окружающей тишине был подобен раскату грома.
Мы дружно задрали голову, замерев на месте, при этом ощутив, как противным холодком повеяло на спину, отчего все тело покрылось мурашками. Потом переглянулись. К черту осторожность, к дьяволу Игоря! У меня и Роберта уже были пистолеты в руках, рефлекс самосохранения сработал.
- Дуб, Боб, вы это слышали? – послышался голос Игоря.
- Да, командир, - по очереди ответили бойцы.
- Поднимайтесь в санитарный отдел и посмотрите, что там, - дал распоряжение Игорь. – Если увидите кого-то из гражданских лиц, не стреляйте, допросите, только прошу, не перестарайтесь. Нам нужно точно знать, что за чертовщина здесь творилась.
- Сделаем командир.
Я заглянул в одно из незанавешенных жалюзи окон. Ага, там как раз находились вдоль стен застекленные шкафы с пробирками, колбами, мензурками, а посреди помещения стоял высокий хирургический стол, возле которого расположилось медицинское оборудование, предназначенное для проведения хирургических операций. Чем же здесь занимались? Явно не опасными вирусами. Если это было так, то при входе на нижний уровень отдела особых исследований мы обязательно столкнулись со шлюзовой камерой химического душа и обязательными ящиками, где хранятся защитные костюмы. Всех перечисленных предосторожностей не наблюдалось. И это радовало, потому что, если придется стрелять, что нельзя исключить из-за моих плохих предчувствий, то есть вероятность шальной пулей повредить какой-нибудь контейнер, где хранится очень опасный вирус, приводящий к летальному исходу. Так что нам бояться нечего, не считая темных тварей.
Мы пошли дальше и чем больше углублялись в лабиринт помещений этого уровня, тем сильней становился запах миндаля.
Медленно передвигаясь вперед, я за одним из поворотов периферийным зрением увидел какое-то едва уловимое движение. Может мне показалось? Да нет, не показалось. Роберт и Валерий тоже смотрели в ту сторону, судорожно сжимая оружие в руках. Я переглянулся с братом, с трудом сглотнул слюну, чтобы как-то смазать пересохшее горло и маленькими шагами на полусогнутых ногах стал передвигаться к повороту в левую сторону, ощущая, как бешено, стучит в груди сердце.
Шаг, другой, третий. Прислушиваюсь. Нет, никаких посторонних шумов не наблюдается. Может, на самом деле нам всем показалось?
- Стоять, не двигаться! – раздался в гарнитуре резкий выкрик Боба, который находился уровнем выше нас. – Стоять или мы открываем огонь на поражение! Гром, Шум, обходите слева, в случае опасности не церемоньтесь с ними!
- Боб, что у вас? – послышался голос Игоря.
- Пятеро гражданских лиц идут прямо на нас. На приказ остановиться не реагируют, да и выглядят как-то странно, - ответил Боб.
- Почему странно? – насторожено задал вопрос Игорь.
- Они выглядят больными! – доложил Боб.
- Слишком больными! – поддержал его Дуб. – Вот черт!
После его выкрика послышались немного приглушенные потолочной перегородкой частые автоматные выстрелы, которые в абсолютной, окружающей нас тишине резали слух.
- Они напали на Грома! Шум, отходи! – растеряно орал Боб, словно старался перекричать грохот выстрелов. – Парни, все назад! Да что такое, они что, бессмертные!
- Они здесь повсюду! – кричал кто-то из бойцов. – Дуб, смотри наверх, они прыгают оттуда!
- Получите суки! – орал другой боец.
К частым автоматным выстрелам присоединились несколько приглушенных хлопков. Кто-то из парней пустил в ход гранаты.
Сверху? Черт, с чем они там столкнулись? Если я не ошибаюсь, второй нижний уровень занимал зверинец с подопытными животными. Но на зверей укус тварей никак не влияет, не превращаются они в монстров после него! Тогда кто там скачет поверху?
От всех этих мыслей у меня голова шла кругом.
- Лось, бери своих парней и бегом, прикрой отход Дуба и Боба! – приказал Игорь. Он уже понял, что дело дрянь. – Остальным перегруппироваться в один отряд и двигаться к лестнице, ведущей на четвертый нижний уровень!
Ну да, выполнение задания - прежде всего, невзирая на людские потери.
И все же приказ Игоря запоздал.
Поднятый шум на втором нижнем уровне словно послужил сигналом для развития дальнейших событий.
Из-за поворота тихо шаркая ногами, как пьяный или тяжело больной, появился широкоплечий человек, одетый в изодранный белый халат, на котором виднелись пятна крови. И запах миндаля исходящий от него стал, совсем не выносим. Следом за ним, волоча ноги, вышла невысокого роста женщина, за ней мужчина. И еще, еще, еще! Да сколько же их, черт возьми!
Лица, появившихся из-за поворота, выглядели смертельно бледными, только что-то красное, напоминающее кетчуп, было размазано вокруг пепельного цвета губ, и темные впадины глазниц существ, именно существ, потому что их трудно назвать людьми, мерцали голодным блеском. Увидев нас, они протянули вперед костлявые руки и, прибавив шагу, издали какой-то протяжный, холодящий в жилах кровь стон.
Валерий совершено забыв наши наставления, выпустил целый рожек из FN SCAR в сторону существ. Все пули вошли в верхнюю часть груди, из ран прыснули ярки красные брызги. Со сдавленным стоном существа рушились на пол, но остальные, не получившие смертельных ранений, продолжали приближаться к нам, спотыкаясь об распростертые тела, падая и вновь поднимаясь.
Валерий начал пятиться назад, механически заменяя опустошенный рожек на полный. Он к своему ужасу увидел, как существа, получившие несовместимые с жизнью раны зашевелились и начали медленно подниматься на ноги.
- Валера, стреляй в голову! – выкрикнул Роберт.
Для наглядности мой брат пустил две пули в сторону только что поднявшихся на ноги существ. Две черные дыры возникли в их черепе, узкие ручейки жидкости вперемешку с кровью побежали вниз. С тяжелым вздохом существа распластались на полу и больше не шевелились.
- Понял, в голову! – отозвался Валерий, осознав свою ошибку. Он сразу воспрял духом, когда увидел, что существа уязвимы и с энтузиазмом взялся за отстрел монстров. Дело у него стало налаживаться, что не скажешь про остальной отряд.
Сейчас по всему третьему нижнему уровню раздавались выстрелы автоматического оружия, в гарнитуре слышались вопли парней, которые не понимали что происходит. Они были в замешательстве, столкнувшись с неизвестным врагом и этот враг, неуязвимый для пуль, наседал со всех концов. Парни несли потери, Игорь старался скоординировать разрозненный бой, собрать весь отряд вместе, но у него ничего не выходило, слишком уж много было существ, повылезавших из всех щелей.
- Правильно, нечего понапрасну тратить патроны, чувствую, они нам еще понадобятся, - произнес Роберт, продолжая методичный отстрел существ. – Кстати, у меня скоро патроны кончатся.
- Нам нужно где-то укрыться, - я сделал предложение, так же стараясь попасть в голову наседающих монстров, которые появились сзади нас.
- Разумно, - поддержал меня Роберт. – Нам нужно обдумать, как поступить дальше.
Верно, нужно обдумать. Кстати, какое количество составлял обслуживающий персонал станции «Скай шелтер»? Человек сорок – пятьдесят? К чему это? Да к тому, что по количеству обслуживающего персонала можно подсчитать с каким количеством монстров нам придется столкнуться. А где интересно сами темные твари? Затаились и ждут подходящего момента, чтобы напасть? Скорее всего. Мне иногда кажется, что они разумны, уж слишком организовано ведут себя темные твари, совсем не так, как обычные безмозглые хищники, привыкшие действовать, основываясь на свой животный инстинкт. А может быть так оно и есть? Как бы то ни было, а про них не стоит забывать и быть всегда начеку. Но куда нам дальше продвигаться? Назад к лифту или продолжать идти вперед? Я без сомнения выбрал первый вариант, к моему удивлению Валерия поддержал Роберт, решив продвигаться дальше вглубь комплекса. Мне пришлось принять их предложение. К тому же, впереди общими усилиями путь был расчищен, а вот позади, хоть вдалеке, маячили фигуры ненавистных существ.
Я повернул ручку на двери слева, но она оказалась закрыта на электронный замок. Роберт пытал счастья справа, но пока с таким же успехом. Валерий нас прикрывал, отстреливая одиночными выстрелами существ сумевших слишком близко приблизиться к нам.
Коридор разрезал проход в обе стороны. И куда нам дальше? Выбор пал на поворот в левую сторону. Во-первых, там было пусто, а во-вторых, выбранный нами коридор вел к двери, которая, скорее всего, являлась выходом на лестничный пролет, спускающийся на следующий нижний уровень, как раз туда, куда мы так стремились. А вот в повороте с правой стороны перед нами открылась жутковатая картина в сполохах неравномерно мигающих ламп дневного света.
Над телом бойца, кто он, сейчас трудно сказать, склонилось, какое-то лохматое чудище, оно с жадностью выхватывало куски плоти от трупа и с утробным звуком жевало. Черт, что это такое? Таких существ мне встречать еще не приходилось. Вот оно словно почувствовав чужое присутствие, оторвалось от своего занятия и повернуло морду в нашу сторону.
Вот дьявол, это же шимпанзе! Теперь мне стали ясны выкрики бойцов находившихся на втором нижнем уровне. Вот оказывается, кто нападал на них сверху! Но как? Мы до сих пор были уверены, что на животных темные твари не нападают! Или все же, нами что-то упущено? Может то, что генетическая база шимпанзе совпадает с человеческой на девяносто восемь и семь десятых процента играет какую-то роль? Если это так, то все в корне меняет. И нам нужно срочно пересмотреть свой взгляд на происходящее, потому что неизвестно, какие еще сюрпризы нас ждут впереди. Возможно, еще какие-то животные могут измениться от укуса темных тварей.
Тем временем существо, оторвавшись от мерзкого пиршества, оскалило свой окровавленный оскал и резко рвануло в нашу сторону.
Я нажал на курок. Выстрел, потом сухой щелчок. Черт, кончились патроны, а существо от меня всего в двух прыжках. Мне даже показалось, что я учуял мерзкий запах гнили из открытой пасти монстра, от которого у меня появились спазмы в горле. Рядом палили Роберт с Валерием. Я видел, как пули пронизывали тело монстра, но не причиняли ему вреда. Черт, в голову! Нужно в голову!
Существо ростом метр пятьдесят и массой приблизительно сорок-пятьдесят килограмм, сделало длинный прыжок в мою сторону. Оставшись без оружия, мне оставалось только одно - уклониться в сторону, чтобы предотвратить столкновение. И все же существо умудрилось схватить лапой за уголок рукава моей футболки, вырвало клок и свое дело сделало. От рывка потеряв равновесие, я упал спиной на пол, быстро сел и с перекошенным от страха лицом стал отползать назад, судорожно отталкиваясь ногами дальше, как можно дальше от чертового монстра.
Промахнувшись, существо сделало незамысловатый кульбит, свалилось набок, на мгновение, замерев на месте, потом медленно поднялось, как будто знало, что жертве некуда деваться и приготовилось к следующему прыжку.
Как раз этого небольшого промедления со стороны монстра хватило. Раздался выстрел, и существо с простреленной башкой рухнуло на пол.
- Ты в порядке? – Роберт, подойдя ко мне, протянул руку.
- Да, в порядке, - я поднялся, воспользовавшись его помощью, огляделся. Других подобных тварей рядом не наблюдалось, а вот вид у нас был еще та песня. Лица бледные, как поганки, глаза ошалелые, руки трясутся, как у закоренелого алкоголика.
Вот дьявол, просто чудо, что Валерий с таким мандражем умудрился попасть монстру в голову.
Но больше всего меня удивило бесшабашность Роберта. Он, не предупредив никого из нас, направился к обглоданному трупу. Добрался до разветвления коридора, выглянул из-за угла, убедившись, что опасности рядом не наблюдается, сделал небольшую пробежку. Возле трупа брат долго не задерживался, он похватал какие-то вещи и благополучно добрался до нас.
- Держи, - он протянул мне три полных обоймы для Глока с безумно счастливым лицом. Еще бы, у него в руках находился «Ремингтон 870» двадцать восьмого калибра, а через плечо у него свисал подсумок, где гремели к дробовику патроны. Он был испачкан в крови, но это ничуть не смущало брата.
У наших парней ни у кого не было дробовиков, значит можно сделать вывод, что растерзанным трупом являлся один из парней работающий в службе безопасности «Скай шелтер».
Я с завистью посмотрел на «Ремингтон», перезаряжая пистолет. Да, дробовик это то, что доктор прописал. Один выстрел и пол черепушки существа, как ветром сдуло, если он правильной картечью оснащен, а не травматом. Нет, точно не травматом, здесь же не полицейский участок, а секретный объект, где нет место мирным демонстрантам, которых разгоняют резиновыми пулями и слезоточивым газом.
Ну почему дробовики не валяются на каждом углу и патроны к ним не растут на деревьях!
- Дуб, Боб! – вызывал Игорь по рации. – Дуб, Боб, отзовитесь!
- Их нет, командир, - откликнулся Лось. – Их порвали в клочки эти сучьи лохматые демоны!
- Вот дерьмо! – выругался Игорь. – Лось, твое расположение?
- Со мной только один боец, спускаюсь на ваш уровень, встречайте, - доложил Лось. – Командир, здесь впору поработать огнеметом и спалить весь объект к чертовой матери вместе со всеми его монстрами! Почему мы об этом заранее не подумали?
- Мы не знали, с чем придется столкнуться, - даже через микрофон было слышно, как Игорь скрежетал от злости зубами. – Но поверь, как только доберемся до артефакта, можешь отправить станцию прямиком в пекло ада! Ты готов сделать это?
- О да, командир! Я постараюсь устроить такой громкий БУМ, что его услышат в главном офисе «Скрин»! А потом, еще станцую джигу на этом месте! – заверил его Лось.
- Шишига, Червь, Сыч! – продолжал вызывать своих бойцов Игорь.
- Они находились в правом крыле от лифта, недалеко от моего расположения! – послышался голос Григория. – Но там сейчас тихо!
- Чип, с тобой сколько бойцов?
- Я один и у меня мало боеприпасов, - доложил Григорий.
- Дерьмо! – опять выругался Игорь. Его можно было понять. Потерять практически весь отряд еще до выполнения поставленной задачи – скверная штука. – Ладно, Чип, дождись Лося и присоединяйся к нам. Мы находимся в левом крыле. Ты слышал меня, Лось?
- Да, командир! – отозвался боец.
- А я предупреждал тебя, командир! – напомнил о нас Роберт. – И если бы ты прислушался к моим словам, то мог избежать таких потерь.
- Любитель «Обитель зла» обозначился, - в голосе Игоря послышалось то ли удивление, то ли разочарование. – Я думал, ты пропадешь в первую очередь.
- Если знаешь, как бороться с существами, то имеешь больше шансов остаться в живых, - произнес Роберт.
- И как же? – поинтересовался Игорь.
- Стреляйте в голову, это единственное уязвимое место у существ, - пояснил мой брат.
- Что, уже приходилось сталкиваться с такими монстрами? – задал вопрос Игорь.
- Приходилось, - не стал отпираться Роберт.
- Парни, слышали? – спросил Игорь.
- Да, командир, - отозвались оставшиеся в живых бойцы.
- Роберт, ты один? – Игорь вновь переключился на моего брата.
- Нет, со мной Кирилл и Валерий, - сообщил Роберт.
- Вы где находитесь?
- Недалеко от лестничного пролета, ведущего на четвертый нижний уровень, - доложил мой брат.
- Будьте там, мы к вам подтянемся.
- Принято.
Переговоры закончились, зато послышались с нескольких сторон одиночные выстрелы, оставшиеся в живых бойцы, старались экономить патроны, понимая, что пополнить их будет весьма затруднительно.
С правой стороны в одном из помещений, находившемся недалеко от двери лестничного пролета, слегка шевельнулись закрытые горизонтальные жалюзи, словно через них кто-то решил выглянуть. Кроме меня это заметил Валерий. Он, молча, жестами показал нам в ту сторону, перехватил FN SCAR и направился к закрытой двери подозрительного помещения. Роберт, передернув затвор на дробовике, последовал за ним. Я следом, постоянно оглядываясь назад, а по-другому нельзя, или ты попадешь в лапы существ, после чего, превратишься сам в монстра. Нет, такого счастья мне не надо, уж лучше буду постоянно оглядываться назад, так на душе спокойней будет.
Валерий первым добрался до двери, взялся за ручку и посмотрел на нас. Мы кивнули, приготовив оружие к бою. Валерий повернул ручку, надавил на нее. Дверь тихо открылась, приглашая нас войти.
Из помещения миндальным запахом не тянуло, что означало – существ там нет. Тогда кто подсматривал сквозь жалюзи?
Валерий крадучись вошел в открытую дверь, поведя дулом автомата из стороны в сторону и готовый в любой момент открыть огонь. Но стрелять было не в кого. Это, скорее всего, было помещение отдыха для персонала. Здесь стоял небольшой квадратный стол на длинных ножках, вдоль одной стены висели ящики, где принято хранить заварку, кофе, сахар или мешочки с крупой и мелкую посуду, под ними широкая столешница. На ней стоял электрическая кофеварка, чайник, микроволновая печь, сбоку хромированная мойка. Вдоль другой стены находился мягкий кожаный диван, возле него небольшой холодильник, а за ним слегка приоткрытая дверь, из которой несло дешевым запахом освежителя воздуха. За ней было темно, но даю голову на отсечение, что это туалетная комната. Вот черт, сейчас бы холодной водички хлебнуть!
Об этом подумал не только я.
К холодильнику подошел Роберт открыл его и начал там лазать. Я же с Валерием решил проверить туалетную комнату для своего же спокойствия.
Подошли, дыша через раз, толкнули дверь от себя, и в следующее мгновение кто-то с палкой от швабры в руках бросилось на нас.
Валерий непроизвольно выстрелил, промахнулся, слишком уж все быстро происходило. Я же успел перехватить руку нападающего, и мы с удивлением одновременно выкрикнули.
- Луиза?
- Кирилл?
- Молись, сука! – процедив сквозь зубы, Валерий приставил ствол к виску девушки. – Сейчас я тебе мозги вышибу!

Автор -
Дата добавления - в
sermolotkovДата: Пятница, 19.07.2013, 08:50 | Сообщение # 23
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Заброшенный ликероводочный завод.

- Это были уже не ваши родители, - произнес дядя Прохор, глядя нам в глаза. – И я по-другому не мог поступить.
Мы тихо сидели на диване, вытирали кулаками слезы и молчали, ощущая боль в душе от невосполнимой потери. Только объятия бабушки, сидящей среди нас, действовали немного успокаивающе.
- Не верьте своим глазам, - продолжал говорить дядя Прохор, - плоть ваших родителей принадлежала уже не им, злые существа, жаждущие крови поселились в их душах и в этом, повинны темные твари.
Нам хотелось верить ему, но как? Мы же своими глазами видели, там, на даче, своих родителей, которые являлись неотъемлемой частью нашей жизни. Нам постоянно казалось, что они всегда будут с нами, что будут всегда заботиться о нас и оберегать от непростительных ошибок, научат, как правильно жить и подскажут, как не надо поступать. И вот теперь их нет! Они превратились в пепел в огромном погребальном костре, устроенном на дачном участке! И ко всему этому приложил руку, тот, кому мы так доверяли!
И все же, дядя Прохор говорил чертовски убедительно. Он старался достучаться до нас, невзирая на казавшуюся отчужденность, которая накрыла меня и Роберта своим вязким покрывалом и мешала до конца поверить ему. Но, в конце концов, ему это удалось.
- Мальчики, вы думаете, что я не сожалею о случившемся? – твердил дядя Прохор. – Вы ошибаетесь. Мне, так же больно, как и вам.
Он на время замолчал, сжимая и разжимая свои кулаки, потом подошел к обеденному столу, налил полный граненый стакан водки, залпом ее выпил, даже не поморщившись, и только после этого продолжил:
- Скорбь, мальчики. Я не по рассказам знаю, что такое неподдельная, мучительная скорбь. Это не то, что можно пересилить или игнорировать и окольными тропами мимо нее не пройти. Вы смотрите скорби в глаза, бьетесь с ней, и продолжаете биться, пока не покончите с ней или она не покончит с вами. И пока вы не смиритесь с этим, она, как червь в спелом яблоке, будет изнутри пожирать вас заживо.
Он сделал небольшую паузу, чтобы мы в полной мере смогли осознать его слова, а потом заговорил снова:
- Мне пришлось много поколесить по миру, видеть много зла и самому делать не очень приятные вещи. Поверьте мне, я не хотел, чтобы вам пришлось столкнуться со всем этим, но от судьбы не уйдешь. И вам придется с этим смириться. Но одно прошу вас, никогда не забывайте, кто повинен в выборе вашей судьбы. Это не я и не ваши родители, пусть земля им будет пухом. Это темные твари виновны в ваших бедах, только они.
- Ты знаешь, где нам найти темных тварей? – перебил дядю Роберт на удивление спокойным голосом, как будто поинтересовался на счет времени утреней побудки.
Дядя Прохор посмотрел на него. Мой брат сидел уже с сухими, слегка припухшими глазам и с плотно сжавшимися губами, превратившимися в тонкую линию. Он казался на удивление спокойным, но это спокойствие было обманчивым, внутри у него, так же, как у меня все кипело от ярости, и мы готовы были выплеснуть свой гнев на темных тварей, повинных в смерти наших родителей.
- Пока точно не знаю, но это дело времени, - ответил дядя Прохор.
- Так давай их найдем и снесем им башки! – все так же спокойно предложил мой брат.
- Верно, снесем им башки! – поддержал его я.
- Обещаю, мы это сделаем, - заверил нас дядя Прохор. – Но вначале нужно их найти. Так, мальчики, где у вас находятся заброшенные здания, безлюдные места, где можно спрятаться, не боясь, что тебя найдут? Говорите сразу, не раздумывая, потому что интуитивно вы знаете, откуда нам нужно начать поиски.
- Заброшенный ликероводочный завод, - в один голос ответили мы.
- Еще? – спросил дядя Прохор.
- Заброшенное кладбище, но там прятаться негде, - немного подумав, ответили мы, - на свалке тоже негде укрыться и еще небольшой парк с плодовыми деревьями, который находится возле летнего кинотеатра. Вот и все.
- Тогда начнем с ликероводочного завода, - подытожил дядя Прохор. – И начнем прямо сейчас.
- Ты уверен, что им сейчас под силу бороться с темными тварями? – засомневалась бабушка.
- Именно сейчас мальчики готовы, пока в их сердцах не притупилась боль потери, когда они точно знают, кто их враг, - заверил дядя Прохор.
- Пусть будет по-твоему, - согласилась с ним бабушка, - но только с одним условием - я иду с вами.
- Лишний ствол нам не помешает, - дядя Прохор без споров пошел ей на уступки, понимая, что в случае отказа, нас с ним просто не отпустят. – Ну, если мы разобрались во всем, то пора выдвигаться.
Приняв решение, дядя Прохор направился в прихожую, одеваться. Мы следом за ним. Только бабушка осталась в зале, но вскоре она присоединилась к нам, держа в руках три длинных мощных фонарика. Они хранились у наших родителей на случай, если отключат свет в доме, ну и в случае, если придется нас искать, когда мы загуляем на улице до самой темноты. Правда, последнее редко бывало.
- Держите, - бабушка протянула нам фонарики. – Они вам пригодятся.
Это точно, на заброшенном ликероводочном заводе нет освещения, так что без фонариков нам там не обойтись.
Мы вышли из дома, невольно поежившись от свежей прохлады. На улице уже вовсю властвовала ночная темнота, разогнавшая любителей погулять по квартирам. Только небольшая толпа ребят на лет пять постарше нас сидела на лавочке возле подъезда. Как раз оттуда слышался звонкий перебор гитарных струн, складывающийся в грустную мелодию, и под нее за унылый голос Стаса пел песню:

Я брел в темноте,
Плутал средь дорог,
Свой жизненный путь
Я найти так не смог…

Но вот впереди,
Среди темноты
Яркий свет я узрел
Путеводной звезды…

Двигатель автомобиля завелся, и мы поехали в сторону заброшенного ликероводочного завода.
Наш путь пролегал по ровной асфальтированной дороге, находившейся посреди ряда частного сектора, состоящего из домов финской постройки, потом пришлось свернуть на грунтовку и так, по ухабам до самого берега реки.
Уже подъезжая к ликероводочному заводу, возвышающемуся на высоком холме, дядя Прохор притушил фары. Так что небольшой отрезок пути мы проделали можно сказать на ощупь, потому что в самое неподходящее время луну со звездами на ночном небосводе задернуло тучами. Будем надеяться, дождя не будет, в противном случае нас ждет сырость и слякоть, а это не очень хорошо, особенно, когда впервые выходишь охотиться на темных тварей.
Недалеко от разрушенного, когда-то высокого деревянного забора, от которого остались лишь столбы в некоторых местах и на них поперечные перекладины, дядя Прохор остановил автомобиль. Он вышел наружу, сразу направившись к багажнику, при этом подсвечивая себе фонариком. Мы следом за ним. Дядя Прохор поднял крышку багажника, открыл потайной ящик и замер в размышлении, что взять самому, а что дать нам из своего арсенала.
Бабушка сделала выбор за него. Она взяла арбалет с болтами и стала его заряжать. Тогда дядя Прохор протянул нам уже знакомые наганы с коробочками патронов, а сам, прицепив на пояс огромный тесак с широким лезвием, опоясался патронташем с кожаными кобурами, куда засунул короткие дробовики, предварительно их зарядив.
- «Хаудах», - пояснил он, закрывая крышку багажника, - что на урду означает «слоновье седло», такими обрезами пользовались еще в колониальной Индии охотники верхом на слонах для защиты от нападения раненого тигра в качестве оружия последнего шанса. В последствии они изготовлялись двуствольными и четырех ствольными. А мне обрезы-пистолеты достались по наследству от одного хорошего парня.
От какого хорошего парня, он уточнять не стал, а мы не спрашивали, хотел бы, сам рассказал. Да и не до того нам было. С одной стороны мы еще чувствовали боль утраты, но и злость распирала нас внутри, злость на врагов причастных к гибели наших родителей. А еще нам было страшно. Нет, не за себя. Мы боялись, что не правимся, не сумеем сделать то, что должны, ведь задачка не из простых – встретиться с неведомым и надрать тому задницу, такую миссию впору выполнять кому-то опытному, как например дяде Прохору, а не нам, по сути, желтоперым юнцам, только что оторванных от мамкиного подола. И вообще нам далеко до Мальчиша-Кибальчиша, до Тимура с его командой и до Ильи Муромца с Добрыней Никитичем. Мы всего лишь обычные пацаны мечтающие о светлом будущем. Ну и вдобавок ко всему, нам было немного жутковато. Кто такие темные твари? Мы их никогда не видели. А когда в лицо не знаешь врага, то невольно рисуешь перед собой разные кошмарные картины. Фантазия же у нас была - будь здоров и малевала она не радужные полотна. Так что наганы в наших руках слегка подрагивали, да и поджилки на ногах тряслись, чем ближе к заброшенному зданию ликероводочного завода, тем сильней.
Минули разобранный забор, это местные постарались, как говорится, в хозяйстве все пригодится, тем более хорошие струганные доски, приблизились к темному зеву широких открытых железных ворот, висящих на петлях вкривь и вкось и державшихся на одном слове, остановились.
- Так, мальчики, дальше держитесь посередке, - тихо произнес дядя Прохор. – И помните, как только кого увидите, стреляйте в голову. Вы поняли меня?
Мы, молча, кивком головы дали понять, что его слова восприняли всерьез.
- Тогда пошли, - сказал дядя Прохор, доставая на ходу из кобуры один обрез-пистолет, в другой руке он держал зажженный фонарь.
Вошли в ворота и медленно начали продвигаться вглубь завода, при этом лихорадочно рыская круглыми лучами света из стороны в сторону. Там было слишком много темных уголков, куда не доставали наши фонарики, каменная будка для диспетчера, груда ящиков для стеклянной тары, сделанных из металлических прутьев, огромные железные цистерны, где раньше хранилась готовая продукция. Второй этаж, туда вела крутая лестница, лишенная местами нескольких ступенек и транспортерная линия, от которой остались лишь немного заржавевшие подвижные валики.
Мы остановились посреди цеха, встав кругом, стали прислушиваться. Через щели и разбитые стекла окон завывал свежий ветер, поднимая пыль с пола, она белесым редким туманом клубилась в лучах света. Где-то что-то поскрипывало, где-то что-то постукивало, как это бывает в пустых заброшенных строениях, словно они живут своей непонятной нам жизнью. И все, больше никаких посторонних звуков. Но и этого было достаточно, чтобы заставить бешено стучать в груди наши сердца.
Луч света моего фонарика выхватил какую-то подозрительную тень в одном из углов. Мне показалось, что она шевельнулась, но в следующее мгновение вновь замерла на месте. Я с перехваченным от тревоги дыханием медленно навел туда ствол своего нагана и готов был выстрелить, но не стал. С облегчением выдохнул, осознав, что это всего на всего от порыва ветра качнулась длинная доска кем-то приставленная к стенке. Но предательская дрожь в ногах до сих пор осталась.
Сколько мы так простояли? Я не знаю, может быть всего пару минут, может меньше, но из-за нервного напряжения нам казалось, что прошла целая вечность. И ничего не происходило. Как был цех пустым, так таким и оставался. Я вместе с Робертом уже начал думать – зря мы сюда пришли, только потеряли драгоценное время, все равно никого здесь не найдем, значит нужно убираться отсюда и искать темных тварей в другом месте. Но дядя Прохор с нашей бабушкой были другого мнения. Как оказалось впоследствии, они оказались правы, потому что вскоре все началось.
Роберт направил луч света вверх и оттуда, отлепившись от толстых балок перекрытия, полетели в нашу сторону быстрые темные тени. Оглушительное хлопанье крыльев, так мне казалось, извилистое пике. Вот они, пронзительно вереща, пронеслись прямо над моей головой. Я от испуга присев, автоматически направил в ту сторону ствол нагана и несколько раз выстрелил. Ни в кого не попал, но шуму наделал.
- Не стреляй, это летучие мыши! – остановил меня дядя Прохор, потом зло сплюнул и, шипя, добавил:
- Чертовы летучие мыши!
Не знаю, как остальные, а я чуть от страха в штаны не наложил.
- Перезаряди, - посоветовал мне дядя Прохор. Он положил «Хаудах» в кобуру, а место него достал из ножен огромный тесак.
Этим я и занялся. Откинул барабан в сторону, высыпал пустые гильзы вперемешку с неиспользованными патронами в ладонь, некоторые из них посыпались на пол, засунул все оставшиеся в пустой карман куртки и начал барабан снаряжать заново. Черт, а руки дрожат! Так что быстро перезарядить наган у меня не вышло. Но вот патроны на месте, барабан в исходное положение.
А потом все началось, словно мои выстрелы послужили для них сигналом.
Сначала мы почувствовали едва различимый запах миндаля, а потом послышались тихие шаги слева, справа, сзади нас. Мне казалось, что они были повсюду! Кто? Пока что я их не видел, да и остальные тоже, потому что тот, кто приближался к нам, старался избегать лучей от наших фонариков. А может быть они невидимы? Тогда все, нам каюк! От такой мысли я весь покрылся холодным потом.
Ан нет, их можно видеть! Вон, свет фонарика Роберта сумел захватить одного из них! Это был незнакомый мужчина, одетый в рваный серый костюм, под пиджаком мятая белая рубашка испачканная кровью. Его пепельного цвета лицо искажено звериным оскалом, а выпученные неестественным образом глаза, покрытые паутиной красных сосудов, были устремлены в нашу сторону. Мне показалось, что они в свете луча фонарика горели пурпурным адским огнем, от которого все похолодело в груди и появилось оцепенение, мешающее нажать на спусковой крючок.
- Стреляй! – вскрикнул Роберт.
Черт, незнакомец двигался намного быстрее, чем наши родители, там, на даче, и шаги его были намного увереннее.
- Стреляй же! – еще раз выкрикнул мой брат, взявшись, палить из нагана в женщину, появившуюся из-за каменной будки для диспетчеров.
Последний окрик Роберта вывел меня из ступора, и я последовал его примеру, совершено позабыв про наставления дяди Прохора.
Выстрел, еще выстрел и еще! Я видел, как пули пронизывают тело незнакомца, оставляя в одежде маленькие дырочки из которых начала сочиться кровь, но это не останавливало его, только заставляло при каждом моем попадании немного качнуться назад, как от крепкого порыва ветра, а потом он выравнивался, и казалось, еще быстрей стал приближаться ко мне.
Это было жутко! Хотелось все бросить и бежать отсюда как можно дальше, вот только бежать некуда, потому, что кошмарные неуязвимые существа были повсюду, во всяком случае, в тот момент мне так казалось.
Я успел сделать еще два выстрела, когда незнакомец, вытянув перед собой когтистые руки, пытался схватить меня за горло. Было отчетливо слышно его довольное урчание холодящее кровь, и чувствовался тошнотворный смрад из его пасти, где торчали звериные острые клыки, и взгляд, горящий голодным огнем, стал слишком быстро приближаться ко мне.
Вжик!
Бол из арбалета, пробив висок незнакомца, застрял там. Тот, постояв мгновение на месте, как подкошенный рухнул на землю.
И наступила тишина. Неужели все закончилось?
- Кирилл, черт тебя побери! – выругался дядя Прохор, вытирая свой огромный тесак об одежду распростертого обезглавленного тела существа. – Я же говорил тебе – стреляй в голову!
- Да, дядя.
Я сгорал от стыда, от своей забывчивости, ведь из-за моего промаха мог кто-нибудь погибнуть из нас. Слава богу, все обошлось, но в следующий раз нужно помнить, о чем говорит дядя и делать, все как надо, вот только ох как не хочется, чтобы был следующий раз. Ну а сейчас все закончилось? Оказалось, нет. Это было только начало, и я сам уже чувствовал приближение смертельной опасности по чужеродному гнету, бетонной плитой опустившемуся на заводское помещение, поэтому поспешил перезарядить свой наган все еще подрагивающими от страха пальцами.
- Не расслабляться, - предупредил дядя Прохор, кладя в ножны здоровый тесак и доставая из кобуры «Хаудах». Он на удивление был спокоен, словно готовился к привычной для него работе. Бабушка тоже не тряслась от страха, как будто ей было не впервой встречаться со страшными существами. Так что выходило, что только я с Робертом оказался впервые лицом к лицу с нечистью, невиданной доселе. Невиданной для нас, но никак не для дяди Прохора и бабушки.
Наши фонарики снова начали лихорадочно рыскать по заводскому помещению. И опять началась призрачная игра тени и света, рисуя в нашем воображении зловещих монстров самых невообразимых форм. А тут еще по крыше, глухой барабанной дробью, застучал начавшийся дождик, изредка слышались гулкие отдаленные раскаты гром. Кругом запахло сырой свежестью, которая начала забивать уже приевшийся запах миндаля, исходивший от лежавших возле наших ног трупов существ.
На втором этаже скрипнули доски, и через щели посыпалась какая-то труха, потом там кто-то невидимый снизу, быстро семеня, переместился из одного края платформы, огороженной железными перилами, в противоположный край. Мой луч света метнулся туда, но кроме размытой тени, исчезнувшей в темноте, мне ничего разглядеть не удалось. Хотя и этого оказалось достаточно, чтобы похолодеть от страха.
- Ну, держитесь, мальчики, темные гончие пожаловали, - предупредил дядя Прохор, взведя курки на «Хаудах».
Точно, размытая тень была похожа на гончую, вот только на какую-то странную гончую. Вытянутая морда, горбатая спина, длинные лапы, небольшие уши, слегка прижатые к шее, худой живот, переходящий в широкую грудь. А габариты вообще впечатляли! Увиденная тень показалась мне размером с приличного теленка! Может быть, это всего лишь игра света, вот и видится разный кошмар, ведь у страха глаза огромные. А если нет? И еще в отличие от обычных гончих, которые, как только завидят дичь, не переставая, лают, эта молчала.
Кстати, почему – гончие? Мы же видели одну. Хотя, нет. Вон возле железной лестницы, ведущей на второй ярус, показалась еще одна размытая тень и быстро исчезла под пологом мрака. В тоже время гончая, которая была наверху, сделала длинный прыжок вдоль стены, оттолкнулась пару раз лапами от каменной кладки и оказалась за грудой ящиков для стеклянной тары, а там лучи фонариков ее не доставали.
Я нервно сглотнул, мельком взглянул на брата. На Роберте не было лица от страха. Неужели и его проняло после такого зрелища? Его - бесшабашного братишку, которого трудно чем-либо испугать!
- Спокойно, мальчики, главное не паниковать, - дядя Прохор не смотрел на нас, но чувствовал, что мы готовы наложить в штаны от страха, поэтому решил немного нас успокоить. – Главное не разбегайтесь, держитесь рядом. А скопом мы справимся с этими чертовыми темными тварями.
 
СообщениеЗаброшенный ликероводочный завод.

- Это были уже не ваши родители, - произнес дядя Прохор, глядя нам в глаза. – И я по-другому не мог поступить.
Мы тихо сидели на диване, вытирали кулаками слезы и молчали, ощущая боль в душе от невосполнимой потери. Только объятия бабушки, сидящей среди нас, действовали немного успокаивающе.
- Не верьте своим глазам, - продолжал говорить дядя Прохор, - плоть ваших родителей принадлежала уже не им, злые существа, жаждущие крови поселились в их душах и в этом, повинны темные твари.
Нам хотелось верить ему, но как? Мы же своими глазами видели, там, на даче, своих родителей, которые являлись неотъемлемой частью нашей жизни. Нам постоянно казалось, что они всегда будут с нами, что будут всегда заботиться о нас и оберегать от непростительных ошибок, научат, как правильно жить и подскажут, как не надо поступать. И вот теперь их нет! Они превратились в пепел в огромном погребальном костре, устроенном на дачном участке! И ко всему этому приложил руку, тот, кому мы так доверяли!
И все же, дядя Прохор говорил чертовски убедительно. Он старался достучаться до нас, невзирая на казавшуюся отчужденность, которая накрыла меня и Роберта своим вязким покрывалом и мешала до конца поверить ему. Но, в конце концов, ему это удалось.
- Мальчики, вы думаете, что я не сожалею о случившемся? – твердил дядя Прохор. – Вы ошибаетесь. Мне, так же больно, как и вам.
Он на время замолчал, сжимая и разжимая свои кулаки, потом подошел к обеденному столу, налил полный граненый стакан водки, залпом ее выпил, даже не поморщившись, и только после этого продолжил:
- Скорбь, мальчики. Я не по рассказам знаю, что такое неподдельная, мучительная скорбь. Это не то, что можно пересилить или игнорировать и окольными тропами мимо нее не пройти. Вы смотрите скорби в глаза, бьетесь с ней, и продолжаете биться, пока не покончите с ней или она не покончит с вами. И пока вы не смиритесь с этим, она, как червь в спелом яблоке, будет изнутри пожирать вас заживо.
Он сделал небольшую паузу, чтобы мы в полной мере смогли осознать его слова, а потом заговорил снова:
- Мне пришлось много поколесить по миру, видеть много зла и самому делать не очень приятные вещи. Поверьте мне, я не хотел, чтобы вам пришлось столкнуться со всем этим, но от судьбы не уйдешь. И вам придется с этим смириться. Но одно прошу вас, никогда не забывайте, кто повинен в выборе вашей судьбы. Это не я и не ваши родители, пусть земля им будет пухом. Это темные твари виновны в ваших бедах, только они.
- Ты знаешь, где нам найти темных тварей? – перебил дядю Роберт на удивление спокойным голосом, как будто поинтересовался на счет времени утреней побудки.
Дядя Прохор посмотрел на него. Мой брат сидел уже с сухими, слегка припухшими глазам и с плотно сжавшимися губами, превратившимися в тонкую линию. Он казался на удивление спокойным, но это спокойствие было обманчивым, внутри у него, так же, как у меня все кипело от ярости, и мы готовы были выплеснуть свой гнев на темных тварей, повинных в смерти наших родителей.
- Пока точно не знаю, но это дело времени, - ответил дядя Прохор.
- Так давай их найдем и снесем им башки! – все так же спокойно предложил мой брат.
- Верно, снесем им башки! – поддержал его я.
- Обещаю, мы это сделаем, - заверил нас дядя Прохор. – Но вначале нужно их найти. Так, мальчики, где у вас находятся заброшенные здания, безлюдные места, где можно спрятаться, не боясь, что тебя найдут? Говорите сразу, не раздумывая, потому что интуитивно вы знаете, откуда нам нужно начать поиски.
- Заброшенный ликероводочный завод, - в один голос ответили мы.
- Еще? – спросил дядя Прохор.
- Заброшенное кладбище, но там прятаться негде, - немного подумав, ответили мы, - на свалке тоже негде укрыться и еще небольшой парк с плодовыми деревьями, который находится возле летнего кинотеатра. Вот и все.
- Тогда начнем с ликероводочного завода, - подытожил дядя Прохор. – И начнем прямо сейчас.
- Ты уверен, что им сейчас под силу бороться с темными тварями? – засомневалась бабушка.
- Именно сейчас мальчики готовы, пока в их сердцах не притупилась боль потери, когда они точно знают, кто их враг, - заверил дядя Прохор.
- Пусть будет по-твоему, - согласилась с ним бабушка, - но только с одним условием - я иду с вами.
- Лишний ствол нам не помешает, - дядя Прохор без споров пошел ей на уступки, понимая, что в случае отказа, нас с ним просто не отпустят. – Ну, если мы разобрались во всем, то пора выдвигаться.
Приняв решение, дядя Прохор направился в прихожую, одеваться. Мы следом за ним. Только бабушка осталась в зале, но вскоре она присоединилась к нам, держа в руках три длинных мощных фонарика. Они хранились у наших родителей на случай, если отключат свет в доме, ну и в случае, если придется нас искать, когда мы загуляем на улице до самой темноты. Правда, последнее редко бывало.
- Держите, - бабушка протянула нам фонарики. – Они вам пригодятся.
Это точно, на заброшенном ликероводочном заводе нет освещения, так что без фонариков нам там не обойтись.
Мы вышли из дома, невольно поежившись от свежей прохлады. На улице уже вовсю властвовала ночная темнота, разогнавшая любителей погулять по квартирам. Только небольшая толпа ребят на лет пять постарше нас сидела на лавочке возле подъезда. Как раз оттуда слышался звонкий перебор гитарных струн, складывающийся в грустную мелодию, и под нее за унылый голос Стаса пел песню:

Я брел в темноте,
Плутал средь дорог,
Свой жизненный путь
Я найти так не смог…

Но вот впереди,
Среди темноты
Яркий свет я узрел
Путеводной звезды…

Двигатель автомобиля завелся, и мы поехали в сторону заброшенного ликероводочного завода.
Наш путь пролегал по ровной асфальтированной дороге, находившейся посреди ряда частного сектора, состоящего из домов финской постройки, потом пришлось свернуть на грунтовку и так, по ухабам до самого берега реки.
Уже подъезжая к ликероводочному заводу, возвышающемуся на высоком холме, дядя Прохор притушил фары. Так что небольшой отрезок пути мы проделали можно сказать на ощупь, потому что в самое неподходящее время луну со звездами на ночном небосводе задернуло тучами. Будем надеяться, дождя не будет, в противном случае нас ждет сырость и слякоть, а это не очень хорошо, особенно, когда впервые выходишь охотиться на темных тварей.
Недалеко от разрушенного, когда-то высокого деревянного забора, от которого остались лишь столбы в некоторых местах и на них поперечные перекладины, дядя Прохор остановил автомобиль. Он вышел наружу, сразу направившись к багажнику, при этом подсвечивая себе фонариком. Мы следом за ним. Дядя Прохор поднял крышку багажника, открыл потайной ящик и замер в размышлении, что взять самому, а что дать нам из своего арсенала.
Бабушка сделала выбор за него. Она взяла арбалет с болтами и стала его заряжать. Тогда дядя Прохор протянул нам уже знакомые наганы с коробочками патронов, а сам, прицепив на пояс огромный тесак с широким лезвием, опоясался патронташем с кожаными кобурами, куда засунул короткие дробовики, предварительно их зарядив.
- «Хаудах», - пояснил он, закрывая крышку багажника, - что на урду означает «слоновье седло», такими обрезами пользовались еще в колониальной Индии охотники верхом на слонах для защиты от нападения раненого тигра в качестве оружия последнего шанса. В последствии они изготовлялись двуствольными и четырех ствольными. А мне обрезы-пистолеты достались по наследству от одного хорошего парня.
От какого хорошего парня, он уточнять не стал, а мы не спрашивали, хотел бы, сам рассказал. Да и не до того нам было. С одной стороны мы еще чувствовали боль утраты, но и злость распирала нас внутри, злость на врагов причастных к гибели наших родителей. А еще нам было страшно. Нет, не за себя. Мы боялись, что не правимся, не сумеем сделать то, что должны, ведь задачка не из простых – встретиться с неведомым и надрать тому задницу, такую миссию впору выполнять кому-то опытному, как например дяде Прохору, а не нам, по сути, желтоперым юнцам, только что оторванных от мамкиного подола. И вообще нам далеко до Мальчиша-Кибальчиша, до Тимура с его командой и до Ильи Муромца с Добрыней Никитичем. Мы всего лишь обычные пацаны мечтающие о светлом будущем. Ну и вдобавок ко всему, нам было немного жутковато. Кто такие темные твари? Мы их никогда не видели. А когда в лицо не знаешь врага, то невольно рисуешь перед собой разные кошмарные картины. Фантазия же у нас была - будь здоров и малевала она не радужные полотна. Так что наганы в наших руках слегка подрагивали, да и поджилки на ногах тряслись, чем ближе к заброшенному зданию ликероводочного завода, тем сильней.
Минули разобранный забор, это местные постарались, как говорится, в хозяйстве все пригодится, тем более хорошие струганные доски, приблизились к темному зеву широких открытых железных ворот, висящих на петлях вкривь и вкось и державшихся на одном слове, остановились.
- Так, мальчики, дальше держитесь посередке, - тихо произнес дядя Прохор. – И помните, как только кого увидите, стреляйте в голову. Вы поняли меня?
Мы, молча, кивком головы дали понять, что его слова восприняли всерьез.
- Тогда пошли, - сказал дядя Прохор, доставая на ходу из кобуры один обрез-пистолет, в другой руке он держал зажженный фонарь.
Вошли в ворота и медленно начали продвигаться вглубь завода, при этом лихорадочно рыская круглыми лучами света из стороны в сторону. Там было слишком много темных уголков, куда не доставали наши фонарики, каменная будка для диспетчера, груда ящиков для стеклянной тары, сделанных из металлических прутьев, огромные железные цистерны, где раньше хранилась готовая продукция. Второй этаж, туда вела крутая лестница, лишенная местами нескольких ступенек и транспортерная линия, от которой остались лишь немного заржавевшие подвижные валики.
Мы остановились посреди цеха, встав кругом, стали прислушиваться. Через щели и разбитые стекла окон завывал свежий ветер, поднимая пыль с пола, она белесым редким туманом клубилась в лучах света. Где-то что-то поскрипывало, где-то что-то постукивало, как это бывает в пустых заброшенных строениях, словно они живут своей непонятной нам жизнью. И все, больше никаких посторонних звуков. Но и этого было достаточно, чтобы заставить бешено стучать в груди наши сердца.
Луч света моего фонарика выхватил какую-то подозрительную тень в одном из углов. Мне показалось, что она шевельнулась, но в следующее мгновение вновь замерла на месте. Я с перехваченным от тревоги дыханием медленно навел туда ствол своего нагана и готов был выстрелить, но не стал. С облегчением выдохнул, осознав, что это всего на всего от порыва ветра качнулась длинная доска кем-то приставленная к стенке. Но предательская дрожь в ногах до сих пор осталась.
Сколько мы так простояли? Я не знаю, может быть всего пару минут, может меньше, но из-за нервного напряжения нам казалось, что прошла целая вечность. И ничего не происходило. Как был цех пустым, так таким и оставался. Я вместе с Робертом уже начал думать – зря мы сюда пришли, только потеряли драгоценное время, все равно никого здесь не найдем, значит нужно убираться отсюда и искать темных тварей в другом месте. Но дядя Прохор с нашей бабушкой были другого мнения. Как оказалось впоследствии, они оказались правы, потому что вскоре все началось.
Роберт направил луч света вверх и оттуда, отлепившись от толстых балок перекрытия, полетели в нашу сторону быстрые темные тени. Оглушительное хлопанье крыльев, так мне казалось, извилистое пике. Вот они, пронзительно вереща, пронеслись прямо над моей головой. Я от испуга присев, автоматически направил в ту сторону ствол нагана и несколько раз выстрелил. Ни в кого не попал, но шуму наделал.
- Не стреляй, это летучие мыши! – остановил меня дядя Прохор, потом зло сплюнул и, шипя, добавил:
- Чертовы летучие мыши!
Не знаю, как остальные, а я чуть от страха в штаны не наложил.
- Перезаряди, - посоветовал мне дядя Прохор. Он положил «Хаудах» в кобуру, а место него достал из ножен огромный тесак.
Этим я и занялся. Откинул барабан в сторону, высыпал пустые гильзы вперемешку с неиспользованными патронами в ладонь, некоторые из них посыпались на пол, засунул все оставшиеся в пустой карман куртки и начал барабан снаряжать заново. Черт, а руки дрожат! Так что быстро перезарядить наган у меня не вышло. Но вот патроны на месте, барабан в исходное положение.
А потом все началось, словно мои выстрелы послужили для них сигналом.
Сначала мы почувствовали едва различимый запах миндаля, а потом послышались тихие шаги слева, справа, сзади нас. Мне казалось, что они были повсюду! Кто? Пока что я их не видел, да и остальные тоже, потому что тот, кто приближался к нам, старался избегать лучей от наших фонариков. А может быть они невидимы? Тогда все, нам каюк! От такой мысли я весь покрылся холодным потом.
Ан нет, их можно видеть! Вон, свет фонарика Роберта сумел захватить одного из них! Это был незнакомый мужчина, одетый в рваный серый костюм, под пиджаком мятая белая рубашка испачканная кровью. Его пепельного цвета лицо искажено звериным оскалом, а выпученные неестественным образом глаза, покрытые паутиной красных сосудов, были устремлены в нашу сторону. Мне показалось, что они в свете луча фонарика горели пурпурным адским огнем, от которого все похолодело в груди и появилось оцепенение, мешающее нажать на спусковой крючок.
- Стреляй! – вскрикнул Роберт.
Черт, незнакомец двигался намного быстрее, чем наши родители, там, на даче, и шаги его были намного увереннее.
- Стреляй же! – еще раз выкрикнул мой брат, взявшись, палить из нагана в женщину, появившуюся из-за каменной будки для диспетчеров.
Последний окрик Роберта вывел меня из ступора, и я последовал его примеру, совершено позабыв про наставления дяди Прохора.
Выстрел, еще выстрел и еще! Я видел, как пули пронизывают тело незнакомца, оставляя в одежде маленькие дырочки из которых начала сочиться кровь, но это не останавливало его, только заставляло при каждом моем попадании немного качнуться назад, как от крепкого порыва ветра, а потом он выравнивался, и казалось, еще быстрей стал приближаться ко мне.
Это было жутко! Хотелось все бросить и бежать отсюда как можно дальше, вот только бежать некуда, потому, что кошмарные неуязвимые существа были повсюду, во всяком случае, в тот момент мне так казалось.
Я успел сделать еще два выстрела, когда незнакомец, вытянув перед собой когтистые руки, пытался схватить меня за горло. Было отчетливо слышно его довольное урчание холодящее кровь, и чувствовался тошнотворный смрад из его пасти, где торчали звериные острые клыки, и взгляд, горящий голодным огнем, стал слишком быстро приближаться ко мне.
Вжик!
Бол из арбалета, пробив висок незнакомца, застрял там. Тот, постояв мгновение на месте, как подкошенный рухнул на землю.
И наступила тишина. Неужели все закончилось?
- Кирилл, черт тебя побери! – выругался дядя Прохор, вытирая свой огромный тесак об одежду распростертого обезглавленного тела существа. – Я же говорил тебе – стреляй в голову!
- Да, дядя.
Я сгорал от стыда, от своей забывчивости, ведь из-за моего промаха мог кто-нибудь погибнуть из нас. Слава богу, все обошлось, но в следующий раз нужно помнить, о чем говорит дядя и делать, все как надо, вот только ох как не хочется, чтобы был следующий раз. Ну а сейчас все закончилось? Оказалось, нет. Это было только начало, и я сам уже чувствовал приближение смертельной опасности по чужеродному гнету, бетонной плитой опустившемуся на заводское помещение, поэтому поспешил перезарядить свой наган все еще подрагивающими от страха пальцами.
- Не расслабляться, - предупредил дядя Прохор, кладя в ножны здоровый тесак и доставая из кобуры «Хаудах». Он на удивление был спокоен, словно готовился к привычной для него работе. Бабушка тоже не тряслась от страха, как будто ей было не впервой встречаться со страшными существами. Так что выходило, что только я с Робертом оказался впервые лицом к лицу с нечистью, невиданной доселе. Невиданной для нас, но никак не для дяди Прохора и бабушки.
Наши фонарики снова начали лихорадочно рыскать по заводскому помещению. И опять началась призрачная игра тени и света, рисуя в нашем воображении зловещих монстров самых невообразимых форм. А тут еще по крыше, глухой барабанной дробью, застучал начавшийся дождик, изредка слышались гулкие отдаленные раскаты гром. Кругом запахло сырой свежестью, которая начала забивать уже приевшийся запах миндаля, исходивший от лежавших возле наших ног трупов существ.
На втором этаже скрипнули доски, и через щели посыпалась какая-то труха, потом там кто-то невидимый снизу, быстро семеня, переместился из одного края платформы, огороженной железными перилами, в противоположный край. Мой луч света метнулся туда, но кроме размытой тени, исчезнувшей в темноте, мне ничего разглядеть не удалось. Хотя и этого оказалось достаточно, чтобы похолодеть от страха.
- Ну, держитесь, мальчики, темные гончие пожаловали, - предупредил дядя Прохор, взведя курки на «Хаудах».
Точно, размытая тень была похожа на гончую, вот только на какую-то странную гончую. Вытянутая морда, горбатая спина, длинные лапы, небольшие уши, слегка прижатые к шее, худой живот, переходящий в широкую грудь. А габариты вообще впечатляли! Увиденная тень показалась мне размером с приличного теленка! Может быть, это всего лишь игра света, вот и видится разный кошмар, ведь у страха глаза огромные. А если нет? И еще в отличие от обычных гончих, которые, как только завидят дичь, не переставая, лают, эта молчала.
Кстати, почему – гончие? Мы же видели одну. Хотя, нет. Вон возле железной лестницы, ведущей на второй ярус, показалась еще одна размытая тень и быстро исчезла под пологом мрака. В тоже время гончая, которая была наверху, сделала длинный прыжок вдоль стены, оттолкнулась пару раз лапами от каменной кладки и оказалась за грудой ящиков для стеклянной тары, а там лучи фонариков ее не доставали.
Я нервно сглотнул, мельком взглянул на брата. На Роберте не было лица от страха. Неужели и его проняло после такого зрелища? Его - бесшабашного братишку, которого трудно чем-либо испугать!
- Спокойно, мальчики, главное не паниковать, - дядя Прохор не смотрел на нас, но чувствовал, что мы готовы наложить в штаны от страха, поэтому решил немного нас успокоить. – Главное не разбегайтесь, держитесь рядом. А скопом мы справимся с этими чертовыми темными тварями.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 19.07.2013 в 08:50
СообщениеЗаброшенный ликероводочный завод.

- Это были уже не ваши родители, - произнес дядя Прохор, глядя нам в глаза. – И я по-другому не мог поступить.
Мы тихо сидели на диване, вытирали кулаками слезы и молчали, ощущая боль в душе от невосполнимой потери. Только объятия бабушки, сидящей среди нас, действовали немного успокаивающе.
- Не верьте своим глазам, - продолжал говорить дядя Прохор, - плоть ваших родителей принадлежала уже не им, злые существа, жаждущие крови поселились в их душах и в этом, повинны темные твари.
Нам хотелось верить ему, но как? Мы же своими глазами видели, там, на даче, своих родителей, которые являлись неотъемлемой частью нашей жизни. Нам постоянно казалось, что они всегда будут с нами, что будут всегда заботиться о нас и оберегать от непростительных ошибок, научат, как правильно жить и подскажут, как не надо поступать. И вот теперь их нет! Они превратились в пепел в огромном погребальном костре, устроенном на дачном участке! И ко всему этому приложил руку, тот, кому мы так доверяли!
И все же, дядя Прохор говорил чертовски убедительно. Он старался достучаться до нас, невзирая на казавшуюся отчужденность, которая накрыла меня и Роберта своим вязким покрывалом и мешала до конца поверить ему. Но, в конце концов, ему это удалось.
- Мальчики, вы думаете, что я не сожалею о случившемся? – твердил дядя Прохор. – Вы ошибаетесь. Мне, так же больно, как и вам.
Он на время замолчал, сжимая и разжимая свои кулаки, потом подошел к обеденному столу, налил полный граненый стакан водки, залпом ее выпил, даже не поморщившись, и только после этого продолжил:
- Скорбь, мальчики. Я не по рассказам знаю, что такое неподдельная, мучительная скорбь. Это не то, что можно пересилить или игнорировать и окольными тропами мимо нее не пройти. Вы смотрите скорби в глаза, бьетесь с ней, и продолжаете биться, пока не покончите с ней или она не покончит с вами. И пока вы не смиритесь с этим, она, как червь в спелом яблоке, будет изнутри пожирать вас заживо.
Он сделал небольшую паузу, чтобы мы в полной мере смогли осознать его слова, а потом заговорил снова:
- Мне пришлось много поколесить по миру, видеть много зла и самому делать не очень приятные вещи. Поверьте мне, я не хотел, чтобы вам пришлось столкнуться со всем этим, но от судьбы не уйдешь. И вам придется с этим смириться. Но одно прошу вас, никогда не забывайте, кто повинен в выборе вашей судьбы. Это не я и не ваши родители, пусть земля им будет пухом. Это темные твари виновны в ваших бедах, только они.
- Ты знаешь, где нам найти темных тварей? – перебил дядю Роберт на удивление спокойным голосом, как будто поинтересовался на счет времени утреней побудки.
Дядя Прохор посмотрел на него. Мой брат сидел уже с сухими, слегка припухшими глазам и с плотно сжавшимися губами, превратившимися в тонкую линию. Он казался на удивление спокойным, но это спокойствие было обманчивым, внутри у него, так же, как у меня все кипело от ярости, и мы готовы были выплеснуть свой гнев на темных тварей, повинных в смерти наших родителей.
- Пока точно не знаю, но это дело времени, - ответил дядя Прохор.
- Так давай их найдем и снесем им башки! – все так же спокойно предложил мой брат.
- Верно, снесем им башки! – поддержал его я.
- Обещаю, мы это сделаем, - заверил нас дядя Прохор. – Но вначале нужно их найти. Так, мальчики, где у вас находятся заброшенные здания, безлюдные места, где можно спрятаться, не боясь, что тебя найдут? Говорите сразу, не раздумывая, потому что интуитивно вы знаете, откуда нам нужно начать поиски.
- Заброшенный ликероводочный завод, - в один голос ответили мы.
- Еще? – спросил дядя Прохор.
- Заброшенное кладбище, но там прятаться негде, - немного подумав, ответили мы, - на свалке тоже негде укрыться и еще небольшой парк с плодовыми деревьями, который находится возле летнего кинотеатра. Вот и все.
- Тогда начнем с ликероводочного завода, - подытожил дядя Прохор. – И начнем прямо сейчас.
- Ты уверен, что им сейчас под силу бороться с темными тварями? – засомневалась бабушка.
- Именно сейчас мальчики готовы, пока в их сердцах не притупилась боль потери, когда они точно знают, кто их враг, - заверил дядя Прохор.
- Пусть будет по-твоему, - согласилась с ним бабушка, - но только с одним условием - я иду с вами.
- Лишний ствол нам не помешает, - дядя Прохор без споров пошел ей на уступки, понимая, что в случае отказа, нас с ним просто не отпустят. – Ну, если мы разобрались во всем, то пора выдвигаться.
Приняв решение, дядя Прохор направился в прихожую, одеваться. Мы следом за ним. Только бабушка осталась в зале, но вскоре она присоединилась к нам, держа в руках три длинных мощных фонарика. Они хранились у наших родителей на случай, если отключат свет в доме, ну и в случае, если придется нас искать, когда мы загуляем на улице до самой темноты. Правда, последнее редко бывало.
- Держите, - бабушка протянула нам фонарики. – Они вам пригодятся.
Это точно, на заброшенном ликероводочном заводе нет освещения, так что без фонариков нам там не обойтись.
Мы вышли из дома, невольно поежившись от свежей прохлады. На улице уже вовсю властвовала ночная темнота, разогнавшая любителей погулять по квартирам. Только небольшая толпа ребят на лет пять постарше нас сидела на лавочке возле подъезда. Как раз оттуда слышался звонкий перебор гитарных струн, складывающийся в грустную мелодию, и под нее за унылый голос Стаса пел песню:

Я брел в темноте,
Плутал средь дорог,
Свой жизненный путь
Я найти так не смог…

Но вот впереди,
Среди темноты
Яркий свет я узрел
Путеводной звезды…

Двигатель автомобиля завелся, и мы поехали в сторону заброшенного ликероводочного завода.
Наш путь пролегал по ровной асфальтированной дороге, находившейся посреди ряда частного сектора, состоящего из домов финской постройки, потом пришлось свернуть на грунтовку и так, по ухабам до самого берега реки.
Уже подъезжая к ликероводочному заводу, возвышающемуся на высоком холме, дядя Прохор притушил фары. Так что небольшой отрезок пути мы проделали можно сказать на ощупь, потому что в самое неподходящее время луну со звездами на ночном небосводе задернуло тучами. Будем надеяться, дождя не будет, в противном случае нас ждет сырость и слякоть, а это не очень хорошо, особенно, когда впервые выходишь охотиться на темных тварей.
Недалеко от разрушенного, когда-то высокого деревянного забора, от которого остались лишь столбы в некоторых местах и на них поперечные перекладины, дядя Прохор остановил автомобиль. Он вышел наружу, сразу направившись к багажнику, при этом подсвечивая себе фонариком. Мы следом за ним. Дядя Прохор поднял крышку багажника, открыл потайной ящик и замер в размышлении, что взять самому, а что дать нам из своего арсенала.
Бабушка сделала выбор за него. Она взяла арбалет с болтами и стала его заряжать. Тогда дядя Прохор протянул нам уже знакомые наганы с коробочками патронов, а сам, прицепив на пояс огромный тесак с широким лезвием, опоясался патронташем с кожаными кобурами, куда засунул короткие дробовики, предварительно их зарядив.
- «Хаудах», - пояснил он, закрывая крышку багажника, - что на урду означает «слоновье седло», такими обрезами пользовались еще в колониальной Индии охотники верхом на слонах для защиты от нападения раненого тигра в качестве оружия последнего шанса. В последствии они изготовлялись двуствольными и четырех ствольными. А мне обрезы-пистолеты достались по наследству от одного хорошего парня.
От какого хорошего парня, он уточнять не стал, а мы не спрашивали, хотел бы, сам рассказал. Да и не до того нам было. С одной стороны мы еще чувствовали боль утраты, но и злость распирала нас внутри, злость на врагов причастных к гибели наших родителей. А еще нам было страшно. Нет, не за себя. Мы боялись, что не правимся, не сумеем сделать то, что должны, ведь задачка не из простых – встретиться с неведомым и надрать тому задницу, такую миссию впору выполнять кому-то опытному, как например дяде Прохору, а не нам, по сути, желтоперым юнцам, только что оторванных от мамкиного подола. И вообще нам далеко до Мальчиша-Кибальчиша, до Тимура с его командой и до Ильи Муромца с Добрыней Никитичем. Мы всего лишь обычные пацаны мечтающие о светлом будущем. Ну и вдобавок ко всему, нам было немного жутковато. Кто такие темные твари? Мы их никогда не видели. А когда в лицо не знаешь врага, то невольно рисуешь перед собой разные кошмарные картины. Фантазия же у нас была - будь здоров и малевала она не радужные полотна. Так что наганы в наших руках слегка подрагивали, да и поджилки на ногах тряслись, чем ближе к заброшенному зданию ликероводочного завода, тем сильней.
Минули разобранный забор, это местные постарались, как говорится, в хозяйстве все пригодится, тем более хорошие струганные доски, приблизились к темному зеву широких открытых железных ворот, висящих на петлях вкривь и вкось и державшихся на одном слове, остановились.
- Так, мальчики, дальше держитесь посередке, - тихо произнес дядя Прохор. – И помните, как только кого увидите, стреляйте в голову. Вы поняли меня?
Мы, молча, кивком головы дали понять, что его слова восприняли всерьез.
- Тогда пошли, - сказал дядя Прохор, доставая на ходу из кобуры один обрез-пистолет, в другой руке он держал зажженный фонарь.
Вошли в ворота и медленно начали продвигаться вглубь завода, при этом лихорадочно рыская круглыми лучами света из стороны в сторону. Там было слишком много темных уголков, куда не доставали наши фонарики, каменная будка для диспетчера, груда ящиков для стеклянной тары, сделанных из металлических прутьев, огромные железные цистерны, где раньше хранилась готовая продукция. Второй этаж, туда вела крутая лестница, лишенная местами нескольких ступенек и транспортерная линия, от которой остались лишь немного заржавевшие подвижные валики.
Мы остановились посреди цеха, встав кругом, стали прислушиваться. Через щели и разбитые стекла окон завывал свежий ветер, поднимая пыль с пола, она белесым редким туманом клубилась в лучах света. Где-то что-то поскрипывало, где-то что-то постукивало, как это бывает в пустых заброшенных строениях, словно они живут своей непонятной нам жизнью. И все, больше никаких посторонних звуков. Но и этого было достаточно, чтобы заставить бешено стучать в груди наши сердца.
Луч света моего фонарика выхватил какую-то подозрительную тень в одном из углов. Мне показалось, что она шевельнулась, но в следующее мгновение вновь замерла на месте. Я с перехваченным от тревоги дыханием медленно навел туда ствол своего нагана и готов был выстрелить, но не стал. С облегчением выдохнул, осознав, что это всего на всего от порыва ветра качнулась длинная доска кем-то приставленная к стенке. Но предательская дрожь в ногах до сих пор осталась.
Сколько мы так простояли? Я не знаю, может быть всего пару минут, может меньше, но из-за нервного напряжения нам казалось, что прошла целая вечность. И ничего не происходило. Как был цех пустым, так таким и оставался. Я вместе с Робертом уже начал думать – зря мы сюда пришли, только потеряли драгоценное время, все равно никого здесь не найдем, значит нужно убираться отсюда и искать темных тварей в другом месте. Но дядя Прохор с нашей бабушкой были другого мнения. Как оказалось впоследствии, они оказались правы, потому что вскоре все началось.
Роберт направил луч света вверх и оттуда, отлепившись от толстых балок перекрытия, полетели в нашу сторону быстрые темные тени. Оглушительное хлопанье крыльев, так мне казалось, извилистое пике. Вот они, пронзительно вереща, пронеслись прямо над моей головой. Я от испуга присев, автоматически направил в ту сторону ствол нагана и несколько раз выстрелил. Ни в кого не попал, но шуму наделал.
- Не стреляй, это летучие мыши! – остановил меня дядя Прохор, потом зло сплюнул и, шипя, добавил:
- Чертовы летучие мыши!
Не знаю, как остальные, а я чуть от страха в штаны не наложил.
- Перезаряди, - посоветовал мне дядя Прохор. Он положил «Хаудах» в кобуру, а место него достал из ножен огромный тесак.
Этим я и занялся. Откинул барабан в сторону, высыпал пустые гильзы вперемешку с неиспользованными патронами в ладонь, некоторые из них посыпались на пол, засунул все оставшиеся в пустой карман куртки и начал барабан снаряжать заново. Черт, а руки дрожат! Так что быстро перезарядить наган у меня не вышло. Но вот патроны на месте, барабан в исходное положение.
А потом все началось, словно мои выстрелы послужили для них сигналом.
Сначала мы почувствовали едва различимый запах миндаля, а потом послышались тихие шаги слева, справа, сзади нас. Мне казалось, что они были повсюду! Кто? Пока что я их не видел, да и остальные тоже, потому что тот, кто приближался к нам, старался избегать лучей от наших фонариков. А может быть они невидимы? Тогда все, нам каюк! От такой мысли я весь покрылся холодным потом.
Ан нет, их можно видеть! Вон, свет фонарика Роберта сумел захватить одного из них! Это был незнакомый мужчина, одетый в рваный серый костюм, под пиджаком мятая белая рубашка испачканная кровью. Его пепельного цвета лицо искажено звериным оскалом, а выпученные неестественным образом глаза, покрытые паутиной красных сосудов, были устремлены в нашу сторону. Мне показалось, что они в свете луча фонарика горели пурпурным адским огнем, от которого все похолодело в груди и появилось оцепенение, мешающее нажать на спусковой крючок.
- Стреляй! – вскрикнул Роберт.
Черт, незнакомец двигался намного быстрее, чем наши родители, там, на даче, и шаги его были намного увереннее.
- Стреляй же! – еще раз выкрикнул мой брат, взявшись, палить из нагана в женщину, появившуюся из-за каменной будки для диспетчеров.
Последний окрик Роберта вывел меня из ступора, и я последовал его примеру, совершено позабыв про наставления дяди Прохора.
Выстрел, еще выстрел и еще! Я видел, как пули пронизывают тело незнакомца, оставляя в одежде маленькие дырочки из которых начала сочиться кровь, но это не останавливало его, только заставляло при каждом моем попадании немного качнуться назад, как от крепкого порыва ветра, а потом он выравнивался, и казалось, еще быстрей стал приближаться ко мне.
Это было жутко! Хотелось все бросить и бежать отсюда как можно дальше, вот только бежать некуда, потому, что кошмарные неуязвимые существа были повсюду, во всяком случае, в тот момент мне так казалось.
Я успел сделать еще два выстрела, когда незнакомец, вытянув перед собой когтистые руки, пытался схватить меня за горло. Было отчетливо слышно его довольное урчание холодящее кровь, и чувствовался тошнотворный смрад из его пасти, где торчали звериные острые клыки, и взгляд, горящий голодным огнем, стал слишком быстро приближаться ко мне.
Вжик!
Бол из арбалета, пробив висок незнакомца, застрял там. Тот, постояв мгновение на месте, как подкошенный рухнул на землю.
И наступила тишина. Неужели все закончилось?
- Кирилл, черт тебя побери! – выругался дядя Прохор, вытирая свой огромный тесак об одежду распростертого обезглавленного тела существа. – Я же говорил тебе – стреляй в голову!
- Да, дядя.
Я сгорал от стыда, от своей забывчивости, ведь из-за моего промаха мог кто-нибудь погибнуть из нас. Слава богу, все обошлось, но в следующий раз нужно помнить, о чем говорит дядя и делать, все как надо, вот только ох как не хочется, чтобы был следующий раз. Ну а сейчас все закончилось? Оказалось, нет. Это было только начало, и я сам уже чувствовал приближение смертельной опасности по чужеродному гнету, бетонной плитой опустившемуся на заводское помещение, поэтому поспешил перезарядить свой наган все еще подрагивающими от страха пальцами.
- Не расслабляться, - предупредил дядя Прохор, кладя в ножны здоровый тесак и доставая из кобуры «Хаудах». Он на удивление был спокоен, словно готовился к привычной для него работе. Бабушка тоже не тряслась от страха, как будто ей было не впервой встречаться со страшными существами. Так что выходило, что только я с Робертом оказался впервые лицом к лицу с нечистью, невиданной доселе. Невиданной для нас, но никак не для дяди Прохора и бабушки.
Наши фонарики снова начали лихорадочно рыскать по заводскому помещению. И опять началась призрачная игра тени и света, рисуя в нашем воображении зловещих монстров самых невообразимых форм. А тут еще по крыше, глухой барабанной дробью, застучал начавшийся дождик, изредка слышались гулкие отдаленные раскаты гром. Кругом запахло сырой свежестью, которая начала забивать уже приевшийся запах миндаля, исходивший от лежавших возле наших ног трупов существ.
На втором этаже скрипнули доски, и через щели посыпалась какая-то труха, потом там кто-то невидимый снизу, быстро семеня, переместился из одного края платформы, огороженной железными перилами, в противоположный край. Мой луч света метнулся туда, но кроме размытой тени, исчезнувшей в темноте, мне ничего разглядеть не удалось. Хотя и этого оказалось достаточно, чтобы похолодеть от страха.
- Ну, держитесь, мальчики, темные гончие пожаловали, - предупредил дядя Прохор, взведя курки на «Хаудах».
Точно, размытая тень была похожа на гончую, вот только на какую-то странную гончую. Вытянутая морда, горбатая спина, длинные лапы, небольшие уши, слегка прижатые к шее, худой живот, переходящий в широкую грудь. А габариты вообще впечатляли! Увиденная тень показалась мне размером с приличного теленка! Может быть, это всего лишь игра света, вот и видится разный кошмар, ведь у страха глаза огромные. А если нет? И еще в отличие от обычных гончих, которые, как только завидят дичь, не переставая, лают, эта молчала.
Кстати, почему – гончие? Мы же видели одну. Хотя, нет. Вон возле железной лестницы, ведущей на второй ярус, показалась еще одна размытая тень и быстро исчезла под пологом мрака. В тоже время гончая, которая была наверху, сделала длинный прыжок вдоль стены, оттолкнулась пару раз лапами от каменной кладки и оказалась за грудой ящиков для стеклянной тары, а там лучи фонариков ее не доставали.
Я нервно сглотнул, мельком взглянул на брата. На Роберте не было лица от страха. Неужели и его проняло после такого зрелища? Его - бесшабашного братишку, которого трудно чем-либо испугать!
- Спокойно, мальчики, главное не паниковать, - дядя Прохор не смотрел на нас, но чувствовал, что мы готовы наложить в штаны от страха, поэтому решил немного нас успокоить. – Главное не разбегайтесь, держитесь рядом. А скопом мы справимся с этими чертовыми темными тварями.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 19.07.2013 в 08:50
sermolotkovДата: Воскресенье, 28.07.2013, 10:32 | Сообщение # 24
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 255
Награды: 2
Репутация: 12
Статус: Offline
Глава седьмая.
Луиза.

- Не стреляй! – выкрикнул я, выталкивая Луизу с линии огня.
- Назови мне хоть одну причину, чтобы я этого не делал, - сквозь зубы процедил Валерий, все еще стараясь прицелиться в девушку.
- Черт тебя возьми! Валерий, разве тебе не хочется узнать, что здесь произошло? – спросил его. – А она единственный человек, кто может это сделать!
Валерий какое-то время стоял, сверля взглядом Луизу, потом резко опустил ствол автомата.
- Ладно, давай поговорим, - проворчал он. – Но помни, сучка, при первом твоем неверном шаге, сразу отправишься в вечную нирвану.
- Договорились, - Луиза на удивление быстро пришла в себя. Да уж, самообладанию ей не занимать. Вот только что была на грани смерти, а поглянь, сделала личико кирпичом, как ни в чем не бывало. А может она стала спокойней, оказавшись среди нас, ведь сообща сподручней бить жутких тварей.
Мы вышли из туалетной комнаты.
- Ну, здравствуй Мата Хари, - встретил нас Роберт, сидя на диване и попивая воду из кружки.
- Почему Мата Хари? – спрашиваю у него.
- Соблазнительница, отравительница ну и к тому же шпионка. Как говорится – три в одном флаконе, - перечислил Роберт.
- Я тоже рада вас видеть, мальчики, - мило улыбнувшись, произнесла Луиза.
- Ладно, хватит болтать, - прервал нас Валерий, после чего обратился к Луизе:
- Давай, рассказывай.
Девушка села рядом с Робертом, положила ногу на ногу и начала говорить:
- После храма Сета мною было решено доставить артефакт на базу «Скай шелтер», которая находилась относительно близко от нас. Тонни был против. Ему не терпелось быстрее добраться до главного офиса «Скрин», чтобы доложить об успехе в проделанной операции и получить приличные премиальные за найденный предмет, но я настояла на своем, мотивируя тем, что предмет нужно сначала досконально изучить, а уж потом докладывать об успехе. Вполне возможно мы обнаружили обычную пустышку, не имеющую большой ценности для нас, в таком случае не стоит беспокоить руководство по разным пустякам. Вот дьявол, лучше бы мы вытащили пустышку! Но Тонни был непреклонен в своем решении. Тогда, решили позвонить в главный офис «Скрин», в отдел «Планирования и Логистики», там находится наш непосредственный начальник. Разговаривал с шефом Тонни. Получив дальнейшие указания, он принял мое предложение доставить артефакт на базу «Скай шелтер».
Луиза замолчала, поднялась с дивана и подошла к крану с водой. Там она наполнила стакан, залпом его опустошила. По ней было видно, что во время рассказа она заново переживает все события происшедшие на базе «Скай шелтер».
- Что было дальше? – Валерий нарушил затянувшееся молчание.
- «Скай шелтер» занимался проблемой продления жизни, разрабатывал новые препараты, ставил опыты над животными, в основном на шимпанзе, - поставив возле мойки пустой стакан, продолжила говорить Луиза. – Сами понимаете, многие влиятельные люди на земле понимают, что все богатства накопленные «непосильным трудом», с собой туда, на небеса, или, жгучее пекло ада, не заберешь.
- Скорее всего - второе, - прервал ее Роберт. – Как говорится в библии - «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное».
- Евангелие от Матфея, глава 19, стих 24, - продолжила за него Луиза, усаживаясь рядом на диван. – Значит, нужно найти лазейку, чтобы отодвинуть в далекие перспективы саму смерть. Кое-чего удалось добиться, но что такое лишние три-четыре года, прибавленные к твоему жизненному пути, когда хочется большего, а именно – бессмертия, подобного богам. Но такого результата достигнуть пока никому не удавалось, даже самым известным светилам в этой области. Здесь был комплексный подход к этой проблеме; пробовали различные препараты, а так же разгадывали назначение многочисленных артефактов, коими полон Египет, да и в Судане их немало. Со стороны может показаться такие действия полным абсурдом. Но ученые не жаловались, во-первых, в их коллекцию попало немало ценных древних предметов, которые на рынке стоят приличных денег, во-вторых, неограниченное финансирование.
- Прямо наше «Сколково» получается, - усмехнулся Роберт. – Место для отмывания денег.
- Не скажи, - возразила Луиза. – Конечно, в главном проекте ученые мужи больших результатов не добились, зато у них появились наработки по другим препаратам, которые в ближайшем будущем могут принести прибыль. Так что не все так плохо, как кажется на первый взгляд.
- Я пока что не получил полезной информации, - грубо прервал нас Валерий. – Может я зря тебя не пристрелил? Так это недолго исправить.
Для наглядности он повел стволом автомата в ее сторону.
- Ваш друг какой-то нервный, - Луиза спокойно обратилась к нам, словно знала, что ей ничего не грозит.
- А ты не зли его, говори по существу, - предложил Роберт. – А то скоро появятся еще толпа грозных вояк, тогда все может осложниться.
- Кевин Смит, со своей свитой, как стая голодных гиен набросились на принесенный нами артефакт, - продолжила свой рассказ Луиза. – Что они с ним делали – не знаю, это не мой профиль, но возились ученые с «Обителью Амона», словно дети с новой игрушкой, пытаясь отгадать последовательность символов начертанных на нем, таким образом, они хотели узнать его предназначение. Сначала у них ничего не выходило. А ночью сработал сигнал тревоги на четвертом нижнем уровне. Вот, дьявол! Я не знаю, что этим яйцеголовым удалось сделать, но суета поднялась, как при нападении террористов на наш объект. Служба безопасности, схватив оружие, направилась на четвертый уровень, оттуда послышалась стрельба. Я с Тонни помчалась в кабинет к Джону Паркеру. Тот с округленными от ужаса глазами смотрел на монитор внутреннего слежения, который как раз показывал, что творится на четвертом нижнем уровне.
- Джон Паркер - мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку? – уточнил Валерий.
- Да, - ответила Луиза.
- Мы его нашли мертвым, - сообщил Валерий.
- Вот дьявол! – выругалась Луиза, после чего продолжила рассказ:
- На четвертом нижнем уровне творился ад! Только представьте; две бестии чем-то схожие на собак с горящими пурпурным огнем глазами, вытянутой хищной мордой, полной острых зубов. Они имели горбатые спины, небольшие ушами, слегка прижатые к шее и худой живот, переходящий в широкую грудь. Эти бестии, размером с взрослую пантеру и соответствующего окраса, как два фантома, неуловимые, с темной дымкой охватывающие мощные тела, принесли с собою смерть. Парни из службы безопасности стреляли в них, не переставая, попадали, но хищные монстры, не обращая внимания на раны, одного за другим выводили из строя опытных бойцов. Но не это больше всего меня поразило. Кевин Смит! Он стоял посреди творящего хаоса с артефактом в руках, который налился фиолетовым светом, и совершено не обращал внимания на кровавую бойню, развернувшуюся вокруг него. И бестии его не трогали! Словно Кевин был одним из них. Потом из фиолетового свечения артефакта вырос длинный тонкий отросток. Он поднялся вертикально верх и вонзился в голову Кевина. Тот покачнулся, как от удара, а затем демонически захохотал, словно с инородной субстанцией в него вселился дьявол! Я не слышала звуков, к аппарату внутреннего слежения не были подключены микрофоны, только видеокамеры, но искаженное злобой лицо Кевина Смита, с черными смолянистыми глазами, лишенными зрачков, пугало меня до коликов в животе. Сигареты есть?
Луиза обратилась к нам.
Валерий из кармана разгрузки достал твердую пачку «Camel», вытащил оттуда сигарету и протянул ее девушке. Роберт дал ей бензиновую зажигалку.
Луиза прикурила сигарету, жадно затянулась и сразу закашлялась.
- Черт, год, как бросила курить и вот, сорвалась, - она кинула недокуренную сигарету на пол, раздавила ее носком берца, и только потом продолжила свой рассказ:
- Джон Паркер доложил нам, что все входы и выходы на станции перекрыты, для предотвращения выхода дьявольских созданий на поверхность. Он же предложил весь этот кошмар прекратить радикальным способом. Оказывается, на «Скай шелтер» существует оборудование, контролирующее воздушный поток в комплексе с печью и охладительной установкой.
- Охладительная установка? – удивился Валерий.
- Здесь установлена закрытая система циркуляции воздуха, для работы с очень опасными объектами, - объяснила Луиза. – В тот момент она включается, и отработанный воздух нагревается до тысячи градусов Цельсия, а потом прогоняется через охладительную установку и вновь подается в помещения. Но эта система может выполнять еще одну функцию. Во время тревоги нулевой степени…
- Разве такая степень существует? – перебил ее Валерий.
- Да, существует, - ответила Луиза. – Она срабатывает, если на территорию «Скай шелтер» проникли террористы, или произошел несчастный случай, после которого всем грозит тотальное заражение смертельно опасным вирусом. Тогда всю станцию наполняет тысячеградусный воздух, чтобы произвести полную стерилизацию. И не только. Взорвать все к чертям!
Я с братом переглянулся, услышав такую новость, потому что нам обоим пришла в голову одна и та же мысль. А что, это наш шанс разнести на кусочки весь гадюшник вместе с чертовым артефактом!
- Я поддержала его, потому что видела собственными глазами, с чем нам пришлось столкнуться, - продолжала говорить Луиза. – Мы, возомнившие себя богами, и готовые изменить под себя мир, оказались всего лишь обычными обезьянами, сидящими перед пультом с кнопками, где некоторые из них предназначены для пуска ядерных боеголовок. Сидим перед ними и слепо нажимаем на все подряд, словно играем в игру с непонятными для нас правилами. Вот и доигрались, выпустив в свой мир то, к чему мы оказались не готовы.
Тонни, в отличие от нас, колебался. Он рассчитывал в родной компании сделать карьеру, если выгорит дело с артефактом, а тут ему предлагают его уничтожить. И все же инстинкт самосохранения пересилил желание карьерного роста. Так что, можно сказать, решение уничтожить «Скай шелтер» было принято единогласно. Но с выполнением задуманного, вышла небольшая заминка.
«Ну да, как же обойтись без НО! – подумал я. - Эта приставка обязательно появиться, чтобы осложнить всем жизнь».
- Включение устройство автоматической защиты находится на четвертом нижнем уровне. Как раз там, где творился настоящий ад, - говорила Луиза. – А в скором времени он грозился переместиться на третий уровень, потому что бойцы службы безопасности, побросав погибших товарищей, организовано отступали. Нужен был доброволец. Тот, кто сумеет незаметно пробраться к кнопке, и нажать на нее. Добровольцев не было. Тогда, по старинке, потянули спички. Короткая досталась Тонни, значит, он будет тем самым добровольцем, спасшим весь мир. Но перед последующими нашими действами, Джон Паркер собрал всех оставшихся в живых сотрудников станции, потом провел их в арсенал и там раздал оружие для самообороны. Вот черт, если бы я знала, что все так обернется, то обвесилась стволами с ног до головы! А так, взяла одну привычную «Беретту» с запасными обоймами и все.
Вот оперный театр! И почему мы раньше туда не попали! Я бы там обвесился стволами, как новогодняя елка и еще мешок с запасным боеприпасом собой прихватил!
- Яйцеголовым оружие? – удивлено воскликнул Валерий. – Да они же друг друга перестреляют, если догадаются, куда нажимать!
- Эти яйцеголовые, практически каждый день, после работы, для расслабления нервов, любили пострелять по летящим тарелочкам или просто по мишеням, - искоса глянув на нашего товарища, сообщила Луиза. – Так что, с какой стороны дробовик держать, они имели представление. И еще, персонал «Скай шелтер» оказался не робкого десятка. Получив оружие, они решили вместе с Тонни идти до третьего уровня, чтобы оттуда его прикрывать. Я от них не отставала. Только Джон Паркер остался у себя в кабинете, решив через коммуникатор, координировать нашими действиями.
До третьего уровня все шло гладко, туда уже успели подтянуться оставшиеся в живых бойцы службы безопасности. А потом появились бестии. Вблизи они оказались еще ужасней.
- Почему вы не вызвали помощь? – спросил Валерий. – Ведь наверняка где-то здесь рядом находится еще одна из ваших баз?
- Самая ближайшая база находится в Порт-Судане, - ответила Луиза, - оттуда нам доставляют грузы на вертолете. Но там нет специалистов, решающих такие вопросы, они присылаются из главного офиса компании. Но туда обращаться… черт, эти парни при появлении делают тотальную зачистку, в буквальном смысле стирая объект с лица земли. А я еще молода для того, чтобы раньше времени отправляться на встречу с богом. Поэтому мы не стали просить посторонней помощи, рассчитывая справиться с ситуацией только своими силами. Но не рассчитали свои силы.
Это не было похоже на бой, скорее всего на мерзкую кровавую бойню. Нас как безропотных овец резали одного за другим. И ничего нельзя было сделать. Стремительные бестии, как картонную преграду, смяли нашу оборону и начали убивать, убивать и убивать.
У меня кончились патроны, дорога к отступлению перекрыта, так что нечего было надеяться пополнить боезапас. И я ничего другого не придумала, как спрятаться в комнате отдыха. Вскоре все затихло; испуганные выкрики людей, беспорядочные выстрелы, леденящий душу рев бестий. Только иногда по коридору раздавался мерзкий цокот их когтей. Они ходили, выискивая себе очередную жертву, а не найдя, куда-то удалились и больше не появлялись. Я думала, что самое страшное осталось позади. Оказывается – нет.
По истечению суток после кровавых событий, в коридоре послышались чьи-то неуверенные шаги. И этого оказалось достаточно, чтобы меня приободрить. Кто-то остался в живых! Такая мысль крутилась в голове, когда я осторожно выглянула через жалюзи. Но то, что увидела, заставило меня содрогнуться от ужаса. По коридору, еле волоча ноги, брели Саймон и Джуди! Черт, черт и еще раз черт! Я же собственными глазами видела, как лохматые бестии вгрызались в их плоть! После таких ран просто невозможно остаться в живых! И, тем не менее, вот они - Саймон и Джуди, все перемазанные в крови, с уже засохшими страшными ранами, бредут по коридору, покачиваясь из стороны в сторону, как будто недавно опрокинули в себя по полной бутылке скотча! Я могу поклясться на библии - они были мертвы! Но тогда, как они могли ходить, словно живые?
Я не стала выскакивать к ним навстречу, подчиняясь внутреннему голосу, который, надрываясь, кричал – опасность! Взяла из холодильника бутылку бренди, забилась в уголке в туалетной комнате и напилась до чертиков, чтобы заглушить свой страх, от которого меня трясло, как осиновый лист.
А потом появились вы.
Луиза замолчала.
- А Кевин Смит, ты его еще раз видела? – спросил Роберт.
- Нет, - не задумываясь, ответила Луиза. – Он, как и лохматые бестии куда-то исчез. Тони тоже где-то потерялся, скорее всего, он мертв.
- Что будем делать? – обратился к Валерию.
- Ждать остальных, а уж потом будем решать, что нам дальше делать, - получил от него ответ.
- Луиза, здесь над людьми опыты ставили? – задал я вопрос.
- Нет, - ответила девушка. – А что?
- В одном лабораторном помещении, я видел на хирургическом столе труп, у которого из вены выкачивали кровь, - пояснил я. – Кто это мог сделать?
- Ты точно все это видел? – Луиза выглядела встревоженной.
- Точно, - подтвердил я.
Луиза в задумчивости начала указательным пальцем правой руки крутить локон волос, свисающий возле виска. Мы ей не мешали размышлять.
- Парни, я честно не знаю, что это может быть, - наконец заговорила девушка.
- А если гипотетически? – поинтересовался Роберт.
- Гипотетически это мог сделать любой служащий станции, - ответила Луиза. – Но зачем?
- Вот и я думаю – зачем, - в задумчивости произнес Роберт. – Может, для исследования крови. Кирилл, ты ничего странного не заметил в трупе?
- Нет, - ответил я, потом кое-что, вспомнив, встрепенулся:
- Постой, у него была прострелена голова!
- Так-так, все становится странней и странней, - рассуждал вслух Роберт. – Дырка от пули в голове, донорство крови. Черт, все это можно проделать только с одной целью – узнать состав крови ходячей твари! Но для чего? Это же какая-то бессмыслица получается!
- Ошибаешься, - возразила Луиза. – Ты сам подумай, у ходячих тварей, как я поняла, сильно развита функция регенерации. Если провести опыты, и понять, как это происходит, то можно достигнуть фантастических результатов в области модификации человеческого организма. Ты сам подумай, любые раны или повреждения внутренних органов заживают не моментально конечно, но все, же заживают без хирургического вмешательства! На этом можно заработать сумасшедшие деньги!
Ну вот, так всегда. Стоит запахнуть большими деньгами, как самые благоразумные люди сразу теряют голову. Ведь она недавно хулила всех за необдуманный эксперимент над артефактом и нате вам, пожалуйста, уже примеряет шубу с еще не убитого медведя. Дикий капитализм, мать твою!
- Не тешься надеждами, красотка, - перебил ее Роберт. – Все твои доводы сводятся к нулю всего лишь от одного маленького нюанса.
- Какого? – встрепенулась Луиза.
- Вместе с полученным улучшением организма, человек в довесок получает очень неприятный побочный эффект, - начал объяснять Роберт. – Он превращается в кровожадного безумного монстра.
- Но его можно убрать… наверно, - уже не так уверено возразила Луиза.
- Это еще не все, - продолжал говорить мой брат. – После определенного срока, у монстров начинается трансформация, после которой они превращаются в настоящую смертоносную машину; безумно мощную, невероятно быструю и совершено лишенную мозгов. У нее остается только один инстинкт – инстинкт хищника, совершено не боящегося смерти. И ты что, ради каких-то непонятных призрачных перспектив, собираешься всех людей превратить в таких монстров?
- Я об этом не знала, - чуть ли, не шепотом произнесла Луиза.
- Так кто мог взять образец крови у ходячей твари? – спросил ее Роберт.
- Я честно не знаю, - ответила Луиза.
Скупые одиночные выстрелы с каждым мгновением становились все ближе и ближе, значит, Игорь с оставшимися в живых бойцами вскоре подтянется к нам. Вот только возникает вопрос – какое командир примет решение? Устроит оно меня и Роберта? Или все же придется самим проявлять инициативу и без прикрытия пробиваться к пульту устройства автоматической защиты, чтобы взорвать все к чертовой матери?
- Дейл, обозначься, мы подходим! – раздался в гарнитуре голос Игоря.
Мы осторожно выглянули через жалюзи в коридор. Там из-за поворота появилась еще одна шимпанзе. Она остановилась на мгновение, поводила носом из стороны в сторону, словно вынюхивая нас, но, не учуяв, медленно побрела дальше, опираясь на все четыре конечности, как раз в ту сторону, откуда должен появиться Игорь с парнями.
- Вот дьявол! – прошипел Роберт. – Сколько их здесь?
- В санитарном отделе находилось с дюжину клеток и все они не пустовали, - ответила Луиза.
- Мать твою за шкирку! – выругался Валерий по-русски.
Его отчаяние можно понять, потому что у всех нас еще не стерлось впечатление о предыдущей встрече с такой шустрой особью. Если учесть, что только на одну шимпанзе ушло приличное количество патронов, прежде чем та сдохла, то, что будет, когда нападет целая дюжина этих монстров!
Луиза, искоса глянув на Валерия, невесело усмехнулась.
Вот черт, оказывается, она неплохо знает наш язык! И какие еще сюрпризы для нас у нее приготовлены?
Тем временем Валерий осторожно приоткрыл дверь, выглянул наружу, не обнаружив опасности, смело вышел в коридор.
- Какого хрена он делает? – вырвалось у меня.
Ответ на мой удивленный выкрик послышался в наушнике.
- Командир, в вашу сторону движется макака! – докладывал Валерий. – Будьте осторожней, слишком она шустра.
- Принято, будем осторожней! – отозвался голос Игоря.
Пришлось последовать за Валерием. Не бросать же его одного. Ведь в данный момент мы находимся в одной лодке и чтобы выжить, нужно прикрывать друг другу спину. По-другому нельзя.
Ага, вот она, шимпанзе, в тридцати шагах от нас. Бредет себе, по коридору, не оглядываясь. Остановилась. Ворчит что-то по-своему под нос, даже нам отсюда слышно.
Я смотрю туда одним глазом, так на всякий случай, если понадобится, помогу, но в основном мое внимание обращено в другую сторону, вдруг оттуда появится ходун. Тьфу ты, накаркал, вон, из-за поворота появился, за ним еще один. Оба что-то жуют, видать отобедали свежатины только что, ну да, вон рожи в крови. Интересно, кого они там схарчить успели? Не важно, будет время, посмотрим. А сейчас нужно их навсегда упокоить. Направил пистолет, сделал пару выстрелов, не торопясь, как в тире. Есть, минус два ходуна. А как там дела обстоят с нашим шимпанзе?
Та повернулась, зачавкала губами, словно предвкушая сытную трапезу, а потом помчалась в нашу сторону, виляя от стенки к стенке.
Тридцать шагов, кажется, большое расстояние, но почему-то оно сокращалось неестественно быстро. И это заставляло нервничать. Блин, у нее, что там, в заднице, реактивный двигатель поставлен!
Первым открыл огонь из FN SCAR Валерий, скупо, по одному патрону, зато прицельно. Ни один выстрел не ушел в молоко, но в голову твари он попасть пока не смог.
Шимпанзе от пуль, с неприятным чмоканьем впивающихся в ее плоть, немного сбилась с хода, а в следующий момент сделала длинный прыжок, решив, таким образом, за один раз добраться до нас.
Вот тут-то Роберт ее и подловил. Он успел сделать пару быстрых выстрелов из «Ремингтона». От них шимпанзе, кувыркнувшись в воздухе, грохнулась на пол и там замерла.
Как раз в это время из-за поворота коридора показался Игорь с остатками своего отряда, как ежик, ощетинившись стволами. Надо отдать должное опытности командира. Он, стремглав, не помчался к нам, наоборот, сначала, остановился, взглядом оценив ситуацию. Только после этого, постоянно следя за лежащей на полу тварью, начал медленно продвигаться вперед. Когда до шимпанзе оставалось пару шагов, та встряхнула своей башкой, но подняться не успела. Весь отряд дал дружный залп, и никто из них не промахнулся. Так что у твари выжить не было никаких шансов. Такого количества свинца в башке, даже сверх живучему монстру переварить не под силу.
Убедившись, что поблизости больше шустрых шимпанзе не наблюдается, мы со спокойной душой направились к комнате отдыха. Но прежде я решил проверить, что же там так смачно жевали ходуны. Попросил Роберта прикрыть меня. Тот без вопросов согласился. Тогда Валерию не оставалось выбора, как последовать за нами.
Медленно заходим за поворот, смотрим, лежат чьи-то обглоданные останки, море крови, внутренности валяются, но на все это безобразие я ноль внимания, уже за свою жизнь и не такого успел насмотреться, мне другое увиденное очень пришлось по душе. На полу валялись совершено бесхозные «Ремингтон», такой же, как у Роберта и DSA-580SW – укороченный вариант FN FAL, оснащенный планками Пикатинни, где были установлены коллиматорный прицел и тактический фонарик, а рядом с ними пару подсумков с патронами к обоим оружиям! Вот спасибо покойничкам, удружили, теперь жить можно! А то как-то грустно воевать с одним пистолетом. Мы без раздумий, похватали подвернувшееся сокровище и бегом в комнату отдыха.
Я только начал рассматривать DSA-580SW, как рядом с нами нарисовался Игорь с остатками своего отряда. Среди них мы увидели Лося, Григория и еще троих бойцов, которых не помнили по прозвищам. М-да, я знал, что наши дела плохи, но не до такой степени.
Командир был зол, как демон; сжатые в узкую полоску губы, игра желваков, прищуренные глаза, готовые метать лазерные лучи, даже казалось, что вокруг него сгустился сам воздух под напором праведного гнева.
Игорь, ни слова не говоря, подошел к Роберту и врезал кулаком ему в челюсть. Вернее сказать, хотел врезать. Мой брат, уклонившись от удара, вдавил Игорю в подбородок ствол пистолета, который, как по волшебству оказался в его руке и, шипя сквозь зубы, произнес:
- Еще раз попытаешься так сделать, и я тебя пристрелю!
Я на всякий случай поддержал брата, направив трофейный DSA-580SW в голову командира.
Кругом раздалось клацанье оружия. Пришлые парни вскинули стволы в нашу сторону, готовые в любой момент открыть огонь на поражение. А мой безбашенный братишка, не опуская пистолета, продолжил сверлить взглядом Игоря.
- Ты, сука! – выдавил из себя командир. – Знал, что нас здесь ждет и не предупредил! Из-за тебя погибло много славных парней!
- Я предупреждал, но ты меня не слушал, - спокойно ответил Роберт. – Ты же посчитал нас за идиотов, насмотревшихся ужастиков, вот и поплатился за это. Так что нечего винить других, если сам записался в идиоты.
- Кто вы такие, черт вас подери? – выругался Игорь. – Почему вам известно, то, что другие не знают?
- А вот на этот вопрос я отвечу как-нибудь в другой раз, если мы выберемся живыми из передряги, - ответил ему мой брат.
- Эй, парни, разве у вас нет другой цели, как только перестрелять друг друга? – своим вопросом Луиза решила немного разрядить накалившуюся обстановку.
И это у нее получилось.
- Кто такая? – отступив на шаг, спросил Игорь.
- Луиза - источник ценой информации, - ответил Валерий. – Ты же сам говорил, в случае появления живого сотрудника базы, обязательно взять его для принудительного собеседования.
- Ясно, - как-то устало, произнес Игорь, после чего добавил стальным тоном, обращаясь к моему брату:
- А с тобой разговор еще не закончен.
- Само собой, - пожав плечами, вставил свое слово Роберт и привычным движение засунул пистолет за пояс штанов.
Парни, выяснив, что никто всерьез не посягает на жизнь командира, синхронно опустили свои стволы. Они разбрелись по комнате отдыха, занимаясь, кто чем; одни из них перезаряжали оружие, другие, умывшись под краном, жадно глотали воду, словно целую вечность страдали от жажды, а третьи, решив перекусить, достали свои сухпайки. Только двое из парней постоянно находились возле жалюзи. Они неустанно следили за коридором и, при малейшем признаке опасности, сразу подняли бы тревогу.
Тем временем Игорь внимательно выслушал Луизу, которой еще раз пришлось повторить свой рассказ. Затем, переварив полученную информацию, командир обратился к нам:
- Так, два брата-акробата, я хочу от вас услышать всю правду. Только не надо мне впаривать про разные компьютерные игры или фильмы-ужастики. Во-первых; что за твари шастают здесь, второе; откуда они здесь взялись, и третье; почему вам известно то, о чем мы не имеем понятия?
Мы переглянулись между собой. Да, пора кое-что открыть воякам, чтобы поддержать возникший между нами временный союз. А там кто знает, если удастся вбить в их головы, встать на нашу сторону, тогда, возможно, мы выполним то, зачем здесь появились. Так что, я утвердительно махнул головой, тем самым позволяя Роберту рассказать кое-что, но самое главное, пусть так и останется для других неведомым.
 
СообщениеГлава седьмая.
Луиза.

- Не стреляй! – выкрикнул я, выталкивая Луизу с линии огня.
- Назови мне хоть одну причину, чтобы я этого не делал, - сквозь зубы процедил Валерий, все еще стараясь прицелиться в девушку.
- Черт тебя возьми! Валерий, разве тебе не хочется узнать, что здесь произошло? – спросил его. – А она единственный человек, кто может это сделать!
Валерий какое-то время стоял, сверля взглядом Луизу, потом резко опустил ствол автомата.
- Ладно, давай поговорим, - проворчал он. – Но помни, сучка, при первом твоем неверном шаге, сразу отправишься в вечную нирвану.
- Договорились, - Луиза на удивление быстро пришла в себя. Да уж, самообладанию ей не занимать. Вот только что была на грани смерти, а поглянь, сделала личико кирпичом, как ни в чем не бывало. А может она стала спокойней, оказавшись среди нас, ведь сообща сподручней бить жутких тварей.
Мы вышли из туалетной комнаты.
- Ну, здравствуй Мата Хари, - встретил нас Роберт, сидя на диване и попивая воду из кружки.
- Почему Мата Хари? – спрашиваю у него.
- Соблазнительница, отравительница ну и к тому же шпионка. Как говорится – три в одном флаконе, - перечислил Роберт.
- Я тоже рада вас видеть, мальчики, - мило улыбнувшись, произнесла Луиза.
- Ладно, хватит болтать, - прервал нас Валерий, после чего обратился к Луизе:
- Давай, рассказывай.
Девушка села рядом с Робертом, положила ногу на ногу и начала говорить:
- После храма Сета мною было решено доставить артефакт на базу «Скай шелтер», которая находилась относительно близко от нас. Тонни был против. Ему не терпелось быстрее добраться до главного офиса «Скрин», чтобы доложить об успехе в проделанной операции и получить приличные премиальные за найденный предмет, но я настояла на своем, мотивируя тем, что предмет нужно сначала досконально изучить, а уж потом докладывать об успехе. Вполне возможно мы обнаружили обычную пустышку, не имеющую большой ценности для нас, в таком случае не стоит беспокоить руководство по разным пустякам. Вот дьявол, лучше бы мы вытащили пустышку! Но Тонни был непреклонен в своем решении. Тогда, решили позвонить в главный офис «Скрин», в отдел «Планирования и Логистики», там находится наш непосредственный начальник. Разговаривал с шефом Тонни. Получив дальнейшие указания, он принял мое предложение доставить артефакт на базу «Скай шелтер».
Луиза замолчала, поднялась с дивана и подошла к крану с водой. Там она наполнила стакан, залпом его опустошила. По ней было видно, что во время рассказа она заново переживает все события происшедшие на базе «Скай шелтер».
- Что было дальше? – Валерий нарушил затянувшееся молчание.
- «Скай шелтер» занимался проблемой продления жизни, разрабатывал новые препараты, ставил опыты над животными, в основном на шимпанзе, - поставив возле мойки пустой стакан, продолжила говорить Луиза. – Сами понимаете, многие влиятельные люди на земле понимают, что все богатства накопленные «непосильным трудом», с собой туда, на небеса, или, жгучее пекло ада, не заберешь.
- Скорее всего - второе, - прервал ее Роберт. – Как говорится в библии - «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное».
- Евангелие от Матфея, глава 19, стих 24, - продолжила за него Луиза, усаживаясь рядом на диван. – Значит, нужно найти лазейку, чтобы отодвинуть в далекие перспективы саму смерть. Кое-чего удалось добиться, но что такое лишние три-четыре года, прибавленные к твоему жизненному пути, когда хочется большего, а именно – бессмертия, подобного богам. Но такого результата достигнуть пока никому не удавалось, даже самым известным светилам в этой области. Здесь был комплексный подход к этой проблеме; пробовали различные препараты, а так же разгадывали назначение многочисленных артефактов, коими полон Египет, да и в Судане их немало. Со стороны может показаться такие действия полным абсурдом. Но ученые не жаловались, во-первых, в их коллекцию попало немало ценных древних предметов, которые на рынке стоят приличных денег, во-вторых, неограниченное финансирование.
- Прямо наше «Сколково» получается, - усмехнулся Роберт. – Место для отмывания денег.
- Не скажи, - возразила Луиза. – Конечно, в главном проекте ученые мужи больших результатов не добились, зато у них появились наработки по другим препаратам, которые в ближайшем будущем могут принести прибыль. Так что не все так плохо, как кажется на первый взгляд.
- Я пока что не получил полезной информации, - грубо прервал нас Валерий. – Может я зря тебя не пристрелил? Так это недолго исправить.
Для наглядности он повел стволом автомата в ее сторону.
- Ваш друг какой-то нервный, - Луиза спокойно обратилась к нам, словно знала, что ей ничего не грозит.
- А ты не зли его, говори по существу, - предложил Роберт. – А то скоро появятся еще толпа грозных вояк, тогда все может осложниться.
- Кевин Смит, со своей свитой, как стая голодных гиен набросились на принесенный нами артефакт, - продолжила свой рассказ Луиза. – Что они с ним делали – не знаю, это не мой профиль, но возились ученые с «Обителью Амона», словно дети с новой игрушкой, пытаясь отгадать последовательность символов начертанных на нем, таким образом, они хотели узнать его предназначение. Сначала у них ничего не выходило. А ночью сработал сигнал тревоги на четвертом нижнем уровне. Вот, дьявол! Я не знаю, что этим яйцеголовым удалось сделать, но суета поднялась, как при нападении террористов на наш объект. Служба безопасности, схватив оружие, направилась на четвертый уровень, оттуда послышалась стрельба. Я с Тонни помчалась в кабинет к Джону Паркеру. Тот с округленными от ужаса глазами смотрел на монитор внутреннего слежения, который как раз показывал, что творится на четвертом нижнем уровне.
- Джон Паркер - мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку? – уточнил Валерий.
- Да, - ответила Луиза.
- Мы его нашли мертвым, - сообщил Валерий.
- Вот дьявол! – выругалась Луиза, после чего продолжила рассказ:
- На четвертом нижнем уровне творился ад! Только представьте; две бестии чем-то схожие на собак с горящими пурпурным огнем глазами, вытянутой хищной мордой, полной острых зубов. Они имели горбатые спины, небольшие ушами, слегка прижатые к шее и худой живот, переходящий в широкую грудь. Эти бестии, размером с взрослую пантеру и соответствующего окраса, как два фантома, неуловимые, с темной дымкой охватывающие мощные тела, принесли с собою смерть. Парни из службы безопасности стреляли в них, не переставая, попадали, но хищные монстры, не обращая внимания на раны, одного за другим выводили из строя опытных бойцов. Но не это больше всего меня поразило. Кевин Смит! Он стоял посреди творящего хаоса с артефактом в руках, который налился фиолетовым светом, и совершено не обращал внимания на кровавую бойню, развернувшуюся вокруг него. И бестии его не трогали! Словно Кевин был одним из них. Потом из фиолетового свечения артефакта вырос длинный тонкий отросток. Он поднялся вертикально верх и вонзился в голову Кевина. Тот покачнулся, как от удара, а затем демонически захохотал, словно с инородной субстанцией в него вселился дьявол! Я не слышала звуков, к аппарату внутреннего слежения не были подключены микрофоны, только видеокамеры, но искаженное злобой лицо Кевина Смита, с черными смолянистыми глазами, лишенными зрачков, пугало меня до коликов в животе. Сигареты есть?
Луиза обратилась к нам.
Валерий из кармана разгрузки достал твердую пачку «Camel», вытащил оттуда сигарету и протянул ее девушке. Роберт дал ей бензиновую зажигалку.
Луиза прикурила сигарету, жадно затянулась и сразу закашлялась.
- Черт, год, как бросила курить и вот, сорвалась, - она кинула недокуренную сигарету на пол, раздавила ее носком берца, и только потом продолжила свой рассказ:
- Джон Паркер доложил нам, что все входы и выходы на станции перекрыты, для предотвращения выхода дьявольских созданий на поверхность. Он же предложил весь этот кошмар прекратить радикальным способом. Оказывается, на «Скай шелтер» существует оборудование, контролирующее воздушный поток в комплексе с печью и охладительной установкой.
- Охладительная установка? – удивился Валерий.
- Здесь установлена закрытая система циркуляции воздуха, для работы с очень опасными объектами, - объяснила Луиза. – В тот момент она включается, и отработанный воздух нагревается до тысячи градусов Цельсия, а потом прогоняется через охладительную установку и вновь подается в помещения. Но эта система может выполнять еще одну функцию. Во время тревоги нулевой степени…
- Разве такая степень существует? – перебил ее Валерий.
- Да, существует, - ответила Луиза. – Она срабатывает, если на территорию «Скай шелтер» проникли террористы, или произошел несчастный случай, после которого всем грозит тотальное заражение смертельно опасным вирусом. Тогда всю станцию наполняет тысячеградусный воздух, чтобы произвести полную стерилизацию. И не только. Взорвать все к чертям!
Я с братом переглянулся, услышав такую новость, потому что нам обоим пришла в голову одна и та же мысль. А что, это наш шанс разнести на кусочки весь гадюшник вместе с чертовым артефактом!
- Я поддержала его, потому что видела собственными глазами, с чем нам пришлось столкнуться, - продолжала говорить Луиза. – Мы, возомнившие себя богами, и готовые изменить под себя мир, оказались всего лишь обычными обезьянами, сидящими перед пультом с кнопками, где некоторые из них предназначены для пуска ядерных боеголовок. Сидим перед ними и слепо нажимаем на все подряд, словно играем в игру с непонятными для нас правилами. Вот и доигрались, выпустив в свой мир то, к чему мы оказались не готовы.
Тонни, в отличие от нас, колебался. Он рассчитывал в родной компании сделать карьеру, если выгорит дело с артефактом, а тут ему предлагают его уничтожить. И все же инстинкт самосохранения пересилил желание карьерного роста. Так что, можно сказать, решение уничтожить «Скай шелтер» было принято единогласно. Но с выполнением задуманного, вышла небольшая заминка.
«Ну да, как же обойтись без НО! – подумал я. - Эта приставка обязательно появиться, чтобы осложнить всем жизнь».
- Включение устройство автоматической защиты находится на четвертом нижнем уровне. Как раз там, где творился настоящий ад, - говорила Луиза. – А в скором времени он грозился переместиться на третий уровень, потому что бойцы службы безопасности, побросав погибших товарищей, организовано отступали. Нужен был доброволец. Тот, кто сумеет незаметно пробраться к кнопке, и нажать на нее. Добровольцев не было. Тогда, по старинке, потянули спички. Короткая досталась Тонни, значит, он будет тем самым добровольцем, спасшим весь мир. Но перед последующими нашими действами, Джон Паркер собрал всех оставшихся в живых сотрудников станции, потом провел их в арсенал и там раздал оружие для самообороны. Вот черт, если бы я знала, что все так обернется, то обвесилась стволами с ног до головы! А так, взяла одну привычную «Беретту» с запасными обоймами и все.
Вот оперный театр! И почему мы раньше туда не попали! Я бы там обвесился стволами, как новогодняя елка и еще мешок с запасным боеприпасом собой прихватил!
- Яйцеголовым оружие? – удивлено воскликнул Валерий. – Да они же друг друга перестреляют, если догадаются, куда нажимать!
- Эти яйцеголовые, практически каждый день, после работы, для расслабления нервов, любили пострелять по летящим тарелочкам или просто по мишеням, - искоса глянув на нашего товарища, сообщила Луиза. – Так что, с какой стороны дробовик держать, они имели представление. И еще, персонал «Скай шелтер» оказался не робкого десятка. Получив оружие, они решили вместе с Тонни идти до третьего уровня, чтобы оттуда его прикрывать. Я от них не отставала. Только Джон Паркер остался у себя в кабинете, решив через коммуникатор, координировать нашими действиями.
До третьего уровня все шло гладко, туда уже успели подтянуться оставшиеся в живых бойцы службы безопасности. А потом появились бестии. Вблизи они оказались еще ужасней.
- Почему вы не вызвали помощь? – спросил Валерий. – Ведь наверняка где-то здесь рядом находится еще одна из ваших баз?
- Самая ближайшая база находится в Порт-Судане, - ответила Луиза, - оттуда нам доставляют грузы на вертолете. Но там нет специалистов, решающих такие вопросы, они присылаются из главного офиса компании. Но туда обращаться… черт, эти парни при появлении делают тотальную зачистку, в буквальном смысле стирая объект с лица земли. А я еще молода для того, чтобы раньше времени отправляться на встречу с богом. Поэтому мы не стали просить посторонней помощи, рассчитывая справиться с ситуацией только своими силами. Но не рассчитали свои силы.
Это не было похоже на бой, скорее всего на мерзкую кровавую бойню. Нас как безропотных овец резали одного за другим. И ничего нельзя было сделать. Стремительные бестии, как картонную преграду, смяли нашу оборону и начали убивать, убивать и убивать.
У меня кончились патроны, дорога к отступлению перекрыта, так что нечего было надеяться пополнить боезапас. И я ничего другого не придумала, как спрятаться в комнате отдыха. Вскоре все затихло; испуганные выкрики людей, беспорядочные выстрелы, леденящий душу рев бестий. Только иногда по коридору раздавался мерзкий цокот их когтей. Они ходили, выискивая себе очередную жертву, а не найдя, куда-то удалились и больше не появлялись. Я думала, что самое страшное осталось позади. Оказывается – нет.
По истечению суток после кровавых событий, в коридоре послышались чьи-то неуверенные шаги. И этого оказалось достаточно, чтобы меня приободрить. Кто-то остался в живых! Такая мысль крутилась в голове, когда я осторожно выглянула через жалюзи. Но то, что увидела, заставило меня содрогнуться от ужаса. По коридору, еле волоча ноги, брели Саймон и Джуди! Черт, черт и еще раз черт! Я же собственными глазами видела, как лохматые бестии вгрызались в их плоть! После таких ран просто невозможно остаться в живых! И, тем не менее, вот они - Саймон и Джуди, все перемазанные в крови, с уже засохшими страшными ранами, бредут по коридору, покачиваясь из стороны в сторону, как будто недавно опрокинули в себя по полной бутылке скотча! Я могу поклясться на библии - они были мертвы! Но тогда, как они могли ходить, словно живые?
Я не стала выскакивать к ним навстречу, подчиняясь внутреннему голосу, который, надрываясь, кричал – опасность! Взяла из холодильника бутылку бренди, забилась в уголке в туалетной комнате и напилась до чертиков, чтобы заглушить свой страх, от которого меня трясло, как осиновый лист.
А потом появились вы.
Луиза замолчала.
- А Кевин Смит, ты его еще раз видела? – спросил Роберт.
- Нет, - не задумываясь, ответила Луиза. – Он, как и лохматые бестии куда-то исчез. Тони тоже где-то потерялся, скорее всего, он мертв.
- Что будем делать? – обратился к Валерию.
- Ждать остальных, а уж потом будем решать, что нам дальше делать, - получил от него ответ.
- Луиза, здесь над людьми опыты ставили? – задал я вопрос.
- Нет, - ответила девушка. – А что?
- В одном лабораторном помещении, я видел на хирургическом столе труп, у которого из вены выкачивали кровь, - пояснил я. – Кто это мог сделать?
- Ты точно все это видел? – Луиза выглядела встревоженной.
- Точно, - подтвердил я.
Луиза в задумчивости начала указательным пальцем правой руки крутить локон волос, свисающий возле виска. Мы ей не мешали размышлять.
- Парни, я честно не знаю, что это может быть, - наконец заговорила девушка.
- А если гипотетически? – поинтересовался Роберт.
- Гипотетически это мог сделать любой служащий станции, - ответила Луиза. – Но зачем?
- Вот и я думаю – зачем, - в задумчивости произнес Роберт. – Может, для исследования крови. Кирилл, ты ничего странного не заметил в трупе?
- Нет, - ответил я, потом кое-что, вспомнив, встрепенулся:
- Постой, у него была прострелена голова!
- Так-так, все становится странней и странней, - рассуждал вслух Роберт. – Дырка от пули в голове, донорство крови. Черт, все это можно проделать только с одной целью – узнать состав крови ходячей твари! Но для чего? Это же какая-то бессмыслица получается!
- Ошибаешься, - возразила Луиза. – Ты сам подумай, у ходячих тварей, как я поняла, сильно развита функция регенерации. Если провести опыты, и понять, как это происходит, то можно достигнуть фантастических результатов в области модификации человеческого организма. Ты сам подумай, любые раны или повреждения внутренних органов заживают не моментально конечно, но все, же заживают без хирургического вмешательства! На этом можно заработать сумасшедшие деньги!
Ну вот, так всегда. Стоит запахнуть большими деньгами, как самые благоразумные люди сразу теряют голову. Ведь она недавно хулила всех за необдуманный эксперимент над артефактом и нате вам, пожалуйста, уже примеряет шубу с еще не убитого медведя. Дикий капитализм, мать твою!
- Не тешься надеждами, красотка, - перебил ее Роберт. – Все твои доводы сводятся к нулю всего лишь от одного маленького нюанса.
- Какого? – встрепенулась Луиза.
- Вместе с полученным улучшением организма, человек в довесок получает очень неприятный побочный эффект, - начал объяснять Роберт. – Он превращается в кровожадного безумного монстра.
- Но его можно убрать… наверно, - уже не так уверено возразила Луиза.
- Это еще не все, - продолжал говорить мой брат. – После определенного срока, у монстров начинается трансформация, после которой они превращаются в настоящую смертоносную машину; безумно мощную, невероятно быструю и совершено лишенную мозгов. У нее остается только один инстинкт – инстинкт хищника, совершено не боящегося смерти. И ты что, ради каких-то непонятных призрачных перспектив, собираешься всех людей превратить в таких монстров?
- Я об этом не знала, - чуть ли, не шепотом произнесла Луиза.
- Так кто мог взять образец крови у ходячей твари? – спросил ее Роберт.
- Я честно не знаю, - ответила Луиза.
Скупые одиночные выстрелы с каждым мгновением становились все ближе и ближе, значит, Игорь с оставшимися в живых бойцами вскоре подтянется к нам. Вот только возникает вопрос – какое командир примет решение? Устроит оно меня и Роберта? Или все же придется самим проявлять инициативу и без прикрытия пробиваться к пульту устройства автоматической защиты, чтобы взорвать все к чертовой матери?
- Дейл, обозначься, мы подходим! – раздался в гарнитуре голос Игоря.
Мы осторожно выглянули через жалюзи в коридор. Там из-за поворота появилась еще одна шимпанзе. Она остановилась на мгновение, поводила носом из стороны в сторону, словно вынюхивая нас, но, не учуяв, медленно побрела дальше, опираясь на все четыре конечности, как раз в ту сторону, откуда должен появиться Игорь с парнями.
- Вот дьявол! – прошипел Роберт. – Сколько их здесь?
- В санитарном отделе находилось с дюжину клеток и все они не пустовали, - ответила Луиза.
- Мать твою за шкирку! – выругался Валерий по-русски.
Его отчаяние можно понять, потому что у всех нас еще не стерлось впечатление о предыдущей встрече с такой шустрой особью. Если учесть, что только на одну шимпанзе ушло приличное количество патронов, прежде чем та сдохла, то, что будет, когда нападет целая дюжина этих монстров!
Луиза, искоса глянув на Валерия, невесело усмехнулась.
Вот черт, оказывается, она неплохо знает наш язык! И какие еще сюрпризы для нас у нее приготовлены?
Тем временем Валерий осторожно приоткрыл дверь, выглянул наружу, не обнаружив опасности, смело вышел в коридор.
- Какого хрена он делает? – вырвалось у меня.
Ответ на мой удивленный выкрик послышался в наушнике.
- Командир, в вашу сторону движется макака! – докладывал Валерий. – Будьте осторожней, слишком она шустра.
- Принято, будем осторожней! – отозвался голос Игоря.
Пришлось последовать за Валерием. Не бросать же его одного. Ведь в данный момент мы находимся в одной лодке и чтобы выжить, нужно прикрывать друг другу спину. По-другому нельзя.
Ага, вот она, шимпанзе, в тридцати шагах от нас. Бредет себе, по коридору, не оглядываясь. Остановилась. Ворчит что-то по-своему под нос, даже нам отсюда слышно.
Я смотрю туда одним глазом, так на всякий случай, если понадобится, помогу, но в основном мое внимание обращено в другую сторону, вдруг оттуда появится ходун. Тьфу ты, накаркал, вон, из-за поворота появился, за ним еще один. Оба что-то жуют, видать отобедали свежатины только что, ну да, вон рожи в крови. Интересно, кого они там схарчить успели? Не важно, будет время, посмотрим. А сейчас нужно их навсегда упокоить. Направил пистолет, сделал пару выстрелов, не торопясь, как в тире. Есть, минус два ходуна. А как там дела обстоят с нашим шимпанзе?
Та повернулась, зачавкала губами, словно предвкушая сытную трапезу, а потом помчалась в нашу сторону, виляя от стенки к стенке.
Тридцать шагов, кажется, большое расстояние, но почему-то оно сокращалось неестественно быстро. И это заставляло нервничать. Блин, у нее, что там, в заднице, реактивный двигатель поставлен!
Первым открыл огонь из FN SCAR Валерий, скупо, по одному патрону, зато прицельно. Ни один выстрел не ушел в молоко, но в голову твари он попасть пока не смог.
Шимпанзе от пуль, с неприятным чмоканьем впивающихся в ее плоть, немного сбилась с хода, а в следующий момент сделала длинный прыжок, решив, таким образом, за один раз добраться до нас.
Вот тут-то Роберт ее и подловил. Он успел сделать пару быстрых выстрелов из «Ремингтона». От них шимпанзе, кувыркнувшись в воздухе, грохнулась на пол и там замерла.
Как раз в это время из-за поворота коридора показался Игорь с остатками своего отряда, как ежик, ощетинившись стволами. Надо отдать должное опытности командира. Он, стремглав, не помчался к нам, наоборот, сначала, остановился, взглядом оценив ситуацию. Только после этого, постоянно следя за лежащей на полу тварью, начал медленно продвигаться вперед. Когда до шимпанзе оставалось пару шагов, та встряхнула своей башкой, но подняться не успела. Весь отряд дал дружный залп, и никто из них не промахнулся. Так что у твари выжить не было никаких шансов. Такого количества свинца в башке, даже сверх живучему монстру переварить не под силу.
Убедившись, что поблизости больше шустрых шимпанзе не наблюдается, мы со спокойной душой направились к комнате отдыха. Но прежде я решил проверить, что же там так смачно жевали ходуны. Попросил Роберта прикрыть меня. Тот без вопросов согласился. Тогда Валерию не оставалось выбора, как последовать за нами.
Медленно заходим за поворот, смотрим, лежат чьи-то обглоданные останки, море крови, внутренности валяются, но на все это безобразие я ноль внимания, уже за свою жизнь и не такого успел насмотреться, мне другое увиденное очень пришлось по душе. На полу валялись совершено бесхозные «Ремингтон», такой же, как у Роберта и DSA-580SW – укороченный вариант FN FAL, оснащенный планками Пикатинни, где были установлены коллиматорный прицел и тактический фонарик, а рядом с ними пару подсумков с патронами к обоим оружиям! Вот спасибо покойничкам, удружили, теперь жить можно! А то как-то грустно воевать с одним пистолетом. Мы без раздумий, похватали подвернувшееся сокровище и бегом в комнату отдыха.
Я только начал рассматривать DSA-580SW, как рядом с нами нарисовался Игорь с остатками своего отряда. Среди них мы увидели Лося, Григория и еще троих бойцов, которых не помнили по прозвищам. М-да, я знал, что наши дела плохи, но не до такой степени.
Командир был зол, как демон; сжатые в узкую полоску губы, игра желваков, прищуренные глаза, готовые метать лазерные лучи, даже казалось, что вокруг него сгустился сам воздух под напором праведного гнева.
Игорь, ни слова не говоря, подошел к Роберту и врезал кулаком ему в челюсть. Вернее сказать, хотел врезать. Мой брат, уклонившись от удара, вдавил Игорю в подбородок ствол пистолета, который, как по волшебству оказался в его руке и, шипя сквозь зубы, произнес:
- Еще раз попытаешься так сделать, и я тебя пристрелю!
Я на всякий случай поддержал брата, направив трофейный DSA-580SW в голову командира.
Кругом раздалось клацанье оружия. Пришлые парни вскинули стволы в нашу сторону, готовые в любой момент открыть огонь на поражение. А мой безбашенный братишка, не опуская пистолета, продолжил сверлить взглядом Игоря.
- Ты, сука! – выдавил из себя командир. – Знал, что нас здесь ждет и не предупредил! Из-за тебя погибло много славных парней!
- Я предупреждал, но ты меня не слушал, - спокойно ответил Роберт. – Ты же посчитал нас за идиотов, насмотревшихся ужастиков, вот и поплатился за это. Так что нечего винить других, если сам записался в идиоты.
- Кто вы такие, черт вас подери? – выругался Игорь. – Почему вам известно, то, что другие не знают?
- А вот на этот вопрос я отвечу как-нибудь в другой раз, если мы выберемся живыми из передряги, - ответил ему мой брат.
- Эй, парни, разве у вас нет другой цели, как только перестрелять друг друга? – своим вопросом Луиза решила немного разрядить накалившуюся обстановку.
И это у нее получилось.
- Кто такая? – отступив на шаг, спросил Игорь.
- Луиза - источник ценой информации, - ответил Валерий. – Ты же сам говорил, в случае появления живого сотрудника базы, обязательно взять его для принудительного собеседования.
- Ясно, - как-то устало, произнес Игорь, после чего добавил стальным тоном, обращаясь к моему брату:
- А с тобой разговор еще не закончен.
- Само собой, - пожав плечами, вставил свое слово Роберт и привычным движение засунул пистолет за пояс штанов.
Парни, выяснив, что никто всерьез не посягает на жизнь командира, синхронно опустили свои стволы. Они разбрелись по комнате отдыха, занимаясь, кто чем; одни из них перезаряжали оружие, другие, умывшись под краном, жадно глотали воду, словно целую вечность страдали от жажды, а третьи, решив перекусить, достали свои сухпайки. Только двое из парней постоянно находились возле жалюзи. Они неустанно следили за коридором и, при малейшем признаке опасности, сразу подняли бы тревогу.
Тем временем Игорь внимательно выслушал Луизу, которой еще раз пришлось повторить свой рассказ. Затем, переварив полученную информацию, командир обратился к нам:
- Так, два брата-акробата, я хочу от вас услышать всю правду. Только не надо мне впаривать про разные компьютерные игры или фильмы-ужастики. Во-первых; что за твари шастают здесь, второе; откуда они здесь взялись, и третье; почему вам известно то, о чем мы не имеем понятия?
Мы переглянулись между собой. Да, пора кое-что открыть воякам, чтобы поддержать возникший между нами временный союз. А там кто знает, если удастся вбить в их головы, встать на нашу сторону, тогда, возможно, мы выполним то, зачем здесь появились. Так что, я утвердительно махнул головой, тем самым позволяя Роберту рассказать кое-что, но самое главное, пусть так и останется для других неведомым.

Автор - sermolotkov
Дата добавления - 28.07.2013 в 10:32
СообщениеГлава седьмая.
Луиза.

- Не стреляй! – выкрикнул я, выталкивая Луизу с линии огня.
- Назови мне хоть одну причину, чтобы я этого не делал, - сквозь зубы процедил Валерий, все еще стараясь прицелиться в девушку.
- Черт тебя возьми! Валерий, разве тебе не хочется узнать, что здесь произошло? – спросил его. – А она единственный человек, кто может это сделать!
Валерий какое-то время стоял, сверля взглядом Луизу, потом резко опустил ствол автомата.
- Ладно, давай поговорим, - проворчал он. – Но помни, сучка, при первом твоем неверном шаге, сразу отправишься в вечную нирвану.
- Договорились, - Луиза на удивление быстро пришла в себя. Да уж, самообладанию ей не занимать. Вот только что была на грани смерти, а поглянь, сделала личико кирпичом, как ни в чем не бывало. А может она стала спокойней, оказавшись среди нас, ведь сообща сподручней бить жутких тварей.
Мы вышли из туалетной комнаты.
- Ну, здравствуй Мата Хари, - встретил нас Роберт, сидя на диване и попивая воду из кружки.
- Почему Мата Хари? – спрашиваю у него.
- Соблазнительница, отравительница ну и к тому же шпионка. Как говорится – три в одном флаконе, - перечислил Роберт.
- Я тоже рада вас видеть, мальчики, - мило улыбнувшись, произнесла Луиза.
- Ладно, хватит болтать, - прервал нас Валерий, после чего обратился к Луизе:
- Давай, рассказывай.
Девушка села рядом с Робертом, положила ногу на ногу и начала говорить:
- После храма Сета мною было решено доставить артефакт на базу «Скай шелтер», которая находилась относительно близко от нас. Тонни был против. Ему не терпелось быстрее добраться до главного офиса «Скрин», чтобы доложить об успехе в проделанной операции и получить приличные премиальные за найденный предмет, но я настояла на своем, мотивируя тем, что предмет нужно сначала досконально изучить, а уж потом докладывать об успехе. Вполне возможно мы обнаружили обычную пустышку, не имеющую большой ценности для нас, в таком случае не стоит беспокоить руководство по разным пустякам. Вот дьявол, лучше бы мы вытащили пустышку! Но Тонни был непреклонен в своем решении. Тогда, решили позвонить в главный офис «Скрин», в отдел «Планирования и Логистики», там находится наш непосредственный начальник. Разговаривал с шефом Тонни. Получив дальнейшие указания, он принял мое предложение доставить артефакт на базу «Скай шелтер».
Луиза замолчала, поднялась с дивана и подошла к крану с водой. Там она наполнила стакан, залпом его опустошила. По ней было видно, что во время рассказа она заново переживает все события происшедшие на базе «Скай шелтер».
- Что было дальше? – Валерий нарушил затянувшееся молчание.
- «Скай шелтер» занимался проблемой продления жизни, разрабатывал новые препараты, ставил опыты над животными, в основном на шимпанзе, - поставив возле мойки пустой стакан, продолжила говорить Луиза. – Сами понимаете, многие влиятельные люди на земле понимают, что все богатства накопленные «непосильным трудом», с собой туда, на небеса, или, жгучее пекло ада, не заберешь.
- Скорее всего - второе, - прервал ее Роберт. – Как говорится в библии - «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное».
- Евангелие от Матфея, глава 19, стих 24, - продолжила за него Луиза, усаживаясь рядом на диван. – Значит, нужно найти лазейку, чтобы отодвинуть в далекие перспективы саму смерть. Кое-чего удалось добиться, но что такое лишние три-четыре года, прибавленные к твоему жизненному пути, когда хочется большего, а именно – бессмертия, подобного богам. Но такого результата достигнуть пока никому не удавалось, даже самым известным светилам в этой области. Здесь был комплексный подход к этой проблеме; пробовали различные препараты, а так же разгадывали назначение многочисленных артефактов, коими полон Египет, да и в Судане их немало. Со стороны может показаться такие действия полным абсурдом. Но ученые не жаловались, во-первых, в их коллекцию попало немало ценных древних предметов, которые на рынке стоят приличных денег, во-вторых, неограниченное финансирование.
- Прямо наше «Сколково» получается, - усмехнулся Роберт. – Место для отмывания денег.
- Не скажи, - возразила Луиза. – Конечно, в главном проекте ученые мужи больших результатов не добились, зато у них появились наработки по другим препаратам, которые в ближайшем будущем могут принести прибыль. Так что не все так плохо, как кажется на первый взгляд.
- Я пока что не получил полезной информации, - грубо прервал нас Валерий. – Может я зря тебя не пристрелил? Так это недолго исправить.
Для наглядности он повел стволом автомата в ее сторону.
- Ваш друг какой-то нервный, - Луиза спокойно обратилась к нам, словно знала, что ей ничего не грозит.
- А ты не зли его, говори по существу, - предложил Роберт. – А то скоро появятся еще толпа грозных вояк, тогда все может осложниться.
- Кевин Смит, со своей свитой, как стая голодных гиен набросились на принесенный нами артефакт, - продолжила свой рассказ Луиза. – Что они с ним делали – не знаю, это не мой профиль, но возились ученые с «Обителью Амона», словно дети с новой игрушкой, пытаясь отгадать последовательность символов начертанных на нем, таким образом, они хотели узнать его предназначение. Сначала у них ничего не выходило. А ночью сработал сигнал тревоги на четвертом нижнем уровне. Вот, дьявол! Я не знаю, что этим яйцеголовым удалось сделать, но суета поднялась, как при нападении террористов на наш объект. Служба безопасности, схватив оружие, направилась на четвертый уровень, оттуда послышалась стрельба. Я с Тонни помчалась в кабинет к Джону Паркеру. Тот с округленными от ужаса глазами смотрел на монитор внутреннего слежения, который как раз показывал, что творится на четвертом нижнем уровне.
- Джон Паркер - мужчина средних лет с небольшой проседью на висках, одетый в серый костюм и белоснежную рубашку? – уточнил Валерий.
- Да, - ответила Луиза.
- Мы его нашли мертвым, - сообщил Валерий.
- Вот дьявол! – выругалась Луиза, после чего продолжила рассказ:
- На четвертом нижнем уровне творился ад! Только представьте; две бестии чем-то схожие на собак с горящими пурпурным огнем глазами, вытянутой хищной мордой, полной острых зубов. Они имели горбатые спины, небольшие ушами, слегка прижатые к шее и худой живот, переходящий в широкую грудь. Эти бестии, размером с взрослую пантеру и соответствующего окраса, как два фантома, неуловимые, с темной дымкой охватывающие мощные тела, принесли с собою смерть. Парни из службы безопасности стреляли в них, не переставая, попадали, но хищные монстры, не обращая внимания на раны, одного за другим выводили из строя опытных бойцов. Но не это больше всего меня поразило. Кевин Смит! Он стоял посреди творящего хаоса с артефактом в руках, который налился фиолетовым светом, и совершено не обращал внимания на кровавую бойню, развернувшуюся вокруг него. И бестии его не трогали! Словно Кевин был одним из них. Потом из фиолетового свечения артефакта вырос длинный тонкий отросток. Он поднялся вертикально верх и вонзился в голову Кевина. Тот покачнулся, как от удара, а затем демонически захохотал, словно с инородной субстанцией в него вселился дьявол! Я не слышала звуков, к аппарату внутреннего слежения не были подключены микрофоны, только видеокамеры, но искаженное злобой лицо Кевина Смита, с черными смолянистыми глазами, лишенными зрачков, пугало меня до коликов в животе. Сигареты есть?
Луиза обратилась к нам.
Валерий из кармана разгрузки достал твердую пачку «Camel», вытащил оттуда сигарету и протянул ее девушке. Роберт дал ей бензиновую зажигалку.
Луиза прикурила сигарету, жадно затянулась и сразу закашлялась.
- Черт, год, как бросила курить и вот, сорвалась, - она кинула недокуренную сигарету на пол, раздавила ее носком берца, и только потом продолжила свой рассказ:
- Джон Паркер доложил нам, что все входы и выходы на станции перекрыты, для предотвращения выхода дьявольских созданий на поверхность. Он же предложил весь этот кошмар прекратить радикальным способом. Оказывается, на «Скай шелтер» существует оборудование, контролирующее воздушный поток в комплексе с печью и охладительной установкой.
- Охладительная установка? – удивился Валерий.
- Здесь установлена закрытая система циркуляции воздуха, для работы с очень опасными объектами, - объяснила Луиза. – В тот момент она включается, и отработанный воздух нагревается до тысячи градусов Цельсия, а потом прогоняется через охладительную установку и вновь подается в помещения. Но эта система может выполнять еще одну функцию. Во время тревоги нулевой степени…
- Разве такая степень существует? – перебил ее Валерий.
- Да, существует, - ответила Луиза. – Она срабатывает, если на территорию «Скай шелтер» проникли террористы, или произошел несчастный случай, после которого всем грозит тотальное заражение смертельно опасным вирусом. Тогда всю станцию наполняет тысячеградусный воздух, чтобы произвести полную стерилизацию. И не только. Взорвать все к чертям!
Я с братом переглянулся, услышав такую новость, потому что нам обоим пришла в голову одна и та же мысль. А что, это наш шанс разнести на кусочки весь гадюшник вместе с чертовым артефактом!
- Я поддержала его, потому что видела собственными глазами, с чем нам пришлось столкнуться, - продолжала говорить Луиза. – Мы, возомнившие себя богами, и готовые изменить под себя мир, оказались всего лишь обычными обезьянами, сидящими перед пультом с кнопками, где некоторые из них предназначены для пуска ядерных боеголовок. Сидим перед ними и слепо нажимаем на все подряд, словно играем в игру с непонятными для нас правилами. Вот и доигрались, выпустив в свой мир то, к чему мы оказались не готовы.
Тонни, в отличие от нас, колебался. Он рассчитывал в родной компании сделать карьеру, если выгорит дело с артефактом, а тут ему предлагают его уничтожить. И все же инстинкт самосохранения пересилил желание карьерного роста. Так что, можно сказать, решение уничтожить «Скай шелтер» было принято единогласно. Но с выполнением задуманного, вышла небольшая заминка.
«Ну да, как же обойтись без НО! – подумал я. - Эта приставка обязательно появиться, чтобы осложнить всем жизнь».
- Включение устройство автоматической защиты находится на четвертом нижнем уровне. Как раз там, где творился настоящий ад, - говорила Луиза. – А в скором времени он грозился переместиться на третий уровень, потому что бойцы службы безопасности, побросав погибших товарищей, организовано отступали. Нужен был доброволец. Тот, кто сумеет незаметно пробраться к кнопке, и нажать на нее. Добровольцев не было. Тогда, по старинке, потянули спички. Короткая досталась Тонни, значит, он будет тем самым добровольцем, спасшим весь мир. Но перед последующими нашими действами, Джон Паркер собрал всех оставшихся в живых сотрудников станции, потом провел их в арсенал и там раздал оружие для самообороны. Вот черт, если бы я знала, что все так обернется, то обвесилась стволами с ног до головы! А так, взяла одну привычную «Беретту» с запасными обоймами и все.
Вот оперный театр! И почему мы раньше туда не попали! Я бы там обвесился стволами, как новогодняя елка и еще мешок с запасным боеприпасом собой прихватил!
- Яйцеголовым оружие? – удивлено воскликнул Валерий. – Да они же друг друга перестреляют, если догадаются, куда нажимать!
- Эти яйцеголовые, практически каждый день, после работы, для расслабления нервов, любили пострелять по летящим тарелочкам или просто по мишеням, - искоса глянув на нашего товарища, сообщила Луиза. – Так что, с какой стороны дробовик держать, они имели представление. И еще, персонал «Скай шелтер» оказался не робкого десятка. Получив оружие, они решили вместе с Тонни идти до третьего уровня, чтобы оттуда его прикрывать. Я от них не отставала. Только Джон Паркер остался у себя в кабинете, решив через коммуникатор, координировать нашими действиями.
До третьего уровня все шло гладко, туда уже успели подтянуться оставшиеся в живых бойцы службы безопасности. А потом появились бестии. Вблизи они оказались еще ужасней.
- Почему вы не вызвали помощь? – спросил Валерий. – Ведь наверняка где-то здесь рядом находится еще одна из ваших баз?
- Самая ближайшая база находится в Порт-Судане, - ответила Луиза, - оттуда нам доставляют грузы на вертолете. Но там нет специалистов, решающих такие вопросы, они присылаются из главного офиса компании. Но туда обращаться… черт, эти парни при появлении делают тотальную зачистку, в буквальном смысле стирая объект с лица земли. А я еще молода для того, чтобы раньше времени отправляться на встречу с богом. Поэтому мы не стали просить посторонней помощи, рассчитывая справиться с ситуацией только своими силами. Но не рассчитали свои силы.
Это не было похоже на бой, скорее всего на мерзкую кровавую бойню. Нас как безропотных овец резали одного за другим. И ничего нельзя было сделать. Стремительные бестии, как картонную преграду, смяли нашу оборону и начали убивать, убивать и убивать.
У меня кончились патроны, дорога к отступлению перекрыта, так что нечего было надеяться пополнить боезапас. И я ничего другого не придумала, как спрятаться в комнате отдыха. Вскоре все затихло; испуганные выкрики людей, беспорядочные выстрелы, леденящий душу рев бестий. Только иногда по коридору раздавался мерзкий цокот их когтей. Они ходили, выискивая себе очередную жертву, а не найдя, куда-то удалились и больше не появлялись. Я думала, что самое страшное осталось позади. Оказывается – нет.
По истечению суток после кровавых событий, в коридоре послышались чьи-то неуверенные шаги. И этого оказалось достаточно, чтобы меня приободрить. Кто-то остался в живых! Такая мысль крутилась в голове, когда я осторожно выглянула через жалюзи. Но то, что увидела, заставило меня содрогнуться от ужаса. По коридору, еле волоча ноги, брели Саймон и Джуди! Черт, черт и еще раз черт! Я же собственными глазами видела, как лохматые бестии вгрызались в их плоть! После таких ран просто невозможно остаться в живых! И, тем не менее, вот они - Саймон и Джуди, все перемазанные в крови, с уже засохшими страшными ранами, бредут по коридору, покачиваясь из стороны в сторону, как будто недавно опрокинули в себя по полной бутылке скотча! Я могу поклясться на библии - они были мертвы! Но тогда, как они могли ходить, словно живые?
Я не стала выскакивать к ним навстречу, подчиняясь внутреннему голосу, который, надрываясь, кричал – опасность! Взяла из холодильника бутылку бренди, забилась в уголке в туалетной комнате и напилась до чертиков, чтобы заглушить свой страх, от которого меня трясло, как осиновый лист.
А потом появились вы.
Луиза замолчала.
- А Кевин Смит, ты его еще раз видела? – спросил Роберт.
- Нет, - не задумываясь, ответила Луиза. – Он, как и лохматые бестии куда-то исчез. Тони тоже где-то потерялся, скорее всего, он мертв.
- Что будем делать? – обратился к Валерию.
- Ждать остальных, а уж потом будем решать, что нам дальше делать, - получил от него ответ.
- Луиза, здесь над людьми опыты ставили? – задал я вопрос.
- Нет, - ответила девушка. – А что?
- В одном лабораторном помещении, я видел на хирургическом столе труп, у которого из вены выкачивали кровь, - пояснил я. – Кто это мог сделать?
- Ты точно все это видел? – Луиза выглядела встревоженной.
- Точно, - подтвердил я.
Луиза в задумчивости начала указательным пальцем правой руки крутить локон волос, свисающий возле виска. Мы ей не мешали размышлять.
- Парни, я честно не знаю, что это может быть, - наконец заговорила девушка.
- А если гипотетически? – поинтересовался Роберт.
- Гипотетически это мог сделать любой служащий станции, - ответила Луиза. – Но зачем?
- Вот и я думаю – зачем, - в задумчивости произнес Роберт. – Может, для исследования крови. Кирилл, ты ничего странного не заметил в трупе?
- Нет, - ответил я, потом кое-что, вспомнив, встрепенулся:
- Постой, у него была прострелена голова!
- Так-так, все становится странней и странней, - рассуждал вслух Роберт. – Дырка от пули в голове, донорство крови. Черт, все это можно проделать только с одной целью – узнать состав крови ходячей твари! Но для чего? Это же какая-то бессмыслица получается!
- Ошибаешься, - возразила Луиза. – Ты сам подумай, у ходячих тварей, как я поняла, сильно развита функция регенерации. Если провести опыты, и понять, как это происходит, то можно достигнуть фантастических результатов в области модификации человеческого организма. Ты сам подумай, любые раны или повреждения внутренних органов заживают не моментально конечно, но все, же заживают без хирургического вмешательства! На этом можно заработать сумасшедшие деньги!
Ну вот, так всегда. Стоит запахнуть большими деньгами, как самые благоразумные люди сразу теряют голову. Ведь она недавно хулила всех за необдуманный эксперимент над артефактом и нате вам, пожалуйста, уже примеряет шубу с еще не убитого медведя. Дикий капитализм, мать твою!
- Не тешься надеждами, красотка, - перебил ее Роберт. – Все твои доводы сводятся к нулю всего лишь от одного маленького нюанса.
- Какого? – встрепенулась Луиза.
- Вместе с полученным улучшением организма, человек в довесок получает очень неприятный побочный эффект, - начал объяснять Роберт. – Он превращается в кровожадного безумного монстра.
- Но его можно убрать… наверно, - уже не так уверено возразила Луиза.
- Это еще не все, - продолжал говорить мой брат. – После определенного срока, у монстров начинается трансформация, после которой они превращаются в настоящую смертоносную машину; безумно мощную, невероятно быструю и совершено лишенную мозгов. У нее остается только один инстинкт – инстинкт хищника, совершено не боящегося смерти. И ты что, ради каких-то непонятных призрачных перспектив, собираешься всех людей превратить в таких монстров?
- Я об этом не знала, - чуть ли, не шепотом произнесла Луиза.
- Так кто мог взять образец крови у ходячей твари? – спросил ее Роберт.
- Я честно не знаю, - ответила Луиза.
Скупые одиночные выстрелы с каждым мгновением становились все ближе и ближе, значит, Игорь с оставшимися в живых бойцами вскоре подтянется к нам. Вот только возникает вопрос – какое командир примет решение? Устроит оно меня и Роберта? Или все же придется самим проявлять инициативу и без прикрытия пробиваться к пульту устройства автоматической защиты, чтобы взорвать все к чертовой матери?
- Дейл, обозначься, мы подходим! – раздался в гарнитуре голос Игоря.
Мы осторожно выглянули через жалюзи в коридор. Там из-за поворота появилась еще одна шимпанзе. Она остановилась на мгновение, поводила носом из стороны в сторону, словно вынюхивая нас, но, не учуяв, медленно побрела дальше, опираясь на все четыре конечности, как раз в ту сторону, откуда должен появиться Игорь с парнями.
- Вот дьявол! – прошипел Роберт. – Сколько их здесь?
- В санитарном отделе находилось с дюжину клеток и все они не пустовали, - ответила Луиза.
- Мать твою за шкирку! – выругался Валерий по-русски.
Его отчаяние можно понять, потому что у всех нас еще не стерлось впечатление о предыдущей встрече с такой шустрой особью. Если учесть, что только на одну шимпанзе ушло приличное количество патронов, прежде чем та сдохла, то, что будет, когда нападет целая дюжина этих монстров!
Луиза, искоса глянув на Валерия, невесело усмехнулась.
Вот черт, оказывается, она неплохо знает наш язык! И какие еще сюрпризы для нас у нее приготовлены?
Тем временем Валерий осторожно приоткрыл дверь, выглянул наружу, не обнаружив опасности, смело вышел в коридор.
- Какого хрена он делает? – вырвалось у меня.
Ответ на мой удивленный выкрик послышался в наушнике.
- Командир, в вашу сторону движется макака! – докладывал Валерий. – Будьте осторожней, слишком она шустра.
- Принято, будем осторожней! – отозвался голос Игоря.
Пришлось последовать за Валерием. Не бросать же его одного. Ведь в данный момент мы находимся в одной лодке и чтобы выжить, нужно прикрывать друг другу спину. По-другому нельзя.
Ага, вот она, шимпанзе, в тридцати шагах от нас. Бредет себе, по коридору, не оглядываясь. Остановилась. Ворчит что-то по-своему под нос, даже нам отсюда слышно.
Я смотрю туда одним глазом, так на всякий случай, если понадобится, помогу, но в основном мое внимание обращено в другую сторону, вдруг оттуда появится ходун. Тьфу ты, накаркал, вон, из-за поворота появился, за ним еще один. Оба что-то жуют, видать отобедали свежатины только что, ну да, вон рожи в крови. Интересно, кого они там схарчить успели? Не важно, будет время, посмотрим. А сейчас нужно их навсегда упокоить. Направил пистолет, сделал пару выстрелов, не торопясь, как в тире. Есть, минус два ходуна. А как там дела обстоят с нашим шимпанзе?
Та повернулась, зачавкала губами, словно предвкушая сытную трапезу, а потом помчалась в нашу сторону, виляя от стенки к стенке.
Тридцать шагов, кажется, большое расстояние, но почему-то оно сокращалось неестественно быстро. И это заставляло нервничать. Блин, у нее, что там, в заднице, реактивный двигатель поставлен!
Первым открыл огонь из FN SCAR Валерий, скупо, по одному патрону, зато прицельно. Ни один выстрел не ушел в молоко, но в голову твари он попасть пока не смог.
Шимпанзе от пуль, с неприятным чмоканьем впивающихся в ее плоть, немного сбилась с хода, а в следующий момент сделала длинный прыжок, решив, таким образом, за один раз добраться до нас.
Вот тут-то Роберт ее и подловил. Он успел сделать пару быстрых выстрелов из «Ремингтона». От них шимпанзе, кувыркнувшись в воздухе, грохнулась на пол и там замерла.
Как раз в это время из-за поворота коридора показался Игорь с остатками своего отряда, как ежик, ощетинившись стволами. Надо отдать должное опытности командира. Он, стремглав, не помчался к нам, наоборот, сначала, остановился, взглядом оценив ситуацию. Только после этого, постоянно следя за лежащей на полу тварью, начал медленно продвигаться вперед. Когда до шимпанзе оставалось пару шагов, та встряхнула своей башкой, но подняться не успела. Весь отряд дал дружный залп, и никто из них не промахнулся. Так что у твари выжить не было никаких шансов. Такого количества свинца в башке, даже сверх живучему монстру переварить не под силу.
Убедившись, что поблизости больше шустрых шимпанзе не наблюдается, мы со спокойной душой направились к комнате отдыха. Но прежде я решил проверить, что же там так смачно жевали ходуны. Попросил Роберта прикрыть меня. Тот без вопросов согласился. Тогда Валерию не оставалось выбора, как последовать за нами.
Медленно заходим за поворот, смотрим, лежат чьи-то обглоданные останки, море крови, внутренности валяются, но на все это безобразие я ноль внимания, уже за свою жизнь и не такого успел насмотреться, мне другое увиденное очень пришлось по душе. На полу валялись совершено бесхозные «Ремингтон», такой же, как у Роберта и DSA-580SW – укороченный вариант FN FAL, оснащенный планками Пикатинни, где были установлены коллиматорный прицел и тактический фонарик, а рядом с ними пару подсумков с патронами к обоим оружиям! Вот спасибо покойничкам, удружили, теперь жить можно! А то как-то грустно воевать с одним пистолетом. Мы без раздумий, похватали подвернувшееся сокровище и бегом в комнату отдыха.
Я только начал рассматривать DSA-580SW, как рядом с нами нарисовался Игорь с остатками своего отряда. Среди них мы увидели Лося, Григория и еще троих бойцов, которых не помнили по прозвищам. М-да, я знал, что наши дела плохи, но не до такой степени.
Командир был зол, как демон; сжатые в узкую полоску губы, игра желваков, прищуренные глаза, готовые метать лазерные лучи, даже казалось, что вокруг него сгустился сам воздух под напором праведного гнева.
Игорь, ни слова не говоря, подошел к Роберту и врезал кулаком ему в челюсть. Вернее сказать, хотел врезать. Мой брат, уклонившись от удара, вдавил Игорю в подбородок ствол пистолета, который, как по волшебству оказался в его руке и, шипя сквозь зубы, произнес:
- Еще раз попытаешься так сделать, и я тебя пристрелю!
Я на всякий случай поддержал брата, направив трофейный DSA-580SW в голову командира.
Кругом раздалось клацанье оружия. Пришлые парни вскинули стволы в нашу сторону, готовые в любой момент открыть огонь на поражение. А мой безбашенный братишка, не опуская пистолета, продолжил сверлить взглядом Игоря.
- Ты, сука! – выдавил из себя командир. – Знал, что нас здесь ждет и не предупредил! Из-за тебя погибло много славных парней!
- Я предупреждал, но ты меня не слушал, - спокойно ответил Роберт. – Ты же посчитал нас за идиотов, насмотревшихся ужастиков, вот и поплатился за это. Так что нечего винить других, если сам записался в идиоты.
- Кто вы такие, черт вас подери? – выругался Игорь. – Почему вам известно, то, что другие не знают?
- А вот на этот вопрос я отвечу как-нибудь в другой раз, если мы выберемся живыми из передряги, - ответил ему мой брат.
- Эй, парни, разве у вас нет другой цели, как только перестрелять друг друга? – своим вопросом Луиза решила немного разрядить накалившуюся обстановку.
И это у нее получилось.
- Кто такая? – отступив на шаг, спросил Игорь.
- Луиза - источник ценой информации, - ответил Валерий. – Ты же сам говорил, в случае появления живого сотрудника базы, обязательно взять его для принудительного собеседования.
- Ясно, - как-то устало, произнес Игорь, после чего добавил стальным тоном, обращаясь к моему брату:
- А с тобой разговор еще не закончен.
- Само собой, - пожав плечами, вставил свое слово Роберт и привычным движение засунул пистолет за пояс штанов.
Парни, выяснив, что никто всерьез не посягает на жизнь командира, синхронно опустили свои стволы. Они разбрелись по комнате отдыха, занимаясь, кто чем; одни из них перезаряжали оружие, другие, умывшись под краном, жадно глотали воду, словно целую вечность страдали от жажды, а третьи, решив перекусить, достали свои сухпайки. Только двое из парней постоянно находились возле жалюзи. Они неустанно следили за коридором и, при малейшем признаке опасности, сразу подняли бы тревогу.
Тем временем Игорь внимательно выслушал Луизу, которой еще раз пришлось повторить свой рассказ. Затем, переварив полученную информацию, командир обратился к нам:
- Так, два брата-акробата, я хочу от вас услышать всю правду. Только не надо мне впаривать про разные компьютерные игры или фильмы-ужастики. Во-первых; что за твари шастают здесь, второе; откуда они здесь взялись, и третье; почему вам известно то, о чем мы не имеем понятия?
Мы переглянулись между собой. Да, пора кое-что открыть воякам, чтобы поддержать возникший между нами временный союз. А там кто знает, если удастся вбить в их головы, встать на нашу сторону, тогда, возможно, мы выполним то, зачем здесь появились. Так что, я утвердительно махнул головой, тем самым позволяя Роберту рассказать кое-что, но самое главное, пусть так и останется для других неведомым.

Автор -
Дата добавления - в
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Всегда на страже. (Всего помаленьку.)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Всегда на страже. - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz