Отрывки реальности, фантазии и мечты :) - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Отрывки реальности, фантазии и мечты :) - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анаит, Самира  
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Отрывки реальности, фантазии и мечты :)
Отрывки реальности, фантазии и мечты :)
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:44 | Сообщение # 1
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline


Приветствую тебя, читатель!
 
Сообщение

Приветствую тебя, читатель!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:44
Сообщение

Приветствую тебя, читатель!

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:44
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:45 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Мой город Юнокоммунаровск - Донецкий Чернобыль.

Я живу в небольшом городке Донецкой области - Юнокоммунаровске. Говорит ли вам что-то это название? А прежнее название вам знакомо – Рудник Бунге Имени Юных Коммунаров? А знаете ли вы, вы что шахта «Юнком» единственная в истории Украины, осуществившая в своих недрах атомный взрыв?
Наш город был основан более века назад, в 1908 году вместе с открытием шахты «Бунге» русско-бельгийским металлургическим обществом. Вскоре шахте и шахтерскому поселку, выросшему вокруг предприятия, дали новое имя «Юный Коммунар», а сокращенно – «Юнком».
Мой муж всю жизнь работал и работает по сей день подземным слесарем на шахте «Юнком». По сути, шахта «Юнком» давно считается закрытой. Еще в 2002 году её закрыли, как неперспективную шахту, превратив в большую водокачку.
В 1979 году, когда город содрогнулся вследствие подземного ядерного взрыва, моему мужу было только пять лет. Что может понять ребенок об экологической опасности и радиоактивном загрязнении? Тревожные сирены, небольшой толчок на поверхности, звон посуды на кухонных полках, и тишина, и словно ничего страшного и не произошло. Но вот почему-то экологи беспокоятся о последствиях. Значит, опасность все же существует, и не зря проводилась эвакуация жителей близлежащих районов.
Тесть, тоже шахтер, проработавший до пенсии на «Юнкоме», рассказывал, как накануне взрыва жителям объявили о проведении учений гражданской обороны. А на самом деле это были никакие не учения, а самый настоящий ядерный взрыв.
На шахте часто происходили выбросы метана, угольные пласты, лежащие на глубине около 1000 метров, были взрывоопасными. Для снижения напряжения в горном массиве и было решено произвести атомный взрыв. Старались, как лучше, ради той же безопасности отработки угольных пластов, даже не вспомнив одно из крылатых выражений – благими намерениями вымощена дорога в ад.
На глубине 800 метров прогремел взрыв, а на поверхности лишь дрогнула земля под ногами, беспрестанно выли собаки, чувствуя опасность, а люди в страхе покидали дома, прихватив только деньги и ценные вещи. Но атомный взрыв так и не принес желаемого результата – продолжал взрываться метан в угольных пластах, унося жизни шахтеров.
Забыв о неудачном ядерном эксперименте, жители Юнокоммунаровска продолжали работать на шахте. Бесстрашные люди – шахтеры! Им не страшно опускаться в глубокие норы, не смотря на смертельную опасность их профессии. Как кроты, они не видят солнца, на сотни метров погрузившись в землю.
Так и мой муж, пошел по стопам отца. И его не остановила ни боязнь радиации, ни смертельная опасность. Будучи несмышленым мальчишкой, он уже сделал свой выбор, как тысячи других мужчин нашего города. Он предпочел честный и тяжелый физический труд, за который наше правительство не всегда даже своевременно расплачивается.
Каков он шахтерский город сегодня? Город умирает. Я живу на центральной улице, и вид из окна меня вовсе не радует. Казалось бы, главная улица города должна быть на высшем уровне, визитной карточкой, лицом города. Но у нас не так. Слева от дома стоит малосемейка, пятиэтажное здание без окон и дверей, место для ночного сбора наркоманов и алкашей. Справа развалины старого магазина. На этом месте власти уже несколько лет обещают построить детский развлекательный комплекс.
А немного дальше взору открывается уникальный дворец в плачевном состоянии. Шикарное здание ручной работы с редкой лепниной и изумительной архитектурой! Каким же красивым, наверное, был дворец в послевоенные годы, когда пленные немцы своими руками создали это чудо! У входа в Юнкомовский Дворец Культуры стоит памятник, установленный на могиле енакиевских партизан. 9 мая у дворца все еще проводят массовые гуляния. Но сам дворец красивый, как средневековый замок, полуразрушен, и это не смотря на то, что под чемпионат Евро-2012 наш многоуважаемый президент, кстати, родом из Енакиева, обещал провести реконструкцию дворца, и открыть при нем «Парк технического периода» с огромными фигурами металлических динозавров.
А если бы вы видели наши убитые дороги, яма на яме, постоянно в лужах от очередного прорыва водопровода. А, поднимая глаза, мы видим небо в клубах грязного дыма металлургического завода. Вдыхаем привычный радиационный воздух, пьем ту же грязную воду, и продолжаем жить вопреки всему.
Люблю ли я свой город? С его многочисленными терриконами и радиационным фоном выше нормы? Люблю! Здесь живут мои родители-шахтеры, другие родственники и друзья! Мы часть истории Юнокоммунаровска, Донецкой области, Украины.

18.06.2011. © Денисенко Кристина г. Юнокоммунаровск.
 
СообщениеМой город Юнокоммунаровск - Донецкий Чернобыль.

Я живу в небольшом городке Донецкой области - Юнокоммунаровске. Говорит ли вам что-то это название? А прежнее название вам знакомо – Рудник Бунге Имени Юных Коммунаров? А знаете ли вы, вы что шахта «Юнком» единственная в истории Украины, осуществившая в своих недрах атомный взрыв?
Наш город был основан более века назад, в 1908 году вместе с открытием шахты «Бунге» русско-бельгийским металлургическим обществом. Вскоре шахте и шахтерскому поселку, выросшему вокруг предприятия, дали новое имя «Юный Коммунар», а сокращенно – «Юнком».
Мой муж всю жизнь работал и работает по сей день подземным слесарем на шахте «Юнком». По сути, шахта «Юнком» давно считается закрытой. Еще в 2002 году её закрыли, как неперспективную шахту, превратив в большую водокачку.
В 1979 году, когда город содрогнулся вследствие подземного ядерного взрыва, моему мужу было только пять лет. Что может понять ребенок об экологической опасности и радиоактивном загрязнении? Тревожные сирены, небольшой толчок на поверхности, звон посуды на кухонных полках, и тишина, и словно ничего страшного и не произошло. Но вот почему-то экологи беспокоятся о последствиях. Значит, опасность все же существует, и не зря проводилась эвакуация жителей близлежащих районов.
Тесть, тоже шахтер, проработавший до пенсии на «Юнкоме», рассказывал, как накануне взрыва жителям объявили о проведении учений гражданской обороны. А на самом деле это были никакие не учения, а самый настоящий ядерный взрыв.
На шахте часто происходили выбросы метана, угольные пласты, лежащие на глубине около 1000 метров, были взрывоопасными. Для снижения напряжения в горном массиве и было решено произвести атомный взрыв. Старались, как лучше, ради той же безопасности отработки угольных пластов, даже не вспомнив одно из крылатых выражений – благими намерениями вымощена дорога в ад.
На глубине 800 метров прогремел взрыв, а на поверхности лишь дрогнула земля под ногами, беспрестанно выли собаки, чувствуя опасность, а люди в страхе покидали дома, прихватив только деньги и ценные вещи. Но атомный взрыв так и не принес желаемого результата – продолжал взрываться метан в угольных пластах, унося жизни шахтеров.
Забыв о неудачном ядерном эксперименте, жители Юнокоммунаровска продолжали работать на шахте. Бесстрашные люди – шахтеры! Им не страшно опускаться в глубокие норы, не смотря на смертельную опасность их профессии. Как кроты, они не видят солнца, на сотни метров погрузившись в землю.
Так и мой муж, пошел по стопам отца. И его не остановила ни боязнь радиации, ни смертельная опасность. Будучи несмышленым мальчишкой, он уже сделал свой выбор, как тысячи других мужчин нашего города. Он предпочел честный и тяжелый физический труд, за который наше правительство не всегда даже своевременно расплачивается.
Каков он шахтерский город сегодня? Город умирает. Я живу на центральной улице, и вид из окна меня вовсе не радует. Казалось бы, главная улица города должна быть на высшем уровне, визитной карточкой, лицом города. Но у нас не так. Слева от дома стоит малосемейка, пятиэтажное здание без окон и дверей, место для ночного сбора наркоманов и алкашей. Справа развалины старого магазина. На этом месте власти уже несколько лет обещают построить детский развлекательный комплекс.
А немного дальше взору открывается уникальный дворец в плачевном состоянии. Шикарное здание ручной работы с редкой лепниной и изумительной архитектурой! Каким же красивым, наверное, был дворец в послевоенные годы, когда пленные немцы своими руками создали это чудо! У входа в Юнкомовский Дворец Культуры стоит памятник, установленный на могиле енакиевских партизан. 9 мая у дворца все еще проводят массовые гуляния. Но сам дворец красивый, как средневековый замок, полуразрушен, и это не смотря на то, что под чемпионат Евро-2012 наш многоуважаемый президент, кстати, родом из Енакиева, обещал провести реконструкцию дворца, и открыть при нем «Парк технического периода» с огромными фигурами металлических динозавров.
А если бы вы видели наши убитые дороги, яма на яме, постоянно в лужах от очередного прорыва водопровода. А, поднимая глаза, мы видим небо в клубах грязного дыма металлургического завода. Вдыхаем привычный радиационный воздух, пьем ту же грязную воду, и продолжаем жить вопреки всему.
Люблю ли я свой город? С его многочисленными терриконами и радиационным фоном выше нормы? Люблю! Здесь живут мои родители-шахтеры, другие родственники и друзья! Мы часть истории Юнокоммунаровска, Донецкой области, Украины.

18.06.2011. © Денисенко Кристина г. Юнокоммунаровск.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:45
СообщениеМой город Юнокоммунаровск - Донецкий Чернобыль.

Я живу в небольшом городке Донецкой области - Юнокоммунаровске. Говорит ли вам что-то это название? А прежнее название вам знакомо – Рудник Бунге Имени Юных Коммунаров? А знаете ли вы, вы что шахта «Юнком» единственная в истории Украины, осуществившая в своих недрах атомный взрыв?
Наш город был основан более века назад, в 1908 году вместе с открытием шахты «Бунге» русско-бельгийским металлургическим обществом. Вскоре шахте и шахтерскому поселку, выросшему вокруг предприятия, дали новое имя «Юный Коммунар», а сокращенно – «Юнком».
Мой муж всю жизнь работал и работает по сей день подземным слесарем на шахте «Юнком». По сути, шахта «Юнком» давно считается закрытой. Еще в 2002 году её закрыли, как неперспективную шахту, превратив в большую водокачку.
В 1979 году, когда город содрогнулся вследствие подземного ядерного взрыва, моему мужу было только пять лет. Что может понять ребенок об экологической опасности и радиоактивном загрязнении? Тревожные сирены, небольшой толчок на поверхности, звон посуды на кухонных полках, и тишина, и словно ничего страшного и не произошло. Но вот почему-то экологи беспокоятся о последствиях. Значит, опасность все же существует, и не зря проводилась эвакуация жителей близлежащих районов.
Тесть, тоже шахтер, проработавший до пенсии на «Юнкоме», рассказывал, как накануне взрыва жителям объявили о проведении учений гражданской обороны. А на самом деле это были никакие не учения, а самый настоящий ядерный взрыв.
На шахте часто происходили выбросы метана, угольные пласты, лежащие на глубине около 1000 метров, были взрывоопасными. Для снижения напряжения в горном массиве и было решено произвести атомный взрыв. Старались, как лучше, ради той же безопасности отработки угольных пластов, даже не вспомнив одно из крылатых выражений – благими намерениями вымощена дорога в ад.
На глубине 800 метров прогремел взрыв, а на поверхности лишь дрогнула земля под ногами, беспрестанно выли собаки, чувствуя опасность, а люди в страхе покидали дома, прихватив только деньги и ценные вещи. Но атомный взрыв так и не принес желаемого результата – продолжал взрываться метан в угольных пластах, унося жизни шахтеров.
Забыв о неудачном ядерном эксперименте, жители Юнокоммунаровска продолжали работать на шахте. Бесстрашные люди – шахтеры! Им не страшно опускаться в глубокие норы, не смотря на смертельную опасность их профессии. Как кроты, они не видят солнца, на сотни метров погрузившись в землю.
Так и мой муж, пошел по стопам отца. И его не остановила ни боязнь радиации, ни смертельная опасность. Будучи несмышленым мальчишкой, он уже сделал свой выбор, как тысячи других мужчин нашего города. Он предпочел честный и тяжелый физический труд, за который наше правительство не всегда даже своевременно расплачивается.
Каков он шахтерский город сегодня? Город умирает. Я живу на центральной улице, и вид из окна меня вовсе не радует. Казалось бы, главная улица города должна быть на высшем уровне, визитной карточкой, лицом города. Но у нас не так. Слева от дома стоит малосемейка, пятиэтажное здание без окон и дверей, место для ночного сбора наркоманов и алкашей. Справа развалины старого магазина. На этом месте власти уже несколько лет обещают построить детский развлекательный комплекс.
А немного дальше взору открывается уникальный дворец в плачевном состоянии. Шикарное здание ручной работы с редкой лепниной и изумительной архитектурой! Каким же красивым, наверное, был дворец в послевоенные годы, когда пленные немцы своими руками создали это чудо! У входа в Юнкомовский Дворец Культуры стоит памятник, установленный на могиле енакиевских партизан. 9 мая у дворца все еще проводят массовые гуляния. Но сам дворец красивый, как средневековый замок, полуразрушен, и это не смотря на то, что под чемпионат Евро-2012 наш многоуважаемый президент, кстати, родом из Енакиева, обещал провести реконструкцию дворца, и открыть при нем «Парк технического периода» с огромными фигурами металлических динозавров.
А если бы вы видели наши убитые дороги, яма на яме, постоянно в лужах от очередного прорыва водопровода. А, поднимая глаза, мы видим небо в клубах грязного дыма металлургического завода. Вдыхаем привычный радиационный воздух, пьем ту же грязную воду, и продолжаем жить вопреки всему.
Люблю ли я свой город? С его многочисленными терриконами и радиационным фоном выше нормы? Люблю! Здесь живут мои родители-шахтеры, другие родственники и друзья! Мы часть истории Юнокоммунаровска, Донецкой области, Украины.

18.06.2011. © Денисенко Кристина г. Юнокоммунаровск.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:45
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:47 | Сообщение # 3
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
От Львова до Белого моря.

Вот и подписан Рижский мирный договор, советско-польская война (1919-1921) завершена. И город Львов в результате соглашения остался польским городом, административным центром Львовского воеводства (польская административно-территориальная единица).
В селе Нижняя Яблонька (район Турка Львовской области) в лютые морозы 2 февраля 1937 года в многодетной семье крестьянина Степана родилась девочка. Её назвали в честь императрицы Екатерины, правившей после смерти Петра I – Катей.
Когда родилась Катя, западная Украина входила еще в состав Польши (село Нижняя Яблонька и в наше время расположено недалеко от польско-украинской границы). Те времена (а это было меньше века назад) были нелегкими.
И первая мировая война (1914 -1918) один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. Затем Польско-украинская война (1918 – 1919) и Советско-польская война (1919-1921). Потом еще и голодомор, повлекший человеческие жертвы (1932-1933).
И не смотря на всю тяжесть послевоенного периода, крестьяне, не боясь, рожали детей. Кроме Кати, у колхозника Степана Цико было еще пятеро детей. И всех нужно было накормить, одеть и обуть.
Потом снова война – вторая мировая. 1 сентября 1939 года войска нацистской Германии вторглись в Польшу. С 1918 по 1939 год львовская область входила в состав Польши, а в 1939 перешла к Советскому Союзу в соответствии с договором о ненападении между фашистской Германией и СССР.
Маленькая босоногая девочка Катя вовсе не боялась немцев. По её словам, в селе Нижняя яблонька никто из местных жителей не был убит нацистами. Наоборот, они даже подкармливали детвору шоколадками.
Возможно, дети, в отличие от взрослого населения, и не понимали той опасности, и не знали об организации немецкими властями концентрационного лагеря на территории форта вблизи центра Львова. А ведь именно в львовской цитадели было уничтожено свыше 140 тысяч советских, итальянских и французских военнопленных.
Во всяком случае, бесстрашная девочка Катя спокойно пасла коров, ступая босиком по колючей траве и в жаркий летний день, и в сырую прохладную погоду.
Как и большинство детей района Турка, она росла необразованным ребенком. Отучилась лишь два года в местной школе, так и не научившись ни писать, ни читать. Из-за бедного военного и послевоенного положения колхозник Степан, не мог обеспечить своих шестерых детей даже одной парой обуви на всех. Поэтому дети и не ходили в школу. Их детство прошло в степи, там, где они пасли стада коров, и в поле, где они работали с детства.
Повзрослев, крестьянка Екатерина стала работать в колхозе «за палочки». Люди за свой непосильный труд тогда не получали привычной нам зарплаты. Они работали за «трудодни». А трудодень это даже не обычный 8-ми часовой рабочий день, как у нас. Это определенный объем работы. Например, прополоть 7 грядок «бесконечного» поля или скосить определенную площадь. Сделал норму – получил «палочку» в книжку колхозника. А лишь после сбора урожая, по итогам работы можно было получить продовольствие (зерно, свекла, кукуруза).
А еще за невыполнение минимальных трудодней колхозников отдавали под суд, даже в военное время. Сталина (Иосиф Виссарионович Джугашвили) боялись, как огня. В качестве наказания осужденных или обязывали работать в своем же колхозе, но с них удерживали четвертую часть трудодней в пользу колхоза. Или же крестьян высылали в отдаленные районы. И все это из-за невыполнения принятых норм.
И так от зари до зари, не разгибая спины, Екатерина работала в поле «за палочки». Осенью правление колхоза, подсчитав собранный урожай, решало, сколько же дать хлеба крестьянам за один «трудодень». Это могла быть и горстка зерна, которое еще надо было перемолоть в муку, и только потом испечь хлеб…
1954 год. Екатерина Цико превратилась в семнадцатилетнюю красавицу крестьянку. Густые черные волосы, брови вразлет и пленительно-обвораживающие глаза, повидавшие столько всего в своей нелегкой жизни.
«Переходящее Красное знамя Министерства лесной промышленности СССР, и денежная премия в сумме 10000 рублей была выделена коллективу одного из архангельских лесопунктов за высокие показатели!» Эта весть и подвигла юную девушку бросить семью и родное село Нижняя яблонька, и отправится на поиски оплачиваемой работы в архангельскую тайгу. Туда, где продолжительные и холодные зимы, и бескрайние хвойные леса.
В северной тайге она стала работником леспромхоза. Тяжелый топор не выходил с её рук даже в самый сильные морозы, когда снег и ветер застилали глаза, когда север показывал своё непревзойденное величие. Мужчины валили деревья, а женщины обрубывали ветки и сучья. Ноги по колена в снегу, а сваленный лес не терпел обработки. Сухие колючие ветки царапали замерзшую кожу лица, рвали прохудившиеся рукавицы. И лишь удары топоров нарушали тишину архангельского леса. Не слышен был даже звонкий стук дятла из-за беспрестанной работы топорами. Тогда на лесоповале трудились тысячи людей.
Именно на лесоповале в Архангельской области, далеко от родного Львова, Екатерина встретила свою любовь. Этим человеком был Воротухин Владимир Васильевич (1933-2007), человек с тяжелым детством (даже еще хуже, чем у Екатерины). Он рос сиротой в одном из архангельских детских домов. Его отец погиб во время войны с немцами. Мать осталась одна с двумя маленькими детьми на руках, и умерла от болезни в 1942 году, когда Владимиру было только 9 лет. Его вместе с сестрой Лидой сдали в сиротский приют. Потом его ждала армия, и лесоповал — тяжелый физический труд среди высоких сосен. Рабочие сплавляли лес по Двине к Белому морю (дельта Северной Двины возле Архангельска впадает в Двинскую губу Белого моря).
Работа на лесоповале была нелегкой настолько, что туда даже ссылали преступников отбывать срок. Целые рабочие колонии заключенных с восходом солнца начинали рубить лес до изнеможения, почти, так же как и Екатерина и Владимир. Разница только в том, что они сделали свой выбор добровольно.
Отработав 2 года в тайге, в 1956 году Екатерина с любимым человеком возвращается на родину. Туда где её родители, братья и сестры все еще трудятся в колхозе «за палочки». В Львове они стали законными мужем и женой. Но работать в колхозе у них желания не было.
Владимир, выросший среди непроходимых лесов, привыкший полной грудью вдыхать чистый воздух, сам изъявил желание узнать и подземный мир Земли – его угольные шахты. А на Донбассе шахт немало.
В 1956 году как раз вступила в строй шахта Енакиевская, расположенная в пгт. Малоорловка, Шахтерского района Донецкой области. Туда они и поехали на заработки, и остались навсегда.
Владимир не боялся опускаться на сотни метров под землю, работал забойщиком, добывая черное золото Донбасса. А Екатерина Степановна занималась ведением домашнего хозяйства и растила четверых детей. И не в селе Нижняя яблонька Львовской области, не в поселке под Архангельском, а в восточном регионе Украины – в Донецкой области. В Малоорловке и по улице Широкой и до сих пор стоит их дом, который построил мой дед – Воротухин Владимир Васильевич.
Дедушка умер, и Екатерина Степановна осталась совершенно одна в пустом доме. И лишь кот, мурлыча, трется об её ноги, когда она вечером сидит на пороге и вспоминает свою ушедшую молодость…

© Кристина Денисенко.
 
СообщениеОт Львова до Белого моря.

Вот и подписан Рижский мирный договор, советско-польская война (1919-1921) завершена. И город Львов в результате соглашения остался польским городом, административным центром Львовского воеводства (польская административно-территориальная единица).
В селе Нижняя Яблонька (район Турка Львовской области) в лютые морозы 2 февраля 1937 года в многодетной семье крестьянина Степана родилась девочка. Её назвали в честь императрицы Екатерины, правившей после смерти Петра I – Катей.
Когда родилась Катя, западная Украина входила еще в состав Польши (село Нижняя Яблонька и в наше время расположено недалеко от польско-украинской границы). Те времена (а это было меньше века назад) были нелегкими.
И первая мировая война (1914 -1918) один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. Затем Польско-украинская война (1918 – 1919) и Советско-польская война (1919-1921). Потом еще и голодомор, повлекший человеческие жертвы (1932-1933).
И не смотря на всю тяжесть послевоенного периода, крестьяне, не боясь, рожали детей. Кроме Кати, у колхозника Степана Цико было еще пятеро детей. И всех нужно было накормить, одеть и обуть.
Потом снова война – вторая мировая. 1 сентября 1939 года войска нацистской Германии вторглись в Польшу. С 1918 по 1939 год львовская область входила в состав Польши, а в 1939 перешла к Советскому Союзу в соответствии с договором о ненападении между фашистской Германией и СССР.
Маленькая босоногая девочка Катя вовсе не боялась немцев. По её словам, в селе Нижняя яблонька никто из местных жителей не был убит нацистами. Наоборот, они даже подкармливали детвору шоколадками.
Возможно, дети, в отличие от взрослого населения, и не понимали той опасности, и не знали об организации немецкими властями концентрационного лагеря на территории форта вблизи центра Львова. А ведь именно в львовской цитадели было уничтожено свыше 140 тысяч советских, итальянских и французских военнопленных.
Во всяком случае, бесстрашная девочка Катя спокойно пасла коров, ступая босиком по колючей траве и в жаркий летний день, и в сырую прохладную погоду.
Как и большинство детей района Турка, она росла необразованным ребенком. Отучилась лишь два года в местной школе, так и не научившись ни писать, ни читать. Из-за бедного военного и послевоенного положения колхозник Степан, не мог обеспечить своих шестерых детей даже одной парой обуви на всех. Поэтому дети и не ходили в школу. Их детство прошло в степи, там, где они пасли стада коров, и в поле, где они работали с детства.
Повзрослев, крестьянка Екатерина стала работать в колхозе «за палочки». Люди за свой непосильный труд тогда не получали привычной нам зарплаты. Они работали за «трудодни». А трудодень это даже не обычный 8-ми часовой рабочий день, как у нас. Это определенный объем работы. Например, прополоть 7 грядок «бесконечного» поля или скосить определенную площадь. Сделал норму – получил «палочку» в книжку колхозника. А лишь после сбора урожая, по итогам работы можно было получить продовольствие (зерно, свекла, кукуруза).
А еще за невыполнение минимальных трудодней колхозников отдавали под суд, даже в военное время. Сталина (Иосиф Виссарионович Джугашвили) боялись, как огня. В качестве наказания осужденных или обязывали работать в своем же колхозе, но с них удерживали четвертую часть трудодней в пользу колхоза. Или же крестьян высылали в отдаленные районы. И все это из-за невыполнения принятых норм.
И так от зари до зари, не разгибая спины, Екатерина работала в поле «за палочки». Осенью правление колхоза, подсчитав собранный урожай, решало, сколько же дать хлеба крестьянам за один «трудодень». Это могла быть и горстка зерна, которое еще надо было перемолоть в муку, и только потом испечь хлеб…
1954 год. Екатерина Цико превратилась в семнадцатилетнюю красавицу крестьянку. Густые черные волосы, брови вразлет и пленительно-обвораживающие глаза, повидавшие столько всего в своей нелегкой жизни.
«Переходящее Красное знамя Министерства лесной промышленности СССР, и денежная премия в сумме 10000 рублей была выделена коллективу одного из архангельских лесопунктов за высокие показатели!» Эта весть и подвигла юную девушку бросить семью и родное село Нижняя яблонька, и отправится на поиски оплачиваемой работы в архангельскую тайгу. Туда, где продолжительные и холодные зимы, и бескрайние хвойные леса.
В северной тайге она стала работником леспромхоза. Тяжелый топор не выходил с её рук даже в самый сильные морозы, когда снег и ветер застилали глаза, когда север показывал своё непревзойденное величие. Мужчины валили деревья, а женщины обрубывали ветки и сучья. Ноги по колена в снегу, а сваленный лес не терпел обработки. Сухие колючие ветки царапали замерзшую кожу лица, рвали прохудившиеся рукавицы. И лишь удары топоров нарушали тишину архангельского леса. Не слышен был даже звонкий стук дятла из-за беспрестанной работы топорами. Тогда на лесоповале трудились тысячи людей.
Именно на лесоповале в Архангельской области, далеко от родного Львова, Екатерина встретила свою любовь. Этим человеком был Воротухин Владимир Васильевич (1933-2007), человек с тяжелым детством (даже еще хуже, чем у Екатерины). Он рос сиротой в одном из архангельских детских домов. Его отец погиб во время войны с немцами. Мать осталась одна с двумя маленькими детьми на руках, и умерла от болезни в 1942 году, когда Владимиру было только 9 лет. Его вместе с сестрой Лидой сдали в сиротский приют. Потом его ждала армия, и лесоповал — тяжелый физический труд среди высоких сосен. Рабочие сплавляли лес по Двине к Белому морю (дельта Северной Двины возле Архангельска впадает в Двинскую губу Белого моря).
Работа на лесоповале была нелегкой настолько, что туда даже ссылали преступников отбывать срок. Целые рабочие колонии заключенных с восходом солнца начинали рубить лес до изнеможения, почти, так же как и Екатерина и Владимир. Разница только в том, что они сделали свой выбор добровольно.
Отработав 2 года в тайге, в 1956 году Екатерина с любимым человеком возвращается на родину. Туда где её родители, братья и сестры все еще трудятся в колхозе «за палочки». В Львове они стали законными мужем и женой. Но работать в колхозе у них желания не было.
Владимир, выросший среди непроходимых лесов, привыкший полной грудью вдыхать чистый воздух, сам изъявил желание узнать и подземный мир Земли – его угольные шахты. А на Донбассе шахт немало.
В 1956 году как раз вступила в строй шахта Енакиевская, расположенная в пгт. Малоорловка, Шахтерского района Донецкой области. Туда они и поехали на заработки, и остались навсегда.
Владимир не боялся опускаться на сотни метров под землю, работал забойщиком, добывая черное золото Донбасса. А Екатерина Степановна занималась ведением домашнего хозяйства и растила четверых детей. И не в селе Нижняя яблонька Львовской области, не в поселке под Архангельском, а в восточном регионе Украины – в Донецкой области. В Малоорловке и по улице Широкой и до сих пор стоит их дом, который построил мой дед – Воротухин Владимир Васильевич.
Дедушка умер, и Екатерина Степановна осталась совершенно одна в пустом доме. И лишь кот, мурлыча, трется об её ноги, когда она вечером сидит на пороге и вспоминает свою ушедшую молодость…

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:47
СообщениеОт Львова до Белого моря.

Вот и подписан Рижский мирный договор, советско-польская война (1919-1921) завершена. И город Львов в результате соглашения остался польским городом, административным центром Львовского воеводства (польская административно-территориальная единица).
В селе Нижняя Яблонька (район Турка Львовской области) в лютые морозы 2 февраля 1937 года в многодетной семье крестьянина Степана родилась девочка. Её назвали в честь императрицы Екатерины, правившей после смерти Петра I – Катей.
Когда родилась Катя, западная Украина входила еще в состав Польши (село Нижняя Яблонька и в наше время расположено недалеко от польско-украинской границы). Те времена (а это было меньше века назад) были нелегкими.
И первая мировая война (1914 -1918) один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. Затем Польско-украинская война (1918 – 1919) и Советско-польская война (1919-1921). Потом еще и голодомор, повлекший человеческие жертвы (1932-1933).
И не смотря на всю тяжесть послевоенного периода, крестьяне, не боясь, рожали детей. Кроме Кати, у колхозника Степана Цико было еще пятеро детей. И всех нужно было накормить, одеть и обуть.
Потом снова война – вторая мировая. 1 сентября 1939 года войска нацистской Германии вторглись в Польшу. С 1918 по 1939 год львовская область входила в состав Польши, а в 1939 перешла к Советскому Союзу в соответствии с договором о ненападении между фашистской Германией и СССР.
Маленькая босоногая девочка Катя вовсе не боялась немцев. По её словам, в селе Нижняя яблонька никто из местных жителей не был убит нацистами. Наоборот, они даже подкармливали детвору шоколадками.
Возможно, дети, в отличие от взрослого населения, и не понимали той опасности, и не знали об организации немецкими властями концентрационного лагеря на территории форта вблизи центра Львова. А ведь именно в львовской цитадели было уничтожено свыше 140 тысяч советских, итальянских и французских военнопленных.
Во всяком случае, бесстрашная девочка Катя спокойно пасла коров, ступая босиком по колючей траве и в жаркий летний день, и в сырую прохладную погоду.
Как и большинство детей района Турка, она росла необразованным ребенком. Отучилась лишь два года в местной школе, так и не научившись ни писать, ни читать. Из-за бедного военного и послевоенного положения колхозник Степан, не мог обеспечить своих шестерых детей даже одной парой обуви на всех. Поэтому дети и не ходили в школу. Их детство прошло в степи, там, где они пасли стада коров, и в поле, где они работали с детства.
Повзрослев, крестьянка Екатерина стала работать в колхозе «за палочки». Люди за свой непосильный труд тогда не получали привычной нам зарплаты. Они работали за «трудодни». А трудодень это даже не обычный 8-ми часовой рабочий день, как у нас. Это определенный объем работы. Например, прополоть 7 грядок «бесконечного» поля или скосить определенную площадь. Сделал норму – получил «палочку» в книжку колхозника. А лишь после сбора урожая, по итогам работы можно было получить продовольствие (зерно, свекла, кукуруза).
А еще за невыполнение минимальных трудодней колхозников отдавали под суд, даже в военное время. Сталина (Иосиф Виссарионович Джугашвили) боялись, как огня. В качестве наказания осужденных или обязывали работать в своем же колхозе, но с них удерживали четвертую часть трудодней в пользу колхоза. Или же крестьян высылали в отдаленные районы. И все это из-за невыполнения принятых норм.
И так от зари до зари, не разгибая спины, Екатерина работала в поле «за палочки». Осенью правление колхоза, подсчитав собранный урожай, решало, сколько же дать хлеба крестьянам за один «трудодень». Это могла быть и горстка зерна, которое еще надо было перемолоть в муку, и только потом испечь хлеб…
1954 год. Екатерина Цико превратилась в семнадцатилетнюю красавицу крестьянку. Густые черные волосы, брови вразлет и пленительно-обвораживающие глаза, повидавшие столько всего в своей нелегкой жизни.
«Переходящее Красное знамя Министерства лесной промышленности СССР, и денежная премия в сумме 10000 рублей была выделена коллективу одного из архангельских лесопунктов за высокие показатели!» Эта весть и подвигла юную девушку бросить семью и родное село Нижняя яблонька, и отправится на поиски оплачиваемой работы в архангельскую тайгу. Туда, где продолжительные и холодные зимы, и бескрайние хвойные леса.
В северной тайге она стала работником леспромхоза. Тяжелый топор не выходил с её рук даже в самый сильные морозы, когда снег и ветер застилали глаза, когда север показывал своё непревзойденное величие. Мужчины валили деревья, а женщины обрубывали ветки и сучья. Ноги по колена в снегу, а сваленный лес не терпел обработки. Сухие колючие ветки царапали замерзшую кожу лица, рвали прохудившиеся рукавицы. И лишь удары топоров нарушали тишину архангельского леса. Не слышен был даже звонкий стук дятла из-за беспрестанной работы топорами. Тогда на лесоповале трудились тысячи людей.
Именно на лесоповале в Архангельской области, далеко от родного Львова, Екатерина встретила свою любовь. Этим человеком был Воротухин Владимир Васильевич (1933-2007), человек с тяжелым детством (даже еще хуже, чем у Екатерины). Он рос сиротой в одном из архангельских детских домов. Его отец погиб во время войны с немцами. Мать осталась одна с двумя маленькими детьми на руках, и умерла от болезни в 1942 году, когда Владимиру было только 9 лет. Его вместе с сестрой Лидой сдали в сиротский приют. Потом его ждала армия, и лесоповал — тяжелый физический труд среди высоких сосен. Рабочие сплавляли лес по Двине к Белому морю (дельта Северной Двины возле Архангельска впадает в Двинскую губу Белого моря).
Работа на лесоповале была нелегкой настолько, что туда даже ссылали преступников отбывать срок. Целые рабочие колонии заключенных с восходом солнца начинали рубить лес до изнеможения, почти, так же как и Екатерина и Владимир. Разница только в том, что они сделали свой выбор добровольно.
Отработав 2 года в тайге, в 1956 году Екатерина с любимым человеком возвращается на родину. Туда где её родители, братья и сестры все еще трудятся в колхозе «за палочки». В Львове они стали законными мужем и женой. Но работать в колхозе у них желания не было.
Владимир, выросший среди непроходимых лесов, привыкший полной грудью вдыхать чистый воздух, сам изъявил желание узнать и подземный мир Земли – его угольные шахты. А на Донбассе шахт немало.
В 1956 году как раз вступила в строй шахта Енакиевская, расположенная в пгт. Малоорловка, Шахтерского района Донецкой области. Туда они и поехали на заработки, и остались навсегда.
Владимир не боялся опускаться на сотни метров под землю, работал забойщиком, добывая черное золото Донбасса. А Екатерина Степановна занималась ведением домашнего хозяйства и растила четверых детей. И не в селе Нижняя яблонька Львовской области, не в поселке под Архангельском, а в восточном регионе Украины – в Донецкой области. В Малоорловке и по улице Широкой и до сих пор стоит их дом, который построил мой дед – Воротухин Владимир Васильевич.
Дедушка умер, и Екатерина Степановна осталась совершенно одна в пустом доме. И лишь кот, мурлыча, трется об её ноги, когда она вечером сидит на пороге и вспоминает свою ушедшую молодость…

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:47
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:48 | Сообщение # 4
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Полчаса после работы.

Я вернулась домой поздно. Задержалась на работе, потом еще и заскочила в супермаркет, чтобы купить продукты для приготовления ужина. И когда два тяжелых пакета наконец-то лежали в коридоре на тумбочке, я поняла, что кто-то был у меня дома. Мама или мой любимый? У них обоих есть ключи. Но мне никто из них не звонил, и на холодильнике не было никакой записки.
Странно, - подумала я. Переодевшись в домашний халатик, я принялась складывать продукты в пустой холодильник. Вчера у меня не было ни сил, ни времени даже сходить в магазин за сахаром. А сегодня я хотела сварить уху и нажарить котлет, ведь любимый должен прийти ко мне ночевать. Не успела я даже умыться, как в дверь позвонили. Я посмотрела в глазок, и моё сердце бешено застучало. Это был он!
— Привет, ты опять задержалась на работе? – у него был недовольный голос.
— Привет!
Я хотела обнять его, но он отошел в сторону, и достал с карманы клочок бумажки. Это был чек с нашей пиццерии, мы иногда ходим туда по праздникам.
— С тебя 99 гривен, родная. Я приехал с работы голодный, как волк, а ты даже не оставила мне масла чтобы сделать бутерброд. И почему сахарница пустая?
— Я тоже была на работе…
Да что он себе позволяет? Нет, чтобы пойти в магазин, и скупиться, он идет в пиццерию, еще и выставляет мне счет.
— Работа работой, а холодильник не должен оставаться пустым. Или ты меня не ждала?
Я то, конечно, ждала. Еще бы?!! Не смотря на то, что за два года он ни разу не дал мне денег ни на оплату коммунальных услуг, ни на пропитание. Но все же, мне нравится ощущать его горячее дыхание на пяточках, когда он делает мне массаж.
— А ты не мог вместо того, чтобы идти в пиццерию, сходить в магазин? – выпалила я, как-то не подумав.
— В магазин ходи сама. Давай 99 грн., у мен еще есть важные дела в городе. В следующий раз, будешь чаще заглядывать в холодильник, красавица моя.
Он так сказал это слова «красавица», что мне даже стало не по себе. В мои то 38 лет. А ему еще и 30 нет. Я, склонив голову, молча достала из сумочки кошелек и протянула ему сотню.
— Через час будет готов ужин. Ты придешь?
— Я позвоню.
Захлопнулась дверь, уже шагов его не слышно, и снова я осталась одна среди серых стен, не помнивших ремонта. Я подошла к окну на кухне и смотрела вниз. Он даже не поднял голову и не помахал мне рукой. Загудел мотор, и авто цвета мокрого песка скрылось за домами.
Зазвонил телефон. Это была мама.
— … Что? Да как он посмел? Сколько тебе раз повторять? Пошли ты этого альфонса в чертовой матери. Ну, зачем он тебе нужен? От мужиков должна быть хоть какая-то польза. А что тебе дал твой Дон Жуан за эти два года? Ничего! Если не считать коробки конфет на день рожденья. Он пользуется тобой, а ты, дура, кормишь его. Я бы дала ему «счет за пиццерию». Ты в своем уме?..
Мама продолжала бы еще долго свой монолог, но я положила трубку, и потом совсем отключила телефон.
— Неужели он совсем меня не любит? – слова в пустоту, а на душе стало так неспокойно и обидно.
Прогнав прочь грустные мысли, я принялась лепить котлеты по-киевски… В горящем воздухе летал аппетитный аромат жареной курятины, скворчало масло в сковородке, и я даже не сразу услышала стук в дверь.
Первое, что я увидела через глазок, были алые бутоны едва распустившихся голландских роз.
— Любимый!
Я была в восторге. Хотя сначала я подумала, что он купил мне букет за мои же 100 грн.. Но такая красота, наверное, стоит гораздо больше. А потом я едва не потеряла дар речи. Он опустился передо мной на одно колено, и достал из кармана своего дорогого пиджака красную коробочку в виде сердечка. Даже в вечернем свете ярко заблистал камешек в золотой оправе.
— Надеюсь, ты не откажешься стать моей женой?!!
Его губы растянулись в улыбке, в то время как на моем безымянном пальце засверкало колечко.
— Конечно, да! – я больше ничего не успела сказать, так как он закрыл мне рот страстным поцелуем.

© Кристина Денисенко.
 
СообщениеПолчаса после работы.

Я вернулась домой поздно. Задержалась на работе, потом еще и заскочила в супермаркет, чтобы купить продукты для приготовления ужина. И когда два тяжелых пакета наконец-то лежали в коридоре на тумбочке, я поняла, что кто-то был у меня дома. Мама или мой любимый? У них обоих есть ключи. Но мне никто из них не звонил, и на холодильнике не было никакой записки.
Странно, - подумала я. Переодевшись в домашний халатик, я принялась складывать продукты в пустой холодильник. Вчера у меня не было ни сил, ни времени даже сходить в магазин за сахаром. А сегодня я хотела сварить уху и нажарить котлет, ведь любимый должен прийти ко мне ночевать. Не успела я даже умыться, как в дверь позвонили. Я посмотрела в глазок, и моё сердце бешено застучало. Это был он!
— Привет, ты опять задержалась на работе? – у него был недовольный голос.
— Привет!
Я хотела обнять его, но он отошел в сторону, и достал с карманы клочок бумажки. Это был чек с нашей пиццерии, мы иногда ходим туда по праздникам.
— С тебя 99 гривен, родная. Я приехал с работы голодный, как волк, а ты даже не оставила мне масла чтобы сделать бутерброд. И почему сахарница пустая?
— Я тоже была на работе…
Да что он себе позволяет? Нет, чтобы пойти в магазин, и скупиться, он идет в пиццерию, еще и выставляет мне счет.
— Работа работой, а холодильник не должен оставаться пустым. Или ты меня не ждала?
Я то, конечно, ждала. Еще бы?!! Не смотря на то, что за два года он ни разу не дал мне денег ни на оплату коммунальных услуг, ни на пропитание. Но все же, мне нравится ощущать его горячее дыхание на пяточках, когда он делает мне массаж.
— А ты не мог вместо того, чтобы идти в пиццерию, сходить в магазин? – выпалила я, как-то не подумав.
— В магазин ходи сама. Давай 99 грн., у мен еще есть важные дела в городе. В следующий раз, будешь чаще заглядывать в холодильник, красавица моя.
Он так сказал это слова «красавица», что мне даже стало не по себе. В мои то 38 лет. А ему еще и 30 нет. Я, склонив голову, молча достала из сумочки кошелек и протянула ему сотню.
— Через час будет готов ужин. Ты придешь?
— Я позвоню.
Захлопнулась дверь, уже шагов его не слышно, и снова я осталась одна среди серых стен, не помнивших ремонта. Я подошла к окну на кухне и смотрела вниз. Он даже не поднял голову и не помахал мне рукой. Загудел мотор, и авто цвета мокрого песка скрылось за домами.
Зазвонил телефон. Это была мама.
— … Что? Да как он посмел? Сколько тебе раз повторять? Пошли ты этого альфонса в чертовой матери. Ну, зачем он тебе нужен? От мужиков должна быть хоть какая-то польза. А что тебе дал твой Дон Жуан за эти два года? Ничего! Если не считать коробки конфет на день рожденья. Он пользуется тобой, а ты, дура, кормишь его. Я бы дала ему «счет за пиццерию». Ты в своем уме?..
Мама продолжала бы еще долго свой монолог, но я положила трубку, и потом совсем отключила телефон.
— Неужели он совсем меня не любит? – слова в пустоту, а на душе стало так неспокойно и обидно.
Прогнав прочь грустные мысли, я принялась лепить котлеты по-киевски… В горящем воздухе летал аппетитный аромат жареной курятины, скворчало масло в сковородке, и я даже не сразу услышала стук в дверь.
Первое, что я увидела через глазок, были алые бутоны едва распустившихся голландских роз.
— Любимый!
Я была в восторге. Хотя сначала я подумала, что он купил мне букет за мои же 100 грн.. Но такая красота, наверное, стоит гораздо больше. А потом я едва не потеряла дар речи. Он опустился передо мной на одно колено, и достал из кармана своего дорогого пиджака красную коробочку в виде сердечка. Даже в вечернем свете ярко заблистал камешек в золотой оправе.
— Надеюсь, ты не откажешься стать моей женой?!!
Его губы растянулись в улыбке, в то время как на моем безымянном пальце засверкало колечко.
— Конечно, да! – я больше ничего не успела сказать, так как он закрыл мне рот страстным поцелуем.

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:48
СообщениеПолчаса после работы.

Я вернулась домой поздно. Задержалась на работе, потом еще и заскочила в супермаркет, чтобы купить продукты для приготовления ужина. И когда два тяжелых пакета наконец-то лежали в коридоре на тумбочке, я поняла, что кто-то был у меня дома. Мама или мой любимый? У них обоих есть ключи. Но мне никто из них не звонил, и на холодильнике не было никакой записки.
Странно, - подумала я. Переодевшись в домашний халатик, я принялась складывать продукты в пустой холодильник. Вчера у меня не было ни сил, ни времени даже сходить в магазин за сахаром. А сегодня я хотела сварить уху и нажарить котлет, ведь любимый должен прийти ко мне ночевать. Не успела я даже умыться, как в дверь позвонили. Я посмотрела в глазок, и моё сердце бешено застучало. Это был он!
— Привет, ты опять задержалась на работе? – у него был недовольный голос.
— Привет!
Я хотела обнять его, но он отошел в сторону, и достал с карманы клочок бумажки. Это был чек с нашей пиццерии, мы иногда ходим туда по праздникам.
— С тебя 99 гривен, родная. Я приехал с работы голодный, как волк, а ты даже не оставила мне масла чтобы сделать бутерброд. И почему сахарница пустая?
— Я тоже была на работе…
Да что он себе позволяет? Нет, чтобы пойти в магазин, и скупиться, он идет в пиццерию, еще и выставляет мне счет.
— Работа работой, а холодильник не должен оставаться пустым. Или ты меня не ждала?
Я то, конечно, ждала. Еще бы?!! Не смотря на то, что за два года он ни разу не дал мне денег ни на оплату коммунальных услуг, ни на пропитание. Но все же, мне нравится ощущать его горячее дыхание на пяточках, когда он делает мне массаж.
— А ты не мог вместо того, чтобы идти в пиццерию, сходить в магазин? – выпалила я, как-то не подумав.
— В магазин ходи сама. Давай 99 грн., у мен еще есть важные дела в городе. В следующий раз, будешь чаще заглядывать в холодильник, красавица моя.
Он так сказал это слова «красавица», что мне даже стало не по себе. В мои то 38 лет. А ему еще и 30 нет. Я, склонив голову, молча достала из сумочки кошелек и протянула ему сотню.
— Через час будет готов ужин. Ты придешь?
— Я позвоню.
Захлопнулась дверь, уже шагов его не слышно, и снова я осталась одна среди серых стен, не помнивших ремонта. Я подошла к окну на кухне и смотрела вниз. Он даже не поднял голову и не помахал мне рукой. Загудел мотор, и авто цвета мокрого песка скрылось за домами.
Зазвонил телефон. Это была мама.
— … Что? Да как он посмел? Сколько тебе раз повторять? Пошли ты этого альфонса в чертовой матери. Ну, зачем он тебе нужен? От мужиков должна быть хоть какая-то польза. А что тебе дал твой Дон Жуан за эти два года? Ничего! Если не считать коробки конфет на день рожденья. Он пользуется тобой, а ты, дура, кормишь его. Я бы дала ему «счет за пиццерию». Ты в своем уме?..
Мама продолжала бы еще долго свой монолог, но я положила трубку, и потом совсем отключила телефон.
— Неужели он совсем меня не любит? – слова в пустоту, а на душе стало так неспокойно и обидно.
Прогнав прочь грустные мысли, я принялась лепить котлеты по-киевски… В горящем воздухе летал аппетитный аромат жареной курятины, скворчало масло в сковородке, и я даже не сразу услышала стук в дверь.
Первое, что я увидела через глазок, были алые бутоны едва распустившихся голландских роз.
— Любимый!
Я была в восторге. Хотя сначала я подумала, что он купил мне букет за мои же 100 грн.. Но такая красота, наверное, стоит гораздо больше. А потом я едва не потеряла дар речи. Он опустился передо мной на одно колено, и достал из кармана своего дорогого пиджака красную коробочку в виде сердечка. Даже в вечернем свете ярко заблистал камешек в золотой оправе.
— Надеюсь, ты не откажешься стать моей женой?!!
Его губы растянулись в улыбке, в то время как на моем безымянном пальце засверкало колечко.
— Конечно, да! – я больше ничего не успела сказать, так как он закрыл мне рот страстным поцелуем.

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:48
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:48 | Сообщение # 5
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
С е р е б р я н а я л е д и.

Тем туманным утром после проливных дождей, зачастивших этим летом, я пошел собирать грибы в посадку. Звонкие птичьи трели успокаивали мысли, навивая беззаботность и желание забыть обо всем на свете. Только я и природа.
Грибов было много, только и успевай срезать душистые шляпки, неумело замаскированные в прошлогодней листве. Еще и час не прошел, еще и солнце не поднялось, а ведро было наполнено доверху, даже с горкой. Я расслабился, и довольный собой разгуливал между ровных рядов могучих дубов.
Внезапно над деревьями пронесся безудержный ветер. Захрустели ветки, а зеленая листва дождем осыпалась с вершин. Я стоял как вкопанный и смотрел в небо. Не возможно было оторвать глаз от радужных мерцаний, повисших прямо над моей головой. Оно опускалось. На мгновенье моё сознание включилось, разум кричал «беги отсюда», а любопытство, словно за руку держало. Уже и до грибов нет дела, я медленно опустил ведро на землю. Во мне бушевали желания, так и хотелось прикоснуться к невиданному.
Густым облаком, как привидение, опускалась летающая тарелка. Она была точно воздух, без четких очертаний и границ. Её цвет менялся при взгляде под разными углами. Сквозь неё я видел, как все еще осыпается зеленая листва, и колышутся ветки. Я осмелился и протянул руку вперед. Ладонь словно погрузилась в густой кисель. Обжигающий холод от кончиков пальцев стремительно побежал по венам к сердцу. Я испугался и дернул руку назад. Как не странно, никаких желеобразных следов на коже не осталось.
Пока я рассматривал руку, из этого полупрозрачного, но мерцающего агрегата вышла серебряная леди. Её стеклянные глаза светились белым снегом в солнечных лучах. Её взгляд ослеплял. Я, прячась словно от солнца, приподнял ладони ко лбу и продолжал рассматривать приближающуюся ко мне легкой походкой инопланетянку.
Она была такая же стройная, как фотомодель, рекламирующая кружевное белье, 90:60:90. Вот только на ней и белья то никакого не было. Её кожа серебрилась, и была настолько гладкой и соблазнительной, что ни с чем, кроме как с шелком, не шла в сравнение. «Богиня» одним словом! А её волосы — роскошная белая грива, трепещущая от дыхания леса!
— И не страшно тебе? – заговорила она со мной на русском языке неописуемым голосом.
Не зная, что и ответить, я скользил взглядом по чертам её лица. Она почти как человек! И нос, и губы, и глаза! Вот только серебрится вся, как статуя.
— Как статуя?!! – переспросила она.
— А я разве думал вслух?
— Нет. Это и неважно. Я прилетела за грибами. Страсть, как супчика грибного хочется. А ты взял то, что тебе не принадлежит. Я грибочки посадила, я дождем их поливала. А ты вместо меня урожай решил собрать? Не хорошо получается.
— О, серебряная леди! Вот возьми то, что я насобирал, - и я протянул ей пластмассовое ведерко, наполненное грибами. А хочешь, я помогу тебе грибы собирать? Прогуляемся вдвоем, я расскажу тебе анекдот.
— А хочешь, полетели со мной в другую галактику? Я покажу тебе мир за пределами Земли, дам порулить, а потом накормлю грибным супом.
— Нет. Я не хочу, нас и здесь не плохо кормят!
Она молчала. От неё веяло холодом. А когда она стала соблазнительно облизывать свои пухлые губы, я весь сжался от страха. И чего это она вздумала?
— Не бойся! Тебе понравится! – она заразительно смеялась, когда я попытался убежать.
— Я женат! – я все еще хотел выскользнуть с её холодных рук, схвативших меня за плечи.
Её свежее морозное дыхание остудило мой пыл. Я сдался. Серебряная леди прижала меня к дубу и лизнула меня ледяным языком в лоб. Это было незабываемо! Холодные губы целовали меня, и я наслаждался лаской инопланетянки, позабыв обо всем на свете…
Когда я проснулся, моя серая Мурка старательно вылизывала мой вспотевший лоб. Неужели это был всего лишь сон?
— Вставай, соня! – нежный голос жены вернул меня в реальность. — Ты же собирался за грибами.

© Кристина Денисенко.


Сообщение отредактировал korolevansp - Вторник, 11.10.2011, 18:49
 
СообщениеС е р е б р я н а я л е д и.

Тем туманным утром после проливных дождей, зачастивших этим летом, я пошел собирать грибы в посадку. Звонкие птичьи трели успокаивали мысли, навивая беззаботность и желание забыть обо всем на свете. Только я и природа.
Грибов было много, только и успевай срезать душистые шляпки, неумело замаскированные в прошлогодней листве. Еще и час не прошел, еще и солнце не поднялось, а ведро было наполнено доверху, даже с горкой. Я расслабился, и довольный собой разгуливал между ровных рядов могучих дубов.
Внезапно над деревьями пронесся безудержный ветер. Захрустели ветки, а зеленая листва дождем осыпалась с вершин. Я стоял как вкопанный и смотрел в небо. Не возможно было оторвать глаз от радужных мерцаний, повисших прямо над моей головой. Оно опускалось. На мгновенье моё сознание включилось, разум кричал «беги отсюда», а любопытство, словно за руку держало. Уже и до грибов нет дела, я медленно опустил ведро на землю. Во мне бушевали желания, так и хотелось прикоснуться к невиданному.
Густым облаком, как привидение, опускалась летающая тарелка. Она была точно воздух, без четких очертаний и границ. Её цвет менялся при взгляде под разными углами. Сквозь неё я видел, как все еще осыпается зеленая листва, и колышутся ветки. Я осмелился и протянул руку вперед. Ладонь словно погрузилась в густой кисель. Обжигающий холод от кончиков пальцев стремительно побежал по венам к сердцу. Я испугался и дернул руку назад. Как не странно, никаких желеобразных следов на коже не осталось.
Пока я рассматривал руку, из этого полупрозрачного, но мерцающего агрегата вышла серебряная леди. Её стеклянные глаза светились белым снегом в солнечных лучах. Её взгляд ослеплял. Я, прячась словно от солнца, приподнял ладони ко лбу и продолжал рассматривать приближающуюся ко мне легкой походкой инопланетянку.
Она была такая же стройная, как фотомодель, рекламирующая кружевное белье, 90:60:90. Вот только на ней и белья то никакого не было. Её кожа серебрилась, и была настолько гладкой и соблазнительной, что ни с чем, кроме как с шелком, не шла в сравнение. «Богиня» одним словом! А её волосы — роскошная белая грива, трепещущая от дыхания леса!
— И не страшно тебе? – заговорила она со мной на русском языке неописуемым голосом.
Не зная, что и ответить, я скользил взглядом по чертам её лица. Она почти как человек! И нос, и губы, и глаза! Вот только серебрится вся, как статуя.
— Как статуя?!! – переспросила она.
— А я разве думал вслух?
— Нет. Это и неважно. Я прилетела за грибами. Страсть, как супчика грибного хочется. А ты взял то, что тебе не принадлежит. Я грибочки посадила, я дождем их поливала. А ты вместо меня урожай решил собрать? Не хорошо получается.
— О, серебряная леди! Вот возьми то, что я насобирал, - и я протянул ей пластмассовое ведерко, наполненное грибами. А хочешь, я помогу тебе грибы собирать? Прогуляемся вдвоем, я расскажу тебе анекдот.
— А хочешь, полетели со мной в другую галактику? Я покажу тебе мир за пределами Земли, дам порулить, а потом накормлю грибным супом.
— Нет. Я не хочу, нас и здесь не плохо кормят!
Она молчала. От неё веяло холодом. А когда она стала соблазнительно облизывать свои пухлые губы, я весь сжался от страха. И чего это она вздумала?
— Не бойся! Тебе понравится! – она заразительно смеялась, когда я попытался убежать.
— Я женат! – я все еще хотел выскользнуть с её холодных рук, схвативших меня за плечи.
Её свежее морозное дыхание остудило мой пыл. Я сдался. Серебряная леди прижала меня к дубу и лизнула меня ледяным языком в лоб. Это было незабываемо! Холодные губы целовали меня, и я наслаждался лаской инопланетянки, позабыв обо всем на свете…
Когда я проснулся, моя серая Мурка старательно вылизывала мой вспотевший лоб. Неужели это был всего лишь сон?
— Вставай, соня! – нежный голос жены вернул меня в реальность. — Ты же собирался за грибами.

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:48
СообщениеС е р е б р я н а я л е д и.

Тем туманным утром после проливных дождей, зачастивших этим летом, я пошел собирать грибы в посадку. Звонкие птичьи трели успокаивали мысли, навивая беззаботность и желание забыть обо всем на свете. Только я и природа.
Грибов было много, только и успевай срезать душистые шляпки, неумело замаскированные в прошлогодней листве. Еще и час не прошел, еще и солнце не поднялось, а ведро было наполнено доверху, даже с горкой. Я расслабился, и довольный собой разгуливал между ровных рядов могучих дубов.
Внезапно над деревьями пронесся безудержный ветер. Захрустели ветки, а зеленая листва дождем осыпалась с вершин. Я стоял как вкопанный и смотрел в небо. Не возможно было оторвать глаз от радужных мерцаний, повисших прямо над моей головой. Оно опускалось. На мгновенье моё сознание включилось, разум кричал «беги отсюда», а любопытство, словно за руку держало. Уже и до грибов нет дела, я медленно опустил ведро на землю. Во мне бушевали желания, так и хотелось прикоснуться к невиданному.
Густым облаком, как привидение, опускалась летающая тарелка. Она была точно воздух, без четких очертаний и границ. Её цвет менялся при взгляде под разными углами. Сквозь неё я видел, как все еще осыпается зеленая листва, и колышутся ветки. Я осмелился и протянул руку вперед. Ладонь словно погрузилась в густой кисель. Обжигающий холод от кончиков пальцев стремительно побежал по венам к сердцу. Я испугался и дернул руку назад. Как не странно, никаких желеобразных следов на коже не осталось.
Пока я рассматривал руку, из этого полупрозрачного, но мерцающего агрегата вышла серебряная леди. Её стеклянные глаза светились белым снегом в солнечных лучах. Её взгляд ослеплял. Я, прячась словно от солнца, приподнял ладони ко лбу и продолжал рассматривать приближающуюся ко мне легкой походкой инопланетянку.
Она была такая же стройная, как фотомодель, рекламирующая кружевное белье, 90:60:90. Вот только на ней и белья то никакого не было. Её кожа серебрилась, и была настолько гладкой и соблазнительной, что ни с чем, кроме как с шелком, не шла в сравнение. «Богиня» одним словом! А её волосы — роскошная белая грива, трепещущая от дыхания леса!
— И не страшно тебе? – заговорила она со мной на русском языке неописуемым голосом.
Не зная, что и ответить, я скользил взглядом по чертам её лица. Она почти как человек! И нос, и губы, и глаза! Вот только серебрится вся, как статуя.
— Как статуя?!! – переспросила она.
— А я разве думал вслух?
— Нет. Это и неважно. Я прилетела за грибами. Страсть, как супчика грибного хочется. А ты взял то, что тебе не принадлежит. Я грибочки посадила, я дождем их поливала. А ты вместо меня урожай решил собрать? Не хорошо получается.
— О, серебряная леди! Вот возьми то, что я насобирал, - и я протянул ей пластмассовое ведерко, наполненное грибами. А хочешь, я помогу тебе грибы собирать? Прогуляемся вдвоем, я расскажу тебе анекдот.
— А хочешь, полетели со мной в другую галактику? Я покажу тебе мир за пределами Земли, дам порулить, а потом накормлю грибным супом.
— Нет. Я не хочу, нас и здесь не плохо кормят!
Она молчала. От неё веяло холодом. А когда она стала соблазнительно облизывать свои пухлые губы, я весь сжался от страха. И чего это она вздумала?
— Не бойся! Тебе понравится! – она заразительно смеялась, когда я попытался убежать.
— Я женат! – я все еще хотел выскользнуть с её холодных рук, схвативших меня за плечи.
Её свежее морозное дыхание остудило мой пыл. Я сдался. Серебряная леди прижала меня к дубу и лизнула меня ледяным языком в лоб. Это было незабываемо! Холодные губы целовали меня, и я наслаждался лаской инопланетянки, позабыв обо всем на свете…
Когда я проснулся, моя серая Мурка старательно вылизывала мой вспотевший лоб. Неужели это был всего лишь сон?
— Вставай, соня! – нежный голос жены вернул меня в реальность. — Ты же собирался за грибами.

© Кристина Денисенко.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:48
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:51 | Сообщение # 6
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Синеглазый дуб

Над пожелтевшими березовыми рощами багровел зловещий закат. Укутавшись в промокший плащ, юная эльфийка всматривалась в чернеющее небо: луна, круглая и светлая, медленно заслонялась таинственной пеленой.
Когда поднялся ветер и эльфийка нервно начала теребить завязки плаща, осколок луны, повисший над рощей, засветился кровавым пятном, от чего юная особа еще больше испугалась.
– Похоже, этой ночью произойдет что-то непредвиденное, – шептала девушка, обнимая старый ствол единственного в роще многовекового дуба.
Опавшие листья с шелестом поднимались над остывшей землей и нечеткими тенями неслись к мелкому ручью, чье журчание еще до заката было более приветливым. А во время затмения тонкие струи напоминали открытые вены, из которых злобно торчали острые камни, как окровавленные стекла, пронзающие усыхающий ручей по всей длине его несмелого теченья.
– Мне нужно скорее добраться до деревни, – нежным голоском говорила эльфийка, обращаясь к дубу, как будто он её слышал.
Вмиг ветви могучего дерева стали мягкими и податливыми. Он гибкостью плакучей ивы укрыл эльфийку от надвигающейся беды. Дубовые пальцы вездесущими змеями обвивали стройный стан девушки. Она и думать забыла о затмении. Еще бы: дубовый принц страстно прижал её к стволу и, словно эльф-незнакомец в шапке невидимке, развязал аккуратный бант на её шее, отбрасывая в сторону влажный плащ.
Глаза эльфийки в кромешной тьме горели огоньками зеленого пламени. Она вздрагивала от нежных поглаживаний деревянных рук, стараясь поймать своего ублажателя. Но вокруг было пусто. Лишь черная ночь: ни звезд, ни луны.
Смелыми движениями дуб-спаситель ласкал эльфийку в сонной роще, и никто не мог наблюдать за ними, потому что землю окутал злой мрак. Черная пыль устлала еще недавно желтеющие поляны, звонкий родник пересох в одночасье, а березы проливали последние капли испаряющихся слез. Лес будто сгорел в мгновенном пожаре. Ни листочка, ни травинки, ничего живого не стало вокруг.
И только эльфийское сердце в девичьей груди, объятой горячими ладонями дубовых ветвей, непрерывно стучало. То барабанной дробью, но мелодией вальса оно придавало новых сил дубу и побуждало его продолжать действовать.
Жгущие поцелуи бессмертных листьев покрыли нежную кожу эльфийки. По её телу пробегали волнами мурашки, и вовсе не от холода, а от пылкого внимания молчаливого дерева.
Все лето она приходила в эту рощу, говорила с могучим дубом, нежно гладила его огрубелую кору, обнимала и плакалась, как в жилетку верному другу. А он лишь молчал…
Обессилев от нескончаемых ласк, эльфийка упала на разостланную дубом перину из желтой листвы. Её укрыла чья-то тень… И звезды с неба ей светили, но она их не видела. И изощренная дуга жутко красной луны вновь появилась на небе. Но лишь фиолетовый рассвет раскрыл эльфийке сомкнутые веки.
На желтых дубовых листьях, как на ковре, она лежала в объятиях красивого синеглазого эльфа. Дуба больше не стало, да и березовая роща превратилась в пепел, но зачарованная эльфийка этого не замечала…

© Кристина Денисенко
 
СообщениеСинеглазый дуб

Над пожелтевшими березовыми рощами багровел зловещий закат. Укутавшись в промокший плащ, юная эльфийка всматривалась в чернеющее небо: луна, круглая и светлая, медленно заслонялась таинственной пеленой.
Когда поднялся ветер и эльфийка нервно начала теребить завязки плаща, осколок луны, повисший над рощей, засветился кровавым пятном, от чего юная особа еще больше испугалась.
– Похоже, этой ночью произойдет что-то непредвиденное, – шептала девушка, обнимая старый ствол единственного в роще многовекового дуба.
Опавшие листья с шелестом поднимались над остывшей землей и нечеткими тенями неслись к мелкому ручью, чье журчание еще до заката было более приветливым. А во время затмения тонкие струи напоминали открытые вены, из которых злобно торчали острые камни, как окровавленные стекла, пронзающие усыхающий ручей по всей длине его несмелого теченья.
– Мне нужно скорее добраться до деревни, – нежным голоском говорила эльфийка, обращаясь к дубу, как будто он её слышал.
Вмиг ветви могучего дерева стали мягкими и податливыми. Он гибкостью плакучей ивы укрыл эльфийку от надвигающейся беды. Дубовые пальцы вездесущими змеями обвивали стройный стан девушки. Она и думать забыла о затмении. Еще бы: дубовый принц страстно прижал её к стволу и, словно эльф-незнакомец в шапке невидимке, развязал аккуратный бант на её шее, отбрасывая в сторону влажный плащ.
Глаза эльфийки в кромешной тьме горели огоньками зеленого пламени. Она вздрагивала от нежных поглаживаний деревянных рук, стараясь поймать своего ублажателя. Но вокруг было пусто. Лишь черная ночь: ни звезд, ни луны.
Смелыми движениями дуб-спаситель ласкал эльфийку в сонной роще, и никто не мог наблюдать за ними, потому что землю окутал злой мрак. Черная пыль устлала еще недавно желтеющие поляны, звонкий родник пересох в одночасье, а березы проливали последние капли испаряющихся слез. Лес будто сгорел в мгновенном пожаре. Ни листочка, ни травинки, ничего живого не стало вокруг.
И только эльфийское сердце в девичьей груди, объятой горячими ладонями дубовых ветвей, непрерывно стучало. То барабанной дробью, но мелодией вальса оно придавало новых сил дубу и побуждало его продолжать действовать.
Жгущие поцелуи бессмертных листьев покрыли нежную кожу эльфийки. По её телу пробегали волнами мурашки, и вовсе не от холода, а от пылкого внимания молчаливого дерева.
Все лето она приходила в эту рощу, говорила с могучим дубом, нежно гладила его огрубелую кору, обнимала и плакалась, как в жилетку верному другу. А он лишь молчал…
Обессилев от нескончаемых ласк, эльфийка упала на разостланную дубом перину из желтой листвы. Её укрыла чья-то тень… И звезды с неба ей светили, но она их не видела. И изощренная дуга жутко красной луны вновь появилась на небе. Но лишь фиолетовый рассвет раскрыл эльфийке сомкнутые веки.
На желтых дубовых листьях, как на ковре, она лежала в объятиях красивого синеглазого эльфа. Дуба больше не стало, да и березовая роща превратилась в пепел, но зачарованная эльфийка этого не замечала…

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:51
СообщениеСинеглазый дуб

Над пожелтевшими березовыми рощами багровел зловещий закат. Укутавшись в промокший плащ, юная эльфийка всматривалась в чернеющее небо: луна, круглая и светлая, медленно заслонялась таинственной пеленой.
Когда поднялся ветер и эльфийка нервно начала теребить завязки плаща, осколок луны, повисший над рощей, засветился кровавым пятном, от чего юная особа еще больше испугалась.
– Похоже, этой ночью произойдет что-то непредвиденное, – шептала девушка, обнимая старый ствол единственного в роще многовекового дуба.
Опавшие листья с шелестом поднимались над остывшей землей и нечеткими тенями неслись к мелкому ручью, чье журчание еще до заката было более приветливым. А во время затмения тонкие струи напоминали открытые вены, из которых злобно торчали острые камни, как окровавленные стекла, пронзающие усыхающий ручей по всей длине его несмелого теченья.
– Мне нужно скорее добраться до деревни, – нежным голоском говорила эльфийка, обращаясь к дубу, как будто он её слышал.
Вмиг ветви могучего дерева стали мягкими и податливыми. Он гибкостью плакучей ивы укрыл эльфийку от надвигающейся беды. Дубовые пальцы вездесущими змеями обвивали стройный стан девушки. Она и думать забыла о затмении. Еще бы: дубовый принц страстно прижал её к стволу и, словно эльф-незнакомец в шапке невидимке, развязал аккуратный бант на её шее, отбрасывая в сторону влажный плащ.
Глаза эльфийки в кромешной тьме горели огоньками зеленого пламени. Она вздрагивала от нежных поглаживаний деревянных рук, стараясь поймать своего ублажателя. Но вокруг было пусто. Лишь черная ночь: ни звезд, ни луны.
Смелыми движениями дуб-спаситель ласкал эльфийку в сонной роще, и никто не мог наблюдать за ними, потому что землю окутал злой мрак. Черная пыль устлала еще недавно желтеющие поляны, звонкий родник пересох в одночасье, а березы проливали последние капли испаряющихся слез. Лес будто сгорел в мгновенном пожаре. Ни листочка, ни травинки, ничего живого не стало вокруг.
И только эльфийское сердце в девичьей груди, объятой горячими ладонями дубовых ветвей, непрерывно стучало. То барабанной дробью, но мелодией вальса оно придавало новых сил дубу и побуждало его продолжать действовать.
Жгущие поцелуи бессмертных листьев покрыли нежную кожу эльфийки. По её телу пробегали волнами мурашки, и вовсе не от холода, а от пылкого внимания молчаливого дерева.
Все лето она приходила в эту рощу, говорила с могучим дубом, нежно гладила его огрубелую кору, обнимала и плакалась, как в жилетку верному другу. А он лишь молчал…
Обессилев от нескончаемых ласк, эльфийка упала на разостланную дубом перину из желтой листвы. Её укрыла чья-то тень… И звезды с неба ей светили, но она их не видела. И изощренная дуга жутко красной луны вновь появилась на небе. Но лишь фиолетовый рассвет раскрыл эльфийке сомкнутые веки.
На желтых дубовых листьях, как на ковре, она лежала в объятиях красивого синеглазого эльфа. Дуба больше не стало, да и березовая роща превратилась в пепел, но зачарованная эльфийка этого не замечала…

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:51
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:52 | Сообщение # 7
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Новогоднее желание

С экрана старенько телевизора наш президент толкал новогоднюю речь, гремели залпы фейерверков, казалось, весь город, не спал, окунувшись в праздничные гуляния.
Мы в компании однокурсников сидели у старой печки-развалюшки, распивая бутыль мутного самогона под жаренную на сале картошку. Захмелевшие, мы шумно играли в «дурака» на желания. Пока еще не все горючее было оприходовано, мысли были почти трезвыми. Но когда мне с Б* повесили пагоны (а играли мы два на два), желание А* показалось мне жутковатым. Но мы, как настоящие мужчины, которым не страшна любая ситуация, отважно встали из-за стола с намерением, во что бы то ни стало СПУСТИТЬСЯ по заброшенному стволу прямо в ШАХТУ и поднять на поверхность брошенную А* пластиковую бутылку.
Бетонное здание с черными дырами безнадзорно утопало в грязном снегу. Вокруг даже бродячие собаки не бегали, лишь злобный ветер выл, продувая до костей. Покосившаяся дверь со скрипом отворилась, открыв глазам, следящим за круглым пятном света карманного фонарика, глубокий колодец. Поглощающая чернота пугала, тем более мы знали, что глубина нашей шахты около 930 метров. Малейшая случайность, и наших тел никто бы даже не нашел (ну, в крайнем случае – мешочек с кровавым месивом).
С давящим подсознание страхом я преодолел первый барьер. Спустившись по лестничной клетке, все еще ощущая надежную опору под ногами, я огляделся по сторонам. Мороз быстро остудил горячую кровь и выполнять опасное «желание» уже не хотелось, но А* все еще навеселе подначивал: «Смелее, смелее».
Я спускался первым. Фонарик, торчащий из кармана, освещал ледяные стены и скользкие трехметровые проводники рельс. Голоса сверху доносились все тише и тише, и только учащенное дыхание Б* напоминало мне, что я не один в этой дыре. Ствол напоминал вертикальную железную дорогу. И по рельсам мы опускались вниз, каждый раз переводя дыхание на очередном металлическом швеллере (железяка буквой «Т»). Уже через полчаса перчатки протерлись, ладони горели сильнее, чем при скользящем спуске с верха школьного каната.
Чем ниже мы опускались, тем становилось жарче. Монотонные звуки от ударов капель воды наполняли пространство между пролетами. Поднимая голову вверх, я видел лишь темноту. Вокруг был только мрак и страх от мыслей, что мы не сможет вернуться назад.
От усталости и нервного напряжения дрожали колени. И лишь когда под ногами вновь появилась сырая земля, припорошенная угольной пылью, я вздохнул с облегчением. Б*, ругаясь матом, шел следом. Оказавшись в километровой норе, на самом дне, мы уже отчаянно светили фонариком по стенам. Перед нами открылись два тоннеля. Корявая вагонетка лежала опрокинутой за двойной полоской рельс, широкие трубы тянулись по всей длине, пахло сыростью. Мы пошли направо, к стволу. Но брошенной А* бутылки так и не нашли.
Лишь вечером 1 января обессиленные мы выползли из шахты, радуясь белым пушистым снежинкам. А в наше приключение никто так и не поверил, даже пьяный А*, заваривший эту кашу.

© Кристина Денисенко
 
СообщениеНовогоднее желание

С экрана старенько телевизора наш президент толкал новогоднюю речь, гремели залпы фейерверков, казалось, весь город, не спал, окунувшись в праздничные гуляния.
Мы в компании однокурсников сидели у старой печки-развалюшки, распивая бутыль мутного самогона под жаренную на сале картошку. Захмелевшие, мы шумно играли в «дурака» на желания. Пока еще не все горючее было оприходовано, мысли были почти трезвыми. Но когда мне с Б* повесили пагоны (а играли мы два на два), желание А* показалось мне жутковатым. Но мы, как настоящие мужчины, которым не страшна любая ситуация, отважно встали из-за стола с намерением, во что бы то ни стало СПУСТИТЬСЯ по заброшенному стволу прямо в ШАХТУ и поднять на поверхность брошенную А* пластиковую бутылку.
Бетонное здание с черными дырами безнадзорно утопало в грязном снегу. Вокруг даже бродячие собаки не бегали, лишь злобный ветер выл, продувая до костей. Покосившаяся дверь со скрипом отворилась, открыв глазам, следящим за круглым пятном света карманного фонарика, глубокий колодец. Поглощающая чернота пугала, тем более мы знали, что глубина нашей шахты около 930 метров. Малейшая случайность, и наших тел никто бы даже не нашел (ну, в крайнем случае – мешочек с кровавым месивом).
С давящим подсознание страхом я преодолел первый барьер. Спустившись по лестничной клетке, все еще ощущая надежную опору под ногами, я огляделся по сторонам. Мороз быстро остудил горячую кровь и выполнять опасное «желание» уже не хотелось, но А* все еще навеселе подначивал: «Смелее, смелее».
Я спускался первым. Фонарик, торчащий из кармана, освещал ледяные стены и скользкие трехметровые проводники рельс. Голоса сверху доносились все тише и тише, и только учащенное дыхание Б* напоминало мне, что я не один в этой дыре. Ствол напоминал вертикальную железную дорогу. И по рельсам мы опускались вниз, каждый раз переводя дыхание на очередном металлическом швеллере (железяка буквой «Т»). Уже через полчаса перчатки протерлись, ладони горели сильнее, чем при скользящем спуске с верха школьного каната.
Чем ниже мы опускались, тем становилось жарче. Монотонные звуки от ударов капель воды наполняли пространство между пролетами. Поднимая голову вверх, я видел лишь темноту. Вокруг был только мрак и страх от мыслей, что мы не сможет вернуться назад.
От усталости и нервного напряжения дрожали колени. И лишь когда под ногами вновь появилась сырая земля, припорошенная угольной пылью, я вздохнул с облегчением. Б*, ругаясь матом, шел следом. Оказавшись в километровой норе, на самом дне, мы уже отчаянно светили фонариком по стенам. Перед нами открылись два тоннеля. Корявая вагонетка лежала опрокинутой за двойной полоской рельс, широкие трубы тянулись по всей длине, пахло сыростью. Мы пошли направо, к стволу. Но брошенной А* бутылки так и не нашли.
Лишь вечером 1 января обессиленные мы выползли из шахты, радуясь белым пушистым снежинкам. А в наше приключение никто так и не поверил, даже пьяный А*, заваривший эту кашу.

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:52
СообщениеНовогоднее желание

С экрана старенько телевизора наш президент толкал новогоднюю речь, гремели залпы фейерверков, казалось, весь город, не спал, окунувшись в праздничные гуляния.
Мы в компании однокурсников сидели у старой печки-развалюшки, распивая бутыль мутного самогона под жаренную на сале картошку. Захмелевшие, мы шумно играли в «дурака» на желания. Пока еще не все горючее было оприходовано, мысли были почти трезвыми. Но когда мне с Б* повесили пагоны (а играли мы два на два), желание А* показалось мне жутковатым. Но мы, как настоящие мужчины, которым не страшна любая ситуация, отважно встали из-за стола с намерением, во что бы то ни стало СПУСТИТЬСЯ по заброшенному стволу прямо в ШАХТУ и поднять на поверхность брошенную А* пластиковую бутылку.
Бетонное здание с черными дырами безнадзорно утопало в грязном снегу. Вокруг даже бродячие собаки не бегали, лишь злобный ветер выл, продувая до костей. Покосившаяся дверь со скрипом отворилась, открыв глазам, следящим за круглым пятном света карманного фонарика, глубокий колодец. Поглощающая чернота пугала, тем более мы знали, что глубина нашей шахты около 930 метров. Малейшая случайность, и наших тел никто бы даже не нашел (ну, в крайнем случае – мешочек с кровавым месивом).
С давящим подсознание страхом я преодолел первый барьер. Спустившись по лестничной клетке, все еще ощущая надежную опору под ногами, я огляделся по сторонам. Мороз быстро остудил горячую кровь и выполнять опасное «желание» уже не хотелось, но А* все еще навеселе подначивал: «Смелее, смелее».
Я спускался первым. Фонарик, торчащий из кармана, освещал ледяные стены и скользкие трехметровые проводники рельс. Голоса сверху доносились все тише и тише, и только учащенное дыхание Б* напоминало мне, что я не один в этой дыре. Ствол напоминал вертикальную железную дорогу. И по рельсам мы опускались вниз, каждый раз переводя дыхание на очередном металлическом швеллере (железяка буквой «Т»). Уже через полчаса перчатки протерлись, ладони горели сильнее, чем при скользящем спуске с верха школьного каната.
Чем ниже мы опускались, тем становилось жарче. Монотонные звуки от ударов капель воды наполняли пространство между пролетами. Поднимая голову вверх, я видел лишь темноту. Вокруг был только мрак и страх от мыслей, что мы не сможет вернуться назад.
От усталости и нервного напряжения дрожали колени. И лишь когда под ногами вновь появилась сырая земля, припорошенная угольной пылью, я вздохнул с облегчением. Б*, ругаясь матом, шел следом. Оказавшись в километровой норе, на самом дне, мы уже отчаянно светили фонариком по стенам. Перед нами открылись два тоннеля. Корявая вагонетка лежала опрокинутой за двойной полоской рельс, широкие трубы тянулись по всей длине, пахло сыростью. Мы пошли направо, к стволу. Но брошенной А* бутылки так и не нашли.
Лишь вечером 1 января обессиленные мы выползли из шахты, радуясь белым пушистым снежинкам. А в наше приключение никто так и не поверил, даже пьяный А*, заваривший эту кашу.

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:52
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 11.10.2011, 18:53 | Сообщение # 8
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Человек тоже зверь

В понедельник внеочередное родительское собрание в одном из классов учебно-воспитательного комплекса № Х города Ка* проходило шумно и очень эмоционально. Поводом стал инцидент, в котором восьмилетние ученики 3-го класса два мальчика и три девочки зверски избили своего одноклассника ногами.
Как всегда на собрании присутствовали не все родители. Многие, видимо, решили, что вопрос жесткого поведения детей их не касается. Но все-таки родители учеников обвиняемых в нанесении ребенку Ване* тяжких увечий пришли. Были и мама с папой Вани*, и другие родители, чьи дети не имели никакого отношения к драке.
О том, что случилось в школе, еще в пятницу вечером знал каждый из родителей. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то избил. Тревогу подняла, естественно, мама Вани*. Ведь ей позвонила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка, который забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плакал, зовя свою маму. А мама так и не догадывалась до этого случая, что происходило с её сыном после того, как она провожала его за руку в школу, давая и деньги на пирожки, и сытный бутерброд, и чай в пластиковой бутылке.
Учитель с измученным лицом осмотрела собравшихся. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался прозрачный пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз.
Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «Мари Ванна*, может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, учительница, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме педагог подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому, и эта репетиция была уже не первой, но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра – произошла кровавая разборка.
Учителя слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Еще бы ведь его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен у Вани*, и в нанесении жестоких ударов ногами по голове пострадавшего мальчика.
— Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку.
— Герой! – в один голос закричали насмешливо взвинченные мамаши.
— Рыцарь! На зоне полно таких «заступничков». И вашему Жоре* туда дорога. Зверь. И что с него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?
Отец Жоры* еле себя сдерживал. Видно было, как злобно он сжимает массивный ключ.
— И это не в первый раз ваш сын отнимает у моего сына деньги, – мама Вани* повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки.
— Да что вы говорите? – огрызался мужчина.
Мама Вани* видно учуяла запах перегара, после того как отец Жоры* открыл свой рот в очередной раз. Она сморщила нос, отчего всем стало понятно, почему.
— Да, – подтвердила учительница. – Ваш Жорик* часто выпрашивает у других детей деньги, конфеты, бутерброды. Я знаю, вы тоже даете ему деньги, и он ежедневно бегает в буфет. Повара пирожков еще нажарить не успевают, или даже колпаки свои надеть, а Жорик* уже в столовой. Вы что его дома не кормите?
Отец с недовольным видом молча наблюдал за остальными.
— Так вот кто у нас в классе самый голодный?! – возмущались родительницы.
— С этим нужно что-то делать, – прокатилось волной по темному классу.
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и они точно так же как и мне будут трепать ему нервы. Мы должны совместными усилиями воспитать наших детей, иначе из них вырастут бандиты. Где это видано, чтобы восьмилетняя девочка била мальчика ногами? А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Тишина воцарилась в классе ненадолго.
— Где эта девушка, что занималась с детьми танцами? Пусть расскажет, как все было, – потребовала одна из родительниц обвиняемых детей.
— Здесь, – ответила другая мамаша. – Это моя старшая дочь. Вот она, – и указала на поднимающуюся из-за парты девушку.
— Ну, и как все было?
— Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали Ваню* за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть, – она едва не плакала, рассказывая.
— Вот оно ваше родительское воспитание, – возмутилась еще одна женщина. – И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это…
— А что воспитание? Мы все работаем, – пыталась оправдаться мама второго мальчика Пети*, который с Жорой* и затеяли ту драку.
— Зачем вы тогда детей рожаете, если вы работаете? Чтобы они росли сами по себе? Детей воспитывать надо. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо, – высказалась другая мама.
— Вот мы и поговорим сегодня с детьми. Каждый придет домой и поговорит, – говорили родители виноватых детей.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Мари Ванна, Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
—Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
— И все-таки, Мари Ванна, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. И я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!», – высказала свое мнение еще одна из мам, чьи дети еще не успели показать себя с негативной стороны.
— Да. Вот сегодня этим пяти детям дома зададут жару, а они как выловят этого Ваню и как накостыляют ему, что мало не покажется, – продолжали обсуждать родители.
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
— Ставим, – единственный голос молодой мамаши в красном решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
— Ставим, – нехотя повторила учительница. – Я записываю фамилии.
Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свой автограф под длинным текстом с коротким смыслом «Человек тоже зверь».

© Кристина Денисенко


Сообщение отредактировал korolevansp - Вторник, 11.10.2011, 21:07
 
СообщениеЧеловек тоже зверь

В понедельник внеочередное родительское собрание в одном из классов учебно-воспитательного комплекса № Х города Ка* проходило шумно и очень эмоционально. Поводом стал инцидент, в котором восьмилетние ученики 3-го класса два мальчика и три девочки зверски избили своего одноклассника ногами.
Как всегда на собрании присутствовали не все родители. Многие, видимо, решили, что вопрос жесткого поведения детей их не касается. Но все-таки родители учеников обвиняемых в нанесении ребенку Ване* тяжких увечий пришли. Были и мама с папой Вани*, и другие родители, чьи дети не имели никакого отношения к драке.
О том, что случилось в школе, еще в пятницу вечером знал каждый из родителей. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то избил. Тревогу подняла, естественно, мама Вани*. Ведь ей позвонила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка, который забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плакал, зовя свою маму. А мама так и не догадывалась до этого случая, что происходило с её сыном после того, как она провожала его за руку в школу, давая и деньги на пирожки, и сытный бутерброд, и чай в пластиковой бутылке.
Учитель с измученным лицом осмотрела собравшихся. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался прозрачный пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз.
Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «Мари Ванна*, может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, учительница, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме педагог подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому, и эта репетиция была уже не первой, но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра – произошла кровавая разборка.
Учителя слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Еще бы ведь его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен у Вани*, и в нанесении жестоких ударов ногами по голове пострадавшего мальчика.
— Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку.
— Герой! – в один голос закричали насмешливо взвинченные мамаши.
— Рыцарь! На зоне полно таких «заступничков». И вашему Жоре* туда дорога. Зверь. И что с него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?
Отец Жоры* еле себя сдерживал. Видно было, как злобно он сжимает массивный ключ.
— И это не в первый раз ваш сын отнимает у моего сына деньги, – мама Вани* повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки.
— Да что вы говорите? – огрызался мужчина.
Мама Вани* видно учуяла запах перегара, после того как отец Жоры* открыл свой рот в очередной раз. Она сморщила нос, отчего всем стало понятно, почему.
— Да, – подтвердила учительница. – Ваш Жорик* часто выпрашивает у других детей деньги, конфеты, бутерброды. Я знаю, вы тоже даете ему деньги, и он ежедневно бегает в буфет. Повара пирожков еще нажарить не успевают, или даже колпаки свои надеть, а Жорик* уже в столовой. Вы что его дома не кормите?
Отец с недовольным видом молча наблюдал за остальными.
— Так вот кто у нас в классе самый голодный?! – возмущались родительницы.
— С этим нужно что-то делать, – прокатилось волной по темному классу.
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и они точно так же как и мне будут трепать ему нервы. Мы должны совместными усилиями воспитать наших детей, иначе из них вырастут бандиты. Где это видано, чтобы восьмилетняя девочка била мальчика ногами? А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Тишина воцарилась в классе ненадолго.
— Где эта девушка, что занималась с детьми танцами? Пусть расскажет, как все было, – потребовала одна из родительниц обвиняемых детей.
— Здесь, – ответила другая мамаша. – Это моя старшая дочь. Вот она, – и указала на поднимающуюся из-за парты девушку.
— Ну, и как все было?
— Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали Ваню* за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть, – она едва не плакала, рассказывая.
— Вот оно ваше родительское воспитание, – возмутилась еще одна женщина. – И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это…
— А что воспитание? Мы все работаем, – пыталась оправдаться мама второго мальчика Пети*, который с Жорой* и затеяли ту драку.
— Зачем вы тогда детей рожаете, если вы работаете? Чтобы они росли сами по себе? Детей воспитывать надо. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо, – высказалась другая мама.
— Вот мы и поговорим сегодня с детьми. Каждый придет домой и поговорит, – говорили родители виноватых детей.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Мари Ванна, Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
—Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
— И все-таки, Мари Ванна, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. И я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!», – высказала свое мнение еще одна из мам, чьи дети еще не успели показать себя с негативной стороны.
— Да. Вот сегодня этим пяти детям дома зададут жару, а они как выловят этого Ваню и как накостыляют ему, что мало не покажется, – продолжали обсуждать родители.
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
— Ставим, – единственный голос молодой мамаши в красном решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
— Ставим, – нехотя повторила учительница. – Я записываю фамилии.
Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свой автограф под длинным текстом с коротким смыслом «Человек тоже зверь».

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:53
СообщениеЧеловек тоже зверь

В понедельник внеочередное родительское собрание в одном из классов учебно-воспитательного комплекса № Х города Ка* проходило шумно и очень эмоционально. Поводом стал инцидент, в котором восьмилетние ученики 3-го класса два мальчика и три девочки зверски избили своего одноклассника ногами.
Как всегда на собрании присутствовали не все родители. Многие, видимо, решили, что вопрос жесткого поведения детей их не касается. Но все-таки родители учеников обвиняемых в нанесении ребенку Ване* тяжких увечий пришли. Были и мама с папой Вани*, и другие родители, чьи дети не имели никакого отношения к драке.
О том, что случилось в школе, еще в пятницу вечером знал каждый из родителей. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то избил. Тревогу подняла, естественно, мама Вани*. Ведь ей позвонила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка, который забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плакал, зовя свою маму. А мама так и не догадывалась до этого случая, что происходило с её сыном после того, как она провожала его за руку в школу, давая и деньги на пирожки, и сытный бутерброд, и чай в пластиковой бутылке.
Учитель с измученным лицом осмотрела собравшихся. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался прозрачный пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз.
Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «Мари Ванна*, может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, учительница, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме педагог подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому, и эта репетиция была уже не первой, но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра – произошла кровавая разборка.
Учителя слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Еще бы ведь его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен у Вани*, и в нанесении жестоких ударов ногами по голове пострадавшего мальчика.
— Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку.
— Герой! – в один голос закричали насмешливо взвинченные мамаши.
— Рыцарь! На зоне полно таких «заступничков». И вашему Жоре* туда дорога. Зверь. И что с него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?
Отец Жоры* еле себя сдерживал. Видно было, как злобно он сжимает массивный ключ.
— И это не в первый раз ваш сын отнимает у моего сына деньги, – мама Вани* повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки.
— Да что вы говорите? – огрызался мужчина.
Мама Вани* видно учуяла запах перегара, после того как отец Жоры* открыл свой рот в очередной раз. Она сморщила нос, отчего всем стало понятно, почему.
— Да, – подтвердила учительница. – Ваш Жорик* часто выпрашивает у других детей деньги, конфеты, бутерброды. Я знаю, вы тоже даете ему деньги, и он ежедневно бегает в буфет. Повара пирожков еще нажарить не успевают, или даже колпаки свои надеть, а Жорик* уже в столовой. Вы что его дома не кормите?
Отец с недовольным видом молча наблюдал за остальными.
— Так вот кто у нас в классе самый голодный?! – возмущались родительницы.
— С этим нужно что-то делать, – прокатилось волной по темному классу.
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и они точно так же как и мне будут трепать ему нервы. Мы должны совместными усилиями воспитать наших детей, иначе из них вырастут бандиты. Где это видано, чтобы восьмилетняя девочка била мальчика ногами? А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Тишина воцарилась в классе ненадолго.
— Где эта девушка, что занималась с детьми танцами? Пусть расскажет, как все было, – потребовала одна из родительниц обвиняемых детей.
— Здесь, – ответила другая мамаша. – Это моя старшая дочь. Вот она, – и указала на поднимающуюся из-за парты девушку.
— Ну, и как все было?
— Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали Ваню* за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть, – она едва не плакала, рассказывая.
— Вот оно ваше родительское воспитание, – возмутилась еще одна женщина. – И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это…
— А что воспитание? Мы все работаем, – пыталась оправдаться мама второго мальчика Пети*, который с Жорой* и затеяли ту драку.
— Зачем вы тогда детей рожаете, если вы работаете? Чтобы они росли сами по себе? Детей воспитывать надо. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо, – высказалась другая мама.
— Вот мы и поговорим сегодня с детьми. Каждый придет домой и поговорит, – говорили родители виноватых детей.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Мари Ванна, Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
—Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
— И все-таки, Мари Ванна, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. И я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!», – высказала свое мнение еще одна из мам, чьи дети еще не успели показать себя с негативной стороны.
— Да. Вот сегодня этим пяти детям дома зададут жару, а они как выловят этого Ваню и как накостыляют ему, что мало не покажется, – продолжали обсуждать родители.
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
— Ставим, – единственный голос молодой мамаши в красном решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
— Ставим, – нехотя повторила учительница. – Я записываю фамилии.
Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свой автограф под длинным текстом с коротким смыслом «Человек тоже зверь».

© Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 11.10.2011 в 18:53
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 29.11.2011, 17:35 | Сообщение # 9
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Дети каменных джунглей*

По данным Википедии, дети джунглей («Маугли») — это человеческие дети, которые жили вне контакта с людьми с раннего возраста и практически не испытывали заботы и любви со стороны другого человека, не имели опыта социально поведения и общения.

Как ни странно, в нашем современном обществе тоже есть «Маугли». И это отнюдь не сироты, которых воспитывает улица. Это дети, которые при живых родителях практически не испытывают ни заботы, ни любви. С ними почти не разговаривают, не читают на ночь книжек, не учат отличать добро от зла. Такие дети не знают значения слов «справедливость» и «милосердие». Их родители вечно заняты, и ребенок растет сам по себе. Сначала он одиноко играет где-нибудь в углу, чтобы никому не мешать. Его присутствия можно и не заметить. Потом смотрит фильмы со спецэффектами, играет в жестокие компьютерные игры … И даже если, случайно обратив внимание на радугу в небе, он спросит у мамы «А что это?» – услышит в ответ: «Отстань со своими дурацкими вопросами». И родители таких детей не считают важным научить ребенка быть человеком. Они надеяться, что школа и непосредственно учителя возложат на себя эти обязанности, и, может быть, и их ребенок узнает «Почему небо синее». И вот такой ребенок идет в первый класс: дикий, грубый, не умеющий себя вести ни на уроках, ни на переменах. Как будут чувствовать себя нормальные дети, находясь бок о бок с «маленьким зверем», и что из него вырастет дальше?

Уже немало времени прошло после внеочередного родительского собрания. А наш маленький город все еще шумит, живо обсуждая наболевшую тему. В городе Ю* теперь только одна школа. И под её крышей происходят порой такие события, какие смогли бы стать отличным сюжетом для очередного блокбастера. Западные боевики, конечно, отрицательно влияют и на нас, и на наших детей – это одно. Но что некоторых родителей нужно лишить родительских прав, так как их дети неадекватно себя ведут – это другое.
Кровавые разборки уже устраивают не только старшеклассники. Дошло до того, что учащиеся третьего класса уподобились бандитам, и могут позволить себе избивать лежачего ногами, не давая возможности подняться. Откуда столько злости, ведь им лишь восемь лет? Как найти выход из сложившейся ситуации? И почему родители не поднимают дома вопрос дисциплины? Эти и другие вопросы шумно обсуждались на собрании, поводом которому и стала очередная драка. А самое главное, что заставило лично меня ужаснуться – это поведение одноклассниц моего сына. Стало известно, что среди пяти участников безжалостных баталий было два мальчика и три девочки. И эти с виду невинные ангелочки с бантами били беззащитного мальчика по голове своими маленькими лаковыми туфлями. Куда катится мир?
В тот раз, как всегда, не все родители присутствовали на собрании. А ведь вопрос жестокого поведения детей касается в первую очередь их родителей. Многие видимо считают необязательным посещение подобных мероприятий, даже если тема и очень серьезная. По дороге в школу (точнее с прошлого года это не просто школа, а учебно-воспитательный комплекс №13) я думала, что родители виновных в нанесении тяжких увечий однокласснику, скорее всего не придут. Но оказалось, что мама избитого ребенка не только зафиксировала нужным образом побои, но и готова по всей строгости закона наказать обидчиков её сына. Об этом в первый же день была осведомлена администрация УВК и даже ГОРОНО. Возможно, только из-за того, что делу придали широкомасштабную огласку, родители этих детей и явились на собрание.
Изначально я не хотела вмешиваться, никого ни обвинять, ни защищать. Но, по сути, и мой ребенок мог оказаться жертвой насилия озверевших и невоспитанных детей. А побывать в этой шкуре мне бы не хотелось. Поэтому я не молчала. Вот вы можете спокойно себе представить своего ребенка, лежащим на полу, в слезах и крови, а еще пятеро продолжают его бить как по футбольному мячу, по голове и ребрам? Я против насилия. Где справедливость? Почему они выясняли отношения не один на один? И что не поделили третьеклассники?
Еще в день происшествия мне позвонила учительница сына. Она была взволнована. Я и сама стала нервничать, ведь мне не безразлично среди каких детей учится мой ребенок. Уже тогда каждый из родителей был осведомлен лично классным руководителем и поставлен в известность о необходимости проведения внеочередного собрания. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то побил. Тревогу подняла, естественно, мама избитого мальчика. А ей сообщила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка. Я мысленно ставила себя на ее место. Слова «…забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плачет, зовя маму» заставили бы биться материнское сердце любой женщины быстрее (я так думаю, что любой). А каково не знать, что с твоим ребенком происходит за школьными стенами? А до этого случая родители пострадавшего ребенка даже не догадывались, что у их сына постоянно отнимают деньги, конфеты и бутерброды. Его провожали в школу, не зная, что данные ими две гривны будут потрачены чужим Жориком*, и что от бутерброда с маслом и колбасой останутся лишь крошки в прозрачном пакетике, а их малыш так и вернется домой голодным.

Время начала собрания близилось. Учительница, отрываясь от исписанных каллиграфическим почерком бумаг, с озадаченным лицом осмотрела собравшихся в классе. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в грязной рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался полиэтиленовый пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз. Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «… может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Это и понятно – где это видано, чтобы в таком раннем возрасте устраивали «разборки»? Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, педагог с тридцатилетним стажем, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме она подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому. И эта репетиция была уже не первой. Но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра классного руководителя – произошел ожесточенный неравный бой.
Все слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен, и в нанесении безжалостных ударов ногами по лицу обиженного мальчика. «Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку». Взвинченные мамаши в один голос прервали его некорректные оправдания. «Герой! Рыцарь! На зоне полно таких заступников. И вашему Жоре* туда дорога. Зверь, а не ребенок! И что из него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?» Шквал обвинений полетел в лицо самоуверенного мужчины, который не чувствовал ни своей вины, ни сына. Он еле себя сдерживал. Мне было отчетливо видно, как злобно он сжимает массивный ключ. И на миг даже стало страшно, не запустит ли он его кому-нибудь в голову, чтобы «не наговаривали» на его сына.
«Уже не в первый раз ваш Жора* отнимает у моего сына деньги». Мама пострадавшего повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки и взглянула в его глаза, полные нахальства и надменности. Мужчина лишь грубо огрызался, продолжая настаивать на своем мнении. От него исходил неприятный запах перегара, и серьезная женщина не стала больше с ним спорить. Сморщив нос, она отвернулась. А учительница, еще сильнее разозлив отца Жоры*, сказала, что и сама замечала, как Жорик* выпрашивает у других детей деньги, конфеты и другие сладости. По её словам у Жорика* аппетит, как у мужика, отработавшего смету в забое. Но зверский аппетит еще не повод вести себя по-зверски. «Так вот кто у нас самый голодный?!» волной прокатилось по классу. Водопроводчик с недовольным видом молча наблюдал за остальными. На его месте, мне было бы очень стыдно. А он, казалось, даже гордился, что его сын «задает погоду». Родители были возмущены поведением отца Жоры*. «С этим нужно что-то делать».
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и ему, точно так же как и мне, они будут трепать нервы. И только совместными усилиями мы сможем воспитать новое поколение, чтобы из них не выросли преступники. Это же некрасиво, когда восьмилетняя девочка бьет мальчика ногами. А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Едва сдерживая слезы, молодая преподавательница танцевального кружка, рассказывала: «Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали его за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть». Вот оно – родительское воспитание. И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это… «А что воспитание? Мы все работаем…» Но разве это оправдание. Зачем тогда детей рожать, если на их воспитание нет времени? Чтобы они росли сами по себе? Детей нужно воспитывать. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
— Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
И все-таки, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Может, я и не права – слова учителя заставили меня задуматься. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. Я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!»
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
По всему было видно, что учителю не нужны лишние неприятности. Она, словно молча умоляла «Давайте не выносить сор из избы». Из-за этой драки её могут уволить, но она искренне переживала (на мой взгляд) не из-за боязни лишиться работы, а из-за поведения её учеников. Тем более даже ГОРОНО уже было известно о наших восьмилетках. Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. Неужели их даже не поставят на учет? И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
«Ставим». Я не могла молчать. И только единственный голос решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
«Ставим». Нехотя повторила учительница, записывая фамилии. Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свою подпись под длинным текстом с коротким смыслом «Воспитание и еще раз воспитание».
Что делает человека человеком? Воспитание. А вы думаете, Жорик* стал лучше себя вести после родительского собрания? Уже на следующий же день он разбил другому однокласснику нос, потом поставил синяк под глаз третьему… И мой сын учится с этим маленьким «монстром» в одном классе. Из 24 третьеклассников – уже 8 стоят на внутришкольном учете. Уже ходят слухи о переведении их в интернат, потому что они постоянно срывают уроки.
А вы знаете, как ведет себя ваш ребенок в школе?


© Copyright: Кристина Денисенко, 2011
 
СообщениеДети каменных джунглей*

По данным Википедии, дети джунглей («Маугли») — это человеческие дети, которые жили вне контакта с людьми с раннего возраста и практически не испытывали заботы и любви со стороны другого человека, не имели опыта социально поведения и общения.

Как ни странно, в нашем современном обществе тоже есть «Маугли». И это отнюдь не сироты, которых воспитывает улица. Это дети, которые при живых родителях практически не испытывают ни заботы, ни любви. С ними почти не разговаривают, не читают на ночь книжек, не учат отличать добро от зла. Такие дети не знают значения слов «справедливость» и «милосердие». Их родители вечно заняты, и ребенок растет сам по себе. Сначала он одиноко играет где-нибудь в углу, чтобы никому не мешать. Его присутствия можно и не заметить. Потом смотрит фильмы со спецэффектами, играет в жестокие компьютерные игры … И даже если, случайно обратив внимание на радугу в небе, он спросит у мамы «А что это?» – услышит в ответ: «Отстань со своими дурацкими вопросами». И родители таких детей не считают важным научить ребенка быть человеком. Они надеяться, что школа и непосредственно учителя возложат на себя эти обязанности, и, может быть, и их ребенок узнает «Почему небо синее». И вот такой ребенок идет в первый класс: дикий, грубый, не умеющий себя вести ни на уроках, ни на переменах. Как будут чувствовать себя нормальные дети, находясь бок о бок с «маленьким зверем», и что из него вырастет дальше?

Уже немало времени прошло после внеочередного родительского собрания. А наш маленький город все еще шумит, живо обсуждая наболевшую тему. В городе Ю* теперь только одна школа. И под её крышей происходят порой такие события, какие смогли бы стать отличным сюжетом для очередного блокбастера. Западные боевики, конечно, отрицательно влияют и на нас, и на наших детей – это одно. Но что некоторых родителей нужно лишить родительских прав, так как их дети неадекватно себя ведут – это другое.
Кровавые разборки уже устраивают не только старшеклассники. Дошло до того, что учащиеся третьего класса уподобились бандитам, и могут позволить себе избивать лежачего ногами, не давая возможности подняться. Откуда столько злости, ведь им лишь восемь лет? Как найти выход из сложившейся ситуации? И почему родители не поднимают дома вопрос дисциплины? Эти и другие вопросы шумно обсуждались на собрании, поводом которому и стала очередная драка. А самое главное, что заставило лично меня ужаснуться – это поведение одноклассниц моего сына. Стало известно, что среди пяти участников безжалостных баталий было два мальчика и три девочки. И эти с виду невинные ангелочки с бантами били беззащитного мальчика по голове своими маленькими лаковыми туфлями. Куда катится мир?
В тот раз, как всегда, не все родители присутствовали на собрании. А ведь вопрос жестокого поведения детей касается в первую очередь их родителей. Многие видимо считают необязательным посещение подобных мероприятий, даже если тема и очень серьезная. По дороге в школу (точнее с прошлого года это не просто школа, а учебно-воспитательный комплекс №13) я думала, что родители виновных в нанесении тяжких увечий однокласснику, скорее всего не придут. Но оказалось, что мама избитого ребенка не только зафиксировала нужным образом побои, но и готова по всей строгости закона наказать обидчиков её сына. Об этом в первый же день была осведомлена администрация УВК и даже ГОРОНО. Возможно, только из-за того, что делу придали широкомасштабную огласку, родители этих детей и явились на собрание.
Изначально я не хотела вмешиваться, никого ни обвинять, ни защищать. Но, по сути, и мой ребенок мог оказаться жертвой насилия озверевших и невоспитанных детей. А побывать в этой шкуре мне бы не хотелось. Поэтому я не молчала. Вот вы можете спокойно себе представить своего ребенка, лежащим на полу, в слезах и крови, а еще пятеро продолжают его бить как по футбольному мячу, по голове и ребрам? Я против насилия. Где справедливость? Почему они выясняли отношения не один на один? И что не поделили третьеклассники?
Еще в день происшествия мне позвонила учительница сына. Она была взволнована. Я и сама стала нервничать, ведь мне не безразлично среди каких детей учится мой ребенок. Уже тогда каждый из родителей был осведомлен лично классным руководителем и поставлен в известность о необходимости проведения внеочередного собрания. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то побил. Тревогу подняла, естественно, мама избитого мальчика. А ей сообщила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка. Я мысленно ставила себя на ее место. Слова «…забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плачет, зовя маму» заставили бы биться материнское сердце любой женщины быстрее (я так думаю, что любой). А каково не знать, что с твоим ребенком происходит за школьными стенами? А до этого случая родители пострадавшего ребенка даже не догадывались, что у их сына постоянно отнимают деньги, конфеты и бутерброды. Его провожали в школу, не зная, что данные ими две гривны будут потрачены чужим Жориком*, и что от бутерброда с маслом и колбасой останутся лишь крошки в прозрачном пакетике, а их малыш так и вернется домой голодным.

Время начала собрания близилось. Учительница, отрываясь от исписанных каллиграфическим почерком бумаг, с озадаченным лицом осмотрела собравшихся в классе. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в грязной рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался полиэтиленовый пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз. Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «… может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Это и понятно – где это видано, чтобы в таком раннем возрасте устраивали «разборки»? Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, педагог с тридцатилетним стажем, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме она подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому. И эта репетиция была уже не первой. Но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра классного руководителя – произошел ожесточенный неравный бой.
Все слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен, и в нанесении безжалостных ударов ногами по лицу обиженного мальчика. «Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку». Взвинченные мамаши в один голос прервали его некорректные оправдания. «Герой! Рыцарь! На зоне полно таких заступников. И вашему Жоре* туда дорога. Зверь, а не ребенок! И что из него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?» Шквал обвинений полетел в лицо самоуверенного мужчины, который не чувствовал ни своей вины, ни сына. Он еле себя сдерживал. Мне было отчетливо видно, как злобно он сжимает массивный ключ. И на миг даже стало страшно, не запустит ли он его кому-нибудь в голову, чтобы «не наговаривали» на его сына.
«Уже не в первый раз ваш Жора* отнимает у моего сына деньги». Мама пострадавшего повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки и взглянула в его глаза, полные нахальства и надменности. Мужчина лишь грубо огрызался, продолжая настаивать на своем мнении. От него исходил неприятный запах перегара, и серьезная женщина не стала больше с ним спорить. Сморщив нос, она отвернулась. А учительница, еще сильнее разозлив отца Жоры*, сказала, что и сама замечала, как Жорик* выпрашивает у других детей деньги, конфеты и другие сладости. По её словам у Жорика* аппетит, как у мужика, отработавшего смету в забое. Но зверский аппетит еще не повод вести себя по-зверски. «Так вот кто у нас самый голодный?!» волной прокатилось по классу. Водопроводчик с недовольным видом молча наблюдал за остальными. На его месте, мне было бы очень стыдно. А он, казалось, даже гордился, что его сын «задает погоду». Родители были возмущены поведением отца Жоры*. «С этим нужно что-то делать».
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и ему, точно так же как и мне, они будут трепать нервы. И только совместными усилиями мы сможем воспитать новое поколение, чтобы из них не выросли преступники. Это же некрасиво, когда восьмилетняя девочка бьет мальчика ногами. А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Едва сдерживая слезы, молодая преподавательница танцевального кружка, рассказывала: «Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали его за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть». Вот оно – родительское воспитание. И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это… «А что воспитание? Мы все работаем…» Но разве это оправдание. Зачем тогда детей рожать, если на их воспитание нет времени? Чтобы они росли сами по себе? Детей нужно воспитывать. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
— Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
И все-таки, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Может, я и не права – слова учителя заставили меня задуматься. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. Я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!»
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
По всему было видно, что учителю не нужны лишние неприятности. Она, словно молча умоляла «Давайте не выносить сор из избы». Из-за этой драки её могут уволить, но она искренне переживала (на мой взгляд) не из-за боязни лишиться работы, а из-за поведения её учеников. Тем более даже ГОРОНО уже было известно о наших восьмилетках. Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. Неужели их даже не поставят на учет? И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
«Ставим». Я не могла молчать. И только единственный голос решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
«Ставим». Нехотя повторила учительница, записывая фамилии. Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свою подпись под длинным текстом с коротким смыслом «Воспитание и еще раз воспитание».
Что делает человека человеком? Воспитание. А вы думаете, Жорик* стал лучше себя вести после родительского собрания? Уже на следующий же день он разбил другому однокласснику нос, потом поставил синяк под глаз третьему… И мой сын учится с этим маленьким «монстром» в одном классе. Из 24 третьеклассников – уже 8 стоят на внутришкольном учете. Уже ходят слухи о переведении их в интернат, потому что они постоянно срывают уроки.
А вы знаете, как ведет себя ваш ребенок в школе?


© Copyright: Кристина Денисенко, 2011

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 29.11.2011 в 17:35
СообщениеДети каменных джунглей*

По данным Википедии, дети джунглей («Маугли») — это человеческие дети, которые жили вне контакта с людьми с раннего возраста и практически не испытывали заботы и любви со стороны другого человека, не имели опыта социально поведения и общения.

Как ни странно, в нашем современном обществе тоже есть «Маугли». И это отнюдь не сироты, которых воспитывает улица. Это дети, которые при живых родителях практически не испытывают ни заботы, ни любви. С ними почти не разговаривают, не читают на ночь книжек, не учат отличать добро от зла. Такие дети не знают значения слов «справедливость» и «милосердие». Их родители вечно заняты, и ребенок растет сам по себе. Сначала он одиноко играет где-нибудь в углу, чтобы никому не мешать. Его присутствия можно и не заметить. Потом смотрит фильмы со спецэффектами, играет в жестокие компьютерные игры … И даже если, случайно обратив внимание на радугу в небе, он спросит у мамы «А что это?» – услышит в ответ: «Отстань со своими дурацкими вопросами». И родители таких детей не считают важным научить ребенка быть человеком. Они надеяться, что школа и непосредственно учителя возложат на себя эти обязанности, и, может быть, и их ребенок узнает «Почему небо синее». И вот такой ребенок идет в первый класс: дикий, грубый, не умеющий себя вести ни на уроках, ни на переменах. Как будут чувствовать себя нормальные дети, находясь бок о бок с «маленьким зверем», и что из него вырастет дальше?

Уже немало времени прошло после внеочередного родительского собрания. А наш маленький город все еще шумит, живо обсуждая наболевшую тему. В городе Ю* теперь только одна школа. И под её крышей происходят порой такие события, какие смогли бы стать отличным сюжетом для очередного блокбастера. Западные боевики, конечно, отрицательно влияют и на нас, и на наших детей – это одно. Но что некоторых родителей нужно лишить родительских прав, так как их дети неадекватно себя ведут – это другое.
Кровавые разборки уже устраивают не только старшеклассники. Дошло до того, что учащиеся третьего класса уподобились бандитам, и могут позволить себе избивать лежачего ногами, не давая возможности подняться. Откуда столько злости, ведь им лишь восемь лет? Как найти выход из сложившейся ситуации? И почему родители не поднимают дома вопрос дисциплины? Эти и другие вопросы шумно обсуждались на собрании, поводом которому и стала очередная драка. А самое главное, что заставило лично меня ужаснуться – это поведение одноклассниц моего сына. Стало известно, что среди пяти участников безжалостных баталий было два мальчика и три девочки. И эти с виду невинные ангелочки с бантами били беззащитного мальчика по голове своими маленькими лаковыми туфлями. Куда катится мир?
В тот раз, как всегда, не все родители присутствовали на собрании. А ведь вопрос жестокого поведения детей касается в первую очередь их родителей. Многие видимо считают необязательным посещение подобных мероприятий, даже если тема и очень серьезная. По дороге в школу (точнее с прошлого года это не просто школа, а учебно-воспитательный комплекс №13) я думала, что родители виновных в нанесении тяжких увечий однокласснику, скорее всего не придут. Но оказалось, что мама избитого ребенка не только зафиксировала нужным образом побои, но и готова по всей строгости закона наказать обидчиков её сына. Об этом в первый же день была осведомлена администрация УВК и даже ГОРОНО. Возможно, только из-за того, что делу придали широкомасштабную огласку, родители этих детей и явились на собрание.
Изначально я не хотела вмешиваться, никого ни обвинять, ни защищать. Но, по сути, и мой ребенок мог оказаться жертвой насилия озверевших и невоспитанных детей. А побывать в этой шкуре мне бы не хотелось. Поэтому я не молчала. Вот вы можете спокойно себе представить своего ребенка, лежащим на полу, в слезах и крови, а еще пятеро продолжают его бить как по футбольному мячу, по голове и ребрам? Я против насилия. Где справедливость? Почему они выясняли отношения не один на один? И что не поделили третьеклассники?
Еще в день происшествия мне позвонила учительница сына. Она была взволнована. Я и сама стала нервничать, ведь мне не безразлично среди каких детей учится мой ребенок. Уже тогда каждый из родителей был осведомлен лично классным руководителем и поставлен в известность о необходимости проведения внеочередного собрания. Пусть не в мельчайших подробностях, но все были в курсе, что кто-то кого-то побил. Тревогу подняла, естественно, мама избитого мальчика. А ей сообщила воспитательница группы продленного дня, попросив забрать ребенка. Я мысленно ставила себя на ее место. Слова «…забился в угол, закрыл лицо руками, и громко плачет, зовя маму» заставили бы биться материнское сердце любой женщины быстрее (я так думаю, что любой). А каково не знать, что с твоим ребенком происходит за школьными стенами? А до этого случая родители пострадавшего ребенка даже не догадывались, что у их сына постоянно отнимают деньги, конфеты и бутерброды. Его провожали в школу, не зная, что данные ими две гривны будут потрачены чужим Жориком*, и что от бутерброда с маслом и колбасой останутся лишь крошки в прозрачном пакетике, а их малыш так и вернется домой голодным.

Время начала собрания близилось. Учительница, отрываясь от исписанных каллиграфическим почерком бумаг, с озадаченным лицом осмотрела собравшихся в классе. В дверях как раз появилась громоздкая фигура отца Жоры*. Он был в грязной рабочей одежде. В правой руке он с силой сжимал стальной рычажный ключ (такой, как используют для ремонта водопроводных труб). А во второй – хаотично болтался полиэтиленовый пакет с вафлями. Он поздоровался сквозь зубы и, с трудом поместившись за школьную парту, блеснул злобными огоньками прищуренных глаз. Тем временем одна из родительниц обратилась к учителю со словами: «… может, вы расскажите тем родителям, которые точно ничего не знают, что за драка произошла между детьми, и что же послужило причиной этого?»
Учительница начала со слов: «Вы знаете, такая ситуация за всю мою жизнь произошла впервые». Это и понятно – где это видано, чтобы в таком раннем возрасте устраивали «разборки»? Уже немолодая женщина, но и не дряхлая старушка, педагог с тридцатилетним стажем, заметно волнуясь, надела очки и дрожащей рукой подняла со стола исписанный листок бумаги. Это была её объяснительная записка, написанная на имя директора учебно-воспитательного комплекса. В письменной форме она подробно описывает вспыхнувший между детьми конфликт со слов свидетелей, и из зачитанного становится ясно, что ребенка избивали ногами из-за 2 (двух) гривен.
Любой нормальный человек, я думаю, сказал бы «Куда смотрел учитель?». Но это вопрос не поднимался, потому что все итак знали, что во время драки учителя вообще не было в школе, а драка произошла во внеурочное время (примерно в 15:00), когда должна была начаться репетиция конкурсного танца. Часть детей возвращалась с группы продленного дня, некоторые дети пришли из дому. И эта репетиция была уже не первой. Но именно в тот день, когда дети остались репетировать танец без присмотра классного руководителя – произошел ожесточенный неравный бой.
Все слушали молча. Лишь отец Жоры* свирепо шипел, как кипящий чайник. Его сына только что обвинили и в вымогательстве 2 гривен, и в нанесении безжалостных ударов ногами по лицу обиженного мальчика. «Да что за бред, – возмущался он. – Какие 2 гривны? Да я ему десятку ежедневно на карман даю. Они начали драться не из-за этого. Жорик* мне сказал, что он заступился за девочку». Взвинченные мамаши в один голос прервали его некорректные оправдания. «Герой! Рыцарь! На зоне полно таких заступников. И вашему Жоре* туда дорога. Зверь, а не ребенок! И что из него вырастет, если он в восемь лет выбивает с одноклассников деньги?» Шквал обвинений полетел в лицо самоуверенного мужчины, который не чувствовал ни своей вины, ни сына. Он еле себя сдерживал. Мне было отчетливо видно, как злобно он сжимает массивный ключ. И на миг даже стало страшно, не запустит ли он его кому-нибудь в голову, чтобы «не наговаривали» на его сына.
«Уже не в первый раз ваш Жора* отнимает у моего сына деньги». Мама пострадавшего повернулась к сидящему за её спиной отцу зачинщика драки и взглянула в его глаза, полные нахальства и надменности. Мужчина лишь грубо огрызался, продолжая настаивать на своем мнении. От него исходил неприятный запах перегара, и серьезная женщина не стала больше с ним спорить. Сморщив нос, она отвернулась. А учительница, еще сильнее разозлив отца Жоры*, сказала, что и сама замечала, как Жорик* выпрашивает у других детей деньги, конфеты и другие сладости. По её словам у Жорика* аппетит, как у мужика, отработавшего смету в забое. Но зверский аппетит еще не повод вести себя по-зверски. «Так вот кто у нас самый голодный?!» волной прокатилось по классу. Водопроводчик с недовольным видом молча наблюдал за остальными. На его месте, мне было бы очень стыдно. А он, казалось, даже гордился, что его сын «задает погоду». Родители были возмущены поведением отца Жоры*. «С этим нужно что-то делать».
За окнами вечерело, а в кабинете так и не включали свет – экономия.
— Для этого мы здесь и собрались, – тяжело вздохнула учительница. – Я сегодня беседовала с директором. И она открыто дала мне понять, что я так и не научила ваших детей справедливости, милосердию и доброте. Более того, будет проведено расследование о моем соответствии занимаемой должности. Я не уверена, что мне позволят доучить ваших детей. Но ведь поймите, уважаемые родители – я уйду, я уже заработала на пенсию, но ваши дети останутся. Придет другой учитель, и ему, точно так же как и мне, они будут трепать нервы. И только совместными усилиями мы сможем воспитать новое поколение, чтобы из них не выросли преступники. Это же некрасиво, когда восьмилетняя девочка бьет мальчика ногами. А разве впятером можно бить одного? А лежачего разве можно бить? Он же беззащитный.
Едва сдерживая слезы, молодая преподавательница танцевального кружка, рассказывала: «Они дрались не как дети, а как настоящие взрослые мужики. Столько жестокости в детских глазах я никогда не видела. Я растаскивала их, но они все равно продолжали его бить ногами со всей силы, не давая подняться. Девочки трепали его за волосы, тоже били ногами по голове, по ребрам. Жуть». Вот оно – родительское воспитание. И это девочки?! Ладно, мальчики дерутся один на один, но это… «А что воспитание? Мы все работаем…» Но разве это оправдание. Зачем тогда детей рожать, если на их воспитание нет времени? Чтобы они росли сами по себе? Детей нужно воспитывать. С ними нужно говорить, объяснять им, что такое хорошо, а что такое плохо.
— Родители, – снова печальный голос учительницы заставил всех замолчать. – Вы все сделали страшную ошибку в воспитании своих детей. Все. Вы научили детей мстить. Разве не так? Вместо того чтобы решать вопросы словами, дети дерутся. А ведь именно вы заложили в их головы правило «Ударили тебя, дай сдачи!». А можно ведь подойти к учителю и сказать «Жора* отнял у меня конфету, Петя* забрал мои 2 гривны», и мы бы решали эти проблемы, не доводя до драки.
— Это называется «стучать», – послышалось из класса.
— «Стучать» это называется на тюремном жаргоне, а мы не должны воспитывать своих детей по понятиям, – ответила учительница.
И все-таки, сейчас никто не воспитывает детей по библейским заповедям типа «ударили – подставь вторую щеку». И, кстати, даже в Библии есть выражение «око за око». И это справедливо, я считаю. Может, я и не права – слова учителя заставили меня задуматься. Я тоже воспитываю сына по принципу «бьют тебя – бей и ты», и изначально запретила ему жаловаться. И я не одна такая. Я больше чем уверена, что тому, кто жалуется учителю, маме или еще кому-то, все равно достанется от обидчиков. Они ему скажут «А, ты еще и нажаловался, ну берегись!»
За окнами стало совсем темно, и одна из мам поднялась и включила свет. Две экономных лампочки тускло осветили часть класса. Многие уже поглядывали на часы, желая как можно скорее покинуть класс, особенно родители Жоры*, Пети* и трех девочек.
— Родители, мы должны учить детей поступать по совести. Можно не знать, что такое подлежащее и сказуемое, не знать, как найти неизвестное слагаемое, но дети должны знать, что такое совесть. Давайте вместе попытаемся достучаться до детских сердец, ведь они наше с вами будущее, – чуть ли не умоляла учительница.
Родители задумчиво молчали, переваривая информацию. СОВЕСТЬ? – немой вопрос повис в тишине.
— А теперь я должна составить протокол, в котором вы все распишетесь. И мой главный вопрос, как мы накажем наших провинившихся? Будем ли ставить их на внутришкольный учет или простим на первый раз?
По всему было видно, что учителю не нужны лишние неприятности. Она, словно молча умоляла «Давайте не выносить сор из избы». Из-за этой драки её могут уволить, но она искренне переживала (на мой взгляд) не из-за боязни лишиться работы, а из-за поведения её учеников. Тем более даже ГОРОНО уже было известно о наших восьмилетках. Родители пятерых детей виновато опустили головы, а остальные оглядывались по сторонам. Молчание. Все задумались. Неужели их даже не поставят на учет? И только у матери пострадавшего ребенка от жуткой тишины дрогнула рука на файле с документами, среди которых была и медицинская справка о серьезности нанесенных её сыну травм.
— Ну, так что? Ставим? – опять повторила учительница.
«Ставим». Я не могла молчать. И только единственный голос решил судьбы невоспитанных, бессовестных детей.
«Ставим». Нехотя повторила учительница, записывая фамилии. Протокол передавали с парты на парту, и все оставили свою подпись под длинным текстом с коротким смыслом «Воспитание и еще раз воспитание».
Что делает человека человеком? Воспитание. А вы думаете, Жорик* стал лучше себя вести после родительского собрания? Уже на следующий же день он разбил другому однокласснику нос, потом поставил синяк под глаз третьему… И мой сын учится с этим маленьким «монстром» в одном классе. Из 24 третьеклассников – уже 8 стоят на внутришкольном учете. Уже ходят слухи о переведении их в интернат, потому что они постоянно срывают уроки.
А вы знаете, как ведет себя ваш ребенок в школе?


© Copyright: Кристина Денисенко, 2011

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 29.11.2011 в 17:35
Kristina_Iva-NovaДата: Вторник, 29.11.2011, 17:36 | Сообщение # 10
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Фата-моргана
рассказ

Стрелки на часах еле передвигаются, словно старый муж в полусонном состоянии. Близоруко щурясь, восемнадцатилетняя студентка устала поглядывать на левое запястье, решив еще раз проверить все ли нормально с прической и макияжем. Стоя у большого зеркала в коридоре, девушка вертится во все стороны. Сложив губки бантиком, она шлет своему отражению воздушный поцелуй, строит глазки, мастерски хлопая густыми черными, как ночь, ресницами.
В это время, седовласый мужчина преклонного возраста, развалившись на диване с газеткой-телепрограммой в руке, бросает косые взгляды то на молодую жену, то на очередной футбольный матч, транслируемый в прямом эфире, то на часы, приближающие время «Х».
— Опять будет 0:0, – подает голос сосед-пенсионер, пришедший на этой неделе уже восьмой раз, чтобы посмотреть телевизор.
— Не каркай, – приведенный им друг в тельняшке и больших очках с черной оправой ударяет старика тростью по спине.
— Михайлович, не гони, больно же, – дряхлый дед сморщенной ладонью чешет за лопаткой. – Петрович, а куда твоя краля опять намылилась? – еле слышно он спросил, указывая корявым пальцем на дверь в коридор.
— У Лизунчика мама приболела, я же тебе еще во вторник говорил. Забыл что ли? – ответил невозмутимый муж, поглаживая всей пятерней белую щетину на подбородке.
— Вот склерозник я, – громко произнес Иванович, как будто специально, чтобы Лиза услышала и обратила на него внимание.
Но девушка была поглощена детальным разбором своего вечернего наряда. Она сексуально поправила кружевные чулочки-сеточку на липкой силиконовой ленте, даже не подумав, что старички тайком за ней наблюдают. Лиза туже затянула широкий ремень на короткой джинсовой мини-юбке. Подняла и без того высокую грудь так, что две спелых дыни едва не вываливались с атласного красного корсета со шнуровками по обоим бокам.
Длинные серьги из пяти звонких нитей с блестящими в ярком свете камнями циркония заглушали доносимые с зала обрывки новостей. «Бывший ливийский лидер Муаммар Каддафи скончался от ранений, полученных при его поимке».
— Опять эти арабы националисты-революционеры, – возмутился Михайлович, со злостью сжимая свою деревянную трость.
В момент, когда Лиза в высоких замшевых сапогах вошла в комнату, соблазнительно виляя круглыми бедрами, у стариков задрожали руки. Иванович, поправив вставную челюсть, глотал слюнки, не сводя глаз с аппетитной студентки, охмурившей его соседа. Михайлович протер вспотевшие очки и снова натянул их на нос, не желая пропускать ничего интересного. Лишь Петрович на правах законного мужа был предельно спокоен. Еще бы: Лизунчик, как он ласково называл супругу, была его гордостью. Он любил наблюдать, как мужики смотрят на нее, и знал, насколько она кажется хорошенькой со стороны.
Девушка не долго тешила встревоженных стариков своей цветущей красотой. Взяв со столика брелок с ключами от квартиры, она поцеловала Петровича в лобик, оставив пурпурный блеск помады немного выше густых взъерошенных бровей. И, как принцесса Лебедь со сказки Пушкина, седовласый муж с «горящей звездой во лбу» тихо опустил голову, не думая даже провожать жену до двери.
Обронив ключи, как показалось старику с тростью – намеренно, Лиза гибко сложилась пополам, открывая взору пенсионеров свой спелый персик с тонкой полоской трусиков-танго посредине.
— Ах, – не выдержал Иванович, и, подбежав резво, словно сбросив пару десятков лет, схватил девушку обеими руками за упругие ягодицы.
— Ты чего, дед, ополоумел что ли? Ну-ка прочь руки от моих прелестей! – блеснула огоньками озорных глаз молодая красавица.
Как ведром холодной воды окатила. Иванович так и остолбенел, боясь и моргнуть. А Михайлович, скривившись, как злобный гном, потирал ладоши. Только Петрович был по-прежнему спокоен.
— Не обращай внимания на этого дурака старого, моя ласточка. Ступай себе с миром, теще привет передавай, пусть скорее выздоравливает, – не поднимаясь с дивана, сказал Петрович.
— Все, я ухожу. Буду поздно. Меня не жди, – сухо произнесла девушка.
И лишь запах её духов еще долго витал в воздухе, после того как захлопнулась металлическая дверь. А после очередного блока рекламы начался второй тайм футбола. И седые болельщики продолжили пить пиво с соленой воблой…
Из белого скоростного «Пежо», за рулем которого был почти таксист – доставщик пиццы Даниэль Моралес, вышла скромная девочка Лиза в длинном плаще и сером берете. Висящий за спиной объемный спортивный рюкзак, притягивал её к земле. Срывающиеся капли дождя казались несущественными, и ничего не могло испортить только начинающийся вечер. Неоновые картинки и яркие надписи мелькали на удивительном с архитектурной точки зрения двухэтажном здании. На крыше горели огни ночного кафетерия ничуть не живописнее больших прозрачных окон ночной библиотеки.
Тонкие шпильки ударяли о тротуарную плитку. И в ритме «Fata Morgana» Enigmы Лиза плыла к своей тайной мечте – покорить сердце постоянного клиента вай-фай клуба, бесплатного для членов читального зала.
Загадочный мужчина в солнцезащитных очках, черной элегантной шляпе курил трубку, пуская дым сердечками. В его руках часто можно было увидеть пожелтевшие газеты послевоенных времен. «Наверно, он умный» – думала о таинственном незнакомце Лиза и днем, и ночью. Его неподражаемый голос эхом звучал в её ранимой ангельской душе. И сегодня Лиза настроилась решительно взять быка за рога. И если не затащить лорда-всезнайку за какой-нибудь куст, то хотя бы страстно впиться в его чувственные пухлые губы прямо на глазах у любителей литературы.
Вот он! Все еще в чудовищном мамином плаще и старомодном чепчике Лиза смело присела за его столик.
— Кхе-кхе, – заливаясь румянцем, девушка не нашла другого способа как привлечь к своей особе внимание будоражащего её помыслы человека.
Из-за газеты, медленно опускающейся вниз, сначала предстала вниманию Лизы классическая шляпа с мягкими полями. Передняя часть была опущена на глаза. На тулье отчетливо виднелись три вмятины: справа, слева и наверху. Гладкая розовая кожа казалась молодой и здоровой, а губы – сочными, как мякоть зрелого арбуза, стекающая сладкими полосками сока по рукам до самих локтей.
— Простите, – мужчина застыл на месте.
В шуме Лиза никак не могла сосредоточиться. Её донимал один и тот же вопрос: «Почему на неё все косятся, и даже мужчина почти в таком же старом плаще как-то странно себя ведет?»
— Вы не могли бы провести меня домой через пустынный сквер? – вопрос в лоб.
— Мог бы, но я еще не дочитал газету, – ответил мужчина.
— Я подожду.
Стрелки на часах вновь застыли. Лиза торопила время, а мужчина, похоже, торопился улизнуть с вай-фай клуба, как можно скорее. В промежутках между прочтением очередной страницы, он небрежно отодвигал широкий рукав, устремляя взор на ручные часы. Незнакомец продолжал читать, не снимая черных очков.
— Мне пора, – бархатный голос мужчины заставил Лизу еще больше волноваться. – Так вы хотите, чтобы я провел вас по ночной аллее?
— Да, – решительно ответила девушка, поправляя свободный плащик.
Вдвоем они вышли на улицу. Бледная луна мягким светом озаряла пустынные дорожки городского парка. Лиза чувствовала себя неловко. Но поборов в себе непрошенные страхи, девушка резко остановилась. Дико накинувшись на попутчика, она все-таки поцеловала его горячим поцелуем в приоткрытые от удивления уста. Прелестная звездная ночь шелестела опавшей листвой тише, чем падающий к ногам Лизы мамин плащ. Страстные руки высокого статного мужчины ловко уложили девушку прямо под открытым небом. Он мял её спелые дыньки, вываливающиеся из тугого корсета, искрящегося красным свечением, как январский закат перед сильными морозами. Нежные губы оставляли серебристые следы влажными поцелуями на божественной груди. Легкий ветер словно насвистывал «Fata Morgana» Enigmы. Тысячи звезд отдаленными фонариками вычерчивали силуэт мужчины в джентльменской шляпе, накрывшего юное тело студентки в глухой чаще безлюдного сквера.
И лишь когда с губ незнакомца сорвался тяжелый стон, Лиза захотела взглянуть в глаза этого мужчины, сорвав с него в порыве страсти солнцезащитные очки.
— Василий Петрович?
— Лизунчик?

© Copyright: Кристина Денисенко
 
СообщениеФата-моргана
рассказ

Стрелки на часах еле передвигаются, словно старый муж в полусонном состоянии. Близоруко щурясь, восемнадцатилетняя студентка устала поглядывать на левое запястье, решив еще раз проверить все ли нормально с прической и макияжем. Стоя у большого зеркала в коридоре, девушка вертится во все стороны. Сложив губки бантиком, она шлет своему отражению воздушный поцелуй, строит глазки, мастерски хлопая густыми черными, как ночь, ресницами.
В это время, седовласый мужчина преклонного возраста, развалившись на диване с газеткой-телепрограммой в руке, бросает косые взгляды то на молодую жену, то на очередной футбольный матч, транслируемый в прямом эфире, то на часы, приближающие время «Х».
— Опять будет 0:0, – подает голос сосед-пенсионер, пришедший на этой неделе уже восьмой раз, чтобы посмотреть телевизор.
— Не каркай, – приведенный им друг в тельняшке и больших очках с черной оправой ударяет старика тростью по спине.
— Михайлович, не гони, больно же, – дряхлый дед сморщенной ладонью чешет за лопаткой. – Петрович, а куда твоя краля опять намылилась? – еле слышно он спросил, указывая корявым пальцем на дверь в коридор.
— У Лизунчика мама приболела, я же тебе еще во вторник говорил. Забыл что ли? – ответил невозмутимый муж, поглаживая всей пятерней белую щетину на подбородке.
— Вот склерозник я, – громко произнес Иванович, как будто специально, чтобы Лиза услышала и обратила на него внимание.
Но девушка была поглощена детальным разбором своего вечернего наряда. Она сексуально поправила кружевные чулочки-сеточку на липкой силиконовой ленте, даже не подумав, что старички тайком за ней наблюдают. Лиза туже затянула широкий ремень на короткой джинсовой мини-юбке. Подняла и без того высокую грудь так, что две спелых дыни едва не вываливались с атласного красного корсета со шнуровками по обоим бокам.
Длинные серьги из пяти звонких нитей с блестящими в ярком свете камнями циркония заглушали доносимые с зала обрывки новостей. «Бывший ливийский лидер Муаммар Каддафи скончался от ранений, полученных при его поимке».
— Опять эти арабы националисты-революционеры, – возмутился Михайлович, со злостью сжимая свою деревянную трость.
В момент, когда Лиза в высоких замшевых сапогах вошла в комнату, соблазнительно виляя круглыми бедрами, у стариков задрожали руки. Иванович, поправив вставную челюсть, глотал слюнки, не сводя глаз с аппетитной студентки, охмурившей его соседа. Михайлович протер вспотевшие очки и снова натянул их на нос, не желая пропускать ничего интересного. Лишь Петрович на правах законного мужа был предельно спокоен. Еще бы: Лизунчик, как он ласково называл супругу, была его гордостью. Он любил наблюдать, как мужики смотрят на нее, и знал, насколько она кажется хорошенькой со стороны.
Девушка не долго тешила встревоженных стариков своей цветущей красотой. Взяв со столика брелок с ключами от квартиры, она поцеловала Петровича в лобик, оставив пурпурный блеск помады немного выше густых взъерошенных бровей. И, как принцесса Лебедь со сказки Пушкина, седовласый муж с «горящей звездой во лбу» тихо опустил голову, не думая даже провожать жену до двери.
Обронив ключи, как показалось старику с тростью – намеренно, Лиза гибко сложилась пополам, открывая взору пенсионеров свой спелый персик с тонкой полоской трусиков-танго посредине.
— Ах, – не выдержал Иванович, и, подбежав резво, словно сбросив пару десятков лет, схватил девушку обеими руками за упругие ягодицы.
— Ты чего, дед, ополоумел что ли? Ну-ка прочь руки от моих прелестей! – блеснула огоньками озорных глаз молодая красавица.
Как ведром холодной воды окатила. Иванович так и остолбенел, боясь и моргнуть. А Михайлович, скривившись, как злобный гном, потирал ладоши. Только Петрович был по-прежнему спокоен.
— Не обращай внимания на этого дурака старого, моя ласточка. Ступай себе с миром, теще привет передавай, пусть скорее выздоравливает, – не поднимаясь с дивана, сказал Петрович.
— Все, я ухожу. Буду поздно. Меня не жди, – сухо произнесла девушка.
И лишь запах её духов еще долго витал в воздухе, после того как захлопнулась металлическая дверь. А после очередного блока рекламы начался второй тайм футбола. И седые болельщики продолжили пить пиво с соленой воблой…
Из белого скоростного «Пежо», за рулем которого был почти таксист – доставщик пиццы Даниэль Моралес, вышла скромная девочка Лиза в длинном плаще и сером берете. Висящий за спиной объемный спортивный рюкзак, притягивал её к земле. Срывающиеся капли дождя казались несущественными, и ничего не могло испортить только начинающийся вечер. Неоновые картинки и яркие надписи мелькали на удивительном с архитектурной точки зрения двухэтажном здании. На крыше горели огни ночного кафетерия ничуть не живописнее больших прозрачных окон ночной библиотеки.
Тонкие шпильки ударяли о тротуарную плитку. И в ритме «Fata Morgana» Enigmы Лиза плыла к своей тайной мечте – покорить сердце постоянного клиента вай-фай клуба, бесплатного для членов читального зала.
Загадочный мужчина в солнцезащитных очках, черной элегантной шляпе курил трубку, пуская дым сердечками. В его руках часто можно было увидеть пожелтевшие газеты послевоенных времен. «Наверно, он умный» – думала о таинственном незнакомце Лиза и днем, и ночью. Его неподражаемый голос эхом звучал в её ранимой ангельской душе. И сегодня Лиза настроилась решительно взять быка за рога. И если не затащить лорда-всезнайку за какой-нибудь куст, то хотя бы страстно впиться в его чувственные пухлые губы прямо на глазах у любителей литературы.
Вот он! Все еще в чудовищном мамином плаще и старомодном чепчике Лиза смело присела за его столик.
— Кхе-кхе, – заливаясь румянцем, девушка не нашла другого способа как привлечь к своей особе внимание будоражащего её помыслы человека.
Из-за газеты, медленно опускающейся вниз, сначала предстала вниманию Лизы классическая шляпа с мягкими полями. Передняя часть была опущена на глаза. На тулье отчетливо виднелись три вмятины: справа, слева и наверху. Гладкая розовая кожа казалась молодой и здоровой, а губы – сочными, как мякоть зрелого арбуза, стекающая сладкими полосками сока по рукам до самих локтей.
— Простите, – мужчина застыл на месте.
В шуме Лиза никак не могла сосредоточиться. Её донимал один и тот же вопрос: «Почему на неё все косятся, и даже мужчина почти в таком же старом плаще как-то странно себя ведет?»
— Вы не могли бы провести меня домой через пустынный сквер? – вопрос в лоб.
— Мог бы, но я еще не дочитал газету, – ответил мужчина.
— Я подожду.
Стрелки на часах вновь застыли. Лиза торопила время, а мужчина, похоже, торопился улизнуть с вай-фай клуба, как можно скорее. В промежутках между прочтением очередной страницы, он небрежно отодвигал широкий рукав, устремляя взор на ручные часы. Незнакомец продолжал читать, не снимая черных очков.
— Мне пора, – бархатный голос мужчины заставил Лизу еще больше волноваться. – Так вы хотите, чтобы я провел вас по ночной аллее?
— Да, – решительно ответила девушка, поправляя свободный плащик.
Вдвоем они вышли на улицу. Бледная луна мягким светом озаряла пустынные дорожки городского парка. Лиза чувствовала себя неловко. Но поборов в себе непрошенные страхи, девушка резко остановилась. Дико накинувшись на попутчика, она все-таки поцеловала его горячим поцелуем в приоткрытые от удивления уста. Прелестная звездная ночь шелестела опавшей листвой тише, чем падающий к ногам Лизы мамин плащ. Страстные руки высокого статного мужчины ловко уложили девушку прямо под открытым небом. Он мял её спелые дыньки, вываливающиеся из тугого корсета, искрящегося красным свечением, как январский закат перед сильными морозами. Нежные губы оставляли серебристые следы влажными поцелуями на божественной груди. Легкий ветер словно насвистывал «Fata Morgana» Enigmы. Тысячи звезд отдаленными фонариками вычерчивали силуэт мужчины в джентльменской шляпе, накрывшего юное тело студентки в глухой чаще безлюдного сквера.
И лишь когда с губ незнакомца сорвался тяжелый стон, Лиза захотела взглянуть в глаза этого мужчины, сорвав с него в порыве страсти солнцезащитные очки.
— Василий Петрович?
— Лизунчик?

© Copyright: Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 29.11.2011 в 17:36
СообщениеФата-моргана
рассказ

Стрелки на часах еле передвигаются, словно старый муж в полусонном состоянии. Близоруко щурясь, восемнадцатилетняя студентка устала поглядывать на левое запястье, решив еще раз проверить все ли нормально с прической и макияжем. Стоя у большого зеркала в коридоре, девушка вертится во все стороны. Сложив губки бантиком, она шлет своему отражению воздушный поцелуй, строит глазки, мастерски хлопая густыми черными, как ночь, ресницами.
В это время, седовласый мужчина преклонного возраста, развалившись на диване с газеткой-телепрограммой в руке, бросает косые взгляды то на молодую жену, то на очередной футбольный матч, транслируемый в прямом эфире, то на часы, приближающие время «Х».
— Опять будет 0:0, – подает голос сосед-пенсионер, пришедший на этой неделе уже восьмой раз, чтобы посмотреть телевизор.
— Не каркай, – приведенный им друг в тельняшке и больших очках с черной оправой ударяет старика тростью по спине.
— Михайлович, не гони, больно же, – дряхлый дед сморщенной ладонью чешет за лопаткой. – Петрович, а куда твоя краля опять намылилась? – еле слышно он спросил, указывая корявым пальцем на дверь в коридор.
— У Лизунчика мама приболела, я же тебе еще во вторник говорил. Забыл что ли? – ответил невозмутимый муж, поглаживая всей пятерней белую щетину на подбородке.
— Вот склерозник я, – громко произнес Иванович, как будто специально, чтобы Лиза услышала и обратила на него внимание.
Но девушка была поглощена детальным разбором своего вечернего наряда. Она сексуально поправила кружевные чулочки-сеточку на липкой силиконовой ленте, даже не подумав, что старички тайком за ней наблюдают. Лиза туже затянула широкий ремень на короткой джинсовой мини-юбке. Подняла и без того высокую грудь так, что две спелых дыни едва не вываливались с атласного красного корсета со шнуровками по обоим бокам.
Длинные серьги из пяти звонких нитей с блестящими в ярком свете камнями циркония заглушали доносимые с зала обрывки новостей. «Бывший ливийский лидер Муаммар Каддафи скончался от ранений, полученных при его поимке».
— Опять эти арабы националисты-революционеры, – возмутился Михайлович, со злостью сжимая свою деревянную трость.
В момент, когда Лиза в высоких замшевых сапогах вошла в комнату, соблазнительно виляя круглыми бедрами, у стариков задрожали руки. Иванович, поправив вставную челюсть, глотал слюнки, не сводя глаз с аппетитной студентки, охмурившей его соседа. Михайлович протер вспотевшие очки и снова натянул их на нос, не желая пропускать ничего интересного. Лишь Петрович на правах законного мужа был предельно спокоен. Еще бы: Лизунчик, как он ласково называл супругу, была его гордостью. Он любил наблюдать, как мужики смотрят на нее, и знал, насколько она кажется хорошенькой со стороны.
Девушка не долго тешила встревоженных стариков своей цветущей красотой. Взяв со столика брелок с ключами от квартиры, она поцеловала Петровича в лобик, оставив пурпурный блеск помады немного выше густых взъерошенных бровей. И, как принцесса Лебедь со сказки Пушкина, седовласый муж с «горящей звездой во лбу» тихо опустил голову, не думая даже провожать жену до двери.
Обронив ключи, как показалось старику с тростью – намеренно, Лиза гибко сложилась пополам, открывая взору пенсионеров свой спелый персик с тонкой полоской трусиков-танго посредине.
— Ах, – не выдержал Иванович, и, подбежав резво, словно сбросив пару десятков лет, схватил девушку обеими руками за упругие ягодицы.
— Ты чего, дед, ополоумел что ли? Ну-ка прочь руки от моих прелестей! – блеснула огоньками озорных глаз молодая красавица.
Как ведром холодной воды окатила. Иванович так и остолбенел, боясь и моргнуть. А Михайлович, скривившись, как злобный гном, потирал ладоши. Только Петрович был по-прежнему спокоен.
— Не обращай внимания на этого дурака старого, моя ласточка. Ступай себе с миром, теще привет передавай, пусть скорее выздоравливает, – не поднимаясь с дивана, сказал Петрович.
— Все, я ухожу. Буду поздно. Меня не жди, – сухо произнесла девушка.
И лишь запах её духов еще долго витал в воздухе, после того как захлопнулась металлическая дверь. А после очередного блока рекламы начался второй тайм футбола. И седые болельщики продолжили пить пиво с соленой воблой…
Из белого скоростного «Пежо», за рулем которого был почти таксист – доставщик пиццы Даниэль Моралес, вышла скромная девочка Лиза в длинном плаще и сером берете. Висящий за спиной объемный спортивный рюкзак, притягивал её к земле. Срывающиеся капли дождя казались несущественными, и ничего не могло испортить только начинающийся вечер. Неоновые картинки и яркие надписи мелькали на удивительном с архитектурной точки зрения двухэтажном здании. На крыше горели огни ночного кафетерия ничуть не живописнее больших прозрачных окон ночной библиотеки.
Тонкие шпильки ударяли о тротуарную плитку. И в ритме «Fata Morgana» Enigmы Лиза плыла к своей тайной мечте – покорить сердце постоянного клиента вай-фай клуба, бесплатного для членов читального зала.
Загадочный мужчина в солнцезащитных очках, черной элегантной шляпе курил трубку, пуская дым сердечками. В его руках часто можно было увидеть пожелтевшие газеты послевоенных времен. «Наверно, он умный» – думала о таинственном незнакомце Лиза и днем, и ночью. Его неподражаемый голос эхом звучал в её ранимой ангельской душе. И сегодня Лиза настроилась решительно взять быка за рога. И если не затащить лорда-всезнайку за какой-нибудь куст, то хотя бы страстно впиться в его чувственные пухлые губы прямо на глазах у любителей литературы.
Вот он! Все еще в чудовищном мамином плаще и старомодном чепчике Лиза смело присела за его столик.
— Кхе-кхе, – заливаясь румянцем, девушка не нашла другого способа как привлечь к своей особе внимание будоражащего её помыслы человека.
Из-за газеты, медленно опускающейся вниз, сначала предстала вниманию Лизы классическая шляпа с мягкими полями. Передняя часть была опущена на глаза. На тулье отчетливо виднелись три вмятины: справа, слева и наверху. Гладкая розовая кожа казалась молодой и здоровой, а губы – сочными, как мякоть зрелого арбуза, стекающая сладкими полосками сока по рукам до самих локтей.
— Простите, – мужчина застыл на месте.
В шуме Лиза никак не могла сосредоточиться. Её донимал один и тот же вопрос: «Почему на неё все косятся, и даже мужчина почти в таком же старом плаще как-то странно себя ведет?»
— Вы не могли бы провести меня домой через пустынный сквер? – вопрос в лоб.
— Мог бы, но я еще не дочитал газету, – ответил мужчина.
— Я подожду.
Стрелки на часах вновь застыли. Лиза торопила время, а мужчина, похоже, торопился улизнуть с вай-фай клуба, как можно скорее. В промежутках между прочтением очередной страницы, он небрежно отодвигал широкий рукав, устремляя взор на ручные часы. Незнакомец продолжал читать, не снимая черных очков.
— Мне пора, – бархатный голос мужчины заставил Лизу еще больше волноваться. – Так вы хотите, чтобы я провел вас по ночной аллее?
— Да, – решительно ответила девушка, поправляя свободный плащик.
Вдвоем они вышли на улицу. Бледная луна мягким светом озаряла пустынные дорожки городского парка. Лиза чувствовала себя неловко. Но поборов в себе непрошенные страхи, девушка резко остановилась. Дико накинувшись на попутчика, она все-таки поцеловала его горячим поцелуем в приоткрытые от удивления уста. Прелестная звездная ночь шелестела опавшей листвой тише, чем падающий к ногам Лизы мамин плащ. Страстные руки высокого статного мужчины ловко уложили девушку прямо под открытым небом. Он мял её спелые дыньки, вываливающиеся из тугого корсета, искрящегося красным свечением, как январский закат перед сильными морозами. Нежные губы оставляли серебристые следы влажными поцелуями на божественной груди. Легкий ветер словно насвистывал «Fata Morgana» Enigmы. Тысячи звезд отдаленными фонариками вычерчивали силуэт мужчины в джентльменской шляпе, накрывшего юное тело студентки в глухой чаще безлюдного сквера.
И лишь когда с губ незнакомца сорвался тяжелый стон, Лиза захотела взглянуть в глаза этого мужчины, сорвав с него в порыве страсти солнцезащитные очки.
— Василий Петрович?
— Лизунчик?

© Copyright: Кристина Денисенко

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 29.11.2011 в 17:36
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 23.01.2012, 14:21 | Сообщение # 11
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline

Медальон
мира


новелла для детей
младшего школьного возраста


Летним вечером недалеко от дворца культуры «Юнком» приземлился космический корабль, прилетевший с двенадцатой планеты «Нибиру». Свидетелями загадочного события стала компания друзей, самому старшему из которых было только 8 лет. Не испугавшись возможной опасности, дети с интересом познакомились с гостем, цель которого заключалась в поисках золотого медальона. Водоворот непредсказуемых событий увлек детей в мир приключений. Сквозь время и пространство им открывались секреты Земли и других планет космоса.
Найдут ли юные следопыты заветный медальон? Что в нем особенного? И к чему же приведет наших героев тяга к неизведанному?

Тот летний вечер так и остался бы самым обычным, если бы я послушал маму и вовремя пришел к ужину.
Мы в очередной раз проводили гонки на велосипедах. Кто первым придет к финишу после пятого круга вокруг нашего дома, тот получает звание «лучший гонщик». И так почти каждый вечер, если не считать футбольных матчей, проводимых между командой нашего двора и соседскими мальчишками.
Красное солнце уже спряталось за горизонт. Закатом любоваться нам, естественно, было некогда. Я и ни сразу заметил, что уже потемнело, а мама почему-то еще не вышла, чтобы забрать меня с велосипедом. А сам я, как и Никита, Илья и Лида, не спешил возвращаться домой. Тем более тащить на пятый этаж велосипед одному тяжело, и я продолжал кататься с друзьями.
— Максим! – закричала Лида.
— Ну, что еще?
— Смотрите! Что-то светится!
Я перестал крутить педали и, открыв от удивления рот, уставился в одну точку. Никита бросил руль и чуть не упал. Вскоре его велосипед лежал на тротуаре, а колеса медленно продолжали вращаться.
— Космический корабль! – предположил я, рассматривая спускающееся облако металлического цвета.
— Оно странное! Полупрозрачное…
Лида в своем розовом платье с рюшками и белых кружевных носочках была еще красивее в лучах мерцающего свечения. Её косички растрепал ветер, а лицо было таким удивленным и милым, что я невольно залюбовался ею.
А эта штука с неба повисла в нескольких метрах от нас. Оно постоянно двигалось, словно никак не могло приземлиться.
— Это лунатики! – Илья сделал шаг назад, собираясь убегать.
— Не бойся, Илья, давай посмотрим, что будет дальше! – сказал Никита (а он среди нас был самый маленький, даже в школу еще не ходил).
— А мне и не страшно! – поднимая нос кверху, гордо заявил Илья.
Хотя он точно испугался. Я то его очень хорошо знаю. Обычно у него рот никогда не закрывается. Он может безустанно говорить часами. Возможно, даже со скоростью больше чем 130 слов в минуту (это моя техника чтения по окончании второго класса). А Илья, мне кажется, говорит еще быстрее, хотя читает очень медленно и с ошибками.
— А чего тут бояться? Они же не увезут нас на свою планету? – голос Лиды при этом слегка вздрогнул.
Корабль никак не касался земли. Повисшее в воздухе сияющее металлическое облако заставило нас четверых застыть в ожидании. Казалось, что все вокруг замерло или остановилось во времени. Ни одна машина не проезжала, все шумы стихли. И только мы неподвижно стояли на тротуаре, окутанные неведомой ранее силой любопытства.
Корабль периодически менял внешний вид. Иногда четко прорисовывались детали огромного космического агрегата. Он был овальный, как косточка финика, с окошками похожими на тонированные стекла земных автомобилей. А вот дверей я не видел. Да и сам космический корабль, как приведение из мультика, периодически исчезал, расползаясь туманным облаком звездной пыли.
— Всё, мне пора домой, – Илья все-таки не смог преодолеть чувство страха.
Схватив свой велосипед, он что было духу помчался в обратную сторону. А мы с Лидой и Никитой продолжили свои наблюдения за кораблем пришельцев. Когда Лида взяла меня за руку, её карие глазки блеснули неземным ярким свечением.
— Лида?
Мне, наверное, только показалось, что у неё что-то не то с взглядом. Но она была еще более обворожительной этим дивным вечером на фоне мигающего летательного корабля.
— Максим! – закричала она, вытянув свою ручку вперед и указывая пальцем на медленно открывающуюся возникнувшую дверь.
Как в замедленной съемке поднимались и исчезали многоярусные пластины. Очень быстро в громадной финиковой косточке появился черный прямоугольник. Это была дверь, за которой точно кто-то был.
Никита оглянулся назад, наверное, хотел убедиться, что Илья еще поблизости. Но Ильи и след простыл. А мы, взявшись за руки, ожидали появления какого-нибудь страшного зеленого человечка.
— Да этот лунатик еще маленький! – я облегчено вздохнул, когда по едва мерцающим ступенькам опускалось оно.
Существо неземного происхождения было почти как мы. И ростом около метра, и руки, и ноги у него были, и голова. Он вовсе не был зеленой окраски. Кожа была светлой, вот только глаза поразили меня своим немалым размером и черным цветом.
— У него такая огромная голова! – шепнула Лида, не поворачиваясь.
— Он, должно быть, очень умный, – предположил Никита.
— А вот туловище у него маленькое, как у младенца. Это точно ребенок-гуманоид! – одернул я Лиду, которая все еще тыкала пальцем в приближающееся существо.
Сердце бешено застучало, когда человечек с космоса вплотную подошел к нам. Его глаза, как солнцезащитные черные очки смотрели то на каждого из нас по отдельности, то на нас вместе взятых, как на единое целое. Наши ладони стали влажными то ли от сорокаградусной жары, то ли от страха. Но мы и не думали бежать.
Я набрался храбрости, как самый старший и заговорил с пришельцем на русском языке. Хотя я и не надеялся, что он меня поймет. Но не на английском же мне с ним разговаривать. Тем более во втором классе мы выучили только алфавит и несколько десятков слов. А этого мало для того, чтобы свободно общаться с англичанами. Да и вряд ли этот космический малыш знает английский язык.
— Привет! Ты откуда к нам прилетел?
В неловкой тишине я слышал прерывистое дыхание своих друзей, и своё.
Инопланетянин молча рассматривал нас, и вовсе не спешил издать хоть один звук. Я уж подумал, что он не умеет разговаривать. Но он словно, прочитал мои мысли и ответил на мой вопрос.
— Привет, я с двенадцатой планеты «Нибиру», – его голос был очень звонким, но как ни странно он говорил на нашем языке.
— Нибиру? А разве есть такая планета? – я был просто в замешательстве. Наша учительница Любовь Анатольевна рассказывала нам про восемь планет солнечной системы, а гуманоид говорит, что он прилетел с двенадцатой.
— Если я прилетел с двенадцатой планеты, значит, она есть. И я не гуманоид, Максим. Я человек с Нибиру. Но не такой как вы, значительно умнее.
— Ты знаешь, как меня зовут?
— Мы читаем мысли, и почти не пользуемся речью. Именно поэтому живем лучше, чем земляне.
— То есть земляне живут плохо? И все потому, что много разговаривают? – спросила Лида слегка задумчиво.
— Не потому что много разговаривают, Лида. А потому что часто говорят неправду, и слова землян часто расходятся с их поступками.
— Это не так! – возразил Никита. – Я всегда говорю только правду. Потому что мама говорит, что обманывать некрасиво.
— Твоя мама права, Никита.
Гуманоид или человек с Нибиру странно рассматривал нас. От его черных глаз веяло какой-то загадкой. И мне очень хотелось узнать, почему он опустил свой корабль именно возле нашей пятиэтажки.
— Уже тысячи лет длятся поиски медальона Мардука. И именно поэтому мы все чаще и чаще наведываемся к вам в гости. Мы должны доставить на нашу планету то, что принадлежит нашему богу чистого неба – золотой крылатый диск в виде солнца.
— И на поиски медальона отправили тебя, но ведь ты еще ребенок? – Лида смотрела прямо в его глаза, даже не поднимая голову кверху.
— Нет, конечно, поисками пропавшего медальона занимались члены организации Шамаш, и мои родители в том числе. А я просто решил покататься на папином корабле. Тем более из достоверного источника поступила информация, что крылатый диск Мардука спрятан в подземелье одного из украинских дворцов. Вот я и прилетел сюда на поиски!
— Вот это да! – воскликнул Никита.
— Ты думаешь, что ваш золотой медальон спрятан в подвалах нашего дворца культуры «Юнком»? – спросил я. – И, кстати, раз ты знаешь, как нас зовут, почему бы тебе не представиться?
— Мама назвала меня Кемнеби. На нашем языке моё имя обозначает «черная пантера». А насчет вашего дворца, то я сам слышал, как отец говорил с лидером «Шамаш» о ДК «Юнком». Возможно, медальон совсем близко, и я его найду!
— Кемнеби, а можно составить тебе компанию? Я тоже хочу принять участие в поисках, – попросился Никита.
— Именно для этого я с вами и вошел в контакт! – улыбнулся своим крохотным ротиком инопланетянин.
— Супер! Мы станем как настоящие археологи, и обследуем каждый камешек подземелья нашего дворца! – радовалась Лида.
— Вот только уже вечер, – я тяжело вздохнул, представляя, как из-за угла выходит мама и кричит «Максим, домой!».
За время нашего разговора так и не проехала ни одна машина, и по-прежнему не дул ветер. И Кемнеби, словно читая мои мысли, провел небрежно рукой, и подул прохладный ветер, загудели машины.
— Я могу остановить время! – он снова провел рукой, и красное авто так и застыло посреди дороги.
— А люди тоже спят? – спросила Лида.
— Что-то вроде того.
— Ты это делаешь для того, чтобы тебя не заметили? – Никита продолжил задавать вопросы.
— Да, к сожалению, многие наши собратья так и не вернулись с Земли. Ваши ученые жестокие люди. Они ловят нас и убивают, замучивая разными экспериментами и опытами. Поэтому мы разработали систему контроля над временем. И это позволяет нам избежать смертельной опасности.
— Как тебе это удается? – я был удивлен.
— Нужно уметь концентрироваться!
Пришелец вновь проделал свой трюк. И на этот раз случилось то, чего я боялся.
— Максим, домой! – кричала мама, выглянув из-за угла дома.
— Скажи, что через пять минут придешь, отдай маме велосипед, а Кемнеби потом снова остановит время, – предложила Лида, хитро сверкая глазками.
И космический корабль, и гость с двенадцатой планеты слились с окружающей средой, с вечерним небом нашего городка.
— Иду!
Я взял свой велосипед и, что было силы, помчался к маме. Она была явно недовольна, что ей пришлось обходить дом. Но её нежная ладошка как всегда заботливо погладила меня по волосам.
— Максим, уже пора ужинать.
— Мам, можно я прибегу через пять минут? Мне надо кое-что сказать Никите.
— Разве вы еще не наговорились?
— Ну, пожалуйста, мамочка! – это всегда срабатывает.
— Хорошо, только пять минут.
Мама взяла велосипед, а я побежал обратно к своим друзьям и человечку с Нибиру. Снова стало очень тихо, ни листочек не шелохнется. Кемнеби опять остановил время.
— Готовы к приключению, земляне?
— Нет. Уже вечер, а во дворце и электричества нет, а в подвалах без фонарика мы ничего не сможем отыскать, – заявила Лида, словно ей уже не раз приходилось сталкиваться с подобным занятием.
— Тяжело вам все-таки, земляне, хоть вы и являетесь нашими потомками, а в развитии вы явно отстаете. Вот мы, например, обладаем кошачьим зрением, и нам не нужен ни фонарик, ни электричество!
— Тогда зачем тебе нужна наша поддержка, если мы в темноте все равно не сможем ничем помочь? – я ждал ответа.
— Одному мне не справиться. Ваш дворец слишком большой, в нем столько потайных комнат, вы себе и не представляете. А вчетвером у нас больше шансов отыскать медальон Мардука.
— Тогда впятером было бы еще больше шансов! – улыбнулась Лида.
— Сомневаюсь, Илья бы постоянно тарахтел, не давая нам возможности сосредоточиться на поисках, – ответил Кемнеби, зная о наших мыслях всё.
— Да Илья очень разговорчивый мальчик! – согласился Никита.
— А мы пойдем пешком или полетим на космическом корабле твоего папы? – мне бы хотелось хоть разок полетать по-настоящему.
— Нет, мы отправимся пешком. Здесь и недалеко, а кораблем я еще плохо умею управлять. Поэтому лучше лишний раз не испытывать судьбу.
И мы перешли дорогу. По аллее мы приближались к шикарному замку, построенному немцами после второй мировой войны в средневековом стиле. В вечернее время этот замок был жутким местом. С разбитых окон, заколоченных фанерой, будто кто-то недоброжелательно смотрел.
Над дворцом светилась бледная луна, окутывая старое здание тусклым светом. Когда мы поднимались к двери, посыпались камешки полуразрушенных ступеней, не знавших долгие годы ремонта. Я посмотрел на перила, и они выглядели жалобно, словно просили «подмажьте щели раствором цемента».
— Ужасно. У меня такое чувство, что этот дворец стоит вовсе не в жилом городе, а в чернобыльской зоне отчуждения.
— Кемнеби, ты был в Чернобыле? – Лида, дергая закрытую дверь, смотрела в черные глаза пришельца.
— Отойди-ка! – приложив свою руку в замочной скважине, инопланетянин легко заставил замок поддаться его силе концентрации мышления. – В Чернобыле я лично не был, но отец рассказывал, что в брошенном дворце культуры «Энергетик» наш крылатый диск так и не нашли. Мой отец часто бывал у вас в Украине, и я наслышан о ваших городах.
Перед нами предстала чернота юнкомовского дворца. Я бы не рискнул переступить порог без фонарика, но Кемнеби снова прочитал мои мысли, и в помещении стало светло, как от десятка зажженных свечей. За нами захлопнулась дверь, и мы стояли, рассматривая потрескавшиеся стены.
Высокие потолки, украшенные лепниной ручной работы притягивали взгляды своим плачевным видом. Местами потолок и вовсе обвалился, открывая нашим взорам деревянную сетку из тонких дощечек. Мы осторожно подошли к широкой лестнице ведущей куда-то вниз.
— Там должны быть подвальные помещения, нам туда! – голос Кемнеби эхом прокатился по пустому коридору с очень высокими потолками.
Запахло сыростью. Вокруг нас по-прежнему было достаточно светло. И, спустившись на последнюю ступеньку, мы обнаружили, что деревянных полов в подвале не было. Голая земля напоминала непроходимое болото, в котором можно было погрязнуть с головой.
— Дальше хода нет, – Никита пожал плечами. – Здесь целый океан.
— Говорю же мрачная у вас атмосфера, как в Чернобыле. Только там произошла катастрофа. А у вас что? Неужели никому дела нет, что дворец превращается в руины?
— Мама говорила, что на его ремонт нужно очень много денег. А наша страна бедная, у нас богатые только депутаты, – вспомнил я слова из блока новостей.
— Я же говорил, вы отстаете в развитии.
— Но что же нам делать? Я не хочу пачкать свои белые носочки и розовое платье. Меня мама поругает, – Лида надула губки.
— Закройте глаза. Я скажу, когда открывать, – уверенно произнес Кемнеби.
Лида и Никита безоговорочно послушались. Я опустил веки последним. Словно зашаталась земля под ногами, мне казалось, что я лечу, и я, не сдержав любопытства, широко раскрыл глаза.
Передо мной мелькали тени и расплывающиеся силуэты, свет сменяла тьма и наоборот. Стены меняли цвет, я даже видел мимолетом, как их красили люди в испачканной одежде. Потом толпы зрителей пробегали, тряся билетами, как будто спешили на концерт или спектакль.
Я понял, что произошло. Время с неистовой скоростью летело назад на годы, на десятилетия. И вот уже военнопленные с окровавленными грубыми рукавицами стелют пол в подвале. Тенью пронеслись в воздухе боль и стоны рабочих, чьими «золотыми» руками было создано это красивейшее здание в стиле сказочного замка какого-нибудь богатого герцога.
— Максим, ну как тебе перевоплощение?
Я никак не привыкну, что от Кемнеби невозможно ничего утаить.
— Мы перенеслись во времени? – спросил я.
— Не мы перенеслись во времени, а время побежало вспять. Лида, Никита, открывайте глаза!
Теперь нас окружал роскошный дворец. Невозможно было оторвать глаз от его прекрасной архитектуры. Ровненькие покрашенные стены, лепка и широкая лестница с фигурными колоннами были на высшем уровне.
— Замок-призрак временно ликвидирован! Прошу всех пройти вниз! – нарушил тишину Кемнеби, плавно передвигаясь по гладкому блестящему полу.
— А как медальон Мардука (предположительно) оказался на Земле? А главное когда? – Лида меня просто поражала своей проницательностью.
— Более пяти тысяч лет назад с Нибиру на космическом корабле прилетели наши предки. Планета Земля, как и сейчас, была третьей планетой от Солнца. И она такая же голубая и зеленая, каким был Уран, седьмая планета, где раньше и процветала наша цивилизация.
— Почему раньше? – Лида взяла Кемнеби за руку, и это мне совсем не понравилось.
— Планета очень давно превратилась в ледник. Там стало невозможно ни жить, ни дышать теплокровным существам, как мы. И пришлось искать другую планету. Наши корабли веками изучали вселенную, но кроме Земли и Нибиру более подходящих вариантов так и не нашли.
Тем временем пришелец завел нас в глубь подземелья. Вокруг было пусто, и я даже не догадывался, как мы будем искать пропавший медальон их божества Мардука. А Кемнеби, похоже, увлекся рассказами о своей цивилизации, или даже моей подругой Лидой.
— Наши предки сначала заселили вашу Африку. Именно поэтому у многих народов Древнего Востока широко использовался наш символ божества – крылатый диск. Например, у египтян.
— Египтяне инопланетяне? – Никита искоса смотрел в черные глаза Кемнеби.
— Вы тоже потомки тех инопланетян. Я же говорил уже – у нас одни предки! Мы, словно, братья!
— Кемнеби – наш брат с двенадцатой планеты, – я подумал вслух, потому что он все равно прочитал бы мои мысли.
— Да. И именно наши фараоны создали могучую цивилизацию на Земле в третьем тысячелетии до нашей эры.
— Египет? – Никита уже и не удивлялся.
— Да. И уже в те времена шею фараона украшал медальон Мардука с изображением крылатого солнца.
Неожиданно свечение вокруг нас стало блекнуть. Нечеткие видения скользили по стенам. На мгновения мне захотелось оказаться дома в теплой постели. Но мы были в подвале дворца, который таил в себе немало загадок.
— Что со светом? – Лида на этот раз взяла за руку меня, а не Кемнеби.
— Что-то решило поживиться моей энергией. Похоже это призрак одного из замурованных в этих стенах рабочих.
— Призрак? Только этого не хватало, – Никита заметно побледнел в тусклом освещении.
— Души умерших военнопленных не могут выбраться из-под камней. Я сейчас отчетливо слышу их мольбы о помощи. Они устали томиться и хотят наружу.
— А почему я не слышу никаких голосов? – спросила Лида, озираясь по сторонам.
— Слышать и видеть призрака, не каждому дано. Заблудшие души выходят на контакт только с людьми, наделенными сверхъестественными способностями.
— Мы станем освобождать духов? – теперь спросил я.
— Мы поможем им обрести покой. Вот в этой стене есть полость, а в ней под грудой камней останки троих мужчин, – Кемнеби подошел к стене и постучал по ней костяшками пальцев.
— Я думал, мы будем искать медальон, а не раскапывать старую могилу с разбушевавшимися приведениями, – Никита сделал шаг назад, не желая приближаться к месту, послужившему захоронением.
— О, земляне, какие же вы все-таки боязливые. Вы ведь даже не видите, как они проходят сквозь стены и пол. А теперь они и вовсе исчезли. Призраки тоже вас боятся.
— Они безобидные? – Лида подошла к Кемнеби и заглянула в его огромные глазища.
— Призраки не причинят нам вреда, наоборот, они помогут нам отыскать то, ради чего мы здесь.
— Тогда нужно как-то разбить стену? – спросил я у нашего всезнайки.
— Именно этим и займемся.
Кемнеби подхватил кусок шлакоблока и усердно стал постукивать по неподдающейся стене. Лишь глухое эхо разлеталось по большим помещениям дворцового подвала, и пыль беззвучно осыпалась на пол.
— Таким способом нам придется долго мучиться. А я уже хочу спать, – стала капризничать Лида, потирая кулачками помутневшие карие глазки.
— Потерпите немного, стена вот-вот поддастся, – звонко уговаривал нас Кемнеби, не прекращая стучать по треснувшей стене.
И мы вчетвером отчаянно боролись с преградой, за которой на своё освобождение ждали то ли души, то ли скелеты мертвых рабочих. Я так и не понял, кого именно мы спасаем. Хотя догадывался, что вернуть их к жизни мы уже точно не сможем.
— Останки нужно перезахоронить, и тогда души обретут покой, – Кемнеби продолжал отвечать на немые вопросы.
Свет, обволакивающий нашу четверку, снова стал мигать. Неожиданно стало совсем темно и страшно. И только Кемнеби спокойно, как мне казалось, продолжал стучать по стене. Потом он заговорил на чужом языке, и в подвале вновь посветлело.
— Они знают, где медальон, – на его лице засияла довольная улыбка. – Я привезу его на Нибиру, и мой отец будет гордиться мной! Вся планета будет знать имя человека, вернувшего им крылатый диск!
— А зачем он вам нужен? Он наделён особой силой? – забеспокоился я.
— Максим, я уже говорил, это очень ценная вещь, это кусочек многотысячной истории. И этот медальон должен принадлежать лидеру организации «Шамаш». Это мирная организация. У нас на планете Нибиру нет войн, как на Земле.
Кемнеби убедил меня, что я зря беспокоюсь, и они не собираются причинять вред Земле. Наоборот, мы для них словно младшая ветвь развития их расы, зародившейся много миллионов лет назад на Уране – седьмой планете от Солнца.
Если бы не эта встреча с космическим кораблем в форме финиковой косточки, все мы давно бы крепко спали. И я, и Лида, и Никита зевали поочередно. Один Кемнеби бодро ворошил потрескавшуюся литую стену.
Неприятная картина ждала нас под грудами обломков природных камней, которыми был выложен и внутренний дворик нашего дворца культуры «Юнком».
Кости, пролежавшие полвека, замурованными в стене, неприятно пахли. От резкого трупного запаха Лиду едва не стошнило. Но она, как и мы продолжала извлекать останки людей, чтобы можно было похоронить их как подобает, предав земле… Мы сложили останки под акацией в парке, как и сказал Кемнеби. А он сам их захоронит позже.
Над дворцом все также светила луна, а ветер не шатал ни один листочек.
— Они ведут меня в самую высокую башню, где есть тайник в полу, и как раз там лежит медальон Мардука, – поделился с нами Кемнеби информацией полученной от не успокоившихся призраков. Мы то не слышим их голосов.
— Если бы не призраки, мы бы еще долго искали то место, где кто-то спрятал ваш медальон! – Лида в ночном свете казалась ангелочком, спустившимся с небес.
— Но мы все равно бы его нашли! Я как чувствовал, что не зря прилетел сюда!
По крутым ступенькам мы долго поднимались вверх. За время, которое мы провели на улице, дворец снова успел обратиться в полуразваленный замок. Опять под ногами обрушивались ступени, пыль и камушки с шорохом скатывались вниз.
— Кемнеби, а наши родители застыли во времени? Или твои чары уже рассеялись? – спросил я, боясь, что мама переживает из-за меня, а мне совсем не хотелось её огорчать.
— Не бойтесь, ваши родители и не догадываются, чем вы сейчас занимаетесь. Для них еще всё длится один миг. А мы уже почти приблизились к цели! И скоро вы будете сладко спать в своих кроватках!
— Кемнеби, а мы еще с тобой увидимся? Или отыскав медальон, ты больше никогда не прилетишь навестить нас? – поинтересовался Никита, зевая и потягиваясь.
— Мне еще нужно закончить дело под акацией, а завтра утром я улечу на свою планету. Если хотите, приходите, и я вас прокачу по бескрайнему небу, мимо пролетающих облаков, спящих звезд и других планет! Возможно, это будет наша последняя встреча, – грустно добавил Кемнеби.
— Но почему? Ведь мы ваши младшие братья по разуму. Ты ведь так нас называл? – переспросила Лида.
— К сожалению, мы живем в другом времени, нас разделяют световые годы и миллионы километров. Даже если я и прилечу на Землю, то возможно вместо вас, меня уже встретят ваши внуки.
— Как печально, – подумал я. – Мы обязательно завтра утром придем проститься с тобой! А если мы полетим с тобой кататься, наши родители снова застынут во времени?
— Да, я смогу ненадолго остановить течение времени, чтобы вы смогли полюбоваться красотами космоса. Я покажу вам свою планету, но только издали. Я уверен, вам обязательно понравится космическая прогулка!
Наконец-то мы оказались в башне. С верха весь город казался спящим на ладони великана. Парк непривычно был молчалив, и эта зловещая тишина мне стала надоедать.
Кемнеби усердно поднимал с пола квадратные плиты, Никита помогал ему, а мы с Лидой внимательно наблюдали за их руками. Шустрый гуманоид старательно открывал тайник кем-то тщательно приготовленный. Я бы низачто не догадался искать медальон в полу.
И вот в его руках лежит мешочек из серой ткани с непонятными иероглифами или древними символами. И только Кемнеби дернул за шнурок, вся башня озарилась ярким ослепляющим светом. Небольшой амулет с крупным камнем в центре, напоминающим полуденное солнце и орлиными крыльями по бокам сиял на удивление всем собравшимся.
— Это он! Медальон Мардука! Мы так долго искали его по всей Земле. И наконец-то он в надежных руках! – Кемнеби был счастлив, это было написано на его непривычном для землян лице.
И пусть у него огромные черные глаза, маленький нос и тонкие губы, большая грушеподобная голова и маленькое туловище – но он не злой пришелец, уничтожающий землян, он почти такой же, как и мы.
За спиной что-то мелькнуло. Я оглянулся через плечо и заметил исчезающий в темноте кошачий силуэт. Не придав этому значения, я вместе с друзьями рассматривал поразительное украшение достойное украшать шею самого выдающегося и влиятельного человека. Именно такими, наверное, и были египетские фараоны, чьи останки были погребены в высоких пирамидах африканского континента.
Кемнеби не долго любовался находкой. К сожалению, я не мог прочитать его мысли, но мне показалось, что его радость улетучилась слишком быстро. Оглядевшись вокруг, инопланетянин поспешно вышел на лестницу.
— Что-то случилось? – Лида выскочила за ним, пока мы с Никитой прикрывали тайник плитами.
— Все нормально, Лида. Мне просто показалось, – ответил Кемнеби, но тогда сомнения закрались и в мою голову.
— Кемнеби, мне показалось, что я видел черного кота…
— Именно это меня и встревожило. Здесь не мог просто так появиться кот. Спускаемся, мы уже нашли что искали, и в замке нам больше делать нечего, – скомандовал Кемнеби, и мы послушно последовали за ним.
— Вам пора возвращаться домой…
На том же месте светила луна, все по-прежнему было погружено в глубокий сон. А нам, действительно, уже давно нужно было отдыхать после долгого дня и приключенческого вечера.
— Завтра утром мы придем к кораблю. Ты же обещал показать нам космос! – улыбнулась Лида, подмигивая черноглазому товарищу.
— Встретимся на нашем месте, а сейчас поспешите домой. Через две минуты ваши мамы очнутся!
Мы пожали друг другу руки и поспешили перебежать через сонный парк к нашему дому. Когда мы уже стояли на тротуаре рядом с космическим кораблем, непривычно потянуло прохладой. Снова зашумели деревья зеленой листвой, зачирикали вечернюю песню птички, и красная машина, что стояла посреди дороги, сдвинулась с места. Все ожило!
Лида села на свой красный велосипед и, махая рукой, скрылась за домом.
— Завтра встретимся! – крикнул я ей вслед.
Мы с Никитой пошли в другую сторону, нам было по пути, так как мы жили в одном подъезде. Мне уже не хотелось ничего обсуждать, и Никита тоже шел молча. Видимо нас утомили поиски медальона.
Мама Никиты стояла под абрикосом, сложив руки крест-накрест.
— Ну, наконец-то накатались! Все дети давно по домам разбежались, одни вы все никак не играетесь! – она не кричала, и как всегда разговаривала спокойным милым голоском.
Я быстренько (на сколько это было возможно) забежал в подъезд и поторопился скорее попасть домой. Никита же, опустив голову, пошел за мамой, в руках которой был тяжелый и неудобный велосипед моего друга.
Мне открыл дверь папа. В коридоре было очень жарко. В зале за закрытой дверью работал кондиционер, а с кухни шел горячий воздух. Я сразу догадался, что мама запекала в духовке курицу и жарила на ужин блинчики.
— Мама, я хочу кушать! – такое бывало очень редко, и мама удивилась…
Сначала я искупался, а потом с аппетитом поужинал, посмотрел свой любимый сериал про многодетную семью, и лег спать, прокручивая в памяти наше приключение во дворце культуры, так и не рассказав ничего родителям.


Сообщение отредактировал korolevansp - Понедельник, 23.01.2012, 14:22
 
Сообщение

Медальон
мира


новелла для детей
младшего школьного возраста


Летним вечером недалеко от дворца культуры «Юнком» приземлился космический корабль, прилетевший с двенадцатой планеты «Нибиру». Свидетелями загадочного события стала компания друзей, самому старшему из которых было только 8 лет. Не испугавшись возможной опасности, дети с интересом познакомились с гостем, цель которого заключалась в поисках золотого медальона. Водоворот непредсказуемых событий увлек детей в мир приключений. Сквозь время и пространство им открывались секреты Земли и других планет космоса.
Найдут ли юные следопыты заветный медальон? Что в нем особенного? И к чему же приведет наших героев тяга к неизведанному?

Тот летний вечер так и остался бы самым обычным, если бы я послушал маму и вовремя пришел к ужину.
Мы в очередной раз проводили гонки на велосипедах. Кто первым придет к финишу после пятого круга вокруг нашего дома, тот получает звание «лучший гонщик». И так почти каждый вечер, если не считать футбольных матчей, проводимых между командой нашего двора и соседскими мальчишками.
Красное солнце уже спряталось за горизонт. Закатом любоваться нам, естественно, было некогда. Я и ни сразу заметил, что уже потемнело, а мама почему-то еще не вышла, чтобы забрать меня с велосипедом. А сам я, как и Никита, Илья и Лида, не спешил возвращаться домой. Тем более тащить на пятый этаж велосипед одному тяжело, и я продолжал кататься с друзьями.
— Максим! – закричала Лида.
— Ну, что еще?
— Смотрите! Что-то светится!
Я перестал крутить педали и, открыв от удивления рот, уставился в одну точку. Никита бросил руль и чуть не упал. Вскоре его велосипед лежал на тротуаре, а колеса медленно продолжали вращаться.
— Космический корабль! – предположил я, рассматривая спускающееся облако металлического цвета.
— Оно странное! Полупрозрачное…
Лида в своем розовом платье с рюшками и белых кружевных носочках была еще красивее в лучах мерцающего свечения. Её косички растрепал ветер, а лицо было таким удивленным и милым, что я невольно залюбовался ею.
А эта штука с неба повисла в нескольких метрах от нас. Оно постоянно двигалось, словно никак не могло приземлиться.
— Это лунатики! – Илья сделал шаг назад, собираясь убегать.
— Не бойся, Илья, давай посмотрим, что будет дальше! – сказал Никита (а он среди нас был самый маленький, даже в школу еще не ходил).
— А мне и не страшно! – поднимая нос кверху, гордо заявил Илья.
Хотя он точно испугался. Я то его очень хорошо знаю. Обычно у него рот никогда не закрывается. Он может безустанно говорить часами. Возможно, даже со скоростью больше чем 130 слов в минуту (это моя техника чтения по окончании второго класса). А Илья, мне кажется, говорит еще быстрее, хотя читает очень медленно и с ошибками.
— А чего тут бояться? Они же не увезут нас на свою планету? – голос Лиды при этом слегка вздрогнул.
Корабль никак не касался земли. Повисшее в воздухе сияющее металлическое облако заставило нас четверых застыть в ожидании. Казалось, что все вокруг замерло или остановилось во времени. Ни одна машина не проезжала, все шумы стихли. И только мы неподвижно стояли на тротуаре, окутанные неведомой ранее силой любопытства.
Корабль периодически менял внешний вид. Иногда четко прорисовывались детали огромного космического агрегата. Он был овальный, как косточка финика, с окошками похожими на тонированные стекла земных автомобилей. А вот дверей я не видел. Да и сам космический корабль, как приведение из мультика, периодически исчезал, расползаясь туманным облаком звездной пыли.
— Всё, мне пора домой, – Илья все-таки не смог преодолеть чувство страха.
Схватив свой велосипед, он что было духу помчался в обратную сторону. А мы с Лидой и Никитой продолжили свои наблюдения за кораблем пришельцев. Когда Лида взяла меня за руку, её карие глазки блеснули неземным ярким свечением.
— Лида?
Мне, наверное, только показалось, что у неё что-то не то с взглядом. Но она была еще более обворожительной этим дивным вечером на фоне мигающего летательного корабля.
— Максим! – закричала она, вытянув свою ручку вперед и указывая пальцем на медленно открывающуюся возникнувшую дверь.
Как в замедленной съемке поднимались и исчезали многоярусные пластины. Очень быстро в громадной финиковой косточке появился черный прямоугольник. Это была дверь, за которой точно кто-то был.
Никита оглянулся назад, наверное, хотел убедиться, что Илья еще поблизости. Но Ильи и след простыл. А мы, взявшись за руки, ожидали появления какого-нибудь страшного зеленого человечка.
— Да этот лунатик еще маленький! – я облегчено вздохнул, когда по едва мерцающим ступенькам опускалось оно.
Существо неземного происхождения было почти как мы. И ростом около метра, и руки, и ноги у него были, и голова. Он вовсе не был зеленой окраски. Кожа была светлой, вот только глаза поразили меня своим немалым размером и черным цветом.
— У него такая огромная голова! – шепнула Лида, не поворачиваясь.
— Он, должно быть, очень умный, – предположил Никита.
— А вот туловище у него маленькое, как у младенца. Это точно ребенок-гуманоид! – одернул я Лиду, которая все еще тыкала пальцем в приближающееся существо.
Сердце бешено застучало, когда человечек с космоса вплотную подошел к нам. Его глаза, как солнцезащитные черные очки смотрели то на каждого из нас по отдельности, то на нас вместе взятых, как на единое целое. Наши ладони стали влажными то ли от сорокаградусной жары, то ли от страха. Но мы и не думали бежать.
Я набрался храбрости, как самый старший и заговорил с пришельцем на русском языке. Хотя я и не надеялся, что он меня поймет. Но не на английском же мне с ним разговаривать. Тем более во втором классе мы выучили только алфавит и несколько десятков слов. А этого мало для того, чтобы свободно общаться с англичанами. Да и вряд ли этот космический малыш знает английский язык.
— Привет! Ты откуда к нам прилетел?
В неловкой тишине я слышал прерывистое дыхание своих друзей, и своё.
Инопланетянин молча рассматривал нас, и вовсе не спешил издать хоть один звук. Я уж подумал, что он не умеет разговаривать. Но он словно, прочитал мои мысли и ответил на мой вопрос.
— Привет, я с двенадцатой планеты «Нибиру», – его голос был очень звонким, но как ни странно он говорил на нашем языке.
— Нибиру? А разве есть такая планета? – я был просто в замешательстве. Наша учительница Любовь Анатольевна рассказывала нам про восемь планет солнечной системы, а гуманоид говорит, что он прилетел с двенадцатой.
— Если я прилетел с двенадцатой планеты, значит, она есть. И я не гуманоид, Максим. Я человек с Нибиру. Но не такой как вы, значительно умнее.
— Ты знаешь, как меня зовут?
— Мы читаем мысли, и почти не пользуемся речью. Именно поэтому живем лучше, чем земляне.
— То есть земляне живут плохо? И все потому, что много разговаривают? – спросила Лида слегка задумчиво.
— Не потому что много разговаривают, Лида. А потому что часто говорят неправду, и слова землян часто расходятся с их поступками.
— Это не так! – возразил Никита. – Я всегда говорю только правду. Потому что мама говорит, что обманывать некрасиво.
— Твоя мама права, Никита.
Гуманоид или человек с Нибиру странно рассматривал нас. От его черных глаз веяло какой-то загадкой. И мне очень хотелось узнать, почему он опустил свой корабль именно возле нашей пятиэтажки.
— Уже тысячи лет длятся поиски медальона Мардука. И именно поэтому мы все чаще и чаще наведываемся к вам в гости. Мы должны доставить на нашу планету то, что принадлежит нашему богу чистого неба – золотой крылатый диск в виде солнца.
— И на поиски медальона отправили тебя, но ведь ты еще ребенок? – Лида смотрела прямо в его глаза, даже не поднимая голову кверху.
— Нет, конечно, поисками пропавшего медальона занимались члены организации Шамаш, и мои родители в том числе. А я просто решил покататься на папином корабле. Тем более из достоверного источника поступила информация, что крылатый диск Мардука спрятан в подземелье одного из украинских дворцов. Вот я и прилетел сюда на поиски!
— Вот это да! – воскликнул Никита.
— Ты думаешь, что ваш золотой медальон спрятан в подвалах нашего дворца культуры «Юнком»? – спросил я. – И, кстати, раз ты знаешь, как нас зовут, почему бы тебе не представиться?
— Мама назвала меня Кемнеби. На нашем языке моё имя обозначает «черная пантера». А насчет вашего дворца, то я сам слышал, как отец говорил с лидером «Шамаш» о ДК «Юнком». Возможно, медальон совсем близко, и я его найду!
— Кемнеби, а можно составить тебе компанию? Я тоже хочу принять участие в поисках, – попросился Никита.
— Именно для этого я с вами и вошел в контакт! – улыбнулся своим крохотным ротиком инопланетянин.
— Супер! Мы станем как настоящие археологи, и обследуем каждый камешек подземелья нашего дворца! – радовалась Лида.
— Вот только уже вечер, – я тяжело вздохнул, представляя, как из-за угла выходит мама и кричит «Максим, домой!».
За время нашего разговора так и не проехала ни одна машина, и по-прежнему не дул ветер. И Кемнеби, словно читая мои мысли, провел небрежно рукой, и подул прохладный ветер, загудели машины.
— Я могу остановить время! – он снова провел рукой, и красное авто так и застыло посреди дороги.
— А люди тоже спят? – спросила Лида.
— Что-то вроде того.
— Ты это делаешь для того, чтобы тебя не заметили? – Никита продолжил задавать вопросы.
— Да, к сожалению, многие наши собратья так и не вернулись с Земли. Ваши ученые жестокие люди. Они ловят нас и убивают, замучивая разными экспериментами и опытами. Поэтому мы разработали систему контроля над временем. И это позволяет нам избежать смертельной опасности.
— Как тебе это удается? – я был удивлен.
— Нужно уметь концентрироваться!
Пришелец вновь проделал свой трюк. И на этот раз случилось то, чего я боялся.
— Максим, домой! – кричала мама, выглянув из-за угла дома.
— Скажи, что через пять минут придешь, отдай маме велосипед, а Кемнеби потом снова остановит время, – предложила Лида, хитро сверкая глазками.
И космический корабль, и гость с двенадцатой планеты слились с окружающей средой, с вечерним небом нашего городка.
— Иду!
Я взял свой велосипед и, что было силы, помчался к маме. Она была явно недовольна, что ей пришлось обходить дом. Но её нежная ладошка как всегда заботливо погладила меня по волосам.
— Максим, уже пора ужинать.
— Мам, можно я прибегу через пять минут? Мне надо кое-что сказать Никите.
— Разве вы еще не наговорились?
— Ну, пожалуйста, мамочка! – это всегда срабатывает.
— Хорошо, только пять минут.
Мама взяла велосипед, а я побежал обратно к своим друзьям и человечку с Нибиру. Снова стало очень тихо, ни листочек не шелохнется. Кемнеби опять остановил время.
— Готовы к приключению, земляне?
— Нет. Уже вечер, а во дворце и электричества нет, а в подвалах без фонарика мы ничего не сможем отыскать, – заявила Лида, словно ей уже не раз приходилось сталкиваться с подобным занятием.
— Тяжело вам все-таки, земляне, хоть вы и являетесь нашими потомками, а в развитии вы явно отстаете. Вот мы, например, обладаем кошачьим зрением, и нам не нужен ни фонарик, ни электричество!
— Тогда зачем тебе нужна наша поддержка, если мы в темноте все равно не сможем ничем помочь? – я ждал ответа.
— Одному мне не справиться. Ваш дворец слишком большой, в нем столько потайных комнат, вы себе и не представляете. А вчетвером у нас больше шансов отыскать медальон Мардука.
— Тогда впятером было бы еще больше шансов! – улыбнулась Лида.
— Сомневаюсь, Илья бы постоянно тарахтел, не давая нам возможности сосредоточиться на поисках, – ответил Кемнеби, зная о наших мыслях всё.
— Да Илья очень разговорчивый мальчик! – согласился Никита.
— А мы пойдем пешком или полетим на космическом корабле твоего папы? – мне бы хотелось хоть разок полетать по-настоящему.
— Нет, мы отправимся пешком. Здесь и недалеко, а кораблем я еще плохо умею управлять. Поэтому лучше лишний раз не испытывать судьбу.
И мы перешли дорогу. По аллее мы приближались к шикарному замку, построенному немцами после второй мировой войны в средневековом стиле. В вечернее время этот замок был жутким местом. С разбитых окон, заколоченных фанерой, будто кто-то недоброжелательно смотрел.
Над дворцом светилась бледная луна, окутывая старое здание тусклым светом. Когда мы поднимались к двери, посыпались камешки полуразрушенных ступеней, не знавших долгие годы ремонта. Я посмотрел на перила, и они выглядели жалобно, словно просили «подмажьте щели раствором цемента».
— Ужасно. У меня такое чувство, что этот дворец стоит вовсе не в жилом городе, а в чернобыльской зоне отчуждения.
— Кемнеби, ты был в Чернобыле? – Лида, дергая закрытую дверь, смотрела в черные глаза пришельца.
— Отойди-ка! – приложив свою руку в замочной скважине, инопланетянин легко заставил замок поддаться его силе концентрации мышления. – В Чернобыле я лично не был, но отец рассказывал, что в брошенном дворце культуры «Энергетик» наш крылатый диск так и не нашли. Мой отец часто бывал у вас в Украине, и я наслышан о ваших городах.
Перед нами предстала чернота юнкомовского дворца. Я бы не рискнул переступить порог без фонарика, но Кемнеби снова прочитал мои мысли, и в помещении стало светло, как от десятка зажженных свечей. За нами захлопнулась дверь, и мы стояли, рассматривая потрескавшиеся стены.
Высокие потолки, украшенные лепниной ручной работы притягивали взгляды своим плачевным видом. Местами потолок и вовсе обвалился, открывая нашим взорам деревянную сетку из тонких дощечек. Мы осторожно подошли к широкой лестнице ведущей куда-то вниз.
— Там должны быть подвальные помещения, нам туда! – голос Кемнеби эхом прокатился по пустому коридору с очень высокими потолками.
Запахло сыростью. Вокруг нас по-прежнему было достаточно светло. И, спустившись на последнюю ступеньку, мы обнаружили, что деревянных полов в подвале не было. Голая земля напоминала непроходимое болото, в котором можно было погрязнуть с головой.
— Дальше хода нет, – Никита пожал плечами. – Здесь целый океан.
— Говорю же мрачная у вас атмосфера, как в Чернобыле. Только там произошла катастрофа. А у вас что? Неужели никому дела нет, что дворец превращается в руины?
— Мама говорила, что на его ремонт нужно очень много денег. А наша страна бедная, у нас богатые только депутаты, – вспомнил я слова из блока новостей.
— Я же говорил, вы отстаете в развитии.
— Но что же нам делать? Я не хочу пачкать свои белые носочки и розовое платье. Меня мама поругает, – Лида надула губки.
— Закройте глаза. Я скажу, когда открывать, – уверенно произнес Кемнеби.
Лида и Никита безоговорочно послушались. Я опустил веки последним. Словно зашаталась земля под ногами, мне казалось, что я лечу, и я, не сдержав любопытства, широко раскрыл глаза.
Передо мной мелькали тени и расплывающиеся силуэты, свет сменяла тьма и наоборот. Стены меняли цвет, я даже видел мимолетом, как их красили люди в испачканной одежде. Потом толпы зрителей пробегали, тряся билетами, как будто спешили на концерт или спектакль.
Я понял, что произошло. Время с неистовой скоростью летело назад на годы, на десятилетия. И вот уже военнопленные с окровавленными грубыми рукавицами стелют пол в подвале. Тенью пронеслись в воздухе боль и стоны рабочих, чьими «золотыми» руками было создано это красивейшее здание в стиле сказочного замка какого-нибудь богатого герцога.
— Максим, ну как тебе перевоплощение?
Я никак не привыкну, что от Кемнеби невозможно ничего утаить.
— Мы перенеслись во времени? – спросил я.
— Не мы перенеслись во времени, а время побежало вспять. Лида, Никита, открывайте глаза!
Теперь нас окружал роскошный дворец. Невозможно было оторвать глаз от его прекрасной архитектуры. Ровненькие покрашенные стены, лепка и широкая лестница с фигурными колоннами были на высшем уровне.
— Замок-призрак временно ликвидирован! Прошу всех пройти вниз! – нарушил тишину Кемнеби, плавно передвигаясь по гладкому блестящему полу.
— А как медальон Мардука (предположительно) оказался на Земле? А главное когда? – Лида меня просто поражала своей проницательностью.
— Более пяти тысяч лет назад с Нибиру на космическом корабле прилетели наши предки. Планета Земля, как и сейчас, была третьей планетой от Солнца. И она такая же голубая и зеленая, каким был Уран, седьмая планета, где раньше и процветала наша цивилизация.
— Почему раньше? – Лида взяла Кемнеби за руку, и это мне совсем не понравилось.
— Планета очень давно превратилась в ледник. Там стало невозможно ни жить, ни дышать теплокровным существам, как мы. И пришлось искать другую планету. Наши корабли веками изучали вселенную, но кроме Земли и Нибиру более подходящих вариантов так и не нашли.
Тем временем пришелец завел нас в глубь подземелья. Вокруг было пусто, и я даже не догадывался, как мы будем искать пропавший медальон их божества Мардука. А Кемнеби, похоже, увлекся рассказами о своей цивилизации, или даже моей подругой Лидой.
— Наши предки сначала заселили вашу Африку. Именно поэтому у многих народов Древнего Востока широко использовался наш символ божества – крылатый диск. Например, у египтян.
— Египтяне инопланетяне? – Никита искоса смотрел в черные глаза Кемнеби.
— Вы тоже потомки тех инопланетян. Я же говорил уже – у нас одни предки! Мы, словно, братья!
— Кемнеби – наш брат с двенадцатой планеты, – я подумал вслух, потому что он все равно прочитал бы мои мысли.
— Да. И именно наши фараоны создали могучую цивилизацию на Земле в третьем тысячелетии до нашей эры.
— Египет? – Никита уже и не удивлялся.
— Да. И уже в те времена шею фараона украшал медальон Мардука с изображением крылатого солнца.
Неожиданно свечение вокруг нас стало блекнуть. Нечеткие видения скользили по стенам. На мгновения мне захотелось оказаться дома в теплой постели. Но мы были в подвале дворца, который таил в себе немало загадок.
— Что со светом? – Лида на этот раз взяла за руку меня, а не Кемнеби.
— Что-то решило поживиться моей энергией. Похоже это призрак одного из замурованных в этих стенах рабочих.
— Призрак? Только этого не хватало, – Никита заметно побледнел в тусклом освещении.
— Души умерших военнопленных не могут выбраться из-под камней. Я сейчас отчетливо слышу их мольбы о помощи. Они устали томиться и хотят наружу.
— А почему я не слышу никаких голосов? – спросила Лида, озираясь по сторонам.
— Слышать и видеть призрака, не каждому дано. Заблудшие души выходят на контакт только с людьми, наделенными сверхъестественными способностями.
— Мы станем освобождать духов? – теперь спросил я.
— Мы поможем им обрести покой. Вот в этой стене есть полость, а в ней под грудой камней останки троих мужчин, – Кемнеби подошел к стене и постучал по ней костяшками пальцев.
— Я думал, мы будем искать медальон, а не раскапывать старую могилу с разбушевавшимися приведениями, – Никита сделал шаг назад, не желая приближаться к месту, послужившему захоронением.
— О, земляне, какие же вы все-таки боязливые. Вы ведь даже не видите, как они проходят сквозь стены и пол. А теперь они и вовсе исчезли. Призраки тоже вас боятся.
— Они безобидные? – Лида подошла к Кемнеби и заглянула в его огромные глазища.
— Призраки не причинят нам вреда, наоборот, они помогут нам отыскать то, ради чего мы здесь.
— Тогда нужно как-то разбить стену? – спросил я у нашего всезнайки.
— Именно этим и займемся.
Кемнеби подхватил кусок шлакоблока и усердно стал постукивать по неподдающейся стене. Лишь глухое эхо разлеталось по большим помещениям дворцового подвала, и пыль беззвучно осыпалась на пол.
— Таким способом нам придется долго мучиться. А я уже хочу спать, – стала капризничать Лида, потирая кулачками помутневшие карие глазки.
— Потерпите немного, стена вот-вот поддастся, – звонко уговаривал нас Кемнеби, не прекращая стучать по треснувшей стене.
И мы вчетвером отчаянно боролись с преградой, за которой на своё освобождение ждали то ли души, то ли скелеты мертвых рабочих. Я так и не понял, кого именно мы спасаем. Хотя догадывался, что вернуть их к жизни мы уже точно не сможем.
— Останки нужно перезахоронить, и тогда души обретут покой, – Кемнеби продолжал отвечать на немые вопросы.
Свет, обволакивающий нашу четверку, снова стал мигать. Неожиданно стало совсем темно и страшно. И только Кемнеби спокойно, как мне казалось, продолжал стучать по стене. Потом он заговорил на чужом языке, и в подвале вновь посветлело.
— Они знают, где медальон, – на его лице засияла довольная улыбка. – Я привезу его на Нибиру, и мой отец будет гордиться мной! Вся планета будет знать имя человека, вернувшего им крылатый диск!
— А зачем он вам нужен? Он наделён особой силой? – забеспокоился я.
— Максим, я уже говорил, это очень ценная вещь, это кусочек многотысячной истории. И этот медальон должен принадлежать лидеру организации «Шамаш». Это мирная организация. У нас на планете Нибиру нет войн, как на Земле.
Кемнеби убедил меня, что я зря беспокоюсь, и они не собираются причинять вред Земле. Наоборот, мы для них словно младшая ветвь развития их расы, зародившейся много миллионов лет назад на Уране – седьмой планете от Солнца.
Если бы не эта встреча с космическим кораблем в форме финиковой косточки, все мы давно бы крепко спали. И я, и Лида, и Никита зевали поочередно. Один Кемнеби бодро ворошил потрескавшуюся литую стену.
Неприятная картина ждала нас под грудами обломков природных камней, которыми был выложен и внутренний дворик нашего дворца культуры «Юнком».
Кости, пролежавшие полвека, замурованными в стене, неприятно пахли. От резкого трупного запаха Лиду едва не стошнило. Но она, как и мы продолжала извлекать останки людей, чтобы можно было похоронить их как подобает, предав земле… Мы сложили останки под акацией в парке, как и сказал Кемнеби. А он сам их захоронит позже.
Над дворцом все также светила луна, а ветер не шатал ни один листочек.
— Они ведут меня в самую высокую башню, где есть тайник в полу, и как раз там лежит медальон Мардука, – поделился с нами Кемнеби информацией полученной от не успокоившихся призраков. Мы то не слышим их голосов.
— Если бы не призраки, мы бы еще долго искали то место, где кто-то спрятал ваш медальон! – Лида в ночном свете казалась ангелочком, спустившимся с небес.
— Но мы все равно бы его нашли! Я как чувствовал, что не зря прилетел сюда!
По крутым ступенькам мы долго поднимались вверх. За время, которое мы провели на улице, дворец снова успел обратиться в полуразваленный замок. Опять под ногами обрушивались ступени, пыль и камушки с шорохом скатывались вниз.
— Кемнеби, а наши родители застыли во времени? Или твои чары уже рассеялись? – спросил я, боясь, что мама переживает из-за меня, а мне совсем не хотелось её огорчать.
— Не бойтесь, ваши родители и не догадываются, чем вы сейчас занимаетесь. Для них еще всё длится один миг. А мы уже почти приблизились к цели! И скоро вы будете сладко спать в своих кроватках!
— Кемнеби, а мы еще с тобой увидимся? Или отыскав медальон, ты больше никогда не прилетишь навестить нас? – поинтересовался Никита, зевая и потягиваясь.
— Мне еще нужно закончить дело под акацией, а завтра утром я улечу на свою планету. Если хотите, приходите, и я вас прокачу по бескрайнему небу, мимо пролетающих облаков, спящих звезд и других планет! Возможно, это будет наша последняя встреча, – грустно добавил Кемнеби.
— Но почему? Ведь мы ваши младшие братья по разуму. Ты ведь так нас называл? – переспросила Лида.
— К сожалению, мы живем в другом времени, нас разделяют световые годы и миллионы километров. Даже если я и прилечу на Землю, то возможно вместо вас, меня уже встретят ваши внуки.
— Как печально, – подумал я. – Мы обязательно завтра утром придем проститься с тобой! А если мы полетим с тобой кататься, наши родители снова застынут во времени?
— Да, я смогу ненадолго остановить течение времени, чтобы вы смогли полюбоваться красотами космоса. Я покажу вам свою планету, но только издали. Я уверен, вам обязательно понравится космическая прогулка!
Наконец-то мы оказались в башне. С верха весь город казался спящим на ладони великана. Парк непривычно был молчалив, и эта зловещая тишина мне стала надоедать.
Кемнеби усердно поднимал с пола квадратные плиты, Никита помогал ему, а мы с Лидой внимательно наблюдали за их руками. Шустрый гуманоид старательно открывал тайник кем-то тщательно приготовленный. Я бы низачто не догадался искать медальон в полу.
И вот в его руках лежит мешочек из серой ткани с непонятными иероглифами или древними символами. И только Кемнеби дернул за шнурок, вся башня озарилась ярким ослепляющим светом. Небольшой амулет с крупным камнем в центре, напоминающим полуденное солнце и орлиными крыльями по бокам сиял на удивление всем собравшимся.
— Это он! Медальон Мардука! Мы так долго искали его по всей Земле. И наконец-то он в надежных руках! – Кемнеби был счастлив, это было написано на его непривычном для землян лице.
И пусть у него огромные черные глаза, маленький нос и тонкие губы, большая грушеподобная голова и маленькое туловище – но он не злой пришелец, уничтожающий землян, он почти такой же, как и мы.
За спиной что-то мелькнуло. Я оглянулся через плечо и заметил исчезающий в темноте кошачий силуэт. Не придав этому значения, я вместе с друзьями рассматривал поразительное украшение достойное украшать шею самого выдающегося и влиятельного человека. Именно такими, наверное, и были египетские фараоны, чьи останки были погребены в высоких пирамидах африканского континента.
Кемнеби не долго любовался находкой. К сожалению, я не мог прочитать его мысли, но мне показалось, что его радость улетучилась слишком быстро. Оглядевшись вокруг, инопланетянин поспешно вышел на лестницу.
— Что-то случилось? – Лида выскочила за ним, пока мы с Никитой прикрывали тайник плитами.
— Все нормально, Лида. Мне просто показалось, – ответил Кемнеби, но тогда сомнения закрались и в мою голову.
— Кемнеби, мне показалось, что я видел черного кота…
— Именно это меня и встревожило. Здесь не мог просто так появиться кот. Спускаемся, мы уже нашли что искали, и в замке нам больше делать нечего, – скомандовал Кемнеби, и мы послушно последовали за ним.
— Вам пора возвращаться домой…
На том же месте светила луна, все по-прежнему было погружено в глубокий сон. А нам, действительно, уже давно нужно было отдыхать после долгого дня и приключенческого вечера.
— Завтра утром мы придем к кораблю. Ты же обещал показать нам космос! – улыбнулась Лида, подмигивая черноглазому товарищу.
— Встретимся на нашем месте, а сейчас поспешите домой. Через две минуты ваши мамы очнутся!
Мы пожали друг другу руки и поспешили перебежать через сонный парк к нашему дому. Когда мы уже стояли на тротуаре рядом с космическим кораблем, непривычно потянуло прохладой. Снова зашумели деревья зеленой листвой, зачирикали вечернюю песню птички, и красная машина, что стояла посреди дороги, сдвинулась с места. Все ожило!
Лида села на свой красный велосипед и, махая рукой, скрылась за домом.
— Завтра встретимся! – крикнул я ей вслед.
Мы с Никитой пошли в другую сторону, нам было по пути, так как мы жили в одном подъезде. Мне уже не хотелось ничего обсуждать, и Никита тоже шел молча. Видимо нас утомили поиски медальона.
Мама Никиты стояла под абрикосом, сложив руки крест-накрест.
— Ну, наконец-то накатались! Все дети давно по домам разбежались, одни вы все никак не играетесь! – она не кричала, и как всегда разговаривала спокойным милым голоском.
Я быстренько (на сколько это было возможно) забежал в подъезд и поторопился скорее попасть домой. Никита же, опустив голову, пошел за мамой, в руках которой был тяжелый и неудобный велосипед моего друга.
Мне открыл дверь папа. В коридоре было очень жарко. В зале за закрытой дверью работал кондиционер, а с кухни шел горячий воздух. Я сразу догадался, что мама запекала в духовке курицу и жарила на ужин блинчики.
— Мама, я хочу кушать! – такое бывало очень редко, и мама удивилась…
Сначала я искупался, а потом с аппетитом поужинал, посмотрел свой любимый сериал про многодетную семью, и лег спать, прокручивая в памяти наше приключение во дворце культуры, так и не рассказав ничего родителям.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:21
Сообщение

Медальон
мира


новелла для детей
младшего школьного возраста


Летним вечером недалеко от дворца культуры «Юнком» приземлился космический корабль, прилетевший с двенадцатой планеты «Нибиру». Свидетелями загадочного события стала компания друзей, самому старшему из которых было только 8 лет. Не испугавшись возможной опасности, дети с интересом познакомились с гостем, цель которого заключалась в поисках золотого медальона. Водоворот непредсказуемых событий увлек детей в мир приключений. Сквозь время и пространство им открывались секреты Земли и других планет космоса.
Найдут ли юные следопыты заветный медальон? Что в нем особенного? И к чему же приведет наших героев тяга к неизведанному?

Тот летний вечер так и остался бы самым обычным, если бы я послушал маму и вовремя пришел к ужину.
Мы в очередной раз проводили гонки на велосипедах. Кто первым придет к финишу после пятого круга вокруг нашего дома, тот получает звание «лучший гонщик». И так почти каждый вечер, если не считать футбольных матчей, проводимых между командой нашего двора и соседскими мальчишками.
Красное солнце уже спряталось за горизонт. Закатом любоваться нам, естественно, было некогда. Я и ни сразу заметил, что уже потемнело, а мама почему-то еще не вышла, чтобы забрать меня с велосипедом. А сам я, как и Никита, Илья и Лида, не спешил возвращаться домой. Тем более тащить на пятый этаж велосипед одному тяжело, и я продолжал кататься с друзьями.
— Максим! – закричала Лида.
— Ну, что еще?
— Смотрите! Что-то светится!
Я перестал крутить педали и, открыв от удивления рот, уставился в одну точку. Никита бросил руль и чуть не упал. Вскоре его велосипед лежал на тротуаре, а колеса медленно продолжали вращаться.
— Космический корабль! – предположил я, рассматривая спускающееся облако металлического цвета.
— Оно странное! Полупрозрачное…
Лида в своем розовом платье с рюшками и белых кружевных носочках была еще красивее в лучах мерцающего свечения. Её косички растрепал ветер, а лицо было таким удивленным и милым, что я невольно залюбовался ею.
А эта штука с неба повисла в нескольких метрах от нас. Оно постоянно двигалось, словно никак не могло приземлиться.
— Это лунатики! – Илья сделал шаг назад, собираясь убегать.
— Не бойся, Илья, давай посмотрим, что будет дальше! – сказал Никита (а он среди нас был самый маленький, даже в школу еще не ходил).
— А мне и не страшно! – поднимая нос кверху, гордо заявил Илья.
Хотя он точно испугался. Я то его очень хорошо знаю. Обычно у него рот никогда не закрывается. Он может безустанно говорить часами. Возможно, даже со скоростью больше чем 130 слов в минуту (это моя техника чтения по окончании второго класса). А Илья, мне кажется, говорит еще быстрее, хотя читает очень медленно и с ошибками.
— А чего тут бояться? Они же не увезут нас на свою планету? – голос Лиды при этом слегка вздрогнул.
Корабль никак не касался земли. Повисшее в воздухе сияющее металлическое облако заставило нас четверых застыть в ожидании. Казалось, что все вокруг замерло или остановилось во времени. Ни одна машина не проезжала, все шумы стихли. И только мы неподвижно стояли на тротуаре, окутанные неведомой ранее силой любопытства.
Корабль периодически менял внешний вид. Иногда четко прорисовывались детали огромного космического агрегата. Он был овальный, как косточка финика, с окошками похожими на тонированные стекла земных автомобилей. А вот дверей я не видел. Да и сам космический корабль, как приведение из мультика, периодически исчезал, расползаясь туманным облаком звездной пыли.
— Всё, мне пора домой, – Илья все-таки не смог преодолеть чувство страха.
Схватив свой велосипед, он что было духу помчался в обратную сторону. А мы с Лидой и Никитой продолжили свои наблюдения за кораблем пришельцев. Когда Лида взяла меня за руку, её карие глазки блеснули неземным ярким свечением.
— Лида?
Мне, наверное, только показалось, что у неё что-то не то с взглядом. Но она была еще более обворожительной этим дивным вечером на фоне мигающего летательного корабля.
— Максим! – закричала она, вытянув свою ручку вперед и указывая пальцем на медленно открывающуюся возникнувшую дверь.
Как в замедленной съемке поднимались и исчезали многоярусные пластины. Очень быстро в громадной финиковой косточке появился черный прямоугольник. Это была дверь, за которой точно кто-то был.
Никита оглянулся назад, наверное, хотел убедиться, что Илья еще поблизости. Но Ильи и след простыл. А мы, взявшись за руки, ожидали появления какого-нибудь страшного зеленого человечка.
— Да этот лунатик еще маленький! – я облегчено вздохнул, когда по едва мерцающим ступенькам опускалось оно.
Существо неземного происхождения было почти как мы. И ростом около метра, и руки, и ноги у него были, и голова. Он вовсе не был зеленой окраски. Кожа была светлой, вот только глаза поразили меня своим немалым размером и черным цветом.
— У него такая огромная голова! – шепнула Лида, не поворачиваясь.
— Он, должно быть, очень умный, – предположил Никита.
— А вот туловище у него маленькое, как у младенца. Это точно ребенок-гуманоид! – одернул я Лиду, которая все еще тыкала пальцем в приближающееся существо.
Сердце бешено застучало, когда человечек с космоса вплотную подошел к нам. Его глаза, как солнцезащитные черные очки смотрели то на каждого из нас по отдельности, то на нас вместе взятых, как на единое целое. Наши ладони стали влажными то ли от сорокаградусной жары, то ли от страха. Но мы и не думали бежать.
Я набрался храбрости, как самый старший и заговорил с пришельцем на русском языке. Хотя я и не надеялся, что он меня поймет. Но не на английском же мне с ним разговаривать. Тем более во втором классе мы выучили только алфавит и несколько десятков слов. А этого мало для того, чтобы свободно общаться с англичанами. Да и вряд ли этот космический малыш знает английский язык.
— Привет! Ты откуда к нам прилетел?
В неловкой тишине я слышал прерывистое дыхание своих друзей, и своё.
Инопланетянин молча рассматривал нас, и вовсе не спешил издать хоть один звук. Я уж подумал, что он не умеет разговаривать. Но он словно, прочитал мои мысли и ответил на мой вопрос.
— Привет, я с двенадцатой планеты «Нибиру», – его голос был очень звонким, но как ни странно он говорил на нашем языке.
— Нибиру? А разве есть такая планета? – я был просто в замешательстве. Наша учительница Любовь Анатольевна рассказывала нам про восемь планет солнечной системы, а гуманоид говорит, что он прилетел с двенадцатой.
— Если я прилетел с двенадцатой планеты, значит, она есть. И я не гуманоид, Максим. Я человек с Нибиру. Но не такой как вы, значительно умнее.
— Ты знаешь, как меня зовут?
— Мы читаем мысли, и почти не пользуемся речью. Именно поэтому живем лучше, чем земляне.
— То есть земляне живут плохо? И все потому, что много разговаривают? – спросила Лида слегка задумчиво.
— Не потому что много разговаривают, Лида. А потому что часто говорят неправду, и слова землян часто расходятся с их поступками.
— Это не так! – возразил Никита. – Я всегда говорю только правду. Потому что мама говорит, что обманывать некрасиво.
— Твоя мама права, Никита.
Гуманоид или человек с Нибиру странно рассматривал нас. От его черных глаз веяло какой-то загадкой. И мне очень хотелось узнать, почему он опустил свой корабль именно возле нашей пятиэтажки.
— Уже тысячи лет длятся поиски медальона Мардука. И именно поэтому мы все чаще и чаще наведываемся к вам в гости. Мы должны доставить на нашу планету то, что принадлежит нашему богу чистого неба – золотой крылатый диск в виде солнца.
— И на поиски медальона отправили тебя, но ведь ты еще ребенок? – Лида смотрела прямо в его глаза, даже не поднимая голову кверху.
— Нет, конечно, поисками пропавшего медальона занимались члены организации Шамаш, и мои родители в том числе. А я просто решил покататься на папином корабле. Тем более из достоверного источника поступила информация, что крылатый диск Мардука спрятан в подземелье одного из украинских дворцов. Вот я и прилетел сюда на поиски!
— Вот это да! – воскликнул Никита.
— Ты думаешь, что ваш золотой медальон спрятан в подвалах нашего дворца культуры «Юнком»? – спросил я. – И, кстати, раз ты знаешь, как нас зовут, почему бы тебе не представиться?
— Мама назвала меня Кемнеби. На нашем языке моё имя обозначает «черная пантера». А насчет вашего дворца, то я сам слышал, как отец говорил с лидером «Шамаш» о ДК «Юнком». Возможно, медальон совсем близко, и я его найду!
— Кемнеби, а можно составить тебе компанию? Я тоже хочу принять участие в поисках, – попросился Никита.
— Именно для этого я с вами и вошел в контакт! – улыбнулся своим крохотным ротиком инопланетянин.
— Супер! Мы станем как настоящие археологи, и обследуем каждый камешек подземелья нашего дворца! – радовалась Лида.
— Вот только уже вечер, – я тяжело вздохнул, представляя, как из-за угла выходит мама и кричит «Максим, домой!».
За время нашего разговора так и не проехала ни одна машина, и по-прежнему не дул ветер. И Кемнеби, словно читая мои мысли, провел небрежно рукой, и подул прохладный ветер, загудели машины.
— Я могу остановить время! – он снова провел рукой, и красное авто так и застыло посреди дороги.
— А люди тоже спят? – спросила Лида.
— Что-то вроде того.
— Ты это делаешь для того, чтобы тебя не заметили? – Никита продолжил задавать вопросы.
— Да, к сожалению, многие наши собратья так и не вернулись с Земли. Ваши ученые жестокие люди. Они ловят нас и убивают, замучивая разными экспериментами и опытами. Поэтому мы разработали систему контроля над временем. И это позволяет нам избежать смертельной опасности.
— Как тебе это удается? – я был удивлен.
— Нужно уметь концентрироваться!
Пришелец вновь проделал свой трюк. И на этот раз случилось то, чего я боялся.
— Максим, домой! – кричала мама, выглянув из-за угла дома.
— Скажи, что через пять минут придешь, отдай маме велосипед, а Кемнеби потом снова остановит время, – предложила Лида, хитро сверкая глазками.
И космический корабль, и гость с двенадцатой планеты слились с окружающей средой, с вечерним небом нашего городка.
— Иду!
Я взял свой велосипед и, что было силы, помчался к маме. Она была явно недовольна, что ей пришлось обходить дом. Но её нежная ладошка как всегда заботливо погладила меня по волосам.
— Максим, уже пора ужинать.
— Мам, можно я прибегу через пять минут? Мне надо кое-что сказать Никите.
— Разве вы еще не наговорились?
— Ну, пожалуйста, мамочка! – это всегда срабатывает.
— Хорошо, только пять минут.
Мама взяла велосипед, а я побежал обратно к своим друзьям и человечку с Нибиру. Снова стало очень тихо, ни листочек не шелохнется. Кемнеби опять остановил время.
— Готовы к приключению, земляне?
— Нет. Уже вечер, а во дворце и электричества нет, а в подвалах без фонарика мы ничего не сможем отыскать, – заявила Лида, словно ей уже не раз приходилось сталкиваться с подобным занятием.
— Тяжело вам все-таки, земляне, хоть вы и являетесь нашими потомками, а в развитии вы явно отстаете. Вот мы, например, обладаем кошачьим зрением, и нам не нужен ни фонарик, ни электричество!
— Тогда зачем тебе нужна наша поддержка, если мы в темноте все равно не сможем ничем помочь? – я ждал ответа.
— Одному мне не справиться. Ваш дворец слишком большой, в нем столько потайных комнат, вы себе и не представляете. А вчетвером у нас больше шансов отыскать медальон Мардука.
— Тогда впятером было бы еще больше шансов! – улыбнулась Лида.
— Сомневаюсь, Илья бы постоянно тарахтел, не давая нам возможности сосредоточиться на поисках, – ответил Кемнеби, зная о наших мыслях всё.
— Да Илья очень разговорчивый мальчик! – согласился Никита.
— А мы пойдем пешком или полетим на космическом корабле твоего папы? – мне бы хотелось хоть разок полетать по-настоящему.
— Нет, мы отправимся пешком. Здесь и недалеко, а кораблем я еще плохо умею управлять. Поэтому лучше лишний раз не испытывать судьбу.
И мы перешли дорогу. По аллее мы приближались к шикарному замку, построенному немцами после второй мировой войны в средневековом стиле. В вечернее время этот замок был жутким местом. С разбитых окон, заколоченных фанерой, будто кто-то недоброжелательно смотрел.
Над дворцом светилась бледная луна, окутывая старое здание тусклым светом. Когда мы поднимались к двери, посыпались камешки полуразрушенных ступеней, не знавших долгие годы ремонта. Я посмотрел на перила, и они выглядели жалобно, словно просили «подмажьте щели раствором цемента».
— Ужасно. У меня такое чувство, что этот дворец стоит вовсе не в жилом городе, а в чернобыльской зоне отчуждения.
— Кемнеби, ты был в Чернобыле? – Лида, дергая закрытую дверь, смотрела в черные глаза пришельца.
— Отойди-ка! – приложив свою руку в замочной скважине, инопланетянин легко заставил замок поддаться его силе концентрации мышления. – В Чернобыле я лично не был, но отец рассказывал, что в брошенном дворце культуры «Энергетик» наш крылатый диск так и не нашли. Мой отец часто бывал у вас в Украине, и я наслышан о ваших городах.
Перед нами предстала чернота юнкомовского дворца. Я бы не рискнул переступить порог без фонарика, но Кемнеби снова прочитал мои мысли, и в помещении стало светло, как от десятка зажженных свечей. За нами захлопнулась дверь, и мы стояли, рассматривая потрескавшиеся стены.
Высокие потолки, украшенные лепниной ручной работы притягивали взгляды своим плачевным видом. Местами потолок и вовсе обвалился, открывая нашим взорам деревянную сетку из тонких дощечек. Мы осторожно подошли к широкой лестнице ведущей куда-то вниз.
— Там должны быть подвальные помещения, нам туда! – голос Кемнеби эхом прокатился по пустому коридору с очень высокими потолками.
Запахло сыростью. Вокруг нас по-прежнему было достаточно светло. И, спустившись на последнюю ступеньку, мы обнаружили, что деревянных полов в подвале не было. Голая земля напоминала непроходимое болото, в котором можно было погрязнуть с головой.
— Дальше хода нет, – Никита пожал плечами. – Здесь целый океан.
— Говорю же мрачная у вас атмосфера, как в Чернобыле. Только там произошла катастрофа. А у вас что? Неужели никому дела нет, что дворец превращается в руины?
— Мама говорила, что на его ремонт нужно очень много денег. А наша страна бедная, у нас богатые только депутаты, – вспомнил я слова из блока новостей.
— Я же говорил, вы отстаете в развитии.
— Но что же нам делать? Я не хочу пачкать свои белые носочки и розовое платье. Меня мама поругает, – Лида надула губки.
— Закройте глаза. Я скажу, когда открывать, – уверенно произнес Кемнеби.
Лида и Никита безоговорочно послушались. Я опустил веки последним. Словно зашаталась земля под ногами, мне казалось, что я лечу, и я, не сдержав любопытства, широко раскрыл глаза.
Передо мной мелькали тени и расплывающиеся силуэты, свет сменяла тьма и наоборот. Стены меняли цвет, я даже видел мимолетом, как их красили люди в испачканной одежде. Потом толпы зрителей пробегали, тряся билетами, как будто спешили на концерт или спектакль.
Я понял, что произошло. Время с неистовой скоростью летело назад на годы, на десятилетия. И вот уже военнопленные с окровавленными грубыми рукавицами стелют пол в подвале. Тенью пронеслись в воздухе боль и стоны рабочих, чьими «золотыми» руками было создано это красивейшее здание в стиле сказочного замка какого-нибудь богатого герцога.
— Максим, ну как тебе перевоплощение?
Я никак не привыкну, что от Кемнеби невозможно ничего утаить.
— Мы перенеслись во времени? – спросил я.
— Не мы перенеслись во времени, а время побежало вспять. Лида, Никита, открывайте глаза!
Теперь нас окружал роскошный дворец. Невозможно было оторвать глаз от его прекрасной архитектуры. Ровненькие покрашенные стены, лепка и широкая лестница с фигурными колоннами были на высшем уровне.
— Замок-призрак временно ликвидирован! Прошу всех пройти вниз! – нарушил тишину Кемнеби, плавно передвигаясь по гладкому блестящему полу.
— А как медальон Мардука (предположительно) оказался на Земле? А главное когда? – Лида меня просто поражала своей проницательностью.
— Более пяти тысяч лет назад с Нибиру на космическом корабле прилетели наши предки. Планета Земля, как и сейчас, была третьей планетой от Солнца. И она такая же голубая и зеленая, каким был Уран, седьмая планета, где раньше и процветала наша цивилизация.
— Почему раньше? – Лида взяла Кемнеби за руку, и это мне совсем не понравилось.
— Планета очень давно превратилась в ледник. Там стало невозможно ни жить, ни дышать теплокровным существам, как мы. И пришлось искать другую планету. Наши корабли веками изучали вселенную, но кроме Земли и Нибиру более подходящих вариантов так и не нашли.
Тем временем пришелец завел нас в глубь подземелья. Вокруг было пусто, и я даже не догадывался, как мы будем искать пропавший медальон их божества Мардука. А Кемнеби, похоже, увлекся рассказами о своей цивилизации, или даже моей подругой Лидой.
— Наши предки сначала заселили вашу Африку. Именно поэтому у многих народов Древнего Востока широко использовался наш символ божества – крылатый диск. Например, у египтян.
— Египтяне инопланетяне? – Никита искоса смотрел в черные глаза Кемнеби.
— Вы тоже потомки тех инопланетян. Я же говорил уже – у нас одни предки! Мы, словно, братья!
— Кемнеби – наш брат с двенадцатой планеты, – я подумал вслух, потому что он все равно прочитал бы мои мысли.
— Да. И именно наши фараоны создали могучую цивилизацию на Земле в третьем тысячелетии до нашей эры.
— Египет? – Никита уже и не удивлялся.
— Да. И уже в те времена шею фараона украшал медальон Мардука с изображением крылатого солнца.
Неожиданно свечение вокруг нас стало блекнуть. Нечеткие видения скользили по стенам. На мгновения мне захотелось оказаться дома в теплой постели. Но мы были в подвале дворца, который таил в себе немало загадок.
— Что со светом? – Лида на этот раз взяла за руку меня, а не Кемнеби.
— Что-то решило поживиться моей энергией. Похоже это призрак одного из замурованных в этих стенах рабочих.
— Призрак? Только этого не хватало, – Никита заметно побледнел в тусклом освещении.
— Души умерших военнопленных не могут выбраться из-под камней. Я сейчас отчетливо слышу их мольбы о помощи. Они устали томиться и хотят наружу.
— А почему я не слышу никаких голосов? – спросила Лида, озираясь по сторонам.
— Слышать и видеть призрака, не каждому дано. Заблудшие души выходят на контакт только с людьми, наделенными сверхъестественными способностями.
— Мы станем освобождать духов? – теперь спросил я.
— Мы поможем им обрести покой. Вот в этой стене есть полость, а в ней под грудой камней останки троих мужчин, – Кемнеби подошел к стене и постучал по ней костяшками пальцев.
— Я думал, мы будем искать медальон, а не раскапывать старую могилу с разбушевавшимися приведениями, – Никита сделал шаг назад, не желая приближаться к месту, послужившему захоронением.
— О, земляне, какие же вы все-таки боязливые. Вы ведь даже не видите, как они проходят сквозь стены и пол. А теперь они и вовсе исчезли. Призраки тоже вас боятся.
— Они безобидные? – Лида подошла к Кемнеби и заглянула в его огромные глазища.
— Призраки не причинят нам вреда, наоборот, они помогут нам отыскать то, ради чего мы здесь.
— Тогда нужно как-то разбить стену? – спросил я у нашего всезнайки.
— Именно этим и займемся.
Кемнеби подхватил кусок шлакоблока и усердно стал постукивать по неподдающейся стене. Лишь глухое эхо разлеталось по большим помещениям дворцового подвала, и пыль беззвучно осыпалась на пол.
— Таким способом нам придется долго мучиться. А я уже хочу спать, – стала капризничать Лида, потирая кулачками помутневшие карие глазки.
— Потерпите немного, стена вот-вот поддастся, – звонко уговаривал нас Кемнеби, не прекращая стучать по треснувшей стене.
И мы вчетвером отчаянно боролись с преградой, за которой на своё освобождение ждали то ли души, то ли скелеты мертвых рабочих. Я так и не понял, кого именно мы спасаем. Хотя догадывался, что вернуть их к жизни мы уже точно не сможем.
— Останки нужно перезахоронить, и тогда души обретут покой, – Кемнеби продолжал отвечать на немые вопросы.
Свет, обволакивающий нашу четверку, снова стал мигать. Неожиданно стало совсем темно и страшно. И только Кемнеби спокойно, как мне казалось, продолжал стучать по стене. Потом он заговорил на чужом языке, и в подвале вновь посветлело.
— Они знают, где медальон, – на его лице засияла довольная улыбка. – Я привезу его на Нибиру, и мой отец будет гордиться мной! Вся планета будет знать имя человека, вернувшего им крылатый диск!
— А зачем он вам нужен? Он наделён особой силой? – забеспокоился я.
— Максим, я уже говорил, это очень ценная вещь, это кусочек многотысячной истории. И этот медальон должен принадлежать лидеру организации «Шамаш». Это мирная организация. У нас на планете Нибиру нет войн, как на Земле.
Кемнеби убедил меня, что я зря беспокоюсь, и они не собираются причинять вред Земле. Наоборот, мы для них словно младшая ветвь развития их расы, зародившейся много миллионов лет назад на Уране – седьмой планете от Солнца.
Если бы не эта встреча с космическим кораблем в форме финиковой косточки, все мы давно бы крепко спали. И я, и Лида, и Никита зевали поочередно. Один Кемнеби бодро ворошил потрескавшуюся литую стену.
Неприятная картина ждала нас под грудами обломков природных камней, которыми был выложен и внутренний дворик нашего дворца культуры «Юнком».
Кости, пролежавшие полвека, замурованными в стене, неприятно пахли. От резкого трупного запаха Лиду едва не стошнило. Но она, как и мы продолжала извлекать останки людей, чтобы можно было похоронить их как подобает, предав земле… Мы сложили останки под акацией в парке, как и сказал Кемнеби. А он сам их захоронит позже.
Над дворцом все также светила луна, а ветер не шатал ни один листочек.
— Они ведут меня в самую высокую башню, где есть тайник в полу, и как раз там лежит медальон Мардука, – поделился с нами Кемнеби информацией полученной от не успокоившихся призраков. Мы то не слышим их голосов.
— Если бы не призраки, мы бы еще долго искали то место, где кто-то спрятал ваш медальон! – Лида в ночном свете казалась ангелочком, спустившимся с небес.
— Но мы все равно бы его нашли! Я как чувствовал, что не зря прилетел сюда!
По крутым ступенькам мы долго поднимались вверх. За время, которое мы провели на улице, дворец снова успел обратиться в полуразваленный замок. Опять под ногами обрушивались ступени, пыль и камушки с шорохом скатывались вниз.
— Кемнеби, а наши родители застыли во времени? Или твои чары уже рассеялись? – спросил я, боясь, что мама переживает из-за меня, а мне совсем не хотелось её огорчать.
— Не бойтесь, ваши родители и не догадываются, чем вы сейчас занимаетесь. Для них еще всё длится один миг. А мы уже почти приблизились к цели! И скоро вы будете сладко спать в своих кроватках!
— Кемнеби, а мы еще с тобой увидимся? Или отыскав медальон, ты больше никогда не прилетишь навестить нас? – поинтересовался Никита, зевая и потягиваясь.
— Мне еще нужно закончить дело под акацией, а завтра утром я улечу на свою планету. Если хотите, приходите, и я вас прокачу по бескрайнему небу, мимо пролетающих облаков, спящих звезд и других планет! Возможно, это будет наша последняя встреча, – грустно добавил Кемнеби.
— Но почему? Ведь мы ваши младшие братья по разуму. Ты ведь так нас называл? – переспросила Лида.
— К сожалению, мы живем в другом времени, нас разделяют световые годы и миллионы километров. Даже если я и прилечу на Землю, то возможно вместо вас, меня уже встретят ваши внуки.
— Как печально, – подумал я. – Мы обязательно завтра утром придем проститься с тобой! А если мы полетим с тобой кататься, наши родители снова застынут во времени?
— Да, я смогу ненадолго остановить течение времени, чтобы вы смогли полюбоваться красотами космоса. Я покажу вам свою планету, но только издали. Я уверен, вам обязательно понравится космическая прогулка!
Наконец-то мы оказались в башне. С верха весь город казался спящим на ладони великана. Парк непривычно был молчалив, и эта зловещая тишина мне стала надоедать.
Кемнеби усердно поднимал с пола квадратные плиты, Никита помогал ему, а мы с Лидой внимательно наблюдали за их руками. Шустрый гуманоид старательно открывал тайник кем-то тщательно приготовленный. Я бы низачто не догадался искать медальон в полу.
И вот в его руках лежит мешочек из серой ткани с непонятными иероглифами или древними символами. И только Кемнеби дернул за шнурок, вся башня озарилась ярким ослепляющим светом. Небольшой амулет с крупным камнем в центре, напоминающим полуденное солнце и орлиными крыльями по бокам сиял на удивление всем собравшимся.
— Это он! Медальон Мардука! Мы так долго искали его по всей Земле. И наконец-то он в надежных руках! – Кемнеби был счастлив, это было написано на его непривычном для землян лице.
И пусть у него огромные черные глаза, маленький нос и тонкие губы, большая грушеподобная голова и маленькое туловище – но он не злой пришелец, уничтожающий землян, он почти такой же, как и мы.
За спиной что-то мелькнуло. Я оглянулся через плечо и заметил исчезающий в темноте кошачий силуэт. Не придав этому значения, я вместе с друзьями рассматривал поразительное украшение достойное украшать шею самого выдающегося и влиятельного человека. Именно такими, наверное, и были египетские фараоны, чьи останки были погребены в высоких пирамидах африканского континента.
Кемнеби не долго любовался находкой. К сожалению, я не мог прочитать его мысли, но мне показалось, что его радость улетучилась слишком быстро. Оглядевшись вокруг, инопланетянин поспешно вышел на лестницу.
— Что-то случилось? – Лида выскочила за ним, пока мы с Никитой прикрывали тайник плитами.
— Все нормально, Лида. Мне просто показалось, – ответил Кемнеби, но тогда сомнения закрались и в мою голову.
— Кемнеби, мне показалось, что я видел черного кота…
— Именно это меня и встревожило. Здесь не мог просто так появиться кот. Спускаемся, мы уже нашли что искали, и в замке нам больше делать нечего, – скомандовал Кемнеби, и мы послушно последовали за ним.
— Вам пора возвращаться домой…
На том же месте светила луна, все по-прежнему было погружено в глубокий сон. А нам, действительно, уже давно нужно было отдыхать после долгого дня и приключенческого вечера.
— Завтра утром мы придем к кораблю. Ты же обещал показать нам космос! – улыбнулась Лида, подмигивая черноглазому товарищу.
— Встретимся на нашем месте, а сейчас поспешите домой. Через две минуты ваши мамы очнутся!
Мы пожали друг другу руки и поспешили перебежать через сонный парк к нашему дому. Когда мы уже стояли на тротуаре рядом с космическим кораблем, непривычно потянуло прохладой. Снова зашумели деревья зеленой листвой, зачирикали вечернюю песню птички, и красная машина, что стояла посреди дороги, сдвинулась с места. Все ожило!
Лида села на свой красный велосипед и, махая рукой, скрылась за домом.
— Завтра встретимся! – крикнул я ей вслед.
Мы с Никитой пошли в другую сторону, нам было по пути, так как мы жили в одном подъезде. Мне уже не хотелось ничего обсуждать, и Никита тоже шел молча. Видимо нас утомили поиски медальона.
Мама Никиты стояла под абрикосом, сложив руки крест-накрест.
— Ну, наконец-то накатались! Все дети давно по домам разбежались, одни вы все никак не играетесь! – она не кричала, и как всегда разговаривала спокойным милым голоском.
Я быстренько (на сколько это было возможно) забежал в подъезд и поторопился скорее попасть домой. Никита же, опустив голову, пошел за мамой, в руках которой был тяжелый и неудобный велосипед моего друга.
Мне открыл дверь папа. В коридоре было очень жарко. В зале за закрытой дверью работал кондиционер, а с кухни шел горячий воздух. Я сразу догадался, что мама запекала в духовке курицу и жарила на ужин блинчики.
— Мама, я хочу кушать! – такое бывало очень редко, и мама удивилась…
Сначала я искупался, а потом с аппетитом поужинал, посмотрел свой любимый сериал про многодетную семью, и лег спать, прокручивая в памяти наше приключение во дворце культуры, так и не рассказав ничего родителям.

Автор -
Дата добавления - в
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 23.01.2012, 14:21 | Сообщение # 12
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Лишь только первые лучи проникли сквозь зашторенное окошко, я проснулся. На часах было только 05.25. И мама, и папа, а с ними и наша серая кошка спали на диване. А мне и вовсе не хотелось больше спать. Я выспался, набрался сил и энергии, и с нетерпением ждал того момента, когда можно будет увидеть нашу планету сверху. И не только нашу планету! Мне бы очень хотелось узнать, что находится там далеко-далеко за звездами, и убедиться что вселенная бесконечная.
Я почистил зубы, умылся, открыл холодильник, чем и разбудил, наверное, папу. Его будильник еще не звенел, а он уже заглянул на кухню, и видимо был немного удивлен, что я с утра пораньше решил позавтракать. Обычно я сплю долго, и кушать по утрам мне нисколько не хочется. Но это ведь было вовсе не обычное утро, у меня были грандиозные планы.
— Максим! – папино лицо расплылось в улыбке. – Ты так рано встал, чтобы подкрепиться?!!
— А что нельзя? Я хочу сразу позавтракать, чтобы мама меня потом не заставляла.
— Интересно-интересно! Ну, ладно будем пить чай вдвоем!
Папа зажег спичку и поставил чайник на плиту. Пока папа умывался, я разогрел в микроволновке вчерашние блинчики с творогом, достал тарелку с конфетами, которую мама от меня вечно прячет, и мы уселись за столом.
— Пап, а ты видел когда-нибудь инопланетянина?
— Нет, – спокойно ответил папа, будто я спросил у него «конфетку хочешь?».
— А ты веришь, что они существуют?
— Да.
— Почему?
— Потому что вселенная большая. И если есть жизнь на планете Земля, то почему не может быть жизни еще на какой-нибудь планете?
— Да, вселенная большая! – согласился я.
— А что это ты инопланетянами заинтересовался? Опять мультиков насмотрелся про пришельцев в красном кимоно?
— Нет. Просто интересуюсь твоим мнением. Вот в мультиках гуманоиды летают на тарелке, и похищают землян для проведения опытов. Почему люди думают, что инопланетяне злые?
— Сынок, может, люди боятся, что эти зеленые человечки завоюют нашу планету.
— Но ведь если они инопланетяне, значит, у них есть иная планета!
— Логично, малыш. Значит, они добрые!
— Ну, папа!
— А еще они умные, говорят, – папа хитро улыбнулся, поднося чашку к губам.
— И фараоны Египта тоже были инопланетянами? Они наши братья по разуму?
— Сынок, все возможно. И фараоны, и короли, и наш президент тоже инопланетянин!
Раньше я бы в это не поверил. Но теперь я точно знал, что и на других планетах есть жизнь. А именно на двенадцатой планете – Нибиру.

Снова все остановилось. Даже пар перестал подниматься. И папа так и застыл на месте с чашкой горячего чая. А я поспешил выглянуть в окно.
— Опять Кемнеби постарался!
Восходящее солнце застыло в багряных кружевных облаках, утихли птичьи голоса. И я, ущипнув папу, еще раз убедился, что время, как и вчера вечером, стоит на месте. И я, естественно, так и оставил недопитый чай и, прихватив горстку конфет, побежал на улицу.
Никита уже стоял возле подъезда, разговаривая с Ильёй. А Кемнеби вмести с Лидой и её братом Нике выходили из их двора.
Лида, наверное, только проснулась. Её волосы не были заплетены ни в косички, ни в хвостики. Украшенные ярким обручем с бисером, они лежали на кружевном воротничке её нового модного платья.
Лида была с братом, которому не посчастливилось вчера воочию увидеть инопланетянина, как нам. Нике занимался в футбольной школе и не всегда гулял с нами.
Мне интересно было наблюдать, как Нике и Илья удивлено смотрели в огромные черные глаза Кемнеби.
— Максим, ты уже спустился? Я уже думал, что придется за тобой идти на пятый этаж, – первым заметил меня Никита.
— Всем привет! – я повел по каждому взглядом, пожал руку друзьям и нашему гостю с двенадцатой планеты…
И мы поспешили к космическому кораблю.
— Кемнеби, ты вчера закончил с захоронением останков рабочих? – спросила Лида.
Илья и Нике переглянулись, еще не понимая, о чем идет речь. Их ведь не было с нами во дворце. Они даже не видели, насколько красивый медальон хранился в полу высокой башни под плитами.
— Да, ребята, тот вопрос я уладил. Теперь их души наконец-то обретут покой, – ответил Кемнеби, поднимая глаза к высокому небу.
Илья был непривычно молчалив. И это было удивительно не только для меня.
Контуры космического корабля едва прорисовывались. И он почти слился с рассветом на фоне террикона шахты «Юнком». Нике смело дотронулся предполагаемого края корабля, но его рука проскользнула, так и не коснувшись желаемого. Гигантская финиковая косточка была как облако, которое нельзя пощупать.
— Вот это да! – удивлялся Нике, и я тоже.
— И как же мы на нем полетим, если он как корабль-призрак? – наконец-то заговорил Илья.
Кемнеби стоило лишь хлопнуть в ладоши, как борт его корабля засветился металлическим блеском. Появились черные окна и очертание дверного проёма.
— Классно! – радовалась Лида.
— Ну, полетели! Чего же мы ждем! - торопился Никита осуществить задуманное путешествие к звездам.
— Следуйте за мной! – Кемнеби сделал знак рукой и поднялся на первую ступеньку космического корабля. – Вас ждут чудеса бескрайней вселенной!
— Вперед к звездам! – продолжила Лида.
— Поднимаемся! – Кемнеби как настоящий джентльмен протянул Лиде свою руку.
Лида довольно улыбнулась и, поднявшись на борт корабля, загадочно посмотрела в мою сторону. Меня чуть не бросило в жар от её внимания, и показалось, что шоколадные конфеты в моем кармане растают от теплоты её улыбки.
Я растерянно похлопал по карманам. Конфеты все еще были твердыми. Но я поспешил достать их и угостить своих друзей.
Когда за нами закрылась дверь, я угостил каждого вкуснейшей конфеткой с цельными лесными орехами. Кемнеби был приятно удивлен чрезвычайно насыщенным вкусом. Он так забавно чавкал и шевелил своими тоненькими губами, что мы не сдержали смеха.
— Это очень вкусно! – дожевав и все еще облизывая губы, сказал Кемнеби.
— Еще бы, это же конфеты! Самое вкусное, что есть на Земле! Конфеты! – ответил я, полностью согласившись с инопланетянином.
…Кемнеби повел нас вглубь корабля. Снаружи он казался значительно меньше, а внутри нас ожидали лабиринты и множество комнат. Все серебрилось в лучах разноцветных лампочек. Стены выглядели холодными, словно сделанные из вечного льда. И мы, раскрыв рты, дивились невиданному чуду техники, молча следуя за Кемнеби.
— Это кабина!
В лобовые стекла (а может, у инопланетян они называются иначе) мы видели наш дом. Кемнеби ловко нажимал разные кнопки, опускал и поднимал рычаги, а нам оставалось лишь наблюдать, как он поднимает в воздух свой (а точнее своего папы) космический корабль.
— Теперь точно «вперед к звездам»!
И мы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее поднимались ввысь. От чувства восторга, охватившего нас, мы временно стояли молча. Нам еще не доводилось видеть наши дома и улицы, весь наш город с высоты птичьего полета. Это было незабываемо!
— А мама точно еще спит? Она не проснется, пока мы не вернемся назад? Мама меня поругает, что я рано ушел из дома, еще и дверь не закрыл на ключ, – заговорил Илья, как всегда с колоссальной скоростью речи.
— Не переживайте! Можете спокойно расслабиться и не думать ни о чем другом, кроме космоса! Весь мир спит, не спим только мы!
И забыв обо всем на свете, мы уселись в высокие серые кресла, которых в кабине было только четыре. И Лида, и Кемнеби сидели сами, а нам пришлось потесниться. Мы с Ильей разместились в третьем кресле, и Никита с Никой – в четвертом. А корабль бесшумно поднимался все выше и выше.
— Кемнеби, так значит, это вы привезли на Землю первых поселенцев? – Нике сделал очень умное лицо, как у профессора исторических наук.
— Не совсем. Когда с Нибиру долетел первый корабль к вашей планете, у вас здесь жили древние люди. Но они были бестолковые, как обезьяны. Это теперь вы поднялись немного выше за счет наших вливаний в ваше общество.
— Как это? – спросил Илья. – Какие еще вливания?
— Фараон Египта был инопланетянином! – ответил я Илье.
— Его привезли на Землю и заставили развивать нашу цивилизацию! – добавила Лида.
— Без нас, вы бы и до сих пор не знали, что земля круглая, – начал рассказывать Кемнеби. – Люди раньше считали, что земля плоская как блин, а не круглая, как шар. А еще они думали, что Землю держат на спинах четыре слона, стоящие на черепахе, которая плавает по бескрайнему морю.
— Смотрите! Смотрите! – Закричала Лида. – Наша Земля! Она такая большая, голубая и круглая! А вон луна! – и Лида ткнула пальцем вперед на бледную спутницу луны.
— Кемнеби, а на Луне есть лунатики, – оживился Илья.
— Нет, там уже никого не осталось, – черные глаза Кемнеби рассматривали мерцающие лампочки, сотни кнопочек и рычажков.
— Не осталось? Значит, лунатики вымерли как динозавры? – не успокаивался Илья.
— Не совсем как динозавры, но на луне теперь живет лишь ветер, поющий грустные песни о прошлом.
— А почему?
— Потому что на луну обрушился метеоритный дождь, и именно поэтому её поверхность укрыта кратерами, которые издали кажутся темными пятнами.
— Несчастные лунатики, – огорчилась Лида, провожая взглядом серую луну.
— Уважаемые земляне, предлагаю совершить прогулку к Солнцу – самой горящей планете во вселенной! – нажимая поочередно множество кнопочек, предложил Кемнеби.
— Ура! – разлетелись радостные возгласы.
— Итак, справа мы видим живую планету солнечной системы, сформировавшуюся около пяти миллиардов лет назад!
— Пяти миллиардов лет назад? – удивился я. – А почему так давно? Ведь сейчас только 2011 год?
— Такой вывод сделали наши ученые еще пять тысяч лет назад, когда впервые ступили на вашу планету, – объяснил Кемнеби.
Тем временем в черном бесконечном пространстве пролетали гигантские метеориты, кометы со светящимися хвостами, яркими огнями сияли скопления звезд, и где-то вдали (очень далеко) вертелась наша Земля.
— Кемнеби, у вас на Нибиру такие умные ученые! – заговорил Никита, оторвавшись от звезд. – А они знают, как именно появились планеты? Ведь с ничего – ничего и не бывает.
— Сначала было Солнце. А потом из космической пыли и газа появились планеты. Большинство планет так и остались безжизненными. Там нет ни воды, ни воздуха, и нет ни животных, ни растений, – рассказывал Кемнеби, активно жестикулируя.
— Солнце!
Раскаленный шар неподвижно висел в черноте, приковывая к себе наше внимание.
— Если вы заметили, ребята, то Солнце – это единственная звезда Солнечной системы, вокруг которой обращаются другие планеты, – Кемнеби, похоже, нравилось быть гидом.
— Как здесь красиво! – восхищалась Лида.
Космос был, не то слово, красив! На фоне оранжевого Солнца черными шариками проплывали другие небесные тела. По сравнения с гигантским Солнцем они были крохотными точками, неустанно странствующими по необъятной Вселенной.
— А это Венера, вторая планета от Солнца! – сообщил Кемнеби, когда наш корабль на скорости промчался мимо блестящей белой планеты.
Всё черное небо было усеяно блестящими огоньками. Звезды выглядели совершенно другими, еще более таинственными и необычайно красивыми. Мы видели, как движутся планеты, астероиды и метеориты, кометы и космическая пыль.
Илья сидел с раскрытым ртом, любуясь космическим небом. Нике с Никитой рассеяно вертели головами в разные стороны, видимо, не зная на чем же остановить своё внимание. Для Кемнеби же прогулка по космосу была привычным небом, и он не подпрыгивал в кресле от радости, как это делала Лида при виде любого пролетающего объекта.
Я же пожалел, что не взял с собой свой телефон, который папа подарил мне еще в прошлом году. Я бы сфотографировал и Венеру, и Солнце, и маленькую планету Меркурий, которая была очень похожа на нашу Луну.
— Поверхность Меркурия, как и Луны, вся в глубоких кратерах, – разъяснял нам Кемнеби. – Они похожи на осушенные озера или даже моря!
— Какие же все-таки планеты маленькие по сравнению с Солнцем! – Никита привстал и вплотную приблизился к стеклу, хотя огромное Солнце итак было очень хорошо видно.
— Оно горит как уголь в печке! Еще ярче, чем медальон Мардука! – закричала Лида.
— Это же Солнце! И нам пора разворачивать наш космический корабль, чтобы он случайно не расплавился от его шеститысячной температуры, – сказал нам Кемнеби, снова нажимая разные кнопочки.
— Кемнеби, а можно посмотреть на медальон Мардука? – попросил Нике (он же его еще не видел).
— Можно! Я спрятал его в папином сейфе, – инопланетянин подошел к серой стене, ничем не намекающей на содержание в ней какого-либо тайника.
И Нике, и Илья застыли в предвкушении. А мы с Лидой и Никитой, оторвавши своё внимание от пролетающих звезд, наблюдали, как из стены выезжает полупрозрачная полочка. Кемнеби приложил к ней свою ладонь, и сразу же появилась еще одна святящаяся перекладина. Инопланетянин нажал на ней поочередно непонятные для нас иероглифы, и в стене образовалась ниша. Вот только, на удивление всех собравшихся, там было пусто.
— Где медальон Мардука? Я оставил его здесь. Ничего не понимаю – куда он мог подеваться?
Кемнеби ощупал пустые стены своего сейфа, словно медальон мог лежать не на нижней полочке, а где-то на левой или правой стенке. Его и без того огромные глаза еще больше округлились от непонимания и разочарования.
— А ты точно положил его туда? – Лида подошла к нему, и тоже потрогала пустые полочки.
Мы окружили Кемнеби со всех сторон. Каждый хотел прикоснуться если не к медальону, то хотя бы к загадочному полупрозрачному тайнику, поглотившему дорогое украшение бога Мардука.
— Я точно положил его на эту полочку, – Кемнеби был очень расстроен.
Мне даже показалось, что его глаза наполнились человеческими слезами, готовыми вот-вот брызнуть фонтаном. Но Кемнеби, как настоящий мужчина, сдержал в себе желание расплакаться. Он взмахнул несколько раз своими длинными ресницами, поднял голову вверх, и его неровное дыхание пришло в норму.
— Кто-то похитил медальон Мардука, – подумал я, как и все мои друзья, наверное.
— Но кто мог украсть у меня то, что я надежно спрятал в папином тайнике? – Кемнеби задвинул все выехавшие из металлической стены полочки, и задумчиво стал расхаживать по кабине корабля.
— Я думаю, что кто-то следил за тобой, Кемнеби. Иначе, никто просто не догадался бы подняться в космический корабль, да еще и искать в стене секретный сейф, которого и не видно совсем без специального секретного оружия, – высказал я вслух свое мнение.
— Но кто бы это мог быть? Кому еще понадобился медальон Мардука? – Кемнеби спросил очень удивлено.
Он точно не подозревал никого из нас. Потому что он мог читать чужие мысли. Значит, наше приключение только начинается!
— Кот! – закричала Лида.
— Какой еще кот? – удивился Нике.
— Черная тень, мелькнувшая на лестнице, когда мы были еще в самой высокой башне дворца культуры, – и тут холодок пробежался по моей спине.
— Шепсес анх! Кошка Сфинга! – закричал Кемнеби. – Как я сразу не догадался?!!
— Что это? Кошка? Сфинкс? – засыпали мы гуманоида вопросами.
— «Шепсес анх» это древнеегипетское название сфинкса. Чудовище, способное быть и женщиной, и кошкой одновременно. Так значит, Сфинга украла мой медальон.
— Но как кошка могла открыть этот сложный сейф? – Никита сделал умное выражение лица, словно представил себя в роли детектива.
— Эта «Шепсес анх» не домашняя же кошечка, а … а кто она? – Лида и мы все уставились на Кемнеби, ожидая убедительного ответа.
— «Шепсес анх» действительно достойный противник и отнюдь не обычная домашняя кошечка. Она хранительница тайн всех фараонов Египта, бестелесная и кровожадная огненная пантера, способная одной только тенью наводить ужас на каждого, кто потревожит её.
— Но мы ведь никого не тревожили. Или все-таки потревожили? – на мгновение мне стало безумно страшно.
Финиковая косточка летела сквозь вселенную, и оттого, что под ногами не было привычной опоры, я почувствовал себя слабым и беспомощным.
— Мы должны вернуться на Землю, – Кемнеби был встревожен. – После того как я закопал под акацией останки блуждающих душ, я еще прогулялся по ночному дворцу. Я даже посмотрел один фильм, который показывали в вашем кинозале тридцать лет назад. Но я точно помню, что положил медальон в сейф. Не мог же я его потерять? Или «Шепсес анх» околдовала меня? – словно сам у себя спрашивал он.
— Но зачем «Шепсес анх» нужен этот медальон? – подобные мысли вертелись и у меня в голове, но раньше меня спросила об этом Лида.
— «Шепсес анх» была женой первого фараона Египта – Нармера. Возможно, она хранит этот медальон, как напоминание о далеком прошлом. И поэтому не хочет, чтобы мы увезли его на двенадцатую планету. И теперь мне придется искать призрачную Сфинкс, чтобы разгадать все её загадки, – закончил Кемнеби, тяжело вздохнув.
— Мы поможем тебе, Кемнеби! Не отчаивайся! – мы попытались приободрить расстроенного товарища с далекой планеты, которую мы так и не увидели.
Совершив увлекательное путешествие к Солнцу мимо Венеры и Меркурия, посмотрев сверху на Землю и Луну, космический корабль «финиковая косточка» снова держал курс в европейскую страну, расположенную на берегу Черного моря – Украину.
— Я очень хотел, чтобы мой отец гордился мной. Я уже предвкушал момент, когда я скажу ему «медальон Мардука у меня!». И как только я приблизился к мечте, все мои планы рухнули.
Кемнеби шагал коротенькими шажками по сверкающему чистотой полу. Из угла в угол, как маятник, он безустанно ходил, сложив руки за спину. А мы и не знали, как его утешить.
— Мы разыщем этот медальон, чего бы нам это не стоило! – громко сказала Лида, подмигивая нам – мальчишкам, обдумывающим сложившуюся ситуацию.
— Это будет очень сложно. Сначала я верну вас домой, и нам всем нужно отдохнуть перед поиском «Шепсес анх» в Египте. Тем более она может прятаться где угодно, – грустно добавил Кемнеби.
— Египет! Царство желтых песков и пирамид! Никогда не была в Египте! – Лида во всем умела находить приятные стороны.
— Египет это Африка? – Илья тронул Лиду за локоть, а потом стеснительно опустил глаза.
— Африка! Африка! Что же еще? – Нике ответил вместо сестры.
— Желающие увидеть желтый материк Земли, прошу выглянуть в окошко! – голос Кемнеби стал немного веселее.
Земля повернулась к нам нужной стороной. Мы видели Африку так же, как на картинках в учебнике по природоведению и в детской энциклопедии для юного всезнайки. Но она не была вся желтая. В центре было зеленое пятно. Это был тропический непроходимый лес, джунгли, где все еще жили дикие племена чернокожих аборигенов, до сих пор не знающих прогресса цивилизации. Кемнеби, естественно, делился с нами своими знаниями.
— Отсюда мы вывозили на свою планету золото еще пять тысяч лет назад, – поведал нам Кемнеби. – Под руководством Нармера были построены первые золотодобывающие шахты на территории Египта. И таким способом мы защитили Нибиру от опасности.
— Вашей планете угрожала опасность? – мы все отвлеклись от наблюдения за Африкой и переключили внимание на Кемнеби.
— Да. Нибиру могла навсегда исчезнуть в бескрайнем просторе космоса.
— И для своего спасения вы заставили наших людей работать в шахтах, добывая золото для вашего спасения? – возмутился я, мне это показалось несправедливо.
— Что-то вроде того, – согласился Кемнеби.
— А что на вашей планете не было золота? – Лида пристально взглянула в глаза инопланетянина.
— А почему вы не прилетели и сами не стали работать в шахтах? – поддержал Илья.
— Или жители Нибиру умеют только руководить, как «высший разум»? – и Нике тоже принял участие в этом споре.
Один Никита молча наблюдал за нами, посматривая то в окно на Африку, то на Кемнеби, озадачено стоящего перед нами.
— Я же говорил, это было очень давно, больше пяти тысяч лет назад. И возможно, если бы не мы – ваша раса так бы и осталась на уровне развития диких обезьян.
— Мы не обезьяны, – жалобно заговорил Илья.
— Конечно, нет! Я думал мы друзья? А вы обвиняете меня в том, чего я не делал.
— Мы не обвиняем тебя, Кемнеби, – Лида взяла его за руки. – Но у нас сложилось такое впечатление, что вы – инопланетяне, эксплуатировали наш народ.
— Да как вы не понимаете? Благодаря активному труду обезьяноподобный человек стал тем, кто он есть теперь – человек разумный! Мы вам можно сказать услугу сделали, и взяли за это скромную плату – всего лишь золото, которого в Африке было навалом (много, значит).
Кемнеби, похоже, начинал злиться. Хотя по его гиманоидному лицу это определить было трудно. Но все-таки я это понял по едва заметным бугоркам на переносице. Они были похожи на две морщинки, как у тех людей, которые хмуро сдвигают брови.
Разрядила атмосферу снова Лида, указывая пальцем на пирамиду внушительных размеров и рядом лежащего каменного кота.
— Кот! Мы все-таки потревожим загадочную Сфинкс незамедлительно! Я опускаю корабль у входа в гробницу фараона, – Кемнеби задумчиво поставил нас в известность.
Мы не спорили, ведь побывать в Египте раньше даже не мечтали. Отчетливо виднелись возвышенья многовековых пирамид и огромный монумент, в котором, возможно, и хранятся ответы на интересующие нас вопросы.
Едва только корабль коснулся поверхности горячих песков, как в кабине произошло нечто неожиданное. Свет. Очень яркий свет залил все пространство. Я с мальчишками и Лидой лишь успел отскочить к стене, как откуда-то появилась очень красивая женщина. И на её шее ярким светом горел тот самый медальон Мардука.
— Шепсес анх, – еле слышно произнес Кемнеби.
«Шепсес анх» была необыкновенно красивой. Лида изумленно рассматривала её роскошный наряд. Да и мы с мальчишками глаз не могли оторвать от её божественной красоты. Под неприхотливыми складками золотистой тонкой ткани скрывалась стройная фигура египетской царицы. Массивные золотые украшения с красными камнями украшали её голову. Её волосы черными потоками ниспадали на плечи, а на руках было несчитанное число очень красивых браслетов. Я осмотрел её с головы до пят, точнее до дивных туфель с закрученными концами, как у магов из мультиков.
— Зачем вы явились? – её голос был сухим и безжизненным, а глаза смотрели в одну точку.
— Мы? Почему ты украла мой медальон? – Кемнеби ответил ей вопросом на вопрос. Мы же невольно наблюдали за происходящим, боясь что-либо предпринять.
— Твой? Это медальон моего мужа свирепого Хор-Нармера, и теперь он по праву принадлежит только мне.
Светящийся образ поднялся ввысь и, кружась, словно водоворот в ванной, растаял также неожиданно, как и появился.
— «Шепсес анх», не уходи! – Кемнеби бросился за ней, но богиня легким облачком растаяла в воздухе.
— Вот это да! Никогда бы не подумала, что такое возможно, – Лида удивленно смотрела перед собой все еще не веря в случившееся. – Она исчезла.
— Мы разыщем ее! – решительно заявил Кемнеби.
— Не пытайтесь меня искать, – с нами говорила тишина отголосками нечетких фраз. – Не пытайтесь меня искать, – повторялось снова и снова.
— «Шепсес анх», этот медальон до твоего мужа принадлежал нашему богу справедливости – Мардуку. И мы хотим вернуть его, – Кемнеби озирался по сторонам, надеясь снова увидеть образ египетской царицы, но она не появлялась.
— Это все что у меня осталось от моего любимого Хор-Нармера. И я больше низачто не распрощаюсь с этим медальоном. Низачто. Вы не получите его, – леденящий ветер обжог наши лица, и голос стих.
— А что медальон Мардука делал в юнкомовском дворце? – спросил я у невидимки.
— В этом медальоне большая сила. И каждый правитель хотел бы его заполучить, чтобы властвовать. А власть дается кровопролитием и невинными жертвами. Но больше никому не придется расплачиваться за желания лидеров-тиранов править миром. Ибо без медальона захватить власть никому не удастся. Радуйтесь, дети. Теперь, когда медальон в моих руках, вы никогда не узнаете, что значит быть завоеванными. Я принесу мир на планету, а ценой этому будет это золотая безделушка с бриллиантом в виде Солнца.
Мы стояли раскрыв рты, осмысливая полученную информацию. «Война, лидеры-тираны». Инопланетяне?
— Нет. Нет, – закричал Кемнеби. – Это неправда. Этого просто не может быть. «Шепсес анх», – с мольбой в голосе кричал наш новый друг с космоса.
— Кемнеби, ты еще мал и глуп, – все тот же холодный голос говорил, окутывая нас тайной. – Но я благодарна тебе. Ведь ты вывел меня на след медальона Мардука. Как только ты почувствовал его близость, моё безжизненное сердце сжалось, словно я все та же молодая царица, во всем помогающая своему великому мужу Нармеру. Ты вернул мне его, сам того не зная! – довольный смех пронесся эхом по кабине космического корабля.
— Но, – пытался возразить Кемнеби.
— И никаких «но», детки. А ты, Кемнеби, лучше не говори никому о том, что узнал. Даже думать забудь об этом. Иначе ваши космические корабли принесут немало вреда нашей планете. У вас есть своя планета – там и живите. А землян оставьте в покое!
— Мы не враги землянам. Они наши братья, – оправдывался Кемнеби. А мы и не знали что думать.
— Кемнеби, ты милый малый, – образ «Шепсес анх» вновь стал отчетливо прорисовываться. – Но лучше тебе последовать моему совету. Вот возьми это, – и богиня преподнесла в своих полупрозрачных ладонях иной амулет.
Он был очень похож на медальон Мардука, но его сияние не было таким ослепительным, да и особыми силами он, наверное, не обладал.
Кемнеби протянул руки и взял массивное украшение, внимательно рассматривая.
— Они похожи, – думал я. И Кемнеби сказал то же самое – «Они похожи».
— Ты отвезешь этот амулет на свою планету, Кемнеби. И надеюсь, впредь поиски медальона Мардука инопланетянами на Земле прекратятся.
Холодный голос затих, и на мгновение стало немного страшно. Что все это значит? «Шепсес анх» считает инопланетян врагами землян.
— Мы не враги, Максим. По крайней мере, я сделаю все возможное, чтобы никто и никогда не мог сказать ничего подобного о нас – жителях двенадцатой планеты и вас – землянах.
… На этом наше путешествие не закончилось. Мы успели пройтись по горячему песку, полюбоваться высокими пирамидами, и снова подняться ввысь, возвращаясь домой.
Когда я закрыл на ключ входную дверь нашей квартиры и вошел в кухню, папа все также неподвижно сидел за столом с чашкой чая в руках. Я сел рядом и взял в руки недопитый чай. Мгновенно я почувствовал тепло, исходящее от чашки, и заметил, что папа пошевелился. Застучали стрелки часов на стене, все вернулась на круги своя!
А я после раннего чаепития с папой пошел к себе в комнату смотреть сны о прекрасной египетской царице с медальоном Мардука на шее.
К сожалению, мне так и не довелось снова увидеться с Кемнеби или каким-то другим гуманоидом. Но может это и к лучшему. Но вот сны о космосе мне снятся до сих пор. Все-таки увидеть воочию Солнце, Меркурий, Венеру, Землю и Луну доводилось не каждому.
А когда я вырасту большим, обязательно стану космонавтом, как Юрий Гагарин. И совершу путешествие возможно даже к самой загадочной двенадцатой планете Нибиру; а Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон увижу так это точно!

Конец!

Нибиру (мифология) — небесный объект, упоминающийся в вавилонском сказании о сотворении мира «Энума элиш», который связан с богом Мардуком и в научной литературе признан вавилонским названием планеты Юпитер.
Нибиру (планета) — гипотетическая планета Солнечной системы, фигурирующая в псевдонаучных теориях палеоконтакта Захарии Ситчина.
Нибиру мифическая странствующая планета в Солнечной системе. Научных работ, подтверждающих существование Нибиру, нет ни в области астрономии, ни в области шумерологии.
Идею Нибиру выдвинула в 1995 году Нэнси Лидер (Nancy Lieder), заявляющая, что она имела контакты с инопланетянами, которые сделали ей в мозгу имплантат, позволяющий получать непосредственно от них информацию.
Писатель и исследователь палеоконтактов Захария Ситчин утверждает, что Нибиру описана в шумерских текстах как 12-я планета, а её символом является крылатый диск, встречающийся в мифологии многих народов Древнего Востока. Также, как утверждает Ситчин, шумеры упоминали о том, что на этой планете обитают высокоразвитые разумные существа, которых шумеры именовали Аннунаками (Ануннаки —Энлиль, Нинлиль, Энки — шумерские и аккадские божества, известные по самым древним письменным источникам). Эта планета якобы движется по вытянутой орбите и появляется между Марсом и Юпитером раз в 3600 лет. При каждом таком пересечении и приближении Нибиру к нашей планете представители этой цивилизации якобы спускались на Землю и контактировали с первобытными людьми.

(Материал из Википедии — свободной энциклопедии)


Сообщение отредактировал korolevansp - Понедельник, 23.01.2012, 14:23
 
СообщениеЛишь только первые лучи проникли сквозь зашторенное окошко, я проснулся. На часах было только 05.25. И мама, и папа, а с ними и наша серая кошка спали на диване. А мне и вовсе не хотелось больше спать. Я выспался, набрался сил и энергии, и с нетерпением ждал того момента, когда можно будет увидеть нашу планету сверху. И не только нашу планету! Мне бы очень хотелось узнать, что находится там далеко-далеко за звездами, и убедиться что вселенная бесконечная.
Я почистил зубы, умылся, открыл холодильник, чем и разбудил, наверное, папу. Его будильник еще не звенел, а он уже заглянул на кухню, и видимо был немного удивлен, что я с утра пораньше решил позавтракать. Обычно я сплю долго, и кушать по утрам мне нисколько не хочется. Но это ведь было вовсе не обычное утро, у меня были грандиозные планы.
— Максим! – папино лицо расплылось в улыбке. – Ты так рано встал, чтобы подкрепиться?!!
— А что нельзя? Я хочу сразу позавтракать, чтобы мама меня потом не заставляла.
— Интересно-интересно! Ну, ладно будем пить чай вдвоем!
Папа зажег спичку и поставил чайник на плиту. Пока папа умывался, я разогрел в микроволновке вчерашние блинчики с творогом, достал тарелку с конфетами, которую мама от меня вечно прячет, и мы уселись за столом.
— Пап, а ты видел когда-нибудь инопланетянина?
— Нет, – спокойно ответил папа, будто я спросил у него «конфетку хочешь?».
— А ты веришь, что они существуют?
— Да.
— Почему?
— Потому что вселенная большая. И если есть жизнь на планете Земля, то почему не может быть жизни еще на какой-нибудь планете?
— Да, вселенная большая! – согласился я.
— А что это ты инопланетянами заинтересовался? Опять мультиков насмотрелся про пришельцев в красном кимоно?
— Нет. Просто интересуюсь твоим мнением. Вот в мультиках гуманоиды летают на тарелке, и похищают землян для проведения опытов. Почему люди думают, что инопланетяне злые?
— Сынок, может, люди боятся, что эти зеленые человечки завоюют нашу планету.
— Но ведь если они инопланетяне, значит, у них есть иная планета!
— Логично, малыш. Значит, они добрые!
— Ну, папа!
— А еще они умные, говорят, – папа хитро улыбнулся, поднося чашку к губам.
— И фараоны Египта тоже были инопланетянами? Они наши братья по разуму?
— Сынок, все возможно. И фараоны, и короли, и наш президент тоже инопланетянин!
Раньше я бы в это не поверил. Но теперь я точно знал, что и на других планетах есть жизнь. А именно на двенадцатой планете – Нибиру.

Снова все остановилось. Даже пар перестал подниматься. И папа так и застыл на месте с чашкой горячего чая. А я поспешил выглянуть в окно.
— Опять Кемнеби постарался!
Восходящее солнце застыло в багряных кружевных облаках, утихли птичьи голоса. И я, ущипнув папу, еще раз убедился, что время, как и вчера вечером, стоит на месте. И я, естественно, так и оставил недопитый чай и, прихватив горстку конфет, побежал на улицу.
Никита уже стоял возле подъезда, разговаривая с Ильёй. А Кемнеби вмести с Лидой и её братом Нике выходили из их двора.
Лида, наверное, только проснулась. Её волосы не были заплетены ни в косички, ни в хвостики. Украшенные ярким обручем с бисером, они лежали на кружевном воротничке её нового модного платья.
Лида была с братом, которому не посчастливилось вчера воочию увидеть инопланетянина, как нам. Нике занимался в футбольной школе и не всегда гулял с нами.
Мне интересно было наблюдать, как Нике и Илья удивлено смотрели в огромные черные глаза Кемнеби.
— Максим, ты уже спустился? Я уже думал, что придется за тобой идти на пятый этаж, – первым заметил меня Никита.
— Всем привет! – я повел по каждому взглядом, пожал руку друзьям и нашему гостю с двенадцатой планеты…
И мы поспешили к космическому кораблю.
— Кемнеби, ты вчера закончил с захоронением останков рабочих? – спросила Лида.
Илья и Нике переглянулись, еще не понимая, о чем идет речь. Их ведь не было с нами во дворце. Они даже не видели, насколько красивый медальон хранился в полу высокой башни под плитами.
— Да, ребята, тот вопрос я уладил. Теперь их души наконец-то обретут покой, – ответил Кемнеби, поднимая глаза к высокому небу.
Илья был непривычно молчалив. И это было удивительно не только для меня.
Контуры космического корабля едва прорисовывались. И он почти слился с рассветом на фоне террикона шахты «Юнком». Нике смело дотронулся предполагаемого края корабля, но его рука проскользнула, так и не коснувшись желаемого. Гигантская финиковая косточка была как облако, которое нельзя пощупать.
— Вот это да! – удивлялся Нике, и я тоже.
— И как же мы на нем полетим, если он как корабль-призрак? – наконец-то заговорил Илья.
Кемнеби стоило лишь хлопнуть в ладоши, как борт его корабля засветился металлическим блеском. Появились черные окна и очертание дверного проёма.
— Классно! – радовалась Лида.
— Ну, полетели! Чего же мы ждем! - торопился Никита осуществить задуманное путешествие к звездам.
— Следуйте за мной! – Кемнеби сделал знак рукой и поднялся на первую ступеньку космического корабля. – Вас ждут чудеса бескрайней вселенной!
— Вперед к звездам! – продолжила Лида.
— Поднимаемся! – Кемнеби как настоящий джентльмен протянул Лиде свою руку.
Лида довольно улыбнулась и, поднявшись на борт корабля, загадочно посмотрела в мою сторону. Меня чуть не бросило в жар от её внимания, и показалось, что шоколадные конфеты в моем кармане растают от теплоты её улыбки.
Я растерянно похлопал по карманам. Конфеты все еще были твердыми. Но я поспешил достать их и угостить своих друзей.
Когда за нами закрылась дверь, я угостил каждого вкуснейшей конфеткой с цельными лесными орехами. Кемнеби был приятно удивлен чрезвычайно насыщенным вкусом. Он так забавно чавкал и шевелил своими тоненькими губами, что мы не сдержали смеха.
— Это очень вкусно! – дожевав и все еще облизывая губы, сказал Кемнеби.
— Еще бы, это же конфеты! Самое вкусное, что есть на Земле! Конфеты! – ответил я, полностью согласившись с инопланетянином.
…Кемнеби повел нас вглубь корабля. Снаружи он казался значительно меньше, а внутри нас ожидали лабиринты и множество комнат. Все серебрилось в лучах разноцветных лампочек. Стены выглядели холодными, словно сделанные из вечного льда. И мы, раскрыв рты, дивились невиданному чуду техники, молча следуя за Кемнеби.
— Это кабина!
В лобовые стекла (а может, у инопланетян они называются иначе) мы видели наш дом. Кемнеби ловко нажимал разные кнопки, опускал и поднимал рычаги, а нам оставалось лишь наблюдать, как он поднимает в воздух свой (а точнее своего папы) космический корабль.
— Теперь точно «вперед к звездам»!
И мы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее поднимались ввысь. От чувства восторга, охватившего нас, мы временно стояли молча. Нам еще не доводилось видеть наши дома и улицы, весь наш город с высоты птичьего полета. Это было незабываемо!
— А мама точно еще спит? Она не проснется, пока мы не вернемся назад? Мама меня поругает, что я рано ушел из дома, еще и дверь не закрыл на ключ, – заговорил Илья, как всегда с колоссальной скоростью речи.
— Не переживайте! Можете спокойно расслабиться и не думать ни о чем другом, кроме космоса! Весь мир спит, не спим только мы!
И забыв обо всем на свете, мы уселись в высокие серые кресла, которых в кабине было только четыре. И Лида, и Кемнеби сидели сами, а нам пришлось потесниться. Мы с Ильей разместились в третьем кресле, и Никита с Никой – в четвертом. А корабль бесшумно поднимался все выше и выше.
— Кемнеби, так значит, это вы привезли на Землю первых поселенцев? – Нике сделал очень умное лицо, как у профессора исторических наук.
— Не совсем. Когда с Нибиру долетел первый корабль к вашей планете, у вас здесь жили древние люди. Но они были бестолковые, как обезьяны. Это теперь вы поднялись немного выше за счет наших вливаний в ваше общество.
— Как это? – спросил Илья. – Какие еще вливания?
— Фараон Египта был инопланетянином! – ответил я Илье.
— Его привезли на Землю и заставили развивать нашу цивилизацию! – добавила Лида.
— Без нас, вы бы и до сих пор не знали, что земля круглая, – начал рассказывать Кемнеби. – Люди раньше считали, что земля плоская как блин, а не круглая, как шар. А еще они думали, что Землю держат на спинах четыре слона, стоящие на черепахе, которая плавает по бескрайнему морю.
— Смотрите! Смотрите! – Закричала Лида. – Наша Земля! Она такая большая, голубая и круглая! А вон луна! – и Лида ткнула пальцем вперед на бледную спутницу луны.
— Кемнеби, а на Луне есть лунатики, – оживился Илья.
— Нет, там уже никого не осталось, – черные глаза Кемнеби рассматривали мерцающие лампочки, сотни кнопочек и рычажков.
— Не осталось? Значит, лунатики вымерли как динозавры? – не успокаивался Илья.
— Не совсем как динозавры, но на луне теперь живет лишь ветер, поющий грустные песни о прошлом.
— А почему?
— Потому что на луну обрушился метеоритный дождь, и именно поэтому её поверхность укрыта кратерами, которые издали кажутся темными пятнами.
— Несчастные лунатики, – огорчилась Лида, провожая взглядом серую луну.
— Уважаемые земляне, предлагаю совершить прогулку к Солнцу – самой горящей планете во вселенной! – нажимая поочередно множество кнопочек, предложил Кемнеби.
— Ура! – разлетелись радостные возгласы.
— Итак, справа мы видим живую планету солнечной системы, сформировавшуюся около пяти миллиардов лет назад!
— Пяти миллиардов лет назад? – удивился я. – А почему так давно? Ведь сейчас только 2011 год?
— Такой вывод сделали наши ученые еще пять тысяч лет назад, когда впервые ступили на вашу планету, – объяснил Кемнеби.
Тем временем в черном бесконечном пространстве пролетали гигантские метеориты, кометы со светящимися хвостами, яркими огнями сияли скопления звезд, и где-то вдали (очень далеко) вертелась наша Земля.
— Кемнеби, у вас на Нибиру такие умные ученые! – заговорил Никита, оторвавшись от звезд. – А они знают, как именно появились планеты? Ведь с ничего – ничего и не бывает.
— Сначала было Солнце. А потом из космической пыли и газа появились планеты. Большинство планет так и остались безжизненными. Там нет ни воды, ни воздуха, и нет ни животных, ни растений, – рассказывал Кемнеби, активно жестикулируя.
— Солнце!
Раскаленный шар неподвижно висел в черноте, приковывая к себе наше внимание.
— Если вы заметили, ребята, то Солнце – это единственная звезда Солнечной системы, вокруг которой обращаются другие планеты, – Кемнеби, похоже, нравилось быть гидом.
— Как здесь красиво! – восхищалась Лида.
Космос был, не то слово, красив! На фоне оранжевого Солнца черными шариками проплывали другие небесные тела. По сравнения с гигантским Солнцем они были крохотными точками, неустанно странствующими по необъятной Вселенной.
— А это Венера, вторая планета от Солнца! – сообщил Кемнеби, когда наш корабль на скорости промчался мимо блестящей белой планеты.
Всё черное небо было усеяно блестящими огоньками. Звезды выглядели совершенно другими, еще более таинственными и необычайно красивыми. Мы видели, как движутся планеты, астероиды и метеориты, кометы и космическая пыль.
Илья сидел с раскрытым ртом, любуясь космическим небом. Нике с Никитой рассеяно вертели головами в разные стороны, видимо, не зная на чем же остановить своё внимание. Для Кемнеби же прогулка по космосу была привычным небом, и он не подпрыгивал в кресле от радости, как это делала Лида при виде любого пролетающего объекта.
Я же пожалел, что не взял с собой свой телефон, который папа подарил мне еще в прошлом году. Я бы сфотографировал и Венеру, и Солнце, и маленькую планету Меркурий, которая была очень похожа на нашу Луну.
— Поверхность Меркурия, как и Луны, вся в глубоких кратерах, – разъяснял нам Кемнеби. – Они похожи на осушенные озера или даже моря!
— Какие же все-таки планеты маленькие по сравнению с Солнцем! – Никита привстал и вплотную приблизился к стеклу, хотя огромное Солнце итак было очень хорошо видно.
— Оно горит как уголь в печке! Еще ярче, чем медальон Мардука! – закричала Лида.
— Это же Солнце! И нам пора разворачивать наш космический корабль, чтобы он случайно не расплавился от его шеститысячной температуры, – сказал нам Кемнеби, снова нажимая разные кнопочки.
— Кемнеби, а можно посмотреть на медальон Мардука? – попросил Нике (он же его еще не видел).
— Можно! Я спрятал его в папином сейфе, – инопланетянин подошел к серой стене, ничем не намекающей на содержание в ней какого-либо тайника.
И Нике, и Илья застыли в предвкушении. А мы с Лидой и Никитой, оторвавши своё внимание от пролетающих звезд, наблюдали, как из стены выезжает полупрозрачная полочка. Кемнеби приложил к ней свою ладонь, и сразу же появилась еще одна святящаяся перекладина. Инопланетянин нажал на ней поочередно непонятные для нас иероглифы, и в стене образовалась ниша. Вот только, на удивление всех собравшихся, там было пусто.
— Где медальон Мардука? Я оставил его здесь. Ничего не понимаю – куда он мог подеваться?
Кемнеби ощупал пустые стены своего сейфа, словно медальон мог лежать не на нижней полочке, а где-то на левой или правой стенке. Его и без того огромные глаза еще больше округлились от непонимания и разочарования.
— А ты точно положил его туда? – Лида подошла к нему, и тоже потрогала пустые полочки.
Мы окружили Кемнеби со всех сторон. Каждый хотел прикоснуться если не к медальону, то хотя бы к загадочному полупрозрачному тайнику, поглотившему дорогое украшение бога Мардука.
— Я точно положил его на эту полочку, – Кемнеби был очень расстроен.
Мне даже показалось, что его глаза наполнились человеческими слезами, готовыми вот-вот брызнуть фонтаном. Но Кемнеби, как настоящий мужчина, сдержал в себе желание расплакаться. Он взмахнул несколько раз своими длинными ресницами, поднял голову вверх, и его неровное дыхание пришло в норму.
— Кто-то похитил медальон Мардука, – подумал я, как и все мои друзья, наверное.
— Но кто мог украсть у меня то, что я надежно спрятал в папином тайнике? – Кемнеби задвинул все выехавшие из металлической стены полочки, и задумчиво стал расхаживать по кабине корабля.
— Я думаю, что кто-то следил за тобой, Кемнеби. Иначе, никто просто не догадался бы подняться в космический корабль, да еще и искать в стене секретный сейф, которого и не видно совсем без специального секретного оружия, – высказал я вслух свое мнение.
— Но кто бы это мог быть? Кому еще понадобился медальон Мардука? – Кемнеби спросил очень удивлено.
Он точно не подозревал никого из нас. Потому что он мог читать чужие мысли. Значит, наше приключение только начинается!
— Кот! – закричала Лида.
— Какой еще кот? – удивился Нике.
— Черная тень, мелькнувшая на лестнице, когда мы были еще в самой высокой башне дворца культуры, – и тут холодок пробежался по моей спине.
— Шепсес анх! Кошка Сфинга! – закричал Кемнеби. – Как я сразу не догадался?!!
— Что это? Кошка? Сфинкс? – засыпали мы гуманоида вопросами.
— «Шепсес анх» это древнеегипетское название сфинкса. Чудовище, способное быть и женщиной, и кошкой одновременно. Так значит, Сфинга украла мой медальон.
— Но как кошка могла открыть этот сложный сейф? – Никита сделал умное выражение лица, словно представил себя в роли детектива.
— Эта «Шепсес анх» не домашняя же кошечка, а … а кто она? – Лида и мы все уставились на Кемнеби, ожидая убедительного ответа.
— «Шепсес анх» действительно достойный противник и отнюдь не обычная домашняя кошечка. Она хранительница тайн всех фараонов Египта, бестелесная и кровожадная огненная пантера, способная одной только тенью наводить ужас на каждого, кто потревожит её.
— Но мы ведь никого не тревожили. Или все-таки потревожили? – на мгновение мне стало безумно страшно.
Финиковая косточка летела сквозь вселенную, и оттого, что под ногами не было привычной опоры, я почувствовал себя слабым и беспомощным.
— Мы должны вернуться на Землю, – Кемнеби был встревожен. – После того как я закопал под акацией останки блуждающих душ, я еще прогулялся по ночному дворцу. Я даже посмотрел один фильм, который показывали в вашем кинозале тридцать лет назад. Но я точно помню, что положил медальон в сейф. Не мог же я его потерять? Или «Шепсес анх» околдовала меня? – словно сам у себя спрашивал он.
— Но зачем «Шепсес анх» нужен этот медальон? – подобные мысли вертелись и у меня в голове, но раньше меня спросила об этом Лида.
— «Шепсес анх» была женой первого фараона Египта – Нармера. Возможно, она хранит этот медальон, как напоминание о далеком прошлом. И поэтому не хочет, чтобы мы увезли его на двенадцатую планету. И теперь мне придется искать призрачную Сфинкс, чтобы разгадать все её загадки, – закончил Кемнеби, тяжело вздохнув.
— Мы поможем тебе, Кемнеби! Не отчаивайся! – мы попытались приободрить расстроенного товарища с далекой планеты, которую мы так и не увидели.
Совершив увлекательное путешествие к Солнцу мимо Венеры и Меркурия, посмотрев сверху на Землю и Луну, космический корабль «финиковая косточка» снова держал курс в европейскую страну, расположенную на берегу Черного моря – Украину.
— Я очень хотел, чтобы мой отец гордился мной. Я уже предвкушал момент, когда я скажу ему «медальон Мардука у меня!». И как только я приблизился к мечте, все мои планы рухнули.
Кемнеби шагал коротенькими шажками по сверкающему чистотой полу. Из угла в угол, как маятник, он безустанно ходил, сложив руки за спину. А мы и не знали, как его утешить.
— Мы разыщем этот медальон, чего бы нам это не стоило! – громко сказала Лида, подмигивая нам – мальчишкам, обдумывающим сложившуюся ситуацию.
— Это будет очень сложно. Сначала я верну вас домой, и нам всем нужно отдохнуть перед поиском «Шепсес анх» в Египте. Тем более она может прятаться где угодно, – грустно добавил Кемнеби.
— Египет! Царство желтых песков и пирамид! Никогда не была в Египте! – Лида во всем умела находить приятные стороны.
— Египет это Африка? – Илья тронул Лиду за локоть, а потом стеснительно опустил глаза.
— Африка! Африка! Что же еще? – Нике ответил вместо сестры.
— Желающие увидеть желтый материк Земли, прошу выглянуть в окошко! – голос Кемнеби стал немного веселее.
Земля повернулась к нам нужной стороной. Мы видели Африку так же, как на картинках в учебнике по природоведению и в детской энциклопедии для юного всезнайки. Но она не была вся желтая. В центре было зеленое пятно. Это был тропический непроходимый лес, джунгли, где все еще жили дикие племена чернокожих аборигенов, до сих пор не знающих прогресса цивилизации. Кемнеби, естественно, делился с нами своими знаниями.
— Отсюда мы вывозили на свою планету золото еще пять тысяч лет назад, – поведал нам Кемнеби. – Под руководством Нармера были построены первые золотодобывающие шахты на территории Египта. И таким способом мы защитили Нибиру от опасности.
— Вашей планете угрожала опасность? – мы все отвлеклись от наблюдения за Африкой и переключили внимание на Кемнеби.
— Да. Нибиру могла навсегда исчезнуть в бескрайнем просторе космоса.
— И для своего спасения вы заставили наших людей работать в шахтах, добывая золото для вашего спасения? – возмутился я, мне это показалось несправедливо.
— Что-то вроде того, – согласился Кемнеби.
— А что на вашей планете не было золота? – Лида пристально взглянула в глаза инопланетянина.
— А почему вы не прилетели и сами не стали работать в шахтах? – поддержал Илья.
— Или жители Нибиру умеют только руководить, как «высший разум»? – и Нике тоже принял участие в этом споре.
Один Никита молча наблюдал за нами, посматривая то в окно на Африку, то на Кемнеби, озадачено стоящего перед нами.
— Я же говорил, это было очень давно, больше пяти тысяч лет назад. И возможно, если бы не мы – ваша раса так бы и осталась на уровне развития диких обезьян.
— Мы не обезьяны, – жалобно заговорил Илья.
— Конечно, нет! Я думал мы друзья? А вы обвиняете меня в том, чего я не делал.
— Мы не обвиняем тебя, Кемнеби, – Лида взяла его за руки. – Но у нас сложилось такое впечатление, что вы – инопланетяне, эксплуатировали наш народ.
— Да как вы не понимаете? Благодаря активному труду обезьяноподобный человек стал тем, кто он есть теперь – человек разумный! Мы вам можно сказать услугу сделали, и взяли за это скромную плату – всего лишь золото, которого в Африке было навалом (много, значит).
Кемнеби, похоже, начинал злиться. Хотя по его гиманоидному лицу это определить было трудно. Но все-таки я это понял по едва заметным бугоркам на переносице. Они были похожи на две морщинки, как у тех людей, которые хмуро сдвигают брови.
Разрядила атмосферу снова Лида, указывая пальцем на пирамиду внушительных размеров и рядом лежащего каменного кота.
— Кот! Мы все-таки потревожим загадочную Сфинкс незамедлительно! Я опускаю корабль у входа в гробницу фараона, – Кемнеби задумчиво поставил нас в известность.
Мы не спорили, ведь побывать в Египте раньше даже не мечтали. Отчетливо виднелись возвышенья многовековых пирамид и огромный монумент, в котором, возможно, и хранятся ответы на интересующие нас вопросы.
Едва только корабль коснулся поверхности горячих песков, как в кабине произошло нечто неожиданное. Свет. Очень яркий свет залил все пространство. Я с мальчишками и Лидой лишь успел отскочить к стене, как откуда-то появилась очень красивая женщина. И на её шее ярким светом горел тот самый медальон Мардука.
— Шепсес анх, – еле слышно произнес Кемнеби.
«Шепсес анх» была необыкновенно красивой. Лида изумленно рассматривала её роскошный наряд. Да и мы с мальчишками глаз не могли оторвать от её божественной красоты. Под неприхотливыми складками золотистой тонкой ткани скрывалась стройная фигура египетской царицы. Массивные золотые украшения с красными камнями украшали её голову. Её волосы черными потоками ниспадали на плечи, а на руках было несчитанное число очень красивых браслетов. Я осмотрел её с головы до пят, точнее до дивных туфель с закрученными концами, как у магов из мультиков.
— Зачем вы явились? – её голос был сухим и безжизненным, а глаза смотрели в одну точку.
— Мы? Почему ты украла мой медальон? – Кемнеби ответил ей вопросом на вопрос. Мы же невольно наблюдали за происходящим, боясь что-либо предпринять.
— Твой? Это медальон моего мужа свирепого Хор-Нармера, и теперь он по праву принадлежит только мне.
Светящийся образ поднялся ввысь и, кружась, словно водоворот в ванной, растаял также неожиданно, как и появился.
— «Шепсес анх», не уходи! – Кемнеби бросился за ней, но богиня легким облачком растаяла в воздухе.
— Вот это да! Никогда бы не подумала, что такое возможно, – Лида удивленно смотрела перед собой все еще не веря в случившееся. – Она исчезла.
— Мы разыщем ее! – решительно заявил Кемнеби.
— Не пытайтесь меня искать, – с нами говорила тишина отголосками нечетких фраз. – Не пытайтесь меня искать, – повторялось снова и снова.
— «Шепсес анх», этот медальон до твоего мужа принадлежал нашему богу справедливости – Мардуку. И мы хотим вернуть его, – Кемнеби озирался по сторонам, надеясь снова увидеть образ египетской царицы, но она не появлялась.
— Это все что у меня осталось от моего любимого Хор-Нармера. И я больше низачто не распрощаюсь с этим медальоном. Низачто. Вы не получите его, – леденящий ветер обжог наши лица, и голос стих.
— А что медальон Мардука делал в юнкомовском дворце? – спросил я у невидимки.
— В этом медальоне большая сила. И каждый правитель хотел бы его заполучить, чтобы властвовать. А власть дается кровопролитием и невинными жертвами. Но больше никому не придется расплачиваться за желания лидеров-тиранов править миром. Ибо без медальона захватить власть никому не удастся. Радуйтесь, дети. Теперь, когда медальон в моих руках, вы никогда не узнаете, что значит быть завоеванными. Я принесу мир на планету, а ценой этому будет это золотая безделушка с бриллиантом в виде Солнца.
Мы стояли раскрыв рты, осмысливая полученную информацию. «Война, лидеры-тираны». Инопланетяне?
— Нет. Нет, – закричал Кемнеби. – Это неправда. Этого просто не может быть. «Шепсес анх», – с мольбой в голосе кричал наш новый друг с космоса.
— Кемнеби, ты еще мал и глуп, – все тот же холодный голос говорил, окутывая нас тайной. – Но я благодарна тебе. Ведь ты вывел меня на след медальона Мардука. Как только ты почувствовал его близость, моё безжизненное сердце сжалось, словно я все та же молодая царица, во всем помогающая своему великому мужу Нармеру. Ты вернул мне его, сам того не зная! – довольный смех пронесся эхом по кабине космического корабля.
— Но, – пытался возразить Кемнеби.
— И никаких «но», детки. А ты, Кемнеби, лучше не говори никому о том, что узнал. Даже думать забудь об этом. Иначе ваши космические корабли принесут немало вреда нашей планете. У вас есть своя планета – там и живите. А землян оставьте в покое!
— Мы не враги землянам. Они наши братья, – оправдывался Кемнеби. А мы и не знали что думать.
— Кемнеби, ты милый малый, – образ «Шепсес анх» вновь стал отчетливо прорисовываться. – Но лучше тебе последовать моему совету. Вот возьми это, – и богиня преподнесла в своих полупрозрачных ладонях иной амулет.
Он был очень похож на медальон Мардука, но его сияние не было таким ослепительным, да и особыми силами он, наверное, не обладал.
Кемнеби протянул руки и взял массивное украшение, внимательно рассматривая.
— Они похожи, – думал я. И Кемнеби сказал то же самое – «Они похожи».
— Ты отвезешь этот амулет на свою планету, Кемнеби. И надеюсь, впредь поиски медальона Мардука инопланетянами на Земле прекратятся.
Холодный голос затих, и на мгновение стало немного страшно. Что все это значит? «Шепсес анх» считает инопланетян врагами землян.
— Мы не враги, Максим. По крайней мере, я сделаю все возможное, чтобы никто и никогда не мог сказать ничего подобного о нас – жителях двенадцатой планеты и вас – землянах.
… На этом наше путешествие не закончилось. Мы успели пройтись по горячему песку, полюбоваться высокими пирамидами, и снова подняться ввысь, возвращаясь домой.
Когда я закрыл на ключ входную дверь нашей квартиры и вошел в кухню, папа все также неподвижно сидел за столом с чашкой чая в руках. Я сел рядом и взял в руки недопитый чай. Мгновенно я почувствовал тепло, исходящее от чашки, и заметил, что папа пошевелился. Застучали стрелки часов на стене, все вернулась на круги своя!
А я после раннего чаепития с папой пошел к себе в комнату смотреть сны о прекрасной египетской царице с медальоном Мардука на шее.
К сожалению, мне так и не довелось снова увидеться с Кемнеби или каким-то другим гуманоидом. Но может это и к лучшему. Но вот сны о космосе мне снятся до сих пор. Все-таки увидеть воочию Солнце, Меркурий, Венеру, Землю и Луну доводилось не каждому.
А когда я вырасту большим, обязательно стану космонавтом, как Юрий Гагарин. И совершу путешествие возможно даже к самой загадочной двенадцатой планете Нибиру; а Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон увижу так это точно!

Конец!

Нибиру (мифология) — небесный объект, упоминающийся в вавилонском сказании о сотворении мира «Энума элиш», который связан с богом Мардуком и в научной литературе признан вавилонским названием планеты Юпитер.
Нибиру (планета) — гипотетическая планета Солнечной системы, фигурирующая в псевдонаучных теориях палеоконтакта Захарии Ситчина.
Нибиру мифическая странствующая планета в Солнечной системе. Научных работ, подтверждающих существование Нибиру, нет ни в области астрономии, ни в области шумерологии.
Идею Нибиру выдвинула в 1995 году Нэнси Лидер (Nancy Lieder), заявляющая, что она имела контакты с инопланетянами, которые сделали ей в мозгу имплантат, позволяющий получать непосредственно от них информацию.
Писатель и исследователь палеоконтактов Захария Ситчин утверждает, что Нибиру описана в шумерских текстах как 12-я планета, а её символом является крылатый диск, встречающийся в мифологии многих народов Древнего Востока. Также, как утверждает Ситчин, шумеры упоминали о том, что на этой планете обитают высокоразвитые разумные существа, которых шумеры именовали Аннунаками (Ануннаки —Энлиль, Нинлиль, Энки — шумерские и аккадские божества, известные по самым древним письменным источникам). Эта планета якобы движется по вытянутой орбите и появляется между Марсом и Юпитером раз в 3600 лет. При каждом таком пересечении и приближении Нибиру к нашей планете представители этой цивилизации якобы спускались на Землю и контактировали с первобытными людьми.

(Материал из Википедии — свободной энциклопедии)

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:21
СообщениеЛишь только первые лучи проникли сквозь зашторенное окошко, я проснулся. На часах было только 05.25. И мама, и папа, а с ними и наша серая кошка спали на диване. А мне и вовсе не хотелось больше спать. Я выспался, набрался сил и энергии, и с нетерпением ждал того момента, когда можно будет увидеть нашу планету сверху. И не только нашу планету! Мне бы очень хотелось узнать, что находится там далеко-далеко за звездами, и убедиться что вселенная бесконечная.
Я почистил зубы, умылся, открыл холодильник, чем и разбудил, наверное, папу. Его будильник еще не звенел, а он уже заглянул на кухню, и видимо был немного удивлен, что я с утра пораньше решил позавтракать. Обычно я сплю долго, и кушать по утрам мне нисколько не хочется. Но это ведь было вовсе не обычное утро, у меня были грандиозные планы.
— Максим! – папино лицо расплылось в улыбке. – Ты так рано встал, чтобы подкрепиться?!!
— А что нельзя? Я хочу сразу позавтракать, чтобы мама меня потом не заставляла.
— Интересно-интересно! Ну, ладно будем пить чай вдвоем!
Папа зажег спичку и поставил чайник на плиту. Пока папа умывался, я разогрел в микроволновке вчерашние блинчики с творогом, достал тарелку с конфетами, которую мама от меня вечно прячет, и мы уселись за столом.
— Пап, а ты видел когда-нибудь инопланетянина?
— Нет, – спокойно ответил папа, будто я спросил у него «конфетку хочешь?».
— А ты веришь, что они существуют?
— Да.
— Почему?
— Потому что вселенная большая. И если есть жизнь на планете Земля, то почему не может быть жизни еще на какой-нибудь планете?
— Да, вселенная большая! – согласился я.
— А что это ты инопланетянами заинтересовался? Опять мультиков насмотрелся про пришельцев в красном кимоно?
— Нет. Просто интересуюсь твоим мнением. Вот в мультиках гуманоиды летают на тарелке, и похищают землян для проведения опытов. Почему люди думают, что инопланетяне злые?
— Сынок, может, люди боятся, что эти зеленые человечки завоюют нашу планету.
— Но ведь если они инопланетяне, значит, у них есть иная планета!
— Логично, малыш. Значит, они добрые!
— Ну, папа!
— А еще они умные, говорят, – папа хитро улыбнулся, поднося чашку к губам.
— И фараоны Египта тоже были инопланетянами? Они наши братья по разуму?
— Сынок, все возможно. И фараоны, и короли, и наш президент тоже инопланетянин!
Раньше я бы в это не поверил. Но теперь я точно знал, что и на других планетах есть жизнь. А именно на двенадцатой планете – Нибиру.

Снова все остановилось. Даже пар перестал подниматься. И папа так и застыл на месте с чашкой горячего чая. А я поспешил выглянуть в окно.
— Опять Кемнеби постарался!
Восходящее солнце застыло в багряных кружевных облаках, утихли птичьи голоса. И я, ущипнув папу, еще раз убедился, что время, как и вчера вечером, стоит на месте. И я, естественно, так и оставил недопитый чай и, прихватив горстку конфет, побежал на улицу.
Никита уже стоял возле подъезда, разговаривая с Ильёй. А Кемнеби вмести с Лидой и её братом Нике выходили из их двора.
Лида, наверное, только проснулась. Её волосы не были заплетены ни в косички, ни в хвостики. Украшенные ярким обручем с бисером, они лежали на кружевном воротничке её нового модного платья.
Лида была с братом, которому не посчастливилось вчера воочию увидеть инопланетянина, как нам. Нике занимался в футбольной школе и не всегда гулял с нами.
Мне интересно было наблюдать, как Нике и Илья удивлено смотрели в огромные черные глаза Кемнеби.
— Максим, ты уже спустился? Я уже думал, что придется за тобой идти на пятый этаж, – первым заметил меня Никита.
— Всем привет! – я повел по каждому взглядом, пожал руку друзьям и нашему гостю с двенадцатой планеты…
И мы поспешили к космическому кораблю.
— Кемнеби, ты вчера закончил с захоронением останков рабочих? – спросила Лида.
Илья и Нике переглянулись, еще не понимая, о чем идет речь. Их ведь не было с нами во дворце. Они даже не видели, насколько красивый медальон хранился в полу высокой башни под плитами.
— Да, ребята, тот вопрос я уладил. Теперь их души наконец-то обретут покой, – ответил Кемнеби, поднимая глаза к высокому небу.
Илья был непривычно молчалив. И это было удивительно не только для меня.
Контуры космического корабля едва прорисовывались. И он почти слился с рассветом на фоне террикона шахты «Юнком». Нике смело дотронулся предполагаемого края корабля, но его рука проскользнула, так и не коснувшись желаемого. Гигантская финиковая косточка была как облако, которое нельзя пощупать.
— Вот это да! – удивлялся Нике, и я тоже.
— И как же мы на нем полетим, если он как корабль-призрак? – наконец-то заговорил Илья.
Кемнеби стоило лишь хлопнуть в ладоши, как борт его корабля засветился металлическим блеском. Появились черные окна и очертание дверного проёма.
— Классно! – радовалась Лида.
— Ну, полетели! Чего же мы ждем! - торопился Никита осуществить задуманное путешествие к звездам.
— Следуйте за мной! – Кемнеби сделал знак рукой и поднялся на первую ступеньку космического корабля. – Вас ждут чудеса бескрайней вселенной!
— Вперед к звездам! – продолжила Лида.
— Поднимаемся! – Кемнеби как настоящий джентльмен протянул Лиде свою руку.
Лида довольно улыбнулась и, поднявшись на борт корабля, загадочно посмотрела в мою сторону. Меня чуть не бросило в жар от её внимания, и показалось, что шоколадные конфеты в моем кармане растают от теплоты её улыбки.
Я растерянно похлопал по карманам. Конфеты все еще были твердыми. Но я поспешил достать их и угостить своих друзей.
Когда за нами закрылась дверь, я угостил каждого вкуснейшей конфеткой с цельными лесными орехами. Кемнеби был приятно удивлен чрезвычайно насыщенным вкусом. Он так забавно чавкал и шевелил своими тоненькими губами, что мы не сдержали смеха.
— Это очень вкусно! – дожевав и все еще облизывая губы, сказал Кемнеби.
— Еще бы, это же конфеты! Самое вкусное, что есть на Земле! Конфеты! – ответил я, полностью согласившись с инопланетянином.
…Кемнеби повел нас вглубь корабля. Снаружи он казался значительно меньше, а внутри нас ожидали лабиринты и множество комнат. Все серебрилось в лучах разноцветных лампочек. Стены выглядели холодными, словно сделанные из вечного льда. И мы, раскрыв рты, дивились невиданному чуду техники, молча следуя за Кемнеби.
— Это кабина!
В лобовые стекла (а может, у инопланетян они называются иначе) мы видели наш дом. Кемнеби ловко нажимал разные кнопки, опускал и поднимал рычаги, а нам оставалось лишь наблюдать, как он поднимает в воздух свой (а точнее своего папы) космический корабль.
— Теперь точно «вперед к звездам»!
И мы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее поднимались ввысь. От чувства восторга, охватившего нас, мы временно стояли молча. Нам еще не доводилось видеть наши дома и улицы, весь наш город с высоты птичьего полета. Это было незабываемо!
— А мама точно еще спит? Она не проснется, пока мы не вернемся назад? Мама меня поругает, что я рано ушел из дома, еще и дверь не закрыл на ключ, – заговорил Илья, как всегда с колоссальной скоростью речи.
— Не переживайте! Можете спокойно расслабиться и не думать ни о чем другом, кроме космоса! Весь мир спит, не спим только мы!
И забыв обо всем на свете, мы уселись в высокие серые кресла, которых в кабине было только четыре. И Лида, и Кемнеби сидели сами, а нам пришлось потесниться. Мы с Ильей разместились в третьем кресле, и Никита с Никой – в четвертом. А корабль бесшумно поднимался все выше и выше.
— Кемнеби, так значит, это вы привезли на Землю первых поселенцев? – Нике сделал очень умное лицо, как у профессора исторических наук.
— Не совсем. Когда с Нибиру долетел первый корабль к вашей планете, у вас здесь жили древние люди. Но они были бестолковые, как обезьяны. Это теперь вы поднялись немного выше за счет наших вливаний в ваше общество.
— Как это? – спросил Илья. – Какие еще вливания?
— Фараон Египта был инопланетянином! – ответил я Илье.
— Его привезли на Землю и заставили развивать нашу цивилизацию! – добавила Лида.
— Без нас, вы бы и до сих пор не знали, что земля круглая, – начал рассказывать Кемнеби. – Люди раньше считали, что земля плоская как блин, а не круглая, как шар. А еще они думали, что Землю держат на спинах четыре слона, стоящие на черепахе, которая плавает по бескрайнему морю.
— Смотрите! Смотрите! – Закричала Лида. – Наша Земля! Она такая большая, голубая и круглая! А вон луна! – и Лида ткнула пальцем вперед на бледную спутницу луны.
— Кемнеби, а на Луне есть лунатики, – оживился Илья.
— Нет, там уже никого не осталось, – черные глаза Кемнеби рассматривали мерцающие лампочки, сотни кнопочек и рычажков.
— Не осталось? Значит, лунатики вымерли как динозавры? – не успокаивался Илья.
— Не совсем как динозавры, но на луне теперь живет лишь ветер, поющий грустные песни о прошлом.
— А почему?
— Потому что на луну обрушился метеоритный дождь, и именно поэтому её поверхность укрыта кратерами, которые издали кажутся темными пятнами.
— Несчастные лунатики, – огорчилась Лида, провожая взглядом серую луну.
— Уважаемые земляне, предлагаю совершить прогулку к Солнцу – самой горящей планете во вселенной! – нажимая поочередно множество кнопочек, предложил Кемнеби.
— Ура! – разлетелись радостные возгласы.
— Итак, справа мы видим живую планету солнечной системы, сформировавшуюся около пяти миллиардов лет назад!
— Пяти миллиардов лет назад? – удивился я. – А почему так давно? Ведь сейчас только 2011 год?
— Такой вывод сделали наши ученые еще пять тысяч лет назад, когда впервые ступили на вашу планету, – объяснил Кемнеби.
Тем временем в черном бесконечном пространстве пролетали гигантские метеориты, кометы со светящимися хвостами, яркими огнями сияли скопления звезд, и где-то вдали (очень далеко) вертелась наша Земля.
— Кемнеби, у вас на Нибиру такие умные ученые! – заговорил Никита, оторвавшись от звезд. – А они знают, как именно появились планеты? Ведь с ничего – ничего и не бывает.
— Сначала было Солнце. А потом из космической пыли и газа появились планеты. Большинство планет так и остались безжизненными. Там нет ни воды, ни воздуха, и нет ни животных, ни растений, – рассказывал Кемнеби, активно жестикулируя.
— Солнце!
Раскаленный шар неподвижно висел в черноте, приковывая к себе наше внимание.
— Если вы заметили, ребята, то Солнце – это единственная звезда Солнечной системы, вокруг которой обращаются другие планеты, – Кемнеби, похоже, нравилось быть гидом.
— Как здесь красиво! – восхищалась Лида.
Космос был, не то слово, красив! На фоне оранжевого Солнца черными шариками проплывали другие небесные тела. По сравнения с гигантским Солнцем они были крохотными точками, неустанно странствующими по необъятной Вселенной.
— А это Венера, вторая планета от Солнца! – сообщил Кемнеби, когда наш корабль на скорости промчался мимо блестящей белой планеты.
Всё черное небо было усеяно блестящими огоньками. Звезды выглядели совершенно другими, еще более таинственными и необычайно красивыми. Мы видели, как движутся планеты, астероиды и метеориты, кометы и космическая пыль.
Илья сидел с раскрытым ртом, любуясь космическим небом. Нике с Никитой рассеяно вертели головами в разные стороны, видимо, не зная на чем же остановить своё внимание. Для Кемнеби же прогулка по космосу была привычным небом, и он не подпрыгивал в кресле от радости, как это делала Лида при виде любого пролетающего объекта.
Я же пожалел, что не взял с собой свой телефон, который папа подарил мне еще в прошлом году. Я бы сфотографировал и Венеру, и Солнце, и маленькую планету Меркурий, которая была очень похожа на нашу Луну.
— Поверхность Меркурия, как и Луны, вся в глубоких кратерах, – разъяснял нам Кемнеби. – Они похожи на осушенные озера или даже моря!
— Какие же все-таки планеты маленькие по сравнению с Солнцем! – Никита привстал и вплотную приблизился к стеклу, хотя огромное Солнце итак было очень хорошо видно.
— Оно горит как уголь в печке! Еще ярче, чем медальон Мардука! – закричала Лида.
— Это же Солнце! И нам пора разворачивать наш космический корабль, чтобы он случайно не расплавился от его шеститысячной температуры, – сказал нам Кемнеби, снова нажимая разные кнопочки.
— Кемнеби, а можно посмотреть на медальон Мардука? – попросил Нике (он же его еще не видел).
— Можно! Я спрятал его в папином сейфе, – инопланетянин подошел к серой стене, ничем не намекающей на содержание в ней какого-либо тайника.
И Нике, и Илья застыли в предвкушении. А мы с Лидой и Никитой, оторвавши своё внимание от пролетающих звезд, наблюдали, как из стены выезжает полупрозрачная полочка. Кемнеби приложил к ней свою ладонь, и сразу же появилась еще одна святящаяся перекладина. Инопланетянин нажал на ней поочередно непонятные для нас иероглифы, и в стене образовалась ниша. Вот только, на удивление всех собравшихся, там было пусто.
— Где медальон Мардука? Я оставил его здесь. Ничего не понимаю – куда он мог подеваться?
Кемнеби ощупал пустые стены своего сейфа, словно медальон мог лежать не на нижней полочке, а где-то на левой или правой стенке. Его и без того огромные глаза еще больше округлились от непонимания и разочарования.
— А ты точно положил его туда? – Лида подошла к нему, и тоже потрогала пустые полочки.
Мы окружили Кемнеби со всех сторон. Каждый хотел прикоснуться если не к медальону, то хотя бы к загадочному полупрозрачному тайнику, поглотившему дорогое украшение бога Мардука.
— Я точно положил его на эту полочку, – Кемнеби был очень расстроен.
Мне даже показалось, что его глаза наполнились человеческими слезами, готовыми вот-вот брызнуть фонтаном. Но Кемнеби, как настоящий мужчина, сдержал в себе желание расплакаться. Он взмахнул несколько раз своими длинными ресницами, поднял голову вверх, и его неровное дыхание пришло в норму.
— Кто-то похитил медальон Мардука, – подумал я, как и все мои друзья, наверное.
— Но кто мог украсть у меня то, что я надежно спрятал в папином тайнике? – Кемнеби задвинул все выехавшие из металлической стены полочки, и задумчиво стал расхаживать по кабине корабля.
— Я думаю, что кто-то следил за тобой, Кемнеби. Иначе, никто просто не догадался бы подняться в космический корабль, да еще и искать в стене секретный сейф, которого и не видно совсем без специального секретного оружия, – высказал я вслух свое мнение.
— Но кто бы это мог быть? Кому еще понадобился медальон Мардука? – Кемнеби спросил очень удивлено.
Он точно не подозревал никого из нас. Потому что он мог читать чужие мысли. Значит, наше приключение только начинается!
— Кот! – закричала Лида.
— Какой еще кот? – удивился Нике.
— Черная тень, мелькнувшая на лестнице, когда мы были еще в самой высокой башне дворца культуры, – и тут холодок пробежался по моей спине.
— Шепсес анх! Кошка Сфинга! – закричал Кемнеби. – Как я сразу не догадался?!!
— Что это? Кошка? Сфинкс? – засыпали мы гуманоида вопросами.
— «Шепсес анх» это древнеегипетское название сфинкса. Чудовище, способное быть и женщиной, и кошкой одновременно. Так значит, Сфинга украла мой медальон.
— Но как кошка могла открыть этот сложный сейф? – Никита сделал умное выражение лица, словно представил себя в роли детектива.
— Эта «Шепсес анх» не домашняя же кошечка, а … а кто она? – Лида и мы все уставились на Кемнеби, ожидая убедительного ответа.
— «Шепсес анх» действительно достойный противник и отнюдь не обычная домашняя кошечка. Она хранительница тайн всех фараонов Египта, бестелесная и кровожадная огненная пантера, способная одной только тенью наводить ужас на каждого, кто потревожит её.
— Но мы ведь никого не тревожили. Или все-таки потревожили? – на мгновение мне стало безумно страшно.
Финиковая косточка летела сквозь вселенную, и оттого, что под ногами не было привычной опоры, я почувствовал себя слабым и беспомощным.
— Мы должны вернуться на Землю, – Кемнеби был встревожен. – После того как я закопал под акацией останки блуждающих душ, я еще прогулялся по ночному дворцу. Я даже посмотрел один фильм, который показывали в вашем кинозале тридцать лет назад. Но я точно помню, что положил медальон в сейф. Не мог же я его потерять? Или «Шепсес анх» околдовала меня? – словно сам у себя спрашивал он.
— Но зачем «Шепсес анх» нужен этот медальон? – подобные мысли вертелись и у меня в голове, но раньше меня спросила об этом Лида.
— «Шепсес анх» была женой первого фараона Египта – Нармера. Возможно, она хранит этот медальон, как напоминание о далеком прошлом. И поэтому не хочет, чтобы мы увезли его на двенадцатую планету. И теперь мне придется искать призрачную Сфинкс, чтобы разгадать все её загадки, – закончил Кемнеби, тяжело вздохнув.
— Мы поможем тебе, Кемнеби! Не отчаивайся! – мы попытались приободрить расстроенного товарища с далекой планеты, которую мы так и не увидели.
Совершив увлекательное путешествие к Солнцу мимо Венеры и Меркурия, посмотрев сверху на Землю и Луну, космический корабль «финиковая косточка» снова держал курс в европейскую страну, расположенную на берегу Черного моря – Украину.
— Я очень хотел, чтобы мой отец гордился мной. Я уже предвкушал момент, когда я скажу ему «медальон Мардука у меня!». И как только я приблизился к мечте, все мои планы рухнули.
Кемнеби шагал коротенькими шажками по сверкающему чистотой полу. Из угла в угол, как маятник, он безустанно ходил, сложив руки за спину. А мы и не знали, как его утешить.
— Мы разыщем этот медальон, чего бы нам это не стоило! – громко сказала Лида, подмигивая нам – мальчишкам, обдумывающим сложившуюся ситуацию.
— Это будет очень сложно. Сначала я верну вас домой, и нам всем нужно отдохнуть перед поиском «Шепсес анх» в Египте. Тем более она может прятаться где угодно, – грустно добавил Кемнеби.
— Египет! Царство желтых песков и пирамид! Никогда не была в Египте! – Лида во всем умела находить приятные стороны.
— Египет это Африка? – Илья тронул Лиду за локоть, а потом стеснительно опустил глаза.
— Африка! Африка! Что же еще? – Нике ответил вместо сестры.
— Желающие увидеть желтый материк Земли, прошу выглянуть в окошко! – голос Кемнеби стал немного веселее.
Земля повернулась к нам нужной стороной. Мы видели Африку так же, как на картинках в учебнике по природоведению и в детской энциклопедии для юного всезнайки. Но она не была вся желтая. В центре было зеленое пятно. Это был тропический непроходимый лес, джунгли, где все еще жили дикие племена чернокожих аборигенов, до сих пор не знающих прогресса цивилизации. Кемнеби, естественно, делился с нами своими знаниями.
— Отсюда мы вывозили на свою планету золото еще пять тысяч лет назад, – поведал нам Кемнеби. – Под руководством Нармера были построены первые золотодобывающие шахты на территории Египта. И таким способом мы защитили Нибиру от опасности.
— Вашей планете угрожала опасность? – мы все отвлеклись от наблюдения за Африкой и переключили внимание на Кемнеби.
— Да. Нибиру могла навсегда исчезнуть в бескрайнем просторе космоса.
— И для своего спасения вы заставили наших людей работать в шахтах, добывая золото для вашего спасения? – возмутился я, мне это показалось несправедливо.
— Что-то вроде того, – согласился Кемнеби.
— А что на вашей планете не было золота? – Лида пристально взглянула в глаза инопланетянина.
— А почему вы не прилетели и сами не стали работать в шахтах? – поддержал Илья.
— Или жители Нибиру умеют только руководить, как «высший разум»? – и Нике тоже принял участие в этом споре.
Один Никита молча наблюдал за нами, посматривая то в окно на Африку, то на Кемнеби, озадачено стоящего перед нами.
— Я же говорил, это было очень давно, больше пяти тысяч лет назад. И возможно, если бы не мы – ваша раса так бы и осталась на уровне развития диких обезьян.
— Мы не обезьяны, – жалобно заговорил Илья.
— Конечно, нет! Я думал мы друзья? А вы обвиняете меня в том, чего я не делал.
— Мы не обвиняем тебя, Кемнеби, – Лида взяла его за руки. – Но у нас сложилось такое впечатление, что вы – инопланетяне, эксплуатировали наш народ.
— Да как вы не понимаете? Благодаря активному труду обезьяноподобный человек стал тем, кто он есть теперь – человек разумный! Мы вам можно сказать услугу сделали, и взяли за это скромную плату – всего лишь золото, которого в Африке было навалом (много, значит).
Кемнеби, похоже, начинал злиться. Хотя по его гиманоидному лицу это определить было трудно. Но все-таки я это понял по едва заметным бугоркам на переносице. Они были похожи на две морщинки, как у тех людей, которые хмуро сдвигают брови.
Разрядила атмосферу снова Лида, указывая пальцем на пирамиду внушительных размеров и рядом лежащего каменного кота.
— Кот! Мы все-таки потревожим загадочную Сфинкс незамедлительно! Я опускаю корабль у входа в гробницу фараона, – Кемнеби задумчиво поставил нас в известность.
Мы не спорили, ведь побывать в Египте раньше даже не мечтали. Отчетливо виднелись возвышенья многовековых пирамид и огромный монумент, в котором, возможно, и хранятся ответы на интересующие нас вопросы.
Едва только корабль коснулся поверхности горячих песков, как в кабине произошло нечто неожиданное. Свет. Очень яркий свет залил все пространство. Я с мальчишками и Лидой лишь успел отскочить к стене, как откуда-то появилась очень красивая женщина. И на её шее ярким светом горел тот самый медальон Мардука.
— Шепсес анх, – еле слышно произнес Кемнеби.
«Шепсес анх» была необыкновенно красивой. Лида изумленно рассматривала её роскошный наряд. Да и мы с мальчишками глаз не могли оторвать от её божественной красоты. Под неприхотливыми складками золотистой тонкой ткани скрывалась стройная фигура египетской царицы. Массивные золотые украшения с красными камнями украшали её голову. Её волосы черными потоками ниспадали на плечи, а на руках было несчитанное число очень красивых браслетов. Я осмотрел её с головы до пят, точнее до дивных туфель с закрученными концами, как у магов из мультиков.
— Зачем вы явились? – её голос был сухим и безжизненным, а глаза смотрели в одну точку.
— Мы? Почему ты украла мой медальон? – Кемнеби ответил ей вопросом на вопрос. Мы же невольно наблюдали за происходящим, боясь что-либо предпринять.
— Твой? Это медальон моего мужа свирепого Хор-Нармера, и теперь он по праву принадлежит только мне.
Светящийся образ поднялся ввысь и, кружась, словно водоворот в ванной, растаял также неожиданно, как и появился.
— «Шепсес анх», не уходи! – Кемнеби бросился за ней, но богиня легким облачком растаяла в воздухе.
— Вот это да! Никогда бы не подумала, что такое возможно, – Лида удивленно смотрела перед собой все еще не веря в случившееся. – Она исчезла.
— Мы разыщем ее! – решительно заявил Кемнеби.
— Не пытайтесь меня искать, – с нами говорила тишина отголосками нечетких фраз. – Не пытайтесь меня искать, – повторялось снова и снова.
— «Шепсес анх», этот медальон до твоего мужа принадлежал нашему богу справедливости – Мардуку. И мы хотим вернуть его, – Кемнеби озирался по сторонам, надеясь снова увидеть образ египетской царицы, но она не появлялась.
— Это все что у меня осталось от моего любимого Хор-Нармера. И я больше низачто не распрощаюсь с этим медальоном. Низачто. Вы не получите его, – леденящий ветер обжог наши лица, и голос стих.
— А что медальон Мардука делал в юнкомовском дворце? – спросил я у невидимки.
— В этом медальоне большая сила. И каждый правитель хотел бы его заполучить, чтобы властвовать. А власть дается кровопролитием и невинными жертвами. Но больше никому не придется расплачиваться за желания лидеров-тиранов править миром. Ибо без медальона захватить власть никому не удастся. Радуйтесь, дети. Теперь, когда медальон в моих руках, вы никогда не узнаете, что значит быть завоеванными. Я принесу мир на планету, а ценой этому будет это золотая безделушка с бриллиантом в виде Солнца.
Мы стояли раскрыв рты, осмысливая полученную информацию. «Война, лидеры-тираны». Инопланетяне?
— Нет. Нет, – закричал Кемнеби. – Это неправда. Этого просто не может быть. «Шепсес анх», – с мольбой в голосе кричал наш новый друг с космоса.
— Кемнеби, ты еще мал и глуп, – все тот же холодный голос говорил, окутывая нас тайной. – Но я благодарна тебе. Ведь ты вывел меня на след медальона Мардука. Как только ты почувствовал его близость, моё безжизненное сердце сжалось, словно я все та же молодая царица, во всем помогающая своему великому мужу Нармеру. Ты вернул мне его, сам того не зная! – довольный смех пронесся эхом по кабине космического корабля.
— Но, – пытался возразить Кемнеби.
— И никаких «но», детки. А ты, Кемнеби, лучше не говори никому о том, что узнал. Даже думать забудь об этом. Иначе ваши космические корабли принесут немало вреда нашей планете. У вас есть своя планета – там и живите. А землян оставьте в покое!
— Мы не враги землянам. Они наши братья, – оправдывался Кемнеби. А мы и не знали что думать.
— Кемнеби, ты милый малый, – образ «Шепсес анх» вновь стал отчетливо прорисовываться. – Но лучше тебе последовать моему совету. Вот возьми это, – и богиня преподнесла в своих полупрозрачных ладонях иной амулет.
Он был очень похож на медальон Мардука, но его сияние не было таким ослепительным, да и особыми силами он, наверное, не обладал.
Кемнеби протянул руки и взял массивное украшение, внимательно рассматривая.
— Они похожи, – думал я. И Кемнеби сказал то же самое – «Они похожи».
— Ты отвезешь этот амулет на свою планету, Кемнеби. И надеюсь, впредь поиски медальона Мардука инопланетянами на Земле прекратятся.
Холодный голос затих, и на мгновение стало немного страшно. Что все это значит? «Шепсес анх» считает инопланетян врагами землян.
— Мы не враги, Максим. По крайней мере, я сделаю все возможное, чтобы никто и никогда не мог сказать ничего подобного о нас – жителях двенадцатой планеты и вас – землянах.
… На этом наше путешествие не закончилось. Мы успели пройтись по горячему песку, полюбоваться высокими пирамидами, и снова подняться ввысь, возвращаясь домой.
Когда я закрыл на ключ входную дверь нашей квартиры и вошел в кухню, папа все также неподвижно сидел за столом с чашкой чая в руках. Я сел рядом и взял в руки недопитый чай. Мгновенно я почувствовал тепло, исходящее от чашки, и заметил, что папа пошевелился. Застучали стрелки часов на стене, все вернулась на круги своя!
А я после раннего чаепития с папой пошел к себе в комнату смотреть сны о прекрасной египетской царице с медальоном Мардука на шее.
К сожалению, мне так и не довелось снова увидеться с Кемнеби или каким-то другим гуманоидом. Но может это и к лучшему. Но вот сны о космосе мне снятся до сих пор. Все-таки увидеть воочию Солнце, Меркурий, Венеру, Землю и Луну доводилось не каждому.
А когда я вырасту большим, обязательно стану космонавтом, как Юрий Гагарин. И совершу путешествие возможно даже к самой загадочной двенадцатой планете Нибиру; а Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон увижу так это точно!

Конец!

Нибиру (мифология) — небесный объект, упоминающийся в вавилонском сказании о сотворении мира «Энума элиш», который связан с богом Мардуком и в научной литературе признан вавилонским названием планеты Юпитер.
Нибиру (планета) — гипотетическая планета Солнечной системы, фигурирующая в псевдонаучных теориях палеоконтакта Захарии Ситчина.
Нибиру мифическая странствующая планета в Солнечной системе. Научных работ, подтверждающих существование Нибиру, нет ни в области астрономии, ни в области шумерологии.
Идею Нибиру выдвинула в 1995 году Нэнси Лидер (Nancy Lieder), заявляющая, что она имела контакты с инопланетянами, которые сделали ей в мозгу имплантат, позволяющий получать непосредственно от них информацию.
Писатель и исследователь палеоконтактов Захария Ситчин утверждает, что Нибиру описана в шумерских текстах как 12-я планета, а её символом является крылатый диск, встречающийся в мифологии многих народов Древнего Востока. Также, как утверждает Ситчин, шумеры упоминали о том, что на этой планете обитают высокоразвитые разумные существа, которых шумеры именовали Аннунаками (Ануннаки —Энлиль, Нинлиль, Энки — шумерские и аккадские божества, известные по самым древним письменным источникам). Эта планета якобы движется по вытянутой орбите и появляется между Марсом и Юпитером раз в 3600 лет. При каждом таком пересечении и приближении Нибиру к нашей планете представители этой цивилизации якобы спускались на Землю и контактировали с первобытными людьми.

(Материал из Википедии — свободной энциклопедии)

Автор -
Дата добавления - в
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 23.01.2012, 14:25 | Сообщение # 13
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Мама, где справедливость?


В уютной небольшой кухне на лакированном столе стояла глубокая тарелка с жареными котлетами. Ароматный запах сочной свинины вперемешку с приправой из мелко измельченных трав витал в воздухе. Шкварчало масло в сковородке. На газовой печке помимо котлет еще кипел украинский борщ со свеклой, морковью и другими овощами. Засвистел сверкающий чистотой чайник, и женская рука отключила конфорку.
Так и не приготовив себе чай, хозяюшка продолжила хлопотать по дому. После приготовления обеда она натерла зеркало в прихожей, отполировала мебель и вымыла полы во всей квартире. Единственное что невозможно было сделать, так это пропылесосить. Потому что полугодовалый ребенок тихонько спал в своей кроватке.
Натирая сухие шершавые ладони увлажняющим кремом, купленным в аптеке за 4 гривны, Станислава взглянула на часы. А затем отодвинула занавеску и стала рассматривать прохожих. Шел мелкий снег, укрывая дорожки городского парка. Под деревьями все еще желтел осенний ковер. Черные вороны стаями облепляли пустынные полянки, выискивая на земле орехи.
Услышав плач малыша, Станислава пулей пролетела из кухни в спальню, даже не посмотрев на свое отражение в большом зеркале. Но голубоглазый мальчик с пухлыми ручонками и щечками хомячка все равно был рад своей маме. Ему точно было безразлично, что она уже три дня не мыла голову, а сегодня еще даже не расчесывалась. И грязный фартук его ничуть не смущал. А если говорить о косметике, то малыш и вовсе никогда не видел свою маму накрашенной. Он любил её такую – пахнущую чем-то вкусным, нежную и ласковую.
Вскоре раздался стук в дверь. Звонок уже несколько месяцев не работал, и никто даже не вспоминал, что нужно заменить батарейки. Станислава взяла малыша на руки, и вместе с ним подошла к двери, взглянула в глазок, и сразу же зазвенела связкой ключей.
На пороге стоял, опустив голову, старший сын Стёпка. Теплая шапка была надвинута ниже бровей, шарф завязан неаккуратно.
— Ну, и что это ты стоишь?! Проходи, рассказывай, что на этот раз случилось? – Станислава одной рукой приподняла опущенный подбородок сына.
— Эля предательница, – едва не плача произнес восьмилетний мальчик, – она обещала сегодня со мной идти домой, а сама пошла с Даниилом.
— Ну и пусть себе ходит с Даниилом. Не расстраивайся – Эля для тебя старушка. Твоя невеста еще, может быть, даже не родилась, – Станислава закрыла дверь, наблюдая, как Степан разувается.
— Она не старушка, мама! Ей восемь лет, так же как и мне. Я что старик уже что ли? – Степа бросил промокшие мокасины в угол.
— Какой ты у меня умный! – Станислава остановилась, уставившись на сырые носки сына. – Стоп. А почему ты пришел домой во второй обуви? Ты чего не переобулся? На улице же холодно.
— Я забыл, – Степа быстро повесил куртку, и побежал в детскую комнату.
— Что значит «забыл»? А когда ты вышел из школы, ты разве не почувствовал что ногам холодно? Где твои ботинки?
— В пакете, – ответил сын, пряча глаза.
— О чем ты только думаешь? Ах, ну да, конечно, об Эле, – сама ответила на свой вопрос молодая мама, возмущенная забывчивостью Степана. – Переодевайся и иди кушать.
— Мам, Гришка сегодня проткнул циркулем мою бутылку с водой. У нас есть еще маленькая бутылочка, чтобы завтра можно было взять в школу. Мне так пить сегодня хотелось, а из-за этого дурака вся моя вода вылилась под парту. Надо мной потом еще полкласса смеялись, потому что Гришка сказал, что я описался, – мальчик заплакал.
— Не плачь. И не дружи с Гришкой. А если он тебя обижает – дай сдачи. Один раз получит в нос, во второй – не полезет.
Степан молча вытер щеки рукавами серой водолазки, на которой остались темные пятнышки от детских слез. Маленький Антошка скривил розовое личико и громко заплакал, отбросив голову назад и широко раскрывая рот.
— А тебя какая муха укусила, Сюси-пуси?! За компанию что ли?!
В двери снова постучали. Тук, тук, тук-тук, тук. Это мог быть только Глеб, больше никого Станислава не ожидала. Опять щелкнул замок, и Степка уже тут как тут с радостной улыбкой и протянутыми вверх руками.
— Папочка пришел! А что ты сладкого мне принес?! Ух ты, кексы со сгущенкой! – первым делом Степка раскрыл пакет. – Люблю сладенькое!
— Это мы знаем! Ты борщ поел? – Глеб повесил куртку на вешалку, интенсивно потер покрасневшие от холода ладони. – Как у нас дома тепло, и вкусно пахнет!
— Переодевайся, любимый, и приходи обедать!
Станислава вместе с детьми пошла в кухню, и только Глеб на мгновение застыл на месте. Еще раз глубоко вдохнул полной грудью пропахший борщом воздух, потом наклонил голову, убедившись в безупречной чистоте ламината, провел кончиком пальцев по деревянному обрамлению зеркала – порядок, и придраться не к чему.
— Ты чего не переодеваешься? – Станислава выглянула из кухни.
— Да сейчас переоденусь. Уже и в зеркало посмотреться нельзя.

За столом Глеб украдкой поглядывал в сторону жены. Её короткие растрепанные волосы были грязными, трехцветными. Черными у корней, каштановыми посредине, а кончики и вовсе были непонятного цвета. Прямая челка, ранее скрывающая высокий лоб, была поднята металлической спиралью тонкого обруча. Густые брови разделялись узкой полоской едва заметных темных волосинок. Глаза хоть и светились неким внутренним светом, но утратили свою первоначальную красоту. Бледность и отчетливо прорисовывающиеся на прямом носу черные точки отталкивали взгляд. Глеб пытался найти хоть что-то из тех качеств во внешности Станиславы, заставивших его много лет назад обратить внимание на эту девушку. Но не находил. Сейчас она представлялась некой серой мышкой, откровенно несимпатичной и не вызывающей никакого сексуального влечения. А вот на двух мальчишек он смотрел с неподдельной радостью и гордостью.
— Глебушка, как у тебя прошел день? – голос жены заставил повернуться и взглянуть прямо в глаза.
— Как всегда, – ответил Глеб, закашлявшись и чуть не подавившись куском мяса. – Сегодня Иванов выставлялся за своё тридцатилетие, – при этом он загадочно улыбнулся.
— Сегодня? А почему по тебе совсем не видно, что ты пил? – Станислава, ожидая ответа, остановила ложку с манкой на полпути между тарелкой и раскрытым ртом обслюнявленного Антошки.
— Так он на бригаду из двадцати человек принес две бутылки по 0,75 литра! – Глеб не удержал заразительный смех. – Что там пить?!
— Ваш Иванов наверно трезвенник?
— Каким бы трезвенником он не был, а шахтные законы нужно уважать. Вот почему «бутылёк» называется «бутылёк»? Потому что «бутылек» это три литра! А на двадцать рыл и этого мало было бы!
— Да с вами шахтерами не соскучишься. Вы без своих «бутыльков» не можете, –
Станислава наконец-то донесла ложку к губам сына.
— Я уже поел! – Степка оживленно подскочил со стула с пустой тарелкой в руках. – Мам, дай денег на воду, я в магазин сбегаю.
— Сейчас дам. Глеб подержи Антошку.
Станислава встала из-за стола, передавая крохотного карапуза отцу. Сняв испачканный фартук, она поправила пояс широкого халата, висящего на худеньком теле, как на тремпеле. Глеб скользнул глазами по её заросшим ногам и остановился на красных носках в белый кружочек.
— Классные у меня носочки? Такие яркие! Правда?
— Ага, яркие, – Глеб продолжил кормить малыша манкой, стараясь не заморачиваться внешним видом супруги.

— Степка, ты чего? Обувай ботинки! На улице холодина, а он в мокрых мокасинах вздумал в магазин идти!
Станислава подняла с пола порванный пакет, раскрыла, и…
— Что это такое?
— Где?
На поднятый шум вышел и папа с Антошкой на руках.
— Что там?
— Степан, где второй ботинок?
Мальчик с виноватым лицом опустил глаза, чувствуя свою вину.
— Потерялся, наверно.
— Как он мог потеряться? Степан, вы опять пакетами дрались по дороге домой? – Станислава повысила голос, отчего Антошка испуганно заплакал.
— Гришка меня бил. Я только защищался, – ответил ребенок, продолжая стоять босиком.
— Балбес, – негромко произнес Глеб, возвращаясь с младшим сыном в кухню.
— В чем мне идти в магазин? – Стёпка жалобно посмотрел маме в глаза.
— Подожди. Почему ты не переобулся в школе?
— Забыл.
— Ты нёс домой два ботинка?
— Два.
— Где ты последний раз видел свои два ботинка? Или в каком месте ты был, когда порвался пакет?
— Возле поликлиники.
— Вот теперь иди и ищи свой второй ботинок. Я на прошлой неделе дважды купила тебе спортивный костюм. А сегодня ты первый раз обул ботинки. И что? Мне завтра идти покупать тебе новые?
— Дважды спортивный костюм? Я что-то пропустил? – Глеб вновь появился в прихожей.
— Я не хотела тебе говорить, но у Степана украли новый ни разу не стираный костюм. Мне пришлось купить еще один. Надо же в чем-то на физкультуру ходить.
— Замечательно. Значит, кто-то ходит в костюме Степана, купленном на мои деньги. Ты с учительницей разговаривала?
— А что толку от разговоров? Костюма нет. Вот теперь и второго ботинка нет. И денег у меня нет. А Степан то куртку порвет, то джинсы. А Антону на подгузники сколько денег уходит? А цены сейчас знаешь какие на базаре?
— Ладно, успокойся, иди Антошку докорми, а мы со Степаном уходим ботинок искать. За одно и водички ему бутылочку возьму. Кстати, а что в школьной столовой нельзя воды купить?
— Там только сок в пакетах продается, – ответил мальчик.
— Вытри слезы. Ты же мужчина, а мужчины не плачут, – Глеб подмигнул сыну, вручая Антошку маме.
— В кладовке его старые кроссовки возьми. Они хоть сухие, – Станислава напоследок укорительно посмотрела на своего школьника, и скрылась за шторой из деревянных бусин с малышом на руках.

По корявому тротуару, напоминающему лунную поверхность многочисленными впадинами, назойливый ветер носил опавшие листья. Они мелодично шуршали под ногами, неугомонно перепрыгивая с места на место. Мелкий снег ударялся тихонько об одежду Стёпки, оставляя белые точки на темно-синем шерстяном шарфе. В любой другой день мальчик порадовался бы первому снегу, если бы не чувствовал себя виноватым перед родителями. Он ведь уже третьеклассник, и понимал, что зимние вещи дороже летних, и что нужно быть аккуратным, внимательным, и бережно относиться не только к книгам, но и к одежде и обуви.
— Папа, – заревел Степка, дергая отца за руку. – Это Гришка. Смотри, – он указал пальцем в сторону старого каштана, раскинувшего свои ветви у окон приемного отделения скорой помощи.
Мелкий мальчишка в модных голубых джинсах с большими карманами и светлой куртке был ярким пятном на фоне непогоды. Его огромный портфель ритмично подскакивал в такт прыжкам ученика явно не спешащего домой.
— Он буцает твой ботик что ли? – Возмутился Глеб, сворачивая с тротуара на поросшую травой пустынную часть аллеи.
— Да, – ответил Степка, вырываясь вперед. – Гришка, отдай мой ботинок! – закричал он во все горло.
— А ты меня догони! – смеясь, заявил Гришка, поднимая грязный ботинок и убегая прочь, не обращая ни малейшего внимания на приближающегося Глеба.
— А ну-ка стоять!
Глеб ловко схватил избалованного мальчугана, вырывая из его рук уже непригодный для дальнейшей носки порванный башмак. Поняв, что ботинок уже «своё отжил», разгневанный отец бросил его со злостью на землю.
— Как тебе не стыдно, портить чужие вещи? – сказал он, не отпуская Гришку.
— Мама! – заорал душераздирающим воплем тот, испугавшись быть наказанным отцом Стёпки.
А Стёпа тем временем поднял свой ботинок, роняя горячие слезы на холодном ветру. Он розовыми ладошками обтер уличную грязь, и еще больше расстроился, когда обнаружил, что его новый ботинок выглядит как старый: порванный и потрескавшийся.
— Мама! – продолжал кричать Гришка.
— Что страшно стало, да? – Глеб все-таки разжал руку, осознавая, что не имеет права даже за ухо его потрепать. – Чтобы больше не смел и пальцем трогать Степку, иначе я тебе сделаю… (Глеб не договорил)
— Захочу и буду трогать! И ничего вы мне не сделаете! Напугали! – ехидно насмехался Гришка, убегая.
— Вот воспитание. Тьфу, – сплюнул Глеб, поворачиваясь лицом к заплаканному сыну.
— Мама будет ругаться, – Степка все еще вертел в руках свою пропажу.
— Да ладно тебе. Не будет, вот увидишь, – ответил отец, присев на корточки. – Но с этим Гришкой не дружи. Уж лучше самому возвращаться из школы, чем в компании с этим ненормальным. Кстати, как его фамилия?
— Фешинов.
— А маму его как зовут? – с дивным интересом спросил Глеб.
— Я не знаю. Она медсестрой работает здесь в поликлинике, – Стёпа кивком головы указал в сторону.
— Ага, значит, медсестрой, – пробормотал невнятно отец, поднимаясь. – Пойду-ка я с ней побеседую, сынок. А ты возвращайся домой, и вытри слезы. Сколько можно плакать?
— Я уже не плачу.
— И выброси ботинок в мусорный бак, – Глеб указал на него взглядом.
— Выброшу, – ответил Степка еле слышно.
Взяв ботинок за длинные шнурки, он поволочил его по земле, опавшим листьям и по первому, но нерадостному снегу. Степка шел, опустив голову, ссутулившись и медленно передвигая маленькие ножки в стареньких легких кроссовках. Глеб через плечо еще раз проводил сына взглядом, жалея, что того постоянно обижают все кому не лень.

«Тук-тук-тук», не смотря на шум воды в кухонной раковине, звук разборчиво доносился из коридора. Станислава оставила досыта накормленного Антошку в коляске и поспешила открыть дверь.
— Привет! – энергичный голос соседки немного удивил захлопотанную девушку.
— А, это ты? Привет! Я думала мои мужчинки вернулись с ботинком.
— Можно к вам, – гостья переступила через порог. – С каким еще ботинком?
— Та, Степка, как всегда, отчебучил – ботинок потерял. Проходи, разувайся. (Станислава начала жаловаться на судьбу, ведя соседку в кухню)
— Дети! Что с них взять?! Я к тебе вот по какому делу, собственно говоря: можно воспользоваться вашим компьютером? Мне электронное письмо нужно отправить в телекомпанию, а у нас операционная система, как назло, слетела, – пояснила гостья. – Представляешь, компьютер не работает, и по телевизору ни на одном канале сигнала нет. Как люди жили раньше без этого всего?! И что меня больше всего огорчает: я то оплатила просмотр «семейного пакета» на полгода вперед. Услуга оплачена, а смотреть нечего.
— А позвонить в телекомпанию нельзя?
— А зачем деньги тратить лишний раз, если можно бесплатно им письмо написать?
— И то верно! Сейчас я только плаксу свою на руки возьму. Не может спокойно ни полежать, ни посидеть!
— Ох, карапуз! Белка ручная! Пойдешь к тетке? – она протянула ухоженные руки, блеснув золотыми кольцами и широким браслетом.
Антошка округлил голубые глазища, испуганно наблюдая за длинными согнутыми ногтями перламутрового цвета. Но все-таки потянулся навстречу, наверно из-за любопытства. Малыш, едва коснувшись чужой кофточки, расшитой бисером на груди, заулыбался, похлопывая ладошками по заинтересовавшим его блесткам.
— Ну, настоящий мужчина! Уже с детства баб щупает! – засмеялись обе.
— Пойдем, Лен, я включу тебе компьютер, будешь письмо писать, а мне еще посуду домыть надо.
— Ну, идем.
Станислава зашла на «mail.ru» и хотела было удалиться из зала, но Елена остановила её. На экране высветилась ссылка на статью, заглавие которой и привлекло внимание любительницы яркого макияжа в модной кофточке.
— Стой! Как соблазнить мужчину взмахом ресниц?! Давай почитаем, – она перешла по ссылке. – О, здесь и видео есть для непонятливых!
— Ой, Ленка, оно тебе надо? Ты что глаза красить не умеешь? – но Станислава все же посадила малыша на стол и сама облокотилась, рассматривая красивые картинки с изображениями мастерски накрашенных глаз.
— Да ты глянь, какая прелесть! Я тоже так хочу!
— Ого, сколько разных кисточек?! И это все чтобы только глаза накрасить?
— А ты как думала?! Давай видео посмотрим.
Елена навела курсор мышки на серый треугольник, и молоденькая брюнетка с идеально ровным цветом лица начала онлайн-урок вечернего макияжа.
— Вау! 1,2,3… У неё девять кисточек. А у меня только две, и те одинаковые – с куполообразной поролоновой подушечкой.
— Деревня ты, Станислава. Хотя и я далеко не ушла. Смотри, как она легко наносит тени.
— Это можно сделать и одной кисточкой.
— Нет, для такого изысканного макияжа одной кисточки, да еще и с поролоновым наконечником, будет мало, – возразила Елена. Для растушевки нужна специальная кисточка!
— Выходит дело только в профессиональной кисточке? – Станислава не успевала следить за быстрыми движениями красавицы из монитора. – Я бы сама так не смогла.
— Здесь, как и в любом другом деле, опыт нужен. И сама кисточка, и качество теней, карандашей, подводок, туши – имеют большое значение. Вот ты, Станислава, последнее время совсем перестала за собой следить. Почему даже голову не помыла? Я об укладке феном на круглую расческу уже молчу, – Елена отвлеклась от ролика с мастер-классом, рассматривая подругу от макушки и до пят в красных носках.
— Некогда было ни вчера вечером, ни сегодня днем. Замоталась я.
— Так, марш в ванную. Приведи свой внешний вид в порядок. Умыться не забудь. И халат смени, – Елена оттянула подол, указывая на круги от чего-то жирного.
Станислава хотела было возразить, но подруга решительно дала ей понять, что «женщина всегда должна оставаться женщиной». И пока в ванной шумела вода, Елена с Антошкой продолжали рассматривать варианты восточных макияжей. А как только картинки на страничке закончились, в дверь постучали.
— Иду, иду, – с намотанным на голове полотенцем Станислава открыла дверь. – Стёпка! А папа где?
— Он пошел разговаривать с Гришкиной мамой, – ответил мальчик, расстегивая молнию на куртке. – Ой. У меня замочек отвалился, – он протянул его маме.
— Стёпка, ты Стёпка, с тобой одни неприятности, – Станислава помогла сыну раздеться и повесила его вещи на крючок металлической стойки для одежды. – Ботинок не нашли?
— Нашли, только он порванный, и я выбросил его в мусор. А у нас, что опять тетя Лена?
— Да, чудо моё. А ты иди вымой руки и садись делать уроки, я потом проверю. Завтра тебе в школу, и придется идти в кроссовках, Маша-растеряша, – тяжело вздохнула опечаленная мама, думая «хоть бы мороз еще больше не стукнул».
— Извини, – Стёпка опустил голову.
— Ладно, проехали. Но в следующий раз будь внимательнее, аккуратнее. Я же не могу каждый день на тебя тратить по 200 гривен.
— Я постараюсь, – мальчик обнял маму, прижавшись лицом к животу.
— Договорились, а теперь уроки! А мне еще молнию нужно будет починить, если получится. А если нет, придется нести в мастерскую.

Написав письмо в две строчки и отправив адресату, Елена помогла подруге высушить волосы феном. Даже без разрекламированных средств для увеличения объема, прическа получилась пышной. У Станиславы были нормальные волосы, вот только она редко предоставляла окружающим возможность увидеть это.
— Стаська, тебе срочно нужно перекраситься. Как купишь краску, зови меня. Я сделаю из тебя конфетку!
— Не до краски мне, Лен. Завтра надо ботинки своему школьнику купить, зима ведь не за горами. Вон, какой снег повалил, а Степке обуть нечего. Да и зачем красить волосы? Зимой под шапкой все равно не видно.
— Здрасти, моя радость! А перед Глебом ты тоже в шапке ходишь? Мужики любят глазами. Глазами! А что твой Глеб видит? Неухоженную домохозяйку?
Антошка, сидя на диване, перестал кусать резиновую мышку. Вся распашонка была мокрая от обильного слюноотделения. У него резались зубки, и ему не терпелось их обо что-то почесать. Но, заметив некое волнение, исходящее от мамы, он остановился. Малыш словно ожидал, что же она ответит.
— Глеб любит меня такой, какая я есть. И мне не нужно стараться сделать себя привлекательнее. Главное красивый внутренний мир, душа человека, умение быть хозяйкой, в конце концов, а не фальшивая, но красивая оболочка.
Станислава немного разозлилась. Но, сдерживая эмоции, все-таки попыталась сделать вид, что слова подруги её не очень-то и волнуют. А где-то глубоко как будто что-то ёкнуло. Обида от прямолинейности или жалость к себе самой? – она и сама не понимала.
— Ох, Стаська! А давай я тебе глаза накрашу красиво?! И увидишь, каким взглядом одарит тебя муженек! А если ты еще и халат этот снимешь, сменив его хотя бы на бриджи и топик, так будет вообще здорово!
Елена могла уговорить кого угодно. Она была открытой и доброжелательной натурой, и эти качества больше всего в ней нравились Станиславе. Но порой надмерная правдивость с уст подруги звучала, как смертельный приговор. И опасаясь намеков на то, что Глеб может заинтересоваться другой, Станислава разрешила испробовать на себе самый экстравагантный арабский макияж.
— И это все, что у тебя есть из косметики? Зая, разве можно так себя не любить, что даже не позволить себе купить нормальную помаду? У этой срок годности истек в прошлом году.
— А мне нравится, как она смотрится на губах. Ты кстати глаза собиралась мне накрасить, а не губы. Так что оставь в покое мою помаду. Отдай, – и Станислава потянулась рукой, чтобы положить помаду на место в косметичку.
— О Боже, здесь еще и спичка! Какая же ты экономная, а я и не знала, что все настолько запущено. Выброси её в мусор, и купи новую! – Елена отложила затертый тюбик с остатками помады в сторону.
— У меня еще блеск для губ есть, и карандаш почти новенький. Мне его мама подарила в прошлом году на 8 марта!
— А карандаш хороший. О! И теней у тебя две коробочки! Как раз и цвета яркие есть. Только кисточки нормальной нет.
— Какая есть, такой и крась.
— Ну что же, приступим!
Первым делом она попыталась нанести на внутренний уголок верхнего века подруги серые тени. Они осыпались, оставляя блестящие точки, но это не останавливало напористую Елену, желающую и потренироваться с новым видом макияжа глаз, и за одно повлиять на подругу, приобщив её к ежедневному уходу за лицом. К внешнему веку она нанесла темные фиолетовые тени, а посредине яркие зеленые, отливающие металлическим блеском. По контуру нижних век жирной полоской провела голубую подводку, и накрасила ресницы полусухой от старости тушью. Но то ли из-за отсутствия специальных кисточек, то ли из-за неудачного подбора цветов или даже фирмы производителя самой косметики – макияж оказался жалким подобием того, что было на картинках.
— Всё? Можно в зеркало глянуть?
— Подожди, надо припудрить носик и губки подрисовать для полной картины.

Тук, тук, тук-тук, тук.
— Это Глеб, – вскочила Станислава. – Губки красить уже некогда.
Елена все еще смотрела на плоды своих стараний, размышляя «что же я сделала не так».
— Ну, я пойду. Засиделась я у тебя. Мои там уже наверно заждались. И не забудь о халате, – она подмигнула, поправляя большую грудь, спрятанную за красивой кофточкой.
— О, Господи, что ты со мной сделала? Я похожа на тропического попугая, – ужаснулась Станислава своему отражению в зеркале.
— Ничего подобного. Если тебе еще цвет лица выровнять, щеки нарумянить, губы накрасить, прическу сделать и одеться подобающе – было бы чудесно! А если набор кисточек купить, так ты была бы краше моделей с глянцевых журналов, – ответила Елена, обуваясь у порога, в то время как Станислава открывала дверь.
— А что это с твоими глазами? Что за боевой раскрас свирепой амазонки? – сходу возмутился муж, лишь искоса взглянув на спешащую домой гостью.
— Я сейчас умоюсь, – Станислава безрадостно наблюдала за реакцией Глеба.
— Я убегаю. Всё. Пока, – и за подругой захлопнулась дверь.
— Пока.
— Тебе такой вульгарный макияж не к лицу. Солнышко, ты же не уличная девка, – он повесил куртку, и поток воздуха с тонким запахом женских духов рассеялся в коридоре.
— Ты с мамой Гришки разговаривал или обнимался? Почему от тебя пахнет духами?
— Духами?! – Глеб переспросил, усмехаясь. – Даже не знаю. Может, Танька вылила на себя целый флакон!
— Танька?!
— Фешинова – медсестра наша, Танька, – невозмутимо продолжил Глеб, – она мне все уши прожужжала, жалуясь на своего «розбышаку».
— Ах, ну да, конечно! И ты бедный больше часа выслушивал её жалобы?
— Ну, в самом то деле, ты что ревнуешь? Подумаешь, поговорили. Что у нас общих тем для разговоров нет? Тем более это её Гришка нашего Стёпку постоянно обижает. Вот и мы и обсудили поведение наших детей.
Глеб больше ничего не сказал. А Станислава с ворохом неприятных мыслей в голове пошла смывать с себя косметику.

… На газовой плитке стояли кастрюли со свежим борщом, тушеной картошкой, гуляшом из молодой свинины. Ароматно пахло чесноком, паприкой и другими специями. В квартире было чисто.
Справившись с домашними заботами, Станислава ожидала возвращения Стёпки из школы, но Глеб пришел раньше. С порога бросил недовольный взгляд и, не снимая куртки, прошел мимо.
— Привет, а что случилось? – она последовала за ним в ванную комнату.
— Я тут подумал, – Глеб повернулся лицом к жене, – я ухожу.
— Куда? Во вторую смену? Сразу после первой?
— Нет. Я ухожу отсюда.
— В смысле?
— Надоел мне этот дурдом уже: детский плач, твои занятия со Степкой то украинским, то английским. Я хочу покоя. И обеды твои мне приелись, и иллюзия образцового порядка достала, и ты… в своем грязном халате. А раньше от тебя пахло французскими духами.
— В грязном халате? Он чистый… И ты решил бросить меня одну с двумя детьми? – Станислава вызывающе смотрела в его глаза, все еще отказываясь верить, что муж на самом деле собирается уйти.
— Ты будешь получать законные алименты: 1/3 моей зарплаты, а пока Антошке 3 года не исполнится – даже больше. Да и ты неплохое пособие ежемесячно получаешь. Голодать не доведется. А там глядишь, и на работу выйдешь… – Глеб отвернулся и стал рассматривать стиральную машинку. – Я её заберу. Надеюсь, ты не станешь возражать?
— Стану, – Станислава была ошеломлена словами мужа. – У меня двое маленьких детей, и стирки постоянно много. Как будто ты не знаешь? А тебе зачем стиральная машинка? У свекрови же есть.
— Ха, а ты решила, что я к родителям переезжать собрался? Нет. Меня ждут в другом доме. И как раз там это пригодится.
— Какая же ты скотина, – закричала Станислава, еле сдерживая слезы.
— Микроволновку и компьютер я тоже заберу. Тебе ведь все равно не надо. И, пожалуйста, собери мои вещи, чтобы я быстрее мог вызвать такси и уехать от вас.
— Тебе надо, ты и собирай.
Заплакал Антошка, и Станислава поспешила к нему, оставив мужа отсоединяющим стиральную машинку от магистрали холодной воды. Малыш, увидев маму, успокоился и протянул пышные речонки. А вот Станислава никак не могла прийти в себя. Она нервничала, чувствуя себя преданной и обиженной. Сменив сыну мокрые ползунки и распашонку, постелив сухую пеленку, Станислава бросила мокрое белье в прямо угол рядом с детской кроваткой. Видеть Глеба, собирающимся уезжать, она не хотела.
Голубоглазый Антошка не понимал печали матери. Он совал в рот розовые ладошки, чесал распухшие десны, и слюни капали на чистую кофточку почти также интенсивно, как и горькие слезы отвергнутой женщины.
«Я вышла за него замуж, родила двоих детей, превратилась в примерную домохозяйку, пожертвовав своей красотой. А он? Променял меня на другую. Ради чего я старалась? Чтобы ему было хорошо со мной, уютно. Целыми днями вертелась на кухне: жарила, варила, крошила салаты. Неблагодарный. Я ведь угождала ему во всем. Хочешь блинчиков – пожалуйста; чебуреков, сырников – будет сделано; поджарку из говядины или фаршированную рыбу – все сделаю, лишь был мной доволен. А в итоге? Он не оценил моих стараний. Надо было, наверно, валяться на диване с глянцевым журналом в руках, и тратить деньги не на благоустройство квартиры, а на салоны красоты. Может, тогда он не попрекал бы меня «грязным» халатом. А дети? Как я теперь одна буду их воспитывать?..»
Глеб ушел, демонстративно бросив ключи на стол. Он даже не попрощался с Антошкой, не дождался возвращения Стёпки из школы, лишь посмотрел с призрением и молча развернулся, чтобы захлопнуть за собой дверь.
— Ну и катись к чертовой матери, – заплакала Станислава, наспех расстегивая пуговицы. – Проживем и без тебя.
Она скинула заношенный халат на пол, присела над ним и стала рвать по швам на куски. Трещали нитки, а в голове пульсировали слова «грязный халат». Всю свою злость Станислава вылила на бездушную и невинную тряпку, считая её причиной своего несчастья. Изумленные глаза ребенка наблюдали за странной картиной. Малыш еще никогда не видел свою маму такой… Одним халатом она не ограничилась. Дошла очередь и до других выцветших одежд десятилетней давности. Распахнув шифоньер, Станислава все смела вниз: и свитера, и кофты школьных лет, юбки, брюки, и даже единственное в своем гардеробе черное платье, которое одевала лишь по особым случаям. Все вещи ждала одна участь – быть разорванными в клочья.
— Никакого старья! – истерически смеялась Станислава, подбрасывая в воздух ворох тряпья. – Я куплю себе современный наряд, сапоги на высоком каблуке, набор кисточек для макияжа, и ты меня даже не узнаешь при встрече. А мы еще обязательно встретимся, – сказала она, глядя на свадебную фотографию.
На фото застыли счастливые улыбки молодоженов. Дрожащей рукой Станислава взяла стеклянную рамку с тумбочки и, не раздумывая, ударила её о пол. Стекла разлетелись в разные стороны, оставив снимок лежать среди осколков. Подняв его и разорвав напополам, Станислава долго не решалась измельчить его на маленькие фрагменты. Но все-таки она это сделала.
— Отныне ты только отец моих детей.
Монолог Станиславы перебил стук в дверь. В длинной мужской футболке и черных колготах она впустила домой вернувшегося с занятий школьника.
— Мам, сегодня Гришка забрал у меня пирожок, – жаловался сын, расшнуровывая старые кроссовки.
— Стёпка, сегодня папа бросил нас, – Станислава обняла его и снова заплакала.
— Как? Разве папа не на работе?
— Уже нет. Он забрал свои вещи, стиральную машинку, микроволновую печь, наш компьютер, и …
— Значит, Гришка не обманул меня. Он говорил, что мой папа скоро станет его.
— Что?
— Папа влюбился в тетку Таньку – медсестру из нашей поликлиники. А Гришка сейчас, наверно, играет в мои компьютерные игры, и мой папа покупает ему конфеты, а не мне. Гришка забрал у меня все. Мама, где справедливость?
 
Сообщение
Мама, где справедливость?


В уютной небольшой кухне на лакированном столе стояла глубокая тарелка с жареными котлетами. Ароматный запах сочной свинины вперемешку с приправой из мелко измельченных трав витал в воздухе. Шкварчало масло в сковородке. На газовой печке помимо котлет еще кипел украинский борщ со свеклой, морковью и другими овощами. Засвистел сверкающий чистотой чайник, и женская рука отключила конфорку.
Так и не приготовив себе чай, хозяюшка продолжила хлопотать по дому. После приготовления обеда она натерла зеркало в прихожей, отполировала мебель и вымыла полы во всей квартире. Единственное что невозможно было сделать, так это пропылесосить. Потому что полугодовалый ребенок тихонько спал в своей кроватке.
Натирая сухие шершавые ладони увлажняющим кремом, купленным в аптеке за 4 гривны, Станислава взглянула на часы. А затем отодвинула занавеску и стала рассматривать прохожих. Шел мелкий снег, укрывая дорожки городского парка. Под деревьями все еще желтел осенний ковер. Черные вороны стаями облепляли пустынные полянки, выискивая на земле орехи.
Услышав плач малыша, Станислава пулей пролетела из кухни в спальню, даже не посмотрев на свое отражение в большом зеркале. Но голубоглазый мальчик с пухлыми ручонками и щечками хомячка все равно был рад своей маме. Ему точно было безразлично, что она уже три дня не мыла голову, а сегодня еще даже не расчесывалась. И грязный фартук его ничуть не смущал. А если говорить о косметике, то малыш и вовсе никогда не видел свою маму накрашенной. Он любил её такую – пахнущую чем-то вкусным, нежную и ласковую.
Вскоре раздался стук в дверь. Звонок уже несколько месяцев не работал, и никто даже не вспоминал, что нужно заменить батарейки. Станислава взяла малыша на руки, и вместе с ним подошла к двери, взглянула в глазок, и сразу же зазвенела связкой ключей.
На пороге стоял, опустив голову, старший сын Стёпка. Теплая шапка была надвинута ниже бровей, шарф завязан неаккуратно.
— Ну, и что это ты стоишь?! Проходи, рассказывай, что на этот раз случилось? – Станислава одной рукой приподняла опущенный подбородок сына.
— Эля предательница, – едва не плача произнес восьмилетний мальчик, – она обещала сегодня со мной идти домой, а сама пошла с Даниилом.
— Ну и пусть себе ходит с Даниилом. Не расстраивайся – Эля для тебя старушка. Твоя невеста еще, может быть, даже не родилась, – Станислава закрыла дверь, наблюдая, как Степан разувается.
— Она не старушка, мама! Ей восемь лет, так же как и мне. Я что старик уже что ли? – Степа бросил промокшие мокасины в угол.
— Какой ты у меня умный! – Станислава остановилась, уставившись на сырые носки сына. – Стоп. А почему ты пришел домой во второй обуви? Ты чего не переобулся? На улице же холодно.
— Я забыл, – Степа быстро повесил куртку, и побежал в детскую комнату.
— Что значит «забыл»? А когда ты вышел из школы, ты разве не почувствовал что ногам холодно? Где твои ботинки?
— В пакете, – ответил сын, пряча глаза.
— О чем ты только думаешь? Ах, ну да, конечно, об Эле, – сама ответила на свой вопрос молодая мама, возмущенная забывчивостью Степана. – Переодевайся и иди кушать.
— Мам, Гришка сегодня проткнул циркулем мою бутылку с водой. У нас есть еще маленькая бутылочка, чтобы завтра можно было взять в школу. Мне так пить сегодня хотелось, а из-за этого дурака вся моя вода вылилась под парту. Надо мной потом еще полкласса смеялись, потому что Гришка сказал, что я описался, – мальчик заплакал.
— Не плачь. И не дружи с Гришкой. А если он тебя обижает – дай сдачи. Один раз получит в нос, во второй – не полезет.
Степан молча вытер щеки рукавами серой водолазки, на которой остались темные пятнышки от детских слез. Маленький Антошка скривил розовое личико и громко заплакал, отбросив голову назад и широко раскрывая рот.
— А тебя какая муха укусила, Сюси-пуси?! За компанию что ли?!
В двери снова постучали. Тук, тук, тук-тук, тук. Это мог быть только Глеб, больше никого Станислава не ожидала. Опять щелкнул замок, и Степка уже тут как тут с радостной улыбкой и протянутыми вверх руками.
— Папочка пришел! А что ты сладкого мне принес?! Ух ты, кексы со сгущенкой! – первым делом Степка раскрыл пакет. – Люблю сладенькое!
— Это мы знаем! Ты борщ поел? – Глеб повесил куртку на вешалку, интенсивно потер покрасневшие от холода ладони. – Как у нас дома тепло, и вкусно пахнет!
— Переодевайся, любимый, и приходи обедать!
Станислава вместе с детьми пошла в кухню, и только Глеб на мгновение застыл на месте. Еще раз глубоко вдохнул полной грудью пропахший борщом воздух, потом наклонил голову, убедившись в безупречной чистоте ламината, провел кончиком пальцев по деревянному обрамлению зеркала – порядок, и придраться не к чему.
— Ты чего не переодеваешься? – Станислава выглянула из кухни.
— Да сейчас переоденусь. Уже и в зеркало посмотреться нельзя.

За столом Глеб украдкой поглядывал в сторону жены. Её короткие растрепанные волосы были грязными, трехцветными. Черными у корней, каштановыми посредине, а кончики и вовсе были непонятного цвета. Прямая челка, ранее скрывающая высокий лоб, была поднята металлической спиралью тонкого обруча. Густые брови разделялись узкой полоской едва заметных темных волосинок. Глаза хоть и светились неким внутренним светом, но утратили свою первоначальную красоту. Бледность и отчетливо прорисовывающиеся на прямом носу черные точки отталкивали взгляд. Глеб пытался найти хоть что-то из тех качеств во внешности Станиславы, заставивших его много лет назад обратить внимание на эту девушку. Но не находил. Сейчас она представлялась некой серой мышкой, откровенно несимпатичной и не вызывающей никакого сексуального влечения. А вот на двух мальчишек он смотрел с неподдельной радостью и гордостью.
— Глебушка, как у тебя прошел день? – голос жены заставил повернуться и взглянуть прямо в глаза.
— Как всегда, – ответил Глеб, закашлявшись и чуть не подавившись куском мяса. – Сегодня Иванов выставлялся за своё тридцатилетие, – при этом он загадочно улыбнулся.
— Сегодня? А почему по тебе совсем не видно, что ты пил? – Станислава, ожидая ответа, остановила ложку с манкой на полпути между тарелкой и раскрытым ртом обслюнявленного Антошки.
— Так он на бригаду из двадцати человек принес две бутылки по 0,75 литра! – Глеб не удержал заразительный смех. – Что там пить?!
— Ваш Иванов наверно трезвенник?
— Каким бы трезвенником он не был, а шахтные законы нужно уважать. Вот почему «бутылёк» называется «бутылёк»? Потому что «бутылек» это три литра! А на двадцать рыл и этого мало было бы!
— Да с вами шахтерами не соскучишься. Вы без своих «бутыльков» не можете, –
Станислава наконец-то донесла ложку к губам сына.
— Я уже поел! – Степка оживленно подскочил со стула с пустой тарелкой в руках. – Мам, дай денег на воду, я в магазин сбегаю.
— Сейчас дам. Глеб подержи Антошку.
Станислава встала из-за стола, передавая крохотного карапуза отцу. Сняв испачканный фартук, она поправила пояс широкого халата, висящего на худеньком теле, как на тремпеле. Глеб скользнул глазами по её заросшим ногам и остановился на красных носках в белый кружочек.
— Классные у меня носочки? Такие яркие! Правда?
— Ага, яркие, – Глеб продолжил кормить малыша манкой, стараясь не заморачиваться внешним видом супруги.

— Степка, ты чего? Обувай ботинки! На улице холодина, а он в мокрых мокасинах вздумал в магазин идти!
Станислава подняла с пола порванный пакет, раскрыла, и…
— Что это такое?
— Где?
На поднятый шум вышел и папа с Антошкой на руках.
— Что там?
— Степан, где второй ботинок?
Мальчик с виноватым лицом опустил глаза, чувствуя свою вину.
— Потерялся, наверно.
— Как он мог потеряться? Степан, вы опять пакетами дрались по дороге домой? – Станислава повысила голос, отчего Антошка испуганно заплакал.
— Гришка меня бил. Я только защищался, – ответил ребенок, продолжая стоять босиком.
— Балбес, – негромко произнес Глеб, возвращаясь с младшим сыном в кухню.
— В чем мне идти в магазин? – Стёпка жалобно посмотрел маме в глаза.
— Подожди. Почему ты не переобулся в школе?
— Забыл.
— Ты нёс домой два ботинка?
— Два.
— Где ты последний раз видел свои два ботинка? Или в каком месте ты был, когда порвался пакет?
— Возле поликлиники.
— Вот теперь иди и ищи свой второй ботинок. Я на прошлой неделе дважды купила тебе спортивный костюм. А сегодня ты первый раз обул ботинки. И что? Мне завтра идти покупать тебе новые?
— Дважды спортивный костюм? Я что-то пропустил? – Глеб вновь появился в прихожей.
— Я не хотела тебе говорить, но у Степана украли новый ни разу не стираный костюм. Мне пришлось купить еще один. Надо же в чем-то на физкультуру ходить.
— Замечательно. Значит, кто-то ходит в костюме Степана, купленном на мои деньги. Ты с учительницей разговаривала?
— А что толку от разговоров? Костюма нет. Вот теперь и второго ботинка нет. И денег у меня нет. А Степан то куртку порвет, то джинсы. А Антону на подгузники сколько денег уходит? А цены сейчас знаешь какие на базаре?
— Ладно, успокойся, иди Антошку докорми, а мы со Степаном уходим ботинок искать. За одно и водички ему бутылочку возьму. Кстати, а что в школьной столовой нельзя воды купить?
— Там только сок в пакетах продается, – ответил мальчик.
— Вытри слезы. Ты же мужчина, а мужчины не плачут, – Глеб подмигнул сыну, вручая Антошку маме.
— В кладовке его старые кроссовки возьми. Они хоть сухие, – Станислава напоследок укорительно посмотрела на своего школьника, и скрылась за шторой из деревянных бусин с малышом на руках.

По корявому тротуару, напоминающему лунную поверхность многочисленными впадинами, назойливый ветер носил опавшие листья. Они мелодично шуршали под ногами, неугомонно перепрыгивая с места на место. Мелкий снег ударялся тихонько об одежду Стёпки, оставляя белые точки на темно-синем шерстяном шарфе. В любой другой день мальчик порадовался бы первому снегу, если бы не чувствовал себя виноватым перед родителями. Он ведь уже третьеклассник, и понимал, что зимние вещи дороже летних, и что нужно быть аккуратным, внимательным, и бережно относиться не только к книгам, но и к одежде и обуви.
— Папа, – заревел Степка, дергая отца за руку. – Это Гришка. Смотри, – он указал пальцем в сторону старого каштана, раскинувшего свои ветви у окон приемного отделения скорой помощи.
Мелкий мальчишка в модных голубых джинсах с большими карманами и светлой куртке был ярким пятном на фоне непогоды. Его огромный портфель ритмично подскакивал в такт прыжкам ученика явно не спешащего домой.
— Он буцает твой ботик что ли? – Возмутился Глеб, сворачивая с тротуара на поросшую травой пустынную часть аллеи.
— Да, – ответил Степка, вырываясь вперед. – Гришка, отдай мой ботинок! – закричал он во все горло.
— А ты меня догони! – смеясь, заявил Гришка, поднимая грязный ботинок и убегая прочь, не обращая ни малейшего внимания на приближающегося Глеба.
— А ну-ка стоять!
Глеб ловко схватил избалованного мальчугана, вырывая из его рук уже непригодный для дальнейшей носки порванный башмак. Поняв, что ботинок уже «своё отжил», разгневанный отец бросил его со злостью на землю.
— Как тебе не стыдно, портить чужие вещи? – сказал он, не отпуская Гришку.
— Мама! – заорал душераздирающим воплем тот, испугавшись быть наказанным отцом Стёпки.
А Стёпа тем временем поднял свой ботинок, роняя горячие слезы на холодном ветру. Он розовыми ладошками обтер уличную грязь, и еще больше расстроился, когда обнаружил, что его новый ботинок выглядит как старый: порванный и потрескавшийся.
— Мама! – продолжал кричать Гришка.
— Что страшно стало, да? – Глеб все-таки разжал руку, осознавая, что не имеет права даже за ухо его потрепать. – Чтобы больше не смел и пальцем трогать Степку, иначе я тебе сделаю… (Глеб не договорил)
— Захочу и буду трогать! И ничего вы мне не сделаете! Напугали! – ехидно насмехался Гришка, убегая.
— Вот воспитание. Тьфу, – сплюнул Глеб, поворачиваясь лицом к заплаканному сыну.
— Мама будет ругаться, – Степка все еще вертел в руках свою пропажу.
— Да ладно тебе. Не будет, вот увидишь, – ответил отец, присев на корточки. – Но с этим Гришкой не дружи. Уж лучше самому возвращаться из школы, чем в компании с этим ненормальным. Кстати, как его фамилия?
— Фешинов.
— А маму его как зовут? – с дивным интересом спросил Глеб.
— Я не знаю. Она медсестрой работает здесь в поликлинике, – Стёпа кивком головы указал в сторону.
— Ага, значит, медсестрой, – пробормотал невнятно отец, поднимаясь. – Пойду-ка я с ней побеседую, сынок. А ты возвращайся домой, и вытри слезы. Сколько можно плакать?
— Я уже не плачу.
— И выброси ботинок в мусорный бак, – Глеб указал на него взглядом.
— Выброшу, – ответил Степка еле слышно.
Взяв ботинок за длинные шнурки, он поволочил его по земле, опавшим листьям и по первому, но нерадостному снегу. Степка шел, опустив голову, ссутулившись и медленно передвигая маленькие ножки в стареньких легких кроссовках. Глеб через плечо еще раз проводил сына взглядом, жалея, что того постоянно обижают все кому не лень.

«Тук-тук-тук», не смотря на шум воды в кухонной раковине, звук разборчиво доносился из коридора. Станислава оставила досыта накормленного Антошку в коляске и поспешила открыть дверь.
— Привет! – энергичный голос соседки немного удивил захлопотанную девушку.
— А, это ты? Привет! Я думала мои мужчинки вернулись с ботинком.
— Можно к вам, – гостья переступила через порог. – С каким еще ботинком?
— Та, Степка, как всегда, отчебучил – ботинок потерял. Проходи, разувайся. (Станислава начала жаловаться на судьбу, ведя соседку в кухню)
— Дети! Что с них взять?! Я к тебе вот по какому делу, собственно говоря: можно воспользоваться вашим компьютером? Мне электронное письмо нужно отправить в телекомпанию, а у нас операционная система, как назло, слетела, – пояснила гостья. – Представляешь, компьютер не работает, и по телевизору ни на одном канале сигнала нет. Как люди жили раньше без этого всего?! И что меня больше всего огорчает: я то оплатила просмотр «семейного пакета» на полгода вперед. Услуга оплачена, а смотреть нечего.
— А позвонить в телекомпанию нельзя?
— А зачем деньги тратить лишний раз, если можно бесплатно им письмо написать?
— И то верно! Сейчас я только плаксу свою на руки возьму. Не может спокойно ни полежать, ни посидеть!
— Ох, карапуз! Белка ручная! Пойдешь к тетке? – она протянула ухоженные руки, блеснув золотыми кольцами и широким браслетом.
Антошка округлил голубые глазища, испуганно наблюдая за длинными согнутыми ногтями перламутрового цвета. Но все-таки потянулся навстречу, наверно из-за любопытства. Малыш, едва коснувшись чужой кофточки, расшитой бисером на груди, заулыбался, похлопывая ладошками по заинтересовавшим его блесткам.
— Ну, настоящий мужчина! Уже с детства баб щупает! – засмеялись обе.
— Пойдем, Лен, я включу тебе компьютер, будешь письмо писать, а мне еще посуду домыть надо.
— Ну, идем.
Станислава зашла на «mail.ru» и хотела было удалиться из зала, но Елена остановила её. На экране высветилась ссылка на статью, заглавие которой и привлекло внимание любительницы яркого макияжа в модной кофточке.
— Стой! Как соблазнить мужчину взмахом ресниц?! Давай почитаем, – она перешла по ссылке. – О, здесь и видео есть для непонятливых!
— Ой, Ленка, оно тебе надо? Ты что глаза красить не умеешь? – но Станислава все же посадила малыша на стол и сама облокотилась, рассматривая красивые картинки с изображениями мастерски накрашенных глаз.
— Да ты глянь, какая прелесть! Я тоже так хочу!
— Ого, сколько разных кисточек?! И это все чтобы только глаза накрасить?
— А ты как думала?! Давай видео посмотрим.
Елена навела курсор мышки на серый треугольник, и молоденькая брюнетка с идеально ровным цветом лица начала онлайн-урок вечернего макияжа.
— Вау! 1,2,3… У неё девять кисточек. А у меня только две, и те одинаковые – с куполообразной поролоновой подушечкой.
— Деревня ты, Станислава. Хотя и я далеко не ушла. Смотри, как она легко наносит тени.
— Это можно сделать и одной кисточкой.
— Нет, для такого изысканного макияжа одной кисточки, да еще и с поролоновым наконечником, будет мало, – возразила Елена. Для растушевки нужна специальная кисточка!
— Выходит дело только в профессиональной кисточке? – Станислава не успевала следить за быстрыми движениями красавицы из монитора. – Я бы сама так не смогла.
— Здесь, как и в любом другом деле, опыт нужен. И сама кисточка, и качество теней, карандашей, подводок, туши – имеют большое значение. Вот ты, Станислава, последнее время совсем перестала за собой следить. Почему даже голову не помыла? Я об укладке феном на круглую расческу уже молчу, – Елена отвлеклась от ролика с мастер-классом, рассматривая подругу от макушки и до пят в красных носках.
— Некогда было ни вчера вечером, ни сегодня днем. Замоталась я.
— Так, марш в ванную. Приведи свой внешний вид в порядок. Умыться не забудь. И халат смени, – Елена оттянула подол, указывая на круги от чего-то жирного.
Станислава хотела было возразить, но подруга решительно дала ей понять, что «женщина всегда должна оставаться женщиной». И пока в ванной шумела вода, Елена с Антошкой продолжали рассматривать варианты восточных макияжей. А как только картинки на страничке закончились, в дверь постучали.
— Иду, иду, – с намотанным на голове полотенцем Станислава открыла дверь. – Стёпка! А папа где?
— Он пошел разговаривать с Гришкиной мамой, – ответил мальчик, расстегивая молнию на куртке. – Ой. У меня замочек отвалился, – он протянул его маме.
— Стёпка, ты Стёпка, с тобой одни неприятности, – Станислава помогла сыну раздеться и повесила его вещи на крючок металлической стойки для одежды. – Ботинок не нашли?
— Нашли, только он порванный, и я выбросил его в мусор. А у нас, что опять тетя Лена?
— Да, чудо моё. А ты иди вымой руки и садись делать уроки, я потом проверю. Завтра тебе в школу, и придется идти в кроссовках, Маша-растеряша, – тяжело вздохнула опечаленная мама, думая «хоть бы мороз еще больше не стукнул».
— Извини, – Стёпка опустил голову.
— Ладно, проехали. Но в следующий раз будь внимательнее, аккуратнее. Я же не могу каждый день на тебя тратить по 200 гривен.
— Я постараюсь, – мальчик обнял маму, прижавшись лицом к животу.
— Договорились, а теперь уроки! А мне еще молнию нужно будет починить, если получится. А если нет, придется нести в мастерскую.

Написав письмо в две строчки и отправив адресату, Елена помогла подруге высушить волосы феном. Даже без разрекламированных средств для увеличения объема, прическа получилась пышной. У Станиславы были нормальные волосы, вот только она редко предоставляла окружающим возможность увидеть это.
— Стаська, тебе срочно нужно перекраситься. Как купишь краску, зови меня. Я сделаю из тебя конфетку!
— Не до краски мне, Лен. Завтра надо ботинки своему школьнику купить, зима ведь не за горами. Вон, какой снег повалил, а Степке обуть нечего. Да и зачем красить волосы? Зимой под шапкой все равно не видно.
— Здрасти, моя радость! А перед Глебом ты тоже в шапке ходишь? Мужики любят глазами. Глазами! А что твой Глеб видит? Неухоженную домохозяйку?
Антошка, сидя на диване, перестал кусать резиновую мышку. Вся распашонка была мокрая от обильного слюноотделения. У него резались зубки, и ему не терпелось их обо что-то почесать. Но, заметив некое волнение, исходящее от мамы, он остановился. Малыш словно ожидал, что же она ответит.
— Глеб любит меня такой, какая я есть. И мне не нужно стараться сделать себя привлекательнее. Главное красивый внутренний мир, душа человека, умение быть хозяйкой, в конце концов, а не фальшивая, но красивая оболочка.
Станислава немного разозлилась. Но, сдерживая эмоции, все-таки попыталась сделать вид, что слова подруги её не очень-то и волнуют. А где-то глубоко как будто что-то ёкнуло. Обида от прямолинейности или жалость к себе самой? – она и сама не понимала.
— Ох, Стаська! А давай я тебе глаза накрашу красиво?! И увидишь, каким взглядом одарит тебя муженек! А если ты еще и халат этот снимешь, сменив его хотя бы на бриджи и топик, так будет вообще здорово!
Елена могла уговорить кого угодно. Она была открытой и доброжелательной натурой, и эти качества больше всего в ней нравились Станиславе. Но порой надмерная правдивость с уст подруги звучала, как смертельный приговор. И опасаясь намеков на то, что Глеб может заинтересоваться другой, Станислава разрешила испробовать на себе самый экстравагантный арабский макияж.
— И это все, что у тебя есть из косметики? Зая, разве можно так себя не любить, что даже не позволить себе купить нормальную помаду? У этой срок годности истек в прошлом году.
— А мне нравится, как она смотрится на губах. Ты кстати глаза собиралась мне накрасить, а не губы. Так что оставь в покое мою помаду. Отдай, – и Станислава потянулась рукой, чтобы положить помаду на место в косметичку.
— О Боже, здесь еще и спичка! Какая же ты экономная, а я и не знала, что все настолько запущено. Выброси её в мусор, и купи новую! – Елена отложила затертый тюбик с остатками помады в сторону.
— У меня еще блеск для губ есть, и карандаш почти новенький. Мне его мама подарила в прошлом году на 8 марта!
— А карандаш хороший. О! И теней у тебя две коробочки! Как раз и цвета яркие есть. Только кисточки нормальной нет.
— Какая есть, такой и крась.
— Ну что же, приступим!
Первым делом она попыталась нанести на внутренний уголок верхнего века подруги серые тени. Они осыпались, оставляя блестящие точки, но это не останавливало напористую Елену, желающую и потренироваться с новым видом макияжа глаз, и за одно повлиять на подругу, приобщив её к ежедневному уходу за лицом. К внешнему веку она нанесла темные фиолетовые тени, а посредине яркие зеленые, отливающие металлическим блеском. По контуру нижних век жирной полоской провела голубую подводку, и накрасила ресницы полусухой от старости тушью. Но то ли из-за отсутствия специальных кисточек, то ли из-за неудачного подбора цветов или даже фирмы производителя самой косметики – макияж оказался жалким подобием того, что было на картинках.
— Всё? Можно в зеркало глянуть?
— Подожди, надо припудрить носик и губки подрисовать для полной картины.

Тук, тук, тук-тук, тук.
— Это Глеб, – вскочила Станислава. – Губки красить уже некогда.
Елена все еще смотрела на плоды своих стараний, размышляя «что же я сделала не так».
— Ну, я пойду. Засиделась я у тебя. Мои там уже наверно заждались. И не забудь о халате, – она подмигнула, поправляя большую грудь, спрятанную за красивой кофточкой.
— О, Господи, что ты со мной сделала? Я похожа на тропического попугая, – ужаснулась Станислава своему отражению в зеркале.
— Ничего подобного. Если тебе еще цвет лица выровнять, щеки нарумянить, губы накрасить, прическу сделать и одеться подобающе – было бы чудесно! А если набор кисточек купить, так ты была бы краше моделей с глянцевых журналов, – ответила Елена, обуваясь у порога, в то время как Станислава открывала дверь.
— А что это с твоими глазами? Что за боевой раскрас свирепой амазонки? – сходу возмутился муж, лишь искоса взглянув на спешащую домой гостью.
— Я сейчас умоюсь, – Станислава безрадостно наблюдала за реакцией Глеба.
— Я убегаю. Всё. Пока, – и за подругой захлопнулась дверь.
— Пока.
— Тебе такой вульгарный макияж не к лицу. Солнышко, ты же не уличная девка, – он повесил куртку, и поток воздуха с тонким запахом женских духов рассеялся в коридоре.
— Ты с мамой Гришки разговаривал или обнимался? Почему от тебя пахнет духами?
— Духами?! – Глеб переспросил, усмехаясь. – Даже не знаю. Может, Танька вылила на себя целый флакон!
— Танька?!
— Фешинова – медсестра наша, Танька, – невозмутимо продолжил Глеб, – она мне все уши прожужжала, жалуясь на своего «розбышаку».
— Ах, ну да, конечно! И ты бедный больше часа выслушивал её жалобы?
— Ну, в самом то деле, ты что ревнуешь? Подумаешь, поговорили. Что у нас общих тем для разговоров нет? Тем более это её Гришка нашего Стёпку постоянно обижает. Вот и мы и обсудили поведение наших детей.
Глеб больше ничего не сказал. А Станислава с ворохом неприятных мыслей в голове пошла смывать с себя косметику.

… На газовой плитке стояли кастрюли со свежим борщом, тушеной картошкой, гуляшом из молодой свинины. Ароматно пахло чесноком, паприкой и другими специями. В квартире было чисто.
Справившись с домашними заботами, Станислава ожидала возвращения Стёпки из школы, но Глеб пришел раньше. С порога бросил недовольный взгляд и, не снимая куртки, прошел мимо.
— Привет, а что случилось? – она последовала за ним в ванную комнату.
— Я тут подумал, – Глеб повернулся лицом к жене, – я ухожу.
— Куда? Во вторую смену? Сразу после первой?
— Нет. Я ухожу отсюда.
— В смысле?
— Надоел мне этот дурдом уже: детский плач, твои занятия со Степкой то украинским, то английским. Я хочу покоя. И обеды твои мне приелись, и иллюзия образцового порядка достала, и ты… в своем грязном халате. А раньше от тебя пахло французскими духами.
— В грязном халате? Он чистый… И ты решил бросить меня одну с двумя детьми? – Станислава вызывающе смотрела в его глаза, все еще отказываясь верить, что муж на самом деле собирается уйти.
— Ты будешь получать законные алименты: 1/3 моей зарплаты, а пока Антошке 3 года не исполнится – даже больше. Да и ты неплохое пособие ежемесячно получаешь. Голодать не доведется. А там глядишь, и на работу выйдешь… – Глеб отвернулся и стал рассматривать стиральную машинку. – Я её заберу. Надеюсь, ты не станешь возражать?
— Стану, – Станислава была ошеломлена словами мужа. – У меня двое маленьких детей, и стирки постоянно много. Как будто ты не знаешь? А тебе зачем стиральная машинка? У свекрови же есть.
— Ха, а ты решила, что я к родителям переезжать собрался? Нет. Меня ждут в другом доме. И как раз там это пригодится.
— Какая же ты скотина, – закричала Станислава, еле сдерживая слезы.
— Микроволновку и компьютер я тоже заберу. Тебе ведь все равно не надо. И, пожалуйста, собери мои вещи, чтобы я быстрее мог вызвать такси и уехать от вас.
— Тебе надо, ты и собирай.
Заплакал Антошка, и Станислава поспешила к нему, оставив мужа отсоединяющим стиральную машинку от магистрали холодной воды. Малыш, увидев маму, успокоился и протянул пышные речонки. А вот Станислава никак не могла прийти в себя. Она нервничала, чувствуя себя преданной и обиженной. Сменив сыну мокрые ползунки и распашонку, постелив сухую пеленку, Станислава бросила мокрое белье в прямо угол рядом с детской кроваткой. Видеть Глеба, собирающимся уезжать, она не хотела.
Голубоглазый Антошка не понимал печали матери. Он совал в рот розовые ладошки, чесал распухшие десны, и слюни капали на чистую кофточку почти также интенсивно, как и горькие слезы отвергнутой женщины.
«Я вышла за него замуж, родила двоих детей, превратилась в примерную домохозяйку, пожертвовав своей красотой. А он? Променял меня на другую. Ради чего я старалась? Чтобы ему было хорошо со мной, уютно. Целыми днями вертелась на кухне: жарила, варила, крошила салаты. Неблагодарный. Я ведь угождала ему во всем. Хочешь блинчиков – пожалуйста; чебуреков, сырников – будет сделано; поджарку из говядины или фаршированную рыбу – все сделаю, лишь был мной доволен. А в итоге? Он не оценил моих стараний. Надо было, наверно, валяться на диване с глянцевым журналом в руках, и тратить деньги не на благоустройство квартиры, а на салоны красоты. Может, тогда он не попрекал бы меня «грязным» халатом. А дети? Как я теперь одна буду их воспитывать?..»
Глеб ушел, демонстративно бросив ключи на стол. Он даже не попрощался с Антошкой, не дождался возвращения Стёпки из школы, лишь посмотрел с призрением и молча развернулся, чтобы захлопнуть за собой дверь.
— Ну и катись к чертовой матери, – заплакала Станислава, наспех расстегивая пуговицы. – Проживем и без тебя.
Она скинула заношенный халат на пол, присела над ним и стала рвать по швам на куски. Трещали нитки, а в голове пульсировали слова «грязный халат». Всю свою злость Станислава вылила на бездушную и невинную тряпку, считая её причиной своего несчастья. Изумленные глаза ребенка наблюдали за странной картиной. Малыш еще никогда не видел свою маму такой… Одним халатом она не ограничилась. Дошла очередь и до других выцветших одежд десятилетней давности. Распахнув шифоньер, Станислава все смела вниз: и свитера, и кофты школьных лет, юбки, брюки, и даже единственное в своем гардеробе черное платье, которое одевала лишь по особым случаям. Все вещи ждала одна участь – быть разорванными в клочья.
— Никакого старья! – истерически смеялась Станислава, подбрасывая в воздух ворох тряпья. – Я куплю себе современный наряд, сапоги на высоком каблуке, набор кисточек для макияжа, и ты меня даже не узнаешь при встрече. А мы еще обязательно встретимся, – сказала она, глядя на свадебную фотографию.
На фото застыли счастливые улыбки молодоженов. Дрожащей рукой Станислава взяла стеклянную рамку с тумбочки и, не раздумывая, ударила её о пол. Стекла разлетелись в разные стороны, оставив снимок лежать среди осколков. Подняв его и разорвав напополам, Станислава долго не решалась измельчить его на маленькие фрагменты. Но все-таки она это сделала.
— Отныне ты только отец моих детей.
Монолог Станиславы перебил стук в дверь. В длинной мужской футболке и черных колготах она впустила домой вернувшегося с занятий школьника.
— Мам, сегодня Гришка забрал у меня пирожок, – жаловался сын, расшнуровывая старые кроссовки.
— Стёпка, сегодня папа бросил нас, – Станислава обняла его и снова заплакала.
— Как? Разве папа не на работе?
— Уже нет. Он забрал свои вещи, стиральную машинку, микроволновую печь, наш компьютер, и …
— Значит, Гришка не обманул меня. Он говорил, что мой папа скоро станет его.
— Что?
— Папа влюбился в тетку Таньку – медсестру из нашей поликлиники. А Гришка сейчас, наверно, играет в мои компьютерные игры, и мой папа покупает ему конфеты, а не мне. Гришка забрал у меня все. Мама, где справедливость?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:25
Сообщение
Мама, где справедливость?


В уютной небольшой кухне на лакированном столе стояла глубокая тарелка с жареными котлетами. Ароматный запах сочной свинины вперемешку с приправой из мелко измельченных трав витал в воздухе. Шкварчало масло в сковородке. На газовой печке помимо котлет еще кипел украинский борщ со свеклой, морковью и другими овощами. Засвистел сверкающий чистотой чайник, и женская рука отключила конфорку.
Так и не приготовив себе чай, хозяюшка продолжила хлопотать по дому. После приготовления обеда она натерла зеркало в прихожей, отполировала мебель и вымыла полы во всей квартире. Единственное что невозможно было сделать, так это пропылесосить. Потому что полугодовалый ребенок тихонько спал в своей кроватке.
Натирая сухие шершавые ладони увлажняющим кремом, купленным в аптеке за 4 гривны, Станислава взглянула на часы. А затем отодвинула занавеску и стала рассматривать прохожих. Шел мелкий снег, укрывая дорожки городского парка. Под деревьями все еще желтел осенний ковер. Черные вороны стаями облепляли пустынные полянки, выискивая на земле орехи.
Услышав плач малыша, Станислава пулей пролетела из кухни в спальню, даже не посмотрев на свое отражение в большом зеркале. Но голубоглазый мальчик с пухлыми ручонками и щечками хомячка все равно был рад своей маме. Ему точно было безразлично, что она уже три дня не мыла голову, а сегодня еще даже не расчесывалась. И грязный фартук его ничуть не смущал. А если говорить о косметике, то малыш и вовсе никогда не видел свою маму накрашенной. Он любил её такую – пахнущую чем-то вкусным, нежную и ласковую.
Вскоре раздался стук в дверь. Звонок уже несколько месяцев не работал, и никто даже не вспоминал, что нужно заменить батарейки. Станислава взяла малыша на руки, и вместе с ним подошла к двери, взглянула в глазок, и сразу же зазвенела связкой ключей.
На пороге стоял, опустив голову, старший сын Стёпка. Теплая шапка была надвинута ниже бровей, шарф завязан неаккуратно.
— Ну, и что это ты стоишь?! Проходи, рассказывай, что на этот раз случилось? – Станислава одной рукой приподняла опущенный подбородок сына.
— Эля предательница, – едва не плача произнес восьмилетний мальчик, – она обещала сегодня со мной идти домой, а сама пошла с Даниилом.
— Ну и пусть себе ходит с Даниилом. Не расстраивайся – Эля для тебя старушка. Твоя невеста еще, может быть, даже не родилась, – Станислава закрыла дверь, наблюдая, как Степан разувается.
— Она не старушка, мама! Ей восемь лет, так же как и мне. Я что старик уже что ли? – Степа бросил промокшие мокасины в угол.
— Какой ты у меня умный! – Станислава остановилась, уставившись на сырые носки сына. – Стоп. А почему ты пришел домой во второй обуви? Ты чего не переобулся? На улице же холодно.
— Я забыл, – Степа быстро повесил куртку, и побежал в детскую комнату.
— Что значит «забыл»? А когда ты вышел из школы, ты разве не почувствовал что ногам холодно? Где твои ботинки?
— В пакете, – ответил сын, пряча глаза.
— О чем ты только думаешь? Ах, ну да, конечно, об Эле, – сама ответила на свой вопрос молодая мама, возмущенная забывчивостью Степана. – Переодевайся и иди кушать.
— Мам, Гришка сегодня проткнул циркулем мою бутылку с водой. У нас есть еще маленькая бутылочка, чтобы завтра можно было взять в школу. Мне так пить сегодня хотелось, а из-за этого дурака вся моя вода вылилась под парту. Надо мной потом еще полкласса смеялись, потому что Гришка сказал, что я описался, – мальчик заплакал.
— Не плачь. И не дружи с Гришкой. А если он тебя обижает – дай сдачи. Один раз получит в нос, во второй – не полезет.
Степан молча вытер щеки рукавами серой водолазки, на которой остались темные пятнышки от детских слез. Маленький Антошка скривил розовое личико и громко заплакал, отбросив голову назад и широко раскрывая рот.
— А тебя какая муха укусила, Сюси-пуси?! За компанию что ли?!
В двери снова постучали. Тук, тук, тук-тук, тук. Это мог быть только Глеб, больше никого Станислава не ожидала. Опять щелкнул замок, и Степка уже тут как тут с радостной улыбкой и протянутыми вверх руками.
— Папочка пришел! А что ты сладкого мне принес?! Ух ты, кексы со сгущенкой! – первым делом Степка раскрыл пакет. – Люблю сладенькое!
— Это мы знаем! Ты борщ поел? – Глеб повесил куртку на вешалку, интенсивно потер покрасневшие от холода ладони. – Как у нас дома тепло, и вкусно пахнет!
— Переодевайся, любимый, и приходи обедать!
Станислава вместе с детьми пошла в кухню, и только Глеб на мгновение застыл на месте. Еще раз глубоко вдохнул полной грудью пропахший борщом воздух, потом наклонил голову, убедившись в безупречной чистоте ламината, провел кончиком пальцев по деревянному обрамлению зеркала – порядок, и придраться не к чему.
— Ты чего не переодеваешься? – Станислава выглянула из кухни.
— Да сейчас переоденусь. Уже и в зеркало посмотреться нельзя.

За столом Глеб украдкой поглядывал в сторону жены. Её короткие растрепанные волосы были грязными, трехцветными. Черными у корней, каштановыми посредине, а кончики и вовсе были непонятного цвета. Прямая челка, ранее скрывающая высокий лоб, была поднята металлической спиралью тонкого обруча. Густые брови разделялись узкой полоской едва заметных темных волосинок. Глаза хоть и светились неким внутренним светом, но утратили свою первоначальную красоту. Бледность и отчетливо прорисовывающиеся на прямом носу черные точки отталкивали взгляд. Глеб пытался найти хоть что-то из тех качеств во внешности Станиславы, заставивших его много лет назад обратить внимание на эту девушку. Но не находил. Сейчас она представлялась некой серой мышкой, откровенно несимпатичной и не вызывающей никакого сексуального влечения. А вот на двух мальчишек он смотрел с неподдельной радостью и гордостью.
— Глебушка, как у тебя прошел день? – голос жены заставил повернуться и взглянуть прямо в глаза.
— Как всегда, – ответил Глеб, закашлявшись и чуть не подавившись куском мяса. – Сегодня Иванов выставлялся за своё тридцатилетие, – при этом он загадочно улыбнулся.
— Сегодня? А почему по тебе совсем не видно, что ты пил? – Станислава, ожидая ответа, остановила ложку с манкой на полпути между тарелкой и раскрытым ртом обслюнявленного Антошки.
— Так он на бригаду из двадцати человек принес две бутылки по 0,75 литра! – Глеб не удержал заразительный смех. – Что там пить?!
— Ваш Иванов наверно трезвенник?
— Каким бы трезвенником он не был, а шахтные законы нужно уважать. Вот почему «бутылёк» называется «бутылёк»? Потому что «бутылек» это три литра! А на двадцать рыл и этого мало было бы!
— Да с вами шахтерами не соскучишься. Вы без своих «бутыльков» не можете, –
Станислава наконец-то донесла ложку к губам сына.
— Я уже поел! – Степка оживленно подскочил со стула с пустой тарелкой в руках. – Мам, дай денег на воду, я в магазин сбегаю.
— Сейчас дам. Глеб подержи Антошку.
Станислава встала из-за стола, передавая крохотного карапуза отцу. Сняв испачканный фартук, она поправила пояс широкого халата, висящего на худеньком теле, как на тремпеле. Глеб скользнул глазами по её заросшим ногам и остановился на красных носках в белый кружочек.
— Классные у меня носочки? Такие яркие! Правда?
— Ага, яркие, – Глеб продолжил кормить малыша манкой, стараясь не заморачиваться внешним видом супруги.

— Степка, ты чего? Обувай ботинки! На улице холодина, а он в мокрых мокасинах вздумал в магазин идти!
Станислава подняла с пола порванный пакет, раскрыла, и…
— Что это такое?
— Где?
На поднятый шум вышел и папа с Антошкой на руках.
— Что там?
— Степан, где второй ботинок?
Мальчик с виноватым лицом опустил глаза, чувствуя свою вину.
— Потерялся, наверно.
— Как он мог потеряться? Степан, вы опять пакетами дрались по дороге домой? – Станислава повысила голос, отчего Антошка испуганно заплакал.
— Гришка меня бил. Я только защищался, – ответил ребенок, продолжая стоять босиком.
— Балбес, – негромко произнес Глеб, возвращаясь с младшим сыном в кухню.
— В чем мне идти в магазин? – Стёпка жалобно посмотрел маме в глаза.
— Подожди. Почему ты не переобулся в школе?
— Забыл.
— Ты нёс домой два ботинка?
— Два.
— Где ты последний раз видел свои два ботинка? Или в каком месте ты был, когда порвался пакет?
— Возле поликлиники.
— Вот теперь иди и ищи свой второй ботинок. Я на прошлой неделе дважды купила тебе спортивный костюм. А сегодня ты первый раз обул ботинки. И что? Мне завтра идти покупать тебе новые?
— Дважды спортивный костюм? Я что-то пропустил? – Глеб вновь появился в прихожей.
— Я не хотела тебе говорить, но у Степана украли новый ни разу не стираный костюм. Мне пришлось купить еще один. Надо же в чем-то на физкультуру ходить.
— Замечательно. Значит, кто-то ходит в костюме Степана, купленном на мои деньги. Ты с учительницей разговаривала?
— А что толку от разговоров? Костюма нет. Вот теперь и второго ботинка нет. И денег у меня нет. А Степан то куртку порвет, то джинсы. А Антону на подгузники сколько денег уходит? А цены сейчас знаешь какие на базаре?
— Ладно, успокойся, иди Антошку докорми, а мы со Степаном уходим ботинок искать. За одно и водички ему бутылочку возьму. Кстати, а что в школьной столовой нельзя воды купить?
— Там только сок в пакетах продается, – ответил мальчик.
— Вытри слезы. Ты же мужчина, а мужчины не плачут, – Глеб подмигнул сыну, вручая Антошку маме.
— В кладовке его старые кроссовки возьми. Они хоть сухие, – Станислава напоследок укорительно посмотрела на своего школьника, и скрылась за шторой из деревянных бусин с малышом на руках.

По корявому тротуару, напоминающему лунную поверхность многочисленными впадинами, назойливый ветер носил опавшие листья. Они мелодично шуршали под ногами, неугомонно перепрыгивая с места на место. Мелкий снег ударялся тихонько об одежду Стёпки, оставляя белые точки на темно-синем шерстяном шарфе. В любой другой день мальчик порадовался бы первому снегу, если бы не чувствовал себя виноватым перед родителями. Он ведь уже третьеклассник, и понимал, что зимние вещи дороже летних, и что нужно быть аккуратным, внимательным, и бережно относиться не только к книгам, но и к одежде и обуви.
— Папа, – заревел Степка, дергая отца за руку. – Это Гришка. Смотри, – он указал пальцем в сторону старого каштана, раскинувшего свои ветви у окон приемного отделения скорой помощи.
Мелкий мальчишка в модных голубых джинсах с большими карманами и светлой куртке был ярким пятном на фоне непогоды. Его огромный портфель ритмично подскакивал в такт прыжкам ученика явно не спешащего домой.
— Он буцает твой ботик что ли? – Возмутился Глеб, сворачивая с тротуара на поросшую травой пустынную часть аллеи.
— Да, – ответил Степка, вырываясь вперед. – Гришка, отдай мой ботинок! – закричал он во все горло.
— А ты меня догони! – смеясь, заявил Гришка, поднимая грязный ботинок и убегая прочь, не обращая ни малейшего внимания на приближающегося Глеба.
— А ну-ка стоять!
Глеб ловко схватил избалованного мальчугана, вырывая из его рук уже непригодный для дальнейшей носки порванный башмак. Поняв, что ботинок уже «своё отжил», разгневанный отец бросил его со злостью на землю.
— Как тебе не стыдно, портить чужие вещи? – сказал он, не отпуская Гришку.
— Мама! – заорал душераздирающим воплем тот, испугавшись быть наказанным отцом Стёпки.
А Стёпа тем временем поднял свой ботинок, роняя горячие слезы на холодном ветру. Он розовыми ладошками обтер уличную грязь, и еще больше расстроился, когда обнаружил, что его новый ботинок выглядит как старый: порванный и потрескавшийся.
— Мама! – продолжал кричать Гришка.
— Что страшно стало, да? – Глеб все-таки разжал руку, осознавая, что не имеет права даже за ухо его потрепать. – Чтобы больше не смел и пальцем трогать Степку, иначе я тебе сделаю… (Глеб не договорил)
— Захочу и буду трогать! И ничего вы мне не сделаете! Напугали! – ехидно насмехался Гришка, убегая.
— Вот воспитание. Тьфу, – сплюнул Глеб, поворачиваясь лицом к заплаканному сыну.
— Мама будет ругаться, – Степка все еще вертел в руках свою пропажу.
— Да ладно тебе. Не будет, вот увидишь, – ответил отец, присев на корточки. – Но с этим Гришкой не дружи. Уж лучше самому возвращаться из школы, чем в компании с этим ненормальным. Кстати, как его фамилия?
— Фешинов.
— А маму его как зовут? – с дивным интересом спросил Глеб.
— Я не знаю. Она медсестрой работает здесь в поликлинике, – Стёпа кивком головы указал в сторону.
— Ага, значит, медсестрой, – пробормотал невнятно отец, поднимаясь. – Пойду-ка я с ней побеседую, сынок. А ты возвращайся домой, и вытри слезы. Сколько можно плакать?
— Я уже не плачу.
— И выброси ботинок в мусорный бак, – Глеб указал на него взглядом.
— Выброшу, – ответил Степка еле слышно.
Взяв ботинок за длинные шнурки, он поволочил его по земле, опавшим листьям и по первому, но нерадостному снегу. Степка шел, опустив голову, ссутулившись и медленно передвигая маленькие ножки в стареньких легких кроссовках. Глеб через плечо еще раз проводил сына взглядом, жалея, что того постоянно обижают все кому не лень.

«Тук-тук-тук», не смотря на шум воды в кухонной раковине, звук разборчиво доносился из коридора. Станислава оставила досыта накормленного Антошку в коляске и поспешила открыть дверь.
— Привет! – энергичный голос соседки немного удивил захлопотанную девушку.
— А, это ты? Привет! Я думала мои мужчинки вернулись с ботинком.
— Можно к вам, – гостья переступила через порог. – С каким еще ботинком?
— Та, Степка, как всегда, отчебучил – ботинок потерял. Проходи, разувайся. (Станислава начала жаловаться на судьбу, ведя соседку в кухню)
— Дети! Что с них взять?! Я к тебе вот по какому делу, собственно говоря: можно воспользоваться вашим компьютером? Мне электронное письмо нужно отправить в телекомпанию, а у нас операционная система, как назло, слетела, – пояснила гостья. – Представляешь, компьютер не работает, и по телевизору ни на одном канале сигнала нет. Как люди жили раньше без этого всего?! И что меня больше всего огорчает: я то оплатила просмотр «семейного пакета» на полгода вперед. Услуга оплачена, а смотреть нечего.
— А позвонить в телекомпанию нельзя?
— А зачем деньги тратить лишний раз, если можно бесплатно им письмо написать?
— И то верно! Сейчас я только плаксу свою на руки возьму. Не может спокойно ни полежать, ни посидеть!
— Ох, карапуз! Белка ручная! Пойдешь к тетке? – она протянула ухоженные руки, блеснув золотыми кольцами и широким браслетом.
Антошка округлил голубые глазища, испуганно наблюдая за длинными согнутыми ногтями перламутрового цвета. Но все-таки потянулся навстречу, наверно из-за любопытства. Малыш, едва коснувшись чужой кофточки, расшитой бисером на груди, заулыбался, похлопывая ладошками по заинтересовавшим его блесткам.
— Ну, настоящий мужчина! Уже с детства баб щупает! – засмеялись обе.
— Пойдем, Лен, я включу тебе компьютер, будешь письмо писать, а мне еще посуду домыть надо.
— Ну, идем.
Станислава зашла на «mail.ru» и хотела было удалиться из зала, но Елена остановила её. На экране высветилась ссылка на статью, заглавие которой и привлекло внимание любительницы яркого макияжа в модной кофточке.
— Стой! Как соблазнить мужчину взмахом ресниц?! Давай почитаем, – она перешла по ссылке. – О, здесь и видео есть для непонятливых!
— Ой, Ленка, оно тебе надо? Ты что глаза красить не умеешь? – но Станислава все же посадила малыша на стол и сама облокотилась, рассматривая красивые картинки с изображениями мастерски накрашенных глаз.
— Да ты глянь, какая прелесть! Я тоже так хочу!
— Ого, сколько разных кисточек?! И это все чтобы только глаза накрасить?
— А ты как думала?! Давай видео посмотрим.
Елена навела курсор мышки на серый треугольник, и молоденькая брюнетка с идеально ровным цветом лица начала онлайн-урок вечернего макияжа.
— Вау! 1,2,3… У неё девять кисточек. А у меня только две, и те одинаковые – с куполообразной поролоновой подушечкой.
— Деревня ты, Станислава. Хотя и я далеко не ушла. Смотри, как она легко наносит тени.
— Это можно сделать и одной кисточкой.
— Нет, для такого изысканного макияжа одной кисточки, да еще и с поролоновым наконечником, будет мало, – возразила Елена. Для растушевки нужна специальная кисточка!
— Выходит дело только в профессиональной кисточке? – Станислава не успевала следить за быстрыми движениями красавицы из монитора. – Я бы сама так не смогла.
— Здесь, как и в любом другом деле, опыт нужен. И сама кисточка, и качество теней, карандашей, подводок, туши – имеют большое значение. Вот ты, Станислава, последнее время совсем перестала за собой следить. Почему даже голову не помыла? Я об укладке феном на круглую расческу уже молчу, – Елена отвлеклась от ролика с мастер-классом, рассматривая подругу от макушки и до пят в красных носках.
— Некогда было ни вчера вечером, ни сегодня днем. Замоталась я.
— Так, марш в ванную. Приведи свой внешний вид в порядок. Умыться не забудь. И халат смени, – Елена оттянула подол, указывая на круги от чего-то жирного.
Станислава хотела было возразить, но подруга решительно дала ей понять, что «женщина всегда должна оставаться женщиной». И пока в ванной шумела вода, Елена с Антошкой продолжали рассматривать варианты восточных макияжей. А как только картинки на страничке закончились, в дверь постучали.
— Иду, иду, – с намотанным на голове полотенцем Станислава открыла дверь. – Стёпка! А папа где?
— Он пошел разговаривать с Гришкиной мамой, – ответил мальчик, расстегивая молнию на куртке. – Ой. У меня замочек отвалился, – он протянул его маме.
— Стёпка, ты Стёпка, с тобой одни неприятности, – Станислава помогла сыну раздеться и повесила его вещи на крючок металлической стойки для одежды. – Ботинок не нашли?
— Нашли, только он порванный, и я выбросил его в мусор. А у нас, что опять тетя Лена?
— Да, чудо моё. А ты иди вымой руки и садись делать уроки, я потом проверю. Завтра тебе в школу, и придется идти в кроссовках, Маша-растеряша, – тяжело вздохнула опечаленная мама, думая «хоть бы мороз еще больше не стукнул».
— Извини, – Стёпка опустил голову.
— Ладно, проехали. Но в следующий раз будь внимательнее, аккуратнее. Я же не могу каждый день на тебя тратить по 200 гривен.
— Я постараюсь, – мальчик обнял маму, прижавшись лицом к животу.
— Договорились, а теперь уроки! А мне еще молнию нужно будет починить, если получится. А если нет, придется нести в мастерскую.

Написав письмо в две строчки и отправив адресату, Елена помогла подруге высушить волосы феном. Даже без разрекламированных средств для увеличения объема, прическа получилась пышной. У Станиславы были нормальные волосы, вот только она редко предоставляла окружающим возможность увидеть это.
— Стаська, тебе срочно нужно перекраситься. Как купишь краску, зови меня. Я сделаю из тебя конфетку!
— Не до краски мне, Лен. Завтра надо ботинки своему школьнику купить, зима ведь не за горами. Вон, какой снег повалил, а Степке обуть нечего. Да и зачем красить волосы? Зимой под шапкой все равно не видно.
— Здрасти, моя радость! А перед Глебом ты тоже в шапке ходишь? Мужики любят глазами. Глазами! А что твой Глеб видит? Неухоженную домохозяйку?
Антошка, сидя на диване, перестал кусать резиновую мышку. Вся распашонка была мокрая от обильного слюноотделения. У него резались зубки, и ему не терпелось их обо что-то почесать. Но, заметив некое волнение, исходящее от мамы, он остановился. Малыш словно ожидал, что же она ответит.
— Глеб любит меня такой, какая я есть. И мне не нужно стараться сделать себя привлекательнее. Главное красивый внутренний мир, душа человека, умение быть хозяйкой, в конце концов, а не фальшивая, но красивая оболочка.
Станислава немного разозлилась. Но, сдерживая эмоции, все-таки попыталась сделать вид, что слова подруги её не очень-то и волнуют. А где-то глубоко как будто что-то ёкнуло. Обида от прямолинейности или жалость к себе самой? – она и сама не понимала.
— Ох, Стаська! А давай я тебе глаза накрашу красиво?! И увидишь, каким взглядом одарит тебя муженек! А если ты еще и халат этот снимешь, сменив его хотя бы на бриджи и топик, так будет вообще здорово!
Елена могла уговорить кого угодно. Она была открытой и доброжелательной натурой, и эти качества больше всего в ней нравились Станиславе. Но порой надмерная правдивость с уст подруги звучала, как смертельный приговор. И опасаясь намеков на то, что Глеб может заинтересоваться другой, Станислава разрешила испробовать на себе самый экстравагантный арабский макияж.
— И это все, что у тебя есть из косметики? Зая, разве можно так себя не любить, что даже не позволить себе купить нормальную помаду? У этой срок годности истек в прошлом году.
— А мне нравится, как она смотрится на губах. Ты кстати глаза собиралась мне накрасить, а не губы. Так что оставь в покое мою помаду. Отдай, – и Станислава потянулась рукой, чтобы положить помаду на место в косметичку.
— О Боже, здесь еще и спичка! Какая же ты экономная, а я и не знала, что все настолько запущено. Выброси её в мусор, и купи новую! – Елена отложила затертый тюбик с остатками помады в сторону.
— У меня еще блеск для губ есть, и карандаш почти новенький. Мне его мама подарила в прошлом году на 8 марта!
— А карандаш хороший. О! И теней у тебя две коробочки! Как раз и цвета яркие есть. Только кисточки нормальной нет.
— Какая есть, такой и крась.
— Ну что же, приступим!
Первым делом она попыталась нанести на внутренний уголок верхнего века подруги серые тени. Они осыпались, оставляя блестящие точки, но это не останавливало напористую Елену, желающую и потренироваться с новым видом макияжа глаз, и за одно повлиять на подругу, приобщив её к ежедневному уходу за лицом. К внешнему веку она нанесла темные фиолетовые тени, а посредине яркие зеленые, отливающие металлическим блеском. По контуру нижних век жирной полоской провела голубую подводку, и накрасила ресницы полусухой от старости тушью. Но то ли из-за отсутствия специальных кисточек, то ли из-за неудачного подбора цветов или даже фирмы производителя самой косметики – макияж оказался жалким подобием того, что было на картинках.
— Всё? Можно в зеркало глянуть?
— Подожди, надо припудрить носик и губки подрисовать для полной картины.

Тук, тук, тук-тук, тук.
— Это Глеб, – вскочила Станислава. – Губки красить уже некогда.
Елена все еще смотрела на плоды своих стараний, размышляя «что же я сделала не так».
— Ну, я пойду. Засиделась я у тебя. Мои там уже наверно заждались. И не забудь о халате, – она подмигнула, поправляя большую грудь, спрятанную за красивой кофточкой.
— О, Господи, что ты со мной сделала? Я похожа на тропического попугая, – ужаснулась Станислава своему отражению в зеркале.
— Ничего подобного. Если тебе еще цвет лица выровнять, щеки нарумянить, губы накрасить, прическу сделать и одеться подобающе – было бы чудесно! А если набор кисточек купить, так ты была бы краше моделей с глянцевых журналов, – ответила Елена, обуваясь у порога, в то время как Станислава открывала дверь.
— А что это с твоими глазами? Что за боевой раскрас свирепой амазонки? – сходу возмутился муж, лишь искоса взглянув на спешащую домой гостью.
— Я сейчас умоюсь, – Станислава безрадостно наблюдала за реакцией Глеба.
— Я убегаю. Всё. Пока, – и за подругой захлопнулась дверь.
— Пока.
— Тебе такой вульгарный макияж не к лицу. Солнышко, ты же не уличная девка, – он повесил куртку, и поток воздуха с тонким запахом женских духов рассеялся в коридоре.
— Ты с мамой Гришки разговаривал или обнимался? Почему от тебя пахнет духами?
— Духами?! – Глеб переспросил, усмехаясь. – Даже не знаю. Может, Танька вылила на себя целый флакон!
— Танька?!
— Фешинова – медсестра наша, Танька, – невозмутимо продолжил Глеб, – она мне все уши прожужжала, жалуясь на своего «розбышаку».
— Ах, ну да, конечно! И ты бедный больше часа выслушивал её жалобы?
— Ну, в самом то деле, ты что ревнуешь? Подумаешь, поговорили. Что у нас общих тем для разговоров нет? Тем более это её Гришка нашего Стёпку постоянно обижает. Вот и мы и обсудили поведение наших детей.
Глеб больше ничего не сказал. А Станислава с ворохом неприятных мыслей в голове пошла смывать с себя косметику.

… На газовой плитке стояли кастрюли со свежим борщом, тушеной картошкой, гуляшом из молодой свинины. Ароматно пахло чесноком, паприкой и другими специями. В квартире было чисто.
Справившись с домашними заботами, Станислава ожидала возвращения Стёпки из школы, но Глеб пришел раньше. С порога бросил недовольный взгляд и, не снимая куртки, прошел мимо.
— Привет, а что случилось? – она последовала за ним в ванную комнату.
— Я тут подумал, – Глеб повернулся лицом к жене, – я ухожу.
— Куда? Во вторую смену? Сразу после первой?
— Нет. Я ухожу отсюда.
— В смысле?
— Надоел мне этот дурдом уже: детский плач, твои занятия со Степкой то украинским, то английским. Я хочу покоя. И обеды твои мне приелись, и иллюзия образцового порядка достала, и ты… в своем грязном халате. А раньше от тебя пахло французскими духами.
— В грязном халате? Он чистый… И ты решил бросить меня одну с двумя детьми? – Станислава вызывающе смотрела в его глаза, все еще отказываясь верить, что муж на самом деле собирается уйти.
— Ты будешь получать законные алименты: 1/3 моей зарплаты, а пока Антошке 3 года не исполнится – даже больше. Да и ты неплохое пособие ежемесячно получаешь. Голодать не доведется. А там глядишь, и на работу выйдешь… – Глеб отвернулся и стал рассматривать стиральную машинку. – Я её заберу. Надеюсь, ты не станешь возражать?
— Стану, – Станислава была ошеломлена словами мужа. – У меня двое маленьких детей, и стирки постоянно много. Как будто ты не знаешь? А тебе зачем стиральная машинка? У свекрови же есть.
— Ха, а ты решила, что я к родителям переезжать собрался? Нет. Меня ждут в другом доме. И как раз там это пригодится.
— Какая же ты скотина, – закричала Станислава, еле сдерживая слезы.
— Микроволновку и компьютер я тоже заберу. Тебе ведь все равно не надо. И, пожалуйста, собери мои вещи, чтобы я быстрее мог вызвать такси и уехать от вас.
— Тебе надо, ты и собирай.
Заплакал Антошка, и Станислава поспешила к нему, оставив мужа отсоединяющим стиральную машинку от магистрали холодной воды. Малыш, увидев маму, успокоился и протянул пышные речонки. А вот Станислава никак не могла прийти в себя. Она нервничала, чувствуя себя преданной и обиженной. Сменив сыну мокрые ползунки и распашонку, постелив сухую пеленку, Станислава бросила мокрое белье в прямо угол рядом с детской кроваткой. Видеть Глеба, собирающимся уезжать, она не хотела.
Голубоглазый Антошка не понимал печали матери. Он совал в рот розовые ладошки, чесал распухшие десны, и слюни капали на чистую кофточку почти также интенсивно, как и горькие слезы отвергнутой женщины.
«Я вышла за него замуж, родила двоих детей, превратилась в примерную домохозяйку, пожертвовав своей красотой. А он? Променял меня на другую. Ради чего я старалась? Чтобы ему было хорошо со мной, уютно. Целыми днями вертелась на кухне: жарила, варила, крошила салаты. Неблагодарный. Я ведь угождала ему во всем. Хочешь блинчиков – пожалуйста; чебуреков, сырников – будет сделано; поджарку из говядины или фаршированную рыбу – все сделаю, лишь был мной доволен. А в итоге? Он не оценил моих стараний. Надо было, наверно, валяться на диване с глянцевым журналом в руках, и тратить деньги не на благоустройство квартиры, а на салоны красоты. Может, тогда он не попрекал бы меня «грязным» халатом. А дети? Как я теперь одна буду их воспитывать?..»
Глеб ушел, демонстративно бросив ключи на стол. Он даже не попрощался с Антошкой, не дождался возвращения Стёпки из школы, лишь посмотрел с призрением и молча развернулся, чтобы захлопнуть за собой дверь.
— Ну и катись к чертовой матери, – заплакала Станислава, наспех расстегивая пуговицы. – Проживем и без тебя.
Она скинула заношенный халат на пол, присела над ним и стала рвать по швам на куски. Трещали нитки, а в голове пульсировали слова «грязный халат». Всю свою злость Станислава вылила на бездушную и невинную тряпку, считая её причиной своего несчастья. Изумленные глаза ребенка наблюдали за странной картиной. Малыш еще никогда не видел свою маму такой… Одним халатом она не ограничилась. Дошла очередь и до других выцветших одежд десятилетней давности. Распахнув шифоньер, Станислава все смела вниз: и свитера, и кофты школьных лет, юбки, брюки, и даже единственное в своем гардеробе черное платье, которое одевала лишь по особым случаям. Все вещи ждала одна участь – быть разорванными в клочья.
— Никакого старья! – истерически смеялась Станислава, подбрасывая в воздух ворох тряпья. – Я куплю себе современный наряд, сапоги на высоком каблуке, набор кисточек для макияжа, и ты меня даже не узнаешь при встрече. А мы еще обязательно встретимся, – сказала она, глядя на свадебную фотографию.
На фото застыли счастливые улыбки молодоженов. Дрожащей рукой Станислава взяла стеклянную рамку с тумбочки и, не раздумывая, ударила её о пол. Стекла разлетелись в разные стороны, оставив снимок лежать среди осколков. Подняв его и разорвав напополам, Станислава долго не решалась измельчить его на маленькие фрагменты. Но все-таки она это сделала.
— Отныне ты только отец моих детей.
Монолог Станиславы перебил стук в дверь. В длинной мужской футболке и черных колготах она впустила домой вернувшегося с занятий школьника.
— Мам, сегодня Гришка забрал у меня пирожок, – жаловался сын, расшнуровывая старые кроссовки.
— Стёпка, сегодня папа бросил нас, – Станислава обняла его и снова заплакала.
— Как? Разве папа не на работе?
— Уже нет. Он забрал свои вещи, стиральную машинку, микроволновую печь, наш компьютер, и …
— Значит, Гришка не обманул меня. Он говорил, что мой папа скоро станет его.
— Что?
— Папа влюбился в тетку Таньку – медсестру из нашей поликлиники. А Гришка сейчас, наверно, играет в мои компьютерные игры, и мой папа покупает ему конфеты, а не мне. Гришка забрал у меня все. Мама, где справедливость?

Автор -
Дата добавления - в
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 23.01.2012, 14:27 | Сообщение # 14
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
О составных компонентах лосьона...

Консерванты, эмульгаторы, полимеры, смягчители, экстракты и сложные эфиры…
на твоем лице.

Здравствуй, читатель. Сегодня я обратила внимание на состав одного увлажняющего лосьона, стоимостью в US$ 39,21 (по дисконтной карте- US$ 28,01) -
Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия).

Свойства лосьона, описанные на сайтах Nature's Sunshine Products, Inc. NSP - индустрия Wellness Style (Продукция производится по стандарту GMP, сертифицирована в Украине,
России, США, ЕС, Австралии, Японии и др. странах мира):
«1.Интенсивный восстанавливающий лосьон Advanced Recovery Lotion стимулирует регенерацию клеток кожи лица в ночные часы.
2.Содержит комплекс влагоудерживающих веществ, прекрасно увлажняющий кожу.
3.Уникальный ферментный комплекс защищает ДНК клетки, восстанавливая последствия агрессивного воздействия УФ-излучения.
4.Липосомальный комплекс с активными ингредиентами, витамины, экстракты растений, богатые антиоксидантами, питают, смягчают, увлажняют кожу, что дает ей возможность каждой утро выглядеть молодой и привлекательной.»

Состав: вода, гидрогенизированное растительное масло, бутиленгликоль, полиглицерил-2 стеарат, диметикон, цетиариловый спирт, сквален, каприловые/каприновые триглицериды, кукурузное масло, экстракт из соевых бобов, липиды сои, экстракт водорослей, экстракт полыни, феноксиэтанол, метилпарабен, этилпарабен, пропилпарабен, бутилпарабен, гидрогенизированный лецитин, ксантановая смола, витамин С, витамин Е, фарнезил ацетат, фарнезол, пантенол триацетат , эрготионеин, лизат микрококка, лецитин, динатриевая соль этилендиамин тетрауксусной кислоты, эфирные масла, экстракт сибирского женьшеня, экстракт ромашки, экстракт морского латука, пантенол триацетат (витамин В), экстракт из листьев гинкго билоба, натриевая соль, витамин А, алоэ барбадосское, экстракт из виноградных косточек, экстракт камелии (зеленый чай), лимонная кислота.

Столь долгий перечень незнакомых слов натолкнул меня на мысль провести собственное расследование, чтобы убедиться действительно ли косметика Natria является натуральной лечебной косметикой.

«На основе последних достижений науки компанией NSP была разработана новая эффективная линия косметических средств - Natria, содержащая натуральные ингредиенты необходимые для полноценного ухода за кожей. Косметика Natria также, как косметика Optima - средства для ухода за кожей III поколения, в которых реализованы технологии прямой доставки питательных ингредиентов в те слои кожи, которые в них нуждаются. Полностью наследуя уникальные свойства косметики Optima, косметические средства линии Natria за счет совершенствования составов натуральных комплексов обладают еще большей эффективностью.
Итак, косметические средства эксклюзивной линии Natria - это средства обогащеные натуральными комплексами, которые полноценно питают кожу благодаря уникальным составам и использованию новейших технологий прямой доставки витаминов и питательных веществ в те области и слои кожи, которые повреждены или нуждаются в питании.
Уникальные питательные комплексы - основа каждого продукта линии Natria.
(http://nspdoma.com.ua)

Описания составных компонентов нашла на страницах Интернета:

1.Гидрогенизированное растительное масло (Hydrogenated Vegetable Oil) – один из косметических компонентов, который может способствовать образованию прыщей. Комедоны, закупоривая поры, препятствуют выходу на поверхность кожного сала, продуцируемого железой. Из этого можно сделать следующий вывод: чем меньше в косметике масел и жиров, тем менее она комедогенна. При изучении этикеток косметических средств необходимо обратить внимание и на то, на каком месте в списке ингредиентов находится комедогенное вещество. Чем ближе оно к началу этого списка, тем больше его в общем составе, и тем выше его способность закупоривать поры.
(В Advanced Recovery Lotion гидрогенизированное растительное масло стоит вторым в списке, после воды.)

2.Бутиленгликоль (Butylene glicol) – спирт из группы гликолей, растворитель нового поколения, позволяющий извлечь из растения весь комплекс действующих веществ, как гидрофильных (водорастворимых), так и гидрофобных (не растворимых в воде). Это безспиртовый комплексный экстракт, оказывающий многогранное воздействие на кожу и организм в целом, в том числе, увлажнение и смягчение. Спирты из группы гликолей обладают высокой дерматологической жесткостью, поэтому людям с чувствительной кожей лучше избегать препаратов, в которых они содержатся. Бутиленгликоль алифатический диол – обладает хорошей влагоудерживающей способностью. Регулирует водный баланс кожного покрова, образует защитную пленку на коже, предохраняет от сухости, придает коже особую мягкость и эластичность. В рецептурах косметических изделий часто используется как химический энхансер, т. е. компонент, усиливающий действие других ингредиентов, например, консервантов, отдушек, увлажняющих добавок.

3.Полиглицерил-2 стеарат (polyglyceryl-2 stearate) - полигликоль, который применяют в косметике для стабилизации эмульсий. Одним из основных требований, предъявляемых к косметическим эмульгаторам, является их совместимость с кожей, кожными защитными системами. Так как структура косметики определяется в первую очередь эмульгаторами, Полиглицерил 2 диполигидроксистеарат - лучший выбор отвечающий всем требованиям.

4.Диметикон (Dimethicone) –силиконовый полимер, используется в качестве кондиционера в несмываемых ополаскивателях или бальзамах для волос для придания волосам мягкости, шелковистости и блеска. Средства содержащие диметикон считаются комфортными для любой кожи, даже для сухой и чувствительной. Это вещество не дает воде испаряться и надолго удерживает ее в роговом слое эпидермиса. Но надо иметь в виду, что такие составы не смываются водой и удалять их нужно только с помощью жиросодержащих косметических средств. Поэтому диметикон вводят преимущественно в дневные кремы и маски. Но, так же является комедогенным веществом.

5.Цетеариловый спирт – смесь цетилового и стеарилового спиртов. Используется в косметике как эмолент и структурообразующий компонент. Натурального происхождения, вырабатывается из масла кокосового ореха, в косметике используется как растворитель, эмульгатор, загуститель, структурная основа для других ингредиентов.

6.Сквален (Squalane) — ациклический полиненасыщенный углеводород, синтезирующийся в организме человека, из которого образуется холестерин. Сквален представляет собой прозрачное масло без цвета и запаха, высокостабильное и идеально адаптированное для применения в косметических и фармакологических препаратах. Сквален (Squalane) популярен благодаря его естественной совместимости с кожей, не токсичен. Он не комедогенен, и является эффективным эмульгатором, смягчителем и носителем питательных веществ. Сквален входит в состав гидролипидного покрова и обладает мощными антиоксидантным и увлажняющим действием. Он быстро увлажняет и успокаивает раздраженную кожу, устраняет покраснение, зуд и шелушение. Сквален эффективен при дерматитах.

7.Каприловые триглицериды (Caprylic - Capric Triglyceride) - натуральные смягчители, полученные из кокосового масла. Смягчают кожу, не оставляя тяжелого жирного ощущения, которое часто остается после других масел. Обладают хорошим гидратационным воздействием, т.к. уменьшают испарение воды с кожи. Не оставляют видимых жирных следов на коже, увлажняют верхний слой клеток кожи и волос, питают и защищают от негативного воздействия внешней среды. Устраняют неприятное ощущение стянутости и сухости кожи. Каприловый (каприновый) триглицерид это смесь эфир глицерина с каприловой, каприновой и лауриловой кислотами. Получают из кокосового масла. Каприловая кислота и каприловые триглицериды обладают противогрибковым эффектом. Не провоцирует возникновение угрей.

8.Кукурузное масло богато витаминами Е, К и минералами, которые необходимы для хорошего состояния волос, кожи и ногтей. Кукурузное масло отличный помощник в уходе за сухой и чувствительной кожей. Оно способствует быстрой регенерации клеток, устраняет шелушение, оказывает омолаживающий эффект, повышает эластичность кожи. Кукурузное масло используется в производстве детской косметики, так как обладает заживляющими и гипоаллергенными свойствами.

9.Экстракт соевых бобов – компонент, используемый в кос¬метических средствах для увлажнения кожи.

10.Липиды сои восстанавливают и поддерживают водный барьер кожи

11.Водоросли наделены способностью активно возвращать накопленные полезные вещества, а химико-биологический состав водорослевых клеток близок составу клеток человека. Вот почему активные ингредиенты экстрактов морских водорослей могут легко проникать в глубокие слои кожного покрова. Никакой экстракт наземной растительности не обладает подобными свойствами. Поэтому эфирные масла и вытяжки растений в основном используются в качестве вспомогательных ингредиентов в косметике на основе водорослей, как усилители воздействия основных компонентов.

12.Экстракт полыни – убивает болезнетворные микроорганизмы, способствует скорейшему заживлению трещин и ранок, снимает отечность. Он оказывает биостимулирующее действие, улучшает микроциркуляцию в капиллярах, стимулирует, очищает и осветляет кожу. Содержащиеся в экстракте полыни терпеноидные соединения оказывают выраженный тонизирующий, антисептический и противовоспалительный эффект. Экстракт полыни уменьшает выработку секрета сальными железами; за счет инулина и азулена снижает симптомы раздражения (включая аллергические) и способствует регенерации ткани; повышает сопротивляемость эпидермиса к неблагоприятным воздействиям окружающей среды и фактором старения.
Экстракт полыни содержит большое количество олигосахаридов. Действие этих активных ингредиентов подобно так называемому «липофилингу», применяемому в пластической хирургии. В результате неосинтеза липидов увеличивается плотность подкожной жировой клетчатки, что приводит к повышению упругости кожи.

13.Феноксиэтанол (Phenoxyethanol) - прозрачная бесцветная маслянистая жидкость с приятным запахом и жгучим вкусом. В парфюмерных композициях используется как фиксатор, в косметических препаратах как компонент антисептического действия.
Обладает очищающим, антибактериальным действием, усиливает действие других антисептиков

14.Метилпарабен (Methylparaben) - консервант приводит к преждевременному старению кожи. Под воздействием ультрафиолетовых лучей консервант меняет свой первоначальный состав и приводит к образованию морщин и, так называемых, печеночных пятен. Метилпарабен наиболее популярный ингредиент в косметике для лица. Он применяется в качестве антисептика как в декоративной косметике (пудра), так и в средствах по уходу за лицом (лосьон).

15.Этилпарабен (этил-р-гидроксибензоат) - консервант. Возможные последствия:
аллергические реакции; раздражение кожи; контактный дерматит; обладает умеренным потенциалом для накопления.

16.Пропилпарабен (пропил-р-гидроксибензоат) - консервант.Возможные последствия:
раздражение кожи и аллергические реакции; контактный дерматит; чувствительность к свету; включен в Список опасных веществ, составленный Национальным Институтом здравоохранения США.

17.Бутилпарабен (синтетический; сложный эфир бутилового спирта и р-гидроксибензойной кислоты) - консервант.
Возможные последствия: аллергические реакции; раздражение кожи.

18.Гидрогенизированный лецитин, полученный из соевого белка, относится к семейству глицеролипидов, являющихся основным структурным компонентом клеточной мембраны. Используется как природный эмолент. Гидрогенизированный лецитин восстанавливает эпидермальный барьер, способствуя усилению процессов регенерации кожи.

19.Ксантановая камедь (ксантан) — природное химическое соединение, пищевая добавка Е415, относится к группе стабилизаторов. По химической природе ксантановая камедь представляет собой полисахарид, полученный путем ферментации с использованием бактерии Xanthomonas campestris. В жизненном цикле бактерий служит им защитой от вирусов и пересыхания, поэтому может использоваться в косметических средствах для увлажнения кожи.

20.Витамин С - мощный антиоксидант, стимулирует производство нового коллагена в коже. Витамин С освежает и омолаживает кожу, выравнивает цвет лица и уменьшает пигментацию (веснушки, пигментные пятна, красноту и другие последствия воздействия на кожу солнца). Витамин С успокаивает чувствительную кожу, склонную к раздражениям и воспалениям. Важная функция витамина С - повышение естественной способности кожи противостоять воздействию солнечных лучей.

21.Витамин Е оказывает антиоксидантный эффект, защищая клетки эпидермиса и структурные белки - коллаген и эластин - от разрушения свободными радикалами: в результате кожа разглаживается и подтягивается, благодаря противовоспалительному действию витамин Е смягчает проявления аллергии и угревой сыпи. Витамин Е улучшает цвет лица двумя путями: во-первых, выводит из организма токсины, очищая внутреннюю среду, а во-вторых, увеличивает срок жизни красных кровяных телец – эритроцитов.
Витамин Е стимулирует процессы обновления - регенерации кожи, улучшает кровоснабжение и глубоко увлажняет ее. Обладает ранозаживляющими свойствами, успокаивает раздраженную кожу, облегчает состояние при солнечных и термических ожогах, предотвращает разрушение витаминов А и С, усиливая их антиоксидантное и омолаживающее действие. Витамин Е защищает от фотостарения, вызванного ультрафиолетовыми лучами, снижает риск меланомы и других разновидностей рака кожи. Избавляет от мешков под глазами, одутловатости лица и прочих проявлений повышенной гидрофильности тканей (способности задерживать воду), развивающейся с возрастом
Витамин Е предотвращает появление пигментных пятен и веснушек, а если они уже есть, осветляет их, выравнивая цвет лица.

22-23. Фарнезол и фарнезил ацетат - это натуральные компоненты, присутствующие в коже и отвечающие за выработку кожного сала.

24-25.Пантенил-триацетат и пантенил-триацетат (витамин В) -смягчители, увлажнители, улучшает кровообращение.

26.Эрготионеин - растительная аминокислота. Антиоксидант, хелирующий агент. Участвует в энергетическом метаболизме в митохондриях, оздоравливает мембраны.

27. Лецитины (от греческого — желток) — общий термин для обозначения любой группы желто-коричневатых жирных субстанций, находящихся в тканях животных и растений, яичных желтках. Применение делает кожу эластичной, разглаживает морщинки, улучшает цвет кожи. Происходит это потому, что улучшаются биологические свойства мембран клеток кожи.

28.Лизат микрококка - компонент, в основе которого лежит восстановительный энзим (фермент), в природе его можно найти в морских водорослях.

29.Динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты делает нерастворимые соли металлов растворимыми. Используется: в производстве медицинских препаратов и при отравлениях тяжелыми металлами, в производстве бытовой химии и синтетических моющих средств, при консервировании и др. В реставрации для удаления следов коррозии с изделий из бронзы и других цветных металлов, особо хорошо себя проявляет в очистке изделий из серебра. В промышленности для промывки теплоэнергетического оборудования, труб, котлов; водоподготовки в котельных и теплосетях; в виде стабилизатора в процессах полимеризации; в целлюлозно-бумажной промышленности; при производстве каучука; в аналитической химии и в многих других областях. Может вызвать раздражение кожных покровов, слизистых оболочек глаз и дыхательных путей и симптомы бронхита.

30.Эфирные масла — пахучая смесь жидких летучих веществ, выделенных из растительных материалов (дистилляцией, экстракцией, прессованием). Эфирные масла оказывают очень мощный эффект.

31.Сибирский женьшень (элеутерококк) укрепляет действие иммунной системы.
Применяется в качестве общеукрепляющего, тонизирующего (стимулирующего) действия. Является средством, повышающим неспецифическую сопротивляемость организма, устойчивость к неблагоприятным условиям внешней среды.

32.Экстракт ромашки используется как успокаивающий и антиаллергенный компонент, обеспечивает питающее действие крема для любой кожи лица и шеи. Экстракт вносится в конце технологического процесса одновременно с добавлением парфюмерного масла, отдушки.

33.Экстракт морского латука – экстракт водорослей с омолаживающими свойствами, стимулирует коллагеновый синтез улучшает эластичность и упругость кожи.

34.Гинкго билоба – современник динозавров, поэтому его еще называют «динозаврово дерево». Улучшающее микроциркуляцию, антиагрегационное, снижающее проницаемость капилляров, венотонизирующее, улучшающее кровообращение. Нормализует обмен веществ в клетках, реологические свойства крови и микроциркуляцию, а также вазомоторные реакции кровеносных сосудов. Уменьшает проницаемость сосудистой стенки, оказывает выраженное противоотечное действие. Обладает антигипоксическими, антиоксидантными свойствами. Препятствует образованию свободных радикалов и перекисному окислению липидов клеточных мембран, способствует увеличению количества митохондрий и накоплению АТФ в клетках, повышению утилизации кислорода и глюкозы.

35.Кислота мефенамовая (Acidum mephenamicum) — N-(2,3-Диметилфенил)-антраниловая кислота. Применяется в медицине, как лекарственное средство — нестероидный противовоспалительный препарат (НПВС). Аналогично используется и её натриевая соль. Гиалуроновая кислота (Sodium Hyaluronate) – один из самых популярных компонентов, потому что данная кислота способна увлажнять 24 часа в сутки и сделать вашу кожу превосходной, увлажненной. Гиалуроновая кислота удерживает влагу на поверхности кожи, за счет чего обязана быть в каждом увлажняющем креме. Она же натриевая соль гиалуроновой кислоты.

36. Витамина А — антиоксидант. Он разрушает вредные молекулы кислорода, которые неминуемо образуются в коже под воздействием палящих солнечных лучей, вредной окружающей среды. Если своевременно не нейтрализовать действие свободных радикалов, повреждаются коллагеновые волокна (эластичные ткани, которые придают коже упругость), создаются предпосылки для появления морщин. Производная витамина А — ретиноловая кислота активно защищает кожу от столь неприятных для каждой из нас процессов. Еще одна форма витамина А — ретинол также очень активное вещество, обладающее незаурядным лечебным и защитным действием, которое так необходимо стареющей коже. Дело в том, что с возрастом нарушается выработка коллагена и эластина, стареет и гибнет все больше клеток кожи. Для их замещения и обновления другими клетками необходимо около 28 дней. Витамин А и его производные ускоряют этот процесс, в прямом смысле омолаживая кожу, а также улучшают ее кровоснабжение, укрепляют капилляры.

37.Экстракт алоэ барбадосского оказывает ранозаживляющее, иммуномодулирующее, регенерирующее, смягчающее, увлажняющее, антибактериальное, противовоспалительное действие.

38.Масляный экстракт виноградных косточек обладает рядом ценных свойств, благодаря высокой концентрации натурального витамина Е и биологически активных веществ (проантоцианидинов). Антиоксидантная активность входящих в состав масляного экстракта соединений превышает по своим биоактивным свой свойствам хорошо известный витамин С в 20 раз!

39.Экстракт Камелии Сасанква (Camellia Oleifera Extract) – нейтрализует свободные радикалы, защищает кожу от агрессивной окружающей среды. Благодаря омолаживающим свойствам тонизирует кожу и делает ее более упругой. Увлажняет и успокаивает, оказывает положительное действие на кожу – придает ей шелковистость, укрепляет ее гидролипидную мантию, разглаживает. Являясь активным антиоксидантом и биоактивным компонентом, экстракт листьев обладает вяжущим действием, сужает поры. Экстракт листьев камелии китайской содержит большое количество биологически активных веществ, в т.ч. полифенолы, танин, витамины A, E,C, группы B, кофермент Q10. Коэнзим Q10 увеличивает энергетический потенциал клеток, укрепляет клеточные мембраны. Повышает содержание влаги в коже, увеличивает ее эластичность, предотвращает образование мелких морщин. Антиоксиданты в процессе борьбы со свободными радикалами окисляются и теряют активность, а кофермент Q10 восстанавливает действие антиоксидантов.

40.Лимонная кислота оказывает слабое антисептическое, вяжущее, нейтрализующее, зудоуспокаивающее, белящее (депигментирующее) действие, обладает свойством снижать секреторные выделения кожи. В косметике лимонная кислота применяется как средство, стягивающее поры кожи лица. Поскольку лимонная кислота обладает депигментирующим (отбеливающим) действием, её 2–3% растворы (или лимонный сок) применяются против веснушек. В то же время более слабые растворы (0,25–0,50%) лимонной кислоты оказывает весьма благоприятное действие на кожу: сужают поры, отбеливают кожу, удаляя пигментные пятна и веснушки. Кожа при этом приобретает чистый матовый вид.

Вывод: Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия) кроме воды содержит в себе 40 компонентов, большая часть из которых (32) благотворно влияет на кожу. Но стоит ли закрывать глаза на вредные составные (8)? На этот вопрос каждый должен ответить самостоятельно.

Надеюсь 3 часа моего времени, потраченного на сбор информации, помогут девушкам сделать правильный выбор.
 
СообщениеО составных компонентах лосьона...

Консерванты, эмульгаторы, полимеры, смягчители, экстракты и сложные эфиры…
на твоем лице.

Здравствуй, читатель. Сегодня я обратила внимание на состав одного увлажняющего лосьона, стоимостью в US$ 39,21 (по дисконтной карте- US$ 28,01) -
Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия).

Свойства лосьона, описанные на сайтах Nature's Sunshine Products, Inc. NSP - индустрия Wellness Style (Продукция производится по стандарту GMP, сертифицирована в Украине,
России, США, ЕС, Австралии, Японии и др. странах мира):
«1.Интенсивный восстанавливающий лосьон Advanced Recovery Lotion стимулирует регенерацию клеток кожи лица в ночные часы.
2.Содержит комплекс влагоудерживающих веществ, прекрасно увлажняющий кожу.
3.Уникальный ферментный комплекс защищает ДНК клетки, восстанавливая последствия агрессивного воздействия УФ-излучения.
4.Липосомальный комплекс с активными ингредиентами, витамины, экстракты растений, богатые антиоксидантами, питают, смягчают, увлажняют кожу, что дает ей возможность каждой утро выглядеть молодой и привлекательной.»

Состав: вода, гидрогенизированное растительное масло, бутиленгликоль, полиглицерил-2 стеарат, диметикон, цетиариловый спирт, сквален, каприловые/каприновые триглицериды, кукурузное масло, экстракт из соевых бобов, липиды сои, экстракт водорослей, экстракт полыни, феноксиэтанол, метилпарабен, этилпарабен, пропилпарабен, бутилпарабен, гидрогенизированный лецитин, ксантановая смола, витамин С, витамин Е, фарнезил ацетат, фарнезол, пантенол триацетат , эрготионеин, лизат микрококка, лецитин, динатриевая соль этилендиамин тетрауксусной кислоты, эфирные масла, экстракт сибирского женьшеня, экстракт ромашки, экстракт морского латука, пантенол триацетат (витамин В), экстракт из листьев гинкго билоба, натриевая соль, витамин А, алоэ барбадосское, экстракт из виноградных косточек, экстракт камелии (зеленый чай), лимонная кислота.

Столь долгий перечень незнакомых слов натолкнул меня на мысль провести собственное расследование, чтобы убедиться действительно ли косметика Natria является натуральной лечебной косметикой.

«На основе последних достижений науки компанией NSP была разработана новая эффективная линия косметических средств - Natria, содержащая натуральные ингредиенты необходимые для полноценного ухода за кожей. Косметика Natria также, как косметика Optima - средства для ухода за кожей III поколения, в которых реализованы технологии прямой доставки питательных ингредиентов в те слои кожи, которые в них нуждаются. Полностью наследуя уникальные свойства косметики Optima, косметические средства линии Natria за счет совершенствования составов натуральных комплексов обладают еще большей эффективностью.
Итак, косметические средства эксклюзивной линии Natria - это средства обогащеные натуральными комплексами, которые полноценно питают кожу благодаря уникальным составам и использованию новейших технологий прямой доставки витаминов и питательных веществ в те области и слои кожи, которые повреждены или нуждаются в питании.
Уникальные питательные комплексы - основа каждого продукта линии Natria.
(http://nspdoma.com.ua)

Описания составных компонентов нашла на страницах Интернета:

1.Гидрогенизированное растительное масло (Hydrogenated Vegetable Oil) – один из косметических компонентов, который может способствовать образованию прыщей. Комедоны, закупоривая поры, препятствуют выходу на поверхность кожного сала, продуцируемого железой. Из этого можно сделать следующий вывод: чем меньше в косметике масел и жиров, тем менее она комедогенна. При изучении этикеток косметических средств необходимо обратить внимание и на то, на каком месте в списке ингредиентов находится комедогенное вещество. Чем ближе оно к началу этого списка, тем больше его в общем составе, и тем выше его способность закупоривать поры.
(В Advanced Recovery Lotion гидрогенизированное растительное масло стоит вторым в списке, после воды.)

2.Бутиленгликоль (Butylene glicol) – спирт из группы гликолей, растворитель нового поколения, позволяющий извлечь из растения весь комплекс действующих веществ, как гидрофильных (водорастворимых), так и гидрофобных (не растворимых в воде). Это безспиртовый комплексный экстракт, оказывающий многогранное воздействие на кожу и организм в целом, в том числе, увлажнение и смягчение. Спирты из группы гликолей обладают высокой дерматологической жесткостью, поэтому людям с чувствительной кожей лучше избегать препаратов, в которых они содержатся. Бутиленгликоль алифатический диол – обладает хорошей влагоудерживающей способностью. Регулирует водный баланс кожного покрова, образует защитную пленку на коже, предохраняет от сухости, придает коже особую мягкость и эластичность. В рецептурах косметических изделий часто используется как химический энхансер, т. е. компонент, усиливающий действие других ингредиентов, например, консервантов, отдушек, увлажняющих добавок.

3.Полиглицерил-2 стеарат (polyglyceryl-2 stearate) - полигликоль, который применяют в косметике для стабилизации эмульсий. Одним из основных требований, предъявляемых к косметическим эмульгаторам, является их совместимость с кожей, кожными защитными системами. Так как структура косметики определяется в первую очередь эмульгаторами, Полиглицерил 2 диполигидроксистеарат - лучший выбор отвечающий всем требованиям.

4.Диметикон (Dimethicone) –силиконовый полимер, используется в качестве кондиционера в несмываемых ополаскивателях или бальзамах для волос для придания волосам мягкости, шелковистости и блеска. Средства содержащие диметикон считаются комфортными для любой кожи, даже для сухой и чувствительной. Это вещество не дает воде испаряться и надолго удерживает ее в роговом слое эпидермиса. Но надо иметь в виду, что такие составы не смываются водой и удалять их нужно только с помощью жиросодержащих косметических средств. Поэтому диметикон вводят преимущественно в дневные кремы и маски. Но, так же является комедогенным веществом.

5.Цетеариловый спирт – смесь цетилового и стеарилового спиртов. Используется в косметике как эмолент и структурообразующий компонент. Натурального происхождения, вырабатывается из масла кокосового ореха, в косметике используется как растворитель, эмульгатор, загуститель, структурная основа для других ингредиентов.

6.Сквален (Squalane) — ациклический полиненасыщенный углеводород, синтезирующийся в организме человека, из которого образуется холестерин. Сквален представляет собой прозрачное масло без цвета и запаха, высокостабильное и идеально адаптированное для применения в косметических и фармакологических препаратах. Сквален (Squalane) популярен благодаря его естественной совместимости с кожей, не токсичен. Он не комедогенен, и является эффективным эмульгатором, смягчителем и носителем питательных веществ. Сквален входит в состав гидролипидного покрова и обладает мощными антиоксидантным и увлажняющим действием. Он быстро увлажняет и успокаивает раздраженную кожу, устраняет покраснение, зуд и шелушение. Сквален эффективен при дерматитах.

7.Каприловые триглицериды (Caprylic - Capric Triglyceride) - натуральные смягчители, полученные из кокосового масла. Смягчают кожу, не оставляя тяжелого жирного ощущения, которое часто остается после других масел. Обладают хорошим гидратационным воздействием, т.к. уменьшают испарение воды с кожи. Не оставляют видимых жирных следов на коже, увлажняют верхний слой клеток кожи и волос, питают и защищают от негативного воздействия внешней среды. Устраняют неприятное ощущение стянутости и сухости кожи. Каприловый (каприновый) триглицерид это смесь эфир глицерина с каприловой, каприновой и лауриловой кислотами. Получают из кокосового масла. Каприловая кислота и каприловые триглицериды обладают противогрибковым эффектом. Не провоцирует возникновение угрей.

8.Кукурузное масло богато витаминами Е, К и минералами, которые необходимы для хорошего состояния волос, кожи и ногтей. Кукурузное масло отличный помощник в уходе за сухой и чувствительной кожей. Оно способствует быстрой регенерации клеток, устраняет шелушение, оказывает омолаживающий эффект, повышает эластичность кожи. Кукурузное масло используется в производстве детской косметики, так как обладает заживляющими и гипоаллергенными свойствами.

9.Экстракт соевых бобов – компонент, используемый в кос¬метических средствах для увлажнения кожи.

10.Липиды сои восстанавливают и поддерживают водный барьер кожи

11.Водоросли наделены способностью активно возвращать накопленные полезные вещества, а химико-биологический состав водорослевых клеток близок составу клеток человека. Вот почему активные ингредиенты экстрактов морских водорослей могут легко проникать в глубокие слои кожного покрова. Никакой экстракт наземной растительности не обладает подобными свойствами. Поэтому эфирные масла и вытяжки растений в основном используются в качестве вспомогательных ингредиентов в косметике на основе водорослей, как усилители воздействия основных компонентов.

12.Экстракт полыни – убивает болезнетворные микроорганизмы, способствует скорейшему заживлению трещин и ранок, снимает отечность. Он оказывает биостимулирующее действие, улучшает микроциркуляцию в капиллярах, стимулирует, очищает и осветляет кожу. Содержащиеся в экстракте полыни терпеноидные соединения оказывают выраженный тонизирующий, антисептический и противовоспалительный эффект. Экстракт полыни уменьшает выработку секрета сальными железами; за счет инулина и азулена снижает симптомы раздражения (включая аллергические) и способствует регенерации ткани; повышает сопротивляемость эпидермиса к неблагоприятным воздействиям окружающей среды и фактором старения.
Экстракт полыни содержит большое количество олигосахаридов. Действие этих активных ингредиентов подобно так называемому «липофилингу», применяемому в пластической хирургии. В результате неосинтеза липидов увеличивается плотность подкожной жировой клетчатки, что приводит к повышению упругости кожи.

13.Феноксиэтанол (Phenoxyethanol) - прозрачная бесцветная маслянистая жидкость с приятным запахом и жгучим вкусом. В парфюмерных композициях используется как фиксатор, в косметических препаратах как компонент антисептического действия.
Обладает очищающим, антибактериальным действием, усиливает действие других антисептиков

14.Метилпарабен (Methylparaben) - консервант приводит к преждевременному старению кожи. Под воздействием ультрафиолетовых лучей консервант меняет свой первоначальный состав и приводит к образованию морщин и, так называемых, печеночных пятен. Метилпарабен наиболее популярный ингредиент в косметике для лица. Он применяется в качестве антисептика как в декоративной косметике (пудра), так и в средствах по уходу за лицом (лосьон).

15.Этилпарабен (этил-р-гидроксибензоат) - консервант. Возможные последствия:
аллергические реакции; раздражение кожи; контактный дерматит; обладает умеренным потенциалом для накопления.

16.Пропилпарабен (пропил-р-гидроксибензоат) - консервант.Возможные последствия:
раздражение кожи и аллергические реакции; контактный дерматит; чувствительность к свету; включен в Список опасных веществ, составленный Национальным Институтом здравоохранения США.

17.Бутилпарабен (синтетический; сложный эфир бутилового спирта и р-гидроксибензойной кислоты) - консервант.
Возможные последствия: аллергические реакции; раздражение кожи.

18.Гидрогенизированный лецитин, полученный из соевого белка, относится к семейству глицеролипидов, являющихся основным структурным компонентом клеточной мембраны. Используется как природный эмолент. Гидрогенизированный лецитин восстанавливает эпидермальный барьер, способствуя усилению процессов регенерации кожи.

19.Ксантановая камедь (ксантан) — природное химическое соединение, пищевая добавка Е415, относится к группе стабилизаторов. По химической природе ксантановая камедь представляет собой полисахарид, полученный путем ферментации с использованием бактерии Xanthomonas campestris. В жизненном цикле бактерий служит им защитой от вирусов и пересыхания, поэтому может использоваться в косметических средствах для увлажнения кожи.

20.Витамин С - мощный антиоксидант, стимулирует производство нового коллагена в коже. Витамин С освежает и омолаживает кожу, выравнивает цвет лица и уменьшает пигментацию (веснушки, пигментные пятна, красноту и другие последствия воздействия на кожу солнца). Витамин С успокаивает чувствительную кожу, склонную к раздражениям и воспалениям. Важная функция витамина С - повышение естественной способности кожи противостоять воздействию солнечных лучей.

21.Витамин Е оказывает антиоксидантный эффект, защищая клетки эпидермиса и структурные белки - коллаген и эластин - от разрушения свободными радикалами: в результате кожа разглаживается и подтягивается, благодаря противовоспалительному действию витамин Е смягчает проявления аллергии и угревой сыпи. Витамин Е улучшает цвет лица двумя путями: во-первых, выводит из организма токсины, очищая внутреннюю среду, а во-вторых, увеличивает срок жизни красных кровяных телец – эритроцитов.
Витамин Е стимулирует процессы обновления - регенерации кожи, улучшает кровоснабжение и глубоко увлажняет ее. Обладает ранозаживляющими свойствами, успокаивает раздраженную кожу, облегчает состояние при солнечных и термических ожогах, предотвращает разрушение витаминов А и С, усиливая их антиоксидантное и омолаживающее действие. Витамин Е защищает от фотостарения, вызванного ультрафиолетовыми лучами, снижает риск меланомы и других разновидностей рака кожи. Избавляет от мешков под глазами, одутловатости лица и прочих проявлений повышенной гидрофильности тканей (способности задерживать воду), развивающейся с возрастом
Витамин Е предотвращает появление пигментных пятен и веснушек, а если они уже есть, осветляет их, выравнивая цвет лица.

22-23. Фарнезол и фарнезил ацетат - это натуральные компоненты, присутствующие в коже и отвечающие за выработку кожного сала.

24-25.Пантенил-триацетат и пантенил-триацетат (витамин В) -смягчители, увлажнители, улучшает кровообращение.

26.Эрготионеин - растительная аминокислота. Антиоксидант, хелирующий агент. Участвует в энергетическом метаболизме в митохондриях, оздоравливает мембраны.

27. Лецитины (от греческого — желток) — общий термин для обозначения любой группы желто-коричневатых жирных субстанций, находящихся в тканях животных и растений, яичных желтках. Применение делает кожу эластичной, разглаживает морщинки, улучшает цвет кожи. Происходит это потому, что улучшаются биологические свойства мембран клеток кожи.

28.Лизат микрококка - компонент, в основе которого лежит восстановительный энзим (фермент), в природе его можно найти в морских водорослях.

29.Динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты делает нерастворимые соли металлов растворимыми. Используется: в производстве медицинских препаратов и при отравлениях тяжелыми металлами, в производстве бытовой химии и синтетических моющих средств, при консервировании и др. В реставрации для удаления следов коррозии с изделий из бронзы и других цветных металлов, особо хорошо себя проявляет в очистке изделий из серебра. В промышленности для промывки теплоэнергетического оборудования, труб, котлов; водоподготовки в котельных и теплосетях; в виде стабилизатора в процессах полимеризации; в целлюлозно-бумажной промышленности; при производстве каучука; в аналитической химии и в многих других областях. Может вызвать раздражение кожных покровов, слизистых оболочек глаз и дыхательных путей и симптомы бронхита.

30.Эфирные масла — пахучая смесь жидких летучих веществ, выделенных из растительных материалов (дистилляцией, экстракцией, прессованием). Эфирные масла оказывают очень мощный эффект.

31.Сибирский женьшень (элеутерококк) укрепляет действие иммунной системы.
Применяется в качестве общеукрепляющего, тонизирующего (стимулирующего) действия. Является средством, повышающим неспецифическую сопротивляемость организма, устойчивость к неблагоприятным условиям внешней среды.

32.Экстракт ромашки используется как успокаивающий и антиаллергенный компонент, обеспечивает питающее действие крема для любой кожи лица и шеи. Экстракт вносится в конце технологического процесса одновременно с добавлением парфюмерного масла, отдушки.

33.Экстракт морского латука – экстракт водорослей с омолаживающими свойствами, стимулирует коллагеновый синтез улучшает эластичность и упругость кожи.

34.Гинкго билоба – современник динозавров, поэтому его еще называют «динозаврово дерево». Улучшающее микроциркуляцию, антиагрегационное, снижающее проницаемость капилляров, венотонизирующее, улучшающее кровообращение. Нормализует обмен веществ в клетках, реологические свойства крови и микроциркуляцию, а также вазомоторные реакции кровеносных сосудов. Уменьшает проницаемость сосудистой стенки, оказывает выраженное противоотечное действие. Обладает антигипоксическими, антиоксидантными свойствами. Препятствует образованию свободных радикалов и перекисному окислению липидов клеточных мембран, способствует увеличению количества митохондрий и накоплению АТФ в клетках, повышению утилизации кислорода и глюкозы.

35.Кислота мефенамовая (Acidum mephenamicum) — N-(2,3-Диметилфенил)-антраниловая кислота. Применяется в медицине, как лекарственное средство — нестероидный противовоспалительный препарат (НПВС). Аналогично используется и её натриевая соль. Гиалуроновая кислота (Sodium Hyaluronate) – один из самых популярных компонентов, потому что данная кислота способна увлажнять 24 часа в сутки и сделать вашу кожу превосходной, увлажненной. Гиалуроновая кислота удерживает влагу на поверхности кожи, за счет чего обязана быть в каждом увлажняющем креме. Она же натриевая соль гиалуроновой кислоты.

36. Витамина А — антиоксидант. Он разрушает вредные молекулы кислорода, которые неминуемо образуются в коже под воздействием палящих солнечных лучей, вредной окружающей среды. Если своевременно не нейтрализовать действие свободных радикалов, повреждаются коллагеновые волокна (эластичные ткани, которые придают коже упругость), создаются предпосылки для появления морщин. Производная витамина А — ретиноловая кислота активно защищает кожу от столь неприятных для каждой из нас процессов. Еще одна форма витамина А — ретинол также очень активное вещество, обладающее незаурядным лечебным и защитным действием, которое так необходимо стареющей коже. Дело в том, что с возрастом нарушается выработка коллагена и эластина, стареет и гибнет все больше клеток кожи. Для их замещения и обновления другими клетками необходимо около 28 дней. Витамин А и его производные ускоряют этот процесс, в прямом смысле омолаживая кожу, а также улучшают ее кровоснабжение, укрепляют капилляры.

37.Экстракт алоэ барбадосского оказывает ранозаживляющее, иммуномодулирующее, регенерирующее, смягчающее, увлажняющее, антибактериальное, противовоспалительное действие.

38.Масляный экстракт виноградных косточек обладает рядом ценных свойств, благодаря высокой концентрации натурального витамина Е и биологически активных веществ (проантоцианидинов). Антиоксидантная активность входящих в состав масляного экстракта соединений превышает по своим биоактивным свой свойствам хорошо известный витамин С в 20 раз!

39.Экстракт Камелии Сасанква (Camellia Oleifera Extract) – нейтрализует свободные радикалы, защищает кожу от агрессивной окружающей среды. Благодаря омолаживающим свойствам тонизирует кожу и делает ее более упругой. Увлажняет и успокаивает, оказывает положительное действие на кожу – придает ей шелковистость, укрепляет ее гидролипидную мантию, разглаживает. Являясь активным антиоксидантом и биоактивным компонентом, экстракт листьев обладает вяжущим действием, сужает поры. Экстракт листьев камелии китайской содержит большое количество биологически активных веществ, в т.ч. полифенолы, танин, витамины A, E,C, группы B, кофермент Q10. Коэнзим Q10 увеличивает энергетический потенциал клеток, укрепляет клеточные мембраны. Повышает содержание влаги в коже, увеличивает ее эластичность, предотвращает образование мелких морщин. Антиоксиданты в процессе борьбы со свободными радикалами окисляются и теряют активность, а кофермент Q10 восстанавливает действие антиоксидантов.

40.Лимонная кислота оказывает слабое антисептическое, вяжущее, нейтрализующее, зудоуспокаивающее, белящее (депигментирующее) действие, обладает свойством снижать секреторные выделения кожи. В косметике лимонная кислота применяется как средство, стягивающее поры кожи лица. Поскольку лимонная кислота обладает депигментирующим (отбеливающим) действием, её 2–3% растворы (или лимонный сок) применяются против веснушек. В то же время более слабые растворы (0,25–0,50%) лимонной кислоты оказывает весьма благоприятное действие на кожу: сужают поры, отбеливают кожу, удаляя пигментные пятна и веснушки. Кожа при этом приобретает чистый матовый вид.

Вывод: Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия) кроме воды содержит в себе 40 компонентов, большая часть из которых (32) благотворно влияет на кожу. Но стоит ли закрывать глаза на вредные составные (8)? На этот вопрос каждый должен ответить самостоятельно.

Надеюсь 3 часа моего времени, потраченного на сбор информации, помогут девушкам сделать правильный выбор.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:27
СообщениеО составных компонентах лосьона...

Консерванты, эмульгаторы, полимеры, смягчители, экстракты и сложные эфиры…
на твоем лице.

Здравствуй, читатель. Сегодня я обратила внимание на состав одного увлажняющего лосьона, стоимостью в US$ 39,21 (по дисконтной карте- US$ 28,01) -
Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия).

Свойства лосьона, описанные на сайтах Nature's Sunshine Products, Inc. NSP - индустрия Wellness Style (Продукция производится по стандарту GMP, сертифицирована в Украине,
России, США, ЕС, Австралии, Японии и др. странах мира):
«1.Интенсивный восстанавливающий лосьон Advanced Recovery Lotion стимулирует регенерацию клеток кожи лица в ночные часы.
2.Содержит комплекс влагоудерживающих веществ, прекрасно увлажняющий кожу.
3.Уникальный ферментный комплекс защищает ДНК клетки, восстанавливая последствия агрессивного воздействия УФ-излучения.
4.Липосомальный комплекс с активными ингредиентами, витамины, экстракты растений, богатые антиоксидантами, питают, смягчают, увлажняют кожу, что дает ей возможность каждой утро выглядеть молодой и привлекательной.»

Состав: вода, гидрогенизированное растительное масло, бутиленгликоль, полиглицерил-2 стеарат, диметикон, цетиариловый спирт, сквален, каприловые/каприновые триглицериды, кукурузное масло, экстракт из соевых бобов, липиды сои, экстракт водорослей, экстракт полыни, феноксиэтанол, метилпарабен, этилпарабен, пропилпарабен, бутилпарабен, гидрогенизированный лецитин, ксантановая смола, витамин С, витамин Е, фарнезил ацетат, фарнезол, пантенол триацетат , эрготионеин, лизат микрококка, лецитин, динатриевая соль этилендиамин тетрауксусной кислоты, эфирные масла, экстракт сибирского женьшеня, экстракт ромашки, экстракт морского латука, пантенол триацетат (витамин В), экстракт из листьев гинкго билоба, натриевая соль, витамин А, алоэ барбадосское, экстракт из виноградных косточек, экстракт камелии (зеленый чай), лимонная кислота.

Столь долгий перечень незнакомых слов натолкнул меня на мысль провести собственное расследование, чтобы убедиться действительно ли косметика Natria является натуральной лечебной косметикой.

«На основе последних достижений науки компанией NSP была разработана новая эффективная линия косметических средств - Natria, содержащая натуральные ингредиенты необходимые для полноценного ухода за кожей. Косметика Natria также, как косметика Optima - средства для ухода за кожей III поколения, в которых реализованы технологии прямой доставки питательных ингредиентов в те слои кожи, которые в них нуждаются. Полностью наследуя уникальные свойства косметики Optima, косметические средства линии Natria за счет совершенствования составов натуральных комплексов обладают еще большей эффективностью.
Итак, косметические средства эксклюзивной линии Natria - это средства обогащеные натуральными комплексами, которые полноценно питают кожу благодаря уникальным составам и использованию новейших технологий прямой доставки витаминов и питательных веществ в те области и слои кожи, которые повреждены или нуждаются в питании.
Уникальные питательные комплексы - основа каждого продукта линии Natria.
(http://nspdoma.com.ua)

Описания составных компонентов нашла на страницах Интернета:

1.Гидрогенизированное растительное масло (Hydrogenated Vegetable Oil) – один из косметических компонентов, который может способствовать образованию прыщей. Комедоны, закупоривая поры, препятствуют выходу на поверхность кожного сала, продуцируемого железой. Из этого можно сделать следующий вывод: чем меньше в косметике масел и жиров, тем менее она комедогенна. При изучении этикеток косметических средств необходимо обратить внимание и на то, на каком месте в списке ингредиентов находится комедогенное вещество. Чем ближе оно к началу этого списка, тем больше его в общем составе, и тем выше его способность закупоривать поры.
(В Advanced Recovery Lotion гидрогенизированное растительное масло стоит вторым в списке, после воды.)

2.Бутиленгликоль (Butylene glicol) – спирт из группы гликолей, растворитель нового поколения, позволяющий извлечь из растения весь комплекс действующих веществ, как гидрофильных (водорастворимых), так и гидрофобных (не растворимых в воде). Это безспиртовый комплексный экстракт, оказывающий многогранное воздействие на кожу и организм в целом, в том числе, увлажнение и смягчение. Спирты из группы гликолей обладают высокой дерматологической жесткостью, поэтому людям с чувствительной кожей лучше избегать препаратов, в которых они содержатся. Бутиленгликоль алифатический диол – обладает хорошей влагоудерживающей способностью. Регулирует водный баланс кожного покрова, образует защитную пленку на коже, предохраняет от сухости, придает коже особую мягкость и эластичность. В рецептурах косметических изделий часто используется как химический энхансер, т. е. компонент, усиливающий действие других ингредиентов, например, консервантов, отдушек, увлажняющих добавок.

3.Полиглицерил-2 стеарат (polyglyceryl-2 stearate) - полигликоль, который применяют в косметике для стабилизации эмульсий. Одним из основных требований, предъявляемых к косметическим эмульгаторам, является их совместимость с кожей, кожными защитными системами. Так как структура косметики определяется в первую очередь эмульгаторами, Полиглицерил 2 диполигидроксистеарат - лучший выбор отвечающий всем требованиям.

4.Диметикон (Dimethicone) –силиконовый полимер, используется в качестве кондиционера в несмываемых ополаскивателях или бальзамах для волос для придания волосам мягкости, шелковистости и блеска. Средства содержащие диметикон считаются комфортными для любой кожи, даже для сухой и чувствительной. Это вещество не дает воде испаряться и надолго удерживает ее в роговом слое эпидермиса. Но надо иметь в виду, что такие составы не смываются водой и удалять их нужно только с помощью жиросодержащих косметических средств. Поэтому диметикон вводят преимущественно в дневные кремы и маски. Но, так же является комедогенным веществом.

5.Цетеариловый спирт – смесь цетилового и стеарилового спиртов. Используется в косметике как эмолент и структурообразующий компонент. Натурального происхождения, вырабатывается из масла кокосового ореха, в косметике используется как растворитель, эмульгатор, загуститель, структурная основа для других ингредиентов.

6.Сквален (Squalane) — ациклический полиненасыщенный углеводород, синтезирующийся в организме человека, из которого образуется холестерин. Сквален представляет собой прозрачное масло без цвета и запаха, высокостабильное и идеально адаптированное для применения в косметических и фармакологических препаратах. Сквален (Squalane) популярен благодаря его естественной совместимости с кожей, не токсичен. Он не комедогенен, и является эффективным эмульгатором, смягчителем и носителем питательных веществ. Сквален входит в состав гидролипидного покрова и обладает мощными антиоксидантным и увлажняющим действием. Он быстро увлажняет и успокаивает раздраженную кожу, устраняет покраснение, зуд и шелушение. Сквален эффективен при дерматитах.

7.Каприловые триглицериды (Caprylic - Capric Triglyceride) - натуральные смягчители, полученные из кокосового масла. Смягчают кожу, не оставляя тяжелого жирного ощущения, которое часто остается после других масел. Обладают хорошим гидратационным воздействием, т.к. уменьшают испарение воды с кожи. Не оставляют видимых жирных следов на коже, увлажняют верхний слой клеток кожи и волос, питают и защищают от негативного воздействия внешней среды. Устраняют неприятное ощущение стянутости и сухости кожи. Каприловый (каприновый) триглицерид это смесь эфир глицерина с каприловой, каприновой и лауриловой кислотами. Получают из кокосового масла. Каприловая кислота и каприловые триглицериды обладают противогрибковым эффектом. Не провоцирует возникновение угрей.

8.Кукурузное масло богато витаминами Е, К и минералами, которые необходимы для хорошего состояния волос, кожи и ногтей. Кукурузное масло отличный помощник в уходе за сухой и чувствительной кожей. Оно способствует быстрой регенерации клеток, устраняет шелушение, оказывает омолаживающий эффект, повышает эластичность кожи. Кукурузное масло используется в производстве детской косметики, так как обладает заживляющими и гипоаллергенными свойствами.

9.Экстракт соевых бобов – компонент, используемый в кос¬метических средствах для увлажнения кожи.

10.Липиды сои восстанавливают и поддерживают водный барьер кожи

11.Водоросли наделены способностью активно возвращать накопленные полезные вещества, а химико-биологический состав водорослевых клеток близок составу клеток человека. Вот почему активные ингредиенты экстрактов морских водорослей могут легко проникать в глубокие слои кожного покрова. Никакой экстракт наземной растительности не обладает подобными свойствами. Поэтому эфирные масла и вытяжки растений в основном используются в качестве вспомогательных ингредиентов в косметике на основе водорослей, как усилители воздействия основных компонентов.

12.Экстракт полыни – убивает болезнетворные микроорганизмы, способствует скорейшему заживлению трещин и ранок, снимает отечность. Он оказывает биостимулирующее действие, улучшает микроциркуляцию в капиллярах, стимулирует, очищает и осветляет кожу. Содержащиеся в экстракте полыни терпеноидные соединения оказывают выраженный тонизирующий, антисептический и противовоспалительный эффект. Экстракт полыни уменьшает выработку секрета сальными железами; за счет инулина и азулена снижает симптомы раздражения (включая аллергические) и способствует регенерации ткани; повышает сопротивляемость эпидермиса к неблагоприятным воздействиям окружающей среды и фактором старения.
Экстракт полыни содержит большое количество олигосахаридов. Действие этих активных ингредиентов подобно так называемому «липофилингу», применяемому в пластической хирургии. В результате неосинтеза липидов увеличивается плотность подкожной жировой клетчатки, что приводит к повышению упругости кожи.

13.Феноксиэтанол (Phenoxyethanol) - прозрачная бесцветная маслянистая жидкость с приятным запахом и жгучим вкусом. В парфюмерных композициях используется как фиксатор, в косметических препаратах как компонент антисептического действия.
Обладает очищающим, антибактериальным действием, усиливает действие других антисептиков

14.Метилпарабен (Methylparaben) - консервант приводит к преждевременному старению кожи. Под воздействием ультрафиолетовых лучей консервант меняет свой первоначальный состав и приводит к образованию морщин и, так называемых, печеночных пятен. Метилпарабен наиболее популярный ингредиент в косметике для лица. Он применяется в качестве антисептика как в декоративной косметике (пудра), так и в средствах по уходу за лицом (лосьон).

15.Этилпарабен (этил-р-гидроксибензоат) - консервант. Возможные последствия:
аллергические реакции; раздражение кожи; контактный дерматит; обладает умеренным потенциалом для накопления.

16.Пропилпарабен (пропил-р-гидроксибензоат) - консервант.Возможные последствия:
раздражение кожи и аллергические реакции; контактный дерматит; чувствительность к свету; включен в Список опасных веществ, составленный Национальным Институтом здравоохранения США.

17.Бутилпарабен (синтетический; сложный эфир бутилового спирта и р-гидроксибензойной кислоты) - консервант.
Возможные последствия: аллергические реакции; раздражение кожи.

18.Гидрогенизированный лецитин, полученный из соевого белка, относится к семейству глицеролипидов, являющихся основным структурным компонентом клеточной мембраны. Используется как природный эмолент. Гидрогенизированный лецитин восстанавливает эпидермальный барьер, способствуя усилению процессов регенерации кожи.

19.Ксантановая камедь (ксантан) — природное химическое соединение, пищевая добавка Е415, относится к группе стабилизаторов. По химической природе ксантановая камедь представляет собой полисахарид, полученный путем ферментации с использованием бактерии Xanthomonas campestris. В жизненном цикле бактерий служит им защитой от вирусов и пересыхания, поэтому может использоваться в косметических средствах для увлажнения кожи.

20.Витамин С - мощный антиоксидант, стимулирует производство нового коллагена в коже. Витамин С освежает и омолаживает кожу, выравнивает цвет лица и уменьшает пигментацию (веснушки, пигментные пятна, красноту и другие последствия воздействия на кожу солнца). Витамин С успокаивает чувствительную кожу, склонную к раздражениям и воспалениям. Важная функция витамина С - повышение естественной способности кожи противостоять воздействию солнечных лучей.

21.Витамин Е оказывает антиоксидантный эффект, защищая клетки эпидермиса и структурные белки - коллаген и эластин - от разрушения свободными радикалами: в результате кожа разглаживается и подтягивается, благодаря противовоспалительному действию витамин Е смягчает проявления аллергии и угревой сыпи. Витамин Е улучшает цвет лица двумя путями: во-первых, выводит из организма токсины, очищая внутреннюю среду, а во-вторых, увеличивает срок жизни красных кровяных телец – эритроцитов.
Витамин Е стимулирует процессы обновления - регенерации кожи, улучшает кровоснабжение и глубоко увлажняет ее. Обладает ранозаживляющими свойствами, успокаивает раздраженную кожу, облегчает состояние при солнечных и термических ожогах, предотвращает разрушение витаминов А и С, усиливая их антиоксидантное и омолаживающее действие. Витамин Е защищает от фотостарения, вызванного ультрафиолетовыми лучами, снижает риск меланомы и других разновидностей рака кожи. Избавляет от мешков под глазами, одутловатости лица и прочих проявлений повышенной гидрофильности тканей (способности задерживать воду), развивающейся с возрастом
Витамин Е предотвращает появление пигментных пятен и веснушек, а если они уже есть, осветляет их, выравнивая цвет лица.

22-23. Фарнезол и фарнезил ацетат - это натуральные компоненты, присутствующие в коже и отвечающие за выработку кожного сала.

24-25.Пантенил-триацетат и пантенил-триацетат (витамин В) -смягчители, увлажнители, улучшает кровообращение.

26.Эрготионеин - растительная аминокислота. Антиоксидант, хелирующий агент. Участвует в энергетическом метаболизме в митохондриях, оздоравливает мембраны.

27. Лецитины (от греческого — желток) — общий термин для обозначения любой группы желто-коричневатых жирных субстанций, находящихся в тканях животных и растений, яичных желтках. Применение делает кожу эластичной, разглаживает морщинки, улучшает цвет кожи. Происходит это потому, что улучшаются биологические свойства мембран клеток кожи.

28.Лизат микрококка - компонент, в основе которого лежит восстановительный энзим (фермент), в природе его можно найти в морских водорослях.

29.Динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты делает нерастворимые соли металлов растворимыми. Используется: в производстве медицинских препаратов и при отравлениях тяжелыми металлами, в производстве бытовой химии и синтетических моющих средств, при консервировании и др. В реставрации для удаления следов коррозии с изделий из бронзы и других цветных металлов, особо хорошо себя проявляет в очистке изделий из серебра. В промышленности для промывки теплоэнергетического оборудования, труб, котлов; водоподготовки в котельных и теплосетях; в виде стабилизатора в процессах полимеризации; в целлюлозно-бумажной промышленности; при производстве каучука; в аналитической химии и в многих других областях. Может вызвать раздражение кожных покровов, слизистых оболочек глаз и дыхательных путей и симптомы бронхита.

30.Эфирные масла — пахучая смесь жидких летучих веществ, выделенных из растительных материалов (дистилляцией, экстракцией, прессованием). Эфирные масла оказывают очень мощный эффект.

31.Сибирский женьшень (элеутерококк) укрепляет действие иммунной системы.
Применяется в качестве общеукрепляющего, тонизирующего (стимулирующего) действия. Является средством, повышающим неспецифическую сопротивляемость организма, устойчивость к неблагоприятным условиям внешней среды.

32.Экстракт ромашки используется как успокаивающий и антиаллергенный компонент, обеспечивает питающее действие крема для любой кожи лица и шеи. Экстракт вносится в конце технологического процесса одновременно с добавлением парфюмерного масла, отдушки.

33.Экстракт морского латука – экстракт водорослей с омолаживающими свойствами, стимулирует коллагеновый синтез улучшает эластичность и упругость кожи.

34.Гинкго билоба – современник динозавров, поэтому его еще называют «динозаврово дерево». Улучшающее микроциркуляцию, антиагрегационное, снижающее проницаемость капилляров, венотонизирующее, улучшающее кровообращение. Нормализует обмен веществ в клетках, реологические свойства крови и микроциркуляцию, а также вазомоторные реакции кровеносных сосудов. Уменьшает проницаемость сосудистой стенки, оказывает выраженное противоотечное действие. Обладает антигипоксическими, антиоксидантными свойствами. Препятствует образованию свободных радикалов и перекисному окислению липидов клеточных мембран, способствует увеличению количества митохондрий и накоплению АТФ в клетках, повышению утилизации кислорода и глюкозы.

35.Кислота мефенамовая (Acidum mephenamicum) — N-(2,3-Диметилфенил)-антраниловая кислота. Применяется в медицине, как лекарственное средство — нестероидный противовоспалительный препарат (НПВС). Аналогично используется и её натриевая соль. Гиалуроновая кислота (Sodium Hyaluronate) – один из самых популярных компонентов, потому что данная кислота способна увлажнять 24 часа в сутки и сделать вашу кожу превосходной, увлажненной. Гиалуроновая кислота удерживает влагу на поверхности кожи, за счет чего обязана быть в каждом увлажняющем креме. Она же натриевая соль гиалуроновой кислоты.

36. Витамина А — антиоксидант. Он разрушает вредные молекулы кислорода, которые неминуемо образуются в коже под воздействием палящих солнечных лучей, вредной окружающей среды. Если своевременно не нейтрализовать действие свободных радикалов, повреждаются коллагеновые волокна (эластичные ткани, которые придают коже упругость), создаются предпосылки для появления морщин. Производная витамина А — ретиноловая кислота активно защищает кожу от столь неприятных для каждой из нас процессов. Еще одна форма витамина А — ретинол также очень активное вещество, обладающее незаурядным лечебным и защитным действием, которое так необходимо стареющей коже. Дело в том, что с возрастом нарушается выработка коллагена и эластина, стареет и гибнет все больше клеток кожи. Для их замещения и обновления другими клетками необходимо около 28 дней. Витамин А и его производные ускоряют этот процесс, в прямом смысле омолаживая кожу, а также улучшают ее кровоснабжение, укрепляют капилляры.

37.Экстракт алоэ барбадосского оказывает ранозаживляющее, иммуномодулирующее, регенерирующее, смягчающее, увлажняющее, антибактериальное, противовоспалительное действие.

38.Масляный экстракт виноградных косточек обладает рядом ценных свойств, благодаря высокой концентрации натурального витамина Е и биологически активных веществ (проантоцианидинов). Антиоксидантная активность входящих в состав масляного экстракта соединений превышает по своим биоактивным свой свойствам хорошо известный витамин С в 20 раз!

39.Экстракт Камелии Сасанква (Camellia Oleifera Extract) – нейтрализует свободные радикалы, защищает кожу от агрессивной окружающей среды. Благодаря омолаживающим свойствам тонизирует кожу и делает ее более упругой. Увлажняет и успокаивает, оказывает положительное действие на кожу – придает ей шелковистость, укрепляет ее гидролипидную мантию, разглаживает. Являясь активным антиоксидантом и биоактивным компонентом, экстракт листьев обладает вяжущим действием, сужает поры. Экстракт листьев камелии китайской содержит большое количество биологически активных веществ, в т.ч. полифенолы, танин, витамины A, E,C, группы B, кофермент Q10. Коэнзим Q10 увеличивает энергетический потенциал клеток, укрепляет клеточные мембраны. Повышает содержание влаги в коже, увеличивает ее эластичность, предотвращает образование мелких морщин. Антиоксиданты в процессе борьбы со свободными радикалами окисляются и теряют активность, а кофермент Q10 восстанавливает действие антиоксидантов.

40.Лимонная кислота оказывает слабое антисептическое, вяжущее, нейтрализующее, зудоуспокаивающее, белящее (депигментирующее) действие, обладает свойством снижать секреторные выделения кожи. В косметике лимонная кислота применяется как средство, стягивающее поры кожи лица. Поскольку лимонная кислота обладает депигментирующим (отбеливающим) действием, её 2–3% растворы (или лимонный сок) применяются против веснушек. В то же время более слабые растворы (0,25–0,50%) лимонной кислоты оказывает весьма благоприятное действие на кожу: сужают поры, отбеливают кожу, удаляя пигментные пятна и веснушки. Кожа при этом приобретает чистый матовый вид.

Вывод: Advanced Recovery Lotion (Интенсивный восстанавливающий лосьон для комбинированной и жирной кожи ночного действия) кроме воды содержит в себе 40 компонентов, большая часть из которых (32) благотворно влияет на кожу. Но стоит ли закрывать глаза на вредные составные (8)? На этот вопрос каждый должен ответить самостоятельно.

Надеюсь 3 часа моего времени, потраченного на сбор информации, помогут девушкам сделать правильный выбор.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:27
Kristina_Iva-NovaДата: Понедельник, 23.01.2012, 14:29 | Сообщение # 15
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Цвета весенней вишни
(трагедия женщины)


К чему может привести наивное желание женщины заставить мужа покрасить в ванной комнате стены в розовый цвет? Дело, конечно, не в цвете благоухающей вишни – а в том, кто будет осуществлять её задумку. Хотите, можете считать это мечтой, или коварным планом досадить супругу, не желающему ничего менять. Ведь мужчины часто считают, что мы их провоцируем на скандал, навязывая им свое мнение и заставляя подчиняться. Но мы – женщины, так любим все красивое: и косметику, и наряды, и блестящие побрякушки… и розовые стены в ванной. А когда на свое «давай» тебе отвечают «бери и крась», тут уже принципиально хочется упереться рогом и в очередной раз проверить, чья возьмет.
— Любимый, пока ты спал, придя с работы весь уставший (я уже молчу, что ты меня не поцеловал, и от тебя пахло спиртным), я ободрала в ванной старые обои! Я устала так, словно вскопала 5 соток! Обои не хотели отрываться от стен, мне пришлось их смачивать и скрести шпателем и даже кухонным ножом! Представляешь?! Но теперь можно заняться ремонтом! – репетировала жена, расхаживая по коридору, не решаясь осчастливить только что проснувшегося мужа.
Практически слово в слово она и поведала этот кусочек истории, хотя муж неоднократно перебивал словами «Как ты меня достала…». Ко всему выше сказанному жена предложила вместе сходить в магазин стройматериалов, чтобы купить багеты для потолочного плинтуса, финишную шпаклевку и водоэмульсионную краску для внутренних работ. С недовольным лицом муж все-таки согласился, и к следующим выходным все необходимое дожидалось «золотых рук».
И вот он долгожданный день настал. Пока муж заканчивал очередной бой в онлайн-игре «World of Tanks», жена обрезала багеты под правильным углом, развела раствор «Ceresit» и мастерски их прикрепила (так как подобную процедуру уже проделала ранее в коридоре). Она вытерла излишки раствора, вымыла белые плинтуса, окинула взглядом комнатушку 1,5 х 1,5 и подумала, как будет, наверно, красиво, если немного выровнять стены и покрасить их в нежный цвет. Но помимо ремонта в ванной были и другие важные дела. К примеру – обед приготовить. Ведь семью надо кормить. И она поторопила разозленного мужа, которого в неподходящий момент «расстреляли немецкие танки»:
— Любимый, пока ты играл в свой заслуженный выходной, я тут почти все сделала… Посмотри!
Муж понял, что ему не отвертеться и, скрипя зубами, принялся что-то творить, закрыв дверь. Жена занималась своими делами на кухне. Но не успела она и картошки начистить, как он уже, демонстративно вытирая лоб (якобы вспотел), вышел:
— Иди, смотри. Я уже покрасил!
— Ты что даже не подштукатурил стены вокруг двери? Там же все коряво… – ужаснулась жена от одной только мысли об этом.
А муж со спокойной совестью вымыл руки, бросил в стиральную машину испачканную футболку, и сказал:
— Все равно туда никто не заходит! Зачем мне лишний раз напрягаться!
— Ну, здрасти! Туда захожу я! Разве этого не достаточно? Я хочу, чтобы там было красиво! А если гости придут? И увидят это убожество…
— А что гостям в ванной делать?
— Руки мыть!
— В кухне пусть моют.
— Я от тебя в шоке! Неужели нельзя по нормальному было сделать? Все у тебя, спустя рукава…
— Не нравится – делай сама!
Он хлопнул дверями и пошел играть в танки…
Оценивая работу мужа, жена сделала еще один вывод помимо того, что он лентяй, – в ванной довольно неплохо смотрятся розовые стены. Вот только вокруг двери нужно либо что-то придумать (она даже предположила, что можно оклеить полоской обоев шириной в 15-20 см), либо все-таки самой поштукатурить, а потом заставить мужа еще раз покрасить. Что она и сделала через неделю. Приготовила финишную шпаклевку и (как могла) выровняла стены. Получилось не очень, но она решила, что муж возьмет шлифовальную бумагу и обработает мелкие неровности…
— Любимый, закончи, пожалуйста, с ванной комнатой! (Хотя почему закончи, он ничего и не начинал?)
— Что ты на этот раз от меня хочешь? – недовольно спросил он.
— Я поштукатурила, а ты затри неровности наждачной бумагой!
— У меня нет бумаги! (он даже не знает наверняка, что валяется в его ящике с инструментами)
— Я, когда доставала отвертки (когда откручивала полочки), видела её!
— Где? Я не вижу, – стал он рыться в своих инструментах.
— Я же не спрашиваю у тебя, где кастрюли и сковородки! Ищи! – оторвалась жена от иголки с ниткой, зашивая порванный карман на спортивных штанах мужа.
Бумагу он нашел, быстро отшлифовал стены вокруг двери, и, помыв ноги, пошел смотреть телевизор.
— Ты чего не красишь? – она удивленно на него уставилась, заподозрив, что он красить и не собирается.
— Я уже красил, воя очередь! – не поворачивая лица в её сторону, бросил муж.
— А чего это сразу «моя»? Кто в доме мужчина?
— Повторяю: я красить не собираюсь, – он с отмороженным видом уставился в телевизор.
— Это почему же?
— Я тебе не мальчик, чтобы ты мне указывала что делать. Мне уже 40 лет!
Жена посмотрела на него с презрением. В голове мелькнула мысль «С кем я живу? Ужас!»
— А мозгов нет! – ответила она на его слова о возрасте (немного преувеличенном).
— Слышишь, отвали. Это у тебя мозгов нет! Я тебя не обзывал.
Жена сверкнула глазами. На языке уже вертелись трехэтажные маты, но она сказала почти спокойным тоном:
— Слышишь? Иди в ванной покрась стены!
— Принципиально не буду.
— Ты что не русский? Говорю: стены надо покрасить!
— Вот я то, как раз и русский, а ты… бендерка.
Слово «бендерка» жену раздражало больше всего. И хоть она не была ни полькой, ни украинкой, а говорила и думала по-русски, но в её жилах действительно текла «Бендерская кровь». Её бабушка была со Львова, а муж ненавидел «бендеров» с лет армейской службы, считая их всех поголовно вредными, противными и упертыми. Но разве это давало ему повод обобщать? И тем более попрекать жену её родственниками, навешивая ярлыки?
Сделав в очередной раз вид, что её это слово ничуть не злит, жена продолжает говорить о ремонте:
— Что ты за мужик? Я не понимаю. Как будто не для себя делаешь? Ты здесь живешь.
— Я что ничего не делал? Или все это ты сделала? – он расставил руки, указывая на зал.
— Я! А кто же еще? Кто сверлил бетонные стены твоей тяжеленной дрелью с перфоратором? Кто сломал 4 сверла с победитовыми наконечниками? У кого были мозоли на руках? У меня! Это я прикрутила плинтусы! А ты тем временем пил пиво! (Совместно были оклеены стены обоями, и то, как всегда начинали вместе, а заканчивала сама, но об обоях жена не стала говорить).
— Ну да, конечно, – (оправдаться то было нечем). – Так почему же ты не нашла себе такого, чтобы был мастером на все руки?
— Я никого не искала. А коль ты есть, иди и доведи до ума ванную!
— И не подумаю.
— Будешь тупо сидеть в кресле?
— Да!
— Так и жизнь пройдет – бесцельно и бессмысленно.
— Ой! А ты много сделала?
— Я не построила дом, но купила квартиру! Я не посадила дерево, но на подоконниках растут цветы! И у меня есть сын! А у тебя в 40* лет только пивное пузо! И кто из нас прожил жизнь зря?
— Я зря с тобой живу уже 7 лет…
— Да? Неужели? Так почему же ты на мне женился?
— Заставили.
Слово «заставили», как и «бендерка» подействовало на нервы жене. А ведь когда он делал ей предложение, стоя на коленях, как в романтическом кино, – был навеселе (для храбрости). И когда они подавали заявления в ЗАГС, он тоже выпил рюмку беленькой и запил бокалом пива. Жена так и предполагала, что рано или поздно он заявит что-то наподобие «женился на пьяную голову», но чтобы «заставили» – это уже перебор.
— Ах, заставили?! – возмутилась она, но через мгновение снова заговорила о наболевшем. – Знаешь, в глазах чужих ты просто прелесть! В чужих! Но не в моих! Кто бы не позвал «Сережа, помоги!», и ты бежишь сломя голову! То антенну установить, то мебель перенести, то огород вскопать… Чужим ты отказать не можешь. А мне… А я и сама все могу! Так? И зачем ты мне нужен такой?!
— Я тебе деньги ношу! А ты уже 3 года сидишь дома, и только стихи пишешь. Твоя жизнь не проходит впустую?
Муж нашел, чем упрекнуть. Он считает, если ходит на работу, а жена нет, то дома можно ничего и не делать.
— Флаг тебе в руки. Я сама покрашу стены, – напрочь обиделась жена и ушла в спальню плакать от жалости к себе самой.
А всего то хотелось, чтоб было не хуже, чем у других. Розовая ванная комната! Мечта? Или желание противостоять?
На следующий день она решила все-таки самой покрасить стены. Но не просто так! «Если муж думает, что ему ничего не придется делать – он ошибается!» И жена попросила его выдвинуть стиральную машинку на середину ванной комнаты, мотивируя тем, что хочет и там где никому не видно покрасить стены. Но муж сказал: «она слишком тяжелая, а у меня коленка болит, поэтому ничего двигать я не буду». Жена, недолго думая, открутила все шланги и… сорвала спину. Потом за 15 минут довела стены до ума и подумала: «Что делать дальше? Может, положить кафель?! Нет! Взять опахало, стать за спиной мужа-вельможи, играющего в игрушки и … дать ему по шее? Или изменить не только цвет стен в ванной комнате, но внести кардинальные изменения в свою жизнь?»
А все начиналось с желания сделать как лучше…
 
Сообщение
Цвета весенней вишни
(трагедия женщины)


К чему может привести наивное желание женщины заставить мужа покрасить в ванной комнате стены в розовый цвет? Дело, конечно, не в цвете благоухающей вишни – а в том, кто будет осуществлять её задумку. Хотите, можете считать это мечтой, или коварным планом досадить супругу, не желающему ничего менять. Ведь мужчины часто считают, что мы их провоцируем на скандал, навязывая им свое мнение и заставляя подчиняться. Но мы – женщины, так любим все красивое: и косметику, и наряды, и блестящие побрякушки… и розовые стены в ванной. А когда на свое «давай» тебе отвечают «бери и крась», тут уже принципиально хочется упереться рогом и в очередной раз проверить, чья возьмет.
— Любимый, пока ты спал, придя с работы весь уставший (я уже молчу, что ты меня не поцеловал, и от тебя пахло спиртным), я ободрала в ванной старые обои! Я устала так, словно вскопала 5 соток! Обои не хотели отрываться от стен, мне пришлось их смачивать и скрести шпателем и даже кухонным ножом! Представляешь?! Но теперь можно заняться ремонтом! – репетировала жена, расхаживая по коридору, не решаясь осчастливить только что проснувшегося мужа.
Практически слово в слово она и поведала этот кусочек истории, хотя муж неоднократно перебивал словами «Как ты меня достала…». Ко всему выше сказанному жена предложила вместе сходить в магазин стройматериалов, чтобы купить багеты для потолочного плинтуса, финишную шпаклевку и водоэмульсионную краску для внутренних работ. С недовольным лицом муж все-таки согласился, и к следующим выходным все необходимое дожидалось «золотых рук».
И вот он долгожданный день настал. Пока муж заканчивал очередной бой в онлайн-игре «World of Tanks», жена обрезала багеты под правильным углом, развела раствор «Ceresit» и мастерски их прикрепила (так как подобную процедуру уже проделала ранее в коридоре). Она вытерла излишки раствора, вымыла белые плинтуса, окинула взглядом комнатушку 1,5 х 1,5 и подумала, как будет, наверно, красиво, если немного выровнять стены и покрасить их в нежный цвет. Но помимо ремонта в ванной были и другие важные дела. К примеру – обед приготовить. Ведь семью надо кормить. И она поторопила разозленного мужа, которого в неподходящий момент «расстреляли немецкие танки»:
— Любимый, пока ты играл в свой заслуженный выходной, я тут почти все сделала… Посмотри!
Муж понял, что ему не отвертеться и, скрипя зубами, принялся что-то творить, закрыв дверь. Жена занималась своими делами на кухне. Но не успела она и картошки начистить, как он уже, демонстративно вытирая лоб (якобы вспотел), вышел:
— Иди, смотри. Я уже покрасил!
— Ты что даже не подштукатурил стены вокруг двери? Там же все коряво… – ужаснулась жена от одной только мысли об этом.
А муж со спокойной совестью вымыл руки, бросил в стиральную машину испачканную футболку, и сказал:
— Все равно туда никто не заходит! Зачем мне лишний раз напрягаться!
— Ну, здрасти! Туда захожу я! Разве этого не достаточно? Я хочу, чтобы там было красиво! А если гости придут? И увидят это убожество…
— А что гостям в ванной делать?
— Руки мыть!
— В кухне пусть моют.
— Я от тебя в шоке! Неужели нельзя по нормальному было сделать? Все у тебя, спустя рукава…
— Не нравится – делай сама!
Он хлопнул дверями и пошел играть в танки…
Оценивая работу мужа, жена сделала еще один вывод помимо того, что он лентяй, – в ванной довольно неплохо смотрятся розовые стены. Вот только вокруг двери нужно либо что-то придумать (она даже предположила, что можно оклеить полоской обоев шириной в 15-20 см), либо все-таки самой поштукатурить, а потом заставить мужа еще раз покрасить. Что она и сделала через неделю. Приготовила финишную шпаклевку и (как могла) выровняла стены. Получилось не очень, но она решила, что муж возьмет шлифовальную бумагу и обработает мелкие неровности…
— Любимый, закончи, пожалуйста, с ванной комнатой! (Хотя почему закончи, он ничего и не начинал?)
— Что ты на этот раз от меня хочешь? – недовольно спросил он.
— Я поштукатурила, а ты затри неровности наждачной бумагой!
— У меня нет бумаги! (он даже не знает наверняка, что валяется в его ящике с инструментами)
— Я, когда доставала отвертки (когда откручивала полочки), видела её!
— Где? Я не вижу, – стал он рыться в своих инструментах.
— Я же не спрашиваю у тебя, где кастрюли и сковородки! Ищи! – оторвалась жена от иголки с ниткой, зашивая порванный карман на спортивных штанах мужа.
Бумагу он нашел, быстро отшлифовал стены вокруг двери, и, помыв ноги, пошел смотреть телевизор.
— Ты чего не красишь? – она удивленно на него уставилась, заподозрив, что он красить и не собирается.
— Я уже красил, воя очередь! – не поворачивая лица в её сторону, бросил муж.
— А чего это сразу «моя»? Кто в доме мужчина?
— Повторяю: я красить не собираюсь, – он с отмороженным видом уставился в телевизор.
— Это почему же?
— Я тебе не мальчик, чтобы ты мне указывала что делать. Мне уже 40 лет!
Жена посмотрела на него с презрением. В голове мелькнула мысль «С кем я живу? Ужас!»
— А мозгов нет! – ответила она на его слова о возрасте (немного преувеличенном).
— Слышишь, отвали. Это у тебя мозгов нет! Я тебя не обзывал.
Жена сверкнула глазами. На языке уже вертелись трехэтажные маты, но она сказала почти спокойным тоном:
— Слышишь? Иди в ванной покрась стены!
— Принципиально не буду.
— Ты что не русский? Говорю: стены надо покрасить!
— Вот я то, как раз и русский, а ты… бендерка.
Слово «бендерка» жену раздражало больше всего. И хоть она не была ни полькой, ни украинкой, а говорила и думала по-русски, но в её жилах действительно текла «Бендерская кровь». Её бабушка была со Львова, а муж ненавидел «бендеров» с лет армейской службы, считая их всех поголовно вредными, противными и упертыми. Но разве это давало ему повод обобщать? И тем более попрекать жену её родственниками, навешивая ярлыки?
Сделав в очередной раз вид, что её это слово ничуть не злит, жена продолжает говорить о ремонте:
— Что ты за мужик? Я не понимаю. Как будто не для себя делаешь? Ты здесь живешь.
— Я что ничего не делал? Или все это ты сделала? – он расставил руки, указывая на зал.
— Я! А кто же еще? Кто сверлил бетонные стены твоей тяжеленной дрелью с перфоратором? Кто сломал 4 сверла с победитовыми наконечниками? У кого были мозоли на руках? У меня! Это я прикрутила плинтусы! А ты тем временем пил пиво! (Совместно были оклеены стены обоями, и то, как всегда начинали вместе, а заканчивала сама, но об обоях жена не стала говорить).
— Ну да, конечно, – (оправдаться то было нечем). – Так почему же ты не нашла себе такого, чтобы был мастером на все руки?
— Я никого не искала. А коль ты есть, иди и доведи до ума ванную!
— И не подумаю.
— Будешь тупо сидеть в кресле?
— Да!
— Так и жизнь пройдет – бесцельно и бессмысленно.
— Ой! А ты много сделала?
— Я не построила дом, но купила квартиру! Я не посадила дерево, но на подоконниках растут цветы! И у меня есть сын! А у тебя в 40* лет только пивное пузо! И кто из нас прожил жизнь зря?
— Я зря с тобой живу уже 7 лет…
— Да? Неужели? Так почему же ты на мне женился?
— Заставили.
Слово «заставили», как и «бендерка» подействовало на нервы жене. А ведь когда он делал ей предложение, стоя на коленях, как в романтическом кино, – был навеселе (для храбрости). И когда они подавали заявления в ЗАГС, он тоже выпил рюмку беленькой и запил бокалом пива. Жена так и предполагала, что рано или поздно он заявит что-то наподобие «женился на пьяную голову», но чтобы «заставили» – это уже перебор.
— Ах, заставили?! – возмутилась она, но через мгновение снова заговорила о наболевшем. – Знаешь, в глазах чужих ты просто прелесть! В чужих! Но не в моих! Кто бы не позвал «Сережа, помоги!», и ты бежишь сломя голову! То антенну установить, то мебель перенести, то огород вскопать… Чужим ты отказать не можешь. А мне… А я и сама все могу! Так? И зачем ты мне нужен такой?!
— Я тебе деньги ношу! А ты уже 3 года сидишь дома, и только стихи пишешь. Твоя жизнь не проходит впустую?
Муж нашел, чем упрекнуть. Он считает, если ходит на работу, а жена нет, то дома можно ничего и не делать.
— Флаг тебе в руки. Я сама покрашу стены, – напрочь обиделась жена и ушла в спальню плакать от жалости к себе самой.
А всего то хотелось, чтоб было не хуже, чем у других. Розовая ванная комната! Мечта? Или желание противостоять?
На следующий день она решила все-таки самой покрасить стены. Но не просто так! «Если муж думает, что ему ничего не придется делать – он ошибается!» И жена попросила его выдвинуть стиральную машинку на середину ванной комнаты, мотивируя тем, что хочет и там где никому не видно покрасить стены. Но муж сказал: «она слишком тяжелая, а у меня коленка болит, поэтому ничего двигать я не буду». Жена, недолго думая, открутила все шланги и… сорвала спину. Потом за 15 минут довела стены до ума и подумала: «Что делать дальше? Может, положить кафель?! Нет! Взять опахало, стать за спиной мужа-вельможи, играющего в игрушки и … дать ему по шее? Или изменить не только цвет стен в ванной комнате, но внести кардинальные изменения в свою жизнь?»
А все начиналось с желания сделать как лучше…

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:29
Сообщение
Цвета весенней вишни
(трагедия женщины)


К чему может привести наивное желание женщины заставить мужа покрасить в ванной комнате стены в розовый цвет? Дело, конечно, не в цвете благоухающей вишни – а в том, кто будет осуществлять её задумку. Хотите, можете считать это мечтой, или коварным планом досадить супругу, не желающему ничего менять. Ведь мужчины часто считают, что мы их провоцируем на скандал, навязывая им свое мнение и заставляя подчиняться. Но мы – женщины, так любим все красивое: и косметику, и наряды, и блестящие побрякушки… и розовые стены в ванной. А когда на свое «давай» тебе отвечают «бери и крась», тут уже принципиально хочется упереться рогом и в очередной раз проверить, чья возьмет.
— Любимый, пока ты спал, придя с работы весь уставший (я уже молчу, что ты меня не поцеловал, и от тебя пахло спиртным), я ободрала в ванной старые обои! Я устала так, словно вскопала 5 соток! Обои не хотели отрываться от стен, мне пришлось их смачивать и скрести шпателем и даже кухонным ножом! Представляешь?! Но теперь можно заняться ремонтом! – репетировала жена, расхаживая по коридору, не решаясь осчастливить только что проснувшегося мужа.
Практически слово в слово она и поведала этот кусочек истории, хотя муж неоднократно перебивал словами «Как ты меня достала…». Ко всему выше сказанному жена предложила вместе сходить в магазин стройматериалов, чтобы купить багеты для потолочного плинтуса, финишную шпаклевку и водоэмульсионную краску для внутренних работ. С недовольным лицом муж все-таки согласился, и к следующим выходным все необходимое дожидалось «золотых рук».
И вот он долгожданный день настал. Пока муж заканчивал очередной бой в онлайн-игре «World of Tanks», жена обрезала багеты под правильным углом, развела раствор «Ceresit» и мастерски их прикрепила (так как подобную процедуру уже проделала ранее в коридоре). Она вытерла излишки раствора, вымыла белые плинтуса, окинула взглядом комнатушку 1,5 х 1,5 и подумала, как будет, наверно, красиво, если немного выровнять стены и покрасить их в нежный цвет. Но помимо ремонта в ванной были и другие важные дела. К примеру – обед приготовить. Ведь семью надо кормить. И она поторопила разозленного мужа, которого в неподходящий момент «расстреляли немецкие танки»:
— Любимый, пока ты играл в свой заслуженный выходной, я тут почти все сделала… Посмотри!
Муж понял, что ему не отвертеться и, скрипя зубами, принялся что-то творить, закрыв дверь. Жена занималась своими делами на кухне. Но не успела она и картошки начистить, как он уже, демонстративно вытирая лоб (якобы вспотел), вышел:
— Иди, смотри. Я уже покрасил!
— Ты что даже не подштукатурил стены вокруг двери? Там же все коряво… – ужаснулась жена от одной только мысли об этом.
А муж со спокойной совестью вымыл руки, бросил в стиральную машину испачканную футболку, и сказал:
— Все равно туда никто не заходит! Зачем мне лишний раз напрягаться!
— Ну, здрасти! Туда захожу я! Разве этого не достаточно? Я хочу, чтобы там было красиво! А если гости придут? И увидят это убожество…
— А что гостям в ванной делать?
— Руки мыть!
— В кухне пусть моют.
— Я от тебя в шоке! Неужели нельзя по нормальному было сделать? Все у тебя, спустя рукава…
— Не нравится – делай сама!
Он хлопнул дверями и пошел играть в танки…
Оценивая работу мужа, жена сделала еще один вывод помимо того, что он лентяй, – в ванной довольно неплохо смотрятся розовые стены. Вот только вокруг двери нужно либо что-то придумать (она даже предположила, что можно оклеить полоской обоев шириной в 15-20 см), либо все-таки самой поштукатурить, а потом заставить мужа еще раз покрасить. Что она и сделала через неделю. Приготовила финишную шпаклевку и (как могла) выровняла стены. Получилось не очень, но она решила, что муж возьмет шлифовальную бумагу и обработает мелкие неровности…
— Любимый, закончи, пожалуйста, с ванной комнатой! (Хотя почему закончи, он ничего и не начинал?)
— Что ты на этот раз от меня хочешь? – недовольно спросил он.
— Я поштукатурила, а ты затри неровности наждачной бумагой!
— У меня нет бумаги! (он даже не знает наверняка, что валяется в его ящике с инструментами)
— Я, когда доставала отвертки (когда откручивала полочки), видела её!
— Где? Я не вижу, – стал он рыться в своих инструментах.
— Я же не спрашиваю у тебя, где кастрюли и сковородки! Ищи! – оторвалась жена от иголки с ниткой, зашивая порванный карман на спортивных штанах мужа.
Бумагу он нашел, быстро отшлифовал стены вокруг двери, и, помыв ноги, пошел смотреть телевизор.
— Ты чего не красишь? – она удивленно на него уставилась, заподозрив, что он красить и не собирается.
— Я уже красил, воя очередь! – не поворачивая лица в её сторону, бросил муж.
— А чего это сразу «моя»? Кто в доме мужчина?
— Повторяю: я красить не собираюсь, – он с отмороженным видом уставился в телевизор.
— Это почему же?
— Я тебе не мальчик, чтобы ты мне указывала что делать. Мне уже 40 лет!
Жена посмотрела на него с презрением. В голове мелькнула мысль «С кем я живу? Ужас!»
— А мозгов нет! – ответила она на его слова о возрасте (немного преувеличенном).
— Слышишь, отвали. Это у тебя мозгов нет! Я тебя не обзывал.
Жена сверкнула глазами. На языке уже вертелись трехэтажные маты, но она сказала почти спокойным тоном:
— Слышишь? Иди в ванной покрась стены!
— Принципиально не буду.
— Ты что не русский? Говорю: стены надо покрасить!
— Вот я то, как раз и русский, а ты… бендерка.
Слово «бендерка» жену раздражало больше всего. И хоть она не была ни полькой, ни украинкой, а говорила и думала по-русски, но в её жилах действительно текла «Бендерская кровь». Её бабушка была со Львова, а муж ненавидел «бендеров» с лет армейской службы, считая их всех поголовно вредными, противными и упертыми. Но разве это давало ему повод обобщать? И тем более попрекать жену её родственниками, навешивая ярлыки?
Сделав в очередной раз вид, что её это слово ничуть не злит, жена продолжает говорить о ремонте:
— Что ты за мужик? Я не понимаю. Как будто не для себя делаешь? Ты здесь живешь.
— Я что ничего не делал? Или все это ты сделала? – он расставил руки, указывая на зал.
— Я! А кто же еще? Кто сверлил бетонные стены твоей тяжеленной дрелью с перфоратором? Кто сломал 4 сверла с победитовыми наконечниками? У кого были мозоли на руках? У меня! Это я прикрутила плинтусы! А ты тем временем пил пиво! (Совместно были оклеены стены обоями, и то, как всегда начинали вместе, а заканчивала сама, но об обоях жена не стала говорить).
— Ну да, конечно, – (оправдаться то было нечем). – Так почему же ты не нашла себе такого, чтобы был мастером на все руки?
— Я никого не искала. А коль ты есть, иди и доведи до ума ванную!
— И не подумаю.
— Будешь тупо сидеть в кресле?
— Да!
— Так и жизнь пройдет – бесцельно и бессмысленно.
— Ой! А ты много сделала?
— Я не построила дом, но купила квартиру! Я не посадила дерево, но на подоконниках растут цветы! И у меня есть сын! А у тебя в 40* лет только пивное пузо! И кто из нас прожил жизнь зря?
— Я зря с тобой живу уже 7 лет…
— Да? Неужели? Так почему же ты на мне женился?
— Заставили.
Слово «заставили», как и «бендерка» подействовало на нервы жене. А ведь когда он делал ей предложение, стоя на коленях, как в романтическом кино, – был навеселе (для храбрости). И когда они подавали заявления в ЗАГС, он тоже выпил рюмку беленькой и запил бокалом пива. Жена так и предполагала, что рано или поздно он заявит что-то наподобие «женился на пьяную голову», но чтобы «заставили» – это уже перебор.
— Ах, заставили?! – возмутилась она, но через мгновение снова заговорила о наболевшем. – Знаешь, в глазах чужих ты просто прелесть! В чужих! Но не в моих! Кто бы не позвал «Сережа, помоги!», и ты бежишь сломя голову! То антенну установить, то мебель перенести, то огород вскопать… Чужим ты отказать не можешь. А мне… А я и сама все могу! Так? И зачем ты мне нужен такой?!
— Я тебе деньги ношу! А ты уже 3 года сидишь дома, и только стихи пишешь. Твоя жизнь не проходит впустую?
Муж нашел, чем упрекнуть. Он считает, если ходит на работу, а жена нет, то дома можно ничего и не делать.
— Флаг тебе в руки. Я сама покрашу стены, – напрочь обиделась жена и ушла в спальню плакать от жалости к себе самой.
А всего то хотелось, чтоб было не хуже, чем у других. Розовая ванная комната! Мечта? Или желание противостоять?
На следующий день она решила все-таки самой покрасить стены. Но не просто так! «Если муж думает, что ему ничего не придется делать – он ошибается!» И жена попросила его выдвинуть стиральную машинку на середину ванной комнаты, мотивируя тем, что хочет и там где никому не видно покрасить стены. Но муж сказал: «она слишком тяжелая, а у меня коленка болит, поэтому ничего двигать я не буду». Жена, недолго думая, открутила все шланги и… сорвала спину. Потом за 15 минут довела стены до ума и подумала: «Что делать дальше? Может, положить кафель?! Нет! Взять опахало, стать за спиной мужа-вельможи, играющего в игрушки и … дать ему по шее? Или изменить не только цвет стен в ванной комнате, но внести кардинальные изменения в свою жизнь?»
А все начиналось с желания сделать как лучше…

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 23.01.2012 в 14:29
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Отрывки реальности, фантазии и мечты :)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Отрывки реальности, фантазии и мечты :) - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2021 Конструктор сайтов - uCoz