Машкин дневник. Рассказ. - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Машкин дневник. Рассказ. - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анаит, Влюблённая_в_лето, Самира  
Форум » Поэзия » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Машкин дневник. Рассказ. (Из цикла " Школьные были".)
Машкин дневник. Рассказ.
TavvolgaДата: Понедельник, 01.08.2011, 00:36 | Сообщение # 1
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 89
Награды: 6
Репутация: 14
Статус: Offline
Прошу оценить пример прозы.
Если получу хорошие отзывы островитян , помещу в чистовик. А так сразу, не решаюсь.

Из цикла " Школьные были"

Машкин дневник

Маша была симпатичной, невысокой, стройной, голубоглазой. Школьные блузки всегда отличались завидной белизной, ногти, русые волосы и обувь чистотой, тетрадки прекрасным почерком.
Она любила свою семью, школу, учителей, животных, хорошо относилась к одноклассникам, девочкам во дворе, обожала маленьких детей и с детского сада мечтала о братике и сестрёнке, но мечта оставалась только мечтой из-за проблем со здоровьем мамы.
В конце концов, родственную душу ей заменил … дневник. Ему, словно близкому человеку, доверяла мысли, надежды и даже … сны. С годами, а дневник она начала вести с девяти лет, он становился всё толще: новые тетрадки подшивала, подклеивала к той, самой первой, а потом завела новую девяностолистовую в тёмно-синей обложке.

Мария была в том возрасте, когда юный человек начинает критично относиться к себе и окружающей действительности, видя чёрное и белое, не признавая полутонов,
Отношение к себе выражалось в расстройстве по поводу не там находящейся родинки, не очень тонкой талии и худых ног. Мама успокаивала Машу, говоря о том, что в подростковом возрасте все выглядят не так, как в юности, что все растут и далеки пока от совершенства, но дочь пропускала это мимо ушей, и чувство неудовлетворенности не отпускало её.

А в дневнике постепенно стали появляться характеристики на одноклассников. И, увы, они никого не могли украсить.

«Васька грубый, пошлый, противный. Сидит на уроке вчера, правой рукой пишет, а левой приподнимает юбку у Светки. Она как треснет по руке! Он как заорет: «Наталья Владимировна! А Симонова дерётся!» А Пашка с последней парты: «Значит, заигрывает!»
Светке аж поплохело.
Но сама виновата. Юбку носит – выше плеч. Ещё бы короче, да некуда. Да хоть бы ноги приличные были! Кривые, худые, коленки торчат. Страх, а не ноги.

А Пашка сам, точняк, к Светке неровно дышит. И что в ней нашёл? Нос – картошкой, волосы – солома…
Не то, что у Кристи – хвост. Вот уж волосы! Но фигура! И как можно в таком возрасте столько жира иметь? День и ночь, наверно, пирожки жуёт! Конечно, мать в столовке работает - можно разъедаться. Моя раз в месяц только стряпает. До ночи работает. Никогда дома нет. С папкой варим кашу да сосиски… У Криськи ещё конфеты всегда в портфеле.

А я сладкое почти не ем. От него кожа портится, как у Лильки – сладкоежки. Как она с такими угрями живёт? Я бы, точняк, удавилась! Ну, как наша Лерка! Что не по ней, сразу орёт: «Отравлюсь – повешусь!»

Когда во вторник диктант писали, и ей четвёрку поставили, она такую истерику закатила. Русичка вокруг бегает, а она заливается: «Домой не пойду! Мать убьет! Мне пятёрку надо! Я из дома сбегу»
Думает, покричит – поорёт, ей четвёртак на пятак исправят.

И Женька Локотков так же думает, когда мамашу с собой в школу приводит. Ходили они парой, дважды пересдавали, оценку по алгебре исправляли. Весь класс над ним ржёт. Я бы в жизнь не пошла. Если трояк, значит трояк. Зачем унижаться?

И всё остальное в толстой тетради было примерно такого рода.
И объективно все написано, и факты имели, так сказать, место, но сам тон, каким это было перенесено на бумагу…

Несколько раз в жизни с разрешения «хозяек» доводились заглядывать в девичьи дневники. Об одноклассниках там тоже писалось, но иначе. Больше описывалась быт, учёба, увлечения… и любовные страдания. Ни в одном дневнике не видела таких убийственных характеристик на друзей и знакомых. И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.

Дневник никто не читал дома, и это правильно, на то он и называется личным.
Не одобряю ухищрения некоторых матерей для того, чтобы прочитать дневники их детей без разрешения.
Дневник моей дочери, который вела в школе, четыре года лежит на антресолях, и мне даже в голову не приходит достать его и прочесть.

Вернемся к Маше…
Однажды случилось непредвиденное. Не дописав что-то на страничке дома, она принесла дневник в школу. На переменке стала писать, а соседка по парте Саша заглянула в записи. Маша прикрыла рукой.
- Ты что? И посмотреть нельзя?
- Нельзя!
- Так ты никогда не закрывалась!
- Понимаешь, это личный дневник. Никто не должен читать.
- Даже я?
- Даже ты! Это моё, личное. Не для всех!
- Я что ли все?
- Ну, нет. Ты – моя подруга, но дневник не дают даже подругам.
- Подумаешь! Пиши себе, а я к Верке пересяду!

После третьего урока дневник пропал из рюкзачка, но хозяйка заметила не сразу. На перемене после пятого урока почувствовала неладное.

По углам класса - шепотки, смешки, которые угасали, стоило ей приблизиться. Все девчонки вели себя неестественно. Маша почувствовала тревогу. Пока не было понятно, откуда это ощущение дискомфорта, предчувствие чего-то плохого, даже страшного…
В конце пятого урока она обнаружила, что дневника в рюкзачке нет. Быстро перебрала все учебники и тетради, завертелась, слазила под парту – нигде ничего не валялось. Дневника нигде не было!

Прозвенел звонок. Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга , высокая и властная , вышла к доске и объявила: «Пацаны уходят, девчонки остаются! И ты, Маш, тоже! Обязательно!»
Девочка застыла на месте. В таком же «ледяном» состоянии она
пребывала и тогда, когда Ольга села за учительский стол и строчка за строчкой стала читать е ё д н е в н и к.

Когда закончила чтение, в кабинете была такая тишина, что ломило виски.
А потом всех прорвало: они бросились к Машкиной парте, возмущались, унижали, угрожали, размахивали руками. В какое-то мгновение она почувствовала, что сейчас её убьют!
Упала на парту, закрыла голову руками и зарыдала.

Болезненными молниями вспыхивали мысли одна за другой:
«Воры! Как они посмели? Кто украл дневник? Это моё, личное! Я же никого не обижала! Никого не обзывала, не унижала. …Плохого слова никому не сказала. Я с ними дружила! А они? …Никому не говорила, что она курносая! Что у неё ноги кривые. Почему так злятся? Что хотят? За что? …Я никого никогда!
Но выговорить вслух всё это не могла, а продолжала горько плакать.
- Ладно, девчонки, - прервала шум Ольга. - Надо что-то решать. Так оставлять нельзя! А будем орать, ещё не такое напишет!
- А что нам делать?
- Морду набить!
- Пусть извинится!
- Родителям пожаловаться!
- Дура! Родоки - то при чём?
- Пацанам сказать! Лёшка ей устоит!
- Да катись ты со своим Лёшкой! Мы сами решаем.
- Объявить бойкот!
- Точно! Бойкот!
- Не разговаривать! На вопросы не отвечать!
- Не замечать её!
- Никому с ней не сидеть! Пусть на последней парте ошивается! Писательница хреновая!
- По роже этой же тетрадью надавать!
- Стоп! – перебила Оля. – Давайте её послушаем. Говори, Машка, как ты дошла до жизни такой? Как решила нас всех…

- Девочки! – давясь слезами, воскликнула Маша.- Я не хотела, честное слово! Сама не знаю, как само собой написалось. Но я никому не читала. Это никто не знает!
- Самое паршивое, что ты так думаешь!
- Думала, ты – клёвая девчонка, а ты – паскудная тварь! – сквозь зубы прошипела спортсменка Эля.
- А что ты пишешь о своей любимой подруге? – Взволновано заговорила тихоня Влада.- О Саше.
- Точно, - рыжая Валька выхватила у старосты дневник.
«Сначала Сашка дружила с Альбинкой. Но Сашка – лидер, и Алька ей в пару. Они были как лебедь и щука. Сашка тянет в небо, Алька – в воду. А со мной Сашке удобно. Она - в библиотеку, я - в библиотеку. Она - в парк, я - в парк, ей охота на стадион, и за ней как хвост повсюду. Она и шоколадку мне купит, и пепси угостит в торговом доме, когда ей по магазинам одной неохота. Где-то я слышала фразу: «Как орлица над орлёнком». А хочется ли мне быть этим орленком, хоть бы кто спросил. Обрыдло всё!»

- Значит, обрыдло тебе, когда тебя шоколадом угощают? Слово-то какое придумала!
- Сашенька! – завопила Наташка Гулькина. – Давай с тобой дружить. Я шоколад до смерти люблю. На руках носить буду, только почаще угощай.
- Да пошла ты, - огрызнулась Саша, и нервно теребя бретель сарафана, вышла в коридор.
- Да! С Сашкой ты – полный аут! – вздохнула Оля.
- Нет, девки! Пустите меня, сейчас врежу, - рванулась к парте Лилька.
- Тихо! Погодите! Тут всем досталось, - сбила пыл староста. – Я – холодная рыба, она – курносым носом небо подпирает, Криску пора сдавать на мясокомбинат на колбасу. А ты, – обернулась к Машке, - у нас - совершенство?
- Вот именно! Сама на кого похожа? Орлёнок, понимаешь, нашлась! Курица безмозглая! – Лилька покраснела от гнева.

Долго ещё в классе стояли шум, гам, крики, слёзы… Из коридора в класс несколько раз заглядывавли ребята других классов , натыкаясь на дружный ор: « Закройте дверь!». Трижды Оля перехватывала занесённую над Машкиной головой девичью руку.

А закончилось эта история неожиданно.
Марина Боярышева – светлая голова, талантливая скрипачка, сказала тихо, но услышали все:
- Хочу предложить, во-первых, сжечь дневник во дворе, во- вторых, купить новую тетрадь, и пусть она за неделю напишет о каждом то хорошее, что найдёт, потому что в каждом есть что-то стоящее. А потом прочитает после уроков.
Но девчонки добавили горечи в решение: пока не напишет, не разговаривать, не замечать.

Четыре вечера школьница сидела над общей тетрадью. Сколько слёз пролила!
Были эслёзы и злобы, и обиды, и раскаяния, и надежды.
Выполнила задание. А пока писала, отыскаивая в каждом хорошие черты, не заметила, как повзрослела за эти дни, научившись воспринимать мир во всем его разнообразии, с оттенками и полутонами…
И ещё не известно, что принесла девочке эта маленькая трагедия. Только боль и обиду или что-то другое: более важное и ценное.

Татьяна Сунцова.
Удмуртия.


Сообщение отредактировал Tavvolga - Понедельник, 01.08.2011, 19:25
 
СообщениеПрошу оценить пример прозы.
Если получу хорошие отзывы островитян , помещу в чистовик. А так сразу, не решаюсь.

Из цикла " Школьные были"

Машкин дневник

Маша была симпатичной, невысокой, стройной, голубоглазой. Школьные блузки всегда отличались завидной белизной, ногти, русые волосы и обувь чистотой, тетрадки прекрасным почерком.
Она любила свою семью, школу, учителей, животных, хорошо относилась к одноклассникам, девочкам во дворе, обожала маленьких детей и с детского сада мечтала о братике и сестрёнке, но мечта оставалась только мечтой из-за проблем со здоровьем мамы.
В конце концов, родственную душу ей заменил … дневник. Ему, словно близкому человеку, доверяла мысли, надежды и даже … сны. С годами, а дневник она начала вести с девяти лет, он становился всё толще: новые тетрадки подшивала, подклеивала к той, самой первой, а потом завела новую девяностолистовую в тёмно-синей обложке.

Мария была в том возрасте, когда юный человек начинает критично относиться к себе и окружающей действительности, видя чёрное и белое, не признавая полутонов,
Отношение к себе выражалось в расстройстве по поводу не там находящейся родинки, не очень тонкой талии и худых ног. Мама успокаивала Машу, говоря о том, что в подростковом возрасте все выглядят не так, как в юности, что все растут и далеки пока от совершенства, но дочь пропускала это мимо ушей, и чувство неудовлетворенности не отпускало её.

А в дневнике постепенно стали появляться характеристики на одноклассников. И, увы, они никого не могли украсить.

«Васька грубый, пошлый, противный. Сидит на уроке вчера, правой рукой пишет, а левой приподнимает юбку у Светки. Она как треснет по руке! Он как заорет: «Наталья Владимировна! А Симонова дерётся!» А Пашка с последней парты: «Значит, заигрывает!»
Светке аж поплохело.
Но сама виновата. Юбку носит – выше плеч. Ещё бы короче, да некуда. Да хоть бы ноги приличные были! Кривые, худые, коленки торчат. Страх, а не ноги.

А Пашка сам, точняк, к Светке неровно дышит. И что в ней нашёл? Нос – картошкой, волосы – солома…
Не то, что у Кристи – хвост. Вот уж волосы! Но фигура! И как можно в таком возрасте столько жира иметь? День и ночь, наверно, пирожки жуёт! Конечно, мать в столовке работает - можно разъедаться. Моя раз в месяц только стряпает. До ночи работает. Никогда дома нет. С папкой варим кашу да сосиски… У Криськи ещё конфеты всегда в портфеле.

А я сладкое почти не ем. От него кожа портится, как у Лильки – сладкоежки. Как она с такими угрями живёт? Я бы, точняк, удавилась! Ну, как наша Лерка! Что не по ней, сразу орёт: «Отравлюсь – повешусь!»

Когда во вторник диктант писали, и ей четвёрку поставили, она такую истерику закатила. Русичка вокруг бегает, а она заливается: «Домой не пойду! Мать убьет! Мне пятёрку надо! Я из дома сбегу»
Думает, покричит – поорёт, ей четвёртак на пятак исправят.

И Женька Локотков так же думает, когда мамашу с собой в школу приводит. Ходили они парой, дважды пересдавали, оценку по алгебре исправляли. Весь класс над ним ржёт. Я бы в жизнь не пошла. Если трояк, значит трояк. Зачем унижаться?

И всё остальное в толстой тетради было примерно такого рода.
И объективно все написано, и факты имели, так сказать, место, но сам тон, каким это было перенесено на бумагу…

Несколько раз в жизни с разрешения «хозяек» доводились заглядывать в девичьи дневники. Об одноклассниках там тоже писалось, но иначе. Больше описывалась быт, учёба, увлечения… и любовные страдания. Ни в одном дневнике не видела таких убийственных характеристик на друзей и знакомых. И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.

Дневник никто не читал дома, и это правильно, на то он и называется личным.
Не одобряю ухищрения некоторых матерей для того, чтобы прочитать дневники их детей без разрешения.
Дневник моей дочери, который вела в школе, четыре года лежит на антресолях, и мне даже в голову не приходит достать его и прочесть.

Вернемся к Маше…
Однажды случилось непредвиденное. Не дописав что-то на страничке дома, она принесла дневник в школу. На переменке стала писать, а соседка по парте Саша заглянула в записи. Маша прикрыла рукой.
- Ты что? И посмотреть нельзя?
- Нельзя!
- Так ты никогда не закрывалась!
- Понимаешь, это личный дневник. Никто не должен читать.
- Даже я?
- Даже ты! Это моё, личное. Не для всех!
- Я что ли все?
- Ну, нет. Ты – моя подруга, но дневник не дают даже подругам.
- Подумаешь! Пиши себе, а я к Верке пересяду!

После третьего урока дневник пропал из рюкзачка, но хозяйка заметила не сразу. На перемене после пятого урока почувствовала неладное.

По углам класса - шепотки, смешки, которые угасали, стоило ей приблизиться. Все девчонки вели себя неестественно. Маша почувствовала тревогу. Пока не было понятно, откуда это ощущение дискомфорта, предчувствие чего-то плохого, даже страшного…
В конце пятого урока она обнаружила, что дневника в рюкзачке нет. Быстро перебрала все учебники и тетради, завертелась, слазила под парту – нигде ничего не валялось. Дневника нигде не было!

Прозвенел звонок. Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга , высокая и властная , вышла к доске и объявила: «Пацаны уходят, девчонки остаются! И ты, Маш, тоже! Обязательно!»
Девочка застыла на месте. В таком же «ледяном» состоянии она
пребывала и тогда, когда Ольга села за учительский стол и строчка за строчкой стала читать е ё д н е в н и к.

Когда закончила чтение, в кабинете была такая тишина, что ломило виски.
А потом всех прорвало: они бросились к Машкиной парте, возмущались, унижали, угрожали, размахивали руками. В какое-то мгновение она почувствовала, что сейчас её убьют!
Упала на парту, закрыла голову руками и зарыдала.

Болезненными молниями вспыхивали мысли одна за другой:
«Воры! Как они посмели? Кто украл дневник? Это моё, личное! Я же никого не обижала! Никого не обзывала, не унижала. …Плохого слова никому не сказала. Я с ними дружила! А они? …Никому не говорила, что она курносая! Что у неё ноги кривые. Почему так злятся? Что хотят? За что? …Я никого никогда!
Но выговорить вслух всё это не могла, а продолжала горько плакать.
- Ладно, девчонки, - прервала шум Ольга. - Надо что-то решать. Так оставлять нельзя! А будем орать, ещё не такое напишет!
- А что нам делать?
- Морду набить!
- Пусть извинится!
- Родителям пожаловаться!
- Дура! Родоки - то при чём?
- Пацанам сказать! Лёшка ей устоит!
- Да катись ты со своим Лёшкой! Мы сами решаем.
- Объявить бойкот!
- Точно! Бойкот!
- Не разговаривать! На вопросы не отвечать!
- Не замечать её!
- Никому с ней не сидеть! Пусть на последней парте ошивается! Писательница хреновая!
- По роже этой же тетрадью надавать!
- Стоп! – перебила Оля. – Давайте её послушаем. Говори, Машка, как ты дошла до жизни такой? Как решила нас всех…

- Девочки! – давясь слезами, воскликнула Маша.- Я не хотела, честное слово! Сама не знаю, как само собой написалось. Но я никому не читала. Это никто не знает!
- Самое паршивое, что ты так думаешь!
- Думала, ты – клёвая девчонка, а ты – паскудная тварь! – сквозь зубы прошипела спортсменка Эля.
- А что ты пишешь о своей любимой подруге? – Взволновано заговорила тихоня Влада.- О Саше.
- Точно, - рыжая Валька выхватила у старосты дневник.
«Сначала Сашка дружила с Альбинкой. Но Сашка – лидер, и Алька ей в пару. Они были как лебедь и щука. Сашка тянет в небо, Алька – в воду. А со мной Сашке удобно. Она - в библиотеку, я - в библиотеку. Она - в парк, я - в парк, ей охота на стадион, и за ней как хвост повсюду. Она и шоколадку мне купит, и пепси угостит в торговом доме, когда ей по магазинам одной неохота. Где-то я слышала фразу: «Как орлица над орлёнком». А хочется ли мне быть этим орленком, хоть бы кто спросил. Обрыдло всё!»

- Значит, обрыдло тебе, когда тебя шоколадом угощают? Слово-то какое придумала!
- Сашенька! – завопила Наташка Гулькина. – Давай с тобой дружить. Я шоколад до смерти люблю. На руках носить буду, только почаще угощай.
- Да пошла ты, - огрызнулась Саша, и нервно теребя бретель сарафана, вышла в коридор.
- Да! С Сашкой ты – полный аут! – вздохнула Оля.
- Нет, девки! Пустите меня, сейчас врежу, - рванулась к парте Лилька.
- Тихо! Погодите! Тут всем досталось, - сбила пыл староста. – Я – холодная рыба, она – курносым носом небо подпирает, Криску пора сдавать на мясокомбинат на колбасу. А ты, – обернулась к Машке, - у нас - совершенство?
- Вот именно! Сама на кого похожа? Орлёнок, понимаешь, нашлась! Курица безмозглая! – Лилька покраснела от гнева.

Долго ещё в классе стояли шум, гам, крики, слёзы… Из коридора в класс несколько раз заглядывавли ребята других классов , натыкаясь на дружный ор: « Закройте дверь!». Трижды Оля перехватывала занесённую над Машкиной головой девичью руку.

А закончилось эта история неожиданно.
Марина Боярышева – светлая голова, талантливая скрипачка, сказала тихо, но услышали все:
- Хочу предложить, во-первых, сжечь дневник во дворе, во- вторых, купить новую тетрадь, и пусть она за неделю напишет о каждом то хорошее, что найдёт, потому что в каждом есть что-то стоящее. А потом прочитает после уроков.
Но девчонки добавили горечи в решение: пока не напишет, не разговаривать, не замечать.

Четыре вечера школьница сидела над общей тетрадью. Сколько слёз пролила!
Были эслёзы и злобы, и обиды, и раскаяния, и надежды.
Выполнила задание. А пока писала, отыскаивая в каждом хорошие черты, не заметила, как повзрослела за эти дни, научившись воспринимать мир во всем его разнообразии, с оттенками и полутонами…
И ещё не известно, что принесла девочке эта маленькая трагедия. Только боль и обиду или что-то другое: более важное и ценное.

Татьяна Сунцова.
Удмуртия.

Автор - Tavvolga
Дата добавления - 01.08.2011 в 00:36
СообщениеПрошу оценить пример прозы.
Если получу хорошие отзывы островитян , помещу в чистовик. А так сразу, не решаюсь.

Из цикла " Школьные были"

Машкин дневник

Маша была симпатичной, невысокой, стройной, голубоглазой. Школьные блузки всегда отличались завидной белизной, ногти, русые волосы и обувь чистотой, тетрадки прекрасным почерком.
Она любила свою семью, школу, учителей, животных, хорошо относилась к одноклассникам, девочкам во дворе, обожала маленьких детей и с детского сада мечтала о братике и сестрёнке, но мечта оставалась только мечтой из-за проблем со здоровьем мамы.
В конце концов, родственную душу ей заменил … дневник. Ему, словно близкому человеку, доверяла мысли, надежды и даже … сны. С годами, а дневник она начала вести с девяти лет, он становился всё толще: новые тетрадки подшивала, подклеивала к той, самой первой, а потом завела новую девяностолистовую в тёмно-синей обложке.

Мария была в том возрасте, когда юный человек начинает критично относиться к себе и окружающей действительности, видя чёрное и белое, не признавая полутонов,
Отношение к себе выражалось в расстройстве по поводу не там находящейся родинки, не очень тонкой талии и худых ног. Мама успокаивала Машу, говоря о том, что в подростковом возрасте все выглядят не так, как в юности, что все растут и далеки пока от совершенства, но дочь пропускала это мимо ушей, и чувство неудовлетворенности не отпускало её.

А в дневнике постепенно стали появляться характеристики на одноклассников. И, увы, они никого не могли украсить.

«Васька грубый, пошлый, противный. Сидит на уроке вчера, правой рукой пишет, а левой приподнимает юбку у Светки. Она как треснет по руке! Он как заорет: «Наталья Владимировна! А Симонова дерётся!» А Пашка с последней парты: «Значит, заигрывает!»
Светке аж поплохело.
Но сама виновата. Юбку носит – выше плеч. Ещё бы короче, да некуда. Да хоть бы ноги приличные были! Кривые, худые, коленки торчат. Страх, а не ноги.

А Пашка сам, точняк, к Светке неровно дышит. И что в ней нашёл? Нос – картошкой, волосы – солома…
Не то, что у Кристи – хвост. Вот уж волосы! Но фигура! И как можно в таком возрасте столько жира иметь? День и ночь, наверно, пирожки жуёт! Конечно, мать в столовке работает - можно разъедаться. Моя раз в месяц только стряпает. До ночи работает. Никогда дома нет. С папкой варим кашу да сосиски… У Криськи ещё конфеты всегда в портфеле.

А я сладкое почти не ем. От него кожа портится, как у Лильки – сладкоежки. Как она с такими угрями живёт? Я бы, точняк, удавилась! Ну, как наша Лерка! Что не по ней, сразу орёт: «Отравлюсь – повешусь!»

Когда во вторник диктант писали, и ей четвёрку поставили, она такую истерику закатила. Русичка вокруг бегает, а она заливается: «Домой не пойду! Мать убьет! Мне пятёрку надо! Я из дома сбегу»
Думает, покричит – поорёт, ей четвёртак на пятак исправят.

И Женька Локотков так же думает, когда мамашу с собой в школу приводит. Ходили они парой, дважды пересдавали, оценку по алгебре исправляли. Весь класс над ним ржёт. Я бы в жизнь не пошла. Если трояк, значит трояк. Зачем унижаться?

И всё остальное в толстой тетради было примерно такого рода.
И объективно все написано, и факты имели, так сказать, место, но сам тон, каким это было перенесено на бумагу…

Несколько раз в жизни с разрешения «хозяек» доводились заглядывать в девичьи дневники. Об одноклассниках там тоже писалось, но иначе. Больше описывалась быт, учёба, увлечения… и любовные страдания. Ни в одном дневнике не видела таких убийственных характеристик на друзей и знакомых. И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.

Дневник никто не читал дома, и это правильно, на то он и называется личным.
Не одобряю ухищрения некоторых матерей для того, чтобы прочитать дневники их детей без разрешения.
Дневник моей дочери, который вела в школе, четыре года лежит на антресолях, и мне даже в голову не приходит достать его и прочесть.

Вернемся к Маше…
Однажды случилось непредвиденное. Не дописав что-то на страничке дома, она принесла дневник в школу. На переменке стала писать, а соседка по парте Саша заглянула в записи. Маша прикрыла рукой.
- Ты что? И посмотреть нельзя?
- Нельзя!
- Так ты никогда не закрывалась!
- Понимаешь, это личный дневник. Никто не должен читать.
- Даже я?
- Даже ты! Это моё, личное. Не для всех!
- Я что ли все?
- Ну, нет. Ты – моя подруга, но дневник не дают даже подругам.
- Подумаешь! Пиши себе, а я к Верке пересяду!

После третьего урока дневник пропал из рюкзачка, но хозяйка заметила не сразу. На перемене после пятого урока почувствовала неладное.

По углам класса - шепотки, смешки, которые угасали, стоило ей приблизиться. Все девчонки вели себя неестественно. Маша почувствовала тревогу. Пока не было понятно, откуда это ощущение дискомфорта, предчувствие чего-то плохого, даже страшного…
В конце пятого урока она обнаружила, что дневника в рюкзачке нет. Быстро перебрала все учебники и тетради, завертелась, слазила под парту – нигде ничего не валялось. Дневника нигде не было!

Прозвенел звонок. Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга , высокая и властная , вышла к доске и объявила: «Пацаны уходят, девчонки остаются! И ты, Маш, тоже! Обязательно!»
Девочка застыла на месте. В таком же «ледяном» состоянии она
пребывала и тогда, когда Ольга села за учительский стол и строчка за строчкой стала читать е ё д н е в н и к.

Когда закончила чтение, в кабинете была такая тишина, что ломило виски.
А потом всех прорвало: они бросились к Машкиной парте, возмущались, унижали, угрожали, размахивали руками. В какое-то мгновение она почувствовала, что сейчас её убьют!
Упала на парту, закрыла голову руками и зарыдала.

Болезненными молниями вспыхивали мысли одна за другой:
«Воры! Как они посмели? Кто украл дневник? Это моё, личное! Я же никого не обижала! Никого не обзывала, не унижала. …Плохого слова никому не сказала. Я с ними дружила! А они? …Никому не говорила, что она курносая! Что у неё ноги кривые. Почему так злятся? Что хотят? За что? …Я никого никогда!
Но выговорить вслух всё это не могла, а продолжала горько плакать.
- Ладно, девчонки, - прервала шум Ольга. - Надо что-то решать. Так оставлять нельзя! А будем орать, ещё не такое напишет!
- А что нам делать?
- Морду набить!
- Пусть извинится!
- Родителям пожаловаться!
- Дура! Родоки - то при чём?
- Пацанам сказать! Лёшка ей устоит!
- Да катись ты со своим Лёшкой! Мы сами решаем.
- Объявить бойкот!
- Точно! Бойкот!
- Не разговаривать! На вопросы не отвечать!
- Не замечать её!
- Никому с ней не сидеть! Пусть на последней парте ошивается! Писательница хреновая!
- По роже этой же тетрадью надавать!
- Стоп! – перебила Оля. – Давайте её послушаем. Говори, Машка, как ты дошла до жизни такой? Как решила нас всех…

- Девочки! – давясь слезами, воскликнула Маша.- Я не хотела, честное слово! Сама не знаю, как само собой написалось. Но я никому не читала. Это никто не знает!
- Самое паршивое, что ты так думаешь!
- Думала, ты – клёвая девчонка, а ты – паскудная тварь! – сквозь зубы прошипела спортсменка Эля.
- А что ты пишешь о своей любимой подруге? – Взволновано заговорила тихоня Влада.- О Саше.
- Точно, - рыжая Валька выхватила у старосты дневник.
«Сначала Сашка дружила с Альбинкой. Но Сашка – лидер, и Алька ей в пару. Они были как лебедь и щука. Сашка тянет в небо, Алька – в воду. А со мной Сашке удобно. Она - в библиотеку, я - в библиотеку. Она - в парк, я - в парк, ей охота на стадион, и за ней как хвост повсюду. Она и шоколадку мне купит, и пепси угостит в торговом доме, когда ей по магазинам одной неохота. Где-то я слышала фразу: «Как орлица над орлёнком». А хочется ли мне быть этим орленком, хоть бы кто спросил. Обрыдло всё!»

- Значит, обрыдло тебе, когда тебя шоколадом угощают? Слово-то какое придумала!
- Сашенька! – завопила Наташка Гулькина. – Давай с тобой дружить. Я шоколад до смерти люблю. На руках носить буду, только почаще угощай.
- Да пошла ты, - огрызнулась Саша, и нервно теребя бретель сарафана, вышла в коридор.
- Да! С Сашкой ты – полный аут! – вздохнула Оля.
- Нет, девки! Пустите меня, сейчас врежу, - рванулась к парте Лилька.
- Тихо! Погодите! Тут всем досталось, - сбила пыл староста. – Я – холодная рыба, она – курносым носом небо подпирает, Криску пора сдавать на мясокомбинат на колбасу. А ты, – обернулась к Машке, - у нас - совершенство?
- Вот именно! Сама на кого похожа? Орлёнок, понимаешь, нашлась! Курица безмозглая! – Лилька покраснела от гнева.

Долго ещё в классе стояли шум, гам, крики, слёзы… Из коридора в класс несколько раз заглядывавли ребята других классов , натыкаясь на дружный ор: « Закройте дверь!». Трижды Оля перехватывала занесённую над Машкиной головой девичью руку.

А закончилось эта история неожиданно.
Марина Боярышева – светлая голова, талантливая скрипачка, сказала тихо, но услышали все:
- Хочу предложить, во-первых, сжечь дневник во дворе, во- вторых, купить новую тетрадь, и пусть она за неделю напишет о каждом то хорошее, что найдёт, потому что в каждом есть что-то стоящее. А потом прочитает после уроков.
Но девчонки добавили горечи в решение: пока не напишет, не разговаривать, не замечать.

Четыре вечера школьница сидела над общей тетрадью. Сколько слёз пролила!
Были эслёзы и злобы, и обиды, и раскаяния, и надежды.
Выполнила задание. А пока писала, отыскаивая в каждом хорошие черты, не заметила, как повзрослела за эти дни, научившись воспринимать мир во всем его разнообразии, с оттенками и полутонами…
И ещё не известно, что принесла девочке эта маленькая трагедия. Только боль и обиду или что-то другое: более важное и ценное.

Татьяна Сунцова.
Удмуртия.

Автор - Tavvolga
Дата добавления - 01.08.2011 в 00:36
АнаитДата: Понедельник, 01.08.2011, 10:25 | Сообщение # 2
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Татьяна, вы действительно интересно пишете. Но я выделила несколько мест, на которых споткнулась:
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной, голубоглазой.
здесь кажется, что вы говорите: "Маша была не высокой, не стройной, не голубоглазой". Я бы перекроила фразу, например так: "Маша была симпатичной, стройной и голубоглазой, хотя и не высокой."
Quote (Tavvolga)
И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.
и далее по тексту про дневник моей дочери. Без предпосылок. Если рассказ ведет женщина у которой есть ребенок (дочь), то следует как-то и в начале и в конце это обозначить. Если же рассказ ведется (как у вас в начале и в конце) от третьего лица, то следует этого и придерживаться. Иначе получается путаница. Мое мнение - это надо исправить!
Quote (Tavvolga)
во весь свой без двадцати сантиметров двухметровый рост:
без пяти минут пол пятого... К чему лишние слова? Вы хотите подчеркнуть значимость за счет роста? Я бы переделала, например так:"Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга, высокая и властная, встала из-за парты:"
Вот и все! Спасибо за ваше творчество.



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
СообщениеТатьяна, вы действительно интересно пишете. Но я выделила несколько мест, на которых споткнулась:
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной, голубоглазой.
здесь кажется, что вы говорите: "Маша была не высокой, не стройной, не голубоглазой". Я бы перекроила фразу, например так: "Маша была симпатичной, стройной и голубоглазой, хотя и не высокой."
Quote (Tavvolga)
И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.
и далее по тексту про дневник моей дочери. Без предпосылок. Если рассказ ведет женщина у которой есть ребенок (дочь), то следует как-то и в начале и в конце это обозначить. Если же рассказ ведется (как у вас в начале и в конце) от третьего лица, то следует этого и придерживаться. Иначе получается путаница. Мое мнение - это надо исправить!
Quote (Tavvolga)
во весь свой без двадцати сантиметров двухметровый рост:
без пяти минут пол пятого... К чему лишние слова? Вы хотите подчеркнуть значимость за счет роста? Я бы переделала, например так:"Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга, высокая и властная, встала из-за парты:"
Вот и все! Спасибо за ваше творчество.

Автор - Анаит
Дата добавления - 01.08.2011 в 10:25
СообщениеТатьяна, вы действительно интересно пишете. Но я выделила несколько мест, на которых споткнулась:
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной, голубоглазой.
здесь кажется, что вы говорите: "Маша была не высокой, не стройной, не голубоглазой". Я бы перекроила фразу, например так: "Маша была симпатичной, стройной и голубоглазой, хотя и не высокой."
Quote (Tavvolga)
И если дневники моих юных приятельниц можно было назвать объективным описанием жизни, то Машин дневник день от дня всё больше походил на перечень недостатков одноклассников и знакомых в едкой сатирической форме.
и далее по тексту про дневник моей дочери. Без предпосылок. Если рассказ ведет женщина у которой есть ребенок (дочь), то следует как-то и в начале и в конце это обозначить. Если же рассказ ведется (как у вас в начале и в конце) от третьего лица, то следует этого и придерживаться. Иначе получается путаница. Мое мнение - это надо исправить!
Quote (Tavvolga)
во весь свой без двадцати сантиметров двухметровый рост:
без пяти минут пол пятого... К чему лишние слова? Вы хотите подчеркнуть значимость за счет роста? Я бы переделала, например так:"Все стали собираться домой, но староста Воронина Ольга, высокая и властная, встала из-за парты:"
Вот и все! Спасибо за ваше творчество.

Автор - Анаит
Дата добавления - 01.08.2011 в 10:25
СамираДата: Понедельник, 01.08.2011, 10:53 | Сообщение # 3
Душа Острова
Группа: Шаман
Сообщений: 10275
Награды: 110
Репутация: 346
Статус: Offline
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной


Таня, я, кажется, поняла, в чём дело. Просто слово "невысокой" пишется слитно. smile

Quote (Tavvolga)
доводились


Опечаточка. "Доводилось"...

Quote (Tavvolga)
описывалась быт, учёба


"Описывались"

Но это мелочи. Сам рассказ очень жизненный. У каждого, мне кажется, были свои "маленькие трагедии" в детстве. Конечно, описанная ситуация довольно шоковая для девочки, но научить она её должна была чему-то обязательно.


Титул - Лирическая маска года
Титул - Юморист Бойкое перо
 
Сообщение
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной


Таня, я, кажется, поняла, в чём дело. Просто слово "невысокой" пишется слитно. smile

Quote (Tavvolga)
доводились


Опечаточка. "Доводилось"...

Quote (Tavvolga)
описывалась быт, учёба


"Описывались"

Но это мелочи. Сам рассказ очень жизненный. У каждого, мне кажется, были свои "маленькие трагедии" в детстве. Конечно, описанная ситуация довольно шоковая для девочки, но научить она её должна была чему-то обязательно.

Автор - Самира
Дата добавления - 01.08.2011 в 10:53
Сообщение
Quote (Tavvolga)
Маша была симпатичной, не высокой, стройной


Таня, я, кажется, поняла, в чём дело. Просто слово "невысокой" пишется слитно. smile

Quote (Tavvolga)
доводились


Опечаточка. "Доводилось"...

Quote (Tavvolga)
описывалась быт, учёба


"Описывались"

Но это мелочи. Сам рассказ очень жизненный. У каждого, мне кажется, были свои "маленькие трагедии" в детстве. Конечно, описанная ситуация довольно шоковая для девочки, но научить она её должна была чему-то обязательно.

Автор - Самира
Дата добавления - 01.08.2011 в 10:53
TavvolgaДата: Понедельник, 01.08.2011, 19:22 | Сообщение # 4
Осматривающийся
Группа: Островитянин
Сообщений: 89
Награды: 6
Репутация: 14
Статус: Offline
Уважаемые Анаит, с Самира, дорогие островитяне! Спасибо ОГРОМНОЕ! Ещё раз благодарю Нэшу, что пригласила к Вам. Я таких вдумчивых отзывов, и главное, правильных о своей прозе на страницах Инета ещё не встречала. Конечно, всё исправлю. И "экскурс" о своей дочери вообще уберу. Он, дейсвительно, здесь совершенно не к месту. Это сразу чувствовала, но почему-то оставила. Сказывается педагогический "зуд", поучить же надо! Ввернуть этакое про матерей, лезущих в детские дневники без разрешения. И фразы, поняла, о дневниках приятельниц нужно менять. а то автор вдруг стал ни с того ни с чего действующим лицом произведения.
Ещё спасибо, что увидели досадные мои опечатки.
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум. Новая тема активнее здесь читается, чем новое на своей страничке. Надеюсь получить такие же ценные советы.
С признательностью Татьяна С. poet
l_daisy flowers
 
СообщениеУважаемые Анаит, с Самира, дорогие островитяне! Спасибо ОГРОМНОЕ! Ещё раз благодарю Нэшу, что пригласила к Вам. Я таких вдумчивых отзывов, и главное, правильных о своей прозе на страницах Инета ещё не встречала. Конечно, всё исправлю. И "экскурс" о своей дочери вообще уберу. Он, дейсвительно, здесь совершенно не к месту. Это сразу чувствовала, но почему-то оставила. Сказывается педагогический "зуд", поучить же надо! Ввернуть этакое про матерей, лезущих в детские дневники без разрешения. И фразы, поняла, о дневниках приятельниц нужно менять. а то автор вдруг стал ни с того ни с чего действующим лицом произведения.
Ещё спасибо, что увидели досадные мои опечатки.
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум. Новая тема активнее здесь читается, чем новое на своей страничке. Надеюсь получить такие же ценные советы.
С признательностью Татьяна С. poet
l_daisy flowers

Автор - Tavvolga
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:22
СообщениеУважаемые Анаит, с Самира, дорогие островитяне! Спасибо ОГРОМНОЕ! Ещё раз благодарю Нэшу, что пригласила к Вам. Я таких вдумчивых отзывов, и главное, правильных о своей прозе на страницах Инета ещё не встречала. Конечно, всё исправлю. И "экскурс" о своей дочери вообще уберу. Он, дейсвительно, здесь совершенно не к месту. Это сразу чувствовала, но почему-то оставила. Сказывается педагогический "зуд", поучить же надо! Ввернуть этакое про матерей, лезущих в детские дневники без разрешения. И фразы, поняла, о дневниках приятельниц нужно менять. а то автор вдруг стал ни с того ни с чего действующим лицом произведения.
Ещё спасибо, что увидели досадные мои опечатки.
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум. Новая тема активнее здесь читается, чем новое на своей страничке. Надеюсь получить такие же ценные советы.
С признательностью Татьяна С. poet
l_daisy flowers

Автор - Tavvolga
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:22
Влюблённая_в_летоДата: Понедельник, 01.08.2011, 19:49 | Сообщение # 5
Старейшина
Группа: Вождь
Сообщений: 4481
Награды: 51
Репутация: 297
Статус: Offline
Tavvolga, конечно можно) На то он и черновик, чтобы здесь анализировать и править.

Мне ваши дети понравились. Настоящие диалоги, непридуманные.

Ситуация, которая описана, вызывает разные чувства. Девочка получила урок. Но, как говорится, "судьи кто?" Выкрасть из портфеля , сунуть нос туда, куда не звали, а потом ещё суд устраивать? Но такова реальность.


Галина Каюмова
Моя творческая страничка на Острове
--------------------------
 
СообщениеTavvolga, конечно можно) На то он и черновик, чтобы здесь анализировать и править.

Мне ваши дети понравились. Настоящие диалоги, непридуманные.

Ситуация, которая описана, вызывает разные чувства. Девочка получила урок. Но, как говорится, "судьи кто?" Выкрасть из портфеля , сунуть нос туда, куда не звали, а потом ещё суд устраивать? Но такова реальность.

Автор - Влюблённая_в_лето
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:49
СообщениеTavvolga, конечно можно) На то он и черновик, чтобы здесь анализировать и править.

Мне ваши дети понравились. Настоящие диалоги, непридуманные.

Ситуация, которая описана, вызывает разные чувства. Девочка получила урок. Но, как говорится, "судьи кто?" Выкрасть из портфеля , сунуть нос туда, куда не звали, а потом ещё суд устраивать? Но такова реальность.

Автор - Влюблённая_в_лето
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:49
АнаитДата: Понедельник, 01.08.2011, 19:53 | Сообщение # 6
Долгожитель
Группа: Зам. вождя
Сообщений: 7628
Награды: 65
Репутация: 309
Статус: Offline
Quote (Tavvolga)
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум.

Да мы только рады будем!!! И конечно - на новой странице, это только стихи хороши в одной темке, так легче проследить рост и мысли автора))) Ждем! poet



Моя страница, велкам!
Мой дневник
 
Сообщение
Quote (Tavvolga)
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум.

Да мы только рады будем!!! И конечно - на новой странице, это только стихи хороши в одной темке, так легче проследить рост и мысли автора))) Ждем! poet

Автор - Анаит
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:53
Сообщение
Quote (Tavvolga)
С вашего позволения ещё некоторые вещи тоже "пропущу" через форум.

Да мы только рады будем!!! И конечно - на новой странице, это только стихи хороши в одной темке, так легче проследить рост и мысли автора))) Ждем! poet

Автор - Анаит
Дата добавления - 01.08.2011 в 19:53
Форум » Поэзия » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Машкин дневник. Рассказ. (Из цикла " Школьные были".)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Машкин дневник. Рассказ. - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2022 Конструктор сайтов - uCoz