Клетка - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Клетка - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Анаит 
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Клетка (рассказ)
Клетка
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:02 | Сообщение # 1
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline

Аннотация:
Придя в сознание, Злата поняла, что лежит в багажнике автомобиля со связанными руками и заклеенным ртом. Сквозь черноту пронеслись обрывочные воспоминания: накануне из ее дома похитили клетку с хомяками, а лучшая подруга целовалась с ее парнем. Брат этой подруги не двусмысленно дал понять, что о хомяках лучше забыть. И Злата забыла, правда, ненадолго и только после сильного удара по голове: за углом на нее набросились неизвестные. Что им нужно? Неужели все дело в хомяках, и их клетка на самом деле украшена японскими жадеитами, а не стекляшками из бутылок шампанского?
Прикрепления: 8841363.jpg(43Kb)
 
Сообщение
Аннотация:
Придя в сознание, Злата поняла, что лежит в багажнике автомобиля со связанными руками и заклеенным ртом. Сквозь черноту пронеслись обрывочные воспоминания: накануне из ее дома похитили клетку с хомяками, а лучшая подруга целовалась с ее парнем. Брат этой подруги не двусмысленно дал понять, что о хомяках лучше забыть. И Злата забыла, правда, ненадолго и только после сильного удара по голове: за углом на нее набросились неизвестные. Что им нужно? Неужели все дело в хомяках, и их клетка на самом деле украшена японскими жадеитами, а не стекляшками из бутылок шампанского?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:02
Сообщение
Аннотация:
Придя в сознание, Злата поняла, что лежит в багажнике автомобиля со связанными руками и заклеенным ртом. Сквозь черноту пронеслись обрывочные воспоминания: накануне из ее дома похитили клетку с хомяками, а лучшая подруга целовалась с ее парнем. Брат этой подруги не двусмысленно дал понять, что о хомяках лучше забыть. И Злата забыла, правда, ненадолго и только после сильного удара по голове: за углом на нее набросились неизвестные. Что им нужно? Неужели все дело в хомяках, и их клетка на самом деле украшена японскими жадеитами, а не стекляшками из бутылок шампанского?

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:02
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:03 | Сообщение # 2
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
До вылета у Златы оставалось два часа. Окинава — Сеул — Владивосток. В Сюри — древней резиденции королей, помимо амулета на удачу в виде фигурки кошки с поднятой лапкой и полотенец с цветочными орнаментами, Злата купила двоих карликовых хомячков редкой породы. Вести домой этих курносых зверьков в полулитровой баночке из-под арахисового масла Злата не собиралась. Малыши постоянно вставали на задние лапки и отчаянно пытались выбраться: им было тесно. Да и отверстия в крышке, по мнению Златы, не пропускали достаточно воздуха. Нужно было купить для Акеми и Джуна — так Злата назвала своих питомцев, клетку. Сразу не купила, потому что не хватило денег — накупила гору сувениров, а предложенные клетки из недорогих вариантов ей не понравились.
Перед вылетом родители Златы и ее брат пошли к морю бросить монетки в фонтан пляжного комплекса, чтобы однажды приехать в Окинаву во второй раз, а Злате, не хотя, пришлось идти на рынок и искать по жаре клетку. Солнце в Окинаве беспощадное. От ожогов кожу Златы защищала туника с длинными рукавами. Зонт отнюдь не спасал от жары. Духота.
В полдень, когда под ногами словно растекалось расплавленное железо, на рыночной площади появился странный мужчина. Словно на спецзадании. Он что-то прятал под синим заношенным пиджаком и, щурясь, кого-то искал в толпе. «Похож на чокнутого профессора» — подумала Злата, когда его проницательный взгляд на долю секунды пересекся с ее взглядом.
Это был старик Тсутому — мастер по изготовлению шкатулок и клеток для попугаев и мелких грызунов. Он не был чокнутым, но все-таки им руководила некая мистическая сила, и он не отдавал полного отчета своим мыслям и поступкам.
Седые волосы отросшими прядями закрывали уши и влажными полукольцами лежали на широком белом воротнике. Лоб и почти лысая макушка блестели от пота. Губы были стиснуты. Верхнюю — полностью прикрывали усы. Бородка — ухоженная, со строго симметричными боковыми линиями. Хорошо выбритые щеки провисали, как у жадных хомяков Златы, которые забавно набивали рты гранулами из смеси злаков, а их черные ушки с белой оторочкой при этом то настороженно торчали в разные стороны, то вздрагивали.
Загадочный мужчина остановился у прилавка с дешевыми летними кимоно, по-прежнему прикрывая что-то под пиджаком. Блондинка с хомяками сбила его с толку.
«Все русские туристки красавицы, — думал он, пока Злата при помощи словаря объясняла настойчивому продавцу сувениров, что уже купила четыре веера и сейчас ищет зоомагазин. — Необыкновенно хороша. Такого красивого цвета волос я, пожалуй, никогда и не видел. Интересно, чем она красится, или это натуральный? Из-за работы я совсем перестал обращать внимание на женщин. Только прутики и стекляшки. А что если предложить ей клетку, а для Минсоу я мог бы смастерить другую, ничем не хуже этой. Уверен, он не сильно расстроится, если я скажу, что не вложился в сроки. Будет и ему эксклюзивная клетка, и эта блондинка привезет домой частичку моей души. Да, так и сделаю. Эта девочка с винным пятном на щеке растревожила меня. Нет, оно нисколько не уродует ее, и она не вызывает ни жалости, ни неприязни. Нарисованная клубничка на щеке, да и только».
Злата с трудом избавилась от назойливого продавца сувениров и, не обращая внимания на старика в пиджаке, пошла дальше искать зоомагазин или хотя бы прилавок с клетками. То и дело, приподнимая банку с хомяками, она налюбоваться не могла розовато-палевыми спинками, чисто-белыми лапками и смешными мордочками с черными глазками-бусинками. Тсутому с любопытством наблюдал эту картину.
 
СообщениеДо вылета у Златы оставалось два часа. Окинава — Сеул — Владивосток. В Сюри — древней резиденции королей, помимо амулета на удачу в виде фигурки кошки с поднятой лапкой и полотенец с цветочными орнаментами, Злата купила двоих карликовых хомячков редкой породы. Вести домой этих курносых зверьков в полулитровой баночке из-под арахисового масла Злата не собиралась. Малыши постоянно вставали на задние лапки и отчаянно пытались выбраться: им было тесно. Да и отверстия в крышке, по мнению Златы, не пропускали достаточно воздуха. Нужно было купить для Акеми и Джуна — так Злата назвала своих питомцев, клетку. Сразу не купила, потому что не хватило денег — накупила гору сувениров, а предложенные клетки из недорогих вариантов ей не понравились.
Перед вылетом родители Златы и ее брат пошли к морю бросить монетки в фонтан пляжного комплекса, чтобы однажды приехать в Окинаву во второй раз, а Злате, не хотя, пришлось идти на рынок и искать по жаре клетку. Солнце в Окинаве беспощадное. От ожогов кожу Златы защищала туника с длинными рукавами. Зонт отнюдь не спасал от жары. Духота.
В полдень, когда под ногами словно растекалось расплавленное железо, на рыночной площади появился странный мужчина. Словно на спецзадании. Он что-то прятал под синим заношенным пиджаком и, щурясь, кого-то искал в толпе. «Похож на чокнутого профессора» — подумала Злата, когда его проницательный взгляд на долю секунды пересекся с ее взглядом.
Это был старик Тсутому — мастер по изготовлению шкатулок и клеток для попугаев и мелких грызунов. Он не был чокнутым, но все-таки им руководила некая мистическая сила, и он не отдавал полного отчета своим мыслям и поступкам.
Седые волосы отросшими прядями закрывали уши и влажными полукольцами лежали на широком белом воротнике. Лоб и почти лысая макушка блестели от пота. Губы были стиснуты. Верхнюю — полностью прикрывали усы. Бородка — ухоженная, со строго симметричными боковыми линиями. Хорошо выбритые щеки провисали, как у жадных хомяков Златы, которые забавно набивали рты гранулами из смеси злаков, а их черные ушки с белой оторочкой при этом то настороженно торчали в разные стороны, то вздрагивали.
Загадочный мужчина остановился у прилавка с дешевыми летними кимоно, по-прежнему прикрывая что-то под пиджаком. Блондинка с хомяками сбила его с толку.
«Все русские туристки красавицы, — думал он, пока Злата при помощи словаря объясняла настойчивому продавцу сувениров, что уже купила четыре веера и сейчас ищет зоомагазин. — Необыкновенно хороша. Такого красивого цвета волос я, пожалуй, никогда и не видел. Интересно, чем она красится, или это натуральный? Из-за работы я совсем перестал обращать внимание на женщин. Только прутики и стекляшки. А что если предложить ей клетку, а для Минсоу я мог бы смастерить другую, ничем не хуже этой. Уверен, он не сильно расстроится, если я скажу, что не вложился в сроки. Будет и ему эксклюзивная клетка, и эта блондинка привезет домой частичку моей души. Да, так и сделаю. Эта девочка с винным пятном на щеке растревожила меня. Нет, оно нисколько не уродует ее, и она не вызывает ни жалости, ни неприязни. Нарисованная клубничка на щеке, да и только».
Злата с трудом избавилась от назойливого продавца сувениров и, не обращая внимания на старика в пиджаке, пошла дальше искать зоомагазин или хотя бы прилавок с клетками. То и дело, приподнимая банку с хомяками, она налюбоваться не могла розовато-палевыми спинками, чисто-белыми лапками и смешными мордочками с черными глазками-бусинками. Тсутому с любопытством наблюдал эту картину.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
СообщениеДо вылета у Златы оставалось два часа. Окинава — Сеул — Владивосток. В Сюри — древней резиденции королей, помимо амулета на удачу в виде фигурки кошки с поднятой лапкой и полотенец с цветочными орнаментами, Злата купила двоих карликовых хомячков редкой породы. Вести домой этих курносых зверьков в полулитровой баночке из-под арахисового масла Злата не собиралась. Малыши постоянно вставали на задние лапки и отчаянно пытались выбраться: им было тесно. Да и отверстия в крышке, по мнению Златы, не пропускали достаточно воздуха. Нужно было купить для Акеми и Джуна — так Злата назвала своих питомцев, клетку. Сразу не купила, потому что не хватило денег — накупила гору сувениров, а предложенные клетки из недорогих вариантов ей не понравились.
Перед вылетом родители Златы и ее брат пошли к морю бросить монетки в фонтан пляжного комплекса, чтобы однажды приехать в Окинаву во второй раз, а Злате, не хотя, пришлось идти на рынок и искать по жаре клетку. Солнце в Окинаве беспощадное. От ожогов кожу Златы защищала туника с длинными рукавами. Зонт отнюдь не спасал от жары. Духота.
В полдень, когда под ногами словно растекалось расплавленное железо, на рыночной площади появился странный мужчина. Словно на спецзадании. Он что-то прятал под синим заношенным пиджаком и, щурясь, кого-то искал в толпе. «Похож на чокнутого профессора» — подумала Злата, когда его проницательный взгляд на долю секунды пересекся с ее взглядом.
Это был старик Тсутому — мастер по изготовлению шкатулок и клеток для попугаев и мелких грызунов. Он не был чокнутым, но все-таки им руководила некая мистическая сила, и он не отдавал полного отчета своим мыслям и поступкам.
Седые волосы отросшими прядями закрывали уши и влажными полукольцами лежали на широком белом воротнике. Лоб и почти лысая макушка блестели от пота. Губы были стиснуты. Верхнюю — полностью прикрывали усы. Бородка — ухоженная, со строго симметричными боковыми линиями. Хорошо выбритые щеки провисали, как у жадных хомяков Златы, которые забавно набивали рты гранулами из смеси злаков, а их черные ушки с белой оторочкой при этом то настороженно торчали в разные стороны, то вздрагивали.
Загадочный мужчина остановился у прилавка с дешевыми летними кимоно, по-прежнему прикрывая что-то под пиджаком. Блондинка с хомяками сбила его с толку.
«Все русские туристки красавицы, — думал он, пока Злата при помощи словаря объясняла настойчивому продавцу сувениров, что уже купила четыре веера и сейчас ищет зоомагазин. — Необыкновенно хороша. Такого красивого цвета волос я, пожалуй, никогда и не видел. Интересно, чем она красится, или это натуральный? Из-за работы я совсем перестал обращать внимание на женщин. Только прутики и стекляшки. А что если предложить ей клетку, а для Минсоу я мог бы смастерить другую, ничем не хуже этой. Уверен, он не сильно расстроится, если я скажу, что не вложился в сроки. Будет и ему эксклюзивная клетка, и эта блондинка привезет домой частичку моей души. Да, так и сделаю. Эта девочка с винным пятном на щеке растревожила меня. Нет, оно нисколько не уродует ее, и она не вызывает ни жалости, ни неприязни. Нарисованная клубничка на щеке, да и только».
Злата с трудом избавилась от назойливого продавца сувениров и, не обращая внимания на старика в пиджаке, пошла дальше искать зоомагазин или хотя бы прилавок с клетками. То и дело, приподнимая банку с хомяками, она налюбоваться не могла розовато-палевыми спинками, чисто-белыми лапками и смешными мордочками с черными глазками-бусинками. Тсутому с любопытством наблюдал эту картину.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:03 | Сообщение # 3
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Соломенная шляпа Златы с нарочно обтрепанными полями не скрывала длинных шелковых волос. На солнце волосы блестели как платиновые украшения, а в тени имели легкий русый оттенок. Не мудрено, что и другие японцы провожали Злату восхищенными взглядами. В белой ажурной тунике с миксом узоров от мелких цветов до крупных желтых хризантем внизу и на рукавах она выглядела ярко и стильно, чего и всегда добивалась в выборе одежды. Летящий наряд удачно маскировал далеко не идеальную талию. Но не главное быть песочными часами: умение преподнести газету так, чтобы никто не догадался, что это газета — важнее. Так считала Злата.
На ее лице, как точно даже издали заметил Тсутому, было пятно — сосудистая мальфомация. Заболевание это врожденное, и над причиной неправильного соединения вен и артерий до сих пор спорят доктора. Еще в детстве Злата прошла шесть курсов лазерной терапии, но эффективными были только первые три курса. Благодаря им большая часть пораженных сосудов была удалена, и на их месте выросли здоровые. Несмотря на улучшения, Злату называли гадким утенком, и никто не хотел с ней дружить. Её обижали в детском саду, дразни кровавой маркизой в школе. Кровавой из-за пятна, а маркизой из-за фамилии — Маркизова. Над ней смеялись, пока однажды самый красивый мальчик из школы не разбил одному из обидчиков нос. Все изменилось, и в полных двадцать четыре года Злата нисколько не комплексовала по этому поводу.
Тсутому догнал Злату и на ломанном русском обратился с простым вопросом:
— Вас не заинтересует эта милая вещица?
Он продемонстрировал клетку ручной работы, и Злата восхищенно улыбнулась.
— Какая прелесть, — ответила она. Её глаза засияли ярче сапфира на перстне, подаренного бабушкой. Она носила его, не снимая. — Это же не клетка, а произведение искусства!
Японец, плохо понимая, кивнул и ответил взаимной приветливостью, хотя давно стыдился открыто улыбаться, а тут даже забыл о вырванном на прошлой неделе втором премоляре верхней челюсти, но Злата отметила это сразу, так как училась именно на стоматолога. Она всегда обращала внимание на зубы, и за своими следила с неистовой щепетильностью.
— Купите! Всего двадцать долларов, — запрашивал он в два раза меньше, чем обычно. — Второй такой нет во всем мире!
Злата обожала все зеленое: одежду, украшения, павлинов. Сочетание золота с зелеными сапфирами она считала самым удачным, и клетка с царским домиком внутри чуть с ума ее не свела. И недорого, и шикарно!
Дно клетки было из пластика имитирующего каменный фундамент. Прутья черные, а по углам искусно расплетались золотистые виноградные лозы. Каждая ягодка, каждый листочек — все тонкой ручной работы. Дверца словно ворота в райский сад, но изюминкой клетки был дворец с разными по величине башнями. Немного уступало колесо и лесенка со второго этажа вниз клетки. Все атрибуты были окрашены под золото и инсталлированы зелеными камешками разных размеров и прозрачности. Конечно, Злата не ставила их ни в какое сравнение с драгоценностями, но клетка ей настолько понравилась, что она, не раздумывая, достала кошелек. Она и не предполагала, чем обернется эта покупка.
— Куплю! Даже если моим хомячкам в ней будет тесно и потом придется купить еще одну. А у вас случайно нет такой же только больше? Или еще одной точно такой? — спросила она обнадежено, но тут же поняла, что нет.
Японец пожал плечами:
— Не подерутся ваши мышки, не волнуйтесь, хватит им места.
 
СообщениеСоломенная шляпа Златы с нарочно обтрепанными полями не скрывала длинных шелковых волос. На солнце волосы блестели как платиновые украшения, а в тени имели легкий русый оттенок. Не мудрено, что и другие японцы провожали Злату восхищенными взглядами. В белой ажурной тунике с миксом узоров от мелких цветов до крупных желтых хризантем внизу и на рукавах она выглядела ярко и стильно, чего и всегда добивалась в выборе одежды. Летящий наряд удачно маскировал далеко не идеальную талию. Но не главное быть песочными часами: умение преподнести газету так, чтобы никто не догадался, что это газета — важнее. Так считала Злата.
На ее лице, как точно даже издали заметил Тсутому, было пятно — сосудистая мальфомация. Заболевание это врожденное, и над причиной неправильного соединения вен и артерий до сих пор спорят доктора. Еще в детстве Злата прошла шесть курсов лазерной терапии, но эффективными были только первые три курса. Благодаря им большая часть пораженных сосудов была удалена, и на их месте выросли здоровые. Несмотря на улучшения, Злату называли гадким утенком, и никто не хотел с ней дружить. Её обижали в детском саду, дразни кровавой маркизой в школе. Кровавой из-за пятна, а маркизой из-за фамилии — Маркизова. Над ней смеялись, пока однажды самый красивый мальчик из школы не разбил одному из обидчиков нос. Все изменилось, и в полных двадцать четыре года Злата нисколько не комплексовала по этому поводу.
Тсутому догнал Злату и на ломанном русском обратился с простым вопросом:
— Вас не заинтересует эта милая вещица?
Он продемонстрировал клетку ручной работы, и Злата восхищенно улыбнулась.
— Какая прелесть, — ответила она. Её глаза засияли ярче сапфира на перстне, подаренного бабушкой. Она носила его, не снимая. — Это же не клетка, а произведение искусства!
Японец, плохо понимая, кивнул и ответил взаимной приветливостью, хотя давно стыдился открыто улыбаться, а тут даже забыл о вырванном на прошлой неделе втором премоляре верхней челюсти, но Злата отметила это сразу, так как училась именно на стоматолога. Она всегда обращала внимание на зубы, и за своими следила с неистовой щепетильностью.
— Купите! Всего двадцать долларов, — запрашивал он в два раза меньше, чем обычно. — Второй такой нет во всем мире!
Злата обожала все зеленое: одежду, украшения, павлинов. Сочетание золота с зелеными сапфирами она считала самым удачным, и клетка с царским домиком внутри чуть с ума ее не свела. И недорого, и шикарно!
Дно клетки было из пластика имитирующего каменный фундамент. Прутья черные, а по углам искусно расплетались золотистые виноградные лозы. Каждая ягодка, каждый листочек — все тонкой ручной работы. Дверца словно ворота в райский сад, но изюминкой клетки был дворец с разными по величине башнями. Немного уступало колесо и лесенка со второго этажа вниз клетки. Все атрибуты были окрашены под золото и инсталлированы зелеными камешками разных размеров и прозрачности. Конечно, Злата не ставила их ни в какое сравнение с драгоценностями, но клетка ей настолько понравилась, что она, не раздумывая, достала кошелек. Она и не предполагала, чем обернется эта покупка.
— Куплю! Даже если моим хомячкам в ней будет тесно и потом придется купить еще одну. А у вас случайно нет такой же только больше? Или еще одной точно такой? — спросила она обнадежено, но тут же поняла, что нет.
Японец пожал плечами:
— Не подерутся ваши мышки, не волнуйтесь, хватит им места.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
СообщениеСоломенная шляпа Златы с нарочно обтрепанными полями не скрывала длинных шелковых волос. На солнце волосы блестели как платиновые украшения, а в тени имели легкий русый оттенок. Не мудрено, что и другие японцы провожали Злату восхищенными взглядами. В белой ажурной тунике с миксом узоров от мелких цветов до крупных желтых хризантем внизу и на рукавах она выглядела ярко и стильно, чего и всегда добивалась в выборе одежды. Летящий наряд удачно маскировал далеко не идеальную талию. Но не главное быть песочными часами: умение преподнести газету так, чтобы никто не догадался, что это газета — важнее. Так считала Злата.
На ее лице, как точно даже издали заметил Тсутому, было пятно — сосудистая мальфомация. Заболевание это врожденное, и над причиной неправильного соединения вен и артерий до сих пор спорят доктора. Еще в детстве Злата прошла шесть курсов лазерной терапии, но эффективными были только первые три курса. Благодаря им большая часть пораженных сосудов была удалена, и на их месте выросли здоровые. Несмотря на улучшения, Злату называли гадким утенком, и никто не хотел с ней дружить. Её обижали в детском саду, дразни кровавой маркизой в школе. Кровавой из-за пятна, а маркизой из-за фамилии — Маркизова. Над ней смеялись, пока однажды самый красивый мальчик из школы не разбил одному из обидчиков нос. Все изменилось, и в полных двадцать четыре года Злата нисколько не комплексовала по этому поводу.
Тсутому догнал Злату и на ломанном русском обратился с простым вопросом:
— Вас не заинтересует эта милая вещица?
Он продемонстрировал клетку ручной работы, и Злата восхищенно улыбнулась.
— Какая прелесть, — ответила она. Её глаза засияли ярче сапфира на перстне, подаренного бабушкой. Она носила его, не снимая. — Это же не клетка, а произведение искусства!
Японец, плохо понимая, кивнул и ответил взаимной приветливостью, хотя давно стыдился открыто улыбаться, а тут даже забыл о вырванном на прошлой неделе втором премоляре верхней челюсти, но Злата отметила это сразу, так как училась именно на стоматолога. Она всегда обращала внимание на зубы, и за своими следила с неистовой щепетильностью.
— Купите! Всего двадцать долларов, — запрашивал он в два раза меньше, чем обычно. — Второй такой нет во всем мире!
Злата обожала все зеленое: одежду, украшения, павлинов. Сочетание золота с зелеными сапфирами она считала самым удачным, и клетка с царским домиком внутри чуть с ума ее не свела. И недорого, и шикарно!
Дно клетки было из пластика имитирующего каменный фундамент. Прутья черные, а по углам искусно расплетались золотистые виноградные лозы. Каждая ягодка, каждый листочек — все тонкой ручной работы. Дверца словно ворота в райский сад, но изюминкой клетки был дворец с разными по величине башнями. Немного уступало колесо и лесенка со второго этажа вниз клетки. Все атрибуты были окрашены под золото и инсталлированы зелеными камешками разных размеров и прозрачности. Конечно, Злата не ставила их ни в какое сравнение с драгоценностями, но клетка ей настолько понравилась, что она, не раздумывая, достала кошелек. Она и не предполагала, чем обернется эта покупка.
— Куплю! Даже если моим хомячкам в ней будет тесно и потом придется купить еще одну. А у вас случайно нет такой же только больше? Или еще одной точно такой? — спросила она обнадежено, но тут же поняла, что нет.
Японец пожал плечами:
— Не подерутся ваши мышки, не волнуйтесь, хватит им места.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:03 | Сообщение # 4
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Злата рассчиталась одной зеленой купюрой. У нее были и доллары, и иены, и рубли. Ее брат моряк, и привез из рейса Владивосток — Саудовская Аравия зарплату в дорожном чемодане, набитом до отказа деньгами. За его счет и состоялась поездка всей семьи в Окинаву.
— Благодарю, — Злата взяла из протянутых рук клетку, и та составила компанию купленным веерам в просторном бумажном пакете.
— "Онэгай симас" — поклонился японец. — Пусть в вашу жизнь войдет сказка, — добавил неразборчиво.
Злата присела, словно в реверансе:
— «Саёнара» , — это одно из японских слов, которое она хорошо выучила за две недели.
Желание выучить японский — стало чуть ли не самым важным на фоне остальных: похудеть на пять килограмм и увидеть кубики пресса на своем животе. Хотя она и так была в неплохой спортивной форме и даже знала, что такое триумф победы. Восемь лет назад Злата в командном зачете, имея немалый опыт выступлений, стала чемпионом России по фитнес-аэробике. Фитнес-аэробика — это командный, сложно-координированный, красочный вид спорта, доступный только людям с хорошей физической подготовкой. Из-за травмы колена профессиональный спорт остался лишь приятным воспоминанием.
«Красивая, — долго смотрел ей вслед японец. — Жаль, что я уже дряхлый старик, иначе ни за что бы не упустил возможность пригласить ее в ресторан. А как она нежно произнесла «Саёнара»! Какой певучий голос и до чего очаровательное лицо, пусть даже с клубничкой на щеке».
Внезапно японец почувствовал тревогу. Ему стало неловко от мысли, что придется обмануть Минсоу. Тот с таким энтузиазмом подошел к изготовлению клетки для крысы, что даже принес мешочек со стекляшками и щедро заплатил наперед. По оговоренному проекту на внутреннее убранство клетки должно было уйти тридцать семь камешков, и все они были использованы. В мастерской остались лишь заготовки из донышек бутылок от шампанского.
«Он не заметит разницы», — наивно решил японец, а жить ему оставалось всего десять минут.
 
СообщениеЗлата рассчиталась одной зеленой купюрой. У нее были и доллары, и иены, и рубли. Ее брат моряк, и привез из рейса Владивосток — Саудовская Аравия зарплату в дорожном чемодане, набитом до отказа деньгами. За его счет и состоялась поездка всей семьи в Окинаву.
— Благодарю, — Злата взяла из протянутых рук клетку, и та составила компанию купленным веерам в просторном бумажном пакете.
— "Онэгай симас" — поклонился японец. — Пусть в вашу жизнь войдет сказка, — добавил неразборчиво.
Злата присела, словно в реверансе:
— «Саёнара» , — это одно из японских слов, которое она хорошо выучила за две недели.
Желание выучить японский — стало чуть ли не самым важным на фоне остальных: похудеть на пять килограмм и увидеть кубики пресса на своем животе. Хотя она и так была в неплохой спортивной форме и даже знала, что такое триумф победы. Восемь лет назад Злата в командном зачете, имея немалый опыт выступлений, стала чемпионом России по фитнес-аэробике. Фитнес-аэробика — это командный, сложно-координированный, красочный вид спорта, доступный только людям с хорошей физической подготовкой. Из-за травмы колена профессиональный спорт остался лишь приятным воспоминанием.
«Красивая, — долго смотрел ей вслед японец. — Жаль, что я уже дряхлый старик, иначе ни за что бы не упустил возможность пригласить ее в ресторан. А как она нежно произнесла «Саёнара»! Какой певучий голос и до чего очаровательное лицо, пусть даже с клубничкой на щеке».
Внезапно японец почувствовал тревогу. Ему стало неловко от мысли, что придется обмануть Минсоу. Тот с таким энтузиазмом подошел к изготовлению клетки для крысы, что даже принес мешочек со стекляшками и щедро заплатил наперед. По оговоренному проекту на внутреннее убранство клетки должно было уйти тридцать семь камешков, и все они были использованы. В мастерской остались лишь заготовки из донышек бутылок от шампанского.
«Он не заметит разницы», — наивно решил японец, а жить ему оставалось всего десять минут.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
СообщениеЗлата рассчиталась одной зеленой купюрой. У нее были и доллары, и иены, и рубли. Ее брат моряк, и привез из рейса Владивосток — Саудовская Аравия зарплату в дорожном чемодане, набитом до отказа деньгами. За его счет и состоялась поездка всей семьи в Окинаву.
— Благодарю, — Злата взяла из протянутых рук клетку, и та составила компанию купленным веерам в просторном бумажном пакете.
— "Онэгай симас" — поклонился японец. — Пусть в вашу жизнь войдет сказка, — добавил неразборчиво.
Злата присела, словно в реверансе:
— «Саёнара» , — это одно из японских слов, которое она хорошо выучила за две недели.
Желание выучить японский — стало чуть ли не самым важным на фоне остальных: похудеть на пять килограмм и увидеть кубики пресса на своем животе. Хотя она и так была в неплохой спортивной форме и даже знала, что такое триумф победы. Восемь лет назад Злата в командном зачете, имея немалый опыт выступлений, стала чемпионом России по фитнес-аэробике. Фитнес-аэробика — это командный, сложно-координированный, красочный вид спорта, доступный только людям с хорошей физической подготовкой. Из-за травмы колена профессиональный спорт остался лишь приятным воспоминанием.
«Красивая, — долго смотрел ей вслед японец. — Жаль, что я уже дряхлый старик, иначе ни за что бы не упустил возможность пригласить ее в ресторан. А как она нежно произнесла «Саёнара»! Какой певучий голос и до чего очаровательное лицо, пусть даже с клубничкой на щеке».
Внезапно японец почувствовал тревогу. Ему стало неловко от мысли, что придется обмануть Минсоу. Тот с таким энтузиазмом подошел к изготовлению клетки для крысы, что даже принес мешочек со стекляшками и щедро заплатил наперед. По оговоренному проекту на внутреннее убранство клетки должно было уйти тридцать семь камешков, и все они были использованы. В мастерской остались лишь заготовки из донышек бутылок от шампанского.
«Он не заметит разницы», — наивно решил японец, а жить ему оставалось всего десять минут.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:03 | Сообщение # 5
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
* * *
Безоблачное небо бирюзой разлилось по спокойной морской глади залива Находка. В бухте Врангеля — морской жемчужине Приморья, названной по имени гигрографа и мореплавателя Василия Врангеля, было многолюдно. Песчаные пляжи, чистая вода — что еще нужно для отдыха? Разве что солнце — так и его с лихвой хватало всем. Катамараны, водные аттракционы, детский смех — сколько радости витало в воздухе! На горизонте виднелась гора Сестра, далеко-далеко — рыбацкое судно, а на берегу возвышались замки из песка, построенные детворой при помощи взрослых.
Анна — подруга Златы, потеряла терпение и, сложив ладони рупором у рта, закричала:
— Зла-а-та! Плыви к берегу! Руслан принес тебе персики!
Но Злата не торопилась присоединиться к друзьям. Она осваивала технику плавания брассом, и получала массу удовольствия от маленьких побед над собственными страхами. Затаивая дыхание и сдвигая брови в полном сосредоточении, она погружалась под воду. Удар ногами, и вот она уже посылает руки вперед. Принимает обтекаемую позу и скользит у поверхности воды как акула. Гребок руками, ноги расслаблены. Сведение рук около груди, и она уже над водой вдыхает очередную порцию воздуха, не отрывая подбородок от воды. Опять погружение, удар ногами. Снова и снова. Потом разворот в воде, рывок, и обессиленными руками она поддерживает себя на плаву. Переворачивается на спину и, откидывая голову, лежит с полуприкрытыми глазами. Приятная усталость наполняет мышцы. Тишина. Только плеск воды и приглушенный шум, доносящийся с берега.
— Зла-а-та! — Анна вне себя от злости на подругу перешла на недоброжелательный крик: — Зла-а-та! Я из-за тебя уже горло сорвала. Давай, плыви сюда.
— Плыву, — отозвалась Злата и взяла курс к берегу. Она еще три раза занырнула под воду, но руки как деревянные палки отказывались подчиняться. Силы были на исходе.
С Окинавы Злата вернулась обновленной. Сама того не осознавая, она стала, в первую очередь, целеустремленнее. Если она была мастером спорта и чемпионом по фитнес-аэробике и из-за травмы колена не может вернуться к любимому виду спорта, то почему не переключиться на плавание брассом, к примеру, или не добиться результативной скорости в баттерфляе. Сложности ее не пугали, словно японский амулет, усилил в ней самые лучшие спортивные качества: стойкость, отвагу и уверенность. Хотя вряд ли дело в амулете серийного производства.
Анна, недовольная проделками подруги, улеглась на шезлонг и, не зная, чем отвлечься, взяла в руки книгу Златы, обложка которой выглядывала из-под цветастого парео.
— «Кодекс Серафини», — прочитала она названия, морща нос, — что за дурацкая энциклопедия?! Фу, как такое можно читать? Я бы ни за что не купила такое безобразие.
— Кому-то «Cosmopolitan», а кому-то и нечитаемая книга Серафини в кайф, — ответил с немалой долей иронии Руслан, не прекращая высасывать сок из клешни рака.
— Как по мне, то лучше бы Злата шила своих носатых кукол, чем строила из себя ценителя необычной литературы. И вообще, что это за литература? Какие-то олени и цветочки в разрезе.
— Ничего ты не понимаешь, — подошла Маргарита с полупустым стаканом пива. Она сидела с Русланом и со своим братом Олегом, на камне у самой воды, игнорируя попытки Анны заставить Злату выйти на берег. — Это знаменитая книга итальянского художника Луиджи Серафини. Глянь, там есть картинка с парой, превращающейся в крокодила! — рассмеялась она, припомнив, что это единственное, что ее зацепило в объемной книжке с надписями на неизвестном никому языке.
— Рисунки, конечно, интересные, но эта книга, лично у меня, вызывает еще больше беспокойств за Злату, — Анна убрала книгу на место и накрыла парео, чтобы обложка не выгорела на солнце. Она натура бережливая и к своим вещам, и к чужим.
Руслан искоса посмотрел сначала в сторону шезлонгов: на рыжую несимпатичную Анну и Маргариту, брюнетку с короткой стрижкой и шоколадным цветом кожи, прикрытым местами лоскутками сочно-апельсинового цвета. Они обе порядком надоели ему. «Как Злата их выносит?» — подумал он и перевел взгляд к морю.
Злата вынырнула и снова ушла под воду. Удар ногами, руки вперед. Скольжение под водой. Благодать. Гребок. Сведение рук. Глоток воздуха. Снова удар ногами, но руки не подчиняются, и Злата выныривает, недовольная. Ей мало плавать как все. Кто-то плещется у берега, а она хочет плавать, сливаясь с волнами, чувствуя их мощь и энергию. Быть необыкновенной — вот ее цель. Ее не прельщало ни довольствоваться старыми победами, ни предвкушать врачебную практику в стоматологической поликлинике. Она хотела расти. Подниматься по лестнице и каждый раз осваивать что-то новое.
— По-моему, Злата попросту игнорирует нас, — сказал Руслан, швырнув объедки рака в целлофановый пакет. Налил себе еще пива. — Олег? Маргарита? Вам обновить?
Маргарита отказалась. Уселась и начала эротично смазывать тело солнцезащитным кремом для здорового бронзового загара.
Олег молча подставил стакан. «Хоть напьюсь, что ли. Зря только согласился составить сестре компанию. Вечно она мне свинью подкладывает. «Познакомлю тебя с подругой!» Познакомила, называется. Одна — конопатая бледная поганка, а вторая полдня в море откисает, к тому же с ней этот тип, ревнующий даже к медузам».
— У тебя со Златой серьезно? — спросил Олег, как бы между прочим. В его голубых глазах блеснули искры, и он, потирая недельную щетину, хитро улыбнулся.
— Серьезно или несерьезно, — огрызнулся Руслан, — я сам не знаю. Ты видишь ее рядом со мной? Я нет. Ей, видите ли, потренироваться плавать брассом захотелось. Играть с нами в «выбивного» ей уже не интересно. Зря только мяч с собой тащил. Надо было оставить дома.
Анна услышала в ответе Руслана недовольство, которое тоже испытывала.
— И я о том же! — подскочила она и мигом оказалась рядом с парнями. — Со Златой что-то происходит. Она вернулась из Окинавы помешанной на всякой ерунде: купила себе вонючих хомяков, эту книжку не пойми для чего, плавает, как будто готовится к чемпионату, а эти ее словечки на японском! Нет, я совершенно ее не узнаю.
— Может, она влюбилась там в какого-нибудь самурая?! — Маргарита тоже влилась в разговор.
 
Сообщение* * *
Безоблачное небо бирюзой разлилось по спокойной морской глади залива Находка. В бухте Врангеля — морской жемчужине Приморья, названной по имени гигрографа и мореплавателя Василия Врангеля, было многолюдно. Песчаные пляжи, чистая вода — что еще нужно для отдыха? Разве что солнце — так и его с лихвой хватало всем. Катамараны, водные аттракционы, детский смех — сколько радости витало в воздухе! На горизонте виднелась гора Сестра, далеко-далеко — рыбацкое судно, а на берегу возвышались замки из песка, построенные детворой при помощи взрослых.
Анна — подруга Златы, потеряла терпение и, сложив ладони рупором у рта, закричала:
— Зла-а-та! Плыви к берегу! Руслан принес тебе персики!
Но Злата не торопилась присоединиться к друзьям. Она осваивала технику плавания брассом, и получала массу удовольствия от маленьких побед над собственными страхами. Затаивая дыхание и сдвигая брови в полном сосредоточении, она погружалась под воду. Удар ногами, и вот она уже посылает руки вперед. Принимает обтекаемую позу и скользит у поверхности воды как акула. Гребок руками, ноги расслаблены. Сведение рук около груди, и она уже над водой вдыхает очередную порцию воздуха, не отрывая подбородок от воды. Опять погружение, удар ногами. Снова и снова. Потом разворот в воде, рывок, и обессиленными руками она поддерживает себя на плаву. Переворачивается на спину и, откидывая голову, лежит с полуприкрытыми глазами. Приятная усталость наполняет мышцы. Тишина. Только плеск воды и приглушенный шум, доносящийся с берега.
— Зла-а-та! — Анна вне себя от злости на подругу перешла на недоброжелательный крик: — Зла-а-та! Я из-за тебя уже горло сорвала. Давай, плыви сюда.
— Плыву, — отозвалась Злата и взяла курс к берегу. Она еще три раза занырнула под воду, но руки как деревянные палки отказывались подчиняться. Силы были на исходе.
С Окинавы Злата вернулась обновленной. Сама того не осознавая, она стала, в первую очередь, целеустремленнее. Если она была мастером спорта и чемпионом по фитнес-аэробике и из-за травмы колена не может вернуться к любимому виду спорта, то почему не переключиться на плавание брассом, к примеру, или не добиться результативной скорости в баттерфляе. Сложности ее не пугали, словно японский амулет, усилил в ней самые лучшие спортивные качества: стойкость, отвагу и уверенность. Хотя вряд ли дело в амулете серийного производства.
Анна, недовольная проделками подруги, улеглась на шезлонг и, не зная, чем отвлечься, взяла в руки книгу Златы, обложка которой выглядывала из-под цветастого парео.
— «Кодекс Серафини», — прочитала она названия, морща нос, — что за дурацкая энциклопедия?! Фу, как такое можно читать? Я бы ни за что не купила такое безобразие.
— Кому-то «Cosmopolitan», а кому-то и нечитаемая книга Серафини в кайф, — ответил с немалой долей иронии Руслан, не прекращая высасывать сок из клешни рака.
— Как по мне, то лучше бы Злата шила своих носатых кукол, чем строила из себя ценителя необычной литературы. И вообще, что это за литература? Какие-то олени и цветочки в разрезе.
— Ничего ты не понимаешь, — подошла Маргарита с полупустым стаканом пива. Она сидела с Русланом и со своим братом Олегом, на камне у самой воды, игнорируя попытки Анны заставить Злату выйти на берег. — Это знаменитая книга итальянского художника Луиджи Серафини. Глянь, там есть картинка с парой, превращающейся в крокодила! — рассмеялась она, припомнив, что это единственное, что ее зацепило в объемной книжке с надписями на неизвестном никому языке.
— Рисунки, конечно, интересные, но эта книга, лично у меня, вызывает еще больше беспокойств за Злату, — Анна убрала книгу на место и накрыла парео, чтобы обложка не выгорела на солнце. Она натура бережливая и к своим вещам, и к чужим.
Руслан искоса посмотрел сначала в сторону шезлонгов: на рыжую несимпатичную Анну и Маргариту, брюнетку с короткой стрижкой и шоколадным цветом кожи, прикрытым местами лоскутками сочно-апельсинового цвета. Они обе порядком надоели ему. «Как Злата их выносит?» — подумал он и перевел взгляд к морю.
Злата вынырнула и снова ушла под воду. Удар ногами, руки вперед. Скольжение под водой. Благодать. Гребок. Сведение рук. Глоток воздуха. Снова удар ногами, но руки не подчиняются, и Злата выныривает, недовольная. Ей мало плавать как все. Кто-то плещется у берега, а она хочет плавать, сливаясь с волнами, чувствуя их мощь и энергию. Быть необыкновенной — вот ее цель. Ее не прельщало ни довольствоваться старыми победами, ни предвкушать врачебную практику в стоматологической поликлинике. Она хотела расти. Подниматься по лестнице и каждый раз осваивать что-то новое.
— По-моему, Злата попросту игнорирует нас, — сказал Руслан, швырнув объедки рака в целлофановый пакет. Налил себе еще пива. — Олег? Маргарита? Вам обновить?
Маргарита отказалась. Уселась и начала эротично смазывать тело солнцезащитным кремом для здорового бронзового загара.
Олег молча подставил стакан. «Хоть напьюсь, что ли. Зря только согласился составить сестре компанию. Вечно она мне свинью подкладывает. «Познакомлю тебя с подругой!» Познакомила, называется. Одна — конопатая бледная поганка, а вторая полдня в море откисает, к тому же с ней этот тип, ревнующий даже к медузам».
— У тебя со Златой серьезно? — спросил Олег, как бы между прочим. В его голубых глазах блеснули искры, и он, потирая недельную щетину, хитро улыбнулся.
— Серьезно или несерьезно, — огрызнулся Руслан, — я сам не знаю. Ты видишь ее рядом со мной? Я нет. Ей, видите ли, потренироваться плавать брассом захотелось. Играть с нами в «выбивного» ей уже не интересно. Зря только мяч с собой тащил. Надо было оставить дома.
Анна услышала в ответе Руслана недовольство, которое тоже испытывала.
— И я о том же! — подскочила она и мигом оказалась рядом с парнями. — Со Златой что-то происходит. Она вернулась из Окинавы помешанной на всякой ерунде: купила себе вонючих хомяков, эту книжку не пойми для чего, плавает, как будто готовится к чемпионату, а эти ее словечки на японском! Нет, я совершенно ее не узнаю.
— Может, она влюбилась там в какого-нибудь самурая?! — Маргарита тоже влилась в разговор.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
Сообщение* * *
Безоблачное небо бирюзой разлилось по спокойной морской глади залива Находка. В бухте Врангеля — морской жемчужине Приморья, названной по имени гигрографа и мореплавателя Василия Врангеля, было многолюдно. Песчаные пляжи, чистая вода — что еще нужно для отдыха? Разве что солнце — так и его с лихвой хватало всем. Катамараны, водные аттракционы, детский смех — сколько радости витало в воздухе! На горизонте виднелась гора Сестра, далеко-далеко — рыбацкое судно, а на берегу возвышались замки из песка, построенные детворой при помощи взрослых.
Анна — подруга Златы, потеряла терпение и, сложив ладони рупором у рта, закричала:
— Зла-а-та! Плыви к берегу! Руслан принес тебе персики!
Но Злата не торопилась присоединиться к друзьям. Она осваивала технику плавания брассом, и получала массу удовольствия от маленьких побед над собственными страхами. Затаивая дыхание и сдвигая брови в полном сосредоточении, она погружалась под воду. Удар ногами, и вот она уже посылает руки вперед. Принимает обтекаемую позу и скользит у поверхности воды как акула. Гребок руками, ноги расслаблены. Сведение рук около груди, и она уже над водой вдыхает очередную порцию воздуха, не отрывая подбородок от воды. Опять погружение, удар ногами. Снова и снова. Потом разворот в воде, рывок, и обессиленными руками она поддерживает себя на плаву. Переворачивается на спину и, откидывая голову, лежит с полуприкрытыми глазами. Приятная усталость наполняет мышцы. Тишина. Только плеск воды и приглушенный шум, доносящийся с берега.
— Зла-а-та! — Анна вне себя от злости на подругу перешла на недоброжелательный крик: — Зла-а-та! Я из-за тебя уже горло сорвала. Давай, плыви сюда.
— Плыву, — отозвалась Злата и взяла курс к берегу. Она еще три раза занырнула под воду, но руки как деревянные палки отказывались подчиняться. Силы были на исходе.
С Окинавы Злата вернулась обновленной. Сама того не осознавая, она стала, в первую очередь, целеустремленнее. Если она была мастером спорта и чемпионом по фитнес-аэробике и из-за травмы колена не может вернуться к любимому виду спорта, то почему не переключиться на плавание брассом, к примеру, или не добиться результативной скорости в баттерфляе. Сложности ее не пугали, словно японский амулет, усилил в ней самые лучшие спортивные качества: стойкость, отвагу и уверенность. Хотя вряд ли дело в амулете серийного производства.
Анна, недовольная проделками подруги, улеглась на шезлонг и, не зная, чем отвлечься, взяла в руки книгу Златы, обложка которой выглядывала из-под цветастого парео.
— «Кодекс Серафини», — прочитала она названия, морща нос, — что за дурацкая энциклопедия?! Фу, как такое можно читать? Я бы ни за что не купила такое безобразие.
— Кому-то «Cosmopolitan», а кому-то и нечитаемая книга Серафини в кайф, — ответил с немалой долей иронии Руслан, не прекращая высасывать сок из клешни рака.
— Как по мне, то лучше бы Злата шила своих носатых кукол, чем строила из себя ценителя необычной литературы. И вообще, что это за литература? Какие-то олени и цветочки в разрезе.
— Ничего ты не понимаешь, — подошла Маргарита с полупустым стаканом пива. Она сидела с Русланом и со своим братом Олегом, на камне у самой воды, игнорируя попытки Анны заставить Злату выйти на берег. — Это знаменитая книга итальянского художника Луиджи Серафини. Глянь, там есть картинка с парой, превращающейся в крокодила! — рассмеялась она, припомнив, что это единственное, что ее зацепило в объемной книжке с надписями на неизвестном никому языке.
— Рисунки, конечно, интересные, но эта книга, лично у меня, вызывает еще больше беспокойств за Злату, — Анна убрала книгу на место и накрыла парео, чтобы обложка не выгорела на солнце. Она натура бережливая и к своим вещам, и к чужим.
Руслан искоса посмотрел сначала в сторону шезлонгов: на рыжую несимпатичную Анну и Маргариту, брюнетку с короткой стрижкой и шоколадным цветом кожи, прикрытым местами лоскутками сочно-апельсинового цвета. Они обе порядком надоели ему. «Как Злата их выносит?» — подумал он и перевел взгляд к морю.
Злата вынырнула и снова ушла под воду. Удар ногами, руки вперед. Скольжение под водой. Благодать. Гребок. Сведение рук. Глоток воздуха. Снова удар ногами, но руки не подчиняются, и Злата выныривает, недовольная. Ей мало плавать как все. Кто-то плещется у берега, а она хочет плавать, сливаясь с волнами, чувствуя их мощь и энергию. Быть необыкновенной — вот ее цель. Ее не прельщало ни довольствоваться старыми победами, ни предвкушать врачебную практику в стоматологической поликлинике. Она хотела расти. Подниматься по лестнице и каждый раз осваивать что-то новое.
— По-моему, Злата попросту игнорирует нас, — сказал Руслан, швырнув объедки рака в целлофановый пакет. Налил себе еще пива. — Олег? Маргарита? Вам обновить?
Маргарита отказалась. Уселась и начала эротично смазывать тело солнцезащитным кремом для здорового бронзового загара.
Олег молча подставил стакан. «Хоть напьюсь, что ли. Зря только согласился составить сестре компанию. Вечно она мне свинью подкладывает. «Познакомлю тебя с подругой!» Познакомила, называется. Одна — конопатая бледная поганка, а вторая полдня в море откисает, к тому же с ней этот тип, ревнующий даже к медузам».
— У тебя со Златой серьезно? — спросил Олег, как бы между прочим. В его голубых глазах блеснули искры, и он, потирая недельную щетину, хитро улыбнулся.
— Серьезно или несерьезно, — огрызнулся Руслан, — я сам не знаю. Ты видишь ее рядом со мной? Я нет. Ей, видите ли, потренироваться плавать брассом захотелось. Играть с нами в «выбивного» ей уже не интересно. Зря только мяч с собой тащил. Надо было оставить дома.
Анна услышала в ответе Руслана недовольство, которое тоже испытывала.
— И я о том же! — подскочила она и мигом оказалась рядом с парнями. — Со Златой что-то происходит. Она вернулась из Окинавы помешанной на всякой ерунде: купила себе вонючих хомяков, эту книжку не пойми для чего, плавает, как будто готовится к чемпионату, а эти ее словечки на японском! Нет, я совершенно ее не узнаю.
— Может, она влюбилась там в какого-нибудь самурая?! — Маргарита тоже влилась в разговор.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:03
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:04 | Сообщение # 6
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Руслан побагровел, и его ноздри раздулись как у свирепого быка:
— Зла-а-та! — на это раз закричал он. — Сколько можно плавать? Высохни, согрейся…
Он сбавил тон на последних словах и замолчал: Злата, наконец-то, вышла из воды.
Олег облился пивом, жмурясь и не веря глазам. На мгновение ему показалось, что из воды вынырнула русалка в лифе из ракушек и водорослей. Она, закинув голову назад, качнула длинными волосами с вплетенными неимоверными цветами, листьями и жемчугом. Глаза закачены, а губы маняще приоткрыты. Хватай и целуй. Сбросив наваждение, тряся головой, Олег опомнился и увидел вместо русалки Злату.
— «Ничоси»! — вырвалось у него. — Дайте панамку, а то мне солнце напекло.
Маргарита, как заботливая двоюродная сестра, надела ему свое оранжевое сомбреро. Руслан наградил Олега косым взглядом и сорвался с места. Схватив полотенце, он побежал к Злате. Обескураженный загадочным поведением, он спросил напрямую, как только коснулся ее руки:
— Ты все еще обижаешься? Мне уйти?
— Я не обижаюсь, но мое мнение о тебе ухудшилось. Как ни крути, но ты обманщик.
Злата обмоталась полотенцем и прошла мимо, оставив Руслана одного.
— Хорошо, я все понял.
Руслан знал, что виноват, и готов был провалиться сквозь землю, лишь бы его мать не вила из него веревки. Из-за нее ему пришлось выдумать чудовищную историю с аппендицитом и обмануть Маркизовых, ожидающих его со сватами в гости. Это было после возвращения Ивана — брата Златы, из рейса. Стол был накрыт. Злата ждала. Все было оговорено, но мать Руслана в последнюю минуту взбрыкнула как необъезженная кобыла. Она сказала, что запрещает не только жениться на Злате, но и встречаться с ней. Все из-за винного пятна. «Ты хочешь, чтобы у тебя родились краснолицые монстры?» — с горечью вспоминал Руслан ее слова, провожая Злату взглядом. В глубине души он и сам боялся подобного поворота событий, но надеялся, что у Златы будут здоровые дети. Во всяком случае, он неоднократно представлял Злату своей женой и хотел создать с ней семью.
Не оправдываясь, Руслан подхватил свою одежду, мяч, обувь, и поспешил уйти, чтобы его никто не остановил.
Анна с открытым ртом наблюдала, как двое ее друзей мучаются сами и мучают друг друга. Она дернулась, чтобы догнать Руслана, но рука Маргариты легла ей на плечо.
— Пусть идет, — прошептала она. — Если Злата допускает это, значит, так тому и быть. Не влезай.
Анна растерялась. Олег удивленно поднял брови. «Похоже, можно попытать счастье и подкатить к Злате».
Злата разревелась, уткнувшись носом в плечо Маргариты.
— Мне надоело делать вид, что я ему верю, — говорила она сквозь слезы. — Какая же я дура. Я думала, за две недели он переосмыслит свой поступок и признается. А он молчит!
— Ну, все прекращай. Слезами горю не поможешь, — Маргарита обняла ее и тут же отстранилась: Злата была холодная, полотенце тоже холодное и мокрое. — Все что ни делается, все к лучшему.
— Присядь, — Анна усадила Злату на шезлонг.
Подружки сели по бокам.
— Ты окончательно решила порвать с Русланом? — осторожно спросила Анна. — И поэтому купила хомяков? Чтобы скрасить разлуку? Расскажи нам, что с тобой происходит. Мы ведь друзья. Что это за нелепая книга? И почему ты плавала как сумасшедшая без передышки? Ты посмотри, на кого ты похожа, — губы синие, и клубничка твоя в сливу превратилась. Нельзя же так.
— Не волнуйтесь, со мной все в порядке. — Злата глубоко вздохнула и вытерла ресницы, не обращая внимания на Олега. — Да, мне нужно чем-то заполнить пространство, которое занимал в моем сердце Руслан. И я буду плавать! А почему нет?
— Во всем нужно знать меру, — упрекнула Маргарита. На ее губах заиграла неудержимая улыбка. Руслан давно ей нравился, но отбить его у подруги она не осмеливалась, а теперь не грех и проявить инициативу. — Насчет книжки, я одобряю твой выбор. Крышесносная вещь! Иллюстрации бомбовские. Этот Луиджи явно что-то употребляет! Дашь мне полистать на досуге?
Маргарита умела разрядить атмосферу, и Злата после ее слов уже смеялась.
— Все авторы-«курильщики» по сравнению с Луиджи Серафини не более чем балующиеся детишки, — сказала она. — Его «кодекс» вне шаблонов, хотя читать там и нечего.
— Так я возьму на вечер?
— Бери, конечно. Я уже почти все иллюстрации рассмотрела, — Злата развернулась вполоборота и достала книгу с соседнего шезлонга. Уж что-что, а отказывать Злата не умела. И это был такой же ее недостаток как тонкослезость и излишняя доверчивость к людям. — Держи, — она вручила ей книгу. — Здесь каждый рисунок заслуживает, чтобы в него вглядеться.
Анна не воспринимала аллюзий и парадоксальных сочетаний форм.
— Чтобы заполнить пустоту, нет смысла впадать в крайности, — сухо высказала она свое мнение. — Если тебе настолько необходимы новые эмоции, лучше бы один раз прыгнула с парашютом, чем триста раз тупые картинки разглядывала.
 
СообщениеРуслан побагровел, и его ноздри раздулись как у свирепого быка:
— Зла-а-та! — на это раз закричал он. — Сколько можно плавать? Высохни, согрейся…
Он сбавил тон на последних словах и замолчал: Злата, наконец-то, вышла из воды.
Олег облился пивом, жмурясь и не веря глазам. На мгновение ему показалось, что из воды вынырнула русалка в лифе из ракушек и водорослей. Она, закинув голову назад, качнула длинными волосами с вплетенными неимоверными цветами, листьями и жемчугом. Глаза закачены, а губы маняще приоткрыты. Хватай и целуй. Сбросив наваждение, тряся головой, Олег опомнился и увидел вместо русалки Злату.
— «Ничоси»! — вырвалось у него. — Дайте панамку, а то мне солнце напекло.
Маргарита, как заботливая двоюродная сестра, надела ему свое оранжевое сомбреро. Руслан наградил Олега косым взглядом и сорвался с места. Схватив полотенце, он побежал к Злате. Обескураженный загадочным поведением, он спросил напрямую, как только коснулся ее руки:
— Ты все еще обижаешься? Мне уйти?
— Я не обижаюсь, но мое мнение о тебе ухудшилось. Как ни крути, но ты обманщик.
Злата обмоталась полотенцем и прошла мимо, оставив Руслана одного.
— Хорошо, я все понял.
Руслан знал, что виноват, и готов был провалиться сквозь землю, лишь бы его мать не вила из него веревки. Из-за нее ему пришлось выдумать чудовищную историю с аппендицитом и обмануть Маркизовых, ожидающих его со сватами в гости. Это было после возвращения Ивана — брата Златы, из рейса. Стол был накрыт. Злата ждала. Все было оговорено, но мать Руслана в последнюю минуту взбрыкнула как необъезженная кобыла. Она сказала, что запрещает не только жениться на Злате, но и встречаться с ней. Все из-за винного пятна. «Ты хочешь, чтобы у тебя родились краснолицые монстры?» — с горечью вспоминал Руслан ее слова, провожая Злату взглядом. В глубине души он и сам боялся подобного поворота событий, но надеялся, что у Златы будут здоровые дети. Во всяком случае, он неоднократно представлял Злату своей женой и хотел создать с ней семью.
Не оправдываясь, Руслан подхватил свою одежду, мяч, обувь, и поспешил уйти, чтобы его никто не остановил.
Анна с открытым ртом наблюдала, как двое ее друзей мучаются сами и мучают друг друга. Она дернулась, чтобы догнать Руслана, но рука Маргариты легла ей на плечо.
— Пусть идет, — прошептала она. — Если Злата допускает это, значит, так тому и быть. Не влезай.
Анна растерялась. Олег удивленно поднял брови. «Похоже, можно попытать счастье и подкатить к Злате».
Злата разревелась, уткнувшись носом в плечо Маргариты.
— Мне надоело делать вид, что я ему верю, — говорила она сквозь слезы. — Какая же я дура. Я думала, за две недели он переосмыслит свой поступок и признается. А он молчит!
— Ну, все прекращай. Слезами горю не поможешь, — Маргарита обняла ее и тут же отстранилась: Злата была холодная, полотенце тоже холодное и мокрое. — Все что ни делается, все к лучшему.
— Присядь, — Анна усадила Злату на шезлонг.
Подружки сели по бокам.
— Ты окончательно решила порвать с Русланом? — осторожно спросила Анна. — И поэтому купила хомяков? Чтобы скрасить разлуку? Расскажи нам, что с тобой происходит. Мы ведь друзья. Что это за нелепая книга? И почему ты плавала как сумасшедшая без передышки? Ты посмотри, на кого ты похожа, — губы синие, и клубничка твоя в сливу превратилась. Нельзя же так.
— Не волнуйтесь, со мной все в порядке. — Злата глубоко вздохнула и вытерла ресницы, не обращая внимания на Олега. — Да, мне нужно чем-то заполнить пространство, которое занимал в моем сердце Руслан. И я буду плавать! А почему нет?
— Во всем нужно знать меру, — упрекнула Маргарита. На ее губах заиграла неудержимая улыбка. Руслан давно ей нравился, но отбить его у подруги она не осмеливалась, а теперь не грех и проявить инициативу. — Насчет книжки, я одобряю твой выбор. Крышесносная вещь! Иллюстрации бомбовские. Этот Луиджи явно что-то употребляет! Дашь мне полистать на досуге?
Маргарита умела разрядить атмосферу, и Злата после ее слов уже смеялась.
— Все авторы-«курильщики» по сравнению с Луиджи Серафини не более чем балующиеся детишки, — сказала она. — Его «кодекс» вне шаблонов, хотя читать там и нечего.
— Так я возьму на вечер?
— Бери, конечно. Я уже почти все иллюстрации рассмотрела, — Злата развернулась вполоборота и достала книгу с соседнего шезлонга. Уж что-что, а отказывать Злата не умела. И это был такой же ее недостаток как тонкослезость и излишняя доверчивость к людям. — Держи, — она вручила ей книгу. — Здесь каждый рисунок заслуживает, чтобы в него вглядеться.
Анна не воспринимала аллюзий и парадоксальных сочетаний форм.
— Чтобы заполнить пустоту, нет смысла впадать в крайности, — сухо высказала она свое мнение. — Если тебе настолько необходимы новые эмоции, лучше бы один раз прыгнула с парашютом, чем триста раз тупые картинки разглядывала.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
СообщениеРуслан побагровел, и его ноздри раздулись как у свирепого быка:
— Зла-а-та! — на это раз закричал он. — Сколько можно плавать? Высохни, согрейся…
Он сбавил тон на последних словах и замолчал: Злата, наконец-то, вышла из воды.
Олег облился пивом, жмурясь и не веря глазам. На мгновение ему показалось, что из воды вынырнула русалка в лифе из ракушек и водорослей. Она, закинув голову назад, качнула длинными волосами с вплетенными неимоверными цветами, листьями и жемчугом. Глаза закачены, а губы маняще приоткрыты. Хватай и целуй. Сбросив наваждение, тряся головой, Олег опомнился и увидел вместо русалки Злату.
— «Ничоси»! — вырвалось у него. — Дайте панамку, а то мне солнце напекло.
Маргарита, как заботливая двоюродная сестра, надела ему свое оранжевое сомбреро. Руслан наградил Олега косым взглядом и сорвался с места. Схватив полотенце, он побежал к Злате. Обескураженный загадочным поведением, он спросил напрямую, как только коснулся ее руки:
— Ты все еще обижаешься? Мне уйти?
— Я не обижаюсь, но мое мнение о тебе ухудшилось. Как ни крути, но ты обманщик.
Злата обмоталась полотенцем и прошла мимо, оставив Руслана одного.
— Хорошо, я все понял.
Руслан знал, что виноват, и готов был провалиться сквозь землю, лишь бы его мать не вила из него веревки. Из-за нее ему пришлось выдумать чудовищную историю с аппендицитом и обмануть Маркизовых, ожидающих его со сватами в гости. Это было после возвращения Ивана — брата Златы, из рейса. Стол был накрыт. Злата ждала. Все было оговорено, но мать Руслана в последнюю минуту взбрыкнула как необъезженная кобыла. Она сказала, что запрещает не только жениться на Злате, но и встречаться с ней. Все из-за винного пятна. «Ты хочешь, чтобы у тебя родились краснолицые монстры?» — с горечью вспоминал Руслан ее слова, провожая Злату взглядом. В глубине души он и сам боялся подобного поворота событий, но надеялся, что у Златы будут здоровые дети. Во всяком случае, он неоднократно представлял Злату своей женой и хотел создать с ней семью.
Не оправдываясь, Руслан подхватил свою одежду, мяч, обувь, и поспешил уйти, чтобы его никто не остановил.
Анна с открытым ртом наблюдала, как двое ее друзей мучаются сами и мучают друг друга. Она дернулась, чтобы догнать Руслана, но рука Маргариты легла ей на плечо.
— Пусть идет, — прошептала она. — Если Злата допускает это, значит, так тому и быть. Не влезай.
Анна растерялась. Олег удивленно поднял брови. «Похоже, можно попытать счастье и подкатить к Злате».
Злата разревелась, уткнувшись носом в плечо Маргариты.
— Мне надоело делать вид, что я ему верю, — говорила она сквозь слезы. — Какая же я дура. Я думала, за две недели он переосмыслит свой поступок и признается. А он молчит!
— Ну, все прекращай. Слезами горю не поможешь, — Маргарита обняла ее и тут же отстранилась: Злата была холодная, полотенце тоже холодное и мокрое. — Все что ни делается, все к лучшему.
— Присядь, — Анна усадила Злату на шезлонг.
Подружки сели по бокам.
— Ты окончательно решила порвать с Русланом? — осторожно спросила Анна. — И поэтому купила хомяков? Чтобы скрасить разлуку? Расскажи нам, что с тобой происходит. Мы ведь друзья. Что это за нелепая книга? И почему ты плавала как сумасшедшая без передышки? Ты посмотри, на кого ты похожа, — губы синие, и клубничка твоя в сливу превратилась. Нельзя же так.
— Не волнуйтесь, со мной все в порядке. — Злата глубоко вздохнула и вытерла ресницы, не обращая внимания на Олега. — Да, мне нужно чем-то заполнить пространство, которое занимал в моем сердце Руслан. И я буду плавать! А почему нет?
— Во всем нужно знать меру, — упрекнула Маргарита. На ее губах заиграла неудержимая улыбка. Руслан давно ей нравился, но отбить его у подруги она не осмеливалась, а теперь не грех и проявить инициативу. — Насчет книжки, я одобряю твой выбор. Крышесносная вещь! Иллюстрации бомбовские. Этот Луиджи явно что-то употребляет! Дашь мне полистать на досуге?
Маргарита умела разрядить атмосферу, и Злата после ее слов уже смеялась.
— Все авторы-«курильщики» по сравнению с Луиджи Серафини не более чем балующиеся детишки, — сказала она. — Его «кодекс» вне шаблонов, хотя читать там и нечего.
— Так я возьму на вечер?
— Бери, конечно. Я уже почти все иллюстрации рассмотрела, — Злата развернулась вполоборота и достала книгу с соседнего шезлонга. Уж что-что, а отказывать Злата не умела. И это был такой же ее недостаток как тонкослезость и излишняя доверчивость к людям. — Держи, — она вручила ей книгу. — Здесь каждый рисунок заслуживает, чтобы в него вглядеться.
Анна не воспринимала аллюзий и парадоксальных сочетаний форм.
— Чтобы заполнить пустоту, нет смысла впадать в крайности, — сухо высказала она свое мнение. — Если тебе настолько необходимы новые эмоции, лучше бы один раз прыгнула с парашютом, чем триста раз тупые картинки разглядывала.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:04 | Сообщение # 7
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Олегу надоело, что его в упор никто не замечает:
— А не замутить ли нам вечерком поход в картинную галерею, а, ценители и не ценители искусства?
Маргарита посмотрела на него волком:
— У меня есть более важные дела, а вы как хотите.
— Я живописью не увлекаюсь, — ответила Анна категорично.
— Злата, может, сходим вдвоем? Развеселю тебя маленько! — подмигнул он и отломал голову последнему раку.
— В картинную галерею? — Злата наморщила лоб, размышляя. — Если девочки пойдут, то я с вами, а вдвоем с тобой, извини, но я не пойду.
— Боишься, что твой Отелло устроит скандал? — продолжал Олег.
— Я не боюсь. Просто я поставила перед собой цель выучить японский, и вечером буду учить со своими хомяками фонетику согласных звуков.
Олег скорчил унылую гримасу:
— Да, девчонки, если бы не раки с пивом, то я бы умер с вами от скуки. Пойду, что ли ополоснусь.
Он вернул Маргарите ее сомбреро. «А все так хорошо начиналось. Что же, не везет». — Подумал он и оставил подружек ненадолго одних.
— Девочки, вы бы видели, какие чудеса любви и дружбы вытворяют мои пушистики в колесе! — сказала Злата. — Такие смешные. Я им вчера повесила качели из двух палочек от мороженого и новогодней нити бус, так они и на качелях катаются только вдвоем. А мама вчера дала моей Акеми коктейльный зонтик. Акеми взяла его обеими лапками и полчаса носилась по лестнице, а Джун за ней. Это нужно было видеть. Зрелище непередаваемое. Я ни на секунду не пожалела, что купила этих зверюшек. Они настоящее сокровище.
Подружки не переставали удивляться.
— А родители как воспринимают твой зоопарк? — спросила Маргарита.
— Папа играет с ними. Они такие шустрые. Не успеешь глазом моргнуть, как оба на спинке кресла сидят. А мама в восторге от их клетки. Я уже рассказывала, она необыкновенная. Кстати, папа вчера вынимал лесенку — его заинтересовали зеленые стекляшки, украшающие ее. Говорит, что на жадеиты похожи.
— Жадеит? Это что такое? — Анна сосредоточилась. — Зеленый камень, как на кулоне у Жади из «Клона»?
— Именно, — прозвучало в ответ. — Но разве клетку для хомяков будут украшать жадеитами? И заплатила я за нее всего двадцать долларов. Стекляшки, я уверена, папа ошибается.
— А если и, правда, жадеиты? — Маргарита прикинула в уме, на что можно было бы потратить легкие деньги. — Сколько бы они стоили?
Злата припомнила один случай:
— Я как-то случайно объявление видела: продавался колотый жадеит для бани по двести рублей за килограмм. А клетка даже вместе с хомяками и всеми их принадлежностями столько не весит. Так что даже если там и не стекляшки, а жадеиты, то стоят они недорого.
— Любые камни бывают разного класса, — Анна подхватила тему, — есть камни для бани, а есть ювелирные. Цена зависит от прозрачности, цвета, зернистости и других тонкостей. Я не спец. Ради интереса в «Google» давайте посмотрим.
— Девочки, да не какие то не жадеиты, — отнекивалась Злата.
Анна быстро забила в поисковик: «Цена ювелирного жадеита», и результат не заставил себя ждать.
— Так, читаем. Ювелирный жадеит — это редкость. Его цена может доходить до пятидесяти тысяч долларов за один грамм. Наиболее ценный — изумрудно-зеленый. Как раз как осколки бутылок от шампанского, да, девочки?
— Если бы все стекляшки из клетки были бы ювелирными жадеитами, я бы стала миллионершей, — сказала Злата, не обращая внимания на отсутствующий взгляд Маргариты.
 
СообщениеОлегу надоело, что его в упор никто не замечает:
— А не замутить ли нам вечерком поход в картинную галерею, а, ценители и не ценители искусства?
Маргарита посмотрела на него волком:
— У меня есть более важные дела, а вы как хотите.
— Я живописью не увлекаюсь, — ответила Анна категорично.
— Злата, может, сходим вдвоем? Развеселю тебя маленько! — подмигнул он и отломал голову последнему раку.
— В картинную галерею? — Злата наморщила лоб, размышляя. — Если девочки пойдут, то я с вами, а вдвоем с тобой, извини, но я не пойду.
— Боишься, что твой Отелло устроит скандал? — продолжал Олег.
— Я не боюсь. Просто я поставила перед собой цель выучить японский, и вечером буду учить со своими хомяками фонетику согласных звуков.
Олег скорчил унылую гримасу:
— Да, девчонки, если бы не раки с пивом, то я бы умер с вами от скуки. Пойду, что ли ополоснусь.
Он вернул Маргарите ее сомбреро. «А все так хорошо начиналось. Что же, не везет». — Подумал он и оставил подружек ненадолго одних.
— Девочки, вы бы видели, какие чудеса любви и дружбы вытворяют мои пушистики в колесе! — сказала Злата. — Такие смешные. Я им вчера повесила качели из двух палочек от мороженого и новогодней нити бус, так они и на качелях катаются только вдвоем. А мама вчера дала моей Акеми коктейльный зонтик. Акеми взяла его обеими лапками и полчаса носилась по лестнице, а Джун за ней. Это нужно было видеть. Зрелище непередаваемое. Я ни на секунду не пожалела, что купила этих зверюшек. Они настоящее сокровище.
Подружки не переставали удивляться.
— А родители как воспринимают твой зоопарк? — спросила Маргарита.
— Папа играет с ними. Они такие шустрые. Не успеешь глазом моргнуть, как оба на спинке кресла сидят. А мама в восторге от их клетки. Я уже рассказывала, она необыкновенная. Кстати, папа вчера вынимал лесенку — его заинтересовали зеленые стекляшки, украшающие ее. Говорит, что на жадеиты похожи.
— Жадеит? Это что такое? — Анна сосредоточилась. — Зеленый камень, как на кулоне у Жади из «Клона»?
— Именно, — прозвучало в ответ. — Но разве клетку для хомяков будут украшать жадеитами? И заплатила я за нее всего двадцать долларов. Стекляшки, я уверена, папа ошибается.
— А если и, правда, жадеиты? — Маргарита прикинула в уме, на что можно было бы потратить легкие деньги. — Сколько бы они стоили?
Злата припомнила один случай:
— Я как-то случайно объявление видела: продавался колотый жадеит для бани по двести рублей за килограмм. А клетка даже вместе с хомяками и всеми их принадлежностями столько не весит. Так что даже если там и не стекляшки, а жадеиты, то стоят они недорого.
— Любые камни бывают разного класса, — Анна подхватила тему, — есть камни для бани, а есть ювелирные. Цена зависит от прозрачности, цвета, зернистости и других тонкостей. Я не спец. Ради интереса в «Google» давайте посмотрим.
— Девочки, да не какие то не жадеиты, — отнекивалась Злата.
Анна быстро забила в поисковик: «Цена ювелирного жадеита», и результат не заставил себя ждать.
— Так, читаем. Ювелирный жадеит — это редкость. Его цена может доходить до пятидесяти тысяч долларов за один грамм. Наиболее ценный — изумрудно-зеленый. Как раз как осколки бутылок от шампанского, да, девочки?
— Если бы все стекляшки из клетки были бы ювелирными жадеитами, я бы стала миллионершей, — сказала Злата, не обращая внимания на отсутствующий взгляд Маргариты.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
СообщениеОлегу надоело, что его в упор никто не замечает:
— А не замутить ли нам вечерком поход в картинную галерею, а, ценители и не ценители искусства?
Маргарита посмотрела на него волком:
— У меня есть более важные дела, а вы как хотите.
— Я живописью не увлекаюсь, — ответила Анна категорично.
— Злата, может, сходим вдвоем? Развеселю тебя маленько! — подмигнул он и отломал голову последнему раку.
— В картинную галерею? — Злата наморщила лоб, размышляя. — Если девочки пойдут, то я с вами, а вдвоем с тобой, извини, но я не пойду.
— Боишься, что твой Отелло устроит скандал? — продолжал Олег.
— Я не боюсь. Просто я поставила перед собой цель выучить японский, и вечером буду учить со своими хомяками фонетику согласных звуков.
Олег скорчил унылую гримасу:
— Да, девчонки, если бы не раки с пивом, то я бы умер с вами от скуки. Пойду, что ли ополоснусь.
Он вернул Маргарите ее сомбреро. «А все так хорошо начиналось. Что же, не везет». — Подумал он и оставил подружек ненадолго одних.
— Девочки, вы бы видели, какие чудеса любви и дружбы вытворяют мои пушистики в колесе! — сказала Злата. — Такие смешные. Я им вчера повесила качели из двух палочек от мороженого и новогодней нити бус, так они и на качелях катаются только вдвоем. А мама вчера дала моей Акеми коктейльный зонтик. Акеми взяла его обеими лапками и полчаса носилась по лестнице, а Джун за ней. Это нужно было видеть. Зрелище непередаваемое. Я ни на секунду не пожалела, что купила этих зверюшек. Они настоящее сокровище.
Подружки не переставали удивляться.
— А родители как воспринимают твой зоопарк? — спросила Маргарита.
— Папа играет с ними. Они такие шустрые. Не успеешь глазом моргнуть, как оба на спинке кресла сидят. А мама в восторге от их клетки. Я уже рассказывала, она необыкновенная. Кстати, папа вчера вынимал лесенку — его заинтересовали зеленые стекляшки, украшающие ее. Говорит, что на жадеиты похожи.
— Жадеит? Это что такое? — Анна сосредоточилась. — Зеленый камень, как на кулоне у Жади из «Клона»?
— Именно, — прозвучало в ответ. — Но разве клетку для хомяков будут украшать жадеитами? И заплатила я за нее всего двадцать долларов. Стекляшки, я уверена, папа ошибается.
— А если и, правда, жадеиты? — Маргарита прикинула в уме, на что можно было бы потратить легкие деньги. — Сколько бы они стоили?
Злата припомнила один случай:
— Я как-то случайно объявление видела: продавался колотый жадеит для бани по двести рублей за килограмм. А клетка даже вместе с хомяками и всеми их принадлежностями столько не весит. Так что даже если там и не стекляшки, а жадеиты, то стоят они недорого.
— Любые камни бывают разного класса, — Анна подхватила тему, — есть камни для бани, а есть ювелирные. Цена зависит от прозрачности, цвета, зернистости и других тонкостей. Я не спец. Ради интереса в «Google» давайте посмотрим.
— Девочки, да не какие то не жадеиты, — отнекивалась Злата.
Анна быстро забила в поисковик: «Цена ювелирного жадеита», и результат не заставил себя ждать.
— Так, читаем. Ювелирный жадеит — это редкость. Его цена может доходить до пятидесяти тысяч долларов за один грамм. Наиболее ценный — изумрудно-зеленый. Как раз как осколки бутылок от шампанского, да, девочки?
— Если бы все стекляшки из клетки были бы ювелирными жадеитами, я бы стала миллионершей, — сказала Злата, не обращая внимания на отсутствующий взгляд Маргариты.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:04 | Сообщение # 8
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
* * *
Злате ни на секунду не приходила в голову мысль, что однажды к ней домой наведаются воры.
Ее мама — Ольга Александровна, как серьезная и предусмотрительная женщина, предпочитала не выставлять напоказ достаток семьи. Поэтому на всех окнах висели плотные шторы светлых оттенков оливкового или персикового. Они рассеивали включенный по вечерам свет, и с улицы ничего не было видно. Ни дорогих классических люстр с хрустальными плафонами и подвесками, ни сантиметра обоев фирмы «Wallquest» — одной из наиболее инновационных в мире. Иван только за обои для зала отдал свою полугодовую зарплату старшего помощника капитана торгового судна.
Отец Златы — Ашот Кириллович, как человек, на торговле фруктами и овощами тоже зарабатывающий неплохие деньги, в одно время даже собирался поставить бронированную дверь. Но Ольга Александровна настояла, чтобы в целях маскировки входная дверь оставалась неприметной. Порой ее манера вдумываться и становиться на чужие места рождала гениальные идеи. «Чем крепче дверь и сложнее замок, тем больше интерес у вора, тем крупнее куш он мечтает отхватить, взломав ее», — говорила Ольга Александровна с присущей ей логикой бухгалтера ООО «Находка Трейд» . Спорить с женой было бесполезно. К тому же кумовьев Маркизовых не спасла от ограбления ни бронированная дверь, ни плотные шторы. Воры их вычислили по коробкам от кухонной техники и, дождавшись хозяина у двери, заставили ее открыть. Приложили к горлу нож, и все дела. За две минуты из квартиры вынесли все сбережения, украшения и новенькие кухонный комбайн с кофеваркой.
Маркизовых постигла та же участь.
На следующий день после активного плавания брассом Злата еще не чувствовала тянущей боли ни в каких мышцах тела, и легкой походкой отправилась «F-City» — фитнес центр на Спортивной улице, расположенный в пяти минутах ходьбы от дома. У нее был абонемент на все лето в группу стретчинга . По средам и пятницам Злата упражнялась на гибкость, иногда посещала бассейн. Но плавала вольным стилем, не занимаясь в группе с профессиональным тренером. Ни плавание, ни занятия растяжкой отнюдь не вредили ее коленному суставу. Лечащий врач Златы с самого начала настоятельно рекомендовал пройти курс лечебной физкультуры, и стретчинг был выбран неслучайно. Правда, только после исчезновения острых симптомов.
Спорт даже в малых дозах положительно влиял на Злату. Упражнения не только благотворно сказывались на самочувствии и снимали нервное напряжение, улучшали осанку и делали тело гибким, но и замедляли процесс старения во всем организме. Злата ощущала в себе океан неиспользованной энергии, поэтому с рвением бралась за все, к чему лежала душа. Сшить тряпичную куклу — не проблема. Выучить японский — ну, что же приступим!
Выйдя из подъезда, Злата не заметила ничего необычного. Под березой на лавочке сидели старушки. Перед ними на табуретке ноутбук. Из слабого динамика долетали обрывки слов на лечебную тематику: давление, холестерин, тромбы. Голос ведущей телепрограммы «Здоровье» — Елены Малышевой, заглушали крики, гоняющих мяч, мальчишек.
Тенистая прохлада окутывала махровые георгины. Разноцветными шляпками они радовали глаз, как и свежеокрашенная металлическая решетка вдоль клумбы. На желтой перекладине висел тетрадный лист с надписью: «Окрашено!» Возможно, все это вместе взятое, и послужило причиной того, что Злата не заметила, как за ней пристально наблюдал человек в черных солнцезащитных очках и неприметной серой одежде.
Через некоторое время в дверь соседской квартиры Маркизовых постучали.
Раиса Павловна — пожилая женщина в очках и со слуховым аппаратом, недовольно вымыла жирные руки. На плите скворчали котлеты. «Кого там черти принесли?» — возмутилась она и с кухонным полотенцем подошла к двери.
— Кто? — спросила громким противным голосом, глядя в глазок.
— Слесарь из ЖЭКа.
— А что случилось? — любопытство и доверчивость сыграли свое дело. Щелкнули замки. Цепочка закачалась как маятник.
На пороге стоял приятный молодой человек в серой рубашке и кепке. В одной руке — чемоданчик с инструментами. Второй — он обнимал пластиковую канализационную трубу диаметром в сто десять миллиметров и держал большой гаечный ключ.
— Здравствуйте, — поздоровался парень, — на вас поступила жалоба. Соседи снизу жалуются на сырость потолка в ванной комнате. Разрешите, я посмотрю, что у вас с трубами. Возможно, нужно будет заменить стояк.
Женщина опешила:
— Не может быть. У меня все в порядке. Это Нинка из сорок второй вас вызвала? Ну, я ей сейчас…
— Успокойтесь, — парень слащаво улыбнулся и затащил трубу через порог. — Я не знаю, кто приходил писать заявление, но мастер дала мне наряд проверить, и вот я здесь.
— Ну, проверяйте, коль надо.
Раиса Павловна уступила дорогу, так как в коридоре двоим было не развернуться. Парень с инструментами уверено прошел в ванную комнату:
— Хорошо, что ванна объединена с туалетом, — пробормотал он невнятно.
— Я не расслышала? У меня аппарат. Что вы сказали?
— Говорю, занимайтесь своими делами, а я тут поколдую немного.
— Ну, смотрите, если что, я на кухне.
 
Сообщение* * *
Злате ни на секунду не приходила в голову мысль, что однажды к ней домой наведаются воры.
Ее мама — Ольга Александровна, как серьезная и предусмотрительная женщина, предпочитала не выставлять напоказ достаток семьи. Поэтому на всех окнах висели плотные шторы светлых оттенков оливкового или персикового. Они рассеивали включенный по вечерам свет, и с улицы ничего не было видно. Ни дорогих классических люстр с хрустальными плафонами и подвесками, ни сантиметра обоев фирмы «Wallquest» — одной из наиболее инновационных в мире. Иван только за обои для зала отдал свою полугодовую зарплату старшего помощника капитана торгового судна.
Отец Златы — Ашот Кириллович, как человек, на торговле фруктами и овощами тоже зарабатывающий неплохие деньги, в одно время даже собирался поставить бронированную дверь. Но Ольга Александровна настояла, чтобы в целях маскировки входная дверь оставалась неприметной. Порой ее манера вдумываться и становиться на чужие места рождала гениальные идеи. «Чем крепче дверь и сложнее замок, тем больше интерес у вора, тем крупнее куш он мечтает отхватить, взломав ее», — говорила Ольга Александровна с присущей ей логикой бухгалтера ООО «Находка Трейд» . Спорить с женой было бесполезно. К тому же кумовьев Маркизовых не спасла от ограбления ни бронированная дверь, ни плотные шторы. Воры их вычислили по коробкам от кухонной техники и, дождавшись хозяина у двери, заставили ее открыть. Приложили к горлу нож, и все дела. За две минуты из квартиры вынесли все сбережения, украшения и новенькие кухонный комбайн с кофеваркой.
Маркизовых постигла та же участь.
На следующий день после активного плавания брассом Злата еще не чувствовала тянущей боли ни в каких мышцах тела, и легкой походкой отправилась «F-City» — фитнес центр на Спортивной улице, расположенный в пяти минутах ходьбы от дома. У нее был абонемент на все лето в группу стретчинга . По средам и пятницам Злата упражнялась на гибкость, иногда посещала бассейн. Но плавала вольным стилем, не занимаясь в группе с профессиональным тренером. Ни плавание, ни занятия растяжкой отнюдь не вредили ее коленному суставу. Лечащий врач Златы с самого начала настоятельно рекомендовал пройти курс лечебной физкультуры, и стретчинг был выбран неслучайно. Правда, только после исчезновения острых симптомов.
Спорт даже в малых дозах положительно влиял на Злату. Упражнения не только благотворно сказывались на самочувствии и снимали нервное напряжение, улучшали осанку и делали тело гибким, но и замедляли процесс старения во всем организме. Злата ощущала в себе океан неиспользованной энергии, поэтому с рвением бралась за все, к чему лежала душа. Сшить тряпичную куклу — не проблема. Выучить японский — ну, что же приступим!
Выйдя из подъезда, Злата не заметила ничего необычного. Под березой на лавочке сидели старушки. Перед ними на табуретке ноутбук. Из слабого динамика долетали обрывки слов на лечебную тематику: давление, холестерин, тромбы. Голос ведущей телепрограммы «Здоровье» — Елены Малышевой, заглушали крики, гоняющих мяч, мальчишек.
Тенистая прохлада окутывала махровые георгины. Разноцветными шляпками они радовали глаз, как и свежеокрашенная металлическая решетка вдоль клумбы. На желтой перекладине висел тетрадный лист с надписью: «Окрашено!» Возможно, все это вместе взятое, и послужило причиной того, что Злата не заметила, как за ней пристально наблюдал человек в черных солнцезащитных очках и неприметной серой одежде.
Через некоторое время в дверь соседской квартиры Маркизовых постучали.
Раиса Павловна — пожилая женщина в очках и со слуховым аппаратом, недовольно вымыла жирные руки. На плите скворчали котлеты. «Кого там черти принесли?» — возмутилась она и с кухонным полотенцем подошла к двери.
— Кто? — спросила громким противным голосом, глядя в глазок.
— Слесарь из ЖЭКа.
— А что случилось? — любопытство и доверчивость сыграли свое дело. Щелкнули замки. Цепочка закачалась как маятник.
На пороге стоял приятный молодой человек в серой рубашке и кепке. В одной руке — чемоданчик с инструментами. Второй — он обнимал пластиковую канализационную трубу диаметром в сто десять миллиметров и держал большой гаечный ключ.
— Здравствуйте, — поздоровался парень, — на вас поступила жалоба. Соседи снизу жалуются на сырость потолка в ванной комнате. Разрешите, я посмотрю, что у вас с трубами. Возможно, нужно будет заменить стояк.
Женщина опешила:
— Не может быть. У меня все в порядке. Это Нинка из сорок второй вас вызвала? Ну, я ей сейчас…
— Успокойтесь, — парень слащаво улыбнулся и затащил трубу через порог. — Я не знаю, кто приходил писать заявление, но мастер дала мне наряд проверить, и вот я здесь.
— Ну, проверяйте, коль надо.
Раиса Павловна уступила дорогу, так как в коридоре двоим было не развернуться. Парень с инструментами уверено прошел в ванную комнату:
— Хорошо, что ванна объединена с туалетом, — пробормотал он невнятно.
— Я не расслышала? У меня аппарат. Что вы сказали?
— Говорю, занимайтесь своими делами, а я тут поколдую немного.
— Ну, смотрите, если что, я на кухне.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
Сообщение* * *
Злате ни на секунду не приходила в голову мысль, что однажды к ней домой наведаются воры.
Ее мама — Ольга Александровна, как серьезная и предусмотрительная женщина, предпочитала не выставлять напоказ достаток семьи. Поэтому на всех окнах висели плотные шторы светлых оттенков оливкового или персикового. Они рассеивали включенный по вечерам свет, и с улицы ничего не было видно. Ни дорогих классических люстр с хрустальными плафонами и подвесками, ни сантиметра обоев фирмы «Wallquest» — одной из наиболее инновационных в мире. Иван только за обои для зала отдал свою полугодовую зарплату старшего помощника капитана торгового судна.
Отец Златы — Ашот Кириллович, как человек, на торговле фруктами и овощами тоже зарабатывающий неплохие деньги, в одно время даже собирался поставить бронированную дверь. Но Ольга Александровна настояла, чтобы в целях маскировки входная дверь оставалась неприметной. Порой ее манера вдумываться и становиться на чужие места рождала гениальные идеи. «Чем крепче дверь и сложнее замок, тем больше интерес у вора, тем крупнее куш он мечтает отхватить, взломав ее», — говорила Ольга Александровна с присущей ей логикой бухгалтера ООО «Находка Трейд» . Спорить с женой было бесполезно. К тому же кумовьев Маркизовых не спасла от ограбления ни бронированная дверь, ни плотные шторы. Воры их вычислили по коробкам от кухонной техники и, дождавшись хозяина у двери, заставили ее открыть. Приложили к горлу нож, и все дела. За две минуты из квартиры вынесли все сбережения, украшения и новенькие кухонный комбайн с кофеваркой.
Маркизовых постигла та же участь.
На следующий день после активного плавания брассом Злата еще не чувствовала тянущей боли ни в каких мышцах тела, и легкой походкой отправилась «F-City» — фитнес центр на Спортивной улице, расположенный в пяти минутах ходьбы от дома. У нее был абонемент на все лето в группу стретчинга . По средам и пятницам Злата упражнялась на гибкость, иногда посещала бассейн. Но плавала вольным стилем, не занимаясь в группе с профессиональным тренером. Ни плавание, ни занятия растяжкой отнюдь не вредили ее коленному суставу. Лечащий врач Златы с самого начала настоятельно рекомендовал пройти курс лечебной физкультуры, и стретчинг был выбран неслучайно. Правда, только после исчезновения острых симптомов.
Спорт даже в малых дозах положительно влиял на Злату. Упражнения не только благотворно сказывались на самочувствии и снимали нервное напряжение, улучшали осанку и делали тело гибким, но и замедляли процесс старения во всем организме. Злата ощущала в себе океан неиспользованной энергии, поэтому с рвением бралась за все, к чему лежала душа. Сшить тряпичную куклу — не проблема. Выучить японский — ну, что же приступим!
Выйдя из подъезда, Злата не заметила ничего необычного. Под березой на лавочке сидели старушки. Перед ними на табуретке ноутбук. Из слабого динамика долетали обрывки слов на лечебную тематику: давление, холестерин, тромбы. Голос ведущей телепрограммы «Здоровье» — Елены Малышевой, заглушали крики, гоняющих мяч, мальчишек.
Тенистая прохлада окутывала махровые георгины. Разноцветными шляпками они радовали глаз, как и свежеокрашенная металлическая решетка вдоль клумбы. На желтой перекладине висел тетрадный лист с надписью: «Окрашено!» Возможно, все это вместе взятое, и послужило причиной того, что Злата не заметила, как за ней пристально наблюдал человек в черных солнцезащитных очках и неприметной серой одежде.
Через некоторое время в дверь соседской квартиры Маркизовых постучали.
Раиса Павловна — пожилая женщина в очках и со слуховым аппаратом, недовольно вымыла жирные руки. На плите скворчали котлеты. «Кого там черти принесли?» — возмутилась она и с кухонным полотенцем подошла к двери.
— Кто? — спросила громким противным голосом, глядя в глазок.
— Слесарь из ЖЭКа.
— А что случилось? — любопытство и доверчивость сыграли свое дело. Щелкнули замки. Цепочка закачалась как маятник.
На пороге стоял приятный молодой человек в серой рубашке и кепке. В одной руке — чемоданчик с инструментами. Второй — он обнимал пластиковую канализационную трубу диаметром в сто десять миллиметров и держал большой гаечный ключ.
— Здравствуйте, — поздоровался парень, — на вас поступила жалоба. Соседи снизу жалуются на сырость потолка в ванной комнате. Разрешите, я посмотрю, что у вас с трубами. Возможно, нужно будет заменить стояк.
Женщина опешила:
— Не может быть. У меня все в порядке. Это Нинка из сорок второй вас вызвала? Ну, я ей сейчас…
— Успокойтесь, — парень слащаво улыбнулся и затащил трубу через порог. — Я не знаю, кто приходил писать заявление, но мастер дала мне наряд проверить, и вот я здесь.
— Ну, проверяйте, коль надо.
Раиса Павловна уступила дорогу, так как в коридоре двоим было не развернуться. Парень с инструментами уверено прошел в ванную комнату:
— Хорошо, что ванна объединена с туалетом, — пробормотал он невнятно.
— Я не расслышала? У меня аппарат. Что вы сказали?
— Говорю, занимайтесь своими делами, а я тут поколдую немного.
— Ну, смотрите, если что, я на кухне.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:04 | Сообщение # 9
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Парень закрылся в ванной. Хозяйка разволновалась, но вслух не выражала беспокойства. Сначала бледное лицо покрылось густым румянцем. Потом припухшие полосы редких седых бровей сомкнулись у переносицы, и образовались две глубокие морщинки. Оставлять незнакомца, пусть он даже слесарь из ЖЭКа, одного в ванной комнате не очень-то хотелось. Перевернув котлеты, Раиса Павловна, конечно же, без стука, открыла дверь в ванную. На стиральной машинке лежали инструменты. Парень с виду порядочный. «Ой, да что здесь украсть-то можно? — подумала она. — Пусть работает себе».
— Вы уже посмотрели? Правда, я залила соседей? — спросила она простодушно.
— Да, но вы не волнуйтесь. Я все исправлю. Не отвлекайте меня, пожалуйста, и я быстрее закончу работу.
— Это же надо, — покачала она головой, и ее лицо приняло удрученный вид. — И сколько я буду вам должна?
— Ремонт за счет организации, — сухо ответил он. — А у вас там котлеты не подгорели?
— Ой, да, бегу!
Заставив удалиться доверчивую пенсионерку, лже-слесарь, а он же и опытный вор-домушник, приступил к главной задаче: «вырубить окно» в квартиру Маркизовых. Он протянул старенькую переноску. Старенькую, но на всякий случай без единого отпечатка пальцев. Шнур не мешал двери плотно закрываться. Защелкнул замок на ручке и приготовил компактный отбойный молоток. Убивать свидетеля надобности не было: полуслепая пенсионерка его никогда не опознает и помешать с кражей не сумеет. Если только подымет панику раньше времени, но на то он и опытный вор, чтобы успеть провернуть дельце с быстротой молнии.
Одно нажатие на кнопку, и мощная ударная сила сломала стену эффектнее морской волны, смывающей песочный замок. Пыль поднялась столбом. С грохотом отвалились крупные куски, и строительный мусор закрыл дно в ванной. За стиральной машинкой тоже образовалась гора отходов.
— Что вы там такое делаете? — Раиса Павловна с криком подбежала к двери. Дернула за ручку. Закрыто. — А ну сейчас же откройте!
— Бабуля, все под контролем, — ответил мнимый слесарь, перелезая в соседнюю квартиру. — Идите, жарьте котлеты. Не мешайте работать. Через две минуты я закончу.
— Ишь ты, какой умный. Сломай мне только там что-нибудь, я сама в ЖЭК пойду жалобу писать.
Раиса Павловна прислушалась. Тишина. Нет, гремит ключами. «Тоже мне еще работничек. Послал Бог на мою голову наказание».
На стиральной машинке лежал телефон. На экране видео — съемка установки смесителя со всеми характерными звуками. А лже-слесарь тем временем уже разглядывал золотые медали Златы.
В ее комнате пахло розами. Бледно-оливковые обои сочетались с белыми панелями. На вишневом ворсистом ковре посреди комнаты стояла высокая большая кровать, застеленная молочным пледом с рюшками внизу. Разноцветные подушки в два ряда красовались у оригинального изголовья в форме русской женской короны. Два квадратных пуфика — оливковый и розовый, вызвали ироничную улыбку у вора. Он на секунду остановился у стола, над которым висели медали и грамоты. Рядом целая полка, набитая самодельными маленькими тряпичными куклами. «Похвально» — буркнул себе под нос и подошел к одной из тумбочек с громоздкими светильниками. Клетка с хомяками оказалась в его руках. «Миллион долларов!»
Не прошли и обещанные две минуты, как лже-слесарь опять загремел инструментами в ванной комнате старушки. Отбойный молоток и гаечный ключ, использованный только для образа, запихнул в чемоданчик. Из кармана достал кошелек и приготовил несколько купюр для хозяйки квартиры в качестве компенсации за причиненные неудобства. На скорую руку обмотал клетку куском отвалившихся обоев и взял под мышку. Телефон в карман.
Раиса Павловна металась от кухонной плиты до ванной комнаты. Все присушивалась, что же там творится.
— Ну, показывайте, что вы сделали? — потребовала она, когда дверь в ванную приоткрылась, и лже-слесарь, опустив свой чемодан, взялся сматывать переноску.
— Все сделал, как надо! — спокойно прозвучало в ответ.
Она подошла и хотела взглянуть, но парень ошарашил ее, протягивая деньги:
— Вот вам на цемент. Там кое-какие дефекты. Трубу менять не стал. Ваша еще в хорошем состоянии. А наша, — он мило улыбнулся, — в подарок!
— Ничего не понимаю.
Раиса Павловна взяла деньги, коль дают. Лже-слесарь поспешил покинуть квартиру.
— Матерь Божья, что вы наделали? — заглянула Раиса Павловна в ванную и обнаружила «окно».
Она побежала догонять лже-слесаря, но угнаться за молодым парнем ей было не под силу.
Возле подъезда вор случайно зацепился об окрашенное ограждение, но, ни на миг не останавливаясь, побежал вон из двора. Его провели взглядом пенсионерки, обсуждающие передачу «Здоровье», и двое спортивных парней азиатской внешности из припаркованной на стоянке серебристой «Infiniti ».
 
СообщениеПарень закрылся в ванной. Хозяйка разволновалась, но вслух не выражала беспокойства. Сначала бледное лицо покрылось густым румянцем. Потом припухшие полосы редких седых бровей сомкнулись у переносицы, и образовались две глубокие морщинки. Оставлять незнакомца, пусть он даже слесарь из ЖЭКа, одного в ванной комнате не очень-то хотелось. Перевернув котлеты, Раиса Павловна, конечно же, без стука, открыла дверь в ванную. На стиральной машинке лежали инструменты. Парень с виду порядочный. «Ой, да что здесь украсть-то можно? — подумала она. — Пусть работает себе».
— Вы уже посмотрели? Правда, я залила соседей? — спросила она простодушно.
— Да, но вы не волнуйтесь. Я все исправлю. Не отвлекайте меня, пожалуйста, и я быстрее закончу работу.
— Это же надо, — покачала она головой, и ее лицо приняло удрученный вид. — И сколько я буду вам должна?
— Ремонт за счет организации, — сухо ответил он. — А у вас там котлеты не подгорели?
— Ой, да, бегу!
Заставив удалиться доверчивую пенсионерку, лже-слесарь, а он же и опытный вор-домушник, приступил к главной задаче: «вырубить окно» в квартиру Маркизовых. Он протянул старенькую переноску. Старенькую, но на всякий случай без единого отпечатка пальцев. Шнур не мешал двери плотно закрываться. Защелкнул замок на ручке и приготовил компактный отбойный молоток. Убивать свидетеля надобности не было: полуслепая пенсионерка его никогда не опознает и помешать с кражей не сумеет. Если только подымет панику раньше времени, но на то он и опытный вор, чтобы успеть провернуть дельце с быстротой молнии.
Одно нажатие на кнопку, и мощная ударная сила сломала стену эффектнее морской волны, смывающей песочный замок. Пыль поднялась столбом. С грохотом отвалились крупные куски, и строительный мусор закрыл дно в ванной. За стиральной машинкой тоже образовалась гора отходов.
— Что вы там такое делаете? — Раиса Павловна с криком подбежала к двери. Дернула за ручку. Закрыто. — А ну сейчас же откройте!
— Бабуля, все под контролем, — ответил мнимый слесарь, перелезая в соседнюю квартиру. — Идите, жарьте котлеты. Не мешайте работать. Через две минуты я закончу.
— Ишь ты, какой умный. Сломай мне только там что-нибудь, я сама в ЖЭК пойду жалобу писать.
Раиса Павловна прислушалась. Тишина. Нет, гремит ключами. «Тоже мне еще работничек. Послал Бог на мою голову наказание».
На стиральной машинке лежал телефон. На экране видео — съемка установки смесителя со всеми характерными звуками. А лже-слесарь тем временем уже разглядывал золотые медали Златы.
В ее комнате пахло розами. Бледно-оливковые обои сочетались с белыми панелями. На вишневом ворсистом ковре посреди комнаты стояла высокая большая кровать, застеленная молочным пледом с рюшками внизу. Разноцветные подушки в два ряда красовались у оригинального изголовья в форме русской женской короны. Два квадратных пуфика — оливковый и розовый, вызвали ироничную улыбку у вора. Он на секунду остановился у стола, над которым висели медали и грамоты. Рядом целая полка, набитая самодельными маленькими тряпичными куклами. «Похвально» — буркнул себе под нос и подошел к одной из тумбочек с громоздкими светильниками. Клетка с хомяками оказалась в его руках. «Миллион долларов!»
Не прошли и обещанные две минуты, как лже-слесарь опять загремел инструментами в ванной комнате старушки. Отбойный молоток и гаечный ключ, использованный только для образа, запихнул в чемоданчик. Из кармана достал кошелек и приготовил несколько купюр для хозяйки квартиры в качестве компенсации за причиненные неудобства. На скорую руку обмотал клетку куском отвалившихся обоев и взял под мышку. Телефон в карман.
Раиса Павловна металась от кухонной плиты до ванной комнаты. Все присушивалась, что же там творится.
— Ну, показывайте, что вы сделали? — потребовала она, когда дверь в ванную приоткрылась, и лже-слесарь, опустив свой чемодан, взялся сматывать переноску.
— Все сделал, как надо! — спокойно прозвучало в ответ.
Она подошла и хотела взглянуть, но парень ошарашил ее, протягивая деньги:
— Вот вам на цемент. Там кое-какие дефекты. Трубу менять не стал. Ваша еще в хорошем состоянии. А наша, — он мило улыбнулся, — в подарок!
— Ничего не понимаю.
Раиса Павловна взяла деньги, коль дают. Лже-слесарь поспешил покинуть квартиру.
— Матерь Божья, что вы наделали? — заглянула Раиса Павловна в ванную и обнаружила «окно».
Она побежала догонять лже-слесаря, но угнаться за молодым парнем ей было не под силу.
Возле подъезда вор случайно зацепился об окрашенное ограждение, но, ни на миг не останавливаясь, побежал вон из двора. Его провели взглядом пенсионерки, обсуждающие передачу «Здоровье», и двое спортивных парней азиатской внешности из припаркованной на стоянке серебристой «Infiniti ».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
СообщениеПарень закрылся в ванной. Хозяйка разволновалась, но вслух не выражала беспокойства. Сначала бледное лицо покрылось густым румянцем. Потом припухшие полосы редких седых бровей сомкнулись у переносицы, и образовались две глубокие морщинки. Оставлять незнакомца, пусть он даже слесарь из ЖЭКа, одного в ванной комнате не очень-то хотелось. Перевернув котлеты, Раиса Павловна, конечно же, без стука, открыла дверь в ванную. На стиральной машинке лежали инструменты. Парень с виду порядочный. «Ой, да что здесь украсть-то можно? — подумала она. — Пусть работает себе».
— Вы уже посмотрели? Правда, я залила соседей? — спросила она простодушно.
— Да, но вы не волнуйтесь. Я все исправлю. Не отвлекайте меня, пожалуйста, и я быстрее закончу работу.
— Это же надо, — покачала она головой, и ее лицо приняло удрученный вид. — И сколько я буду вам должна?
— Ремонт за счет организации, — сухо ответил он. — А у вас там котлеты не подгорели?
— Ой, да, бегу!
Заставив удалиться доверчивую пенсионерку, лже-слесарь, а он же и опытный вор-домушник, приступил к главной задаче: «вырубить окно» в квартиру Маркизовых. Он протянул старенькую переноску. Старенькую, но на всякий случай без единого отпечатка пальцев. Шнур не мешал двери плотно закрываться. Защелкнул замок на ручке и приготовил компактный отбойный молоток. Убивать свидетеля надобности не было: полуслепая пенсионерка его никогда не опознает и помешать с кражей не сумеет. Если только подымет панику раньше времени, но на то он и опытный вор, чтобы успеть провернуть дельце с быстротой молнии.
Одно нажатие на кнопку, и мощная ударная сила сломала стену эффектнее морской волны, смывающей песочный замок. Пыль поднялась столбом. С грохотом отвалились крупные куски, и строительный мусор закрыл дно в ванной. За стиральной машинкой тоже образовалась гора отходов.
— Что вы там такое делаете? — Раиса Павловна с криком подбежала к двери. Дернула за ручку. Закрыто. — А ну сейчас же откройте!
— Бабуля, все под контролем, — ответил мнимый слесарь, перелезая в соседнюю квартиру. — Идите, жарьте котлеты. Не мешайте работать. Через две минуты я закончу.
— Ишь ты, какой умный. Сломай мне только там что-нибудь, я сама в ЖЭК пойду жалобу писать.
Раиса Павловна прислушалась. Тишина. Нет, гремит ключами. «Тоже мне еще работничек. Послал Бог на мою голову наказание».
На стиральной машинке лежал телефон. На экране видео — съемка установки смесителя со всеми характерными звуками. А лже-слесарь тем временем уже разглядывал золотые медали Златы.
В ее комнате пахло розами. Бледно-оливковые обои сочетались с белыми панелями. На вишневом ворсистом ковре посреди комнаты стояла высокая большая кровать, застеленная молочным пледом с рюшками внизу. Разноцветные подушки в два ряда красовались у оригинального изголовья в форме русской женской короны. Два квадратных пуфика — оливковый и розовый, вызвали ироничную улыбку у вора. Он на секунду остановился у стола, над которым висели медали и грамоты. Рядом целая полка, набитая самодельными маленькими тряпичными куклами. «Похвально» — буркнул себе под нос и подошел к одной из тумбочек с громоздкими светильниками. Клетка с хомяками оказалась в его руках. «Миллион долларов!»
Не прошли и обещанные две минуты, как лже-слесарь опять загремел инструментами в ванной комнате старушки. Отбойный молоток и гаечный ключ, использованный только для образа, запихнул в чемоданчик. Из кармана достал кошелек и приготовил несколько купюр для хозяйки квартиры в качестве компенсации за причиненные неудобства. На скорую руку обмотал клетку куском отвалившихся обоев и взял под мышку. Телефон в карман.
Раиса Павловна металась от кухонной плиты до ванной комнаты. Все присушивалась, что же там творится.
— Ну, показывайте, что вы сделали? — потребовала она, когда дверь в ванную приоткрылась, и лже-слесарь, опустив свой чемодан, взялся сматывать переноску.
— Все сделал, как надо! — спокойно прозвучало в ответ.
Она подошла и хотела взглянуть, но парень ошарашил ее, протягивая деньги:
— Вот вам на цемент. Там кое-какие дефекты. Трубу менять не стал. Ваша еще в хорошем состоянии. А наша, — он мило улыбнулся, — в подарок!
— Ничего не понимаю.
Раиса Павловна взяла деньги, коль дают. Лже-слесарь поспешил покинуть квартиру.
— Матерь Божья, что вы наделали? — заглянула Раиса Павловна в ванную и обнаружила «окно».
Она побежала догонять лже-слесаря, но угнаться за молодым парнем ей было не под силу.
Возле подъезда вор случайно зацепился об окрашенное ограждение, но, ни на миг не останавливаясь, побежал вон из двора. Его провели взглядом пенсионерки, обсуждающие передачу «Здоровье», и двое спортивных парней азиатской внешности из припаркованной на стоянке серебристой «Infiniti ».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:04
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:05 | Сообщение # 10
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
* * *
Мысли о расставании с Русланом то утопали в сознании, как берег в утреннем тумане, то всплывали нежданно, как айсберг перед «Титаником». Временами Злате доносились из глубин ее души крики о помощи, но что она могла сделать: простить, если не прощается? Смирится и слепо верить в сказки об аппендиците? Потребовать объяснений? Да, они уже десять раз мусолили эту историю с сорванным сватовством, и что? — Руслан не признавался.
Даже в фитнес центре, среди приятных глазу залов, коридоров, где, несмотря на недешевые абонементы, всегда собиралась куча людей, Злата вдруг почувствовала себя дико одинокой. Ничто не радовало. К тому же Маргарита не отвечала на звонки. Без нее Злата никак не могла побороть грусть.
Тренер включил музыку. Как всегда, сначала: Deva Premal «Мантра любви». Приятная композиция. Глубокий вдох. Выдох. Первые подходы растягивания. Они не принесли Злате расслабления и удовольствия. Но расслабиться было просто необходимо, иначе не за чем делать упражнения: результата не будет. Злата двигалась по инерции. Скучно, когда знаешь наперед все движения. Хочется чего-то нового, чтобы сосредоточится, чтобы отвлечься.
Разминка плавно перешла в активный динамический стретчинг для основных мышечных групп. Звучала уже другая мелодия, а Злата думала все о том же. «Мне этого мало. Я хочу большего. Мне нужно занять всю пустоту внутри себя новыми увлечениями».
Она закрыла глаза, и постепенно мелодия вошла в ее сознание, словно впитанная каждой клеточкой, влажной от жары и нагрузки, кожи. Оставшиеся полчаса Злата успешно дышала легкой музыкой, релаксировала и набиралась сил, чтобы понять себя.
Контрастный душ скрасил ее серое настроение, но необъяснимое чувство не покидало. Маргарита не выходила на связь. «Не могла же она забыть? Наверняка что-то случилось?»
На улице Злата вновь набрала номер подруги. Безрезультатно.
Ветер играл с ее волосами, заплетенными в две косы из четырех прядей каждая. На затылке волосы были собраны при помощи яркой заколки. Она имитировала хвост павлина и была усыпана сотней мелких камней, от желтых до голубых и зеленых.
Свежая и уставшая одновременно, Злата, не спеша, побрела домой. Каждая плитка тротуара была ей знакома, каждое дерево. Глядя на все это однообразие, ей захотелось, как минимум, полгода пожить в Японии, например. Чтобы соскучиться по знакомым пейзажам и радоваться, прогуливаясь улицами, где прошло незабываемое, пусть и плачевное временами, детство,
На другой стороне улицы стояли четверо парней в боксерских майках и удлиненных бриджах. Их фигуры показались Злате незнакомыми. «Странно, конечно, но уже приятно! — подумала она. — Видимо, туристы».
За туриста Злата приняла и своего бывшего парня. Бывшего, потому что Руслана она уже вычеркнула, хотя полностью стереть о нем воспоминания не удавалось. Он стоял спиной, а когда оглянулся, сразу же метнулся в ее сторону.
До дома всего пять минут медленным шагом.
— Постой, — он схватил ее за руку и преградил путь. — Так больше не может продолжаться. Мне надоело оправдываться. Если я и виноват, то только в том, что струсил.
Злата поникла. Он замолчал.
— Струсил, — повторила она. — То есть ты признаешь, что аппендицит — это твои выдумки? Зачем? Ты испугался свадьбы?
— Прости, — прозвучало надломленным голосом. — Если бы все зависело только от моих желаний, мы бы с тобой уже давно сыграли свадьбу. Я уже и на кольца деньги отложил, и мне плевать, что…
Руслан резко замолчал.
— На что тебе плевать? Договаривай. — Он не решался. — Ты можешь хоть раз в жизни не быть размазней? — вспылила Злата, но тут же пожалела о сказанном.
Руслан, действительно, мягкохарактерный, но эта его черта всегда нравилась Злате. Им легко управлять. Он как ребенок, который делает то, что от него требуют. Услужливый, внимательный, всегда старается угодить.
— Вот, значит, как ты обо мне думаешь? Размазня. Ну, хорошо. Тогда я буду прямолинейным как никогда, — он заскрипел зубами и насупился. — Я не виноват, что все сорвалось. Мне стыдно перед твоими родителями, и говорить тебе сейчас неприятно то, что ты хочешь от меня услышать. Ты же знаешь, я человек — слово, вот только не все зависит от меня одного. Да, не было у меня никакого приступа аппендицита. Да, не увозила меня никакая скорая. Но я хотел прийти. Хотел. Не захотела мама. Она против наших отношений. Из-за нее я и соврал.
— А я то думала… ты меня не любишь…
 
Сообщение* * *
Мысли о расставании с Русланом то утопали в сознании, как берег в утреннем тумане, то всплывали нежданно, как айсберг перед «Титаником». Временами Злате доносились из глубин ее души крики о помощи, но что она могла сделать: простить, если не прощается? Смирится и слепо верить в сказки об аппендиците? Потребовать объяснений? Да, они уже десять раз мусолили эту историю с сорванным сватовством, и что? — Руслан не признавался.
Даже в фитнес центре, среди приятных глазу залов, коридоров, где, несмотря на недешевые абонементы, всегда собиралась куча людей, Злата вдруг почувствовала себя дико одинокой. Ничто не радовало. К тому же Маргарита не отвечала на звонки. Без нее Злата никак не могла побороть грусть.
Тренер включил музыку. Как всегда, сначала: Deva Premal «Мантра любви». Приятная композиция. Глубокий вдох. Выдох. Первые подходы растягивания. Они не принесли Злате расслабления и удовольствия. Но расслабиться было просто необходимо, иначе не за чем делать упражнения: результата не будет. Злата двигалась по инерции. Скучно, когда знаешь наперед все движения. Хочется чего-то нового, чтобы сосредоточится, чтобы отвлечься.
Разминка плавно перешла в активный динамический стретчинг для основных мышечных групп. Звучала уже другая мелодия, а Злата думала все о том же. «Мне этого мало. Я хочу большего. Мне нужно занять всю пустоту внутри себя новыми увлечениями».
Она закрыла глаза, и постепенно мелодия вошла в ее сознание, словно впитанная каждой клеточкой, влажной от жары и нагрузки, кожи. Оставшиеся полчаса Злата успешно дышала легкой музыкой, релаксировала и набиралась сил, чтобы понять себя.
Контрастный душ скрасил ее серое настроение, но необъяснимое чувство не покидало. Маргарита не выходила на связь. «Не могла же она забыть? Наверняка что-то случилось?»
На улице Злата вновь набрала номер подруги. Безрезультатно.
Ветер играл с ее волосами, заплетенными в две косы из четырех прядей каждая. На затылке волосы были собраны при помощи яркой заколки. Она имитировала хвост павлина и была усыпана сотней мелких камней, от желтых до голубых и зеленых.
Свежая и уставшая одновременно, Злата, не спеша, побрела домой. Каждая плитка тротуара была ей знакома, каждое дерево. Глядя на все это однообразие, ей захотелось, как минимум, полгода пожить в Японии, например. Чтобы соскучиться по знакомым пейзажам и радоваться, прогуливаясь улицами, где прошло незабываемое, пусть и плачевное временами, детство,
На другой стороне улицы стояли четверо парней в боксерских майках и удлиненных бриджах. Их фигуры показались Злате незнакомыми. «Странно, конечно, но уже приятно! — подумала она. — Видимо, туристы».
За туриста Злата приняла и своего бывшего парня. Бывшего, потому что Руслана она уже вычеркнула, хотя полностью стереть о нем воспоминания не удавалось. Он стоял спиной, а когда оглянулся, сразу же метнулся в ее сторону.
До дома всего пять минут медленным шагом.
— Постой, — он схватил ее за руку и преградил путь. — Так больше не может продолжаться. Мне надоело оправдываться. Если я и виноват, то только в том, что струсил.
Злата поникла. Он замолчал.
— Струсил, — повторила она. — То есть ты признаешь, что аппендицит — это твои выдумки? Зачем? Ты испугался свадьбы?
— Прости, — прозвучало надломленным голосом. — Если бы все зависело только от моих желаний, мы бы с тобой уже давно сыграли свадьбу. Я уже и на кольца деньги отложил, и мне плевать, что…
Руслан резко замолчал.
— На что тебе плевать? Договаривай. — Он не решался. — Ты можешь хоть раз в жизни не быть размазней? — вспылила Злата, но тут же пожалела о сказанном.
Руслан, действительно, мягкохарактерный, но эта его черта всегда нравилась Злате. Им легко управлять. Он как ребенок, который делает то, что от него требуют. Услужливый, внимательный, всегда старается угодить.
— Вот, значит, как ты обо мне думаешь? Размазня. Ну, хорошо. Тогда я буду прямолинейным как никогда, — он заскрипел зубами и насупился. — Я не виноват, что все сорвалось. Мне стыдно перед твоими родителями, и говорить тебе сейчас неприятно то, что ты хочешь от меня услышать. Ты же знаешь, я человек — слово, вот только не все зависит от меня одного. Да, не было у меня никакого приступа аппендицита. Да, не увозила меня никакая скорая. Но я хотел прийти. Хотел. Не захотела мама. Она против наших отношений. Из-за нее я и соврал.
— А я то думала… ты меня не любишь…

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Сообщение* * *
Мысли о расставании с Русланом то утопали в сознании, как берег в утреннем тумане, то всплывали нежданно, как айсберг перед «Титаником». Временами Злате доносились из глубин ее души крики о помощи, но что она могла сделать: простить, если не прощается? Смирится и слепо верить в сказки об аппендиците? Потребовать объяснений? Да, они уже десять раз мусолили эту историю с сорванным сватовством, и что? — Руслан не признавался.
Даже в фитнес центре, среди приятных глазу залов, коридоров, где, несмотря на недешевые абонементы, всегда собиралась куча людей, Злата вдруг почувствовала себя дико одинокой. Ничто не радовало. К тому же Маргарита не отвечала на звонки. Без нее Злата никак не могла побороть грусть.
Тренер включил музыку. Как всегда, сначала: Deva Premal «Мантра любви». Приятная композиция. Глубокий вдох. Выдох. Первые подходы растягивания. Они не принесли Злате расслабления и удовольствия. Но расслабиться было просто необходимо, иначе не за чем делать упражнения: результата не будет. Злата двигалась по инерции. Скучно, когда знаешь наперед все движения. Хочется чего-то нового, чтобы сосредоточится, чтобы отвлечься.
Разминка плавно перешла в активный динамический стретчинг для основных мышечных групп. Звучала уже другая мелодия, а Злата думала все о том же. «Мне этого мало. Я хочу большего. Мне нужно занять всю пустоту внутри себя новыми увлечениями».
Она закрыла глаза, и постепенно мелодия вошла в ее сознание, словно впитанная каждой клеточкой, влажной от жары и нагрузки, кожи. Оставшиеся полчаса Злата успешно дышала легкой музыкой, релаксировала и набиралась сил, чтобы понять себя.
Контрастный душ скрасил ее серое настроение, но необъяснимое чувство не покидало. Маргарита не выходила на связь. «Не могла же она забыть? Наверняка что-то случилось?»
На улице Злата вновь набрала номер подруги. Безрезультатно.
Ветер играл с ее волосами, заплетенными в две косы из четырех прядей каждая. На затылке волосы были собраны при помощи яркой заколки. Она имитировала хвост павлина и была усыпана сотней мелких камней, от желтых до голубых и зеленых.
Свежая и уставшая одновременно, Злата, не спеша, побрела домой. Каждая плитка тротуара была ей знакома, каждое дерево. Глядя на все это однообразие, ей захотелось, как минимум, полгода пожить в Японии, например. Чтобы соскучиться по знакомым пейзажам и радоваться, прогуливаясь улицами, где прошло незабываемое, пусть и плачевное временами, детство,
На другой стороне улицы стояли четверо парней в боксерских майках и удлиненных бриджах. Их фигуры показались Злате незнакомыми. «Странно, конечно, но уже приятно! — подумала она. — Видимо, туристы».
За туриста Злата приняла и своего бывшего парня. Бывшего, потому что Руслана она уже вычеркнула, хотя полностью стереть о нем воспоминания не удавалось. Он стоял спиной, а когда оглянулся, сразу же метнулся в ее сторону.
До дома всего пять минут медленным шагом.
— Постой, — он схватил ее за руку и преградил путь. — Так больше не может продолжаться. Мне надоело оправдываться. Если я и виноват, то только в том, что струсил.
Злата поникла. Он замолчал.
— Струсил, — повторила она. — То есть ты признаешь, что аппендицит — это твои выдумки? Зачем? Ты испугался свадьбы?
— Прости, — прозвучало надломленным голосом. — Если бы все зависело только от моих желаний, мы бы с тобой уже давно сыграли свадьбу. Я уже и на кольца деньги отложил, и мне плевать, что…
Руслан резко замолчал.
— На что тебе плевать? Договаривай. — Он не решался. — Ты можешь хоть раз в жизни не быть размазней? — вспылила Злата, но тут же пожалела о сказанном.
Руслан, действительно, мягкохарактерный, но эта его черта всегда нравилась Злате. Им легко управлять. Он как ребенок, который делает то, что от него требуют. Услужливый, внимательный, всегда старается угодить.
— Вот, значит, как ты обо мне думаешь? Размазня. Ну, хорошо. Тогда я буду прямолинейным как никогда, — он заскрипел зубами и насупился. — Я не виноват, что все сорвалось. Мне стыдно перед твоими родителями, и говорить тебе сейчас неприятно то, что ты хочешь от меня услышать. Ты же знаешь, я человек — слово, вот только не все зависит от меня одного. Да, не было у меня никакого приступа аппендицита. Да, не увозила меня никакая скорая. Но я хотел прийти. Хотел. Не захотела мама. Она против наших отношений. Из-за нее я и соврал.
— А я то думала… ты меня не любишь…

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:05 | Сообщение # 11
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Злата покраснела и прикусила нижнюю губу, стараясь побороть слезы.
— Люблю. Ты моя, и я не отдам тебя никому, — прошептал он порывисто, и тем самым растревожил в сердце Златы пепел угасающих чувств.
Их губы соприкоснулись в поцелуи. Огонь — Руслан, а Злата — лед.
«Начать сначала? Продолжить? Склеить разбитую любовь? Можно и разбитую чашку склеить, вот только пить из нее будет уже не так приятно».
— А почему твоя мама вдруг стала против? — Злата отстранилась на полшага. — Ты никогда не говорил мне ничего подобного. А главное, почему ты ее послушал?
— Я же не мог ее заставить идти к вам в гости! Она у меня упертая, и отца отговорила. А почему… Ты только не обижайся. Лично мне все равно, какая ты, — он погладил ее по щеке, где было пятно.
— Из-за лица? Я, кажется, начинаю понимать…
— Я женюсь на тебе, даже если все будут против нашей свадьбы, — твердо заявил Руслан. — Ты только скажи, что прощаешь меня.
— Я… прощаю, а в остальном мне нужно хорошенько подумать. Твоя мама обозлиться на нас, если мы пойдем ей наперекор. Она будет вставлять нам палки в колеса. А еще хуже, если она будет давать тебе советы и помыкать тобой, как делает это до сих пор… Ты был для меня самым лучшим с первого класса, но я видимо не замечала, что, по сути, ты маменькин сынок, и жену для тебя, скорее всего, выберет мама.
— Был? Ты сказала «был»? Маменькин сынок?! Скажи теперь ты мне прямо, ты любишь меня? Или, может, это ты испугалась свадьбы и сговорилась с моей мамой, а теперь ломаешь комедию?
— Ты с ума сошел? Что за обвинения? Не переваливай с больной головы на здоровую.
— Ты меня любишь или нет? Да или нет.
— Не знаю. Оставь меня в покое. Я больше не хочу с тобой разговаривать.
— Значит, не любишь. Это все? Конец? Мы семнадцать лет были неразлучны, а теперь все?
— Ты сам виноват. Надо было матери дать понять, что ты меня любишь. Вот так ты бы перед ней распинался, доказывал бы, что я для тебя, как глоток воздуха. Почему же ты не убедил ее? Зачем устроил этот цирк с аппендицитом? Сказал бы сказу все, как есть, и не было бы никаких проблем. А теперь уже поздно. Перегорело все внутри. Остыло. Боль одна осталась, как напоминание о счастливых днях.
— Злата…
— Не доказывай мне ничего. Я рада, что мы объяснились. Как камень свалился с плеч. Я ни в чем тебя не обвиняю, и если хочешь, мы можем остаться друзьями, как в старые добрые времена, когда мы вместе ходили в школу.
— Я не хочу дружить с тобой…
— Я все сказала. Не задерживай меня.
— Ладно, будь по-твоему.
Если бы Руслан был чайником, то у него от кипения сорвало бы крышку. Он буйствовал, но стоял как вкопанный, давая возможность Злате уйти.
Злата и не надеялась, что он побежит за ней. Все предельно ясно — любви больше нет, а все остальное привычка. «Сначала будет больно, как после удаления зуба. Потом пройдет».
 
СообщениеЗлата покраснела и прикусила нижнюю губу, стараясь побороть слезы.
— Люблю. Ты моя, и я не отдам тебя никому, — прошептал он порывисто, и тем самым растревожил в сердце Златы пепел угасающих чувств.
Их губы соприкоснулись в поцелуи. Огонь — Руслан, а Злата — лед.
«Начать сначала? Продолжить? Склеить разбитую любовь? Можно и разбитую чашку склеить, вот только пить из нее будет уже не так приятно».
— А почему твоя мама вдруг стала против? — Злата отстранилась на полшага. — Ты никогда не говорил мне ничего подобного. А главное, почему ты ее послушал?
— Я же не мог ее заставить идти к вам в гости! Она у меня упертая, и отца отговорила. А почему… Ты только не обижайся. Лично мне все равно, какая ты, — он погладил ее по щеке, где было пятно.
— Из-за лица? Я, кажется, начинаю понимать…
— Я женюсь на тебе, даже если все будут против нашей свадьбы, — твердо заявил Руслан. — Ты только скажи, что прощаешь меня.
— Я… прощаю, а в остальном мне нужно хорошенько подумать. Твоя мама обозлиться на нас, если мы пойдем ей наперекор. Она будет вставлять нам палки в колеса. А еще хуже, если она будет давать тебе советы и помыкать тобой, как делает это до сих пор… Ты был для меня самым лучшим с первого класса, но я видимо не замечала, что, по сути, ты маменькин сынок, и жену для тебя, скорее всего, выберет мама.
— Был? Ты сказала «был»? Маменькин сынок?! Скажи теперь ты мне прямо, ты любишь меня? Или, может, это ты испугалась свадьбы и сговорилась с моей мамой, а теперь ломаешь комедию?
— Ты с ума сошел? Что за обвинения? Не переваливай с больной головы на здоровую.
— Ты меня любишь или нет? Да или нет.
— Не знаю. Оставь меня в покое. Я больше не хочу с тобой разговаривать.
— Значит, не любишь. Это все? Конец? Мы семнадцать лет были неразлучны, а теперь все?
— Ты сам виноват. Надо было матери дать понять, что ты меня любишь. Вот так ты бы перед ней распинался, доказывал бы, что я для тебя, как глоток воздуха. Почему же ты не убедил ее? Зачем устроил этот цирк с аппендицитом? Сказал бы сказу все, как есть, и не было бы никаких проблем. А теперь уже поздно. Перегорело все внутри. Остыло. Боль одна осталась, как напоминание о счастливых днях.
— Злата…
— Не доказывай мне ничего. Я рада, что мы объяснились. Как камень свалился с плеч. Я ни в чем тебя не обвиняю, и если хочешь, мы можем остаться друзьями, как в старые добрые времена, когда мы вместе ходили в школу.
— Я не хочу дружить с тобой…
— Я все сказала. Не задерживай меня.
— Ладно, будь по-твоему.
Если бы Руслан был чайником, то у него от кипения сорвало бы крышку. Он буйствовал, но стоял как вкопанный, давая возможность Злате уйти.
Злата и не надеялась, что он побежит за ней. Все предельно ясно — любви больше нет, а все остальное привычка. «Сначала будет больно, как после удаления зуба. Потом пройдет».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
СообщениеЗлата покраснела и прикусила нижнюю губу, стараясь побороть слезы.
— Люблю. Ты моя, и я не отдам тебя никому, — прошептал он порывисто, и тем самым растревожил в сердце Златы пепел угасающих чувств.
Их губы соприкоснулись в поцелуи. Огонь — Руслан, а Злата — лед.
«Начать сначала? Продолжить? Склеить разбитую любовь? Можно и разбитую чашку склеить, вот только пить из нее будет уже не так приятно».
— А почему твоя мама вдруг стала против? — Злата отстранилась на полшага. — Ты никогда не говорил мне ничего подобного. А главное, почему ты ее послушал?
— Я же не мог ее заставить идти к вам в гости! Она у меня упертая, и отца отговорила. А почему… Ты только не обижайся. Лично мне все равно, какая ты, — он погладил ее по щеке, где было пятно.
— Из-за лица? Я, кажется, начинаю понимать…
— Я женюсь на тебе, даже если все будут против нашей свадьбы, — твердо заявил Руслан. — Ты только скажи, что прощаешь меня.
— Я… прощаю, а в остальном мне нужно хорошенько подумать. Твоя мама обозлиться на нас, если мы пойдем ей наперекор. Она будет вставлять нам палки в колеса. А еще хуже, если она будет давать тебе советы и помыкать тобой, как делает это до сих пор… Ты был для меня самым лучшим с первого класса, но я видимо не замечала, что, по сути, ты маменькин сынок, и жену для тебя, скорее всего, выберет мама.
— Был? Ты сказала «был»? Маменькин сынок?! Скажи теперь ты мне прямо, ты любишь меня? Или, может, это ты испугалась свадьбы и сговорилась с моей мамой, а теперь ломаешь комедию?
— Ты с ума сошел? Что за обвинения? Не переваливай с больной головы на здоровую.
— Ты меня любишь или нет? Да или нет.
— Не знаю. Оставь меня в покое. Я больше не хочу с тобой разговаривать.
— Значит, не любишь. Это все? Конец? Мы семнадцать лет были неразлучны, а теперь все?
— Ты сам виноват. Надо было матери дать понять, что ты меня любишь. Вот так ты бы перед ней распинался, доказывал бы, что я для тебя, как глоток воздуха. Почему же ты не убедил ее? Зачем устроил этот цирк с аппендицитом? Сказал бы сказу все, как есть, и не было бы никаких проблем. А теперь уже поздно. Перегорело все внутри. Остыло. Боль одна осталась, как напоминание о счастливых днях.
— Злата…
— Не доказывай мне ничего. Я рада, что мы объяснились. Как камень свалился с плеч. Я ни в чем тебя не обвиняю, и если хочешь, мы можем остаться друзьями, как в старые добрые времена, когда мы вместе ходили в школу.
— Я не хочу дружить с тобой…
— Я все сказала. Не задерживай меня.
— Ладно, будь по-твоему.
Если бы Руслан был чайником, то у него от кипения сорвало бы крышку. Он буйствовал, но стоял как вкопанный, давая возможность Злате уйти.
Злата и не надеялась, что он побежит за ней. Все предельно ясно — любви больше нет, а все остальное привычка. «Сначала будет больно, как после удаления зуба. Потом пройдет».

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:05 | Сообщение # 12
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Светило солнце, а перед глазами стоял туман. Вспоминалось, как однажды она с Русланом, укрываясь от дождя, стояла на крыльце гостиницы «Лазурный берег». Обнимались, смеялись и долго смотрели на стену из ливня. Теперь стена между ними.
Подойдя к дому, Злата увидела полицейскую машину. Сердце екнуло. Она ускорила шаг. Тетрадный листок с надписью «Окрашено!» упал к ее ногам. На желтой решетке Злата заметила смазанный край. «Кто-то испачкался таки» — подумала она и прошла мимо опустевшей лавочки.
В подъезде слышались голоса. Щелкнула дверь на третьем этаже, и чьи-то приближающиеся шаги невольно заставили Злату переключить мысли на другую волну. «Не спроста же здесь полиция. А что могло случиться?»
Спускалась Нина Яковлевна — вредная бездетная вдова и любительница кошек. Ее мужа никто никогда не видел, и ходили слухи, что разговоры о нем не что иное, как выдумки чистой воды. Уход за бездомными кошками был единственной радостью пенсионерки, а вот с людьми Нина Яковлевна ладила плохо.
— О, — протянула она надорвано скрипучим голосом, — говорила я Ашоту: «Не покупай дорогие обои! Все равно переклеивать придется!» Вам же полстены выломали. Что-то украли, наверно.
— В смысле? — спросила Злата испуганно и недоверчиво посмотрела на женщину.
— Раиса Павловна наряд полиции вызвала. Из ее ванной какой-то местный Петр I прорубил к вам окно, что не понятного? Беги, давай, там тебе все расскажут, — проворчала она и с кислой физиономией пошла дальше. — Воры знают, к кому лезть.
Злата помимо своей воли подумала о хомяках. «Клетка!» Она пулей рванула вверх по ступеням. Доносились голоса из соседней квартиры: «Клянусь вам, это не я. Вы же видели трубу. Ее притащил с собой слесарь… Да, он шутит так, бабушка. Никто вас не обвиняет».
— Раиса Павловна, — протяжно позвала Злата, останавливаясь у ее двери.
— Это дочка Маркизовых, — взволнованный голос соседки эхом ударил Злату в висок.
Дверь распахнулась. На пороге выросли как грибы после дождя двое полицейских. Один из них с папкой и бумагами. Верхний лист исписан мелким неразборчивым почерком. Раиса Павловна кусала грязное кухонное полотенце и заметно нервничала.
— Это правда? — спросила Злата. — К нам влезли воры?
— Судя по стене и отпечаткам обуви в вашей квартире, то да, — ответил участковый, лицо которого Злате было знакомо. Высокий симпатичный брюнет с густой шевелюрой и пухлыми щеками. Когда он улыбался, глаза превращались в узкие щелочки.
В рабочей обстановке его лицо не выражало никаких эмоций. Словно гипсовая маска.
— Младший лейтенант Лисичкин, — представился он, выходя на лестничную площадку. — А это капитан Дармоедов. Хорошо, что вы пришли. Заявление будете писать?
— Если что-то украдено, то, конечно, буду! — вспылила Злата, возмущенная нелепым вопросом.
Капитан — упитанный мужчина с лысиной, неучтиво отодвинул длинный рукав и сверкнул часами с неоновым дисплеем:
— У нас мало времени.
Лисичкин тяжело вздохнул. Злата зазвенела ключами. В замочную скважину ключ попал с третьего раза. «Торопятся они. Работать нужно, дядечки, работать».
За простенькой дверью нарисовалась еще одна: аккуратная, но с максимальной защитой от взлома. Она представляла собой стальной сэндвич на раме.
Дармоедов наблюдал как Злата возилась с замками:
— Да уж, нет смысла защищать вход в квартиру бронированными дверями от противотанковых ракет — всегда найдется умник и зайдет с другой стороны. Влезет в окно на альпинистском тросе или, как этот, выломает стену у соседей. Как только не ухищряются эти домушники, чтобы завладеть чем-то ценным.
— Проходите, — Злата пригласила полицейский и, шурша в сумке в поисках телефона, не разуваясь, побежала по коридору, испачканному следами пыльной обуви вора.
— Сейф закрыт, — отмечала она, ища глазами что-то, за что можно зацепиться.
Все вещи лежали на своих местах. В кухне грязно. Дыра в соседнюю квартиру размером в столешницу.
Злата набрала номер мамы и побежала в свою спальню. Полицейские, разинув рты, последовали за ней.
— Акеми! — закричала Злата, не обнаружив клетку на тумбочке. — Они украли моих хомяков! — опять брызнули слезы.
— Хомяков? — у Лисичкина от изумления глаза на лоб полезли. — И все? Украли только хомяков? Может, это были какие-то особенные хомяки? Как питон-альбинос?!
Злата обессилено плюхнулась на кровать. В телефоне раздалось мелодичное «Да, дочка».
— Мама, приезжай скорее. Я не знаю, что делать. К нам залезли воры. Они украли Акеми и Джуна. Может, что-то еще. Я не знаю…
— О Господи, я сейчас вызову такси и приеду. Не плач. Купить других хомяков не проблема. Главное, чтобы сейф не обчистили. Сейф на месте?
— Да, на месте, и даже не поцарапанный.
— Все, успокойся. Я уже выключаю компьютер и еду,
Она положила трубку. Злата бросила растерянный взгляд на полицейских:
— Мои хомяки очень редкой породы. Они почти не размножаются в неволе. Это гибриды. Смесь японской мыши и монгольского хомяка. А еще… есть вероятность, что их клетка были украшена настоящими ювелирными жадеитами. Но я не уверена.
— Вот это уже интереснее, — Лисичкин сел на пуфик, придерживая узкие штанины брюк выше колен. — Кто знал о ваших чудо-хомяках и драгоценной клетке?
Дармоедов лениво расхаживал по комнате, хмыкая по малейшему поводу.
— Кто? Друзья. Но я им полностью доверяю. Они не стали бы воровать моих зверюшек. А насчет камней, так еще не факт, что они не обычные стекляшки. Что, если похититель захватил их просто так, а его цель была другой. Например, ну, я не знаю, бухгалтерские отчеты мамы. Нужно, кстати, проверить ее ноутбук. Она часто дома занимается.
— Чувствую, кто-то останется сегодня без обеда, — простонал Дармоедов. — Давай, лейтенант, ты занимайся бумагами, а я с жильцами дома потолкую. Может, кто-то видел этого Шварценеггера с канализационной трубой на плече.
Злата встала провести капитана. В руках завибрировал телефон. Сообщение от Маргариты: «Сорри, улетаю на Кайо-Ларго! Карибский Баунти ждет меня! Люблю, целую! Не скучай».
— Что-то важное? — брюзгливо спросил капитан.
— Интересное, я бы сказала, но личное, — ответила Злата.
 
СообщениеСветило солнце, а перед глазами стоял туман. Вспоминалось, как однажды она с Русланом, укрываясь от дождя, стояла на крыльце гостиницы «Лазурный берег». Обнимались, смеялись и долго смотрели на стену из ливня. Теперь стена между ними.
Подойдя к дому, Злата увидела полицейскую машину. Сердце екнуло. Она ускорила шаг. Тетрадный листок с надписью «Окрашено!» упал к ее ногам. На желтой решетке Злата заметила смазанный край. «Кто-то испачкался таки» — подумала она и прошла мимо опустевшей лавочки.
В подъезде слышались голоса. Щелкнула дверь на третьем этаже, и чьи-то приближающиеся шаги невольно заставили Злату переключить мысли на другую волну. «Не спроста же здесь полиция. А что могло случиться?»
Спускалась Нина Яковлевна — вредная бездетная вдова и любительница кошек. Ее мужа никто никогда не видел, и ходили слухи, что разговоры о нем не что иное, как выдумки чистой воды. Уход за бездомными кошками был единственной радостью пенсионерки, а вот с людьми Нина Яковлевна ладила плохо.
— О, — протянула она надорвано скрипучим голосом, — говорила я Ашоту: «Не покупай дорогие обои! Все равно переклеивать придется!» Вам же полстены выломали. Что-то украли, наверно.
— В смысле? — спросила Злата испуганно и недоверчиво посмотрела на женщину.
— Раиса Павловна наряд полиции вызвала. Из ее ванной какой-то местный Петр I прорубил к вам окно, что не понятного? Беги, давай, там тебе все расскажут, — проворчала она и с кислой физиономией пошла дальше. — Воры знают, к кому лезть.
Злата помимо своей воли подумала о хомяках. «Клетка!» Она пулей рванула вверх по ступеням. Доносились голоса из соседней квартиры: «Клянусь вам, это не я. Вы же видели трубу. Ее притащил с собой слесарь… Да, он шутит так, бабушка. Никто вас не обвиняет».
— Раиса Павловна, — протяжно позвала Злата, останавливаясь у ее двери.
— Это дочка Маркизовых, — взволнованный голос соседки эхом ударил Злату в висок.
Дверь распахнулась. На пороге выросли как грибы после дождя двое полицейских. Один из них с папкой и бумагами. Верхний лист исписан мелким неразборчивым почерком. Раиса Павловна кусала грязное кухонное полотенце и заметно нервничала.
— Это правда? — спросила Злата. — К нам влезли воры?
— Судя по стене и отпечаткам обуви в вашей квартире, то да, — ответил участковый, лицо которого Злате было знакомо. Высокий симпатичный брюнет с густой шевелюрой и пухлыми щеками. Когда он улыбался, глаза превращались в узкие щелочки.
В рабочей обстановке его лицо не выражало никаких эмоций. Словно гипсовая маска.
— Младший лейтенант Лисичкин, — представился он, выходя на лестничную площадку. — А это капитан Дармоедов. Хорошо, что вы пришли. Заявление будете писать?
— Если что-то украдено, то, конечно, буду! — вспылила Злата, возмущенная нелепым вопросом.
Капитан — упитанный мужчина с лысиной, неучтиво отодвинул длинный рукав и сверкнул часами с неоновым дисплеем:
— У нас мало времени.
Лисичкин тяжело вздохнул. Злата зазвенела ключами. В замочную скважину ключ попал с третьего раза. «Торопятся они. Работать нужно, дядечки, работать».
За простенькой дверью нарисовалась еще одна: аккуратная, но с максимальной защитой от взлома. Она представляла собой стальной сэндвич на раме.
Дармоедов наблюдал как Злата возилась с замками:
— Да уж, нет смысла защищать вход в квартиру бронированными дверями от противотанковых ракет — всегда найдется умник и зайдет с другой стороны. Влезет в окно на альпинистском тросе или, как этот, выломает стену у соседей. Как только не ухищряются эти домушники, чтобы завладеть чем-то ценным.
— Проходите, — Злата пригласила полицейский и, шурша в сумке в поисках телефона, не разуваясь, побежала по коридору, испачканному следами пыльной обуви вора.
— Сейф закрыт, — отмечала она, ища глазами что-то, за что можно зацепиться.
Все вещи лежали на своих местах. В кухне грязно. Дыра в соседнюю квартиру размером в столешницу.
Злата набрала номер мамы и побежала в свою спальню. Полицейские, разинув рты, последовали за ней.
— Акеми! — закричала Злата, не обнаружив клетку на тумбочке. — Они украли моих хомяков! — опять брызнули слезы.
— Хомяков? — у Лисичкина от изумления глаза на лоб полезли. — И все? Украли только хомяков? Может, это были какие-то особенные хомяки? Как питон-альбинос?!
Злата обессилено плюхнулась на кровать. В телефоне раздалось мелодичное «Да, дочка».
— Мама, приезжай скорее. Я не знаю, что делать. К нам залезли воры. Они украли Акеми и Джуна. Может, что-то еще. Я не знаю…
— О Господи, я сейчас вызову такси и приеду. Не плач. Купить других хомяков не проблема. Главное, чтобы сейф не обчистили. Сейф на месте?
— Да, на месте, и даже не поцарапанный.
— Все, успокойся. Я уже выключаю компьютер и еду,
Она положила трубку. Злата бросила растерянный взгляд на полицейских:
— Мои хомяки очень редкой породы. Они почти не размножаются в неволе. Это гибриды. Смесь японской мыши и монгольского хомяка. А еще… есть вероятность, что их клетка были украшена настоящими ювелирными жадеитами. Но я не уверена.
— Вот это уже интереснее, — Лисичкин сел на пуфик, придерживая узкие штанины брюк выше колен. — Кто знал о ваших чудо-хомяках и драгоценной клетке?
Дармоедов лениво расхаживал по комнате, хмыкая по малейшему поводу.
— Кто? Друзья. Но я им полностью доверяю. Они не стали бы воровать моих зверюшек. А насчет камней, так еще не факт, что они не обычные стекляшки. Что, если похититель захватил их просто так, а его цель была другой. Например, ну, я не знаю, бухгалтерские отчеты мамы. Нужно, кстати, проверить ее ноутбук. Она часто дома занимается.
— Чувствую, кто-то останется сегодня без обеда, — простонал Дармоедов. — Давай, лейтенант, ты занимайся бумагами, а я с жильцами дома потолкую. Может, кто-то видел этого Шварценеггера с канализационной трубой на плече.
Злата встала провести капитана. В руках завибрировал телефон. Сообщение от Маргариты: «Сорри, улетаю на Кайо-Ларго! Карибский Баунти ждет меня! Люблю, целую! Не скучай».
— Что-то важное? — брюзгливо спросил капитан.
— Интересное, я бы сказала, но личное, — ответила Злата.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
СообщениеСветило солнце, а перед глазами стоял туман. Вспоминалось, как однажды она с Русланом, укрываясь от дождя, стояла на крыльце гостиницы «Лазурный берег». Обнимались, смеялись и долго смотрели на стену из ливня. Теперь стена между ними.
Подойдя к дому, Злата увидела полицейскую машину. Сердце екнуло. Она ускорила шаг. Тетрадный листок с надписью «Окрашено!» упал к ее ногам. На желтой решетке Злата заметила смазанный край. «Кто-то испачкался таки» — подумала она и прошла мимо опустевшей лавочки.
В подъезде слышались голоса. Щелкнула дверь на третьем этаже, и чьи-то приближающиеся шаги невольно заставили Злату переключить мысли на другую волну. «Не спроста же здесь полиция. А что могло случиться?»
Спускалась Нина Яковлевна — вредная бездетная вдова и любительница кошек. Ее мужа никто никогда не видел, и ходили слухи, что разговоры о нем не что иное, как выдумки чистой воды. Уход за бездомными кошками был единственной радостью пенсионерки, а вот с людьми Нина Яковлевна ладила плохо.
— О, — протянула она надорвано скрипучим голосом, — говорила я Ашоту: «Не покупай дорогие обои! Все равно переклеивать придется!» Вам же полстены выломали. Что-то украли, наверно.
— В смысле? — спросила Злата испуганно и недоверчиво посмотрела на женщину.
— Раиса Павловна наряд полиции вызвала. Из ее ванной какой-то местный Петр I прорубил к вам окно, что не понятного? Беги, давай, там тебе все расскажут, — проворчала она и с кислой физиономией пошла дальше. — Воры знают, к кому лезть.
Злата помимо своей воли подумала о хомяках. «Клетка!» Она пулей рванула вверх по ступеням. Доносились голоса из соседней квартиры: «Клянусь вам, это не я. Вы же видели трубу. Ее притащил с собой слесарь… Да, он шутит так, бабушка. Никто вас не обвиняет».
— Раиса Павловна, — протяжно позвала Злата, останавливаясь у ее двери.
— Это дочка Маркизовых, — взволнованный голос соседки эхом ударил Злату в висок.
Дверь распахнулась. На пороге выросли как грибы после дождя двое полицейских. Один из них с папкой и бумагами. Верхний лист исписан мелким неразборчивым почерком. Раиса Павловна кусала грязное кухонное полотенце и заметно нервничала.
— Это правда? — спросила Злата. — К нам влезли воры?
— Судя по стене и отпечаткам обуви в вашей квартире, то да, — ответил участковый, лицо которого Злате было знакомо. Высокий симпатичный брюнет с густой шевелюрой и пухлыми щеками. Когда он улыбался, глаза превращались в узкие щелочки.
В рабочей обстановке его лицо не выражало никаких эмоций. Словно гипсовая маска.
— Младший лейтенант Лисичкин, — представился он, выходя на лестничную площадку. — А это капитан Дармоедов. Хорошо, что вы пришли. Заявление будете писать?
— Если что-то украдено, то, конечно, буду! — вспылила Злата, возмущенная нелепым вопросом.
Капитан — упитанный мужчина с лысиной, неучтиво отодвинул длинный рукав и сверкнул часами с неоновым дисплеем:
— У нас мало времени.
Лисичкин тяжело вздохнул. Злата зазвенела ключами. В замочную скважину ключ попал с третьего раза. «Торопятся они. Работать нужно, дядечки, работать».
За простенькой дверью нарисовалась еще одна: аккуратная, но с максимальной защитой от взлома. Она представляла собой стальной сэндвич на раме.
Дармоедов наблюдал как Злата возилась с замками:
— Да уж, нет смысла защищать вход в квартиру бронированными дверями от противотанковых ракет — всегда найдется умник и зайдет с другой стороны. Влезет в окно на альпинистском тросе или, как этот, выломает стену у соседей. Как только не ухищряются эти домушники, чтобы завладеть чем-то ценным.
— Проходите, — Злата пригласила полицейский и, шурша в сумке в поисках телефона, не разуваясь, побежала по коридору, испачканному следами пыльной обуви вора.
— Сейф закрыт, — отмечала она, ища глазами что-то, за что можно зацепиться.
Все вещи лежали на своих местах. В кухне грязно. Дыра в соседнюю квартиру размером в столешницу.
Злата набрала номер мамы и побежала в свою спальню. Полицейские, разинув рты, последовали за ней.
— Акеми! — закричала Злата, не обнаружив клетку на тумбочке. — Они украли моих хомяков! — опять брызнули слезы.
— Хомяков? — у Лисичкина от изумления глаза на лоб полезли. — И все? Украли только хомяков? Может, это были какие-то особенные хомяки? Как питон-альбинос?!
Злата обессилено плюхнулась на кровать. В телефоне раздалось мелодичное «Да, дочка».
— Мама, приезжай скорее. Я не знаю, что делать. К нам залезли воры. Они украли Акеми и Джуна. Может, что-то еще. Я не знаю…
— О Господи, я сейчас вызову такси и приеду. Не плач. Купить других хомяков не проблема. Главное, чтобы сейф не обчистили. Сейф на месте?
— Да, на месте, и даже не поцарапанный.
— Все, успокойся. Я уже выключаю компьютер и еду,
Она положила трубку. Злата бросила растерянный взгляд на полицейских:
— Мои хомяки очень редкой породы. Они почти не размножаются в неволе. Это гибриды. Смесь японской мыши и монгольского хомяка. А еще… есть вероятность, что их клетка были украшена настоящими ювелирными жадеитами. Но я не уверена.
— Вот это уже интереснее, — Лисичкин сел на пуфик, придерживая узкие штанины брюк выше колен. — Кто знал о ваших чудо-хомяках и драгоценной клетке?
Дармоедов лениво расхаживал по комнате, хмыкая по малейшему поводу.
— Кто? Друзья. Но я им полностью доверяю. Они не стали бы воровать моих зверюшек. А насчет камней, так еще не факт, что они не обычные стекляшки. Что, если похититель захватил их просто так, а его цель была другой. Например, ну, я не знаю, бухгалтерские отчеты мамы. Нужно, кстати, проверить ее ноутбук. Она часто дома занимается.
— Чувствую, кто-то останется сегодня без обеда, — простонал Дармоедов. — Давай, лейтенант, ты занимайся бумагами, а я с жильцами дома потолкую. Может, кто-то видел этого Шварценеггера с канализационной трубой на плече.
Злата встала провести капитана. В руках завибрировал телефон. Сообщение от Маргариты: «Сорри, улетаю на Кайо-Ларго! Карибский Баунти ждет меня! Люблю, целую! Не скучай».
— Что-то важное? — брюзгливо спросил капитан.
— Интересное, я бы сказала, но личное, — ответила Злата.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:05 | Сообщение # 13
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
* * *
Маргарита была одной из тех, кто в начальных классах дразнил Злату кровавой маркизой. Она не дружила с ней и убеждала и других девочек следовать ее примеру. В ход шли и страшилки о заразности сосудистой мальформации, и липовые оскорбительные записки одноклассникам от имени Златы. Не было и дня, чтобы Злату не доводили до слез.
Манипулировать человеческим сознаньем Маргарита научилась раньше, чем выучила таблицу умножения. С ее легкой руки Злата стала изгоем и посмешищем для сотен детей.
Однажды Злату — девочку третьеклассницу с бантами и косами, сверстники жестоко избили ногами. Ей не давали подняться и били по чем попадя: по ребрам, по голове. Кровь с носа испачкала белую блузку. На полу пятна. Лицо в синяках и ссадинах. Пятнышко-клубничка побагровело, будто кровь сочилась сквозь прозрачную кожу. Злата закрывала лицо руками и громко рыдала, не в силах позвать на помощь.
Все это случилось во время репетиции танца. Готовились к последнему звонку. Учительница вышла на пять минут за костюмами, а когда пришла Злата уже забилась в угол и беззвучно плакала, уткнув разбитый нос оторванным рукавом. Ее обступили самые ярые ненавистники и угрожали отгрызть голову, если она еще раз придет в школу.
История получила широкий резонанс. Маркизовы обратились в полицию, но в итоге был наказан лишь классный руководитель. Учительницу уволили. С детьми и их родителями провели беседы, после чего Маргарите стало совестно, ведь зачинщицей драки была она.
Злата отказывалась ходить в школу. С горем пополам закончив третий класс, она изъявила желание записаться на гимнастику. Родители всячески потакали дочери, но эта идея не давала им покоя. Новый коллектив, как-никак. Не было гарантий, что Злату в один из дней опять не изобьют, чуть ли не до потери сознания.
Маргарита тоже ходила на гимнастику. Рекорды она не била, но росла гибкой. Волей судьбы девочки оказались в одной группе.
Ольга Александровна очень переживала по этому поводу. Маргарита, как черт в юбке, была шкодливой и дерзкой. Никто не знал, как Злата будет чувствовать себя в новом коллективе. Как к ней отнесется тренер. Не будут ли дразнить дети. Не обернется ли эта затея очередным ударом по детской психике.
Тревоги и опасения Маркизовых оказались напрасными. Маргарита не только не обижала Злату, но и попросила прощения. Они стали тренироваться в паре. Между девочками наладился контакт. А все потому что, мама Маргариты заставила ее дружить со Златой. «Друзей нужно выбирать с умом» — говорила она.
Этот урок Маргарита хорошо усвоила, и впредь заводила дружбу исключительно в корыстных целях: чтобы давали списать, угощали сладостями, приглашали домой, где есть чем побаловаться.
Тренировки и дружба с Маргаритой скрасили печали маленькой Златы. Тренер и дети, словно не замечали ее недостатка. Занятия стали праздником. Злата с нетерпением ждала тренировок. Быстро научилась садиться на шпагат, ей легко давались все упражнения. Дома танцевала под музыку, крутила кульбиты и становилась на мостик, как Мадонна в своих современных клипах.
Но с началом нового учебного года старые неприятности вернулись. Руслану часто приходилось заступаться за Злату. Ее все еще дразнили, обижали и не хотели с ней играть.
Злата снова ходила в школу, зная, что хоть один из учеников обязательно тыкнет в нее пальцем. Просьбы Ольги Александровны Маркизовой, повлиять учителя на детей, выполнялись, но эффект был противоположный. Неоднократно родители приходили забирать дочь и находили ее заплаканной в туалете. Маргарита, Руслан и Анна — трое из двадцати девяти одноклассников, которые не гнобили Злату. Остальные — двадцать пять, не считая учеников с других классов, могли себе позволить плюнуть в спину, толкнуть, ударить, оскорбить.
Но у Златы все таки были друзья. Пусть даже Маргарита и не по зову сердца завела эту дружбу, но она научилась не видеть в сосудистом пятне аномалии. А повзрослев, Маргарита научилась еще и дружить с парнями, пользуясь своими заурядными внешними данными. Как и в детстве манипулировала. Просчитывала, что ей выгодно, а что нет. Не останавливалась ни перед чем, что сулило выигрыш.
Маргарита не достигла высот Златы в спорте, зато слыла красивой и страстной танцовщицей из ночного клуба «TEXAS SALOON». Она водила знакомства с богатыми и влиятельными мужчинами, среди которых были и профессиональные угонщики, и моряки, и адвокаты, и просто сынки богатеньких бизнесменов.
 
Сообщение* * *
Маргарита была одной из тех, кто в начальных классах дразнил Злату кровавой маркизой. Она не дружила с ней и убеждала и других девочек следовать ее примеру. В ход шли и страшилки о заразности сосудистой мальформации, и липовые оскорбительные записки одноклассникам от имени Златы. Не было и дня, чтобы Злату не доводили до слез.
Манипулировать человеческим сознаньем Маргарита научилась раньше, чем выучила таблицу умножения. С ее легкой руки Злата стала изгоем и посмешищем для сотен детей.
Однажды Злату — девочку третьеклассницу с бантами и косами, сверстники жестоко избили ногами. Ей не давали подняться и били по чем попадя: по ребрам, по голове. Кровь с носа испачкала белую блузку. На полу пятна. Лицо в синяках и ссадинах. Пятнышко-клубничка побагровело, будто кровь сочилась сквозь прозрачную кожу. Злата закрывала лицо руками и громко рыдала, не в силах позвать на помощь.
Все это случилось во время репетиции танца. Готовились к последнему звонку. Учительница вышла на пять минут за костюмами, а когда пришла Злата уже забилась в угол и беззвучно плакала, уткнув разбитый нос оторванным рукавом. Ее обступили самые ярые ненавистники и угрожали отгрызть голову, если она еще раз придет в школу.
История получила широкий резонанс. Маркизовы обратились в полицию, но в итоге был наказан лишь классный руководитель. Учительницу уволили. С детьми и их родителями провели беседы, после чего Маргарите стало совестно, ведь зачинщицей драки была она.
Злата отказывалась ходить в школу. С горем пополам закончив третий класс, она изъявила желание записаться на гимнастику. Родители всячески потакали дочери, но эта идея не давала им покоя. Новый коллектив, как-никак. Не было гарантий, что Злату в один из дней опять не изобьют, чуть ли не до потери сознания.
Маргарита тоже ходила на гимнастику. Рекорды она не била, но росла гибкой. Волей судьбы девочки оказались в одной группе.
Ольга Александровна очень переживала по этому поводу. Маргарита, как черт в юбке, была шкодливой и дерзкой. Никто не знал, как Злата будет чувствовать себя в новом коллективе. Как к ней отнесется тренер. Не будут ли дразнить дети. Не обернется ли эта затея очередным ударом по детской психике.
Тревоги и опасения Маркизовых оказались напрасными. Маргарита не только не обижала Злату, но и попросила прощения. Они стали тренироваться в паре. Между девочками наладился контакт. А все потому что, мама Маргариты заставила ее дружить со Златой. «Друзей нужно выбирать с умом» — говорила она.
Этот урок Маргарита хорошо усвоила, и впредь заводила дружбу исключительно в корыстных целях: чтобы давали списать, угощали сладостями, приглашали домой, где есть чем побаловаться.
Тренировки и дружба с Маргаритой скрасили печали маленькой Златы. Тренер и дети, словно не замечали ее недостатка. Занятия стали праздником. Злата с нетерпением ждала тренировок. Быстро научилась садиться на шпагат, ей легко давались все упражнения. Дома танцевала под музыку, крутила кульбиты и становилась на мостик, как Мадонна в своих современных клипах.
Но с началом нового учебного года старые неприятности вернулись. Руслану часто приходилось заступаться за Злату. Ее все еще дразнили, обижали и не хотели с ней играть.
Злата снова ходила в школу, зная, что хоть один из учеников обязательно тыкнет в нее пальцем. Просьбы Ольги Александровны Маркизовой, повлиять учителя на детей, выполнялись, но эффект был противоположный. Неоднократно родители приходили забирать дочь и находили ее заплаканной в туалете. Маргарита, Руслан и Анна — трое из двадцати девяти одноклассников, которые не гнобили Злату. Остальные — двадцать пять, не считая учеников с других классов, могли себе позволить плюнуть в спину, толкнуть, ударить, оскорбить.
Но у Златы все таки были друзья. Пусть даже Маргарита и не по зову сердца завела эту дружбу, но она научилась не видеть в сосудистом пятне аномалии. А повзрослев, Маргарита научилась еще и дружить с парнями, пользуясь своими заурядными внешними данными. Как и в детстве манипулировала. Просчитывала, что ей выгодно, а что нет. Не останавливалась ни перед чем, что сулило выигрыш.
Маргарита не достигла высот Златы в спорте, зато слыла красивой и страстной танцовщицей из ночного клуба «TEXAS SALOON». Она водила знакомства с богатыми и влиятельными мужчинами, среди которых были и профессиональные угонщики, и моряки, и адвокаты, и просто сынки богатеньких бизнесменов.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Сообщение* * *
Маргарита была одной из тех, кто в начальных классах дразнил Злату кровавой маркизой. Она не дружила с ней и убеждала и других девочек следовать ее примеру. В ход шли и страшилки о заразности сосудистой мальформации, и липовые оскорбительные записки одноклассникам от имени Златы. Не было и дня, чтобы Злату не доводили до слез.
Манипулировать человеческим сознаньем Маргарита научилась раньше, чем выучила таблицу умножения. С ее легкой руки Злата стала изгоем и посмешищем для сотен детей.
Однажды Злату — девочку третьеклассницу с бантами и косами, сверстники жестоко избили ногами. Ей не давали подняться и били по чем попадя: по ребрам, по голове. Кровь с носа испачкала белую блузку. На полу пятна. Лицо в синяках и ссадинах. Пятнышко-клубничка побагровело, будто кровь сочилась сквозь прозрачную кожу. Злата закрывала лицо руками и громко рыдала, не в силах позвать на помощь.
Все это случилось во время репетиции танца. Готовились к последнему звонку. Учительница вышла на пять минут за костюмами, а когда пришла Злата уже забилась в угол и беззвучно плакала, уткнув разбитый нос оторванным рукавом. Ее обступили самые ярые ненавистники и угрожали отгрызть голову, если она еще раз придет в школу.
История получила широкий резонанс. Маркизовы обратились в полицию, но в итоге был наказан лишь классный руководитель. Учительницу уволили. С детьми и их родителями провели беседы, после чего Маргарите стало совестно, ведь зачинщицей драки была она.
Злата отказывалась ходить в школу. С горем пополам закончив третий класс, она изъявила желание записаться на гимнастику. Родители всячески потакали дочери, но эта идея не давала им покоя. Новый коллектив, как-никак. Не было гарантий, что Злату в один из дней опять не изобьют, чуть ли не до потери сознания.
Маргарита тоже ходила на гимнастику. Рекорды она не била, но росла гибкой. Волей судьбы девочки оказались в одной группе.
Ольга Александровна очень переживала по этому поводу. Маргарита, как черт в юбке, была шкодливой и дерзкой. Никто не знал, как Злата будет чувствовать себя в новом коллективе. Как к ней отнесется тренер. Не будут ли дразнить дети. Не обернется ли эта затея очередным ударом по детской психике.
Тревоги и опасения Маркизовых оказались напрасными. Маргарита не только не обижала Злату, но и попросила прощения. Они стали тренироваться в паре. Между девочками наладился контакт. А все потому что, мама Маргариты заставила ее дружить со Златой. «Друзей нужно выбирать с умом» — говорила она.
Этот урок Маргарита хорошо усвоила, и впредь заводила дружбу исключительно в корыстных целях: чтобы давали списать, угощали сладостями, приглашали домой, где есть чем побаловаться.
Тренировки и дружба с Маргаритой скрасили печали маленькой Златы. Тренер и дети, словно не замечали ее недостатка. Занятия стали праздником. Злата с нетерпением ждала тренировок. Быстро научилась садиться на шпагат, ей легко давались все упражнения. Дома танцевала под музыку, крутила кульбиты и становилась на мостик, как Мадонна в своих современных клипах.
Но с началом нового учебного года старые неприятности вернулись. Руслану часто приходилось заступаться за Злату. Ее все еще дразнили, обижали и не хотели с ней играть.
Злата снова ходила в школу, зная, что хоть один из учеников обязательно тыкнет в нее пальцем. Просьбы Ольги Александровны Маркизовой, повлиять учителя на детей, выполнялись, но эффект был противоположный. Неоднократно родители приходили забирать дочь и находили ее заплаканной в туалете. Маргарита, Руслан и Анна — трое из двадцати девяти одноклассников, которые не гнобили Злату. Остальные — двадцать пять, не считая учеников с других классов, могли себе позволить плюнуть в спину, толкнуть, ударить, оскорбить.
Но у Златы все таки были друзья. Пусть даже Маргарита и не по зову сердца завела эту дружбу, но она научилась не видеть в сосудистом пятне аномалии. А повзрослев, Маргарита научилась еще и дружить с парнями, пользуясь своими заурядными внешними данными. Как и в детстве манипулировала. Просчитывала, что ей выгодно, а что нет. Не останавливалась ни перед чем, что сулило выигрыш.
Маргарита не достигла высот Златы в спорте, зато слыла красивой и страстной танцовщицей из ночного клуба «TEXAS SALOON». Она водила знакомства с богатыми и влиятельными мужчинами, среди которых были и профессиональные угонщики, и моряки, и адвокаты, и просто сынки богатеньких бизнесменов.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:05
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:06 | Сообщение # 14
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Ей было, как и Злате, двадцать четыре года. Модельным данным можно было только позавидовать. По жизни она по-настоящему интересовалась только двумя вещами: как заработать кругленькую сумму и как ее потрать. Второе ей нравилось больше.
Будучи активной, она умудрялась поддерживать тесные отношения со многими. За последние годы в ее голове роились различные тревожные мысли. Как удачно выйти замуж? Как тратить меньше, чем зарабатываешь? Зависть к Злате порой бесила ее больше, чем озабоченный администратор ночного клуба. Иногда она не хотела ее видеть, но жила по принципу: «Держи друга близко, а врага еще ближе». А доверчивая и безотказная Злата делилась с ней не только секретами, но и давала поносить новые модные туфли, дарила сумочки, купив себе что-то новое. Все это так раздражало Маргариту, что она сожалела, что ее папа не частный предприниматель, мама не бухгалтер, а брат не помощник капитана на торговом корабле.
Ее родной брат сидел в тюрьме за кражу. Олег — двоюродный. Приехал устраивать личную жизнь. Ищет работу и временно живет у Маргариты. Ее родители в разводе. Отец приезжает раз в год на новогодние праздники, а мать целыми сутками пропадает на работе.
В квартире неуютно и неубрано. Маргарита ленивая и лишний раз не помоет полы даже в коридоре, где будет хоть сто раз натоптано. В этом Злата в очередной раз убедилась, когда под вечер пришла к ней домой. Поговорить по телефону так и не удалось, и Злата подумала, что Олег поможет прояснить ситуацию с неожиданным отъездом Маргариты на курорт. К тому же у Златы был неплохой предлог: забрать «Кодекс Серафини».
Она нажала на звонок, немного волнуясь. Оставаться наедине с малознакомым парнем ей не очень хотелось, но выбора не было. В противном случае она будет теряться в догадках, а Злата терпеть не могла состояние, когда ее гложут сомнения. «Что за срочность? — думала она. — Ни с того ни с сего взяла и уехала, не соизволив нормально попрощаться».
Олег открыл дверь, дерзко усмехаясь. Он сложил руки в боки, словно нарочно демонстрируя свой синий фартук, имитирующий супермена: всем известный логотип в виде бриллианта с красной буквой «S», красные трусы с желтым поясом и рельефы нарисованных мышц. Злата засмущалась. Загорелую грудь и широкие плечи Олега не прикрывала никакая футболка.
— Ничоси! Маркиза Ашотовна, какие люди и без охраны! — выразился Олег и жестом гостеприимного хозяина предложил войти.
— Привет, я не помешала?
Злата нерешительно вошла.
— Привет, привет. Я как раз только что забахал вишневый пирог на дрожжевом тесте. Через полчасика будет готов. Заценишь мое кулинарное мастерство!
Олег закрыл дверь, не спуская глаз с гостьи. Он отметил наивный вкус в выборе футболок: белая с рисунком бабочки, крылья которой украшали разноцветные стразы. К джинсам и балеткам у него претензий не возникло, а вот сумочка, на его взгляд, тоже была чересчур блестящей: вся в камешках, цепочках, замочках и бантиках с рюшками.
— Я всего на пару минут, — Злата прервала его мысли.
— Как знаешь. Идем, налью кваса. Откопал в паутине клевый рецептик. Никогда не пила овсяный квас? Пишут, что лечит от всех болезней и продлевает жизнь.
Злата сняла обувь и на кончиках пальцев прошла за Олегом на кухню. Пахло аппетитно.
— Я, в общем-то, не квас пришла пить, но не откажусь. На улице духота страшная.
— Падай. Табуретка под столом. Вторая свой век отжила и ненужным хламом валяется на балконе.
— А ты?
— А мне и на подоконнике удобно. Ты присаживайся, не стесняйся.
Она присела. Олег по-хозяйски открыл холодильник, взял бутылку с мутной жидкостью. Злата с любопытством наблюдала, как он двигается. «Пластичный парень. Несмотря на то, что я сотни таких вижу в фитнес центре, этот какой-то особенный. А глаза?! До чего голубые и бесшабашные, живые и полные энергии. Если бы не его студенческий сленг, и кругозор пошире, с ним можно было бы подружиться. Забавный».
Олег зазвенел стаканами.
— У меня есть кубики льда. Для мохито делал. Мохито нет, лед есть. Добавить?
— Нет, спасибо, боюсь застудить горло.
— Какие мы нежные.
 
СообщениеЕй было, как и Злате, двадцать четыре года. Модельным данным можно было только позавидовать. По жизни она по-настоящему интересовалась только двумя вещами: как заработать кругленькую сумму и как ее потрать. Второе ей нравилось больше.
Будучи активной, она умудрялась поддерживать тесные отношения со многими. За последние годы в ее голове роились различные тревожные мысли. Как удачно выйти замуж? Как тратить меньше, чем зарабатываешь? Зависть к Злате порой бесила ее больше, чем озабоченный администратор ночного клуба. Иногда она не хотела ее видеть, но жила по принципу: «Держи друга близко, а врага еще ближе». А доверчивая и безотказная Злата делилась с ней не только секретами, но и давала поносить новые модные туфли, дарила сумочки, купив себе что-то новое. Все это так раздражало Маргариту, что она сожалела, что ее папа не частный предприниматель, мама не бухгалтер, а брат не помощник капитана на торговом корабле.
Ее родной брат сидел в тюрьме за кражу. Олег — двоюродный. Приехал устраивать личную жизнь. Ищет работу и временно живет у Маргариты. Ее родители в разводе. Отец приезжает раз в год на новогодние праздники, а мать целыми сутками пропадает на работе.
В квартире неуютно и неубрано. Маргарита ленивая и лишний раз не помоет полы даже в коридоре, где будет хоть сто раз натоптано. В этом Злата в очередной раз убедилась, когда под вечер пришла к ней домой. Поговорить по телефону так и не удалось, и Злата подумала, что Олег поможет прояснить ситуацию с неожиданным отъездом Маргариты на курорт. К тому же у Златы был неплохой предлог: забрать «Кодекс Серафини».
Она нажала на звонок, немного волнуясь. Оставаться наедине с малознакомым парнем ей не очень хотелось, но выбора не было. В противном случае она будет теряться в догадках, а Злата терпеть не могла состояние, когда ее гложут сомнения. «Что за срочность? — думала она. — Ни с того ни с сего взяла и уехала, не соизволив нормально попрощаться».
Олег открыл дверь, дерзко усмехаясь. Он сложил руки в боки, словно нарочно демонстрируя свой синий фартук, имитирующий супермена: всем известный логотип в виде бриллианта с красной буквой «S», красные трусы с желтым поясом и рельефы нарисованных мышц. Злата засмущалась. Загорелую грудь и широкие плечи Олега не прикрывала никакая футболка.
— Ничоси! Маркиза Ашотовна, какие люди и без охраны! — выразился Олег и жестом гостеприимного хозяина предложил войти.
— Привет, я не помешала?
Злата нерешительно вошла.
— Привет, привет. Я как раз только что забахал вишневый пирог на дрожжевом тесте. Через полчасика будет готов. Заценишь мое кулинарное мастерство!
Олег закрыл дверь, не спуская глаз с гостьи. Он отметил наивный вкус в выборе футболок: белая с рисунком бабочки, крылья которой украшали разноцветные стразы. К джинсам и балеткам у него претензий не возникло, а вот сумочка, на его взгляд, тоже была чересчур блестящей: вся в камешках, цепочках, замочках и бантиках с рюшками.
— Я всего на пару минут, — Злата прервала его мысли.
— Как знаешь. Идем, налью кваса. Откопал в паутине клевый рецептик. Никогда не пила овсяный квас? Пишут, что лечит от всех болезней и продлевает жизнь.
Злата сняла обувь и на кончиках пальцев прошла за Олегом на кухню. Пахло аппетитно.
— Я, в общем-то, не квас пришла пить, но не откажусь. На улице духота страшная.
— Падай. Табуретка под столом. Вторая свой век отжила и ненужным хламом валяется на балконе.
— А ты?
— А мне и на подоконнике удобно. Ты присаживайся, не стесняйся.
Она присела. Олег по-хозяйски открыл холодильник, взял бутылку с мутной жидкостью. Злата с любопытством наблюдала, как он двигается. «Пластичный парень. Несмотря на то, что я сотни таких вижу в фитнес центре, этот какой-то особенный. А глаза?! До чего голубые и бесшабашные, живые и полные энергии. Если бы не его студенческий сленг, и кругозор пошире, с ним можно было бы подружиться. Забавный».
Олег зазвенел стаканами.
— У меня есть кубики льда. Для мохито делал. Мохито нет, лед есть. Добавить?
— Нет, спасибо, боюсь застудить горло.
— Какие мы нежные.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:06
СообщениеЕй было, как и Злате, двадцать четыре года. Модельным данным можно было только позавидовать. По жизни она по-настоящему интересовалась только двумя вещами: как заработать кругленькую сумму и как ее потрать. Второе ей нравилось больше.
Будучи активной, она умудрялась поддерживать тесные отношения со многими. За последние годы в ее голове роились различные тревожные мысли. Как удачно выйти замуж? Как тратить меньше, чем зарабатываешь? Зависть к Злате порой бесила ее больше, чем озабоченный администратор ночного клуба. Иногда она не хотела ее видеть, но жила по принципу: «Держи друга близко, а врага еще ближе». А доверчивая и безотказная Злата делилась с ней не только секретами, но и давала поносить новые модные туфли, дарила сумочки, купив себе что-то новое. Все это так раздражало Маргариту, что она сожалела, что ее папа не частный предприниматель, мама не бухгалтер, а брат не помощник капитана на торговом корабле.
Ее родной брат сидел в тюрьме за кражу. Олег — двоюродный. Приехал устраивать личную жизнь. Ищет работу и временно живет у Маргариты. Ее родители в разводе. Отец приезжает раз в год на новогодние праздники, а мать целыми сутками пропадает на работе.
В квартире неуютно и неубрано. Маргарита ленивая и лишний раз не помоет полы даже в коридоре, где будет хоть сто раз натоптано. В этом Злата в очередной раз убедилась, когда под вечер пришла к ней домой. Поговорить по телефону так и не удалось, и Злата подумала, что Олег поможет прояснить ситуацию с неожиданным отъездом Маргариты на курорт. К тому же у Златы был неплохой предлог: забрать «Кодекс Серафини».
Она нажала на звонок, немного волнуясь. Оставаться наедине с малознакомым парнем ей не очень хотелось, но выбора не было. В противном случае она будет теряться в догадках, а Злата терпеть не могла состояние, когда ее гложут сомнения. «Что за срочность? — думала она. — Ни с того ни с сего взяла и уехала, не соизволив нормально попрощаться».
Олег открыл дверь, дерзко усмехаясь. Он сложил руки в боки, словно нарочно демонстрируя свой синий фартук, имитирующий супермена: всем известный логотип в виде бриллианта с красной буквой «S», красные трусы с желтым поясом и рельефы нарисованных мышц. Злата засмущалась. Загорелую грудь и широкие плечи Олега не прикрывала никакая футболка.
— Ничоси! Маркиза Ашотовна, какие люди и без охраны! — выразился Олег и жестом гостеприимного хозяина предложил войти.
— Привет, я не помешала?
Злата нерешительно вошла.
— Привет, привет. Я как раз только что забахал вишневый пирог на дрожжевом тесте. Через полчасика будет готов. Заценишь мое кулинарное мастерство!
Олег закрыл дверь, не спуская глаз с гостьи. Он отметил наивный вкус в выборе футболок: белая с рисунком бабочки, крылья которой украшали разноцветные стразы. К джинсам и балеткам у него претензий не возникло, а вот сумочка, на его взгляд, тоже была чересчур блестящей: вся в камешках, цепочках, замочках и бантиках с рюшками.
— Я всего на пару минут, — Злата прервала его мысли.
— Как знаешь. Идем, налью кваса. Откопал в паутине клевый рецептик. Никогда не пила овсяный квас? Пишут, что лечит от всех болезней и продлевает жизнь.
Злата сняла обувь и на кончиках пальцев прошла за Олегом на кухню. Пахло аппетитно.
— Я, в общем-то, не квас пришла пить, но не откажусь. На улице духота страшная.
— Падай. Табуретка под столом. Вторая свой век отжила и ненужным хламом валяется на балконе.
— А ты?
— А мне и на подоконнике удобно. Ты присаживайся, не стесняйся.
Она присела. Олег по-хозяйски открыл холодильник, взял бутылку с мутной жидкостью. Злата с любопытством наблюдала, как он двигается. «Пластичный парень. Несмотря на то, что я сотни таких вижу в фитнес центре, этот какой-то особенный. А глаза?! До чего голубые и бесшабашные, живые и полные энергии. Если бы не его студенческий сленг, и кругозор пошире, с ним можно было бы подружиться. Забавный».
Олег зазвенел стаканами.
— У меня есть кубики льда. Для мохито делал. Мохито нет, лед есть. Добавить?
— Нет, спасибо, боюсь застудить горло.
— Какие мы нежные.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:06
Kristina_Iva-NovaДата: Среда, 06.05.2015, 12:06 | Сообщение # 15
Уважаемый островитянин
Группа: Островитянин
Сообщений: 2867
Награды: 26
Репутация: 154
Статус: Offline
Он подал ей стакан с квасом. Злата сделала глоток:
— Вкусно! Слушай, расскажи мне про Канары. Маргарита, правда, улетела?
— А она тебе ничего не рассказывала? — удивился Олег.
Злата покачала головой.
— Я и пришла у тебя спросить, а за одно и «Кодекс Серафини» забрать. Маргарита меня очень удивила своим отъездом. Улетела именно тогда, когда больше всего мне нужна.
Олег забрался на подоконник и неторопливо сказал:
— Сегодня наверно магнитные бури. Маргарита и меня удивила, и не только Канарами. Но она еще не улетела. Я так понял, что ее перец подогнал ей горящую путевку. Вылет завтра, а сегодня она тайфуном носится по магазинам.
— Вот как. Не удивительно. Маргарита самый ярый шопоголик из всех, кого я знаю. А что, ее Григорий сорвал жирный куш, если они едут ни куда-нибудь, а на Канарские острова?
— Без понятия. Маргарита поставила меня перед фактом и ничего толком не объяснила. Что? Куда? Откуда? Какая разница. Едет себе и пусть едет. Или у тебя к ней какое-то срочное дельце?
— Да нет, не срочное, но поговорить хотелось. Она такая оптимистка и чудачка, а у меня неприятности. Вот и думала поплакаться ей в жилетку, если честно.
— Со своим Отелло так и не помирилась, что ли? И что он натворил? Изменил? Флиртовал с Маргариткой или с Анькой? Нажрался как свинья? Или что?
Злата облокотилась о стол, подперла голову рукой и потупила взгляд:
— Не знаю, что меня тревожит больше: Руслан или хомяки. С Русланом все более или менее ясно, а вот с хомяками беда. Нас утром обокрали, и что самое интересное, ничего ценного не взяли. Только клетку с моими хомячками.
Олег заинтересованно свел брови, и его лицо впервые показалось Злате умным и серьезным.
— На твоих хомяках, что, можно разбогатеть? Какой смысл воровать два маленьких вонючих грызуна, не понимаю?
— Я тоже многого не понимаю. У нас сегодня был участковый, а с ним капитан Дармоедов. Так вот этот Дармоедов никакой не дармоедов. Он опросил жильцов, и выяснилось — как я сама этого не заметила, — что возле нашего дома два дня подряд стояла серебристая «Infiniti». В ней сидели двое мужчин. По словам детворы, они были узкоглазыми как Джеки Чан. Азиаты, понимаешь? А я три дня назад вернулась из Окинавы, откуда и привезла хомяков.
— К чему ты клонишь? Что, за твоими хомяками притащился кто-то из самой Окинавы?
— Все может быть, особенно если, как говорит папа, клетка была украшена жадеитами.
Олег поперхнулся, допивая квас, и брызги фонтаном полетели на пол.
— Очуметь! Мы только вчера с Маргариткой смотрели фильм про ацтеков. Я и не знал, что они ценили этот самый жадеит дороже золота и всех драгоценных камней. Их вождь Монтесума нарадоваться не мог, что Кортес не знал о магических свойствах этого камня.
— Ради магии или ради денег, но клетку у меня украли вместе с хомяками. Я к ним так привязалась, что никак не могу забыть их довольные мордочки.
— Думаю, о японских монстриках лучше забыть. Купи джунгариков, — простодушно посоветовал Олег. — Они милые и стоят как бутылка колы. А насчет жадеитов, то все может быть. Азиаты ничем не хуже индейцев Майя. Странно только, как клетка с жадеитами попала к тебе в руки.
Олег бросил на пол полотенце и ногой вытер разбрызганный квас.
— Я не знаю, что и думать. Ну, не мог же мастер, зная, что использует для украшений ювелирные жадеиты, а не стекляшки, продать клетку за двадцать долларов? Где логика?
— Да, нелогично. Значит, он не знал или что-то напутал, но одумался, вот и послал своих людей вернуть драгоценности. Не заморачивайся. Ты потеряла всего каких-то двадцать баксов.
— А хомяки?! Я их полюбила. Мне их не хватает. К тому же нам теперь придется ремонт делать. А на это уйдет не одна зарплата родителей.
— Вам вскрыли входную дверь?
— Нет, оригинальнее. Прорубили окно от соседей.
— Красавчики ребята! — хмыкнул Олег.
— Ладно, с тобой приятно было поболтать. Я пойду, — Злата допила квас и встала. — Можно я заберу свою книжку. Маргарите все равно картинки разглядывать некогда будет.
— Да, конечно, — ответил Олег задумчиво. — Точно пирог не хочешь подождать?
— Нет-нет, спасибо.
— Твоя книжка лежала у Маргариты в спальне. Я сейчас.
Злата была у Маргариты несчитанное число раз и по привычке пошла за Олегом.
 
СообщениеОн подал ей стакан с квасом. Злата сделала глоток:
— Вкусно! Слушай, расскажи мне про Канары. Маргарита, правда, улетела?
— А она тебе ничего не рассказывала? — удивился Олег.
Злата покачала головой.
— Я и пришла у тебя спросить, а за одно и «Кодекс Серафини» забрать. Маргарита меня очень удивила своим отъездом. Улетела именно тогда, когда больше всего мне нужна.
Олег забрался на подоконник и неторопливо сказал:
— Сегодня наверно магнитные бури. Маргарита и меня удивила, и не только Канарами. Но она еще не улетела. Я так понял, что ее перец подогнал ей горящую путевку. Вылет завтра, а сегодня она тайфуном носится по магазинам.
— Вот как. Не удивительно. Маргарита самый ярый шопоголик из всех, кого я знаю. А что, ее Григорий сорвал жирный куш, если они едут ни куда-нибудь, а на Канарские острова?
— Без понятия. Маргарита поставила меня перед фактом и ничего толком не объяснила. Что? Куда? Откуда? Какая разница. Едет себе и пусть едет. Или у тебя к ней какое-то срочное дельце?
— Да нет, не срочное, но поговорить хотелось. Она такая оптимистка и чудачка, а у меня неприятности. Вот и думала поплакаться ей в жилетку, если честно.
— Со своим Отелло так и не помирилась, что ли? И что он натворил? Изменил? Флиртовал с Маргариткой или с Анькой? Нажрался как свинья? Или что?
Злата облокотилась о стол, подперла голову рукой и потупила взгляд:
— Не знаю, что меня тревожит больше: Руслан или хомяки. С Русланом все более или менее ясно, а вот с хомяками беда. Нас утром обокрали, и что самое интересное, ничего ценного не взяли. Только клетку с моими хомячками.
Олег заинтересованно свел брови, и его лицо впервые показалось Злате умным и серьезным.
— На твоих хомяках, что, можно разбогатеть? Какой смысл воровать два маленьких вонючих грызуна, не понимаю?
— Я тоже многого не понимаю. У нас сегодня был участковый, а с ним капитан Дармоедов. Так вот этот Дармоедов никакой не дармоедов. Он опросил жильцов, и выяснилось — как я сама этого не заметила, — что возле нашего дома два дня подряд стояла серебристая «Infiniti». В ней сидели двое мужчин. По словам детворы, они были узкоглазыми как Джеки Чан. Азиаты, понимаешь? А я три дня назад вернулась из Окинавы, откуда и привезла хомяков.
— К чему ты клонишь? Что, за твоими хомяками притащился кто-то из самой Окинавы?
— Все может быть, особенно если, как говорит папа, клетка была украшена жадеитами.
Олег поперхнулся, допивая квас, и брызги фонтаном полетели на пол.
— Очуметь! Мы только вчера с Маргариткой смотрели фильм про ацтеков. Я и не знал, что они ценили этот самый жадеит дороже золота и всех драгоценных камней. Их вождь Монтесума нарадоваться не мог, что Кортес не знал о магических свойствах этого камня.
— Ради магии или ради денег, но клетку у меня украли вместе с хомяками. Я к ним так привязалась, что никак не могу забыть их довольные мордочки.
— Думаю, о японских монстриках лучше забыть. Купи джунгариков, — простодушно посоветовал Олег. — Они милые и стоят как бутылка колы. А насчет жадеитов, то все может быть. Азиаты ничем не хуже индейцев Майя. Странно только, как клетка с жадеитами попала к тебе в руки.
Олег бросил на пол полотенце и ногой вытер разбрызганный квас.
— Я не знаю, что и думать. Ну, не мог же мастер, зная, что использует для украшений ювелирные жадеиты, а не стекляшки, продать клетку за двадцать долларов? Где логика?
— Да, нелогично. Значит, он не знал или что-то напутал, но одумался, вот и послал своих людей вернуть драгоценности. Не заморачивайся. Ты потеряла всего каких-то двадцать баксов.
— А хомяки?! Я их полюбила. Мне их не хватает. К тому же нам теперь придется ремонт делать. А на это уйдет не одна зарплата родителей.
— Вам вскрыли входную дверь?
— Нет, оригинальнее. Прорубили окно от соседей.
— Красавчики ребята! — хмыкнул Олег.
— Ладно, с тобой приятно было поболтать. Я пойду, — Злата допила квас и встала. — Можно я заберу свою книжку. Маргарите все равно картинки разглядывать некогда будет.
— Да, конечно, — ответил Олег задумчиво. — Точно пирог не хочешь подождать?
— Нет-нет, спасибо.
— Твоя книжка лежала у Маргариты в спальне. Я сейчас.
Злата была у Маргариты несчитанное число раз и по привычке пошла за Олегом.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:06
СообщениеОн подал ей стакан с квасом. Злата сделала глоток:
— Вкусно! Слушай, расскажи мне про Канары. Маргарита, правда, улетела?
— А она тебе ничего не рассказывала? — удивился Олег.
Злата покачала головой.
— Я и пришла у тебя спросить, а за одно и «Кодекс Серафини» забрать. Маргарита меня очень удивила своим отъездом. Улетела именно тогда, когда больше всего мне нужна.
Олег забрался на подоконник и неторопливо сказал:
— Сегодня наверно магнитные бури. Маргарита и меня удивила, и не только Канарами. Но она еще не улетела. Я так понял, что ее перец подогнал ей горящую путевку. Вылет завтра, а сегодня она тайфуном носится по магазинам.
— Вот как. Не удивительно. Маргарита самый ярый шопоголик из всех, кого я знаю. А что, ее Григорий сорвал жирный куш, если они едут ни куда-нибудь, а на Канарские острова?
— Без понятия. Маргарита поставила меня перед фактом и ничего толком не объяснила. Что? Куда? Откуда? Какая разница. Едет себе и пусть едет. Или у тебя к ней какое-то срочное дельце?
— Да нет, не срочное, но поговорить хотелось. Она такая оптимистка и чудачка, а у меня неприятности. Вот и думала поплакаться ей в жилетку, если честно.
— Со своим Отелло так и не помирилась, что ли? И что он натворил? Изменил? Флиртовал с Маргариткой или с Анькой? Нажрался как свинья? Или что?
Злата облокотилась о стол, подперла голову рукой и потупила взгляд:
— Не знаю, что меня тревожит больше: Руслан или хомяки. С Русланом все более или менее ясно, а вот с хомяками беда. Нас утром обокрали, и что самое интересное, ничего ценного не взяли. Только клетку с моими хомячками.
Олег заинтересованно свел брови, и его лицо впервые показалось Злате умным и серьезным.
— На твоих хомяках, что, можно разбогатеть? Какой смысл воровать два маленьких вонючих грызуна, не понимаю?
— Я тоже многого не понимаю. У нас сегодня был участковый, а с ним капитан Дармоедов. Так вот этот Дармоедов никакой не дармоедов. Он опросил жильцов, и выяснилось — как я сама этого не заметила, — что возле нашего дома два дня подряд стояла серебристая «Infiniti». В ней сидели двое мужчин. По словам детворы, они были узкоглазыми как Джеки Чан. Азиаты, понимаешь? А я три дня назад вернулась из Окинавы, откуда и привезла хомяков.
— К чему ты клонишь? Что, за твоими хомяками притащился кто-то из самой Окинавы?
— Все может быть, особенно если, как говорит папа, клетка была украшена жадеитами.
Олег поперхнулся, допивая квас, и брызги фонтаном полетели на пол.
— Очуметь! Мы только вчера с Маргариткой смотрели фильм про ацтеков. Я и не знал, что они ценили этот самый жадеит дороже золота и всех драгоценных камней. Их вождь Монтесума нарадоваться не мог, что Кортес не знал о магических свойствах этого камня.
— Ради магии или ради денег, но клетку у меня украли вместе с хомяками. Я к ним так привязалась, что никак не могу забыть их довольные мордочки.
— Думаю, о японских монстриках лучше забыть. Купи джунгариков, — простодушно посоветовал Олег. — Они милые и стоят как бутылка колы. А насчет жадеитов, то все может быть. Азиаты ничем не хуже индейцев Майя. Странно только, как клетка с жадеитами попала к тебе в руки.
Олег бросил на пол полотенце и ногой вытер разбрызганный квас.
— Я не знаю, что и думать. Ну, не мог же мастер, зная, что использует для украшений ювелирные жадеиты, а не стекляшки, продать клетку за двадцать долларов? Где логика?
— Да, нелогично. Значит, он не знал или что-то напутал, но одумался, вот и послал своих людей вернуть драгоценности. Не заморачивайся. Ты потеряла всего каких-то двадцать баксов.
— А хомяки?! Я их полюбила. Мне их не хватает. К тому же нам теперь придется ремонт делать. А на это уйдет не одна зарплата родителей.
— Вам вскрыли входную дверь?
— Нет, оригинальнее. Прорубили окно от соседей.
— Красавчики ребята! — хмыкнул Олег.
— Ладно, с тобой приятно было поболтать. Я пойду, — Злата допила квас и встала. — Можно я заберу свою книжку. Маргарите все равно картинки разглядывать некогда будет.
— Да, конечно, — ответил Олег задумчиво. — Точно пирог не хочешь подождать?
— Нет-нет, спасибо.
— Твоя книжка лежала у Маргариты в спальне. Я сейчас.
Злата была у Маргариты несчитанное число раз и по привычке пошла за Олегом.

Автор - Kristina_Iva-Nova
Дата добавления - 06.05.2015 в 12:06
Форум » Проза » Критика, рецензии, помощь - для прозаиков » Клетка (рассказ)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Клетка - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2017 Конструктор сайтов - uCoz