Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Анаит, Самира 
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть
Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть
robbensteinДата: Четверг, 19.05.2016, 07:38 | Сообщение # 1
Турист
Группа: Островитянин
Сообщений: 9
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Что такое мечта? — спросил Майкл Фемиду. Они оба учились в городской школе, которая находилась в Японском квартале, который был в Соединенных Штатах, в штате Огайо.
  Фемида хихикала, отвечая Майклу:
  — Мечта это то, что мотивирует тебя к действиям. Ты можешь мечтать, что ты крутой, но если ты не сделаешь этого — ты попросту провалишься, — объяснила Фемида, записывая в тетрадь слова учительницы.
  Майкл тоже делал пометки, но больше Фемиды, чем учительница, последняя не была интересной ему собеседницей.
  — Мечта, по-моему, подчеркивал Майкл, то что можно осязать, почувствовать. То, что будет с тобой до последних минут, пока ты не откинешь коньки.
  Фемида захихикала в голос, приложив руку к животу, но учительница её остановила, злобно указывая ей на угол.
  — Извините.
  Затем перевела взгляд на Майкла, и прошептала ему на ухо:
  — Ты уже откинул коньки, дурачок, и продолжила шепотом хихикать.
  — Как это, «уже откинул коньки?» — Майкл побледнел и не мог поверить, что его одноклассница так ему нагрубила.
  — Так вот, откинул коньки, давно уже. Ты не живой — ты мёртв, пустой сосуд, призрак, полтергейст.
  Майкл осмотрелся: Всё было спокойно, учитель объяснял ученикам, что Япония крутая и могучая, одноклассники шепча переговаривали, Фемида улыбалась. Он не понял, принимать это за шутку либо за угрозу?
  — Ты сумасшедшая, Фемида, и я не хочу с тобой общаться, — сказал ей Майкл и опустил голову к тетради, уже записывая слова учителя, точно надеясь что Фемида пошутила.
  — Приходи сегодня ко мне, Майкл, улыбнулась и поднялась с парты, собирая книжки.
  — Вы куда, Фемида? — Учительница посмотрела на часы, которые лежали на её запястье.
  — Пора домой, учительница, и криво улыбнулась.
  Звонок прозвенел глухим звоном.
  Майкл вышел из класса, следом за Фемидой, но за дверью не видел её.
  Он осмотрелся по сторонам, и понять не мог, как так быстро можно ускользнуть?
  Майкл заметил проходящего мимо своего друга, Тома, быстро схватил его за плечи и спросил:
  - Ты видел Фемиду?
  Том, не оборачиваясь, пробурчал что-то вроде "отвали, дрочила" и пошёл в свою сторону.
  Майкл опустил голову на левую сторону и прикрыл глаза, точно как делают это китайцы и произнес какие-то неразборчивые слова на японском.
  - Коничива, осёл, и побрёл к выходу.
  Японский квартал славился тем, что ни фига он не был японским. Просто его так назвал какой-то шизик, когда приехал сюда до всего этого. А это перехватили другие. Вот и по сей день тут живут японцы, научившиеся говорить и материться на ломанном английском.
  Майкл стоял возле входа в школу и представлял, что ему делать.
  — Я могу сходить в кафе. Могу посидеть в библиотеке, повторял в уме себе Майкл, пока не услышал знакомый женский голос.
  — Или можем сходить ко мне, хихикая, дразнила Майкла Фемида, олицетворение красоты и мудрости.
  — Ты напугала меня, дура! — завопил Макс и нахмурил брови: Вот сука, подумал он. Точно сука, в ней девяносто девять процентов суки.
  Фемида и Майкл познакомились год назад, когда впервые Фемида пришла в их класс: в черной юбке, белой футболке и длинные волосы, свисающие до колен. «Точно сука», подумал Майк и вздохнул.
  Майк родился и вырос в Японском Квартале. Здесь он знал всех: и тупого алкоголика Диму, обрусевшего поляка, и милую пожилую даму Йокахаму, которая била палкой всех американских, обзывая их белыми дьяволами, и проститутку Яну, которая, между прочем, была больна, как она говорит, звездной болезнью. Но Майкл знал: уж точно она была больна проститутской болезнью.
  Майклу было семнадцать лет: бегло разговаривал на японском, смотрел Наруто по телевизору каждые выходные и слушал японскую музыку. Хоть его родители и были американцами, а он, чуточку похож на своего деда, японца Котоми, он чтил память и традиции своих людей. Фемида же родилась в Японии, но переехала оттуда в США, когда мать порвала с отцом. Она не помнит японский, но иногда говорит на нём, пару словечков, на досуге. Ей семнадцать лет, невысокая, с большой грудью, всегда вкусно пахнет, подобно цветущей сакуре, улыбается и хихикает. Очень начитанная и весёлая. Слушает японский Джи-рок и любит посидеть в твитчере, как она его обзывает.
  Майкл никогда не был у Фемиды. Она рассказывала, что переехала в Японский квартал, так как мамочке дали новую работу — кассиршей в торговом центре.
  Она жила за городом в двухэтажном доме и никогда не водила сюда подружек, не то чтобы парня — об этом она осведомила своего одноклассника.
  — Сюда даже подруги не приходят, хихикнула она.
  — Ясно, почёсывая затылок, отвечал Майк.
  — Я серьёзно, — и она сделала серьезный вид, — что сломаешь, тебе пиздец.
  — И снова хихикала, провожая следом Майкла к двери.
  — Право же, странная девушка, — шёпотом произнес Майкл.
  — Ко-ни-чи-ва, по слогам ответила Фемида.
  Дом Фемиды был очень привлекателен: почти везде росли азалии, пахло вкусными цветами, из кухни несло приятной выпечкой, на вверху были лампы, собаки и кошки бегали то вверх, то вниз, постанывая, бабушка, судя по всему, сопела, лежа на диване в гостиной, атмосфера не была разряженной, но отнюдь и не домашней.
  -— У тебя здесь что, коттедж? — предположил Майкл, укрываясь от ударов.
  Фемида нежно била Майкла руками по плечам, голове и лицу: пробурчала что-то на японском, чего даже Майкл не понял, и хихикнула.
  — За мной, мерзавец, — нежно произнесла Фемида и схватив за руку Майкла, побежала на второй этаж, очевидно где и находилась её комната.
  — Я переоденусь, отвернись, нахмурив брови приказала Фемида.
  Майкл отвернулся, хотя украдкой смотрел на Фемиду.
  Красивое тело, большая грудь, стройные ноги — Майкл чувствовал, как в штанах мокро.
  — Я сказала не смотреть, и кинула подушку в Майкла, хихикая.
  Майкл простоял спиной к Фемиде минут пять, пока не почувствовал её теплую грудь.
  — Что ты делаешь, спросил Майкл, и вдруг его сердце забилось, точно собиралось продырявить ему грудь, оставив там целостную дыру.
  Фемида тёрлась грудью по спине Майкла, а он легко вздрагивал и чувствовал, как тепло протекает по его телу.
  — Я хочу успокоить тебя, Майкл, Фемида улыбалась и тянула парнишу к себе.
  Майкл вздрогнул, отодвинул от себя Фемиду и она чуток упала на кровать.
  — Я не хочу! Не собираюсь. Ты за этим позвала меня? — Майкл боялся, что сделал что-то не так, но затем отступил на шаг и вздохнул.
  — Прости.
  Фемида посмотрела на Майкла так, словно думала: «Ты что, откажешься от отсоса?» а затем хныкнула и надела кофточку.
  — Ничего, а ты слабак, с грустью высказалась Фемида, включив свою любимую песню «B2ST — Bad Girl»
  — О, это Бисты? — и начал плясать, подпевая этим ребятам.
  — Так ты разбираешься в музыке, паренёк? — и круто улыбалась.
  — Да, я был на их концерте, you tell me why, show me why, пел и пел, пока она не надула щёки и не кинула в него ещё одну подушку.
  — Ты что творишь, ведьма!? — спросил её Майкл, пнув подушку.
  — Эй, ну! Не пинай, между прочем она дорогая, схватив подушку и обняв её, хихикая, отвечала Фемида.
  Майклу нравилось, что они ругаются. А то он боялся что она робот какой-то.
  — Так почему я «откинул коньки»?
  - Я шутила, дурачок, — пояснила Фемида, наклоняясь за своим диском.
  — Майкл посмотрел на её задницу и взбудоражился, — вот это попка, сказал он.
  — Что ты сказал, паренёк? — спросила его Фемида, достав диск и вставила его в проигрыватель.
  — Ничего, почесал затылок Майкл, только сейчас сбросив с плеч рюкзак.
  — Смотри мне, мерзавец, и включила другую песню, на этот раз «Oh Won Bin – Thought We're Only Friends»
  — Красивая песня, подметил Майкл.
  — Угу, красиво улыбнувшись, подтвердила Фемида.
  Фемида выключила свет, зажгла свечи и впритык подошла к Майклу, схватив его за руки, связав свои пальцы с его:
  — Знаешь, — начала она, — когда я сюда приехала, то никто на меня не обращал внимание. В смысле, как на предмет вожделения, но не такого, чтобы романтично пригласить на ужин, — улыбаясь говорила Фемида, — а с надеждой переспать и не позвонить вечером.
  Майкл был выше Фемиды на голову, а она доставала лишь до груди. Поэтому ей приходилось поднять голову и смотреть вверх, в глаза Майклу.
  — Да, понимаю, Фемида, и улыбнулся, впервые ощутив с ней связь, точно ближе, чем ту что гасла в школе.
  — Но почему только сейчас? — хотел осведомиться он, а пока его сердце стучало, он всё больше уходил в тоску.
  — Потому что ты всегда уходил быстрее, чем я успевала встать, — говорила Фемида.
  — Я хочу сдать все экзамены, объяснил ей Майкл.
  — Угу, понимаю, сказала Фемида.
  — Так вот, объясняла она, а после школы ты бежал сразу домой, с друзьями. И опять что-то буркнула на японском.
  — Как же мне было тебя достать?
  — Своим странным до жути поведением, усмехнулся Майкл.
  Они долго смотрели друг другу в глаза, пока не наступила ночь.
  До чего же был прекрасен этот день. И луна зажгла между ними новую связь, более крепкую, чем раньше.
 
СообщениеЧто такое мечта? — спросил Майкл Фемиду. Они оба учились в городской школе, которая находилась в Японском квартале, который был в Соединенных Штатах, в штате Огайо.
  Фемида хихикала, отвечая Майклу:
  — Мечта это то, что мотивирует тебя к действиям. Ты можешь мечтать, что ты крутой, но если ты не сделаешь этого — ты попросту провалишься, — объяснила Фемида, записывая в тетрадь слова учительницы.
  Майкл тоже делал пометки, но больше Фемиды, чем учительница, последняя не была интересной ему собеседницей.
  — Мечта, по-моему, подчеркивал Майкл, то что можно осязать, почувствовать. То, что будет с тобой до последних минут, пока ты не откинешь коньки.
  Фемида захихикала в голос, приложив руку к животу, но учительница её остановила, злобно указывая ей на угол.
  — Извините.
  Затем перевела взгляд на Майкла, и прошептала ему на ухо:
  — Ты уже откинул коньки, дурачок, и продолжила шепотом хихикать.
  — Как это, «уже откинул коньки?» — Майкл побледнел и не мог поверить, что его одноклассница так ему нагрубила.
  — Так вот, откинул коньки, давно уже. Ты не живой — ты мёртв, пустой сосуд, призрак, полтергейст.
  Майкл осмотрелся: Всё было спокойно, учитель объяснял ученикам, что Япония крутая и могучая, одноклассники шепча переговаривали, Фемида улыбалась. Он не понял, принимать это за шутку либо за угрозу?
  — Ты сумасшедшая, Фемида, и я не хочу с тобой общаться, — сказал ей Майкл и опустил голову к тетради, уже записывая слова учителя, точно надеясь что Фемида пошутила.
  — Приходи сегодня ко мне, Майкл, улыбнулась и поднялась с парты, собирая книжки.
  — Вы куда, Фемида? — Учительница посмотрела на часы, которые лежали на её запястье.
  — Пора домой, учительница, и криво улыбнулась.
  Звонок прозвенел глухим звоном.
  Майкл вышел из класса, следом за Фемидой, но за дверью не видел её.
  Он осмотрелся по сторонам, и понять не мог, как так быстро можно ускользнуть?
  Майкл заметил проходящего мимо своего друга, Тома, быстро схватил его за плечи и спросил:
  - Ты видел Фемиду?
  Том, не оборачиваясь, пробурчал что-то вроде "отвали, дрочила" и пошёл в свою сторону.
  Майкл опустил голову на левую сторону и прикрыл глаза, точно как делают это китайцы и произнес какие-то неразборчивые слова на японском.
  - Коничива, осёл, и побрёл к выходу.
  Японский квартал славился тем, что ни фига он не был японским. Просто его так назвал какой-то шизик, когда приехал сюда до всего этого. А это перехватили другие. Вот и по сей день тут живут японцы, научившиеся говорить и материться на ломанном английском.
  Майкл стоял возле входа в школу и представлял, что ему делать.
  — Я могу сходить в кафе. Могу посидеть в библиотеке, повторял в уме себе Майкл, пока не услышал знакомый женский голос.
  — Или можем сходить ко мне, хихикая, дразнила Майкла Фемида, олицетворение красоты и мудрости.
  — Ты напугала меня, дура! — завопил Макс и нахмурил брови: Вот сука, подумал он. Точно сука, в ней девяносто девять процентов суки.
  Фемида и Майкл познакомились год назад, когда впервые Фемида пришла в их класс: в черной юбке, белой футболке и длинные волосы, свисающие до колен. «Точно сука», подумал Майк и вздохнул.
  Майк родился и вырос в Японском Квартале. Здесь он знал всех: и тупого алкоголика Диму, обрусевшего поляка, и милую пожилую даму Йокахаму, которая била палкой всех американских, обзывая их белыми дьяволами, и проститутку Яну, которая, между прочем, была больна, как она говорит, звездной болезнью. Но Майкл знал: уж точно она была больна проститутской болезнью.
  Майклу было семнадцать лет: бегло разговаривал на японском, смотрел Наруто по телевизору каждые выходные и слушал японскую музыку. Хоть его родители и были американцами, а он, чуточку похож на своего деда, японца Котоми, он чтил память и традиции своих людей. Фемида же родилась в Японии, но переехала оттуда в США, когда мать порвала с отцом. Она не помнит японский, но иногда говорит на нём, пару словечков, на досуге. Ей семнадцать лет, невысокая, с большой грудью, всегда вкусно пахнет, подобно цветущей сакуре, улыбается и хихикает. Очень начитанная и весёлая. Слушает японский Джи-рок и любит посидеть в твитчере, как она его обзывает.
  Майкл никогда не был у Фемиды. Она рассказывала, что переехала в Японский квартал, так как мамочке дали новую работу — кассиршей в торговом центре.
  Она жила за городом в двухэтажном доме и никогда не водила сюда подружек, не то чтобы парня — об этом она осведомила своего одноклассника.
  — Сюда даже подруги не приходят, хихикнула она.
  — Ясно, почёсывая затылок, отвечал Майк.
  — Я серьёзно, — и она сделала серьезный вид, — что сломаешь, тебе пиздец.
  — И снова хихикала, провожая следом Майкла к двери.
  — Право же, странная девушка, — шёпотом произнес Майкл.
  — Ко-ни-чи-ва, по слогам ответила Фемида.
  Дом Фемиды был очень привлекателен: почти везде росли азалии, пахло вкусными цветами, из кухни несло приятной выпечкой, на вверху были лампы, собаки и кошки бегали то вверх, то вниз, постанывая, бабушка, судя по всему, сопела, лежа на диване в гостиной, атмосфера не была разряженной, но отнюдь и не домашней.
  -— У тебя здесь что, коттедж? — предположил Майкл, укрываясь от ударов.
  Фемида нежно била Майкла руками по плечам, голове и лицу: пробурчала что-то на японском, чего даже Майкл не понял, и хихикнула.
  — За мной, мерзавец, — нежно произнесла Фемида и схватив за руку Майкла, побежала на второй этаж, очевидно где и находилась её комната.
  — Я переоденусь, отвернись, нахмурив брови приказала Фемида.
  Майкл отвернулся, хотя украдкой смотрел на Фемиду.
  Красивое тело, большая грудь, стройные ноги — Майкл чувствовал, как в штанах мокро.
  — Я сказала не смотреть, и кинула подушку в Майкла, хихикая.
  Майкл простоял спиной к Фемиде минут пять, пока не почувствовал её теплую грудь.
  — Что ты делаешь, спросил Майкл, и вдруг его сердце забилось, точно собиралось продырявить ему грудь, оставив там целостную дыру.
  Фемида тёрлась грудью по спине Майкла, а он легко вздрагивал и чувствовал, как тепло протекает по его телу.
  — Я хочу успокоить тебя, Майкл, Фемида улыбалась и тянула парнишу к себе.
  Майкл вздрогнул, отодвинул от себя Фемиду и она чуток упала на кровать.
  — Я не хочу! Не собираюсь. Ты за этим позвала меня? — Майкл боялся, что сделал что-то не так, но затем отступил на шаг и вздохнул.
  — Прости.
  Фемида посмотрела на Майкла так, словно думала: «Ты что, откажешься от отсоса?» а затем хныкнула и надела кофточку.
  — Ничего, а ты слабак, с грустью высказалась Фемида, включив свою любимую песню «B2ST — Bad Girl»
  — О, это Бисты? — и начал плясать, подпевая этим ребятам.
  — Так ты разбираешься в музыке, паренёк? — и круто улыбалась.
  — Да, я был на их концерте, you tell me why, show me why, пел и пел, пока она не надула щёки и не кинула в него ещё одну подушку.
  — Ты что творишь, ведьма!? — спросил её Майкл, пнув подушку.
  — Эй, ну! Не пинай, между прочем она дорогая, схватив подушку и обняв её, хихикая, отвечала Фемида.
  Майклу нравилось, что они ругаются. А то он боялся что она робот какой-то.
  — Так почему я «откинул коньки»?
  - Я шутила, дурачок, — пояснила Фемида, наклоняясь за своим диском.
  — Майкл посмотрел на её задницу и взбудоражился, — вот это попка, сказал он.
  — Что ты сказал, паренёк? — спросила его Фемида, достав диск и вставила его в проигрыватель.
  — Ничего, почесал затылок Майкл, только сейчас сбросив с плеч рюкзак.
  — Смотри мне, мерзавец, и включила другую песню, на этот раз «Oh Won Bin – Thought We're Only Friends»
  — Красивая песня, подметил Майкл.
  — Угу, красиво улыбнувшись, подтвердила Фемида.
  Фемида выключила свет, зажгла свечи и впритык подошла к Майклу, схватив его за руки, связав свои пальцы с его:
  — Знаешь, — начала она, — когда я сюда приехала, то никто на меня не обращал внимание. В смысле, как на предмет вожделения, но не такого, чтобы романтично пригласить на ужин, — улыбаясь говорила Фемида, — а с надеждой переспать и не позвонить вечером.
  Майкл был выше Фемиды на голову, а она доставала лишь до груди. Поэтому ей приходилось поднять голову и смотреть вверх, в глаза Майклу.
  — Да, понимаю, Фемида, и улыбнулся, впервые ощутив с ней связь, точно ближе, чем ту что гасла в школе.
  — Но почему только сейчас? — хотел осведомиться он, а пока его сердце стучало, он всё больше уходил в тоску.
  — Потому что ты всегда уходил быстрее, чем я успевала встать, — говорила Фемида.
  — Я хочу сдать все экзамены, объяснил ей Майкл.
  — Угу, понимаю, сказала Фемида.
  — Так вот, объясняла она, а после школы ты бежал сразу домой, с друзьями. И опять что-то буркнула на японском.
  — Как же мне было тебя достать?
  — Своим странным до жути поведением, усмехнулся Майкл.
  Они долго смотрели друг другу в глаза, пока не наступила ночь.
  До чего же был прекрасен этот день. И луна зажгла между ними новую связь, более крепкую, чем раньше.

Автор - robbenstein
Дата добавления - 19.05.2016 в 07:38
СообщениеЧто такое мечта? — спросил Майкл Фемиду. Они оба учились в городской школе, которая находилась в Японском квартале, который был в Соединенных Штатах, в штате Огайо.
  Фемида хихикала, отвечая Майклу:
  — Мечта это то, что мотивирует тебя к действиям. Ты можешь мечтать, что ты крутой, но если ты не сделаешь этого — ты попросту провалишься, — объяснила Фемида, записывая в тетрадь слова учительницы.
  Майкл тоже делал пометки, но больше Фемиды, чем учительница, последняя не была интересной ему собеседницей.
  — Мечта, по-моему, подчеркивал Майкл, то что можно осязать, почувствовать. То, что будет с тобой до последних минут, пока ты не откинешь коньки.
  Фемида захихикала в голос, приложив руку к животу, но учительница её остановила, злобно указывая ей на угол.
  — Извините.
  Затем перевела взгляд на Майкла, и прошептала ему на ухо:
  — Ты уже откинул коньки, дурачок, и продолжила шепотом хихикать.
  — Как это, «уже откинул коньки?» — Майкл побледнел и не мог поверить, что его одноклассница так ему нагрубила.
  — Так вот, откинул коньки, давно уже. Ты не живой — ты мёртв, пустой сосуд, призрак, полтергейст.
  Майкл осмотрелся: Всё было спокойно, учитель объяснял ученикам, что Япония крутая и могучая, одноклассники шепча переговаривали, Фемида улыбалась. Он не понял, принимать это за шутку либо за угрозу?
  — Ты сумасшедшая, Фемида, и я не хочу с тобой общаться, — сказал ей Майкл и опустил голову к тетради, уже записывая слова учителя, точно надеясь что Фемида пошутила.
  — Приходи сегодня ко мне, Майкл, улыбнулась и поднялась с парты, собирая книжки.
  — Вы куда, Фемида? — Учительница посмотрела на часы, которые лежали на её запястье.
  — Пора домой, учительница, и криво улыбнулась.
  Звонок прозвенел глухим звоном.
  Майкл вышел из класса, следом за Фемидой, но за дверью не видел её.
  Он осмотрелся по сторонам, и понять не мог, как так быстро можно ускользнуть?
  Майкл заметил проходящего мимо своего друга, Тома, быстро схватил его за плечи и спросил:
  - Ты видел Фемиду?
  Том, не оборачиваясь, пробурчал что-то вроде "отвали, дрочила" и пошёл в свою сторону.
  Майкл опустил голову на левую сторону и прикрыл глаза, точно как делают это китайцы и произнес какие-то неразборчивые слова на японском.
  - Коничива, осёл, и побрёл к выходу.
  Японский квартал славился тем, что ни фига он не был японским. Просто его так назвал какой-то шизик, когда приехал сюда до всего этого. А это перехватили другие. Вот и по сей день тут живут японцы, научившиеся говорить и материться на ломанном английском.
  Майкл стоял возле входа в школу и представлял, что ему делать.
  — Я могу сходить в кафе. Могу посидеть в библиотеке, повторял в уме себе Майкл, пока не услышал знакомый женский голос.
  — Или можем сходить ко мне, хихикая, дразнила Майкла Фемида, олицетворение красоты и мудрости.
  — Ты напугала меня, дура! — завопил Макс и нахмурил брови: Вот сука, подумал он. Точно сука, в ней девяносто девять процентов суки.
  Фемида и Майкл познакомились год назад, когда впервые Фемида пришла в их класс: в черной юбке, белой футболке и длинные волосы, свисающие до колен. «Точно сука», подумал Майк и вздохнул.
  Майк родился и вырос в Японском Квартале. Здесь он знал всех: и тупого алкоголика Диму, обрусевшего поляка, и милую пожилую даму Йокахаму, которая била палкой всех американских, обзывая их белыми дьяволами, и проститутку Яну, которая, между прочем, была больна, как она говорит, звездной болезнью. Но Майкл знал: уж точно она была больна проститутской болезнью.
  Майклу было семнадцать лет: бегло разговаривал на японском, смотрел Наруто по телевизору каждые выходные и слушал японскую музыку. Хоть его родители и были американцами, а он, чуточку похож на своего деда, японца Котоми, он чтил память и традиции своих людей. Фемида же родилась в Японии, но переехала оттуда в США, когда мать порвала с отцом. Она не помнит японский, но иногда говорит на нём, пару словечков, на досуге. Ей семнадцать лет, невысокая, с большой грудью, всегда вкусно пахнет, подобно цветущей сакуре, улыбается и хихикает. Очень начитанная и весёлая. Слушает японский Джи-рок и любит посидеть в твитчере, как она его обзывает.
  Майкл никогда не был у Фемиды. Она рассказывала, что переехала в Японский квартал, так как мамочке дали новую работу — кассиршей в торговом центре.
  Она жила за городом в двухэтажном доме и никогда не водила сюда подружек, не то чтобы парня — об этом она осведомила своего одноклассника.
  — Сюда даже подруги не приходят, хихикнула она.
  — Ясно, почёсывая затылок, отвечал Майк.
  — Я серьёзно, — и она сделала серьезный вид, — что сломаешь, тебе пиздец.
  — И снова хихикала, провожая следом Майкла к двери.
  — Право же, странная девушка, — шёпотом произнес Майкл.
  — Ко-ни-чи-ва, по слогам ответила Фемида.
  Дом Фемиды был очень привлекателен: почти везде росли азалии, пахло вкусными цветами, из кухни несло приятной выпечкой, на вверху были лампы, собаки и кошки бегали то вверх, то вниз, постанывая, бабушка, судя по всему, сопела, лежа на диване в гостиной, атмосфера не была разряженной, но отнюдь и не домашней.
  -— У тебя здесь что, коттедж? — предположил Майкл, укрываясь от ударов.
  Фемида нежно била Майкла руками по плечам, голове и лицу: пробурчала что-то на японском, чего даже Майкл не понял, и хихикнула.
  — За мной, мерзавец, — нежно произнесла Фемида и схватив за руку Майкла, побежала на второй этаж, очевидно где и находилась её комната.
  — Я переоденусь, отвернись, нахмурив брови приказала Фемида.
  Майкл отвернулся, хотя украдкой смотрел на Фемиду.
  Красивое тело, большая грудь, стройные ноги — Майкл чувствовал, как в штанах мокро.
  — Я сказала не смотреть, и кинула подушку в Майкла, хихикая.
  Майкл простоял спиной к Фемиде минут пять, пока не почувствовал её теплую грудь.
  — Что ты делаешь, спросил Майкл, и вдруг его сердце забилось, точно собиралось продырявить ему грудь, оставив там целостную дыру.
  Фемида тёрлась грудью по спине Майкла, а он легко вздрагивал и чувствовал, как тепло протекает по его телу.
  — Я хочу успокоить тебя, Майкл, Фемида улыбалась и тянула парнишу к себе.
  Майкл вздрогнул, отодвинул от себя Фемиду и она чуток упала на кровать.
  — Я не хочу! Не собираюсь. Ты за этим позвала меня? — Майкл боялся, что сделал что-то не так, но затем отступил на шаг и вздохнул.
  — Прости.
  Фемида посмотрела на Майкла так, словно думала: «Ты что, откажешься от отсоса?» а затем хныкнула и надела кофточку.
  — Ничего, а ты слабак, с грустью высказалась Фемида, включив свою любимую песню «B2ST — Bad Girl»
  — О, это Бисты? — и начал плясать, подпевая этим ребятам.
  — Так ты разбираешься в музыке, паренёк? — и круто улыбалась.
  — Да, я был на их концерте, you tell me why, show me why, пел и пел, пока она не надула щёки и не кинула в него ещё одну подушку.
  — Ты что творишь, ведьма!? — спросил её Майкл, пнув подушку.
  — Эй, ну! Не пинай, между прочем она дорогая, схватив подушку и обняв её, хихикая, отвечала Фемида.
  Майклу нравилось, что они ругаются. А то он боялся что она робот какой-то.
  — Так почему я «откинул коньки»?
  - Я шутила, дурачок, — пояснила Фемида, наклоняясь за своим диском.
  — Майкл посмотрел на её задницу и взбудоражился, — вот это попка, сказал он.
  — Что ты сказал, паренёк? — спросила его Фемида, достав диск и вставила его в проигрыватель.
  — Ничего, почесал затылок Майкл, только сейчас сбросив с плеч рюкзак.
  — Смотри мне, мерзавец, и включила другую песню, на этот раз «Oh Won Bin – Thought We're Only Friends»
  — Красивая песня, подметил Майкл.
  — Угу, красиво улыбнувшись, подтвердила Фемида.
  Фемида выключила свет, зажгла свечи и впритык подошла к Майклу, схватив его за руки, связав свои пальцы с его:
  — Знаешь, — начала она, — когда я сюда приехала, то никто на меня не обращал внимание. В смысле, как на предмет вожделения, но не такого, чтобы романтично пригласить на ужин, — улыбаясь говорила Фемида, — а с надеждой переспать и не позвонить вечером.
  Майкл был выше Фемиды на голову, а она доставала лишь до груди. Поэтому ей приходилось поднять голову и смотреть вверх, в глаза Майклу.
  — Да, понимаю, Фемида, и улыбнулся, впервые ощутив с ней связь, точно ближе, чем ту что гасла в школе.
  — Но почему только сейчас? — хотел осведомиться он, а пока его сердце стучало, он всё больше уходил в тоску.
  — Потому что ты всегда уходил быстрее, чем я успевала встать, — говорила Фемида.
  — Я хочу сдать все экзамены, объяснил ей Майкл.
  — Угу, понимаю, сказала Фемида.
  — Так вот, объясняла она, а после школы ты бежал сразу домой, с друзьями. И опять что-то буркнула на японском.
  — Как же мне было тебя достать?
  — Своим странным до жути поведением, усмехнулся Майкл.
  Они долго смотрели друг другу в глаза, пока не наступила ночь.
  До чего же был прекрасен этот день. И луна зажгла между ними новую связь, более крепкую, чем раньше.

Автор - robbenstein
Дата добавления - 19.05.2016 в 07:38
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Мост меж их сердец -- любовь, какая она есть - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2017 Конструктор сайтов - uCoz