Ода презервативу - Форум  
Приветствуем Вас Гость | RSS Главная | Ода презервативу - Форум | Регистрация | Вход

[ Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Анаит, Самира 
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Ода презервативу (Эссе по материалам из Сети)
Ода презервативу
astepanovДата: Понедельник, 08.12.2014, 15:08 | Сообщение # 1
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 100
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Ну-с, господа хорошие, начнем издалека.

Жизнь – скорбная штука. В муках начинаясь, всякое индивидуальное бытие в муках и кончается. Но это еще полбеды. В норме промежуток между рождением и смертью заполнен страданиями: как сказал поэт, «Жизнь – обман с чарующей тоскою». Отчего так устроено? Священник скажет вам, что всему виной порочность человеческой природы, начавшаяся с грехопадения нашей пра-пра-прабабки Евы. Биолог же или демограф поведут разговор о гораздо более скучных материях.

Все мы родом из природы, все мы в биологическом единстве с братьями нашими меньшими, но старшими. Возьмем, для примера (да простят меня моралисты), стадо диких свиней. Пусть где-нибудь на ограниченном пространстве (так и видится лесистый остров на Волге где-нибудь чуть выше Саратова) запущено несколько кабанов и хрюшек, пусть – вдоволь корма и не много хищников. Пожалеем симпатичных хрюшек и избавим их от паразитов и возбудителей болезней. Вот он – свиной рай…

Простые и добродушные, свинки немедленно предадутся двум самым невинным занятиям, свойственным нам всем: чревоугодию и любви. Пройдет пара-тройка лет, и многочисленные полосатые поросята будут с энтузиазмом терзать материнские титьки, а молодые подсвинки будут драться из-за будущих подруг и разрывать пятачками лесную подстилку в поиске пропитания повкуснее.

Где-нибудь в эту же пору у тощих и циничных из-за вечной бескормицы волков народятся щенки: забавные, пузатые и вечно голодные. Эх, как будет радоваться волчица каждому молочному поросенку, которого папаша-волк притащит в нору, вырытую под старым выворотнем! И впервые за много-много лет все щенки выживут и вырастут.

Увы, с этого момента лафа для свиней закончится. Растущая волчья стая положит предел росту кабаньего поголовья. Впрочем, не только она: меньше желудей станет падать с дубов, корни которых изрядно попорчены, из-за скученности в скудном свином меху разведутся паразиты, а другие населят хрюшиные кишечники и желудки… К тому же постоянно придется держать ухо востро, чтобы вовремя защититься или убежать от голодных серых соседей. Наверное, будь свиньи чуть-чуть поэтичнее, они сложили бы предание о прежней райской жизни и об изгнании из рая, о волках позорных и насланных в наказание глистах, блохах и голоде – но свиньи, как известно, не отличаются поэтическим даром, религиозностью и сентиментальностью.

В утешение свиньям отметим, что волчья жизнь тоже станет не слишком-то счастливой, волков снова начнут косить голод, бешенство, подхваченные от хрюнов паразиты, а количество выживших щенков сравняется с числом волков, отправившихся в охотничьи угодья предков, те самые, где дичь изобильна, волчицы сговорчивы, а охотников нет вовсе…

Итак, что же мы видим? Жизнь в природе – это постоянная борьба за выживание, наполненная извечными спутниками бытия: голодом, болезнями, страхом смерти, а еще давлением соплеменников и невозможностью без оных выжить. Природа – бездушный бухгалтер, который сводит дебет с кредитом жизней так, чтобы баланс был нулевым. Тоска зеленая, одним словом.

Правда, такая бешеная гонка, призом в которой является жизнь, отбирает лучших и способствует вечному совершенствованию живого на Земле – но не о том сейчас ведем речь.

Полагая себя венцом творения, мы подчас забываем о том, что одни и те же причины ограничивают рост свиного стада и человеческого сообщества. Вспомним историю: во все времена голод, болезни и войны сопутствовали человечеству. Вовсе не из-за злодеев, изуверов-попов или неумех-правителей подавляющее большинство людей было хронически несчастливым, вовсе ни из-за них средняя продолжительность жизни в средневековой Европе составляла чуть больше двадцати лет. Извечная борьба между пищевыми ресурсами, болезнями и нашей страстью к размножению приводили к равновесию, чаша которого колебалась то в одну, то в другую сторону, и цена равновесия была одна: голод, смерть и страдания.

Тем не менее, численность населения в мире постоянно и неуклонно увеличивалась, чего не могло быть в любезном нашему сердцу свином стаде. И причина состояла в увеличении объема доступных ресурсов: освоении новых технологий земледелия, появлении новых орудий труда, прогрессе в медицине. Правда, любовь, как известно, преодолевает любые преграды, наступая на пятки прогрессу, а потому жизнь от всех этих новаций не делалась легче.

Отметим, что государство, богатое людскими ресурсами, во все предшествующие времена было сильнее малочисленных соседей, поскольку и войско позволяло собрать побольше, и обеспечивало роскошь правителям, и могло выполнять многочисленные технические проекты – вроде строительства пирамид, ирригационных сооружений, храмов, каналов…

Всякий земледелец растил многочисленных детей, полагая, что они прокормят его в старости. Правда, из-за причин, о которых сказано выше, из десятка детей до репродуктивного возраста доживало едва ли двое-трое, но и названный папаша не особо заморачивался демографией, он просто с присущим земледельцам упорством предавался важнейшему из немногих доступных ему развлечений, играя с женой в «Сказки тысячи и одной ночи». Дети же были побочным результатом этой игры, и результатом не очень ценным, поскольку детоубийство во многих странах до не столь уж давнего времени полагалось преступлением не более опасным, чем кража овцы или неснятие шляпы перед сеньором.

Тоска и безнадега жизни того времени, жизни, наполненной бесчисленными опасностями, жизни бессмысленной, жизни как мучительного движения от рождения к смерти, скрашивала только церковь, давая призрачную, но такую нужную надежду на продолжение существования за дверью гроба – без голода и болезней, без страха и нужды, в вечной радости. Легко укорять священников во лжи, но скольким ушедшим в небытие эта ложь скрасила безумие их жизни? Да и кто кого обманывал? Снова вспомним поэта: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!».

Жрецы всех религий чаще всего оправдывают стремление к безудержному деторождению какими-нибудь «божественными заповедями» вроде библейских: «И сказал Господь: Плодитесь и размножайтесь!» . При этом, правда, сам процесс зачатия они находят делом «грязным», а монашествующие адепты религий часто дают обеты безбрачия, а то и кастрируют себя, как, скажем, представители секты скопцов. Но бывали и времена, когда в храмах развлекались свальным блудом, а жрицы по праздникам ублажали желающих. В общем, сколько религий – столько и мнений. Ныне и христиане, и мусульмане находят совокупление (по крайней мере, вне брака, а если в браке – то без цели зачатия детей) делом греховным, а попытки предохраняться от зачатия считают безнравственными. И причина этого кажется вполне понятной. Природа – большая шутница. Желание обзавестись потомством – редкий гость в наших сердцах. Но природе и не нужно такой потребности. Вместо нее мать-натура заложила в нас неудержимую тягу к особям противоположного пола, заканчивающуюся известным и бесконечно тиражируемым процессом, участники которого, как правило, вовсе и не думают об итоге, который может быть и радостным, и вовсе досадным. Ну, может ли хоть одна конфессия оставить без своего контроля такое занятие? Вот и лезет на сцену поп, блестя сальными глазами и уныло повторяя: «Нельзя! Ай-яй-яй!»

Понятно, что если следовать предписаниям религий, то ни какая наука и технология не прокормят, не вылечат и не обогреют растущее население. Страшным кошмаром из снов Мальтуса видятся голодные толпы, плотно стиснутые плечом к плечу по всей земной суше и плодящиеся, плодящиеся…

Эта ситуация кажется безнадежной – если бы не два революционных события, случившихся в двадцатом веке.

Первое событие – появление идеологии массового потребления. Потребляйте! Потребляйте! - призывают продавцы товаров, ибо чем больше они продадут, тем выше уровень их персонального благополучия. «Без этих чулок (мыла, автомобиля, айфона) вы не будете счастливыми! Они заменят вам рай!», - вопит реклама. И люди потребляют. Они хотят быть счастливыми здесь и сейчас, а не в туманной дали посмертия. Аскеза, некогда навязываемая церковью, престала быть идеалом существования. Десять детей? Ежегодные роды и кормление грудью? Вынашивание, ухаживание, горшки, пеленки? Бр-р-р… Женщина захотела стать счастливой и свободной для того, чтобы потреблять – потреблять вещи, знания, мужчин, впечатления. Мужчина не хочет тратить время на то, чтобы только кормить бесчисленных марателей пеленок – он желает путешествовать, пить и есть то, что хочется, жить в комфортном жилище…

Одна беда: воздержание, предписываемое Церковью, никак не желает вписываться в мораль общества потребления. Аборты же вовсе не способствуют женскому здоровью, осуждаются религией и стоят денег.

И вот тут на сцену выходит другое достижение века двадцатого, изящная игрушка из тончайшего прозрачного латекса, дитя высоких технологий, потребовавшее напряжения ума лучших химиков и технологов старого и нового света – его величество Презерватив. Хотя первые попытки создать это средство контрацепции относят чуть ли ни к временам египетских фараонов, а в Европе, как пишут в «Википедии», презерватив был изобретен в начале XVI века доктором Чарльзом Кондомом для Генриха VIII, все же только в веке двадцатом эта штуковина стала доступной для всех.

Сам по себе товар массового спроса, презерватив впервые в истории человечества создал ситуацию, когда прирост населения определяется не объемом доступных ресурсов, а желанием самих людей иметь детей. И в Европе, и в Америке прирост населения стал стремительно падать, кое-где сменившись даже убылью. Именно потому в развитых странах уровень жизни высок, как никогда. Золотого века прежде не было никогда и нигде – но теперь он есть. Стремление не упустить своего оказалось свойством с положительной обратной связью: если гражданин N хочет жить хорошо здесь и сейчас, то ему малоинтересны религиозные обещания вечного блаженства, он – прагматик. А ослабление роли религии вновь и вновь усиливает желание гражданина N жить хорошо здесь и сейчас… Кто бы знал, что церковь можно ослабить не заговором атеистов, не происками чужой конфессии, а маленьким резиновым чехольчиком!

В 1920 году был изобретён латекс. Американская Youngs Rubber Company первой стала производить презервативы из латекса. Они были тоньше и крепче, чем старые резиновые презервативы, могли храниться 5 лет, а не 3 месяца, требовали меньше труда и их производство не было пожароопасным. Первые европейские презервативы из латекса были экспортированы из США, где их производила Youngs Rubber Company. Лишь в 1932 году английская London Rubber Company, в прошлом занимавшаяся розничной продажей немецких презервативов, стала первым европейским производителем презервативов из латекса, названных Durex.

В 1920-х производство презервативов было автоматизировано. Первую полностью автоматизированную линию собрал Фред Киллиан из Огайо, и продал её за $20,000, что составляет около $2,000,000 на сегодняшние деньги. Большинство крупных производителей купили или арендовали конвейеры, мелкие производители разорились, а цены на презервативы из латекса резко упали.

В 1927 году старшие медицинские офицеры армии США начали пропагандировать распространение презервативов и образовательные программы для военнослужащих. К 1931 году презервативы стали стандартным предметом для всех американских военнослужащих. Это совпало с резким сокращением заболеваемости венерическими болезнями в армии США. Даже была упразднена медаль «За десять дней службы в боевой обстановке без венерических болезней».

Американская армия была не единственной организацией, изменившей отношение к презервативам: англиканская церковь санкционировала использование контрацептивов для супружеских пар. В 1931 году американский Национальный Совет Церквей принял аналогичное решение.

Иначе повела себя католическая церковь. Она издала энциклику, запрещающую использование всех контрацептивных средств. Этот запрет сохраняется до сих пор, и католики считают использование презервативов грехом.

Местами, где закон ограничивал продажу презервативов, оставались фашистская Италия и нацистская Германия. В Италии из-за обеспокоенности правительства низкой рождаемостью контрацептивы были запрещены в конце 1920-х. Презервативы было разрешено продавать в ограниченных количествах и под жёстким правительственным контролем как средство предотвращения болезней. В результате возник чёрный рынок презервативов. В Германии в 1933 году был принят закон, разрешающий продажу презервативов только в простой коричневой бумаге и только в аптеках. Несмотря на эти ограничения, к началу второй мировой войны немцы использовали 72 млн презервативов в год.

Разрушение моральных и юридических барьеров, а также введение американским правительством презервативных программ, способствовали росту продаж. Но одни эти факторы не могли объяснить бум презервативной индустрии во время Великой депрессии. В одних только США продавались 1,5 млн презервативов в день, а стоимость их составляла 33 млн долларов в год (в ценах того времени). Один историк объяснил это так: «презервативы были дешевле детей».

В 1930-е годы стало уделяться больше внимания качеству презервативов. Youngs Rubber Company стала первой компаний, проверяющей все свои презервативы, включая установку автоматического оборудования по проверке качества, спроектированного Артугом Янгсом (братом владельца компании) в 1938 году.

В течение Второй мировой войны презервативы не только распространялись среди американских военнослужащих-мужчин, но их использование широко пропагандировалось в фильмах, постерах и лекциях. Европейские и азиатские армии по обеим сторонам фронта также обеспечивали свои войска презервативами. То же делала и нацистская Германия, хотя любое гражданское использование презервативов было запрещено в 1941 году.. Отчасти из-за изобилия и лёгкой доступности презервативов, солдаты придумали много способов их несексуального использования, некоторые из которых применяются и поныне. В Красной армии вопрос о сексуальном удовлетворении солдат отсутствовал. Соответственно, не было и презервативов.

Между 1955 и 1965 годами, 42 % американцев полагались на презервативы как средство контроля рождаемости. В Британии 1950—1960 годов презервативы использовали 60 % женатых пар.

В 1957 году Дюрекс впервые запустил в производство смазанные презервативы. Начиная с 1960-х, Япония использовала больше презервативов на душу населения, чем любая другая страна

Проводившийся в 1966—1970 годах опрос британских женщин показал, что презервативы были самым популярным средством контроля рождаемости среди одиноких женщин. Новые фабрики появились в СССР. Американское агентство по международному развитию стремилось увеличить использование презервативов в развивающихся странах для борьбы с перенаселённостью Земли: к 1970-м только в Индии использовались сотни миллионов презервативов ежегодно.

В 1965 году Верховный Суд США в деле «Грисуолд против штата Коннектикут» признал недействительным запрет контрацепции в Коннектикуте и Массачусетсе. Франция отменила свои законы против контроля рождаемости в 1967 году, а Италия в 1971 объявила аналогичные законы неконституционными. Беате Узе в Германии основала «спецмагазин гигиены брака», и после серии судебных процессов продолжала заниматься своим бизнесом. В Ирландии продажа презервативов была легализована в 1978 году с некоторыми ограничениями (только в клиниках и аптеках, и только для лиц, достигших 18 лет), которые были сняты только в 1993 году.

Реклама была областью, где всё ещё сохранялись законодательные запреты. В конце 1950-х американская National Association of Broadcasters запретила рекламу презервативов по федеральному телевидению. Этот запрет сохранялся вплоть до 1979 года, когда министерство юстиции опротестовало его в суде. Первый телевизионный рекламный ролик был выпущен в эфир калифорнийской станцией в 1975 году, однако вскоре он был отозван из-за повышенного к нему внимания. Более чем в 30 штатах реклама кондомов как средства контроля рождаемости всё ещё оставалась незаконной.

Презервативы начали продаваться в самых разных магазинах, включая супермаркеты и розничные сети. Британский эвфемизм «маленькая штучка для уикенда» вышел из употребления. Презервативы продолжали совершенствоваться: в 1990-е Durex выпустила в продажу первый полиуретановый презерватив, под маркой Avanti. Durex также был первым производителем презервативов, открывшим свой веб-сайт. Это произошло в 1997 году. Использование презервативов в мире продолжает расти: согласно одному исследованию, только развивающимся странам в 2015 году потребуется 18,6 млрд презервативов.

В СССР, согласно расхожему мнению, презерватив назывался «резиновое изделие номер два». Изделием номер один назывался противогаз. Однако это часто цитируемое мнение нуждается в уточнении. Действительно, на упаковке презервативов было написано «Презерватив». Но ниже, под круглой эмблемой, был напечатан «ГОСТ 4645-49» а ещё ниже: «Размер № 2, ОТК». Всего существовало три типоразмера презервативов: № 1 — наименьший, № 2 — средний, № 3 — большой. Наиболее распространённым был размер № 2. И другие типоразмеры не всегда были в продаже.

Управление стратегических служб (OSS) использовало презервативы для самых разных целей, от хранения добавок к топливу, вызывающих коррозию, и проволочных гаррот (после снятия Т-образных ручек) до хранения кислотной компоненты канистры с саморазрушающейся плёнкой или приготовления импровизированной взрывчатки.
Cпецназ ВМС США использовал двойные кондомы, закреплённые неопреновым цементом, чтобы защитить некоторые детали от повреждения под водой.
Другие виды применения презервативов:

Хранение воды в чрезвычайных ситуациях.

Защита микрофонов от дождя и снега.

Контрабанда кокаина и других наркотиков через границы и в тюрьмы. Презерватив наполняется наркотиком, связывается узлом или проглатывается. Эти методы очень опасны: если презерватив лопается, наркотик может вызвать передозировку.

В советских исправительно-трудовых лагерях презервативы использовались заключёнными, работающими вне лагеря днём, для проноса спирта на территорию лагеря. Будучи вне лагеря, заключённый глотал пустой презерватив, прикреплённый к тонкому резиновому шнуру, конец которого зажимался между зубами. Затем контрабандист наполнял презерватив спиртом, используя шприц. В презерватив входило до трёх литров чистого спирта. После этого заключённый возвращался в лагерь. В бараке его переворачивали и трясли, пока не выливался весь спирт.

Проведение взрывных работ шахтерами в мокрых забоях. Динамитная шашка помещается внутрь презерватива для защиты запала и взрывчатого вещества от воды. Также нарезанными на узкие полосы презервативами обматывают стык между капсюлем-детонатором и огнепроводным шнуром.

При декомпрессии грудной клетки — как односторонний клапан.

Подведем итоги. Маленькая резинка стала причиной благополучия процветающих стран - именно она, а вовсе не усердие политиков, трудолюбие рабочих и крестьян или изощренные умы ученых и инженеров. Именно на этой тончайшей эластичной мембране держится блеск золотого века, который мы с вами переживаем. Так давайте с уважением отнесемся к ней и воздвигнем - хотя бы мысленно - памятник безымянному рыцарю, в коем сочетались высокий романтизм, прагматичность, изобретательский гений инженера и блестящие знания химика, придумавшему эту замечательную вещь.

Остается добавить последнее. Безусловно, комфорт и прикроватная тумба, полная презервативов – замечательное достижение развитой цивилизации. Как безусловно и то, что нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина. И разве кто-то кроме церкви может объяснить, что дети – это здорово, что замечательно видеть, как твое чадо растет, набирается сил и ума, и что оно похоже (или вовсе не похоже) на тебя, и что коли сын расколол ненароком мамкину любимую чашку, или дочь обдула папкины колени – то это тоже радость, маленькая и теплая.

И не важно, что доводы церкви могут оказаться ненаучными – главное, чтобы они дошли до сердца.
 
СообщениеНу-с, господа хорошие, начнем издалека.

Жизнь – скорбная штука. В муках начинаясь, всякое индивидуальное бытие в муках и кончается. Но это еще полбеды. В норме промежуток между рождением и смертью заполнен страданиями: как сказал поэт, «Жизнь – обман с чарующей тоскою». Отчего так устроено? Священник скажет вам, что всему виной порочность человеческой природы, начавшаяся с грехопадения нашей пра-пра-прабабки Евы. Биолог же или демограф поведут разговор о гораздо более скучных материях.

Все мы родом из природы, все мы в биологическом единстве с братьями нашими меньшими, но старшими. Возьмем, для примера (да простят меня моралисты), стадо диких свиней. Пусть где-нибудь на ограниченном пространстве (так и видится лесистый остров на Волге где-нибудь чуть выше Саратова) запущено несколько кабанов и хрюшек, пусть – вдоволь корма и не много хищников. Пожалеем симпатичных хрюшек и избавим их от паразитов и возбудителей болезней. Вот он – свиной рай…

Простые и добродушные, свинки немедленно предадутся двум самым невинным занятиям, свойственным нам всем: чревоугодию и любви. Пройдет пара-тройка лет, и многочисленные полосатые поросята будут с энтузиазмом терзать материнские титьки, а молодые подсвинки будут драться из-за будущих подруг и разрывать пятачками лесную подстилку в поиске пропитания повкуснее.

Где-нибудь в эту же пору у тощих и циничных из-за вечной бескормицы волков народятся щенки: забавные, пузатые и вечно голодные. Эх, как будет радоваться волчица каждому молочному поросенку, которого папаша-волк притащит в нору, вырытую под старым выворотнем! И впервые за много-много лет все щенки выживут и вырастут.

Увы, с этого момента лафа для свиней закончится. Растущая волчья стая положит предел росту кабаньего поголовья. Впрочем, не только она: меньше желудей станет падать с дубов, корни которых изрядно попорчены, из-за скученности в скудном свином меху разведутся паразиты, а другие населят хрюшиные кишечники и желудки… К тому же постоянно придется держать ухо востро, чтобы вовремя защититься или убежать от голодных серых соседей. Наверное, будь свиньи чуть-чуть поэтичнее, они сложили бы предание о прежней райской жизни и об изгнании из рая, о волках позорных и насланных в наказание глистах, блохах и голоде – но свиньи, как известно, не отличаются поэтическим даром, религиозностью и сентиментальностью.

В утешение свиньям отметим, что волчья жизнь тоже станет не слишком-то счастливой, волков снова начнут косить голод, бешенство, подхваченные от хрюнов паразиты, а количество выживших щенков сравняется с числом волков, отправившихся в охотничьи угодья предков, те самые, где дичь изобильна, волчицы сговорчивы, а охотников нет вовсе…

Итак, что же мы видим? Жизнь в природе – это постоянная борьба за выживание, наполненная извечными спутниками бытия: голодом, болезнями, страхом смерти, а еще давлением соплеменников и невозможностью без оных выжить. Природа – бездушный бухгалтер, который сводит дебет с кредитом жизней так, чтобы баланс был нулевым. Тоска зеленая, одним словом.

Правда, такая бешеная гонка, призом в которой является жизнь, отбирает лучших и способствует вечному совершенствованию живого на Земле – но не о том сейчас ведем речь.

Полагая себя венцом творения, мы подчас забываем о том, что одни и те же причины ограничивают рост свиного стада и человеческого сообщества. Вспомним историю: во все времена голод, болезни и войны сопутствовали человечеству. Вовсе не из-за злодеев, изуверов-попов или неумех-правителей подавляющее большинство людей было хронически несчастливым, вовсе ни из-за них средняя продолжительность жизни в средневековой Европе составляла чуть больше двадцати лет. Извечная борьба между пищевыми ресурсами, болезнями и нашей страстью к размножению приводили к равновесию, чаша которого колебалась то в одну, то в другую сторону, и цена равновесия была одна: голод, смерть и страдания.

Тем не менее, численность населения в мире постоянно и неуклонно увеличивалась, чего не могло быть в любезном нашему сердцу свином стаде. И причина состояла в увеличении объема доступных ресурсов: освоении новых технологий земледелия, появлении новых орудий труда, прогрессе в медицине. Правда, любовь, как известно, преодолевает любые преграды, наступая на пятки прогрессу, а потому жизнь от всех этих новаций не делалась легче.

Отметим, что государство, богатое людскими ресурсами, во все предшествующие времена было сильнее малочисленных соседей, поскольку и войско позволяло собрать побольше, и обеспечивало роскошь правителям, и могло выполнять многочисленные технические проекты – вроде строительства пирамид, ирригационных сооружений, храмов, каналов…

Всякий земледелец растил многочисленных детей, полагая, что они прокормят его в старости. Правда, из-за причин, о которых сказано выше, из десятка детей до репродуктивного возраста доживало едва ли двое-трое, но и названный папаша не особо заморачивался демографией, он просто с присущим земледельцам упорством предавался важнейшему из немногих доступных ему развлечений, играя с женой в «Сказки тысячи и одной ночи». Дети же были побочным результатом этой игры, и результатом не очень ценным, поскольку детоубийство во многих странах до не столь уж давнего времени полагалось преступлением не более опасным, чем кража овцы или неснятие шляпы перед сеньором.

Тоска и безнадега жизни того времени, жизни, наполненной бесчисленными опасностями, жизни бессмысленной, жизни как мучительного движения от рождения к смерти, скрашивала только церковь, давая призрачную, но такую нужную надежду на продолжение существования за дверью гроба – без голода и болезней, без страха и нужды, в вечной радости. Легко укорять священников во лжи, но скольким ушедшим в небытие эта ложь скрасила безумие их жизни? Да и кто кого обманывал? Снова вспомним поэта: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!».

Жрецы всех религий чаще всего оправдывают стремление к безудержному деторождению какими-нибудь «божественными заповедями» вроде библейских: «И сказал Господь: Плодитесь и размножайтесь!» . При этом, правда, сам процесс зачатия они находят делом «грязным», а монашествующие адепты религий часто дают обеты безбрачия, а то и кастрируют себя, как, скажем, представители секты скопцов. Но бывали и времена, когда в храмах развлекались свальным блудом, а жрицы по праздникам ублажали желающих. В общем, сколько религий – столько и мнений. Ныне и христиане, и мусульмане находят совокупление (по крайней мере, вне брака, а если в браке – то без цели зачатия детей) делом греховным, а попытки предохраняться от зачатия считают безнравственными. И причина этого кажется вполне понятной. Природа – большая шутница. Желание обзавестись потомством – редкий гость в наших сердцах. Но природе и не нужно такой потребности. Вместо нее мать-натура заложила в нас неудержимую тягу к особям противоположного пола, заканчивающуюся известным и бесконечно тиражируемым процессом, участники которого, как правило, вовсе и не думают об итоге, который может быть и радостным, и вовсе досадным. Ну, может ли хоть одна конфессия оставить без своего контроля такое занятие? Вот и лезет на сцену поп, блестя сальными глазами и уныло повторяя: «Нельзя! Ай-яй-яй!»

Понятно, что если следовать предписаниям религий, то ни какая наука и технология не прокормят, не вылечат и не обогреют растущее население. Страшным кошмаром из снов Мальтуса видятся голодные толпы, плотно стиснутые плечом к плечу по всей земной суше и плодящиеся, плодящиеся…

Эта ситуация кажется безнадежной – если бы не два революционных события, случившихся в двадцатом веке.

Первое событие – появление идеологии массового потребления. Потребляйте! Потребляйте! - призывают продавцы товаров, ибо чем больше они продадут, тем выше уровень их персонального благополучия. «Без этих чулок (мыла, автомобиля, айфона) вы не будете счастливыми! Они заменят вам рай!», - вопит реклама. И люди потребляют. Они хотят быть счастливыми здесь и сейчас, а не в туманной дали посмертия. Аскеза, некогда навязываемая церковью, престала быть идеалом существования. Десять детей? Ежегодные роды и кормление грудью? Вынашивание, ухаживание, горшки, пеленки? Бр-р-р… Женщина захотела стать счастливой и свободной для того, чтобы потреблять – потреблять вещи, знания, мужчин, впечатления. Мужчина не хочет тратить время на то, чтобы только кормить бесчисленных марателей пеленок – он желает путешествовать, пить и есть то, что хочется, жить в комфортном жилище…

Одна беда: воздержание, предписываемое Церковью, никак не желает вписываться в мораль общества потребления. Аборты же вовсе не способствуют женскому здоровью, осуждаются религией и стоят денег.

И вот тут на сцену выходит другое достижение века двадцатого, изящная игрушка из тончайшего прозрачного латекса, дитя высоких технологий, потребовавшее напряжения ума лучших химиков и технологов старого и нового света – его величество Презерватив. Хотя первые попытки создать это средство контрацепции относят чуть ли ни к временам египетских фараонов, а в Европе, как пишут в «Википедии», презерватив был изобретен в начале XVI века доктором Чарльзом Кондомом для Генриха VIII, все же только в веке двадцатом эта штуковина стала доступной для всех.

Сам по себе товар массового спроса, презерватив впервые в истории человечества создал ситуацию, когда прирост населения определяется не объемом доступных ресурсов, а желанием самих людей иметь детей. И в Европе, и в Америке прирост населения стал стремительно падать, кое-где сменившись даже убылью. Именно потому в развитых странах уровень жизни высок, как никогда. Золотого века прежде не было никогда и нигде – но теперь он есть. Стремление не упустить своего оказалось свойством с положительной обратной связью: если гражданин N хочет жить хорошо здесь и сейчас, то ему малоинтересны религиозные обещания вечного блаженства, он – прагматик. А ослабление роли религии вновь и вновь усиливает желание гражданина N жить хорошо здесь и сейчас… Кто бы знал, что церковь можно ослабить не заговором атеистов, не происками чужой конфессии, а маленьким резиновым чехольчиком!

В 1920 году был изобретён латекс. Американская Youngs Rubber Company первой стала производить презервативы из латекса. Они были тоньше и крепче, чем старые резиновые презервативы, могли храниться 5 лет, а не 3 месяца, требовали меньше труда и их производство не было пожароопасным. Первые европейские презервативы из латекса были экспортированы из США, где их производила Youngs Rubber Company. Лишь в 1932 году английская London Rubber Company, в прошлом занимавшаяся розничной продажей немецких презервативов, стала первым европейским производителем презервативов из латекса, названных Durex.

В 1920-х производство презервативов было автоматизировано. Первую полностью автоматизированную линию собрал Фред Киллиан из Огайо, и продал её за $20,000, что составляет около $2,000,000 на сегодняшние деньги. Большинство крупных производителей купили или арендовали конвейеры, мелкие производители разорились, а цены на презервативы из латекса резко упали.

В 1927 году старшие медицинские офицеры армии США начали пропагандировать распространение презервативов и образовательные программы для военнослужащих. К 1931 году презервативы стали стандартным предметом для всех американских военнослужащих. Это совпало с резким сокращением заболеваемости венерическими болезнями в армии США. Даже была упразднена медаль «За десять дней службы в боевой обстановке без венерических болезней».

Американская армия была не единственной организацией, изменившей отношение к презервативам: англиканская церковь санкционировала использование контрацептивов для супружеских пар. В 1931 году американский Национальный Совет Церквей принял аналогичное решение.

Иначе повела себя католическая церковь. Она издала энциклику, запрещающую использование всех контрацептивных средств. Этот запрет сохраняется до сих пор, и католики считают использование презервативов грехом.

Местами, где закон ограничивал продажу презервативов, оставались фашистская Италия и нацистская Германия. В Италии из-за обеспокоенности правительства низкой рождаемостью контрацептивы были запрещены в конце 1920-х. Презервативы было разрешено продавать в ограниченных количествах и под жёстким правительственным контролем как средство предотвращения болезней. В результате возник чёрный рынок презервативов. В Германии в 1933 году был принят закон, разрешающий продажу презервативов только в простой коричневой бумаге и только в аптеках. Несмотря на эти ограничения, к началу второй мировой войны немцы использовали 72 млн презервативов в год.

Разрушение моральных и юридических барьеров, а также введение американским правительством презервативных программ, способствовали росту продаж. Но одни эти факторы не могли объяснить бум презервативной индустрии во время Великой депрессии. В одних только США продавались 1,5 млн презервативов в день, а стоимость их составляла 33 млн долларов в год (в ценах того времени). Один историк объяснил это так: «презервативы были дешевле детей».

В 1930-е годы стало уделяться больше внимания качеству презервативов. Youngs Rubber Company стала первой компаний, проверяющей все свои презервативы, включая установку автоматического оборудования по проверке качества, спроектированного Артугом Янгсом (братом владельца компании) в 1938 году.

В течение Второй мировой войны презервативы не только распространялись среди американских военнослужащих-мужчин, но их использование широко пропагандировалось в фильмах, постерах и лекциях. Европейские и азиатские армии по обеим сторонам фронта также обеспечивали свои войска презервативами. То же делала и нацистская Германия, хотя любое гражданское использование презервативов было запрещено в 1941 году.. Отчасти из-за изобилия и лёгкой доступности презервативов, солдаты придумали много способов их несексуального использования, некоторые из которых применяются и поныне. В Красной армии вопрос о сексуальном удовлетворении солдат отсутствовал. Соответственно, не было и презервативов.

Между 1955 и 1965 годами, 42 % американцев полагались на презервативы как средство контроля рождаемости. В Британии 1950—1960 годов презервативы использовали 60 % женатых пар.

В 1957 году Дюрекс впервые запустил в производство смазанные презервативы. Начиная с 1960-х, Япония использовала больше презервативов на душу населения, чем любая другая страна

Проводившийся в 1966—1970 годах опрос британских женщин показал, что презервативы были самым популярным средством контроля рождаемости среди одиноких женщин. Новые фабрики появились в СССР. Американское агентство по международному развитию стремилось увеличить использование презервативов в развивающихся странах для борьбы с перенаселённостью Земли: к 1970-м только в Индии использовались сотни миллионов презервативов ежегодно.

В 1965 году Верховный Суд США в деле «Грисуолд против штата Коннектикут» признал недействительным запрет контрацепции в Коннектикуте и Массачусетсе. Франция отменила свои законы против контроля рождаемости в 1967 году, а Италия в 1971 объявила аналогичные законы неконституционными. Беате Узе в Германии основала «спецмагазин гигиены брака», и после серии судебных процессов продолжала заниматься своим бизнесом. В Ирландии продажа презервативов была легализована в 1978 году с некоторыми ограничениями (только в клиниках и аптеках, и только для лиц, достигших 18 лет), которые были сняты только в 1993 году.

Реклама была областью, где всё ещё сохранялись законодательные запреты. В конце 1950-х американская National Association of Broadcasters запретила рекламу презервативов по федеральному телевидению. Этот запрет сохранялся вплоть до 1979 года, когда министерство юстиции опротестовало его в суде. Первый телевизионный рекламный ролик был выпущен в эфир калифорнийской станцией в 1975 году, однако вскоре он был отозван из-за повышенного к нему внимания. Более чем в 30 штатах реклама кондомов как средства контроля рождаемости всё ещё оставалась незаконной.

Презервативы начали продаваться в самых разных магазинах, включая супермаркеты и розничные сети. Британский эвфемизм «маленькая штучка для уикенда» вышел из употребления. Презервативы продолжали совершенствоваться: в 1990-е Durex выпустила в продажу первый полиуретановый презерватив, под маркой Avanti. Durex также был первым производителем презервативов, открывшим свой веб-сайт. Это произошло в 1997 году. Использование презервативов в мире продолжает расти: согласно одному исследованию, только развивающимся странам в 2015 году потребуется 18,6 млрд презервативов.

В СССР, согласно расхожему мнению, презерватив назывался «резиновое изделие номер два». Изделием номер один назывался противогаз. Однако это часто цитируемое мнение нуждается в уточнении. Действительно, на упаковке презервативов было написано «Презерватив». Но ниже, под круглой эмблемой, был напечатан «ГОСТ 4645-49» а ещё ниже: «Размер № 2, ОТК». Всего существовало три типоразмера презервативов: № 1 — наименьший, № 2 — средний, № 3 — большой. Наиболее распространённым был размер № 2. И другие типоразмеры не всегда были в продаже.

Управление стратегических служб (OSS) использовало презервативы для самых разных целей, от хранения добавок к топливу, вызывающих коррозию, и проволочных гаррот (после снятия Т-образных ручек) до хранения кислотной компоненты канистры с саморазрушающейся плёнкой или приготовления импровизированной взрывчатки.
Cпецназ ВМС США использовал двойные кондомы, закреплённые неопреновым цементом, чтобы защитить некоторые детали от повреждения под водой.
Другие виды применения презервативов:

Хранение воды в чрезвычайных ситуациях.

Защита микрофонов от дождя и снега.

Контрабанда кокаина и других наркотиков через границы и в тюрьмы. Презерватив наполняется наркотиком, связывается узлом или проглатывается. Эти методы очень опасны: если презерватив лопается, наркотик может вызвать передозировку.

В советских исправительно-трудовых лагерях презервативы использовались заключёнными, работающими вне лагеря днём, для проноса спирта на территорию лагеря. Будучи вне лагеря, заключённый глотал пустой презерватив, прикреплённый к тонкому резиновому шнуру, конец которого зажимался между зубами. Затем контрабандист наполнял презерватив спиртом, используя шприц. В презерватив входило до трёх литров чистого спирта. После этого заключённый возвращался в лагерь. В бараке его переворачивали и трясли, пока не выливался весь спирт.

Проведение взрывных работ шахтерами в мокрых забоях. Динамитная шашка помещается внутрь презерватива для защиты запала и взрывчатого вещества от воды. Также нарезанными на узкие полосы презервативами обматывают стык между капсюлем-детонатором и огнепроводным шнуром.

При декомпрессии грудной клетки — как односторонний клапан.

Подведем итоги. Маленькая резинка стала причиной благополучия процветающих стран - именно она, а вовсе не усердие политиков, трудолюбие рабочих и крестьян или изощренные умы ученых и инженеров. Именно на этой тончайшей эластичной мембране держится блеск золотого века, который мы с вами переживаем. Так давайте с уважением отнесемся к ней и воздвигнем - хотя бы мысленно - памятник безымянному рыцарю, в коем сочетались высокий романтизм, прагматичность, изобретательский гений инженера и блестящие знания химика, придумавшему эту замечательную вещь.

Остается добавить последнее. Безусловно, комфорт и прикроватная тумба, полная презервативов – замечательное достижение развитой цивилизации. Как безусловно и то, что нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина. И разве кто-то кроме церкви может объяснить, что дети – это здорово, что замечательно видеть, как твое чадо растет, набирается сил и ума, и что оно похоже (или вовсе не похоже) на тебя, и что коли сын расколол ненароком мамкину любимую чашку, или дочь обдула папкины колени – то это тоже радость, маленькая и теплая.

И не важно, что доводы церкви могут оказаться ненаучными – главное, чтобы они дошли до сердца.

Автор - astepanov
Дата добавления - 08.12.2014 в 15:08
СообщениеНу-с, господа хорошие, начнем издалека.

Жизнь – скорбная штука. В муках начинаясь, всякое индивидуальное бытие в муках и кончается. Но это еще полбеды. В норме промежуток между рождением и смертью заполнен страданиями: как сказал поэт, «Жизнь – обман с чарующей тоскою». Отчего так устроено? Священник скажет вам, что всему виной порочность человеческой природы, начавшаяся с грехопадения нашей пра-пра-прабабки Евы. Биолог же или демограф поведут разговор о гораздо более скучных материях.

Все мы родом из природы, все мы в биологическом единстве с братьями нашими меньшими, но старшими. Возьмем, для примера (да простят меня моралисты), стадо диких свиней. Пусть где-нибудь на ограниченном пространстве (так и видится лесистый остров на Волге где-нибудь чуть выше Саратова) запущено несколько кабанов и хрюшек, пусть – вдоволь корма и не много хищников. Пожалеем симпатичных хрюшек и избавим их от паразитов и возбудителей болезней. Вот он – свиной рай…

Простые и добродушные, свинки немедленно предадутся двум самым невинным занятиям, свойственным нам всем: чревоугодию и любви. Пройдет пара-тройка лет, и многочисленные полосатые поросята будут с энтузиазмом терзать материнские титьки, а молодые подсвинки будут драться из-за будущих подруг и разрывать пятачками лесную подстилку в поиске пропитания повкуснее.

Где-нибудь в эту же пору у тощих и циничных из-за вечной бескормицы волков народятся щенки: забавные, пузатые и вечно голодные. Эх, как будет радоваться волчица каждому молочному поросенку, которого папаша-волк притащит в нору, вырытую под старым выворотнем! И впервые за много-много лет все щенки выживут и вырастут.

Увы, с этого момента лафа для свиней закончится. Растущая волчья стая положит предел росту кабаньего поголовья. Впрочем, не только она: меньше желудей станет падать с дубов, корни которых изрядно попорчены, из-за скученности в скудном свином меху разведутся паразиты, а другие населят хрюшиные кишечники и желудки… К тому же постоянно придется держать ухо востро, чтобы вовремя защититься или убежать от голодных серых соседей. Наверное, будь свиньи чуть-чуть поэтичнее, они сложили бы предание о прежней райской жизни и об изгнании из рая, о волках позорных и насланных в наказание глистах, блохах и голоде – но свиньи, как известно, не отличаются поэтическим даром, религиозностью и сентиментальностью.

В утешение свиньям отметим, что волчья жизнь тоже станет не слишком-то счастливой, волков снова начнут косить голод, бешенство, подхваченные от хрюнов паразиты, а количество выживших щенков сравняется с числом волков, отправившихся в охотничьи угодья предков, те самые, где дичь изобильна, волчицы сговорчивы, а охотников нет вовсе…

Итак, что же мы видим? Жизнь в природе – это постоянная борьба за выживание, наполненная извечными спутниками бытия: голодом, болезнями, страхом смерти, а еще давлением соплеменников и невозможностью без оных выжить. Природа – бездушный бухгалтер, который сводит дебет с кредитом жизней так, чтобы баланс был нулевым. Тоска зеленая, одним словом.

Правда, такая бешеная гонка, призом в которой является жизнь, отбирает лучших и способствует вечному совершенствованию живого на Земле – но не о том сейчас ведем речь.

Полагая себя венцом творения, мы подчас забываем о том, что одни и те же причины ограничивают рост свиного стада и человеческого сообщества. Вспомним историю: во все времена голод, болезни и войны сопутствовали человечеству. Вовсе не из-за злодеев, изуверов-попов или неумех-правителей подавляющее большинство людей было хронически несчастливым, вовсе ни из-за них средняя продолжительность жизни в средневековой Европе составляла чуть больше двадцати лет. Извечная борьба между пищевыми ресурсами, болезнями и нашей страстью к размножению приводили к равновесию, чаша которого колебалась то в одну, то в другую сторону, и цена равновесия была одна: голод, смерть и страдания.

Тем не менее, численность населения в мире постоянно и неуклонно увеличивалась, чего не могло быть в любезном нашему сердцу свином стаде. И причина состояла в увеличении объема доступных ресурсов: освоении новых технологий земледелия, появлении новых орудий труда, прогрессе в медицине. Правда, любовь, как известно, преодолевает любые преграды, наступая на пятки прогрессу, а потому жизнь от всех этих новаций не делалась легче.

Отметим, что государство, богатое людскими ресурсами, во все предшествующие времена было сильнее малочисленных соседей, поскольку и войско позволяло собрать побольше, и обеспечивало роскошь правителям, и могло выполнять многочисленные технические проекты – вроде строительства пирамид, ирригационных сооружений, храмов, каналов…

Всякий земледелец растил многочисленных детей, полагая, что они прокормят его в старости. Правда, из-за причин, о которых сказано выше, из десятка детей до репродуктивного возраста доживало едва ли двое-трое, но и названный папаша не особо заморачивался демографией, он просто с присущим земледельцам упорством предавался важнейшему из немногих доступных ему развлечений, играя с женой в «Сказки тысячи и одной ночи». Дети же были побочным результатом этой игры, и результатом не очень ценным, поскольку детоубийство во многих странах до не столь уж давнего времени полагалось преступлением не более опасным, чем кража овцы или неснятие шляпы перед сеньором.

Тоска и безнадега жизни того времени, жизни, наполненной бесчисленными опасностями, жизни бессмысленной, жизни как мучительного движения от рождения к смерти, скрашивала только церковь, давая призрачную, но такую нужную надежду на продолжение существования за дверью гроба – без голода и болезней, без страха и нужды, в вечной радости. Легко укорять священников во лжи, но скольким ушедшим в небытие эта ложь скрасила безумие их жизни? Да и кто кого обманывал? Снова вспомним поэта: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!».

Жрецы всех религий чаще всего оправдывают стремление к безудержному деторождению какими-нибудь «божественными заповедями» вроде библейских: «И сказал Господь: Плодитесь и размножайтесь!» . При этом, правда, сам процесс зачатия они находят делом «грязным», а монашествующие адепты религий часто дают обеты безбрачия, а то и кастрируют себя, как, скажем, представители секты скопцов. Но бывали и времена, когда в храмах развлекались свальным блудом, а жрицы по праздникам ублажали желающих. В общем, сколько религий – столько и мнений. Ныне и христиане, и мусульмане находят совокупление (по крайней мере, вне брака, а если в браке – то без цели зачатия детей) делом греховным, а попытки предохраняться от зачатия считают безнравственными. И причина этого кажется вполне понятной. Природа – большая шутница. Желание обзавестись потомством – редкий гость в наших сердцах. Но природе и не нужно такой потребности. Вместо нее мать-натура заложила в нас неудержимую тягу к особям противоположного пола, заканчивающуюся известным и бесконечно тиражируемым процессом, участники которого, как правило, вовсе и не думают об итоге, который может быть и радостным, и вовсе досадным. Ну, может ли хоть одна конфессия оставить без своего контроля такое занятие? Вот и лезет на сцену поп, блестя сальными глазами и уныло повторяя: «Нельзя! Ай-яй-яй!»

Понятно, что если следовать предписаниям религий, то ни какая наука и технология не прокормят, не вылечат и не обогреют растущее население. Страшным кошмаром из снов Мальтуса видятся голодные толпы, плотно стиснутые плечом к плечу по всей земной суше и плодящиеся, плодящиеся…

Эта ситуация кажется безнадежной – если бы не два революционных события, случившихся в двадцатом веке.

Первое событие – появление идеологии массового потребления. Потребляйте! Потребляйте! - призывают продавцы товаров, ибо чем больше они продадут, тем выше уровень их персонального благополучия. «Без этих чулок (мыла, автомобиля, айфона) вы не будете счастливыми! Они заменят вам рай!», - вопит реклама. И люди потребляют. Они хотят быть счастливыми здесь и сейчас, а не в туманной дали посмертия. Аскеза, некогда навязываемая церковью, престала быть идеалом существования. Десять детей? Ежегодные роды и кормление грудью? Вынашивание, ухаживание, горшки, пеленки? Бр-р-р… Женщина захотела стать счастливой и свободной для того, чтобы потреблять – потреблять вещи, знания, мужчин, впечатления. Мужчина не хочет тратить время на то, чтобы только кормить бесчисленных марателей пеленок – он желает путешествовать, пить и есть то, что хочется, жить в комфортном жилище…

Одна беда: воздержание, предписываемое Церковью, никак не желает вписываться в мораль общества потребления. Аборты же вовсе не способствуют женскому здоровью, осуждаются религией и стоят денег.

И вот тут на сцену выходит другое достижение века двадцатого, изящная игрушка из тончайшего прозрачного латекса, дитя высоких технологий, потребовавшее напряжения ума лучших химиков и технологов старого и нового света – его величество Презерватив. Хотя первые попытки создать это средство контрацепции относят чуть ли ни к временам египетских фараонов, а в Европе, как пишут в «Википедии», презерватив был изобретен в начале XVI века доктором Чарльзом Кондомом для Генриха VIII, все же только в веке двадцатом эта штуковина стала доступной для всех.

Сам по себе товар массового спроса, презерватив впервые в истории человечества создал ситуацию, когда прирост населения определяется не объемом доступных ресурсов, а желанием самих людей иметь детей. И в Европе, и в Америке прирост населения стал стремительно падать, кое-где сменившись даже убылью. Именно потому в развитых странах уровень жизни высок, как никогда. Золотого века прежде не было никогда и нигде – но теперь он есть. Стремление не упустить своего оказалось свойством с положительной обратной связью: если гражданин N хочет жить хорошо здесь и сейчас, то ему малоинтересны религиозные обещания вечного блаженства, он – прагматик. А ослабление роли религии вновь и вновь усиливает желание гражданина N жить хорошо здесь и сейчас… Кто бы знал, что церковь можно ослабить не заговором атеистов, не происками чужой конфессии, а маленьким резиновым чехольчиком!

В 1920 году был изобретён латекс. Американская Youngs Rubber Company первой стала производить презервативы из латекса. Они были тоньше и крепче, чем старые резиновые презервативы, могли храниться 5 лет, а не 3 месяца, требовали меньше труда и их производство не было пожароопасным. Первые европейские презервативы из латекса были экспортированы из США, где их производила Youngs Rubber Company. Лишь в 1932 году английская London Rubber Company, в прошлом занимавшаяся розничной продажей немецких презервативов, стала первым европейским производителем презервативов из латекса, названных Durex.

В 1920-х производство презервативов было автоматизировано. Первую полностью автоматизированную линию собрал Фред Киллиан из Огайо, и продал её за $20,000, что составляет около $2,000,000 на сегодняшние деньги. Большинство крупных производителей купили или арендовали конвейеры, мелкие производители разорились, а цены на презервативы из латекса резко упали.

В 1927 году старшие медицинские офицеры армии США начали пропагандировать распространение презервативов и образовательные программы для военнослужащих. К 1931 году презервативы стали стандартным предметом для всех американских военнослужащих. Это совпало с резким сокращением заболеваемости венерическими болезнями в армии США. Даже была упразднена медаль «За десять дней службы в боевой обстановке без венерических болезней».

Американская армия была не единственной организацией, изменившей отношение к презервативам: англиканская церковь санкционировала использование контрацептивов для супружеских пар. В 1931 году американский Национальный Совет Церквей принял аналогичное решение.

Иначе повела себя католическая церковь. Она издала энциклику, запрещающую использование всех контрацептивных средств. Этот запрет сохраняется до сих пор, и католики считают использование презервативов грехом.

Местами, где закон ограничивал продажу презервативов, оставались фашистская Италия и нацистская Германия. В Италии из-за обеспокоенности правительства низкой рождаемостью контрацептивы были запрещены в конце 1920-х. Презервативы было разрешено продавать в ограниченных количествах и под жёстким правительственным контролем как средство предотвращения болезней. В результате возник чёрный рынок презервативов. В Германии в 1933 году был принят закон, разрешающий продажу презервативов только в простой коричневой бумаге и только в аптеках. Несмотря на эти ограничения, к началу второй мировой войны немцы использовали 72 млн презервативов в год.

Разрушение моральных и юридических барьеров, а также введение американским правительством презервативных программ, способствовали росту продаж. Но одни эти факторы не могли объяснить бум презервативной индустрии во время Великой депрессии. В одних только США продавались 1,5 млн презервативов в день, а стоимость их составляла 33 млн долларов в год (в ценах того времени). Один историк объяснил это так: «презервативы были дешевле детей».

В 1930-е годы стало уделяться больше внимания качеству презервативов. Youngs Rubber Company стала первой компаний, проверяющей все свои презервативы, включая установку автоматического оборудования по проверке качества, спроектированного Артугом Янгсом (братом владельца компании) в 1938 году.

В течение Второй мировой войны презервативы не только распространялись среди американских военнослужащих-мужчин, но их использование широко пропагандировалось в фильмах, постерах и лекциях. Европейские и азиатские армии по обеим сторонам фронта также обеспечивали свои войска презервативами. То же делала и нацистская Германия, хотя любое гражданское использование презервативов было запрещено в 1941 году.. Отчасти из-за изобилия и лёгкой доступности презервативов, солдаты придумали много способов их несексуального использования, некоторые из которых применяются и поныне. В Красной армии вопрос о сексуальном удовлетворении солдат отсутствовал. Соответственно, не было и презервативов.

Между 1955 и 1965 годами, 42 % американцев полагались на презервативы как средство контроля рождаемости. В Британии 1950—1960 годов презервативы использовали 60 % женатых пар.

В 1957 году Дюрекс впервые запустил в производство смазанные презервативы. Начиная с 1960-х, Япония использовала больше презервативов на душу населения, чем любая другая страна

Проводившийся в 1966—1970 годах опрос британских женщин показал, что презервативы были самым популярным средством контроля рождаемости среди одиноких женщин. Новые фабрики появились в СССР. Американское агентство по международному развитию стремилось увеличить использование презервативов в развивающихся странах для борьбы с перенаселённостью Земли: к 1970-м только в Индии использовались сотни миллионов презервативов ежегодно.

В 1965 году Верховный Суд США в деле «Грисуолд против штата Коннектикут» признал недействительным запрет контрацепции в Коннектикуте и Массачусетсе. Франция отменила свои законы против контроля рождаемости в 1967 году, а Италия в 1971 объявила аналогичные законы неконституционными. Беате Узе в Германии основала «спецмагазин гигиены брака», и после серии судебных процессов продолжала заниматься своим бизнесом. В Ирландии продажа презервативов была легализована в 1978 году с некоторыми ограничениями (только в клиниках и аптеках, и только для лиц, достигших 18 лет), которые были сняты только в 1993 году.

Реклама была областью, где всё ещё сохранялись законодательные запреты. В конце 1950-х американская National Association of Broadcasters запретила рекламу презервативов по федеральному телевидению. Этот запрет сохранялся вплоть до 1979 года, когда министерство юстиции опротестовало его в суде. Первый телевизионный рекламный ролик был выпущен в эфир калифорнийской станцией в 1975 году, однако вскоре он был отозван из-за повышенного к нему внимания. Более чем в 30 штатах реклама кондомов как средства контроля рождаемости всё ещё оставалась незаконной.

Презервативы начали продаваться в самых разных магазинах, включая супермаркеты и розничные сети. Британский эвфемизм «маленькая штучка для уикенда» вышел из употребления. Презервативы продолжали совершенствоваться: в 1990-е Durex выпустила в продажу первый полиуретановый презерватив, под маркой Avanti. Durex также был первым производителем презервативов, открывшим свой веб-сайт. Это произошло в 1997 году. Использование презервативов в мире продолжает расти: согласно одному исследованию, только развивающимся странам в 2015 году потребуется 18,6 млрд презервативов.

В СССР, согласно расхожему мнению, презерватив назывался «резиновое изделие номер два». Изделием номер один назывался противогаз. Однако это часто цитируемое мнение нуждается в уточнении. Действительно, на упаковке презервативов было написано «Презерватив». Но ниже, под круглой эмблемой, был напечатан «ГОСТ 4645-49» а ещё ниже: «Размер № 2, ОТК». Всего существовало три типоразмера презервативов: № 1 — наименьший, № 2 — средний, № 3 — большой. Наиболее распространённым был размер № 2. И другие типоразмеры не всегда были в продаже.

Управление стратегических служб (OSS) использовало презервативы для самых разных целей, от хранения добавок к топливу, вызывающих коррозию, и проволочных гаррот (после снятия Т-образных ручек) до хранения кислотной компоненты канистры с саморазрушающейся плёнкой или приготовления импровизированной взрывчатки.
Cпецназ ВМС США использовал двойные кондомы, закреплённые неопреновым цементом, чтобы защитить некоторые детали от повреждения под водой.
Другие виды применения презервативов:

Хранение воды в чрезвычайных ситуациях.

Защита микрофонов от дождя и снега.

Контрабанда кокаина и других наркотиков через границы и в тюрьмы. Презерватив наполняется наркотиком, связывается узлом или проглатывается. Эти методы очень опасны: если презерватив лопается, наркотик может вызвать передозировку.

В советских исправительно-трудовых лагерях презервативы использовались заключёнными, работающими вне лагеря днём, для проноса спирта на территорию лагеря. Будучи вне лагеря, заключённый глотал пустой презерватив, прикреплённый к тонкому резиновому шнуру, конец которого зажимался между зубами. Затем контрабандист наполнял презерватив спиртом, используя шприц. В презерватив входило до трёх литров чистого спирта. После этого заключённый возвращался в лагерь. В бараке его переворачивали и трясли, пока не выливался весь спирт.

Проведение взрывных работ шахтерами в мокрых забоях. Динамитная шашка помещается внутрь презерватива для защиты запала и взрывчатого вещества от воды. Также нарезанными на узкие полосы презервативами обматывают стык между капсюлем-детонатором и огнепроводным шнуром.

При декомпрессии грудной клетки — как односторонний клапан.

Подведем итоги. Маленькая резинка стала причиной благополучия процветающих стран - именно она, а вовсе не усердие политиков, трудолюбие рабочих и крестьян или изощренные умы ученых и инженеров. Именно на этой тончайшей эластичной мембране держится блеск золотого века, который мы с вами переживаем. Так давайте с уважением отнесемся к ней и воздвигнем - хотя бы мысленно - памятник безымянному рыцарю, в коем сочетались высокий романтизм, прагматичность, изобретательский гений инженера и блестящие знания химика, придумавшему эту замечательную вещь.

Остается добавить последнее. Безусловно, комфорт и прикроватная тумба, полная презервативов – замечательное достижение развитой цивилизации. Как безусловно и то, что нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина. И разве кто-то кроме церкви может объяснить, что дети – это здорово, что замечательно видеть, как твое чадо растет, набирается сил и ума, и что оно похоже (или вовсе не похоже) на тебя, и что коли сын расколол ненароком мамкину любимую чашку, или дочь обдула папкины колени – то это тоже радость, маленькая и теплая.

И не важно, что доводы церкви могут оказаться ненаучными – главное, чтобы они дошли до сердца.

Автор - astepanov
Дата добавления - 08.12.2014 в 15:08
ФеликсДата: Понедельник, 08.12.2014, 22:29 | Сообщение # 2
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
astepanov, Глубоко копаете biggrin
Собственно, благополучным и процветающим это уже без надобности по-моему). Они и без этого не очень-то активно размножаются hihi
Цитата astepanov ()
нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина.
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства. А каждый думает, как он своего конкретного ребёнка поднимать будет, на ноги ставить. Да, безусловно, дети - радость и счастье. Но не лёгкое, ох не лёгкое это счастье... Может оттого и ценится так высоко).
У Дмитрия Глуховского есть замечательный роман на эту тему, называется "Будущее". О том, как много нас будет, и что из этого выйдет, о процветающих, и всех остальных... Жутковатая вещь.
Цитата astepanov ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin
 
Сообщениеastepanov, Глубоко копаете biggrin
Собственно, благополучным и процветающим это уже без надобности по-моему). Они и без этого не очень-то активно размножаются hihi
Цитата astepanov ()
нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина.
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства. А каждый думает, как он своего конкретного ребёнка поднимать будет, на ноги ставить. Да, безусловно, дети - радость и счастье. Но не лёгкое, ох не лёгкое это счастье... Может оттого и ценится так высоко).
У Дмитрия Глуховского есть замечательный роман на эту тему, называется "Будущее". О том, как много нас будет, и что из этого выйдет, о процветающих, и всех остальных... Жутковатая вещь.
Цитата astepanov ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin

Автор - Феликс
Дата добавления - 08.12.2014 в 22:29
Сообщениеastepanov, Глубоко копаете biggrin
Собственно, благополучным и процветающим это уже без надобности по-моему). Они и без этого не очень-то активно размножаются hihi
Цитата astepanov ()
нация, в семьях которой менее трех детей, обречена на вымирание, и выращивание ребятишек – долг гражданина.
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства. А каждый думает, как он своего конкретного ребёнка поднимать будет, на ноги ставить. Да, безусловно, дети - радость и счастье. Но не лёгкое, ох не лёгкое это счастье... Может оттого и ценится так высоко).
У Дмитрия Глуховского есть замечательный роман на эту тему, называется "Будущее". О том, как много нас будет, и что из этого выйдет, о процветающих, и всех остальных... Жутковатая вещь.
Цитата astepanov ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin

Автор - Феликс
Дата добавления - 08.12.2014 в 22:29
astepanovДата: Понедельник, 08.12.2014, 22:54 | Сообщение # 3
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 100
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Цитата Феликс ()
Глубоко копаете
Значит, уволят - пойду в могильщики
Цитата Феликс ()
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства.
Вот! В этом корень зла! А как же - активная общественная позиция? Только не говорите, что такая позиция не описана в камасутре: нашему национальному менталитету какие-то индийские штучки глубоко противны...
Цитата Феликс ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin
Увы, в глобальном смысле - всегда, и редкие моменты позитива ситуации не изменяют. Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"
 
Сообщение
Цитата Феликс ()
Глубоко копаете
Значит, уволят - пойду в могильщики
Цитата Феликс ()
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства.
Вот! В этом корень зла! А как же - активная общественная позиция? Только не говорите, что такая позиция не описана в камасутре: нашему национальному менталитету какие-то индийские штучки глубоко противны...
Цитата Феликс ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin
Увы, в глобальном смысле - всегда, и редкие моменты позитива ситуации не изменяют. Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"

Автор - astepanov
Дата добавления - 08.12.2014 в 22:54
Сообщение
Цитата Феликс ()
Глубоко копаете
Значит, уволят - пойду в могильщики
Цитата Феликс ()
Как-то это... не вдохновляет. Это забота государства.
Вот! В этом корень зла! А как же - активная общественная позиция? Только не говорите, что такая позиция не описана в камасутре: нашему национальному менталитету какие-то индийские штучки глубоко противны...
Цитата Феликс ()
Жизнь – скорбная штука.
К счастью - не всегда). Иначе откуда бы детям взяться? biggrin
Увы, в глобальном смысле - всегда, и редкие моменты позитива ситуации не изменяют. Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"

Автор - astepanov
Дата добавления - 08.12.2014 в 22:54
ФеликсДата: Вторник, 09.12.2014, 09:22 | Сообщение # 4
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Цитата astepanov ()
Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание). Ибо умножает biggrin Что касается второго начала термодинамики - неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Цитата astepanov ()
А как же - активная общественная позиция?
"Свежо предание, но верится с трудом" biggrin Изменить другого - труд неблагодарный. Себя - и то на пределе возможностей.
 
Сообщение
Цитата astepanov ()
Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание). Ибо умножает biggrin Что касается второго начала термодинамики - неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Цитата astepanov ()
А как же - активная общественная позиция?
"Свежо предание, но верится с трудом" biggrin Изменить другого - труд неблагодарный. Себя - и то на пределе возможностей.

Автор - Феликс
Дата добавления - 09.12.2014 в 09:22
Сообщение
Цитата astepanov ()
Открою по секрету: скорбность жизни - один из фундаментальнейших законов. Одна из формулировок второго начала термодинамики выглядит так: "Ни что в этом мире не кончается хорошо"
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание). Ибо умножает biggrin Что касается второго начала термодинамики - неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Цитата astepanov ()
А как же - активная общественная позиция?
"Свежо предание, но верится с трудом" biggrin Изменить другого - труд неблагодарный. Себя - и то на пределе возможностей.

Автор - Феликс
Дата добавления - 09.12.2014 в 09:22
astepanovДата: Вторник, 09.12.2014, 11:51 | Сообщение # 5
Поселенец
Группа: Островитянин
Сообщений: 100
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Цитата Феликс ()
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание
Вот видите, и познание тоже. Экклезиаст зря не скажет.
Цитата Феликс ()
неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Э, бросьте. Мир как целое - уже замкнутая система. Расширяется, пустеет, остывает... Локально энтропия может и убывать, а глобально.... Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Помните же, наверное:
"Чины, краса, богатство,
Сей жизни все приятства
Летят, слабеют,исчезают -
Всё тлен, и счатье ложно.
Заразы сердце угрызают,
А славы удержать не можно"
(Это у Стругацких в "Понедельнике" было, если что)


Сообщение отредактировал astepanov - Вторник, 09.12.2014, 11:51
 
Сообщение
Цитата Феликс ()
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание
Вот видите, и познание тоже. Экклезиаст зря не скажет.
Цитата Феликс ()
неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Э, бросьте. Мир как целое - уже замкнутая система. Расширяется, пустеет, остывает... Локально энтропия может и убывать, а глобально.... Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Помните же, наверное:
"Чины, краса, богатство,
Сей жизни все приятства
Летят, слабеют,исчезают -
Всё тлен, и счатье ложно.
Заразы сердце угрызают,
А славы удержать не можно"
(Это у Стругацких в "Понедельнике" было, если что)

Автор - astepanov
Дата добавления - 09.12.2014 в 11:51
Сообщение
Цитата Феликс ()
Я грешным делом думал, что скорбная штука - познание
Вот видите, и познание тоже. Экклезиаст зря не скажет.
Цитата Феликс ()
неубывание энтропии свойственно только замкнутым системам. А таких в природе практически нет).
Э, бросьте. Мир как целое - уже замкнутая система. Расширяется, пустеет, остывает... Локально энтропия может и убывать, а глобально.... Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Помните же, наверное:
"Чины, краса, богатство,
Сей жизни все приятства
Летят, слабеют,исчезают -
Всё тлен, и счатье ложно.
Заразы сердце угрызают,
А славы удержать не можно"
(Это у Стругацких в "Понедельнике" было, если что)

Автор - astepanov
Дата добавления - 09.12.2014 в 11:51
ФеликсДата: Вторник, 09.12.2014, 14:42 | Сообщение # 6
Старейшина
Группа: Шаман
Сообщений: 5136
Награды: 53
Репутация: 314
Статус: Offline
Цитата astepanov ()
Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Философский подход).
Цитата astepanov ()
у Стругацких в "Понедельнике" было, если что
У Стругацких - это аргумент). Тогда не буду спорить).
 
Сообщение
Цитата astepanov ()
Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Философский подход).
Цитата astepanov ()
у Стругацких в "Понедельнике" было, если что
У Стругацких - это аргумент). Тогда не буду спорить).

Автор - Феликс
Дата добавления - 09.12.2014 в 14:42
Сообщение
Цитата astepanov ()
Короче, "И все они умерли", "И пучина поглотила ея" (С)
Философский подход).
Цитата astepanov ()
у Стругацких в "Понедельнике" было, если что
У Стругацких - это аргумент). Тогда не буду спорить).

Автор - Феликс
Дата добавления - 09.12.2014 в 14:42
Форум » Проза » Ваше творчество - раздел для ознакомления » Ода презервативу (Эссе по материалам из Сети)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Посетители дня
Посетители:
Последние сообщения · Островитяне · Правила форума · Поиск · RSS
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Ода презервативу - Форум | Регистрация | Вход
Конструктор сайтов - uCoz
Для добавления необходима авторизация
Остров © 2017 Конструктор сайтов - uCoz